Нейтральные эмоции: Ничего не найдено для % request_words%

Автор: | 09.05.2020

Содержание

Как негативные эмоции делают нас бесчувственными к чужой боли

  • Мелисса Хогенбум
  • BBC Future

Автор фото, iStock

У наших эмоций есть одно опасное свойство, которому мы не всегда придаем значение, а зря. От них зависит, как мы реагируем на чужую боль, предупреждает обозреватель BBC Future.

В романе-антиутопии Маргарет Этвуд «Рассказ служанки» физические и моральные страдания героини изображены так реально, что читатели почти ощущают ту боль, которую она испытывает от удара электрошокером, и удручены несправедливостью происходящего.

И что расстраивает еще больше — так это то, что мы понимаем: все происходящее в этом художественном произведении имеет корни в истории человечества, и поэтому нам легко представить себя на месте Фредовы.

Как написала сама Этвуд в New York Times, «если мне нужно создать воображаемый сад, я постараюсь, чтобы в нем были реалистичные лягушки».

Мы сочувствуем героине ее романа, это одна из базовых человеческих способностей — разделять чьи-то чувства. Когда мы видим чьи-то страдания, наш мозг тут же связывает это с нашей собственной болью, когда-либо испытанной.

Все это так, но оказывается, наше эмоциональное состояние влияет на степень сопереживания, эмпатии. Наши эмоции в буквальном смысле меняют то, как наш мозг реагирует на переживания и страдания других.

В частности, когда у нас плохое настроение, когда мы сами чувствуем себя плохо, мы иначе относимся к людям.

Очевидно, что наше настроение может влиять на наше поведение миллионом разных способов, от выбора блюда за обедом (когда нам плохо, мы выбираем менее здоровую пищу) до отношений с родными и близкими.

Когда наши друзья чем-то расстроены и мрачны, их состояние может быть заразительно и отразиться на нашем настроении. Как утверждается в одном из исследований 2017 года, плохое настроение может также распространяться через соцсети.

На самом деле наши эмоции — это настолько мощная штука, что, например, если у нас отличное настроение, это может даже уменьшать боль, которую мы ощущаем.

Положительные эмоции имеют эффект анальгетика. И наоборот: если настроение плохое, боль ощущается еще сильней.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Отрицательные эмоции влияют на степень сочувствия, которое мы испытываем к тем, кому плохо

Хуже того, недавнее исследование, опубликованное в декабре 2017 года, показывает: когда нам плохо, это влияет на нашу «встроенную способность» реагировать на чужую боль. Это буквально приглушает нашу эмпатию.

Эмили Кьяо-Тассери из Женевского университета и ее коллеги решили понять, как наши эмоции влияют на нашу реакцию на чужую боль.

Подопытные испытывали болезненные ощущения, когда специальное устройство, прикрепленное к их ноге, повышало температуру в этом месте. Участникам эксперимента также показывали разные по настроению отрывки из кинофильмов (в том числе такие, где боль испытывают другие люди), сканируя при этом их мозг.

Выяснилось, что у тех, кому показывали «болезненные» отрывки, а затем — человека, испытывающего реальную боль, активность участков мозга, отвечающих за болезненные ощущения, была выражена слабее, чем обычно.

«Другими словами, негативные эмоции могут подавлять способность нашего мозга чувствовать чужую боль», — объясняет Кьяо-Тассери.

Результаты этого исследования очень красноречивы. Они демонстрируют, что эмоции способны буквально изменить состояние нашего мозга — а это, в свою очередь, влияет на то, как мы воспринимаем чувства других людей.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Плохое настроение мешает нам понимать чувства других

Другое исследование Кьяо-Тассери и ее коллег выявило, что люди, посмотрев отрывок фильма, ухудшающий настроение, склонны воспринимать вполне нейтральное выражение чужого лица как враждебное.

Что это означает для реальной жизни? Когда человек, обладающий властью — скажем, начальник, — испытывает нечто, негативно воздействующее на его эмоции и мысли (даже если это всего лишь фильм или книга), он становится куда менее восприимчивым к проблемам коллег по работе и даже начинает испытывать к ним негативные эмоции.

Наше плохое настроение мешает нам понимать чувства других.

У отсутствия эмпатии могут быть и другие последствия. Исследования показывают, что результатом может, например, стать снижение пожертвований на благотворительность.

Результаты сканирования мозга демонстрируют: мы испытываем меньше сочувствия к тем, кто не из нашего ближайшего окружения, скажем, к знакомым, но — не близким друзьям.

Почему негативные эмоции уменьшают способность сопереживать? Возможно, в таких ситуациях в игру вступает специфический тип эмпатии — эмоциональное перенапряжение.

Как объясняет Ольга Климецки из Женевского университета, это ощущение, что ты не можешь справиться с эмоциями, когда с другим случается что-то плохое, и поэтому инстинктивно пытаешься защитить себя, отстраниться от негатива.

Такие эмоции совершенно по-другому проявляют себя в нашем мозге, если сравнивать с обычной эмпатией. Подобное эмоциональное перенапряжение естественным образом снижает степень сопереживания.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Испытывать сочувствие к проигравшему — это нормально

Возможно также, что любая ситуация, вызывающая негативные эмоции, побуждает нас сосредоточиться прежде всего на себе и на собственных проблемах.

«Пациенты, которые страдают беспокойством и депрессией, которых захлестывают негативные эмоции, с большей степенью вероятности фокусируются на собственных проблемах и все больше изолируют себя от общества», — отмечает Кьяо-Тассери.

В одном из исследований Климецки и ее коллег (2016 г.) было выявлено, что эмоциональное перенапряжение может повышать агрессивность.

Во время экспериментов участникам предлагались состязательные ситуации, где их оценивали несправедливо, а затем предоставляли возможность либо наказать, либо простить соперников.

Перед тем как участвовать в эксперименте, всем участникам предлагалось пройти тестирование личных качеств. Климецки выяснила, что те, кто изначально был более предрасположен к сочувственному отношению к другим людям, в ходе эксперимента оказывались менее склонны унижать других.

Это говорит о многом, считает Ольга Климецки. В своем масштабном исследовании проявлений эмпатии она продемонстрировала: развить у людей способность к сочувствию возможно.

Она обнаружила, что такие чувства можно натренировать. Наши эмоциональные реакции на состояние других, таким образом, — не что-то, сформировавшееся раз и навсегда.

Мы можем вновь активировать глубоко запрятанную способность к сопереживанию — даже если чье-то страдание кажется нам слишком тяжким.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Нормальные отношения между людьми — главный фактор удовлетворенности жизнью

А когда мы мыслим в более позитивном ключе, это помогает более внимательно относиться к нуждам других. «Результатом будут более нормальные отношения между людьми, а это — главный фактор удовлетворенности жизнью», — подчеркивает Эмили Кьяо-Тассери.

Так что следующий раз, когда у вас будет скверное настроение, подумайте, как это скажется на людях, с которыми вы общаетесь в течение дня.

В таком состоянии будьте осторожней с чтением антиутопических романов и просмотром фильмов ужасов — это только усилит эффект вашего плохого настроения.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Зачем нужны положительные и отрицательные эмоции

Многие думают, что позитивная психология занимается исключительно положительными эмоциями. Вполне логично: направление действительно ориентировано на достижение счастья. Этим дело не ограничивается: негативные эмоции — неотъемлемая часть опыта, без них восприятие мира было бы скудным и однобоким.

Эмоциональную сферу человечество изучает уже несколько тысячелетий. За такой срок люди научились неплохо разбираться в своих чувствах, но все же не до конца поняли, что для здоровой личности нормально испытывать диаметрально противоположные состояния. Давайте разберемся в понятиях.

Положительные эмоции — это приятные переживания. Оксфордский справочник позитивной психологии определяет их как «приятные или желательные ситуативные реакции, отличные от чувства удовольствия и недифференцированного позитивного аффекта». По сути, это одобрительное отношение к событиям, объектам и впечатлениям, более сложное и специфическое, чем физические ощущения.

Отрицательная эмоция — это тягостное переживание, «неприятное или угнетенное состояние, которое возникает в ответ на негативное событие или поступок». Если эмоция приводит в уныние и деморализует, она отрицательная.

Примеры положительных и отрицательных эмоций

Шкала эмоций довольно обширна, а способ их выражения во многом зависит от склада личности. Теоретическая база — это хорошо, но в большинстве случаев распознавание происходит на интуитивном уровне. Мы просто «знаем», как выглядят проявления разных эмоций.

К распространенным положительным эмоциям относятся:

  • любовь,
  • радость,
  • удовлетворение,
  • блаженство,
  • интерес,
  • веселье,
  • счастье,
  • умиротворенность,
  • восхищение.

Среди распространенных отрицательных эмоций:

  • страх,
  • гнев,
  • отвращение,
  • печаль,
  • ярость,
  • одиночество,
  • уныние,
  • раздражение.

Неужели нам нужны и те и другие?

Посмотрим внимательнее на список отрицательных эмоций. Хотите вы их испытывать? Скорее всего, нет, и это неудивительно. Любая из них связана со страданиями.

Теперь взглянем на список положительных эмоций. Едва ли, испытав эти чувства, вы говорили себе: «Как бы я хотел, чтобы этого никогда не случалось!» Эти состояния знакомы каждому, и мы стремимся пережить их снова и снова.

Но если испытывать отрицательные эмоции неприятно, нельзя ли без них обойтись? Они приносят нам пользу. Отрицательные эмоции даны в противовес положительным. Без них мы не осознавали бы последних. Они — неотъемлемая часть процесса эволюции, благодаря им люди научились выживать, развиваться и расти.

Коуч Трэйси Кеннеди напоминает, что у каждой базовой эмоции, независимо от ее окраски, своя задача.

  • Гнев учит противостоять трудностям.
  • Страх защищает от опасности.
  • Беспокойство заставляет планировать будущее.
  • Удивление открывает путь к познанию.
  • Радость напоминает о важном.
  • Печаль сближает с любимыми.
  • Доверие пробуждает готовность прийти на помощь.
  • Отвращение предостерегает от всего, что может навредить.

Как долго мы сумели бы прожить, если бы ничего не боялись? Не будь страха, мы бы постоянно попадали в опасные ситуации и подвергали себя неоправданному риску. Не будь отвращения, мы еще в раннем детстве наглотались бы химикатов, до которых удалось бы дотянуться. Какими бы неприятными ни были негативные эмоции, нельзя отрицать, что они служат важным целям.

через пот могут передаваться позитивные эмоции

Люди могут передавать другим положительные эмоции благодаря запаху собственного пота. Об этом свидетельствуют результаты нового исследования, подробности которого были опубликованы в издании Psychological Science. Оказывается, что в счастливые моменты наш организм вырабатывает особые химические соединения, а другие люди могут их почувствовать.

Предыдущие исследования показали, что негативные эмоции, связанные со страхом и отвращением, отображаются в химическом составе пота. Теперь же учёные обнаружили аналогичную коммуникативную функцию в контексте и положительных эмоций.

«Наше исследование показало, что, когда человек чувствует хемосигналы из пота счастливого товарища, он сам начинает ощущать изменения эмоционального состояния, – объясняет психолог Гюн Семин (Gün Semin) из Утрехтского университета в Нидерландах. – То есть счастливый человек может поделиться своим счастьем с другими или, вернее даже сказать, «заразить» окружающих своим счастьем».

Чтобы определить, распространяется ли эта эмоциональная хемосигнализация, когда дело доходит до положительных эмоций, Семин и его коллеги проверяли, воздействует ли запах пота человека, находящегося в состоянии эмоционального подъёма, на эмоциональное восприятие, поведение и восприятие тех, кто подвергается воздействию его запаха пота.

Исследователи набрали 12 белых мужчин, от которых должны были получить образцы пота. Как это принято в подобного рода исследованиях, участники не курили, не принимали каких бы то ни было лекарств и не имели в анамнезе психических расстройств. Во время исследования им было запрещено употреблять алкоголь, потреблять еду с резким запахом, а также подвергаться чрезмерным физическим нагрузкам или сексуальной активности.

Потовые доноры пришли в лаборатории, помылись, а затем к их подмышкам были прикреплены впитывающие прокладки. Они надели чистую футболку и сели выполнять задачу учёных. Им приходилось смотреть видеоролики, призванные пробудить конкретное эмоциональное состояние (страх, счастье или же нейтральные эмоции).

Также волонтёрам было дано задание смотреть на китайские иероглифы и рассказывать о своих впечатлениях, насколько эти символы кажутся им приятными или неприятными. Затем прокладки были сняты и хранились во флаконах.

Для второй части исследования учёные пригласили 36 белых женщин, не страдающих психическими расстройствами, заболеваниями дыхательных путей или другими болезнями. Исследователи объяснили, что в этой половине исследования участвовали только женщины, так как их обоняние работает лучше. К тому же, они чувствительнее к эмоциональным сигналам, чем мужчины. Ни исследователи, ни участники не знали, какую «эмоцию» участницам предстоит нюхать во время эксперимента.

Испытуемых расположили в креслах и давали им понюхать по одному образцу каждого типа (страх, счастье, нейтральная эмоция) с пятиминутными интервалами.

Исходные данные анализов подтвердили, что просмотр видео повлиял на эмоциональное состояние мужчин. А поведенческие анализы (с участием женщин) позволили предположить, что запах каждого образца передал эмоции и участницам.

Данные, основанные на анализе мимики, показали, что женщины, которые подвергались воздействию «страшного» пота, показали большую активность в медиальной лобной мышце – общий признак мимического проявления страха.

Женщины, которые в свою очередь подверглись воздействию «счастливых» образцов, продемонстрировало «улыбку Дюшенна»: сокращение большой скуловой мышцы и нижней части круговой мышцы глаза, общий компонент счастливых выражений лица. При этом женщины не могли назвать какие-то образцы явно приятно или отталкивающе пахнущими.

Образцы, полученные после просмотра донорами китайской символики (как и «нейтральные» образцы), не повлияли на эмоциональное восприятие женщин. Возможно, что соответствующие хемосигналы выделяются лишь при явно выраженном эмоциональном состоянии.

По словам исследователей, эти данные свидетельствуют о поведенческой синхронизации между донором и преемником.

Информация о том, что некоторые запахи способны влиять на наше эмоциональное состояние, может быть использована в коммерческих целях парфюмерными индустриями, однако сами учёные описывают результаты своего исследования как «ещё один шаг к пониманию коммуникативной функции человеческого пота».

Эмоции от прослушивания музыки оказались «ненастоящими» для лимбической системы

The Grinch / Illumination, 2018

Страх, грусть, радость и нежность, вызываемые музыкой, имеют нейронные репрезентации в слуховой и моторной коре, но не связаны со специфическими эмоциональными центрами в лимбической системе и центрами управления и подкрепления в лобных долях. Хотя эти области в первую очередь связывают с регуляцией и управлением всеми эмоциями вне зависимости от причин, которые вызвали их. Статья опубликована в журнале Cerebral Cortex.

Выживанию помогают врожденные эмоции или так называемые базовые эмоции. Выделяют шесть видов базовых эмоций: гнев (злость), печаль (грусть), отвращение, страх, удивление и радость. Они универсальны: встречаются у всех людей вне зависимости от их культуры, расы, географического положения, и их сопровождают одинаковые паттерны физиологических, мимических и поведенческих реакций. Например, страх вызывает резкий выброс адреналина, расширение глаз, напряжение челюсти и побег от угрозы или ступор перед ней у людей во всем мире.

Но и музыка способна вызывать переживания, которые схожи с базовыми эмоциями, или, по крайней мере, люди их называют также. И некоторые ученые предполагают, что эмоции от музыки активируют те же области мозга, что и все прочие эмоциональные состояния, включая базовые эмоции: структуры лимбической системы (миндалевидное тело, таламус, полосатое тело, передняя поясная извилина), а также островок и центры управления и подкрепления в медиальной лобной и орбитофронтальной коре. Тем не менее, имеющихся данных недостаточно для окончательных выводов.

Веса Путкинен (Vesa Putkinen) из Университета Турку и его коллеги сравнили активность мозга при переживании базовых и эмоций от музыки у 102 человек, половина из которых не имели никакого музыкального образования. Во время МРТ участники прослушали 18 незнакомых инструментальных отрывков по 45 секунд из саундтреков и посмотрели 96 видеоклипов по 12,5 секунд из фильмов на английском языке. Используемые наборы стимулов ученые взяли из предшествующих исследований, которые показали их эффективность в формировании эмоционального ответа.

Видеоролики содержали эмоциональные и нейтральные сцены и должны были провоцировать возникновение базовых эмоций. Эмоциональные сцены — это, к примеру, эпизоды с плачем или смехом, а на нейтральных фрагментах были люди в спокойном состоянии, предметы, пейзажи.

Страх, печаль, радость и нежность в литературе часто описываются как эмоции, связанные с музыкой, поэтому музыкальные фрагменты должны были вызвать одну из них. После сканера испытуемые по шкале от 1 — очень слабый до 10 — чрезвычайно сильный оценили интенсивность страха, печали, радости и нежности в ответ на каждый музыкальный фрагмент. Все композиции получили наивысший рейтинг по эмоции, на которую были нацелены (p < 0,001).

Далее ученые отследили реакцию мозга на каждую «музыкальную» эмоцию и создали мозговую суммарную карту этих эмоций. Другими словами, показали, какие зоны мозга активируются при прослушивании разной музыки, и где активность интенсивнее. Чем интенсивнее работает зона, тем больше категорий эмоций она обрабатывает. Аналогичная карта была создана и для базовых эмоций. Как и ожидалось, ученые обнаружили, что базовые эмоции активировали, в основном, специфичные эмоциональные зоны, которые перечислены выше (p < 0,05).

Суммарные мозговые карты эмоций: четыре изображения в верхнем ряду – карта эмоций, связанных с музыкой; в нижнем – карта базовых эмоций

Vesa Putkinen et al. / Cerebral Cortex, 2020

А затем, использовав многомерный анализ паттернов мозга (MVPA), исследователи выяснили, что наиболее важными зонами для обработки «музыкальных» эмоций являются двухсторонняя слуховая кора и прецентральная извилина, обеспечивающая моторные функции (p < 0,001). И только эти зоны активировались при переживании всех четырех эмоций: страха, счастья, грусти и нежности (p < 0,05).

Таким образом, страх, счастье, грусть и нежность, вызванные музыкой, имеют нейронные репрезентации в слуховой и моторной коре, что отличает их от базовых эмоций, которые представлены в структурах лимбической системы, а также в островке, медиальной лобной и орбитофронтальной коре. Но авторы отмечают, что их выводы очень ограничены: предыдущие исследования показали, что знакомая музыка вызывает более сильные эмоции и более сильный ответ мозга, и, вероятно, использование незнакомой музыки могло снизить эмоциональные реакции и активацию соответствующих мозговых структур. А использовалась незнакомая музыка, так как авторы считали, что так минимизируют влияние личного опыта и воспоминаний.

Эффект, который музыка оказывает на эмоциональное состояние человека, немецкие ученые решили использовать для снижения послеоперационной боли — и у них это получилось. Но помимо музыки пациенты еще слушали успокаивающие слова.

Екатерина Рощина

Половые различия восприятия эмоций при алекситимии

* By submitting the completed data in the registration form, I confirm that I am a healthcare worker of the Russian Federation and give specific, informed and conscious consent to the processing of personal data to the Personal Data Operator Pfizer Innovations LLC (hereinafter referred to as the “Operator”) registered at the address: St. Moscow, Presnenskaya embankment, house 10, 22nd floor.

I grant the Operator the right to carry out the following actions with my personal data, as well as information about my hobbies and interests (including by analyzing my profiles on social networks): collecting, recording, systematizing, accumulating, storing, updating (updating, changing) , extraction, use, transfer (access, provision), deletion and destruction, by automated and (or) partially automated (mixed) processing of personal data.

Consent is granted with the right to transfer personal data to affiliated persons of Pfizer Innovations LLC, including Pfizer LLC (Moscow, Presnenskaya naberezhnaya, 10, 22nd floor), and with the right to order the processing of personal data, incl. h. LLC «Redox» (Moscow, Volgogradskiy prospect, house 42, building 42A, floor 3, room 3) and LLC «Supernova» (Moscow, Varshavskoe shosse, house 132), which processes and stores personal data.

The processing of my personal data is carried out for the purpose of registering on the Operator’s website www. pfizerprofi.ru to provide me with access to information resources of the Pfizer company, as well as to interact with me by providing information through any communication channels, including mail, SMS, e-mail, telephone and other communication channels.

This consent is valid for 10 (ten) years.

I have been informed about the right to receive information regarding the processing of my personal data, in accordance with the Federal Law of July 27, 2006 No. 152-FZ «On Personal Data».

This consent can be revoked by me at any time by contacting the address of the Operator-Pfizer Innovations LLC or by phone. 8 495 287 5000.

*Отправляя заполненные данные в регистрационной форме, я подтверждаю, что являюсь работником здравоохранения Российской Федерации и даю конкретное, информированное и сознательное согласие на обработку персональных данных Оператору персональных данных ООО «Пфайзер Инновации» (далее «Оператор»), зарегистрированному по адресу: г. Москва, Пресненская набережная, дом 10, 22 этаж.

Я предоставляю Оператору право осуществлять с моими персональными данными, а также сведениями о моих хобби и увлечениях (в том числе с помощью анализа моих профилей в социальных сетях) следующие действия: сбор, запись, систематизация, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передача (доступ, предоставление), удаление и уничтожение, путем автоматизированной и (или) частично автоматизированной (смешанной) обработки персональных данных.

Согласие предоставляется с правом передачи персональных данных аффилированным лицам ООО «Пфайзер Инновации», в т. ч. ООО «Пфайзер» (г. Москва, Пресненская набережная, дом 10, 22 этаж), и с правом поручения обработки персональных данных, в т.ч. ООО «Редокс», (г. Москва, Волгоградский проспект, дом 42, корпус 42А, этаж 3, ком. 3) и ООО «Супернова» (г. Москва, Варшавское шоссе, дом 132), осуществляющим обработку и хранение персональных данных.

Обработка моих персональных данных осуществляется с целью регистрации на сайте Оператора www. pfizerprofi.ru для предоставления мне доступа к информационным ресурсам компании Пфайзер, а также для взаимодействия со мной путем предоставления информации через любые каналы коммуникации, включая почту, SMS, электронную почту, телефон и иные каналы коммуникации.

Срок действия данного согласия — 10 (десять)лет.

Я проинформирован (-а) о праве на получение информации, касающейся обработки моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 г. №152-ФЗ «О персональных данных».

Данное согласие может быть отозвано мною в любой момент посредством обращения по адресу нахождения Оператора-ООО «Пфайзер Инновации» или по тел. 8 495 287 5000.

двусторонние отношения на фоне выборов в Минске

МОСКВА, 27 июля 2020 г. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представляет данные исследования об отношении россиян к Белоруссии и ее президенту Александру Лукашенко.

 

Каковы отношения между странами?

Оценки нынешних отношений между Россией и Белоруссией преимущественно нейтральные или положительные. Называют их нормальными, спокойными, 27% наших соотечественников. По мнению 15% россиян эти отношения можно охарактеризовать как «дружественные», еще 17% назвали бы их хорошими, добрососедскими. В негативном спектре актуальные отношения между странами видят только 6% россиян — они считают отношения между государствами напряженными.

 

 

 

В динамике положительные оценки имеют тенденцию к снижению по сравнению с пиком позитивного восприятия сложившихся отношений в декабре прошлого года. Тогда дружественными называли их 24% опрошенных, хорошими и добрососедскими — 22%. В два раза по сравнению с прошлым годом увеличилась доля тех, кто затрудняется охарактеризовать отношения между странами (16%).

 

 

Куда движутся отношения между странами, по мнению наших соотечественников?

Пройдя пик оптимистического восприятия курса российско-белорусских отношений, оценки россиян вернулись к значениям начала прошлого года. На сегодняшний день считают их стабильными, прежними 49% россиян. Эта доля сократилась на 6 п.п. с декабря прошлого года, опустившись ниже начала 2019 г. (51%). Напротив, вернулась к уровню января прошлого года после снижения в декабре доля тех, кто видит ухудшение в отношениях между странами: на сегодняшний день она составляет 21%.

 

 

Об улучшении отношений говорит только каждый десятый опрошенный (11%), в декабре 2019г. их было в два раза больше. Также на 8 п.п. с декабря 2019г. выросла доля тех, кто затрудняется оценить курс развития отношений между государствами (19%).

 Отношение к первому лицу Белоруссии

Отношение к президенту Белоруссии соответствует отношению к стране: положительное или нейтральное. Каждый второй россиянин положительно относится к президенту Белоруссии — 52%. Треть сообщают о безразличном отношении к лидеру этой страны (35%), а почти каждый десятый испытывает к нему негативное отношение (9%).

 

 

Положительное отношение чаще демонстрируют россияне, относящиеся к старшему поколению: среди опрошенных в возрасте 60 лет и старше эта доля составила 65%. Вероятно, это связано с опытом проживания в СССР и восприятием Белоруссии в роли братского государства. В безразличном и отрицательном отношении лидируют, напротив, представители молодого поколения 18-24-летних — среди них такие отношения обозначили 57% и 13% соответственно.

Эмоции, которые россияне испытывают к Александру Лукашенко, чаще позитивные: уважение (34%, с 2017 г. доля, испытывающих это чувство, стабильна), симпатия (18%), доверие (14%). Надежду по отношению к лидеру Белоруссии испытывают 5% россиян (-4п.п. с подъема в 2017г.).

Доля негативных чувств также присутствуют в отношении россиян к действующему президенту Белоруссии: часть опрошенных обозначили недоверие (7%, -5 п.п. с 2017г.), разочарование (5%), антипатию (4%) и скепсис (4%).

 

 

 

 

 

 

Эмоциональная карта Москвы — The Vyshka

«Мой рисерч» — наш новый спецпроект, в котором мы рассказываем о необычных, странных или просто интересных исследованиях студентов. Прочитали дипломную работу студентки Высшей школы урбанистики и участницы второго сезона Научных боев Анастасии Буровой и делимся самыми интересными наблюдениями. Она выяснила, правильно ли мы на самом деле употребляем слова «город» и «мегаполис», какие эмоции вызывает столица у жителей и гостей, и как в научном исследовании может помочь инстаграм.

Москва: город или мегаполис?

Важный этап каждой научной работы — определение понятий. С термином «город» все совсем не просто: исследователи не могут остановиться на одном четком определении, ведь то, что в Африке называется городом, в России может считаться деревней. Но можно точно сказать, что город — очень широкое понятие, которое можно описать как «творение рук человека».

Мегаполис — более узкое понятие, так называют города-гиганты, которые вышли на более высокую ступень развития. Например, в мегаполисах гораздо больше население и выше экономический потенциал. Хотя стоит отметить, что сам термин — журналистский, а в науке принято употреблять термин «мегагород». Однако мегаполис больше закрепился в повседневной речи.

Зачем изучать эмоции в мегаполисе

Мегаполис — большой единый организм, все его элементы взаимосвязаны, и человеческие эмоции оказываются важной частью этой структуры. Эмоции изучаются не только в психологии как некие внутренние психические процессы, но и в социологии как важная часть взаимодействия людей. Люди смотрят на окружающий их город и составляют свое мнение о жизни в нем через призму своего настроения. Поэтому изучение настроения горожан может дать очень много новой иформации о городе и дополнить общепринятые статистические источники, эмоциональная карта города покажет, где находятся более депрессивные зоны, которые нуждаются в улучшении городской среды.

Как изучать эмоции

Мы можем считать эмоциональное состояние человека по внешним признакам, например, мимике или жестам, поэтому главным способом проанализировать эмоции москвичей стали их фотографии с инстаграме с отмеченной геолокацией. Такой способ дает большое количество данных для анализа, а сами данные не искажаются, ведь исследователь никак не влияет на участников анализа, как это могло бы быть при опросе или интервью.

Как построить эмоциональную карту по фотографиям в Instagram

Для исследования специально написали программу, которая позволила выгружать из инстаграма фотографии, сделанные в Москве. Всего Анастасия выгрузила и проанализировала с помощью приложения для анализа эмоций по изображению более 172 664 фотографий. В результате было проанализировано три набора данных, собранных с 10 по 13 мая 2018 года. Для анализа подходили только снимки с лицами людей, по которым можно было распознать эмоции, поэтому, например, кадры с едой или городскими пейзажами отсеивались.

Из получившегося набора эмоций выделили три типа: положительные, нейтральные и отрицательные. Они отображены на карте точками, цвет которых меняется от фиолетового (глубоко-отрицательный) к темно-оранжевому (сильно-положительный), в зависимости от того, какие эмоции чаще всего испытывают люди в этой части города. На основании проделанного анализа была создана эмоциональная карта Москвы.

Данные из исследования Анастасии Буровой

Результаты

Данные из исследования Анастасии Буровой

Из исследования можно не только узнать, как в целом люди чувствуют себя в городе, но и сделать несколько более интересных и детальных выводов.

Фотографий с нейтральными эмоциями оказалось больше всего — 57% за три выбранных для анализа дня. В целом, это можно трактовать так, что москвичи в целом неярко демонстрируют свои эмоции. Локации с отрицательными эмоциями обособлены и их меньше всего (6%). Положительные эмоции часто скапливаются в одном месте, обычно это места для отдыха и проведения досуга. Можно заметить тенденцию: чаще размещаются положительные фотографии, чем негативные, как более социально одобряемые и привлекательные для подписчиков — таких снимков 36%.

По карте видно, что мест, где в каждый из 3 дней у людей стабильно было одно и то же настроение, очень мало. Причины таких различий еще предстоит выяснить, но предварительно можно предположить, что на результаты влияют время сбора данных, сезонность или время суток, когда публикуются фото.

Интересно, что положительные и нейтральные эмоции обычно группируются в одних локациях, а отрицательные — располагаются обособленно. Вероятно, это связано с тем, что в местах большого скопления людей мы склонны демонстрировать только положительные и нейтральные эмоции, а отрицательные — только в одиночестве, когда рядом никого нет.

Среди самых популярных районов и локаций можно выделить исторический центр Москвы, а чем дальше от центра, тем меньше данных о настроении людей. При этом западная часть более насыщена эмоционально окрашенными локациями, чем восточная: это можно объяснить расположением с этой стороны еще одной важной городской точки притяжения — Москвы-Сити.

Несмотря на то, что используемый в исследовании подход может содержать погрешности, его цель — это скорее попытка посмотреть на город с новой стороны и изучить, насколько рабочим может быть подобный формат городского анализа.

Текст: Марина Токарева

Обложка: Ирина Чувашева
Редактор: Екатерина Понамарева, Светлана Киселева

Предыдущий пост

Люди, которые играют в игры

Следующий пост

Субкультуры в 2К19


Frontiers | Существует ли нейтральный эффект? Как сложные три убеждения о нейтральном аффекте могут способствовать развитию аффективных исследований

Введение

Существует ли нейтральный аффект? Исследователи, интересующиеся аффектом, часто не рассматривают этот вопрос, потому что они сосредоточены на понимании наличия чувств, а не предполагаемого их отсутствия. Тем не менее, то, как исследователи думают о возможности нейтрального аффективного состояния, представляет собой интересное упражнение, поскольку оно раскрывает фундаментальные убеждения исследователей относительно природы аффекта.Эта статья ставит под сомнение три мнения исследователей о существовании нейтрального аффекта. Для каждого убеждения мы представляем доказательства, которые ставят его под сомнение и даем новый способ осмыслить природу аффекта. В последнем разделе статьи мы обсуждаем, как эти новые перспективы потенциально могут привести к теоретическим и методологическим инновациям.

Прежде чем обсуждать, каких убеждений могут придерживаться исследователи относительно существования нейтрального аффекта, необходимо определить некоторые термины.Аффект определяется как чувственное состояние (Schimmack and Crites, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Традиционно аффект обладает как минимум двумя ключевыми качествами: валентностью (приятность / неприятность) и возбуждением (Wundt, 1897; Clore and Schnall, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Люди могут воспринимать свои аффективные состояния как реакцию на все, о чем они сейчас думают (Clore and Schnall, 2005). Например, положительный или отрицательный аффект может восприниматься как положительная или отрицательная оценка объекта, человека или темы (Clore and Schnall, 2005).Люди также могут воспринимать аффект как качество или особенность самого стимула, например, когда кто-то считает американские горки пугающими. Однако, как указали Барретт и Блисс-Моро (2009), то, что заставляет каботажное судно казаться пугающим, — это не каботажное судно как таковое , а скорее опыт людей. То есть аффект по-прежнему воспринимается как индикатор собственных оценочных реакций людей на мир. Аффект — это общий термин, который охватывает аффективные черты, настроения и эмоции. Настроение и эмоции — это аффективные состояния.Однако настроение обычно менее интенсивное и более продолжительное, чем эмоции. Кроме того, в отличие от эмоций, которые часто имеют четкий объект (например, я тревожусь, когда вижу змею), у настроения обычно отсутствует явная причина (например, я просыпаюсь с ощущением небольшого беспокойства; Ekman and Davidson, 1994; Beedie et al. ., 2005).

Мы определяем нейтральный аффект как чувство безразличия, ничего особенного и отсутствие предпочтений тем или иным образом. Обратите внимание: когда мы используем термин «безразличный», мы не используем его для обозначения неприязни к чему-либо, потому что это будет означать скорее негативную, чем нейтральную реакцию. Также важно помнить, что нейтральный аффект теоретически может сочетаться с положительным и / или отрицательным аффектом. Например, родитель может расслабиться на диване, когда его ребенок спрашивает, могут ли они вместе поиграть в парке. Родители могут относиться к потенциальному клиенту нейтрально, поскольку они не особо хотят идти в парк, но они также не против того, чтобы пойти в парк. Несмотря на то, что родитель нейтрально относится к походу в парк, он также может чувствовать себя счастливым, потому что их ребенок хочет проводить с ними время.Таким образом, нейтральный аффект определяется как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие или низкий уровень положительного или отрицательного аффекта. В следующих разделах мы предоставим дополнительные сведения о нейтралитете, в том числе о том, как его концептуализировать и измерить.

В этой статье мы исследуем три основных убеждения исследователей о природе нейтрального аффекта. Вот эти убеждения: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют; (2) нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность; и (3) нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на познание или поведение. В процессе обсуждения свидетельств, которые ставят под сомнение эти убеждения, мы проливаем свет на предположения исследователей о том, что такое аффект, и предлагаем альтернативные точки зрения, которые могут привести к теоретическим и методологическим открытиям.

Убеждение: невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют

Первое убеждение, которое мы хотим обсудить, — это представление о том, что нейтрального аффекта не существует, потому что люди всегда что-то чувствуют (Damasio, 2003; Izard, 2007).Дамасио (2003) указал, что «… все ваши переживания происходят в мире, полном эмоций. Дело в том, что мы живем не в нейтральном мире. Наш опыт всегда эмоционально нагружен… »(стр. 50). Изард (2007) заявил: «… не существует такого понятия, как ум без эмоций; аффект или эмоция присутствуют всегда »(с. 270). Хелсон (1964) писал: «Все переживания более или менее окрашены аффектами» (стр. 341). Поскольку аффект присутствует всегда, некоторые исследователи могут полагать, что люди не могут ничего не чувствовать. Следовательно, нейтрального аффекта не существует.

Более слабая версия этого убеждения состоит в том, что нейтральный аффект может иметь место, но это редкое или преходящее явление. Например, Вундт (1897) признал существование нейтрального аффекта, но как редкое явление, заявив: «… возможно, мы никогда не находимся в состоянии, полностью свободном от чувств, хотя общая природа чувств требует зоны безразличия». Точно так же Томкинс и Маккартер (1964) писали: «… люди чаще испытывают аффект, чем не чувствуют никакого аффекта» (стр.150). Брендл и Хиггинс (1996) проанализировали работу, указав, что отсутствие положительного воспринимается как отрицательное; в то время как отсутствие отрицательного воспринимается как положительное. Если так, то, возможно, нейтралитет встречается редко. Другие исследователи задаются вопросом, можно ли когда-либо создать в лаборатории нейтральное настроение, потому что то, что обычно считается нейтральным, все еще остается вэйлансным. Действительно, Форгас (1999) отметил, что «… невозможно экспериментально вызвать действительно нейтральное настроение у участников» (стр. 933). Другие исследователи назвали манипуляции нейтральным настроением «неправильным термином» (Albarracin and Hart, 2011) или «так называемым нейтральным настроением» (Gendolla, 2012), что отражает их скептическое отношение к ним.

Вера в то, что нейтрального аффекта не существует или что это очень редкое явление, может происходить из необоснованных предположений о природе нейтрального аффекта. Во-первых, вера в то, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы всегда что-то чувствуем, часто проистекает из предположения, что нейтральный аффект отражает буквальное отсутствие чувства.Действительно, исследователи описали их нейтральные аффективные состояния как неаффективные состояния, при которых не возникает никаких эмоций (Fredrickson, 1998; Rotteveel et al., 2001; Evers et al., 2009). Но что, если чувство нейтральности — это не буквальное отсутствие аффекта, а, скорее, наличие нейтрального аффекта? Мы утверждаем, что нейтральный аффект не сродни буквально ничего не чувствуя, а скорее сродни , не чувствуя ничего в частности .

Во-вторых, некоторые исследователи предполагают, что если присутствует какое-либо валентное состояние, то человек не является нейтральным.Отчасти проблема с этим предположением «все или ничего» заключается в том, что люди часто ощущают сразу несколько состояний (Roseman, 2011). Например, даже после манипуляции с печальным настроением люди сообщают, что испытывают некоторое счастье (Samson et al., 2016). Счастье не отменяет чувства печали. Точно так же люди могут рассматривать свой опыт как нейтральный, но все же сообщать о наличии других аффективных состояний.

Третья причина, по которой на первый взгляд исследователи могут подумать, что нейтральный аффект не существует или встречается редко, заключается в том, что, по крайней мере, на английском языке, можно легко представить себе людей, говорящих, что они «счастливы», «грустны», «безумны, сумасшедшие». »И« тревожный », но не« нейтральный ».«Эвристика доступности предполагает, что если идея нелегко приходит в голову, мы думаем, что она менее вероятна (Tversky and Kahneman, 1973). Действительно, Watson et al. (1999) утверждали, что одна из причин, по которой они рассматривают аспект активации / возбуждения в исследованиях настроения как проблематичный, заключается в том, что «… оказалось трудно определить аффективно нейтральные термины, которые попадают непосредственно на предполагаемую ось активации» (стр. 829). Предполагается, что если люди не используют нейтральные термины для описания своих чувств, тогда нейтральные состояния не являются ни обычным, ни важным явлением.Неспособность определить подходящие нейтральные термины может свидетельствовать не о том, что это состояние встречается редко, а скорее в результате того, что исследователи не выбрали соответствующие термины на английском языке. В английском языке действительно есть термины, отражающие нейтральный аффект, например, когда люди говорят, что они чувствуют себя «так себе», «так себе» или «ничего особенного». Для аффективно основанных оценок, когда люди относятся к проблемам нейтрально, они могут сказать: «Я нейтрален», но они также говорят такие вещи, как «все равно», «мне все равно» или «у меня нет предпочтений . «Люди выражают нейтральные эмоции с помощью выражений лица и даже отправляя текстовые сообщения с помощью смайликов с нейтральным лицом. Неспособность исследователей идентифицировать нейтральные государства может быть связана с их неправильной оценкой.

Четвертая причина, по которой некоторые исследователи могут не считать нейтральный аффект обычным состоянием, связана с культурой. Восточные культуры придают большее значение эмоциональному балансу, чем западные (Sims et al., 2015). Этот акцент на балансе может быть вызван тем, что восточноазиатские культуры, особенно находящиеся под влиянием конфуцианства, склонны ценить баланс, умеренность, равновесие и поиск «срединного пути» (Peng and Nisbett, 1999).Если так, нейтральный аффект может быть более распространен в восточной, чем в западной культурах, потому что он может отражать восприятие себя как ничего особенного. В соответствии с этой гипотезой Мескита и Карасава (2002) попросили американских и японских студентов колледжей заполнять анкеты эмоций четыре раза в день. Первый вопрос заключался в том, испытывал ли человек эмоции за последние 3 часа. Процент студентов в американской выборке и японских студентов, обучающихся в Америке, которые выбрали, что они не испытывали никаких эмоций, составил 7.5 и 6,67% соответственно. Тем не менее, если посмотреть на японских студентов, обучающихся в Японии, этот процент увеличился до 22%. Важно помнить, что утверждение, что человек не испытывал эмоции, не обязательно сродни тому, чтобы сказать, что он чувствовал себя нейтральным, но это подтверждает, что культурные ожидания могут определять представление о том, что человек должен испытывать какую-то эмоцию, а не никакую конкретную эмоцию. Таким образом, культурные практики могут приводить к тому, что западные участники сообщают о менее нейтральном аффекте по сравнению с некоторыми восточными культурами.

Но каковы эмпирические доказательства того, что люди действительно чувствуют нейтральный аффект? Один из способов собрать эти данные — попросить респондентов оценить интенсивность своих нейтральных чувств. Хотя эта практика еще не стала обычным явлением, когда исследователи ею занимались, респонденты сообщали о своих нейтральных реакциях (Storm and Storm, 1987; Zelenski and Larsen, 2000; Tay, 2011; Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al. др., 2016; Гальегос, Гаспер, 2018). В целом эти данные указывают на то, что респонденты часто испытывают нейтральные состояния и на уровнях, равных или чуть ниже переживаний положительного аффекта (Зеленский и Ларсен, 2000; Галлегос и Гаспер, 2018).Например, Гальегос и Гаспер (2018) изучали, влияет ли социальное отторжение, принятие или ни одно из них на чувство нейтралитета людей (оценивается по степени, в которой люди чувствуют себя безразличными, ничто, безэмоционально, так себе, не чувствуют сильно в одну сторону или другой, и meh) по шкале от 1 ( совсем не ) до 7 ( чрезвычайно ). В контрольных условиях средние уровни нейтрального аффекта (эксперименты 1-3 соответственно: M = 3,50, SD = 1,42; M = 3. 02, SD = 1,12; M = 3,05, SD = 1,33) статистически больше или не отличалось от средних уровней положительного аффекта ( M = 2,69, SD = 1,24; M = 3,31, SD = 1,15; M = 3,31, SD = 1,36; t (54) = 3,06, p = 0,003; t (57) = 1,66, p = 0,10; t (186) = 1,68, p = 0,10). Более того, если нейтрального аффекта не существует, то его невозможно экспериментально вызвать в лаборатории.Тем не менее, несколько исследований, в которых изучалась эффективность манипуляций с нейтральным настроением путем непосредственной оценки нейтрального аффекта, показывают, что респонденты действительно сообщают о более нейтральном аффекте, чем о положительном или отрицательном аффекте, после просмотра стимулов, предназначенных для создания нейтрального настроения, таких как нейтральные фотографии (Гаспер и Хакенбрахт, 2015) и видео (Samson et al., 2016). Таким образом, люди сообщают о том, что испытывают нейтральный аффект на относительно высоком уровне, и можно вызвать нейтральные аффективные состояния. Эти данные явно ставят под сомнение веру в то, что нейтральный аффект никогда не возникает или возникает редко.

Даже если часто сообщается о нейтральном аффекте, каковы доказательства того, что нейтральный аффект является переживанием , ощущаемым ? Возможно, нейтральный аффект отражает отсутствие чувств и, следовательно, переживания. Один из способов проверить, является ли нейтральный аффект ощущаемым переживанием, — это выяснить, в какой степени нейтральные аффективные реакции занимают объем рабочей памяти. Такие теории, как гипотеза поглощения (Erber and Tesser, 1992) и гипотеза о простых ресурсах (Van Dillen and Koole, 2007), утверждают, что аффективные состояния создают мысли, связанные с аффектами.Эти мысли занимают объем рабочей памяти. Если для переживания аффекта необходима рабочая память, то интенсивность ощущаемых аффективных реакций можно снизить, попросив людей выполнять задачи, требующие познавательной деятельности, которые будут конкурировать за эти умственные ресурсы (Erber and Tesser, 1992; Rusting and Nolen-Hoeksema, 1998 ; Gerin et al. , 2006; Joormann et al., 2007; Van Dillen, Koole, 2007; Kron et al., 2010). Гаспер и Хакенбрахт (2015) предположили, что если ощущается нейтральный аффект, то он тоже должен переживаться с меньшей интенсивностью, когда объем рабочей памяти обременен нагрузкой, чем когда это не так.Чтобы проверить эту идею, они попросили респондентов просмотреть положительные, отрицательные или нейтральные изображения, выполнить когнитивно сложную или нетребовательную задачу, а затем оценить свои положительные, отрицательные и нейтральные состояния. В соответствии с гипотезой о том, что нейтральный аффект занимает рабочую память, респонденты, которые видели нейтральные фотографии, сообщали о менее нейтральном аффекте, когда их рабочая память была истощена, чем когда это не так. Если бы нейтральные состояния просто ничего не чувствовали, тогда нельзя было бы ожидать, что на нейтральные чувства повлияет изменение умственных способностей, потому что не было бы никакого опыта, который можно было бы изменить. Ключевым следствием этой работы является то, что нейтральные состояния — это ощущаемый опыт, для поддержания которого требуются когнитивные ресурсы.

Кроме того, важно отметить, что нейтральный аффект отличается от других невалентных состояний, таких как чувство онемения или шока. Онемение возникает, когда люди переживают эмоциональную травму, чтобы помочь им справиться с болью. Подобно тому, как люди реагируют на физическую боль онемением тела, люди могут реагировать на психологическую боль, например, отказ, эмоциональным онемением (DeWall and Baumeister, 2006).Нейтральный аффект, то есть ничего особенного, должен отличаться от онемения, то есть ощущения, что человек не может ответить эмоциями. Кроме того, когда происходит неожиданное событие, возникает шок, похожий на крайнюю форму неожиданности. Как и неожиданность, шок может быть хорошим или плохим (например, шок от беременности может быть хорошим или плохим в зависимости от обстоятельств). Ничего особенного (т. Е. Нейтральность) не должно отличаться от шока. Галлегос и Гаспер (2018) исследовали, отличается ли нейтральный аффект от онемения и шока, исследуя, вызывает ли переживания межличностного отторжения онемение, шок или нейтральные реакции.Они обнаружили, что по сравнению с контрольным условием отторжение приводило к тому, что люди чувствовали оцепенение (т. Е. Оцепенение, бесчувствие, отстраненность, нечувствительность и эмоционально мертвый, d Коэна = 0,33, 95% ДИ [0,16, 0,49]) и шок (т.е. , ошеломленный, шокированный, ошеломленный, удивленный, ошеломленный, все три эксперимента, d = 0,80, 95% ДИ [0,62, 0,97]), но не изменили нейтральный аффект (т. е. безразличный, ничего, безэмоциональный, так- Итак, не чувствуй себя сильно так или иначе, и я, d = 0.06, 95% ДИ [-0,11, 0,22]). Это важный вывод, поскольку исследователи должны знать, что состояния, которые обычно описываются как невалентные, можно отличить друг от друга. Группирование этих состояний вместе может привести к, возможно, неверным выводам, например, когда исследователи утверждают, что отторжение вызывает нейтральные реакции (Blackhart et al. , 2009).

В целом, вера в то, что ставит под сомнение существование или возникновение нейтрального аффекта, может происходить из (1) неточного определения того, что нейтральный аффект буквально ничего не чувствует, (2) заблуждения, что нейтральный аффект не может сочетаться с другими валентными состояниями, 3) ложное предположение о том, что в английском языке отсутствует словарный запас, чтобы напрямую описать состояние нейтрального чувства, и (4) культурные различия в выражении эмоциональности.Чтобы продемонстрировать, что эти предположения о нейтральном аффекте необоснованны, мы рассмотрели исследования, показывающие, что (1) люди действительно чувствуют себя нейтральными и интенсивность нейтрального аффекта варьируется, (2) чувство нейтральности — это ощущаемый опыт, требующий когнитивных ресурсов, и (3) нейтральный аффект сочетается с другими аффектами и отличается от других невалентных состояний, таких как онемение и шок.

Убеждение: нейтралитет не является аффективным состоянием, поскольку аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность

При обсуждении аффективной валентности важно четко понимать, как используется этот термин. Согласно Коломбетти (2005), помимо прочего, валентность может относиться либо к оценочной валентности, либо к аффективной валентности. Оценочная валентность относится к тому, как оценивается окружающая среда. Например, человек может оценить ситуацию как ужасную, что приведет к страху. Аффективная валентность относится к гедонистическому качеству эмоционального состояния. Например, страх может восприниматься как отрицательный, если он мешает человеку говорить эффективно, но он может восприниматься как положительный, если действует как мотиватор.Здесь мы обсуждаем нейтралитет как с точки зрения оценочной, так и аффективной валентности.

Оценочная валентность

Аффект по определению носит оценочный характер. Эмоциональная система помогает людям оценить биологическое значение стимулов, с которыми они сталкиваются (LeDoux, 1989). Валентность является важным компонентом аффекта (Russell, 2003; Peters et al., 2006), поскольку, помимо прочего, аффективная валентность предоставляет важную информацию о том, каково состояние окружающей среды — хорошее или плохое. Watson et al. (1999) писали: «Действительно, валентность — это такой важный аспект нашего процесса оценки, что люди почти мгновенно оценивают свое текущее состояние как приятное / положительное или неприятное / отрицательное…» (стр. 828). С эволюционной точки зрения эта гипотеза имеет смысл в том, что людям необходимо знать, является ли что-то угрозой или возможностью, чтобы они могли избежать этого или приблизиться к нему (Nesse, 2004).

Тем не менее, размышляя о роли валентности в аффективных исследованиях, стоит помнить о различии между аффектом и эмоцией.Эмоции действуют как сигнальная система, захватывая и отвлекая внимание на то, что важно (Simon, 1967). Валентность является такой ключевой особенностью эмоций, что Ортони и Тернер (1990) писали: «… мы предполагаем, что эмоциональная валентность является необходимым условием для того, чтобы состояние было эмоцией. Из этой точки зрения исключена возможность того, что эмоция может быть эмоционально нейтральной »(стр. 317). Точно так же Нессе (2004) писал: «Если ситуация не содержит ни угроз, ни возможностей, она не повлияет на приспособленность. Вот почему нейтральных эмоций мало, если они вообще есть »(с. 1338). Таким образом, некоторые исследователи утверждают, что эмоции должны иметь валентность, потому что главная функция эмоций — предупреждать людей о потенциально важных угрозах и возможностях. Поскольку нейтральная информация, вероятно, не имеет решающего значения, некоторые исследователи считают, что эмоции не могут быть нейтральными.

Даже если возможно, что эмоций не могут быть нейтральными, мы утверждаем, что эмоций может быть нейтральным. Эмоции действуют как срочный сигнализатор.Поскольку знать, что ситуация нейтральна, обычно не критично, мы признаем, что вероятность возникновения нейтральных эмоций может быть ниже. Но здесь мы не будем заходить так далеко, чтобы сказать, что нейтральных эмоций не существует. Например, нейтральные эмоции могут возникнуть в ситуациях, когда критически важно соблюдать нейтралитет, например, когда человек пытается быть справедливым и беспристрастным. Однако мы считаем проблематичным, если исследователи по ошибке распространят это рассуждение о возможности нейтральных эмоций до нейтральных аффектов . В частности, мы думаем, что ошибочно полагать, что, поскольку аффект предоставляет валентную информацию об окружающей среде, аффект не может быть нейтральным.

Мы утверждаем, что когда люди оценивают свое окружение, они не только хотят знать, что полезно или вредно, но также и то, что не является ни тем, ни другим. Внимание людей ограничено, поэтому точно так же, как можно утверждать, что знать, что хорошо, а что плохо, функционально, также полезно знать, что не является ни тем, ни другим. Кажется, что чрезвычайно важно знать, о чем не нужно беспокоиться.Таким образом, нейтральный аффект предоставляет информацию о валентности, сигнализируя о том, что немедленное внимание не требуется. В соответствии с этой точкой зрения, обсуждая, как думать о валентности, Хиггинс (2014) писал: «… природа валентности зависела от того, как определялась нейтральность: чтобы понять валентность, вам нужно понять« 0 »» (стр. 429; «0»). ”Относится к нейтралитету). Тем не менее, исследователи редко обсуждают нейтралитет как ключевой элемент валентности. При оценке нейтрального аффекта нейтральность часто представляет собой просто точку или небольшую область вдоль одного биполярного или двух униполярных валентных измерений (см. Cacioppo et al., 1999; Рассел, 2003; Ларсен и др., 2009). Нейтральный аффект редко концептуализируется или оценивается независимо от положительного или отрицательного аффекта. Мы считаем такой подход проблематичным. Карвер и Шайер (1990) хорошо проиллюстрировали нашу озабоченность, когда они утверждали, что отсутствие одного государства не означает наличие другого. Они сказали:

… знание того, что человек не находится в депрессии, не дает оснований делать вывод о том, что человек счастлив. Знание того, что человек несчастен, не дает оснований делать вывод о том, что он плохо себя чувствует.Иногда люди эмоционально нейтральны (Carver and Scheier, 1990, стр. 27).

Точно так же мы утверждаем, что нейтральный аффект не может быть выведен из отсутствия других аффектов. Его следует оценивать отдельно от положительного и отрицательного воздействия. Более того, когда это делается, нейтральный аффект оказывается измерением, которое в некоторой степени не зависит от положительного и отрицательного аффекта.

Каковы доказательства того, что меры нейтрального аффекта фиксируют уникальную информацию, а меры позитивного и негативного аффекта — нет? Напомним, мы определили нейтральный аффект как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие положительного или отрицательного аффекта.Это определение допускает возможность возникновения нейтральных реакций независимо от положительных и / или отрицательных реакций и одновременно с ними. Недостаточно вывести нейтральный аффект из отсутствия положительного и отрицательного аффекта, потому что нейтральность может возникнуть, когда присутствуют оба. В соответствии с этой точкой зрения, в исследованиях, в которых изучаются как оценочная валентность, так и аффективная валентность, нейтральный аффект сочетается с положительным и отрицательным аффектом (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al. , 2016; Гальегос и Гаспер, 2018). Более того, самоотчеты людей о нейтральном аффекте не очень коррелируют с сообщениями о положительном и отрицательном аффекте (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016), предполагая, что нейтральный аффект — это не просто состояние, которое усиливается при положительном / отрицательном аффекте. уменьшается. Кроме того, в отличие от гипотезы о том, что наличие положительного или отрицательного аффекта подразумевает менее нейтральный аффект, иногда эти корреляции положительны (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Gallegos and Gasper, 2018).Факторный анализ аффективных состояний, представленных в пяти различных выборках, показал, что в дополнение к положительным и отрицательным факторам аффекта существует четкий и последовательный третий, нейтральный фактор аффекта (Gasper and Danube, 2016). Данные точечной диаграммы также показали, что некоторые участники сообщают, что чувствуют себя резко отрицательно, например, и одновременно нейтрально (Ху и Гаспер, 2019, представлены). Таким образом, нейтральный аффект может быть независимым измерением, которое предоставляет релевантную для валентности информацию, которую невозможно уловить, просто оценивая положительный и отрицательный аффект.

В целом, мы полагаем, что было бы ошибкой рассматривать только стимулы как положительные или отрицательные. Валентность предоставляет людям информацию, которая может информировать их действия. Таким образом, кажется важным знать, что хорошо, что плохо, а что нет. Учитывая ограниченные когнитивные способности людей, людям нужен не только способ расставить приоритеты в том, что важно, но и знать, что не так важно. Ключевым выводом здесь является то, что исследователи должны рассмотреть возможность расширения своего взгляда на валентность, включив в него оценки стимулов как хороших, плохих и нейтральных.Действительно, рейтинги нейтральности могут возникать независимо от оценок положительности и отрицательности. Поэтому мы утверждаем, что нейтральный аффект действительно является аффектом, потому что он предоставляет важную информацию, имеющую отношение к валентности.

Аффективная валентность

До сих пор мы сосредоточились на оценочной валентности, но как насчет гедонистического опыта нейтрального аффекта? Люди воспринимают нейтральный аффект как нейтральный, приятный или неприятный? Испытывается ли то или иное аффективное состояние как гедонически приятное или болезненное, зависит от контекста (Barrett et al., 2007, 2011; Кондон и др., 2014). Например, хотя обычно считается, что счастье доставляет удовольствие для гедонизма, это не обязательно (Condon et al., 2014). С учетом этого взгляда, то, как переживается нейтральный аффект, также может быть предметом намеренного сосредоточения и интерпретации, в зависимости от эмоциональной цели и контекста, в котором возникает нейтральность (Barrett et al., 2007). Ниже мы рассмотрим несколько способов, которыми исследователи концептуализировали нейтральный аффект с учетом его гедонической валентности.

В теориях адаптации нейтральность отражает текущий уровень адаптации людей в том смысле, что это состояние возникает, когда люди адаптировались к своей среде. Адаптация не считается ни хорошей, ни плохой. Он служит ориентиром для оценки других государств (Helson, 1964). Например, удовольствие исходит не от попыток быть нейтральным, а скорее от «… несоответствия между стимуляцией и преобладающим уровнем адаптации» (Helson, 1964, стр. 49). Без какого-либо нейтрального состояния было бы трудно понять, что такое радость и печаль, потому что нет состояния, с которым можно было бы их сравнивать (Любомирский, 2011). С этой точки зрения нейтралитет — это не гедонически искомое состояние, а скорее текущий стандарт, используемый для оценки того, увеличивает или уменьшает событие удовольствие или боль.

Точно так же, как нейтральность может использоваться в качестве стандарта для оценки гедонических качеств других аффективных состояний, другие аффективные состояния потенциально могут определять гедонические качества нейтрального состояния. Нейтралитет может восприниматься как приятный или неприятный в зависимости от того, уменьшается ли боль или удовольствие. Например, переход от болезненного состояния к нейтральному, вероятно, ощущается как улучшение, тогда как переход от радостного состояния к нейтральному может восприниматься как упадок.Таким образом, нейтральный аффект можно было либо найти, либо избежать.

Идея о том, что ситуация может изменить то, как воспринимаются, казалось бы, нейтральные ситуации, очевидна в теории регулятивного фокуса. Кто-то может возразить, что status quo — это нейтральный опыт — ничего не изменилось, поэтому должен быть нейтральный ответ. Тем не менее, значение status quo также зависит от ситуации. В теории регулятивного фокуса, в которой обсуждаются эмоциональные реакции людей на выигрыши и потери, достижение status quo (ни выгода, ни потеря) не должно восприниматься как нейтральное (Брендл и Хиггинс, 1996; Хиггинс, 2014; Хиггинс и Либерман, 2018).Напротив, то, как воспринимается status quo , зависит от того, сосредоточен ли человек на продвижении (сосредоточен на получении выгоды) или на предотвращении (сосредоточен на предотвращении потерь), и испытывает ли он отсутствие прибыли или убытка. Когда человек сосредоточен на продвижении, он сосредоточен на том, чтобы что-то получить. Если они ничего не добиваются (не выигрывают), то они воспринимают статус-кво как разочарование, потому что оно отражает отсутствие желаемой выгоды. И наоборот, когда человек сосредоточен на профилактике, он хочет сохранить статус-кво , а не терпеть убытки.Если они не испытывают убытков (отсутствия убытков), то они воспринимают статус-кво как облегчение, поскольку потери не произошло. Таким образом, status quo , которое некоторые могут рассматривать как создание нейтрального состояния, поскольку не произошло никаких изменений в обстоятельствах, может восприниматься как разочарование или облегчение, в зависимости от того, занимается ли человек продвижением или предупреждением в данный момент.

Кроме того, личные и культурные теории людей о желательности нейтральных чувств могут определять, будет ли нейтральный аффект восприниматься как приятный или болезненный. Например, на таких веб-сайтах, как Reddit, есть вопросы о том, что такое нейтральный аффект и является ли он нормальным. Если в обществе ценится позитивное чувство, то нейтральное чувство может восприниматься как ненормативное и, следовательно, негативное состояние по сравнению с предполагаемой позитивной нормой. Однако если в обществе ценится чувство уравновешенности, а не излишне позитивное, то нейтральный аффект может восприниматься как нормативный и, следовательно, соответствующая реакция. Например, ключевым элементом буддизма является практика медитации, чтобы люди осознавали свой опыт.В буддизме люди, которые не обращают внимания на свои чувства, обычно реагируют на нейтральные чувства, игнорируя их. Буддийская философия утверждает, что, когда люди игнорируют свои нейтральные чувства, они с большей вероятностью испытают скуку и невежество, потому что все чувства, в том числе нейтральные, требуют внимания (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015). Дхаммадинна, монахиня, заявила, что, когда люди испытывают нейтральные чувства, игнорирование их и незнание может быть болезненным и неприятным, тогда как знание нейтрального чувства приятно (Аналайо, 2017). Тич Нхат Хан, вьетнамский буддийский монах, пошел еще дальше, говоря о практике внимательности в отношении нейтральных чувств:

В процессе практики мы обнаруживаем, что нейтральные чувства очень интересны. Когда мы сидим, возникает нейтральное ощущение. Когда мы привносим внимательность в нейтральное чувство, вы обнаруживаете, что это довольно приятно. Вы видите, что у вас уже достаточно условий для счастья с нейтральным чувством. Если вы внимательно посмотрите на нейтральное чувство, вы увидите, что оно чудесно.Когда вы видите, что ваши чувства текут, как река, вы видите, что 80% ваших нейтральных чувств довольно приятны. Благодаря внимательности наше нейтральное чувство превращается в счастье (Thich, 2011).

С этой точки зрения осознание и знание нейтральных чувств, а не самих чувств, может способствовать счастью и удовольствию.

Итак, мы утверждаем, что нейтральные чувства можно гедонически переживать как положительные, отрицательные или нейтральные. Это утверждение не означает, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы аналогичным образом утверждаем, например, что счастье не обязательно должно быть позитивным, а страх не обязательно негативным (Condon et al., 2014). То, как переживаются чувства, зависит от человека и контекста. Нейтралитет может быть состоянием, которое люди используют в качестве ориентира, ищут, избегают или на котором сосредотачиваются, чтобы осознать. Нейтральные состояния не нужно воспринимать как нейтральные, но этот вывод не отрицает их значимости и важности в аффективной сфере.

Убеждение: нейтральный эффект не важен, потому что он не влияет на познание или поведение

Аффективные состояния влияют на поведение. С точки зрения аффекта как информации, это может происходить из-за того, что аффективные состояния предоставляют людям информацию или обратную связь, которые могут влиять на то, как люди думают или действуют (обзоры см. В Clore et al., 2001; Шварц и Клор, 2003; Гаспер и Исбелл, 2007; Гаспер и Спенсер, 2018). Некоторые исследователи могут полагать, что нейтральный аффект не очень важен, потому что они полагают, что нейтральные состояния свободны от аффектов и, следовательно, предоставляют мало информации или обратной связи. Например, Коэн и Андраде (2004) обсуждали нейтральный аффект как менее информативный в оценочном процессе, чем другие настроения. Нейтральный аффект также используется в качестве условия контроля, предположительно потому, что нет никакого аффекта, изменяющего эксперимент (Gasper, 2018).Однако эти предположения могут быть необоснованными. Мы утверждаем, что, как и другие аффективные состояния, нейтральный аффект может влиять на познание и поведение, потому что он также предоставляет людям ценную аффективную информацию.

Итак, какой тип аффективной информации может предоставить нейтральный аффект? Одна ключевая информация, которую могут предоставить нейтральные государства, заключается в том, что они сигнализируют об отсутствии необходимости заботиться об окружающей среде, потому что в ней нет ничего особенно примечательного. Этот взгляд отражен в самых разных моделях.Например, в буддизме существует три основных режима чувств: приятное, болезненное и нейтральное (например, De Silva, 1995). Кудесиа и Ньима (2015) утверждали, что эти приятные, отталкивающие и нейтральные чувства соответственно вызывают «… тенденции к действию, продлевающие приятные восприятия, устраняющие неприятные восприятия и игнорирующие нейтральные восприятия» (стр. 916). То есть, поскольку нейтральные чувства не являются ни приятными, ни болезненными, их часто не замечают, и люди игнорируют эти реакции или остаются в неведении (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015).Нейтральный аффект сигнализирует о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания или важна. Похожая точка зрения возникает в перспективе основного аффекта (Russell, 2003), поскольку нейтральный аффект может не ощущаться сознательно, отчасти потому, что он уходит на задний план из-за отсутствия необходимости уделять ему внимание.

В дополнение к нейтральному аффекту, который, возможно, сигнализирует о том, что человеку не нужно заботиться об окружающей среде, нейтральный аффект также может сигнализировать о том, что человек понимает окружающую среду. В модели аффективной адаптации AREA Уилсон и Гилберт (2008) утверждали:

Люди анализируют поступающую информацию, имея в виду два вопроса: «Это важно для меня?» и «Достаточно ли я понимаю?» Если событие считается одновременно релевантным для себя и необъяснимым, люди уделяют ему внимание, и событие вызывает аффективную реакцию. И наоборот, если событие считается неважным или достаточно объясненным, люди не уделяют ему внимания, и событие не вызывает аффективной реакции (Wilson and Gilbert, 2008, p.372).

Таким образом, как и буддийская точка зрения, эта точка зрения подразумевает, что нейтральный аффект может указывать на то, что событие неважно. Но он также основан на буддийском воззрении, поскольку нейтральный аффект может сигнализировать о том, что человек понимает, знает или понимает событие.

В дополнение к сигналу понимания, нейтральный аффект может сигнализировать о том, что ситуация нормальная. Взгляд Любомирского и его коллег на гедонистическую адаптацию утверждает, что адаптация происходит, когда восприятие людьми чего-либо как положительного или отрицательного становится нейтральным (Любомирский, 2011; Armenta et al. , 2014). События, к которым трудно адаптироваться, — это те, которые привлекают внимание, они разнообразны / динамичны и новы / удивительны, предполагая, что нейтральные события не привлекают внимания, не являются динамичными и нормативными. Брендл и Хиггинс (1996) также обсуждали нейтралитет как потенциально отражающий норму. Они писали: «… нормальные события не должны восприниматься как причинные, и, следовательно, не должны ни поддерживать, ни препятствовать достижению цели; то есть их следует оценивать как нейтральные по валентности и качеству »(Brendl and Higgins, 1996, p.128). В частности, используя теорию нормы (Канеман и Миллер, 1986), Брендл и Хиггинс (1996) утверждали, что объекты, отношения и события, которые являются примером нормы, вызывают нейтральные реакции. Более того, поскольку норма легко приходит в голову, они также утверждали, что легкость, с которой приходит знание, может служить сигналом нейтралитета. Например, они обсуждали исследование Острома и Апшоу (1968), в котором изучали, насколько легко / сложно людям было записать убеждение, отражающее различные точки шкалы отношений. В соответствии с представлением о том, что нейтральный аффект может отражать то, что легко понять, респонденты сочли, что легче всего думать о срединных и конечных точках. Таким образом, нейтральные государства могут сигнализировать о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, понятна и нормальна.

Наконец, нейтралитет также может сигнализировать о том, что никто не думает об окружающей среде так или иначе. Этот опыт может иметь ряд потенциальных последствий, в том числе помочь людям справиться с ситуацией.Эта возможность хорошо проиллюстрирована притчей из другой восточной философии / религии, даосизма. В притче убегает фермерская лошадь. Соседи говорят, что это невезение, но фермер отвечает: «Может быть». На следующий день лошадь возвращается с тремя другими дикими лошадьми. Соседи комментируют, насколько прекрасна эта новостройка. Фермер отвечает: «Может быть». Затем сын фермера ломает ногу, пытаясь оседлать дикую лошадь. Соседи сочувствуют этому негативному событию. В ответ фермер отвечает «возможно». История продолжается, но ее критический посыл заключается в том, что фермер понимает, что мы никогда не можем точно знать, будет ли ситуация хорошей или плохой. Фермер придерживается нейтральной точки зрения, поскольку валентность еще не определена. История отражает мнение о том, что иногда важно быть беспристрастным и непредвзятым.

В настоящее время существует не так много исследований, которые эмпирически изучают, действительно ли нейтральные государства сигнализируют о том, что ситуация не требует внимания, что ее понимают, что она нормативна и что никто не чувствует того или иного.Тем не менее, есть несколько направлений работы, которые подтверждают гипотезу о том, что нейтральные аффективные состояния могут влиять на познание и поведение. Например, в модели саморегуляции Карвера и Шейера (1998) нейтральный аффект дает информацию о том, что заслуживает действия. В модели положительный аффект сигнализирует о том, что человек приближается к своей цели быстрее, чем ожидалось; отрицательно сказывается то, что человек приближается к нему медленнее, чем ожидалось; а нейтральный аффект указывает на то, что человек приближается к своей цели с соответствующей скоростью. Следовательно, нет необходимости менять свое ориентированное на цель поведение. Нейтральный аффект сигнализирует о том, что следует придерживаться курса. Идея о том, что нейтральный аффект побуждает людей продолжать делать то, что они делают, может проистекать из того, что он сигнализирует о том, что не нужно уделять дополнительное внимание своим действиям, о том, что он достиг понимания, или о том, что он не чувствует того или иного. прочее, никаких настроек не требуется.

Недавнее исследование Гаспера и Дунай (2016) также поддерживает гипотезу о том, что нейтральный аффект сигнализирует об отсутствии предпочтений.Они выдвинули гипотезу, что нейтральный аффект сигнализирует о том, что у человека нет того или иного чувства к объекту суждения. Следовательно, люди могут полагаться на свои нейтральные чувства как на основу своих нейтральных суждений. В шести исследованиях они обнаружили, что положительный аффект объясняет наибольшую дисперсию положительных суждений, отрицательный аффект объясняет большую часть дисперсии отрицательных суждений, а нейтральный аффект (не положительный, отрицательный или даже амбивалентный аффект) составляет большую часть дисперсии. в нейтральных суждениях.Таким образом, когда дело доходит до оценки того, придерживается ли кто-то нейтрального мнения о проблеме, люди полагаются на информацию, предоставляемую их нейтральным аффектом, сверх той, что предоставляется этими другими аффективными состояниями. В этой связи Гаспер и Дунай (2016) обнаружили, что нейтральное, но не отрицательное отношение было связано с отказом от поведения, которое люди должны делать, но часто не делают (например, съедать пять порций фруктов или овощей в день).

Предполагается, что нейтральный аффект не только потенциально предоставляет информацию, которая изменяет познание, но и имеет важные последствия для межличностного поведения.В модели регулирования настроения, основанной на социальных ограничениях, Эрбер и Эрбер (2001) предположили, что нейтральные состояния полезны в определенных ситуациях из-за их гибкости. То есть людей иногда побуждают регулировать свои аффективные состояния в сторону нейтралитета, чтобы справиться с конкретными непредвиденными обстоятельствами. Например, Erber et al. (1996) пришли к выводу, что нейтральные состояния наиболее желательны при взаимодействии с незнакомцами, поскольку неизвестно, будут ли такие взаимодействия положительными или отрицательными. Соответственно, люди, которые ожидают взаимодействия с незнакомцами, скорее всего, будут сдерживать свое текущее настроение, независимо от того, положительное или отрицательное у них.Точно так же Де Сильва (1976) концептуализировал нейтралитет как защиту от возникновения сентиментальных привязанностей. В соответствии с этим некоторые организации просили своих сотрудников сохранять свой эмоциональный опыт на работе в относительно нейтральном диапазоне (например, Hochschild, 1983; Judge, 1992; Morris and Feldman, 1996), возможно, из-за идеи, что нейтральное поведение демонстрирует способствует созданию рациональной рабочей среды. Таким образом, нейтральный аффект может иметь важные межличностные последствия, когда люди регулируют свой аффект так, чтобы он был нейтральным, чтобы иметь лучшие межличностные взаимодействия.

В итоге, нейтральные аффективные состояния могут предоставить людям различную информацию, в том числе о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, что она понятна, что это нормально и что человек не ощущает ее. так или иначе. В настоящее время мало эмпирических исследований, подтверждающих эти утверждения, но существующие исследования показывают, что нейтральный аффект может формировать познание и поведение способами, отличными от положительных и отрицательных аффективных состояний.

Новые теоретические направления

Слишком долго исследователи, интересующиеся аффектом, игнорировали нейтральные состояния. Возможно, они сделали это, потому что человеческая природа сосредоточена на том, что кажется заметным, а не на незаметном. Тем не менее важно замечать то, что отсутствует. Например, в серии Hound of the Baskervilles Шерлок Холмс решил загадку, заметив, что собаки не лают. Чтобы понять, что такое аффект и как он функционирует, очень важно понять, что значит не чувствовать ничего конкретного. С этой целью мы стремились понять нейтральный аффект путем критического изучения трех потенциальных убеждений исследователей о нейтральном аффекте. В частности, мы бросили вызов следующим убеждениям: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют, (2) нейтральный аффект не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность, и (3) нейтральный аффект. неважно, потому что не влияет на познание или поведение. Мы считаем, что отказ от допущений, лежащих в основе этих убеждений, продвинет теорию и методы, касающиеся природы аффекта, в новом направлении.

Если рассматривать альтернативы первому убеждению, есть несколько важных способов, которыми исследования могут продвинуться вперед. Во-первых, для некоторых исследователей ключевым сдвигом в парадигме может быть представление о нейтральном аффекте не как об отсутствии аффекта, а как о наличии нейтрального аффекта. Если нейтральный аффект — это присутствие переживания, становится важным понять, на что это похоже и как оно действует. Нейтральный аффект теперь становится частью аффективной сферы, а не неаффективным условием контроля.Следовательно, исследователи должны признать, насколько нейтральный аффект вписывается в их теоретические рамки и предположения, которые они делают по этому поводу. Даже если модель аффекта исследователя не включает нейтральный аффект, важно, чтобы они хотя бы объясняли почему, а не просто игнорировали возможность нейтрального состояния. Рассмотрение этих вопросов может привести к тому, что исследователи пересмотрят свои вопросы относительно природы аффекта. Например, какие черты у нейтральных государств есть у других аффективных состояний? Что отличает нейтральный аффект от других аффектов? Может ли нейтральный аффект помочь людям справиться с ситуацией? Различаются ли люди по склонности к нейтральности? Если да, то как эти индивидуальные различия могут формировать мысли, действия и психическое благополучие? Кроме того, исследователям может потребоваться переосмыслить, что составляет соответствующее условие контроля (см. Gasper, 2018), потому что нейтральный аффект не всегда может быть подходящим условием контроля.

Во-вторых, если существует нейтральный аффект, чрезвычайно важно, чтобы исследователи разработали соответствующее определение конструкта. Как только это установлено, исследователи могут работать над разработкой соответствующих средств для его измерения. В этой статье мы представили конкретную точку зрения; однако другие исследователи могут по-разному концептуализировать нейтральный аффект (Gasper, 2018; Yih et al., 2019). Например, исследователь, изучающий регуляцию эмоций, может рассматривать нейтральный аффект как базовое состояние человека. Другие могут рассматривать нейтральный аффект как сродни аффективным терминам с низким уровнем возбуждения, таким как скука, расслабление или молчание (Зеленский и Ларсен, 2000).Если это так, то первостепенное значение приобретает четкое определение нейтрального аффекта. Также важно провести эксперименты, чтобы установить, эквивалентны ли эти конструкции друг другу или отражают различные состояния. Подобно тому, как онемение может отличаться от нейтрального аффекта, мы подозреваем, что чувство типичного или слабого аффективного переживания, такого как скука или спокойствие, может отличаться от чувства нейтральности (как определено в этой статье). Мы поощряем исследования по этой теме, потому что надеемся, что такая работа прольет свет на сложный диапазон переживаний, из которых состоит повседневный, возможно, более приземленный эмоциональный опыт людей.

В-третьих, если нейтральные состояния сосуществуют с положительными и отрицательными состояниями, как они могут это сделать? Одна из возможностей состоит в том, что возникает более одного состояния, но они возникают из разных аспектов одной и той же ситуации. Например, человек может описать свои ощущения от обеда с бабушкой как счастливые и нейтральные. Счастье проистекает из того факта, что они наслаждаются обществом своей бабушки, тогда как нейтралитет может отражать тот факт, что еда была ничем не примечательной. Оба состояния ощущаются, но относятся к разным аспектам опыта. Возникают интересные вопросы о том, когда лучше всего сосредоточиться на каждом элементе (бабушка или еда) или когда лучше всего сосредоточиться на комбинированной аффективной реакции (обед с бабушкой). Вторая возможность состоит в том, что вместо того, чтобы каждое состояние происходило из разных элементов одного и того же опыта, два состояния могли бы объединиться, чтобы сформировать независимый, уникальный, эмоциональный опыт. Например, счастье и нейтральный аффект можно переживать как ощущение беззаботности — ситуация оценивается как положительная, и у человека нет предпочтений, потому что все хорошо.И наоборот, негативное и нейтральное состояние вместе могут восприниматься как апатия — ситуация оценивается как негативная, и у человека нет предпочтений, потому что все это плохо. Третья возможность — также подумать о том, могут ли нейтральные состояния в сочетании с другими состояниями вызывать амбивалентные реакции. Об амбивалентности часто думают как о позитивном и негативном чувстве одновременно. Однако может случиться так, что люди испытывают амбивалентность, когда они чувствуют положительный или отрицательный эффект нейтрального аффекта. Ху и Гаспер, 2019, представили.Например, при мысли об обеде с бабушкой может возникнуть амбивалентность, потому что он был одновременно позитивным и нейтральным. Если да, то каковы последствия того, как этот тип амбивалентности влияет на мысли, действия и психологическое благополучие?

Второе убеждение, на котором мы сосредоточились, касалось понятия, что аффект должен быть валентным. Мы обсуждали это убеждение как с точки зрения оценочной валентности, так и аффективной валентности. Что касается оценочной валентности, возникает ряд вопросов. Например, оценивают ли люди новые стимулы не только с точки зрения того, являются ли стимулы положительными или отрицательными, но и нейтральными? Если положительно валентные чувства обычно сигнализируют о приближении, а отрицательно валентные чувства — избегании, обязательно ли нейтральные чувства ни к чему другому? Или возможно, как в теориях, подобных модели оценочного пространства, что существует смещение позитивности, при котором нейтральные состояния продвигают мотивацию подхода, потому что в противном случае люди могут упустить потенциальные возможности в своей среде (Cacioppo et al. , 2012)? Если что-то оценивается как нейтральное, насколько устойчивым или податливым будет этот опыт?

С точки зрения аффективной валентности, рассмотрение нейтрального аффекта как аффективной реакции порождает много интересных гипотез относительно гедонических последствий чувства нейтральности. В Соединенных Штатах счастье высоко ценится в том смысле, что люди ищут ситуации, в которых возможно счастье (Mesquita and Markus, 2004). Действительно, многие социальные контексты в США продвигают счастье или положительные чувства в качестве своей основной цели, а также вопросы или комментарии, такие как «Вам весело?» и «Я рад, что ты счастлив.»Являются обычным явлением (Маркус и Китайма, 1994). Одним из следствий этого поощрения счастья может быть то, что некоторые люди обеспокоены, когда они испытывают нейтральные, а не счастливые чувства. Фактически, исследования показывают, что чрезмерная оценка счастья в выборках из США может привести к снижению благополучия (Mauss et al., 2011) и депрессии (Ford et al. , 2014), а также к усилению одиночества и слабости у людей. социальные связи (Mauss et al., 2012). Люди могут рассматривать свои нейтральные чувства как указание на то, что они не достигли идеала счастья.Таким образом, сосредоточенность на чувстве счастья может иметь негативные психологические последствия. Возможно, люди стали бы психологически более здоровыми, если бы вместо того, чтобы сосредоточиться на счастье и волнении, они также сосредоточились бы на балансе и умеренности, которые могут возникнуть при нейтральном аффекте. Если Тхич Нат Хан прав, то внимание к нейтральным чувствам может привести к счастью. Таким образом, когда дело доходит до практических ответвлений, рассмотрение нейтрального аффекта как важного повседневного состояния может привести к признанию другого и потенциально более достижимого пути к психическому благополучию.

Третье убеждение, которое мы обсуждали, заключалось в том, что нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на мысли или действия. Ничего особенного не сигнализируя, нейтральный аффект может привести к тому, что человек ничего не сделает. Как мы уже отмечали, нейтральный аффект потенциально предоставляет ряд аффективной информации, которая может формировать мысли и действия. Нейтральный аффект может указывать на то, что внимание не требуется, что человек понимает ситуацию, что ситуация нормальная и что у человека нет чувств, так или иначе (т.е., без предпочтений). Необходимо провести исследования, чтобы проверить эти предположения, но они могут иметь интересные последствия. Если нейтральный аффект сигнализирует, например, о том, что внимание не требуется, то нейтральный аффект потенциально может повлиять на память. Если люди не обращают внимания на нейтральные раздражители, они с меньшей вероятностью будут вспоминать. Кроме того, нейтральный аффект может сигнализировать о понимании, и если это так, то люди, которые чувствуют себя нейтральными, могут с большей вероятностью интерпретировать свой опыт как свидетельство того, что они понимают сложные, новые или нелогичные аргументы. Если нейтральный аффект сигнализирует о нормальности, то нейтральные аффективные реакции могут служить индикаторами прототипичности, что, возможно, приведет к тому, что люди будут более открытыми в своих точках зрения. Наконец, если нейтральный аффект означает отсутствие предпочтений, то нейтральный аффект может быть идеальным состоянием, когда требуется беспристрастность, баланс или справедливость, например, при работе в присяжных. Учитывая потенциальную информацию, которую может предоставить нейтральный аффект, существует множество вопросов, которые могут быть рассмотрены в будущих исследованиях, чтобы понять, как нейтральный аффект может формировать познание и поведение.

Coda

У исследователей есть убеждения относительно того, что они исследуют. Важно признать эти убеждения, изучить их обоснование и эмпирически проверить их. В этой статье мы бросили вызов трем представлениям исследователей о нейтральном аффекте, а именно, что нейтральный аффект не возникает, этот аффект должен быть валентным и что нейтральный аффект не имеет большого значения. В процессе мы предложили и обеспечили поддержку альтернативных концептуализаций.Мы признаем, что исследования нейтральных аффективных реакций немногочисленны, но мы надеемся, обсудив и развеяв некоторые неправильные представления об этом, исследователи расширит свои теории, методологию и практику, включив в них нейтральный аффект. Чтобы понять аффективный ландшафт, исследователи должны обращать внимание на все состояния, включая то, что происходит, когда человек ничего не чувствует.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, проанализированные в этой рукописи, не являются общедоступными.Запросы на доступ к наборам данных следует направлять в KG, [email protected]

Авторские взносы

KG написала первый черновик статьи и провела повторный анализ данных Гальегоса и Гаспера (2018). LS и DH пересмотрели первый проект. KG, LS и DH провели исследование для статьи, отредактировали ее и проверили ссылки на точность.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Элизабет Пинель за то, что она обратила наше внимание на притчу о фермере.

Сноски

Список литературы

Альбаррасин Д. и Харт В. (2011). Положительное настроение + действие = отрицательное настроение + бездействие: влияние общих концепций действия и бездействия на решения и производительность как функция аффекта. Эмоция 11, 951–957. DOI: 10.1037 / a0024130

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Армента, К., Бао, К. Дж., Любомирский, С., Шелдон, К. М. (2014). «Возможны ли долгосрочные изменения? Уроки модели предотвращения гедонической адаптации »в Стабильность счастья: теории и доказательства того, может ли счастье измениться. ред. К. М. Шелдон и Р. Э. Лукас (Нью-Йорк: Academic Press), 57–74.

Google Scholar

Барретт, Л. Ф., Мескита, Б., и Гендрон, М. (2011). Контекст в восприятии эмоций. Curr. Реж. Psychol. Sci. 20, 286–290. DOI: 10.1177 / 0963721411422522

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биди, К., Терри П. и Лейн А. (2005). Различия между эмоциями и настроением. Cognit. Эмот. 19, 847–878. DOI: 10.1080 / 02699930541000057

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блэкхарт, Г. К., Нельсон, Б. К., Ноулз, М. Л., и Баумейстер, Р. Ф. (2009). Отвержение вызывает эмоциональные реакции, но не вызывает непосредственного беспокойства и не снижает самооценку: метааналитический обзор 192 исследований социальной изоляции. Персональный. Soc. Psychol. Ред. 13, 269–309.DOI: 10.1177 / 1088868309346065

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бодхи, Б. (2000). Подробное руководство Абхидхаммы: Абхидхамматтха сангаха Ачарии Ануруддхи . 1st BPS Pariyatti Edn. Сиэтл: издание BPS Pariyatti.

Google Scholar

Брендл, К. М., Хиггинс, Э. Т. (1996). «Принципы оценки валентности: что делает события положительными или отрицательными?» в Успехи в экспериментальной социальной психологии . Vol. 28, изд. М. П. Занна (Сан-Диего, Калифорния, США: Academic Press), 95–160.

Google Scholar

Качиоппо, Дж. Т., Бернсон, Г. Г., Норрис, К. Дж., И Голлан, Дж. К. (2012). «Модель оценочного пространства» в Справочнике по теории социальной психологии. ред. П. А. М. Ван Ланге, А. В. Круглански и Э. Т. Хиггинс (Таузенд-Окс, Калифорния: Sage Publications Ltd), 50–72.

Google Scholar

Cacioppo, J. T., Gardner, W. L., and Berntson, G. G. (1999). Система аффекта имеет параллельные и интегративные компоненты обработки: форма следует за функцией. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 839–855. DOI: 10.1037 / 0022-3514.76.5.839

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карвер, С. С., и Шайер, М. Ф. (1990). Истоки и функции положительного и отрицательного аффекта: взгляд на процесс управления. Psychol. Ред. 97, 19–35. DOI: 10.1037 / 0033-295X.97.1.19

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карвер, С. С., и Шайер, М. Ф. (1998). О саморегуляции поведения . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Клор, Г. Л., Гаспер, К., Гарвин, Э. (2001). «Аффект как информация» в Справочник по аффектам и социальному познанию . изд. Дж. П. Форгас (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум), 121–144.

Google Scholar

Клор, Г. Л., и Шналл, С. (2005). «Влияние аффекта на установку» в Справочник установок . ред. Д. Альбаррасин, Б. Т. Джонсон и М. П. Занна (Mahwah: Erlbaum), 437–489.

Google Scholar

Коэн, Дж.Б., и Андраде, Е. Б. (2004). Аффективная интуиция и регулирование аффекта, обусловленное конкретными задачами. J. Consum. Res. 31, 358–367. DOI: 10.1086 / 422114

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коломбетти, Г. (2005). Оценка валентности. J. Сознательное. Stud. 12, 103–126.

Google Scholar

Кондон П., Уилсон-Менденхолл К. Д. и Барретт Л. Ф. (2014). «Что такое положительная эмоция? Психологическая конструкция приятного страха и неприятного счастья »в Справочник положительных эмоций .ред. М. М. Тугаде, М. Н. Шиота и Л. Д. Кирби (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press), 60–81.

Google Scholar

Дамасио, А. (2003). Имея в виду добродетель. New Sci. 180, 49–51.

Google Scholar

Де Силва, П. (1976). Психология эмоций с буддийской точки зрения . Канди: Буддийское издательское общество.

Google Scholar

Де Силва, П. (1995). «Теоретические взгляды на эмоции в раннем буддизме» в Эмоции в восточноазиатской мысли: диалог в сравнительной философии. ред. Дж. Маркс и Р. Т. Эймс (Олбани, штат Нью-Йорк: Государственный университет Нью-Йорка), 109–122.

Google Scholar

ДеУолл, К. Н., Баумейстер, Р. Ф. (2006). Один, но не чувствую боли: влияние социальной изоляции на переносимость физической боли и болевой порог, аффективное прогнозирование и межличностное сочувствие. J. Pers. Soc. Psychol. 91, 1–15. DOI: 10.1037 / 0022-3514.91.1.1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экман, П.и Дэвидсон Р. Дж. (1994). Природа эмоции: фундаментальные вопросы . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Эрбер Р. и Эрбер М. В. (2001). «Настроение и обработка: взгляд с точки зрения саморегуляции» в Теории настроения и познания: руководство пользователя . ред. Л. Л. Мартин и Г. Л. Клор (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates), 63–84.

Google Scholar

Эрбер Р., Тессер А.(1992). Задача усилия и регуляция настроения: гипотеза поглощения. J. Exp. Soc. Psychol. 28, 339–359. DOI: 10.1016 / 0022-1031 (92) -T

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эрбер Р., Вегнер Д. М. и Террио Н. (1996). О том, что он крут и собран: регулирование настроения в ожидании социального взаимодействия. J. Pers. Soc. Psychol. 70, 757–766. DOI: 10.1037 / 0022-3514.70.4.757

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Форд, Б.К., Шеллкросс, А. Дж., Мосс, И. Б., Флорке, В. А., и Грубер, Дж. (2014). Отчаянно ища счастья: оценка счастья связана с симптомами и диагнозом депрессии. J. Soc. Clin. Psychol. 33, 890–905. DOI: 10.1521 / jscp.2014.33.10.890

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Форгас, Дж. П. (1999). О хорошем самочувствии и грубости: аффективное влияние на использование языка и формулировки запросов. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 928–939.DOI: 10.1037 / 0022-3514.76.6.928

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гаспер, К. (2018). Использование нейтральных аффективных состояний в исследованиях: теория, оценка и рекомендации. Эмот. Ред. 10, 255–266. DOI: 10.1177 / 1754073918765660

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гаспер, К., Дунай, К. Л. (2016). Объем наших аффективных влияний: когда и как естественные положительные, отрицательные и нейтральные факторы влияют на альтернативное суждение. Персональный. Soc. Psychol. Бык. 42, 385–399. DOI: 10.1177 / 0146167216629131

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гаспер, К., Хакенбрахт, Дж. (2015). Слишком занят, чтобы чувствовать себя нейтральным: сокращение когнитивных ресурсов ослабляет нейтральные аффективные состояния. Мотив. Эмот. 39, 458–466. DOI: 10.1007 / s11031-014-9457-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гаспер, К., Исбелл, Л. М. (2007). «Ощущение, поиск и подготовка: как аффективные состояния влияют на поиск информации» в . Помогают ли эмоции или мешают принятию решений? Хеджфоксианская перспектива .ред. К. Вохс, Р. Ф. Баумейстер и Г. Левенштейн (Нью-Йорк: Пресса Фонда Рассела Сейджа), 93–116.

Google Scholar

Гаспер, К., Спенсер, Л. А. (2018). «Аффективные ингредиенты: рецепты для понимания того, как аффективные состояния влияют на когнитивные результаты» в «Справочник благополучия ». ред. Э. Динер, С. Оиши и Л. Тай (Солт-Лейк-Сити, Юта: DEF Publishers).

Google Scholar

Гендолла, Г. Х. Э. (2012). Влияние настроения на регуляцию аффекта. Swiss J. Psychol. 71, 59–65. DOI: 10.1024 / 1421-0185 / a000071

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Герин, В., Дэвидсон, К. В., Кристенфельд, Н. Дж. С., Гойал, Т., и Шварц, Дж. Э. (2006). Роль гневных размышлений и отвлечения в восстановлении артериального давления после эмоционального возбуждения. Психосом. Med. 68, 64–72. DOI: 10.1097 / 01.psy.0000195747.12404.aa

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Helson, H.(1964). Теория уровня адаптации . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Google Scholar

Хиггинс, Э. Т. (2014). «Продвижение и предотвращение: как« 0 »может создавать двойные мотивационные силы» в Теории двойного процесса социального разума . ред. С. Дж. Шерман, Б. Гавронски и Ю. Троп (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс), 423–435.

Google Scholar

Хиггинс, Э. Т., и Либерман, Н. (2018). Утрата неприятие потерь: обращаем внимание на ориентиры. J. Consum. Psychol. 28, 523–532. DOI: 10.1002 / jcpy.1045

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хохшильд А. Р. (1983). Управляемое сердце . Беркли: Калифорнийский университет Press.

Google Scholar

Изард, К. Э. (2007). Основные эмоции, естественные виды, схемы эмоций и новая парадигма. Перспектива. Psychol. Sci. 2, 260–280. DOI: 10.1111 / j.1745-6916.2007.00044.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джорманн, Дж., Симер М. и Готлиб И. Х. (2007). Регулирование настроения при депрессии: различные эффекты отвлечения внимания и вспоминания счастливых воспоминаний о грустном настроении. J. Abnorm. Psychol. 116, 484–490. DOI: 10.1037 / 0021-843X.116.3.484

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Судья Т.А. (1992). «Диспозиционная перспектива в исследованиях человеческих ресурсов» в Исследования в области управления персоналом и человеческими ресурсами . ред. Г. Р. Феррис и К. М. Роуленд (Гринвич, Коннектикут: JAI Press), 31–72.

Google Scholar

Канеман Д. и Миллер Д. Т. (1986). Теория нормы: сравнение реальности с ее альтернативами. Psychol. Ред. 93, 136–153.

Google Scholar

Крон, А., Шуль, Ю., Коэн, А., и Хассин, Р. Р. (2010). Чувства доставляются непросто: изучение природы чувств, требующих усилий. J. Exp. Psychol. Gen. 139, 520–534. DOI: 10.1037 / a0020008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кудесиа, Р.С., Ньима В. Т. (2015). Осознанность в контексте: интеграция буддийского и нейропсихологического подходов к познанию. Внимательность 6, 910–925. DOI: 10.1007 / s12671-014-0337-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ларсен, Дж. Т., Норрис, К. Дж., Макгроу, А. П., Хокли, Л. К., и Качиоппо, Дж. Т. (2009). Сетка оценочного пространства: одноэлементная мера позитивности и негативности. Cognit. Эмот. 23, 453–480. DOI: 10.1080 / 02699930801994054

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леду, Дж.Э. (1989). Когнитивно-эмоциональные взаимодействия в мозге. Cognit. Эмот. 3, 267–289. DOI: 10.1080 / 026999382709

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Любомирский, С. (2011). «Гедоническая адаптация к положительному и отрицательному опыту» в Оксфордский справочник стресса, здоровья и преодоления трудностей . изд. С. Фолкман (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 200–224.

Google Scholar

Маркус, Х. Р. и Китайма, С. (1994). «Культурное формирование эмоций: концептуальные рамки» в Эмоции и культура: эмпирические исследования взаимного влияния .ред. С. Китайма и Х. Р. Маркус (Вашингтон, округ Колумбия, США: Американская психологическая ассоциация), 339–351.

Google Scholar

Мосс, И. Б., Савино, Н. С., Андерсон, К. Л., Вейсбух, М., Тамир, М., и Лауденслагер, М. Л. (2012). В погоне за счастьем может быть одиноко. Эмоция 12, 908–912. DOI: 10.1037 / a0025299

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мосс И. Б., Тамир М., Андерсон К. Л. и Савино Н. С. (2011). Может ли поиск счастья сделать людей несчастными? Парадоксальные эффекты оценки счастья. Эмоция 11, 807–815. DOI: 10.1037 / a0022010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мескита, Б., и Карасава, М. (2002). Разная эмоциональная жизнь. Cognit. Эмот. 16, 127–141. DOI: 10.1080 / 0269993014000176

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мескита, Б., и Маркус, Х. Р. (2004). «Культура и эмоции: модели действия как источники культурных различий в эмоциях» в Исследования эмоций и социального взаимодействия.Чувства и эмоции: Амстердамский симпозиум . ред. А. С. Р. Мэнстед, Н. Фрайда и А. Фишер (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: издательство Кембриджского университета), 341–358.

Google Scholar

Моррис, Дж. А., и Фельдман, Д. К. (1996). Размеры, антецеденты и последствия эмоционального труда. Acad. Manag. Ред. 21, 986–1010. DOI: 10.5465 / amr.1996.9704071861

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Остром, Т. М., и Апшоу, Х. С. (1968).«Психологическая перспектива и изменение отношения» в Психологические основы отношений. ред. А. Г. Гринвальд, Т. К. Брок и Т. М. Остром (Нью-Йорк: Academic Press), 217–242.

Google Scholar

Пэн К. и Нисбетт Р. Э. (1999). Культура, диалектика и рассуждения о противоречии. г. Psychol. 54, 741–754. DOI: 10.1037 / 0003-066X.54.9.741

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерс, Э., Вестфьялл, Д., Гэрлинг, Т., и Slovic, P. (2006). Аффект и принятие решения: «горячая» тема. J. Behav. Decis. Мак. 19, 79–85. DOI: 10.1002 / bdm.528

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роземан И. Дж. (2011). Эмоциональное поведение, эмоциональные цели, эмоциональные стратегии: несколько уровней организации объединяют вариативные и последовательные реакции. Эмот. Ред. 3, 434–443. DOI: 10.1177 / 1754073

0744

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ржавчина, К.Л. и Нолен-Хуксема С. (1998). Регулирование реакции на гнев: влияние размышлений и отвлечения на гневное настроение. J. Pers. Soc. Psychol. 74, 790–803. DOI: 10.1037 / 0022-3514.74.3.790

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Самсон, А. К., Крейбиг, С. Д., Содерстрем, Б., Уэйд, А. А., и Гросс, Дж. Дж. (2016). Выявление положительных, отрицательных и смешанных эмоциональных состояний: библиотека фильмов для аффективных ученых. Cognit. Эмот. 30, 827–856.DOI: 10.1080 / 02699931.2015.1031089

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шиммак, У., и Крайтс, С. Л. мл. (2005). «Структура аффекта» в Справочник отношений . ред. Д. Альбаррасин, Б. Т. Джонсон и М. П. Занна (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates), 397–435.

Google Scholar

Шварц, Н. , Клор, Г. Л. (2003). Настроение как информация: 20 лет спустя. Psychol. Inq. 14, 296–303. DOI: 10.1207 / S15327965PLI1403 и 4_20

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Симс, Т., Симс, Т., Цай, Дж. Л., Цай, Дж. Л., Цзян, Д., Цзян, Д. и др. (2015). Желание максимизировать положительное и минимизировать отрицательное: последствия для смешанного эмоционального опыта в американском и китайском контекстах. J. Pers. Soc. Psychol. 109, 292–315. DOI: 10.1037 / a0039276

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сторм, К. и Сторм, Т. (1987).Таксономическое исследование словаря эмоций. J. Pers. Soc. Psychol. 53, 805–816. DOI: 10.1037 / 0022-3514.53.4.805

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тай, С. С. (2011). Психометрические принципы аффекта: идеальны ли они? Докторская диссертация. Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн.

Google Scholar

Томкинс, С.С., и Маккартер, Р. (1964). Что и где основные аффекты? Некоторые доказательства теории. Восприятие.Mot. Навыки 18, 119–158. DOI: 10.2466 / pms.1964.18.1.119

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тверски А. и Канеман Д. (1973). Доступность: эвристика для оценки частоты и вероятности. Cogn. Psychol. 5, 207–232. DOI: 10.1016 / 0010-0285 (73)

-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уотсон Д., Визе Д., Вайдья Дж. И Теллеген А. (1999). Две общие системы активации аффекта: структурные данные, эволюционные соображения и психобиологические данные. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 820–838. DOI: 10.1037 / 0022-3514.76.5.820

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йих, Дж., Уусберг, А., Цянь, В., и Гросс, Дж. Дж. (2019). Комментарий: оценка нейтральных аффективных состояний. Эмот. Rev. doi: 10.1177 / 1754073919868295 [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зеленский, Дж. М., и Ларсен, Р. Дж. (2000). Распределение основных эмоций в повседневной жизни: состояние и черты характера на основе выборочных данных. J. Res. Чел. 34, 178–197. DOI: 10.1006 / jrpe.1999.2275

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Что такое положительные и отрицательные эмоции и нужны ли они оба?

Изображение WorldSpectrum с сайта Pixabay

Вы могли подумать, что позитивная психология — это все о положительных эмоциях.

Вас простят за то, что вы так думаете, учитывая врожденную позитивную склонность позитивной психологии!

Но это не только положительные эмоции. Негативные эмоции — неизбежная часть жизни и то, что нам нужно испытать, чтобы жить полноценной, насыщенной жизнью.

Почему нам нужны отрицательные эмоции в дополнение к положительным?

Прежде чем вы продолжите чтение, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши 3 упражнения на эмоциональный интеллект. Эти научно обоснованные упражнения не только улучшат вашу способность понимать и регулировать свои эмоции, но также дадут вам инструменты для развития эмоционального интеллекта ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Вы можете бесплатно скачать PDF здесь.

Взгляд на психологию

Люди изучают эмоции тысячи лет.Учитывая, что мы уделяем большое внимание чувствам, неудивительно, что мы знаем о них достаточно много; что удивительно, так это отсутствие понимания необходимости обеих эмоций для здорового функционирования.

Давайте начнем с определения наших условий.

Что такое положительные эмоции?

Положительные эмоции — это эмоции, которые мы обычно доставляем удовольствие. Оксфордский справочник по позитивной психологии определяет их как « приятных или желаемых ситуационных реакций… отличных от приятных ощущений и недифференцированных положительных эмоций » (Cohn & Fredrickson, 2009).

По сути, это определение утверждает, что положительные эмоции — это приятные реакции на нашу среду (или наш собственный внутренний диалог), которые являются более сложными и целенаправленными, чем простые ощущения.

Что такое негативные эмоции?

С другой стороны, отрицательные эмоции — это те, которые мы, , обычно не находим удовольствием, испытывать удовольствие. Отрицательные эмоции можно определить как «неприятные или несчастные эмоции, которые вызывают у людей, чтобы выразить негативное влияние на событие или человека» (Pam, 2013).

Если эмоция обескураживает и тянет вас вниз, скорее всего, это отрицательная эмоция.

17 примеров: список положительных и отрицательных эмоций

Примеры положительных и отрицательных эмоций зависят от того, кого вы спрашиваете; даже определение эмоции может варьироваться в зависимости от того, кто отвечает на вопрос. Как бы вы ни определяли эмоцию, различие между ними является интуитивным процессом: мы, кажется, «просто знаем», какие эмоции являются положительными, а какие — отрицательными.

Некоторые общие положительные эмоции включают:

  • Любовь
  • радость
  • Удовлетворение
  • Удовлетворенность
  • Проценты
  • Развлечения
  • Счастье
  • Серенити
  • Трепет

Некоторые из наиболее часто испытываемых отрицательных эмоций:

  • Страх
  • Гнев
  • Отвращение
  • Печаль
  • Ярость
  • Одиночество
  • Меланхолия
  • Раздражение

Нам нужны оба?

Вернитесь к списку примеров отрицательных эмоций. Вы хотите испытать какие-либо из этих эмоций? Вероятно, нет, и это неудивительно! Испытывать какие-либо из этих эмоций неприятно.

Теперь обратимся к списку примеров положительных эмоций. Вы когда-нибудь испытывали одну из этих эмоций и думали про себя: « Я бы хотел, чтобы я не испытывал эту эмоцию? «Хотя вы, возможно, испытали это один или два раза — обычно в то время, когда мы думаем, что не должны испытывать положительных эмоций, — легко увидеть, что этот список полон приятных эмоций, которые люди склонны искать.

Мы знаем, что положительные эмоции необходимы для эффективного функционирования, роста и процветания.

Итак, если нам повсеместно неприятно испытывать отрицательные эмоции и повсеместно приятно и желательно испытывать положительные эмоции, нужны ли нам вообще отрицательные?

Как оказалось, да!

Нужны ли отрицательные эмоции?

Негативные эмоции, хотя и неприятные, действительно необходимы для здоровой жизни. Это верно по двум важным причинам:

  • Отрицательные эмоции противопоставляют нам положительные эмоции; остались бы положительные эмоции такими же хорошими без негатива?
  • Отрицательные эмоции служат целям эволюции, побуждая нас действовать таким образом, чтобы повысить наши шансы на выживание и помочь нам расти и развиваться как людям.

Как отмечает Трейси Кеннеди из Lifehack.org, для каждой из основных эмоций, как положительных, так и отрицательных, есть веская причина:

  • Гнев: бороться с проблемами
  • Страх: защитить нас от опасности
  • Ожидание: смотреть вперед и планировать
  • Сюрприз: сосредоточиться на новых ситуациях
  • Радость: напомнить нам, что важно
  • Печаль: чтобы соединить нас с теми, кого мы любим
  • Доверие: общение с людьми, которые помогают
  • Отвращение: отвергать нездоровое (2018)

Без страха, были бы вы сегодня здесь? Или вы бы занялись некоторыми рискованными практиками, подвергая себя ненужной опасности? Если бы вы не испытывали отвращения, смогли бы вы воздержаться от приема любого из множества вредных веществ, к которым у вас был доступ в раннем детстве?

Какими бы неприятными они ни были, нельзя отрицать, что отрицательные эмоции служат важным целям в нашей жизни.

Правда ли, что человек будет чувствовать стресс только в негативных ситуациях?

Хотя вы можете думать о стрессе как о полностью негативной эмоции или реакции на ситуацию, на самом деле люди довольно часто испытывают стресс в нейтральных и позитивных ситуациях.

На самом деле, многие переживания, которые обычно считаются положительными, могут стать причиной огромного стресса в нашей жизни.

Вот лишь несколько примеров положительного опыта, который может вызвать у нас стресс:

  • Планирование предстоящей свадьбы
  • Подготовка к переезду туда, где вы хотите жить
  • Праздники — особенно с семьей!
  • Рождение ребенка
  • Начало увлекательной новой работы

Совершенно естественно испытывать стресс во всех этих ситуациях, даже если вы, вероятно, сочли бы их счастливыми и позитивными.Это еще один пример взаимодействия положительного и отрицательного, которое придает нашей жизни равновесие.

Положительные и отрицательные эмоции: взгляд на различия

Как мы теперь знаем, положительные и отрицательные эмоции жизненно важны для здоровой, разносторонней жизни. Давайте посмотрим, как эмоции обеих категорий влияют на нас.

Как они влияют на мозг?

Положительные и отрицательные эмоции играют важную роль, когда дело касается мозга, но, как правило, это разные роли.

Например, было показано, что положительные эмоции влияют на мозг следующим образом:

  • Они могут повысить нашу производительность в когнитивной задаче, поднимая нам настроение, не отвлекая нас, как это делают отрицательные эмоции (Iordan & Dolcos, 2017).
  • Положительные эмоции могут запускать в мозгу механизмы вознаграждения, способствуя снижению уровня гормона стресса и улучшению самочувствия (Ricard, Lutz, & Davidson, 2014).
  • Положительные эмоции могут помочь нам расширить кругозор и сфокусировать внимание нашего мозга (Fredrickson, 2001).

Между тем известно, что отрицательные эмоции влияют на мозг следующим образом:

  • Облегчение обработки эмоционального конфликта, помогающее нам разобраться в несоответствующей или противоречивой эмоциональной информации; Другими словами, отрицательные эмоции могут помочь нам понять сложные эмоциональные проблемы (Зинченко и др., 2015).
  • Облегчение обработки когнитивных конфликтов, помощь в понимании несовместимой или противоречивой когнитивной информации; Другими словами, отрицательные эмоции также могут помочь нам разобраться, когда мы получаем сбивающие с толку сигналы (Kanske & Kotz, 2010; 2011).
  • Уменьшение опыта сочувствия, которое может помочь защитить нас от чрезмерного вовлечения других и сосредоточиться на наших целях (Qiao-Tasserit, Corradi-Dell’Acqua, & Vuilleumier, 2017).

Оба играют важную роль в нашем мозгу, и эти роли дополняют друг друга, а не соревнуются.

Роль обоих в позитивной психологии

Учитывая влияние положительных и отрицательных эмоций на наши мысли и поведение, легко понять, почему положительная психология пристально следит за отрицательными эмоциями в дополнение к положительным.Каким бы важным для нас ни было научиться усиливать свои положительные эмоции и использовать возможности, которые они открывают, столь же важно научиться адаптироваться к отрицательным эмоциям и эффективно с ними справляться.

Когда мы способны принять, принять и использовать как свои положительные, так и отрицательные эмоции, мы даем себе лучший шанс жить сбалансированной и осмысленной жизнью. Вот почему область позитивной психологии не решается слишком сильно сосредотачиваться только на положительных эмоциях — так же важно понимать, как превратить отрицательные эмоции в положительный опыт, как и извлечь выгоду из наших положительных эмоций.

Как лучше всего отслеживать свои эмоции?

Теперь мы знаем о важности принятия и управления нашими эмоциями — как положительными, так и отрицательными — следующий вопрос — как мы на самом деле это делаем.

Первый шаг к эффективному управлению нашими эмоциями — это выявление, понимание и поиск закономерностей в наших эмоциональных переживаниях.

Таблица положительных и отрицательных эмоций (PDF)

Если вам нужна помощь в выявлении положительных и отрицательных результатов.отрицательные эмоции или отслеживание собственных эмоций, есть несколько таблиц, которые могут помочь.

Ознакомьтесь с приведенными ниже примерами или создайте свои собственные, если хотите.

Положительных и отрицательных Emoji График:

Изображение с Dreamstime.com — ID 78015426

Простой список положительных и отрицательных эмоций:

Отрицательный Положительный
Горе

Скорбь

Душевная боль

Печаль

Несчастье

Депрессия

Ненависть

Виноват

Сожаление

Страдания

Обида

Угрожающие

Антагонизм

Гнев

Ярость

Враждебность

Ненависть

Позор

Незащищенность

Самосознание

Бравада

Смущение

Беспокойство

Паника

Разочарование

Пессимистический

Цинизм

Ревность

Усталость

Боль

Беспокойство

Страх

Страх

Процент

Вдохновение

Энтузиазм

Смех

Развлечение

Эмпатия

Любопытство

Ура

Удовлетворенность

Спокойствие

Безмятежность

Мир

Доверие

Блаженство

Восторг

Счастье

Удовольствие

радость

Беззаботный

Легкость

Удовлетворение

Выполнение

Надежды

Уверенность

Оптимизм

Страсть

Гармония

Волнение

Благодарность

Доброта

Любовь

Любовь

Колесо эмоций:

Краткий обзор нейтральных эмоций

В то время как положительные и отрицательные эмоции привлекают значительное внимание исследователей и практикующих психологов, существует еще одна категория эмоций, которые во многих кругах практически игнорировались: нейтральные эмоции.

Вы не услышите много об этих чувствах золотой середины от психологов, но они являются широко обсуждаемой темой в некоторых буддистских кругах. Эти эмоции называются адукхамасукха, что может переводиться как «безболезненно, но не приятно» (Аналайо, 2017). Они ссылаются на «, диапазон в средней части спектра ощущаемых переживаний… между болью и удовольствием… относительно мягкий и без отчетливо болезненных или явно приятных » (Anālayo, 2017).

Поскольку нейтральные чувства — такая обыденная тема для большинства из нас, мы редко задумываемся о них; однако они могут быть той эмоциональной категорией, в которой мы проводим большую часть нашего времени! Подумайте о своем дне: сколько он был проведен в радости и удовлетворении? Сколько в гневе и печали? Ответ на эти вопросы, вероятно, займет гораздо меньше времени, чем у вас было в течение дня.Эмоции, которые вы испытывали в остальное время, скорее всего, были нейтральными.

Хотя нейтральные чувства не имеют валентности — положительной или отрицательной — некоторые говорят, что нейтральные чувства можно считать положительными, поскольку они характеризуются отсутствием боли и страданий.

Что бы вы ни думали об отрицательных эмоциях, помните о них как о важной, хотя и часто забываемой, части вашего эмоционального опыта. Здесь можно прочитать больше о буддийском взгляде на нейтральные эмоции.

4 балла PowerPoints о положительных и отрицательных эмоциях

Чтобы получить дополнительную информацию о положительных и отрицательных эмоциях, взгляните на эти презентации PowerPoint по положительной психологии. (Некоторые скачиваются автоматически):

Сообщение о возвращении домой

Как всегда, я надеюсь, что вы оставите эту статью с немного большим количеством знаний, чем когда вы начали читать. Выявление, принятие и управление нашими эмоциями — как положительными, так и отрицательными — является такой важной задачей для здоровой и счастливой жизни.

Используйте то, что вы здесь узнали, чтобы лучше понять свои собственные чувства и чувства других, а также посвятить себя большей осведомленности и управлению своим собственным эмоциональным состоянием. Вы не пожалеете!

Что вы думаете по этому поводу? Считаете ли вы, что отрицательные эмоции необходимы, или вы думаете, что мы могли бы избавиться от них без каких-либо негативных последствий? На какой баланс вы стремитесь? Дайте нам знать в комментариях ниже.

Спасибо за чтение!

Надеемся, вам понравилась эта статья.Не забудьте скачать наши 3 упражнения на эмоциональный интеллект бесплатно.

Если вы хотите узнать больше, наш мастер-класс по эмоциональному интеллекту © — это 6-модульный обучающий пакет по эмоциональному интеллекту для практикующих, который содержит все материалы, которые вам понадобятся, чтобы стать экспертом в области эмоционального интеллекта, помогая вашим клиентам обуздать свои эмоции и развивать эмоциональную связь. в их жизни.

  • Аналайо, Б. (2017). А как насчет нейтральных чувств? Центр буддийских исследований Барре .Получено с https://www.buddhistinquiry.org/article/what-about-neutral-feelings/
  • .
  • Кон, М. А., и Фредриксон, Б. Л. (2009). Позитивные эмоции. В С. Дж. Лопесе и К. Р. Снайдере (ред.) Оксфордский справочник по позитивной психологии (2-е изд.).
  • Фредриксон, Б. Л. (2001). Роли положительных эмоций в положительной психологии: теория развития положительных эмоций. Американский психолог, 56 , 218-226.
  • Иордан, А. Д., и Долкос, Ф.(2017). Активность мозга и сетевые взаимодействия связаны с различиями в влиянии эмоционального отвлечения на валентность. Кора головного мозга, 27, , 731-749. https://doi.org/10.1093/cercor/bhv242
  • Канске, П., и Коц, С. А. (2010). Модуляция ранней обработки конфликта: ответы N200 на эмоциональные слова в задании фланкера. Neuropsychologia, 48 , 3661-3664.
  • Канске П. и Коц С. А. (2011). Эмоция запускает исполнительное внимание: передняя поясная кора и миндалина реагируют на эмоциональные слова в конфликтной задаче. Human Brain Mapping, 32 , 198-208.
  • Кеннеди, Т. (2018). Почему отрицательные эмоции не так уж и плохи (и как с ними справиться). Лайфхак . Получено с https://www.lifehack.org/articles/communication/how-handle-negative-emotions.html
  • .
  • Пэм, М. С. (2013). Отрицательная эмоция. Словарь психологии . Получено с: https://psychologydictionary.org/negative-emotion/
  • .
  • Qiao-Tasserit, E., Corradi-Dell’Acqua, C., & Vuilleumier, P.(2017). Хорошее, плохое и страдание. Временные эмоциональные эпизоды модулируют нервные цепи боли и сочувствия. Neuropsychologia, 116 , 99-116.
  • Рикар М., Лутц А. и Дэвидсон Р. Дж. (2014). Ум медитирующего. Научный Америкэн . Получено с
    https://www.law.upenn.edu/live/files/3918-mind-of-the-meditatorpdf
  • Зинченко А., Канске П., Обермайер К., Шрегер Э. и Коц С. А. (2015). Эмоции и целенаправленное поведение: данные ERP о когнитивных и эмоциональных конфликтах. Социальная когнитивная и аффективная нейробиология, 10 , 1577-1587.
  • Зинченко, А., Обермайер, К., Канске, П., Шрегер, Э., Виллринджер, А., и Коц, С. А. (2017). Влияние отрицательных эмоций на когнитивный и эмоциональный контроль остается неизменным при старении. Frontiers in Aging Neuroscience, 9 , 349.

6 типов основных эмоций

Другие типы эмоций

Шесть основных эмоций, описанных Экманом, — это лишь часть множества различных типов эмоций, которые люди способны испытывать.Теория Экмана предполагает, что эти основные эмоции универсальны во всех культурах по всему миру.

Тем не менее, другие теории и новые исследования продолжают изучать множество различных типов эмоций и то, как они классифицируются. Позже Экман добавил к своему списку ряд других эмоций, но предположил, что, в отличие от шести исходных эмоций, не все из них обязательно могут быть закодированы с помощью мимики. Некоторые из эмоций, которые он позже определил, включали:

  • Развлечение
  • Презрение
  • Удовлетворенность
  • Смущение
  • Волнение
  • Вина
  • Гордость за достижение
  • Облегчение
  • Удовлетворение
  • Стыд

Другие теории эмоций

Как и в случае со многими концепциями в психологии, не все теоретики сходятся во мнении, как классифицировать эмоции или каковы на самом деле основные эмоции.Хотя теория Экмана является одной из самых известных, другие теоретики предложили свои собственные идеи о том, какие эмоции составляют основу человеческого опыта.

Например, некоторые исследователи предположили, что существует всего две или три основных эмоции. Другие предположили, что эмоции существуют в некоторой иерархии. Первичные эмоции, такие как любовь, радость, удивление, гнев и печаль, затем можно разделить на вторичные эмоции. Любовь, например, состоит из вторичных эмоций, таких как привязанность и тоска.

Эти вторичные эмоции затем могут быть разбиты на так называемые третичные эмоции. Вторичная эмоция привязанности включает третичные эмоции, такие как симпатия, забота, сострадание и нежность.

Более недавнее исследование предполагает, что существует по крайней мере 27 различных эмоций, все из которых тесно взаимосвязаны. Проанализировав ответы более 800 мужчин на более чем 2000 видеоклипов, исследователи создали интерактивную карту, чтобы продемонстрировать, как эти эмоции связаны друг с другом.

«Мы обнаружили, что 27 различных измерений, а не шесть, необходимы для объяснения того, как сотни людей достоверно сообщают о своих чувствах в ответ на каждое видео», — объяснил старший научный сотрудник Дахер Келтнер, директор факультета Greater Good Science Center.

Другими словами, эмоции — это не состояния, которые возникают изолированно. Вместо этого исследование предполагает, что существуют градиенты эмоций и что эти разные чувства глубоко взаимосвязаны.

Алан Коуэн, ведущий автор исследования и докторант по нейробиологии в Калифорнийском университете в Беркли, предполагает, что более глубокое разъяснение природы наших эмоций может сыграть важную роль в том, чтобы помочь ученым, психологам и врачам больше узнать о том, как эмоции лежат в основе активности мозга, поведения и настроение.Он надеется, что научившись лучше понимать эти состояния, исследователи смогут разработать более эффективные методы лечения психических заболеваний.

Слово от Verywell

Эмоции играют решающую роль в том, как мы живем, от влияния на то, как мы взаимодействуем с другими в нашей повседневной жизни, до влияния на решения, которые мы принимаем. Понимая некоторые из различных типов эмоций, вы можете глубже понять, как эти эмоции выражаются и какое влияние они оказывают на ваше поведение.

Однако важно помнить, что эмоции — это не остров. Напротив, многие эмоции, которые вы испытываете, имеют нюансы и сложны, работая вместе, чтобы создать богатую и разнообразную ткань вашей эмоциональной жизни.

Определение эмоционального нейтралитета

Что такое эмоциональный нейтралитет?

Эмоциональный нейтралитет — это концепция устранения жадности, страха и других человеческих эмоций при принятии финансовых или инвестиционных решений. Цель эмоционального нейтралитета — убрать эмоции из процесса принятия объективных финансовых решений, чтобы можно было принять наилучшее возможное решение, независимо от того, какие эмоции эти решения могут вызвать.

Ключевые выводы

  • Эмоциональный нейтралитет относится к рациональному принятию решений, при котором человеческие эмоции, такие как жадность и страх, исключаются из инвестиционных и финансовых решений.
  • Некоторые инвесторы придерживаются противоположной стратегии; они покупают, когда другие продают, и наоборот.

Понимание эмоционального нейтралитета

Гипотеза эффективного рынка предполагает, что инвесторы учитывают всю информацию, относящуюся к акции, при принятии решений, связанных с ней.Недавние исследования опровергли эту гипотезу. Например, известный экономист Роберт Шиллер в своей книге Irrational Exuberance заявил, что одним из факторов, повлиявших на подъём акций технологических компаний во время пузыря доткомов на рубеже тысячелетий, было эмоциональное состояние инвесторов.

Концепция эмоциональной нейтральности возникает из типичной человеческой реакции на прибыли и убытки: инвесторы обычно довольны, когда их сделки приносят прибыль, и недовольны, когда их сделки приносят убытки.Если инвесторы смогут устранить влияние, которое их эмоции оказывают на их торговые решения, сторонники эмоционального нейтралитета утверждают, что это приведет к улучшению торговых показателей.

Однако в поведенческой экономике эта теория предполагает, что люди, учитывая их предпочтения и ограничения, способны принимать рациональные решения, эффективно взвешивая затраты и выгоды каждого доступного им варианта.

Заявления об эмоциональном нейтралитете

Сделав еще один шаг вперед, некоторые инвесторы применяют так называемую стратегию противоположного, в которой они пытаются покупать ценные бумаги, когда все их продают, и продавать ценные бумаги, когда все остальные их покупают.Обоснование этой стратегии заключается в том, что, если инвесторы не эмоционально нейтральны, их эмоции будут влиять на их торговые решения и, следовательно, недооценивать или переоценивать ценные бумаги, создавая возможность получения прибыли для противоположных трейдеров.

Когда в отношении какой-либо акции наблюдается всеобъемлющий пессимистический настрой, она может толкнуть цену настолько низко, что падение и риски акций компании будут преувеличены. Эта теория противоречит классической экономической теории, в которой предполагается, что рациональный человек обладает самоконтролем, не подвержен влиянию эмоций и внешних факторов и, следовательно, знает, что для него лучше.

Однако поведенческая экономика, опираясь на психологию и экономику, объясняет, что люди нерациональны и не способны принимать правильные решения, что приводит к рыночным возможностям.

Выяснение того, какие проблемные акции покупать и продавать после выздоровления компании, тем самым повышая стоимость акций, является основной игрой для противоположных инвесторов. Это может привести к тому, что доходность по возврату ценных бумаг будет намного выше, чем обычно. Однако излишний оптимизм в отношении раскрученных акций может иметь противоположный эффект.

Пример эмоционального нейтралитета

Предположим, что акции ABC не показывали хорошие результаты в течение последних шести месяцев или около того. Прибыли компании снижаются, и большинство аналитиков придерживаются неоднозначного мнения. Шорты против акций раздулись, как и негативная пресса. В целом этот негатив состоит в том, что цена акций ABC упала более чем на 10% за этот период времени. Но ABC — лидер в зарождающейся отрасли, у которой есть блестящие перспективы на будущее.

Эмоциональный инвестор, владеющий пакетами ABC, может нервничать из-за падения акций. Он может смотреть на нисходящую траекторию ABC и негативные новости как на признаки того, что пришло время для продажи.

Однако эмоционально нейтральный инвестор может взглянуть на рынок в целом и оценить плюсы и минусы владения акциями.

Например, он может подумать о задействованных временных рамках и о том, имеет ли смысл делать дальнейшие инвестиции в ABC в долгосрочной перспективе.Он также может просматривать новости и анализировать первопричину падения цены ABC. Снижение цены может быть просто здоровой коррекцией акций ABC.

Или это может быть связано с нормативными узкими местами, которые, как ожидается, исчезнут в будущем. В любом случае эмоционально нейтральный инвестор будет основывать свое решение на имеющихся фактах, а не следовать за стадом.

Переход от нейтральности — Институт Альберта Эллиса

Брук Гуттенберг, M.S.

Как вы себя чувствуете сегодня? Счастливый, грустный, сердитый, виноватый, нейтральный? Последний вариант — интересный выбор.Часто люди начинают терапию с эмоциональным расстройством, ища терапию для решения проблем, связанных с их текущим эмоциональным состоянием. REBT направлен на то, чтобы помочь этим людям заменить «нездоровые отрицательные эмоции», которые обречены на провал и мешают человеку достичь своих целей (например, тревога, депрессия, гнев), заменяя их адаптивными «здоровыми отрицательными эмоциями» (например, беспокойством, грустью, угрызения совести). Однако что происходит, когда человек не хочет испытывать «здоровую отрицательную эмоцию», а вместо этого хочет чувствовать себя «нейтральным»?

Что значит чувствовать себя нейтральным ? По определению нейтральный означает беспристрастный или беспристрастный.Как кто-нибудь узнает, чувствует ли он нейтральный ? Есть ли какое-то физическое ощущение, которое сопровождает это чувство нейтральности, например, «бабочки», когда человек испытывает тревогу, или мышечное напряжение, когда человек злится? Какие типы поведения сопровождают чувство нейтралитета ? Мы знаем, что когда человек обеспокоен, он или она может избегать, или, если человек счастлив, он или она может улыбаться. Как выглядит нейтральное ощущение? Более того, это адаптивно, чтобы чувствовать себя нейтральным ?

Человек, страдающий тревогой, может испытывать тревогу в течение дня, когда сталкивается с различными активирующими событиями.Это может быть разговор с начальником, поездка в метро или ошибка на работе. Затем человек верит в эти события, что вызывает чувство тревоги. Мы можем помочь этому человеку стать более гибким в своем мышлении, научиться терпеть метро и признать, что он подвержен ошибкам. Изменив свою веру, они могут научиться уменьшать свое беспокойство, но что они будут чувствовать вместо этого? Будет ли у человека, который не любит противостоять своему боссу, когда-либо отсутствие эмоций при столкновении с этим активирующим событием? Под этим я подразумеваю, можно ли попросить кого-то отнестись нейтрально к событию, которое он воспринимает как негативное?

Это кажется довольно нереалистичной целью.Такие эмоции, как беспокойство, существуют не просто так. Если мы столкнемся с медведем в лесу, ощущение нейтрального не будет сигналом нашему телу о том, что пора бежать. Возвращаясь к предыдущему примеру, помогая человеку чувствовать себя нейтральным при разговоре с трудным начальником, может не дать им возможности эффективно заявить о себе. В то время как сильное беспокойство может привести к избеганию или затруднениям в общении, забота о здоровье не даст человеку расслабиться до такой степени, что ему не будет до него внимания, и, вероятно, он позволит этому человеку быть бдительным и общаться с осторожностью.

Отказ от всех отрицательных эмоций может показаться жизнеспособным выбором в теории, но на практике будет более пагубным. Если вы когда-нибудь поймаете себя на желании заменить тревогу или гнев нейтральностью, подумайте о том, как эта эмоция принесет вам пользу в следующий раз, когда вы столкнетесь с медведем или с таким же гризли боссом.

Как эмоции вызывают тягу к еде?

Исследования показали, что отрицательные эмоции могут вызывать зависимость от психоактивных веществ. Новое исследование показывает, что не только плохие чувства заставляют людей жаждать вещества, вызывающего зависимость.Напротив, грусть, в частности, вызывает потребность в подпитке зависимости.

Исследование было сосредоточено на курении, но ученые, специализирующиеся в области эмоций и зависимостей, с оптимизмом полагают, что это может быть распространено и на другие вещества. Полученные данные особенно интересны в свете эпидемии употребления опиоидов в сообществах, испытывающих чувство утраты, говорит Дахер Келтнер, доктор философии, психолог из Калифорнийского университета в Беркли, изучающий эмоции, но не участвовавший в новом исследовании.

«Для меня это просто один из тех разоблачающих документов, — говорит Келтнер.

Исследование затрагивало вопрос эмоций и поведения при курении в четырех отдельных исследованиях, начиная от анализа репрезентативного на национальном уровне лонгитюдного исследования до лабораторного эксперимента по изучению реального поведения при курении ( Proceedings of the National Academy of Sciences , Vol. 117, № 2, 2020).

«Мы нашли сходные доказательства из очень разных наборов данных со всеми этими разными сильными сторонами, и все они указывают на одно и то же», — говорит Чарли Дорисон, кандидат психологических наук из Гарвардского университета.«Все исследования подтвердили одну и ту же основную гипотезу: печаль, но не все отрицательные эмоции, вызывает употребление табака».

Долгое время считалось, что отрицательный аффект усиливает тягу к сигаретам, как показал метаанализ, проведенный Брайаном Хекманом, доктором философии, психологом из Медицинского университета Южной Каролины ( Addiction , Vol. 108, No. 12, 2013). . Но Дорисон и его коллеги задались вопросом, нельзя ли уточнить это. Ранее они обнаружили, что печаль в большей степени, чем другие негативные эмоции, провоцирует траты и нездоровое питание, и задавались вопросом, может ли это относиться к употреблению психоактивных веществ.

В своем первом исследовании исследователи использовали данные опроса среднего возраста в Соединенных Штатах (текущий проект, финансируемый Национальным институтом старения), с ответами, полученными от 10 685 взрослых участников в период с 1995 по 2014 годы. Результаты показали, что участники, которые сообщили быть более грустными, чаще становились курильщиками в любой момент времени. Почти все курильщики в исследовании начали курить, не достигнув совершеннолетия, поэтому исследователи не смогли изучить начало курения. Однако они увидели корреляцию между грустью и рецидивом курения после прекращения курения: люди, которым было грустнее в 1995 и 2005 годах, с большей вероятностью снова закурили к 2014 году.Страх, гнев и стыд не коррелировали с курением.

Затем исследователи набрали 425 курильщиков для участия в онлайн-исследовании, в котором их спросили об их пристрастии к сигаретам, а затем показали один из трех видеороликов, призванных вызвать печаль (отрывок из фильма Pixar «Вверх»), отвращение ( клип из фильма «На игле» 1996 г.) или нейтральные эмоции (документальный фильм о мебельном производстве). После клипов участники выполнили короткое письменное задание, чтобы усилить индуцированные эмоции, и снова ответили на вопросы о своей тяге к сигаретам.Те, кто смотрел грустный клип, сообщили о повышенном желании по сравнению с теми, кто находился в нейтральных и вызывающих отвращение условиях.

В третьем эксперименте Дорисон и его команда использовали подход, основанный на поведенческой экономике, и спрашивали участников онлайн-выборки, предпочитают ли они курить раньше, но затягивать меньше, или курить позже, но затягивать больше. Участники (398 в первом эксперименте и 362 в эксперименте по репликации) были случайным образом распределены либо на грусть, либо на нейтральные видео-манипуляции из предыдущего исследования.

И снова грусть вызвала потребность закурить. Курильщики в нейтральном состоянии сказали, что им нужно на 6,9% больше затяжек за каждую минуту ожидания сигареты. Курильщикам в состоянии печали требуется на 8,1% больше затяжек в минуту, что на 18% увеличивает нетерпеливость.

Это было интригующее открытие, но оно было основано только на предположениях. В последнем исследовании Дорисон и его команда измерили реальное поведение при курении. Исследователи привели в лабораторию 158 курильщиков, подвергли их тем же манипуляциям с эмоциями, а затем измерили их фактическое поведение при курении, включая объем, скорость и продолжительность затяжки.Курильщикам требовалось воздерживаться от сигарет в течение восьми часов перед экспериментом, поэтому всем не терпелось закурить; влияние печали на это желание было незначительным.

Однако исследователи обнаружили, что печальные курильщики вдыхают на 30% больше за затяжку, чем курильщики в нейтральном состоянии, что объясняется тем, что курильщики в состоянии печали затягивают сигареты дольше. Курильщики в состоянии печали также стали более сосредоточенными на себе, в целом более негативными и сообщали о более сильном чувстве потери, чем те, кто находился в нейтральном состоянии.Только самооценка коррелирует с нетерпением курить. Этот вывод согласуется с более обширным исследованием, согласно которому печаль побуждает людей искать немедленное вознаграждение, говорит Дорисон.

По словам Хекмана из Медицинского университета Южной Каролины, который не принимал участия в исследовании, открытие, что курильщики, которым было грустнее, вдыхали больше канцерогенных веществ, заслуживает дальнейшего исследования. «Тот факт, что объем затяжки менялся в зависимости от печали, имеет довольно серьезные последствия для потенциального вреда, — говорит Хекман.

По словам Хекмана, в будущих исследованиях следует глубже изучить другие негативные эмоциональные состояния и их взаимодействие. По словам Дорисон, печаль может быть не единственной негативной эмоцией, которая вызывает тягу к еде, но она может быть особенно сильной. Теперь у команды есть финансирование Национального института рака, чтобы изучить, как результаты эмоций и принятия решений могут быть применены к общественному здравоохранению.

«Мы заинтересованы в объявлениях общественной службы по борьбе с курением, которые публикуют Центры по контролю и профилактике заболеваний, и анализируем эмоции, которые они используют», — говорит Дорисон.«Если они используют печаль, они могут непреднамеренно вызвать тягу».

Печаль, но не все отрицательные эмоции, усиливает зависимость от психоактивных веществ.

Исследователи, которые проводили это исследование:

  • Торнтон Ф. Брэдшоу Профессор государственной политики, науки о принятии решений и менеджмента в Гарвардской школе Кеннеди.
  • Чарли Дорисон, кандидат психологических наук Гарвардского университета.
  • Кейт Эриксон, доктор философии, бизнес-школа Questrom Бостонского университета.
  • Ичиро Кавачи, доктор медицины, доктор философии, профессор социальной эпидемиологии школы Чан им. Джона Л. Леба и Фрэнсис Леман Леб.
  • Дженнифер Лернер, доктор философии, соучредитель Гарвардской лаборатории принятия решений.
  • Воан В. Рис, доктор философии, директор Центра глобальной борьбы против табака Гарвардского университета T.H. Школа общественного здравоохранения Чан.
  • Ке Ван, докторант школы Кеннеди.

Когда уместно кричать на кого-то? Зависит от того, откуда вы!

Кто-то вырезает перед вами в очереди в аэропорту.Это та же женщина, которая несколько минут назад подрезала людей у ​​стойки регистрации. Вы что-нибудь говорите, качаете головой с отвращением или делаете глубокий вдох и игнорируете это? Некоторые из нас поспешат сообщить ей, что мы все торопимся, и ей нужно отступить и дождаться своей очереди. Другие из нас прикусили бы язык и ничего не сказали бы.

Вы ее громко ругаете от имени всех в очереди? Или вы противостоите ей спокойно, более размеренно?

Как правильно отреагировать в подобной ситуации? По-разному!

Во-первых, очереди в очереди существуют в разных культурных традициях.И нам нужно больше информации о , почему она делает это, прежде чем делать выводы. Но вопрос, который меня больше всего интересует, — это широкое разнообразие того, что мы считаем «подходящими» способами выражения разочарования. Я много думал об этом последние несколько недель. Многие проблемы на рабочем месте, которые я наблюдаю, связаны с различиями в культурных ценностях, которые мы описываем как нейтральные и эффективные. Нейтральные культуры считают, что минимизация эмоциональной выразительности является признаком достоинства и уважения, тогда как аффективные культуры ценят выражение чувств.

Пройдите через линию безопасности в японском аэропорту, и персонал практически ничего не скажет, кроме «Пожалуйста, уберите куртку в мусорное ведро» или «Прошу прощения, но вас выбрали для случайной проверки». Пройдите через такую ​​же очередь в аэропорту Нью-Йорка, и агенты TSA начнут кричать на вас, как только вы окажетесь в очереди: «Ноутбуки вышли. Опустошите карманы. Никаких бутылок с водой … Некоторые из вас не обращают внимания! Ноутбуки вышли… »И это продолжается. Большинство японцев — нейтральные коммуникаторы.Большинство жителей Нью-Йорка умеют общаться.

Нейтральные коммуникаторы могут посчитать жителей Нью-Йорка грубыми и злыми, а японцев — добрыми и гостеприимными. Эмоциональные коммуникаторы могут считать жителей Нью-Йорка умелыми и ясными, а японских сотрудников — застенчивыми и неуверенными.

Хорошо, некоторые культуры кричат ​​на вас больше, чем другие. Это может раздражать, но в этом нет ничего страшного. Однако в некоторых ситуациях эта разница может иметь большое значение.

Многие больницы, с которыми мы работаем, имеют правила безопасности, в соответствии с которыми медицинский персонал должен учитывать свои опасения, если они считают, что пациент может проявлять насилие. Многие пациенты, которых называют «жестокими», происходят из разных культур, чем персонал больницы. Если медсестры придерживаются нейтральной ориентации, они считают, что разочарование и беспокойство следует обсуждать спокойно и взвешенно. Слезы можно понять, но потерять хладнокровие — нет. Многие из пациентов, которых называют «жестокими», являются аффективными коммуникаторами. Их реакция на плохие новости часто приводит к крику, неконтролируемому плачу и тому, что некоторые могут охарактеризовать как плач. Действительно ли эти пациенты более агрессивны, или они просто открыто выражают свои эмоции? Если вас заклеймили как насильника, сотрудники неявно отказываются оказывать помощь на том же уровне.

Психолог, работающий в одном из крупнейших полицейских управлений США, описывает похожую ситуацию. Его главная обязанность сосредоточена на оценке и устранении угроз для разнообразного населения, насчитывающего более 10 миллионов человек. Он говорит: « Я считаю, что 75 процентов того, с чем мы имеем дело, требует высокого уровня культурного интеллекта. Наши офицеры не обучены тому, чтобы знать, демонстрирует ли кто-то из другой культурной среды поведение, которое следует рассматривать как потенциальную угрозу, психическое заболевание, культурную эмоциональную реакцию на кризис или некоторую их комбинацию. ”Большая часть того, что он описывает, сводится к трудности различения нейтрального и аффективного поведения.

Чтобы избежать недооценки чьего-либо характера или поведения, вот несколько способов более конкретно рассмотреть эти различия:

Аффективно: Акцент на выразительном общении и разделении чувств

Люди с аффективной ориентацией используют более широкий спектр мимики и физических жестов во время повседневного разговора.

Нейтральный: Упор на неэмоциональное общение и контроль эмоций

Люди с нейтральной ориентацией стремятся контролировать свои эмоции. Причина может влиять на их поведение больше, чем чувства.

  • Они громко разговаривают, когда возбуждены, и наслаждаются оживленными спорами и дебатами
  • Они более энергичны и спонтанны
  • Они учитывают эмоции и интуицию в процессе принятия решений
  • Заявления часто бывают эмоциональными и драматичными и часто могут быть преувеличены просто для того, чтобы подчеркнуть суть дела.«Это полное крушение поезда».
  • Они с большей вероятностью скрывают свои мысли или чувства
  • Хладнокровие и самообладание вызывают восхищение, хотя иногда это приводит к неожиданным вспышкам, которые становятся еще более резкими
  • Речь обычно более монотонна и лишена эмоционального тона
  • Ожидайте, что другие будут «придерживаться сути» и придерживаться определенных, заранее определенных тем
Примеры : афроамериканец, итальянец, латиноамериканец, ближневосточный, испанский, рабочий класс, маркетинг

Примеры: Китайцы, эфиопы, немцы, японцы, коренные американцы, высшие классы, инженерное дело

Канадский дом, в котором я вырос, был нейтральным.За обеденным столом мы придерживались формальных манер, на воскресный обед был сервирован прекрасный фарфор, и существовало очень строгое правило, что нельзя никого перебивать. Это правило о том, чтобы не перебивать, лежало в основе нашего семейного протокола и определяло то, как мы оцениваем поведение других людей. По сей день я начинаю беспокоиться, когда кто-то начинает перебивать, потому что это было табу в моей семье. В нейтральных культурах прерывание — это грубость, если этого не требует экстренная помощь. В то время как в аффективных культурах перерывы — это нормально, но молчание неудобно.

Во многих нейтральных культурах, особенно в Азии, молчание не только нормально, но и приветствуется. Молчание — это знак уважения, и оно позволяет обеим сторонам задуматься и осмыслить сказанное. Во многих аффективных культурах «молчаливое обращение» рассматривается как наказание.

Изображение взято из руководства участника What’s your CQ

Медсестры и полицейские могут ошибочно заклеймить кого-либо как агрессивного на основании аффективной реакции и упустить из виду того, кто проявляет насилие, из-за нейтральной реакции.Некоторые террористы никогда не кричат ​​и не кричат. А есть люди, которые кричат ​​и кричат, но не прибегают к насилию.

Менеджеры могут считать, что Нейтральный сотрудник отключен, хотя на самом деле у них может быть другой способ выразить свой энтузиазм. И члены команды могут предположить, что у товарища по команде вспыльчивый характер, хотя на самом деле они могут просто по-другому ценить то, насколько открыто и страстно высказывать свое мнение.

Что нам делать?

Первый шаг к устранению этого различия в коммуникации — эмоциональный интеллект.Вы должны понять собственное эмоциональное состояние и научиться регулировать эмоции в себе и других. Но эмоционального интеллекта недостаточно. Вы можете ошибочно определять эмоции других людей, основываясь на своей культурной интерпретации этих эмоций.

Культурный интеллект (CQ®) — единственный способ эффективно понять кого-то из другого культурного происхождения. С CQ у вас есть постоянно расширяющийся набор инструментов и стратегий для чтения ситуации, определения того, может ли и как культура влияет на ситуацию, а затем определения наилучшей стратегии для уважительного и эффективного реагирования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *