Удивление мимика: ГБОУ Школа № 1288, Москва

Автор: | 07.06.2021

Содержание

Бренды :: Tassen :: Чашки и кружки Tassen :: Чашка для чая «Мимика»

Забавные фарфоровые чашки, пиалы и чайники Tassen – это не просто необычная посуда, а милые персонажи, которые умеют грустить и улыбаться, удивляться и быть счастливыми. Великолепный подарок, который позволит вам без слов продемонстрировать свои чувства к близким, друзьям и любимым. Очаровательные персонажи Tassen понравятся всем без исключения: и детям, и взрослым!

Вы еще не коллекционируете Tassen? Самое время начать это делать!

Особенности:

  • — Оригинальный креативный дизайн — лучшее украшение кухни и стола
  • — Изготовлено вручную из твердого немецкого фарфора
  • — Прочная глазурь, устойчивая к сколам и трещинам
  • — Подходит для микроволновой печи
  • — Подходит для мытья в посудомоечной машине
  • — Цветная подарочная упаковка
  • — Размеры: 11х13х5 см
  • — Размеры упаковки: 10. 5х17х16 см.

Комплектация:

  • — Чашка с ручкой 200 мл
  • — Блюдце
  • — Коробка.

История персонажей

Малыши Tassen покорили мир с первого своего появления в 2006 году виде героев анимационного ролика студии FIFTYEIGHT ANIMATION – небольшой видеооткрытки к празднику. Совсем скоро этот ролик начал со скоростью света распространяться по электронной почте и сайтам. Учитывая, что ни YouTube, ни Facebook, тогда еще не существовали, успех героев был ошеломляющим. И тогда FIFTYEIGHT ANIMATION решила воплотить анимационных персонажей в настоящем фарфоре. С этой достаточно сложной задачей справилась известная фарфоровая фабрика из Германии — Hannes Wolf. С 2007 года и до сегодняшнего дня «семейка» Tassen продолжает радовать своих поклонников новыми героями и новыми забавными видеороликами.

Tassen на экране!

youtube.com/v/-eZkGmJSxUA&list» type=»application/x-shockwave-flash»>

Как делают Tassen?

Харизматичная и «живая» посуда? Как минимум – это необычно и даже забавно. И в нашей жизни тоже нашлось место уникальной «эмоциональной» фарфоровой посуде — благодаря бренду

Tassen (Германия). Вы любите креатив и стараетесь сделать каждый уголок своего дома неповторимым? Возьмите на вооружение один из вариантов украшения кухни: посуда Tassen – это фарфор, у которого точно есть душа. Разноцветные и белоснежные тарелки, чашки и чайники просто не могут скрыть своих чувств за глазурованной и гладкой фарфоровой поверхностью. Так и появились на боках чашек и тарелок разные выражения лиц: улыбчивых, задумчивых, удивлённых, весёлых, самодовольных и испуганных. Посуду Tassen можно смело поселить на своей кухне – будьте уверены, с ней вам и вашим гостям не придётся скучать. Прелесть ее еще и в том, что вы сможете подбирать определенный предмет посуды под настроение, а также использовать
Tassen
в качестве фарфорового сюрприза для гостей – они обязательно оценят выразительную мимику этих изделий, которым Tassen подарил улыбку.

Невербальные средства общения — ПГУ им. Т.Г. Шевченко

Мы очень часто обращаемся к этому способу передачи информации, общаясь с друзьями, родственниками, деловыми партнерами, сослуживцами и с теми, с кем лишь на мгновение сталкиваемся нас повседневная жизнь. Он во многом определяет как реакцию на окружающих, так и их отношение к нам. Стоит только сознательно отнестись к этим безмолвным сигналам, которые мы одновременно и подаем, и принимаем, как мы тут же откроем для себя возможность более эффективного и действительного их использования.

Согласно исследованиям, 55% сообщений воспринимается через выражение лица, позы и жесты, а 38% — через интонации и модуляции голоса. Отсюда следует, что всего 7% остается словам, воспринимаемым получателем, когда мы говорим. Это имеет принципиальное значение. Другими словами, во многих случаях то, как мы говорим, важнее слов, которые мы произносим.

Знать виды невербального общения и понимать невербальные сигналы важно по нескольким причинам. Во-первых, они выполняют функции точного выражения чувств, ведь очень часто мы испытываем чувства настолько сложные, что просто не в состоянии подобрать для их описания нужные слова, но это можно сделать, используя невербальные средства и методы. Во-вторых, они выполняют функции более глубокого взаимопонимания.

Зная основные способы невербального общения, вы сможете лучше понять другого человека, когда он в общении с вами пытается контролировать свое поведение, ведь невербальные сигналы проявляются бессознательно и ваш собеседник просто не может ими управлять.

Классификация невербальных средств общения и примеры их использования помогут вам не только лучше понять себя, но и научат распознавать ложь и манипуляции со стороны других людей.

Расширьте свое восприятие

Чтобы, научиться лучше, понимать собеседника и распознавать его скрытые сигналы, для начала следует научиться обращать внимание одновременно на все элементы или средства невербального общения, к ним относятся мимика, жесты, позы, интонация и тембр голоса, визуальный контакт и межличностное пространство. Рассмотрим подробней о каждом из этих элементов невербального общения и приведем конкретные примеры их проявления.

Мимика

Мимика-это выражение лица человека, она является главным элементом отображением эмоций и чувств. Позитивные эмоции, например, любовь или удивление, распознать намного легче, чем негативные, к которым можно отнести отвращение или гнев. Эмоции по-разному отражаются на правой и левой стороне лица, ведь левое и правое полушарие мозга выполняют разные функции: правое совершает управление эмоциональной сферой, а левое отвечает за интеллектуальные функции.

Эмоции выражаются в мимике таким образом:

  • Гнев — широко открытые глаза, опущенные уголки губ, «прищуренный» взгляд, сжатые зубы;
  • Удивление – приоткрытый рот, широко открытые глаза и поднятые брови, опущенные кончики губ;
  • Страх – сведенные брови, растянутые губы с опушенными и отведенными вниз уголками;
  • Счастье – спокойный взгляд, приподнятые, отведенные назад уголки губ;
  • Печаль – «угасший» взгляд, опущенные уголки губ, сведенные брови.

Визуальный контакт

Этот метод невербального общения помогает демонстрировать заинтересованность в беседе и лучше понимать смысл сказанного. Во время разговора два человека вместе создают и регулируют степень комфорта, периодически встречаясь взглядом и отводя его в сторону. Пристальный взгляд может, как сформировать доверие, так и породить дискомфорт.

Приятные общие темы поддерживают зрительный контакт, а негативные запутанные вопросы заставляют отводить взгляд в сторону, демонстрируя несогласие и неприязнь.

Особенности визуального контакта позволяют делать выводы о степени заинтересованности в диалоге и отношении к собеседнику:

  • Восхищение – долгий зрительный контакт, спокойный взгляд;
  • Возмущение – пристальный, навязчивый, несколько тревожный взгляд, длительный зрительный контакт без пауз;
  • Расположение – внимательный взгляд, зрительный контакт с паузами каждые 10 секунд;
  • Неприязнь – избегание зрительного контакта, «закатывание» глаз.
  • Ожидание – резкий взгляд в глаза, приподнятые брови.

Интонация и тембр голоса

Правильно понимать интонацию и тембр голоса означает научиться «читать между строк» послание другого человека. К таким особенностям можно отнести частые паузы, незаконченные предложения и их построение, силу и высоту голоса, а также скорость речи.

  • Волнение – низкий тон голоса, быстрая обрывистая речь;
  • Усталость – низкий тон голоса, понижение интонации к концу предложения;
  • Энтузиазм – высокий тон голоса, четкая уверенная речь;
  • Высокомерие – медленная речь, ровная монотонная интонация;
  • Неуверенность – ошибки в словах, частые паузы, нервный кашель.

Жесты и позы

Чувства и установки людей можно определить по манере сидеть или стоять, по набору жестов и отдельных движений. Людям легче и приятней общаться с теми, кто обладает экспрессивной моторикой оживленным расслабленным выражением лица. Яркие жесты отображают позитивные эмоции и располагают к искренности и доверию. При этом чрезмерная жестикуляция, часто повторяющиеся жесты могут говорить о внутреннем напряжении и неуверенности в себе. 

Невербальное общение становиться доступным, а уровень взаимопонимания увеличивается, если вы понимаете позы и жесты вашего собеседника.

  • Критичность – одна рука возле подбородка с вытянутым указательным пальцем вдоль щеки, вторая рука поддерживает локоть;
  • Позитивность – корпус тела, голова немного наклонены вперед, рука немного касается щеки;
  • Недоверие – ладонь прикрывает рот, выражая несогласие;
  • Скука – голова подперта рукой, корпус расслаблен и немного согнут;
  • Превосходство – положение сидя, ноги одна над другой, руки за головой, веки немного прикрыты;
  • Неодобрение – неспокойные движения, встряхивание «ворсинок», расправление одежды, одергивание брюк либо юбки;
  • Неуверенность – почесывание либо протирание ушей, обхватывание одной рукой локтя другой руки;
  • Открытость – руки раскинуты в стороны ладонями вверх, плечи расправлены, голова «смотрит» прямо, корпус расслаблен;

Межличностное пространство

Расстояние между собеседниками играет важную роль в налаживании контакта, понимания ситуации общения. Часто люди выражают свое отношение такими категориями как «держаться оттуда подальше» или «хочу быть ближе к нему». Если люди заинтересованы друг другом, разделяющее их пространство уменьшается, они стремятся находиться поближе. Для лучшего понимания этих особенностей, а также для того, чтобы правильно разграничивать ситуации и рамки контакта, следует знать основные пределы допустимого расстояния между собеседниками:

Интимное расстояние (до 0,5 м) – интимные доверительные отношения между близкими людьми, друзьями. Также может быть допустимо в спорте, где допустимым является телесное соприкосновение.

Межличностное расстояние (от 0,5м – до 1,2 м) – комфортное расстояние во время дружественной беседы, где допускаются прикосновения друг к другу.

Социальное расстояние (от 1,2м – до 3,7м) – неформальное взаимодействие в социуме, во время деловой встречи. Чем больше расстояние, вплоть до крайней границе, тем отношения формальней.

Публичное расстояние (более 3,7м) – комфортное расстояние для лектора, который совершает публичное выступление перед большой группой людей.

Такие рамки расстояний и их значимость зависит от возраста, пола человека, его личностных особенностей. Детям комфортно находится на более близком расстоянии от собеседника, а подростки закрываются и желают отстраниться от других. Женщины любят более близкие расстояния, независимо от пола их собеседника. Уравновешенные, уверенные в себе люди не обращают особого внимания на расстояние, тогда как нервные тревожные люди стараются находиться в отдалении от других.

Как вербальные языки отличаются друг от друга в зависимости от типа культур, так и невербальный язык одной нации отличается от невербального языка другой нации.

В то время как какой-то жест может быть общепризнанным и иметь четкую интерпретацию у одной нации, у другой нации он может не иметь никакого обозначения или иметь совершенно противоположное значение. 

Одной из наиболее серьезных ошибок, которую могут допустить в изучении невербального общения, является стремление выделить один жест и рассматривать его изолированно от других жестов и обстоятельств, поэтому следует помнить, что интерпретировать отдельно взятый жест без совокупности других сигналов тела, значит, ввести себя в заблуждение. Поэтому, прежде чем сделать конкретные выводы, нужно учесть все нюансы поведения собеседника, а также его физическое и психологическое состояние.

Техника: Наука и техника: Lenta.ru

Разработчики из лаборатории креативных машин в Колумбийском инженерном институте в течение пяти лет работали над созданием EVA — автономного робота-андроида с выразительным лицом, которое реагирует на мимику людей и воссоздает эмоции благодаря искусственному интеллекту (ИИ), сообщил сайт Колумбийского университета в Нью-Йорке.

Как рассказал Ход Липсон, преподаватель и робототехник в области искусственного интеллекта и цифрового производства, однажды он заметил, что в продуктовом магазине запасы продуктов пополняют роботы с именными табличками, а на некоторых были шапочки ручной вязки. «Люди, казалось, очеловечивали своих коллег-роботов, давая им имена, заботясь о них. Это заставило нас задуматься, если глаза и одежда работают, почему бы не создать робота с супервыразительным и отзывчивым человеческим лицом?» — поделился Ход.

Из металла или твердого пластика, из которых десятилетиями производились роботы, создать эластичную и податливую субстанцию было непросто. Роботизированное оборудование также было грубым и неповоротливым для работы — микросхемы, датчики тяжелы и громоздки. Сначала робота создали как бюст с лицом, похожим на исполнителей группы Blue Man.

Материалы по теме

00:01 — 27 января

Ай нано

«Роснано» создавали для технологического прорыва. Почему его не случилось даже через 13 лет

11:53 — 22 апреля

EVA может выразить шесть основных эмоций: гнев, отвращение, страх, радость, печаль и удивление, а также множество более тонких эмоций, используя искусственные «мышцы», которые задействуют определенные точки на лице робота, имитируя движения более 42 крошечных мимических мышц человеческого лица.

«Самой большой проблемой было создание системы, которая могла бы поместиться в пределах человеческого черепа, в то же время оставаясь функциональной, чтобы производить широкий спектр мимических выражений», — пояснил студент-старшекурсник Занвар Фарадж, возглавивший группу разработчиков.

Решить проблему помогла 3D-печать для изготовления деталей сложной формы, которые легко интегрировались с черепом робота. EVA использует искусственный интеллект глубокого обучения, чтобы «читать», а затем отражать выражения лиц людей в непосредственной близости от робота.

Изобретатели отмечают, что EVA — лабораторный эксперимент, и одна только мимика еще далека от сложных способов общения людей с помощью выражения лица. Но такие технологии могут когда-нибудь иметь большие перспективы. Например, роботы, способные реагировать на широкий спектр мимики и движений человека, были бы полезны на рабочих местах, в больницах, школах и домах.

Самые интересные видео — в нашем YouTube

Развитие мимики и невербалики лица

Разминка лица

Перед игрой на сцене актеру необходимо сделать разминку лица. Хорошо этим также начинать каждое занятие театральной группы. Возьмите зеркало. Найдите подвижные части лица: брови и лоб, глаза, губы и щеки, язык, нос (ноздри). По очереди двигайте, к примеру, только бровями. Поднимите их, как можно выше, затем опустите, как можно ниже. Поднимите по очереди: одну, потом другую бровь. Потом сделайте несколько разных движений с глазами, губами. 3-5 минут разминки дадут вам ощущение подвижности своего лица. Вы почувствуете, что даже говорить вам стало легче (при условии, что вы перед этим хорошо размяли губ и язык).

Изучите свое лицо

Для актера очень важно, чтобы его лицо было выразительным. Если человек хорошо выражает свои эмоции на лице, то зрителю легче понять сцену.

Давайте изучим свое лицо. Рекомендую это упражнение в числе первых упражнений по мимике лица. Для чего нужно знать свое лицо? Мы не всегда знаем, как мы выглядим в той или иной ситуации (когда удивляемся, например, или когда сердимся). Изучив мимику своего лица, подкорректировав ее, актер будет уверен, что, играя в сцене гнев, он изображает на своем лице гнев, а не суетливость, например.

В моей практике встречались люди, которые некоторые эмоции изображали на своем лице нестандартно, не так как все. Вот, к примеру, изобразим удивление. Что вы делаете, когда удивляетесь? Рот приоткрыт, брови ползут вверх, глаза широко раскрываются. Это общепринятое выражение лица. Если актер будет так играть, то зрители поймут, что он удивляется. Но я знаю парня, у которого вместо удивления на лице можно было прочесть совсем другое. Он так делал глазами, как будто заигрывает. В таком случае зритель может неправильно понять сцену. Поэтому надо изучить свое лицо.

Итак, пусть каждый актер принесет с собой из дома небольшое зеркальце. Садитесь поудобнее и начинайте изображать эмоции. Вся группа пусть делает это одновременно по команде лидера. Задача лидера — смотреть, кто как изображает, и корректировать мимику. Например, кому-то надо выше понять брови, или прищурить глаза и т.д. Выражение лица каждого актера может обсуждать вся группа, вместе легко приходить к правильному выводу. Какие эмоции актеры должны уметь изображать на своем лице?

Десять масок

Вот те маски (выражения лица), которые наверняка пригодятся вам при игре. Каждую маску обязательно обсудите с группой. Обсудите в подробностях: как актер должен смотреть? Должен ли он моргать глазами? Должен ли он опускать глаза? Открывать ли рот? Поднимать ли брови? И т.д.

Итак, предлагаю следующие маски, из которых вам нужно выбрать 10 самых, на ваш взгляд, общеупотребимых.

  1. Страх
  2. Злость
  3. Любовь (влюбленность)
  4. Радость
  5. Смирение
  6. Раскаяние, угрызение совести
  7. Плач
  8. Стеснение, смущение
  9. Раздумье, размышление
  10. Презрение
  11. Равнодушие
  12. Боль
  13. Сонливость
  14. Прошение (вы кого-то о чем-то просите)

Запомните, как выглядит ваше лицо в зеркале, когда вы изображаете эти маски. При игре на сцене, вы должны произвести в своей памяти все маски правильно, выразительно. Запомните движения мышц своего лица. Изобразите их при игре так, как изображали перед зеркалом. Потом уже вы будете делать это непроизвольно

Синдром Аспергера | Аутизм ФРЦ

Синдром Аспергера- относится, как и синдром Каннера, к непроцессуальным, дизонтогенетическим формам РДА. В последнее время его относят к конституциональной патологии характера аутистического типа.

1) Как и при других видах аутизма, состояние при синдроие Аспергера определяют коммуникативные нарушения, недоучет реальности, ограниченный и своеобразный, стереотипный круг интересов, что отличает таких детей от сверстников.

2) Нарушение социального взаимодействия может проявляться в следующих формах:

  • экстремальный эгоцентризм – невозможность взаимодействовать со сверстниками;
  • взаимодействие со сверстниками возможно, но не является привлекательным, не значимо и не ценится высоко;
  • социальная и эмоциональная неадекватность общения.

3) Ребенок производит впечатление старомодности, “маленький старичок”, воспринимается другими детьми, как эксцентричный профессор. Живет в своем мире с узкими, необычными интересами. Демонстрирует необычные склонности (коллекционирование). Собирает факты, касающиеся определенных событий, но не всегда понимает смысл (читает энциклопедии о динозаврах – все запоминает (у них нередко хорошая механическая память), но что такое эра может не понимать).

4) У некоторых детей рано обнаруживается способность к необычному, нестандартному пониманию себя и окружающих. Логическое мышление сохранено или даже хорошо развито, но знания трудно репродуцируются и крайне неравномерны.

5) Ребенок может быть на удивление успешен в чем-то одном и неуспешен в другом. Например, свободно владеет языком, но затрудняется приспосабливаться к социальному контексту и различным слушаниям (ему трудно вести диалог). Отмечаются трудности понимания переносного смысла метафор (что не связано с уровнем интеллекта).

6). Активное и пассивное внимание неустойчивы, однако отдельные аутистические цели достигаются с большой энергией.

7) Наблюдается отклоняющийся, необычный стиль коммуникации:

  • ослаблена коммуникативная функция речи. Речь — формальная, педантичная, скучная, бедная интонационно, необычно модулирована, своеобразна по мелодике, ритму и темпу (роботоподобный, маломодулированный язык, ребенок говорит как бы разными голосами), голос звучит то тихо, то режет слух и в целом речь нередко похожа на декламацию. Отмечается тенденция к словотворчеству, что иногда сохраняется и после пубертата. Ребенок часто непроизвольно издает различные звуки “прочищает горло”, смеется;
  • выявляются проблемы невербальной коммуникации: неумение использовать жесты, неуклюжесть, ограниченность мимической экспрессии,
  • отмечается необычный стиль глазного контакта (очень пристальный взгляд или избегание взгляда).

 

8) У детей с синдромом Аспергера снижена эмпатия (снижена способность понимать чувства других людей и подстраиваться под них). Характерна привязанность к дому, а не к близким.

9) У них нет близких друзей. Их часто обижают. При этом ребенок хочет общаться, быть социализированным, но сделать это ему крайне трудно. Он может находиться с другими детьми, но только если эти дети подстраиваются под него. Отмечается влечение к аутистическим играм. Командные игры затруднены, так как ребенка-аутиста интересует только собственный счет, а не счет команды.

10) Во внешнем виде обращает на себя внимание отрешенное выражение лица, что придает ему “красивость”, мимика застывшая, взгляд обращен в пустоту, фиксация на лицах мимолетная. Выразительных мимических движений мало (минимальная экспрессия), жестикуляция обеднена. Иногда выражение лица сосредоточенно-самоуглубленное, взгляд направлен “внутрь себя”.

11) Поведение определяют импульсивность, контрастные аффекты, желания, представления (нередко поведению недостает внутренней логики).

12) Моторная сфера развита плохо:

  • отмечается неуклюжесть, неловкость;
  • моторика угловатая, движения неритмичные с тенденцией к стереотипиям.

13) Интеллект. В отличие от других случаев аутизма при синдроме Аспергера нет существенной задержки в речевом и когнитивном развитии. Интеллект чаще нормальный (общий показатель IQ не менее 70, при этом вербальный интеллект развит лучше, а невербальный хуже) или выше нормы.
                                                                                      

Письменная Н.В.

Использовалась следующая литература: Башина В.М. Аутизм в детстве. — Москва. — “Медицина”. — 1999г.; Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста. — Москва. — “Медицина”. — 1995г.; Никольская О.С., Баенская Е.Р., Либлинг М.М. Аутичный ребенок. Пути помощи. – Москва. — “Теревинф”. – 1997г.

Как мы себя чувствуем? Мимика и эмоции. Мастер словесной атаки

Как мы себя чувствуем? Мимика и эмоции

Лицо, мимика – самый лучший источник, из которого можно узнать эмоции людей. Научными исследованиями доказано, что шесть основополагающих эмоций выражаются по-разному:

• Счастье.

• Печаль.

• Удивление.

• Страх.

• Гнев.

• Презрение.

Эта палитра является основой для всех остальных форм выражения лица. Например, если мы удивлены какими-либо неожиданными действиями своего хорошего друга, то наша мимика (подсознательно) будет выражать либо удивление либо радость.

Интересно, что выражение лица, по крайней мере первоначальное, считается универсальным. Это означает, что японец, американец или немец показывает и распознает эмоции (например, счастье) одинаково!

Некоторые люди препочитают «выставлять напоказ» свои чувства, а другие всегда имеют «мертвое лицо». Это объясняется еще и существованием различных культурных форм, которые устанавливают нормы выражения чувств с помощью мимики и как это делать.

Наша культура учит нас смягчать выражение эмоций, а иногда даже подавлять их. Многие профессиональные ситуации особенно требуют сознательного контроля мимики. Ее должны контролировать, например, адвокаты перед судом, врачи у постели больного или актеры. Женщины по причине их особой социализации могут выражать больше эмоций, чем мужчины, но даже они достаточно рано учатся тому, что эмоции имеют относительно узкие границы. Выражать эмоции не задумываясь, значит вести себя как ребенок, подросток или как сумасшедший. Несмотря на это, женщины, как правило, более откровенно выражают чувства и лучше распознают эмоции других людей.

Наш совет

Не пытайтесь постоянно демонстрировать «мертвое лицо». Когда Брюс Уиллис спасает мир в фильме, его лицо ужасно холодное. Но это ведь фильм. В реальной жизни мы больше любим людей, лица которых постоянно выражают какие-то эмоции. Неподвижное лицо чаще всего накладывает негативный отпечаток – оно неинтересное,

безучастное. Эмоций может и должно быть много. От вас зависит, от скольких эмоций вы хотите отказаться. Научитесь немного ярче выражать свою личность, будьте легкомысленнее. Во многих ситуациях вы произведете лучшее впечатление, если будете непринужденнее выражать свои чувства!

Социология различает три основные техники обмана с помощью мимики:

• Квалификация, то есть использование такого выражения лица, которое показывает, что все плохо как никогда (например, переход от гнева к смеху и наоборот).

• Модуляция – контроль интенсивности выражения лица.

• Фальсификация – выражение эмоции, которую человек на самом деле не испытывает.

Огромное количество людей дошло до совершенства в применении той или иной техники манипуляции. Беспомощны ли мы перед такими людьми? Или есть показатели, по которым можно распознать, что у человека не искреннее выражение лица? Как и для многих моментов, которые касаются поведения, здесь нет рецептов на все случаи жизни, но показателей все же достаточно. На то, что лицо «врет», в различных обстоятельствах указывает следующее:

• Нарушение образца поведения: контроль мимики требует тщательного внимания и концентрации, некоторые мелочи могут остаться без внимания. Например, кто-нибудь для выражения удивления распахивает глаза, открывает рот и, скорее всего, забывает закрыть его.

• Фальшивая реакция: «правдивые» эмоции очень быстро отражаются на лице. Каждое чувство, которое требует более продолжительной реакции для выражения эмоции в виде мимики, не является уже на 100 % искренним.

• Микроэмоции: на доли секунды на лице человека проявляются искренние эмоции, прежде чем ему удается проконтролировать свое выражение лица.

Итак, первый и важный шаг к пониманию языка тела заключается в том, чтобы уделять больше внимания лицу собеседников и эмоциям, выраженным на нем. Чем лучше вы сможете понимать мимику, тем легче будете ориентироваться в ситуации общения.

Глаза считаются «зеркалом души». В общении с людьми мы много времени уделяем анализу взгляда собеседников и управлению своим собственным взглядом. При анализе чаще всего мы используем два грубых индикатора:

• Продолжительность визуального контакта: чем дольше кто-либо на нас смотрит, тем больше, предположительно, он оказывает нам знаки внимания и выражает положительное отношение, его к нам. Если же человек избегает контакта, считается, что у него негативное отношение к нам, он чувствует себя виноватым «Он соврал мне, он не может смотреть мне в глаза!», – думаем мы.

• Объем и образец взгляда других: частые взгляды оцениваются как показатели радушия и симпатии. Если человек часто смотрит на вас, это расценивается как выражение взаимной симпатии.

Итак, у ваших собеседников складывается положительное и приятное впечатление о вас, если вам удается наладить визуальный контакт и удержать его. Лишь один вид визуального контакта при любых обстоятельствах рассматривается как негативный и производит неприятное впечатление: пристальный взгляд. Он воспринимается как знак вражды или угрозы. Чаще всего, когда на нас пристально смотрят, мы чувствуем себя неуютно. Изучающим поведение животных известно, что взаимный пристальный взгляд чаще всего является первым шагом к схватке. Некоторые племена туземцев используют пристальный взгляд для защиты от врагов.

Наш совет

В любом случае выражение лица имеет что-то магическое. У вас вряд ли получится улыбаться с сомкнутыми зубами или с улыбкой на лице выражать гнев. Используйте следующий совет для «положительного самопрограммирования»: с радостным лицом вы производите лучшее впечатление на людей и сами чувствуете «автоматически» себя лучше. Исследования подтверждают, что злобное выражение лица является причиной выброса гормонов стресса.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Азитаты и европейцы смеются и удивляются по-разному | Научные открытия и технические новинки из Германии | DW

Радость, удивление, гнев, страх, отвращение и печаль, — вот те шесть основных эмоций, которые испытывает любой здоровый человек, где бы он ни жил и к какой бы расе и культуре ни принадлежал. Все эти эмоции отражаются на лице, и долгое время считалось, что это-то и есть общепонятный язык мирового общения. Зачастую он способен заменить вербальную коммуникацию, и эта его функция обретает все большее значение сегодня, когда глобализация вынуждает искать и находить «общий язык» людей, такового на самом деле не имеющих.

Запад есть Запад, Восток есть Восток…

Практика, казалось бы, подтверждает этот тезис: приветливое выражение лица всегда и везде воспринимается однозначно позитивно. И все же нередки случаи взаимонепонимания между представителями западной и восточной культур, неверного истолкования ими написанных на лице друг у друга эмоций — в особенности, когда дело касается негативных эмоций — страха, гнева и отвращения. Азиаты часто не могут правильно интерпретировать слишком живую мимику европейцев и американцев, те же, в свою очередь, жалуются, что плохо понимают азиатов, лица которых кажутся им малоподвижными и невыразительными.

Понять причины этого странного феномена помогли результаты исследования, проведенного британскими учеными. Психолог Рейчал Джек (Rachael Jack) из университета города Глазго, Шотландия, использовала для своих экспериментов схематические изображения семи разных выражений лица: шесть картинок отображали основные эмоции, еще одна — нейтральное настроение. 26-ти участникам исследования, одну половину которых составляли азиаты — китайцы и японцы, а другую — европейцы, было предложено идентифицировать эмоции, запечатленные на этих картинках.

«До сих пор считалось, что человек, где бы он ни жил, выражает свои основные чувства одинаково и что по этой причине соответствующие выражения лица понятны любому, — поясняет Рейчал Джек. — Это связано с тем, что эмоции и мимика имеют биологическую природу, они сформировались в процессе эволюции. Конечно, наше окружение, традиции и обычаи, социальные нормы поведения, этнические особенности, религиозная принадлежность и т.д. тоже влияют на то, как и где мы выказываем свои эмоции. Но то, как они отражаются на лице, от этого не меняется. То есть где бы человек ни оказался, он должен, по идее, верно распознавать выражение лица местных жителей».

Что важнее — глаза или рот?

Однако в ходе эксперимента обнаружилось, что азиаты в своей интерпретации картинок ошибались гораздо чаще, чем представители западной культуры. А поскольку в ходе исследования специальная видеокамера регистрировала и движения глаз испытуемых, причина ошибок быстро выяснилась. Оказалось, что представители восточных культур все свое внимание концентрируют на глазах, в то время как европейцы и американцы ничуть не меньшее значение придают и области рта.

«Когда мы анализировали ошибки азиатов, то обнаружили, что они чаще всего путают страх и удивление, — поясняет Рейчал Джек. — Но эти две эмоции на стандартизованных схемах-картинках отличаются почти исключительно линией рта. Если же мы прикрывали нижнюю часть картинок, то и испытуемые из западных стран не могли отличить страх от удивления». Сходная ситуация имела место и с другой парой эмоций: азиаты часто путали отвращение и гнев — по той же причине.

Правда, по-прежнему неясно, что же заставляет представителей восточных культур концентрировать свой взгляд исключительно на глазах, причем не только глазах на схеме-картинке в ходе эксперимента, но и глазах собеседника в реальной жизни. и О.О. А две точки с запятой ;; в азиатских культурах означают печаль: запятые символизируют здесь слезы.

Автор: Владимир Фрадкин
Редактор: Ефим Шуман

Понимание эмоций через выражение лица

Способность понимать выражения лица — важная часть невербального общения. Если вы слушаете только то, что говорит человек, и игнорируете то, что говорит вам его лицо, вы действительно не получите всей истории. Часто слова не соответствуют эмоциям, а лицо выдает то, что на самом деле чувствует человек.

Если у вас социальное тревожное расстройство (SAD), вам может быть трудно обращать внимание на выражение лица.У вас могут быть проблемы с зрительным контактом или вы слишком много зачитываете негативные выражения на лицах других людей. Люди с САР часто интерпретируют выражения лица более негативно (даже если они нейтральны) и могут даже вообще не смотреть на негативные выражения лица.

Хотя важно обращать внимание на выражение лица, помните, что знание эмоции не говорит вам о причине. Если кто-то кажется скучающим, расстроенным или бескорыстным, это может быть по ряду причин — и это может не иметь к вам никакого отношения.

Ценность понимания мимики состоит в том, чтобы собрать информацию о том, как себя чувствует другой человек, и соответствующим образом направить ваше взаимодействие. Например, если кто-то кажется незаинтересованным, возможно, он просто устал, и, возможно, пора закончить разговор.

Универсальные выражения

Исследования доктора Пола Экмана говорят нам, что существует семь универсальных выражений лица, которые мы все используем, даже несмотря на культурные различия. Эти выражения показывают:

  • Гнев
  • Презрение
  • Отвращение
  • Страх
  • Счастье
  • Печаль
  • Сюрприз

Исследования 2020 года подтвердили существование универсальных выражений лица и развили идею еще дальше, предполагая, что мы можем разделить в общей сложности 16 сложных выражений:

  • Развлечение
  • Гнев
  • Awe
  • Концентрация
  • Путаница
  • Презрение
  • Удовлетворенность
  • Desire
  • Разочарование
  • Сомнение
  • Elation
  • Проценты
  • Боль
  • Печаль
  • Сюрприз
  • Триумф

Практикуйте выражения лица, соответствующие этим эмоциям, и вы научитесь лучше распознавать их в других людях.

Микро-выражения

Не все выражения лица сохраняются надолго. Те, что проходят быстро, называются микровыражениями, и они почти неразличимы для стороннего наблюдателя. Микровыражения могут появляться и исчезать менее чем за полсекунды, но они передают те же эмоции, что и более продолжительное выражение лица.

Микровыражения часто связаны с эмоциями, которые человек пытается скрыть, и, глядя на микровыражения, можно определить, правдив ли кто-то или лжет.

Распознавать и интерпретировать микровыражения часто бывает сложно, но это навык, которому можно научиться. Если у вас САД, научитесь замечать микровыражения, чтобы улучшить ваше общее понимание эмоций других людей.

Определить выражение лица по его чертам

Мы передаем много невербальной информации на наших лицах, и мы склонны сосредотачиваться на разных частях лица, когда пытаемся интерпретировать то, что может означать каждое выражение. Мы смотрим в глаза, чтобы определить, например, грустно или сердито, и на губы, чтобы проверить, счастлив ли кто-то.

Брови

Брови могут показывать отличительные эмоциональные сигналы (и они потенциально так же важны, как и глаза для распознавания лиц). Брови могут быть:

  • приподнятые и изогнутые (с удивлением)
  • Опущены и связаны вместе (часто означает гнев, печаль или страх)
  • Нарисовано во внутренних углах (что могло передать печаль)

Глаза

Глаза часто называют «окнами души», и мы часто смотрим на них, чтобы определить, что может чувствовать кто-то другой.Глаза могут быть:

  • Быстро моргает (что означает беспокойство или дискомфорт) или слишком мало (что может означать, что человек пытается контролировать свои глаза)
  • Расширение (проявление интереса или даже возбуждения)
  • Сильно пристально смотреть (что может свидетельствовать о внимании или гневе) или смотреть в сторону (проявлять дискомфорт или отвлечение)

Рот

Рот может передать больше, чем просто улыбку. Люди часто используют рот, чтобы замаскировать другие эмоции, которые передает их лицо — например, вынужденная улыбка может скрыть микровыражение глаз, показывающее чьи-то истинные чувства.

Обратите внимание на:

  • Опущенная челюсть (сигнализирующая об удивлении)
  • Открытый рот (показывает страх)
  • Одна сторона рта приподнята (что может указывать на ненависть или презрение)
  • приподнятые углы (то есть счастье)
  • Опущенные углы (передающие печаль)

Другие сигналы, на которые следует обратить внимание:

  • Прикус губы (может быть признаком беспокойства)
  • Поджатые губы (демонстрируя отвращение)
  • Прикрытие рта (что может означать, что они что-то скрывают)

Слово Verywell

Если вы обнаружите, что вам трудно читать эмоции других людей по их выражениям, вам может потребоваться больше практики или у вас могут просто возникнуть проблемы с расшифровкой того, что чувствуют другие.

Некоторые состояния психического здоровья (включая SAD) могут повлиять на вашу способность распознавать выражения лиц других людей. Если это так, и это вызывает у вас страдания, подумайте о том, чтобы обратиться за помощью к специалисту по психическому здоровью. Они могут определить, что вызывает у вас трудности, и помочь вам научиться справляться с ними.

Отчетливые временные черты подлинного и преднамеренного выражения лица удивления

  • 1.

    Экман, стр. Выявленные эмоции (Times Books, Нью-Йорк, 2003).

    Google Scholar

  • 2.

    Шерер, К. Р. и Мурс, А. Эмоциональный процесс: оценка события и дифференциация компонентов. Annu. Rev. Psychol. 70 , 719–745 (2019).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 3.

    Экман П., Фризен В. В. и О’Салливан М. Улыбается, когда лжет. In What the Face Reveals 201–216 (Oxford University Press, Нью-Йорк, 1997).

    Google Scholar

  • 4.

    Маклеллан, Т., Джонстон, Л., Далримпл-Алфорд, Дж. И Портер, Р. Дж. Чувствительность к подлинным эмоциям в сравнении с вызванными эмоциями, определяемыми выражениями лица. Cogn. Эмот. 24 (8), 1277–1292 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 5.

    Hess, U. & Kleck, R.E. Декодеры реплик используют в попытках различать выражения лица, вызванные эмоциями, и мимику. Eur. J. Soc. Psychol. 24 (3), 367–381 (1994).

    ADS Статья Google Scholar

  • 6.

    Портер, С., Тен Бринке, Л. и Уоллес, Б. Секреты и ложь: Непроизвольная утечка ложных выражений лица в зависимости от эмоциональной напряженности. J. Невербальное поведение. 36 (1), 23–37 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 7.

    Крамхубер, Э. Г. и Мэнстед, А. С. Можно ли симулировать улыбку Дюшенна? Новые свидетельства войлочных и фальшивых улыбок. Эмоция 9 (6), 807–820 (2009).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 8.

    Злотяну, М., Крамхубер, Э. Г. и Ричардсон, Д. К. Обнаружение подлинного и преднамеренного проявления удивления на статичных и динамичных лицах. Фронт. Psychol. 9 , 1184 (2018).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 9.

    Ганнери, С. Д., Холл, Дж. А. и Рубен, М. А. Преднамеренная улыбка Дюшена: индивидуальные различия в экспрессивном контроле. J. Невербальное поведение. 37 (1), 29–41 (2013).

    Артикул Google Scholar

  • 10.

    Намба, С., Макихара, С., Кабир, Р. С., Миятани, М. и Накао, Т. Спонтанные выражения лица отличаются от установленных выражений лица: морфологические свойства и динамические последовательности. Curr. Psychol. 36 (3), 593–605 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 11.

    Экман П., Фризен В. В. и Хагер Дж. К. Система кодирования действий лица 2-е изд. (Электронная книга Research Nexus, Солт-Лейк-Сити, 2002 г.).

    Google Scholar

  • 12.

    Крамхубер, Э. Г., Каппас, А. и Манстед, А. С. Эффекты динамических аспектов мимики: обзор. Emot. Ред. 5 (1), 41–46 (2013).

    Артикул Google Scholar

  • 13.

    Намба, С., Кабир, Р. С., Миятани, М. и Накао, Т. Динамические дисплеи повышают способность различать подлинные и предполагаемые выражения эмоций на лице. Фронт. Psychol. 9 , 672 (2018).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 14.

    Джек, Р. Э., Гаррод, О. Г. и Шинс, П. Г. Динамические выражения эмоций на лице передают развивающуюся иерархию сигналов с течением времени. Curr. Биол. 24 (2), 187–192 (2014).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 15.

    Delis, I. et al. Пространственно-временное многообразное представление динамических выражений лица для категоризации эмоций. J. Vis. 16 (8), 1–20 (2016).

    Артикул Google Scholar

  • 16.

    Экман, П. Дарвин, обман и мимика. Ann. Акад. Sci. 1000 (1), 205–221 (2003).

    ADS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 17.

    Крумхубер, Э. Г., Скора, Л., Кюстер, Д. и Фоу, Л. Обзор динамических наборов данных для исследования выражения лица. Emot. Ред. 9 (3), 280–292 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 18.

    Злотяну, М. и Крумхубер, Э. Г. Подлинность выражения: роль подлинных и преднамеренных проявлений в восприятии эмоций. Фронт. Психол 11 , 611248 (2021).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 19.

    Злотяну, М., Крамхубер, Э. Г. и Ричардсон, Д. С. Удивленное действие: сравнение восприятия различных динамических намеренных выражений. J. Невербальное поведение. 6 (4), 238–252 (2020).

    Google Scholar

  • 20.

    Ван дер Шалк, Дж., Хок, С. Т., Фишер, А. Х. и Дузье, Б. Движущиеся лица, поиск мест: проверка Амстердамского набора динамического выражения лица (ADFES). Эмоция 11 (4), 907–920 (2011).

    PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 21.

    Кальво, М. Г. и Нумменмаа, Л. Перцептивные и аффективные механизмы в распознавании мимики: интегративный обзор. Cogn. Эмот. 30 (6), 1081–1106 (2016).

    PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 22.

    Noordewier, M. K., Topolinski, S.И Ван Дейк, Э. Временная динамика неожиданности. Soc. Личное. Psychol. Компас 10 (3), 136–149 (2016).

    Артикул Google Scholar

  • 23.

    Роземан, И. Дж. Оценочные детерминанты эмоций: построение более точной и всеобъемлющей теории. Cogn. Emot 10 (3), 241–278 (1996).

    Артикул Google Scholar

  • 24.

    Бэйлесс, С. Дж., Гловер, М., Тейлор, М. Дж. И Итиер, Р. Дж. Это в глазах? Разделение роли эмоций и особенностей восприятия эмоционально выразительных лиц в модулировании ориентации взгляда. Vis. Cogn. 19 (4), 483–510 (2011).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 25.

    Лассаль, А. и Итиер, Р. Дж. Испуганные, удивленные, счастливые и сердитые выражения лица модулируют внимание, ориентированное на взгляд: поведенческие и ERP-свидетельства. Soc. Neurosci. 8 (6), 583–600 (2013).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 26.

    Нордевьер, М. К. и ван Дейк, Э. Сюрприз: развитие мимики. Cogn. Эмот. 33 (5), 915–930 (2019).

    PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 27.

    Reisenzein, R.Изучение силы связи между компонентами эмоциональных синдромов: случай удивления. Cogn. Эмот. 14 (1), 1–38 (2000).

    Артикул Google Scholar

  • 28.

    Reisenzein, R., Bördgen, S., Holtbernd, T. & Matz, D. Доказательства сильной диссоциации между эмоциями и выражениями лица: случай удивления. J. Pers. Soc. Psychol. 91 (2), 295–315 (2006).

    PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 29.

    Мейер, В. У., Райзензейн, Р., Шютцволь, А. К процессу анализа эмоций: случай неожиданности. Motiv. Emot 21 (3), 251–274 (1997).

    Артикул Google Scholar

  • 30.

    Reisenzein, R., Horstmann, G. & Schützwohl, A. Когнитивно-эволюционная модель неожиданности: обзор доказательств. Верх. Cogn. Sci. 11 (1), 50–74 (2019).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 31.

    Хиатт, С. В., Кампос, Дж. Дж. И Эмде, Р. Н. Моделирование лица и выражение младенческих эмоций: счастье, удивление и страх. Child Dev. 50 (4), 1020–1035 (1979).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 32.

    Schützwohl, A. & Reisenzein, R. Выражение лица в ответ на чрезвычайно неожиданное событие, выходящее за пределы поля зрения: проверка теории неожиданности Дарвина. Evol.Гм. Behav. 33 (6), 657–664 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 33.

    Дуран, Дж. И., Райзензейн, Р., & Фернандес-Долс, Дж. М. Связь между эмоциями и выражениями лица. Наука о выражении лица 107–129 (2017).

  • 34.

    Беннетт, Д. С., Бендерски, М. и Льюис, М. Выразительность лица в 4 месяца: контекст путем анализа выражения. Младенчество 3 (1), 97–113 (2002).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 35.

    Morecraft, RJ, Louie, JL, Herrick, JL & Stilwell-Morecraft, KS Кортикальная иннервация лицевого ядра у нечеловеческих приматов: новая интерпретация последствий инсульта и связанной с ним субтотальной травмы мозга на мускулы мимики. Мозг 124 (1), 176–208 (2001).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 36.

    Экман П., Фризен В. В. и Саймонс Р. К. Является ли реакция испуга эмоцией? J. Pers. Soc. Psychol. 49 (5), 1416–1426 (1985).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 37.

    Mathis, A. et al. DeepLabCut: безмаркерная оценка позы определенных пользователем частей тела с глубоким обучением. Nat. Neurosci. 21 (9), 1281–1289 (2018).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 38.

    Nath, T. et al. Использование DeepLabCut для трехмерной безмаркерной оценки позы для разных видов и моделей поведения. Nat. Protoc. 14 (7), 2152–2176 (2019).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 39.

    Гауэр, Дж. К. Обобщенный анализ прокруста. Психометрика 40 (1), 33–51 (1975).

    MathSciNet МАТЕМАТИКА Статья Google Scholar

  • 40.

    Matsui, H. et al. Адаптивная морфология клюва для улучшенных манипуляций с инструментами у новокаледонских ворон. Sci. Отчет 6 (1), 1–11 (2016).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 41.

    О’Хиггинс, П. А. У. Л. и Джонс, Н. Рост лица Cercocebus torquatus: применение методов трехмерной геометрической морфометрии к изучению морфологической изменчивости. J. Anat. 193 (2), 251–272 (1998).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 42.

    Нгуен, Л. Х. и Холмс, С. Т. быстрые советы по эффективному снижению размерности. PLoS Comput. Биол. 15 (6), e1006907 (2019).

    ADS CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 43.

    Hyvärinen, A. & Oja, E. Независимый компонентный анализ: алгоритмы и приложения. Neural Netw. 13 (4–5), 411–430 (2000).

    PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 44.

    Драйден, И. Л. формы: Статистический анализ формы. Пакет R версии 1.2.5 . https://CRAN.R-project.org/package=shapes (2019).

  • 45.

    Марчини, Дж. Л., Хитон, К. и Рипли, Б. Д. fastICA: Алгоритмы FastICA для выполнения ICA и прогнозирования. Пакет R версии 1.2–2 . https://CRAN.R-project.org/package=fastICA (2019).

  • 46.

    Мори Р. Д. и Роудер Дж. Н. BayesFactor: Расчет байесовских факторов для общих проектов. Пакет R версии 0.9.12-4.2 . https://CRAN.R-project.org/package=BayesFactor (2018).

  • 47.

    Wickham, H. et al. Добро пожаловать в Тидиверс. J. Программное обеспечение с открытым исходным кодом. 4 (43), 1686 (2019).

    ADS Статья Google Scholar

  • 48.

    Kim, M. J. et al. Миндалевидное тело человека отслеживает основанный на особенностях валентный сигнал, встроенный в выражение удивления на лице. J. Neurosci. 37 (39), 9510–9518 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 49.

    Шмидт, К. Л., Амбадар, З., Кон, Дж. Ф. и Рид, Л. И. Различия в движениях между преднамеренным и спонтанным выражением лица: главное действие скуловой мышцы при улыбке. J. Невербальное поведение. 30 (1), 37–52 (2006).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 50.

    Reisenzein, R., Studtmann, M. & Horstmann, G. Согласованность между эмоциями и выражением лица: данные лабораторных экспериментов. Emot. Ред. 5 (1), 16–23 (2013).

    Артикул Google Scholar

  • 51.

    Susskind, J. M. et al. Выражение страха усиливает сенсорное восприятие. Nat. Neurosci. 11 (7), 843–850 (2008).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 52.

    Канаде, Т., Кон, Дж. Ф. и Тиан, Ю. Обширная база данных для анализа выражения лица. В материалах Четвертая международная конференция IEEE по автоматическому распознаванию лиц и жестов (кат.№ PR00580) 46–53. (IEEE, 2000).

  • 53.

    Росс, Э. Д. и Пулусу, В. К. Позируемое и спонтанное выражение лица модулируется противоположными полушариями головного мозга. Cortex 49 (5), 1280–1291 (2013).

    PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 54.

    Сато В. и Йошикава С. КРАТКИЙ ОТЧЕТ о динамических аспектах эмоционального выражения лица. Cogn. Эмот. 18 (5), 701–710 (2004).

    Артикул Google Scholar

  • 55.

    Жаннерод, М. Моторное познание: какие действия говорят о себе (Oxford University Press, Oxford, 2006).

    Книга Google Scholar

  • 56.

    Кривелли, К. и Фридлунд, А. Дж. Наизнанку: от базовой теории эмоций до точки зрения поведенческой экологии. J. Невербальное поведение 43 (2), 161–194 (2019).

    Артикул Google Scholar

  • 57.

    Портер, С. и Тен Бринке, Л. Чтение между ложью: определение скрытых и фальсифицированных эмоций в универсальных выражениях лица. Psychol. Sci 19 (5), 508–514 (2008).

    PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 58.

    Экман, П. и Фризен, В. В. Разоблачение лица: руководство по распознаванию эмоций по лицевым подсказкам (Prentice-Hall, Englewood Cliffs, 1975).

    Google Scholar

  • 59.

    Розенберг, Э. Л. и Экман, П. Связь между экспрессивной и эмпирической системами в эмоциях. Cogn. Эмот. 8 (3), 201–229 (1994).

    Артикул Google Scholar

  • 60.

    Мосс, И. Б., Левенсон, Р. У., Маккартер, Л., Вильгельм, Ф. Х. и Гросс, Дж. Дж. Связующий галстук? Согласованность эмоционального опыта, поведения и физиологии. Эмоция 5 (2), 175–190 (2005).

    PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • Сюрприз! Выражение лица не обязательно универсально

    Вы можете многое сказать об эмоциональном состоянии человека, глядя на его лицо. Быстрый взгляд может дать вам представление о том, счастлив или зол человек, что позволит вам соответствующим образом изменить свое поведение.

    Быстрое и точное распознавание некоторых эмоциональных состояний — особенно страха или гнева — было бы полезным в нашей эволюционной истории.Например, способность определить, когда кто-то сердится на вас, может дать вам время убежать, прежде чем он нападет.

    По этой причине вы можете подумать, что выражение эмоций на лице будет одинаковым для всех рас и не зависит от культуры.

    Но новое исследование, опубликованное в Proceedings of the National Academy of Sciences психологом Рэйчел Джек и его коллегами, похоже, показывает, что это не так.

    Что ты смотришь?

    Выражение лица вызывается движением мимических мышц с четкими паттернами движений, которые, как предполагается, передают определенные выражения.

    Например, активация больших скуловых мышц приводит к переворачиванию рта, а активация круговых мышц глаз увеличивает складки вокруг глаз, и то и другое часто ассоциируется со счастьем.

    Часто утверждается, что существует по крайней мере пять отдельных основных эмоций — гнев, счастье, отвращение, печаль, страх — и, возможно, больше (удивление и презрение), каждая со своим характерным выражением лица.

    Морщинки вокруг глаз могут быть признаком счастья.Шон Дрейлингер

    Одним из первых, кто предложил ограниченное количество биологически обоснованных и универсальных выражений, был Чарльз Дарвин в 1872 году в книге «Выражение эмоций у человека и животных».

    И эта позиция пользуется сильной поддержкой. Некоторые выражения лица проявляются в похожей форме у людей и приматов, а также у младенцев и маленьких детей.

    Эти же выражения лица идентичным образом изображают даже люди, рожденные слепыми (то есть неспособные видеть и копировать выражения).

    Но, пожалуй, наиболее убедительные доказательства в поддержку гипотезы универсальности Дарвина были получены спустя столетие после того, как она была впервые предложена, в исследовании психолога Пола Экмана о распознавании межкультурных выражений лица.

    Экман и его коллеги продемонстрировали, что дописьменная культура Папуа-Новой Гвинеи, фор, как и 21 изучаемая грамотная культура, могла обозначать выражения лица, представляющие гнев, счастье, печаль и отвращение (хотя они не могли различать удивление и страх).

    Fore также генерировал выражения лица основных эмоций, которые были хорошо известны в других культурах.

    Таким образом, кажется, что способность генерировать и распознавать эти основные выражения не была изучена через СМИ или другие социальные факторы. Вместо этого он развивался изолированно, предоставляя убедительные доказательства в поддержку гипотезы универсальности.

    Но исследование Экмана не осталось без критики. За последние четыре десятилетия велись серьезные споры о том, действительно ли выражения эмоций на лице являются универсальными или же они формируются культурой человека.

    Это возвращает нас к исследованиям Рэйчел Джек и его коллег.

    Их статья с недвусмысленным названием «Выражение эмоций на лице не является универсальным в культурном отношении», ставит под сомнение гипотезу универсальности.

    Лица на экране

    Джек и его коллеги создали компьютерную программу, которая случайным образом генерировала тысячи трехмерных движений лица, некоторые из которых формировали характерные модели мимики (см. Видео ниже).

    Наблюдателей, половина из которых были западноевропейскими и наполовину восточноазиатскими (с небольшим опытом знакомства с культурой друг друга), попросили классифицировать каждую анимацию как одну из шести основных эмоций — гнев, счастье, страх, печаль, отвращение или удивление — или « другое »и оцените эмоциональную интенсивность каждой анимации.

    Для наблюдателей с западного Кавказа движения лица, отнесенные к каждой из шести основных эмоций, казались различными, и все наблюдатели идентифицировали одни и те же эмоции.

    Напротив, те же самые отчетливые движения не были замечены в категоризации, сделанной выходцами из Восточной Азии, которые продемонстрировали высокую степень совпадения в классификации определенных движений. Особенно это касалось страха и удивления, а также гнева и отвращения.

    Другие различия были также очевидны между наблюдениями за западными кавказцами и восточными азиатами.В частности, восприятие эмоциональной напряженности некоторых выражений лиц было вызвано быстрыми изменениями области глаз у жителей Восточной Азии, тогда как западные кавказцы воспринимали свои сигналы с других частей лица.

    Truthout.org

    Это исследование, наряду с другими исследованиями за последнее десятилетие, формирует последовательный аргумент: существует культурных различий в типах движений выражения лица, которые, как считается, составляют определенные эмоции.

    Джек и его коллеги утверждают, что если выражение лица когда-то было универсальным, то с тех пор оно эволюционировало.Если это так, то можно только задаться вопросом, какие лицевые сигналы появятся в будущем, чтобы сообщать не только о внутренних эмоциях, но и о намерениях и обманах.

    Что тогда это означает для коммуникации между культурами в нашем все более глобализирующемся мире?

    Что ж, кажется очевидным, что мы не можем предположить, что наши выражения лица передают одно и то же значение для всех.

    Это, в свою очередь, порождает интересные вопросы: являются ли чувства, лежащие в основе выражения нашего лица, также культурно разнообразными? Или это просто внешнее изображение наших эмоций в форме мимики, сформированное культурой?

    Как всегда, есть чему поучиться.

    Различия в возрасте взрослых в интерпретации неожиданных выражений лица

    Эмоции. Авторская рукопись; доступно в PMC 2018, 22 марта 2018 г.

    Опубликован в окончательной редакции как:

    PMCID: PMC5864289

    NIHMSID: NIHMS820121

    DePaul University

    Для корреспонденции: Michael M. Shuster, Department of Psychology University, DePa Kenmore Ave., Чикаго, Иллинойс 60614, телефон: 773.807.6090, факс: 773.325.7888, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Emotion. См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

    Abstract

    При исследовании возрастных различий в интерпретации выражений лица взрослых еще предстоит изучить оценки удивленных лиц, которые сигнализируют о том, что в среде выразителя произошло неожиданное и неоднозначное событие. В настоящем исследовании выяснялось, различались ли взрослые старшего и младшего возраста в своих интерпретациях аффективной значимости удивленных лиц. В частности, мы изучили оценки счастливых, злых и удивленных выражений лица участниками старшего и младшего возраста.Основываясь на возрастных изменениях в обработке эмоциональной информации, мы предположили, что пожилые люди будут оценивать удивленные лица более позитивно, чем молодые люди. Результаты показали, что пожилые люди более позитивно интерпретируют удивленные лица, чем их более молодые сверстники. Эти результаты показывают новый возрастной положительный эффект в интерпретации удивленных лиц, предполагающий, что пожилые люди наделяют неоднозначные выражения лица, в которых отсутствуют положительные или отрицательные лицевые действия, положительным значением.

    Выражения удивления на лице передают попытку человека понять присутствие неожиданного, но весьма заметного события в его среде (Hortsmann, 2006). Было показано, что молодые люди постоянно интерпретируют эмоционально неоднозначные удивленные лица как негативные (Neta, Norris, & Whalen, 2009; Neta, & Whalen, 2010). Однако, поскольку обработка аффективной информации смещается на протяжении взрослой жизни в сторону позитивности (Carstensen & Mikels, 2005), есть веские основания полагать, что негативная предвзятость при обработке удивленных лиц не распространяется на более позднюю взрослую жизнь.Таким образом, в настоящем исследовании выяснялось, интерпретируют ли пожилые люди удивленные лица более позитивно, чем их более молодые сверстники.

    Выражения лиц других людей — важные сигналы, которые помогают нам интерпретировать социальное поведение и определять соответствующие реакции на ситуацию. Хотя некоторые выражения ясны по эмоциональной валентности, которую они передают (например, гнев, страх и т. Д.), Другие выражения неоднозначны и могут быть интерпретированы как отражающие либо положительную, либо отрицательную валентность (Kim, et al., 2004; Леппянен, Милдерс, Белл, Терриере и Хиетанен, 2004 г .; Нета и Уэлен, 2011 г .; Саид, Себе и Тодоров, 2009). Выражение лица может быть двусмысленным, показывая смесь положительного и отрицательного аффекта или показывая отсутствие явно положительного и отрицательного аффекта, как в случае удивленных или нейтральных выражений.

    По сравнению с нейтральными выражениями, присутствие выражения удивления сигнализирует о том, что в окружающей среде произошло значимое событие (Hortsmann, 2006; Meyer, Reisenzein, Schützwohl, 1997).Удивленное выражение лица отражает адаптивную первоначальную реакцию на неожиданное событие, которое прервало действия человека и переориентировало его внимание, чтобы усилить реакцию на событие, отклоняющееся от их ожиданий. С точки зрения функционализма, приподнятые брови и широко раскрытые глаза удивленного выражения служат для улучшения поля зрения, чтобы лучше обновлять схемы человека, касающиеся важных аспектов окружающей среды (Shariff & Tracy, 2011). Удивленные лица оцениваются как указывающие на то, что действия человека были прерваны и что перед возобновлением действия требуется дополнительная информация (Hortsmann, 2003).Самое главное, что удивленные лица по своей сути не являются ни положительными, ни отрицательными, но было показано, что положительные или отрицательные интерпретации зависят от наличия неоднозначного контекста (Kim, Somerville, Johnstone, Alexander, & Whalen, 2003; Kim et al., 2004). . Таким образом, выражения удивления были полезны при исследовании предубеждений в интерпретации.

    Негативная предвзятость в интерпретации выражений удивления была обнаружена у детей, подростков и молодых людей (например, Neta et al., 2009; Tottenham et al., 2013). Хотя индивидуальные оценки выражений удивления отличались друг от друга, более молодые взрослые участники оценивали эмоционально неоднозначные лица скорее как отрицательные, чем как положительные (Neta et al., 2009; Neta & Whalen, 2010). Более того, парадигмы странного типа продемонстрировали, что выражения удивления обрабатываются более аналогично выражениям отрицательного гнева по сравнению с выражениями положительного счастья у молодых людей (Neta, Davis, & Whalen, 2011). В целом Нета и его коллеги (2011) предполагают, что молодые люди интерпретируют удивленные лица как скорее негативные, чем позитивные.Однако из-за мотивационных сдвигов в сторону целей регуляции эмоций в более позднем возрасте (см., Например, Charles & Carstensen, 2007), вполне вероятно, что различия в развитии в обработке удивленных лиц могут наблюдаться в позднем взрослом возрасте.

    Согласно теории социоэмоциональной избирательности (SST; Carstensen, 2006), пожилые люди более мотивированы, чем их более молодые сверстники, к оптимизации эмоционального благополучия из-за ограниченных временных горизонтов. Эта мотивация побуждает пожилых людей обрабатывать либо позитивную информацию в большей степени, либо негативную информацию в меньшей степени, чем молодые люди.Эффект положительности возрастное предпочтение положительного, а не отрицательного материала при обработке информации (Carstensen & Mikels, 2005) — считается мотивированным и волевым по своей природе; этот эффект усиливается, когда люди могут обрабатывать информацию по своему усмотрению, например, в неограниченных, а не ограниченных задачах обработки информации (Reed, Chan, & Mikels, 2014). Однако большая часть этого исследования использует однозначно положительный и отрицательный эмоциональный материал.

    Исследователи только недавно изучили возрастные различия взрослых в интерпретации неоднозначной информации. Например, было обнаружено, что по сравнению с более молодыми людьми пожилые люди менее негативно решают эмоционально неоднозначные сценарии (Mikels & Shuster, 2016). Kellough & Knight (2012) представили пожилым и молодым людям выражение лица, представляющее собой смесь дискретных положительных и отрицательных эмоций. По сравнению с более молодыми людьми пожилые люди более положительно оценивают смешанные выражения.Сочетание позитивных и негативных выражений лица одновременно демонстрирует частичную улыбку в дополнение к компонентам печали, гнева или страха. Эти сочетания демонстрируют сочетание положительного и отрицательного воздействия и, таким образом, в корне отличаются от выражения удивления. Удивленные лица передают дискретную эмоциональную реакцию, которая однозначно сигнализирует о том, что произошло неожиданное событие и что лицо, выражающее лицо, бдительно пытается оценить ситуацию (Hortsmann, 2003). В отличие от смешанных выражений, удивленные лица не содержат действий мышц, которые являются исключительными для выражения дискретных положительных или отрицательных эмоций.Исследования, изучающие визуальную обработку выражений лица во время задач по идентификации эмоций, показали, что пожилые люди склонны отвлекать внимание от глаз в пользу пристального взгляда на рот (например, Murphy & Isaacowitz, 2010). Таким образом, относительно более позитивная оценка смешанных выражений пожилыми людьми может быть результатом предвзятости восприятия, а не предвзятости интерпретации.

    В настоящем исследовании использовались удивленные лица, а не сочетания, чтобы определить, дают ли более старшие по сравнению с более молодыми взрослые более положительные оценки выражений лица, в которых отсутствуют лицевые действия, связанные исключительно с положительным или отрицательным аффектом.Для этого мы использовали модифицированную версию задачи оценки лица Neta et al. (2009), где взрослые старшего и младшего возраста оценивали значимость выражений счастья, гнева и удивления. Основываясь на предыдущих выводах относительно возрастных различий в обработке неоднозначности, мы предсказали, что по сравнению с более молодыми людьми пожилые люди будут оценивать выражения удивления как более позитивные. В исследовательских целях также была проведена электромиография лица, чтобы изучить потенциальные отношения между аффективными оценками и реакциями лица.

    Метод

    Участники

    Был набран 31 человек более молодого возраста и 32 человека старшего возраста (см. Характеристики участников). Этот размер выборки сопоставим с предыдущими исследованиями, в которых изучались возрастные различия в интерпретации неоднозначных ситуаций (Mikels et al., 2016), и исследованиями, изучающими взаимосвязь между оценочными предубеждениями и активностью fEMG (Neta et al., 2009). Пожилые люди получали денежную компенсацию за свое участие; более молодые люди получали компенсацию в виде оплаты или кредита на обучение.

    Таблица 1

    Характеристики участников по возрастным группам.

    В целом 0.59
    Младший Старший Статистика



    M (SD) M (SD) t p
    Возраст (в годах) 90.9881 73.56 (7,44)
    Пол 73,3% F, 26,7% M 71,9% F, 28,1% M
    1 (3,25) 15,66 (3,26) −2,77 .008
    Социально-экономический уровень 2,84 (1,10) 2,87 0,9882 .
    Словарь (WAIS-IV) 32.42 (8,92) 41,84 (9,62) −4,03 <.001
    Кодирование (WAIS-IV) 83,68 (12,78) (12,78) (12,78) 6,12 <.001
    Размах цифр (WAIS-IV) 28,16 (4,97) 25,87 (5,76) .099 0,58 (0.69) 1,20 (0,69) −3,50 <.001
    Рейтинг сердитой валентности −2,04 (0,34) −2,21 (0,44) 902 091
    Happy Valence Ratings 2,14 (0,31) 2,30 (0,44) −1,61 .114
    Surprise (0,71) −4,77 <.001
    Corrugator Activity −0,05 (0,17) -0,24 (0,26) 881
    Zygomaticus Activity −0,02 (0,05) −0,06 (0,06) 2,91 .005

    Stimuli 2009 900a и изображения

    Мимические выражения гнева, счастья и удивления были выбраны из 9 мужских и 9 женских моделей из базы данных эмоциональных выражений лица NimStim, которые были подтверждены как имеющие высокий уровень согласия внутри участников при выполнении задач по идентификации эмоций (Tottenham et al., 2009).

    Измерения электромиографии лица

    Электромиография лица (фЭМГ) измеряли лицевые реакции участников на изображения (Larsen, Norris, & Cacioppo, 2003). Пары электродов из Ag / AgCl диаметром 4 мм были прикреплены к участкам мышц для гофрирования, (лоб) и скуловой мышцы, (щека) в соответствии с рекомендациями Фридлунда и Качиоппо (1986). Активность лицевых мышц регистрировали с частотой дискретизации 1 кГц с помощью интегрированной беспроводной системы и программного пакета (Biopac MP150, AcqKnowledge; Biopac Systems, Голета, Калифорния).Меры были собраны по всей задаче. Данные фЭМГ обрабатывались в соответствии с протоколом, использованным в предыдущих физиологических исследованиях аффекта (например, Mikels & Shuster, 2016).

    Оценка когнитивных способностей

    Три стандартных WAIS-IV (Weschler, Coalson, & Raiford, 2008) измерения когнитивных функций были включены для сравнения пожилых и молодых людей. Словарь требовал от участников дать краткие словесные определения списков слов, которые стали более трудными.Кодирование измеряло скорость обработки участников, требуя от них сопоставления символов, соответствующих цифрам, как можно быстрее в течение двух минут. Digit Span измерял кратковременную память (STM), заставляя участников запоминать и повторять цепочки цифр. См. Средние и стандартные отклонения.

    Процедура

    После получения согласия участники были оснащены лицевыми датчиками ЭМГ, размещенными на их мышцах гофра и скуловой мышцы .Участники прошли пятиминутный период акклиматизации, чтобы привыкнуть к датчикам. Затем участников проинформировали, что они будут просматривать и оценивать серию выражений лиц, которые будут представлены на короткое время. Каждое из 54 изображений было представлено дважды в двух отдельных запусках в случайном порядке, всего 108 испытаний. Изображения были представлены на экране компьютера с белым фоном, по одному, по одной секунде каждое. Перед каждым выражением участникам предъявляли черный крест фиксации на белом экране в течение шести секунд, а затем белый экран с красным крестом фиксации в течение 500 мс (чтобы помочь участникам сориентироваться в приближающемся изображении).После каждого изображения участники оценивали валентность выражения, используя обозначенные клавиши клавиатуры. Помеченные ключи представляют собой 6-балльную шкалу в диапазоне от -3 (очень отрицательно) до +3 (очень положительно). Наконец, у участников были удалены датчики фЭМГ, которым затем были назначены когнитивные задачи и демографический опрос.

    Результаты

    Для изучения возрастных различий в рейтингах валентности трех выражений лица был проведен ANOVA со смешанными измерениями 2 (возрастная группа) x 3 (выражение).Возник основной эффект экспрессии, указывающий на то, что оценки валентности значительно различались по трем категориям выражения лица: F (2, 122) = 1285,37, p <0,001, η p 2 = 0,955. Попарные сравнения, скорректированные Бонферрони, показали, что средние оценки валентности для каждого выражения значительно отличались от других. Гневные выражения были оценены наиболее негативно ( M = -2,13, SD = 0,40), счастливые выражения были оценены наиболее позитивно ( M = 2.22, SD = 0,39), а выражения удивления получили среднее значение ( M = 0,21, SD = 0,73). Кроме того, проявился основной эффект возраста: пожилые люди ( M = 0,23, SD = 0,32) оценили выражения лица в целом значительно более положительно по сравнению с более молодыми взрослыми ( M = −,02, SD ). = 0,23), F (1, 61) = 12,25, p = 0,001, η p 2 = 0,167.

    Важно отметить, что взаимодействие между возрастной группой и экспрессией было значимым, F (2, 122) = 14.91, p <0,001, η p 2 = 0,196. Для каждого типа экспрессии был проведен независимый выборочный тест t , чтобы сравнить оценки валентности, предоставленные пожилыми и молодыми людьми. Рейтинги валентности, предоставленные более молодыми ( M = -2,04, SD = 0,34) и старшими ( M = -2,21, SD = 0,44) взрослыми, существенно не различались для выражений гнева, t (61) = 1,72, p = 0,09, d = 0,432. Точно так же для счастливых выражений старшее ( M = 2.30, SD = 0,44) и младше ( M = 2,14, SD = 0,31) взрослые существенно не различались по своим рейтингам валентности, t (55,25) = -1,61, p =. 114, d = 0,420. Однако пожилые люди оценили удивленное выражение лица значительно более положительно ( M = 0,59, SD = 0,71), чем молодые люди ( M = -0,16, SD = 0,53), t (57,47) = −4,77, p <0,001, d = 1.197. Вышеупомянутые анализы были повторены с включением трех баллов когнитивной оценки в качестве ковариат, чтобы проверить, возможно ли объяснение возрастных различий в рейтингах валентности возрастными различиями в когнитивных способностях. Включение этих оценок не изменило характер или значимость результатов.

    Для изучения различий в активности фЭМГ был проведен ANOVA со смешанными измерениями 2 (возрастная группа) x 3 (экспрессия) для corrugator и zygomaticus отдельно.Основной эффект возраста проявился для активности как corrugator , так и zygomaticus , что указывает на то, что у более молодых людей были более высокие уровни активности по сравнению с пожилыми людьми, F (1, 61) = 11,79, p = 0,001, η p 2 = 0,162 и F (1, 61) = 40,57, p = 0,005, η p 2 = 0,122 соответственно (см.). Других эффектов не было.

    Обсуждение

    Это исследование предоставляет доказательства возрастных различий в оценке эмоционально неоднозначных удивленных лиц.Как и предполагалось, по сравнению с молодыми людьми пожилые люди интерпретировали выражения удивления как более позитивные. Оценки валентности, предоставленные взрослыми и молодыми людьми, существенно не различались для злых или счастливых выражений. Таким образом, возрастная разница в аффективных интерпретациях мимики была характерна только для выражений удивления. Этот вывод обеспечивает важное граничное условие для эффекта позитивности в аффективных оценках, так что только неоднозначные лица удивления могут быть восприимчивы к возрастным различиям в интерпретации.Такие возрастные различия могут иметь непреднамеренные последующие последствия, поскольку интерпретация удивленных лиц в непредвиденных ситуациях может повлиять на то, как люди оценивают намерения своих социальных партнеров (Justyte & Schönenberg, 2014).

    Эти данные согласуются с недавними исследованиями возрастных различий в аффективных оценках и интерпретациях выражений лица, которые были смешаны с точки зрения валентности (Kellough & Knight, 2012). Использование в нашем исследовании выражений удивления, а не сочетаний положительного и отрицательного, расширяет выводы Келлоу и Найта (2012) до выражений удивления, которые однозначно сигнализируют об адаптивной эмоциональной реакции, которая инициируется оценкой неопределенности, вызванной изменением аспектов окружающей среды.Наши результаты также параллельны исследованиям, демонстрирующим, что по сравнению с молодыми, пожилые люди формируют более положительные черты (например, здоровье и надежность) нейтральных выражений лица (Zebrowitz, Franklin, Hillman, & Boc, 2013). Наряду с Zebrowitz et al. (2013), наши результаты расширяют сферу действия позитивного эффекта на оценку социально-эмоциональных стимулов, которые не являются ни положительными, ни отрицательными по валентности. Предыдущие исследования положительного эффекта ограничивались использованием стимулов с положительной, отрицательной или смешанной валентностью (см .: Reed, Chan, & Mikels, 2014).Из-за того, что мы используем удивленные лица (а не смешанные выражения), наши результаты показывают, что пожилые люди наделяют выражения лица, которые не являются ни положительными, ни отрицательными с точки зрения их валентности, положительным значением.

    Хотя настоящее исследование задокументировало возрастные различия в интерпретации неоднозначных выражений лица, существуют ограничения в отношении обобщения в контексте реальной жизни. Недавняя литература предполагает, что контекст, окружающий выражения лица, может иногда определять, как эти выражения идентифицируются, и что пожилые (по сравнению с более молодыми) взрослые могут больше полагаться на контекст для правильного определения выражений лица (Noh & Isaacowitz, 2013).Таким образом, в будущих исследованиях следует учитывать роль контекстных факторов, окружающих неоднозначные выражения, для повышения экологической достоверности. Что касается исследовательских данных фЭМГ, наши результаты не предоставили каких-либо дополнительных сведений, возможно, из-за более низкой реактивности лица у пожилых людей. Будущие исследования должны включать более крупные образцы, особенно при изучении физиологических показателей из-за их большей изменчивости.

    Наше исследование свидетельствует о возрастных различиях в интерпретации удивленных лиц, неоднозначных с точки зрения валентности.В частности, пожилые люди оценили удивленные лица как более позитивные по сравнению с более молодыми людьми. Следовательно, взрослые старшего возраста и молодые люди могут по-разному оценивать и интерпретировать лица других людей в непредвиденных ситуациях, что может повлиять на последующие действия.

    Благодарности

    Это исследование было поддержано Национальным институтом старения, грант R01-AG043533, и Национальным научным фондом, грант SES-1139554, предоставленный JAM.

    Ссылки

    • Carstensen LL.Влияние чувства времени на развитие человека. Наука. 2006; 312 (5782): 1913–1915. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Carstensen LL, Mikels JA. На стыке эмоций и познания: старение и позитивный эффект. Современные направления психологической науки. 2005. 14 (3): 117–121. [Google Scholar]
    • Charles ST, Carstensen LL. Регулирование эмоций и старение. В: Гросс Дж. Дж., Редактор. Справочник по регулированию эмоций. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 2007. С. 307–320.[Google Scholar]
    • Fridlund AJ, Cacioppo JT. Руководство по электромиографическим исследованиям человека. Психофизиология. 1986. 23 (5): 567–589. [PubMed] [Google Scholar]
    • Хорстманн Г. Психологический рефрактерный период остановки. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность. 2003; 29 (5): 965. [PubMed] [Google Scholar]
    • Хорстманн Г. Задержка и продолжительность прерывания действия от неожиданности. Познание и эмоции. 2006. 20 (2): 242–273. [Google Scholar]
    • Юсайт А., Шёненберг М.Обработка угроз при генерализованной социальной фобии: исследование ошибок интерпретации неоднозначного лицевого аффекта. Психиатрические исследования. 2014. 217 (1): 100–106. [PubMed] [Google Scholar]
    • Келлоу Дж. Л., Найт Б. Дж. Позитивные эффекты в восприятии пожилыми людьми эмоций лица: роль перспективы времени в будущем. Журналы геронтологии серии B: Психологические и социальные науки. 2012. 67 (2): 150–158. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ким Х., Сомервилл Л.Х., Джонстон Т., Александр А.Л., Уэлен П.Дж.Обратная реакция миндалины и медиальной префронтальной коры на удивленные лица. Нейроотчет. 2003. 14 (18): 2317–2322. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ким Х., Сомервилль Л.Х., Джонстон Т., Полис С., Александр А., Шин Л.М., Уэлен П.Дж. Контекстная модуляция реакции миндалины на удивленные лица. Журнал когнитивной неврологии. 2004. 16 (10): 1730–1745. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ларсен Дж. Т., Норрис С. Дж., Качиоппо Дж. Т.. Влияние положительного и отрицательного воздействия на электромиографическую активность над большой скуловой мышью и надкруглой складкой.Психофизиология. 2003. 40 (5): 776–785. [PubMed] [Google Scholar]
    • Leppänen JM, Milders M, Bell JS, Terriere E, Hietanen JK. Депрессия искажает распознавание эмоционально нейтральных лиц. Психиатрические исследования. 2004. 128 (2): 123–133. [PubMed] [Google Scholar]
    • Meyer WU, Reisenzein R, Schützwohl A. К процессу анализа эмоций: случай неожиданности. Мотивация и эмоции. 1997. 21 (3): 251–274. [Google Scholar]
    • Микельс Дж. А., Шустер М. М.. Интерпретирующие линзы пожилых людей не розового цвета — просто менее темные: старение и интерпретация неоднозначных сценариев.Эмоции. 2016; 16 (1): 94–100. DOI: 10,1037 / emo0000104. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Mikels JA, Shuster MM, Thai ST, Smith-Ray R, Waugh CE, Roth K,… Stine-Morrow EL. Важные сообщения: возрастные различия в эмоциональной реакции на сформулированные сообщения о здоровье. Психология и старение. 2016; 31 (4): 409–414. DOI: 10,1037 / pag0000040. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Murphy NA, Isaacowitz DM. Возрастные эффекты и модели взгляда при распознавании эмоциональных выражений: углубленный анализ мер и ковариат взгляда.Познание и эмоции. 2010. 24 (3): 436–452. [Google Scholar]
    • Neta M, Whalen PJ. Приоритет негативных интерпретаций при разрешении валентности неоднозначных выражений лица. Психологическая наука. 2010. 21 (7): 901–907. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Neta M, Whalen PJ. Индивидуальные различия в нейронной активности во время задания на выражение лица и идентичности на рабочую память. Нейроизображение. 2011. 56 (3): 1685–1692. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Neta M, Davis FC, Whalen PJ.Разрешение валентности неоднозначных выражений лица с помощью эмоциональной эксцентричной задачи. Эмоции. 2011; 11 (6): 1425. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Neta M, Norris CJ, Whalen PJ. Ответы мышц-корругаторов связаны с индивидуальными различиями в предвзятости положительно-отрицательного. Эмоции. 2009; 9 (5): 640. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Noh SR, Isaacowitz DM. Эмоциональные лица в контексте: возрастные различия в точности распознавания и шаблонах сканирования. Эмоции.2013; 13 (2): 238. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Reed AE, Chan L, Mikels JA. Мета-анализ эффекта возрастной позитивности: возрастные различия в предпочтениях позитивной информации по сравнению с негативной. Психология и старение. 2014; 29 (1): 1. [PubMed] [Google Scholar]
    • Саид К.П., Себе Н., Тодоров А. Структурное сходство с эмоциональными выражениями предсказывает оценку эмоционально нейтральных лиц. Эмоции. 2009; 9 (2): 260. [PubMed] [Google Scholar]
    • Шариф А.Ф., Трейси Дж. Л..Для чего нужны выражения эмоций? Современные направления психологической науки. 2011. 20 (6): 395–399. [Google Scholar]
    • Тоттенхэм Н., Фуонг Дж., Фланнери Дж., Габард-Дурнам Л., Гофф Б. Предвзятость в негативном отношении к неоднозначной валентности выражения лица в детстве: сходные данные по поведению и реакциям лицевых мышц. Эмоции. 2013; 13 (1): 92. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Tottenham N, Tanaka JW, Leon AC, McCarry T., медсестра M, Hare TA,… Nelson C. Набор выражений лица NimStim: суждения необученных участников исследования.Психиатрические исследования. 2009. 168 (3): 242–249. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Wechsler D, Coalson DL, Raiford SE. WAIS-IV: шкала интеллекта взрослых Векслера. Сан-Антонио, Техас: Пирсон; 2008. [Google Scholar]
    • Зебровиц Л.А., Франклин Р.Г., младший, Хиллман С., Бок Х. Первые впечатления от лиц пожилых и молодых людей: сходные в согласии, но разные позитивные. Психология и старение. 2013; 28 (1): 202. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    Восприятие дискретных эмоций другими людьми: свидетельства отчетливой мимикрии лица

    Сходство мышечной активации с категориями стимулов

    Было проверено, демонстрировали ли участники аналогичную активацию лицевых мышц движения, показанные в стимулах для каждой категории эмоций.В таблице 2 представлены ожидаемые изменения активности лицевых мышц в ответ на эмоциональные выражения стимулов и статистические результаты. Мышечные реакции участников на эмоциональное выражение гнева не совпадали с активацией черт лица в стимулах, то есть нахмурении и прижатии губ, поскольку активность не увеличивалась значительно в месте гофрирования или в месте подъема, соответственно. Полученная активация лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение отвращения соответствовала характерному выражению отвращения в виде морщинистого носа, поскольку активность в области леватора значительно увеличилась по сравнению с исходным уровнем.Активация лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение страха частично соответствовала характерному выражению страха в виде растянутых углов рта (т. Е. Значительно повышенная активность в области скуловой мышцы), но не поднимала и не опускала брови (т. Е. Не было значительного изменения активности лобных мышц). сайт и сайт гофроагрегата соответственно). Активация лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение грусти частично соответствовала характерному выражению печали, когда брови поднимались вверх (т.е. значительно повышенная активность в области лобной мышцы), но не сводит брови вместе (то есть нет значительного увеличения активности в области корругатора) и уголки губ опускаются вниз (то есть нет значительного снижения активности в области депрессора). Паттерн активации лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение счастья соответствовал характерному выражению счастья на лице с углами рта, вытянутыми наружу и вверх, поскольку активность в области скуловой мышцы значительно увеличилась в ответ на счастливые выражения лица наряду со значительным увеличением области леватора Мероприятия.Паттерн активации лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение удивления соответствовал характерному выражению удивления, то есть опусканию челюсти (т.е. значительному снижению активности в депрессорном участке) и поднятию бровей (т.е. значительному увеличению активности в области лобной мышцы). ). Активация лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение пренебрежения не соответствовало характерному выражению презрения — односторонней приподнятой брови и односторонней улыбке, поскольку активность не увеличивалась значительно на лобной и скуловой сторонах соответственно.Активация лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение смущения частично соответствовала характерному выражению смущения, когда уголки рта вытягивались наружу (т.е. повышенная активность в области скуловой мышцы), но не прижимались губами (т.е. не было значительного изменения активности в области леватора) . Паттерн активации лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение pride соответствовал характерному гордому выражению лица углов рта, вытянутых наружу и вверх, поскольку активность в области скуловой мышцы и поднимающей мышцы значительно увеличилась.

    Таблица 2 Сходство мышечной активации с категориями стимулов.

    Паттерны активации лицевых мышц для каждой категории эмоций

    Наблюдаемые средние значения ЭМГ для пяти участков лицевых мышц, измеренные для каждой категории эмоций (см. Нижнюю панель рис. 2), были протестированы для демонстрации ожидаемых паттернов активации лицевых мышц (представленных буквами a- априори определенные коэффициенты контраста; см. раздел метода и верхнюю панель рис. 2). Результаты показали, что средние значения ЭМГ в ответ на просмотр выражений лиц следующих категорий эмоций достоверно соответствуют ожидаемым моделям: счастье, t (72) = 8.80, p <0,001, η 2 = 0,52; гордость, t (72) = 11,18, p <0,001, η 2 = 0,63; сюрприз, t (72) = 4,42, p <0,001 η 2 = 0,21; отвращение, t (72) = 2,70, p = 0,008, η 2 = 0,09; смущение, t (72) = 2,70, p = 0,008, η 2 = 0,09; презрение, t (72) = 2.19, p = 0,023, η 2 = 0,06, η 2 = 0,63; печаль, t (72) = 1,90, p = 0,038, η 2 = 0,05. Таким образом, анализ несходства, сравнивающий паттерны активации лицевых мышц между категориями эмоций одной и той же валентной категории, проводился с определенными контрастами коэффициентов для этих категорий эмоций.

    Рис. 2

    Ожидаемые и полученные паттерны активации лицевых мышц по категориям эмоций.Золотые столбики обозначают снижение активности в ответ на стимулы, а синие столбцы — увеличение активности в ответ на стимулы. Верхняя панель: ожидаемые модели активации лицевых мышц в ответ на стимулы каждой категории эмоций. Априори определенные коэффициенты контрастности представлены в числовом виде на рисунке. Нижняя панель: скорректированная по базовой линии средняя активация ЭМГ каждого участка лицевой мышцы в ответ на наблюдение за эмоциональными выражениями лица. Планки погрешностей представляют собой 95% доверительные интервалы средних значений.

    Ожидаемый паттерн активации лицевых мышц по пяти измеренным мышцам (т.е. коэффициент контрастности) в ответ на выражение гнева на лице, t (72) = 1,19, p = 0,119, η 2 = 0,02, и страх t (72) = −1,31, p = 0,107, η 2 = 0,02, в данных не обнаружены. Ожидаемый паттерн активации лицевых мышц в ответ на нейтральные выражения лица также не отображался в наблюдаемых данных, t (72) = -2.68, p = 0,008, η 2 = 0,09, на что указывает значимое отрицательное значение t . Таким образом, необходимо было провести дополнительные исследовательские анализы по категориям гнева, страха и нейтральности; см. раздел «Дополнительные анализы».

    Анализ несходства положительных валентных эмоций

    Результаты сопоставления ответов ЭМГ с просмотром выражений лица счастья с использованием ожидаемого паттерна активации лицевых мышц для счастья и ожидаемого паттерна гордости (т.е. другая положительная валентная эмоция) показал, что образец счастья не намного лучше соответствовал данным, чем образец гордости, t (72) = -2,62, p = 0,006, η 2 = 0,09. В то время как на рис. 2 показаны ожидаемые и полученные активации лицевых мышц в мышцах для каждой категории эмоций, на рис. 3 представлена ​​сводка результатов анализа несходства.

    Рисунок 3

    Результаты сравнения паттернов активации лицевых мышц для каждой категории эмоций.Данные ЭМГ, лежащие в основе просматриваемой категории эмоций и связанного с ними ожидаемого паттерна активации лицевых мышц, были противопоставлены другим ожидаемым паттернам в рамках категории валентности эмоции. a Для этой категории эмоций паттерн активации лицевых мышц был получен из больших средних наблюдаемых данных и контрастов, проведенных с этим паттерном, полученным из данных. * Контрасты для условия просмотра выражений лица гнева были выполнены с использованием стандартизированных данных z .ANG = гнев, DIS = отвращение, FEA = страх, SAD = печаль, EMB = смущение, CON = презрение, SUR = удивление, NEU = нейтральный, HAP = счастье, PRI = гордость. Серые прямоугольники представляют незначительные результаты. 1 (фиолетовый) = p <0,05, 2 (синий) = p <0,01, 3 (зеленый) = p <0,001, # (розовый) = p <0,08.

    Результаты сопоставления ответов ЭМГ с просмотром выражений лица pride с использованием ожидаемого паттерна активации лицевых мышц для гордости и ожидаемого паттерна счастья (т.е. другая положительная валентная эмоция) показал, что образец гордости значительно лучше соответствовал данным, чем образец счастья, t (72) = 4,05, p <0,001, η 2 = 0,19; см. рис. 3.

    Анализ различий удивления

    Результаты сопоставления ответов ЭМГ с просмотром удивления выражений лица с использованием ожидаемого паттерна активации лицевых мышц для удивления и ожидаемого нейтрального паттерна показали, что паттерн удивления действительно значительно лучше соответствует данным, чем нейтральный шаблон, t (72) = 5.75, p <0,001, η 2 = 0,31; см. рис. 3.

    Анализ несходства отрицательных валентных эмоций

    ЭМГ-ответы на просмотр отвращения выражений лица с использованием ожидаемого паттерна активации лицевых мышц для отвращения были противопоставлены ожидаемым паттернам других отрицательных валентных эмоций; см. рис. 3. Результаты показали, что ожидаемый образец отвращения значительно лучше отражает наблюдаемые данные, чем ожидаемый образец гнева, t (72) = 1.78, p = 0,049, η 2 = 0,04; страх, t (72) = 2,59, p = 0,025, η 2 = 0,09; печаль, t (72) = 2,28, p = 0,025, η 2 = 0,07; и неуважение, t (72) = 2,22, p = 0,025, η 2 = 0,06. По сравнению с ожидаемой моделью смущения, ожидаемая модель отвращения имела тенденцию к значительно лучшему описанию данных ЭМГ в ответ на выражение отвращения на лице, t (72) = 1.64, p = 0,053, η 2 = 0,04.

    ЭМГ-ответы на просмотр печали выражений лица с использованием ожидаемого паттерна активации лицевых мышц для печали были противопоставлены ожидаемым паттернам других негативных валентных эмоций; см. рис. 3. Результаты показали, что ожидаемая модель печали имеет тенденцию к значительно лучшему представлению наблюдаемых данных, чем ожидаемая модель гнева, t (72) = 2,35, p = 0.053, η 2 = 0,07. Ожидаемый образец печали не намного лучше соответствовал наблюдаемым данным, чем образцы отвращения, t (72) = 1,53, p = 0,105, η 2 = 0,03; страх, t (72) = 1,39, p = 0,105, η 2 = 0,03; смущение, t (72) = 1,47, p = 0,105, η 2 = 0,03; и неуважение, t (72) = 0,76, p = 0.244, η 2 = 0,01.

    ЭМГ-ответы на просмотр смущения выражений лица с использованием ожидаемого паттерна активации лицевых мышц для смущения были противопоставлены ожидаемым паттернам других негативных валентных эмоций; см. рис. 3. Результаты показали, что ожидаемый образец смущения значительно лучше представлял наблюдаемые данные, чем ожидаемый образец гнева, t (72) = 3,41, p = 0,003, η 2 = 0.14; отвращение, t (72) = 2,81, p = 0,009, η 2 = 0,10; и грусть, t (72) = 1,98, p = 0,043, η 2 = 0,05. Ожидаемый образец смущения не намного лучше описывает наблюдаемые данные, чем ожидаемый образец страха, t (72) = 1,49, p = 0,088, η 2 = 0,03 и презрение, t (72) = 0,06, p = 0,475, η 2 = 0.00.

    ЭМГ-ответы на просмотр презрения выражений лица с использованием ожидаемого паттерна активации лицевых мышц за презрение были противопоставлены ожидаемым паттернам других отрицательных валентных эмоций; см. рис. 3. Результаты показали, что ожидаемый образец презрения значительно лучше отражает наблюдаемые данные, чем ожидаемый образец страха, t (72) = 3,84, p <0,001, η 2 = 0,17; гнев, т (72) = 2.83, p = 0,008, η 2 = 0,10; и грусть, t (72) = 2,57, p = 0,010, η 2 = 0,08. Ожидаемый образец презрения не намного лучше отражает наблюдаемые данные, чем ожидаемый образец отвращения, t (72) = 0,06, p = 0,476, η 2 = 0,00 и смущение, t (72) = −0,44, p = 0,415, η 2 = 0.00.

    Дополнительный анализ гнева и страха

    Был проведен дополнительный исследовательский анализ, чтобы определить, существует ли паттерн активации лицевых мышц в ответ на выражение лица гнева и страха, который просто расходится с ожидаемыми паттернами, или нет паттернов реакции для этих категорий эмоций вообще. Таким образом, вместо априорного определения коэффициентов контрастности, коэффициенты контрастности теперь выводились из больших средних значений на участок лицевой мышцы участников.Когда дисперсия, объясняемая шаблоном, больше, чем дисперсия ошибки в выборке, это указывает на наличие значимого шаблона ответа в данных. Имитационный анализ с использованием синтетических случайных данных был проведен для сравнения уровня ошибки типа I априори определенных контрастов с полученными контрастами большого среднего. Данные моделирования были сгенерированы так, чтобы точно соответствовать нашим спецификациям данных по 70 субъектам на набор данных, пяти многомерным нормально распределенным каналам данных со средними значениями нуля и ковариационной структуре, моделирующей зависимости между EMG-каналами (взятыми из наших данных).Частота ложноположительных результатов из 500 000 таких наборов данных составила 33% для полученных контрастов большого среднего и (ожидаемых) 5% для заранее определенных контрастов; полученные значения p для проверки контрастов гнева и страха по значимости, таким образом, были умножены на 6,63 (= 33/5). Поскольку эти контрастные анализы носили исследовательский характер, было применено двухстороннее тестирование 25 . Бенджамини-Хохберг 26 корректировка значений p была применена для учета множественных сравнений.Представлено р -значения скорректированы. Анализ контраста полученных паттернов среднего среднего показал, что существует значимая закономерность в данных в ответ на выражение страха на лице: t (72) = 5,42, p <0,001, η 2 = 0,29 , но не в ответ на выражения гнева, t (72) = 1,96, p = 0,358, η 2 = 0,05. Анализ несходства проводился с использованием полученных паттернов страха на основе среднего среднего, в отличие от ожидаемых паттернов других категорий негативных валентных эмоций.

    Другое моделирование тестов было проведено со случайными данными (как описано выше) для вычисленных контрастов большого среднего по сравнению с априори определенными контрастами и выявило уровень ложноположительных результатов 13%. Таким образом, p -значения были умножены на 2,52 (= 13/5). Поскольку эти контрастные анализы носили исследовательский характер, было применено двухстороннее тестирование 25 . Бенджамини-Хохберг 26 корректировка значений p была применена для учета множественных сравнений; представлено р, -значения скорректированы.Результаты сопоставления паттерна в данных в ответ на эмоциональные выражения лица страха ожидаемым паттернам других негативных валентных эмоций показали, что паттерн страха в данных значительно отличался от ожидаемого паттерна гнева, t (72) = 5,17, p <0,001, η 2 = 0,27, и грусть, t (72) = 4,39, p <0,001, η 2 = 0,21, но не к ожидаемому образцу смущения, t (72) = 1.52, p = 0,338, η 2 = 0,03; см. рис. 3. Результаты показали тенденцию к значительному отличию модели страха от ожидаемой модели отвращения, t (72) = 2,45, p = 0,060, η 2 = 0,08, и презрение , t (72) = 2,40, p = 0,060, η 2 = 0,07.

    Дальнейший дополнительный анализ гнева

    Участок лицевой мышцы морщинистой мышцы показал неожиданное снижение активности в ответ на большинство категорий стимулов (рис.2), поскольку активность должна, по крайней мере, увеличиваться в ответ на выражение гнева и страха на лице, основанное на опубликованных отчетах (например, 18 ). Следует учитывать, что активность корругатора обычно выше, чем у многих других мышц во время выполнения задач, так как он также задействуется во время внимания даже на простые сенсорные стимулы 27 . Учитывая, что феномен, изучаемый в текущем исследовании, охватывал мимику лица, можно было ожидать верхнего предела, до которого активность гофроагрегата могла возрасти, прежде чем стать явной.В сочетании с тем, что участники обратили внимание на задачу, то есть на активацию корругатора во время исходного уровня, можно предположить, что откорректированные на исходном уровне ответы не показали увеличения активности в ответ на гневное выражение лица. Принимая во внимание этот случай, для каждого участника и отдельно для каждого участка лицевой мышцы по категориям эмоций была применена стандартизация z средних значений. Z — стандартизация позволила исследовать реакции лицевых мышц относительно категорий эмоций, включенных в задачу.Фигура, показывающая стандартные средства z для пяти участков лицевых мышц для каждой категории эмоций, может быть найдена на дополнительном рисунке S1. Стандартизованные для z данные об активации лицевых мышц для гнева затем были сопоставлены с априори определенным паттерном для гнева, протестированным двухсторонним на основе исследовательского характера этого теста 25 . Результаты показали, что стандартная активация лицевых мышц z в ответ на просмотр выражений лица гнева достоверно соответствует ожидаемому шаблону, t (72) = 4.99, p <0,001, η 2 = 0,26; Рис. 4.

    Рис. 4

    Z -стандартизованные ЭМГ-ответы на просмотр выражения лица гнева и ожидаемого паттерна активации лицевых мышц.

    Дальнейший контрастный анализ был проведен на основе стандартизированных данных гнева z для проверки ожидаемого паттерна гнева против априори определенных паттернов других отрицательных валентных эмоций. Бенджамини-Хохберг 26 корректировка значений p была применена для учета множественных сравнений, и значения p представлены как таковые; Испытания проводились двухсторонним.Результаты показали, что паттерн в стандартизированных данных гнева z значительно лучше описывался ожидаемым паттерном гнева, чем ожидаемым паттерном смущения, t (72) = 4,59, p <0,001, η 2 = 0,23; презрение, t (72) = 4,86, p <0,001, η 2 = 0,25; отвращение, t (72) = 3,80, p <0,001, η 2 = 0,17; страх, t (72) = 3.23, p = 0,003, η 2 = 0,13; и грусть, t (72) = 2,07, p = 0,042, η 2 = 0,06; Рис. 3.

    Счастье, удивление и страх в JSTOR

    Abstract

    Несмотря на то, что недавние исследования убедительно продемонстрировали, что эмоциональные выражения можно достоверно оценить по изображению лица, изображенному актером, существует мало свидетельств того, что выражения лица в реалистичных условиях похожи на изображения в позе актера, надежны в ситуациях, призванных вызвать те же эмоции. , или предоставить достаточно информации, чтобы опосредовать последовательные эмоциональные суждения оценщиков.Таким образом, в настоящем исследовании рассматривались эти вопросы, поскольку они связаны с эмоциями счастья, удивления и страха. 27 младенцев в возрасте от 10 до 12 месяцев (когда маскировка эмоций вряд ли повлияет на результаты) были протестированы в 2 ситуациях, призванных вызвать счастье (игра в прятки и сваливающаяся игрушка), 2 — для того, чтобы вызвать удивление (игрушка- переключатель и задача исчезающего объекта), и 2, чтобы вызвать страх (визуальный обрыв и приближение незнакомца). Зависимые переменные включали изменения в 28 компонентах реакции лица, взятые из предыдущей работы с использованием поз актеров, а также суждения о наличии 6 отдельных эмоций.Кроме того, инструментальное поведение использовалось для проверки с помощью реакции, отличной от выражения лица, была ли вызвана предсказанная эмоция. В отличие от предыдущих выводов по этому вопросу, мы обнаружили, что судьи могли надежно выносить суждения по всем выражениям лица даже в отсутствие контекстной информации. Была также получена поддержка, по крайней мере, некоторой степени специфичности паттернов реакции лицевых компонентов, особенно счастья и удивления. Было обнаружено, что эмоциональные суждения оценщиков зависят от наличия дискретных лицевых компонентов, которые, по прогнозам, связаны с этими эмоциями.Наконец, почти все ситуации вызывали смешение, а не отдельные эмоции.

    Информация о журнале

    В качестве ведущего журнала Общества исследований в области развития детей с 1930 года журнал «Развитие ребенка» публикует статьи, эссе, обзоры и учебные пособия по различным темам в области развития ребенка. Охватывая множество дисциплин, журнал предоставляет последние исследования не только для исследователей и теоретиков, но и для детских психиатров, клинических психологов, социальных психиатров, специалистов по дошкольному образованию, педагогических психологов, учителей специального образования и других исследователей.

    Информация для издателя

    Wiley — глобальный поставщик решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование. Наши основные направления деятельности производят научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни.Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять свои потребности и реализовывать их чаяния. Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми обществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS.Благодаря растущему предложению открытого доступа, Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому контенту, а также поддерживает все устойчивые модели доступа. Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

    Выражений лица, включая страх, могут быть не такими универсальными, как мы думали | Наука

    Когда вы улыбаетесь, вам может казаться, что весь мир улыбается вместе с вами, но новое исследование показывает, что некоторые выражения лица могут быть не такими универсальными.Фактически, несколько выражений, обычно используемых на Западе, в том числе выражение страха, имеют очень разные значения для одного коренного изолированного общества в Папуа-Новой Гвинее. Новые результаты ставят под сомнение некоторые широко распространенные принципы эмоциональной теории и могут подорвать новые технологии, такие как роботы и программы искусственного интеллекта, которым поручено считывать эмоции людей.

    Более века ученые задавались вопросом, испытывают ли все люди один и тот же базовый диапазон эмоций — и если да, то выражают ли они их одинаково.В 1870-х годах это был центральный вопрос, который Чарльз Дарвин исследовал в году. Выражение эмоций в человеке и животных . К 1960-м годам заслуженный психолог Пол Экман, работавший тогда в Калифорнийском университете в Сан-Франциско, разработал общепринятую методологию исследования этого вопроса. Он показал фотографии жителей Запада с разными выражениями лица людям, живущим в изолированных культурах, в том числе в Папуа-Новой Гвинее, а затем спросил их, какие эмоции передаются. Ранние эксперименты Экмана оказались убедительными.От гнева до счастья, от печали до удивления, выражения лиц, казалось, были понятны повсюду во всем мире, что является биологически врожденной реакцией на эмоции.

    Этот вывод практически не оспаривался в течение 50 лет и до сих пор занимает видное место во многих учебниках психологии и антропологии, говорит Джеймс Рассел, психолог из Бостонского колледжа и автор-корреспондент недавнего исследования. Но в последние несколько десятилетий ученые начали подвергать сомнению методологии и предположения более ранних исследований.

    Психолог Карлос Кривелли был одним из них. В 2011 году он работал со своим коллегой, психологом Хосе-Мигелем Фернандес-Долсом в Автономном университете Мадрида. Вместе они разработали план исследования первоначального исследования Экмана в Папуа-Новой Гвинее. Кривелли и давний друг и партнер по исследованиям Серджио Харилло, антрополог из Американского музея естественной истории в Нью-Йорке, побывали на Тробрианских островах у восточного побережья Папуа-Новой Гвинеи, где проживает около 60 000 коренных тробрианцев.Эти садоводы и рыбаки исторически были изолированы как от материковой части Папуа-Новой Гвинеи, так и от внешнего мира. Чтобы узнать все, что они могли, Кривелли и Харилло внедрились в местную культуру. Они были усыновлены принимающими семьями и приняли клановые имена; Кривелли стал « келакаси », а Харилло — « тоногва ». Они потратили много месяцев на изучение местного языка, киливила.

    Когда пришло время начинать исследование, им не потребовались ни переводчики, ни местные гиды.Они просто показали 72 молодым людям в возрасте от 9 до 15 лет из разных деревень, фотографии с установленным набором лиц, которые использовались в психологических исследованиях. Исследователи попросили половину тробрианцев связать каждое из лиц с эмоцией из списка: счастье, печаль, гнев, страх, отвращение или голод. Другой половине было поручено другое задание.

    Кривелли обнаружил, что им почти всегда улыбалось счастье. Однако результаты для других комбинаций были неоднозначными. Например, тробрианцы просто не могли прийти к единому мнению, какой эмоции соответствует хмурое лицо.Некоторые сказали это, а некоторые сказали то. То же самое и с морщинистым носом, надутым лицом и нейтральным выражением лица. Однако было одно выражение лица, с которым многие из них действительно согласились: широко раскрытое, задыхающееся лицо с приоткрытыми губами (подобное изображенному выше), которое в западных культурах почти повсеместно ассоциируется со страхом и покорностью. Тробрианцы сказали, что это выглядело «рассерженным».

    Удивленный, Кривелли показал другой набор тробрианцев с теми же лицами, но он сформулировал свои вопросы в историях — например, «Кто из этих людей хотел бы начать драку?» — чтобы привлечь больше контекста.Они тоже связали вздох с угрожающим поведением, сообщает сегодня Кривелли в Proceedings of the National Academy of Sciences . «Последствия здесь действительно велики», — говорит он. «Это убедительно свидетельствует о том, что, по крайней мере, такое лицевое поведение не является панкультурным, а скорее культурно специфичным».

    Молодой тробрианец из деревни Каулака указывает на задыхающееся лицо, показывая, что он распознает в нем проявление угрозы.

    Карлос Кривелли и Серхио Харилло

    Нельзя сказать, что эмоции не вызывают естественных физиологических реакций, объясняет Рассел, но исследование предполагает, что реакции и интерпретации могут варьироваться от культуры к культуре. Например, с ахнувшим лицом Рассел предполагает, что это выражение могло быть естественной реакцией на неотложные, тревожные ситуации. В то время как западная культура связала это выражение с чувством страха , возможно, тробрианцы связывают это выражение с , внушающим ему страха.Кривелли соглашается и указывает на другую культуру, чьи ритуальные танцы выражаются угрожающе похожим образом: маори Новой Зеландии.

    Основываясь на своем исследовании, Рассел отстаивает идею, которую он называет «минимальной универсальностью». В нем конечное количество способов движения лицевых мышц создает базовый шаблон выражений, которые затем фильтруются через культуру для обретения смысла. Если это действительно так, то такое культурное разнообразие в выражениях лиц окажется сложной задачей для новых технологий, которые стремятся декодировать человеческие эмоции и реагировать на них, говорит он, например, программное обеспечение для распознавания эмоций, разработанное для распознавания, когда люди лгут или замышляют насилие.

    «Это новая работа и интересный вызов принципу так называемого тезиса универсальности», — написала Диса Заутер, психолог из Амстердамского университета, в электронном письме. Она добавляет, что хотела бы, чтобы результаты исследования были воспроизведены со взрослыми участниками, а также с экспериментами, в которых людей просят изображать угрожающие или сердитые лица, а не просто интерпретировать фотографии выражений лиц. «Крайне важно проверить, обнаруживается ли эта модель выражения« страха », связанная с гневом / угрозой, при производстве мимики, поскольку тезис универсальности в первую очередь сосредоточен на производстве, а не на восприятии.”

    Социальный психолог Алан Фридлунд из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре говорит, что уровень погружения исследователей в культуру тробрианцев дает им уникальный взгляд на отображение угроз, а отказ от переводчиков повышает точность исследования. «Я думаю, что настоящая сила этой статьи в том, что она так хорошо знает своих участников», — говорит он.

    Но он добавляет, что метод моментальных снимков может быть не лучшим способом анализа того, как люди видят различные выражения лица — в конце концов, в повседневной жизни люди видят выражения лиц в контексте того, что происходит вокруг них, говорит он.Другая проблема связана с дизайном исследования — «счастье» было единственной положительной эмоцией, которую тробрианцы получили в качестве опции, говорит Фридлунд, что могло повлиять на результаты. Например, если бы исследователи включили «развлечение» или «удовлетворение» в качестве ответов, очевидное согласие по поводу улыбки могло бы исчезнуть.

    Несмотря на то, что Фридлунд в целом согласен с выводами исследования, он сомневается, что оно повлияет на сторонников жесткой линии, убежденных, что эмоции возникают из общего источника. Философская школа Экмана, например, возникла в эпоху после Второй мировой войны, когда люди искали идеи, которые укрепили бы нашу общую человечность, — говорит Фридлунд.«Я думаю, это не изменит мнения людей. У людей есть очень веские причины придерживаться универсальности или культурного разнообразия ».

    * Исправление, 18 октября, 12:33: Эта история была обновлена, чтобы исправить количество тробрианцев и их образ жизни, а также лучше описать задаваемые им вопросы.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *