Конформистское поведение: Конформистское поведение :: § 2. Виды правомерных деяний :: Глава XX. ПРАВОМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ, ПРАВОНАРУШЕНИЕ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ :: Общая теория права: учеб. пособие для вузов :: Библиотека ДипломАрт.ru

Автор: | 02.12.1975

Содержание

Конформистское поведение :: § 2. Виды правомерных деяний :: Глава XX. ПРАВОМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ, ПРАВОНАРУШЕНИЕ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ :: Общая теория права: учеб. пособие для вузов :: Библиотека ДипломАрт.ru

С.Г. Дробязко, B.C. Козлов

3. Конформистское поведение. Представляет собой пассивное соблюдение личностью норм права, приспособление, подчинение своего поведения мнению и действиям окружающих (непосредственного социального окружения, группы и т. п.). Иными словами, в сфере социально-правовых отношений человек поступает правомерно, поскольку так поступают другие. Как социально-психологическую категорию конформизм следует отличать от понятия конформности — соответствия поступков личности признанным или требуемым стандартам ценностей, разделяемых группой, в которую входит данная личность.

Конформистское поведение составляет лишь низшую ступень общего, конформного поведения, свойственного при отсутствии собственных критических позиций. Оно основано на приспособленческом соотношении поступков людей с действиями других лиц. Понятие конформизма применимо только к определенному способу разрешения конфликта между индивидом и группой — к подчинению индивида групповым стандартам и требованиям.

Мотивы такого поведения характеризуют гражданскую несформированность личности: согласное подчинение, основанное на пассивном отношении к правовому порядку; желание избежать обсуждения в группе или коллективе; боязнь утратить доверие близких или знакомых; желание заслужить одобрение тех, с кем связан межличностными отношениями, и т.д. Это приводит к ситуативному поведению, зависящему от подчиненности внешнему приказу и примеру. В противоположность личности с четкой системой ценностных ориентации, которые могут и не совпадать с мнением окружающих, конформистская позиция субъекта права не позволяет ему сопротивляться внушаемым указаниям, противопоставлять свое мнение мнению многих других, отстаивать его и свой выбор поведения.

Социально-правовой конформизм признается социально полезным явлением, поскольку индивид, подчиняясь мнению других, соблюдает требования права и тем самым способствует их реализации. Однако следует признать и то, что конформистское поведение, будучи образцом приемлемого для общества правомерного поведения, не является для него желаемым как перспективная цель действия права, поскольку представляет собой безоговорочное повиновение, слепое следование праву без активного отношения к нему на основании собственных оценок полезности и необходимости правовых установлений.

Конформистское поведение

Мардалиев Р.Т.:

Конформистское поведение — пассивное соблюдение лицом норм права, приспособление своего поведения к мнению и действиям окружающих. Это поведение по принципу «так поступают все». Поэтому в неустоявшихся обществах отношение большинства к тем или иным явлениям общественной и правовой жизни может быстро меняться в зависимости от обстоятельств, влияния СМИ и т. д.

Основными мотивами конформистского поведения являются:

Такое поведение отражает состояние человека, способного совершить правонарушение, но не делающего это в силу вышеперечисленных обстоятельств.

Правоведение // Мардалиев Р.Т. — 2010

Мальцев Г.В.:

Пассивное, или конформистское, поведение характеризуется тем, что человек в своей жизни и деятельности не ориентируется на законодательство, а действует в соответствии с собственными представлениями о правильной жизни. Нередко он сознательно уклоняется от исполнения предписаний правовых норм.

Пассивное поведение, как правило, свойственно людям, не знающим законодательства, не имеющим опыта юридического отстаивания своих нарушенных прав, относящихся с недоверием к юридическим органам — милиции, прокуратуре, судам, которые, по их мнению, могут привлечь к ответственности невиновного человека. Поэтому они ведут себя пассивно в сфере права, хотя и не нарушают его предписаний.

Ценность пассивного правомерного поведения человека заключается в том, что он сам не нарушает норм права и не разрушает социальных устоев общества. Недостаток его выражается в том, что при пассивном поведении возможны нарушения предписаний законодательства другими людьми, в том числе и в отношении данного человека, который придерживается пассивного правомерного поведения и который не станет обращаться в соответствующие органы за защитой своих нарушенных прав.

Правоведение // Мальцев Г.В. — 2003

Бошно С.В.:

Конформистское правомерное поведение представляет собой пассивное соблюдение личностью норм права, приспособление, подчинение своего поведения мнению и действиям окружающих (непосредственного социального окружения, группы и т.п.)- Человек поступает правомерно потому, что так поступают другие. Конформистское поведение основано на соотношении поступков людей с действиями других лиц при отсутствии собственных критических позиций. Мотивы такого поведения характеризуют гражданскую несформированность личности: согласное подчинение, основанное на пассивном отношении к правовому порядку; желание избежать осуждения в группе или коллективе; боязнь утратить доверие близких или знакомых и т.п. В свою очередь, это приводит к поведению ситуационному, зависящему от подчиненности внешнему приказу и примеру. Конформистская позиция не позволяет лицу сопротивляться внушаемым указаниям, противопоставлять свое мнение мнению других лиц, отстаивать свой выбор.

Правоведение // Бошно С.В. — 2002

Конформистское поведение

«Зачем мы рождаемся? В чем смысл жизни? Кто я на самом деле?», – эти вопросы занимали многих людей и во все времена. Современная психология также пытается найти на них ответы, исследуя природу личности, а также механизмы ее формирования.

Социальная психология вплотную занималась особенностями поведения личности в сообществе в середине двадцатого века. Это было вызвано историческими особенностями того периода. В Европе и США начали развиваться неформальные молодежные движения, носившие протестный характер, холодная война между СССР и Западом была в самом разгаре. Общественные ценности менялись на глазах. Без преувеличения можно сказать, что началось строительство нового социума. В этой обстановке перед учеными встала задача исследования взаимодействия отдельной личности и общества.

Что заставляет людей отказываться от собственного мнения и принимать сторону большинства? Почему человеку проще принять чужую точку зрения, а не свою? Поискам ответов на эти вопросы были посвящены работы по изучению понятия «конформистское поведение».

Экспериментальные исследования

Эксперименты начались в 50-х годах двадцатого века в США, первые результаты получил Соломон Аш. Он создал исследование, ставшее классическим. Группе испытуемых предлагалось сравнить на глаз длину отрезков. В опыте участвовали заранее предупрежденные люди и один человек, не знавший об условиях эксперимента. Участники иногда давали неверные ответы на поставленный вопрос. Интересна была реакция испытуемого. В 37% случаев люди давали такой же неверный ответ, как и все «подсадные утки». Если же мнения в группе разделялись, то испытуемые чаще давали верный ответ. Надо сказать, что случайно ошибиться в этом эксперименте невозможно. Нужно было всего лишь сравнить отрезки, различие между которыми было очевидно.

Чуть позже похожий опыт провели в СССР, в Киеве, в рамках программы по изучению поведения в обществе. В одном из экспериментов участвовали дошкольники, которым предлагали попробовать кашу, и сказать, хорошо ли она приготовлена. В группе из шести детей пятеро получали сладкую кашу, а один ребенок – соленую. Результаты поражали. Лишь 60% детей смогли проявить независимость суждения и сказали, что каша соленая. Остальные предпочти не отрываться от коллектива.

Кстати, этот эксперимент повторили в России в 2010 году. Точные данные не были опубликованы, но судя по видеофильму, дети в наше время демонстрируют большую свободу от мнения большинства, чем в эпоху Советского Союза.

Итак, экспериментально было оказано, что такое явление, как конформистское поведение, действительно существует. Оно необычайно важно для людей, находящихся в затруднительном положении, когда им необходимо противостоять мнению большинства. Иногда человек готов не верить своим глазам и сомневаться в собственных ощущениях, если они противоречат тому, что говорят другие люди. Подобное явление лежит в основе всевозможных техник воздействия на сознание.

Конформизм как явление

На чем же основано конформистское поведение? Оно необходимо для выживания общества. В условиях кризиса этот механизм позволяет сохранить единство, время адаптации человека в новом коллективе сокращается, группа становится единой и более устойчивой к воздействиям извне.

Для любого социума важно, чтобы поступки людей соответствовали ограниченному кругу правил, норм и предписаний, поэтому в течение всей жизни человек испытывает на себе воздействие, скрытое или явное, которое имеет целью формирование его установок, мнений, убеждений.

Многие психологи подчеркивали, что личность человека имеет общественную природу. Мы формируем ее для выживания среди людей, опираясь на опыт родителей. Но в каждой личности есть частичка души человека, истинного «Я», которое можно и нужно раскрыть в себе.

Яркие и необычные проявления в поведении индивида опасны для целостности общества, поэтому они сводятся к минимуму еще в процессе воспитания. Таким образом, родители растят «приличных» мальчиков и девочек, которые впоследствии не смогут выйти за рамки общепринятых правил.

Конформистское поведение – это поведение человека, пассивно принимающего господствующее мнение в группе. Отсутствие активности и творческого потенциала – основная черта такой личности, которая выживает, приспособившись к существующему порядку вещей.

Таким образом, явление конформизма носит негативный характер для тех людей, которые стремятся к творческой самореализации и хотят развить в себе независимость суждений.

При этом он полезен для общества, так как является одним из механизмов, обеспечивающих его выживание.

Разрешить вопрос о том, как противостоять влиянию общества и не быть выброшенным из него, поможет понятие правомерного поведения.

Поведение, выстроенное в соответствии с учетом прав и свобод других людей, не является конформистским, оно разумно. Зрелая личность, понимающая необходимость учитывать в своей жизни других людей, не чувствует зависимости от их мнения, такой человек может договариваться о способах достижения своих целей в условиях коллектива, где каждый имеет право на собственное суждение.

Можно добавить, что вопрос о том, насколько общественное давление ограничивает наши творческие устремления и независимость мышления, во все времена занимал философов, и не теряет актуальности в наш век обилия информации и страха перед скрытым манипулированием сознанием масс.

Для того чтобы понять, где кончается общество в человеке и начинается его «Я», необходимо разобраться в механизмах, которые создают личность, а также научиться отслеживать проявление своей истинной природы.

Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Социодинамическая психиатрия >> Конформистское поведение представляет собой феномен, в котором наиболее выделяются социальная и психологическая стороны.

Конформистское поведение представляет собой феномен, в котором наиболее выделяются социальная и психологическая стороны. В отличие от аддиктивного поведения медицинский аспект здесь имеет меньшее значение, хотя и может присутствовать. Конформистское поведение — одна из форм искусственной, неподлинной жизни. Такой человек уходит от контакта с самим собой, не пытается узнать правду о себе, у него мало выражено самоосознание. Главными в его жизни считаются «общепринятые», трафаретные ценности, рекламируемые средствами массовой информации. Конформисты лишены индивидуальности, стереотипны и предсказуемы в своих действиях. Такой образ жизни для них естественный и единственно возможный; людей, действующих по — другому, они не понимают или считают психически неполноценными. Конформистское поведение приносит им чувство радости и спокойствия.

Среди конформистов встречаются люди, которые резко отрицательно относятся к переменам, происходящим в современной России, мотивируя это тем, что «раньше жилось хорошо и счастливо». Это типичное проявление конформистской установки в жизни и страха оказаться перед необходимостью разобраться в себе и других, критически оценить ситуацию. Конформизм позволяет автоматически избавиться от необходимости занимать активную позицию, самостоятельно организовывать свою жизнь, превращая человека в марионетку. Конформистское сознание характеризуется также значительно представленной конвергенцией в жизненных подходах. Под конвергенцией в психологии понимаются концентрация внимания на какой — либо одной стороне вопроса, функционирование в рамках жестко заданной системы. Кон — вергенты испытывают затруднения в попытке оценить решаемую проблему с другой позиции, по — новому. В психологических исследованиях конвергенты плохо справляются с решением задач «с открытым концом», где нужно найти как можно больше решений. У них слабо представлены воображение и интуиция. В результате диапазон их видения мира ограничен довольно узкими рамками. Выраженные конвергенты, как правило, не интересны как люди, так как, кроме профессиональных тем, их ничего не привлекает, а в других вопросах они проявляют невежество или предлагают упрощенные подходы. Конвергенты плохо схватывают юмор, они вообще не любят шутить, воспринимая все «серьезно».

Конформисты также в целом отрицательно относятся к юмору. Очевидно, это связано со страхом подорвать авторитет «начальства», которое может оказаться прямым или косвенным объектом шуток, или со страхом самому оказаться смешным в глазах других людей. Конформистской психике мало свойственны чувства вины, симпатии, сопереживания, как, впрочем, и чувства злости, ненависти. Вообще, эмоциональная жизнь при этом обеднена, межличностные отношения поверхностны. Вот как об этом пишет Musil (1971): «Сегодня ответственность не тяготит уже самого человека, а зависит от взаимосвязей различных дел. Разве не заметно, что переживания сделались независимыми от людей?. . Кто может еще сегодня сказать, что гнев является действительно его собственным гневом, если столько людей в это вмешиваются и лучше разбираются в делах, чем он сам? Возник мир самих свойств без человека, мир переживаний без того, кто их переживает, и почти создается впечатление, что в идеальном случае человек не сможет уже ничего пережить индивидуально, а сладкая тяжесть личной ответственности растворится в системе многозначительных формул». Конформистское поведение имеет в некоторых случаях и клинический аспект, относящийся к «малой» психиатрии; этот аспект проявляется у больных истерическим неврозом. Польский психиатр Jakubik обращает внимание на то, что конформизм нередко применяется у больных как средство инграциации (вхождение в доверие для получения награды). Автор пришел к заключению, что внешне создается впечатление о повышенной внушаемости этих больных, в то время как на самом деле это не истинная внушаемость, а феномен инграциации. Индивидуумы с большой зависимостью от давления окружающих проявляют склонность к конформизму и подчинению давления группы, а также характеризуются низким уровнем ожидания успеха в ситуациях, требующих общественной оценки их действий. Таким образом, конформистское поведение является одним из видов манипуляционной техники у больных истерическим неврозом. Личко также обращал внимание на проявление конформизма в клиническом плане, приводя данные наблюдений о том, что у лиц, заболевших злокачественной шизофренией, в подростковом возрасте наблюдалась конформная акцентуация личности. По — видимому, в подобных случаях конформистские установки возникали в связи с переживаниями какой — то тревоги, экзистенциального страха, которые иногда являются предвестниками развития психоза и были, таким образом, защитной реакцией, помогающей временно частично адаптироваться к психологически дискомфортным состояниям.

Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Социодинамическая психиатрия.

 


 


   RSS     [email protected] ru 

ПРОЯВЛЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ПРАВОВОГО СОЗНАНИЯ И ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРАВОМЕРНОМ ПОВЕДЕНИИ СУБЪЕКТОВ ПРАВА — NovaUm.Ru

УДК 34.01

ПРОЯВЛЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ПРАВОВОГО СОЗНАНИЯ И ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРАВОМЕРНОМ ПОВЕДЕНИИ СУБЪЕКТОВ ПРАВА

Юридические науки

Рябинин Николай Александрович (Кандидат юридических наук)

Ключевые слова: ПРАВОМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ; ПРАВОВОЕ СОЗНАНИЕ; ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА; ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО СОЗНАНИЯ И ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ; LAWFUL BEHAVIOR; LEGAL CONSCIOUSNESS; LEGAL CULTURE; FEATURES OF LEGAL CONSCIOUSNESS AND LEGAL CULTURE OF MODERN RUSSIA.


Аннотация: В статье рассмотрены виды правомерного поведения. Раскрыты особенности правового сознания и правовой культуры человека, позитивно и негативно воздействующие на его правомерное поведение. Исследованы некоторые особенности правомерного поведения российских граждан под воздействием специфических характеристик их правового сознания и правовой культуры.

Правовое поведение, под которым понимается поведение, находящееся в сфере правового регулирования, зависит от особенностей правового сознания и правовой культуры индивида, социальных групп и общества в целом. Правовое сознание и правовая культура являются базовыми категориями юриспруденции, воздействующими практически на все правовые явления, существующие в обществе, в том числе определяющими внутреннюю мотивацию и качество правомерного поведения человека в обществе.

Рассмотрим особенности правомерного правового поведения под воздействием отдельных особенностей правового сознания и правовой культуры человека.

Определимся с пониманием явления «правомерное поведение», под которым понимается поведение подлежащее правовому урегулированию и соответствующее правовым предписаниям.

Теория права сформулировала основные разновидности правомерного поведения. Так в соответствии с имеющимися в сознании индивида представлениями о праве и правовых явлениях, а также от сформировавшихся правовых ценностей, установок, навыков и мотивов правомерное поведение может определяться как социально активное, законопослушное, конформистское, привычное и маргинальное [1, С. 97-98].

1) Социально активное – это правомерное поведение, при котором субъект права ведёт себя правомерно, потому что убеждён в необходимости и социальной полезности такого поведения, в этом случае субъекты поведения одобряют нормы права, отвечающие потребностям общественного развития, многосторонним интересам общества и его отдельных индивидов (например, обучающийся посещает занятия, так как убеждён в необходимости получения знаний). Полагаем что данный вариант правомерного поведения является для общества и государства наиболее желаемым, так как не требует дополнительной мотивации.

2) Законопослушное – характеризуется как правомерное поведение, при котором субъект права выполняет правовое предписание, потому что убеждён в необходимости исполнения закона (коротко его «формула» выглядит так «исполняю закон, потому что это закон»), например, водитель пристёгивает ремень безопасности, так как убеждён в необходимости исполнения своих обязанностей водителя, верит в правильность «закона».

3) Конформистское – это правомерное поведение (от лат, слова соnformis — подобный, сообразный), при котором субъект права ведёт себя правомерно потому, что так ведут себя окружающие его люди (его «формула» – «как все, так и я»), в данном случае мы не видим уважения к праву и глубокого всестороннего осознания необходимости исполнения правовых предписаний, однако внутреннее отношение человека не делает его поведение противоправным, так пешеход останавливается на запрещающий сигнал светофора, потому что это делают его друзья. В основном такой вариант поведения характерен для людей с неразвитым правосознанием и правовой культурой, не имеющих собственной точки зрения (в основном для подростков) и опасен тем, что быстро переходит из правомерно в противоправный («все пошли на красный сигнал светофора и я тоже»).

4) Маргинальное — представляет собой правомерное поведение (от лат. слова marginalis — находящийся на грани, пограничный), при котором субъект права ведёт себя правомерно, потому что боится принуждения со стороны государства за иной (противоправный) вариант поведения (например, заёмщик выплачивает кредит, так как боится санкций за его просрочку или неуплату). Данный вариант поведения также очень опасен, так как при исчезновении угрозы наказания, субъект права начинает вести себя противоправно (работник, зная о том, что работодатель не учитывает время начала рабочего дня, опаздывает на работу).

5) Привычное правомерное поведение, при котором субъект права ведёт себя правомерно в силу привычки, следуя усвоенным правовым ценностям, идеям и принципам, не подвергая анализу правильность требований, которые предъявляет к нему общество, и сущность совершаемого им поведения, в этом случае мотивация, как таковая, отсутствует, происходит процесс перерастания часто повторяющихся актов поведения субъекта права в привычку (пешеход переходит проезжую часть в положенном месте потому что привык так поступать и уже не задумывается, что он тем самым ведёт себя правомерно).

Следует отметить, что особенности правового сознания и правовой культуры человека могут как позитивно, так и негативно воздействовать на его правомерное поведение.

В качестве позитивных особенностей могут восприниматься те, которые в результате своего проявления приводят к социально активному и законопослушному правомерному поведению. В качестве таких можно обозначить наличие у человека специальных знаний о юридических явлениях, осознание значимости законопослушного правомерного поведения, убежденность в справедливости правовых предписаний и другие.

Негативными проявлениями в правовом сознании и правовой культуре могут считаться: отсутствие знаний и представлений о праве, правовой инфантилизм, выполнение правовых предписаний лишь под угрозой наказания и другие.

На правомерное поведение человека в каждом конкретном случае могут воздействовать как его индивидуальные особенности его правового сознания и правовой культуры, так и особенности окружающих его социальных групп и общностей.

Объем статьи не позволяет изучить проявление в правомерном поведении каждой особенности правового сознания и правовой культуры, поэтому рассмотрим проявление отдельных, на наш взгляд, наиболее часто встречающихся в современной российской действительности особенностей, имеющих негативный характер в целом и отрицательно влияющих на правомерную реализацию прав и обязанностей индивида.

Во-первых, разберем особенность, проявляющуюся в отсутствии или недостаточности у субъектов права правовых знаний (как общих, так и специальных), необходимых для полноценного осуществления ими правовой деятельности.

Данная особенность может проявиться при различных жизненных ситуациях и привести к тому, что индивид, ошибочно полагая, что ведет себя правомерно, умышленно нарушает правовые предписания.

Так, например, собственник, имея лишь общие поверхностные знания о допустимых пределах защиты своих прав и желая защитить своё право собственности, ошибочно считает, что это допустимо любыми средствами, размещает на принадлежащем ему дачном участке капканы, способные причинить вред здоровью лица, проникшего на данный участок. На лицо превышение пределов допустимой самозащиты (ст. 14, 1066 ГК РФ).

Незнание участником правоотношения своих прав и обязанностей может привести к их неправильной реализации, в том числе и к правонарушению.

Отсутствие или недостаток у субъектов специальных юридических знаний может повлечь еще более негативные последствия. Например, если сотрудник полиции не знает особенности разграничения гражданско-правовых отношений займа и уголовно-правовых отношений, связанных с завладением чужими денежными средствами под воздействием обмана, ошибочные действия полицейского могут привести к тому, что факт совершения уголовного преступления не будет своевременно установлен, а законные права и интересы потерпевшего защищены.

Во-вторых, раскроем особое правовосприятие, заключающееся в противопоставлении права и справедливости (восприятие права через справедливость) состоящее в том, что содержание права в России зачастую толкуется не в соответствии с юридическими критериями, а руководствуясь интуитивным пониманием мерок справедливости, смысла правды, используя их содержательные начала – ценности. Как следствие такого правопонимания выступает характерная для реализации права в России особенность, выражающаяся в подмене требования законности требованием целесообразности (справедливости). Целесообразность в этом случае может проявляться в разных формах: в виде государственной, политической, идеологической и даже личной. Однако в любой из этих форм право, закон отодвигается на второй план, пропуская тот или иной вид целесообразности.

Так, восприятие установленного законом запрета как несправедливого, скорее всего, приведёт субъектов права (как адресатов данного запрета, так и правоприменителей) к отказу от его соблюдения. В качестве примера можно использовать достаточно известные в России запреты, связанные с потреблением табака в определённых общественных местах. Соблюдение данных запретов «курящими» лицами носит скорее исключительный, ситуативный характер. Также в большинстве случаев отсутствует реакция со стороны правоприменителей (сотрудников полиции), обязанных следить за соблюдением данного запрета, привлекая к административной ответственности его нарушителей.

В-третьих, особенностью правового сознания и правовой культуры, проявляющейся в различных видах правового поведения и затрудняющей правомерную реализацию прав и обязанностей субъектами право, может выступать правовой пессимизм, суть которого заключается в появлении и развитии у человека уверенности в низкой эффективности, недейственности права как социального регулятора.

Так, при нарушении субъективных прав лица, убежденного в невозможности достижения необходимого правового результата с помощью юридических средств, он в силу своей убежденности, не предпринимает действия по защите своих законных интересов. Например, истец отказывается от исковых требований или не предъявляет их, ссылаясь при этом на неэффективность судебного разбирательства, потерпевший от преступления не идёт в полицию, полагая, что деятельность полицейских не приведёт к раскрытию преступления.

Правовой пессимизм проявляется и в поведении лиц, использующих противоправные средства защиты своих прав. Например, при невозврате занятых денежных средств заёмщиком, кредитор, убежденный в неэффективности правовых средств защиты, использует запрещенные законом способы возврата долга (угроза, шантаж, самоуправство, применение насилия и т.п.).

Таким образом, мы обозначили проблему, суть которой заключается в дефектном восприятии правовых явлений и, как следствие, реализации прав и обязанностей субъектами права. Решение описанной проблемы обусловлено необходимостью преодоления описанных выше негативных проявлений правосознания и правовой культуры, а также повышением уровня правового сознания и правовой культуры отдельных индивидов и российского общества в целом.


Список литературы

  1. Теория государства и права. Ч.2. Правоведение: курс лекций. – Красноярск: СибЮИ МВД России, 2009.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Теория адаптации Альберта Налчанджяна

Теория адаптации Альберта Налчанджяна

«Нам представляется, что выработка полноценного научного определения социальнопсихической адаптации личности, пишет современный армянский психолог Альберт Налчанджян, возможна только на основе идеи онтогенетической социализации, если определение этого понятия, в свою очередь, правильно отражает тот реальный и чрезвычайно сложный процесс, благодаря которому индивид превращается в личность, обладающую некоторыми основными чертами социальнопсихической зрелости.

Онтогенетическую социализацию можно определить как такой процесс взаимодействия индивида и социальной среды, в ходе которого, оказываясь в различных проблемных ситуациях, возникающих в сфере межличностных отношений, индивид приобретает механизмы и нормы социального поведения, установки, черты характера и их комплексы и другие особенности и подструктуры, которые в целом имеют адаптивное значение.

Каждый процесс преодоления проблемных ситуаций можно считать процессом социальнопсихической адаптации личности, в ходе которого она использует приобретенные на предыдущих этапах своего развития и социализации навыки и механизмы поведения или открывает новые способы поведения и решения задач, новые программы и планы внутрипсихических процессов. Социальнопсихическую адаптированность можно охарактеризовать как такое состояние взаимоотношений личности и группы, когда личность без длительных внешних и внутренних конфликтов продуктивно выполняет свою ведущую деятельность, удовлетворяет свои основные социогенные потребности, в полной мере идет навстречу тем ролевым ожиданиям, которые предъявляет к ней эталонная группа, переживает состояния самоутверждения и свободного выражения своих творческих способностей. Адаптация же это тот социальнопсихологический процесс, который при благоприятном течении приводит личность к состоянию адаптированности. Главный вопрос состоит в том, каким образом процесс адаптации (или адаптирования) с использованием специфических и общих адаптивных механизмов приводит к изменениям первоначального психического состояния, с которого личность начала свой адаптивный процесс. Оказавшись в проблемной ситуации и отражая ее, индивид переживает определенное психическое состояние. Это состояние обычно весьма динамично. Таково, например, состояние фрустрированности, которое возникает в особенно трудных для личности проблемных ситуациях, называемых фрустрирующими проблемными ситуациями. Параллельно с активизацией и использованием адаптивных механизмов изменяется и психическое состояние личности. Последовательность изменяющихся ситуаций порождает последовательность соответствующих психических состояний. По завершении адаптивного процесса первоначальное психическое состояние вместе с породившей его проблемной ситуацией исчезает или сильно меняется. Таково самое общее определение процесса адаптации.

Одним из важнейших принципов теории социальнопсихической адаптации личности мы считаем следующее утверждение: в сложных проблемных ситуациях адаптивные процессы личности протекают с участием не отдельных, изолированных механизмов, а их комплексов. Эти адаптивные комплексы, вновь и вновь актуализируясь и используясь в сходных социальных ситуациях, закрепляются в структуре личности и становятся подструктурами ее характера. Изучение устойчивых адаптивных комплексов является одним из путей развития научной характерологии. Следует различать три их основные разновидности: а) незащитные адаптивные комплексы, используемые в нефрустрирующих проблемных ситуациях; б) защитные адаптивные комплексы, являющиеся устойчивыми сочетаниями только защитных механизмов; в) смешанные комплексы, состоящие из защитных и незащитных адаптивных механизмов. Таким образом, принимая встречающуюся в психологической литературе классификацию адаптивных механизмов на защитные и незащитные, мы распространяем ее на адаптивные комплексы и дополняем эту классификацию средним, смешанным типом адаптивного комплекса, соответственно адаптивного процесса и адаптированности, которые осуществляются смешанными адаптивными комплексами. Изучение адаптивных комплексов, таким образом, может в значительной мере способствовать развитию характерологии, являющейся важнейшей, но и наиболее слаборазвитой частью социальной психологии личности.

Социальнопсихическая адаптация личности, осуществляющаяся на уровне личностных механизмов, не сводится к конформизму. Конформистское поведение, как выражение соответствующей социальной установки, является только одной из возможных адаптивных стратегий, осуществляется с помощью различных смешанных адаптивных комплексов и выражается в разнообразных поведенческих формах. Социальнопсихическая адаптация личности может иметь неконформистский и творческий характер, тогда как конформистское поведение в некоторых ситуациях может быть неадекватным, приводящим к формированию таких черт и установок личности, которые делают невозможной ее гибкую адаптацию. Длительная приверженность к конформистской стратегии адаптации может способствовать формированию склонности личности к систематическим ошибкам поведения (нарушениям норм, ожиданий, шаблонов поведения) и созданию все новых проблемных ситуаций, для адаптации к которым у нее нет ни адаптивных способностей, ни готовых механизмов и их комплексов. В частности, сознательно осуществляемая конформистская стратегия может стать предпосылкой возникновения перманентных внутренних конфликтов личности.

Не все потребности человека способствуют правильному функционированию его организма и психики и его социальнопсихической адаптации. Если брать крайний случай, то у личности может быть даже такая потребность (она может быть как гипертрофированной прирожденной «естественной «, как принято говорить в советской психологии, так и социогенной), на пути к удовлетворению к которой индивид погибает. Исходя из этого мы считаем целесообразным предложить еще одну классификацию потребностей и мотивов личности: а) потребности и мотивы, адаптивные в данной социальной среде; б) потребности и мотивы, стремление к удовлетворению которых в данной социальной среде приводит к дезадаптации личности. Их можно назвать дезадаптивными потребностями и мотивами поведения человека. Адаптивность или дезадаптивность потребности зависит от того, на какие ценности она направлена, т. е. из какого спектра социальных ценностей должен выбрать индивид для ее удовлетворения соответствующий объектцель. Поэтому иожно говорить также об адаптивных и дезадаптивных целях и, соответственно, уровнях притязаний личности в тех основных социальногрупповых средах, в которых протекают ведущие формы ее активности.

Социальнопсихическая дезадаптированность личности в первую очередь выражается в неспособности ее адаптации к собственным потребностям и притязаниям. С другой стороны, личность, имеющая нарушения адаптации или полную дезадаптированность, не в состоянии удовлетворительно идти навстречу тем требованиям и ожиданиям, которые предъявляют к ней социальная среда и собственная социальная роль, ее ведущая в данной среде профессиональная или иная мотивированная извне и изнутри деятельность. Одним из признаков социальнопсихической дезадаптированности личности является переживание ею длительных внутренних и внешних конфликтов без нахождения психических механизмов и форм поведения, необходимых для их разрешения. Имея в виду то обстоятельство, что человек начинает осуществлять адаптивные процессы во всех тех случаях, когда оказывается в проблемных ситуациях (а не только при переживании конфликтных ситуаций), можно выдвинуть проблему уровней дезадаптированности. Для понимания особенностей адаптивного процесса следует знать тот уровень дезадаптированности, оттталкиваясь от которого личность начинает свою адаптивную активность. «[1]

«Для плодотворного изучения социализации и социальной активности людей, пишет Налчанджян, следует подробнее разрабатывать концептуальный аппарат теории социальной психологии личности. В частности, нам представляется важной дифференциация онтогенетической социализации и социальнопсихической адаптации личности в данной социальной (в частности, в групповой) среде. Для решения этой задачи, важность которой отмечена и другими авторами, мы исходим из положения, согласно которому личность может быть социализированной, но дезадаптированной.[2] Более того, дезадаптированность человека может быть прямым следствием высокой степени и полноты его социализированности. Поэтому нам представляется не совсем точным утверждение некоторых авторов, будто «социальнопсихическая адаптация один из путей более полной социализации «.[3] Социализированность личности, в зависимости от конкретной групповой ситуации, может стать основой как для адаптированности, так и для дезадаптированности. Если в данном обществе моральные нормы и принципы, а также другие общечеловеческие ценности служат главным средством маскировки эгоистических стремлений, т.е. если доминирующей социальной ориентацией людей является двуличие (а во многом таково положение вещей в буржуазном обществе), то вполне естественно, что социализированность личности, осуществленная путем интернализации общечеловеческих ценностей, может стать постоянной причиной фрустрированности и дезадаптированности. Онтогенетическая социализация есть процесс интернализации групповых норм, ценностей и типичных форм поведения, имеющий место в ходе индивидуального психического развития индивида. Она может осуществляться на уровнях малых групп, организации и всего общества. Адаптированность личности в группе это такое ее состояние, которое позволяет ей без длительных конфликтов и фрустраций с возможной полнотой проявлять свои творческие, конструктивные возможности, переживать состояния самоутверждения и собственной ценности, значительности. Поскольку личность одновременно является членом нескольких групп, то в некоторых из них она может быть хорошо адаптирована, в других хуже. Она может быть членом и таких групп, в которых ее положение близко к полной дезадаптированности. Например, при хорошей адаптации в трудовом коллективе личность может быть дезадаптирована в семье. Все вышесказанное позволяет прийти к еще одному выводу, касающемуся соотношения социализации и адаптации: поскольку социализация личности не всегда обеспечивает ее социальнопсихическую адаптацию, следует выделить две ее разновидности: а) адаптирующую социализацию и б) дезадаптирующую социализацию. «[4]

Теория Налчанджана освещает многие важные проблемы адаптации личности, что должно быть принято к сведению этнопсихологией, в частности верную, на наш взгляд, классификацию адаптивных механизмов по отношению к функции психологической защиты, а так же классификацию потребностей и мотивов с точки зрения их отношения к адаптации и, что с нашей точки зрения, самое главное, сопоставил понятия адаптации и социализация, показав, что с точки зрения индивида социализация может быть и дезадаптивной. Однако не затрагивает проблем адаптации социальнокультурной системы к своему природному и историческому окружению, на чем прежде всего делает акцент этнопсихология.

— Проблемы психологической адаптации —

[1] А.А.Налчаджян. Социальнопсихическая адаптация личности (формы, механизмы и стратегии). Ереван: Издательство АН Армянской ССР, 1988, сс. 18 22.

[2] О.И.Зотова, И.К.Кряжева, Некоторые аспекты социальнопсихологической адаптации личности. В кн.: Психологические механизмы регуляции социального поведения. М.,1979, с.219.

[3] О.И.Зотова, И.К.Кряжева, Некоторые аспекты социальнопсихологической адаптации личности. В кн.: Психологические механизмы регуляции социального поведения. М.,1979, с.222.

[4] А.А.Налчаджян. Социальнопсихическая адаптация личности (формы, механизмы и стратегии). Ереван: Издательство АН Армянской ССР, 1988, сс. 28 32.

источник неизвестен

Вы конформист или бунтарь?

Пристрастие сегодняшней политики в Америке может шокировать, но она также раскрывает кое-что важное в человеческом поведении: силу социального влияния. Личные убеждения можно укрепить, если люди окружают себя теми, кто разделяет их взгляды, и дистанцируются от демонизируемой другой стороны.

В новой книге Invisible Influence профессор Уортона Джона Бергер показывает нам коварный способ, которым мнения других людей влияют на нас, в том числе в политической сфере. Он приводит удивительные свидетельства того, как мысли и действия других людей влияют на то, что мы видим, покупаем и во что верим, хотя мы не осознаем этого.

Например, в исследовании 2003 года исследователи обнаружили, что то, как люди оценивают ту или иную политику социального обеспечения, мало зависит от ее щедрости — и в основном от того, поддерживает ли ее собственная партия.Тем не менее, участники утверждали, что партийная лояльность не имеет ничего общего с их решением, хотя они думали, что других людей определенно находились под влиянием партийной принадлежности.

Рекламное объявление Икс

Meet the Greater Good Toolkit

От GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для благополучия.

Но стремление соответствовать — это еще не все, что мы чувствуем. В своей книге Бергер показывает, как мы также пытаемся отличаться от других, формируя нашу идентичность через сходство и различие.

Признание далеко идущей силы социального влияния — и его ограничений — может не только сделать нас более самосознательными, — утверждает Бергер, но также может помочь нам построить лучшее общество.

Когда мы соответствуем

Согласно Бергеру, стремление подражать другим заложено в нашей природе: это то, как мы, например, изучаем язык в младенчестве или избегаем того, чтобы быть съеденными тигром, когда наши товарищи по охоте сбегают. Но не все формы подражания так полезны, как эти.

В серии исследований исследователи представили участникам изображение из четырех строк, а затем попросили их выбрать, какая из последних трех строк больше всего похожа по длине на первую.

Этот тест на самом деле невероятно прост: очевидно, какая строка совпадает, и большинство людей уверены в своем выборе, пока не услышат, как все остальные в группе выбирают другой ответ. Без их ведома, другие члены группы являются замаскированными научными сотрудниками, и около трети участников следуют их примеру и выбирают неправильную линию.

Иногда полезны сигналы от других людей, пишет Бергер. Социальные подсказки помогают нам понять, где, например, припарковаться или нужно ли сегодня носить тяжелую куртку.Но в таких случаях, как линейный тест, когда социальное влияние иногда может расшатать даже наши самые твердые убеждения, оно может сбить нас (и наши институты) с пути.

«Групповые решения часто страдают от так называемого группового мышления, когда конформность и стремление к внутригрупповой гармонии заставляют группы принимать худшие решения», — объясняет Бергер.

Социальное влияние также проявляется в более субъективных явлениях, таких как музыкальные предпочтения. В одном известном эксперименте исследователи создали веб-сайт, предлагающий бесплатную загрузку музыки, и разделили его на отдельные «миры»: один был свободен от социального влияния, в то время как другие включали счетчик загрузок или упорядоченные песни по популярности.Хотя существовала некоторая корреляция между тем, насколько хороши песни в разных мирах, разные песни становились хитами в разных мирах; первые несколько оценок первых пользователей помогли склонить чашу весов в их пользу.

Другими словами, объясняет Бергер, такие хиты, как Гарри Поттер, и «Baby One More Time», возможно, обязаны своим успехом больше социальному влиянию, чем мы думаем.

Тем не менее, мы практически не осознаем этого влияния — и даже отрицаем его, когда сталкиваемся с ним. Например, кампании по энергосбережению работают, когда они ссылаются на поведение соседей — «77% соседей используют вентиляторы вместо кондиционирования воздуха», но не на экономию средств или воздействие на окружающую среду, даже если люди считают эти ценности более важными.Мы все подчиняемся, но даже не осознаем, что делаем это.

Когда мы восстаем
Simon & Schuster, 2016, 272 стр.

Актеры на шоу Jersey Shore получили предложение продакт-плейсмента от Abercrombie, но не обычное. Вместо этого бренд предложил актерам , а не , чтобы они носили одежду Abercrombie, рассказывает Бергер.

Аберкромби осознавал нечто мощное: отрицательную версию социального влияния.Если мы не хотим ассоциироваться с определенной группой, мы можем избегать поведения и сигналов, которые связывают нас с ними.

«Людей волнует не только то, что делают другие или сколько других это делают, они также заботятся о , кто эти другие», — пишет Бергер.

Желание отличаться — явление, знакомое другой группе людей: младшим братьям и сестрам. Исследования выявили достоверную картину различий между первенцами и их братьями и сестрами, согласно которым младшие братья и сестры, как правило, более спортивны, более либеральны и склонны к большему риску.Почему? По словам Бергера, многие первенцы имеют репутацию умных и сознательных, а их братья и сестры пытаются найти другой способ выделиться.

Любой, кто заказал группу в ресторане, также видел негативное социальное влияние на работе. Первый парень выбирает все, что хочет, но потом становится неуместно просить то же самое пиво или первое блюдо, поэтому люди фактически меняют свой выбор и в конечном итоге менее удовлетворены тем, что они заказали.

Точно так же «эффект сноба» — это когда популярность группы или модной еды заставляет некоторых людей избегать ее.Это рефрен «Они нравились мне до того, как они стали популярными», который может заставить нас отказаться от вещей, которые нам действительно нравятся, потому что они больше не являются символом уникальности.

Некоторые исследования показывают, что это желание отличаться сильнее среди среднего класса, чем среди рабочего класса. Например, представив, что кто-то другой купил ту же машину, что и они, MBA обычно раздражается, а пожарные получают поддержку. У всех нас внутри может быть немного нонконформистов, но у одних их больше, чем у других.

В конце концов, — объясняет Бергер, — мы хотим соответствовать тем, что имеет значение, ассоциируя нас с группами, к которым мы хотим принадлежать, но также находим способы продемонстрировать нашу индивидуальность.

«Мы хотим быть похожими, но хотим отличаться», — пишет он. «Мы хотим делать то же, что и другие, но мы также хотим быть особенными».

Как социальное влияние может улучшить общество

Как мы можем заставить общественное влияние работать на нас и на общество? По словам Бергера, мы можем обратиться к внутренним бунтарем людей с призывом не поощрять вредное поведение — так, как это сделал успешный плакат по профилактике алкоголя, когда на нем был изображен фанатичный пьющий хипстер. Мы можем полагаться на их склонность к подражанию, когда это служит хорошей цели, например, когда мы сначала высказываем свое мнение на встрече или (что мне больше всего нравится) ссоримся из-за брокколи с нашим супругом, чтобы это выглядело более привлекательно для детей.

Согласно Бергеру, мы также должны быть начеку для деструктивных примеров соответствия и исключения. Например, женщины более охотно записываются в класс информатики, если комната не заполнена украшениями Star Trek и футболками с надписью «Я кодирую, следовательно, я есть» — стереотип компьютерного фанатика мужского пола, который будущие студентки чувствуют, что их исключают.

Возможно, наиболее важным является то, что мы могли бы добиться больших успехов в преодолении политической приверженности, перенаправив социальное влияние.Как показало это исследование благосостояния, лучше всего, если мы сформируем мнение о политике с до , изучив позицию нашей собственной партии. В том же ключе, вместо того, чтобы сосредоточиться на нашей идентичности республиканцев и демократов, призывы к конструктивному сотрудничеству могут апеллировать к нашей общей идентичности как людей — и ценностям, которые объединяют всех нас, таким как права человека и справедливость.

Борьба с партизанством потребует также внутренней силы и мужества. Чтобы оспаривать убеждения вашей группы — будь то ваша семья, ваша команда или ваша собственная политическая партия — «требуется способность принять факт оппозиции без снижения чувства собственной значимости», — написал Соломон Аш, создатель линии. -соответствующие исследования.Несогласие с другими может стать источником стресса, замешательства и сомнений; стремление соответствовать сильному у тех, кто пытается стоять в одиночестве.

Тем не менее, одно несовпадающее мнение может сделать разницу между пассивным консенсусом и здоровым несогласием. Так было в исследовании Аша, где соответствие значительно снижалось, если хотя бы один член группы не соглашался с мнением большинства.

«Благодаря лучшему пониманию того, как работает социальное влияние, мы можем использовать его силу», — пишет Бергер.«Понимая социальное влияние, мы можем улучшить свою жизнь и жизнь других».

Нонконформизм как предвестник самоэффективности и благополучия среди школьных учителей в Нидерландах

Теория рабочих требований и ресурсов

Согласно Баккеру и Демерути (2014, 2017), с помощью Job Demands-Resources (JD-R ) теории, которую мы способны понять, объяснить и сделать прогнозы относительно благополучия (например, участие в работе, мотивация, выгорание).Независимо от рабочей среды или характеристик работы, теория может быть применена с использованием двух категорий: требования к работе и рабочие ресурсы. JD-R связывает требования к работе и ресурсы с двумя независимыми процессами: процессом ухудшения здоровья (ведущим к истощению и, как следствие, выгоранием) и мотивационным процессом (ведущим к вовлечению в работу).

Требования к работе относятся к «тем физическим, психологическим, социальным или организационным аспектам работы, которые требуют постоянных физических и / или психологических (т.т.е. когнитивные или эмоциональные) усилия и, следовательно, связаны с определенными физиологическими и / или психологическими издержками »(Демерути и др., 2001, стр. 501). Примерами требований к работе со стороны учителей являются рабочая нагрузка, деструктивное поведение учеников и плохая физическая рабочая среда (Bakker and Demerouti 2008, 2014, 2017). Рабочие ресурсы относятся к «тем физическим, психологическим, социальным или организационным аспектам работы, которые могут снизить требования к работе и связанные с ними физиологические и психологические затраты, функциональны для достижения рабочих целей и стимулируют личностный рост, обучение и развитие» (Демерути и др.2001, стр. 501). Примеры рабочих ресурсов: социальная поддержка, обратная связь и автономия (Bakker and Demerouti 2017). Ресурсы для работы необходимы не только для удовлетворения требований к работе и выполнения задач, но и сами по себе важны. И наоборот, нехватка рабочих мест может вызвать более высокий уровень выгорания и, таким образом, отрицательно сказаться на благополучии учителей. В общем, теория JD – R предполагает, что высокие требования к работе и недостаток рабочих ресурсов формируют основу для выгорания и, таким образом, приводят к снижению благосостояния.

Выгорание

Выгорание определяется как «длительная реакция на хронические эмоциональные и межличностные стрессоры на работе и определяется тремя измерениями: истощением, цинизмом и неэффективностью» (Маслач и др. 2001, стр. 397). Эмоциональное истощение рассматривается как компонент стресса, характеризующийся хронической усталостью, потерей энергии, нехваткой эмоциональных ресурсов и чувством перенапряжения. Цинизм или деперсонализация относятся к безразличию или отстраненности от рабочей среды и ее составляющих и характеризуются потерей интереса к работе, раздражительностью и негативным или неуместным отстраненным отношением к другим людям в рабочей среде.Под неэффективностью или недостаточной профессиональной эффективностью понимается неверие в свою компетентность и способность достигать и выполнять задачи и цели на работе и в организации. Предыдущие исследования показали, что эмоциональное истощение напрямую связано с выгоранием, а деперсонализация косвенно связана с выгоранием из-за эмоционального истощения. Связь между выгоранием и недостаточной профессиональной эффективностью менее сильна и более сложна, и кажется, что отсутствие профессиональной эффективности развивается более независимо, чем два других фактора (Bakker and Demerouti 2008, 2014, 2017; Maslach et al.2001). Ограниченное предложение рабочих мест сильнее всего связано с деперсонализацией, а высокие требования к работе наиболее тесно связаны с эмоциональным истощением. Поскольку выгорание в первую очередь прогнозируется наличием чрезмерных требований к работе, из этого следует, что, когда требования к работе слишком высоки, эмоциональное истощение является наиболее важной переменной, вызывающей выгорание (Bakker and Demerouti 2008, 2014, 2017; Maslach et al. 2001). Таким образом, в данном исследовании эмоциональное истощение отражает выгорание в измерениях.

Роль положительных и отрицательных эмоций в эмоциональном благополучии учителя

В этом исследовании исследуется благополучие по отношению к рабочей среде, особенно среди учителей в образовательной среде.В последние десятилетия на рабочем месте усилилось внимание к роли эмоций как показателей напряжения и благополучия на работе (например, Evers et al., 2015; Harmsen et al. 2018). Большинство исследований стресса на работе ограничивалось небольшим количеством аффективных или связанных с аффектами видов напряжения, таких как неудовлетворенность работой или рабочее беспокойство, и, следовательно, недостаточное внимание уделялось другим положительным и отрицательным эмоциональным состояниям (Schaufeli and Van Rhenen 2006; Traag 2018 ). Аффективный аспект благополучия можно разделить на эмоции, настроения и темпераменты, которые взаимосвязаны, но различаются по продолжительности, направленности и интенсивности (Schaufeli and Van Rhenen 2006).Согласно Шауфели и Ван Ренену (2006) эмоции — это кратковременные интенсивные аффективные переживания, которые сосредоточены на определенном объекте (например, страхе), настроения — это длительные, менее интенсивные и более общие аффективные переживания. т. е. не сфокусированы на конкретных объектах (например, мрачности), и темперамента — это пожизненные стабильные предпочтения аффективных реакций, которые обобщаются на ситуации (например, негативная аффективность). Можно предположить, что кратковременные положительные или отрицательные переживания или эмоции в конечном итоге превращаются в положительные или отрицательные настроения.Примерами являются чувства энтузиазма и бодрости, которые могут привести к состоянию занятости, и негативные чувства усталости и разочарования, которые могут привести к состоянию выгорания (например, Bakker and Demerouti 2008, 2014, 2017). В этом исследовании аффективное благополучие делится на положительные эмоции и отрицательные эмоции, а выгорание охватывает измерение эмоционального истощения. Следуя приведенным выше рассуждениям, это приводит к следующим двум гипотезам:

Гипотеза 1: Положительные эмоции отрицательно связаны с эмоциональным истощением.

Гипотеза 2: Отрицательные эмоции положительно связаны с эмоциональным истощением.

Самоэффективность как личный ресурс

Самоэффективность — ключевая концепция социальной когнитивной теории (SCT; Bandura 1997, 2000). Под самоэффективностью понимается вера в свои способности и компетенции для выполнения работы и достижения определенных результатов (Bandura 1997, 2000). В рабочей среде самоэффективность отличается от измерения профессиональной эффективности, которое является частью концепции выгорания.Эти убеждения влияют на решения о действиях, на то, сколько энергии вкладывается в деятельность, и положительно влияют на настойчивость людей в преодолении трудностей. Убеждения в самоэффективности зависят от контекста, поскольку они связаны с индивидуальными способностями и действиями, которые необходимо выполнять в определенной рабочей среде, и эти убеждения в самоэффективности можно считать важным предшественником организационного поведения и производительности труда (Federici and Skaalvik 2012; Kodden 2014; Ventura et al.2015). Личные ресурсы определяются как «аспекты личности, которые обычно связаны с устойчивостью» (Hobfoll et al. 2003, p. 632). Эти аспекты относятся к осознанию людьми своей способности управлять окружающей средой и успешно воздействовать на нее, особенно в сложных обстоятельствах (Bandura 1997, 2000; Consiglio et al. 2013; Hobfoll et al. 2003; Pas et al. 2012; Skaalvik and Skaalvik 2014). С этой точки зрения самоэффективность может рассматриваться как личный ресурс и как таковая может считаться личным ресурсом в теории JD-R (например,г., Xanthopoulou et al. 2007). Объединив теорию JD-R (Bakker and Demerouti 2014) с SCT (Bandura 1997, 2000), мы можем понять процессы выгорания и вовлечения с точки зрения, в которой индивидуальные убеждения в своей способности влиять на работу и активно формировать рабочая среда. Согласно SCT, убеждения в самоэффективности влияют не только на аффект (например, эмоции) и поведение (например, Pajares 1997; Skaalvik and Skaalvik 2014), но и на восприятие контекстных и ситуативных возможностей и угроз (Bandura 1997, 2000).Предыдущие исследования показали, что самоэффективность положительно связана с вовлеченностью в работу и благополучием (Bakker and Demerouti 2008; Kodden 2014; Stajkovic et al. 2018) и отрицательно связана с выгоранием, особенно с эмоциональным истощением (Brown 2012; Federici and Skaalvik 2012 ; Скаалвик, Скаалвик, 2010, 2014). Конструкция самоэффективности предполагает защитный эффект при столкновении с проблемами или трудностями. Оптимистическая вера в свою способность справляться с повседневными невзгодами усиливает мотивацию к конструктивным способам решения проблем.Таким образом, самоэффективность как ключевая конструкция в SCT и считается личным ресурсом в теории JD-R, вероятно, влияет на аффективное благополучие, особенно положительные и отрицательные эмоции, и выгорание, особенно на эмоциональное истощение. Это приводит к следующим гипотезам:

Гипотеза 3: Самоэффективность положительно связана с положительными эмоциями.

Гипотеза 4: Самоэффективность отрицательно связана с отрицательными эмоциями.

Гипотеза 5: Самоэффективность отрицательно связана с эмоциональным истощением.

Нонконформизм как фактор, определяющий самоэффективность, выгорание и эмоциональное благополучие

Понятие несоответствия буквально означает любое поведение, которое не является соответствием. По данным Наиля и соавт. (2000) несоответствие состоит из двух подтипов: независимость и несоответствие . Независимость определяется как «поведение или убеждение, которое возникает, когда объект влияния придает нулевой вес нормам, позициям или стандартам другого или других лиц» (Nail et al.2000, стр. 456). Антиконформизм определяется как «поведение или убеждения, которые не соответствуют нормам, позициям или стандартам другого или других лиц, основанных на одном или нескольких мотивах объекта влияния» (Наиль и др., 2000, стр. 457). Несоответствие может восприниматься как достойное восхищения поведение, которое отражает высокий уровень автономии и контроля (Bellezza et al. 2014). С этимологической точки зрения на автономию указывают autos (я) и nomos (правило или закон). Таким образом, автономные индивиды склонны действовать независимо и вести себя в соответствии со своими собственными правилами.Согласно теории самоопределения (SDT), автономия и самооценка компетентности являются фундаментальными универсальными психологическими потребностями, которые важны для мотивации и психологического благополучия (Gagné and Deci 2005; Lock et al.2018; Ryan and Deci 2000). Предыдущие исследования показали, что автономия как ресурс работы является движущей силой вовлеченности в работу (например, Bakker and Demerouti 2008, 2014, 2017). SDT проводит различие между автономной мотивацией и контролируемой мотивацией. Автономная мотивация возникает из личных интересов человека.Контролируемая мотивация возникает из-за необходимости или давления выполнить действие. Обе формы автономии происходят добровольно (Gagné and Deci 2005). Согласно SDT, существуют факторы, которые влияют на активизацию или пассивность, ответственность или лень людей. В социальной среде люди могут быть активированы благодаря своей базовой потребности в саморазвитии и любопытству. Есть также факторы, поощряющие пассивность и негатив, такие как чрезмерный контроль, неоптимальные проблемы и отсутствие социальной сплоченности.Автономию можно сопоставить с контролем, при котором поведение регулируется внешними силами, такими как социальное давление, групповые нормы, правила или соблюдение (Лок и др., 2018; Вайнштейн и др., 2012). Действия в соответствии с групповой нормой могут восприниматься как подчинение и, следовательно, как угроза автономии, а не ее выражение (Ryan and Deci 2000), что может привести к тому, что люди будут меньше проявлять инициативу или брать на себя меньшую ответственность, а со временем это может даже привести к стрессу и психологическим состояниям (Ryan and Deci 2000).В этом исследовании конформность определяется как «включающая характерную готовность идентифицировать себя с другими и подражать им, уступать другим, чтобы избежать конфликта, и в целом быть последователем, а не лидером с точки зрения идей, ценностей и поведения» ( Mehrabian and Stefl 1995, p. 257). Степень соответствия является результатом социальных взаимодействий и связана с индивидуальными различиями. Было показано, что сопротивление конформизму возникает, когда индивидуальный опыт вынужден подчиняться, что ограничивает свободу выбора этого индивида (Brehm 1966).Это побуждает человека отреагировать, чтобы отменить это ограничение свободы выбора (Brehm 1966). Таким образом, стремление соответствовать требованиям может привести к снижению вовлеченности в работу, снижению производительности и более низкому уровню инноваций (Gino, 2016; Grant, 2016). Это приводит к следующей гипотезе:

Гипотеза 6: Нонконформизм положительно связан с самоэффективностью.

Посредническая роль самоэффективности

Согласно теории JD-R (Bakker and Demerouti 2014, 2017), личные ресурсы могут функционировать либо как модератор, либо как посредник в том, как люди понимают рабочую среду, формулируют ее, и реагировать на него (Bandura 2000; Brown 2012; Molero et al.2018; Xanthopoulou et al. 2007). Предыдущие исследования показали, что взаимосвязь между автономией как рабочим ресурсом и эмоциональным истощением, опосредованная самоэффективностью как личным ресурсом (Makara-Studzińska et al.2019), показала, что изобретательная рабочая среда активирует « психологический капитал » сотрудников. (т.е. надежда, оптимизм, эффективность и стойкость). Что касается теории JD-R, рабочие ресурсы, такие как контроль или автономия над своими решениями и действиями, будут вызывать у людей чувство важности, что приводит к чувству эффективности, оптимизма в отношении своего будущего и, следовательно, к вовлеченности в свою работу. (Баккер и Демерути, 2014, 2017; Xanthopoulou et al.2007). Степень внешнего социального давления и требование подчиняться, по-видимому, имеют сильное влияние на степень самоэффективности, которую испытывают. Когда школьным учителям не нужно много приспосабливаться, они могут вводить свои собственные стандарты и методы в уроки и согласовывать их со своими учениками по своему усмотрению. Это означает логическую связь между опытом самоэффективности и несоответствия. Когда человек должен соответствовать в высокой степени, он в первую очередь будет испытывать низкую самоэффективность.Исследование степени самоэффективности школьных учителей показало, что степень самоэффективности отрицательно влияет на эмоциональное истощение, которое является наиболее важным аспектом выгорания (Skaalvik and Skaalvik 2014). Школьные учителя, которые работают в среде с высокой степенью самоэффективности, будут рассматривать обучение как возможность (Skaalvik and Skaalvik 2014). Ожидается, что высокая степень несоответствия и, следовательно, высокая степень самоэффективности приведет к большему чувству благополучия и положительных эмоций и меньшему выгоранию.В целом, влияя на самоэффективность, большее количество нонконформистского поведения может косвенно вызывать больше положительных и меньшее количество отрицательных эмоций (и, следовательно, большее эмоциональное благополучие), а также уменьшать выгорание, в частности уменьшать эмоциональное истощение. Следуя этим рассуждениям, мы получаем следующие гипотезы:

Гипотеза 7: Самоэффективность полностью опосредует положительную взаимосвязь между нонконформизмом и положительными эмоциями.

Гипотеза 8: Самоэффективность полностью опосредует отрицательные отношения между нонконформизмом и отрицательными эмоциями.

Гипотеза 9: Самоэффективность полностью опосредует положительную связь между нонконформизмом и эмоциональным истощением.

Границы | Биологические основы соответствия

В 1963 году этолог Нико Тинберген утверждал, что для полного понимания поведения в биологии необходимо рассмотреть его с четырех различных точек зрения: с точки зрения истории, онтогенеза, функции и причинно-следственной связи. Хотя такие эвристики могут как ограничивать исследования, так и способствовать им (Laland et al., 2011a) получение ответов на четыре вопроса Тинбергена часто является очень полезной целью для исследования, поощряя широкий взгляд на поведение и поощряя междисциплинарные подходы. Здесь мы сосредотачиваемся на поведенческом соответствии, теме, которая привлекла значительное внимание по крайней мере с трех из этих точек зрения. Ниже мы суммируем выводы о конформности, полученные из социальной психологии и психологии развития, моделирования и экспериментирования культурной эволюции, социального обучения животных и когнитивной нейробиологии.Поскольку подходы в этих областях не полностью соответствуют вопросам Тинбергена, мы организуем наш анализ на дисциплинарной основе, но обращаем внимание на то, какие из вопросов Тинбергена решаются в каждом конкретном случае. Мы пришли к выводу, что изучению соответствия препятствовали несогласованность определений и экспериментальные ограничения, и признаем необходимость более всеобъемлющей теоретической основы, если исследователи хотят продвигаться к общему пониманию, которое охватывает эти различные области.

Литература по социальной психологии

Самые ранние исследования конформности были проведены социальными психологами в двадцатом веке и были сосредоточены в основном на его причинной связи; то есть на социальных контекстах, которые его вызвали (Jenness, 1932; Sherif, 1935; Asch, 1955).В чрезвычайно влиятельной статье Соломон Аш (Asch, 1955) описал наблюдение о том, что взрослые охотно отказываются от собственных перцептивных суждений в очень простой визуальной задаче, когда сталкиваются с группой единомышленников, которые с ними не согласны. Аш назвал это поведение соответствием, предполагая, что почтение к групповой норме обусловлено желанием получить социальное одобрение. Такой вывод был воспроизведен огромное количество раз в разных возрастных группах и культурах, и было выявлено большое количество факторов, влияющих на соответствие индивидов, включая размер группы (Asch, 1955; Bond, 2005), сложность задачи и важность ( Барон и др., 1996), культурной (Bond and Smith, 1996) мотивации (Griskevicius et al., 2006) и настроения (Tong et al., 2008). Хотя социальная психология, изобилующая эмпирическими данными, успешно определила множество факторов, влияющих на принятие людьми решений других, она изо всех сил пыталась объединить такие выводы в единую теоретическую основу. Возможно, наиболее успешной попыткой является теория социального воздействия (Latane, 1981; Latane, Wolf, 1981; Nowak et al., 1990), которая характеризует социальное влияние как силу, аналогичную физической силе, такой как электромагнетизм, которая действует на личность.Предлагаемые факторы, влияющие на величину этой силы, — это ее сила (определяется такими факторами, как возраст и статус источника), непосредственность (близость в пространстве-времени к наблюдателю) и количество людей в группе, которой наблюдатель выставлен. Теория социального воздействия может эффективно объяснить убывающий эффект увеличения числа единомышленников в экспериментах Аша (Latane, 1981), а также была распространена на случаи, когда большинство конфликтовало с меньшинством (Latane and Wolf, 1981).Однако его переменные силы и непосредственности — именно то, что отличает его от других моделей (например, Tanford and Penrod, 1984) — наталкивается на противоречивые эмпирические данные, и там, где были обнаружены эффекты, они, как правило, были очень низкой величины (Mullen, 1985). , 1986; Джексон, 1986). Более того, эти теории были в значительной степени основаны на исследованиях, связанных с принятием произвольных или причудливых групповых решений, и поэтому их способность понимать социальное влияние в более общем плане, особенно в контексте эволюции, ограничена.Соответственно, амбиции теорий социального влияния социальной психологии, хотя и ценный вклад в изучение социального обучения, никогда не были полностью реализованы.

Тем не менее, теории социального влияния оказались очень успешными в учете эффектов размера группы. Более того, социальная психология также является источником ценного различия между информационными и нормативными мотивами для соответствия групповой норме (Deutsch and Gerard, 1955). Это различие возникло, когда исследователи пытались понять, почему их испытуемые соглашались с явно неправильными решениями.Они отстаивали две цели со стороны испытуемого: одна — быть правильной, а вторая — получить положительную оценку других посредством согласия. Первая цель — информационная, вторая — нормативная. Поскольку простота задачи в экспериментах Аша, кажется, исключает информационную цель, утверждалось, что испытуемые подчинялись, чтобы получить нормативное вознаграждение, полученное за согласие со своими товарищами по группе. Удивительно, учитывая это, Дойч и Джерард (1955) обнаружили, что некоторые испытуемые все равно выбирали явно неправильный ответ, даже если они принимали решение в отсутствие единомышленников.Они восприняли это как означающее, что конфедераты также оказывали некоторое информационное влияние и что испытуемые действительно могли поверить групповым решениям. Альтернативное объяснение состоит в том, что, даже будучи явно изолированными, людям может быть трудно противостоять нормативным тенденциям.

Моделирование культурной эволюции

Стимулом к ​​изучению конформности послужила также теория культурной эволюции. Начиная с 1970-х годов группа теоретических эволюционных биологов начала исследовать культуру и социальную передачу информации с использованием математических эволюционных моделей (Кавалли-Сфорца и Фельдман, 1981; Ламсден и Уилсон, 1981; Бойд и Ричерсон, 1985).Центральным в этом подходе было определение использования социальной информации в эволюционном контексте (то есть с учетом ее «функции» и «эволюционной истории» с точки зрения вопросов Тинбергена) и попытка понять, когда и как люди должны полагаться на социальные трансмиссия, чтобы максимально улучшить их физическую форму. Было предсказано, что люди обладают широким спектром предубеждений, связанных с культурной передачей, которые диктуют, когда они копируют других и кого копируют (Boyd and Richerson, 1985; Feldman et al., 1996; Генрих и Бойд, 1998; Schlag, 1998, 1999; Генрих и Гил-Уайт, 2001; Генрих и Макэлрит, 2003; Лаланд, 2004; Энквист и др., 2007; Вакано и Аоки, 2007; Кендал и др., 2009). Культурные эволюционисты использовали термин «конформность» для описания определенного правила обучения, согласно которому индивидуум с непропорционально высокой вероятностью принимал решение большинства (см. Бойд и Ричерсон, 1985, с. 206, см. Рис. 1). Математические модели установили, что конформность является эффективной стратегией в пространственно изменчивой среде с миграцией между субпопуляциями, потому что она помогает людям сосредоточиться на локально адаптивном поведении (Boyd and Richerson, 1985; Henrich and Boyd, 1998; Nakahashi et al., готовится к печати). В этом отношении понятие соответствия культурным эволюционистам хорошо согласуется с информационным понятием соответствия — ожидается, что люди будут соответствовать, потому что это приводит их к получению ценной информации, улучшающей физическую форму. Тем не менее, эволюция этой тенденции к соответствию может также правдоподобно объяснить существование нормативного соответствия (Boyd and Richerson, 1985; Richerson and Boyd, 2005). Более того, разные группы могут соответствовать разным вариантам под действием конформистской предвзятости, что может объяснить комбинацию стабильной межгрупповой гетерогенности и внутригрупповой однородности, наблюдаемой в человеческих популяциях, и потенциально способствовать культурному групповому отбору (Boyd and Richerson, 1985; Richerson). и Boyd, 2005; Kendal et al., 2009).

Рис. 1. Соответствие (пунктирная линия) — лишь одно из нескольких правил обучения, которые приводят к все более вероятному усвоению признака по мере его увеличения частоты, однако оно уникально, поскольку тенденция к наиболее популярному признаку непропорциональна, учитывая его частота . Пропорциональная тенденция, эквивалентная случайному копированию (сплошная линия), приводит к вероятности принятия, равной частоте признака, тогда как антиконформизм (пунктирная линия) сопротивляется наиболее популярному выбору и имеет последствия для популяции, противоположные конформизму.Из этих частотно-зависимых правил только соответствие ведет к однородному групповому поведению.

Однако теоретический анализ показал противоречивые результаты при исследовании адаптивной ценности конформистского ответа на социальную информацию. Например, некоторые модели показали, что конформность развивается вместе с менее разборчивым социальным обучением и хорошо справляется даже в условиях пространственно и временно изменчивой среды (Boyd and Richerson, 1985; Henrich and Boyd, 1998).Однако эти модели подвергались критике, поскольку они предполагают, что люди имеют доступ ко всем вариантам поведения в любое время и просто должны выбрать правильный вариант. Критики утверждают, что при ослаблении этого предположения страдает конформность (Eriksson et al., 2007). Однако можно утверждать, что модели Эрикссона и др. Не более реалистичны, чем модели Бойда, Ричерсона, Хенрича и др., Поскольку здесь каждый случай изменения окружающей среды означает, что с нуля необходимо разработать совершенно новое поведение. Не менее важна степень пространственных и временных вариаций, поскольку первая способствует опоре на конформность, а вторая — против нее (Hoppitt et al., 2010; Nakahashi et al., Готовится к печати). Таким образом, степень, в которой ожидается адаптивность соответствия, оспаривается, но данные теоретических моделей в целом заставляют нас ожидать широкого диапазона условий, при которых оно будет использоваться.

Можно подумать, что огромное количество эмпирических данных из социальной психологии проясняет этот вопрос, поскольку исследователи могут эмпирически определить, проявляли ли и при каких обстоятельствах человеческие субъекты конформистские тенденции. Однако, к сожалению, это не так по двум причинам.Во-первых, хотя от конформиста можно ожидать, что он будет вести себя как субъекты экспериментальной парадигмы Аша, такие эксперименты неспособны различить несколько возможных правил обучения, которые постулируют положительную взаимосвязь между популярностью черты и вероятностью ее принятия. Например, как показано на рисунке 1, соответствие, антиконформизм и случайное копирование — все это приводит к тому, что более популярные черты будут приняты с большей вероятностью, чем менее популярные (Boyd and Richerson, 1985), но среди них только соответствие приведет к гомогенизация группового поведения; антиконформизм разрушает любые групповые предпочтения, в то время как случайное копирование не действует на изменение частот черт.Во-вторых, непропорциональная тенденция к принятию поведения большинства ожидается только в тех случаях, когда наблюдающий индивид наивен (Boyd and Richerson, 1985). Это означает, что парадигма Аша не подходит для исследования конформности в контексте культурной эволюции, поскольку простота используемых задач означала, что испытуемые были далеки от наивности, когда выслушивали решения конфедератов. Вместо этого необходимо контролировать асоциальную информацию либо экспериментально, используя такой план, чтобы испытуемые действительно находились в состоянии наивности, либо статистически, чтобы была принята мера асоциальной информации и ее можно было использовать в анализах для разделения эффектов воздействия. асоциальная и социальная информация.Учитывая это, эмпирически мыслящие культурные эволюционисты провели дальнейшие исследования, чтобы изучить природу реакции на частоту вариантов.

Эксперименты на животных

Прежде чем рассматривать эксперименты с людьми, стоит отметить, что исследователи социального обучения проделали большую работу с другими животными в поисках конформистского обучения. Это обеспечивает дальнейшее понимание третьего из вопросов Тинбергена, эволюционной истории, поскольку, рассматривая текущее таксономическое распределение конформности, исследователи потенциально могут сделать вывод о наиболее вероятной эволюционной истории признака.Фактически, доказательства соответствия существуют по широкому кругу таксонов, включая рыбу (Day, 2001; Pike and Laland, 2010), крыс (Konopasky and Telegdy, 1977; Galef and Whiskin, 2008), обезьяны (Dindo et al. , 2009) и человекообразных обезьян (Whiten et al., 2005), хотя в последнем случае требование соответствия основывается на более нормативном понятии. Однако следует отметить, что методы, использованные в этих исследованиях, как и в эксперименте Аша, обычно недостаточны, чтобы исключить другие формы социального обучения, которые предполагают положительную взаимосвязь между популярностью черты характера и вероятностью ее принятия.Единственное известное нам исследование, которое предоставляет четкие доказательства того, что животные, не являющиеся людьми, демонстрируют непропорциональную тенденцию к принятию поведения большинства, — это исследование Пайка и Лаланда (2010) об использовании общественной информации о колюшках. Учитывая таксономическое расстояние между рыбами и людьми, этот вывод, скорее всего, отражает конвергентный отбор на соответствие, а не на гомологичную способность (Laland et al., (2011b). Таким образом, хотя и интригующе, но требуется более подробная экспериментальная работа, чтобы понять как эволюционная история человеческой способности к соответствию и ее филогенетическое распространение.

Эксперименты на людях

В отношении людей, однако, было проведено несколько экспериментов с необходимой точностью, чтобы отличить непропорциональную тенденцию к принятию решения большинством голосов от других правил, которые не имеют таких же последствий на уровне популяции. Efferson et al. (2008) провели эксперимент, в котором испытуемые выбирали между двумя «технологиями». Испытуемые знали, что альтернативные технологии дают разные ожидаемые результаты, но не знали, какая из них лучше.На протяжении многих раундов испытуемые неоднократно выбирали одну из двух технологий. Половина испытуемых были асоциальными учениками, и им была дана обратная связь относительно результатов их решений, другие испытуемые были социальными учениками, и им была предоставлена ​​информация только о решениях асоциальных учеников. Хотя конформность оказалась эффективной стратегией для социальных обучающихся, Efferson et al. обнаружили, что только поведение некоторых субъектов в условиях социального обучения, которые самоопределяются как конформисты, может быть хорошо объяснено с помощью конформистской модели, в то время как поведение других субъектов, которые не описывали свое поведение как конформистское, не могло .Efferson et al. охарактеризуйте это различие как смешанную популяцию конформистов и «индивидуалистов», последние представляют людей, обычно полагающихся на асоциальную информацию. Внутри групп конформистов и индивидуалистов наблюдались значительные различия на индивидуальном уровне, что свидетельствует о том, что дихотомия типов не была бы подходящей интерпретацией — скорее, люди различаются по степени, в которой они используют социальную информацию и / или склонны к конформизму.

Еще один эксперимент (McElreath et al., 2005) также использовали дизайн, в котором испытуемые должны были выбирать между двумя технологиями, и снова были обнаружены различия между предметами в использовании социальной информации. Более того, хотя испытуемые иногда и демонстрировали конформистский ответ, они не делали этого, когда окружающая среда была стабильной, что противоречит теории, которая предполагает, что стабильность окружающей среды является идеальным сценарием для успешного конформизма (Henrich and Boyd, 1998). В дополнение к этому Toelch et al. (2010) обнаружили, что испытуемые отслеживают популярность вариантов с течением времени и, по сути, предвосхищают будущий выбор большинства, отдавая предпочтение вариантам, популярность которых растет.Это имеет смысл в контексте возможных изменений окружающей среды, и такое поведение может позволить людям быстро воспользоваться преимуществами новых технологий и преодолеть культурную инерцию, которую налагает конформность.

После этих противоречивых результатов исследования теперь обращаются к идее гибкого соответствия и пытаются определить факторы, которые влияют на то, является ли поведение субъекта конформистским и при каких обстоятельствах. С этой целью мы провели исследование (Morgan et al., 2011), в котором испытуемые должны были решить, является ли пара трехмерных фигур одной и той же формой, видимой под разными углами, или совершенно разными формами (см. Shepard and Metzler, 1971). В ходе нескольких испытаний испытуемым сначала разрешили выполнить задание самостоятельно, и их попросили принять решение и оценить свою уверенность в своем решении. Затем им показали решения группы предыдущих испытуемых, которые сталкивались с одной и той же парой форм (количество демонстрантов было 4, 8 или 12, одно испытание на каждого испытуемого не включало никакой социальной информации) и снова попросили принять решение. решение и оцените их доверие к нему.Важно отметить, что этот дизайн фиксировал решения и уверенность субъектов как до, так и после получения социальной информации, что позволяет нам разделять социальную и асоциальную информацию при принятии решений субъектами. Мы обнаружили, что испытуемые с непропорционально высокой вероятностью принимали решение социального большинства только тогда, когда количество демонстрантов было большим и испытуемые не были уверены в своих способностях (см. Рисунок 2). Дальнейший анализ изучил изолированное влияние социальной информации и выявил общий конформистский ответ, лежащий в основе принятия решения субъектом (см. Рисунок 2).Эффект популярности выбора вида транспорта взаимодействовал с размером группы демонстрантов, однако с увеличением размера группы, что соответствовало все более непропорциональной реакции на популярность. Это согласуется с теорией, которая показывает, что информация, предоставляемая большинством населения данного размера, зависит от размера общей популяции (см. ESM, Morgan et al., 2011). Соответственно, мы предоставляем доказательства того, что в основе принятия человеческих решений лежит конформистская предвзятость и что, по крайней мере, в некоторых обстоятельствах человеческое поведение будет соответствовать конформистским предсказаниям.Наконец, мы смогли показать, что использование испытуемыми социальной информации в экспериментах было адаптивным в том смысле, что оно увеличивало их эффективность в ходе эксперимента, в соответствии с адаптивными предсказаниями эволюционных моделей.

Рисунок 2. (A) Morgan et al. (2011) обнаружили, что взрослые люди-испытуемые с непропорционально высокой вероятностью переключили свое решение на решение, одобренное большинством, только тогда, когда им была представлена ​​большая группа демонстрантов, они не были уверены в своих собственных способностях решать задачи, и большинство было очень большим. . (B) Однако контроль предшествующей асоциальной информации показал, что реакция субъектов на изолированную социальную информацию была в целом конформистской, как показано S-образной кривой. В этом случае ось y отражает изменение линейного предиктора до преобразования в вероятность, и форма кривой никоим образом не ограничивалась.

Нейронные основы соответствия

Хотя вышеупомянутые исследования социальных психологов позволили выделить социальные контексты, вызывающие конформность, это лишь один аспект непосредственных причин такого поведения.Полное понимание требует некоторого знания того, что происходит в мозгу соответствующих индивидуумов. Однако процессам на нейронном уровне, лежащим в основе конформности, уделялось сравнительно мало внимания.

Тем не менее, недавние исследования, посвященные нейробиологии социального обучения в более общем плане, дали несколько важных результатов. Во-первых, исследования с использованием как задач умственного вращения (Berns et al., 2005), так и слуховых задач (Berns et al., 2010) показали, что социальная информация влияет на нейронную активность в областях обработки относительно низкого уровня, связанных с каждой задачей, в дополнение к области, отличные от этих перцептивных схем принятия решений, предполагая, что социальная информация влияла на восприятие субъектов, а также на их принятие решений, возможность, поднятую Ашем в интерпретации его результатов (Asch, 1955).В дополнение к этому, активность вентрального полосатого тела в задании по выбору музыки (Campbell-Meiklejohn et al., 2010) предполагает, что социальная информация напрямую влияла на воспринимаемую ценность различных песен. Эти результаты согласуются с идеей о том, что социальные и асоциальные источники информации объединяются, начиная с ранних этапов обработки, однако низкое временное разрешение фМРТ ограничивает силу такого вывода. Наконец, Mason et al. (2009) подвергали испытуемых символам, получившим положительную, отрицательную или отсутствующую социальную маркировку.Воздействие социально маркированного символа приводило к активности в медиальной префронтальной коре, независимо от того, была ли она отмечена положительно или отрицательно, в то время как активность хвостатого тела кодировала валентность социальной маркировки. Эти данные свидетельствуют о том, что именно благодаря интеграции деятельности в этих двух областях люди различают положительно и отрицательно социально отмеченные стимулы.

Для испытуемых, использующих предвзятость к конформистскому обучению, мы предполагаем, что существуют части мозга, которые оценивают уровни консенсуса среди демонстрантов.Хотя нет данных об исследованиях с использованием достаточно больших групп демонстрантов с различными уровнями консенсуса, тем не менее есть намеки на существование такого механизма в мозге. Эксперимент по выбору музыки (Campbell-Meiklejohn et al., 2010) обнаружил, что наряду с активностью коры островка и правого височно-теменного соединения, областей, связанных с отслеживанием решений других, активность переднего островка увеличивалась, когда два «опытных» рецензента находились в соглашение. Хотя это наводит на мысль о механизме оценки консенсуса, следует отметить, что в группе из двух демонстрантов социальная информация была либо единогласной, либо полностью несогласной, таким образом, передняя островковая часть могла отвечать на социальную информацию общим сообщением, а не конкретный уровень консенсуса.Однако более очевидны изменения в мозговой активности, вызванные разногласиями между испытуемым и демонстрантами. Ключарев и др. (2009) обнаружили, что разногласия между субъектом и демонстрантами вызвали активность в нескольких областях, которые, как известно, связаны с более общими ошибками и обработкой конфликтов, таких как зона ростральной поясной извилины (Botvinick et al., 2004), и подавленная активность в центрах вознаграждения, таких как ядро acumbens в брюшном полосатом теле. Таким образом, области мозга, которые оценивают ценность объекта, такие как вентральное полосатое тело в задании по выбору музыки (Campbell-Meiklejohn et al., 2010), также, похоже, играют роль в поощрении субъекта за согласие с другими. Кроме того, величина изменения активации этих областей предсказывала изменения в последующем поведении субъекта (Klucharev et al., 2009; Campbell-Meiklejohn et al., 2010).

Нейробиологические эксперименты делают больше, чем объясняют явления из других областей, однако они также подчеркивают, как эти области должны расширять свои перспективы. Например, культурная эволюция и социальная психология еще не интегрировали изучение нормативных и информационных влияний в единую структуру (Deutsch and Gerard, 1955).Эксперименты обычно пытаются объяснить поведение субъектов с точки зрения того или иного источника влияния (например, информационного; Morgan et al., 2011) и даже постулируют различные поведенческие реакции, когда субъекты находятся под влиянием одного или другого (Campbell and Fairey, 1989 ). Однако данные неврологических исследований свидетельствуют о том, что эти два процесса могут неизбежно переплетаться. Например, Berns et al. 2005) обнаружил повышенную активность, когда испытуемые не соглашались с участниками-людьми, а не с компьютерами, несмотря на то, что задача не носила явно нормативного характера, хотя это могло быть результатом того, что испытуемые уделяли больше внимания человеческим реакциям, чем реакциям компьютеров.Однако в других исследованиях была обнаружена активность в областях, явно указывающих на нормативную реакцию, включая миндалевидное тело, область, связанную с эмоциональной нагрузкой, что свидетельствует о том, что субъекты находили свое несогласие с другими стрессовыми (Klucharev et al., 2009). Потенциально предполагая обратное, исследование социальной модификации памяти (Edelson et al., 2011), в котором испытуемым задавали вопросы о видео, которое они смотрели несколькими неделями ранее, как до, так и после предоставления ложной информации, показало, что миндалевидное тело показало повышенная активность только тогда, когда информация якобы исходила от других людей (в отличие от компьютеров) и , когда субъект впоследствии соответственно изменил свои долгосрочные ответы.То, что такой активности не наблюдалось, когда поведенческие корректировки были временными, предполагает, что активность была связана с модификацией памяти, и поэтому эмоциональная нагрузка могла не быть задействована, однако активность наблюдалась только тогда, когда информация поступала от людей, указывающая на нормативный аспект. Дальнейшее исследование (Berns et al., 2010) обнаружило аналогичную активность в островке, области, связанной с тревогой и остракизмом, в то время как другое исследование (Campbell-Meiklejohn et al., 2010) обнаружило активность в боковой префронтальной коре, области, связанной с Управление репутацией, эта деятельность также предсказывала последующие поведенческие корректировки в соответствии с нормой группы.Сходство между реакцией на человеческие и компьютерные решения можно интерпретировать как субъекты, антропоморфизирующие компьютеры, или как альтернативные способы обращения с людьми-демонстрантами как с машинами. Такие результаты подразумевают, что если исследователи должны понимать использование социальной информации, включая конформность, на поведенческом уровне, может быть недостаточно рассматривать ее в свете либо информационного, либо нормативного влияния изолированно, поскольку они могут не быть отдельными процессами на нейронном уровне. Более полная теория принятия социальных решений может нуждаться в том, чтобы включать и то, и другое, с переменными выплатами, связанными с получением правильного ответа и соответствием с товарищами по группе.Эксперименты, в которых участвуют и те, и другие, и изменяются их относительные силы, могут помочь нам понять, как они взаимодействуют. С этой точки зрения принятие социальных решений включает в себя максимизацию вознаграждения с учетом предоставленной другими людьми информации о нормах группы и консенсусе на уровне, стоящем за ней, ожидаемой стоимости отклонения от такого консенсуса, собственной информации индивида о задаче, информация о задаче, предоставленная другими лицами, и ожидаемая стоимость принятия неправильного решения.Чтобы продолжить наше понимание принятия социальных решений, может потребоваться объединить вышеуказанные элементы в единую теоретическую основу и перестать думать о поведении с точки зрения нормативных и социальных влияний.

Развитие соответствия

Четвертый из вопросов Тинбергена, онтогенез, — это та область, которую изучение конформности оставило относительно нетронутой. Исследователи имели тенденцию предполагать, что любое конформистское предубеждение является сформировавшейся предрасположенностью, и обычно не пытались исследовать, как его выражение меняется в течение жизни человека.Однако исследование доверия в психологии развития (Harris, 2007; Harris and Corriveau, 2011) имеет явное отношение к этой теме. Было показано, что маленькие дети чрезвычайно чувствительны к ряду факторов при принятии решения о том, как использовать социальную информацию, и хотя работа в целом сосредоточена на надежности (Koenig and Harris, 2005, 2007; Fusaro and Harris, 2008; Corriveau and Harris, 2009). , исследования повторили эксперимент Аша с маленькими детьми (Corriveau and Harris, 2010) и обнаружили стойкую предвзятость в пользу людей, которые хорошо вписываются в культурную группу ребенка (Corriveau et al., 2009). Если бы такие исследования были расширены для изучения влияния различных уровней консенсуса, это было бы очень показательно в отношении онтогенеза соответствия. Действительно, уже есть свидетельства того, что правила обучения меняются со временем. Например, у детей разного возраста наблюдается сдвиг в чувствительности к оценке надежности, который может быть вызван опытом (Clement et al., 2004). Это также подтверждается нейробиологическими экспериментами, например, было обнаружено, что дорсомедиальная префронтальная кора, правая средняя височная извилина и правая верхняя височная борозда в височном соединении контролируют надежность информантов аналогично дофаминергической активности у людей. вознаграждение за обучение (Behrens et al., 2008). Это означает, что ожидаемые значения оцениваются для разных источников по мере того, как субъект получает обратную связь от своих решений. Эти области также участвуют в атрибуции мотивов в социальных задачах, предполагая, что социальная надежность принимает во внимание множество отчетливо социальных факторов, таких как обман (Behrens et al., 2008). Точно так же, в то время как активность в передней поясной борозде отслеживает изменчивость в ожидаемой ценности вознаграждения за несоциальные решения, передняя поясная извилина отслеживает изменчивость в ожидаемой стоимости вознаграждения за следование советам других (Behrens et al., 2008). Затем эти два источника были объединены в вентромедиальной префронтальной коре с относительной активностью двух потоков, предсказывающей, какой поток лучше всего соответствует поведению (Behrens et al., 2008). Эта постоянная оценка ценности социальной информации и демонстраторов подразумевает, что онтогенез предубеждений социального обучения может быть более сложным, чем обычно предполагали многие экспериментаторы.

Заключение

Из вышесказанного мы можем видеть, что четыре вопроса Тинбергена об истории, онтогенезе, функции и причинно-следственной связи очень поучительны для выявления областей, в которых необходимо развить наше понимание конформности и правил социального обучения в более общем плане.Имея большое количество теоретических и эмпирических данных по этой теме, исследователи начинают определять, когда люди будут соответствовать, и при дальнейшей тщательной экспериментальной работе, не связанной с людьми, они скоро смогут понять текущее таксономическое распределение такой систематической ошибки. Однако недавние нейробиологические эксперименты показывают, что полное понимание соответствия, вероятно, требует интеграции всех этих категорий. Возможно, больше не будет плодотворным рассматривать конформность в исключительно нормативном или информационном мире, поскольку человеческий (и, вероятно, нечеловеческий) мозг, по-видимому, не разделяет их.Необходима дальнейшая работа, чтобы изучить, как опыт может повлиять на развитие конформистского обучения с четкими последствиями как для индивидуальных различий, так и для использования социальной информации в целом. Несмотря на то, что несколько подходов дали ряд впечатляющих результатов, исследователи сейчас достигли той точки, когда требуется интеграция для биологического понимания конформности.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Аш, С. Э. (1955). Мнения и социальное давление. Sci. Являюсь. 193, 31–35.

CrossRef Полный текст

Барон Р. С., Ванделло Дж. А. и Брансман Б. (1996). Забытая переменная в исследовании соответствия: влияние важности задачи на социальное влияние. J. Pers. Soc. Psychol. 71, 915–927.

CrossRef Полный текст

Бернс, Г.С., Чаппелоу, Дж., Цинк, К.Ф., Паньони Г., Мартин-Скурски М. Э. и Ричардс Дж. (2005). Нейробиологические корреляты социальной конформности и независимости при умственном вращении. Biol. Психиатрия 58, 245–253.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Бонд Р. (2005). Размер группы и соответствие. Групповой процесс. Intergroup Relat. 8, 331–354.

CrossRef Полный текст

Бонд Р. и Смит П. Б. (1996). Культура и конформность: метаанализ исследований с использованием линейного суждения Аша (1952b, 1956). Psychol. Бык. 119, 111–137.

CrossRef Полный текст

Бойд Р. и Ричерсон П. Дж. (1985). Культура и эволюционный процесс . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Кэмпбелл, Дж. Д., и Фейри, П. Дж. (1989). Информационные и нормативные пути к соответствию: эффект размера фракции как функция крайности нормы и внимания к стимулу. J. Pers. Soc. Psychol. 57, 457–468.

CrossRef Полный текст

Кавалли-Сфорца, Л.Л. и Фельдман М. В. (1981). Культурная передача и эволюция: количественный подход . Принстон: Издательство Принстонского университета.

Клемент, Ф., Кениг, М., и Харрис, П. (2004). Онтогенез доверия. Mind Lang. 19, 360–379.

Дэй, Р. (2001). Взаимодействие между размером стаи и соответствием при поиске пищи гуппи. Anim. Behav. 62, 917–925.

CrossRef Полный текст

Дойч, М., и Джерард, Х. Б. (1955). Изучение нормативных и информационных социальных влияний на индивидуальное суждение. J. Abnorm. Soc. Psychol. 51, 629–636.

CrossRef Полный текст

Диндо М., Уайтен А. и де Ваал Ф. Б. М. (2009). Конформность внутри группы поддерживает различные традиции кормодобывания у обезьян-капуцинов ( Cebus apella ). PLoS ONE 4, e7858.

CrossRef Полный текст

Эфферсон, К., Лалив, Р., Ричерсон, П. Дж., Макэлрит, Р., и Любелл, М. (2008). Конформисты и индивидуалисты: эмпирика частотно-зависимой культурной передачи. Evol. Гм. Behav. 29, 56–64.

CrossRef Полный текст

Энквист М., Эрикссон К. и Гирланда С. (2007). Критическое социальное обучение: решение парадокса Роджерса неадаптивной культуры. Am. Антрополь. 109, 727–734.

CrossRef Полный текст

Эрикссон, К., Энквист, М., и Гирланда, С. (2007). Критические моменты в современной теории конформистского социального обучения. J. Evol. Psychol. 5, 67–87.

CrossRef Полный текст

Фельдман М., Аоки К. и Кумм Дж. (1996). Индивидуальное и социальное обучение: эволюционный анализ в меняющейся среде. Антрополь. Sci. 104, 209–231.

CrossRef Полный текст

Галеф Б. и Вискин Э. (2008). «Конформизм» у норвежских крыс? Anim.Behav. 75, 2035–2039.

CrossRef Полный текст

Грискявичюс В., Гольдштейн Н. Дж., Мортенсен К. Р., Чалдини Р. Б. и Кенрик Д. Т. (2006). Идти вперед против одиночества: когда фундаментальные мотивы способствуют стратегическому (несоответствию). J. Pers. Soc. Psychol. 91, 281–294.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Генрих Дж. И Бойд Р. (1998). Эволюция конформистской передачи и возникновение межгрупповых различий. Evol. Гм. Behav. 19, 215–241.

CrossRef Полный текст

Генрих Дж. И Гил-Уайт Ф. Дж. (2001). Эволюция престижа — свободное проявление почтения как механизм увеличения благ культурной трансляции. Evol. Гм. Behav. 22, 165–196.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Генрих Дж. И Макэлрит Р. (2003). Эволюция культурной эволюции. Evol.Антрополь. 12, 123–135.

CrossRef Полный текст

Хоппитт В., Кандлер А., Кендал Дж. Р. и Лаланд К. Н. (2010). Влияние структуры задачи на динамику распространения: последствия для кривой распространения и сетевого анализа. ЖЖ. Behav. 38, 243–251.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Джексон, Дж. М. (1986). В защиту теории социального воздействия: комментарий Маллена. Дж.Чел. 50, 511–513.

CrossRef Полный текст

Дженнесс А. (1932). Роль дискуссии в изменении мнения о факте. J. Abnorm. Soc. Psychol. 27, 279–296.

CrossRef Полный текст

Ключарев В., Хитёнен К., Рийпкема М., Смидтс А. и Фернандес Г. (2009). Сигнал обучения с подкреплением предсказывает социальное соответствие. Нейрон 61, 140–151.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Кениг, М.А. и Харрис П. Л. (2007). Основа эпистемического доверия: достоверные свидетельства или надежные источники? Эпистема 4, 264–284.

CrossRef Полный текст

Конопаски Р., Телегды Г. (1977). Конформность у крысы: выбор цвета двери лидером по сравнению с изученным распознаванием цвета двери. Percept. Моторные навыки 44, 31–37.

CrossRef Полный текст

Лаланд, К. Н., Аттон, Н., и Вебстер, М. М.(2011a). От рыбы к моде: экспериментальные и теоретические взгляды на эволюцию культуры. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 366, 958–968.

CrossRef Полный текст

Лаланд, К. Н., Стерельный, К., Одлинг-Сми, Дж., Хоппит, В., и Уллер, Т. (2011b). Еще раз о причине и следствии в биологии: полезна ли дихотомия Мэйра между приближенным и конечным? Наука 334, 1512–1516.

CrossRef Полный текст

Латане, Б.(1981). Психология социального воздействия. Am. Psychol. 36, 343.

CrossRef Полный текст

Латане Б. и Вольф С. (1981). Социальное влияние большинства и меньшинств. Psychol. Ред. 88, 438–453.

CrossRef Полный текст

Ламсден, К. Дж., И Уилсон, Э. О. (1981). Гены, разум и культура: коэволюционный процесс . Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

Мейсон, М.Ф., Дайер Р. и Нортон М. И. (2009). Нейронные механизмы социального воздействия. Org. Behav. Гм. Процесс принятия решения. 110, 152–159.

CrossRef Полный текст

Макэлрит, Р., Любелл, М., Ричерсон, П., Варинг, Т., Баум, В., Эдстен, Э., Эфферсон, К., и Пачиотти, Б. (2005). Применение эволюционных моделей к лабораторным исследованиям социального обучения. Evol. Гм. Behav. 26, 483–508.

CrossRef Полный текст

Морган Т., Ренделл, Л., Эн, М., Хоппит, В., и Лаланд, К. (2011). Эволюционная основа социального обучения человека. Proc. R. Soc. B Biol. Sci. 279, 653–662.

CrossRef Полный текст

Mullen, B. (1985). Сила и непосредственность источников — метааналитическая оценка забытых элементов теории социального воздействия. J. Pers. Soc. Psychol. 48, 1458–1466.

CrossRef Полный текст

Mullen, B. (1986). Эффекты силы и непосредственности в групповом контексте: ответ Джексону. J. Pers. Soc. Psychol. 50, 514–516.

CrossRef Полный текст

Новак А., Замрей Дж. И Латане Б. (1990). От частного отношения к общественному мнению — динамическая теория социального воздействия. Psychol. Ред. 97, 362–376.

CrossRef Полный текст

Ричерсон П. Дж. И Бойд Р. (2005). Не только генами: как культура изменила эволюцию человека . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Шлаг, К.(1998). Зачем имитировать, и если да, то как ?: ограниченно рациональный подход к многоруким бандитам. J. Econ. Теор. 78, 130–156.

CrossRef Полный текст

Шлаг, К. Х. (1999). Какой из них мне подражать? J. Math. Экон. 31, 493–522.

CrossRef Полный текст

Шериф М. (1935). Изучение некоторых социальных факторов восприятия. Arch. Psychol. 187, 60.

Танфорд, С., Пенрод, С.(1984). Модель социального влияния — формальная интеграция исследований процессов влияния большинства и меньшинства. Psychol. Бык. 95, 189–225.

CrossRef Полный текст

Тулч, У., Брюс, М. Дж., Миус, М. Т. Х. и Ридер, С. М. (2010). Люди копируют быстро увеличивающийся выбор в проблеме многорукого бандита. Evol. Гм. Behav. 31, 326–333.

CrossRef Полный текст

Тонг, Э. М. У., Тан, К. Р. М., Латиф, Н.А., Селамат, М. Ф. Б., и Тан, Д. К. Б. (2008). Соответствие: настроение имеет значение. Eur. J. Soc. Psychol. 38, 601–611.

CrossRef Полный текст

Ты конформист (то есть ты человек)

Философ Ханна Арендт утверждала, что зверства Холокоста были вызваны не психопатами, а обычными людьми, которых заставляли подчиняться. С тех пор мы узнали, что давление вовсе не обязательно должно быть чрезмерным.На самом деле, это может восприниматься не как давление, а как облегчение.

Люди — стадные животные. Мы выживаем только в хорошо скоординированных группах. В индивидуальном порядке мы созданы для того, чтобы улавливать социальные сигналы, а также координировать и согласовывать свое поведение с окружающими. Недавние исследования показали, что социальное неодобрение вызывает опасные цепи мозга. Соответствие успокаивает.

В моем классе я иногда провожу следующую демонстрацию: я прошу двух студентов-добровольцев выйти на улицу. Я говорю остальным ученикам в классе, что их задача — избегать любых контактов и взаимодействия с добровольцами.Я обещаю им баллы на следующем тесте, если они добьются успеха.

Затем я инструктирую двоих, ожидающих снаружи, что их задача — сделать все возможное, чтобы вовлечь учеников в какое-либо взаимодействие. Затем я провожу их обратно внутрь. После того, как они потратили несколько болезненных минут, не сумев добиться какого-либо ответа от своих коллег, я объявляю демонстрацию оконченной.

Я спрашиваю двух добровольцев, как они себя чувствовали. Говорят, ужасно. Смущенный, отвергнутый. Затем я прошу оставшихся студентов угадать цель демонстрации.Обычно они предполагают, что это было разработано, чтобы показать трудности быть аутсайдером, социальным отверженным. Но на самом деле дело в обратном: показать, насколько легко и автоматически приспособиться.

«Никто из вас не отказался следовать моим инструкциям», — говорю я. «Вы только что потратили 10 минут на жалкое обращение с двумя ни в чем не повинными однокурсниками, и никто из вас не встал и не сказал:« Сдавай свои викторины. Я не собираюсь плохо обращаться со своими сверстниками без всякой причины »».

Мы часто даже не осознаем, что приспосабливаемся.Это наша домашняя база, наш режим по умолчанию.

Чтобы оставаться в теплых рамках конформизма, мы полагаемся на два независимых, но связанных типа социальных сигналов. Во-первых, мы обращаемся к другим за информацией о том, что происходит (информационные сигналы). Во-вторых, мы ищем других, чтобы понять, что с этим делать (нормативные сигналы).

Мы начинаем искать эти подсказки рано. По мере того, как представление о себе кристаллизуется на втором году жизни, ребенок начинает попытки выровнять себя в социальном плане. Падающий младенец смотрит на родителей, чтобы определить, плакать ли.Если мама отреагирует испуганно, последуют слезы. Если мама смеется и успокаивает — без слез.

Это раннее внимание к информационным сигналам называется «социальными ссылками». Вскоре после этого ребенок также начинает согласовывать свое поведение с поведением группы, подчиняясь ожиданиям делиться, ждать или не ударить (улавливая нормативные сигналы).

Классическое исследование 30-х годов, проведенное социальным психологом Музафером Шерифом, проиллюстрировало динамику информационного воздействия. Воспользовавшись автокинетическим эффектом — тот факт, что точка света в темной комнате кажется глазу движущейся, — Шериф поместил испытуемых в темную комнату и сказал им, чтобы они наблюдали за крошечной точкой света и сообщали, как далеко она переместилась.

Люди, которые наблюдали только за точкой, делали собственное суждение — обычно от 2 до 6 дюймов. Когда их попросили повторить задание в группах и посоветоваться между собой, они пошли на компромисс. Люди, которые делали индивидуальные оценки от 2 до 6 дюймов в группе, компрометировали около 4 дюймов.

Когда Шериф прямо спросил испытуемых, не повлияли ли на них суждения других, большинство отрицало это. Позже, когда испытуемых тестировали по одному, большинство из них теперь соответствовало групповым суждениям, которые они недавно сделали.Информационные сигналы воспринимаются как личное принятие.

Итак, мы используем других, чтобы выяснить, что происходит. Это может быть очень хорошо. Консультации, компромисс, образование и обмен информацией — это рычаги цивилизации. Совокупные данные из множества могут решить более серьезные проблемы, так же как совокупное физическое усилие может преодолеть более тяжелые препятствия.

Информационные подсказки, однако, также могут ввести нас в заблуждение. Это проиллюстрируют два совершенно случайных примера: радиопередача Орсона Уэллса «Война миров» 1938 года о вторжении инопланетян привела к панике, потому что многие люди, пропустившие начало передачи, обращались друг к другу, чтобы узнать, что происходит, дезинформируя друг друга.Недавняя давка на мосту в Камбодже, в результате которой погибло более 350 человек, была обвинена в том, что многие из присутствующих сельских жителей не знали, что подвесной мост слегка раскачивается — это нормально. На протяжении всей истории неверная информация, полученная от плохо информированных, введенных в заблуждение или злонамеренных людей, была причиной многих военных, финансовых и личных бедствий.

Нормативные влияния работают, потому что мы зависим от общественного признания, чтобы выжить и процветать. В классическом исследовании 50-х годов психолог Соломон Аш сказал студентам, что они должны пройти проверку зрения.Участники в небольших группах должны были сравнить длину линий. Однако все участники, кроме одного, были единомышленниками, которые в какой-то момент начали давать неправильные ответы. В целом, примерно 3/4 наивных испытуемых согласились, скорректировав свое общественное мнение, чтобы соответствовать группе, даже если в своих индивидуальных заметках они последовательно указывали правильный ответ. Другими словами, мы используем нормативные сигналы, чтобы помочь нам добиться признания в обществе.

Работа

Аша показала, что люди не хотят нарушать групповые нормы, даже если группа небольшая, разрозненная и состоит из совершенно незнакомых людей.Но нормативные сигналы имеют тенденцию быть еще более действенными, когда они исходят от людей, дружбу, любовь и уважение которых мы ценим. Если заглянуть внутрь, такие тесно связанные группы оказывают более сильное влияние. Таким образом, если вы хотите узнать, курит ли ваш ребенок травку, спросите себя, курят ли его друзья. Если да, то она тоже, независимо от ценностей, которым вы ее научили. Глядя наружу, тесные группы друзей часто принимают решение, которое плохо подходит для разрешения внешней ситуации, потому что они стремятся сохранить внутреннюю сплоченность.

Таким образом, соответствие — это часть нашего оборудования, которое способствует нашему выживанию и приносит нам комфорт. С другой стороны, как признала Ханна Арендт, эта тенденция стала причиной многих человеческих страданий. Можно утверждать, особенно если кто-то пропитан американским этосом «жесткого индивидуализма», что ответ на неудачное групповое конформность можно найти в актах индивидуального нонконформизма. Но это неверно.

Для людей и проблема, и решение основаны на группах.Группа является источником как согласия, так и восстания. Двойная система информационных и нормативных сигналов объясняет, как социальное соответствие распространяется по мере сближения двух типов сигналов (информационные сигналы передают сообщения, а нормативные сигналы обеспечивают соответствие). Но эта двойная система также объясняет социальные изменения с течением времени по мере расхождения сигналов. Нормативные сигналы удерживают мнение большинства у власти благодаря общественному признанию, в то время как противоречивые информационные сигналы, влияющие на частное признание, могут незаметно распространяться в культурном подполье, пока не наберут достаточный импульс, чтобы подняться и разрушить старый порядок.

На самом деле эффективное несоответствие само по себе является групповым явлением. Психологические исследования от Аша до Милгрэма снова и снова показывают, что, по иронии судьбы, наличие союзников является лучшим предиктором нонконформистского поведения. Наша индивидуальная храбрость — это проявление групповых убеждений и пристрастий. Видимый мужественный человек — лишь верхушка социального айсберга. Когда вы идете против группы, вы делаете это не в одиночку, а от имени — и при поддержке — другой группы.Другими словами, нам не избежать конформности. Что мы можем сделать, так это поднять собственное сознание и лучше осознавать сигналы соответствия. Тогда мы сможем попытаться найти хорошую информацию и правильных союзников, которые помогут защитить нас от нас самих.

Конформизм — обзор | Темы ScienceDirect

2.4. Конформистская торговля: роль проблем, связанных с карьерой

В недавней литературе, посвященной экспертам и проблемам карьеры, рассматривается возможность имитационного поведения со стороны управляющих фондами и аналитиков по вопросам безопасности. 4 Это часть значительных научных усилий, которые в течение последнего десятилетия были посвящены теоретическому моделированию и эмпирическому анализу конформизма среди экономических агентов. Прежде чем перейти к объяснению связи со стимулами для управляющих фондами, стоит кратко изложить условия более широкого обсуждения.

В настоящее время в литературе проводится различие между двумя различными явлениями: информационных каскадов, и стадного поведения, оба ведут к (разной степени) конформизма.Согласно Смиту и Соренсену (2000), информационных каскадов представляют собой (постоянно) неполное обучение и включают в себя последовательность людей, которые полностью игнорируют свою (ценную) личную информацию в равновесии, в то время как стад включают последовательность агентов, которые случайно совершают то же действие, хотя по-прежнему обусловливают свое поведение своими сигналами. Следовательно, каскад подразумевает стадо в соответствии с этой классификацией, но не наоборот. В литературе существует общее мнение о значении каскадов, но не в отношении стад. 5 Во избежание путаницы мы будем называть чисто имитационное (и, следовательно, неинформативное) поведение каскадом, а другие более слабые формы поведения — частичными каскадами.

Два основных механизма были предложены для объяснения каскадов в рациональных условиях. Первый механизм возникает исключительно из социального обучения и первоначально был предложен Банерджи (1992) и Бикчандани, Хиршлейфером и Велчем (1992, далее BHW). Суть этого механизма — информационный внешний эффект, возникающий из-за того, что наблюдение за решениями предшественников влияет на действия наследников, но этот факт не принимается во внимание этими предшественниками при принятии своих решений.В этих моделях социального обучения, в зависимости от информационной структуры, возникают каскады, когда наблюдение за действиями предшественников влияет на убеждения последователей настолько, что они полностью игнорируют свою личную информацию. Таким образом, действия перестают быть информативными, и обучение останавливается в равновесии.

Исходная работа Банерджи и BHW породила большую литературу, в которой их важнейшие идеи использовались для изучения большого класса приложений. 6 Однако канонические модели социального обучения не отражают ключевую особенность (эффективных) финансовых рынков, а именно (быструю) корректировку цен с учетом новой информации, отраженной в последовательности сделок.Как отметили Эйвери и Земский (1998), эта особенность финансовых рынков делает невозможным (предложение 3) рационализировать полное имитационное поведение в форме информационного каскада в равновесии между инвесторами (принципалами). Обычный механизм социального обучения для каскадов не работает, потому что (зашумленная) информация о будущих выплатах, обнаруживаемая такой последовательностью сделок, уже будет отражена в развивающейся рыночной цене торгуемого актива, что делает ее всегда оптимальной для трейдера, у которого есть ( новый) личная информация для использования этой информации.

В одном сценарии более слабая форма конформистского поведения может возникнуть через частичные каскады (Эйвери и Земский называют эти стадами ). Это может быть оправдано более сложными информационными структурами, включающими неопределенность более высокого порядка в отношении качества информации трейдеров или ее состава по отношению к этим качествам в определенный момент времени. Если этот аспект рынка может варьироваться случайным образом, не становясь общеизвестным, а информативные частные сигналы трейдеров могут быть неоднородными, тогда может возникнуть равновесие, включающее частичную каскадную торговую последовательность, даже при сделках, совершаемых принципалами, а также в значительной степени проявляться в торговых потоках. а не в ценах. 7

Второй механизм конформизма имеет более прямое отношение к стимулам управляющих фондами и был впервые предложен Шарфштейном и Стейном (1990). В этой статье они рассматривают ситуацию, в которой менеджеры и рынок не уверены в своих качествах прогнозистов, и частные сигналы умных (информированных) прогнозистов полностью коррелируют. Сигналы немых (неосведомленных) прогнозистов представляют собой независимо распределенные случайные величины с шумом. Они показывают, что существует равновесие, в котором эксперт, который делает второй выбор, имитирует первого, кто действует по ее сигналу честно, независимо от своего собственного сигнала.Обоснование (равновесия) состоит в том, что апостериорная оценка второго эксперта как (вероятность быть) (информативным) экспертом выше, если результат ex post согласуется с единогласной оценкой обоих экспертов, а не только одного из них, учитывая дифференциальные корреляционные структуры сигналов умных и глупых экспертов. Таким образом, суть механизма зависит от репутации (карьерного роста) управляющих фондами.

Основополагающая работа Шарфштейна и Штейна привела к появлению ряда работ по моделированию карьерных опасений экспертов.Обзор обширной литературы по экспертам в целом выходит за рамки данной статьи. 8 Вместо этого мы кратко рассмотрим меньшее количество статей, которые основываются на основных идеях Шарфштейна и Штейна о моделировании конформизма (или его отсутствии). Эвери и Шевалье (1999) основываются непосредственно на модели Шарфштейна и Штайна. Они сохраняют большинство предположений, но позволяют агентам получать информативный сигнал об этом типе и показывают, что результирующее равновесие зависит от точности этого сигнала.Если сигнал неточный, получается исходное поведение Шарфштейна и Штейна. Однако, если сигнал очень точен, действующие второстепенные агенты действуют противоположным образом с положительной вероятностью (в равновесии смешанной стратегии), тем самым нарушая полный (каскадный) конформизм Шарфштейна и Стейна. Смешанная стратегия для последователя возникает также у Трумана (1994), где аналитики, обладающие всесторонними знаниями, делают последовательные прогнозы. Противоречивое поведение также возникает у Эффингера и Полборна (2001).Они показывают, что если однозначно качественный эксперт ценится намного выше, чем один из двух (или многих), то второй эксперт сообщает свой собственный сигнал, когда он отличается от (честного) отчета первого, но он делает ложное сообщение отличается от первого, когда они оба получают по отдельности один и тот же частный сигнал, то есть она «не приемлет консенсуса». Однако Грэм (1999) конструирует проверяемый вариант Шарфштейна и Штейна (1990) и предоставляет структурные эмпирические тесты, которые подтверждают гипотезу о том, что имитационное поведение из-за репутационных проблем встречается среди инвестиционных информационных бюллетеней.

Оригинальная работа Шарфштейна и Стейна, а также различные расширения, которые мы только что обсудили, ограничивают внимание установками частичного равновесия. Таким образом, в контексте (эффективных) финансовых рынков их можно рассматривать как потенциально уязвимые для критики Эйвери и Земски (1998), первоначально применявшейся к моделям статистического обучения. Однако недавняя работа Дасгупты и Прата (2005) предполагает, что механизм репутационного конформизма устойчив к информационной роли цен.Они рассматривают стандартную модель ценообразования активов, la Glosten and Milgrom (1985), в которой информированные трейдеры являются управляющими фондами с разной точностью информации, которые заботятся как о своей торговой прибыли (как в стандартной модели), так и (возможно, бесконечно мало) о своей репутации. за возможность идентифицировать недооцененные активы. Они показывают, что в такой обстановке не существует равновесия, при котором цены раскрывают всю информацию, даже после бесконечного числа сделок. Репутационные опасения агентов эндогенно ограничивают информативность цен, что, в свою очередь, гарантирует, что конформистское поведение из-за репутационных проблем является оптимальным на пути равновесия.В любом равновесии, если агенты торгуют в соответствии со своим сигналом достаточно часто, общедоступная информация становится точной, что снижает торговые стимулы, одновременно идентифицируя определенное подмножество действий как улучшающих репутацию, независимо от частных сигналов. В какой-то момент агенты начинают соответствовать, и цены больше не раскрывают никакой информации. Таким образом, в отличие от результата Эйвери и Земского в стандартной модели, согласно которому каскады невозможны, наличие даже небольшого количества проблем, связанных с карьерой, делает каскады неизбежными.

В заключение нашего обсуждения конформизма мы кратко прокомментируем третье понятие, следственное стадо, , которое иногда обсуждается параллельно со статистическим или основанным на репутации имитационным поведением. Идея исследовательского оленеводства или конформизма в сборе информации была впервые отмечена Froot, Scharfstein и Stein (1992). 9 Они заметили, что если у трейдеров короткие горизонты и они не могут дождаться, чтобы заработать выгоду от неправильного ценообразования относительно ликвидационной стоимости, они все могут предпочесть «стадо» для сбора информации по одному и тому же измерению.Это связано с тем, что для того, чтобы торговая стратегия была прибыльной, необходимо, чтобы другие торговали на основе той же информации, что приводит к включению такой информации в цены (для выгодного разворачивания). Когда существуют различные формы информации, это создает стратегических дополнительных элементов в сборе конкретных типов информации. Таким образом, можно увидеть равновесие, в котором все агенты собирают информацию определенного типа (например, краткосрочную информацию).Стоит отметить, что такое поведение не является имитационным поведением в том смысле, который обсуждался здесь до сих пор. Следственное стадо происходит в условиях одновременного передвижения и возникает исключительно из элемента координации при сборе информации. Мы не обсуждаем это подробно здесь. 10 Мы просто отмечаем, что стимулы для управляющих фондами рассматривались в литературе как один из способов создания основы для расследования стад, эндогенно предоставляя трейдерам короткие горизонты. Хорошо известная статья Шлейфера и Вишни (1997), которая дала начало обширной литературе по ограничениям краткосрочного подхода, моделируемого арбитражем, как следствия делегирования полномочий.Maug и Naik (1996) и Guembel (2005a, 2005b) предлагают механизмы, основанные на микроорганизмах, с помощью которых отношения принципал-агент в управлении делегированными фондами порождают явления, похожие на следственное стадо среди управляющих фондами.

% PDF-1.7 % 1 0 объект > эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 объект > эндобдж 19 0 объект > эндобдж 20 0 объект > эндобдж 21 0 объект > эндобдж 22 0 объект > эндобдж 23 0 объект > эндобдж 24 0 объект > эндобдж 25 0 объект > эндобдж 26 0 объект > эндобдж 27 0 объект > эндобдж 28 0 объект > эндобдж 29 0 объект > эндобдж 30 0 объект > эндобдж 31 0 объект > эндобдж 32 0 объект > эндобдж 33 0 объект > эндобдж 34 0 объект > эндобдж 35 0 объект > эндобдж 36 0 объект > эндобдж 37 0 объект > эндобдж 38 0 объект > эндобдж 39 0 объект > эндобдж 40 0 объект > эндобдж 41 0 объект > эндобдж 42 0 объект > эндобдж 43 0 объект > эндобдж 44 0 объект > эндобдж 45 0 объект > эндобдж 46 0 объект > эндобдж 47 0 объект > эндобдж 48 0 объект > эндобдж 49 0 объект > эндобдж 50 0 объект > эндобдж 51 0 объект > эндобдж 52 0 объект > эндобдж 53 0 объект > эндобдж 54 0 объект > эндобдж 55 0 объект > эндобдж 56 0 объект > эндобдж 57 0 объект > эндобдж 58 0 объект > эндобдж 59 0 объект > эндобдж 60 0 объект > эндобдж 61 0 объект > эндобдж 62 0 объект > эндобдж 63 0 объект > эндобдж 64 0 объект > эндобдж 65 0 объект > эндобдж 66 0 объект > эндобдж 67 0 объект > эндобдж 68 0 объект > эндобдж 69 0 объект > эндобдж 70 0 объект > эндобдж 71 0 объект > эндобдж 72 0 объект > эндобдж 73 0 объект > эндобдж 74 0 объект > эндобдж 75 0 объект > эндобдж 76 0 объект > эндобдж 77 0 объект > эндобдж 78 0 объект > эндобдж 79 0 объект > эндобдж 80 0 объект > эндобдж 81 0 объект > эндобдж 82 0 объект > эндобдж 83 0 объект > эндобдж 84 0 объект >> эндобдж 85 0 объект > поток HVId7_c ա ܖ MB [CR] G] [W&Z ߳, k $; $ ~ [1? ˜9b * » Nnp DcB: W

Соответствие дошкольников (и его мотивация) связано с их личностью и личностью родителей

.2018 ноя; 36 (4): 573-588. DOI: 10.1111 / bjdp.12243. Epub 2018 31 марта.

Принадлежности Расширять

Принадлежность

  • 1 Упсальская лаборатория для детей и младенцев, Департамент психологии, Уппсальский университет, Швеция.

Элемент в буфере обмена

Kahl Hellmer et al. Br J Dev Psychol. 2018 ноя.

Показать детали Показать варианты

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

.2018 ноя; 36 (4): 573-588. DOI: 10.1111 / bjdp.12243. Epub 2018 31 марта.

Принадлежность

  • 1 Упсальская лаборатория для детей и младенцев, Департамент психологии, Уппсальский университет, Швеция.

Элемент в буфере обмена

Полнотекстовые ссылки Опции CiteDisplay

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

Абстрактный

Предыдущие исследования соответствия были в основном сосредоточены на факторах, которые снижают уровень соответствия в целом, и мало внимания уделялось объяснению индивидуальных различий.В этом исследовании мы исследуем пятифакторную модель личностных черт как родителей, так и детей и экспериментально выявили соответствие у 3,5-летних (N = 59), используя парадигму Аша, с которой мы измеряем как явное соответствие (общественные отклики), так и скрытые мнения (частные убеждения после конформистских ответов): правильное скрытое мнение после неправильного конформистского ответа является результатом социально нормативной мотивации, тогда как неправильное скрытое мнение является результатом информационной мотивации.Наши данные показывают, что (1) низкая родительская экстраверсия связана с общим уровнем соответствия участников, (2) а низкая степень экстраверсии участников и высокая открытость связаны с информационной, а не нормативной мотивацией соответствовать. Это говорит о том, что чувствительность к социальному контексту или уровню социальной активности, проявляющаяся в экстраверсии, может быть важным фактором конформистского поведения. Заявление о взносе Что уже известно по этому вопросу? Мы все подчиняемся с раннего детства — и даже тогда, когда нам следует знать лучше. Мы можем соответствовать нормативным и информационным мотивам. Некоторые из них более склонны подчиняться, чем другие. Что добавляет это исследование? Это первое исследование, в котором используется индивидуальный подход к соответствию развитию. Социальная вовлеченность (экстраверсия) является важным фактором соответствия.

Ключевые слова: соответствие; айтрекинг; личность.

© 2018 Британское психологическое общество.

Похожие статьи

  • Сильное и стратегическое понимание конформизма со стороны 3–5-летних детей.

    Кордонье Л., Крапива Т., Роша П. Кордонье Л. и др. Br J Dev Psychol. 2018 сентябрь; 36 (3): 438-451. DOI: 10.1111 / bjdp.12229. Epub 2017 18 декабря. Br J Dev Psychol. 2018. PMID: 29265381

  • [Исследование темперамента и личности детей с диагнозом синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ)].

    Бувар М., Сигель Л., Лоран А.Bouvard M, et al. Энцефал. 2012 Октябрь; 38 (5): 418-25. DOI: 10.1016 / j.encep.2012.01.004. Epub 2012 26 мая. Энцефал. 2012 г. PMID: 23062456 Французкий язык.

  • Соответствие заданию Аша в зависимости от возраста.

    Уокер МБ, Андраде М.Г. Уокер МБ и др. J Soc Psychol. 1996 июнь; 136 (3): 367-72. DOI: 10.1080 / 00224545.1996.9714014. J Soc Psychol. 1996 г.PMID: 8758616

  • Информационные и нормативные влияния на соответствие с нейрокомпьютерной точки зрения.

    Toelch U, Dolan RJ. Toelch U, et al. Trends Cogn Sci. 2015 Октябрь; 19 (10): 579-589. DOI: 10.1016 / j.tics.2015.07.007. Trends Cogn Sci. 2015 г. PMID: 26412096 Рассмотрение.

  • Личность: универсальная и культурно специфическая.

    Heine SJ, Buchtel EE. Heine SJ, et al. Annu Rev Psychol. 2009; 60: 369-94. DOI: 10.1146 / annurev.psych.60.110707.163655. Annu Rev Psychol. 2009 г. PMID: 1

    27 Рассмотрение.

Типы публикаций

  • Поддержка исследований, за пределами США. Правительство

Условия MeSH

  • Детское поведение / физиология *
  • Экстраверсия, Психологический
  • Личность / физиология *

LinkOut — дополнительные ресурсы

  • Источники полных текстов

  • Другие источники литературы

Полнотекстовые ссылки [Икс] Wiley [Икс]

цитировать

Копировать

Формат: AMA APA ГНД NLM

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *