И п павлов вклад в психологию: Вклад И.П. Павлова в развитие отеч.психологии. обзор любой работы — Студопедия

Автор: | 15.07.2021

Содержание

Вклад И.П. Павлова в развитие отеч.психологии. обзор любой работы — Студопедия

Концепция психических действий И. М. Сеченова.

Большущим вкладом И. М. Сеченова была его концепция психических действий. И. М. Сеченов пришел к радикальному заключению — нельзя обособлять центральное, мозговое звено психического акта от его естественного начала и конца. Это принципиальное положение служит логическим центром соотношения главных категорий концептуального аппарата сеченовской рефлекторной теории психических действий. «Мысль о психическом акте как процессе, движении, имеющем определенное начало, течение и конец, обязана быть удержана как основная, во-первых, потому, что она представляет собой в самом деле крайний предел отвлечении от суммы всех проявлений психической деятельности — предел, в сфере которого мысли соответствует еще настоящая сторона дела; во-вторых, на том основании, что и в данной общей форме она все-таки представляет удачный и легкий критерий для проверки фактов; наконец, в-третьих, потому, что данной мыслью определяется основной характер задач, составляющих собою психологию как науку о психических реальностях… Эта мысль обязана быть принята за начальную аксиому, подобно тому, как в современной химии исходной истиной считается мысль о неразрушимости материи» (Сеченов, 1952).

Иван Петрович Павлов (26.09.1849 — 27.02.1936) выдающийся русский физиолог, создатель учения о высшей нервной деятельности и современных представлений о процессе пищеварения; основоположник наикрупнейшей русской физиологической школы; преобразователь способов исследования функций организма на базе разработанных им способов хирургической физиологии, позволивших вести долгие хронические опыты на фактически здоровом животном.


За большие награды перед мировой наукой и до этого всего в области исследований устройств пищеварения в 1904 г. И.П.Павлов удостоен Нобелевской премии.

конкретно в эту серию работ входят известные всему миру «Павловские фистулы», «Павловский изолированный желудочек» и остальные разработки. В 1907 г. И.П.Павлов избирается реальным членом русской академии наук, а в 1925 году организует Институт физиологии, бессменным директором которого он оставался до 1936 г.

Научное творчество И.П.Павлова оказало большущее влияние на развитие научных представлений о механизмах кровообращении и регуляции работы сердца, о нервных механизмах регуляции пищеварения и отдельных желез пищеварительной системы, а его учение об условных рефлексах послужило фундаментом для нового и оригинального подходя к исследованию высших функций мозга   животных и человека. Переход И.П.Павлова к исследованию высшей нервной деятельности закономерен и обусловлен общей направленностью его исследований и его представлениями о приспособительном характере деятельности организма человека в целом.


В процессе многолетних исследований закономерностей работы головного мозга И.П.Павлов разрабатывал главные принципы деятельности мозга, такие как формирование ассоциативных связей при выработке условных рефлексов, закономерности закрепления и угасания условно рефлекторной деятельности, открытие такового принципиального явления как торможение нервных действий, открытие законов иррадиации (распространения) и концентрации (т.Е. Сужение сферы деятельности) возбуждения и торможения. Подробное исследование этих базовых действий нервной системы дозволили И.П.Павлову внести значимый вклад в разработку таковой значимой трудности как механизмы сна, его отдельные фазы, предпосылки нарушений сна при ряде невротических заболеваний.

Огромную роль сыграло учение И.П.Павлова о типах нервной системы, которое базируется на представлениях о силе, уравновешенности и подвижности действий возбуждения и торможения в нервной системе. В исследованиях И.П.Павлова были найдены экспериментально обоснованные четыре главных типа нервной системы, которые эмпирически выделялись предшествующими учеными (холерический, флегматический, сангвинический и меланхолический тип нервной системы). Наряду с этими исследованиями И.П.Павловым были заложены теоретические базы учения об анализаторах, о локализации функций в коре головного мозга, а также о системности в работе огромных полушарий головного мозга. Эти исследования дозволили И.П.Павлову сконструировать важнейшую отличительную изюминка в работе головного мозга человека, заключающуюся в формировании у него не лишь первой сигнальной системы (характерной также и для животных), но второй сигнальной системы — базы речевой функции человека, его способности к письму, обобщениям.

В 1925 г. Академик И.П.Павлов организовал и возглавил Физиологический институт академии наук. Основная задачка Института состояла в исследовании физиологии огромных полушарий головного мозга по способу условных рефлексов. Экспериментальные исследования на собаках и человекообразных мортышках и патофизиологический анализ нервных заболеваний в клиниках дозволили И.П.Павлову в эти годы сконструировать новейшие принципиальные закономерности работы коры головного мозга — принцип структурности, принципы взаимодействия действий возбуждения и торможения в нервной системе, главные типы нервной системы и зависимость условнорефлекторной деятельности от врожденных особенностей нервной системы, создать первую в истории науки, патофизиологически обоснованную, нейродинамическую концепцию неврозов. Эти результаты дали массивный импульс углубленным исследованиям структурных и физико-химических основ физиологии головного мозга животных и человека, исследованиям роли наследственных факторов в формировании типологических особенностей нервной системы.

Научное наследие И.П.Павлова в значимой мере определило вид физиологии ХХ века и направление её развития, способствовало бурному развитию смежных отраслей биологии и медицины, оставило заметный след в формировании многих направлений развития психологии, педагогики, генетических основ деятельности нервной системы человека и его поведения.

И. П. Павлов (1849–1936). Психология в лицах

И. П. Павлов (1849–1936)

Иван Петрович Павлов был первым русским ученым, удостоенным Нобелевской премии. Сегодня его имя и основные положения его теории знакомы любому психологу, даже американскому (хотя этим знакомство с российской психологией в западном полушарии обычно и исчерпывается). Павлов оказал исключительное влияние на мировую науку и как почти всякий ученый такого масштаба заслужил крайне противоречивые оценки. Для одних он выступает выдающимся экспериментатором и теоретиком, который утвердил естественно-научный подход в психологии и на долгие годы определил магистральное направление психологической мысли. Иные, напротив, воспринимают его как вульгарного материалиста, чьи изыскания фактически выхолостили психологию и сильно исказили и затруднили ее развитие. Впрочем, полярные оценки всегда далеки от истины. А кем же на самом деле был первый российский нобелевский лауреат, какова его роль в отечественной и мировой психологии? За 63 года, прошедшие после смерти Павлова, было опубликовано много научно-биографических работ, посвященных его творческому пути. Почти во всех этих трудах Павлов предстает преимущественно как физиолог (каковым он и сам себя считал). Мы же попробуем взглянуть на его научную биографию с позиций психологов, поскольку именно в психологию он фактически и внес наиболее значительный вклад.

Иван Петрович Павлов родился 26 сентября 1849 г. в Рязани. Его мать, Варвара Ивановна, происходила из семьи священника; отец, Петр Дмитриевич, был священником, служившим поначалу в бедном приходе, но благодаря своему пастырскому рвению со временем ставшим настоятелем одного из лучших храмов Рязани. С раннего детства Павлов перенял у отца упорство в достижении цели и постоянное стремление к самосовершенствованию. В возрасте семи лет он перенес тяжелую травму головы, из-за чего школьное обучение было отложено на несколько лет. Обучением сына занялся сам Петр Дмитриевич. Своего первенца (всего в семье было одиннадцать детей) отец желал видеть священнослужителем, и не обычным — «из семинаристов», а ученым богословом «из академиков». Следуя родительской воле, Павлов начал посещать начальный курс духовной семинарии, а в 1860 г. поступил в рязанское духовное училище. Программа подготовки священнослужителей включала довольно широкий круг дисциплин, в том числе и естественные науки. Именно к этой сфере Павлов почувствовал наибольшую склонность, постепенно охладевая к духовной карьере.

Увлечение физиологией возникло у Павлова после того, как он прочитал русский перевод книги английского критика Джорджа Льюиса «Физиология обыденной жизни». Его увлечение окрепло после прочтения популярных работ Д. И. Писарева, которые подвели его к изучению теории Ч. Дарвина.

Не закончив духовного образования, Павлов в 1870 г. уехал в Петербург, где поступил на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета. Его интерес к физиологии возрос после прочтения книги И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга». Изучением этой науки он занялся в лаборатории И. Циона, который занимался исследованием влияния нервов на деятельность внутренних органов. Именно по предложению Циона Павлов провел свое первое научное исследование — изучение секреторной иннервации поджелудочной железы; за эту работу он был удостоен золотой медали университета.

После получения в 1875 г. степени кандидата естественных наук Павлов поступил на третий курс Медико-хирургической академии в Петербурге (преобразованной впоследствии в Военно-медицинскую). Здесь он надеялся стать ассистентом Циона, который незадолго до этого был назначен ординарным профессором кафедры физиологии. Однако это назначение вскоре было отменено, ибо противоречило государственному установлению, согласно которому к подобным должностям не допускались лица еврейского происхождения. Оскорбленный Цион покинул Россию. Это событие навсегда сохранилось в памяти Павлова, и впоследствии он буквально приходил в бешенство при малейшем намеке на антисемитизм. Отказавшись работать с преемником Циона, Павлов стал ассистентом в Ветеринарном институте, где в течение двух лет изучал пищеварение и кровообращение. Летом 1877 г. он работал в городе Бреслау, в Германии (ныне Вроцлав, Польша), с Рудольфом Гейденгайном, специалистом в области пищеварения. Гейденгайн занимался изучением пищеварения у собак, используя выведенные наружу части желудка. Павлов усовершенствовал эту методику, решив проблему сохранения нервного управления выведенной частью желудка. В следующем году по приглашению С. П. Боткина Павлов начал работать в физиологической лаборатории при его клинике в Бреслау, еще не имея медицинской степени, которую он получил в 1879 г. В лаборатории Боткина Павлов фактически руководил всеми фармакологическими и физиологическими исследованиями.

