Психология изнасилования: что движет насильниками, когда они совершают преступления?

Автор: | 03.10.2020

Содержание

что движет насильниками, когда они совершают преступления?

Сегодня мы постоянно слышим теории о психологии насильников, маньяков и садистов. Каждая женщина помнит о том, что они могут подстерегать за углом или в лифте. А уж каждая мама девочки, не может не думать о них, если дочки поздно нет дома. Несмотря на закон, который жестоко наказывает насильников, несмотря на все попытки понять психологию личности насильника, эти злодеи продолжают существовать и творить свои ужасные дела. Более того, складывается впечатление, что их количество только увеличивается. Давайте попытаемся разобраться в этой статье, кто такой насильник, какие есть признаки насильника, и как избежать встречи с ними?

психология личности насильника

Никто из нас в детстве не хочет вырасти в преступника. Никто не собирается стать садистом, насильником или маньяком. Более того, никто из родителей не хочет, чтобы их ребенок стал таким человеком. Но так получается, что такие люди есть. Более того, зачастую, становясь на преступную дорогу, их может остановить только изоляция от общества, то есть заключение в тюрьму — иначе остановиться им практически невозможно.

Характеристика насильника

Психология насильника, сексуального маньяка изучается давно. Были попытки вывести портрет насильника, чтобы узнать его издалека. На удивление оказалось, что определить этого человека невозможно. Это могут быть и опустившиеся безработные, и вполне респектабельный человек, уважаемый отец семейства. Кажется удивительным, что проще типизировать жертв насильников, чем самих насильников.

личность сексуального маньяка

В значительном числе случаев насильниками оказываются люди, с которыми потерпевшая была более или менее знакома. Нападения на женщин со стороны совершенно незнакомых людей происходят значительно реже.

Цитата из учебника «Криминалистика»

Личность и психологию насильника на самом деле понять возможно. Но не через описание его внешности или достатка, а через его подсознание. Именно это понимание может обеспечить нам безопасность, а не описание внешности или черты лица. Проанализировав подсознательные мотивы, которые возможно не видны самому насильнику, нам становится очевидна первопричина, корень его действий.
Через спектр системно-векторной психологии Юрия Бурлана мы легко видим, что мужчина, насилующий в одиночку, садистирующий над женщиной, избивающий ее, иногда до смерти, это всегда человек, обладающий анальным вектором в плохом состоянии.

И именно у таких людей все новое вызывает стресс и ступор, поэтому на преступление против совершенно незнакомой девушки или женщины они пойдут в самом крайнем случае.

признаки насильника

Вторая особенность анальных мужчин, — это желание все довести до конца, до точки. Поэтому, определив в мужчине садистские склонности, крайне важно не рвать с ним отношения не дав ему высказаться, убегать, не брать телефонную трубку. Психология насильника с анальным вектором такова, что если ему не предоставляется возможность сказать последнее слово, он будет преследовать женщину, в том числе и многие годы. Терпения у него хватит, в отличие от его жертвы, которая за время укрывания от него вся издергается и изведется.

Психология изнасилования

Почему мужчина с анальным вектором насилует женщину? Бытует мнение, что это преступление совершается на почве желания удовлетворить сексуальную потребность. Но это не совсем так. Вернее, это лишь побочное желание.

На самом деле главной причиной изнасилований, является потребность в садизме. Именно желание причинить другому человеку боль движет таким мужчиной, от реализации этого желания зависит его удовлетворение. В том числе и сексуальное.

Психологическое обследование мужчин, осужденных за изнасилование, показывает, что у них есть ряд общих черт. Прежде всего, это повышенная общая агрессивность, жестокость, склонность к насилию; недаром насильственный секс часто сопряжен с совершением ряда других преступлений. От одной четверти до одной трети осужденных насильников — садисты, получающие сексуальное удовлетворение от причинения страдания другим.

Склонность к садизму и насилию люди с анальным вектором получают в детстве. Говорят, что таких мальчиков бьют в семье или над ними совершают сексуальное насилие. Причем если есть склонность к изнасилованию женщин, значит сексуально издевалась мать, а если к изнасилованию мальчиков, то есть педофилии, — то значит отец или другой родственник мужского пола. Это распространенное заблуждение не имеет ничего общего с правдой. Жуткий садист появляется не в результате садистического насилия над ним в детстве.

как не стать жертвой насильника

На самом деле, психология насильника лежит более глубоко, в подсознании, в корне анального вектора. От природы обладатели этого вектора очень покладистые люди. Их главное желание — это деление на чистое и грязное. И естественно, что они сами хотят быть чисты по всем. От природы в них заложена программа чистоты — и в самом юном возрасте они стремятся к очищению. Такие дети — одно умиление для хорошей мамы, они с радостью убираются в комнате и на кухне, анальный мальчик никогда не выйдет на улицу в нечищеных ботиночках или мятых брючках. Стремление быть чистым — очень положительная характеристика этих людей. Но бывает так, что в детстве мама не дает возможности реализовать их желание к очищению. Для этого совсем не надо сексуально издеваться над ребенком — достаточно просто постоянно нервно гнать его в шею, заставлять делать все дела быстро, невзирая на качество. Это — огромная психологическая травма для анального ребенка, которая бьет по его эрогенной зоне. У ребенка начинаются постоянные запоры и поносы, а мама, вместо того, чтобы предоставить ребенку возможность справить нужду в полной мере, и тут прерывает его, срывает с горшка, стучит в туалет: «Сколько можно копаться? Сколько можно занимать туалет? Что ты там так долго сидишь?»

В таком случае у анального мальчика складываются особые, в какой-то мере извращенные формы, отношения с собственными фекалиями. Не сумев вовремя освободиться от них, как того хочется, уже в детстве такой ребенок научается получать удовольствие от собственных запоров — фекальные массы задерживаются в организме на дни, а то и недели, принося человеку страдания. В конечном итоге, после длительного запора, избавляясь от собственных фекалий, очищая свой организм от этой грязи, человек испытывает удовольствие. Для человека без анального вектора, тяжело это понять, но тем не менее с годами в подсознании анальника, которому не дают реализовать свои настоящие желания к качеству и чистоте, формирует неправильное представление о удовольствии — ему кажется, что перед тем, как будет приятно, вначале обязательно должно быть больно. Садист в своем садизме не только издевается над жертвой, подсознательно он уверен, что приносит ей радость и удовольствие. Пусть и жестокое, но удовольствие. Очень часто насильники даже так и говорят своей жертве: «Сейчас получишь удовольствие» или «Ну что, довольна теперь?». Больно и приятно — эти два понятия неразрывно переплетаются в психологии насильника и уже практически неотделимы друг от друга. И часто они бывают правы, ведь партнер им зачастую попадается с кожным вектором с мазохистскими тенденциями.

Еще одной причиной насилия могут быть садистские наклонности преступника, эротизирующего насилие, которое вызывает у него половое возбуждение; он наслаждается болью и страданиями своей жертвы.

Анальные люди от природы имеют ригидную психику, хорошую память. Они склонны помнить проступки женщины и наказывать ее за них.

Психологический портрет насильника всегда включает в себя черту — мстительность — это характеристика именно людей с анальным вектором. Часто анальные люди сами так и проговаривают «У меня не получается сделать дело так, как я хочу. Поднимается из души что-то черное, хочется сделать кому-то больно, причинить страдания». А кому — находится именно из-за мстительно и хорошей памяти — как правило, это знакомая девушка или жена, которая совершала много проступков.

как распознать насильника

В жизни любого анального человека большое значение играет мама. Не удивительно, что именно мамы, даже не нарочно, прерывая своего анального ребенка, навсегда застревают в памяти анального мужчины, как объект ненависти. А вместе с ними зачастую и все женщины мира. Отсутствие чувства защищенности, неразвитость, и вот… формируется личность сексуального маньяка.

Все сексуальные маньяки, которые проходили через экспертизы психиатров, сознались, что в детстве не были нужны своим матерям. У одного из самых жестоких — знаменитого Молошенко — мать была проституткой. Когда он кричал, надрываясь до хрипоты, она демонстративно гуляла около дома. Он никогда не играл со сверстниками. А уже в восемь лет стал охотиться с ружьем и считал удачным выстрел только в том случае, если успевал подбежать к агонизирующему животному. С тринадцати лет стал насиловать женщин. Когда женился в 24 года, то решил завязать. Но добровольный половой акт не приносил ему удовлетворения. Только когда жена хрипела и вырывалась, появлялась яркость ощущений.

В еще более запущенных случаях, когда на почве ненависти к матери, формируется неприязнь ко всем женщинам мира, женский пол и коитус с ним, даже в садистской форме становится непривлекательным для мужчины. Но ведь желание к сексуальному удовлетворению остается, и тогда оно обращается на мужской пол, обычно, на мальчиков или подростков. Психология изнасилования садистом человека одного с ним пола та же, что и противоположного — им движут те же мотивы и те же желания.

Как распознать насильника?

Сформировавшийся взрослый мужчина-садист вряд ли будет искать первопричину своих поступков. Он просто будет насиловать женщин, получать от этого удовольствие. Только изоляция такого преступника от общества может решить проблему.

Никакие уговоры, психологические курсы не исправят такого человека. Не стоит надеяться, что муж-садист или зять, который физически и вербально, издевается, поменяется и перестанет это делать. Самые ужасные изнасилования творятся именно в супружеских спальнях.

Как не стать жертвой сексуального насильника?

Важно понимать, что совсем не все анальники садисты, да и степень садизма бывает разная. Возможно, причиной садизма является сексуальная неудовлетворенность, и это еще можно исправить.

психология личности насильника

Патологические садисты встречаются гораздо реже, но и их не трудно определить. Это люди с неразвитостями, фрустрациями, социальными и/или сексуальными.  Существует методика, как правильно с ними общаться, если уж довелось такое несчастье.

Кожно-зрительные красавицы, особенно, в подсознательном желании к мазохизму любят флиртовать со всеми подряд и именно тут совершают грубейшую ошибку незнания психологии насильника. Пока она создает эмоциональный контакт с садистом, заигрывает с ним, не вкладывая в это никакой сексуальной подоплеки, насильник привыкает к ней. Узнавая ее все ближе, ему становится ясно, что она — такая как все, и у него нет внутреннего ступора против того, что это новый, незнакомый человек. Попытка изнасилования в таком случае часто будет реализована. И всегда — с элементами садизма и мести.

Для того, чтобы кожно-зрительная дочь не стала жертвой насильника, надо ее правильно воспитывать. Тогда она просто никогда не сможет попасть в такую ситуацию.

Легко понимать психологию насильника и сексуального маньяка, а значит избежать встречи с ним, можно после курса по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Вступительная часть лекций абсолютно бесплатна и доступна всем желающим по регистрации.

Прочитать результаты тех, кто уже прошел тренинг, можно по этой ссылке.
Посмотреть, как проходят лекции, можно прямо сейчас – пройдите по этой ссылке и просмотрите любое видео.

Сексуальное насилие – психология агрессора и пострадавшей

     Не в первый раз с печалью и тревогой я наблюдаю реакцию интернет-общественности на новости об изнасиловании. Комментарии людей, появляющиеся в сети, чаще всего полны презрения и обвинения. Нет, не насильника. Обвиняют жертву. К моему ужасу, такое отношение встречается и среди некоторых профессиональных психологов и других специалистов, которые работают с пострадавшими от изнасилований.

       Поэтому я считаю важным распространять информацию о том, что на самом деле представляет собой изнасилование, что движет насильником и что происходит с выжившей. Для этого при участии психолога Юлии Концовой я написала эту статью. В ней я использовала материалы Юлии по кризисной психологи для работы с пострадавшими от сексуального насилия, а также некоторые интернет-ресурсы, ссылки на которые есть внутри статьи. Также у меня наготове статья о том, почему обществу выгоднее защищать насильника, а не жертву, и ее я опубликую немного позже.

       И, прежде чем приступить непосредственно к содержанию, поделюсь, что эту статью я писала долго, и давалась она мне очень трудно. Сексуальное насилие – это гендерная проблема (как минимум 90% пострадавших от сексуального насилия – женщины, а 97% сексуального насилия в отношении женщин совершают мужчины (источник)), а значит, так или иначе она касается всех женщин, просто на основании принадлежности к женскому полу. Собирая материал, вспоминая и читая истории, систематизируя и формулируя, я архетипически соприкасалась со всеми женщинами, с их болью и страхом. Писать параллельно с этим было нелегко. Подозреваю, что читать будет нелегко тоже, так что, пожалуйста, будьте бережны к себе в процессе чтения и после него! А если Вы – мужчина, и читаете эту статью, у Вас есть риск соприкоснуться с архетипом мужчины-агрессора, и, возможно, Вам захочется защититься от обвинений в адрес мужчин, через отрицание и обесценивание женского опыта вообще и написанного мною в частности. Все не обязательно будет именно так, но я считаю важным предупредить и женщин, и мужчин о такой вероятности, поскольку это влияет на то, что именно Вы увидите в тексте.

     Для начала определим, что такое сексуальное насилие. Это насильственное поведение, когда один человек принуждает другого к каким-либо действиям сексуального характера против его воли. Сексуальное насилие можно разделить на два вида: без физического контакта и предполагающее физический контакт.

         При сексуальном насилии без физического контакта цель агрессора – нанести удар по чувствам человека, шокировать его и испугать. Это достигается через:

  1. Словесные оскорбления, затрагивающие сексуальную сферу, при непосредственном общении, или при общении по телефону и через интернет. Женщина чувствует, что над ее личностью совершается насилие;
  2. Вуайеризм (подглядывание). Женщина испытывает унижение, стыд;
  3. Эксгибиционизм (демонстрация обнаженного тела или его частей). Чувства женщины — стыд, страх.

       Мотивами сексуального насилия, предполагающего физический контакт, могут быть агрессия, желание подчинить женщину своей воле и сексуальное влечение. Это насилие включает в себя:

  1. Приставание, насильственный петтинг, принуждение к прикосновениям к агрессору или же он сам насильно прикасается к жертве. Агрессор может применять свой авторитет, служебное положение;
  2. Изнасилование – принудительное половое сношение, может быть не только вагинальным, но также оральным, анальным. Далее в статье речь пойдет именно об этом виде сексуального насилия.

        Некоторые мужчины пытаются доказать, что изнасилование — это «просто секс», что это естественно, что раз люди «этим» занимаются в принципе, то насилия в этой области быть не может. Это в корне неверно. Давайте посмотрим на отличия.

        Секс – это процесс, в котором двое участвуют наравне, и каждый – активное начало и источник своих действий. При этом оба дают осведомленное согласие на секс, и свободны в любой момент изменить свое решение (замечательный материал об этом – 7 примеров, которые не имеют отношения к сексу, но отлично иллюстрируют идею согласия).

        Изнасилование – это не секс, это насилие, такое же, как любое другое – физическое, психологическое, экономическое и пр., только область применения этого насилия – сексуальные отношения. При насилии активен только один человек, который насильно что-то делает НАД другим, а не ВМЕСТЕ С другим, как во время секса. Т.е. он не видит в другом такого же человека, не вступает в равные отношения взаимообмена, где есть риск отвержения и необходимо учитывать мнение и желания второй стороны. Тут можно привести слова британского комика Джона Оливера, встреченные мною на просторах интернета:

 «Секс – это как бокс. Если один из участников не соглашался участвовать, то это преступление»

          По поведению насильников можно условно разделить на несколько типов:

  1. Нападает без предварительного плана, импульсивен, агрессивен, наносит физические повреждения, возможно, совершает несколько половых актов. Такое поведение агрессора носит характер мести за что-то, что он пережил раньше, например, он мог быть сам жертвой какого-либо вида насилия;
  2. Хочет подчинить женщину, пытается достичь того, чего не может достичь при нормальном общении. Произошедшее для агрессора есть часть отношений, он может считать, что впоследствии жертва будет его женщиной, они будут встречаться. Он не кровожаден и его можно обмануть, заговорить, пообещать встречу и тем самым избежать изнасилования;
  3. Наиболее серьезный тип насильника – садист. Получает удовольствие от причинения боли извращенными способами, часто убивает жертву после изнасилования.

       Насильником движет желание почувствовать безраздельную власть и контроль над жертвой, собственную неуязвимость и величие. Он получает удовольствие не столько от секса, сколько от подчинения и бессилия другого человека, от выражения собственной злости, от использования женщины, как вещи. Удовлетворение в таком случае носит временный характер, а это значит, что скорее всего насильник через некоторое время будет искать себе новую жертву. Судя по статистике центра «Сестры», который помогает женщинам, пережившим изнасилование, только 12% пострадавших обращаются в полицию, а до суда дело доходит лишь у 5%. Это значит, что 95% насильников не понесли должного наказания и они продолжают ходить среди нас, и, вероятно, им захочется повторить этот опыт.

       Изнасилование переживается женщиной как акт насилия и унижения собственного «Я», а также как угроза здоровью и жизни. Женщина может сопротивляться и кричать, пока не почувствует реальную опасность для своей жизни. Тогда она впадает в шок, парализована от страха и беспомощности, пассивна, может терять сознание и полностью подчиняться воле насильника. Она не может ничего сделать. Порой пострадавшие женщины описывают, что в момент изнасилования они будто наблюдали за происходящим со стороны.

     Изнасилование – это реальная травма для психики. У каждой третьей жертвы изнасилования (31%) развивается посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) – серьезное психическое расстройство, которое может остаться на всю жизнь (более подробно о последствиях изнасилования можно узнать тут, а здесь – история о том, как девушка справлялась с ПТСР после изнасилования).

       Основные чувства жертвы изнасилования – это бессилие, беспомощность, вина. Эти чувства являются самыми травмирующими аспектами насилия. Изнасилование разрушает привычную картину безопасного мира и сказывается на восприятии женщины самой себя. Она теряет уверенность в себе и начинает жить с постоянным ощущением опасности. Мир и люди вокруг кажутся ей непредсказуемыми, ненадежными, несущими угрозу. Изнасилование показывает женщине, что она не контролирует события своей жизни. Чтобы как-то жить дальше, ей необходимо построить заново картину мира и вернуть себе ощущение контроля. Но это невозможно сделать, не объяснив произошедшее насилие, не ответив на экзистенциальные вопросы «за что?» и «почему я?»

        И тут своеобразную «помощь» оказывает чувство вины, очень распространенное у тех, кто пережил сексуальное насилие. Женщине легче думать, что это она сделала что-то не так (или наоборот, не сделала того, что было нужно) и виновата в случившемся, чем принять тот факт, что мужчина просто по собственной прихоти, против ее желания, воспользовался ею и ее телом с риском для ее жизни. Об этом страшно думать, потому что это значит, что подобное может повториться, и женщина это не контролирует. Принимая вину за случившееся на себя, женщина как-будто вновь присваивает себе контроль над жизнью. Ведь тот, кто виноват, тот и ответственен, а тот, кто ответственен, тот и контролирует происходящее. А раз контролирует, значит, может каким-то образом предотвратить беду. Кроме того, насильник редко молча делает свое дело. Часто он говорит что-то про жертву, на что он обратил внимание в ней (например, говорит, что она красивая) и почему он ее насилует («сама, дрянь, виновата», «напросилась», «ты же этого хотела», «сука не захочет – кобель не вскочит» и пр.) Тем самым он будто программирует женщину на чувство вины, на то, чтобы ей было легче объяснить себе, в чем она виновата.

       Переживание чувства вины приносит женщине кратковременное облегчение – бразды правления опять в ее руках, мир опасен, но я «знаю» что делать или не делать, чтобы этого не повторилось, а значит можно жить дальше (подробнее о том, как работает чувство вины – тут). Но то, что на начальном этапе «помогло» женщине вернуть ощущение хоть какого-нибудь контроля, дальше становится одним из самых серьезных психологических препятствий на пути к ее восстановлению после насилия. За возврат контроля при помощи чувства вины женщина платит потерей доверия к себе, подавляющим чувством стыда, ощущением, что она «грязная», плохая, недостойная и пр.

        Но ведь это не так! Женщина сделала все, что было в ее силах на тот момент, чтобы защитить себя, и настоящее, неопровержимое тому доказательство – она осталась жива! Она вела себя максимально правильно в опасной для жизни ситуации! И женщина никоим образом не виновата в изнасиловании. Как бы она себя ни вела, чтобы ни одевала, о чем бы ни говорила, как много бы ни выпила, где бы и когда бы ни шла или как давно бы ни была знакома с мужчиной, и т.д. и т.п. – ничто из этого не дает права ее насиловать и не является оправданием или «провоцирующим фактором» для преступника! Женщина, которая выглядит ярко, идет по улице, знакомится, общается, едет домой или уже живет с мужчиной – хочет чего угодно: нежности, внимания, прикосновений, любви, страсти, секса, но никак не быть изнасилованной! (интересная заметка об этом по ссылке) У нее другая цель – быть вместе с мужчиной, а не быть использованной мужчиной.

       Если женщина согласна на секс, но в какой-то момент передумала и сказала «стоп», мужчина должен остановиться (что абсолютно верно и в обратную сторону, если «стоп» говорит мужчина). А если женщина находится в том состоянии, когда она этот «стоп» сказать не может (а уж тем более когда она вообще ничего сказать не может), то мужчина не должен предпринимать никаких действий сексуального характера, поскольку он не получил осведомленного согласия с ее стороны (видео-разбор о согласии в сексе – здесь). Если мужчина выбирает начать/продолжить секс после того, как женщина выбирает его не начинать/прекратить – это его сознательный выбор совершить насилие. Женщина к этому выбору отношения не имеет. Совершенное насилие не характеризует ее, как «плохую» или «испорченную». Оно характеризует мужчину – как человека, использующего насилие и совершившего преступление.

      Только мужчина решает, будет он насиловать женщину или нет, и только он несет за свой поступок ответственность. В статье под названием «Мифы об изнасиловании», говорится, что «исследования показывают, что большинство изнасилований спланированы заранее», а в этой статье с тем же названием – что «насильники скорее выбирают жертву, которая им кажется более доступной, чем женщин, которые одеты определенным образом или обладают определенными манерами или внешностью». Таким образом, ответами на вопросы женщины «почему я?» и «за что?» в реальности является следующее: это никак не связано с самой женщиной и ее поведением. Она не сделала ничего такого плохого, чтобы заслужить изнасилование, чтобы спровоцировать его! Причина не в ней. Причина произошедшего – злой умысел агрессора, который было невозможно предвидеть. Нам всем дана свобода выбора, и, к сожалению, некоторые люди выбирают совершить преступление.

       Здесь стоит отметить, что сейчас у многих распространен такой тип мышления: «Я сама привлекаю все события моей жизни, без моего желание ничего не происходит. Если случилось что-то, что мне не нравится, значит, я просто не знала, что я этого хочу/это мне урок от Бога/это мне зачем-то надо». Плюс такого мировоззрения  в том, что пока у женщины все хорошо, оно защищает ее от осознания опасностей окружающего мира, непредвиденных проблем, кризисов и пр. Ведь если мне это не нужно, то ничего плохого в жизни и не будет, и можно жить спокойно, «я в домике». Приятный бонус – можно не тратить свою энергию на сочувствие тем, кто попал в беду, ведь «они сами этого хотели». Но если с женщиной с такими взглядами случается что-то плохое, в том числе изнасилование, то она точно попадет в ловушку вины, о которой я говорила выше – «я сама это привлекла в свою жизнь», «я чем-то заслужила это», «этот опыт мне нужен, но почему мне так плохо?» и пр. Возможно, для такой женщины будет целительным в процессе  проработки травмы поменять свой взгляд на происходящее, и признать, что она не всесильна, и что есть то, что сильнее ее – жизнь и смерть, свобода выбора других людей, естественные кризисы развития и т.д. На что-то каждая из нас может повлиять, и важно использовать это, но стоит видеть предел своих возможностей и не брать на себя груз лишней ответственности. По этому поводу мне вспоминается «молитва о душевном покое», которую часто используют на собраниях групп самопомощи:

«Боже, дай мне разум и душевный покой, принять то, что я не в силах изменить,

Мужество изменить то, что могу,

И мудрость – отличить одно от другого»

      Что касается меня, то я не думаю, что кто-то сидит там «наверху» и специально насылает на нас беды, чтобы проучить, наказать или дать что-то понять. На мой взгляд, плохое происходит, потому что а) у всех есть свобода выбора, и б) в мире есть добро и есть зло. Это законы жизни на Земле на данный момент. Что мне греет душу, так это моя вера в то, что что бы плохого ни случилось, тот, кто «наверху» – на моей стороне. И если в моей жизни происходят какие-то чудовищные вещи — я верю, что Бог в этот момент рядом со мной, и он тоже плачет обо мне… Я верю, что я с Его помощью способна выжить, пережить это и со временем превратить плохое во что-то стоящее. Я приняла эту идею от психотерапевта Мерилин Мюррей, и она не раз поддерживала меня в трудные периоды жизни. Мерилин пережила сексуальное насилие в детстве, и я думаю, что ее книга «Узник иной войны», описывающая опыт исцеления от этой травмы, может быть полезна всем женщинам, кто так или иначе сталкивался с темой насилия в своей жизни.

       В обществе существует масса мифов о сексуальном насилии, жертвах и насильниках, которые позволяют людям сохранять чувство безопасности и комфорта, несмотря на происходящее у них под носом. Подробно я разберу их в другой статье, а здесь хочу остановиться на одном важном моменте.

       Исходя из стереотипов, нам кажется, что сексуальное насилие – это что-то редкое и далекое от повседневной жизни женщины, что это ночь, темные переулки и незнакомцы — озлобленные уголовники. Не спорю, так тоже бывает. Но пока мы верим в эти стереотипы, мы старательно не замечаем правду – что сексуальное насилие очень близко. Тем самым мы не даем права голоса пострадавшим женщинам, заставляя их оставаться наедине с пережитой травмой.

        А между тем статистика такова – 35% женщин в мире на протяжении своей жизни подвергаются либо насилию со стороны интимного партнера, либо сексуальному насилию со стороны другого лица. В 70% случаев женщина была знакома с тем, кто ее изнасиловал, а в 35% – имела с этим человеком какие-либо отношения.

         В процессе подготовки этого материала я стала вспоминать случаи изнасилования, о которых мне известно лично. Моя статистика подтверждает мировую. Мне известно о четырех случаях изнасилования среди моих близких подруг (это ровно половина от числа тех женщин, кто в разное время были моими близкими подругами). При этом только в одной ситуации насильник был действительно незнакомцем, подкараулившим девушку в подворотне. Остальными агрессорами были: гражданский муж мамы (т.е. это был инцест), приятель подруги, специалист «помогающей» профессии. Кроме того, мне известны два реальных случая, когда кто-то из близких отдавал женщину насильникам «за долги». В первом случае это была мать, во втором – муж.

        Со стороны некоторым людям кажется, что если жертва знала насильника раньше, а уж тем более если имела с ним какие-то отношения, то это и не изнасилование вовсе. Ну или изнасилование, но так – «лайт-вариант», и переживать тут особо нечего. На самом деле для пострадавшей знакомство и/или отношения с агрессором не только не облегчают положение, но даже делают насилие более травматичным. Женщина думала, что находится в безопасной обстановке и доверяла мужчине. Но он изнасиловал ее, тем самым подорвав доверие. Это переживается очень тяжело, и женщине потом сложно опять поверить и себе, и другим людям. Кроме того, окружающие в таком случае склонны оказывать пострадавшей меньше сочувствия и сильнее обвинять ее, чем в случае «насильника-незнакомца на ночной улице», лишая тем самым женщину жизненно важной поддержки. Что уж говорить о тех, кого изнасиловали собственные мужья? Большинство людей вообще не считают подобное насилием, будто бы с замужеством женщина перестает быть человеком, имеющим право на личную безопасность, а ее тело поступает в безраздельную власть мужчины…

       Как бы ни было страшно осознавать глобальность проблемы сексуального насилия над женщинам, на мой взгляд, это необходимо, чтобы дело наконец сдвинулось с мертвой точки. Когда тема сексуального насилия перестанет быть табуированной, то в головах людей изнасилование перестанет быть «сексом», а станет тем, что оно есть на самом деле – преступлением. Тогда каждая пострадавшая женщина сможет открыто говорить о своем опыте и будет встречать сочувствие и понимание. А осуждающие взоры общества переместятся с жертв изнасилования на его виновников, и именно с мужчинами будет вестись необходимая работа по предотвращению сексуального насилия, а не женщин будут убеждать «надеть юбку подлиннее» и «улыбаться не так вызывающе».

      Изнасилование – не приговор, его можно пережить и восстановиться для полноценной жизни!

        Я благодарю Вас, что вы дочитали эту статью до конца. Знаю, что это было совсем не просто, и очень надеюсь, что эта информация поможет Вам и Вашим близким.

        (с) Евгения Задруцкая, проект «Слушай Душу» – listentosoul.ru

         P.S. Оставление своих персональных данных при отправке комментария под статьей или письма создательнице сайта, автоматически означает, что Вы принимаете правила пользования сайтом listentosoul.ru и подтверждаете, что ознакомлены и согласны с политикой конфиденциальности данного сайта.

«Это не про секс». Кто и почему насилует женщин, детей и мужчин

У насильника нет лица. Черты сексуального насильника не складываются в единый портрет: у него нет однозначных социальных и демографических характеристик. Внешне невозможно понять, склонен ли человек к насилию и происходит ли оно между людьми. 

«Насильники бывают и бедные, и богатые, и какие угодно. Насилие не связано ни с бедностью, ни с достатком, ни с размером квартиры, ни с социальным статусом и успешностью», — объясняет Екатерина Никифорова, психолог в организации «ИНГО. Кризисный центр для женщин».

Не существует и конкретных «триггеров», побуждающих людей совершить изнасилование. «Когда мы говорим, что есть некие триггеры, мы переводим стрелки на жертву и говорим ей: «Не триггери!», — объясняет клинический психолог Светлана Бронникова. — Если бы такие триггеры существовали, мы бы их выявили и быстро уничтожили насилие во всем мире. Но их нет ни в поведении, ни в манере одеваться, ни во внутренних проявлениях. Насилие — внутри его автора». Следовательно, не бывает действий, которые могут «спровоцировать» насильника.

Попытка описать человека, совершающего сексуальное насилие, и понять, почему он это делает, сталкивается с объективными проблемами: большинство пострадавших не заявляют о насилии в правоохранительные органы. Но если заявления и подают, то до суда и обвинительного приговора доходят редко. Поэтому исследователям доступна ограниченная выборка: осужденных преступников не так много. Более того, в России нет систематических исследований распространенности сексуального насилия и особенностей тех, кто его совершает. Однако попытки изучить их с разных точек зрения — биологической, поведенческой, когнитивной, социальной, феминистской — предпринимают ученые других стран, с разным успехом.

Не про секс

Парадоксальное открытие — сексуальное насилие часто совершается не ради сексуального удовлетворения. Большинство насильников получают удовольствие от чувства власти и контроля над жертвой. «Это не про секс. Это контроль, агрессия, социальные проблемы, желание разрешить внутренние конфликты, неумение общаться со сверстниками, непонимание много чего в социальных ролях и взаимодействиях», — говорит клинический психолог Светлана Маркова. Раньше она работала в России, теперь в США, где каждый день проводит диагностику и терапию взрослых авторов насилия и подростков.

Нет доказательств, что сексуальное насилие связано с определенным биологическим явлением. Исследования выявили аномалии в структуре мозга некоторых преступников, однако у большинства таких особенностей не наблюдалось. Также как нет связи между склонностью к сексуальному насилию и уровнем гормонов, низким интеллектом или генетическими и хромосомными дефектами.

Нет и определенной особенности психики, сексуальной патологии, которая бы делала человека автором насилия. Сексуальные нарушения, например, педофилия, вуайеризм, повышают риск, что человек совершит насилие, рассказывает Маркова. Но это не значит, что человек с нарушениями обязательно что-то совершит. Например, при клинической педофилии (психическом нарушении, при котором у человека старше 16 лет возникает сексуальное влечение к детям) человеку тяжело справляться с желаниями и фантазиями — но контролировать их возможно. Следовательно, человек с таким диагнозом может никогда не совершить ничего преступного. 

по теме

Общество

«Не требуют доказательств насилия». Как в Москве работает новый кризисный центр для женщин

То же самое и у людей с психопатическими чертами личности: диагноз подразумевают отсутствие эмпатии, неспособность отрефлексировать содеянное и испытать сожаление, но далеко не каждый психопат совершает сексуальные или иные преступления.

Светлана Бронникова была клиническом психологом в мужской тюрьме в Нидерландах, где столкнулась с насильниками, в том числе серийными. Она объясняет, что у многих авторов насилия объективные трудности с эмоциональной регуляцией и контролем импульсов: они испытывают более длительные и интенсивные эмоции, чем остальные, 

«Когда такую фразу произносишь вслух в неподготовленной аудитории, в тебя начинают лететь гнилые помидоры, потому что люди говорят: «Вы оправдываете насильников!». Это не так, — продолжает она. — Когда мы говорим, что у автора насилия есть объективные трудности с контролем импульсов, мы обозначаем проблему — но это никак не оправдывает его. Ответственность лежит на нем». Говорить, что насильник из-за психологических особенностей не мог сдержаться, некорректно: импульсы можно сдержать, а слабый самоконтроль можно развить. Просто есть те, кто сдерживаются, и те, кто не сдерживаются.

Травма или ошибка в мышлении?

Различия в биохимии мозга не дают четкого представления, почему одни люди совершают сексуальное насилие, а другие — нет. Есть и иные объяснения. Теории личности связывают сексуальное насилие с травмой человека на раннем этапе развития: жестокое обращение в детстве может сформировать у ребенка искаженные представления об отношениях между людьми, в том числе в рамках сексуальных взаимодействий. Об этом же говорит и теория социального научения. Действительно, исследователи находят связь между расстройством привязанности в детском возрасте или плохими социальными навыками и сексуальным насилием. 

Всемирная организация здравоохранения также считает, что мужчины, которые перенесли жестокое обращение в детстве или были свидетелями насилия в отношении своей матери, с большей вероятностью проявляют насилие во взрослом возрасте. Однако достаточно и просто среды, где много конфликтов, эмоционального отвержения и отсутствует уважение, замечает Маркова: «У тех, кто совершает сексуальное насилие, обычно в предыстории есть безнадзорность, холодные отношения с родителями, психологическое и физическое насилие. Иногда сексуальное, но необязательно». При этом вовсе не каждый, кто в детстве рос в неблагополучной среде, кого-то насилует.

Когнитивные теории изучают, как мыслят насильники: оправдываются, обосновывают и рационализируют свое поведение. Их мышление содержит «когнитивные искажения», или «ошибки мышления», поэтому они интерпретируют объятие ребенка как сексуальный интерес, верят, что жертва спровоцировала изнасилование, и отрицают свою ответственность, заявляя, что «просто не могли ничего с собой поделать».

Бывает, автор насилия действительно не понимает, что совершил насилие. «Мы часто слышим: „Ничего такого страшного не произошло. Это был просто секс“. Или: „Она этого хотела. Она сама меня спровоцировала“», — добавляет Маркова. — Искажения мышления позволяют им говорить, что если, например, не было проникновения, то ничего страшного не произошло: он трогал ребенка, просил ребенка трогать его, и он считает, что никаким образом не навредил ребенку». Избавление от когнитивных искажений — важная часть психотерапии насильников, однако подобные ошибки мышления не специфичны для сексуального насилия: они есть и у других преступников.

Здоровое и нездоровое общество

И поведенческая, и феминистская теории говорят разными словами об одном и том же: чем выше в обществе толерантность по отношению к насилию, тем больше людей будут его совершать. Поведенческая теория считает, что насилие зависит от подкрепления и наказания, в том числе потенциальных. Удовлетворение от акта сексуального насилия и ожидаемое отсутствие негативных последствий в виде судебного преследования или общественного осуждения делают преступление более вероятным.

Феминистские теории делают акцент на структуре гендерных отношений и дисбалансе власти между мужчинами и женщинами. Во всем виновата культура, которая принимает и оправдывает сексуальное насилие по отношению к женщинам и детям — ведь чаще всего жертвы именно они, а насильники — мужского пола. «Существует связь между общественным мнением, особенностями наказания насильников и количеством насильственных преступлений, — подтверждает Маркова. — Если общество принимает насилие, поощряет пассивную роль женщины и стереотипы, что насилие нормально, что женщина должна терпеть, что, если мужчина захотел, он имеет право, — насилие происходит чаще».

В России нормализация насилия происходит ежедневно, считает Светлана Бронникова.  «Это начинается не в тот момент, когда мужчина бьет и насилует женщину, а в детском саду, когда воспитательница орет на ребенка, потому что она взрослая и ей можно, — объясняет психолог. — Мы каждый день воспринимаем, транслируем и нормализуем насилие. Недавно я посмотрела российские сериалы, и меня поразило, что паттерн отношений мужчины и женщины был абсолютно перекошен. Происходила малозаметная нормализация насилия. И подобные разные маленькие формы насилия так вплетены в нашу жизнь, что не одно поколение должно пройти, прежде чем мы перестанем оправдывать насилие».

Портрет насильника

Насилие — многоаспектная проблема, и сексуального насильника невозможно узнать в толпе. Но можно распознать по определенным маркерам в поведении. Например, по игнорированию чужих потребностей. «Насильник делает другого человека не совсем человеком, а немножечко объектом, чтобы через него можно было разряжать свои чувства, сексуальные желания и потребность контроля, — объясняет Екатерина Никифорова. — И если ты говоришь, что тебе не нравится определенная практика, определенное действие, а партнер никак не реагирует и не слышит — стоит задуматься».

по теме

Общество

«Чтобы его не бить, я стал втыкать нож себе в руку»: домашнее насилие и ЛГБТ

На потенциальную способность человека совершить насилие и сказать потом: «Меня спровоцировали» также указывает безответственность, которая проявляется и в других сферах жизни. «Если кто-то регулярно рассказывает, что у него что-то не получилось, и все вокруг в этом виноваты, то я слушаю его и думаю, что, да, это может привести к насильственным действиям, — говорит Станислав Хоцкий из центра «Альтернатива». — В психологии это называют «внешним локусом контроля», когда человек привык перекладывать ответственность за свои действия на других».

Выделить конкретные виды авторов сексуального насилия сложно: типологии достаточно условные. Чаще всего насильников различают исходя из возраста жертв: совершеннолетних или несовершеннолетних. Однако не все, кто насилует детей, — педофилы: только у 5 % совершивших насилие над детьми есть влечение к людям младше 16 лет, говорит Маркова, и именно они попадают в категорию клинических педофилов. У остальных нет этого расстройства — и иногда они «переходят» на взрослых.

Для тех, кто совершает насилие над детьми без диагноза педофилии, характерно сексуальное поведение с целью уменьшить тревожность. «Часто у них есть сопутствующие психиатрические заболевания несексуального характера, например депрессия, — замечает Маркова. — И, как правило, это люди со слаборазвитыми социальными навыками: они одинокие, пассивные в отношениях, у них не было друзей в школе, их отвергали сверстники. Их интеллект нормальный, но поведение отличает социальная и личностная незрелость».

Такие люди хорошо общаются с детьми, легко находят с ними общий язык, и это помогает им совершать преступления, а окружающим не понять, что происходит что-то не то. На первый взгляд, они отлично играют с детьми, но их поведение на самом деле носит манипулятивный характер с определенной целью: сблизиться с ребенком, получить его доверие, стать к нему ближе, чтобы потом использовать в сексуальных целях.

Те же, кто совершают насилие над взрослыми, более агрессивны и у них хорошо развиты социальные навыки. Со стороны они кажутся нормальными: есть отношения и работа, но в то же время у них часто бывают правонарушения, связанные с агрессией и нарушением социальных норм. «За сексуальным насилием по отношению к взрослым часто стоят агрессия, месть, гипермаскулинность, мачизм, низкий уровень уважения к женщинам, виктимблейминг, право мужчины на секс. Это присутствует в их мировоззрении», — комментирует Маркова.

Сексуальное насилие внутри домашнего

По данным ВОЗ, женщины чаще всего переживают сексуальное и физическое насилие со стороны интимных партнеров. Однако пострадавшие от домашнего насилия редко говорят о сексуальном насилии. «Разве что это совсем жесткий вариант: расставались, и он в конце отношений изнасиловал. А если «он чуть-чуть заставил, я была не готова, я не хотела именно этого» — это уже как будто не считается», — делится опытом работы с жертвами партнерского насилия Екатерина Никифорова.

При этом, по ее словам, сексуальное насилие в партнерских отношениях встречается часто. Причем бывает и явным — есть очевидное принуждение, и неявным — когда женщина соглашается, потому что знает, что за отказом последует физическое или психологическое насилие. «Соглашается не по своей воле, не из желания, а из страха, — продолжает она. — Это нельзя называть сексом. Секс — про обоюдное желание и интерес. Но то, что сексуальное насилие по форме может быть похоже на секс, часто путает и наших клиенток. Они перестают понимать, где кончается секс и начинается насилие».

По мнению Никифоровой, сексуальное насилие в партнерских отношениях трудно распознать из-за особенностей нашей культуры, стирающей у женщины понимание, объект она или субъект отношений. «Секс — это про другого и его удовольствие или про меня? В браке так положено? Сложно это понять, когда все мы находимся внутри культуры насилия. Пострадавшие часто даже не понимают, что могут сказать нет», — резюмирует она.

Женщины, которые насилуют

По статистике, большинство авторов сексуального насилия — мужчины. Всего 1-2 % тех, кто совершает насилие в отношении детей, — женщины (однако цифры, скорее всего, занижены из-за сильного общественного табу). Но женщины также насилуют и взрослых мужчин — эти случаи редко попадают в статистику.

Мужчины вообще крайне мало говорят о сексуальном насилии, считает Маркова. Если насилие над мужчиной совершил другой мужчина, с этим редко, но все же могут прийти в полицию, если автор женщина — практически никогда. 

«Мужчина же часто и сам не понимает, что пережил насилие со стороны женщины. Считается, что, если женщина пристает к мужчине, ему повезло, даже если он чувствует себя использованным. Многие мои клиенты говорят: мне было прямо вот плохо после секса, это было не то, это было неприятно ужасно. Но у них даже мысли не возникает, что это было насильственно», — добавляет Маркова. 

Женщины и сами могут не понимать, что принуждают мужчину к сексу: то, что они воспринимают как «женские хитрости» и соблазнение, может на самом деле иметь и другие названия. Для многих в принципе не существует сексуального насилия со стороны женщины в адрес мужчины. Поэтому, возможно, женщины совершают сексуальное насилие чаще, чем принято думать — просто эти случаи, как правило, нигде не учитываются.

Может ли автор насилия измениться

Важно не только наказывать за сексуальное насилие, но и давать людям шанс изменить поведение. Некоторые из авторов насилия не могут измениться, следовательно, их нужно изолировать. Но способных «перевоспитаться» нужно не только наказывать за насилие, но и принуждать ходить на психотерапию. Только работа с авторами насилия может снизить рецидивы после выхода из тюрьмы, считают эксперты.

Эта работа включает признание личной ответственности за содеянное, избавление от когнитивных искажений, обучение самоконтролю и развитие эмпатии. Эмпатии, как и контролю импульсов, можно обучить. «Для многих из них открытие, что их действия причинили вред, — говорит Светлана Маркова, к которой авторы насилия приходят по решению американского суда. — Они читают рассказ жертвы насилия, и рассказ наполнен переживаниями, последствиями, мыслями, то есть все детально расписано, чтобы пробудить понимание и эмпатию. И я вижу, как многие искренне удивляются, их это задевает. Многие так прямо и говорят: „Я не понимал, даже мыслей не было, что кому-то будет больно, что будут такие последствия для второй стороны“».

В России человек, совершивший насилие, может попасть в тюрьму, но обязательной психотерапии для него не предусмотрено. Однако есть люди, которые помогают авторам насилия измениться — если они сами на это решаются. Станислав Хоцкий и его коллеги из центра «Альтернатива» работают со всеми, у кого есть проблемы с агрессивным, контролирующим и насильственным поведением — иногда связанным с сексуальным насилием, но не всегда. Большинство клиентов центра — мужчины. Все приходят добровольно или условно добровольно, когда рушится привычный мир.

по теме

Общество

Почему транслюди сталкиваются с насилием?

«Часто бывает, что партнерша изъявляет желание уйти или уже ушла, и тогда мужчина приходит к нам, потому что хочет вернуть отношения или боится, что эти отношения будут разрушены, — рассказывает он. — Есть и те, кто приходит полностью самостоятельно, понимая, что они делают своим поведением больно близким».

Программа длится от полугода, это около 25 встреч. До конца доходит меньше половины клиентов: у некоторых заканчивается внешняя мотивация, например, когда ушедшая супруга возвращается. Другие осознают в своем поведении насильственные элементы, и им слишком тяжело с этим знанием, пропадают.

В «Альтернативу» практически не обращаются именно с проблемами сексуального поведения, но сотрудники центра спрашивают, как у клиента происходит близость, и отслеживают маркеры, указывающие на насилие в этой области. «Это невнимательность к тому, что партнер чувствует во время сексуального контакта, к его неприятным ощущениям, склонение к анальному или оральному сексу с помощью продолжительных уговоров и манипуляций, например, когда мужчина «обижается», что партнерша не готова на определенные практики, — поясняет Хоцкий. — Мы говорим и про принцип активного согласия. Если при детализации истории я понимаю, что клиент пришел домой, супруга спит, ему захотелось секса, и он разбудил ее посредством проникновения. Для него это не проблема, но я буду делать так, чтобы он как минимум посмотрел на это критически».

Когда клиенты центра узнают, что их поведение в сексе насильственное, они часто удивляются, потому что никогда об этом не думали. Многие реагируют виной, стыдом, удивлением: «Вот блин, как теперь это исправить?». Станислав считает, что они совершают насилие, потому что не понимают, что это проблема, не замечают, как причиняют боль, и не видят всей полноты последствий. Но, если им помочь увидеть насилие, они захотят измениться — и изменятся.

Личность насильника, психология насильника


Психология насильника, патология личности насильника

Для чего говорить об этих неприятных людях – насильниках, – которых так хочется забыть?

Дело в том, что для того, чтобы пострадавший человек снова обрел верный, трезвый взгляд на себя, ему необходим и верный, трезвый взгляд на того (тех), кто причинил ему боль. Потому что в первое время в сознании того, кто столкнулся с насилием, присутствует этот образ – личность насильника, это как бы новый, непрошенный жилец вашей квартиры.

личность насильникаИ очень часто образ личности насильника гипертрофирован. Он видится или слишком страшным, или более опасным, чем он есть на самом деле, или более злым, или более справедливым – как бы имеющим право на насилие.

Помните сказку Корнея Чуковского «Тараканище»? О таракане, которого боялись все звери, даже тигры с носорогами? А потом его съел маленький воробей.

Давайте посмотрим на психологию насильника объективно!

Каждый насильник должен понимать, что он – отброс
Кризисный психолог Михаил Хасьминский
Кризисный психолог Михаил Хасьминский

Личность насильника похожа на малое дитя. У насильника и желания детские, и способы решения детские («дай и все», «хочу и все»), желания других не учитываются, добавляется эгоистичность, скандальность. Такова психология насильника…
Читать дальше

Насильник достоин жалости
Александр Ипатов, президент российской национальной федерации Ояма киокушинкай каратэ-до
Александр Ипатов, президент российской национальной федерации Ояма киокушинкай каратэ-до

Насильник может быть сильным физически, но духовно это слабый человек. Психология насильника — психология слабака. Знаете, кто самые жестокие палачи? Это слабые люди. Они с помощью насилия пытаются компенсировать свою несостоятельность…
Читать дальше

Насильники – не умные люди
Полковник милиции Михаил Маков
Полковник милиции Михаил Маков

Насильники довольно часто бывают хитрыми людьми, но редко – умными. Если бы насильники были интеллектуально развитыми, то могли бы использовать какой-то другой преступный промысел для достижения своих целей (получения денег, удовольствий, власти). Насилие само по себе – это не лучший способ…
Читать дальше

Богатырь подонком быть не может
Андрей Кочергин
Андрей Кочергин

Подавляющее большинство преступников, совершивших насилие в отношении женщин, детей и стариков являются людьми, ущемленными в детстве, воспитанными в неполноценной семье, в прошлом избиваемыми и унижаемыми. Которые решили ответить всему миру подобным образом. Такова психология насильника
Читать дальше

Полноценный человек не агрессивен
Кризисный психолог Марина Берковская
Кризисный психолог Марина Берковская

Личность насилика патологична. Действительно полноценный и уверенный в себе человек, наделенный силой, производит скорее впечатление слегка флегматичного человека. Он крайне редко дает волю агрессии. Для этого должна быть очень важная причина. Например, защита своей или чьей-либо жизни…
Читать дальше

Черты характера потенциального насильника
Ирина Малкина-Пых, психолог, доктор физ.-мат. наук
Ирина Малкина-Пых, психолог, доктор физ.-мат. наук

Существует набор черт личности насильника, которые были выявлены у мужчин, избивавших своих подруг или жен; четыре последние характеристики почти со стопроцентной гарантией указывают на склонность к насилию…
Читать дальше

Характеристики мужчин, совершающих насилие в семье
Ирина Малкина-Пых, психолог, доктор физ.-мат. наук

Психология насильника, прибегающего к домашнему насилию, представляют собой сложную взаимосвязь между властью и полом на индивидуальном, семейном, социальном, институциональном и культурном уровнях. Однако у нарушителей обнаружено несколько общих характеристик (минимизация последствий совершенного насилия, отрицание ответственности и чувство правомочности насилия), которые являются основными в их жестоком поведении…
Читать дальше

Версия для печати

Последние просьбы

  • 17.08.2020

    Ребёнку год и 5 месяцев. Срываюсь на неё часто, могу по попе стукнуть за непослушание. Виню себя до слёз и не хочется порой из-за этого жить. Возможной причиной моего такого поведения это моя мать, которая меня била и постоянно кричала.

    подробнее…
  • 01.08.2020

    Когда мои родители были на работе, мы с братом остались одни дома и он сказал мне идём за мной. Брат был раздет и засунул мне в рот свой пенис, засовывал и высовывал его, а потом пописал мне в рот, у меня были рвотные рефлексы.

    подробнее…
  • 30.07.2020

    Здравствуйте. Я хочу умереть. С самого садика меня обижали, вплоть до сегодняшних дней, в последствии чего лежала 6-7 раз в психбольницах. Однажды меня увидел мальчик из класса поменьше, и сказал: «Аня, иди сюда». Так вот, мы отошли и он просто плюнул мне в лицо, ничего потом не сказав. Потом я плакала очень сильно.

    подробнее…
  • Читать другие просьбы

Корни сексуального насилия, Психология – Гештальт Клуб

 

Тема сексуального насилия очень непростая, и если о жертвах, об их психологии, о том, что нужно делать, как действовать, столкнувшись с насилием, говорится очень много, то о том, кто же эти мужчины, совершающие подобные поступки и каковы причины, приводящие к подобному асоциальному поведению, информации мало. Какие факторы способствуют тому, что человек совершает подобное преступление? Ведь понимание этих факторов очень важно для общества, для родителей, воспитывающих сыновей, ведь именно семья и социум в большей степени формируют в человеке те или иные склонности и предпочтения.  

 

Отечественные и зарубежные ученые установили, что основную массу изнасилований совершают мужчины, которые имели постоянную возможность удовлетворять половую потребность. Более того, многие из них на момент осуществления преступления были женаты и их семейные отношения были даже внешне благополучными. Поэтому, определяя психологические причины изнасилований, следует сразу же отвергнуть необоснованное утверждение о том, что регулярная половая жизнь женатых мужчин в значительной мере предотвращает преступление. Так почему же некоторые мужчины встают на путь сексуального насилия, преступно пренебрегая половой свободой женщины? Попытаемся в этом разобраться.

 

Существует несколько моделей научного объяснения сексуального насилия: психиатрическая, фе­министская, эволюционная и социального научения.

Психиатрическая модель трактует сексуальное насилие  как акт агрессии, при помощи   которого мужчина проявляет свою ненависть к женщи­не. Он мстит ей за пережитую (чаще всего в детстве) травму, связанную с его унижением или подавлени­ем конкретной женщиной, например матерью. Мотивация насилия в этой связи распространяется на женщин в целом, но триггером может послужить кто-то или что-то, вызвавшее похожие переживания.

 Феминистская модель объясняет сексуальное насилие как акт демонстрации мужчиной превосходства и власти класса мужчин над классом женщин, особенно в ситуации, когда женщина каким-то образом опровергает данную теорию. (властная, подавляющая, выше по статусу)

Эволюционная модель опирается на дарвиновскую концепцию развития животного мира и совершенствования механизмов приспособления (в том числе  размножения). Согласно данной модели, сексуальное насилие  является репродуктивной стратегией поведения самцов, он стремится к оплодотворению как можно большего количества женщин, так как, возможно, часть потомства не выживет. Согласно данной модели, современных мужчин, совершающих сексуальное насилие, побуждает некий не угасший у них атавистический инстинкт, генетически полученный в наследство от древних предков.

Модель социального научения, напротив, утверждает, что стремление к агрессии и насилию над женщиной не заложено в человеческой психике от рождения.  Оно есть результат усвоения различных поведенческих моделей, демонстрируемых в жизни, в кино, по телевидению. В акте сексуального насилия насильник и его жертва ведут себя в соответствии с усвоенным стереотипом половых взаимоотношений.

 

Очевидно, что каждая из моделей несет в себе зерно истины, но ни одна из них пока не в состоянии полностью объяснить психологические корни изнасилования. Какие модели сексуального насилия лучше всего подкреплены экспериментальным материалом? Для ответа на этот вопрос обратимся к анализу некоторой эмпирики.

Ю.М. Антонян, В.П. Голубев и Ю.Н. Кудряков провели психологическое исследование 158 осужденных за изнасилование с помощью СМИЛ . В качестве контрольных групп использовались результаты исследований законопослушных граждан (350 чел.) и осужденных за другие преступления (344 чел.), выполненные по той же методике.

К каким выводам пришли Ю.М. Антонян и его коллеги?

 

 1. Изнасилование, как и многие другие виды насильственных преступлений, предопределяются наличием у человека следующих личностных качеств: импульсивность, аффективная ригидность, социальная отчужденность, высокий уровень тревожности, нарушения адаптации, дефекты правосознания и регуляции своим поведением.

 2. Психологическое содержание изнасилования состоит в стремлении мужчины утвердить себя по отношению к женщине. Очень часто данное преступление в меньшей степени порождается сексуальными мотивами, а в большей — мотивами самоутверждения. Такая тенденция должна рассматриваться как следствие нарушенной идентификации с традиционно понимаемой мужской ролью, мужскими качествами.

 3. Важно подчеркнуть, что изнасилование в свете имеющихся данных, полученных по СМИЛ, выступает как явно компенсаторное. За преступлением,  связанным со стремлением к явному доминированию по отношению к женщине, может стоять субъективно нерешенная проблема. Она заключается в том, что мужчина бессознательно ощущает склонность к противоположному по содержанию, по существу женскому поведению (подчиненному, пассивному и т.д.), которое он стремится в себе преодолеть, чаще всего неосознанно, чтобы соответствовать субъективным представлениям о мужских ролях и качествах. Такие представления и порождаемое ими поведение формируются в процессе социализации индивида. 

4. Интерпретация результатов применения СМИЛ относительно лиц, совершивших изнасилования, позволяет говорить о том, что у насильников наблюдается пониженный потенциал  сочувствия, сопереживания, сострадания и стремления понять другого человека. Личностно значимыми для них являются только физические действия и поступки. Они не могут осознавать мотивы своих действий. Им не дано правильно оценить действия других.

 

Обследование насильников методикой К. Маховер «Рисунок человека», проведенное Ю.М. Антоняном и его коллегами позволило установить наличие у данной категории преступников следующих психологических качеств и реакций.

 

1.В рисунках насильников женщина выглядит старше мужчины. Женская фигура изображается более массивной и более активной, чем мужская. В рисунках отражается подчиненная, зависимая позиция насильника по отношению к женщине, его неуверенность в себе в аспекте взаимоотношений с ней.

Описывая сюжеты своих рисунков, насильники дают им следующую интерпретацию: «Сын выпрашивает у матери деньги, а она ему не дает; подросток пытается познакомиться с женщиной, но боится это сделать; жена ругает своего мужа, а тот обещает ей исправиться; жена, которая держит своего мужа в кулаке, а он пытается наладить с ней отношения мирным путем».

Можно сказать, что обобщенный образ женщины воспринимается лицами, совершившими изнасилование, как враждебный, агрессивный, доминирующий. На этой почве у них развивается комплекс неполноценности. Психологическая ущербность преступника компенсируется насильственным половым актом.

2. У виновных в совершении изнасилования обычно отсутствует ясное представление о традиционных мужских и женских стереотипах поведения. В их понимании отношения между мужчиной и женщиной в основном ограничиваются только сексуальными функциями. Именно поэтому их стремление к доминированию по отношению к женщине ограничивается насильственной реализацией полового акта.

3. На рисунках прослеживается сильная фиксация их авторов на сексуальной сфере, аффективно отрицательная окраска сексуальных представлений, их извращенные сексуальные мечты и фантазии.

 

Рисунки насильников, полученные в результате применения методики ассоциативного рисуночного теста, свидетельствуют о напряженности в сексуальной сфере преступников, о стремлении их подчеркнуть наличие у себя мужских половых функций, мощь и сила которых явно преувеличена. Очень много в анализируемых рисунках деталей, условно символизирующих женские и мужские первичные половые признаки. У других категорий преступников указанная фиксация в таком количестве обычно не встречается. Все это свидетельствует о том, что у совершивших изнасилование область половых отношений является конфликтной, аффективно окрашенной, а восприятие отношений между мужчиной и женщиной ограничивается половыми функциями. 

 

Результаты обследования лиц, совершивших изнасилование с помощью методики незаконченных предложений, можно свести к следующему положениюНасильники имеют крайне негативные по содержанию, аффективно напряженные установки по отношению к женщинам. Таковые выступают в их представлении как развратные и грязные. Почти все преступники считают, что идеальных женщин не бывает и не может быть, все они одинаково плохие.

 

Наблюдение за конкретными преступниками, осужденными за изнасилование, показывает, что для большинства из них не существует проблемы персонифицированного выбора женщины в качестве сексуального партнера, не говоря уже о ней как о носительнице иных социальных ролей. Часто даже такие признаки, как возраст, внешность не имеют существенного значения для насильника. Этим в значительной мере объясняются случаи нападения в темноте на женщин, внешние данные которых преступник даже не смог рассмотреть.

 

Известны случаи, когда мягкий, доброжелательный, исполнительный мужчина совершал изнасилование незнакомой ему женщины, жестоко избив и унизив ее. Для таких лиц характерно то, что о своей жене они отзываются положительно или, во всяком случае, нейтрально, а о женщинах вообще — крайне негативно. Жену себе такой мужчина выбирает в качестве прообраза своей матери. Ей он подчинялся, зависит от нее, боится. Жена выступает для него в роли матери, поэтому насилие и жестокость по отношению к ней невозможны. В то же время протест против своей подчиненной роли этот мужчина реализует в осуществлении изнасилования незнакомой ему женщины. В данном случае на первый план выходит не удовлетворение сексуальной потребности, а обретение безраздельной власти над женщиной для утверждения себя в мужской роли. Указанная мотивация встречается примерно у половины неоднократно осужденных за половые преступления.

 

Для осужденных за изнасилования характерны такие рассказы об их отношениях с матерями: «Мать меня никогда не ласкала, я чувствовал, что бабушка любила меня намного больше, чем она»; «Я был послушным, но мать меня часто незаслуженно наказывала, била, не покупала подарки. Подарки делали брату»; «Доверительных отношений с мамой у меня не было, сестру любили больше»; «Мать очень строго следила за мной, ничего не прощала» и т. д.

Как видим, беседы с осужденными за изнасилование показывают, что большинство из них в детстве не имели надлежащего психологического контакта со своими матерями. Последние были грубы, неласковы, жестоки, эмоционально отвергали их. Именно в этом заключается изначальная причина негативного отношения насильника к женщине в целом. 

 

В силу дефектов личностного развития и психики в целом сексуальная сфера становится для некоторой категории мужчин наиболее значимой и особо переживаемой. Это определяет их фиксацию на половых отношениях и повышенную восприимчивость всего того, что связано с указанными отношениями. Совершая изнасилование, они неосознанно стремятся стать такими, какими им хотелось бы себя видеть в части реализации мужской половой роли, но какими они в соответствии со своими субъективными представлениями о себе не являются. В другом случае, когда преступление носит компенсаторный характер, субъект защищает таким экстремальным способом имеющиеся представления о себе.

 

Названные черты нравственно-психологической характеристики личности насильника возникают не сразу. Они формируются, развиваются и закрепляются в личности с первых лет жизни индивида. Поэтому изнасилование, как и все другие умышленные преступления, не могут быть случайными. Насильственное сексуальное поведение внутренне закономерно, подготовлено всем ходом жизни и является ее итогом.

Внешние обстоятельства, в частности провоцирующее поведение жертвы, опьянение преступника, выполняют лишь роль условий. Сказанное относится и к случаям группового изнасилования, когда насильник действует под влиянием соучастников.

 

Вместе с тем необходимо отметить, что возникновению насильственного сексуального поведения часто способствуют циничные взгляды мужчин (отца или других значимых фигур) и их презрительное отношение к личной свободе, достоинству и половой неприкосновенности женщины.

 

В следующей статье мы поговорим о типах насильников.

 

Если подытожить, то мы видим, что корни формирования преступника лежат в детстве, и в большей степени связаны с отсутствием эмоциональной близости с матерью.  Я думаю, что отсутствие положительного примера отца, гармоничных отношений между мужчиной и женщиной тоже имеет свой вклад в формирование патологических наклонностей. Осознание этой связи дает нам возможность  воспитывать детей с учетом этих знаний, ведь от каждого из нас зависит, в каком мире будут жить наши дети.

 

 

Сексуальное насилие и терапия психологической травмы

Сексуальное насилие и терапия психологической травмы

Оглавление:

  1. Сексуальное насилие – это …
  2. Почему важна помощь жертвам сексуального насилия?
  3. Последствия изнасилования и сексуальной травмы.
  4. Терапия сексуального насилия.
  5. Подводя итоги.

Сексуальное насилие – это …

Сексуальное насилие – это любая форма сексуального насилия (женщин, детей, мужчин), включая изнасилование, приставания, домогательства, сексуальные унижения и принуждения к сексу, любые формы сексуального контакта, при этом против воли жертвы. Большинство экспертов по сексуальному насилию соглашаются, что сексуальное насилие никогда не связано только с сексом. Вместо этого, это часто попытка получить власть над жертвами.

Важно учитывать тот факт, что в некоторых случаях жертвы сексуального насилия не обращаются в полицию и сразу не фиксируют следы и признаки сексуального насилия. Первые мысли, которые могут посетить, это смыть с себя эту «грязь».

Сексуальное насилие – это действий совершаемые со стороны агрессора против воли жертвы, которые могут быть в форме приставаний, домогательств, любых форм половых контактов, сексуальных унижений и изнасилования.

Почему важна помощь жертвам сексуального насилия?

Травма изнасилования или сексуального насилия является основной причиной посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), она может быть разрушительной для психики человека, и вы можете испытывать чувство вины, чувствовать страх, стыд и одиночество, страдать от кошмаров и других неприятных воспоминаний. Но независимо от того, насколько вы плохо себя чувствуете сейчас, важно помнить, что вы не виноваты в том, что произошло, и вы можете восстановить свое чувство безопасности и доверия. Восстановление от сексуальной травмы требует времени, и процесс заживления может быть болезненным.

При правильных стратегиях и поддержке вы можете избавиться от травмы, восстановить свое чувство контроля и самооценки и даже посмотреть на ситуацию с другой стороны, при этом чувствуя себя более сильной и психически здоровой личностью.

Поэтому немедленная помощь в кризисных ситуациях после сексуального насилия может оказаться неоценимой и даже спасти жизни. Терапия также может быть полезной для тех, кто сталкивался с сексуальным насилием в детстве.

Последствия изнасилования и сексуальной травмы.

В результате насилия у жертв появляется целый набор травматических симптомов. При этом необходимо заниматься решением проблемы, для предотвращения развития ПТСР.

После изнасилования ваш мир становиться больше не похож на безопасное место. Вы перестаете доверять людям. Вы можете даже перестать доверять себе. Вы можете подвергать сомнению свои суждения, свое здравомыслие, свою ценность. Вы можете обвинять себя в том, что произошло.

Помните то, что Вы испытывает это нормальная реакция на травму. Ваши чувства беспомощности, стыда, самообвинения, вины – это симптомы.

Также могут появиться другие проблемы психического здоровья:

Депрессия – сопровождающаяся чувствами безнадежности, уныния. Депрессия может быть легкой, сильной и изнурительной.

Беспокойство, которое может перерасти в агорофобию, панические атаки, хронический страх перед лицом человека, который нанес травму.

Посттравматический стресс – сопровождается постоянным воспроизведением психотравмирующей ситуации.

Терапия сексуального насилия.

Как пережить сексуальное насилие? Хотя последствия сексуального насилия довольно травматичны, восстановление психики возможно. В одиночку с такой травмой справиться практически невозможно, поэтому рекомендуется обраться к специалисту. Совместная работа между специалистом и жертвой изнасилования позволяет обеспечить успех терапии. Особенно эффективны следующие терапевтические подходы:

Когнитивная поведенческая терапия  может помочь жертвам насилия отказаться от неадаптивного поведения. Например, человек, который подвергся насилию в детстве, может так бояться близости, что избегает романтических отношений. Когнитивная поведенческая терапия может помочь ему скорректировать автоматические мысли, которые заставляют его избегать близости, что позволит ему работать над здоровыми отношениями и поведением.

Десенсибилизация и переработка движениями глаз (ДПДГ) в основе терапии лежит ускоренная переработка информации, согласно которой у человека существует особый психофизиологический механизм, получивший название информационно-перерабатывающей системы, обеспечивающий поддержание психического равновесия (Ф. Шапиро, 1995). При активизации этой адаптивной системы происходит переработка любой информации, в том числе эмоциональной, связанной со стрессами и проблемами выживания[1].

Подводя итоги.

Хотелось бы отметить, что успешная терапия травмы жертвы сексуального насилия зависит от правильно определения цели и предмета воздействия. Если цель и предмет воздействия выбран не правильно то эффект терапии будет минимальным. Целями воздействия могут быть и детские ранние воспоминания, недавние травмирующие события. В работе жертвами насилия требуется особая внимательность, терапевту необходимо позаботиться о создании у них чувства безопасности. Жертве сексуального насилия становит после травмы тяжело социально адаптироваться, у неё занижена самооценка, она испытывает чувство вины, страха. Поэтому в задачи терапевта также входит обеспечение благоприятных условий для терапии. Результатом успешной терапии будем повышение социального взаимодействия, улучшение самооценки, снижение чувства страха, устранение чувства вины и др.

автор: Игорь Фомичев, клинический психолог,

эксперт в «Центр специальных исследований и экспертиз».

т. 8-925-855-13-75

Читайте также:

Жертвы сексуального насилия и четыре шага на пути лечения травмы

 

Литература.

  1. Доморацкий В. А. Краткосрочные методы психотерапии. – М.: Издательство Института психотерапии, 2008. – 304 с.

Похожее

Синдром травмы изнасилования — void_hours — LiveJournal

При написании статьи использовались отрывки из работы Энн Бёрджисс и Линды Хольмстром «Rape: Victims of Crisis», (Bowie, Md.: Robert J. Braky Co., 1974, pp. 37-50), опубликованные здесь, материалы, взятые с сайта Rape Victim Advocates (здесь), статья «Rape Trauma Syndrome», размещенная на сайте Community Crisis Center (здесь), статья из wikipedia (здесь), и многие другие.
Огромное спасибо frau_zapka за редакторскую работу.

В 1972 г. Энн Бёрджисс (Ann Burgess) и Линда Хольмстром (Lynda Holstrom) предприняли исследование психологических последствий изнасилования, в ходе которого они интервьюировали и консультировали всех пострадавших от сексуального насилия, обратившихся в отделение неотложной помощи клиники города Бостон. Исследование продолжалось около двух лет, в течение которых они опросили более 600 женщин и идентифицировали «синдром травмы изнасилования».

Синдром травмы изнасилования является формой посттравматического стрессового расстройства, которое развивается у пострадавших от сексуального насилия — как взрослых, так и детей. Он включает в себя физические, эмоциональные, когнитивные и поведенческие реакции, развившиеся вследствие столкновения с угрожающим жизни событием. И хотя большинство исследований синдрома травмы изнасилования проводились с потерпевшими женщинами, пострадавшие от сексуального насилия мужчины также демонстрируют симптомы СТИ.

Можно выделить несколько стадий СТИ, каждая из которых обладает определенным набором симптомов и интенсивностью их проявления. Продолжительность каждой стадии для разных людей может быть разной, иногда наблюдается возвращение к более ранним стадиям, также возможно наложение симптомов предыдущей и последующей стадий.

Эпизод насилия
Во время самого эпизода насилия реакциями жертвы могут быть:

Сопротивляться, пытаться убежать или замереть (Fight, Flight, or Freeze) – хотя все думают, что в случае нападения они точно будут сопротивляться и пытаться убежать, в действительности в большинстве случаев жертва просто замирает на месте и не пытается оказать сопротивление.
Это непроизвольная реакция организма на событие, которое психика воспринимает как угрозу жизни. В этом случае разум перестает принимать решения, нервная система организма мобилизуется, переходит в режим выживания и начинает инстинктивно регулировать поведение человека. Происходит потеря тонической мобильности, при которой тело становится неподвижным и ригидным.

Тем не менее, у относительно небольшой части подвергшихся нападению действительно включается «инстинкт борьбы», при котором происходит выброс адреналина, и ресурсы организма направляются на оказание ожесточенного сопротивления.

Дезориентация во время нападения может привести к тому, что пострадавшая будет чувствовать себя как бы оторванной от тела, не чувствующей его, что помогает диссоциироваться от испытываемых боли и страха.

Концентрация на выживании: включившийся инстинкт самосохранения может толкнуть человека на то, что он не смог бы или не стал бы делать при других обстоятельствах и что позже в ретроспективе может показаться странным и противоречащим здравому смыслу. Так, к примеру, жертва может беспрекословно выполнять все приказания насильника и содействовать ему, чтобы избежать травм, увечий или смерти, чтобы быстрее закончить тягостную сцену и т.д. Это никоим образом не означет, что жертва желала того, чему ее подверг насильник или что она дала согласие на это.

Острая фаза: дезорганизация

• Немедленная реакция на случившееся
Существует широко распространенные мнение, что первой реакцией пострадавшей на изнасилование должны быть слезы и состояние истерики. Однако в действительности это не всегда так. Напротив, жертвы изнасилования описывают чрезвычайно широкий спектр зачастую противоположных эмоций, пережитых в течение нескольких часов после инцидента. Не существует неуместной реакции на изнасилование!

Однако поведение пострадавших в течение нескольких часов после изнасилования, как правило, соответствует одному из трех основных типов реакции:

Экспрессивная реакция: жертва открыто демонстрирует такие эмоции, как нервное возбуждение, ярость, страх, тревожность. Она может плакать, ругаться, кричать, смеяться, впасть в истерику – все это абсолютно нормальная реакция на пережитую травму.

Контролируемая реакция: жертва маскирует или прячет свои чувства, принимая спокойный, собранный и сдержанный вид и ведет себя так, как будто «ничего не случилось» или «все в порядке». Она будет спокойно сидеть, отстраненно и логически отвечать на вопросы, скрывая переживаемые ею страх, печаль, гнев и тревогу.

Дезориентация: Пострадавшая испытывает сильнейшую дезориентацию, спутанность сознания. Она не может ни на чем сосредоточиться, не в состоянии принимать даже самые незначительные решения. Часто пострадавшая, рассказывая о случившемся, плохо помнит, что и как именно произошло, путается и допускает фактические ошибки. Это является типичным проявлением шокового состояния.

Данные типы являются отражением разных вариантов реагирования на кризисную ситуацию. Также возможно проявление разных сочетаний этих типов реакции.

Физические и эмоциональные реакции на изнасилование зачастую настолько интенсивны, что жертва испытывает шок и отрицание. Если акт насилия было особенно пугающим или жестоким, пострадавшая может пережить крайнюю степень шока и полностью заблокировать воспоминания о пережитом.

Состояние шока и отрицания, через которые проходит большая часть пострадавших, обычно сменяется на целую гамму самых разнообразных и часто противоположных эмоций, что приводит к резким перепадам настроения. Жертва может испытывать ярость, страх, облегчение от мысли, что она выжила, унижение, ощущение себя грязной и использованной, уныние, замешательство, желание мести. Все эти эмоции, как и многие другие, здесь не перечисленные, совершенно нормальны.

• Физическая реакция
Многие пострадавшие от изнасилования описывают общее болезненное ощущение и напряженность во всем теле. Для других болезненные ощущения ограничиваются теми частями тела, которые стали объектом применения силы – например, горло, грудь, руки или ноги. Эти болезненные ощущения могут быть как результатом реальной физической травмы, так и носить психосоматический характер.

Помимо того, часто встречающимися физическими симптомами являются озноб, слабость, внутреннее дрожание, холодный пот, чувство онемения во всем теле, тошнота и/или рвота.

Нарушения режима сна. Находясь в острой фазе, пострадавшие испытывают значительные нарушения установленного режима сна: проблемы с засыпанием, частые пробуждения и невозможность снова заснуть, кошмары, во время которых они могут вновь переживать нападение. Те, кто был изнасилован во время сна, могут переживать пробуждение каждую ночь в одно и то же время.

Нарушения режима приема пищи. Как правило, жертвы изнасилования переживают значительное ослабление аппетита. Они могут жаловаться на боль в животе, потерю аппетита или на странный вкус еды. Часто пострадавшие испытывают чувство тошноты при одной мысли об эпизоде насилия.
В некоторых случаях пострадавшие, напротив, начинают есть больше обычного, пытаясь заглушить негативные эмоции.

Симптомы, относящиеся к конкретному типу сексуального насилия. Жертвы также переживают физические симптомы, ограниченные теми частями тела, которые стали объектом сексуального насилия. Те, кто был принужден к оральному сексу, могут жаловаться на раздражение во рту и горле. Пережившие насильственную вагинальную пенетрацию могут испытывать выделения из влагалища, зуд, жжение при мочеиспускании, и общую боль. Жертвы анального изнасилования могут сообщать о ректальной боли и кровотечении.

• Эмоциональная реакция
Принято считать, что основной реакцией на изнасилование являются чувства стыда и вины. Однако, согласно данным исследования Энн Бёрджесс и Линды Хольмстром, для большинства жертв основной эмоцией является чувство страха – боязни физической травмы, увечья и смерти. И именно острое чувство страха наряду с ощущением собственной беспомощности и бессилия и являются причинами развития синдрома травмы изнасилования.

Другими характерными для пострадавших от изнасилования эмоциями являются чувства унижения, нечистоты, вины, стыда, растерянности, тревожности, подозрительности, гнева и желания отомстить. Из-за широты гаммы эмоций, присущих острой фазе, жертвы часто подвержены резким перепадам настроения.

Многие жертвы понимают, что интенсивность переживаемых ими чувств зачастую несоразмерна с ситуацией, в которой они находятся в данный момент. Так, например, они могут испытывать чувство гнева по отношению к кому-то, но вскоре осознать, что гнев в этой ситуации был совершенно необоснован. Женщины часто сильно расстраиваются из-за собственного неуравновешенного поведения, что в свою очередь является источником еще более угнетенного состояния. Жертвы также говорят о чувстве постоянного раздражения и недоверия по отношению к другим людям, которое они испытывают во время нескольких первых недель, когда симптомы все еще ярко выражены.

Мысли. Пострадавшие постоянно пытаются заблокировать любые мысли о пережитом насилии, однако эти мысли, по их словам, продолжают их преследовать. Они испытывают навязчивое желание найти возможность изменить и исправить прошлое – так, согласно словам пострадаших, их мысли снова и снова возвращаются к анализу того, как можно было бы избежать нападения или по-другому выйти из ситуации.

Симптомы, характерные для острой фазы, могут проявляться в период от нескольких дней до нескольких месяцев. Во время этой фазы пострадавшие особенно эмоционально уязвимы и общение с ними требует особой чуткости и бережного обращения.

Стадия отрицания
Стадия отрицания – период, во время которого пострадавшая пытается вернуться к привычному образу жизни, как если бы ничего не случилось. Во время этой фазы она может полностью заблокировать мысли и воспоминания о случившемся. Она будет отказываться обсуждать то, что с ней случилось или любую другую связанную с этим тему, и будет намеренно избегать любых напоминаний о произошедшем, желая просто забыть об этом. Некоторые люди могут оставаться в стадии отрицания годами, так что будет казаться, что они «отошли» от этого, несмотря на то, что их эмоциональные проблемы так и не были разрешены.

Отрицание может быть частью процесса восстановления пострадавшей, поскольку дает ей возможность собраться с силами прежде чем начать тяжелую работу по осмыслению травмы и восстановлению. Однако, затянувшаяся стадия отрицания в значительной степени мешает процессу выздоровления.

Долгосрочный процесс: реорганизация
Изнасилование представляет собой полное разрушение нормального хода жизни жертвы не только в течение первых дней или недель после случившегося, но и последующих месяцев и даже лет. Во время фазы реорганизации пострадавшей приходится признать и начать прорабатывать подавляемые до сих пор чувства и страхи; начать перестраивать себя и свою жизнь, интегрируя в нее приобретенный опыт, искать способы вновь обрести утраченное чувство безопасности.

После приглушенных и подавленных эмоций, характерных для стадии отрицания, для человека может быть очень страшно вновь ощутить сильную эмоциональную боль и вернуться к мыслям и воспоминаниям об изнасиловании . Следует помнить, что, несмотря на болезненность переживаемых симптомов, эти реакции являются необходимыми элементами в процессе восстановления от пережитой травмы, и что со временем симптомы будут постепенно сглаживаться и уходить.

Во время долгосрочного процесса реорганизации жертвам приходится сталкиваться со следующими симптомами:

1. Социальные последствия:
Пострадавшие, как правило, испытывают значительные затруднения с возвращением к тому образу жизни, который они вели до эпизода насилия.

Возобновление функционирования лишь на минимальном уровне
Многие пострадавшие, хотя и продолжают работать или учиться, но чувствуют себя не в силах выполнять задачи и действия кроме минимально необходимых. Некоторые и вовсе бросают работу или учебу и остаются дома, решаясь выходить наружу лишь изредка и только в сопровождении близких людей.

Жертвы могут начать считать мир слишком опасным местом и начать в значительной степени ограничивать свое передвижение, выходы из дома, социальную активность.

Очень распространенные среди жертв сексуального насилия депрессия, потеря удовольствия от жизни и интереса к любимым прежде занятиям, апатия часто приводят к резкому сужению круга интересов и занятий, физической бездеятельности

Проблемы с общением
Жертвы сексуального насилия часто начинают испытывать возрастающее чувство недоверия и подозрения по отношению к другим людям, особенно к мужчинам. На стадии восстановления многим жертвам становятся свойственны постоянная раздражительность, приступы ярости и готовность идти на конфликт по незначительным поводам. Характерными являются также ощущения отчужденности, изолированности от других, собственного одиночества. Все эти рекции часто приводят к тому, что пострадавшие могут отдалиться от других, замкнуться в себе, потерять интерес к общению и социальной жизни.

В некоторых случаях пострадавшие, напротив, могут стать очень зависимыми от других людей.

Часто реакции зависят от характерных обстоятельств эпизода насилия. Например, если нападение произошло, когда насильник и жертва были наедине, она может начать бояться оставаться в одиночестве. Если пострадавшая пережила групповое изнасилование, она может практически полностью отказаться от социальных контактов и обращаться за поддержкой и общением только к нескольким доверенным лицам. Нередки случаи, когда жертва переживает конфликтующие эмоции – будучи в одиночестве, она может испытывать чувство страха и собственной беззащитности, находясь же в компании других людей, она может ощущать сильный дискомфорт и стресс из-за иррационального чувства недоверия к другим.

Прибегание к копинговым механизмам
В попытке справиться с тяжелыми эмоциональными последствиями изнасилования пострадавшие часто ищут средства, которые помогли бы им адаптироваться к этому непростому периоду и уменьшить или снять эмоциональную боль. Такие средства могут быть как конструктивными (обращение за поддержкой к семье и друзьям, философия), так и самодеструктивными (причинение себе вреда, алкоголь, наркотики, поведение, связанное с высокими рисками).

2. Психологические последствия
На этапе восстановления доминирующими являются негативные эмоции пострадавшей, направленные против нее самой – чувства вины, стыда, унижения, собственной нечистоты, общая потеря самоуважения и уверенности в себе – все они являются совершенно нормальными психологическими реакциями. Эти симптомы означают, что пострадавшая обратила свой гнев на себя, и что ее мучают неразрешенные страхи. Напоминайте ей, что она никоим образом не может считаться ответственной за произошедшее и что ничто не может служить оправданием совершенному над ней насилию. Поощряйте пострадавшую перенаправлять эти негативные эмоции с себя на насильника.

Очень характерно для этой стадии чувство вины за произошедшее, сопровождаемое поиском ошибок в своих действиях и поведении, приведших к таком исходу. Оно также может выступать своего рода защитной реакцией психики – это позволяет хотя бы отчасти восстановить утраченное чувство контроля над событиями и убедить себя, что полученный опыт и правильные выводы помогут в будущем избежать повторения подобного. И хотя на определенном этапе восстановления подобная иллюзия контроля может поддерживать жертву и позволить ей собраться с силами, длительное обращение к ней способно серьезно осложнить процесс восстановления.

Кроме того, подавляющее большинство пострадавших, находящихся в этой стадии, испытывает такие симптомы, как депрессия (иногда вплоть до суицидальных мыслей), невозможность ощутить счастье или радость, пессимистичный взгляд на будущее, апатия, приступы рыданий и общая плаксивость.

Отдельным кластером можно выделить ощущения и реакции, связанные с чувством собственной беззащитности, беспомощности, и отсутствия контроля над своей жизнью – страх, тревожность, нервозность, возбужденность, беспокойство, повышенная бдительность.

Страхи и фобии:
1. Связанные с обстоятельствами изнасилования – пострадавшая может испытать чувство страха как реакцию на внешний стимул, напомнивший ей об эпизоде насилия или насильнике. Например, если насилие произошло на улице, жертва может начать бояться покидать дом. Если насильник был пьян, запах алкоголя может запускать у пострадавшей очень яркие воспоминания об эпизоде насилия.
Наиболее часто встречаются среди жертв изнасилования такие фобии, как боязнь людей, боязнь оставаться одной, боязнь мужчин, боязнь незнакомцев, боязнь открытых пространств, боязнь прикосновений.

2. Страх встретиться с насильником – иногда бывает настолько сильным, что пострадавшая бросает учебу/работу, переезжает, меняет номер телефона, отказывется от привычных занятий и развлечений, меняет прежний круг знакомств.

3. Страх оказаться беременной или заразиться ВИЧ или ЗППП.

4. Общее чувство беспричинного страха и паранойи.

В некоторых случаях эти страхи могут вызвать паническую атаку — необъяснимый, мучительный приступ тяжёлой тревоги, сопровождаемый столь интенсивным страхом, что человек начинает задыхаться.

Флешбэки
Человек с СТИ или ПТСР может испытывать флешбэки во время немедленной острой или последующей долгосрочной фазы восстановления. Флешбэком называется состояние, при котором человек под воздействием внешнего стимула переживает непроизвольную реакцию и впадает во временное кризисное состояние. Любой из органов чувств, как по отдельности, так и в сочетании с другими – нечто увиденное, звук, вкус, запах или физическое ощущение может вызвать флешбэк.

Во время флешбэка человек часто чувствует себя перенесенным в травмировавший его эпизод и может начать проявлять симптомы, как если бы действительно в настоящий момент он подвергался насилию. К примеру, он может испытывать болезненные ощущения и раздражение в тех частях тела, которые были повреждены. Также переживающий флешбэк может проявлять поведенческие симптомы, типичные для человека, подвергшегося нападению – кричать, пытать убежать или спрятаться, драться или впасть в состояние оцепенения.

Попытки помочь человеку выйти из этого состояния должны быть вербальными, любое прикосновение может быть контрпродуктивным.

Сны и кошмары
Одним из самых типичных сиптомов для жертв изнасилования являются сны и кошмары, которые характерны как для острой фазы, так и для долговременного процесса стадии реогранизации. Жертвы сообщают о двух типах кошмаров. При первом типе жертва во сне вновь переживает ситуацию насилия с безуспешными попытками выбраться из нее.

По истечении некоторого времени начинает превалировать второй тип снов и, хотя содержание снов меняется, его основным мотивом продолжает быть насилие. Во время подобных кошмаров пострадавшим снится, как они убивают или подвергают насилию других людей, зачастую своего насильника, таким образом возвращая себе утраченный во время нападения контроль. И, хотя оба этих типа сна могут быть мучительны для жертвы, они являются нормальной частью процесса восстановления.

Помимо этого жертва может страдать от бессоницы, беспокойного и прерывистого сна, кошмаров или наоборот, повышенной сонливости.

Навязчивые мысли и воспоминания
Во время стадии реорганизации пострадавших продолжают преследовать навязчивые мысли и воспоминания об изнасиловании. Они часто просто не в состоянии прекратить перебирать в уме подробности случившегося и перестать анализировать, как можно было бы избежать изнасилования. Жертвы концентрируются на своих ошибках, реальных или воображаемых, что сопровождается чувством вины и самообвинениями.

Частичная потеря памяти
В некоторых случаях из-за острого чувства шока и неспособности нервной системы справиться с переживаемым возможны частичное или полное вытеснение воспоминаний о травматичном событии; неспобность вспомнить определенные детали эпизода насилия.

3. Сексуальные последствия
Многие жертвы сообщают о появившемся после изнасилования страхе перед сексом. Это происходит из-за того, что секс, который должен приносить удовольствие и удовлетворение, вместо этого был превращен в оружие для унижения, наказания жертвы и установления контроля над ней.

Многие пострадавшие в течение какого-то времени после изнасилования не чувствуют себя в состоянии возобновить привычную сексуальную жизнь. Они испытывают снижение или полное отсутствие сексуального влечения, потерю способности получать удовольствие и/или достигать оргазма, в некоторых случаях сексуальный акт может сопровождаться болью или запустить флешбэк. Если у жертвы на момент нападения не было никакого сексуального опыта, она может начать испытывать обостренный страх перед первым добровольным сексуальным контактом.

В некоторых случаях, вопреки тому, что можно было ожидать, пострадавшие напротив, начинают вступать в многочисленные сексуальные связи, зачастую с малознакомыми или незнакомыми людьми. Среди причин такого парадоксального изменения в поведении можно назвать стремление вновь обрести способность получать удовольствие от секса; попытки вернуть себе ощущение контроля над своим телом и сексуальностью; компульсивное желание заново воспроизвести ситуацию, повлекшую травму для того, чтобы выйти из нее с другим исходом; проявления аутоагрессии — ненависти и отвращения к себе и к своему телу, ощущения себя грязной и заслуживающей насилия, диссоциация – они могут повлечь за собой равнодушие к своей сексуальной неприкосновенности и ощущение собственного бессилия и неизбежности насилия.
Следует помнить, что синдром травмы изнасилования создает повышенную эмоциональную уязвимость, на которую пострадавшие, как правило, не в состоянии как-то повлиять или контролировать, и которым могут воспользоваться недобросовестные люди. Не обвиняйте и не осуждайте жертву за поведение, которое вам кажется неосторожным и самоде

Психология изнасилования, образцы отчетов

2 страницы, 576 слов

Майкл Шолвен

Банкноты 7 неделя

Изнасилование

Согласно уголовному законодательству изнасилование — это нападение со стороны лица, связанное с половым актом с другим лицом без согласия этого лица. Вне закона этот термин часто используется взаимозаменяемо с сексуальным насилием, тесно связанной (но в большинстве юрисдикций технически отличной) формой нападения, обычно включающей изнасилование и другие формы сексуальной активности без согласия.

Количество заявлений, преследований и обвинительных приговоров за изнасилование значительно различается в разных юрисдикциях. По оценкам Статистического управления юстиции США (1999), 91% жертв изнасилования в США составляют женщины, 9% — мужчины, причем 99% преступников — мужчины. В одном опросе женщин только два процента респондентов, заявивших, что они подверглись сексуальному насилию, заявили, что нападение было совершено незнакомцем. В нескольких исследованиях утверждается, что изнасилование заключенных между мужчинами и женщинами может быть наиболее распространенной и наименее регистрируемой формой изнасилования, при этом некоторые исследования показывают, что такие изнасилования значительно чаще встречаются как в расчете на душу населения, так и в общей численности, чем изнасилования мужчин и женщин в целом. численность населения.

Когда изнасилование и сексуальное рабство являются частью широко распространенной и систематической практики, они признаются преступлениями против человечности и военными преступлениями. Изнасилование также признается элементом преступления геноцида, когда оно совершается с намерением уничтожить, полностью или частично, целевую этническую группу.

В любом заявлении об изнасиловании решающее значение имеет отсутствие согласия жертвы на половой акт. Согласие не обязательно выражать, и оно может подразумеваться из контекста и из взаимоотношений сторон, но отсутствие возражений само по себе не является согласием.

3 страницы, 1116 слов

Эссе о боевом изнасиловании женщин в браке

Изнасилование в браке «Когда она говорит НЕТ, это изнасилование … даже когда она замужем за ним» Каждая женщина имеет право управлять своим телом и принимать решения о сексе, использовании противозачаточных средств, беременности и рождении детей. Она не теряет эти права, если выйдет замуж ». Эти цитаты были взяты из книги« Остановить сексуальное насилие в браке », опубликованной Центром конституционных прав…

Принуждение, при котором жертва может подвергнуться подавляющей силе или насилию или подвергнуться угрозе ее применения и которое может привести к отсутствию возражений против полового акта, приводит к презумпции отсутствия согласия. Принуждение может быть фактическим или угрозой применения силы или насилия в отношении жертвы или кого-либо еще из ее близких. Даже шантаж может представлять собой принуждение. Международный уголовный трибунал по Руанде в своем знаменательном решении 1998 года использовал определение изнасилования, в котором не использовалось слово «согласие»: «физическое вторжение сексуального характера, совершенное в отношении лица при обстоятельствах, которые носят принудительный характер.”

Действительное согласие также отсутствует, если у жертвы отсутствует реальная способность дать согласие, как в случае жертвы, которая является ребенком, или у которой есть психическое расстройство или нарушение развития. Согласие всегда можно отозвать в любое время, поэтому любые дальнейшие сексуальные действия после отзыва согласия представляют собой изнасилование.

Закон аннулирует согласие в случае полового акта с лицом, не достигшим возраста, в котором они могут по закону дать согласие на такие отношения.(См. Возраст согласия.) Такие случаи иногда называют установленным законом изнасилованием или «незаконным половым актом», независимо от того, было ли это согласие или нет.

Раньше и во многих странах до сих пор считается, что брак представляет собой, по крайней мере, подразумеваемое согласие на половой акт. Однако сегодня брак во многих странах больше не является защитой от изнасилования или нападения. В некоторых юрисдикциях лицо не может быть признано виновным в изнасиловании супруга либо на основании «подразумеваемого согласия», либо (в случае бывших британских колоний) из-за законодательного требования о том, что половой акт должен быть «незаконным» (что является юридической терминологией для внебрачных отношений).

Однако во многих из этих юрисдикций все еще возможно возбуждать уголовное дело за то, что фактически является изнасилованием, квалифицируя его как нападение.

,

Что означают фантазии об изнасиловании? Психология, стоящая за общей фантазией, объяснение

Все ваши личные сексуальные фантазии полностью, на 100% допустимы. Вы можете мечтать о безупречном любовнике, который не оставит равнодушным ни сантиметра вашего тела; Вы можете представить себе героя, похожего на Аладдина, который нападает на вас, когда злая ведьма собирается украсть ваш певческий голос (я думаю, мне нравится смешивать свои сексуализированные истории Диснея). Кроме того, есть фантазии, которые носят противоречивый характер — и они могут включать фантазии об изнасиловании или сексуальном насилии.

Исследования показывают, что женщины мечтают об этом чаще, чем мы могли бы ожидать; В 2008 году Университет Северного Техаса и Университет Нотр-Дам опросили 355 женщин студенческого возраста из разных демографических групп, чтобы лучше понять, что вызывает наш пол, когда мы одни, когда их не беспокоит партнер. Результаты, о которых мы расскажем ниже, были довольно неожиданными, и это заставляет нас чесать в затылках и удивляться, почему эти вещи вообще вызывают у всех нас возбуждение и беспокойство.

Многие терапевты заявили о себе и признали, что на протяжении своей карьеры они выслушивали различных пациентов — мужчин и женщин, всех демографических групп — делиться своими собственными фантазиями о «неуместном в культурном отношении сексе».Специалисты в области психического здоровья раньше думали, что каждая мечта, которая у нас есть, исходит из более глубокого подсознательного уровня желания, чтобы эта сцена сбылась; это означало, что женщины, которые воображали, что их изнасиловали, жаждали этого глубоко внутри. С тех пор это представление было опровергнуто.

Подумайте об этом так: то, что женатый человек мечтает переспать с кем-то, кто не является его партнером, автоматически не означает, что он хочет развода. Майкл Кастлман, журналист и половой обозреватель с более чем 30-летним стажем, пишет для Psychology Today , что женщинам иногда удобнее мечтать о «сексуальных ситуациях, выходящих за рамки того, что они когда-либо хотели бы испытать».

Хотя эта тема является деликатной, она по-прежнему интересна и актуальна для молодых женщин сегодня. Читайте дальше, чтобы узнать о психологии сексуальных фантазий об изнасиловании.

Почему мы фантазируем о принуждении к сексу?

Кастлман пишет, что есть три основных Причины возникновения фантазий об изнасиловании: наиболее популярным из них является избегание сексуальной вины; женщины часто чувствуют себя виноватыми или стыдятся сильных эротических видений, поэтому принуждение к ситуации избавляет их от бремени, потому что, в конце концов, они были принуждены к Это.Далее идет сексуальная желанность, которая не требует пояснений: вокруг витают мысли о том, насколько вы неотразимы, насколько вы круты, поэтому этот мужчина бросается на вас. Этот конкретный роман напрямую связан с жанром эротических любовных романов — вспомните когда-то запрещенный Джуди Блюм Forever — где могущественный главный герой мужского пола добивается своего с симпатичной девушкой в ​​беде. Наконец, следует учитывать сексуальную открытость. Мы хотим иметь возможность думать обо всем и обо всем, что мы хотим, когда мы фантазируем, и нам нравится флиртовать с границами в уединении и безопасности наших собственных спален.

Доктор Сьюзан Блок, опытный сексопатолог, написала для Alternet статью под названием «Шесть самых распространенных сексуальных фантазий — и что они значат», отметив, что большинство клиентов, которые приходят в ее офис, занимаются карьерой, которая требует от них доминировать над другими большую часть дня. По ее словам, природа требует баланса, и иногда мы просто хотим представить, каково это — полностью отдаться другому человеку, особенно в сексуальном плане. Это как мини-отпуск от скучных будничных стрессов.Это даже сводится к очень простой, примитивной идее — самцы млекопитающих должны преследовать и подчинять самку, чтобы спариваться, и теории эволюционной психологии говорят, что это дошло до сегодняшнего человечества. (Эти идеи не были проверены эмпирически и, очевидно, потенциально проблематичны.)

Давайте также не будем забывать о причудливой 50-оттенков причины всего этого: мазохизм. Желание страданий не является ненормальным, особенно в нашем воображении, и женщины, которые занимаются мазохистским сексом, чаще всего мечтают об изнасиловании.Можно получить сексуальный заряд от одной мысли о смешивании удовольствия и боли.

Насколько это распространено?

Скажу так — эта фантазия случается гораздо чаще, чем вы думаете. Из 355 опрошенных в 2008 году женщин 52 процента сообщили, что фантазируют о принуждении к половому акту, а 32 —

.

Психология изнасилования — Курсовая работа

Похожие документы