Восприятие термин: Восприятие. Что такое «Восприятие»? Понятие и определение термина «Восприятие» – Глоссарий

Автор: | 25.04.1983

Содержание

АППЕРЦЕПЦИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 2. Москва, 2005, стр. 125

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: А. Н. Ждан

АППЕРЦЕ́ПЦИЯ (от лат. ad – к и per­ceptio – вос­при­ятие), тер­мин в фи­ло­со­фии и пси­хо­ло­гии, обо­зна­чаю­щий осо­знан­ность и связ­ность вос­при­ятия, а так­же про­цесс со­еди­не­ния но­во­го пред­став­ле­ния с про­шлым опы­том. Тер­мин «А.» ввёл Г. В. Лейб­ниц для обо­зна­че­ния ак­тивно­го и соз­нат. вос­при­ятия в от­ли­чие от бес­соз­нат. пер­цеп­ции в по­ле­ми­ке с Дж. Лок­ком, ут­вер­ждав­шим пас­сив­ность соз­на­ния в не­ко­то­рых фор­мах вос­при­ятия, и Р. Де­кар­том, от­ри­цав­шим не­осоз­на­вае­мое вос­при­ятие. В даль­ней­шем по­ня­тие А. ис­поль­зу­ет­ся для объ­яс­не­ния дея­тель­ной при­ро­ды и един­ст­ва соз­на­ния. И. Кант на­зы­ва­ет А. са­мо­со­зна­ние, раз­ли­чая эм­пи­рич. А. – соз­на­ние кон­крет­ных со­стоя­ний субъ­ек­та, воз­ни­каю­щее по­сред­ст­вом ас­со­циа­ции пред­став­ле­ний и но­ся­щее слу­чай­ный ха­рак­тер, и пер­во­на­чаль­ную, или чис­тую, А., но­ся­щую ап­ри­ор­ный ха­рак­тер, – то со­хра­няю­щее­ся в по­то­ке пер­цеп­ций един­ст­во са­мо­соз­на­ния (са­мо­то­ж­де­ст­вен­ное «Я мыс­лю»), ко­то­рое со­про­во­ж­да­ет все ос­таль­ные пред­став­ле­ния и обу­слов­ли­ва­ет их един­ст­во. В пси­хо­ло­гии И. Гер­бар­та А. оз­на­ча­ет за­ви­си­мость вос­приятия – и во­об­ще вся­ко­го ус­вое­ния но­во­го – от про­шло­го опы­та субъ­ек­та: но­вые впе­чат­ле­ния мо­гут про­ник­нуть в соз­на­ние лишь при ус­ло­вии под­держ­ки родств. пред­став­ле­ния­ми преж­не­го опы­та. У В. Вунд­та А. пред­ста­ёт как прин­цип ра­бо­ты соз­на­ния, от­лич­ный от про­сто­го ас­со­ции­ро­ва­ния, хо­тя ге­не­ти­че­ски и свя­зан­ный с ним: все ак­тив­ные про­цес­сы соз­на­ния – вни­ма­ние, во­ля, во­об­ра­же­ние, рас­су­док – суть об­ра­зо­ва­ния А. как твор­че­ской си­лы ду­шев­ной жиз­ни, про­ти­во­стоя­щей ас­со­циа­тив­ным про­цес­сам ме­ха­нич. сце­п­ле­ния пред­став­ле­ний.

В совр. пси­хо­ло­гии по­ня­тие А. прак­ти­че­ски не упот­реб­ля­ет­ся, хо­тя за­ви­си­мость вос­при­ятия от жиз­нен­но­го опы­та лич­но­сти ино­гда обо­зна­ча­ет­ся этим тер­ми­ном.

Плюсы и минусы клипового мышления

Наш темп жизни ускорился, мы выполняем намного больше действий, чем средневековый человек. Из-за вечной спешки и нехватки времени мы стали по-другому воспринимать информацию — фрагментарно, отрывисто, сжато, упуская много деталей. Если нам надо найти информацию о нутрициологии, то мы обратимся в Яндекс или найдем видео на Youtube, желательно небольшое, только с фактами. Нам стали нравиться фильмы или сериалы с динамичным сюжетом, где нет долгих и затянутых сцен, красочная картинка быстро сменяется на следующий фрагмент. Не удивительно, что тип мышления стал видоизменяться. Это все характеризует клиповое мышление, которое означает сиюминутное, поверхностное восприятие информации. В конце 1990-х г. этот термин ввел Федор Гиренок, описывая клиповую культуру и характерное ему мышление.

Причины появления клипового мышления

  • увеличение получаемой информации,
  • рост информационной скорости,
  • разнообразие и доступность информации,
  • увеличение многозадачности.

Наша жизнь сильно изменилась с появлением интернета и гаджетов, мы стали мыслить по-другому, больше успевать выполнять дел, да и жизнь сама по себе ускорилась в современном мире. Но хорошо или плохо сказывается клиповое мышление на качестве жизни человека — разберемся в этой статье.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Минусы клипового мышления

  • Информационный мусор. В бесконечном потоке информации сложно отделить важное от ненужного, человек впитывает всю информацию без разбора, забывая о фильтрации.
  • Снижение концентрации. Стало сложнее сконцентрироваться на конкретной, трудной для восприятия информации, постоянно хочется отвлечься на интересный паблик, полистать новостную ленту.
  • Снижение критического анализа. Нет времени на обдумывание основной информации, так как человек сразу переключается на следующий поток.
  • Повышение манипулятивности. Чем меньше человек углубляется в тему, тем проще им манипулировать яркими картинками и звучными слоганами.

Главной особенностью клипового мышления является то, что оно основывается только на поверхностной, сжатой информации. Согласно исследованиям ученых люди стали меньше читать бумажных книг. Обычную книгу заменили на цифровую или аудиокнигу. С одной стороны упростили формат книги и сделали его более доступным и удобным. С другой стороны человек перестал тактильно ощущать книгу, отказался от спокойной и тихой атмосферы, в которой лучше всего усваиваются знания.

Плюсы клипового мышления

  • Интеллектуальная разгрузка. Звучит странно, но мозг не может постоянно концентрироваться на сложной информации. Ему необходим отдых и перезагрузка.
  • Быстрая реакция. В жизни случаются непредвиденные ситуации, в которых необходимо принять решение здесь и сейчас. В такой момент на помощь приходит клиповое мышление.
  • Многозадачность. Поколение людей, тесно связанных с интернетом, больше склонны к многозадачности, которая имеет отрицательные последствия для мозга не только для школьников, подростков, но и взрослых людей.

В сущности, у клипового мышления больше минусов, чем плюсов. Но эти проблемы легко решаются с помощью простых техник. Посмотрите бесплатный онлайн-урок «Искусство продуктивности без стресса: как удерживать контроль в мире хаоса». После обучения вы научитесь держать ситуацию под контролем, использовать практики из психологии по управлению информацией, избавляться от стрессов, бороться с усталостью, сможете стать более организованными и достичь поставленных целей.

48 терминов из дизайна, которые должен знать каждый маркетолог

Вы когда-нибудь задумывались, что станет для вас возможным в маркетинге даже с небольшим запасом знаний дизайна? Хотите вывести ваши соцсети на новый уровень, увеличить
количество подписчиков, лайков и шеров? Без хорошего визуального контента не обойтись! К счастью, в эру интернета обучение новому стало доступным каждому, кто умеет
пользоваться поисковиком. Чтобы легче было осваиваться в новой области, изучите эти 48 понятий дизайна и область их применения. Для удобства чтения мы разбили термины на

группы.

Оформление | Шрифты и отступы | Цвета | Брендирование | Работа с дизайном

От того, как вы разместите объекты на изображении, будет зависеть восприятие информации читателем. Важно размещайте в целевых точках дизайна, остальное – не
должно отвлекать на себя много внимания.

Золотым сечением называют соотношение двух величин, когда в результате деления большего на меньшее получается число 1,618. Пользуясь правилом золотого сечения, вы
можете сделать ваши картинки удобными для восприятия глаза. Задать то, как зритель будет путешествовать взглядом по изображению – от более свободного пространства к
насыщенной части.

Ниже представлен пример того, как золотое сечение используется для разделения пространства между основной частью сайта и боковой панелью.

Представьте, что на вашем изображении нарисована сетка, которая своими линиями делит изображение на 3 равных части.

Чтобы картинки выглядели визуально лучше, размещайте объекты на линиях и точках их пересечения. Горизонт лучше всего размещать на одной из направляющих.

Точки сетки, в которых пересекаются направляющие, используйте как целевые места вашего дизайна.

Не существует обязательных правил, когда использовать тот или иной вид шрифта. Однако соблюдение ряда экспертных советов сделает текст более читабельным. основной части
текста на сайте обычно советуют использовать шрифты без засечек, а вот для заголовков больше подойдут шрифты с засечками – они цепляют взгляд читателя.

Засечки – это как бы маленький «взмах» или завитушка на буквах. Самый известный представитель – Times New Roman. Шрифты с засечками лучше использовать для
заголовков и других выделяющихся элементов. Они цепляют взгляд читателя.

«Sans» означает «без», соответственно, «sans-serif» – шрифт без засечек на буквах. Типичный представитель – Arial.

Шрифты без засечек лучше подойдут для основной части текста. Ничто не будет мешать читателю воспринимать информацию.

Особенность шрифтов с засечками в виде пластин состоит в том, что они ощущаются более геометрическими и большими, чем традиционные шрифты с засечками.

Обычно стили этой категории используются в качестве дисплей-шрифтов. Не рекомендуют использовать slab serif при написании большого объема букв. В таком случае текст
становится нечитаемым.

   Пример такого шрифта – Museo Slab.

Основаны на стиле письма от руки. Они более плавные, чем традиционные типы шрифтов. Хорошо подойдет для дизайна логотипов и общего оформления бренда.

 Пример, как может
выглядеть текст шрифта в рукописном стиле.

Моноширинный шрифт (также известный как шрифт фиксированного шага, фиксированной ширины или непропорциональный шрифт) – когда буквы и остальные знаки (числа и значки

обозначений) занимают одинаковое количество горизонтального расстояния. Иными словами: и буква «ж» и буква «т» будут равны по ширине, равно как и цифра «2». Большой массив
моноширинного текста воспринимать сложно. Зато это может быть хорошим дизайнерским решением для заголовках на афишах.

Иерархия в типографике – это система организации, которая устанавливает порядок важности между данными, упрощает навигацию в контенте. Это помогает направлять взгляд
читателя от начала секции к концу, позволяет выделить необходимую информацию.

Пример, иллюстрирующий важность иерархии объектов в тексте.

Кернинг — избирательное изменение интервала между буквами. Этот элемент определяет пространство между двумя специфическими буквами (или другими знаками: числами,
пунктуацией и тд). Таким образом, происходит регулировка пробелов, которая улучшает читаемость текста.

В английском языке есть понятие traking. Оно означает примерно то же, что и кернинг. Отличие состоит в том, что вместо фокусировки на пробелах между отдельными буквами
уделяется внимание пробелам между группой букв/между словами. Так же, как и кернинг, элемент необходим для улучшения читаемости текста.

Определяет то, какой будет пробел в тексте между строками. Используется, чтобы создать дистанцию между нижней частью одной строки и верхней частью строки следующей для
облегчения чтения.

Большой пробел между строками позволяет разделить текст на блоки, абзацы. Небольшое разделение делает текст единым.

Это линии текста, которые остаются «в одиночестве» наверху или внизу абзаца. Есть 2 варианта висячих строк:

  • Оставленное слово/словосочетание: когда на последней строке абзаца стоит одно слово или очень короткая строчка. Визуально строка выглядит маленькой, не
    соответствующей остальным в абзаце.
  • Оставленная строка: последняя строка абзаца, которая была перенесена на начало следующей страницы. Она отделена от основной части текста.

На этапе верстки стараются убирать висячие строки. Неприязнь к ним объясняется эстетическими (текст лишается единообразия и своей прямоугольной формы) и техническими
причинами (висячие строки снижают читаемость текста).

Lorem Ipsum – это простой текст, классическая панграмма, используемая в дизайнерской индустрии. Обычно представляет собой бессмысленный текст, при написании которого
используются все или почти все буквы алфавита. Lorem Ipsum нужны для заполнения макета страницы. Заодно помогает рассмотреть текст в заданных параметрах.

Подобранные цвета играют важную роль в восприятии авторского посыла. Одни цвета побуждают к действию, другие расслабляют. Отдельная сложность в подборе цвета – отличие
отображения тонов на дисплеях и бумаге.

RGB – цветовая модель, в которой основными являются красный, зеленый и синий цвета. Они смешиваются разными способами для воспроизведения широкого спектра цветов. В
рамках данной цветовой модели считается, что смешение цветов приводит в итоге к белому цвету. Поскольку RGB-модель используется для изображения на экране компьютеров и
другой техники, в цветах учитывается подсветка экрана.

Hex – модель, состоящая из 6 цветов, которую используют в HTML, CSS и в дизайне приложений программного обеспечения для репрезентации цветов.

CMYK – цветовая модель, которая используется для печати. Цвета CMYK изначально более светлые, чем получаемые при смешении цвета. Чем больше смешений, тем темнее
получаемый цвет.

Основой являются желтый, пурпурный, голубой и черный, смешение которых приводит к созданию новых цветов. Зачем нужна модель CMYK? Модель RGB создана для цифровых
экранов и при печати теряется яркость. Была необходима модель, которая будет сохранять цвета при печати.

Стандартизированная система подбора цветов. Каждый оттенок имеет свой номер, что упрощает процесс поиска и воспроизводства необходимого цвета.

Теплые цвета, как красный, оранжевый, желтый или вариации из этих цветов несут дружественный, радостный, уютный настрой.

Холодные цвета, такие, как синий, зеленый, фиолетовый, имеют способность успокаивать.

Схемы аналоговых цветов используют цвета, которые стоят рядом друг с другом в цветовом круге. Обычно они хорошо смотрятся вместе и создают спокойный и комфортный
дизайн.

Комплементарными называются цвета, которые находятся друг напротив друга в цветовом круге (например, красный и зеленый). Цвета, расположенные на противоположных точках
круга позволяют «играть» с контрастностью и выделением необходимых объектов.

Такая цветовая схема советует использовать цвета, которые расположены на равномерном расстоянии друг от друга на цветовом круге. Если соединить цвета точками, получится
равносторонний треугольник. Как и другие способы работы с цветовым кругом, триады помогают подобрать гармонирующие друг с другом цвета.

Есть 3 базовых понятия в цветовой теории:

  1. Цветовые круги – дают подсказку, какие цвета лучше использовать вместе.
  2. Цветовая гармония – согласованность цветов в результате найденной их пропорциональности форм и объемов использования.
  3. Контекст того, как используются цвета, их влияние на человеческое восприятие.

Понимание того, как использовать разные цвета для передачи мнения, – важная часть как дизайна, так и маркетинга. Ниже представлен краткий гайд о том, как цвета
действуют на восприятие мозгом.

Цветовая палетка – набор цветов, которые могут быть использованы для всех иллюстраций или дизайнерских работ, что презентуют ваш бренд. Выбранные цвета должны
гармонично соотноситься с каждым другим.

Термин «монохромность» используется для описания дизайна или фотографий, которые сделаны в одном цвете или разных оттенках одного цвета. Прием часто используется для
приданию изображению эффекта старины.

Градиент – это постепенное изменение цвета в другой цвет (например, зеленый плавно переходит в синий) или плавный уход цвета в прозрачность. Есть 2 типа градиента:
линейный и радиальный.

На изображениях градиент может помочь сделать объект более реалистичными. Например, создать эффект подсветки.

Это позволяет сделать некоторые элементы дизайна прозрачными. Чем меньше уровень непрозрачности, тем более прозрачным выходит элемент. Например, 100% непрозрачность
означает объект в обычном виде.

Более прозрачные объекты «весят» меньше. Можно выделять остальные предметы на изображении. С помощью прозрачности «играют» с оттенками цветов.

Тон – способ описания цвета. Любой цвет в цветовом круге – это тон. Красный, синий и желтый – это тона.

Оттенок – вариант цвета. Оттенки создаются при помощи добавления белого к любому цветовому тону в цветовом круге. Осветление и уменьшение тона делают цвет менее
интенсивным.

Насыщенные тона позволяют выделить главное. Использование оттенков делает объекты визуально мягче и легче.

Название, логотип, брендовый символ для бизнеса – почти как имя для человека. Определенный стиль компании подчеркивает ее уникальность и позволяет отличить от других.

Логотип – имя компании, которое выполнено в уникальном дизайне для использования бизнеса. Любой компании необходимо оформлять имя в виде логотипа, чтобы покупатель мог
легко и быстро идентифицировать продукцию.

Обычно брендовый символ не содержит имени компании. Для репрезентации компания использует символ или значок. Так же, как и логотип, позволяет идентифицировать
продукцию.

Иконки – картинки, которые используются для репрезентации какого-либо объекта или действия. Например, изображение ручки может представлять процесс написания чего-либо
или просто саму ручку как объект.

Иконки могут быть использованы для создания брендового знака. Они не обязательно должны соотноситься с тем, что делает ваша компания, но должны давать ощущение, которое
вы хотите передать клиенту.

Иконки могут помочь сэкономить место при создании сайта компании. Вместо громоздких слов или текстов достаточно поместить одно изображение. Однако, когда используете
иконические изображения, тщательно продумайте, что именно вы хотите представить и насколько это понятно для вашей аудитории.

Стайл-гайды – набор стандартов для дизайна всего, что связано с вашим брендом, не важно идет ли речь о лэндинге, или визитках, или просто напечатанных документах.
Причина для создания стайл-гайда – обеспечение полного единообразия везде, где появляется имя бренда.

Важно учитывать, как работает каждая деталь дизайна. Яркие сопровождающие детали могут помешать восприятию главной информации. В мешанине элементов клиент не увидит
вашего суперпредложения, яркий фон отвлечет внимание от полезного текста. Эстетически грамотно оформленное пространство позволит не терять лидов и получить новых клиентов.

Необходима для равномерного разделения столбцов и строк. Точки сетки помогают дизайнерам расположить элементы соответствующим образом. Сетка позволяет равномерно
распределить объекты на верстке.

В дизайне масштаб – это соотношение размера одного объекта с размерами другого. Два элемента одного размера могут выглядеть равнозначными, а вот элементы заметно разных
размеров будут выглядеть по-разному.

Когда помещаете рядом какие-либо элементы дизайна, думайте о том, как можно использовать масштаб для помощи в иллюстрации значений внутри целой картинки. Например,
большой круг будет выглядеть более влиятельно и важно, чем тот, что поменьше.

Имеется в виду отношение ширины к высоте фигуры, чаще всего прямоугольника (поскольку у большинства экранов ширина больше, чем высота). Записывается через
математическое соотношение с помощью двух чисел, разделенных двоеточием (ширина:высота).

Текстура – это определенный вид «поверхности» изображения. Можно сделать объект на картинке как будто выложенным из кирпича или сделанным из ткани. Текстура придает
изображению объем и реалистичность, делает картинку «вкусной» и продающей.

Это раскладка вещей на картинке так, чтобы они были под углом 90 или 180 градусов друг к другу. Иными словами: предметы лежат параллельно или перпендикулярно друг
другу.

Такой прием часто используют модные издания. Он позволяет автору показать множество объектов разом, не создавая при этом визуальный перегруз. Грамотно и аккуратно
разложенные предметы делают фотографию стильной и своей эстетичностью привлекают внимание аудитории.

Белое пространство, еще известно как negative space, – та область дизайнерского решения, которая остается пустой. Пространство между графическими элементами, образами и
всем остальным на странице. Не смотря на то, что обычно это называют белым пространством, на самом деле оно может быть любого цвета.

Хороший пример белого пространства – домашняя страница Google. Все практически состоит из белого цвета, чтобы пользователи могли сконцентрироваться на строке поиска.

Разрешение изображения определяет его качество. Как правило, чем выше разрешение, тем выше качество. В высоком разрешении изображение будет ясным и четким. В низком –
картинка будет размытой, нечеткой.

Контраст возникает, когда 2 элемента на странице выглядят по-разному. Это могут быть разные цвета у текста и фона или темные и светлые тона картинок. Одна из главных
причин использования контраста в дизайне – привлечение внимания.

Понятие насыщенности относится к интенсивности и чистоте цвета. Чем более насыщенный цвет, тем более ярким он кажется. Ненасыщенные цвета кажутся бледными.

Высокая насыщенность каких-либо элементов на изображении выделяет их, они могут привлечь больше внимания и визуально иметь больше веса, чем остальные детали. Если вы
хотите добавить текст на картинку, лучше всего использовать слабо насыщенный фон.

Блюр делает картинку неясной, размытой. Отличная идея – использовать эффект блюра, когда вы собираетесь наложить на изображение текстовый слой. Текст и какие-нибудь
детали картинки могут образовывать между собой конкурентные отношения, блюр избавляет от этой ситуации и сделает текст более читаемым.

Когда вы обрезаете изображение, вы отбрасываете ненужную часть картинки. Кадрирование позволяет изменить акцент или направление изображения.

Когда цифровой элемент выглядит как точная копия физического предмета. Например, книжные полки в приложениях для чтения выглядят и делают то, что должны предметы в
реальной жизни.

Этот вид дизайна был популярен в начале 2010-х годов и до сих пор используется на некоторых ресурсах. Когда может быть полезна реалистичная отрисовка? Например, вы
выставляете на сайте примеры своей продукции. Потенциальный клиент сможет оценить внешний вид, ему будет легче принять решение о покупке. Использование реалистичной
отрисовки кнопок на сайте облегчит посетителям поиск «кликабельных» элементов.

Минималистический подход, который фокусируется на простоте и практичности. Как правило, такой дизайн характеризуется наличием большого свободного пространства на
картинке, четкими контурами, яркими цветами и двумерными иллюстрациями.

Плоский (или флэт) дизайн достаточно популярен. Он придает изображению ощущение легкости и трендовости. Подходит для привлечения молодой аудитории. Однако есть
существенный минус в использовании плоского дизайна на сайтах – не всегда очевидно, какие объекты являются кликабельными, а какие нет.

Растровые изображения состоят из сетки пикселей. При изменении размера изображения оно может стать размытым. Скорее всего большинство картинок, которые вы когда-либо
видели, были растровыми.

Векторные изображения состоят из пикселей, линий и кривых. Это означает, что изображение может масштабироваться без потери качества. В отличие от растровых векторные
изображения при масштабировании не размываются.

Лучше всего делать логотипы и различные брендовые знаки в виде векторного изображения. Тогда не придется каждый раз отрисовывать их заново при подготовке макета новой
величины.

Материал подготовлен на основе текста, взятого с сайта blog.bufferapp.com.

Ч. Осгуд. Значение термина «восприятие»: Psychology OnLine.Net

Ч. Осгуд. Значение термина «восприятие»
Добавлено Psychology OnLine.Net
25.02.2009

Можно ли иметь во внутреннем опыте «чистое» ощущение? Вряд ли даже наиболее искушенные в интроспекции лица достигают такой степени абстракции, хотя многие из них отвечают утвердительно на этот вопрос. И действительно, можно исчерпывающим образом описать ощущения, получаемые при надавливании на ладонную поверхность, однако при этом они все же выступят как «фигура» на фоне других ощущений и окажутся воспринятыми в осмысленной ситуации. По-видимому, для новорожденного, как предполагал Вильям Джемс, мир представляет собой смешение слуховых и зрительных чистых ощущений, лишенных организации, но к тому времени, когда ребенок уже может сообщить нам о своем внутреннем опыте, перцептивная организация обеспечивается совокупностью многих бессознательных навыков. У взрослого человека все, что хотя бы приближается к чистому ощущению, вызывает травмирующее переживание: так, иногда легкое движение уха по подушке влечет за собой рокочущий звук, подобный тому, который производит уголь, сбрасываемый в подвал, или приближающийся самолет. До тех пор, пока при помощи эксперимента не будет установлен источник этого впечатления и ощущение, так сказать, не «встанет на свое место», мы ощущаем все возрастающее волнение.

Каковы характеристики феноменов, которые большинство людей определяют как «перцептивные»? Следующие шесть характеристик могут помочь понять, что для них означает этот термин.

1. Эти феномены включают организацию периферических сенсорных событий. Оглядываясь вокруг, мы видим оформленные объекты в пространстве, а не простые конгломераты цветных пятен.

2. Они обнаруживают целостность, свойство «все или ничего». Например, совокупность точек или линий воспринимается как полный образ квадрата или куба.

3. Они обладают ярко выраженной константностью — белый дом продолжает казаться таким же, несмотря на сильные различия в освещении в полдень и в сумерках.

4. Но они также характеризуются свойством транспозиции (переноса) — треугольник может проецироваться на многие различные участки сетчатки, не претерпевая при этом искажений.

5. Они обладают избирательностью — для голодного организма объекты, связанные с едой, обладают качеством фигуры.

6. Наконец, они являются очень изменчивыми процессами. Регулярное чередование черных и белых узоров на кафельном полу при продолжительном рассматривании организуется в постоянно меняющиеся структуры.

Что можно сказать на основе всех этих характеристик относительно смысла термина «восприятие»? Этот термин, по-видимому, относится к тем случаям, когда: а) внутренний опыт меняется, несмотря на постоянство лежащих в его основе сенсорных событий, или б) когда внутренний опыт оказывается постоянным, несмотря на изменения сенсорных процессов. Другими словами, термин «восприятие» относится к набору переменных, которые находятся между сенсорной стимуляцией и осознанием, так, как они обнаруживаются в словесном отчете или каким-либо другим способом. Поскольку «сенсорная стимуляция» обычно относится к рецепторному входу (в зрении — физическое распределение лучевой энергии на сетчатке), изменения, происходящие в процессе передачи импульсов в высшие центры, составляют часть этих промежуточных переменных. Однако имеются также и другие источники вариабельности. Большая часть наших проблем в этих главах будет касаться различения между теми внутренними переменными, для объяснения которых могут быть применены хорошо известные неврологические механизмы, и теми, для которых механизмы пока неизвестны. Последние для удобства мы назовем «центральными перцептивными детерминантами».

Представляют ли эти центральные перцептивные детерминанты что-то отличное от навыков? Если мы будем рассматривать навык с точки зрения одноступенчатой схемы (S—R), тогда это понятие окажется неудовлетворительным. Другая крайняя позиция, согласно которой восприятие является результатом сил, действующих в поле, независимо от центральной анатомии не может более приниматься всерьез. Хебб (1949) хорошо выразил эту дилемму: «Келер… начинает в своей теории сил мозгового поля с фактов перцептивного обобщения и затем не может вписать в это обучение…Теория, разработанная Халлом, с другой стороны, должна рассматриваться как отвечающая прежде всего фактам обучения, но при этом она имеет постоянные трудности с восприятием». Затем Хебб предлагает в качестве решения этой дилеммы то, что по существу является двухстадийной теорией научения, имеющей много общего с гипотезой опосредствования, которая будет описана позже в настоящей книге. Он также предлагает возможный неврологический механизм для этого, который мы рассмотрим ниже.

Многие мыслители материалистического толка считают, что то, что «добавляется» в перцептивное поведение, есть не что иное, как стимуляция от собственной ответной активности организма. В зависимости от того, как он отвечает на внешний стимул, и, следовательно, от типа дополнительной проприоцептивной стимуляции, поступающей обратно от мышц, весь опыт будет меняться. Многие наблюдения определенно указывают на моторный вклад в восприятие: если во время спуска с горы на машине с выключенным мотором нажать на акселератор — движение, обычно сопровождаемое сложным перцептивным комплексом ускорения,— то последует отчетливое впечатление замедления скорости. Эта иллюзия настолько сильна, что автору этих строк потребовались заверения механика относительно того, что такое действие никоим образом не может повлиять на скорость движения машины при выключенном сцеплении и моторе! По-видимому, ответы, которые вносят вклад в восприятие, если это вообще имеет место, не обязательно должны быть внешними. Иногда восприятие ситуации может резко измениться без какого-либо наблюдаемого движения (как, например, при обращении фигур). Однако моторные теории преобладают и настойчиво повторяются; мы найдем их вкрапленными в различных частях этих глав, относящихся к восприятию, и позднее при обсуждении мышления и значения.

Наконец, мир представляется нам упорядоченным благодаря связи между восприятием и значением. Иногда даже трудно провести надежное различение этих двух явлений. Лица нескольких людей, выстроившихся в линию во время серьезной забастовки, сняты газетным репортером: «суровое намерение защищать свои права» — так воспринимает их один человек; «жестокая озлобленность на общество» видится другим читателям, менее расположенным к союзам. Можно заметить, что выражения лиц восприняты различно двумя людьми, имеющими противоположные установки, или что эти выражения означают для них разное. Точно так же можно сказать, что пятна Роршаха имеют то или иное значение для субъекта или что субъект воспринимает их тем или иным способом. Это правда, что восприятие обычно понимается как что-то находящееся на стороне входа поведенческого уравнения, в то время как значение понимается как находящееся на стороне выхода. Но восприятие, безусловно, помещается в конце входа и значение — в начале выхода; вместе они занимают область центральных опосредствующих процессов.

Литература

1. Неbb D. О. The organization of behavior, & neuropsychological theory. N.Y., Niley, 1949.

Что такое гештальт, или Почему официант сразу забывает выполненный заказ — T&P

«Теории и практики» продолжают объяснять смысл часто употребляемых выражений, которые зачастую используются в разговорной речи в абсолютно неправильном значении. В очередном выпуске рубрики — в чем секрет картин Ренуара и почему мы понимаем слово, даже если в нем поменять местами почти все буквы.

«Тебе просто надо закрыть гештальт» — такой совет можно услышать от доброжелателей. Но чтобы понять, что такое гештальт, и правильно использовать это понятие, нужно на какое-то время отвлечься от психотерапии и обратиться к психологии восприятия.

В буквальном переводе с немецкого Gestalt означает «форма, вид, фигура», а производное от него слово Gestaltung — «оформление». Другие более или менее подходящие по смыслу русские аналоги — «целостность», «структура» и «модель». Официальной датой рождения термина считается 1890 год, когда философ Кристиан фон Эренфельс опубликовал свой ключевой труд Über Gestaltqualitäten («О качествах формы»). Этот ученый поддерживал точку зрения Иммануила Канта — о том, что мы не можем воспринимать физический мир непосредственно. Человек всегда взаимодействует с информацией, полученной от органов чувств — дорабатывая ее в своем сознании. Таким образом, любое целое для нас больше суммы его частей, потому что мы вкладываем в него и свое восприятие.

Незавершенный гештальт может вызвать навязчивое желание вернуться в ситуацию и «переиграть ее»

Эта идея продолжала развиваться в течение 1910-х—1930-х годов, когда психологи начали активно изучать восприятие произведений искусства. Ученые выяснили, что когда мы смотрим на картину или статую, главную роль играет некое целостное восприятие объекта, несводимое к свойствам суммы составляющих ее элементов. Образно говоря, когда мы смотрим на картину Ренуара или другого импрессиониста, мы не замечаем и не оцениваем каждый мазок, а видим единое целое и именно это общее сочетание цветов и форм нас впечатляет. Такое целостное восприятие и стали называть «гештальтом».

Параллельно гештальт-подход к восприятию вырос в самостоятельное направление психологии — благодаря Максу Вертхаймеру, ученику фон Эренфельса. В 1912 году он опубликовал работу «Экспериментальные исследования восприятия движения». Ученый описал, как две вспышки света, сверкнувшие в двух разных местах в разное время, могут восприниматься как один источник света, переместившийся с одного на другое место— если правильно подобрать расстояние и временной интервал (оптический обман работал при интервале около 60 миллисекунд).

Таким образом, наблюдатель воспринимал не два отдельных элемента, а единое целое. Это подтвержало идею о том, что цельная модель отличается от простой суммы частей. Похожие эксперименты проводились и с музыкой — Эрнст Мах в своей работе «Анализ ощущений» доказал, что изменение тональности и темпа мелодии не мешает идентифицировать мотив. Похожий эксперимент — но только с текстом — сейчас широко тиражируется в соцсетях: благодаря способности мыслить гештальтами вы можете понять предложение, даже если в каждом слове поменять порядок букв и оставить на месте только начальные и конечные.

Исследования гештальта продолжил датский психолог Эдгар Рубин. Он делил любое воспринимаемое человеком изображение на Фигуру (объект) и Фон. Фигура — это то, на чем сосредоточено наше внимание, а фон — все остальное. Чтобы показать, что фигура и фон являются взаимоисключающими, Рубин создал знаменитый рисунок, который можно «прочитать» либо как изображение вазы, либо как изображение двух лиц — смотря на чем сконцентрироваться. Когда объектом выступают лица, ваза становится фоном, но когда фигурой становится ваза, лица сразу и полностью отступают на задний план.

Из психологии термин перекочевал в психотерапию и прочно там обосновался, породив новое направление— гештальт-терапию. Ведь понятие фона и фигуры сохраняется и в повседневности — если представить, что реальность, в которой мы существуем — это фон, а различные объекты или процессы — это фигуры. Когда у нас появляются те или иные потребности, мы можем «выдергивать» фигуры из фона и сознательно с ними взаимодействовать, а по завершении взаимодействия, фигура снова сливается с фоном. Например, мы проголодались и ищем еду, а дожевав и проглотив гамбургер, забываем об этой потребности и отвлекаемся на что-то другое.

По сути, «фигурой», гештальтом, может быть любой процесс — увлечение кем-либо, ссора или начатое дело.

Незавершенные процессы мы запоминаем лучше — это явление называется «эффектом Зейгарник» по имени советского психолога Блюмы Зейгарник. Будучи еще студенткой, она подметила, что официанты в кафе прекрасно помнят все невыполненные заказы и моментально забывают выполненные. Позже Зейгарник провела ряд экспериментов, подтвердивших, что невыполненные задачи создают определенное напряжение в человеческой памяти.

Это напряжение помогает нам не забыть о своих потребностях, но для того, чтобы человек был психологически здоров, гештальты надо своевременно доводить до логического завершения. Незавершенный гештальт может вызвать навязчивое желание вернуться в ситуацию и «переиграть» ее. И человек начинает повторять прежние схемы в изменившихся условиях — например, провоцирует в новых отношениях конфликты, нерешенные с прежним партнером.

Понятие просочилось и в поп-культуру: в мультсериале «Трансформеры» Гештальтом зовут сложносочиненного робота, состоящего из нескольких роботов меньшего размера. Название было придумано поклонниками сериала, но потом стало официальным — возможно, потому что робот действительно оказался наглядной иллюстрацией сложного термина.

Как говорить

Неправильно: «Эта неожиданная научная теория разрушает гештальты». Правильно — «разрушает шаблоны».

Правильно: «Варя в детстве хотела быть врачом, но не получилось. Незавершенный гештальт заставил ее отправить сына на медицинский факультет»

Правильно: «Этот художник играет с оптическими иллюзиями и гештальтами»

Дарья Варламова, Антон Зайниев
Издательство Альпина Диджитал, 2016
Дарья Варламова, Елена Фоер
Издательство Альпина Диджитал, 2018

Читайте нас в Facebook, VK, Twitter, Instagram, Telegram (@tandp_ru) и Яндекс.Дзен.

«Camerata Yakutsk»: Восприятие музыки — это своего рода труд разума и подсознания — Новости Якутии

YAKUTIA.INFO. Ансамбль Филармонии Якутии «Camerata Yakutsk» представил новую программу «Метаморфозы» на сцене Саха театра.

Новая программа «Метаморфозы» охватила музыку композиторов далекого (Малер) и не очень далекого прошлого (Штраус) вместе с произведениями наших современников, причем российских современников. Это так любимый «Камератой» Павел Карманов и новое открытие Настасья Хрущева. Изящная и гармоничная и вместе с тем очень эмоциональная, свежая, но крайне сосредоточенная. Впрочем, такие слова можно использовать для описания, наверное, каждой программы этого уникального для Якутска коллектива-проекта. Все произведения были представлены впервые. Это одна из особенностей коллектива – исполнять то, что в Якутске еще играно не было.

«Камерату» можно сравнить, заимствуя термин из кино, с артхаусом. Каждый раз это новое открытие. Музыка, которую, исполняет «Камерата», наверно, не для всех, и она предполагает работу со стороны слушателя, но работу приятную и возвышающую.

Приятно, что, немного изменив себе, музыканты представили уже вторую программу в этом году (обычно не более одной). После удивительного и камерного концерта в Католическом храме, привычной для себя площадке, снова своего рода декабрьское откровение уже на большой сцене Саха театра, где, несмотря на сценический объем, камерность и искренность не потерялись.

Название программы «Метаморфозы» взято из одноименного произведения Штрауса, которое музыканты «Камераты» сыграли в финале. Написанное на исходе Второй мировой войны, оно некоторым образом перекликается с тем, что происходит в мире сейчас. Это порой те дикие изменения, о которых не могли еще некоторое время назад и помыслить в, казалось бы, современном и, пусть с очень сильными натяжками, безопасном мире. Неслучайно, что о происходящем сейчас многие говорят как о самой трагической истории человечества после Второй мировой войны. Но не будем о печальном, поскольку музыка эта все же несет в себе свет.

Руководитель коллектива Дмитрий Рогов рассказывает о новом проекте-программе Камераты.

— Мы назвали наш проект «Метаморфозы» не случайно и многослойно: буквально — это преображение, превращение. И программу мы построили так, чтобы от номера к номеру что-то менялось. Первая — метаморфоза касается времени. Мы начали с XXI века с «Книги печали и радости» Настасьи Хрущёвой, второе произведение XIX века — «Песни странствующего подмастерья» Густава Малера, потом был Павел Карманов со своим Past Perfect и это снова современник. И в заключение — снова экскурс в историю, в XX столетие, это произведение «Метаморфозы» Рихарда Штрауса, которое дало название всей программе.

С другой стороны, метаморфозы – это то, что должно было происходить со зрителями в зале. Восприятие музыки – это своего рода труд разума и подсознания. Нужно вслушиваться в звуки, осознавать образы и эмоции и беспрерывно следовать за ними – то плавно скользить, то испытать бурю, то замереть неподвижно. И в итоге выйти наружу обновлённым… или нет, но никогда прежним.

Ну и, наконец, «Метаморфозы» – это название сочинения великого Рихарда Штрауса, в оригинале оно написано для иного состава и называлось «Этюд для 23 солирующих струнных инструментов». Мы же исполнили переложение этой пьесы для септета, то есть для семи струнных. Сочинение очень мощное по содержанию, фактуре и смыслу, очень сложное для исполнения, мы подобное ещё никогда не играли. Я давно уже хотел за него взяться, но не чувствовал уверенности, что оно у нас получится. Не было ещё и нот, и вот, наконец, два года назад я обнаружил, что в Англии издали именно эту версию «Метаморфоз», и сразу же приобрёл эти ноты. Штраус написал эту музыку в конце войны, ужаснувшись видом разрушенного бомбардировками его родного Мюнхена. Но мне кажется, что эта музыка лежит за гранью реальности, она трансцендентна и содержит в себе и радость и скорбь всего человечества за всё им созданное и разрушенное. Вот такая штраусовская «книга печали и радости».

Такая эмоционально-музыкальная машина времени для слушателей?

— Похоже на то. В зале, что приятно, было много музыкантов, и я ожидал, так скажем, аккуратных отзывов. Но люди очень открыто выражали эмоции, говорили, что очень здорово, что мало таких концертных программ, требующих осмысления, а некоторые добавляли, что если бы такую музыку исполняли чаще, то и их отношение к музыке, возможно, изменилось бы. Причем эти мнения были от людей, которые занимаются музыкой профессионально.

Метаморфоза, выходит, что удалась.

— Я был приятно шокирован, но потом понял, что сложился определенный стереотип восприятия концертной жизни нашей Филармонии. Если окинуть взглядом то, что мы исполняем, то это в основном академическая музыка, скажем, давно испытанная временем. Исполняем классические хиты. Я здесь вывожу за скобки национальную якутскую музыку, которую мы обязательно стараемся исполнять и это наша обязанность. Я говорю об обычных академических программах – это либо романтика, либо классика. Симфонический оркестр практически избегает, за небольшими исключениями, барочную музыку, например. Эту музыку очень сложно правильно и интересно исполнить, и в наши дни считается неприличным играть барочную музыку по наитию, избегая правил так называемого исторически информированного исполнения. И если дирижер глубоко не погружен в это, ему очень сложно не попасть впросак.

Ещё наш оркестр практически не исполняет современную музыку. Потому что необходим прежде всего интерес к этому у дирижёров, также необходим материальный ресурс у филармонии, которого нет. Ведь все современные сочинения находятся под авторскими правами, за каждое исполнение нужно платить и немало. Необходимо также покупать ноты. Кроме того, нужно время на осмысление этой музыки, наличие определённых технических приёмов и навыков у музыкантов. В итоге и оркестр не готов подчас к подобному исполнению.

Что особенного в современной музыке, которую вы исполнили в программе?

— Сейчас многие современные композиторы снова возвращаются к мелодике, к понятным формам. Например, в нашей программе мы исполнили «Книгу печали и радости» Настасьи Хрущёвой. Это произведение написано, как говорит сама композитор, в стиле метамодерна. Это новая эстетическая парадигма в современном искусстве.

Это произведение немного напомнило музыку для кино.

— Пьеса построена из небольших понятных и чётких фрагментов. В этом философия данного произведения. Сама Настасья говорит, что она хотела создать по-барочному статичные яркие картины эмоций, которые запечатлены в виде аффектов, чтобы они не переживались во времени, а созерцались. Повторяющиеся паттерны следуют один за другим и каждый из них – это новая эмоциональная картинка. И знаешь, именно это сочинение вызвало наибольшее количество восторженных отзывов практически у всех категорий слушателей, то есть наши зрители хотят слушать современную музыку и интуитивно её понимают.

Ещё одной современной музыкой в нашей программе было сочинение Павла Карманова Past Perfect – яркий пример другого современного так называемого минималистичного стиля. Пьеса написана для фортепиано соло. Как говорит Павел, это музыка-поток, это как бы фрагмент жизни. Мне эта пьеса знакома давно, очень люблю сам её слушать, и каждый раз она неизменно ярко откликается в моей душе. В нашем концерте эту музыку великолепно исполнила замечательная пианистка Ольга Гаврильева.

Возвращаясь к названию программы «Метаморфозы». В последнее время наш мир переживает серьёзные метаморфозы. У меня почему-то сразу возникли такие ассоциации. В эту программу эти смыслы были заложены?

— Тут вот какое дело. Программу я придумал уже два года назад. «Метаморфозы» Штрауса в ней были, но вокруг них были совершенно другие произведения. Та программа так и не была реализована, всеобщая изоляция разделила людей, страна погрузилась в коронавирусную истерию. Прошло время, идея программы переродилась, и мы всё начали с чистого листа. Вот такая здесь метаморфоза. Так в программу пришли «Песни странствующего подмастерья» и Past Perfect. Но программа не была завершённой. Я, признаюсь, долго не мог найти первое произведение, с чего начать. И вдруг произошла такая мистическая история: моя московская знакомая скрипачка в телефонном разговоре однажды сказала мне, что из современных отечественных композиторов ей больше нравится Настасья Хрущёва из Петербурга, что она – очень честный и открытый человек и музыка у нее такая же честная. До этого я слышал её сочинения, но «Песни печали и радости» – нет. Мы познакомились, и Настасья прислала мне ноты. И как только я прочитал эту музыку, испытал настоящий восторг и понял, что это должно быть в программе. Наконец всё сложилось: «Мета-морфозы», «мета-модерн» – образовалась такая связующая рамка. Не хватало именно этого звена. Были Штраус и Малер. Мне не нравилось их соседство. И вот всё встало на свои места и программа замкнулась!

Значит, так и должно было быть. Таким образом, программа состоялась и на концерте это стало понятным, реакция зала была потрясающей. Спасибо московским друзьям и, как это ни звучит печально, коронавирусу. Если дальше говорить об изменениях-метаморфозах, то «Камерата» впервые выступила на новой для себя площадке, в Саха театре.

— Каждый раз, когда мы выступали там с симфоническим оркестром, я пытался осознать это пространство. Там непростая акустика, сложно для камерного жанра. Мы попросили убрать с пола специальное покрытие, лишние драпировки, и оставить просто черный кабинет. То есть подготовили сценическое пространство таким образом, чтобы оно, насколько это возможно, отражало звук, резонировало. Мы очень переживали, как все это будет, и с трепетом ожидали концерта. В итоге могу сказать, что там нам очень понравилось, и хочу поблагодарить всех, кто нам помогал. И еще одна большая вещь, которая мне нравится в этом пространстве, – это свет. На этой театральной сцене есть все возможности, чтобы создать хорошую концертную атмосферу. Кстати, я думал о том, чтобы добавить какой-то видео контент, но потом отказался от этой идеи. В подобной программе это абсолютно лишнее. Необходимо максимально погрузиться в музыку. Лучше просто закрыть глаза, открыть душу, освободить слух и полностью отдаться звукам.

Те, кто вас знает, приходят именно за этим. Давай отвлечёмся немного от «Камераты» и поговорим о Филармонии Якутии, которой исполнилось в этом году десять лет. Ты сам уже в Якутске девять лет. Что можешь сказать на этот счёт? Чего, на твой взгляд, помимо собственного зала, всё ещё не хватает Филармонии Якутии?

— Хотелось, во-первых, отметить замечательных музыкантов, с которыми я работаю. Это, прежде всего, концертмейстер оркестра Ульяна Голикова, теперь уже заслуженный артист Якутии. И мы все поддерживаем присвоение ей этого звания, она все эти годы зачастую просто тащит на себе оркестр. И я сам без неё не смог бы реализовать свои задумки, поскольку в камерной музыке очень важны личности. Есть Антон Максимов, другие «варяги». А есть и местные прекрасные музыканты, такие, например, как Лена Дедюкина, Тарас Сергучёв, другие вдохновенные музыканты, делающие свой весомы творческий вклад в общее дело и создающие звучание оркестра. И очень странно, что их в нынешний юбилей никак не отметили. Но знаешь, все они скромные. Они никогда не высовываются, а это черта правильных и сильных людей.

Речь идет о том, что не хватает того, что Филармония не отмечает достоинств музыкантов?

— Да, на этих музыкантах держится оркестр. И мне бы хотелось, чтобы администрация Филармонии относилась к этому более чутко и больше ценила людей, которые у нее есть. Ведь все в этом мире держится на людях. И еще один важный момент к вопросу о том, чего не хватает Филармонии. Нам нужен главный дирижёр. Человек, который бы нёс на себе полную ответственность за развитие оркестра, за качественный и творческий рост коллектива. Ещё необходим грамотный музыкальный менеджмент, которого у нас нет. Нужны меценаты и попечители, поддерживающие музыкальное искусство в таком сложном регионе, как Якутия. Это немного о внешнем.

А внутри хочется, чтобы все музыканты оркестра больше посвящали себя музыке. Я довольно часто наблюдаю кислые, равнодушные лица музыкантов на репетициях, да и на концертах такое часто бывает. Но если посмотреть на любой именитый оркестр, на лица тех музыкантов, на то, насколько они вовлечены в процесс исполнения, то человека понимающего это повергнет в правильный «шок»: они предельно сконцентрированы на том, что делают, на исполняемой музыке, они излучают поток энергии, они понимают, что без их самоотверженного участия в общем деле это общее дело не состоится. Оркестр – это большой коллектив, а коллектив – это всегда очень сложно. Но если это коллектив единомышленников, то в нём нет никаких проблем. Если это коллектив людей с активной позицией, которые предельно ответственны и критичны к себе, знают материал и живут музыкой, – такие музыканты делают историю и имя оркестру. И чем больше в нашем оркестре будет таких музыкантов, тем будет лучше всем, и слушателям в первую очередь.

Чтобы произошли изменения… Опять выходит, что метаморфозы. Тогда возвращаемся к «Камераты». Эта программа уже сыграна. Есть уже какие-то новые идеи? Последние годы «Камерата» представляла программы весной, а весна уже скоро.

— Идеи, конечно, есть и причём не одна. Но когда они будут реализованы, не знаю. Возможно, и в апреле, как Бог даст. Каждый состоявшийся проект даёт пищу для размышлений, рефлексию, нужно разложить всё по полочкам, чтобы в дальнейшем выстраивать процесс более эффективно. Но вот, например, уже скоро, 15 января, состоится ещё один необычный концерт. Его центральная фигура – моя сестра в музыке, человек, которого очень люблю и ценю – Ульяна Голикова. В этом концерте «Камерата» примет участие. Мы исполним два сочинения, правда, которые мы ранее уже играли. Но состав будет другой, и музыка, значит, тоже будет другая. Сыграем вместе с Ульяной фортепианный квинтет Ральфа Воана Уильямса, а также Fratres Арво Пярта.

Спасибо, будем ждать новых откровений от Камераты.

Зона восприятия, значение термина

Зона восприятия
Портал znanie.info → Энциклопедия Карьера → Глосcарий терминов → Термины на букву «З» → Зона восприятия

Зона восприятия

, диапазон командных полномочий менеджера, в пределах которого ведомый готов согласиться с решением, принятым менеджером. ЗВ может меняться по объему, но ее существование определяется степенью легитимности, которую подчиненный признает за полученным сверху распоряжением.


Другие термины на букву «З» 

· Задача-ориентированный
· Задачи из корзины
· Задействование персонала
· Закон «О занятости населения в Российской Федерации»
· Закон организации управленческой деятельности
· Закон убывающей отдачи
· Закон эффекта
· Законодательство Российской Федерации в области развития персонала
· Законы организации
· Закрытая кадровая политика
· Замещение должности
· Занятое население
· Занятость
· Занятость временная
· Занятость неполная
· Занятость первичная
· Занятость полная
· Запреты и ограничения на увольнения
· Заработная плата
· Заработная плата жесткая
· Заработная плата липкая
· Заработная плата минимальная
· Заработная плата номинальная
· Заработная плата переменная
· Заработная плата реальная
· Заработной платы фирменная политика
· Заработной платы формы и системы
· Зарплата белая
· Зарплата серая
· Зарплата черная
· Затраты на персонал
· Защита диссертации
· Заявление о приеме на работу
· Заявление об увольнении
· Зеркало организационное
· Золотое рукопожатие
· Золотой парашют
· Зона безразличия
→ Все термины на букву «З«
Материал предоставлен справочником
«Энциклопедия Карьера«

 → информация для рекламодателей

Нейронный интерфейс обеспечивает долгосрочное стабильное естественное восприятие прикосновений

Рис. 1. Стабильность и избирательность имплантированных электродов манжеты

( A ) Мы имплантировали три…

Рис. 1. Стабильность и избирательность имплантированных манжетных электродов.

( A ) Мы имплантировали три манжеты с 20 каналами в предплечье субъекта 1: четырехконтактную спиральную манжету на лучевом нерве предплечья и восьмиконтактную манжету FINE на срединный и локтевой нервы.Отведения электродов подкожно проходили к плечу и подключались к чрескожным отведениям с открытой спиралью через пружинно-штифтовые соединители (–29). Универсальный блок внешнего управления (UECU, Ardiem Medical) обеспечивал одноканальную, сбалансированную по заряду, монополярную стимуляцию нерва. ( B ) Места ощущения после пороговой стимуляции на 3 неделе после операции. Электроды-манжеты были очень избирательными, каждый контакт производил либо уникальное местоположение, либо уникальное ощущение. Здесь буква представляет нерв, а число представляет канал стимула в нервной манжете вокруг этого нерва.Таким образом, M3 является третьим стимулирующим каналом в манжете срединного нерва. Локтерии локтевого сустава (U) наиболее часто перекрываются на пороге, но различаются по расширению площади при надпороговых ответах. Испытуемые очертили границы областей восприятия. Области за пределами шаблона, например M3, представляют собой небольшой охват ощущений на пальце. ( C ) Повторяющиеся еженедельные перекрывающиеся пороговые местоположения каналов M2, M3, M4, M5 и M8 в течение недель с 3 по 10 после операции указывали на постоянное восприятие местоположения.Местоположение оставалось стабильным для всех используемых форм волн стимуляции. ( D ) Средняя нормализованная пороговая плотность заряда для всех каналов на средней (синий), локтевой (зеленый) и лучевой (красный) манжетах субъекта 1, показанных сплошной линией. Заштрихованные области указывают доверительный интервал 95%. Несмещенный пошаговый поиск определил порог. Частота была постоянной 20 Гц. В течение 2-8 недель пороги восприятия для субъекта 1 составляли 95,5 ± 42,5 нКл ( n = 59), 70,7 ± 59,2 нКл ( n = 50) и 40.7 ± 12,4 нКл ( n = 24) для срединного, локтевого и лучевого нервов соответственно. Линейная регрессия пороговой интенсивности стимуляции для восприятия в течение 8 недель для каждого канала была неизменной [18/19, тест дисперсионного анализа (ANOVA), P ≥ 0,067] или уменьшалась (1/19, ANOVA, P = 0,044). ). Субъект 2 также был стабильным ( P ≥ 0,087) с порогами 141 ± 46 нКл и 95 ± 47 нКл для срединного и лучевого нервов, соответственно. ( E ) Отслеживание пороговых значений медианных каналов M3, M4 и M5 до 68 недель, после чего не показало значительного изменения порога с течением времени ( P = 0.053, 0,587 и 0,773 соответственно).

Восприятие краткосрочной медицинской волонтерской работы: качественное исследование в Гватемале | Глобализация и здравоохранение

Потребности гватемальских сообществ в здравоохранении

Когда респондентов спрашивали о том, что, по их мнению, является наиболее насущными потребностями здравоохранения в Гватемале, список неизменно возглавлял ряд мер общественного здравоохранения. Наиболее часто упоминаемые потребности в области здравоохранения включали усиление усилий по профилактике заболеваний посредством программ санитарного просвещения и скрининга болезней; улучшенная инфраструктура общественного здравоохранения; и улучшенный доступ к первичной медицинской помощи, особенно в сельских районах Гватемалы.

Ряд информантов сосредоточили внимание на бедности как ключевой детерминанте различий в состоянии здоровья людей в богатых и бедных странах. Один гватемальский хирург, работающий в крупной национальной больнице, сформулировал проблему следующим образом:

[Иностранные] хирургические бригады работают только на верхушке айсберга, когда речь идет о решении медицинских проблем этой страны. Проблемы Гватемалы — коррупция, нехватка ресурсов, недостаток образования — все проистекает из бедности. Итак, бедность — это корень проблемы, а хирургия не решает бедность.

Когда вопрос о потребностях в медицинской помощи в Гватемале был задан высокопоставленному чиновнику Министерства здравоохранения (MSPAS), он подчеркнул, что «основной проблемой в Гватемале является отсутствие инфраструктуры общественного здравоохранения и недостаточное покрытие первичной медико-санитарной помощью. из-за нехватки финансовых ресурсов », далее поясняя, что:

[Краткосрочная медицинская работа] не решает и не может решить эти основные проблемы здравоохранения в Гватемале. У нас уже есть много хирургов и других врачей, которые хорошо обучены решать все проблемы, характерные для нашей страны.Отсутствие медицинского обслуживания в сельской местности не связано с нехваткой врачей; это связано с нехваткой ресурсов для предоставления клиник, больниц и предметов снабжения в этих районах.

Хотя ни один из наших респондентов не предположил, что краткосрочная волонтерская медицинская работа может решить самые насущные потребности страны в области здравоохранения, тем не менее, было единодушно признана необходимость расширения доступа к лечебной медицинской помощи, особенно для беднейших слоев населения Гватемалы. Информанты указали, что государственная система здравоохранения (система MSPAS), как правило, является наиболее доступным вариантом для малообеспеченных слоев населения Гватемалы.Однако гватемальский врач первичной медико-санитарной помощи, работающий в больнице, финансируемой из-за рубежа, объяснил подводные камни системы здравоохранения Гватемалы:

Несмотря на то, что национальные больницы ничего не взимают за свои услуги, предоперационные исследования часто необходимы для запланированных операций. Если в национальной больнице нет оборудования для проведения исследований, пациент должен пойти в другие места, чтобы получить его, и иногда ему приходится платить большие деньги. Таким образом, даже несмотря на то, что национальная больница предоставляет медицинские услуги бесплатно, пациент часто сталкивается с расходами, которые могут помешать бедному пациенту получить необходимое лечение.

Кроме того, учитывая высокий уровень бедности, о котором говорилось выше, просто поездка в медицинское учреждение может быть финансово обременительным для значительной части населения Гватемалы. Эту проблему усугубляет нехватка специалистов за пределами Гватемалы и других крупных городов. Врач, являющийся официальным лицом Колледжа врачей и хирургов, заявил, что «80% специалистов Гватемалы живут и работают в городе Гватемала, поэтому в других местах существует огромная нехватка специалистов.»Объясняя причины нехватки гватемальских специалистов, работающих в бедных сельских районах, один сотрудник MSPAS заявил, что:

Врачам, работающим в государственной системе здравоохранения, недоплачивают … финансовые стимулы для работы в бедных районах отсутствуют Все специалисты в конечном итоге живут в больших городах, иногда разделяя свою работу между государственной и частной практикой.

Помимо экономических и географических барьеров для доступа к медицинскому обслуживанию, языковые и дискриминационные факторы также были отмечены как серьезные препятствия для оказания медицинской помощи.Один информатор — гватемальский служащий финансируемой США неправительственной организации, которая тесно сотрудничает с лидерами местных сообществ в сельских деревнях, чтобы найти пациентов, нуждающихся в операции. Затем эта организация координирует операцию, связывая пациентов с посещающими хирургическими бригадами. При необходимости они также помогают оплачивать транспорт, переводчиков (если пациенты не говорят по-испански), проживание и питание пациента. Этот информатор отметил, что многие коренные жители (которые, как правило, живут в наиболее сельских, бедных районах) боятся хирургического вмешательства и часто говорят только на местном языке, а не на испанском, что не позволяет этим пациентам въезжать в Гватемалу. система общественного здравоохранения.Коренной гватемалец, чьему сыну помогала эта американская неправительственная организация, ехала 8 часов на автобусе со своим сыном, который ожидал операции на руке от хирургической бригады из США. Она заявила, что, по ее мнению, врачи в национальных больницах в первую очередь помогают тем, у кого есть деньги, а затем, если будет время, последними будут принимать бедняки.

Зависимость от иностранных поставщиков

В ходе наших интервью вопрос о зависимости часто поднимался как гватемальцами, так и иностранцами. Одна из неоднократно цитируемых критических замечаний заключалась в том, что зарубежные медицинские проекты устраняют или уменьшают стимул для правительства инвестировать в здравоохранение для своих людей.Врач из Гватемалы, который работает в финансируемой из-за рубежа больнице, которая в настоящее время является единственной больницей в этом районе, предлагающей круглосуточную неотложную и хирургическую / акушерскую помощь, вместе с рядом других врачей в этом районе обращается с петицией к правительству с просьбой построить полноценную больницу. -сервис, государственный медицинский центр в его районе. Он пояснил, что, решая, куда вкладывать деньги в улучшение медицинских услуг, правительство «учитывает только количество существующих медицинских услуг, уже имеющихся в этом районе, независимо от качества предоставляемых услуг.«Таким образом, наличие нескольких проектов НПО в области здравоохранения в этом районе может фактически препятствовать развитию инфраструктуры общественного здравоохранения в этом районе.

Помимо потенциальной зависимости правительства от иностранной медицинской помощи, многие информаторы описали проблему зависимости пациентов от бесплатных медицинских услуг. и / или хирургическая помощь, предоставляемая краткосрочными волонтерами. Гватемальский администратор, работающий в местной НПО, которая предоставляет услуги в области репродуктивного здоровья на всей территории Гватемалы, выразила обеспокоенность по поводу бесплатного ухода, предоставляемого иностранными медицинскими группами:

Пациенты привыкли к бесплатному уходу и в конечном итоге ждать прибытия следующей группы, чтобы оказать им бесплатную помощь, вместо того, чтобы искать способы, которыми они могут помочь себе.Что будет, когда все НПО уйдут? Люди не будут знать, как найти способ получить помощь.

Подобные настроения были отмечены американским хирургом и главой НПО в Гватемале, который заявил: «Если группа добровольцев предоставляет бесплатное медицинское обслуживание, сообщество может испортиться и в конечном итоге будет полагаться на эту услугу, а не на постоянное [правительство- run], которая уже существует «.

Системы отбора пациентов и оплаты

Когда наших информаторов спросили о способах, которыми потенциально можно избежать зависимости от иностранной помощи, наиболее часто упоминались соответствующий отбор пациентов и внимание к системе оплаты.При обсуждении вопроса отбора пациентов как гватемальцы, так и иностранцы пришли к единому мнению о том, что краткосрочные группы волонтеров должны сосредоточить свои услуги на наиболее нуждающихся группах населения. Наиболее часто упоминаемая проблема краткосрочной медицинской волонтерской работы заключалась в том, чтобы охватить пациентов, которые действительно не могут позволить себе другие варианты медицинской помощи. Мы поговорили с гватемальским врачом, работающим в клинике, где размещалась североамериканская группа краткосрочных хирургических вмешательств.Он выразил обеспокоенность тем, что помощь, предоставляемая волонтерами, на самом деле может не доходить до беднейших слоев населения Гватемалы, и подчеркнул, что, если пациенты, которые могут позволить себе оплачивать свое личное лечение, получают бесплатную помощь от иностранных групп волонтеров, эти группы волонтеров в конечном итоге конкурируют с частные гватемальские врачи (которые могут выполнять те же операции, но за определенную плату) для пациентов. Далее он описал проблему попытки предложить североамериканской группе провести финансовую оценку всех пациентов, чтобы помочь нацелить тех, кто действительно не может позволить себе оплатить операцию.Он заявил, что чувствует, что североамериканцы «похоже, воспринимают всех в Гватемале как бедных и поэтому не считают важным проводить социально-экономическую оценку».

Мнения информаторов о том, какую систему оплаты следует использовать краткосрочным медицинским группам, разошлись. Один главный координатор группы краткосрочных медицинских волонтеров заявил, что их группа предоставила «абсолютно бесплатную хирургическую помощь каждому пациенту без оценки их платежеспособности». Ряд информантов раскритиковали эту форму помощи, предположив, что она становится «вредной для общества», вызывая сокращение государственных инвестиций в здравоохранение для заботы о собственном населении, зависимость от внешней помощи и конкуренцию с существующей системой здравоохранения.

Некоторые информаторы придерживались мнения, что краткосрочная медицинская волонтерская работа должна быть бесплатной для тех пациентов, которые не могут позволить себе лечение в Гватемале. Один хирург, родившийся за границей, который почти 20 лет работает в бедных странах на постоянной основе, заявил, что он предоставляет полностью бесплатные операции «беднейшим из бедных» через частный фонд. Он описал, почему он выбрал это следующим образом:

В прошлом году я сделал более 5000 бесплатных операций для бедных по всему миру, и если бы моим пациентам пришлось платить за эту помощь, я, вероятно, сделал бы половину этого количество операций.Самые бедные пациенты не имеют ресурсов даже для того, чтобы иметь возможность позволить себе транспорт, проживание и питание, пока они находятся в больнице, не говоря уже о хирургической и медицинской помощи … Каково определение благотворительности, если она не бесплатная?

Кроме того, двое из четырех пропагандистов здоровья, работающих в сельских, бедных районах, назвали бесплатную помощь, оказываемую краткосрочными медицинскими волонтерами, одной из самых больших выгод для своих пациентов. Один пропагандист здоровья заявил: «Если [пациенты] должны платить за свое лечение, некоторые из них настолько бедны, что им придется выбирать между оплатой еды и оплатой медицинского обслуживания.»

Из 20 респондентов, которые обсуждали вопрос оплаты напрямую, четырнадцать считали, что все пациенты должны что-то платить за свое лечение. Большинство полагали, что, когда пациентов просят заплатить за свое лечение, они могут лучше чувствовать себя так, как будто они сами владели своим лечением, а не были пассивными информаторами в этом уходе. Лидер американской неправительственной организации, которая занимается поиском пациентов в сельской местности, нуждающихся в хирургической помощи, всегда заставляет пациента что-то платить за эту услугу (часто это всего лишь несколько кетсалей — менее 1 доллара США).Он описал свои рассуждения следующим образом:

Я помню, как разговаривал с парой пациентов, которые вернулись из бесплатной хирургической [группы краткосрочных медицинских волонтеров], которые были недовольны их лечением. Когда их спросили, почему они недовольны, они сказали, что предприятие заставило их убрать свою территорию или у них нет лепешек — маленькие, не относящиеся к делу причины их неудовлетворенности своей заботой. У меня никогда не было такого опыта с пациентами, которым приходится что-то платить за свое лечение.

Другой администратор гватемальской неправительственной организации поддержал эти настроения, сказав: «Даже самые бедные люди в стране могут найти пять кетсалей. Дело не в том, чтобы покрыть расходы на уход. больше ответственности за свою заботу «.

Практически все информанты, которые верили в просьбу об оплате у пациентов (включая поставщиков медицинских услуг из Гватемалы, органы здравоохранения, членов сообщества и иностранцев), предложили использовать систему платежей с скользящей шкалой, в которой пациенты должны платить, исходя из суммы на тщательном социально-экономическом обследовании, проводимом социальными работниками и / или лидерами сообщества пациента, которые лучше всех знают, сколько пациент на самом деле может позволить себе заплатить.И снова информаторы подчеркнули, что выплаты никогда не должны ставить под угрозу способность пациентов получать медицинскую помощь.

Бремя принимающей организации / сообщества

Другой важной темой, часто обсуждаемой информаторами, было то, что краткосрочные медицинские волонтеры могут быть довольно обременительными (как в финансовом отношении, так и с точки зрения рабочего времени персонала) для принимающих организаций и сообществ в Гватемале. Следует отметить, что почти каждый респондент из Гватемалы выразил признательность за услуги, которые посещающие группы оказывали своим общинам, и многие признали личные жертвы, на которые пошли отдельные добровольцы, чтобы предоставить эти услуги.Тем не менее, было также много дискуссий о том, как этот вид работы может стать финансово обременительным для принимающей организации. Один гватемальский координатор проекта добровольцев-медиков, работающий на краткосрочной основе, сказал, что, по его мнению, он был «наполовину координатором проекта, наполовину гидом. Я должен организовать транспорт, проживание, питание и переводчиков для всех добровольцев».

Многие информанты отметили, что большим недостатком краткосрочной медицинской волонтерской работы является нагрузка на местный персонал, когда волонтеры не знают языка или не знакомы с обстановкой клиники.Координатор проекта американской неправительственной организации заявил, что «Когда волонтер не говорит на этом языке, может возникнуть недопонимание и вызвать большие проблемы не только для пациентов, но и для местного персонала, который работает с волонтерами».

Некоторые краткосрочные медицинские волонтерские организации пытались бороться с этой проблемой, прося своих добровольцев оплачивать их собственные расходы. Глава неправительственной организации, которая регулярно организует краткосрочную хирургическую волонтерскую работу в частной больнице в Гватемале, высказал следующие мысли:

Мы попадаем в беду, когда врачи просто кладут руки.Мы просим всех наших волонтеров покрыть свои собственные расходы, такие как проезд, проживание и питание. Мы также покрываем расходы на каждую операцию, включая расходные материалы и электричество в операционных, и для компенсации финансового бремени больницы, связанного с предоставлением последующего ухода, наши группы посещений делают пожертвования в больницу за каждого пациента, которого они оперируют. Мы понимаем, что для любого учреждения очень дорого принимать краткосрочных волонтеров.

Многочисленные информаторы предположили, что лучше всего ограничить количество людей в составе посещающей медицинской бригады только теми, кто необходим, поскольку большие группы, как правило, мешают регулярным операциям в принимающих учреждениях и в конечном итоге становятся довольно большими. груз.В качестве крайнего примера, врач, который работал над различными проектами медицинской помощи по всему миру, рассказал нам о медицинской бригаде из США, которая собрала 78 человек, включая хирургов, врачей первичного звена, медсестер, поваров и переводчиков. Он продолжил:

В Гватемале уже есть врачи, медсестры, повара и переводчики. Таким образом, было бы лучше привлечь специалистов, которые могут потребоваться, а затем использовать как можно больше местного персонала для выполнения миссии. Таким образом вы тратите меньше денег, укрепляете ресурсы здравоохранения страны, помогаете экономике страны и повышаете качество медицинской помощи.

Координация

Многие гватемальские информаторы говорили об уровне высокомерия или элитарности, которые они часто видят в посещающих медицинских специалистах. Большинство этих информаторов отметили, что, когда иностранные поставщики медицинских услуг работают в координации с местными поставщиками медицинских услуг, это отражает признание их компетентности. Считалось, что работа в изоляции от окружающего медицинского сообщества отражает противоположные настроения. Кроме того, уважение, проявленное к местным поставщикам услуг при работе вместе с ними, также воспринимается местным населением пациентов, что положительно влияет на отношения местного поставщика услуг с их сообществом.

Некоторые гватемальские врачи рассказали о своем недовольстве посещением медицинских бригад, которые работают изолированно от местного медицинского сообщества. Гватемальский хирург, который работает как в частной клинике, так и в государственной больнице, резко заявил:

гватемальских пациента, особенно менее образованных, склонны больше доверять светловолосому, голубоглазому и белоснежному иностранному врачу, чем своим собственным гватемальским врачам. врачи. Эти иностранцы приходят со своим новым блестящим оборудованием и делают бесплатные операции, даже не работая с кем-либо из [гватемальских врачей].Американские врачи приезжают в Гватемалу и занимаются медициной, когда и где хотят. Гватемальским врачам может быть трудно даже приехать в США, не говоря уже о возможности там заниматься медициной. Американские врачи ничем не лучше гватемальцев. Я прекрасно умею заботиться о своих людях.

Обсуждая полезность краткосрочной медицинской волонтерской работы с соучредителем успешной НПО, которая организует хирургические бригады в США для проведения операций в Гватемале, он сказал: «Краткосрочная волонтерская работа может быть полностью эффективной, если она связана с долгосрочная программа.<< Важность краткосрочных медицинских добровольцев, координирующих свою деятельность с группами, которые имеют долгосрочное присутствие в Гватемале, была, безусловно, наиболее частой рекомендацией наших информаторов. Фактически, это часто было больше требованием, чем рекомендацией, с некоторые информаторы комментируют, что краткосрочная медицинская волонтерская работа, которая не скоординирована с долгосрочным присутствием, является «худшим видом лечения», или что эти краткосрочные медицинские волонтеры «вполне могут остаться дома».

Один иностранный волонтер, долгое время работавший в этой сфере, отметил, что местный поставщик медицинских услуг может предложить краткосрочным медицинским волонтерам знания о ресурсах, обычаях и возможностях, доступных местному населению.Кроме того, заблаговременно скоординировавшись с долгосрочным присутствием, многие информаторы указали, что местный представитель может набирать пациентов для посещения группой волонтеров.

Кроме того, в Гватемале требуется согласование с местным долгосрочным присутствием. Чтобы посещающие медицинские работники могли заниматься врачебной практикой в ​​Гватемале, они должны зарегистрироваться в Колледже врачей и хирургов ( Colegio de Médicos y Cirujanos, ), предоставив подтверждение полномочий и контактного лица гватемальского врача.Тем не менее, ряд гватемальских органов здравоохранения и поставщиков медицинских услуг выразили обеспокоенность тем, что многие группы иностранцев практикуют медицину в Гватемале без связи или координации с местной системой здравоохранения.

Удовлетворение потребностей сообщества

Группы, которые не работают в координации с долгосрочным присутствием, часто предоставляют услуги, которые не соответствуют потребностям сообщества. Многие информаторы говорили о «кампаниях по дегельминтизации» в районах, где нет источников чистой питьевой воды; группы, которые бесплатно предоставили очки без проверки зрения; или группы, которые без разбора раздавали витамины в качестве примеров особенно ошибочных вмешательств, которые отражают отсутствие координации и консультаций с местным медицинским сообществом.

Еще одно пагубное воздействие групп, практикующих изолированно, заключается в том, что услуги, уже предоставляемые гватемальским сообществом, в конечном итоге дублируются волонтерами. Например, мы поговорили с гватемальским врачом, работающим в государственном медпункте в общине, недавно пострадавшей от стихийного бедствия. Его район регулярно принимает множество иностранных групп медицинской помощи; однако «очень немногие действительно приходили [к его медпункту], чтобы спросить о том, что необходимо». Далее он описал проблемы, связанные с отсутствием общения, приведя пример группы медицинских добровольцев, которые на короткое время посещали пациентов в течение выходных и предоставляли лекарства без каких-либо записей или понятных объяснений пациентам, почему они нуждаются в лекарствах.Он сказал, что те же самые пациенты пришли к нему на медицинский пост на следующей неделе, не имея возможности объяснить, что было сделано и почему они принимали лекарства, что вынудило его повторить свои обследования без какой-либо пользы для пациента или системы.

Многие информанты отметили, что, по крайней мере, важно поддерживать контакт с местными поставщиками услуг, чтобы гарантировать, что то, что делают волонтеры, действительно необходимо и желательно в сообществе. Как заявил один иностранный волонтер, долгое время находившийся на работе, «сначала поймите, действительно ли люди, которым вы планируете помочь, этого хотят.

Последующий уход

Последующий уход часто возникал в контексте того, почему важна координация с долгосрочным присутствием. Как отметил один из собеседников, «большинство проблем требует больше чем одной недели, чтобы исправить — без непрерывности. , лечение не является полным ». Кроме того, многие поставщики медицинских услуг в Гватемале выразили готовность оказывать последующее лечение пациентам, с которыми они имели личный контакт, но заявили, что последующее наблюдение за пациентами, с которыми они не были знакомы, могло быть проблематично.Многие информаторы предположили, что один из способов минимизировать неполный уход в хирургическом поле — это предоставить запись о том, что и почему было сделано (на соответствующем языке), каждому пациенту, учреждению, в котором проводилась операция, и врачу, который будет нести ответственность за последующее наблюдение.

Часто упоминалась одна некоммерческая частная больница, которая особенно хорошо справлялась с последующим лечением. Эта больница через небольшое количество международных НПО, с которыми они координируют свои действия, круглогодично принимала хирургические бригады из Северной Америки и Европы и обеспечивала очень недорогие операции нуждающимся пациентам, прошедшим предварительную проверку.Они привлекли к операции гватемальских хирургов и вспомогательный персонал, а пациентов вернули в ту же больницу (где хранились записи каждого пациента) для последующего наблюдения. Они также наняли гватемальского хирурга, в обязанности которого входило заботиться о послеоперационных пациентах и ​​об осложнениях, возникших в результате операций, выполненных иностранными добровольцами.

Обмен ресурсами и информацией

Удивительно, но некоторые иностранные добровольцы поспешили указать на то, что преимущества краткосрочной медицинской волонтерской работы могут быть наибольшими для самих добровольцев.Однако большинство наших гватемальских информаторов (включая поставщиков медицинских услуг, органы здравоохранения и гватемальцев, работающих над другими проектами в области здравоохранения), а также иностранные добровольцы, работающие на долгосрочной основе, также подчеркнули тот факт, что при наличии координации между посещающими и местными поставщиками медицинских услуг эти краткосрочные срочные медицинские вмешательства могут быть положительным опытом и для местных поставщиков. Многие гватемальские информаторы описали возможности получения образования для обеих сторон, когда посещающие группы работают вместе с гватемальскими поставщиками услуг.Другие предлагали образовательные обмены между медицинскими школами США и Гватемалы и отправку гватемальских врачей на образовательные конференции в качестве способов обеспечения взаимовыгодного взаимодействия.

Гватемальские информаторы часто называли дарение оборудования, лекарств и расходных материалов одним из самых больших преимуществ краткосрочной медицинской волонтерской работы. Гватемальский офтальмолог, занимающийся частной практикой, указал, что:

Местный офтальмолог платит за последующее лечение пациентов, которые не могут за него платить, поэтому отношения должны быть взаимовыгодными.Деньги — это не решение — они исчезают и не доходят до пациентов. Но если добровольцы оставляют что-то местному врачу, например, оборудование, лекарства, операционные инструменты или принадлежности, которые врач мог бы продолжать использовать после ухода группы добровольцев, это принесет пользу и нашим пациентам.

Часто заявлялось, что пожертвования усиливают воздействие краткосрочной медицинской волонтерской работы, поскольку они улучшают качество предлагаемых услуг даже после того, как добровольцы больше не присутствуют.Однако получатели этих пожертвований часто говорили об огромном количестве получаемых ими лекарств с истекшим сроком годности, которые составляют то, что один из респондентов назвал «мусором», который необходимо отсортировать и утилизировать, тратя драгоценное время персонала. Довод о том, что лекарства с истекшим сроком годности были «лучше, чем ничего», не был поддержан нашими информантами, поскольку один из респондентов прокомментировал: «Если лекарства не подходят для потребления человеком в США, почему они должны быть пригодны для потребления человеком в бедной стране? ? »

Качество медицинской помощи

Многие иностранные волонтеры и координаторы волонтеров сосредоточили свое внимание на вопросе качества медицинской помощи при работе за пределами своей страны.Они говорили о стремлении обеспечить такое же качество ухода, как и дома, и о работе, прежде всего, исходя из ответственности и уважения к пациенту. Как сказал один доброволец, долгое время работавший над этим, «всегда помните, что вы здесь, чтобы обеспечить пациенту наилучший уход — делайте что-то, потому что пациенту они нужны, а не для вашего собственного опыта». Они подчеркнули важность здравого смысла при принятии медицинских решений, включая консервативный отбор пациентов для хирургических случаев. Многие волонтеры также говорили о важности знать свои пределы в качестве навещающего врача и ограничивать свою работу случаями, которые находятся в пределах технических возможностей и соответствуют ресурсам учреждения.