После длительной борьбы с администрацией Военно-медицинской академии (отношения с которой стали натянутыми после его реакции на увольнение Циона) Павлов в 1883 г. защитил диссертацию на соискание степени доктора медицины, посвященную описанию нервов, контролирующих функции сердца. Он был назначен приват-доцентом в академию, но вынужден был отказаться от этого назначения в связи с дополнительной работой в Лейпциге с Гейденгайном и Карлом Людвигом, двумя наиболее выдающимися физиологами того времени. Через два года Павлов вернулся в Россию.

Многие исследования Павлова в 1880-х гг. касались системы кровообращения. Наибольшего расцвета творчество Павлова достигло к 1879 г., когда он вплотную занялся исследованиями физиологии пищеварения, которые продолжались свыше 20 лет. В своей книге «Лекции о работе главных пищеварительных желез» Павлов рассказал о своих опытах и наблюдениях, о приемах работы. За этот труд он и получил в 1904 г. Нобелевскую премию.

Будучи от рождения левшой, как и его отец, Павлов постоянно тренировал правую руку и в результате настолько хорошо владел обеими руками, что, по воспоминаниям коллег, ассистировать ему во время операций было очень трудной задачей: никогда не было известно, какой рукой он будет действовать в следующий момент.

Преданность Павлова экспериментальной науке была всеобъемлющей. Его совершенно не интересовали бытовые условия жизни. В 1881 г. он женился, и его жене, Серафиме Васильевне, пришлось полностью взять на себя решение всех житейских проблем. Таково было взаимное соглашение, заключенное в самом начале супружества. Со своей стороны Павлов обязался никогда не пить, не играть в карты и ходить в гости или принимать гостей только в выходные дни. Его бескорыстная одержимость работой доходила до такой степени, что жене иной раз приходилось напоминать ему о получении жалованья. Впрочем, жалованье ученых в нашем отечестве никогда не было высоким. Долгие годы семья Павловых жила крайне стесненно. В 1884 г., когда Павлов работал над докторской диссертацией, родился первый ребенок. Хрупкий и болезненный младенец не сможет выжить, говорили врачи, если мать и ребенок не смогут пожить за городом, в благоприятных условиях. Деньги на поездку пришлось занимать, однако было уже поздно: ребенок умер. Некоторое время Павлов вынужден был ночевать на койке в своей лаборатории, а жена и второй ребенок жили у родственников, ибо собственное жилье было не по карману. Группа студентов Павлова, зная о его финансовых затруднениях, передала ему деньги под предлогом покрытия расходов на демонстрации опытов. Из этой суммы ученый не взял себе ни копейки, все потратил на своих лабораторных собак.

Академик Павлов за работой

На протяжении всей своей научной деятельности Павлов сохранял интерес к влиянию нервной системы на функционирование внутренних органов. В начале XX в. его эксперименты, касающиеся пищеварительной системы, привели к изучению условных рефлексов. Открытие условных рефлексов, как и многие другие выдающиеся научные достижения, произошло, по мнению многих ученых, совершенно случайно, когда Павлов, исследуя работу пищеварительных желез, для того чтобы получить возможность собирать желудочный сок вне организма собаки, воспользовался методом хирургического вмешательства. Павлов и его коллеги обнаружили, что если пища попадает в рот собаки, то начинает рефлекторно вырабатываться слюна. Когда собака просто видит пищу, то также автоматически начинается слюноотделение, но в этом случае рефлекс значительно менее постоянен и зависит от дополнительных факторов, таких, как голод или переедание. Суммируя различия между рефлексами, Павлов заметил, что «новый рефлекс постоянно изменяется и поэтому является условным». Таким образом, один только вид и запах пищи действует как сигнал для образования слюны. «Любое явление во внешнем мире может быть превращено во временный сигнал объекта, стимулирующего слюнные железы, — писал Павлов, — если стимуляция этим объектом слизистой оболочки ротовой полости будет связана повторно… с воздействием определенного внешнего явления на другие чувствительные поверхности тела».

Пораженный ролью условных рефлексов в поведении, Павлов после 1902 г. сконцентрировал все свои научные интересы на изучении высшей нервной деятельности. Тут необходимо отметить, что, хотя исследования рефлекторной природы поведения, по сути, были психологическими, Павлов намеренно не вторгался в область психологии, постоянно подчеркивая их физиологический характер (своих сотрудников он даже штрафовал за использование психологической терминологии). В своих выступлениях он не раз склонял «несостоятельные психологические претензии». Он был знаком со структурной и функциональной психологией, но соглашался с Джемсом в том, что психология еще не достигла уровня подлинной науки. Собственный подход он считал конструктивной альтернативой психологическим рассуждениям. В своей известной речи, произнесенной в Мадриде, он указывал: «Полученные объективные данные, руководясь подобием или тождеством внешних проявлений, наука перенесет рано или поздно и на наш субъективный мир и тем сразу и ярко осветит нашу столь таинственную природу, уяснит механизм и жизненный смысл того, что занимает человека все более, — его сознание, муки его сознания». В дальнейшем Павлов не раз подчеркивал социальную значимость исследования условных рефлексов, направленного на разработку точной науки о человеке, которая «выведет его из теперешнего мрака и очистит его от теперешнего позора в сфере межлюдских отношений».

По иронии судьбы самое сильное влияние идеи Павлова оказали именно на психологию — то есть ту область, к которой он не особенно благоволил. Уже первые сведения о нем, дошедшие до западных психологов, получили широкий резонанс. На VI Международном психологическом конгрессе в Женеве (1909) прозвучало имя Павлова. Оно упоминалось неоднократно, однако не русскими участниками конгресса (они составляли небольшую группу во главе с Г. И. Челпановым), а американскими исследователями Р. Йерксом, М. Прайнсом, Ж. Лебом. Открытие условного рефлекса американские психологи восприняли как революцию в изучении поведения. В докладе Р. Йеркса «Научный метод в психологии животных» высказывалась уверенность, что новые научные устремления, среди выразителей которых первым назывался Павлов, позволят дать объективный анализ восприятия животных, их памяти, привычек и т. д. Заметим, что в этом же году Йеркс опубликовал на английском языке сводку работ павловской лаборатории, впервые познакомившую западного читателя с учением об условных рефлексах; это сыграло важную роль в разработке объективных методов в американской психологии. Методы Павлова предоставили психологической науке базовый элемент поведения, конкретную рабочую единицу, к которой могло быть сведено сложное человеческое поведение для его изучения в лабораторных условиях. Дж. Уотсон ухватился за эту рабочую единицу и сделал ее ядром своей исследовательской программы. Павлов был удовлетворен работами Уотсона, заметив, что развитие бихевиоризма в Соединенных Штатах является подтверждением его идей и методов. Не будет преувеличением сказать, что все поведенческое направление в психологии выросло из павловской рефлекторной теории. На протяжении десятилетий и западная, и отечественная психология развивались именно в этом ключе. Ограниченность такого подхода выступила лишь по прошествии длительного времени, и было бы необоснованно с сегодняшних позиций упрекать в ней именно Павлова.

В советской науке условно-рефлекторная теория была поднята на щит, поскольку в полной мере отвечала насущному социальному запросу. Принципы формирования «нового человека» как нельзя лучше выводились из приемов натаскивания павловских собак. Правда, сам ученый к большевистскому социальному экспериментированию относился резко критически, открыто заявляя, что для таких опытов он пожалел бы даже собаки. Как писал позднее академик Петр Капица, Павлов «без стеснения, в самых резких выражениях критиковал и даже ругал руководство, крестился у каждой церкви, носил царские ордена, на которые до революции не обращал внимания».

Сам Павлов писал:

«В первые годы революции многие из почтенных профессоров лицемерно клялись в преданности и верности большевистскому режиму. Мне было тошно это видеть и слышать, так как я не верил в их искренность. Я тогда написал Ленину: „Я не социалист и не верю в Ваш опасный социальный эксперимент“».

Ответ главы Совнаркома был неожиданным: он распорядился обеспечить Павлову все условия для научной работы, организовать (в голодном Петрограде!) питание подопытных собак. Совнарком принял по этому поводу особое постановление. (Рассказывают, что академик Алексей Крылов, встретив как-то Павлова на улице, с горькой иронией попросил взять его к себе в собаки.)

Академик Павлов считал своим долгом заступаться за несправедливо арестованных или осужденных людей. Иногда его заступничество спасало людям жизнь.

Памятник павловской собаке в Колтушах

Резко критические обращения академика Павлова к властям представляют собой одни из самых замечательных документов эпохи. Через три недели после убийства Кирова и начала новой волны репрессий, 21 декабря 1934 г. 85-летний ученый направляет в правительство обращение, в котором пишет:

«Революция застала меня почти в 70 лет. А в меня засело как-то твердое убеждение, что срок дельной человеческой жизни именно 70 лет. И поэтому я смело и открыто критиковал революцию. Я говорил себе: „Черт с ними! Пусть расстреляют. Все равно жизнь кончена, а я сделаю то, что требовало от меня мое достоинство“. На меня поэтому не действовало ни приглашение в старую Чеку, правда, кончившееся ничем, ни угрозы при Зиновьеве в здешней „Правде“… Мы жили и живем под неослабевающим режимом террора и насилия. Я всего более вижу сходство нашей жизни с жизнью древних азиатских деспотий. А у нас это называется республиками. Как это понимать? Пусть, может быть, это временно. Но надо помнить, что человеку, происшедшему из зверя, легко падать, но трудно подниматься. Тем, которые злобно приговаривают к смерти массы себе подобных и с удовлетворением приводят это в исполнение, как и тем, насильственно приучаемым участвовать в этом, едва ли возможно остаться существами, чувствующими и думающими человечно. И с другой стороны. Тем, которые превращены в забитых животных, едва ли возможно сделаться существами с чувством собственного достоинства. Не один же я так чувствую и думаю? Пощадите же родину и нас».

Когда 27 февраля 1936 г. ученого не стало, профессор медицины Дмитрий Плетнев (позднее оклеветанный и расстрелянный) дал в некрологе совсем неожиданную для той эпохи характеристику Ивана Петровича Павлова:

«Он никогда, ни в молодости, ни в старости, не лицемерил, не приспособлялся. Он глубоко презирал людей, которых историк эпохи Смутного времени охарактеризовал словами: „Телом и духом перегибательные“».

В одной из биографических статей о Павлове можно найти довольно типичное для советской науки высказывание:

«Учение И. П. Павлова до конца раскрыло тайну сказочной „души“».

Вот только вряд ли в это верил сам академик. По крайней мере, похоронить себя он завещал с полным соблюдением православного обряда.

Честный и здравомыслящий человек, Павлов много сделал для объяснения механизмов поведения, но никогда не претендовал на исчерпывающее толкование всей душевной жизни. Зато в этом преуспели его рьяные «последователи», попытавшиеся довести павловскую теорию до абсурдной крайности. В 1950 г. состоялась научная сессия АН и АМН СССР, посвященная учению Павлова (в дальнейшем ей присвоили название «павловской»). На сессии были сделаны два главных доклада. С ними выступили академик К. М. Быков и профессор А. Г. Иванов-Смоленский. С этого момента они обрели статус верховных жрецов культа Павлова. Всем было ясно, чья могущественная рука подсадила их на трибуну сессии. Уже не было необходимости сообщать, что доклады одобрены ЦК ВКП(б). Это разумелось само собой — на основе учета опыта августовской сессии ВАСХНИЛ, где информация об одобрении ЦК была сообщена Т. Д. Лысенко уже после того, как некоторые выступавшие в прениях неосторожно взяли под сомнение непогрешимость принципов «мичуринской» биологии. Подобного на «павловской» сессии дожидаться не стали, и начались славословия в адрес главных докладчиков, «верных павловцев», наконец якобы открывших всем глаза на это замечательное учение.

Сессия с самого начала приобрела антипсихологический характер. Идея, согласно которой психология должна быть заменена физиологией высшей нервной деятельности, а стало быть, ликвидирована, в это время не только носилась в воздухе, но уже и материализовалась. Так, например, ленинградский психофизиолог М. М. Кольцова заняла позицию, отвечавшую санкционированным свыше указаниям: «В своем выступлении на этой сессии профессор Теплов сказал, что, не принимая учения Павлова, психологи рискуют лишить свою науку материалистического характера. Но имела ли она вообще такой характер? С нашей точки зрения, данные учения о высшей нервной деятельности игнорируются психологией не потому, что это учение является недостаточным, узким по сравнению с областью психологии и может объяснить лишь частные, наиболее элементарные вопросы психологии. Нет, это происходит потому, что физиология стоит на позициях диалектического материализма; психология же, несмотря на формальное признание этих позиций, по сути дела, отрывает психику от ее физиологического базиса и, следовательно, не может руководствоваться принципом материалистического монизма».

Что означало в те времена отлучение науки от диалектического материализма? Тогда было всем ясно, какие могли быть после этого сделаны далеко идущие «оргвыводы». Впрочем, и сама Кольцова предложила сделать первый шаг в этом направлении: «Надо требовать с трибуны этой сессии, чтобы каждый работник народного просвещения был знаком с основами учения о высшей нервной деятельности, для чего надо ввести соответствующий курс в педагогических институтах и техникумах наряду, а может быть, вместо курса психологии».

Перед историками психологии не раз ставились вопросы, связанные с оценкой этого периода ее истории. Причины «павловской» сессии? Очевидно, проблему надо поставить в широкий исторический контекст. В конечном счете, это была одна из многих акций, которые развертывались в этот период, начиная с 30-х гг. и почти до момента смерти Сталина, по отношению к очень многим наукам. Это касалось педологии и психотехники, еще раньше — философии. Такие кампании были и в литературоведении, в языкознании, в политэкономии. Особо жесткий характер это приобрело в биологии. Таким образом определялась позиция каждой науки на путях ее бюрократизации и выявления группы неприкасаемых лидеров, с которыми всем и приходилось в дальнейшем иметь дело как с единственными представителями «истинной» науки. Происходила канонизация этих «корифеев», как был канонизирован «корифей из корифеев» Сталин. А так как они признавались единственными держателями «истины», то ее охрану обеспечивал хорошо налаженный командный, а в ряде случаев и репрессивный аппарат. Поэтому речь идет об общем процессе. Впрочем, иначе и быть не могло. Было бы, в самом деле, странно, если бы все это произошло именно и только с психологией.

Но неужели психологи не могли решительно протестовать против вульгаризаторского подхода к психологии, закрывавшего пути ее нормального развития и ставившего под сомнение само ее существование? Почему все на сессии клялись именами Сталина, Лысенко, Иванова-Смоленского, а не только именем Павлова?

Нашим современникам просто невозможно представить себе грозную ситуацию тех лет. Любая попытка прямого протеста и несогласия с утвержденной идеологической линией сессии двух академий была чревата самыми серьезными последствиями, включая прямые репрессии. И все-таки поведение психологов на сессии нельзя считать капитулянтским. Их ссылки на имена тогдашних «корифеев» были не более чем расхожими штампами, без которых не обходилась тогда ни одна книга или статья по философии, психологии, физиологии (иначе они просто не увидели бы света). Вместе с тем, если внимательно прочитать выступления психологов, их тактику можно не только понять, но и вполне оценить, разумеется, если не подходить к ней с позиций сегодняшнего дня.

Конечно, сейчас тяжело перечитывать самообвинения и «разбор» книг чужих и собственных со скрупулезным высчитыванием, сколько раз на их страницах упоминалось имя Павлова, а сколько раз оно отсутствовало. Нельзя отрицать, что психология фактически привязывалась к колеснице победителей — физиологии высшей нервной деятельности. Однако цель оправдывала средства. На сессии психология отстаивала свое право на существование, которое оказалось под смертельной угрозой. Во время одного из заседаний Иванов-Смоленский получил и под хохот зала зачитал записку, подписанную так: «Группа психологов, потерявших предмет своей науки». Но если бы такое было сказано в резолюции сессии, то это означало бы ликвидацию психологии как науки. Поэтому пафос выступлений психологов сводился к отстаиванию предмета своей науки. И признание «ошибок» лидерами психологической науки сегодня не должно вызывать никаких иных эмоций, кроме сочувствия и стыда за прошлое науки. Едва ли справедливо бросать камень в тех, кто перед лицом упразднения целой отрасли знания каялся «галилеевым покаянием».

Менее всего есть основания считать, что сложившаяся ситуация отвечала генеральной линии развития павловского учения и позициям самого Павлова. Надо иметь в виду, что сам Павлов, недолюбливавший психологов, тем не менее считал, что психология и физиология идут к одной цели разными путями. Примечательно, что он приветствовал открытие Психологического института в Москве, а уже при советской власти приглашал его изгнанного директора, профессора Г. И. Челпанова, на работу в свою лабораторию. Поэтому нельзя рассматривать «павловизацию» психологии со всеми ее драмами и курьезами (к примеру, попытки строить обучение школьников, ориентируясь на механизмы выработки условных рефлексов) как запоздалый результат каких-то волеизъявлений великого ученого. Надо сказать, что к концу жизни с ним вообще не очень-то считались. Он был нужен и полезен как икона и предпочтительнее мертвый, чем живой.

На протяжении долгого времени сохранялся миф о якобы благотворном влиянии «павловской» сессии на развитие психологической науки. Историю психологии, как и предполагал К. М. Быков, делили лишь на два периода: «допавловский» и «павловский». Лишь с конца 50-х гг. крайности антипсихологизма «павловской» сессии стали постепенно преодолеваться. Хотя надо признать, что они не изжиты до сих пор. Так, единственный для многих источник научных представлений о душевной жизни — современный школьный учебник «Человек» — фактически всецело трактует психику как систему рефлексов. Однако современный этап развития отечественной психологии все же можно назвать скорее «послепавловским».

Так или иначе, сам академик Павлов был и остается великим ученым, разгадавшим многие тайны поведения. Не его вина, что его имя начертали на своих знаменах научные погромщики. Павлов поистине выше упреков и не нуждается в защите и оправдании.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Академик Павлов о психологии: kris_golovastik — LiveJournal

Академик Павлов о психологии

Психология не наука, а только надежда на науку.
Джеймс

Великий ученный И.П. Павлов Нобелевский лауреат, физиолог, преобразователь и неутомимый деятель, занимался не только кровообращением, пищеварением и условными рефлексами, его интересовала наука в целом во всех ее проявлениях.
Так как он был ярый спорщик и отстаиватель материалистической концепции в науке, его не могли не заинтересовать новые веяния его столетия, и он на них естественно откликался. В частности, у него было свое мнение по поводу психологии и психологов. Прошелся он по ним, прямо скажем, конкретно.

Претензии ученого к психологам заключались в следующем:

1. Отсутствие в большинстве случаев экспериментальных проверок, использование умозрительных (взятых из воздуха) теорий как объясняющих те или иные явления.

Цитата:

«Физиологу невольно думается, что психолог, так недавно обособившийся от философа, еще не совсем отрешился от пристрастия к философскому приему дедукции, от чисто логической работы, не проверяющей каждый шаг мысли согласием с действительностью».

2. Отход психологов от естествознания — науке о природных явлениях, т.е. от природы человека, его физиологии.

Цитаты:

«Я не отрицаю психологии как познания внутреннего мира человека. … здесь и сейчас я только отстаиваю и утверждаю абсолютные непререкаемые права естественнонаучной мысли всюду и до сих пор, где и покуда она может проявлять свою мощь. А кто знает, где кончается эта возможность!»

«Между тем, мне ясно, что многие психологи ревниво, так сказать, оберегают поведение животного и человека от таких чисто физиологических объяснений, постоянно их игнорируя и не пробуя прилагать их сколько-нибудь объективно».

«Я против некоторых психологов опять имею сердце. Я их отрицал, потом немного примирился, но теперь факты восстанавливают меня против них. У них, по-видимому, имеется желание, чтобы их предмет оставался неразъясненным, вот какая странность! Их привлекает таинственное. От того, что можно объяснить со стороны физиологии, они отворачиваются».

«Еще Сократ говорил: «Познай самого себя», а тут ученый человек, невролог, говорит: «Не смей познавать»».

3. Субъективизм (отсебятина). Психологи приписывают явлениям свои личные интерпретации. Впутывают в научное мышление свое миросозерцание.

Цитаты:

«..Не постоянное ли горе жизни состоит в том, что люди большей частью не понимают друг друга, не могут войти один в состояние другого!»

В лаборатории Павлова даже был объявлен штраф за употребление таких психологических выражений как: собака «догадалась», «захотела», «пожелала».

«… потому что психологическое рассуждение – есть адетерминистическое рассуждение, т.е. я признаю явление, происходящее ни оттуда, ни отсюда. Я говорю: собака подумала, собака желает – и удовлетворяюсь. И это есть фикция. А причины для явления так и нет. Стало быть, и удовлетворение при психологическом толковании тоже только фиктивное, без основания. Наше объективное объяснение есть истинно-научное, т.е. всегда обращающееся к причине, всегда ищущее причину».

«… это большая задача, к которой я себя готовлю, перебрать все психологические понятия и показать в сопоставлении с нашим объективным материалом, до какой степени они фантастичны и носят грубый эмпирический характер, который представляет непреодолимую помеху при анализе тонких явлений высшей нервной деятельности».

4. Невнимание к фактам, а лишь игра словами. Теоретизирование («игрушечные сочинения и фантазии»).

Цитаты:

«Насчет психологов: все-таки они специалисты слов, с фактами же они совершенно не считаются».

«В науке никаких авторитетов нет кроме факта, а факт должен быть понятен до точки».

«… нет, несомненно, это особенная порода людей это особенная область, где мысль настоящая не имеет ход, а постоянно закапывается черт знает во что».

5. Вера в сверхъестественное.

Цитаты:

«… они никак не могут примириться, что эту душу можно взять в руки, взять в лабораторию, на собаках разъяснить законы ее деятельности».

«… все это обречено на гибель как слепое отрицание действительности»

«Меньше этики, больше антропологии, меньше интересоваться тем, что должно бы быть, и больше тем, что есть».

«… все это муки анимиста, который должен встать на научную точку зрения, дух времени подталкивает, а ресурсов для этого нет…».

Психология сегодня

Критика Павлова это «решительное нет» всему ненаучному, непроверенному. И «категорическое да» обоснованным, научным методам в помощи человеку.
Он не отрицал ни психологии, ни психологов, но лишь обращал внимание: откуда растут корни, и предупреждал об опасности отойти от истоков психики, а ОНА нравится это или нет, находится в головном мозге человека и имеет свои закономерности. Которые невозможно не учитывать!
Павлов был возмущен и встревожен. Все эти опасения прозвучали сто лет назад и, видимо, не зря.
Что мы имеем сейчас? Сотни психологических направлений-школ (а дитя без глаза), повальное увлечение абстрактными иррациональными псевдонаучными концепциями, рекомендации и техники неучитывающие физиологию, типологию конкретного человека.
Если уж браться за лечение человека, так прежде досконально изучив его. Что это такое есть человек? Почему он реагирует так, а не иначе? Какой у него тип нервной системы? Кому что рекомендовать? Что такое нервные процессы, что такое психика, в конце концов, где она хоть находится?
Легко увидеть, что основные запросы к психологам обусловлены невротическими и депрессивными состояниями. Также огромное количество проблем обусловлено особенностями трудного характера. И без знания-понимания основ сущности их страдания – помочь просто невозможно.
Думаю, нам есть к чему поучиться у нашего гения. Прислушаться к его словам через века идущие к нам и призадуматься, прежде чем приступать к терапии такого сложного существа как человек. Чтобы лечить-помогать, надо знать.

Цитата:

«Я вижу и преклоняюсь перед усилиями мысли в работе старых и новейших психологов, но мне вместе с тем представляется, — и едва ли это можно оспаривать, — что работа эта совершается страшно не экономично, и я проникнут убеждением, что чистая физиология головного мозга животных чрезвычайно облегчит, больше того – оплодотворит непомерную, богатырскую работу тех, кто посвящает себя науке о субъективных состояниях человека».

Павлов и Фрейд

Павлов о Фрейде: «Когда я думаю сейчас о Фрейде и о себе, мне представляются две партии горнорабочих, которые начали копать железнодорожный туннель в подошве большой горы – человеческой психики.
Разница состоит, однако, в том, что Фрейд взял немного вниз и зарылся в дебрях бессознательного, а мы добрались уже до света… А Фрейд может только с большим или меньшим блеском и интуицией гадать о внутренних состояниях человека. Он может, пожалуй, сам стать основателем новой религии…».

А между тем, вклад самого Павлова в психологию и психиатрию огромен:

— экспериментально доказал физиологическую основу психики на примере условных рефлексов
— заложил фундамент всей последующей поведенческой психотерапии, условно-рефлекторной терапии (научение различным навыкам поведения, лечение тревог и навязчивостей, зависимостей через положительное или отрицательное подкрепление)
— акцентировал внимание на важности, как свободы, так и дисциплины в воспитании ребенка, аргументировал в своих статьях разумное их соотношение (возбуждение и торможение)
— разработал учение о темпераментах (выделение сильной и слабой нервной системы человека, а также ее подвижности и уравновешенности, таким образом, подвел научную базу к работе Гиппократа о холериках, меланхоликах, флегматиках, сангвиниках)
— к учению о темпераментах добавляет разделение людей на мыслительный, художественный и средний типы
— разрабатывает микстуру на основе брома и кофеина, которая обладает успокаивающим действием. Делает открытие о важности дозировки микстуры для разных типов нервной системы человека («микстура Павлова»)
— сонная терапия («терапия сном»), основана на учении И. П. Павлова об охранительной и целебной роли торможения. Лечение сном приводит к нормализации деятельности ЦНС и тем самым создает благоприятные условия для лечения различных заболеваний
— анализ физиологических процессов, лежащих в основе гипнотического внушения
— выдвинул понятие о второй сигнальной системе в головном мозге человека как о системе речевых сигналов, показав, таким образом, возможность воздействия словом на человека в лечебных оздоровительных целях (так как вторая сигнальная система (речь) коренным образом связана с первой сигнальной системой (ощущения) можно посредством одной воздействовать на другую)
— учение об экспериментальных неврозах (срывах) в результате перенапряжения НС (опытным путем показал как неврозы могут появляться в здоровом организме (путем перенапряжения раздражительного или тормозного процесса, или их сталкивания) и как можно их погасить снова до нормы (путем продолжительного отдыха, устранения отрицательных раздражителей)
— на основе учения об условных рефлексах, его последователям удалось доказать влияние коры головного мозга на работу внутренних органов и их заболевание, психосоматика (кортико-висцеральная теория)
— ввел понятие «рефлекс цели», призывал поощрять увлечения, страсть к коллекционированию людей (предложил понятие «маркотерапия»)
— через законы торможения и возбуждения объяснил физиологическую основу некоторых психических заболеваний (охранительное торможение, патологическое растормаживание-возбуждение)

И многое, многое другое….

И в заключении:

И.П. Павлов: «И поныне вполне справедлива пословица: чужая душа – потемки». Наши же объективные исследования сложно-нервных явлений у высших животных дают основательную надежду, что основные законы, лежащие под этой страшной сложностью, в виде которой нам представляется внутренний мир человека, будут найдены физиологами и не в отдаленном будущем».

Здесь отражается один из фундаментальных призывов академика – это призыв к примирению («браку») физиологии с психологией.

Желаю нам всем в этом удачи!

Литература:

И. П. Павлов
«Рефлекс свободы»

Уэллс Г.
«Павлов и Фрейд»

Вклад И.П. Павлова в психологию —

метки: Жизнь, Психический, Психология, Рефлекс, Условный, Бонапарт, Метод, Павлов

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

ФГБОУ ВПО «Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина»

Кафедра общей психологии

Эссе по психологии

Вклад И.П. Павлова в психологию

Работа выполнена студенткой 1 курса

Филологического факультета группы 2402

Артюшиной Татьяной Юрьевной

Рязань 2014

Иван Павлов родился в Рязани. Его мать, Варвара Ивановна, происходила из семьи священника, а отец, Петр Дмитриевич, был настоятелем одного из храмов Рязани. Дети в семье Павловых воспитывались церковными людьми, которые заботились об их всестороннем развитии. Мне очень запомнились последние слова автобиографии ученого: «А подо всем — всегдашнее спасибо отцу с матерью, приучившим меня к простой, очень невзыскательной жизни и давшим возможность получить высшее образование». Но, мне кажется, что в детстве ученого можно отдельно выделить период, когда он, находясь в больном состоянии, гостил у своего крестного — игумена Троицкого монастыря. Крестный мальчика был добрым, умным и весьма образованным человеком. Он много читал, был требователен к себе и к окружающим. Я думаю, что эти человеческие качества оказали сильное влияние на тогда еще маленького Ивана.

Однако, особый трепет у Павлова, по воспоминаниям его младшей сестры, вызывал отец, который был для него первым учителем. Отец сумел привить ему любовь к труду, порядку, точности и аккуратности во всем. На протяжении жизни ученый не раз публично вспоминал совет отца: каждую книгу необходимо перечитывать по два раза. Павлов всегда следовал этому совету и, по его мнению, он оказался очень полезным в научной деятельности. Таким образом, в семье Павлову были заложены именно те задатки, которые в последствие помогли ему с упорством заниматься наукой и добиваться в ней успехов.

Роль открытий Ивана Павлова в области психологии бесспорно велика. В своей научной деятельности он постепенно от физиологии пищеварения перешел к физиологии высшей нервной деятельности. И поскольку Павлов был убежденным экспериментатором, то он отказался от метода субъективной психологии и встал на путь объективного изучения психических явлений. Свою нобелевскую речь он заключил такими словами: «В сущности нас интересует в жизни только одно — наше психическое содержание. Его механизм, однако, и был и сейчас еще окутан для нас глубоким мраком. Все ресурсы человека, искусство, религия, литература, философия, исторические науки — все это объединилось, чтобы пролить свет в эту тьму. Но в распоряжении человека есть еще один могучий ресурс — естествознание с его строго объективными методами»

14 стр., 6952 слов

Оценка жизни и деятельности Наполеона Бонапарта в отечественной историографии

Содержание Введение Глава 1. Оценка роли Луи Бонапарта отечественными историками Глава 2. Мнение западных историков о Луи Бонапарте. «Черная легенда» о Наполеоне III Заключение Список использованной литературы Введение Актуальность исследования жизни и деятельности Наполеона Бонапарта обусловлены необходимостью исследования основных вех жизни этого замечательного политика и государственного …

Психология того времени была проникнута идеалистическими концепциями, она отрывали психическое от физиологического. Это вызывало у Ивана Петровича резко отрицательное отношение. «Сейчас, я не могу себе представить: как было бы можно систему беспространственных понятий современной психологии наложить на материальную конструкцию мозга», — говорил Иван Петрович в одном из своих докладов.

Следуя своему материалистическому мировоззрению, Иван Петрович рассматривал мысль как функцию мозга, был убежден в единстве психического и физиологического, полагал, что развитие науки о функциях мозга приведет к исчерпывающему познанию природы психических процессов. И в этом познании, по глубочайшему убеждению Ивана Петровича, важнейшая роль должна принадлежать физиологии.

Так, например, к экспериментальному анализу деятельности больших полушарий головного мозга Павлов подошел с помощью созданного им метода условных рефлексов. Для изучения деятельности больших полушарий головного мозга он избрал слюнную железу, ее деятельность поддавалась строгому количественному учету. В условном рефлексе ученый увидел механизм, благодаря которому расширяются возможности организма к бесконечному приспособлению. Позже именно благодаря методу условных рефлексов было установлено, что в основе деятельности больших полушарий головного мозга лежат процессы возбуждения и торможения. А исследования простых и сложных условных рефлексов позволили выявить индивидуальные особенности проявления аналитико-синтетической деятельности у разных животных, установить четыре типа высшей нервной деятельности, совпавших с классификацией Гиппократа о четырех темпераментах. Благодаря методу условных рефлексов в патофизиологии была создана новая глава — учение об экспериментальных неврозах, которые трактовались как грубая модель функционального заболевания нервной системы. павлов психика рефлекс мозг

1 стр., 181 слов

Основные показатели деятельности педагога (глазами учащихся 9–11 классов)

Уважаемые ребята! Просим вас ответить на вопросы анкеты, в которой перечислены профессиональные и личные качества учителя. Оцените его работу по 5-балльной шкале, где: 5 баллов – качество проявляется практически всегда; 4 балла – качество проявляется часто; 3 балла – качество проявляется не всегда; 2 балла – качество проявляется редко; 1 балл – качество практически отсутствует. Подписывать анкету …

Павлов открывает вторую сигнальную систему — речь. Особенность второй сигнальной системы Павлов видел в том, что речевые сигналы представляют собой отвлечение от действительности, позволяют обобщение, что составляет специфически человеческое, высшее мышление.

Опираясь на понятие условного рефлекса, Иван Петрович дал объяснение сложнейшим процессам, протекающим в мозговой коре и составляющим материальную основу психики. В одном из своих первых докладов, посвященных условным рефлексам, Павлов говорил о том, что все ресурсы человека, все, чем располагала человеческая мысль на протяжении многих столетий, — искусство, литература, философия, исторические науки, религия, — все это было использовано, чтобы осветить сущность того, что представляет собой сознание. Павлов впервые использовал строго объективные методы естественно-научного изучения явлений, этот могущественный ресурс, который приобрело человечество для решения вопроса о том, как развивается психическая жизнь и какова природа тех процессов, которые протекают в мозгу.

Мы видим, что его научные открытия в области психологии довольно обширны, благодаря ему эта наука получила огромный скачок вперед, буквально открыв новую эру. И, на мой взгляд, успех его научной деятельности можно объяснить нестандартным, по тем временам, подходом к изучению человеческой психики: соединению психического и физиологического.

А теория процесса обусловливания даже сегодня остается важным практическим инструментом при лечении психических расстройств. Труды Павлова помогли наиболее обширно изучить механизмы человеческого поведения и научиться управлять ими.

16 стр., 7687 слов

Организм и психика. Мозг и психика

Содержание: ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………………………………….2 1. Организм и психика………………………………………………………………2 Круги влияния природы на психику человека……………………………………2 Психика человека……………………………………………………………………6 2. Мозг и психика…………………………………………………………………..11 Теория связи психики и мозга……………………………………………………..11 Психическое и …

Размещено на

биография, научная деятельность, коллекционирование ученого, выдающиеся труды.

Иван Петрович Павлов (1849 – 1936) – великий русский учёный, который, начав изучать процессы пищеварения, внёс решающий вклад в изучение высшей нервной деятельности – в частности, изучил условные и безусловные рефлексы. Иван Павлов фактически является первопроходцем бихевиоризма – психологического направления, получившего распространение прежде всего в США.

Биография выдающегося учёного

Иван Павлов родился в Рязани. Интересно, что его предки по материнской и отцовской линии были православными священниками. Начальное и среднее образование Иван Павлов поэтому получил соответствующее – учился он в местном духовном училище, а затем в семинарии. Обучение в семинарии Павлову нравилось.

Павлов

На последнем курсе семинарии Иван Павлов, однако, прочитал небольшую книжку Сеченова «Рефлексы головного мозга», которая заставила его всерьёз заинтересоваться биологией. После семинарии он поступил в Санкт-Петербургский университет – вначале на юридический факультет, но через несколько дней перевёлся на естественнонаучный.

В университете преподавателями Павлова являлись многие известные учёные, в том числе Боткин, Цион, Овсянников. Боткин был другом и последователем Сеченова, поэтому с ним Павлов сошёлся особенно близко.

Павлов также ездил стажироваться в Германию, где работал под руководством Рудольфа Гейденгайна – крупного специалиста по пищеварению.

В дальнейшем Павлов продолжал работать под руководством Боткина. С этим периодом связаны его первые научные достижения: коллектив, состоявший из Боткина, Павлова и Стольникова, разработал первую в мире методику искусственного круга кровообращения – раньше английского учёного Старлинга, который официально считается первопроходцем этого метода.

Исследование процессов пищеварения занимало Павлова в то время больше всего. Он более десяти лет пытался получить фистулу желудочно-кишечного тракта собаки (то есть сквозное отверстие). Сделать это было непросто, потому что вытекающий желудочный сок переваривал кишечник и брюшную стенку. Наконец, после кропотливых трудов фистула была получена, и это позволило Павлову провести свои знаменитые эксперименты. Написанная учёным работа оказалась революционной, и на неё он в 1904 году получил Нобелевскую премию. Иван Павлов был первым русским учёным, удостоившимся этой награды.

В своём докладе, представленном в Мадриде, Павлов впервые сформулировал основы теории высшей нервной деятельности. В нём он ввёл такие понятия, как условный и безусловный рефлексы, подкрепление; в настоящее время эти понятия стали общеизвестными и составляют основу не только науки о животных, но и ряда направлений психологии, в том числе бихевиоризма – науки о поведении человека.

Научная деятельность Павлова

Иван Павлов был последователем так называемого нервизма – направления, развивавшего идею о том, что все физиологические процессы в организме регулируются нервной системой. В России этой теории придерживались, в частности, Боткин и Сеченов – учителя Павлова. На рубеже XIX и ХХ веков была новинкой мысль о том, что нервная система и головной мозг управляют даже теми внутренними процессами в организме, которые человеческое сознание не контролирует и как бы не замечает.

Вот, например, пищеварение, которое Павлов изучил, так сказать, вдоль и поперёк. Как пищеварительная система узнаёт, что имеет дело с чем-то съедобным, и в какой момент начинается сам этот процесс? Эксперименты Павлова над собаками позволили в буквальном смысле невооружённым глазом наблюдать этот процесс от начала и до конца.

Собака видит пищу, и в этот момент в её организме начинает вырабатываться желудочный сок. Сигналы в желудок посылает мозг, и он же обрабатывает информацию, поступающую от органов зрения (а также слуха, обоняния, вкуса). Значит, для организма это всё звенья одной цепи.

Так Павлову удалось лицезреть то, что уже тогда принято было именовать рефлексами. Однако учёный заметил, что желудочный сок вырабатывается не только в том случае, когда животное осуществляет непосредственный контакт с пищей. Если собаке дать понюхать кусок мяса, но одновременно с этим звонить в звонок, то через некоторое время желудочный сок начинает выделяться каждый раз, когда она слышит звонок, даже если мяса рядом нет.

Деятельность

Поэтому все рефлексы Иван Павлов разделил на безусловные и условные. Условные рефлексы, в отличие от безусловных, приобретаются в течение всей жизни животного не закрепляются на генетическом уровне. В формировании условных рефлексов участвуют высшие отделы головного мозга.

Из условных рефлексов формируется так называемое приобретённое поведение. Его значимость для организма огромна, поскольку такое поведение позволяет приспосабливаться к постоянно меняющимся условиям окружающей среды. Тот, кто не может приспособиться, не выживает. Таким образом, условные рефлексы играют роль этаких «двигателей прогресса» в развитии живых организмов.

Было в теории Павлова и ещё одно соображение, которое смогли развить его последователи. Условные рефлексы позволяют контролировать поведение высших организмов, обучать их новым навыкам, порой достаточно сложным, и полностью подчинять их своей воле. А поскольку человеческий организм в общем и целом практически не отличается от организма собаки, то с человеком, стало быть, можно производить то же самое.

Подобные эксперименты проводили первые американские бихевиористы, используя маленьких детей. С помощью несложных манипуляций у ребёнка удавалось выработать отвращение и даже страх перед предметами, которые до этого его привлекали. Приобретённая ребёнком реакция потом сохранялась на всю жизнь, и потом человеку, ставшему взрослым, приходилось долго устранять последствия эксперимента с помощью профессиональных психологов.

Учение, основанное на экспериментах Павлова, показало, что вся психика человека и животных представляет собой всего лишь набор простых реакций на те или иные внешние стимулы. Такие явления, как «душа», «внутренний мир», «сознание» имеют сугубо материальное происхождение.

Бихевиористическое учение довольно быстро нашло себе практическое применение. Одним из направлений «прикладного бихевиоризма» стал маркетинг – искусство продавать товары, используя реакции потребителей на определённые раздражители. Нашли своё применение эти методы также в политических технологиях, религии и в некоторых других сферах.

Коллекционирование Павлова

Всю свою жизнь Иван Павлов был весьма увлечённым человеком и интересовался всем, что имеет отношение к живой природе. Он коллекционировал бабочек, жуков, растения, а также марки, произведения искусства. Насекомые составляли предмет его особого интереса. По его просьбе знакомые исследователи привозили ему из разных стран диковинных бабочек; мальчишки собирали для него гусениц, из которых он сам выращивал бабочек в лаборатории.

Множество знакомых также собирали для него марки. Однажды Павлову довелось встретиться с принцем Сиама, как тогда называли Таиланд. Учёный посетовал, что в его коллекции не хватает именно сиамских марок. Через несколько дней они были ему доставлены.

Достаточно обширно собрание картин Павлова. Учёный мог рассуждать о собранных произведениях живописи часами. При этом смысл картин он понимал по-своему и нередко рассказывал о них такое, чего в замыслах авторов, скорее всего, и не было.

Выдающиеся учёные труды

Вот основные научные работы Ивана Петровича Павлова:

  • «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных. Условные рефлексы» (1923) – пожалуй, самая главная работа учёного, в которой описаны все его знаменитые эксперименты и построенная им теория.
  • «Лекции о работе больших полушарий головного мозга» (1927).
  • «Лекции о работе главных пищеварительных желёз» (1897).
  • «Центробежные нервы сердца» (1883).

Известен учёный и своей общественно-политической активностью. В своих статьях, посланиях он выступал против произвола властей, насилия, несправедливости. Достаточно известно его «Письмо к молодёжи», написанное в 1935 году; в нём он описывал, как нужно правильно подходить к науке, чтобы достичь её вершин. Павлов писал, что начинать нужно с малого, познавая вначале самые азы науки и не гнушаясь даже самой «чёрной» работой в научном процессе. И каких бы успехов в научной деятельности ты бы не достиг, каждый раз напоминай себе, что ты ещё ничего толком не знаешь.

Иван Павлов был первым, кто открыто назвал советский государственный режим фашизмом. И это он написал не где-нибудь, а в своём письме правительству от 1934 года. Во многих своих письмах он критиковал советскую власть и отмечал, что не признаёт её. Один из главных пороков советской власти, по его словам, заключался в том, что при ней государство неимоверно возвеличено, а человек не имеет никакой ценности. Такое государство, по его словам, долго не протянет.

Павлову также пришлось неоднократно развенчивать мифы, сложившиеся по поводу его религиозности. Павлов напоминал, что в бога он не верит. Он писал, что именно религиозное воспитание и обучение в семинарии сделали его атеистом в раннем возрасте, причём неверующими стали многие его однокашники. Наблюдая за религиозной жизнью, так сказать, изнутри, Павлов получил возможность увидеть все нестыковки и противоречия религиозного учения, всю его темноту и ограниченность.

Примечательно, что в советской идеологии имя Ивана Павлова приобрело культовый статус; однако истинный смысл многих его работ игнорировался, а его прямые последователи подвергались жестокой травле.

Смотреть видео

Павлов Иван Петрович

Павлов Иван Петрович

14 (26) сентября 1849 — 27 февраля 1936

Русский учёный, создатель науки о высшей нервной деятельности и формировании рефлекторных дуг; основатель крупнейшей российской физиологической школы; первый русский нобелевский лауреат — премия в области медицины и физиологии в1904 году.

В 1925 году известный психолог Александр Романович Лурия писал: «Работы И. П. Павлова в области изучения условных рефлексов… — создают некоторый общий методологический фундамент эпохи…»

11 июня 2000 года в ходе торжественной церемонии объявления итогов I Национального конкурса «Золотая Психея» — «Профессиональные итоги столетия» своими размышлениями о выдающемся вкладе Ивана Петровича Павлова в мировую психологию поделился Борис Дмитриевич Карвасарский:

«Я был немало смущен, когда мне полчаса тому назад предложили сказать несколько слов об Иване Петровиче Павлове. Потом я успокоился, потому что вспомнил, что в 1952 году моя первая студенческая работа называлась «Иван Петрович Павлов и теоретический материализм». Это была студенческая работа на двух страницах курсанта Военно-медицинской академии. Она представляет собой интересный историко-научный документ, потому что на этих двух страницах фамилия Ивана Петровича Павлова упоминается 12 раз, а фамилия Иосифа Виссарионовича Сталина – 10 раз. Я думаю, что никто не будет этим удивлен. Эта статья отражала время, она же отражает очень сложные отношения ученых разных поколений к Ивану Петровичу Павлову. Несомненно выдающийся ученый, имя которого никогда не должно быть забыто. Он был чрезмерно идеологизирован его учениками и, по сути, предан забвению в период «оттепели» в 60-70 годы, потому что с Павловым начали связывать то, чего он не делал, связывать гонения  и тенденции к уничтожению психологии как науки. Я был свидетелем забвения Ивана Петровича Павлова и потом возвращение к нему мне казалось очень справедливым».
Источник: видеозапись торжественной церемонии в Санкт-Петербурге в Российской национальной билиотеке в рамках III Выставки достижений практической психологии.

На торжественной церемонии объявления итогов Национального конкурса в 2000 году главный приз конкурса – статуэтка «Золотая Психея» —  была вручена Шуваеву Вячеславу Тимофеевичу, вице-президенту Фонда им. И.П. Павлова.

Позднее в 2007 году Евгений Александрович Климов в своей статье о нелинейности процесса профессионального становления напишет:

«Иван Петрович Павлов (1849—1936) — физиолог, лауреат Нобелевской премии, создатель науки о высшей нервной деятельности — окончил  Рязанское  духовное  училище  и  мог  бы  продолжить  обучение  в  духовной семинарии (согласитесь, это «профиль», рассчитанный на работу священнослужителя в будущем). Но И.П. Павлов заинтересовался естествознанием,  отказался  от  духовной  карьеры,  подготовил  себя  к  поступлению  в  Санкт-Петербургский  университет.  Поступил  на  естественно-математический факультет. А на третьем курсе окончательно решил посвятить себя физиологии. Да и занимаясь впоследствии физиологией, он вначале был сосредоточен на процессах пищеварения. А когда удивился тому,  что  пищеварительные  соки  выделяются  у  собаки  в  ответ  на  несъедобные раздражители (например, на шаги служителя, приносящего пищу),  двинул  свою  мысль  в  направлении  разработки  процессов  того, что сейчас называют высшей нервной деятельностью.
Здесь нелинейностью характеризуется становление не только юнца, но и сложившегося успешного профессионала. Так что же это — проявление «неверности», «непостоянства»? «Непорядок»? Нет, это проявление творческого отношения к делу. Разве России было бы лучше, если бы Иван Петрович Павлов стал священником, сообразно «профилю» своего образования в юности?»

Источник: Е. А.  Климов. О нелинейности процесса профессионального становления // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 2007. №3. Стр. 104

Психологическая газета. — № 7-8 / 58 — 59. — Июль-август 2000. — Стр. 14-15

Вклад И.П. Павлова в психологию

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

ФГБОУ ВПО «Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина»

Кафедра общей психологии

Эссе по психологии

Вклад И.П. Павлова в психологию

Работа выполнена студенткой 1 курса

Факультета русской филологии и национальной культуры группы 2702

Веселовой Викторией Сергеевной

Научный руководитель – доцент

Кафедры общей психологии ИППСР РГУ

Назарова Юлия Валентиновна

Рязань, 2017


       Иван Петрович Павлов – великий русский учёный-физиолог, создатель науки о высшей нервной деятельности, лауреат Нобелевской премии в области медицины и физиологии 1904 года  «за работу по физиологии пищеварения» (также является первым русским нобелевским лауреатом).

       Родился Иван Петрович 26 сентября 1849 года в Рязани. Предки Павлова по отцовской и материнской линиям были священнослужителями в Русской православной церкви. Отец – Пётр Дмитриевич Павлов (1823-1899), мать – Варвара Ивановна (урождённая Успенская) (1826-1890). В семье было десять детей, но в живых осталось только шестеро. У Ивана Петровича было четыре брата – Дмитрий, Пётр, Николай и Сергей, и сестра Лидия.

       Иван Петрович Павлов вспоминал о своём детстве с чувством нежной любви и глубокой благодарности. В их дом на одной из узких рязанских улочек нередко заходили люди — то договориться насчет крестин, то позвать Петра Дмитриевича, отца Ивана, причастить умирающего. А то просто за советом.

Иван был первенцем в семье Павловых. Детские годы, даже весьма ранние, оставили в его душе неизгладимый след. Позднее Павлов вспоминал: «Я как будто помню мой первый визит в тот дом, где прошло затем все моё детство до юношества включительно. Странность заключается в том, что этот визит сделал я на руках няни, то есть, был, вероятно, годовалым или около того ребенком. За то, что я начал себя помнить очень рано, говорит и другой факт. Когда мимо этого дома проносили на кладбище одного из моих дядей по матери, меня опять на руках вынесли проститься с ним, и это воспоминание у меня тоже остаётся очень живым.»

       Любимым местом отдыха в доме Павловых была гостиная. Варвара Ивановна занималась рукоделием, а дети садились вместе с отцом за круглый стол. Здесь он им читал, причём всегда по два раза, чтобы они могли лучше понять и запомнить информацию. Этому правилу Иван Петрович Павлов следовал всю свою жизнь. Пётр Дмитриевич старался закрыть книгу на самом интересном месте, чтобы дети с нетерпением ждали продолжения чтения на следующий день. Также за этим столом играли в шашки и шахматы.

       Дети старались во всём всегда помогать матери: приносили воду, кололи дрова и растапливали печь. Пётр Дмитриевич и Варвара Ивановна с самых ранних лет приучали детей к труду, поэтому они никогда не ленились и добивались успехов в разных сферах деятельности.

       По воспоминаниям Лидии, младшей сестры, именно отец, который был для Ивана Петровича первым учителем, вызывал у него особый трепет. Он сумел привить ему любовь к порядку, точности и аккуратности во всём. Павлов всегда следовал его советам и наставлениям и, по его мнению, они оказались очень полезными в научной деятельности. В обширной отцовской библиотеке Иван Петрович нашел книгу Г.Г. Леви «Физиология обыденной жизни» с красочными иллюстрациями, которые поразили его воображение.

       В детстве учёного можно отдельно выделить период, когда он, находясь в больном состоянии, гостил у своего крёстного – игумена Троицкого монастыря. Крёстный мальчика был добрым, умным и весьма образованным человеком. Он много читал, был требователен к себе и окружающим.  Эти человеческие качества оказали сильное влияние на тогда еще маленького Ивана.

Вклад Ивана Павлова в психологию

Иван Павлов был не психологом, а физиологом. Он родился в России в середине 19-го -го -го века и сделал очень успешную карьеру в физиологии животных задолго до того, как сделал открытие, благодаря которому его имя навсегда ассоциировалось с предметом психологии и, в частности, с изучением поведения. Его главным интересом изначально было понимание пищеварительных процессов у животных. После совместной работы с Карлом Людвигом над пищеварительными процессами в желудке собак, он решил изучить рефлексы, вызывающие слюноотделение во рту собак.В отличие от предыдущего эксперимента, его цель состояла в том, чтобы сохранить собак в живых и измерить слюноотделение, хирургическим путем перемещая одну слюнную железу за пределы щеки и записывая количество слюны, отложившейся в прикрепленной к ней трубке.

Эффект Павлова

Слюна выполняет две функции как у собак, так и у человека. Во-первых, он содержит молекулы, называемые ферментами, которые расщепляют определенные продукты питания. Он также служит для увлажнения пищи, чтобы облегчить пережевывание и глотание. Теперь вы узнаете, голодны ли вы, и увидите или почувствуете запах еды, которая вам нравится, у вас будет выделяться слюна.Вам не нужно думать: «Мне нужно слюноотделение». Это потому, что слюноотделение происходит автоматически, это рефлекс и не находится под сознательным контролем. Так и с собаками.

Первоначально Павлов заметил, что когда собакам давали пищу, их слюноотделение увеличивалось, как и ожидалось. Чего он не ожидал, так это того, что через несколько дней собаки заметят, как голодные собаки быстро научатся ассоциировать звук шагов своего хозяина с едой и начнут выделять слюну еще до того, как еда будет подана.Как только дверь открывается в нужный момент, у собак выделяется слюна. Теперь любой, у кого была собака и у нее есть распорядок выгула, будет знать, что его собака будет узнавать время дня и ждать, иногда вводя в рот, у двери своей обычной прогулки.

Павлов был очарован этим «обучением», поэтому он разработал следующий эксперимент. Каждый раз, когда он предлагал еду собакам, он звонил в звонок. Через некоторое время он обнаружил, что один только звонок в колокольчик может вызвать слюноотделение в отсутствие еды.Он назвал это классическим обусловливанием, и оно стало объяснением того, почему люди ведут себя определенным образом.

Классическая обусловленность Павлова предполагает, что не все поведение укоренено в подсознании, как предлагал Фрейд, но некоторые из них связаны с личными переживаниями, которые реальны и находятся в сознании. Например, у многих людей есть фобии. Человек, взбирающийся на высоту и смотрящий вниз, может почувствовать головокружение и дискомфорт, а затем развить фобию высоты, потому что у него возникла ассоциация между высотой и физическим дискомфортом.Техника, основанная на обусловливании Павлова, известна как систематическая десенсибилизация, когда терапевт вызывает расслабленное состояние у человека с фобией и одновременно поощряет его противостоять своей фобии контролируемым образом, будучи расслабленным и спокойным, таким образом изменяя ассоциацию.

Действительно, в очень неэтичном опыте 1920-х годов Уотсон и Рейнор взяли маленького мальчика по имени Альберт, которому нравились милые животные, такие как кролики, белые крысы и т. Д.… Они засняли эксперимент, показывающий, что изначально Альберт был счастлив и потянулся к животным.Затем они повторили эксперимент, представляя животных Альберту и одновременно лязгнув большой решеткой. От громкого шума ребенок заплакал. НА третьем повторении эксперимента они просто снова представили животных. На этот раз Альберт шарахнулся от животных и заплакал. Как и собаки, он научился ассоциировать один раздражитель (пушистые животные) с громким шумом. Никто не знает, что случилось с Маленьким Альбертом, но бедняга, вероятно, всю оставшуюся жизнь боялся белых животных!

]]>

Работа Павлова положила начало науке о бихевиоризме, которая получила дальнейшее развитие от таких психологов, как Скиннер, которые добавили в модель усилители поведения и разработали оперантную обусловленность.Бихевиористы предложили альтернативу фрейдистскому подходу к управлению патологиями психики. Бихевиоризм предполагает, что нежелательное поведение может обескураживать, а полезное поведение может поощряться соответствующим применением стимулов и поощрений. Это основа многих руководств по воспитанию детей даже сегодня.

Другие, менее приятные приложения его находок были использованы в других местах. Примерно 50 лет назад мужской гомосексуализм считался преступлением и нежелателен. Иногда мужчины вызывались добровольно или их заставляли посещать занятия, на которых неприятные потрясения сочетались с гомоэротическими образами.Желаемый результат заключался в том, что гомосексуалист не смог бы достичь сексуального возбуждения в гомосексуальных условиях. Это было известно как терапия отвращения.

Еще одно применение терапии отвращения — лекарство диссульфрам, более известный под восхитительным названием «Антабус». Он был открыт случайно в 1948 году исследователями Эриком Якобсеном, Йенсом Халдом и Кенетом Фергюсоном, которые работали в датской фармацевтической компании. Их работа заключалась в разработке лекарства от определенного паразита. Как было принято в те дни, они примерили его на себе и, не думая об этом, вышли выпить.Все трое были тяжело больны. Лекарство, которое блокирует определенные части распада алкоголя в организме и, таким образом, вызывает тошноту, теперь назначают хроническим алкоголикам в попытке вызвать отвращение к алкоголю.

Зоркий глаз Павлова и хорошее использование научного метода означало, что он является отцом одного из ключевых подходов в психологии. Но, как заметил комик Эдди Иззард в одном из своих выступлений, если бы он работал с кошками, а не с собаками, это была бы совсем другая история.Мы все должны быть благодарны за то, что он этого не сделал!

Список литературы

  1. Эскиз Эдди Иззарда: https://www.youtube.com/watch?v=whwiMrBNWCA
  2. Cardwell, Clark & ​​Meldrum : Психология для AS (AQA) Collins, London 2008

Поделитесь пожалуйста. Это действительно нам очень помогает.

Об Александре Бургеместере

Алекс окончил нейропсихологию в Амстердамском университете.Несколько лет он проработал в доме престарелых, где специализировался на нейродегенеративных расстройствах (болезнь Альцгеймера, паркинсон), расстройствах личности и эмоциональных расстройствах (депрессии). Теперь он специализируется на обмене знаниями на публичных сайтах. Просмотреть все сообщения Александра Бургемейстера » ,

Вклад Ивана Павлова в психологию

Иван Павлов

Иван Павлов, пожалуй, наиболее известен своими исследованиями обусловливающего поведения собак, но помимо обучения собак выделению слюны при звуке колокольчика Павлов также был вовлечен во многие другие важные области физиологии и психологии. Каков вклад Ивана Павлова в психологию?

Иван Павлов родился в России в 1849 году в семье сельского священника. Его ранние исследования были в области теологии, но вскоре он отвлекся на изучение естественных наук, и в 1870 году Павлов начал изучать физиологию в Санкт-Петербургском университете, где обнаружил любовь к естественным наукам.Он преуспел в этой области и был награжден золотой медалью за свою первую исследовательскую работу. Павлов поступил в аспирантуру Академии медицинской хирургии, где продолжил свои исследования, прежде чем стать директором физиологической клиники, которой руководил известный врач С. П. Боткин. Именно здесь в 1904 году он защитил докторскую диссертацию по теме «Центробежные нервы сердца», получившую Нобелевскую премию.

Хотя Павлов внес большой вклад в области науки и физиологии, одним из основных вкладов Ивана Павлова в психологию была его работа над обусловливающим рефлексом — концепцией, которой он, возможно, наиболее известен.Действительно, фраза «собака Павлова» теперь повсеместно используется для описания человека, который реагирует на стимулы или ситуацию, не задумываясь об этом, что показывает, насколько далеко темы работ Павлова сумели проникнуть в массовую культуру.

Классические эксперименты с кондиционированием начались Павловым, когда он заметил, что у животного часто начинается слюноотделение до того, как пища попадает в его рот, и этот процесс он назвал «психической секрецией». Во время своих исследований слюноотделения и пищеварения он применял к собакам различные раздражители, чтобы вызвать у них слюноотделение, даже если еды не было.В конце концов у собак будет выделяться слюна в ответ на различные звуки или визуальные раздражители, и этот процесс стал известен как «условный рефлекс».

Хотя Павлов работал в основном в области физиологии, он оказал огромное влияние на психологию, и его исследования оказали глубокое влияние на растущий интерес к бихевиоризму и бихевиористскому движению. Большая часть ранних работ в этой области психологии использовала исследования Павлова по классической обусловленности и известного бихевиориста Джона Б.Ватсон часто цитировал работы Павлова в своих научных статьях.

]]>

Исследования Павлова в области кондиционирования также повлияли на изучение того, как животные и люди реагируют на окружающую среду, а его исследовательские методы помогли продвинуть исследования в объективной и научной манере. Благодаря изучению условных рефлексов Павлов обнаружил, что эти рефлексы возникают в коре головного мозга, области мозга, которая организует деятельность организма, а также отвечает за то, как животное взаимодействует с окружающей средой.

Павлов добился огромных успехов на протяжении всей своей карьеры. Благодаря его усилиям в области физиологии Советский Союз стал центром мирового уровня по изучению физиологии, и, несмотря на то, что Павлов не очень сочувствовал идеям коммунизма, Советское правительство и правящая Коммунистическая партия безмерно гордились им. ; настолько, что Павлову была предоставлена ​​неограниченная свобода продолжать свои исследования.

,

Вклад Ивана Павлова в психологию

Вклад Ивана Павлова в психологию
Блейк Брэффорд
Подготовлено для мистера Джонса
Старшая школа Постон Бьютта
18 ноября 2011 г.

Иван Петрович Павлов родился в России в очень религиозной семье. Он посещал школу в семинарии, но бросил учебу и посвятил свою жизнь науке. Он учился в Санкт-Петербургском университете, а затем стал заведующим кафедрой физиологии Института экспериментальной медицины.При жизни Павлов был удостоен двух золотых медалей и Нобелевской премии за свои работы. «Несмотря на то, что он, казалось, лично выступал против коммунизма, его слава была такова, что советское правительство построило специализированную исследовательскую лабораторию для его исследований в 1935 году» (Age of the Sage, nd) Павлов умер в феврале 1936 года. большое влияние на изучение психологии и физиологии. Доктор Павлов был физиологом, и большая часть его работы была в этой области науки. Многие его исследования были посвящены пищеварительной системе.Его вклад в психологию был очень ограниченным. Хотя один из работ Ивана оказал очень большое влияние на изучение разума. Он известен как отец условной реакции или обусловленности. Теперь это исследование называется «Классическое кондиционирование». «Это открытие функции условных рефлексов позволило объективно изучить всю психическую деятельность, вместо того чтобы прибегать к субъективным методам, как это было необходимо до сих пор; теперь стало возможно исследовать экспериментальным путем самые сложные взаимоотношения между организмом и его внешней средой.(Нобелевская премия, без даты) Этот эксперимент оказал чрезвычайно большое влияние на психологию.

Список литературы
Боуэн, Р. (24 апреля 2006 г.). Иван Павлов. arbl.cvmbs.colostate.edu. Получено 20 октября 2011 г. с веб-сайта http://www.vivo.colostate.edu/hbooks/pathphys/misc_topics/pavlov.html Иван Павлов — Биография. (Н.о.). Nobelprize.org. Получено 20 октября 2011 г. из http://www.nobelprize.org/nobel_prizes/medicine/laureates/1904/pavlov-bio.html Биография классической кондиционной собаки Ивана Павлова. (П.д.). вера против разума

.

Содержание Что такое сравнительная психология? Животные изучали основные исследования физиологической психологии: вклад Торндайка (1911) и Павлова (1927).

Презентация на тему: «Содержание Что такое сравнительная психология? Животные изучали основные исследования физиологической психологии: вклад Торндайка (1911) и Павлова (1927)» — стенограмма презентации:

1 Содержание Что такое сравнительная психология? Животные изучали основные исследования физиологической психологии: вклад Торндайка (1911 г.) и Павлова (1927 г.) в психологию. Резюме преимуществ и недостатков. Contents What is Comparative Psychology.

2 Сравнительная психология Сравнительная психология — это изучение поведения и психической жизни нечеловеческих животных.Сравнительная психология должна, хотя и редко, включать использование сравнительного метода, при котором аналогичные исследования проводятся на животных разных видов. В последнее время в его подходе произошел перелом. В прошлом исследователи пытались применить полученные от животных данные к людям, но теперь исследователи берут принципы, обнаруженные при изучении человеческого познания, и проверяют эти принципы на животных. Comparative Psychology Comparative psychology is the study of the behaviour and mental life of non-human animals.

3 Животные изучали собак.Классические эксперименты Павлова по обусловливанию. Кошки. Ранние работы Торндайка по оперантному кондиционированию крыс. Оперативная кондиционная работа Торндайка и текущая повседневная работа Голуби. Теория обучения Скиннера «Приматы». Исследование Харлоу материнской депривации / интеллекта животных / языкового развития. Animals Studied Dogs. Pavlov s classical conditioning experiments.

4 Основные исследования сравнительной психологии 1) Павлов (1927) Классическая обусловленность. Классическая обусловленность — это обучение по ассоциации.Цель: продемонстрировать, что животные учатся по ассоциации. Дизайн: Лабораторная процедура: собаку помещали в шлейку и кормили едой из ведра. Каждый раз, когда собака ела, звонил звонок. Устройство для регистрации слюноотделения измеряет слюноотделение. Результаты: у собак началось выделение слюны до того, как прибыло ведро с едой, часто при виде ведра с едой или звуке колокольчика. Собаки научились связывать новые внешние раздражители (например, образы и звуки) с исходным раздражителем (пищей). Это показывает нам, что животные могут учиться по ассоциации.Core Studies from Comparative Psychology 1) Pavlov (1927) Classical Conditioning.

5 Торндайк (1911). Эксперименты по оперантному обусловливанию. Цель: продемонстрировать, что кошки учатся через оперантное обусловливание. (Изучение последствий поведенческих реакций) Дизайн: Процедура эксперимента: кошек поместили в коробку-головоломку, и они должны были научиться убегать. Их побег заключался в том, что внутри ящика натянули веревку, которая открыла защелку двери и обеспечила побег.(желаемое последствие) Результаты: кошки постепенно научились выходить из ящика. Каждый раз, когда кошку помещали в коробку, она убегала быстрее, используя методы, которые ранее обеспечивали желаемый результат (побег), и избегали поведения, которое приводило к нежелательному эффекту. Это известно как Закон действия. Thorndike (1911) Operant Conditioning Experiments Aim: To demonstrate that cats learn through operant conditioning.

6 Вклад в психологию Психологическое состояние животного признано важной частью его благополучия в неволе.Значительный прогресс в нашем понимании памяти, решения проблем и других когнитивных способностей у животных. Развитие теории обучения. Распознавание следующих причин нарушения поведения у животных, содержащихся в неволе: отсутствие стимуляции, несоответствующая стимуляция или чрезмерная стимуляция. Признание того, что характер и порода собаки определят, как они будут реагировать на проблемы со стимуляцией. Собаки склонны к психологическим проблемам, если с ними жестоко обращаться. Contributions to Psychology An animal s psychological condition is recognised as an important part of its well being in captivity.

7 Преимущества и недостатки полезных результатов сравнительной психологии.Теории обучения и языка. Интересный взгляд на мир животных Этика испытаний на животных. Можете ли вы действительно обобщить результаты, полученные от животных, на людей? Субъективность Исследователей, работающих с дельфинами и приматами, критиковали за их чрезмерную привязанность к исследованиям и преувеличение результатов. Advantages and Disadvantages of Comparative Psychology Useful Findings.

8 Резюме Сравнительная психология изучает животных. Это помогло нам понять основы обучения, и оно предоставило понимание психологии животных. Его обвиняли в неэтичности и отсутствии обобщения на людей.Summary Comparative Psychology looks at animals.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.