Как связаны мышление и язык: Как связаны язык и мышление 🚩 Гуманитарные науки

Автор: | 14.08.2021

Содержание

Как связаны между собой язык и мышление?

⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 2

Язык является необходимым условием возникновения мышления, формой его существования и способом функционирования. В процессе развития человеческого сообщества и его культуры мышление и язык складываются в единый речемыслительный комплекс, выступающий основанием большинства культурных образований и коммуникативной реальности. Язык позволяет выражать самые разные мысли, описывать чувства и переживания людей, формулировать математические теоремы и т.д.

 

В чем состоит отличие между чувственным образом и понятием?

Чувственный образ фиксирует конкретные, наглядные признаки предмета. В нем слито необходимое и случайное, общее и единичное – это поверхностное знание. Понятие, как мысленный аналог предмета утрачивает наглядность, зато оно исключает из своего содержания случайное, несущественное, единичное.

 

Как формируются понятия?

Формирование понятий — это переход от единичных вещей и явлений, данных в чувственном опыте, к обобщению этого опыта в понятиях, фиксирующих существенные признаки этих вещей и явлений.

 

Что такое истина согласно классической концепции? С какими трудностями столкнулась классическая концепция истины?

С точки зрения классической теории, истина – это соответствие знаний действительности. Это определение ясно и очевидно, однако возникали некоторые вопросы.

1)Что понимать под соответствием?

Например: Сходство. Существует ли сходство между нашими восприятиями предметов и самими предметами. Можно говорить о сходстве зрительного образа с самим предметом.

2) Как может человек проверить соответствуют ли его знания действительности?

Непосредственно сравнить наши знания с материальным миром мы не можем. Хотя фактически мы можем сопоставить одно наше знание об объекте с другим.

 

Что такое истина и каков ее критерий согласно когерентной теории истины?

Истина – это то, что согласовано. Можно понимать за истинное такое новое знание, которое не противоречит имеющимся в нас знаниям.

Если сведения об объекте полученные разными путями независимо друг от друга, логически совместимы, то их можно признать истинными.

 

Что такое истина и каков ее критерий согласно прагматической теории?

Согласно прагматической теории, истина – это такое знание, которое приносит пользу. Сторонники прагматизма считают критерием истины эффективность знаний. Истинное знание — это знание проверенное, которое успешно «работает» и позволяет добиться успеха и практической пользы в ежедневных делах.

 

Что такое истина и каков ее критерий согласно конвенциональной теории?

Согласно конвенциальной теории, истина есть то, что признается большинством людей.

Для сторонников конвенционализма критерием истины является

всеобщее согласиепо поводу утверждений. Например, научной истиной считается то, с чем согласно подавляющее большинство ученых.

 

Что такое истина и каков ее критерий согласно марксисткой теории?

Согласно марксистской теории истина есть соответствие знаний действительности, и истинное знание может соответствовать действительности в разной степени. В марксизме критерием истины объявляется практика , взятая в самом широком смысле как всякая развивающаяся общественная деятельность человека по преобразованию себя и мира (от житейского опыта до языка, науки и т.д.). Истинным признается только проверенное практикой и опытом многих поколений утверждение.

 

Что такое догматизм и релятивизм?

Догматизм – это отождествление истины с абсолютной истиной.

Релятивизм – это преувеличение относительности каких-либо знаний.

 

В чем ограниченность практики как критерия истины?

Практика как критерий истины одновременно и абсолютен и относителен. Абсолютен в том смысле, что только практика может окончательно доказать какие-либо положения. Относителен потому, что сама практика развивается, совершенствуется и потому не может в каждый данный момент доказать истинность развивающегося знания.

Вот почему, возникает необходимость дополнения практики иными критериями, которые дополняют, но не отменяют или заменяют его.

 

В чем состоит рациональное зерно конвенциональной теории истины?

Конвенциональная теория истины – во-первых, это одно из основных общественных соглашений общества (плюрализм и либерализм), во-вторых, она указывает на относительность познания, на последовательное приближение научного знания к истине (исходные положения научных теорий применяются конвенционально, например, аксиомы евклидовой геометрии)

 

В чем состоит рациональное зерно когерентной теории истины?

Когерентная теория истины применительна к естественным наукам, но непротиворечивость является необходимым, но не достаточным условием истинности, а противоречивость какой – либо теории не означает ее ложность. Она может быть показателем временных трудностей.

 

Что такое наука? Что отличает научное знание от других форм познания?

Наука – это процесс получения нового знания; это результат полученных знаний, т.е. система полученных знаний; это социальный институт. Однако, наука – не единственная форма познания. Отличия:

1.объективность. В отличие от искусства наука ориентирована на объективное восприятие действительности. Она должна избавиться от всего субъективного и рассматривать изучаемые объекты так, как они существуют сами по себе независимо от восприятия исследователя.

2.обоснованность. В отличие от обыденного познания наука имеет дело с такими объектами реальности, которые не освоены в повседневной практике. Для того чтобы признать знания научными недостаточно, что они употребляются на практике

3.системность. Каждый последующий шаг науки опирается на предыдущий и каждое новое открытие становится научной истиной только тогда, когда входит в качестве элемента определенной системы

 

В чем отличие эмпирического и теоретического уровней научного познания?

1.Эмпирическое познание основано на практическом взаимодействии исследователя с изучаемым объектом, в теоретическом оно отсутствует, исследуется не сам объект, а его идеальна модель.

2.На разных уровнях используются разные методы познания. В эмпирическом: наблюдения, опыты, эксперименты, в теоретическом: идеализация, мыслительный эксперимент, методы построения теорий.

3.Они различаются по результатам. Результат эмпирического познания – установление фактов и эмпирических обобщений, результат теоретического – выдвижение гипотиз, построение теорий, формировка теоретических законов.

 

В чем различие между данными наблюдений и фактами?

Данные наблюдений – это непосредственные чувственные восприятия исследователя, которые он фиксирует в форме протоколов наблюдения, выражая их в языковой форме. В данных наблюдений объективная информация может быть искажена случайными внешними воздействиями, погрешностями. В отличие от данных наблюдений факты – это достоверные объективные знания, это такое описание явлений и связей между ними, где устранены все субъективные наслоения.

 

Что означает выражение «факты теоретически нагружены»?

Научный факт возникает как результат интерпретации. В этом процессе используются теоретические знания, «факты нагруженные теорией». Например, факт «этот камень весит 4 кг». Здесь используются следующие теоретические знания: вес, число, а также в неявном виде – понятия «рычаг», «ось», «тяжесть», «масса».

 

В чем отличие эмпирического обобщения от теоретического закона?

Эмпирический закон является результатом индуктивного обобщения опыта и представляет собой вероятностное знание. Теоретический же закон – это всегда знание достоверное. Закон Бойля-Мариотта был открыт Бойлем как индуктивное обобщение опытных данных. У Бойля эта формула соотносилась с таблицами результатов экспериментов, а у Бернулли – с теоретической моделью идеального газа.

 


⇐ Предыдущая12 

Язык и мышление | Flight-attendant.ru

Язык и мышление – два неразрывно связанных вида общественной деятельности, отличающихся друг от друга по своей сущности и специфическим признакам. «Мышление– высшая форма активного отражения объективной реальности, целенаправленное, опосредствованное и обобщенное познание существенных связей и отношений предметов и явлений. Оно осуществляется в различных формах и структурах (понятиях, категориях, теориях), в которых закреплен и обобщен познавательный и социально-исторический опыт человечества» («Философский энциклопедический словарь», 1983).

Процессы мышления проявляются в трех основных видах, выступающих в сложном взаимодействии, – практически-действенном, наглядно-образном и словесно-логическом.«Орудием мышления является язык, а также др. системы знаков (как абстрактных, например, математических, так и конкретно-образных, например, язык искусства)» (там же). Язык – это знаковая (в своей исходной форме звуковая) деятельность, обеспечивающая материальное оформление мыслей и обмен информацией между членами общества. Мышление, за исключением его практически-действенного вида, имеет психическую, идеальную природу, между тем как язык – это явление по своей первичной природе физическое, материальное.

В ходе исторического развития языка и мышления характер их взаимодействия не оставался неизменным. На начальных этапах развития общества язык, развивавшийся в первую очередь как средство общения, вместе с тем включался в процессы мышления, дополняя два первоначальных его вида – практически-действенный и наглядно-образный – новым, качественно высшим видом словесно-логического мышления и тем самым активно стимулируя развитие мышления вообще. Развитие письменности усилило воздействие языка на мышление и на саму интенсивность языкового общения, значительно увеличило возможности языка как средства оформления мысли. В целом же по мере исторического развития мышления во всех его видах постепенно усиливается его воздействие на язык, сказывающееся главным образом в расширении значений слов, в количестве, росте лексического и фразеологического состава языка, отражающем обогащение понятийного аппарата мышления, и в уточнении и дифференциации синтаксических средств выражения смысловых отношений.

Важнейшие условные знаки человеческой культуры – это слова. Предметы и явления окружающей действительности редко полностью подвластны человеку, а слова – знаки, которыми мы их обозначаем, подчиняются нашей воле, соединяясь в смысловые цепочки – фразы. Со знаками, со значениями, которые им придаются, оперировать легче, чем с самими явлениями. С помощью слов можно интерпретировать другие знаковые системы (например, можно описать картину). Язык – универсальный материал, который используется людьми при объяснении мира и формировании той или иной его модели. Хотя художник может это сделать и при помощи зрительных образов, а музыкант – при помощи звуков, но все они вооружены, прежде всего, знаками универсального кода – языка.

Язык – это особая знаковая система. Любой язык состоит из различных слов, то есть условных звуковых знаков, обозначающих различные предметы и процессы, а также из правил, позволяющих строить из этих слов предложения. Именно предложения являются средством выражения мысли. С помощью вопросительных предложений люди спрашивают, выражают свое недоумение или незнание, с помощью повелительных – отдают приказы, повествовательные предложения служат для описания окружающего мира, для передачи и выражения знаний о нем. Совокупность слов того или иного языка образует его словарь. Словари наиболее развитых современных языков насчитывают десятки тысяч слов. С их помощью благодаря правилам комбинирования и объединения слов в предложения можно написать и произнести неограниченное количество осмысленных фраз, заполнив ими сотни миллионов статей, книг и файлов. В силу этого язык позволяет выражать самые разные мысли, описывать чувства и переживания людей, формулировать математические теоремы и т.д.

Можно разделить два способа существования мысли при помощи языка: «живую мысль», т.е. актуально переживаемую данным человеком в данном интервале времени и пространства и«отчужденную мысль», зафиксированную в тексте и т.п.«Живая мысль» – это собственно и есть мышление, реальное онтологическое его развертывание. Оно никогда не бывает абстрактным мышлением, т.е. тем, с которым имеет дело наука. Последнее возможно только в отчужденной от человека форме, например, в компьютере. Реальный процесс мышления, осуществляемый индивидом, есть сложное и динамичное образование, в котором интегрированы многие составляющие: абстрактно-дискурсивные, чувственно-образные, эмоциональные, интуитивные. К этому следует добавить непременную включенность в процесс мышления целеобразующих, волевых и санкционирующих факторов, которые исследованы пока крайне слабо. Как видно, реальный процесс мышления и мышление, как предмет логики, как логический процесс сильно отличаются друг от друга.

По сей день наиболее непостижимой и столь же притягательной для изучения со стороны языкознания, психологии,лингвистики, психолингвистики, логики и прочих наук является тема соотношения языка и человеческого сознания. Даже не зная законов, по которым осуществляет свою работу мышление, и только примерно догадываясь, как осуществляется нашаречевая деятельность, мы нисколько не сомневаемся, что мышление и язык связаны между собой. Сколько раз в жизни каждому из нас доводилось сообщать кому-либо некую информацию. В данном случае, процесс говорения имеет целью породить процесс понимания у получателя информации.

Актуальность проблемы взаимосвязи языка и сознания не единственная в наше время, существует еще ряд невыясненных вопросов, и один из них, на наш взгляд, наиболее интересный: какой элемент в этой связке является доминирующим – язык или мышление; мы говорим, потому что так думаем или мы  думаем, потому что так говорим.

Язык – система словесного выражения мыслей. Но возникает вопрос, может ли человек мыслить не прибегая к помощи языка?

Большинство исследователей полагают, что мышление может существовать только на базе языка и фактически отождествляют язык и мышление.
Еще древние греки использовали слово «logos» для обозначения слова, речи, разговорного языка и одновременно для обозначения разума, мысли. Разделять понятия языка и мысли они стали значительно позднее.

Вильгельм Гумбольдт, великий немецкий лингвист, основоположник общего языкознания как науки, считал язык формирующим органом мысли. Развивая этот тезис, он говорил, что язык народа – его дух, дух народа – это его язык.
Другой немецкий лингвист Август Шлейхер считал, что мышление и язык столь же тождественны, как содержание и форма.

Филолог Макс Мюллер высказывал эту мысль в крайней форме:«Как мы знаем, что небо существует и что оно голубое? Знали бы мы небо, если бы не было для него названия?… Язык и мышление два названия одной и той же вещи».

Фердинанд де Соссюр (1957-1913), великий швейцарский лингвист, в поддержку тесного единства языка и мышления приводил образное сравнение:«язык – лист бумаги, мысль – его лицевая сторона, а звук оборотная. Нельзя разрезать лицевую сторону, не разрезав оборотную. Так и в языке нельзя отделить ни мысль от звука, ни звук от мысли. Этого можно достичь лишь путем абстракции».
И, наконец, американский лингвист Леонард Блумфилд утверждал, что мышление – это говорение с самим собой.

Однако многие ученые придерживаются прямо противоположной точки зрения, считая, что мышление, особенно творческое мышление, вполне возможно без словесного выражения. Норберт Винер, Альберт Эйнштейн, Фрэнсис Гальтон и другие ученые признаются, что используют в процессе мышления не слова или математические знаки, а расплывчатые образы, используют игру ассоциаций и только затем воплощают результат в слова.

С другой стороны многим удается скрывать скудость своих мыслей за обилием слов.
«Бессодержательную речь всегда легко в слова облечь». (Гёте)
Творить без помощи словесного языка могут многие творческие люди – композиторы, художники, актеры. Например, композитор Ю.А. Шапорин утратил способность говорить и понимать, но мог сочинять музыку, то есть, продолжал мыслить. У него сохранился конструктивный, образный тип мышления.
Русско-американский лингвист Роман Осипович Якобсон объясняет эти факты тем, что знаки – необходимая поддержка для мысли, но внутренняя мысль, особенно когда это мысль творческая, охотно использует другие системы знаков (неречевые), более гибкие, среди которых встречаются условные общепринятые и индивидуальные (как постоянные, так и эпизодические).

Некоторые исследователи (Д. Миллер, Ю. Галантер, К. Прибрам) считают, что у нас есть очень отчетливое предвосхищение того, что мы собираемся сказать, у нас есть план предложения, и когда мы формулируем его, мы имеем относительно ясное представление о том, что мы собираемся сказать. Это значит, что план предложения осуществляется не на базе слов. Фрагментарность и свернутость редуцированной речи – следствие преобладания в этот момент в мышлении несловесных форм.

Таким образом, обе противоположные точки зрения имеют под собой достаточные основания. Истина, скорее всего, лежит посередине, т.е. в основном, мышление и словесный язык тесно связаны. Но в ряде случаев и в некоторых сферах мышление не нуждается в словах.

Психолог Столяренко Л.Д. пишет о сознании и мышлении следующее:«Мышление – наиболее обобщенная и опосредованная форма психического отражения, устанавливающая связи и отношения между познаваемыми объектами…. Мышление позволяет с помощью умозаключения раскрыть то, что не дано непосредственно в восприятии».
«Сознание – высшая, свойственная человеку форма обобщенного отражения объективных устойчивых свойств и закономерностей окружающего мира, формирования у человека внутренней модели внешнего мира, в результате чего достигается познание и преобразование окружающей действительности». Таким образом, мышление является составляющей сознания и соответственно включено в его процессы.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЯЗЫКА, РЕЧИ, МЫШЛЕНИЯ И СВЯЗЬ МЕЖДУ НИМИ

С чем же связано возникновение языка и мышления (психологические и физиологические предпосылки), каким образом происходит речевая деятельность и как устроен речевой механизм?
Считается, что из всех живых организмов, населяющих нашу планету только человек способен создать и усвоить сложную систему языка. Бесспорно, что животные могут издавать и издают присущие их виду звуки, но это только звуковая сигнализация, не более того. Гамадрилы, которые генетически очень близки к человеку, могут издавать около 20 различных сигнальных звуков. Ими эти стадные животные оповещают друг друга о приближающейся опасности, о нужде в защите, нахождении новых мест обитания и т.п. Однако их крики нельзя расчленить на элементы, и они не могут быть синтезированы в новые структуры. То есть, если список звуков фиксирован, в данном случае их 20, то обезьяны не могут составить какое-нибудь новое сообщение, кроме этих 20.

Напротив, человеческий язык обладает удивительными возможностями из ограниченного количества речевых звуков (фонем, которых, например, в русском языке 40) создавать неограниченное количество слов, из которых затем создается огромное количество предложений, из последних формируются тексты (речь) также в бессчетном разнообразии.

Теорий происхождения языка множество: от«божественного» наделения человека языком и звукоподражания до мутационных процессов.
Как язык, так и мышление не являются неизменными по своей сути. На протяжении всей жизни человека они подвергаются качественным изменениям, причем на каждом возрастном этапе приобретают свои особенности.

На первый взгляд кажется очевидным связь языка и мышления. Но так ли это на самом деле? Можем ли мы ответить на этот вопрос?

ГИПОТЕЗА ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ

Основой этой теории послужили взгляды великого немецкого лингвиста Вильгельма Гумбольдта, а ее сторонниками в XX веке были немецкий языковед Лео Вайсгербер и американские этнолингвисты и специалисты по индейским языкам Эдвард Сепир и Бенджамин Уорф.
Согласно этой теории, люди, говорящие на разных языках, видят мир по-разному, следовательно, каждому языку соответствует своя логика мышления.

Язык и мышление. Коммуникативисты и менталисты по-разному смотрят на проблему соотношения языка и мышления

Коммуникативисты и менталисты по-разному смотрят на проблему соотношения языка и мышления.

1.Точка зрения коммуникативистов:

Поскольку ком-сты главной функцией языка считают функцию общения, то и происхождение языка они выводят из этой функции. То есть язык возник когда у людей возникла коммуникативная потребность, потребность передать кому-либо мысль друг другу. Ж.Вандриес писала (книга «Язык»):

«… Язык возникает в тот день, когда у людей появляется потребность в общении. А значит мышление возникало и до языка и возможно без языка — так называемое доязыковое и внеязыковое мышление. Процессы мышления и общения это генетически разные процессы, необязательно связанные друг с другом.»

Эту точку зрения разделял Б.А.Серебренников, психолог Я.С.Выготский

2.Точка зрения менталистов:

Менталисты считают, что язык это средство выражение мысли, поэтому язык возникоает из интеллектуальных потребностей людей, мышление не могло бы возникнуть без языка и не могло бы существовать без языка. Язык и мышление соотносятся примерно, как форма и содержание. Одно не существует без другого. Язык есть форма выражения мысли, а мысль — это содержание языковых форм. Одно является источником и стимулом развития другого: совершенствующееся человеческое мышление требует всё новых и новых форм своего выражения и тем самым приводит к совершенствованию языка. С другой стороны язык, эволюционируя, открывает всё новые возможности для развития человеческой мысли.


Этой точки зрения придерживались немецкие языковеды В. фон Гумбольд, А.Шлейхер, Х.Штейнталь. Шлейхер например писал, что: «… Язык необходим для мысли, как тело для духа.» Этой же точки зрения придерживались классики марксисты. В одной из ранних работ Маркс и Энгельс писали: «Язык есть непосредственная действительность мысли

«Иногда говорят, что мысль возникает до того, как она бывает выскащана в речи. Это совершенно не верно. Оголенных мыслей, вне природной языковой материи не существует.» (Сталин И.В.)

В таком случае нуждается в объяснении почему мышление и общение оказались связанными процессами и для обоих процессов использованно одно и то же орудие — язык. Объяснения находят согласно построениям советского антрополога, философа, психолога Б.Ф.Поршнева — первобытное мышление существенно отличалось от мышления современного человека. Этот тип мышления называют пралогическим или дологическим. Одно из главнейших его особенностей было то, что оно всегда носило коллективных характер. Индивид еще не выделяет себя из коллектива и из природы. Человеческого «Я» не существует.


Наши обезьяноподобные предки (антропоиды) совместно осуществляли какие-то действия над предметом природы, открывая в предметах все новые и новые свойства. Поскольку эти действия носили коллективный харакрет, то для их координации необходимо было обмениваться информацией об этих предметах и свойствах. Языка прежних инстинктивных выкриков для выражения этой новой сложной информации не хватало. Таким образом рождался человеческий язык. Так мышление первобытного человека не было праздным (праздное — например когда лежишь на диване и мечтаешь о бесконечности вселенной, то есть вольное), оно было связано всегда с коллективным трудом. Поэтому мышление и общение в своем генезисе (происхождении) это не разные процессы, а один и тот же процесс.

На это же указывают данные этимологии (наука о происхождении слов). Таким образов сознание, совесть, мышление были коллективными чувствами и лишь со временем с эволюцией человечества становятся свойствами индивидуальной психики.

3.Существует и третья точка зрения на соотношение языка и мышления, в которой разграничиваются такие категории, как мышление и сознание.

а) Мышление — свойство психики, характерное не только для человека, но и для высших животных, заключающееся в оперировании понятиями, представлениями, образами, с целью приспособления к окружающей среде, ориентации в ней.

Таким образом получается возможно доязыковое и внеязыковое мышление, которое роднит человека с высшими животными, так называемое наглядно-действенное, наглядно-образное мышление.

б)Сознание — высшая форма психики, отражающая действительность в понятиях, образах, суждениях, свойственное только человеку. Сознание возможно только на базе языка.

А.А.Потебня придерживался такой точки зрения, который в работе «Мысль и языка» писал, что «… Язык возникает тогда, когда мысль уже сама по себе достигла довольно высокой стадии развития». С другой стороны он утверждал, что если под «духом» понимать особое понятийное мышление, то такое мышление возможно только при помощи слов, языка. Слова является необходимым условием для образования понятия.

Эта точка зрения не противоречит второй. Всё существо разногласий сводится лишь к тому, ЧТО понимать под мышлением. Можно ли называть «мышлением» умственную деятельность высших животных или это явление более низкого условно-рефлекторного порядка?

Язык и мышление — Студопедия

Наличие у языка мыслительной (когнитивной) функции означает, что язык участвует в процессах мышления и познания.

1. Как связаны язык и мышление?

Связь языка и мышления:

  1. Генетическая –мышление возникает одновременно с языком, социальным взаимодействием и трудом.
  2. Психофизиологическая –и мышление, и речевая деятельность осуществляются при помощи мозга.

За порождение и восприятие речи отвечают определенные зоны мозга, находящиеся в доминантном (чаще левом) полушарии мозга:

  • Зона Брокá– в нижней лобной извилине;
  • Зона Вéрнике— первая височная извилина.

При поражении какой-либо из этих зон человек может утратить способность к порождению или восприятию речи (наблюдается афазия – расстройство речи).

2. Можно ли мыслить без помощи языка?

Основные типы мышления:

ð Часть типов мышления не имеют отношение к языку.

Иллюстрации:

§ «Я утверждаю, что слова полностью отсутствуют в моем уме, когда я действительно думаю» (Жак Адамар, математик).

§ «Слова, написанные или произнесенные, не играют, видимо, ни малейшей роли в механизме моего мышления» (Альберт Эйнштейн, физик).

3. На что опирается вербальное мышление?

Языковые структуры, при помощи которых осуществляется вербальное мышление, отличаются от языковых структур, представленных в устной и письменной речи.

ð Внутренняя речь – использование языковых единиц в ходе мыслительной деятельности. Понятие разработано Л.С. Выготским (1896-1934).

Специфика внутренней речи:


  1. Нечеткость;
  2. Фрагментарность: есть только главное;
  3. Ассоциативность.

4. Влияет ли язык на мышление?

Гипотеза лингвистической относительности (гипотеза Сепира-Уорфа). Эдвард Сепир (1884–1939) и Бенджамин Уорф (1897–1941): язык определяет мышление, т.е. носители разных языков видят мир по-разному, через призму своих языков. Стимул – изучение языков индейцев.

Примеры:

§ В языке индейцев хопи нет слов со значением отрезков времени (час, утро и т.п.) è они иначе воспринимают время (не дробят его на фрагменты).

§ В языке пираха (Амазония): нет числительных, только ‘несколько’ и ‘много’ (è очень сложно обучать математике).

Предшественник – Вильгельм фон Гумбольдт (1767–1835): «Каждый язык описывает вокруг народа, которому он принадлежит, круг, из пределов которого можно выйти только в том случае, если вступаешь в другой круг».


Сознание, Мышление и Язык — Студопедия

Язык — система знаков, с помощью которых люди об­щаются, осуществляют познание мира и самопознание, хра­нят и передают информацию, управляют поведением друг друга. Язык — материальное средство выражения идеально­го, духа, сознания, мышления. Язык делает дух слышимым, материальным. В языке можно выделить естественную сис­тему знаков или виды языка, используемые человеком: уст­ная и письменная речь, позы, жесты, мимика, математиче­ский язык, философский, язык музыки и живописи, системы сигнализации — дорожные знаки. Язык — один из главных моментов функционирования общества. Он выполняет в обществе множество функций: номинативную (способность языка обозначать и представлять мир вещей и процессов), познавательную (участие в процессе познания), коммуника­тивную (участие в процессе общения людей).

Сознание имеет сложную структуру, которая включает в себя верхние и нижние этажи. Мышление представляет собой верхний этаж психики, сферу понятий. Мышление -обобщающее, синтезирующее сознание, заключительный этап обработки его содержания. В процессе работы органов чувств у человека возникают ощущения, образы, и мышле­ние выявляет связи и отношения между ними. Сущность мышления сводится к оперированию понятиями. Его про­дуктами являются мысли, суждения и умозаключения. Мышление! — сложный психический процесс. Имеется две формы внешнего выражения мышления: бессловесное раз­мышление, внутренняя речь, состояние медитации и физи­чески выраженная форма размышления, имеющая словес­ный или бессловесный вид.


Мышление характеризуется в зависимости от характера отражаемых объектов. Конкретное мышление более тесно связано с материальной реальностью, выражается в терми­нах, словах и обозначает конкретные вещи. Абстрактное мышление выражено в общих понятиях, обозначает неви­димые связи между предметами и явлениями. В этом виде мышления проявляется природа и специфика идеального.

Абстрактное и конкретное мышление выражаются в различных физических символах, знаках, устной и пись­менной речи или в специальных языках.

Между словом, мыслью и той реальностью, с которой они связаны, нет тождества, здесь существует большой раз­рыв. Слово отражает лишь сущность предмета и не может раскрыть его многообразие, мысль охватывает большее число свойств предмета. В понятиях сознание, слово, реаль­ность — слово выполняет связующую роль между сознанием реальностью.


Различием между сознанием и языком является дли­тельность и стабильность их существования. Мысль неустойчива, смертна. Слово стабильно и бес­смертно, оно является средством накопления и хранения знаний и их передачи.

Сознание распространяется в мире с помощью языка.

Мышление и язык возникли одновременно. Они явля­ются продуктом длительного социально-исторического процесса, развивались и обогащались под влиянием одних и тех же форм человеческого общения.

Мышление и язык не тождественны. Язык имеет ту или иную физическую природу, он материален. Природа мыш­ления бестелесная. Его продукты — понятия, категории, су­ждения — являются идеальными.

Связь сознания с языком проявляется в том, что возник­новение индивидуального сознания возможно, если человек включен в мир словесного языка.

В речевом общении человек бессознательно усваивает логику мышления, и так же бессознательно формирует ос­новные присущие ему чувства.

Богатство языка отдельной личности определяются его способностью к мышлению. Для людей творческих, мыс­лящих характерен богатый словарный запас. Чем богаче со­держание сознания и духовного мира человека, тем больше ему нужно знаков для его передачи, и, к сожалению, наобо­рот. Великий философ античности Сократ учил: «Заговори, и я скажу кто ты».

Мышление, его особенности и формы. Мышление и язык. Проблема искусственного интеллекта.

 

Мыслительная деятельность человека разнообразна и многопланова. Это особенно проявляется в существовании различных видов мышления.

В психологии наибольшую популярность получили классификации мышления по следующим основаниям:

1. по форме;

2. по характеру решаемых задач;

3. по степени развернутости;

4. по степени новизны и оригинальности.

Дадим краткую характеристику каждому виду мышления.

1) По форме выделяют 3 вида мышления: наглядно-действенное, наглядно-образное и абстрактно-логическое.

Наглядно-действенное мышление связано с первой стадией развития мышления человека и характеризуется тем, что решение задачи осуществляется с помощь реального, физического преобразования проблемной ситуации. Другими словами, осуществляемые операции происходят во внешней, практической форме посредством осуществления манипуляций с предметами. Данный вид мышления, соответственно, наблюдается и у высших животных.

Наглядно-образное мышление наблюдается в ситуациях, когда для нахождения решения индивид использует конкретные образы. Имея возможность активно изменять представления о предметах, полученные благодаря органам чувств, человек может формировать разностороннее видение проблемы, что позволяет найти наиболее оптимальное решение. Наглядно-образное мышление особенно характерно для дошкольников и младших школьников. Поэтому не случайно, что ученики начальных классов стремятся наполнить абстрактные понятия конкретными образами.


Абстрактно-логическое (или словесно-логическое) мышление основывается на использовании понятий и рассуждений для решения стоящих задач. Т.е. в основе функционирования данного вида мышления лежит использование слов, которые отражают различные отвлеченные понятия Поэтому именно благодаря ему, человек способен обобщенно отражать окружающую действительность. Абстрактно-логическое мышление в онтогенезе возникает на более поздних этапах развития.

У зрелого человека все рассмотренные виды мышления тесно связаны между собой и взаимодополняют друг друга. В то же время часто можно говорить о преобладании того или иного вида мышления.

2) По характеру решаемых задач условно выделяют теоретическое и практическоемышление. Теоретическое мышление связано с постижением законов, закономерностей, свойств предметов и явлений. Практическое мышление определяет успешность решения реальных, практических задач. Поэтому оно подразумевает разработку планов и постановку целей, а также практическую их реализацию, ведущую к изменению действительности.


Чаще всего наиболее оптимальным является гармоничное сочетание теоретического и практического мышления. В ином случае мы вправе говорить об определенной ограниченности познавательной сферы человека.

3) По степени развернутости также выделяют 2 вида мышления: дискурсивное и интуитивное. Если в ходе мыслительной деятельности человек осознает все ее этапы, говорят о дискурсивном (развернутом) мышлении. Когда же мы наблюдаем ситуацию, когда решение задачи приходит быстро и неожиданно, человек не осознает последовательность основных этапов, данное мышление обозначают как интуитивное.

4) Результат мыслительное деятельности может быть рассмотрен и с точки зрения новизны (оригинальности). Репродуктивное (воспроизводящее) мышление – вид мышления, при котором человек использует имеющиеся способы решения задачи. Продуктивное (творческое мышление) связано с созданием новых, до этого не используемых подходов, способов к решению мыслительной задачи.

Качества мышления. Мыслительная деятельность людей имеет значительные индивидуальные различия, которые выражаются в следующих качествах:

Глубина мышления – способность проникнуть в сущность проблемы, увидеть главные причины и на основе этого уметь представить развитие дальнейших событий. Противоположное качество – поверхностность мышления.

Широта мышления – охват различных аспектов вопроса (проблемы), умение сопоставить разноплановые данные. Противоположное качество – узость мышления.

Гибкость мышления – умение адекватно и своевременно изменять решения в связи с учетом новых факторов, изменения ситуации. Противоположное качество – стереотипность мышления.

Оригинальность мышления – способность творчески решать задачи, находить новые подходы. Противоположное качество – стандартность мышления.

Критичность мышления – склонность человека любую информацию подвергать сомнению, анализировать разные доводы в пользу того или иного решения. Противоположное качество – некритичность мышления.

Быстрота мышления – скорость решения человеком стоящей задачи, определяемая его способностью оперативно перерабатывать информацию, находить и реализовывать принятое решение. Противоположное качество – медлительность мышления.

Выделенные качества мышления связаны с различными психическими процессами и свойствами. Особое значение имеют особенности функционирования и уровень развития всех познавательных процессов. Также значительное влияние на индивидуальное своеобразием мышления будут оказывать психические свойства человека (темперамент как сочетание свойств нервной системы, характер, способности).

Формы мышления. К основным формам мышления относят: понятие, суждение и умозаключение.

Понятие – форма мышления, в которой отражается закрепленные в слове обобщенные знания о существенных признаках предметови явлений.

Усвоение понятия по своей сути есть не что иное, как усвоение общественного опыта. Только человек имеет возможность посредством слов передавать из поколения в поколения накопленную информацию. Неслучайно, что во многих теориях обучения в качестве одного из ведущих принципов выделяется усвоение понятий.

Понятия можно разделить на несколько видов. В частности, по характеру отражаемых связей и отношений выделяют конкретные и абстрактные понятия. Конкретныминазываются понятия, в которых отражаются связи и отношения между конкретными предметами и явлениями окружающей действительности в целостной и структурно-обособленной форме. В качестве примера можно привести такие понятия, как «компьютер», «собака», «река», «дом», «дорога». Абстрактными называются понятия, в которых отражаются свойства предметов, взятые в отвлечении (абстрактно) от их носителей (предметов). Примерами абстрактных понятий будут гуманизм, сила, чистота, надежность, синева, воля.

По другому признаку, по общности, различают общие и единичные понятия. Общие понятия («школа», «игра», «река») отражают круг однородных явлений (предметов), имеющий общий признак.

Единичные понятия (ОШ № 48 г. Минска, КВН, «река «Припять») обозначают один, конкретный предмет (явление).

Суждение – форма мышления, в которой отражается связь между предметами(явлениями) или между их свойствами.

Ввиду того, что предметы и явления, а также их свойства обозначаются соответствующими понятиями, можно утверждать, что в суждении устанавливается связь между понятиями. Выделяют две классификации суждений. В зависимости от того, соответствует ли суждение объективной реальности, различают истинные и ложные суждения. При этом в качестве критерия истинности суждения признается реальная жизнь (практика).

В зависимости от того, насколько широкий круг явлений отражается в суждении, выделяют – общие, частные и единичные. Общие суждения распространяются на всю совокупность предметов (явлений), содержащихся в понятиях (например, «Все школьники летом отдыхают»). Частные суждения касаются только части предметов(явлений), относящихся к понятию (например, «Некоторые школьники увлекаются футболом»). В единичном суждении приводится указание на конкретное понятие(«Ученик Федоров стал победителем Х международной олимпиады по биологии»). Т.о, в суждениях представлена мысль о связи предметов (явлений) в развернутой и дифференцированной форме, о характере причинно-следственных связей.

Умозаключение – форма мышления, характеризующаяся тем, что на основе известных человеку суждений или понятий логически формулируется (выводится) новое суждение. Умозаключения могут выводится тремя способами, на основе которых выделяются соответствующие умозаключения:

индуктивные умозаключения – выведение общего привила из частных фактов;

дедуктивные умозаключения – распространение общего правила на конкретный случай;

умозаключения по аналогии – новое суждение выводится по сходству с уже известным.

Таким образом, умозаключение представляет собой высшую форму мышления, которая позволяет человеку использовать различные мыслительные операции для нахождения новых решений, для формирования новых суждений. При этом человек может не прибегать к непосредственному, чувственному опыту, а оперирует абстрактной информацией (т.е. речь идет о теоретическом мышлении).

***

Мышление и язык.

Сенситивная способность, интуиция, чувства и нагляднообразное мышление могут существовать вне языка, однако абстрактно-логическое мышление неразрывно с ним связано.

Язык – система знаков, позволяющая осуществлять коммуникацию, хранить и транслировать информацию. Общепризнанной является точка зрения, согласно которой язык возникает в процессе общения и совместной деятельности людей как основное средство коммуникации. Причем, необходимо учитывать тот факт, что в современной философии осознается различие языка и речи, тогда как раньше, на протяжении длительного периода времени, понятия «язык» и «речь» рассматривались как идентичные и взаимозаменимые, что часто приводило к путанице и непониманию.

Язык – это любая знаковая система, позволяющая осуществлять коммуникацию: система жестов, образов, слов и т.п. Под знаком понимается предмет, выступающий заместителем и представителем другого предмета, процесса или явления. Например, дым – знак огня, фотография – знак какого-либо положения дел в реальности, высокая температура – знак болезни, красные розы – знак любви и т.п. Речь – особый тип языка, связанный с особым типом знаков. Знаками в речи выступают слова. Общение с помощью слов представляет собой исключительно человеческий вид деятельности. Животные также используют разного рода знаковые системы: движения, запахи, звуки – однако ни одно животное не способно общаться с помощью слов, т.е. не способно к речи. Речь может существовать в письменной и устной формах, однако это обстоятельство не меняет ее природы. Во избежание путаницы далее мы будем употреблять понятие «словесный язык» для обозначения речи в обеих ее формах и понятие «язык» в смысле вообще любой знаковой системы.

Выделяют две основные функции языка: референтативную (обозначающую) и коммуникативную. Обозначающая функция заключается в том, что знаки языка выступают заместителями других объектов: предметов, явлений, событий, мыслей и т.п. Коммуникативная функция выражается в том, что язык используется как инструмент взаимодействия и общения. В случае с человеком коммуникация складывается из двух процессов: выражения мыслей или переживаний и их понимания. Способность выражать что-либо и способность понимать сказанное или написанное другими тесно связаны между собой.

Человек выражает свои мысли и чувства не только в речи, т.е. словесном языке, но и в поступках, художественных образах, картинах и т.п., которые также можно рассматривать как знаковые системы особого рода. Эти языки следует считать частными, приемлемыми для коммуникации, однако требующими дополнительных знаний и навыков для своей дешифровки, применимыми лишь в отдельных сферах человеческой деятельности. Словесный язык – универсальное средство общения, выполняющее функцию переводчика с других языков и доступное всем людям.

Важной особенностью словесного языка является то, что он одновременно представляет собой некоторую деятельность – процесс, и в то же время как система знаков уже есть результат определенной деятельности. Другой особенностью словесного языка является его тесная связь с мышлением. Наиболее адекватное выражение мысль получает именно в словесном языке, тогда как эмоции и ощущения могут быть выражены в образе, жесте, мимике, музыкальном звуке и т.п. Мысль всегда связана со словом. Неясность мысли порождает путаницу в ее выражении, и напротив – ясное слово способствует ясному мышлению и пониманию. Словесный язык является своеобразной материальной оболочкой мышления, мысль объективируется в языке.

Мышление не только выражается, но и во многом формируется в языке. Различие в языках задает некоторые особенности мышления. Речь, конечно, идет не о логическом мышлении, которое одинаково у разных народов, а о ментальности – обыденном мышлении, в котором выражаются специфические этнические, исторические особенности той или иной группы. Ядро структуры языка составляет единая логико-понятийная база, базовый компонент мышления, который делает возможным принципиальное понимание людьми друг друга. Однако это лишь основа языка. Область внелогического отражения мира, которая также находит выражение в языке, не предполагает какого-либо единства. Представители разных языковых сообществ по-разному переживают и оценивают действительность. Процесс влияния языка на мышление можно описать следующим образом. Фундаментальные и жизненно важные образы фиксируются в языке и затем в предзаданной форме транслируются другим поколениям носителей данного языка. Уже устоявшийся язык, таким образом, предлагает готовые типы оценок и восприятий реальности, определяет некоторые особенности образного мышления.

Любой аспект языка может стать источником информации о ментальности, особенностях наглядно-образного отражения мира. Например, ментальность может выражаться в синтаксической структуре языка. Польская исследовательница Анна Вежбицкая считает, что существуют два основных синтаксических типа языков, в которых зафиксировано два разных способа отношения к реальности. Различие этих подходов выражается особенностями фраз «я делаю» и «со мной происходит». В первом случае человек предстает как активный деятель, во втором – как пассивное существо, не контролирующее события. Первый подход А. Вежбицкая называет агентивным, второй – пациентивным. Русский язык, согласно этой типологии, тяготеет к пассивным безличным конструкциям, хотя и активные в нем имеются, но в повседневном общении они употребляются значительно реже. Эти особенности языка напрямую связаны с особенностями российской ментальности, предполагающей по большей части пассивное реагирование на события, а не активное формирование ситуации.

Несмотря на то, что словесный язык – универсальное средство общения, с его помощью выразимо не все. Для эмоции, переживания адекватной формой может оказаться вовсе не слово, а художественный образ, религиозный символ, жест, поступок, молчание. Культура предлагает огромные возможности для выражения различных движений души. Развитие культуры сопровождается умножением всех типов знаковых систем. Люди создают все новые и новые языки в соответствии с теми задачами, которые им приходится решать, и используют знаковые системы, сложившиеся естественно. В заключение следует сказать, что знаково-символический универсум не является самоценным, он существует как инструмент общения и понимания людей, как средство самовыражения отдельной личности, т.е. через человека и для человека.

***

Взаимосвязь языка, мышления и культуры

Каждая культура имеет свою языковую систему, с помощью которой ее носители имеют возможность общаться друг с другом.

Язык не существует вне культуры. Это один из важнейших компонентов культуры, форма мышления, которая сама в свою очередь является реальным бытием языка. По словам К.Леви-Строса, язык – это специфический способ существования культуры, фактор формирования культурных кодов.

Вместе с тем взаимодействие языка и культуры нужно исследовать крайне осторожно, помня, что это разные семиотические системы. Справедливости ради нужно сказать, что, будучи семиотическими системами, они имеют много общего: 1) культура, равно как и язык, — это формы сознания, отображающие мировоззрение человека; 2) культура и язык существуют в диалоге между собой; 3) субъект культуры и языка — это всегда индивид или социум/личность или общество; 4) нормативность — общая для языка и культуры черта; 5) историзм — одно из сущностных свойств культуры и языка: 6) языку и культуре присуща антиномия «динамика — статика».

Язык включен в культуру, так как «тело» знака (означающее) является культурным предметом, в форме которого опредмечена языковая и коммуникативная способность человека, значение знака — это также культурное образование, которое возникает только в человеческой деятельности. Также и культура включена в язык, поскольку вся она

смоделирована в тексте.

Во всех языках есть как универсальные (этические) и специфические (эмические) элементы.

Язык – это символьная система, подчиняющаяся фонетическим, грамматическим и семантическим правилам, обеспечивающим функционирование языка как системы. Фонетические правила определяют то, как звуки языка группируются в слова. Грамматические правила определяют то, как слова объединяются в предложении. Семантические правила определяют отношения между словами и обозначаемыми ими понятиями. Значение передается посредством слов, являющихся языковыми символами. Символы — единицы значения, отличающиеся конвенциональностью (в основе лежит социальный договор) и произвольностью. Так слово «кот» соотносится с определенным животным класса млекопитающих, нашим домашним питомцем. Это слово произвольное. Отношения между означаемым и означающим можно наглядно представить при помощи треугольника значения Огдена-Ричардса. Произносимое слово (кот) — символ, мысль о ней — это образ кошки в нашем сознании, денотат (референт) – реальная живая кошка. Линия между символом (словом) и референтом пунктирна, так как символ и референт напрямую не связаны, иначе как в нашем мозгу — в наших мыслях. Это вызывает определенные проблемы, когда референт абстрактен, как например, в случае со словами «свобода», «семья», «красота». Значения создаются людьми, а не словами. То, что я представляю, когда слышу слово «кот» может не совпадать с вашим представлением. Наши ожидания и чувства по поводу референта могут расходиться. Так, для человека, которого покусала собака, все собаки будут восприниматься как враждебные существа. Для того же, у кого дома живет домашний питомец, все собаки дружелюбные. Когда эти двое обсуждают собак, то используют один и тот же символ, то их восприятие животного разнится. Если они не будут учитывать этот факт при коммуникации, то это приведет к непониманию. В данном случае можно говорить о прагматическом (коннотативном) значении слова. Дополнительная трудность возникает в условиях межкультурной коммуникации. Например, в Китае кошки и собаки не являются домашними животными, и ваш упрек в жестокости врядли достигнет своей цели.

Прагматические правила определяют также то, как интерпретировать значение высказываний. Вступая в коммуникацию, мы преследуем определенные цели. Эти цели (намерения) называются речевыми актами. Соответствующие прагматические правила помогают нам распознавать, понимать и, в свою очередь, порождать речевые акты. В этой связи особо важен контекст. Произнесите фразу «Мне это нравится» одобрительно, саркастически, с угрозой. Реализация всех этих значений возможна в определенном контексте. Проиллюстрируем действие прагматических правил на стратегиях вежливости в межкультурном формате.

СТРАТЕГИИ ВЕЖЛИВОСТИ

Две знакомых китаянки.

1 — Мы собираемся в Новый Орлеан в эти выходные.

2 — Как славно! Мы бы не прочь, чтобы вы поехали с нами. Насколько вы туда едете?

1 — На три дня. (Вот здорово, надеюсь, что она подвезет меня в аэропорт).

2 — (Возможно, она хочет, чтобы я подвезла ее). Вас подвезти в аэропорт? Я бы могла.

1-О, нет, зачем создавать проблемы. Не хочу беспокоить Вас по пустякам. Я знаю, что вы очень заняты. (Было бы замечательно, если бы она меня подвезла!).

2 — Ну, что вы, какие вопросы. У меня ничего нет срочного. Ну, как можно Вас не подвезти. (Позвоню-ка я лучше Хану и скажу, что не смогу с ним встретиться. Надеюсь, он не обидится.)

1 — Мне так неловко просить Вас об этом. (Великолепно, меня подвезут в аэропорт.)

2 — Оставьте. Мне это совсем несложно. Рада буду помочь. (Надеюсь, что не опоздаю на запланированную встречу.)

Две знакомые англичанки

1 — Мы собираемся в Новый Орлеан на эти выходные.

2 — Как славно! Мы бы не прочь, чтобы вы поехали с нами. Насколько вы туда едете? (Если она хочет, чтобы ее подвезли, то она, конечно же, попросит.)

1 — На три дня. О, между прочим, нам надо в аэропорт. Вы не смогли бы нас подвезти?

2 — (Хорошо, я надеялась, что она нас не попросит). Конечно. Когда Вам надо?

1 — в 10.30 утра в субботу. Вас это устроит? (Надеюсь, что время ее устроит!) 2 2 — Конечно, нет проблем. Рада помочь. Как хорошо, что Вам уезжать утром, потому что днем я бы не смогла.

Две знакомые, китаянка и англичанка

Китаянка — Мы собираемся в Новый Орлеан на эти выходные.

Англичанка — Как славно! Мы бы не прочь, чтобы вы поехали с нами. Насколько вы туда едете?

Китаянка — На три дня. (Надеюсь, что она предложит подвезти меня в аэропорт)

Англичанка — (Если ей надо, чтобы ее подвезли, то она попросит меня об этом). Звучит замечательно! Хорошо Вам провести время!

Китаянка — (О, если бы она хотела бы меня подвезти, то предложила бы мне. Думаю, что мне придется найти другой способ добраться до аэропорта). Спасибо. Увидимся, когда вернусь.

Англичанка — Великолепно! Хорошо провести Вам время! (Рада, что она поняла. Я действительно занята и действительно не хотела бы тратить время на то, чтобы мчаться в аэропорт.)

Культурная и социальная среда, в которой проходит становление человека, играет значительную роль в способе восприятия им окружающей действительности. Влияние культурной составляющей восприятия можно видеть особенно отчетливо, когда мы общаемся с людьми, принадлежащими к другим культурам. Значительное количество жестов, звуков и типов поведения интерпретируется носителями различных культур не однозначно. Например, ваш немецкий приятель подарил; вам на день рождения восемь прекрасных роз. Понятно, что восемь или десять значения уже не имеет. Важно лишь то, что число роз четное. Вы понимаете, что ваш приятель может и не знать, что приносить на похороны. Но в соответствии с вашей культурной интерпретацией, у вас возникло неприятное чувство. Этот простой пример служит хорошей иллюстрацией того, что культурная принадлежность человека определяет интерпретацию им того или иного факта. То есть, когда при восприятии какого-.либо элемента реальности добавляется компонент культуры, то его объективная интерпретация становится еще более проблематичной.

В свое время ученые задались вопросом: действительно ли люди одной языковой культуры видят мир иначе, чей другой? В результате наблюдений и исследований этого вопроса сложились две точки зрения: номиналистская и релятивистская.

Номиналистская позиция предполагает, что восприятие человеком окружающего мира осуществляется без помощи языка, на котором мы говорим. Язык является просто внешней «формой мысли». Поэтому в ходе мыслительной деятельности в сознании всех людей формируются одинаковые образы реальности, которые могут быть выражены различными путями на разных языках. Другими словами, любая мысль может быть выражена на любом языке несмотря на то, что в одних языках для ее выражения потребуется больше, а в других — меньше слов; Разные языки не означают того, что у людей разные перцептуальные миры, а мыслительные процессы различаются. Одна из попыток ответить на вопрос о влиянии отдельных сфер культуры на функционирование языка оформилась в функциональную стилистику Пражской школы в современную социолингвистику.

Релятивистская позиция предполагает, что язык, на котором мы говорим, особенно структура этого языка, определяет особенности мышления, восприятие реальности, стереотипы поведения и т.д.

Первые попытки описания взаимосвязи языка и культуры усматривают в трудах В. Гумбольдта, признавшего социальный характер языка (продукт длительного социального употребления). Язык всегда развивается в обществе, и человек понимает себя постольку, поскольку опытом установлено, что его слова понятны также и другим.

Язык представляет собой не столько готовый продукт (Ergon), сколько деятельность (Energeia). Язык постоянно порождается в процессе его использования. Это положение не отменяет возможности описывать язык как систему знаков; необходимо, однако, помнить, что такое описание будет заведомо неполным, оно не в состоянии объяснить ряд значимых свойств естественного языка, например языковые изменения.

С первым положением связана идея единства языка и мышления. Говорящий строит свое высказывание, не столько облекая готовую мысль в языковую форму, сколько выстраивая мысль с помощью языка. Воспринимая это сообщение, слушающий не «распаковывает» чужие мысли, а, говоря современным языком, активизирует соответствующие концептуальные структуры в своем сознании. Причем эти концептуальные структуры никогда не могут быть тождественны концептуальным структурам отправителя информации.

Из положения о единстве языка и мышления естественным образом вытекает положение об активной роли конкретных языков в формировании модели мира, или «языкового мировидения» (sprachliche Weltansicht), как называл его Гумбольдт. Если язык изначально принимает участие в зарождении мысли, мысль не может быть свободна от соответствующего языкового выражения. Поскольку каждый язык концептуализирует мир своим неповторимым образом, мысли, сформулированные на разных языках, не могут быть полностью тождественными. Различные модели мира, зафиксированные в конкретных языках, – это не столько разные сущности, сколько различные способы и пути, на которых осуществляется «превращение мира в мысли». Представляется, что именно в этом смысле следует интерпретировать знаменитое высказывание Гумбольдта: «Язык народа есть его дух, и дух народа есть его язык, и трудно представить себе что-либо более тождественное».

Положения о единстве языка и мышления и об активной роли языка в процессе «превращения мира в мысли» непосредственно связаны с понятием внутренней формы языка (innere Sprachform). Внутренняя форма языка понималась им как противопоставляемая внешней, звуковой форме концептуально-структурная модель, лежащая в основе грамматики данного языка и организации его лексико-семантической системы. Именно внутренняя форма делает каждый язык уникальным в том смысле, что значимыми являются не столько различия в акустическо-графическом облике языковых выражений, сколько различия в их глубинном устройстве, т.е. в грамматическом строе каждого языка и зафиксированной в нем модели мира.

Гумбольдт делает вывод о том. что наше отношение к предметам и явлениям реальной действительности обусловливается языком. Язык, образованный из понятий и представлений некоторой части человечества, определяет отношение человека к реальной действительности и его поведение. Таким образом, язык у Гумбольдта — это деятельность, преобразующая мир в собственность духа.

Эти положения легли в основу теории Э.Сепира-Б.Л.Уорфа, согласно которой язык упорядочивает поток впечатлений действительности. Согласно гипотезе лингвистической относительности Э.Сепира-Б.Л.Уорфа, люди видят мир по-разному – сквозь призму своего родного языка; реальный мир существует постольку, поскольку он отражается в языке. Таким образом, каждый язык отражает действительность присущим только ему способом и, следовательно, языки различаются своими «языковыми картинами мира». «Мы расчленяем мир, организуем его в понятия, распределяем значения так, а не иначе, в основном потому, что мы участники соглашения, предписывающего подобную систематизацию. Это соглашение имеет силу для определенного языкового коллектива и закреплено в системе моделей нашего языка». Б.Л.Сепир проводит мысль о том, что не многообразная действительность выражается в мышлении людей одинаковыми логическими категориями, а различные языковые формы членят действительность, что приводит к становлению разных форм и норм мышления.

В статье «Отношение норм поведения и мышления к языку» Б.Л.Уорф сравнивает грамматические модели в языке хопи и «среднеевропейским стандартом» (европейскими языками SAE). В SAE не проводят различия между числами, составленными из реально существующих предметами и числами «самоисчисляемыми». Такое выражение как «ten days” (десять дней) в хопи не употребляется. Эквивалентом его служит выражение, указывающее на процесс счета. «They stayed ten days” (они пробыли десять дней) превращается в «они прожили до одиннадцатого» или «они уехали после десятого дня». Таким образом, понятие времени «продолжительность времени» рассматривается как соотношение между двумя событиями, одно из которых произошло раньше другого. Трехвременная система глагола в SAE оказывает влияние на все наши представления о времени. В языке хопи глаголы не имеют времен, вместо них употребляются формы утверждения, видовые формы и формы, связывающие предложения (наклонения). Формы утверждения, например, обозначают, что говорящий (не субъект) сообщает о событии (это соответствует настоящему и прошедшему в SAE), или что он предполагает, что событие произойдет (это соответствует прошедшему в SAE), или что он утверждает объективную истину (это соответствует «объективному» настоящему в SAE).

Убедительными аргументами в пользу лингвистической гипотезы относительности являются также терминологические вариации в восприятии цветов в разных культурах. Гипотеза Б.Сепира—Э.Л.Уорфа показывает, что представители англоязычных культур и индейцы навахо воспринимают цвета по-разному. Индейцы навахо используют одно слово для синего и зеленого, два слова для двух оттенков черного, одно слово для красного. То есть восприятие цвета является культурно обусловленной характеристикой. Причем, различие культур в восприятии цвета проходит в двух плоскостях: во-первых, культуры; различаются как по количеству цветов, имеющих свои названия, так и по степени точности различия оттенков одного и того же цвета в данной культуре.

Каждая культура устанавливает определенный спектр, в котором находятся границы, отделяющие одно название от другого. Например, голубому цвету в русской культуре соответствует светло-синий в немецкой; и т.д. Во-вторых, значение, которое придается цвету, также существенно меняется от одной культуры, к другой. В одной культуре красный цвет будет означать любовь, черный — печаль, белый — невинность и т.д. Для представителей: другой культуры тем же самым цветам дается другая интерпретация. Например, красный во многих культурах ассоциируется, с опасностью или гибелью.

В русском языке для обозначения ближайших родственников одного с говорящим поколения используются два разных слова в зависимости от пола родственника – брат и сестра. В японском языке этот фрагмент системы терминов родства предполагает более дробное членение: обязательным является указание на относительный возраст родственника; иначе говоря, вместо двух слов со значением ‘брат’ и ‘сестра’ используется четыре: ani ‘старший брат’, ane ‘старшая сестра’, otooto ‘младший брат’, imooto ‘младшая сестра’. Кроме того, в японском языке имеется также слово с собирательным значением kyoodai ‘брат или сестра’, ‘братья и/или сестры’, обозначающее ближайшего родственника (родственников) одного с говорящим поколения вне зависимости от пола и возраста (подобные обобщающие названия встречаются и в европейских языках, например, английское sibling ‘брат или сестра’). Можно говорить о том, что способ концептуализации мира, которым пользуется носитель японского языка, предполагает более дробную понятийную классификацию по сравнению со способом концептуализации, который задан русским языком.

По мнению Э. Холла, парадокс культуры заключается в том, что язык — это система понятий, наиболее часто используемая для описания культуры, которая плохо адаптирована для этой трудной задачи. Человек должен постоянно оглядываться на ограничения, которые накладывает на него язык. Для того, чтобы понять другую культуру и принять ее на глубинном уровне, необходимо пережить ее, врасти в нее, а не читать или рассуждать о ней. Поэтому наша интерпретация самых простых и очевидных вещей является обязательно культурно окрашенной.

Таким образом, можно сделать вывод, что язык, на котором мы общаемся, влияет, но не определяет наш взгляд на мир. Специфические особенности национального языка, в которых зафиксирован общественно-исторический опыт определенной общности людей, создает не какую-то неповторимую картину мира, а лишь специфическую окраску этого мира.

Между языком и реальным миром стоит человек, носитель языка и культуры. Именно он воспринимает и осознает мир посредством органов чувств, создает на этой основе представления о мире. Они в свою очередь рационально осмысливаются в понятиях, суждениях и умозаключениях. Таким образом, между реальным миром и языком стоит мышление.

Слово отражает не сам предмет или явление окружающего мира, а то, как человек видит его, через призму той картину мира, которая существует в его сознании и которая детерминирована его культурой. Ведь сознание каждого человека формируется как под воздействием его индивидуального опыта, так и в результате инкультурации. Окружающий мир человека можно представить в трех формах:

Реальный мир – это объективная действительность, существующая независимо от человека, мир, окружающий его.

Культурная (понятийная) картина мира – отражение реального мира через призму понятий, сформированных в процессе познания мира человеком на основе как коллективного, так и индивидуального опыта.

Языковая картина мира отражает реальность через культурную картину мира. Язык организует восприятие мира его носителями. Эта картина мира тесно связана с культурной картиной мира, находится в непрерывном взаимодействии с ней и восходит к реальному миру, окружающему человека.

Путь от реального мира к понятию и выражению этого понятия в слове различен у разных народов. Это связано с различными природными, климатическими условиями, а также с разным социальным окружением. По этой причине у каждого народа своя история, своя культурная и языковая картины мира.

Культурная картина мира богаче, чем языковая. Но именно в языке реализуется, вербализуется культурная картина мира.

Национальная специфика в лексико-фразеологической сочетаемости. Проблема безэквивалентной лексики.

Понятийная картина мира у разных людей может иметь существенные отличия, например у представителей разных эпох, разных социальных, возрастных групп, разных областей знания. Люди, говорящие на разных языках, могут иметь схожую картину мира, а люди, говорящие на одном языке, — разные. В понятийной картине мира взаимодействует общечеловеческое, национальное и личностное.

Специфика социальных отношений, оценки событий и явлений окружающего мира находят знаковое выражение в национальном языке и принимают участие в формировании языковой картины мира. Например, при выражении скептического отношения в русском используется выражение когда рак на горе свистнет, в английском – когда свиньи полетят, в киргизском – когда хвост ишака коснется земли.

Очевидно, что основную культурную нагрузку несет лексика: слова и словосочетания. Из них складывается языковая картина мира, определяющая восприятие мира носителями данного языка. Особенно наглядно этот аспект представлен устойчивыми выражениями, фразеологизмами, идиомами, пословицами, поговорками.

Природа фразеологизмов тесно связана с фоновыми знаниями носителя языка, с культурно-историческими традициями народа, говорящего на данном языке. Языковой картине мира, создаваемой ФЕ (фразеологическими единицами), свойственна пейоративность и антропоцентричность. Значение целого ряда базовых слов и ФЕ сформировалась с учетом ориентации на человека – голова колонны, горлышко бутылки, ножка стола, прибрать к рукам, палец о палец не ударить, на каждом шагу. Такие номинативные единицы отражают быт и нравы людей, их отношение к миру и друг другу.

В языке отражена наивная картина мира, складывающаяся как ответ на практические потребности человека. Наивная картина мира отличается прагматичностью. Знания данного типа могут сильно отличаться от представлений традиционной науки. Наивная картина мира, в котором преобладает предметный способ восприятия, имеет интерпретирующий характер.

Внешнее сходство зрительного образа нередко лежит в основе бытовой классификации. Например, в русских идиомах: по уши влюбиться, сыт по горло, с головой ушел в работу.

Общность выполняемой функции может объединять объекты в одну группу, например, общность функции рта и глаз при выражении удивления обозначается при помощи идиом раскрыть рот, таращить глаза. Различие функций разграничивает даже очень близкие в научной классификации объекты. Сравните встать на ноги и встать на колени. Часто наблюдаемые эмпирические свойства объектов, например, способность руки хватать, держать отражаются в определенных культурных сценариях и идиомах держать в своих руках, с руками оторвать, с пустыми руками.

1. Коллокационные, или лексико-фразеологические, ограничения, регулирующие пользование языком. Это значит, что каждое слово каждого языка имеет свой, присущий только данному языку круг или резерв сочетаемости. Иными словами, оно «дружит» и сочетается с ними словами и «не дружит» и, соответственно, не сочетается с друга ми. Почему победу можно только одержать, а поражение — потерпела почему роль по-русски можно играть, значение— иметь, а выводы и комплименты— делать? Почему английский глагол to pay, означающий ‘платить’ полагается сочетать с такими несочетаемыми, с точки зрения русского языка, словами, как attention [внимание], visit [визит| compliments [комплименты]? Почему русские сочетания высокая трава, крепкий чай, сильный дождь по-английски звучат как «длинная трава» (long grass), «сильный чай» (strong tea), «тяжелый дождь» (heavy rain)? Ответ один: у каждого слова своя лексико-фразеологическая сочетаемость, или валентность. Она национальна (а не универсальна) в том смысле, что присуща только данному конкретному слову в данном конкретном языке. Специфика эта становится очевидной только при сопоставлении языков, подобно тому как родная культура выявляется при столкновении с чужой. Поэтому носители языка не видят этих главных для изучающего иностранный язык трудностей: им и в голову не приходит, что в каком-то языке чай может быть сильным, а комплименты платят.

Лексическая сочетаемость подрывает основы перевода. Двуязычные словари подтверждают это явление. Перевод слов с помощью словаря, который дает «эквиваленты» их значений в другом языке, запутывает учащихся, провоцируя их на употребление иностранных слов в привычных контекстах родного (в издательстве «Русский язык» такого рода ошибки называли когда-то international furniture именно так с помощью русско-английского словаря перевел на английский язык старательный ученик русское выражение международная обстановка). Эти контексты совпадают очень редко. Возьмем, например, простейшее (в смысле распространенности) слово книга и его эквивалент — слово book. В англо-русских словарях это слово приводится в наиболее регулярно воспроизводимых сочетаниях. Лишь одно из них переводится словом книга.

a book on/about birds — книга о жизни птиц,

a reference book — справочник,

a ration book — карточки, to do the books — вести счета,tо be in smb’s good/bad books— быть на хорошем/плохом счету, I can read her like a book— я вижу ее насквозь, we must stick to go by the book— надо действовать по правилам. На уровне словосочетаний эти различия еще разительнее.

Другой трудностью, еще более скрытой, чем тайны и непредсказуемость лексико-фразеологической сочетаемости, является конфликт (между культурными представлениями разных народов о тех предметах и явлениях реальности, которые обозначены «эквивалентными» словами этих языков. Эти культурные представления обычно определяют появление различных стилистических коннотаций у слов разных языков.

Так, даже обозначение зеленого цвета, такого «общечеловеческого» (понятия, вызывает большие сомнения в плане его абсолютного лексического соответствия, поскольку наличие определенных метафорических и стилистических коннотаций не может не влиять на значение слова, а эти коннотаций различны в разных языках. Зеленые глаза по-русски звучит поэтично, романтично, наводит на мысль о колдовских, русалочьих глазах. Английское же словосочетание green eyes является метафорическим обозначением зависти и содержит явные негативные коннотации. Отрицательные ассоциации, вызываемые green eyes, — это «вина» Шекспира, назвавшего в трагедии «Отелло» зависть, ревность {jealousy} зеленоглазым чудовищем — о greeneyed monster.

Еще пример: русское словосочетание черная кошка обозначает, как и английское black cat, одно и то же домашнее животное — кошку, одного и того же цвета — черного. Однако в русской культуре, согласна традиции, примете, поверью, черная кошка приносит несчастье, неудачу, а поэтому словосочетание имеет отрицательные коннотации. Вспомните песню: Жил да был черный кот за углом, И его ненавидел весь дом… Говорят, не повезет, Если черный кот дорогу перейдет. В английской же культуре черные кошки — признак удачи, неожиданного счастья, и на открытках с надписью «Good Luck» сидят, к удивлению русских, именно черные кошки.

Тот слой лексики, который объединяет «эквивалентные» слова, представляет гораздо большие трудности при изучении иностранного языка, чем безэквивалентная или не полностью эквивалентная часть словаря. Дело в том, что кажущаяся понятийная эквивалентность, а вернее эквивалентность реальности, вводит в заблуждение учащегося, и он может употреблять слово, не учитывая особенности языкового функционирования данного слова в чужой речи, его лексико-фразеологическую сочетаемость и лингвостилистические коннотации. Иначе говорят в тех, казалось бы, простейших случаях, когда слова разных языков включают в себя одинаковое количество понятийного материала, отражают один и тот же кусочек действительности, реальное речеупотребление их может быть различным, так как оно определяется различным языковым мышлением и различным речевым функционированием.

Итак, языковая эквивалентность — это миф, который рассыпается, если принять во внимание такие факторы, как объем семантики, лексическая сочетаемость, стилистические коннотации. Гораздо меньше внимания получил культурологический аспект эквивалентности слов разных языков. Слово как единица языка соотносится с неким предметом или явлением реального мира (значение слова). Однако не только эти предметы или явления могут быть совершенно различными в разных культурах (дом эскимоса, китайца, кир­гиза и англичанина — это очень разные дома). Важно, что различными будут и культурные понятия об этих предметах и явлениях, поскольку последние живут и функционируют в разных — иных мирах и культурах. За языковой эквивалентностью лежит понятийная эквивалентность, эквивалентность культурных представлений.

Сопоставление русского и английского языков с учетом социокультурного компонента вскрывает глубины различий между тем, что стоит за словами этих языков. Возьмем для исследования самые простые слова, обозначающие предметы и явления, которые существуют у всех народов и во всех культурах. Конкретный стол, который стоит в вашей комнате, это «кусочек реальности». Когда мы называем этот предмет окружающего нас мира, в нашем мышлении есть определенное понятие стола, некое представление о столе, которое обобщено в определениях толковых словарей, например, русских:

стол— предмет мебели в виде широкой горизонтальной доски на высоких опорах, ножках. Обедать за столом. Письменный стол. Овальный:тол. Сесть за стол. Встать из-за стола. Стол — предмет домашней мебели, представляющий собою широкую поверхность из досок (деревянных, мраморных и др.), укрепленных на одной или нескольких ножках, и служащий для того, чтобы ставить или |класть что-нибудь на него. Круглый стол. Письменный стол. Обеденный стол. Ломберный стол. Кухонный стол. Туалетный стол.

В разных культурах понятие об этом предмете, обозначаемом в разных языках разными словами как разными звуковыми комплексами| (стол, der Tisch, a table, la table), но «эквивалентными по значению», будет разным. Это особенно очевидно при сопоставлении резко отличающихся друг от друга культур. Например, в Туркмении стол представлен просто куском клеенки или скатерти на полу, и только для европейских гостей» в качестве демонстрации особого уважения могут внести и поставить стол в нашем понимании. Но речь даже и не идет о таких явных культурных различиях. В близкородственных европейских культурах различие между тем, что стоит за, казалось бы, несомненно эквивалентными словами разных языков, становится вполне наглядным из одного любопытного откровения известной русской киноактрисы Елены Сафоновой, поселившейся в Париже с мужем-швейцарцем:

Дело не только в чужом языке. Дело в том, что, когда я говорю на любом языке слово стол, я вижу перед собой круглый деревянный стол на четырех ногах с чайными чашками. А когда французы говорят стол, они видят стол стеклянный, на одной ножке, но с цветочками. И винить их бессмысленно, они с таким же успехом могут обвинить в этом меня. Они не хуже, они просто другие.

Это несколько наивное, но тонкое и точное наблюдение ярко иллюстрирует отношения между предметом, понятием и словом. Эти отно­шения можно обобщить следующим образом: между реальным предметом и словом, обозначающим этот предмет, стоит понятие, обусловленное культурой и видением мира данного речевого коллектива. «Разные языки — это отнюдь не различные обозначения одной и той же вещи, а различные видения ее… Языки — это иероглифы, в которые человек заключает мир и свое воображение».

Русское слово бабушка и английское grandmother — вообще термины (термины родства), обозначающие мать родителей. Однако что общего русская бабушка имеет с английской grandmother? Это совершенно разные образы, они по-разному выглядят, различно одеваются, у них совершенно разные функции в семье, разное поведение, разный образ жизни. Русское слово babushka одно из не слишком многочисленных заимствований в английском языке, обозначающее головной платок, косынку («a head scarft ied under the chin, worn by Russian peasant women» [головной платок, завязываемый под подбородком, наподобие того, как носят русские крестьянки]). Русская бабушка, как правило, занята в новом статусе еще больше, чем раньше: она растит внуков, ведет хозяйство, дает родителям возможность работать, зарабатывать деньги. Англоязычная grandmother уходит на «заслуженный отдых»: путешествует, ярко одевается, старается наверстать упущенное в плане развлечений, приятного времяпрепровождения.

КАК НАШ ЯЗЫК ФОРМИРУЕТ МЫ МЫСЛИЕМ?


Люди общаются друг с другом, используя великолепное множество языков, каждый из которых отличается от другого бесчисленным множеством способов. Влияют ли языки, на которых мы говорим, на то, как мы видим мир, как мы думаем и как мы живем? Люди, говорящие на разных языках, думают по-разному просто потому, что говорят на разных языках? Изучение новых языков меняет ваш образ мышления? Полиглоты по-разному думают, когда говорят на разных языках?

Эти вопросы касаются почти всех основных противоречий в изучении психики.В них приняли участие множество философов, антропологов, лингвистов и психологов, и они имеют важное значение для политики, права и религии. Тем не менее, несмотря на почти постоянное внимание и дискуссии, до недавнего времени по этим вопросам проводилось очень мало эмпирической работы. Долгое время идея о том, что язык может формировать мышление, считалась в лучшем случае непроверяемой, а чаще просто ошибочной. Исследования, проведенные в моих лабораториях в Стэнфордском университете и Массачусетском технологическом институте, помогли вновь поднять этот вопрос. Мы собрали данные по всему миру: из Китая, Греции, Чили, Индонезии, России и аборигенов Австралии.Мы узнали, что люди, говорящие на разных языках, действительно думают по-разному, и что даже грамматические ошибки могут серьезно повлиять на то, как мы видим мир. Язык — это уникальный человеческий дар, занимающий центральное место в нашем опыте человеческой жизни. Понимание его роли в построении нашей ментальной жизни на один шаг приближает нас к пониманию самой природы человечества.

Я часто начинаю свои лекции в бакалавриате с того, что задаю студентам следующий вопрос: какие когнитивные способности вы больше всего ненавидите терять? Большинство из них выбирают зрение; некоторые выбирают слух.Время от времени остроумный студент может выбрать свое чувство юмора или чувство моды. Практически никогда никто из них спонтанно не говорит, что способность, которую они больше всего ненавидят терять, — это язык. Тем не менее, если вы потеряете (или родитесь без) зрение или слух, вы все равно сможете вести чудесно богатую социальную жизнь. У вас могут быть друзья, вы можете получить образование, вы можете работать, вы можете создать семью. Но какой была бы ваша жизнь, если бы вы никогда не учили язык? Могли бы вы по-прежнему иметь друзей, получить образование, устроиться на работу, создать семью? Язык настолько важен для нашего опыта, настолько важен для человека, что трудно представить жизнь без него.Но являются ли языки просто инструментами для выражения наших мыслей или они действительно формируют наши мысли?

Большинство вопросов о том, формирует ли язык мышление и каким образом, начинается с простого наблюдения, что языки отличаются друг от друга. И много всего! Возьмем (очень) гипотетический пример. Предположим, вы хотите сказать: «Буш прочитал последнюю книгу Хомского». Давайте сосредоточимся только на глаголе «читать». Чтобы произнести это предложение по-английски, мы должны отметить глагол как время; в этом случае мы должны произносить его как «красный», а не как «тростник».«В индонезийском языке вам не нужно (на самом деле, вы не можете) изменять глагол, чтобы обозначить время. В русском языке вам придется изменить глагол, чтобы указать время и род. Так что, если бы это была Лаура Буш, которая читала, вы» d используйте другую форму глагола, чем если бы это был Джордж. В русском языке вам также необходимо включить в глагол информацию о завершении. Если бы Джордж прочитал только часть книги, вы бы использовали другую форму глагола, чем если бы он усердно все это проделал. По-турецки вам нужно было бы указать в глаголе, как вы получили эту информацию: если бы вы были свидетелями этого маловероятного события собственными глазами, вы бы использовали одну форму глагола, но если бы вы просто читали или слышали об этом, или сделали вывод из того, что сказал Буш, вы бы использовали другую форму глагола.

Понятно, что языки требуют от носителей разного. Означает ли это, что говорящие по-другому думают о мире? Разве говорящие на английском, индонезийском, русском и турецком языках по-разному воспринимают, разделяют и вспоминают свой опыт только потому, что они говорят на разных языках? Для некоторых ученых ответ на эти вопросы был очевидным: да. Они могут сказать, просто посмотрите, как люди говорят. Конечно, говорящие на разных языках должны обращать внимание на совершенно разные аспекты мира и кодировать их, чтобы они могли правильно использовать свой язык.

Ученые, стоящие на другой стороне дискуссии, не находят различий в том, как люди говорят убедительно. Все наши лингвистические высказывания разрежены и кодируют лишь небольшую часть доступной нам информации. Тот факт, что носители английского языка не включают в свои глаголы ту же информацию, что носители русского и турецкого языков, не означает, что носители английского языка не обращают внимания на одни и те же вещи; все это означает, что они не говорят о них. Возможно, все думают одинаково, замечают одно и то же, но просто говорят по-разному.

Сторонники межъязыковых различий возражают, что не все обращают внимание на одни и те же вещи: если бы все это делали, можно было подумать, что было бы легко научиться говорить на других языках. К сожалению, выучить новый язык (особенно язык, не имеющий непосредственного отношения к тем, которые вы знаете) никогда не бывает легким; кажется, это требует внимания к новому набору различий. Будь то различение способов нахождения на испанском языке, доказательство на турецком или аспект на русском языке, для того, чтобы научиться говорить на этих языках, требуется нечто большее, чем просто изучение словарного запаса: это требует внимания к правильным вещам в мире, чтобы у вас была правильная информация для включить в то, что вы говорите.

Такие априорные аргументы о том, что язык формирует мышление, ходили по кругу на протяжении столетий: одни утверждали, что язык не может формировать мышление, а другие утверждали, что язык не может не формировать мышление. Недавно моя группа и другие придумали способы эмпирически проверить некоторые из ключевых вопросов в этой древней дискуссии, и получили удивительные результаты. Поэтому вместо того, чтобы спорить о том, что должно быть правдой, а что не может быть правдой, давайте выясним, что правда.

Следуйте за мной в Пормпурао, небольшую общину аборигенов на западной окраине мыса Йорк в северной Австралии. Я приехал сюда из-за того, как местные жители Куук Таайорре говорят о космосе. Вместо таких слов, как «вправо», «влево», «вперед» и «назад», которые, как обычно используются в английском языке, определяют пространство относительно наблюдателя, куук тхаайорре, как и многие другие группы аборигенов, используют кардинальное направление. термины — север, юг, восток и запад — для определения пространства1. Это делается во всех масштабах, что означает, что вы должны говорить что-то вроде: «На y

есть муравей.

Мыслить на другом языке: что происходит и почему?

Работа на родном языке имеет очевидные преимущества — слова появляются естественным образом, ошибки в грамматике, синтаксисе или времени делаются редко, и, давайте признаем, это легко.

А как насчет того, чтобы говорить и думать на другом языке? Что происходит тогда и как это влияет на вашу личность и принятие решений?

Мыслить на другом языке: интереснее, чем вы думаете

Общение на иностранном языке имеет свои преимущества и недостатки.Например, владение другим языком приводит к грамматическим и другим структурным ошибкам, которые носитель языка не допустил бы. Это также может показаться бесплодным и неинтересным, особенно если говорящий не провел много времени в среде, где его новый язык используется в повседневной жизни.

thinking in another language

Говорить на иностранном языке

Носители языка также могут забывать слова, которые они не используют очень часто, и, возможно, выучили не более одного способа обсуждения определенной темы.Эти трудности часто усугубляются, когда говорящий очень устал или находится в состоянии сильного стресса.

С другой стороны, они, вероятно, будут использовать простые слова и прямой стиль доставки. Хотя они, несомненно, имеют акцент, их иностранный акцент, скорее всего, исходит из их родного языка, а не из неясного или трудного для понимания региона.

Интересно, что недавние исследования показали, что люди также более логичны, когда говорят на иностранном языке, особенно когда им нужно решать проблемы.Согласно недавней статье об эмигрантах, навыки принятия решений могут различаться в зависимости от того, какой язык используется.

При разговоре по-испански эмоциональные факторы преобладали в процессе принятия решений для испанской группы, тогда как при разговоре по-английски их принятие решений было более рациональным, логичным и менее эмоциональным.

Язык и принятие решений

Университет Помпеу Фабра в Барселоне изучил ряд носителей испанского языка и сравнил их навыки принятия решений на испанском и снова на иностранном, английском.Исследование пришло к выводу, что эмоциональные факторы преобладали в процессе принятия решений, когда участники использовали испанский язык. Они также продемонстрировали тенденцию по-разному относиться к риску и определенности.

При принятии решений, используя английский язык, исследование показало, что участники были более рациональными, логичными и менее эмоциональными. Были обнаружены измеримые различия в их отношении к избеганию потерь в процессе принятия решений.

Принятие решений с помощью эмоций

В статье также цитируется исследование, ранее проведенное Чикагским университетом, которое также показало, что принятие решений менее эмоционально предвзято, если оно проводится на иностранном языке, а не на родном языке участника.Авторы этого исследования отмечали: «Эти эффекты возникают потому, что иностранный язык обеспечивает большую когнитивную и эмоциональную дистанцию, чем родной язык».

Решения на иностранном языке менее эмоционально предвзяты

Что следует учитывать при принятии важных решений

Хотя свободное владение иностранным языком и комфортное владение иностранным языком имеют первостепенное значение, организации могут пожелать отметить, какой язык может быть наиболее эффективным в определенных трудных ситуациях, возможно, начиная с процесса принятия решений при столкновении со сложными проблемами.

Это исследование вызывает вопросы: а что, если бы все решения — деловые, дипломатические или военные принимались на английском, а не на родном языке участников? Будут ли приняты «лучшие» решения? Можно ли избежать конфликтов? Стоит подумать на другом языке!

,

Мыслить на иностранном языке стало проще

Мы все слышали, что мышление на иностранном языке — это признак истинного владения языком.

Но, держу пари, вы не слышали, что это пятый ключевой языковой навык , который должны развить все учащиеся — он должен соответствовать разговорной речи, аудированию, чтению и письму.

Но действительно ли мышления — это навык?

Да, да, это так.

В конце концов, мышление — это постоянный и интимный процесс. Если вы умеете думать на языке, то наверняка усвоили язык до такой степени, что теперь он является частью вас.

Вы больше не переводите с родного языка на новый. Вот почему тот, кто думает на своем изучаемом языке, будет говорить быстрее и плавнее, и у него не будет отставания, когда он пытается что-то понять.

Конечно, все это правда, но люди часто не осознают, что мышление на иностранном языке может быть собственным путем к беглости, а не только результатом беглости.

Что это значит для вас?

Это означает, что мышление на вашем целевом языке абсолютно доступно для обучения .Это то, над чем вы можете и должны начать работать прямо сейчас. Все, что нужно, — это немного практики! Также как говорить, слушать, читать и писать. И что самое лучшее? Мышление, естественно, является корнем всех этих навыков, поэтому вы увидите, что все они в свою очередь резко улучшатся.

Здесь мы собираемся показать вам, как этого добиться.


Learn a foreign language with videos

1. Переведите свои мысли

Вы могли бы подумать об этом, верно? Конечно, это кажется наиболее очевидным шагом, но не все его делают.Некоторые люди очень наглядны или количественны, то есть у них нет потока слов, постоянно проходящего через их мозг.

Если вы еще не рассказываете свою жизнь в голове, начните делать это осознанно! В этом виде активных упражнений вы получите наибольшую практику.

Когда вспомнишь разговоры, переводи. Когда вы думаете о своем ежедневном расписании, переводите. Когда вы проклинаете погоду, своих соседей, длинную очередь в продуктовом магазине … переводите!

Практические действия

Легче сказать, чем сделать? Вот несколько мини-шагов, которые вы можете предпринять, чтобы начать рассказывать свою жизнь на целевом языке.

Если вы новичок, попробуйте просто выделить немного времени в день, чтобы описать, что вас окружает . Когда вы видите дерево, вы можете подумать «дерево» на вашем целевом языке. Если вам не подходит слово «дерево», подумайте «зеленый», «дерево» или что-нибудь еще, что может его описать. То же самое касается зданий, животных, одежды, чего угодно. Если ваш словарный запас действительно , вы даже можете в уме считать людей, животных или предметы. Все помогает!

Однако довольно скоро вы научитесь переводить фразы из двух слов и не только.Когда вы сможете начать это делать, вам нужно будет перепроверить все, что вы переводите , либо с носителем языка, либо путем поиска фразы в кавычках, чтобы увидеть, часто ли носители языка произносят ее так же, как ты. (Подсказка: если вы получили менее 1000 обращений или обращений, которые включают только словари и форумы учащихся, вероятно, у вас происходит что-то странное.)

Если вы не можете понять, как выразить то, что вы думаете, сделайте на 100 процентов верным .Поскольку вы думаете гораздо больше, чем говорите или пишете, вы можете легко впасть в плохие привычки, поэтому двойная проверка использования языка по-прежнему является ключевым моментом. Конкретные существительные, глаголы и прилагательные довольно легко перевести, но идиоматические фразы усложняются, поэтому вам нужно быть особенно уверенным, что вы все время используете правильные идиомы и выражения.

2. Начните использовать одноязычные словари

Теперь мы переходим к менее прямым, но очень важным шагам, чтобы сделать язык своим .

Одноязычный словарь — это именно то, на что он похож — вместо того, чтобы переводить ваш целевой язык на ваш родной язык и наоборот, вы ищете слово на целевом языке и получаете определение на целевом языке, точно так же, как когда вы берете словарь, чтобы проверить слово на вашем родном языке.

Использование одноязычного словаря может стать важным шагом на пути изучения языка, потому что это означает, что для изучения вы используете сам язык .

Однако небольшое предостережение: одноязычные словари наиболее полезны, если вы опробуете их на среднем и высоком среднем уровне, когда вы уже можете понять основной роман или следить за официальными новостями по радио.В противном случае вы потратите много времени на поиск слов в определениях других слов, хотя это тоже может оказаться полезным упражнением.

Вы будете очень удивлены, как одноязычные словари помогают вам думать на языке. Во время учебы вы больше не будете переводить туда-сюда. Сознательное использование одноязычного словаря при заполнении карточек SRS, чтении романов или работе с учебником окупится во всех других областях ваших навыков. Вы даже начнете думать в терминах самого языка, а не только в рамках вашего родного языка.

Практические шаги

Прежде всего, найдите хороший одноязычный словарь! В WordReference есть отличный испанско-испанский онлайн-словарь (плюс многоязычные варианты на многих других языках). Я лично использовал Larousse для французского языка. Guoxuedashi — хороший пример для китайцев. Поиск «словаря» на вашем целевом языке приведет вас к чему-то, но качество очень важно, поэтому попробуйте спросить других учащихся на таких сайтах, как Quora или Language Learners ’Forum.

Что теперь? Одноязычные словари отлично работают, когда сочетаются с карточками предложений на SRS .Совершенно верно — на каждой карточке будет целое предложение на лицевой стороне, а затем вы можете использовать свой одноязычный словарь для определения слов, которых вы не знаете, на оборотной стороне карточек. Вы можете вставить определения, если в исходных определениях есть слова, которых вы не знаете. Ознакомьтесь с блогом All the Japanese All the Time для полного объяснения (и отличного поста об одноязычных словарях!). Этот нетрадиционный подход к дидактическим карточкам — отличный способ выучить словарный запас и грамматику в контексте.

Если определение невозможно понять (подумайте: определение для «дуба» или «лестницы»… простые концепции с запутанными, запутанными определениями), вставьте изображение , чтобы вы поняли смысл без какого-либо вмешательства из английского!

3. Записывайте в дневник

Поскольку ведение дневника — это записывать свои мысли, это дает вам привычку думать на вашем изучаемом языке, особенно если поначалу вам сложно думать само по себе.

По сути, это просто еще один способ попрактиковаться в Шаге №1, но он медленнее, и вы находитесь в одном месте, так что вы можете найти информацию. Это также хороший вариант, если вы большую часть времени заняты и у вас нет возможности расслабиться и целенаправленно думать на изучаемом языке. Это также может быть практикой письма!

Я обнаружил это сам, когда практиковался в написании на испанском языке — я обнаружил, что некоторое время думаю по-испански после того, как закончил быстрый сеанс письма и отложил перо. Потратив некоторое время на сознательное формулирование мыслей на испанском, я определенно попал в эту «зону» мышления на моем изучаемом языке.

Практические шаги

Попробуйте написать ежедневный монолог . Это может включать все, что у вас на уме! О работе, о семье — неважно. Мнения тоже работают, потому что вы можете многое о них сказать. Вы можете просто вести дневник на родном языке!

Получайте исправления и отзывы от носителей языка и учащихся о таких сервисах, как italki . На italki вы даже можете нанять частного репетитора, который будет работать с вами один на один, чтобы получить наилучшие отзывы.Независимо от того, как вы их получаете, исправления помогут вам избежать неправильных записей и закрепления вредных привычек в вашей голове.

Несмотря на важность воздержания от вредных привычек, я рекомендую вести личный бумажный журнал на хороших бланках . Это отличный отдых от интенсивного изучения языков в Интернете, а конфиденциальность дает вам свободу писать обо всем, что вы хотите!

4. Читать далее Литература от первого лица

Чтение очень важно, когда дело касается изучения языка.Если вы читаете книги, написанные от первого лица, вы почувствуете прямую пользу, когда дело доходит до мышления на языке.

Очевидно, что книги от первого лица передают вам мысли главного героя — вы можете читать чужие мысли, чтобы думать о своих собственных! Как это круто?

Для всех этих трудно переводимых идиом и фраз из Шага № 1 вы найдете решения из книг. Вы узнаете, как носители языка выражают абстрактные понятия, какую лексику они используют и как они ее используют.

Практические шаги

Получите немного художественной литературы для молодежи, статистика! Почему молодой человек? Потому что художественная литература, нацеленная на эту возрастную группу , сейчас любит перспективу от первого лица , и язык ее непринужденный и очень реалистичный. Даже если вы обычно не любите читать в этой возрастной группе, я настоятельно рекомендую вам проверить это для этой цели (и вы можете найти новые любимые книги, пока вы это делаете).

Как всегда, переводов книг, которые вы уже прочитали, работают прекрасно, потому что у вас уже есть тот важный контекст, который значительно упрощает понимание целевого языка.Но если вы не знаете, что найти, я рекомендую переводы книг «Перси Джексон» или «Голодные игры». Оба популярны (и поэтому широко переводятся), и в обеих есть забавные истории, которые не оставят вас равнодушными.

Чтобы найти переведенные названия этих книг, просто переведите страницу Википедии на свой целевой язык. Тогда вы можете искать название на Amazon!

Старайтесь читать по 20 минут в день , чтобы выработать привычку думать на вашем изучаемом языке.Пройдет немного времени, прежде чем вы начнете запоминать фразы, которые видите снова и снова, но, чтобы ускорить процесс, очистите SRS от пыли еще раз. Введите предложения или фразы, которые, по вашему мнению, вы могли бы использовать в своих мыслях, и со временем вы их не забудете!

Вот и все! С помощью этих четырех шагов вы преодолеете весь тот неуклюжий перевод, который вы делали в своей голове.

Вы научитесь думать на изучаемом языке и делать его своим.

Как только вы научитесь думать на своем языке, все остальное будет гладко!

Если вам понравился этот пост, что-то мне подсказывает, что вам понравится FluentU, лучший способ изучать языки с помощью реальных видео.

Зарегистрируйтесь бесплатно!

,

5 ключевых фактов о языке и мозге

Язык и общение так же важны, как еда и вода. Мы общаемся, чтобы обмениваться информацией, строить отношения и творить искусство. В этом разделе «В центре внимания» мы рассмотрим, как язык проявляется в мозгу и как он влияет на нашу повседневную жизнь.

Поделиться на Pinterest В этой статье мы рассмотрим важность языка для нашего мозга и жизненного опыта.

Мы все рождены, так сказать, в пределах одного языка, который обычно становится нашим родным языком.

Попутно мы можем подобрать один или несколько дополнительных языков, которые принесут с собой потенциал для открытия различных культур и опыта.

Язык — сложная тема, переплетающаяся с вопросами идентичности, риторики и искусства.

Как медитативно отмечает автор Джумпа Лахири в романе « Низины », «Язык, идентичность, место, дом: все это одно целое — просто разные элементы принадлежности и непринадлежности».

Но когда наши предки впервые развили устную речь, что такое «языковые центры» мозга и как многоязычие влияет на наши умственные процессы?

Мы рассмотрим эти и другие вопросы в этой статье о языке и мозге.

Когда разговорный язык впервые появился в качестве средства общения и чем он отличается от того, как общаются другие животные?

Как объясняет профессор Марк Пагель из Школы биологических наук Университета Рединга в Соединенном Королевстве в разделе «вопрос и ответ» для BMC Biology, человеческий язык — довольно уникальное явление в животном мире. ,

В то время как у других животных есть свои собственные коды для общения — например, для обозначения присутствия опасности, готовности к спариванию или наличия пищи — такое общение, как правило, представляет собой «повторяющиеся инструментальные действия», не имеющие формальной структуры. того типа, который люди используют, когда произносят предложения.

В отличие от этого, добавляет профессор Пагель, человеческий язык имеет две отличительные характеристики. Это:

  • , что он «композиционный», что означает, что он «позволяет говорящим выражать мысли в предложениях, содержащих предметы, глаголы и объекты»
  • , что он «ссылочный», что означает, что «говорящие используют его для обмена конкретными информация друг с другом о людях или объектах, их местонахождении или действиях »

Как и Homo sapiens , у нас есть необходимые биологические инструменты для произнесения сложных конструкций, составляющих язык, голосовой аппарат и сложную и хорошо сложную структуру мозга. достаточно развит, чтобы создать разнообразный словарный запас и строгие правила его использования.

Хотя остается неясным, в какой момент предки современных людей впервые начали развивать разговорный язык, мы знаем, что наши предшественники Homo sapiens появились примерно 150 000–200 000 лет назад. Итак, объясняет профессор Пагель, сложная речь, вероятно, по крайней мере так же стара.

Также вероятно, что владение разговорным языком помогло нашим предкам выжить и преуспеть перед лицом природных невзгод.

Отчасти благодаря своей способности передавать сложные идеи проф.Пагель говорит, что «люди могут адаптироваться на культурном уровне, приобретая знания и производя инструменты, убежища, одежду и другие артефакты, необходимые для выживания в разнообразных средах обитания».

«Обладая языком, люди обладают кодом высокой точности для передачи подробной информации из поколения в поколение. Многие […] вещи, которые мы используем в повседневной жизни, зависят от специализированных знаний или навыков ».

Проф. Марк Пагель

Но где именно в мозгу расположен язык? Исследования выявили два основных «языковых центра», которые расположены в левой части мозга.

Это область Брока, отвечающая за управление процессами, приводящими к произнесению речи, и область Вернике, основная роль которой заключается в «декодировании» речи.

Если человек получил черепно-мозговую травму, повлекшую повреждение одной из этих областей, это ухудшило бы его способность говорить и понимать сказанное.

Тем не менее, дополнительные исследования показывают, что изучение большего количества языков — и их хорошее изучение — оказывает свое собственное влияние на мозг, увеличивая размер и активность определенных областей мозга, отдельных от традиционных «языковых центров».

Исследование, проведенное учеными из Лундского университета в Швеции, показало, что у студентов, приверженных языку, наблюдался рост в гиппокампе, области мозга, связанной с обучением и пространственной навигацией, а также в частях коры головного мозга или крайнем слое мозг.

Более того, исследование, ранее освещавшееся Medical News Today, нашло доказательства того, что чем больше языков мы изучаем, особенно в детстве, тем легче нашему мозгу обрабатывать и запоминать новую информацию.

Похоже, что изучение языка увеличивает способность клеток мозга быстро формировать новые связи.

Фактически, исследователи установили много связей между двуязычием или многоязычием и поддержанием здоровья мозга.

Поделиться на Pinterest Умение говорить на нескольких языках оказывает защитное воздействие на когнитивные функции.

Например, многочисленные исследования показали, что двуязычие может защитить мозг от болезни Альцгеймера и других форм деменции.

В одном из таких исследований ученые из Эдинбургского университета в Соединенном Королевстве и Института медицинских наук Низама в Хайдарабаде, Индия, работали с группой людей с болезнью Альцгеймера, сосудистой деменцией или лобно-височной деменцией.

Команда заметила, что у тех, кто говорил на втором языке, начало деменции — относящееся ко всем трем типам, на которые нацелено это исследование — было отложено на целых 4,5 года.

«[Эти данные] свидетельствуют о том, что двуязычие может иметь более сильное влияние на деменцию, чем любые доступные в настоящее время лекарства.

Соавтор исследования Томас Бак

Другое исследование, результаты которого были опубликованы в прошлом году в журнале Neuropsychologia , также пролило свет на то, почему двуязычие может защитить от когнитивного спада.

Авторы объясняют, что это вероятно потому, что владение двумя языками помогает развивать медиальные височные доли мозга, которые играют ключевую роль в формировании новых воспоминаний, и увеличивает как толщину коры, так и плотность серого вещества, которая в значительной степени сделаны из нейронов.

Двуязычие дает и другие преимущества, например, тренирует мозг эффективно обрабатывать информацию, затрачивая только необходимые ресурсы на выполнение текущих задач.

Кроме того, исследователи из Университета Монреаля в Канаде обнаружили, что «двуязычные люди становятся экспертами в выборе соответствующей информации и игнорировании информации, которая может отвлекать от задачи», — отмечает старший автор исследования профессор Ана Инес Ансальдо.

Однако меняет ли переключение между разными языками и наше восприятие мира, который нас окружает?

Журналист Флора Льюис однажды написала в статье для The New York Times , озаглавленной «Языковой разрыв», что:

«Язык — это не только то, как люди думают, но и то, как они разговаривают. точка зрения.Его использование показывает невольное отношение. Люди, которые используют более одного языка, часто обнаруживают, что у них несколько разные модели мышления и реакции при переходе на другой язык ».

Исследования теперь показывают, что ее оценка была абсолютно правильной — язык, который мы используем, меняет не только то, как мы думаем и выражаем себя, но и то, как мы воспринимаем мир и взаимодействуем с ним.

В исследовании, опубликованном в журнале Psychological Science , например, описывается, как двуязычные носители английского и немецкого языков склонны воспринимать и описывать контекст по-разному в зависимости от языка, в который они погружены в данный момент.

Говоря по-немецки, участники имели склонность описывать действие по отношению к цели. Например: «Этот человек идет к тому зданию».

Напротив, когда они говорят по-английски, они обычно упоминают только действие: «Этот человек идет».

«Языки — живые существа»

Лера Бродицки, доцент кафедры когнитивных наук Калифорнийского университета в Сан-Диего, специализирующаяся на взаимосвязи между языком, мозгом и восприятием мира человеком, также была сообщая об аналогичных результатах.

В своем выступлении на TED в 2017 году, которое вы можете посмотреть ниже, Бродицки проиллюстрировала свой аргумент о том, насколько сильно язык, который мы используем, влияет на наше понимание мира.

В качестве примера она приводит случай с Куук Тхаайорре, австралийским племенем, которое описывает все по сторонам света.

«И когда я говорю« все », я действительно имею в виду« все », — подчеркнула она в своем выступлении. «Вы бы сказали что-то вроде:« О, у вас на юго-западной ноге муравей »или« Подвиньте чашку немного на северо-северо-восток », — объясняет она.

Это также означает, что, когда их спросили, в каком направлении течет время, они увидели его по отношению к сторонам света. Таким образом, в отличие от американцев или европейцев, которые обычно описывают время как текущее слева направо, направление, в котором мы читаем и пишем, они воспринимали его как текущее с востока на запад.

«Красота языкового разнообразия состоит в том, что оно показывает нам, насколько изобретателен и насколько гибок человеческий разум. Человеческий разум изобрел не одну когнитивную вселенную, а семь тысяч.[Есть] 7000 языков, на которых говорят во всем мире. И мы можем создать намного больше. Языки […] — это живые существа, вещи, которые мы можем отточить и изменить в соответствии с нашими потребностями ».

Лера Бродицкая

Язык обладает такой властью над нашим разумом, процессами принятия решений и жизнью, поэтому Бродицкий в заключение побуждает нас задуматься о том, как мы можем использовать его для формирования нашего образа мыслей о себе и мире.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.