В соответствии с профессиональным мнением, многие информаторы (как гватемальские, так и иностранные) выразили обеспокоенность по поводу того, что некоторые группы краткосрочных медицинских добровольцев могут пытаться принимать слишком много пациентов в день за счет качества обслуживания пациентов. Информанты часто беспокоились, что, когда волонтеры сосредоточили внимание на количестве пациентов, принимаемых за день, частота осложнений возрастала, количество ложных диагнозов и ненадлежащее лечение увеличилось, а просвещение пациентов резко упало. Кроме того, большинство наших информантов считали, что религиозные и политические дискуссии следует проводить отдельно от оказания помощи пациентам.

Смещение восприятия пространственной долговременной памятью

Abstract

Человеческое восприятие очень гибкое и адаптивное. Выборочная обработка динамически настраивается в соответствии с текущими целями и ожиданиями задачи для оптимизации поведения. Возможно, главный источник наших ожиданий в отношении событий, которые еще предстоит развернуть, — это наш прошлый опыт; однако способность долговременных воспоминаний искажать ранний перцепционный анализ осталась непроверенной. Мы использовали неинвазивный метод с высоким временным разрешением для записи нейронной активности, в то время как участники-люди обнаруживали визуальные цели, которые появлялись в запомненных, а не в новых местах в пределах естественных визуальных сцен.При просмотре знакомой сцены пространственные воспоминания изменили колебательную активность мозга в ожидании целевого местоположения. Память также усиливала нейронную активность на ранних этапах визуального анализа цели и улучшала поведенческие характеристики. Оба показателя коррелировали с последующей эффективностью обнаружения целей. Таким образом, мы продемонстрировали, что память может напрямую улучшать функции восприятия в человеческом мозге.

Введение

Связь между долговременной памятью (LTM) и восприятием интуитивна и признана веками (например,г., Ибн аль-Хайсам, 1021). Согласно таким мыслителям, как Гельмгольц, восприятие возникает в результате взаимодействия между входящей стимуляцией и предсказаниями, основанными на знаниях, приобретенных в процессе опыта (фон Гельмгольц, 1867). Однако на сегодняшний день мы все еще на удивление мало знаем о нейронных механизмах, посредством которых воспоминания приводят к предвзятому искажению восприятия предсказуемым образом.

Исследование «выборочного внимания» убедительно продемонстрировало, что высокоуровневые представления могут оказывать значительное влияние сверху вниз на обработку входящей информации.Восприятие настраивается на события, относящиеся к нашей текущей цели задачи. Активность нейронов смещена в сторону релевантных и прогнозируемых событий упреждающим образом, и их восприятие становится приоритетным с ранних стадий обработки (Desimone and Duncan, 1995; Reynolds and Chelazzi, 2004). Удивительно, но вклад воспоминаний в эти нисходящие предубеждения остается относительно проигнорированным.

Роль памяти в формировании восприятия более тщательно рассматривалась в исследованиях поведения и движений глаз с использованием сложных сцен.Они показали, что контекстные, семантические и глобальные статистические свойства сложных сцен влияют на исследование сцены и распознавание объектов (Mackworth and Morandi, 1967; Yarbus, 1967; Biederman, 1972; Moores et al., 2003; Bar, 2004; Delorme et al. ., 2004; Малькольм, Хендерсон, 2010). Были предложены теоретические и вычислительные модели для объяснения того, как переменные, связанные с памятью, влияют на внимание и распознавание объектов в сложных сценах (Torralba et al., 2006; Peters and Itti, 2007; Zelinsky, 2008).Хотя эти исследования предоставляют богатые и убедительные доказательства роли памяти в восприятии, используемые задачи не являются оптимальными для разделения нейронных сигналов, связанных с искажениями памяти сверху вниз, от сигналов, связанных с перцептивным анализом объектов или сцен.

Наиболее прямые доказательства того, что LTM может управлять выбором внимания во время восприятия, исходит из «эффекта контекстной подсказки» в задачах визуального поиска (Chun and Jiang, 1998, 2003; Brockmole and Henderson, 2006; Brockmole et al., 2006, 2008). Цели идентифицируются более эффективно, когда они появляются в повторяющихся пространственных конфигурациях отвлекающих факторов, по сравнению с новыми контекстами. Электрофизиологические записи во время экспериментов с контекстными подсказками выявили модуляцию механизмов выбора мишени (Johnson et al., 2007; Chaumon et al., 2008, 2009; Schankin and Schubö, 2009, 2010; Telling et al., 2010), хотя результаты были не были полностью последовательными, и исследования не всегда адекватно контролировали движения глаз.Более того, поскольку цель кажется встроенной в отвлекающие факторы, невозможно однозначно проверить перцепционные модуляции. Улучшение производительности могло произойти, потому что LTM изменил восприятие цели в ее знакомом контексте, облегчил извлечение конфигурации отвлекающих факторов или облегчил принятие решений или выбор действий (Kunar et al., 2007; Schankin and Schubö, 2009).

В этом исследовании мы использовали задачу, которая отделяла представление целей от представления фонов, управляющих пространственными контекстными LTM (Summerfield et al., 2006) и измеряли нейронную активность во время перцептивного анализа с высоким временным разрешением, используя потенциалы, связанные с событиями (ERP). Мы проверили, способствует ли просмотр ранее изученной сложной сцены восприятию релевантной задачи цели, вызывая смещение пространственного внимания к ее запоминаемому местоположению.

Материалы и методы

Задача заимствует элементы дизайна из контекстных подсказок при визуальном поиске (Chun and Jiang, 1998, 2003) и задач визуально-пространственного ориентирования (Posner, 1980).В нашем «ориентированном на память» задании участники выполнили учебное задание, в котором они изучали изображения натуралистических визуальных сцен, чтобы идентифицировать и запоминать местоположение заранее определенного элемента (маленького ключа). На следующий день они выполнили задачу скрытого ориентирования на основе LTM, в которой они обнаружили временное появление целевых стимулов в сценах (рис. 1 c ). Некоторые сцены были связаны с конкретными пространственными воспоминаниями для целевого местоположения из учебной задачи (действительные испытания).Другие сцены были одинаково знакомы по фазе обучения, но не содержали конкретных пространственных воспоминаний (нейтральные испытания). Если память может управлять вниманием и влиять на восприятие, то просмотр сцен, связанных с пространственными воспоминаниями, должен смещать связанную с вниманием осциллирующую активность мозга в ожидании целевого стимула (Worden et al., 2000; Rihs et al., 2007). Кроме того, цели, впоследствии появляющиеся в запомненных местах, должны вызывать большие электрофизиологические потенциалы, которые отражают ранние стадии визуального анализа, такие как P1.

участников.

Двадцать четыре здоровых правши-добровольца (средний балл по шкале рукопожатия: 88%; Oldfield, 1971) участвовали в эксперименте (средний возраст 21,3 года, диапазон 18–27 лет; 12 женщин). Методы и процедуры, использованные в исследовании, были неинвазивными и были одобрены с этической точки зрения Комитетом по этике исследований Центрального университета Оксфордского университета.

Сценические стимулы.

Стимулы, использованные в этом эксперименте, представляли собой 180 фотографических сцен (1000 × 750 пикселей, 32-битный цвет), изображающих виды в помещении или на улице.Сценовые стимулы были приготовлены экспериментаторами или получены с разрешения фотографических изображений, доступных в Интернете. Были подготовлены три версии каждой сцены. В одной из версий сцена была сохранена в исходном формате. В двух оставшихся версиях маленький золотой ключ (12 × 23 пикселя) был помещен либо в левую, либо в правую сторону сцены (с помощью PaintShopPro5, программное обеспечение Jasc). Распределение ключей, размещенных в верхнем и нижнем квадрантах, было сбалансированным (90 ключей размещены в каждом квадранте каждого поля зрения).Ключи располагались внутри объектов и обычно располагались в подходящих местах. Отнесение сцен к различным экспериментальным условиям (действительным или нейтральным) уравновешивалось участниками. Кроме того, уравновешивалось расположение ключа для конкретной сцены в визуальном поле. Уравновешивание гарантирует, что какой-либо эффект достоверности не может быть результатом различий, присущих конкретным сценам или расположению клавиш в сценах.

Учебное задание.

Первой частью эксперимента было обучающее задание.Участники просмотрели 180 сцен, повторяемых в случайном порядке в пяти блоках (программное обеспечение для презентаций, Neurobehavioral Systems). Девяносто сцен содержали небольшой золотой ключик, расположенный где-то в левой или правой части сцены (22 или 23 в каждом квадранте). В остальных 90 сценах не было ключа. Сначала участники не знали, какие сцены содержат ключ. Они открыто исследовали сцены и получили инструкции найти и узнать расположение как можно большего количества ключей в сценах. Когда они определили клавишу, они сделали первоначальный щелчок левой кнопкой мыши, в результате чего был обнаружен курсор мыши в центре экрана (маленький белый квадрат, 19 × 19 пикселей).Затем они переместили курсор в положение клавиши и сделали второй щелчок левой кнопкой мыши по клавише. Участникам была предоставлена ​​визуальная обратная связь относительно того, правильно ли они определили местонахождение ключа («Ключ найден» для правильных ответов или «Ключ не найден» для неправильных ответов). Вокруг расположения клавиши имелся радиус допуска 30 пикселей, чтобы учесть неточности в ответах курсора. Если участники считали, что на картинке нет ключа, они могли щелкнуть правой кнопкой мыши, чтобы перейти к следующей сцене.Каждую сцену просматривали до тех пор, пока участники не ответили или пока не было достигнуто максимальное время поиска. Время поиска, отведенное для каждой сцены, было сокращено на пяти блоках, чтобы участники быстрее находили ключи в каждом блоке. Время поиска составляло 20 с для первого блока, 15 с для второго и третьего блоков и 10 с для последних двух блоков. В конце каждого блока участники получали визуальную обратную связь о количестве ( N ) найденных ключей («В этом блоке вы нашли N ключей»).Движение глаз регистрировалось с помощью системы инфракрасного мониторинга (ISCAN) (Gitelman, 2002) и проверялось в режиме онлайн, чтобы убедиться, что участники активно просматривают сцены.

Средний процент найденных ключей и среднее время поиска, затрачиваемое на поиск ключей, были рассчитаны для каждого из пяти обучающих блоков. Чтобы проверить прогрессивное изучение ключевых местоположений, мы проанализировали эти процентные показатели и измерения времени поиска с помощью линейного контраста по пяти блокам, используя дисперсионный анализ ANOVA с повторными измерениями.

Ориентировочное задание.

Через день после учебного задания участники вернулись в лабораторию, чтобы выполнить задание по ориентации на внимательную память, во время которого была записана электроэнцефалограмма (ЭЭГ). Задание было выполнено тайно. Записи биполярной электроокулограммы (EOG) (рис. 1 d ) и слежения за глазами (рис. 1 e ) использовались, чтобы гарантировать, что участники сохраняли фиксацию на центральном кресте на протяжении каждого испытания. Участники завершили 180 испытаний, в которых они должны были обнаружить кратковременное появление яркого золотого ключа (80 × 154 пикселей) в сложной сцене (160 испытаний) и не давать ответов во время меньшего количества испытаний по отлову, в которых банан (52 × 153 пикселей) ) был прошит вместо ключа (20 попыток отлова).Во время выполнения задания на память не требовалось никакого поиска. Вместо этого участники сделали простую реакцию быстрого обнаружения при появлении временного периферического целевого стимула. Перед экспериментом участники провели короткое практическое занятие с 20 попытками, используя новый набор сцен.

Во время основного эксперимента каждое испытание начиналось с представления знакомой сцены. После случайного интервала 500–900 мс либо цель (ключ), либо фольга (банан) ненадолго появлялись в пределах сцены (100 мс).При действительных испытаниях расположение ключа в обучающей задаче предсказывало со 100% точностью место, в котором появится ключ (80 допустимых целевых испытаний) или банан (10 допустимых испытаний). Для сцен без ключа в обучающей задаче участники не имели информации о том, где появится ключ (80 испытаний нейтральной цели) или банан (10 испытаний нейтрального улова). После исчезновения императивного стимула (ключа или банана) сцена оставалась отображаемой еще 1000 мс, в течение которых записывались ответы.За этой сценой следовал пустой экран в течение 2000 мс, в течение которого участники могли моргать. Затем крестик фиксации вернулся в центр экрана на случайный интервал 500–1500 мс, указывая на начало следующего испытания.

Поведенческий анализ.

Преимущества поведенческой валидности, предоставляемые ориентированием на память, были проанализированы с использованием среднего времени отклика (RT) для обнаружения появления ключа. Испытания, соответствующие сценам, в которых участник не смог найти ключ к заключительному блоку учебной задачи, были исключены из анализа.Для анализа RT использовались только правильно выполненные целевые испытания.

Дальнейший анализ проводился на предмет взаимосвязи между успеваемостью в учебной задаче и преимуществами RT в ориентировочной задаче. Для каждого предмета и для каждой ключевой сцены мы рассчитали среднее время поиска в течение последних трех блоков учебной задачи и эффект валидности во время задачи по ориентации внимания. Среднее время поиска в обучающей задаче дает приблизительную оценку явного знания участником местоположения ключа.Эффект валидности рассчитывался как разница между RT в данном валидном испытании и средним RT в нейтральных испытаниях, деленная на стандартное отклонение RT в нейтральных испытаниях ( z баллов).

Взаимосвязь между знанием ключевого местоположения в задаче обучения и преимуществами достоверности в задаче, ориентированной на память, была проанализирована путем тестирования, увеличиваются ли преимущества достоверности линейно по мере того, как время нахождения ключа во время заключительных блоков учебной задачи уменьшается.Чтобы упростить анализ, испытания были разделены на пять интервалов (квинтилей) в соответствии со временем поиска во время учебного задания для каждого участника. Оценки достоверности для каждого участника были усреднены по каждому квинтилю. Влияние эффективности обучения на последующие эффекты валидности внимания затем исследовали с помощью дисперсионного анализа ANOVA с повторными измерениями для линейного увеличения валидности после повышения эффективности (уменьшения времени поиска) во время учебной задачи.

Тест на вспоминание пространственной памяти.

Явная память для расположения клавиш в сложных сценах была протестирована тестом на отзыв сразу после задания ориентации на память. Участникам был показан случайный выбор из 30 сцен, взятых из учебного задания, в котором присутствовал ключ; их попросили указать место, где, по их мнению, находилась клавиша, поместив и щелкнув курсором мыши (как в обучающей задаче). Расстояние между правильной координатой ключевого местоположения и вызванным местоположением было вычислено в количестве пикселей.Анализировались только сцены, для которых участники правильно определили ключ в учебной задаче. Этот тест обеспечил приблизительную меру явного вызова долговременной памяти, но на него также могло повлиять просмотр местоположения целевых клавиш во время ориентировочной задачи.

Запись ЭЭГ.

ЭЭГ непрерывно регистрировалась с помощью усилителей NuAmp (Neuroscan) из 40 участков кожи головы с использованием электродов Ag / AgCl, установленных на эластичном колпачке (Easy Cap, Falk Minow Services), расположенных в соответствии с международной системой 10–20 (Американское электроэнцефалографическое общество, 1991 г.) ).Монтаж включал шесть участков средней линии (FZ, FCZ, CZ, CPZ, PZ и OZ) и 14 участков в каждом полушарии (FP1 / FP2, F7 / F8, F3 / F4, FT7 / FT8, FC3 / FC4, T7 / T8. , C3 / C4, TP7 / TP8, CP3 / CP4, P7 / P8, P3 / P4, PO7 / PO8, PO3 / PO4 и O1 / O2). Дополнительные электроды использовались в качестве заземляющих и опорных площадок, а также для регистрации ЭОГ. Правый сосцевидный отросток использовался в качестве активного ориентира. Затем данные были повторно привязаны к среднему алгебраическому значению правого и левого сосцевидных отростков. Горизонтальные и вертикальные ЭОГ регистрировались биполярно, электроды располагались вокруг глаз.Сигнал оцифровывался с частотой дискретизации 1000 Гц. Данные были записаны с фильтром нижних частот 200 Гц и без фильтра верхних частот (DC). Цифровые коды отправляли в записывающий компьютер ЭЭГ, чтобы отметить представление реплики и целевых стимулов в каждом типе испытаний.

Частотно-временной анализ ЭЭГ.

Было показано, что предварительное пространственное внимание вызывает изменения колебательной активности в визуальных областях. Дополнительный паттерн эффектов обычно наблюдается в более низкочастотном альфа-диапазоне (8–12 Гц) и в более высокочастотном гамма-диапазоне (> 30 Гц) с относительным уменьшением или десинхронизацией альфа и относительным усилением гамма-излучения над популяциями нейронов. кодирование соответствующего пространственного положения (Fries et al., 2001). С помощью ЭЭГ проблематично измерить гамма-активность без соответствующего контроля (Dimigen et al., 2009), но накопление относительной альфа-десинхронизации в полушарии, противоположном месту наблюдения, хорошо задокументировано (Worden et al., 2000). ; Rihs et al., 2007). Мы проверили, будет ли пространственная память для целевого местоположения при предъявлении действительной реплики памяти вызывать аналогичные изменения в уровне активности альфа-диапазона в ожидании появления цели.

Данные ЭЭГ, использованные для индуцированного частотно-временного анализа, не фильтровались, и были подготовлены эпохи, начиная с 750 мс до и заканчивая 750 мс после предъявления сигнала. Эпохи, содержащие чрезмерный шум или дрейф (± 100 мкВ) на любом электроде, отбрасывались. Эпохи с артефактами движения глаз (моргания или саккады) также были отвергнуты. Мигания и большие саккады были идентифицированы как большие отклонения (± 50 мкВ) горизонтальных или вертикальных электродов ЭОГ. Кроме того, все испытания визуально проверялись на наличие более мелких саккад, миганий и смещений и при необходимости отбрасывались.Испытания на ошибки и уловы также были исключены из анализа. Последующий анализ был выполнен с использованием программного обеспечения FieldTrip, разработанного в Институте мозга, познания и поведения Дондерса (http://www.ru.nl/fcdonders/fieldtrip), с использованием MATLAB 7 (MathWorks). Развивающаяся мощность на частотах от 2 до 30 Гц оценивалась с интервалами 10 мс с использованием многонаправленных вейвлетов Хеннинга с временным сглаживающим окном 500 мс. Данные были преобразованы в логарифмическое преобразование мощности. Изменения индуцированного альфа (8–12 Гц) оценивали относительно исходного периода, составляющего 200 мс до предъявления сигнала (от -200 до 0 мс).Мы проверили латерализованные различия в логарифмической мощности альфа к концу интервала метка-цель (400–500 мс) для сцен, связанных с изученными ключевыми местоположениями на левом и правом полушариях. В анализе использовались только достоверные сцены. Логарифмическая мощность альфа в течение этого периода сравнивалась с использованием дисперсионного анализа с повторными измерениями с учетом фактора памяти (слева, справа), полушария (контралатерального, ипсилатерального) и места расположения электрода (O1 / 2, PO3 / 4, PO7 / 8). ). Из-за относительно короткого интервала между сигналами и целями [600–1000 мсек. Асинхронность начала стимула (SOA)], было возможно исследовать влияние на альфа только в узком временном окне.Период времени для анализа (400–500 мс) заканчивался за 100 мс до самого раннего возможного предъявления цели, что сводило к минимуму любой вклад нейронной активности, вызванной или индуцированной обработкой цели при оценке активности альфа-диапазона. Окно открылось поздно, чтобы избежать заражения связанными с репликами ERP, и потому что предыдущие задачи визуального ориентирования обычно показывали, что альфа-модуляции начинаются примерно через 300–500 мс после ориентирующей реплики (например, Worden et al., 2000; Rihs et al., 2007).

Предварительная обработка для анализа ERP.
Данные

ЭЭГ были отфильтрованы в автономном режиме с помощью полосового фильтра 0,1–40 Гц, привязанного к представлению сцены и целевых стимулов. Эпохи начинались за 100 мс до и заканчивались через 600 мс после предъявления стимула. Период времени 50 мс до и после реплики или целевой презентации использовался как базовый. Испытания с дрейфами, окулярными артефактами или ошибками удалялись так же, как и при частотно-временном анализе. Критерий минимального количества испытаний на одно условие был установлен равным 30.Поправочный коэффициент Гринхауса – Гейссера использовался для корректировки возможных нарушений предположения о сферичности во всех анализах ERP (Jennings and Wood, 1976).

Чтобы помочь в анализе идентифицируемых потенциалов, была проведена топографическая сегментация ERP, связанных с целью и сигналом, с использованием программного обеспечения Cartool, разработанного Денисом Брюне (http://brainmapping.unige.ch/Cartool.htm). Топографический анализ использовался для проверки того, изменило ли ориентирование на основе памяти время или характер нейронной обработки пространственно предсказанных целей по сравнению с непредсказуемыми, а также для определения стабильных периодов функциональных состояний нейронов (Michel et al., 1992; Паскуаль-Марки и др., 1995). Процедура сегментации использовала модифицированный алгоритм иерархической агломеративной кластеризации и дополнительно ограничивала идентификацию только кластеров продолжительностью не менее 20 временных точек (40 мс) с корреляцией <97%.

Анализ ERP, связанный с Cue.

Волновые формы, вызванные стимулами сцены, служащими действительными и нейтральными сигналами памяти, также были проанализированы для определения активности мозга, участвующей во время контроля пространственных сдвигов внимания на основе долговременной памяти.ERP были построены отдельно для сцен с подсказками, несущих пространственную память для целевого ключевого местоположения в левом и правом полушариях и для нейтральных сцен, за которыми следовало целевое появление слева и справа. Места для электродов были перекодированы как положения на контралатеральном или ипсилатеральном полушарии по отношению к следующему целевому ключевому положению. В случае допустимых сигналов памяти это всегда было равно местоположению пространственной памяти для ключевого местоположения. Первоначальные анализы не выявили влияния кия; следовательно, ERP к сигналам, за которыми следуют левая и правая мишени, были объединены, сохраняя взаимосвязь между стороной мишени и стороной положения электрода (ипсилатеральной и контралатеральной).

Мы были особенно заинтересованы в выявлении любых пространственно-специфических предвзятых предубеждений, которые могли бы повлиять на зрительную возбудимость при представлении цели или латерализованных потенциалов, указывающих на выбор целей в рамках долговременной памяти. Основываясь на данных о латерализованных потенциалах, сигнализирующих об идентификации целевых элементов при поиске кратковременной зрительной памяти (Gratton, 1998; Kuo et al., 2009; Dell’Acqua et al., 2010; Eimer and Kiss, 2010), мы спросили, существует ли было любое свидетельство латерализованных потенциалов, сигнализирующих о выборе целей при поиске долговременной памяти по боковым задним электродам PO7 / 8 и O1 / 2.Поскольку латентность этого эффекта задней контралатеральной негативности (PCN) может существенно различаться (Töllner et al., 2011), мы не давали никаких рекомендаций относительно вероятной латентности этого эффекта в контексте долговременной памяти.

Мы также исследовали, есть ли какие-либо устойчивые пространственные смещения к концу периода реплики, свидетельствующие о дифференциальной зрительной возбудимости, которые возникают во время пространственных сдвигов внимания после визуальных реплик (Harter et al., 1989). Мы проверили изменения среднего напряжения на боковых задних электродах (PO7 / 8, O1 / 2) к концу кратчайшего возможного интервала между меткой и целью (400–600 мс).

Целевой анализ ERP.

ERP, вызванных действительными и нейтральными целями, появляющимися в левом и правом поле зрения, были построены отдельно. Поскольку первоначальный анализ не показал влияния стороны сигнала, сигналы от целей в левом и правом полях зрения были впоследствии объединены, сохраняя взаимосвязь между стороной стимула и стороной расположения электродов (ипсилатеральной и контралатеральной).

Согласно основной цели эксперимента, ранние зрительные потенциалы P1 и N1 сравнивались в достоверных и нейтральных испытаниях.В анализе использовались боковые задние электроды, где эти потенциалы были наиболее выражены: O1 / 2, PO3 / 4, PO7 / 8 и P7 / 8. Средние амплитуды оценивались в узком временном окне, установленном вокруг пиковой задержки каждого зрительного потенциала в общих усредненных данных. P1 анализировался между 110 и 130 мс, а N1 — между 170 и 190 мс. Для измерения максимальной задержки зрительных потенциалов P1 и N1 использовались те же электроды, но временное окно было расширено, чтобы учесть индивидуальную вариабельность времени задержки.Пиковая задержка P1 была проанализирована между 80 и 150 мс, а пиковая задержка N1 была измерена между 140 и 220 мс. Различия в средней амплитуде или пиковой латентности P1 и N1 были проанализированы с помощью отдельных ANOVA с повторными измерениями, проверяющими факторы сигнала (действительный, нейтральный), полушария (ипсилатеральный, контралатеральный) и расположение электродов (O1 / 2, PO3 / 4). , PO7 / 8, P7 / 8).

Влияние ориентации на основе памяти на идентифицируемые потенциалы после P1 и N1 в периоды стабильной топографии показано на дополнительном рисунке 2 (доступен на www.jneurosci.org в качестве дополнительного материала).

Результаты

Учебное задание

В обучающей задаче участники искали расположение маленького ключа, встроенного в сцены (рис. 1 a ). Они просмотрели 180 сцен, 90 из которых содержали ключи, более пяти обучающих блоков. Их производительность постоянно улучшалась и была очень точной к последнему блоку (линейный контраст по блокам: F (1,23) = 111,2, p <0,001; точность в последнем блоке 82.6%; диапазон: 65,5-97,7%) (рис.1 б ). Экспериментальные испытания, в которых участникам не удавалось найти ключ (диапазон 2–31), впоследствии были исключены из поведенческого анализа и анализа ERP ориентировочной задачи. От первого до последнего тренировочного блока среднее время поиска для поиска ключа уменьшилось с 7,4 до 1,7 с (линейный контраст: F (1,23) = 708,8, p <0,001).

Рис. 1.

a , Примеры данных отслеживания взгляда, собранных на этапе обучения одного репрезентативного участника.Сцена слева содержала ключ, а сцена справа не содержала ключа. Для обеих сцен в первом блоке (строка 1) наблюдались обширные движения глаз. В последнем блоке (строка 2) было почти прямое движение глаз к месту расположения клавиши в левой сцене (см. Вставку). В отличие от этого, для сцены справа, в которой не было найдено никаких ключей, все еще наблюдались широко распространенные движения глаз. b , График показывает улучшение обучения во время пяти блоков учебной задачи.На графике показан средний процент ключей, найденных в каждом учебном блоке по участникам (сплошная линия), а также средние RT для обнаружения ключа в каждой сцене (пунктирная линия). Планки погрешностей указывают на SEM. c , Схема задачи на память, с примерами действительного испытания (левый столбец) и нейтрального испытания (правый столбец). Сцены без клавиш появлялись как «подсказка». В достоверных испытаниях участники обладали пространственной памятью для определения местоположения ключа в обучающей задаче (иллюстрировано левым мысленным пузырем, изображающим ключ в его запомненном пространственном контексте), но в нейтральных испытаниях у них не было конкретной пространственной памяти (проиллюстрировано пустой пузырь с вопросительным знаком).После рандомизированного SOA (500–900 мс) появлялся целевой ключ или банан из фольги (100 мс), и у участников было до 1000 мс для ответа. d , Горизонтальная форма волны электроокулограммы из допустимых пробных сигналов (левая и правая) и нейтральных проб (для левой и правой целей) во время задачи ориентирования, усредненная по 24 участникам. e , Данные отслеживания взгляда из задачи ориентирования для одного репрезентативного участника.

Поведенческое выполнение задачи на память

На следующий день участники вернулись, чтобы выполнить задание на память.Цель (ключ) или фольга (банан) появилась в изученном или невыученном месте в знакомых сценах. Задание выполнено с высокой точностью (98,9% правильно). Участники также преуспели в утаивании ответов во время испытаний по отлову (75,2% правильных ответов), несмотря на их очень редкую частоту. ANOVA выявил основной эффект реплики ( F (1,23) = 44,35, p <0,001), показывая, что RT быстрее обнаруживают ключи в ранее изученных местах и ​​действительных испытаниях (RT = 343 мс, SD = 73.9), чем в невыученных местах и ​​нейтральных испытаниях (RT = 392 мс, SD = 85,3).

Эффекты большей достоверности в задаче ориентирования были связаны с более коротким временем поиска, улучшением индексации памяти во время заключительных блоков задачи обучения. Тест ANOVA с повторными измерениями для линейного увеличения эффектов нормализованной достоверности в задаче, ориентированной на память, после повышения производительности в задаче обучения (разделенной на квинтили), показал значительную линейную взаимосвязь между двумя факторами ( F (1,23) = 14.45, p = 0,001).

Тест на воспроизведение пространственной памяти

После ориентировочного задания участники выполнили тест на воспроизведение пространственной памяти. Их попросили явно указать в их памяти расположение клавиш на основе обучающей задачи, поместив курсор мыши в сцену. Участники смогли указать расположение клавиш с точностью до 10% расстояния до экрана в среднем в 84% испытаний.

Предвосхищающие пространственные искажения, вызванные долговременной памятью

Чтобы определить пространственные отклонения в активности мозга в ожидании целевых стимулов, которые были вызваны LTM, мы проанализировали нейронную активность, индуцированную (частотно-временной анализ) и вызванную (ERP) сигналами сцены.

Частотно-временной анализ активности альфа-диапазона (рис. 2) обеспечил четкий маркер вызванного памятью пространственного искажения зрительной возбудимости. Произошла значительная латерализация мощности нейронных колебаний альфа-диапазона в ожидании цели (полушарие: F (1,23) = 6,46, p = 0,02). Мощность альфа-диапазона была значительно снижена в местах расположения электродов, противоположных запомненному целевому ключевому положению относительно ипсилатеральных электродов.В целом не было разницы в логарифме альфа-мощности, вызванной левыми и правыми действительными сигналами ( F (1,23) = 0,18, p = 0,67).

Рис. 2.

Боковая альфа-десинхронизация для реплик сцены. Поскольку влияние фактора памяти отсутствовало, данные были объединены для сцен, указывающих на целевые местоположения слева и справа, путем построения ЭЭГ в относительных контрлатеральных и ипсилатеральных точках. a , Топографическое распределение логарифмической мощности активности альфа-диапазона (8–12 Гц, 400–500 мс) показывает большую десинхронизацию на контралатеральных участках, чем на ипсилатеральных участках. b , Прямое вычитание ипсилатеральной активности альфа-диапазона на противоположной стороне, если смотреть с боковой точки зрения. Это вычитание приводит к симметричному воздействию противоположной полярности на кожу головы.

Анализ ERP (рис. 3) показал, что сцены с ассоциациями долговременной памяти и без них для целевых местоположений обрабатывались одинаково на ранних визуальных стадиях. Потенциалы P1 и N1, вызванные действительными и нейтральными сигналами, не показали влияния типа сигнала ( p значений> 0.38). Однако существенные различия между действительными и нейтральными сценами-репликами наблюдались на более поздних этапах обработки. Пространственные смещения дифференцировали действительные и нейтральные сцены над боковыми задними электродами между 340 и 390 мс (сигнал × полушарие: F (1,23) = 5,3, p = 0,03) (рис. 3). Вспомогательные ANOVA показали, что ERP, вызванные действительными сигналами памяти, были более отрицательными, чем те, которые были вызваны нейтральными сигналами на противоположной стороне (сигнал: F (1,23) = 5.1, p = 0,03), но не ипсилатеральное (cue: F (1,23) = 0,63, p = 0,44) полушария. Этот эффект напоминает эффект N2PC, также известный как эффект PCN, наблюдаемый при идентификации целевых стимулов при поиске визуальной (Luck and Hillyard, 1994; Eimer, 1996) или кратковременной зрительной памяти (Kuo et al., 2009) массивов, но происходит позже (Töllner et al., 2011).

Рисунок 3.

ERP для реплик сцены: большие усредненные формы волны ERP ( n = 24) по задним электродам (PO7 / 8), контралатеральному и ипсилатеральному относительно запомненного целевого местоположения для действительного (сплошная черная линия) и нейтрального (пунктирная черная линия) ) испытания.Полярность сигналов показана положительными значениями вверх. Стрелка 1 (правая панель) указывает разницу форм сигналов между действительными и нейтральными сценами между 340 и 390 мс. Стрелка 2 (левая панель) указывает разницу форм сигналов между действительными и нейтральными сценами между 400 и 600 мс.

В конце интервала метка – цель (400–600 мс) наблюдалась тенденция к дифференциальному пространственному смещению между типами метки по боковым задним электродам (метка × полушарие: F (1,23) = 4 .01, p = 0,06). Однако вспомогательные анализы не показали каких-либо надежных статистических тенденций эффектов при сравнении ERP, вызванных действительными и нейтральными сигналами по контралатеральному и ипсилатеральному полушариям по отдельности ( p значения> 0,13).

Кроме того, два нелатерализованных эффекта ERP отличают действительные сигналы памяти от нейтральных сигналов (дополнительный рис. 1, доступный на www.jneurosci.org в качестве дополнительного материала). Эти эффекты могут указывать на пространственно неспецифическое извлечение целевой ассоциации.

Перцепционная модуляция целевых стимулов

Несмотря на относительно небольшой размер целевого стимула, появляющегося вскоре после представления сложной визуальной сцены, ранние зрительные потенциалы P1 и N1 были четко видны на волновых формах (рис. 4) и показали характерные задержки и распределения. Потенциал P1 достиг пика при ∼124 мс на контралатеральных электродах (максимум при PO7 / 8) и достиг пика позже (136 мс) на ипсилатеральных электродах. Средняя амплитуда P1 была значительно больше для мишеней в валидных испытаниях по сравнению с нейтральными испытаниями ( F (1,23) = 5.30 р = 0,031). Задержка P1 не изменилась ( F (1,23) = 0,30 p = 0,59). Топографическая сегментация разностной формы волны изолировала эффект ориентации на основе памяти и показала стабильную топографию между 85 и 149 мс, отражая фокальное усиление амплитуды P1 по сравнению с боковыми задними электродами (рис. 4).

Рис. 4.

Модуляция зрительных потенциалов в связанных с мишенями ССП: ранние зрительные потенциалы P1 и N1 от 0 до 300 мс из сильно усредненных форм волны ( n = 24) для боковых задних электродов в контралатеральном (c) и ипсилатеральном (i) полушария (P7 / 8, PO7 / 8, O1 / 2, PO3 / 4) для действительных (сплошная черная линия) и нейтральных (пунктирная черная линия) испытаний.Полярность сигналов показана положительными значениями вверх. Нормализованная топографическая сегментация разностной формы волны показала стабильную топографию между 85 и 149 мс для P1, отражая увеличение амплитуды P1 по сравнению с боковыми задними электродами, и между 150 и 190 мс для N1, отражая затухание N1 (более положительная амплитуда ) для достоверных испытаний по сравнению с нейтральными испытаниями на задних контралатеральных электродах, но с более отрицательной амплитудой для достоверных испытаний по сравнению с нейтральными испытаниями на ипсилатеральных электродах.Кроме того, в течение периода N1 положительное напряжение также распределялось по центральным участкам средней линии, отражая более раннее повышение централизованно распределенного потенциала P2 в допустимом состоянии (см. Дополнительный рисунок 2, доступный на www.jneurosci.org в качестве дополнительного материала). . Условные обозначения: ± 0,4 мкВ.

Пик потенциала N1 приходился на 163 мсек на контралатеральных электродах (максимум на P7 / 8). Он был меньше и достиг пика позже (167 мс) над ипсилатеральными электродами (рис. 4). Изучение потенциала N1 показало, что различия амплитуд между валидными и нейтральными испытаниями различались в ипсилатеральном и контралатеральном полушариях (сигнал × полушарие: F (1,23) = 6.4, p = 0,02; кий × полусфера × электрод: F (1,8,41,2) = 3,5, p = 0,04; кий × электрод: F (2,4,55,0) = 5,1, p = 0,006). На контрлатеральных электродах амплитуды N1 были более отрицательными для нейтральных испытаний по сравнению с действительными испытаниями (сигнал: F (1,23) = 5,4, p = 0,03), тогда как на ипсилатеральных электродах амплитуды были более отрицательными для действительных испытаний. испытания по сравнению с нейтральными испытаниями (кий × электрод: F (2.3,53,7) = 6,2, р = 0,002). Ориентация на основе памяти также повлияла на задержку N1 (cue: F (1,23) = 6,6, p = 0,02). N1 достиг пика раньше после достоверных сигналов памяти, чем после нейтральных сигналов. Не было взаимодействия с фактором полушария (кий × полушарие: F (1,23) <0,001, p = 0,99). Топографическая сегментация показала стабильную топографию от 150 до 190 мс. В течение этого периода времени напряжение для действительных испытаний по сравнению с испытаниями с нейтралью было более положительным на задних контралатеральных электродах и более отрицательным на ипсилатеральных электродах.

Чтобы проверить, была ли модуляция зрительных перцептивных потенциалов P1 и N1, вызванная целями, функционально связана с пространственными смещениями в упреждающей, ритмичной активности альфа-диапазона, мы провели корреляционный анализ. Пространственное смещение при десинхронизации альфа-диапазона (мощность на контралатеральном — ипсилатеральном электродах) значимо коррелировало с пространственным смещением при модуляции потенциала P1 ( r (22) = 0,41, p = 0,05), но не Потенциал N1 ​​( r (22) = 0.12, п. = 0,58). Корреляционный анализ также использовался для проверки того, влияет ли латерализация ранних потенциалов на поведенческие показатели обнаружения цели в достоверных исследованиях. Значимые отрицательные корреляции были получены между RT и каждым из этих потенциалов (P1: r (22) = -0,54, p <0,05; N1: r (22) = -0,48, p <0,05). Они предполагают, что относительное усиление положительных амплитуд P1 на противоположной стороне и относительное ослабление отрицательных амплитуд N1 (становление менее отрицательными) предсказывают более короткое время реакции.

Обсуждение

Используя метод записи с высоким временным разрешением, мы смогли однозначно продемонстрировать, что долговременная память о пространственном расположении релевантного для задачи стимула в контексте сложной сцены изменяет нейронную обработку этого целевого стимула с ранних этапов анализа. , во время обработки зрительного восприятия. Просмотр ранее изученной сложной сцены вызвал пространственный сдвиг в осциллирующей нейронной активности альфа-диапазона, связанный с ожиданием появления цели в запомненном месте, и модулировал самый ранний опознаваемый визуальный потенциал P1, вызванный целями.Кроме того, показатели упреждающей и целевой нейронной активности коррелировали друг с другом, а амплитуда P1 предсказывала время отклика. Результаты основаны на наших предыдущих поведенческих выводах о том, что пространственный LTM может эффективно управлять ориентацией внимания (Summerfield et al., 2006), раскрывая природу упреждающих пространственных искажений и стадии обработки цели, на которые впоследствии влияет.

Явный характер нашей обучающей задачи и высокий уровень точности в задаче пространственного воспроизведения предполагают, что пространственные эпизодические воспоминания руководили этими пространственными предубеждениями.Такая интерпретация будет совместима с выводами, сделанными на основе предыдущих экспериментов с контекстными подсказками с использованием сложных сцен (Brockmole and Henderson, 2006; Brockmole et al., 2006, 2008). Однако невозможно исключить дополнительный или альтернативный вклад неявных (Chun et al., 1998, 2003) или семантических (например, Mackworth and Morandi, 1967) следов памяти без дальнейших экспериментов.

Пространственные смещения, установленные LTM в ожидании появления цели, были ясно очевидны в большей десинхронизации нейронной активности в альфа-диапазоне над задней частью скальпа, контралатеральной по отношению к запомненному целевому местоположению.Контралатеральное увеличение и ипсилатеральное уменьшение десинхронизации альфа-диапазона запускается визуальным пространственным вниманием (Foxe et al., 1998; Worden et al., 2000; Gould et al., 2011) и, как предполагается, отражает модуляцию зрительной корковой возбудимости для усиления обработка в обслуживаемых местах (Worden et al., 2000; Kelly et al., 2006; Rihs et al., 2009) и подавление обработки в необслуживаемых местах (Worden et al., 2000; Sauseng et al., 2005; Thut et al., ., 2006; Rihs et al., 2007, 2009). Картина эффектов, наблюдаемых в нашем исследовании, аналогична той, что наблюдалась в исследованиях пространственного ориентирования с использованием визуальных подсказок, что убедительно свидетельствует о том, что память о целевом местоположении приводит к изменениям зрительной возбудимости в ожидании цели, ожидаемой в запоминаемом месте.Корреляция между латерализацией активности альфа-диапазона и последующей модуляцией потенциала P1 на последующую цель поддерживает эту интерпретацию. Из-за короткого минимального интервала между появлением метки сцены и целевого ключа в нашей задаче (600 мс SOA) было возможно оценить изменения мощности альфа-диапазона только за короткий промежуток времени. Будет важно воспроизвести этот эффект с задачами, использующими более длительные интервалы между сигналами памяти и целями.

Латерализованной модуляции альфа-десинхронизации предшествовал латерализованный вызванный потенциал на задних электродах, который напоминал потенциал N2PC, связанный с идентификацией цели в массивах визуального поиска (Luck and Hillyard, 1994; Eimer, 1996), хотя и происходил в более поздний период времени ( 340–390 мс).Потенциал может служить маркером активности в пространственно-организованных областях мозга, таких как экстрастриатная зрительная кора, которая связана с LTM-поиском целевого элемента в его пространственном контексте. Такие результаты могут дополнить и расширить недавние наблюдения, что извлечение элементов в пределах зрительной кратковременной памяти также задействует активность в пространственно-организованных областях (Gratton, 1998; Kuo et al., 2009; Dell’Acqua et al., 2010; Eimer and Kiss, 2010) и предложить общую или похожую схему организации перцептивной кратковременной памяти и визуальных представлений долговременной памяти.В будущих исследованиях следует стремиться воспроизвести обнаружение латерализованных потенциалов, связанных с пространственным извлечением, и дополнительно проверить пространственно-топическую специфичность эффекта.

Связанные с событием потенциалы, вызванные последующими целями, продемонстрировали явные эффекты пространственного LTM на зрительные потенциалы P1 и N1, которые отражают обработку в нескольких экстрастриальных зрительных областях в вентральных и дорсальных зрительных путях (Clark and Hillyard, 1996; Martínez et al., 1999, 2001; Mangun et al., 2001; Di Russo et al., 2003). Цели, появляющиеся в запомненных местах в сценах, вызывали больший визуальный потенциал P1, чем цели, появляющиеся в нейтральных в памяти местах, эффект, который предсказывал последующее время отклика. Эффект был подобен модуляции усиления P1, обычно наблюдаемой после эндогенного или экзогенного воздействия на пространственное внимание с помощью перцептивных сигналов (Mangun et al., 1987; Eimer, 1994; Mangun, 1995; Hillyard and Anllo-Vento, 1998; Luck et al. ., 2000; Hopfinger, West, 2006). Было предложено, чтобы модуляция усиления P1 в задачах на визуальное пространственное внимание отражала избирательное усиление контролируемой сенсорной информации, проходящей через зрительные пути (Hillyard and Mangun, 1987; Posner and Dehaene, 1994; Luck et al., 2000). Усиление P1 по сравнению с контралатеральными электродами в нашей задаче убедительно свидетельствует о том, что LTM также может приводить к аналогичной модуляции усиления на ранних стадиях обработки изображений. Корреляция между усилением P1 и предшествующей латерализацией альфа-десинхронизации предполагает, что реплика сцены привела к пространственному смещению визуальной возбудимости, что облегчило начальные этапы перцептивного анализа целей, появляющихся в ожидаемых запоминаемых местах.

Следующий визуальный потенциал, N1, также был существенно модулирован в нашей задаче, снова усиливая представление о том, что LTM для определения местоположения цели имеет сильное влияние на нейронную обработку этого события.Однако в этом случае модель модуляции отличалась от предыдущих отчетов в исследованиях, в которых использовались перцепционные сигналы для управления пространственным вниманием. N1 показал атипичное ослабление на противоположной стороне черепа с последующим усилением на ипсилатеральной коже черепа (Doherty et al., 2005), эффект, который также коррелировал с последующим временем ответа. Кроме того, латентность N1 уменьшалась действительными сигналами LTM (Di Russo and Spinelli, 1999; Vibell et al., 2007).

Наши результаты ERP могут указывать на важные различия в том, как нисходящие механизмы смещения восприятия могут отличаться, когда они генерируются памятью, как в нашей задаче, по сравнению с перцептивными сигналами.Некоторые из обнаруженных здесь эффектов ERP аналогичны описанным в предыдущих экспериментах по визуальному пространственному вниманию, например, латерализация упреждающей активности альфа-диапазона и усиление целевого P1. Экономное объяснение этих эффектов состоит в том, что просмотр реплики сцены запускает смещение зрительно-пространственного внимания через дорсальную лобно-теменную сеть (Mesulam, 1981; Kastner and Ungerleider, 2001). Однако другие эффекты кажутся качественно другими, такими как контралатеральное затухание и смещение задержки N1.Это может указывать на то, что получение пространственных воспоминаний может запускать дополнительные или альтернативные механизмы для модуляции перцептивного анализа последующей цели. Отсутствие корреляции между альфа-латерализацией и эффектом N1 подтверждает эту точку зрения. Например, области мозга, участвующие в восстановлении пространственной и контекстной памяти в медиальной височной коре, могут напрямую влиять на активность вентральных зрительных областей через обратные связи (Suzuki and Amaral, 1994). Одна из возможностей состоит в том, что ослабление N1 в ориентированном на память ориентировании отражает механизмы, связанные с перцептивным «запуском», посредством чего извлеченный контекст будет предварительно активировать связанное с целью представление и / или его местоположение, уменьшая перцепционные ресурсы, необходимые для идентификации цели в ее ранее существовавшей изученный контекст (например,г., Бакнер и др., 1995, 1998; Паллер и Гросс, 1998). Решение вопроса о том, является ли наблюдаемая модуляция N1 специфическим эффектом памяти, потребует дальнейшего исследования. N1 отражает активацию нескольких зрительных и, возможно, мультисенсорных областей (Doherty et al., 2005; Natale et al., 2006), и его модуляция может быть очень чувствительной к параметрам стимула и требованиям реакции (Heinze et al., 1990; Luck et al., 1990; Mangun and Hillyard, 1991; Hillyard, Anllo-Vento, 1998).

Прямое сравнение механизмов ориентированного на память и визуального ориентирования невозможно без приравнивания нескольких важных параметров задачи, таких как использование богатого и естественного фона, на котором появляются целевые стимулы.Использование загроможденных и натуралистических сцен значительно увеличивает естественный уровень конкуренции между визуальными объектами за управление нейронными реакциями (Desimone, Duncan, 1995; Reynolds et al., 1999; Rolls and Deco, 2006), что может существенно повлиять на эффективность различных типы модуляционных механизмов. Следовательно, чтобы понять, как нисходящие механизмы внимания работают в повседневном познании, будет важно продолжить исследование предубеждений, которые порождаются памятью и действуют в рамках сложных стимулов, несущих экологическую ценность.

Наши результаты также подтверждают использование этого плана задачи для исследования нейронных механизмов, с помощью которых сигналы памяти могут искажать восприятие. Дизайн предлагает большую интерпретирующую силу, чем контекстные манипуляции с подсказками, где контекст и цель остаются неразрывно связанными. Путем отделения контекста от цели во время задачи по ориентации внимания стало возможным отделить нейронные эффекты, запускаемые пространственной памятью для цели в пределах сцены, от перцептивной модуляции обработки цели.Эти результаты обеспечивают эмпирическую поддержку и ограничения для теоретических и вычислительных моделей о роли памяти в восприятии объектов и сцен (Torralba et al., 2006; Peters and Itti, 2007; Zelinsky, 2008; Friston, 2010). Экспериментальный подход также помогает открыть путь к пониманию нейронных механизмов, ответственных за проактивные и прогностические функции памяти в формировании восприятия.

Сноски

  • Это исследование было поддержано грантом проекта A.C.N. от Wellcome Trust. Программное обеспечение Cartool (http://brainmapping.unige.ch/Cartool.htm) было запрограммировано Дени Брюне из Лаборатории функционального картирования мозга, Женева, Швейцария, и поддерживается Центром биомедицинской визуализации Женевы и Лозанны. Спасибо Яну Гулду за помощь с частотно-временным анализом ЭЭГ и доктору Марку Г. Стоуксу за обсуждение и комментарии к версиям этой статьи.

  • Для корреспонденции д-р Анна К. Нобре, Лаборатория мозга и познания, Департамент экспериментальной психологии, Оксфордский университет, Oxford OX1 3UD, Великобритания.Kia.nobre {at} psy.ox.ac.uk

Объяснение неявного предубеждения — Perception Institute

Что это:

Мысли и чувства являются «неявными», если мы их не осознаем или ошибаемся относительно их природы. У нас есть предубеждение, когда вместо нейтральности мы предпочитаем (или отвращаемся) к человеку или группе людей. Таким образом, мы используем термин «неявная предвзятость», чтобы описать, когда мы имеем отношение к людям или ассоциируем с ними стереотипы без нашего сознательного знания.Довольно банальный пример этого можно увидеть в исследованиях, которые показывают, что белые люди часто ассоциируют преступность с чернокожими, даже не подозревая, что они это делают.

Почему это важно:

Науки о разуме обнаружили, что большинство наших действий происходит без наших сознательных мыслей, что позволяет нам функционировать в нашем чрезвычайно сложном мире. Однако это означает, что наши неявные предубеждения часто предсказывают наше поведение более точно, чем наши сознательные ценности.Множественные исследования также показали, что люди с более высоким уровнем неявной предвзятости в отношении чернокожих с большей вероятностью отнесут неоружие к оружию (например, телефон вместо пистолета или расческу для ножа), а в компьютерном моделировании с большей вероятностью стрелять в безоружного человека. Точно так же белые врачи, которые неявно связывали чернокожих пациентов с «меньшей склонностью к сотрудничеству», с меньшей вероятностью направляли чернокожих пациентов с острыми коронарными симптомами на тромболизис для получения специальной медицинской помощи.

Что с этим можно сделать:

Социологи находятся на ранних стадиях определения того, как «дебиазировать».«Ясно, что средства массовой информации и деятели культуры должны сыграть свою роль в прекращении увековечивания стереотипов в новостях и массовой культуре. Тем временем организации и отдельные лица могут определить области риска, в которых наши скрытые предубеждения могут повлиять на наше поведение и суждения. Введение определенных процедур принятия решений и поощрение людей к осознанию рисков неявной предвзятости может помочь нам избежать действий в соответствии с предубеждениями, противоречащими нашим сознательным ценностям и убеждениям.

Неявная предвзятость — это универсальное явление, не ограниченное расой, полом или даже страной происхождения.Пройдите этот тест, чтобы увидеть, как он работает для вас: Тест неявного смещения

Подробнее:

Implicit Bias лежит в основе наших ранее опубликованных отчетов. Совсем недавно в книге «Трансформация восприятия» документируется, как неявная предвзятость формирует жизнь чернокожих мужчин и мальчиков, а «Рассказывая нашу собственную историю: роль повествования в расовом исцелении» объединяет понимание скрытых предубеждений с обсуждением того, как повествование может помочь устранить вред дискриминации.

<< Вернуться к ИССЛЕДОВАНИЯ: НАУКА И ВОСПРИЯТИЕ.

Бессознательное восприятие — обзор

3.6 ОБЩЕЕ ОБСУЖДЕНИЕ

Мы представили широкий набор результатов по обработке объекта, лица и цвета у пациента с агнозом HJA. Результаты обработки объектов и лиц единогласно показывают, что HJA не может скрыть распознавание объектов и лиц. Нет никаких преимуществ в изучении правильного по сравнению с неправильными парами имен и ассоциаций ни для объектов, ни для имен.Также нет различий между сопоставлением знакомых и незнакомых лиц и нет влияния связанных пар на сопоставление объектов. Агнозия и прозопагнозия HJA кажутся такими, что нормальный визуальный доступ к сохраненным знаниям об объектах и ​​лицах не может иметь место, и это относится к тому, проверяется ли он на « открытое » или « скрытое » распознавание с использованием прямых и косвенных тестов объекта и лица. обработка. Интересно, что память HJA на визуальные характеристики объектов и лиц остается относительно хорошей.Он может рисовать по памяти объекты, которые он больше не узнает визуально (Riddoch & Humphreys, 1987), и он хорошо справляется с вопросами с принудительным выбором, касающимися визуальных характеристик очков; Хамфрис, и др., , 1991a). В его случае кажется маловероятным, что отсутствие скрытого распознавания связано с нарушением сохраненных визуальных представлений объектов или лиц.

Также с помощью прямых и косвенных тестов можно показать, что HJA имеет обработку остаточного цвета. Тем не менее, эта обработка остаточного цвета, кажется, работает скрытно, без сознательного восприятия цвета HJA; в частности, он не может судить, правильны ли его цветовые совпадения или нет, и, кажется, основывает такие суждения на контрастах яркости.С другой стороны, он может точно судить, когда он прав в задачах идентификации формы, поэтому проблема с уверенными суждениями специфична для цвета. Из-за скрытого характера обработки цвета HJA нельзя считать, что у него есть цветовая агнозия, при которой он имеет сознательное восприятие цвета и не имеет доступа к категориальной информации о цвете.

Тем не менее, данные действительно показывают четкое различие между характеристиками HJA, когда он должен обнаруживать различия в цвете, и его характеристиками, когда необходимо идентифицировать информацию о цвете (т.е. отнесен к известной цветовой категории). Когда ответы могут быть основаны на определяемых цветом поверхностях или различиях границ (например, в совпадающих цветовых пятнах; в совпадении по изолируемости; в именах чисел на пластинах Исихара; в тестах цветовых вызванных ответов) можно показать, что HJA использует информацию о цвете; однако нет никаких доказательств того, что эта информация может быть идентифицирована. HJA плохо называет цвета и не указывает на названные цвета; он не может использовать информацию о цвете, чтобы помочь идентифицировать объекты, и он не узнает правильный цвет — имя или цвет — ассоциирует пары лучше, чем неправильные пары.В самом деле, наименование и указание цветов, похоже, выполняются с использованием информации о яркости, а не о цвете, поскольку эти задачи ухудшаются, когда к цветным фрагментам добавляется статический шум яркости (в отличие от сопоставления цветов).

В таком случае мы предлагаем выполнять обработку остаточного цвета без идентификации цвета. Это различие не так четко очерчено, как можно было бы надеяться, поскольку даже использование им (неклассифицированной) цветовой границы или информации о поверхности нарушено. Даже в этом случае HJA не может использовать имеющуюся у него остаточную цветовую информацию для целей идентификации.

На первый взгляд, контраст между остаточной скрытой обработкой цвета HJA и его отсутствием скрытой обработки лиц и объектов согласуется с доказательствами, указывающими на функциональное разделение обработки цвета и формы в зрении. Однако этот вывод должен быть осторожным. Наши данные фактически согласуются с предположением, что обработка остаточного цвета HJA может быть основана на нормальном цветовом пути, но в очень слабой форме, недоступной для сознательного восприятия. Мы основываем это на соотношении между характеристиками и временной частотой яркостного шума на дисплее.Этот вывод также согласуется с относительно сохраненным восприятием движения HJA (например, см. Humphreys et al ., 1991b). Действительно, неспособность HJA идентифицировать цвета, как сознательно, так и бессознательно, означает, что слабой парвоцеллюлярной функции самой по себе недостаточно, чтобы делать что-либо, кроме обнаружения изменения цвета, не передавая никакой информации об идентичности присутствующих цветов.

Обработка остаточного цвета также наблюдалась у других пациентов с ахроматопсией, чья способность сопоставления цветов и упорядочивания заметно нарушена.Моллон и др. . (1980) обнаружили, что их пациент может определять буквы на пластинах Исихара на расстоянии; Heywood et al. (1991) также показали, что у одного и того же пациента оставалось больше шансов на совпадение цвета при изоляторе. Виктор и др. . (1989) далее показали, что их пациент, страдающий ахроматопсией, вызывал зрительно-вызванные ответы на решетки изолятора. Эти данные совпадают с нашими выводами с HJA. Во всех этих случаях также сообщалось, что пациенты не осознавали цветопередачи.В данных есть общие черты. Heywood et al. Пациент плохо справлялся с сопоставлением цветов по изолируемости, когда цвета были разделены небольшой ахроматической границей. То же самое было и с HJA, у которого оставалась возможность различать цвета изолятора, разделенные как черной, так и белой границами, при наличии статического яркостного шума. Кроме того, HJA может идентифицировать числа на табличках Исихара с нормального расстояния просмотра. Heywood et al. предполагают, что их пациент обнаружил хроматические границы, но не смог определить природу оттенков.У пациента возникли проблемы с введением ахроматической границы между цветами, которые должны быть согласованы, поскольку разница в оттенках между цветовыми пятнами и ахроматическими границами была менее надежным сигналом разницы в цвете, чем разница в оттенках между границами цветов, когда пространственно выровнен. Точно так же, если смотреть с близкого расстояния, различия в яркости между точками на пластинах Исихара могут подавить вычисление границ на основе различий оттенков. При взгляде издалека разница в яркости между точками будет неразрешима; тогда хроматические границы станут наиболее очевидными, что позволит идентифицировать числа (также см. Mollon et al ., 1980). На

HJA не так сильно повлияли ахроматические границы или расстояние просмотра до пластин Исихара. Это может означать либо то, что он лучше умеет использовать информацию о хроматических границах, чем Heywood et al. , или что остаются процессы, чувствительные к цвету поверхности (а не только цветовые границы), возможно, опосредованные областью капель парвоцеллюлярного пути.

3.6.1 Скрытая обработка и прямые и косвенные тесты производительности

Различие между остаточной скрытой обработкой цвета и идентификацией цвета пересекает основанное на задаче различие между прямыми и косвенными тестами восприятия.В HJA остаточную обработку цвета можно наблюдать либо с помощью прямых, либо косвенных тестов (например, как в соответствии с принудительным выбором цвета при изоляторности, так и в названии пластин Ishihara и ответах, вызванных цветом). Отсутствие идентификации цвета можно аналогичным образом наблюдать при использовании обоих типов тестов (например, как при присвоении названий цветов при наличии яркостного шума, так и при изучении сочетаний цветов — названия и ассоциированных пар). Тем не менее, мы предполагаем, что обработка остаточного цвета HJA является скрытой. HJA сообщает об отсутствии сознательного восприятия цвета.Кроме того, его рейтинги уверенности не позволяют отличить правильно подобранные цвета от неправильно подобранных (в отличие от его рейтингов уверенности в идентификации объекта).

Как же нам тогда понять отношения между прямыми и косвенными тестами визуальной обработки и различие между явным и скрытым распознаванием? Различие между прямыми и косвенными тестами обработки информации легче всего поддается объяснению бессознательного восприятия. Используя прямые измерения, субъекты, по-видимому, не могут воспринимать стимул, потому что процессы восприятия отключены от систем, которые модулируют сознательное распознавание (см.описание скрытого распознавания лиц при прозопагнозии, приведенное во Введении; см. также Young & De Haan, Глава 4, этот том). Несвязанная система восприятия, тем не менее, может влиять на системы, отличные от тех, которые модулируют сознательное распознавание, с которыми она остается связанной. Таким образом, косвенные измерения могут демонстрировать бессознательное восприятие, если они касаются все еще связанных вторичных систем. Однако в отношении восприятия цвета HJA, а также в случаях слепого зрения, есть свидетельства остаточной обработки в прямых тестах, однако пациенты отрицают наличие свойств стимула, к которым они чувствительны.В таких случаях можно также предположить, что остаточная обработка отражает пути, отличные от тех, которые обычно отвечают за сознательное зрительное восприятие формы и цвета, а именно пути кляксы и межболочек в полосатой коре головного мозга. Бессознательная природа этих остаточных процессов тогда соответствовала бы предположению, что сознательное зрительное восприятие зависит от синхронизированного срабатывания в рамках взаимно связанной колебательной корковой сети, неотъемлемой частью которой являются каплевидные и межпочечные пути (см.Crick & Koch, 1990). Однако даже когда эти пути нарушены, они могут поддерживать остаточную обработку определенных свойств стимула (например, движение, вычисление цветовых границ и поверхностей). На выходы таких нарушенных путей можно напрямую реагировать, но они не приводят к сознательному зрительному восприятию.

Но теперь возникает проблема; Если сознательное зрительное восприятие зависит от срабатывания фазовой синхронизации внутри взаимно связанной корковой сети, как могут возникнуть проблемы из-за разъединения? Одна возможность состоит в том, что клетки в одной области сети активируются относительно нормально от внешнего входа, но не могут передать эту активацию или стать синхронизированными по фазе обычным образом в сети, поддерживающей сознательное восприятие.Могут ли пациенты неосознанно реагировать на прямой тест на данный стимул, тогда будет зависеть либо от того, существует ли достаточно сигналов, которые могут давать дискриминационные ответы на стимул (как мы предположили для обработки остаточного цвета в HJA), либо даже от частичной активации могут быть переданы в другие части сети (когда это может быть обнаружено с помощью косвенных тестов). В случае зрения низкого уровня, отдельные пути, вероятно, будут задействованы в кодировании различных аспектов изображения, что делает возможной остаточную обработку.Для задач более высокого уровня, таких как распознавание лиц, отдельные пути являются менее заметной возможностью, поэтому увеличивается вероятность того, что бессознательные эффекты будут продемонстрированы только с помощью косвенных тестов. Однако обратите внимание, что даже в случаях скрытого распознавания при прозопагнозии недавние данные свидетельствуют о том, что остаточное распознавание может быть выявлено в прямых тестах, при условии, что тесты надлежащим образом ограничены. Например, Sergent и Poncet (1990) сообщают о случае прозопагностика, который не мог отличить знакомые лица от незнакомых, и у которого не было сознательного знакомого лица, но который работал лучше, чем случайность, когда был вынужден выбирать между правильным и неправильным именем. для каждого лица (см. также Янг и Де Хаан, глава 4, этот том).Очевидно, эта ограниченная версия задачи позволяла пациенту напрямую реагировать на частичную информацию (возможно, потому, что сочетание лица и имени повысило уровень частичной активации). Данные показывают, что было бы разумно с осторожностью полагать, что только косвенные задачи открывают окно для бессознательных процессов.

Наш последний пункт — методологический. Наш аргумент в пользу HJA, показывающего остаточное скрытое восприятие цвета, в значительной степени основан на несоответствии между его объективными характеристиками соответствия и его субъективными оценками того, насколько хорошо он работает.Использование рейтинговых карт связано с недавними попытками экспериментальной психологии определить бессознательное восприятие с точки зрения субъективных суждений о том, возник ли стимул (например, Cheesman & Merikle, 1985), и попытки показать, что различия в восприятии все еще возможны, даже когда испытуемые не могут судить о том, правильны они или нет (Kunimoto et al ., 1991). Сбор субъективных оценок может быть легко включен в нейропсихологические исследования и может обеспечить полезную методологическую связь с попытками определить нормальное бессознательное восприятие.

Что такое восприятие клиентов? Определение и как его улучшить

  1. Руководство по карьере
  2. Развитие карьеры
  3. Что такое восприятие клиентов? Определение и способы его улучшения
Редакция Indeed

13 мая 2021 г.

Клиенты часто хотят вести бизнес с брендами, которые они знают и которым доверяют. Получение такого уровня лояльности может обеспечить бизнесу постоянных клиентов и прочную репутацию. То, как общественность относится к вашему бизнесу, может существенно повлиять на решения клиентов о покупке ваших продуктов или услуг.В этой статье мы обсудим, что такое восприятие клиентов и почему это важно, факторы, которые влияют на восприятие клиентов, и как повлиять на восприятие клиентов положительно для вашего бренда.

Каково восприятие клиентов?

Восприятие клиента относится к тому, как клиент думает о вашем бизнесе. Сюда входят их мысли, эмоции и мнения, связанные с вашим брендом. Восприятие покупателя может быть положительным или отрицательным.

Процесс восприятия клиентов происходит, когда они взаимодействуют с вашим брендом, продуктами или услугами.Этот процесс включает в себя:

  • Ощущение: стадия восприятия включает в себя физические ощущения клиентов, то есть то, что они видят, касаются, пробуют, слышат и ощущают, связанное с вашим продуктом или услугами, например музыку, играющую в фоновом режиме в розничном магазине. или ресторан.

  • Организация: после того, как клиенты получат сенсорный опыт, их разум систематизирует эту информацию на основе их личных ценностей и убеждений. Например, покупатель может решить, где пообедать, сравнив цены в меню, расстояние от дома и методы устойчивого развития различных ресторанов.

  • Реагирование: стадия реакции — это когда клиенты решают действовать. Это может означать, что они совершают покупку в вашей компании, покупают у другой компании или не покупают продукт.

Связано: 7 психологических факторов в маркетинге, влияющих на поведение потребителей

Почему так важно восприятие потребителя?

Восприятие потребителя важно, потому что потребители с большей вероятностью будут вести дела с компаниями, которым они доверяют. Развитие позитивных отношений с клиентами может привести к увеличению количества потенциальных клиентов и увеличению продаж, что способствует успеху и долголетию компании.

Восприятие покупателя также может повлиять на то, будут ли потребители лояльны к вашему бренду или переключатся на ваших конкурентов. Развивая положительные эмоции и переживания, вы можете побудить своих клиентов возвращаться для повторных покупок. Кроме того, клиенты, которые ценят ваш бренд и высоко о нем думают, с большей вероятностью будут рекомендовать ваши продукты или услуги другим, что приведет к увеличению количества потенциальных клиентов и увеличению продаж.

Связано: 11 методов повышения лояльности клиентов

Что влияет на восприятие клиентов?

Восприятие покупателя может измениться в зависимости от множества внутренних и внешних факторов, таких как:

Прошлый опыт

Каждое взаимодействие покупателя с вашим брендом дает вам возможность повлиять на его мнение о вашей компании.Обеспечение неизменно положительного опыта может укрепить доверие между клиентами и вашим брендом и привести к появлению лояльной клиентской базы.

Цена

Многие потребители отдают предпочтение цене при выборе поставщика услуг. Слишком высокие или слишком низкие цены могут ухудшить восприятие вашего бренда общественностью. Используйте стратегические стратегии ценообразования, основанные на исследованиях рынка, практике конкурентов и финансовых потребностях вашего бизнеса.

Качество

Качество продукции может повлиять на восприятие покупателями вашего бренда.Когда ваш продукт или услуга превосходит ожидания, клиенты чувствуют, что они заключили выгодную сделку, что приводит к положительному опыту, который может побудить их снова начать бизнес с вашей компанией.

Удобство использования

Покупатели обычно предпочитают продукты, которые просты в использовании и имеют четкие инструкции. Легкость, с которой покупатели могут взаимодействовать с вашими продуктами и использовать их для решения проблемы, может повлиять на их отношение к вашему бренду. Стремитесь создавать продукты, с которыми может легко работать широкий круг пользователей, выбирая простой, широко доступный язык и функции.

Местоположение

Клиенты ценят удобство, и расположение вашей компании может повлиять на то, решат ли определенные потребители покупать ваши продукты или услуги. При поиске локаций постарайтесь выбрать то, которое является центральным для вашего целевого рынка, с легкими точками входа и выхода и удобной парковкой.

Обслуживание клиентов

Обслуживание клиентов — важный аспект того, как клиенты и покупатели видят ваш бизнес. Благодаря эффективному обслуживанию клиентов клиенты чувствуют, что их ценят, слышат и уважают.Даже если у клиентов возникла проблема с продуктом или услугой, продуктивный опыт работы с вашей командой по обслуживанию клиентов, которая соответствует их ожиданиям и быстро решает проблему, может оставить у клиентов общее положительное восприятие вашей компании.

Подробнее: Руководство по обслуживанию клиентов

Маркетинг

Ваши маркетинговые стратегии доносят до общественности информацию о том, что такое ваша компания, что она ценит и почему она лучше, чем у конкурентов. Ваша аудитория получает эти сообщения из различных сред и может использовать их, чтобы сформировать мнение о вашем бренде.

Репутация

Новости и истории, которые люди слышат о вашем бренде, могут повлиять на их отношение к бизнесу. Например, если ваша компания появляется в новостях о сборе средств для местной благотворительной организации, это может вызвать у зрителей положительные эмоции, даже если они никогда раньше не делали с вами покупки. Внешние факторы, такие как освещение в СМИ и общественная репутация, могут помочь дополнить другие элементы, определяющие восприятие клиентов.

Подробнее: 17 способов заработать репутацию

Рекомендации

Рекомендации членов семьи, друзей и влиятельных лиц могут повлиять на то, покупает ли человек ваши продукты или услуги.Вот почему инвестирование в стратегии, направленные на улучшение восприятия клиентов, может быть полезным, что ведет к экспоненциальному росту продаж и конверсий.

Как повлиять на восприятие потребителями вашего бренда

Вот шаги, которые ваша компания может предпринять для улучшения восприятия клиентов:

1. Узнайте, что думают клиенты

Проведите исследование, чтобы узнать, что общественность думает о вашем бренде, продуктах или услугах. Вы можете:

  • Разослать опросы текущим клиентам

  • Приобрести список рассылки для своего региона

  • Разместите в своих учетных записях социальных сетей ссылку на анонимный опрос

  • Поиск комментариев и отзывов в Интернете о вашей компании

Рассказы людей их собственными словами могут указать вам направление для ваших инициатив в области маркетинга и связей с общественностью.Обладая этими знаниями, вы можете ориентировать свои решения на конкретные области, которые волнуют общественность. Например, если 70% респондентов заявили, что, по их мнению, ваши цены слишком высоки, вы можете рассмотреть альтернативную стратегию ценообразования или продвижения.

2. Примените свои исследования к разработке продукта

Когда вы получите представление о том, что думает о вас публика, вы можете создавать продукты и услуги, которые лучше соответствуют потребностям клиентов. Вы можете рассмотреть возможность обновления существующих продуктов, чтобы добавить больше функций или повысить удобство использования.Вы также можете запускать новые продукты в ответ на неудовлетворенные потребности потребителей. Например, если ваш бизнес предлагает индивидуальное обрамление, вы можете запустить услугу по измерению и планированию стен галерей в домах клиентов.

3. Сосредоточьтесь на обслуживании клиентов

Исключительное обслуживание клиентов может превосходить другие соображения, такие как цена и местоположение, поскольку клиенты решают, где делать покупки. Убедитесь, что ваша команда по обслуживанию клиентов готова превзойти ожидания:

  • Создание комплексных программ обучения для новых сотрудников

  • Предоставление представителям свободы самостоятельно придумывать разумные решения

  • Использование тайных покупателей для оценки опыт обслуживания клиентов

  • Проведение опросов для клиентов, чтобы оценить их опыт

  • Награждение представителей, демонстрирующих ценности компании

  • Проведение регулярных тренингов, включающих сценарии ролевых игр

4.Повысьте качество обслуживания клиентов

Учитывайте каждый аспект взаимодействия с клиентами, от чтения вашего веб-сайта до посещения вашего магазина. Каждый из этих пунктов может положительно или отрицательно повлиять на то, как клиенты и покупатели относятся к вашему бизнесу. Пройдите шаги, которые делает заказчик, и определите области, в которых можно улучшить на каждом этапе. Например, если у вас есть парикмахерская, вы можете улучшить качество обслуживания клиентов, выполнив следующие действия:

  • Сделав вестибюль комфортным и привлекательным

  • Предложив напитки или закуски ожидающим клиентам

  • Уменьшив время ожидания клиентов

  • Наличие ассортимента средств по уходу за волосами в магазине

  • Создание приложения и веб-сайта для клиентов для записи на прием в цифровом формате

  • Отправка электронных писем или текстов с напоминаниями, когда пришло время для последующей службы

Вы также можете подумать о найме координатора по работе с клиентами, который поможет определить, какие шаги вы можете предпринять и как успешно внедрить новые элементы.

Подробнее: Взаимодействие с клиентами: определение и важность

5. Мониторинг публичной персоны

После того, как вы проведете первоначальное исследование, важно оставаться в курсе того, как общественность рассматривает ваш бренд. Оставайтесь в социальных сетях и просматривайте сайты, чтобы отслеживать разговоры о ваших продуктах и ​​услугах. Для более крупных компаний может быть полезно нанять специалиста по связям с общественностью или консультанта по репутации.

Исследователи из Боннского университета изучили, как межличностный контакт обрабатывается в мозгу — ScienceDaily

Взрослые, которые в детстве пережили жестокое обращение, изменили восприятие социальных стимулов.Травмированные люди находили сенсорные стимулы менее успокаивающими, чем люди, не испытавшие травм. Они также поддерживали большую социальную дистанцию ​​от незнакомцев. Кроме того, исследователи обнаружили изменения в активации определенных областей мозга.

Те, кто подвергался унижениям, избиениям или сексуальному насилию в детстве, чаще страдают от психических заболеваний, таких как депрессия или приступы паники, во взрослом возрасте, чем люди, которые избежали подобных переживаний в молодом возрасте. Об этом свидетельствуют многочисленные исследования.Но каковы причины этой большей уязвимости? Может ли переживание насилия в детстве привести к навсегда измененному восприятию социальных стимулов? Ученые из отделения медицинской психологии больницы Боннского университета (UKB) и их коллеги из Рурского университета в Бохуме и Чэнду (Китай) исследовали этот вопрос.

Исследователи опросили в общей сложности 120 человек об их опыте насилия и сопутствующих заболеваний. В исследование были включены 92 взрослых (64 женщины).Предпосылкой было то, что участники не страдали неврологическими заболеваниями и не принимали лекарства для исключения этих влияний. Ученые проверили сенсорное восприятие, поглаживая голую кожу голеней одной рукой быстрым или медленным движением. «Прикосновение имеет центральное значение, потому что оно влияет на развитие мозга, дает ощущение собственного тела и служит регулятором стресса», — говорит доктор Дирк Шееле из отдела медицинской психологии UKB.

Нервные волокна специализируются на различных раздражителях

Межличностный контакт осуществляется через два разных нервных волокна в коже: волокна Aß передают сенсорную информацию и реагируют в первую очередь на более быстрые прикосновения, в то время как тактильные волокна C передают эмоциональное благополучие и активируются в основном медленными прикосновениями, — объясняет ведущий автор Эйлин Майер. .Испытуемые во время экспериментов лежали в сканере мозга и не могли видеть экспериментатора, выполнявшего движения. Его руки были в хлопковых перчатках, чтобы избежать прямого контакта с кожей. Функциональная система магнитно-резонансной томографии регистрировала активность областей мозга. После каждого измерения испытуемых спрашивали, насколько приятными были прикосновения.

Чем более выражено жестокое обращение в детстве, тем сильнее две области мозга реагируют на быстрые прикосновения.Соматосенсорная кора расположена в головном мозге примерно над ухом и регистрирует, где происходит прикосновение. «Эта область кодирует тактильные ощущения и участвует в подготовке и начале движения тела — например, оттягивании ноги, к которой прикоснулись», — говорит Майер. Кора заднего островка — это область в глубине мозга за виском, которая отвечает за все ощущения тела, такие как прикосновение, голод, жажда и боль. Шееле резюмирует результат так: «У травмированных людей активность в этих двух областях в ответ на быстрые прикосновения значительно увеличивается.«

Гиппокамп, с другой стороны, был намного слабее активирован во время медленных прикосновений, когда травматические переживания были перенесены в детстве. Структура мозга, подобная морскому коньку, служит формированию памяти и, таким образом, также хранит негативные и позитивные ассоциации стимулов. «В частности, активность гиппокампа может отражать, насколько полезным было прикосновение в эксперименте», — объясняет Майер. Более травмированные участники могут посчитать медленное и, следовательно, более эмоционально заряженное прикосновение менее приятным.

Кроме того, ученые исследовали социальную дистанцию. Участников попросили подойти к незнакомому человеку и остановиться, когда расстояние будет восприниматься как приятное. У более тяжело травмированных людей он был значительно больше — в среднем на двенадцать сантиметров.

Возможности для новых методов лечения

«Результаты показывают, что восприятие и сенсорная обработка людей с травматическим детским опытом изменились», — говорит Шееле, подводя итоги.Прикосновение менее утешительно по сравнению с людьми, не имеющими опыта жестокого обращения. Как показывают контрольные анализы, причиной этого являются не сопутствующие заболевания, такие как депрессия или приступы паники, а сама травматизация. «Однако этот результат может также открыть возможности для новых методов лечения: дополнительные терапии на основе тела в безопасной среде могут позволить переобучить эту обработку стимулов», — подозревает Майер. Однако этот потенциал необходимо сначала изучить более подробно в дальнейших исследованиях.

История Источник:

Материалы предоставлены Боннским университетом . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *