Свобода человека всегда предполагает его ответственность перед обществом: Свобода и необходимость

Автор: | 09.11.1981

Содержание

ответственность директора и пределы договорной свободы

В рамках блока поправок в ГК по части юр.лиц, вступающего в силу с 1 сентября с.г., появилась одна очень интересная новелла, посвященная возможности ограничению (или освобождению вовсе) ответственности директоров на основании договора. Приведу всю статью для начала, чтобы было понятно, о чем речь:

 

Статья 53-1. Ответственность лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица

1. Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (пункт 3 статьи 53), обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

2. Ответственность, предусмотренную пунктом 1 настоящей статьи, несут также члены коллегиальных органов юридического лица, за исключением тех из них, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение юридическому лицу убытков, или, действуя добросовестно, не принимал участия в голосовании.

3. Лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе возможность давать указания лицам, названным в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, обязано действовать в интересах юридического лица разумно и добросовестно и несет ответственность за убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

4. В случае совместного причинения убытков юридическому лицу лица, указанные в пунктах 1 — 3 настоящей статьи, обязаны возместить убытки солидарно.

5. Соглашение об устранении или ограничении ответственности лиц, указанных в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, за совершение недобросовестных действий, а в публичном обществе за совершение недобросовестных и неразумных действий (пункт 3 статьи 53) ничтожно.

Соглашение об устранении или ограничении ответственности лица, указанного в пункте 3 настоящей статьи, ничтожно.

***

Как мы уже писали с Т. Бойко (п. 3 лигал алерта), принципиальной новеллой здесь является введение на уровне закона впервые возможности ограничить ответственность ЕИО, членов КИО, членов СД через договорную конструкцию (indemnity или opt out через установление «иного» в уставе, т.е. через лимитирование ответственности по соглашению сторон, всех участников, принятому единогласно, и отраженному в уставе). Правда, эта опция доступна только для непубличных компаний и то только в части duty of care, напротив, duty of loyalty нельзя индемнифицировать или отойти от нее через устав даже в таком случае. В публичных АО обе фидуциарные обязанности не могут быть как-либо ограничены в силу договора. Наконец, контролирующее лицо вовсе не может быть индемнифицировано по ГК.

У меня в этой связи вопрос, который дискутировался в ходе реформы ГК, который имеет огромную литературу вопроса в американской доктрине корпоративного права и который, в общем, для меня вовсе не представляется решенным в текущей версии ГК.

Вопрос пределов договорной свободы в данном случае.

Во-первых, насколько обоснованно в непубличных корпорациях запрещать indemnity (конечно, если мы не считаем Indemnity в конкретном случае односторонней сделкой) или opting out of fiduciary duty(ies): почему, особенно если это веление принимающего на себя ответственность лица (в случае Indemnity) или единогласный акт, соглашение, всех участников корпорации, законодательство может ограничивать такое волеизъявление? Это же ответственность перед корпорацией, третьи лица и их интересы не при чем, а участники так решили. В чем логика ограничения договорной свободы?

Во-вторых, насколько так уж серьезны основания для недопущения opt out для публичных АО, хотя бы в части duty of care? Инвесторы видят, что устав АО освобождает ЕИО от ответственности за рискованные решения, все видят и понимают, в итоге входят в такое АО, правда, дисконтируют акции. Рынок ценой акций ставит на место такие компании. Зачем закону тут вмешиваться и опять в грубой форме кричать: НЕЛЬЗЯ! Чьи интересы в данном случае имеют такое серьезное значение, что их нужно защищать в императивной форме?

Предлагаю обсудить, хотя тут можно и дисер писать по такой теме))

Личность и общество, свобода и ответственность, справедливость

     Точку зрения Спинозы разделяли впоследствии Гегель и Маркс. В марксизме необходимость выступает как выражение закономерного, объективно обусловленного для развития событий. Однако в своих произведениях Маркс полагал, что задача заключается не только в том, чтобы познать и объяснить мир, но и преобразовать его. И хотя и Гегель, и основоположники марксизма не исключали случайных явлений, способных повлиять на объективные процессы, но им все же отводилась второстепенная роль.

     Отмеченное  выше понимание свободы, связывающее  ее с необходимостью, даже и познанной, на деле, однако, лишает человека этой свободы. Если все однозначно необходимо, если практически нет случайностей, новых возможностей, то человек превращается в автомат, робот, действующий по заданной программе.

     На  эту особенность данного толкования свободы обращают внимание как представители  русской философии, так западноевропейской философии. Таким образом, свобода  — это специфически человеческое качество, лежащее в основе формирования его индивидуальности, а также  творческой инновационной деятельности. Мера необходимости и свободы, коллективистской и индивидуалистической устремленности в человеке той или иной эпохи, той или иной культуры различна. Именно эта мера задает определенные типы личности.

          Реальное свободное действие человека выступает, прежде всего, как выбор поведения. Свобода есть там, где есть выбор. В такой ситуации особый интерес представляет проблема моральной и правовой ответственности человека за свои поступки.

     Свобода человека всегда предполагает его ответственность  перед обществом за свой поступок. Свобода и ответственность —  это две стороны единого целого — сознательной человеческой деятельности. Свобода есть возможность осуществления  целеполагающей деятельности, способность  действовать со знанием дела ради избранной цели. Реализуется она  тем полнее, чем лучше знание объективных  условий, чем выше избранная цель, и когда средства ее достижения соответствуют  объективным условиям, закономерным тенденциям развития действительности.

Ответственность же связана с  осознанием объективных условий  и субъективно поставленной цели, необходимости выбора способа действия для осуществления этой цели.

 

                                Справедливость

     Справедливость  является важнейшей категорией социально-философской  мысли, морального, правового и политического  сознания. Неоднократно обращались к  проблеме справедливости и такие  мыслители, как Г. Спенсер, Дж. Локк. В философии Древнего Востока и Древней Греции справедливость рассматривалась как внутренний принцип существования природы, как физический, космический порядок, отразившейся в социальном порядке.

     Начиная от Аристотеля принято выделять справедливость уравнивающую и распределительную.

     Первый  вид справедливости — уравнивающая — относится к отношениям равноправных людей по поводу предметов («равным — за равное»). Она относится не непосредственно к людям, а к их действиям, и требует равенства (эквивалентности) труда и оплаты, ценности вещи и его цены, вреда и его возмещения. Отношения уравнительной справедливости требуют участия, по меньшей мере, двух лиц.

     Второй  вид справедливости — распределительная — требует пропорциональности в отношении к людям согласно тому или иному критерию («равное — равным, неравное — неравным», «каждому свое»). Отношения распределительной справедливости требуют участия по меньшей мере трех людей, каждый из которых действует для достижения одной цели в рамках организованного сообщества. Один из этих людей, распределяющий, является «начальником».

     Уравнивающая  справедливость является специфическим  принципом частного права, тогда  как распределительная — принципом  публичного права, являющегося совокупностью  правил государства как организации.

     Требования  уравнивающей и распределительной  справедливости являются формальными, не определяя, кого следует считать  равным или отличающимся, и не указывая на то, какие правила к кому применять. Различные ответы на эти вопросы дают различные концепции справедливости, которые дополняют формальное понятие справедливости содержательными требованиями и ценностями.

     Джон  Роулс в своей работе «Теория справедливости» формулирует два принципа понимания справедливости:

     1) каждый человек должен иметь  равные права в отношении наиболее  обширной схемы равных основных  свобод, совместимых с подобными  схемами свобод для других.

         2) социальные и экономические неравенства должны быть устроены так, чтобы: (а) от них можно было бы разумно ожидать преимуществ для всех, и (б) доступ к положениям (positions) и должностям был бы открыт всем».

       На протяжении всей истории справедливость понималась                      по—разному. Сейчас справедливость воспринимается как понятие о должном и правильном. Но тем не менее определение справедливости и её внутреннее содержание не стало более ясным. Поэтому нельзя сводить право лишь к справедливости и наоборот, поскольку это понятия не совпадают, а лишь частично пересекаются. В юридическом пространстве справедливость это категория, на которую должно ориентироваться право и которая является критерием его оценки.  
 
 

                                   Заключение

     Основываясь на вышеизложенном, в заключение можно  сделать некоторые выводы относительно соотношения таких понятий,  как личность  и общество, свобода и ответственность, справедливость.

     Если  обобщить определения понятия «личность», существующие в рамках различных  психологических теорий и школ (К. Юнг, Г. Олпорт, Э. Кречмер, К. Левин и др.), то можно сказать, что личность понимается, как синтез всех характеристик индивида в уникальную структуру, которая определяется и изменяется в результате адаптации к постоянно меняющейся среде и формируется реакциями окружающих на поведение данного индивида . Итак, можно сказать, что личность человека — это социальное по своей природе, относительно устойчивое и прижизненно возникающее психологическое образование, представляющее собой систему мотивационно-потребностных отношений, опосредствующих взаимодействия субъекта и объекта.

     Личность  — это мера цельности человека, без внутренней цельности нет  личности. В личности важно видеть не только единое и общее, но и уникальное, своеобразное. Таким образом, понятие  человеческой уникальности имеет существенное значение в социальном познании, в  постижении социальных явлений, событий, в уяснении механизма функционирования и развития общества, эффективного управления им.

     Свобода человека всегда предполагает его ответственность  перед обществом за свой поступок. Свобода и ответственность —  это две стороны единого целого — сознательной человеческой деятельности. Свобода есть возможность осуществления  целеполагающей деятельности, способность  действовать со знанием дела ради избранной цели. Реализуется она  тем полнее, чем лучше знание объективных  условий, чем выше избранная цель, и когда средства ее достижения соответствуют объективным условиям, закономерным тенденциям развития действительности. Ответственность же связана с осознанием объективных условий и субъективно поставленной цели, необходимости выбора способа действия для осуществления этой цели. Свобода всегда порождает ответственность, а ответственность направляет свободу.

            Справедливость является формой общественного сознания, выявляющей такое соотношение между действиями, событиями в государстве, при котором обеспечивается наилучшее сосуществование индивидов (социальных групп), реализация их возможностей и в соответствии с которым каждому воздается должное за его поступки в виде наступления тех или иных последствий. 
 

 

     

                        Используемая литература

  1. В.О. Голубинцев, А.А. Данцев, В.С. Любченко «Философия для       технических вузов»
  2. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. – М.: Проспект, 2005.
  3. Губин В.Д. Философия: учебник. – М.: Проспект, 2005.

В поисках сложного человека 2.0

Режиссер Константин Богомолов в эти дни в центре публичной полемики. Манифест «Похищение Европы 2.0», который опубликовала в порядке дискуссии «Новая газета», против. Против создания глобальной информационной тоталитарной империи, которая готова распылить «сложного человека».

Против делегирования государством своих прав обществу, которое начинает контролировать приватную зону человека.

Против сетевых стукачей, которых так легко натравить на другого человека, имеющего иной образ мыслей. Новый этический рейх строится на агрессии толпы, создающей в Сети штурмовые отряды, когда гаджет справляется лучше любой дубинки, убежден режиссер.

В манифесте много нетривиальных мыслей и наблюдений, как старые тоталитарные идеологии сменяются «агрессивным и жаждущим тотального переформатирования мира микстом квир-активистов, фем-фанатиков и экопсихопатов».

Безнаказанное участие активистов соцсетей в виртуальной травле и линчевании, вплоть до реальной психической и общественной изоляции «тех, кто не идет в строю», — вот контуры нового общественного порядка, точно подмеченные автором манифеста. За «не ту» систему ценностей сегодня на Западе уже можно лишиться работы, места в университете, быть поставленным на колени для показательного покаяния: государство обретает оруэлловские контуры.

Унификация обществ, создание в мире некоей новой глобальной деревни, где все у всех на виду, и начинается общественное исследование под микроскопом «этической чистоты» человека — все это, по мнению Богомолова, заставляет нас увидеть многими любимую Европу как «покинутый и оставленный на разграбление вишневый сад».

Россия, прошедшая многие из новаций теперешней Европы еще в 1917 году — и надругательства над языком, и попытку освободиться от половой или культурной принадлежности, и собрания с обсуждениями морального облика, по мнению автора, имеет полное право не следовать сегодня за новой Европой.

И наша страна сейчас не в хвосте прогресса, как любят повторять многие. «Нет. Благодаря стечению обстоятельств мы оказались в хвосте безумного поезда, несущегося в босховский ад, где нас встретят мультикультурные гендерно-нейтральные черти».

Как всякий яркий текст, манифест спорен. Например, провозглашенный идеал сложности, который задается равноправием добра и зла в человеке, вряд ли привлечет здравомыслящих людей. И Россия всегда была, есть и будет частью Европы, несмотря на все тектонические разломы.

«Российская газета» не раз обращалась к теме «сложного человека» (именно этот памятный манифест «В поисках сложного человека» впервые появился в «РГ» 7 октября 2009 года). Мы не раз публиковали пророческие размышления А.И. Солженицына; как будут складываться отношения России и Запада. Знаменитая Гарвардская речь лауреата Нобелевской премии (8 июня 1978 года) сегодня актуальнее любого манифеста.

Мы предлагаем нашим читателям своеобразный конспект на заданную тему, которую много лет ведет «Российская газета».


Александр Солженицын, писатель:

Уже к началу 1979-го я осознал как острую опасность: все советские мерзости лепят на лицо России. Когда выплясывали победу Октября — Россия была проклята за то, что ему сопротивлялась. Когда Октябрь провалился в помойную яму — Россию проклинают за то, что она и есть Октябрь.

…Надо потолкаться на западном газетном базаре, чтобы понять: надо вступаться за Россию, а то затравят нас вконец. Россия, оказывается, оболгана столетиями, и не должен нам отказать инстинкт самозащиты. Каяться нам, ой, есть в чем, нагрешили, однако и не перед американской науськанной журналистикой каяться.

…В сегодняшнем западном обществе открылось неравновесие между свободой для добрых дел и свободой для дел худых. И государственный деятель, который хочет для своей страны провести крупное созидательное дело, вынужден двигаться осмотрительными, даже робкими шагами, он все время облеплен тысячами поспешливых (и безответственных) критиков, его все время одергивает пресса и парламент. Ему нужно доказать высокую безупречность и оправданность каждого шага. По сути, человек выдающийся, великий, с необычными неожиданными мерами, проявиться вообще не может — ему в самом начале подставят десять подножек. Так под видом демократического ограничения торжествует посредственность. Безо всякой цензуры на Западе осуществляется придирчивый отбор мыслей модных от мыслей немодных — и последние, хотя никем не запрещены, не имеют реального пути ни в периодической прессе, ни через книги, ни с университетских кафедр. Дух ваших исследователей свободен юридически — но обставлен идолами сегодняшней моды. Не прямым насилием, как на Востоке, но этим отбором моды, необходимостью угождать массовым стандартам устраняются от вклада в общественную жизнь наиболее самостоятельно думающие личности, появляются опасные черты стадности, закрывающей эффективное развитие. В Америке мне приходилось получать письма замечательно умных людей, какого-нибудь профессора дальнего провинциального колледжа, который много способствовал бы освежению и спасению своей страны, — но страна не может его услышать: его не подхватит media. Так создаются сильные массовые предубеждения, слепота, опасная в наш динамичный век…

Надо потолкаться на западном газетном базаре, чтобы понять: надо вступаться за Россию, а то затравят нас вконец

Свобода разрушительная, свобода безответственная получила самые широкие просторы. Общество оказалось слабо защищено от бездн человеческого падения, например от злоупотребления свободой для морального насилия над юношеством вроде фильмов с порнографией, преступностью или бесовщиной: все они попали в область свободы и теоретически уравновешиваются свободой юношества их не воспринимать.

Что же говорить о темных просторах прямой преступности? Широта юридических рамок (особенно американских) поощряет не только свободу личности, но и некоторые преступления ее, дает преступнику возможность остаться безнаказанным или получить незаслуженное снисхождение — при поддержке тысячи общественных защитников. Если где власти берутся строго искоренять терроризм, то общественность тут же обвиняет их, что они нарушили гражданские права бандитов…

Весь этот переклон свободы в сторону зла создавался постепенно, но первичная основа ему, очевидно, была положена гуманистическим человеколюбивым представлением, что человек, хозяин этого мира, не несет в себе внутреннего зла, все пороки жизни происходят лишь от неверных социальных систем, которые и должны быть исправлены.

…Неожиданность для человека, пришедшего с тоталитарного Востока, с его строгой унификацией прессы: у западной прессы в целом тоже обнаруживается общее направление симпатий (ветер века), общепризнанные допустимые границы суждений, а может быть, и общекорпоративные интересы, и все это вместе действует не соревновательно, а унифицированно.

Безудержная свобода существует для самой прессы, но не для читателей: достаточно выпукло и звучно газеты передают только те мнения, которые не противоречат их собственным и этому общему направлению.

Нажмите на картинку, чтобы прочитать полную версию статьи.


Владимир Лукин, историк:

Истина, конечно, великая вещь. Против истины нельзя грешить. Но нельзя и не понимать, что она витает над головами спорщиков, а не живет в одной голове, да еще в такой, которая чувствует себя вправе снести все другие, лишь бы наступили полные правда и справедливость.

Полный текст статьи читайте по ссылке


Александр Архангельский, журналист, писатель:

У молодого Виктора Шкловского была брошюра «Воскрешение слова». Может быть, надо воскресить слово «русофил». Заляпанное и заметенное, с одной стороны, иронией (быть русофилом в интеллигентской среде — это как быть слегка дурачком), а с другой — идеологической пылью (русофил — значит хороший, правильный, «наш»). Вот не «наш», и без иронии. Жорж Нива русофил не потому, что мы прекрасны. А потому, что он любит. Его любовь не слепа. Он очень жестко отзывается о многом в России и русской культуре. Но это жесткость любви. Тому, кого любим, мы иной раз что-то говорим прямее, чем говорят нелюбящие его. Но если говорим с любовью, то у этого иное звучание. Любовь всегда предполагает сожаление о чем-то неполучившемся, и никогда — презрение, которое принижает человека (культуру, страну). Это просто на словах, но непросто прожить с этим целую жизнь. Не изменив. А Жорж — очень верный человек — с темой своей жизни не расставался никогда. Ни с людьми, ни со страной. Русофилами же становятся не за деньги и не за славу. Ими становятся, как влюбляются. Мы же влюбляемся не потому, что он самый лучший? Любовь возникает потому, что мы совпали.

Полный текст статьи читайте по ссылке


Юрий Кублановский, поэт:

Много хожу по выставкам, бываю на биеннале в Гран Пале в Париже или Центре Помпиду… Это поразительно: люди считают, что находятся на пике прогресса, что становятся умнее и лучше, а по живописи-то видно, насколько пал человек, если проследить его путь от «Троицы» Рублева к тому, что сейчас предлагают зрителям. Это жуткая культурная деградация, но завуалированная под сложное искусство. Говорить об этом считается неприличным: попробуйте заикнитесь, что сомневаетесь в художественной ценности выставляемого — особенно на Западе! И дело не в свободе слова, это всемирная культурологическая мафия на это работает.

…Это такая спайка олигархического режима с постмодернизмом и авангардизмом… Может быть, на уровне подкорки они ценят то, что имморально, то, что вне морали — это соответствует, видимо, их ментальности и убеждениям. Они любят то «искусство», которое не отменяет их психологии, их образа существования. И это объяснимо: настоящее искусство учит нравственности, самоограничению, духовному самовоспитанию, а это все противоречит наживе и безудержному потреблению.

Я вернулся в Россию со знанием того, что такое западная цивилизация… Я стал говорить о тех отрицательных цивилизационных моментах, которые не нужно было России повторять. На меня тогда обрушилась вся «либеральная жандармерия»…

Полный текст статьи читайте по ссылке


Вячеслав Недошивин, журналист, писатель

— «Скотный двор» — да, верно! — был про нас до последней буквы. Но книга воевала не с социализмом, а с построенным вместо него «сталинизмом», то есть с извращениями самой идеи социализма как общества справедливости и честности. Это ведь видели многие и у нас в стране и платили за это жизнью и тюрьмами. А Оруэлл был закаленным сторонником социализма, он ведь и в Англии, вообразите, прямо звал в статьях к революции, с баррикадами рабочих и даже, представьте, реальной кровью. Это примерно 1943 год, когда он как раз и задумал «Скотный двор».

Когда «Скотный двор» был напечатан, его называли баллистической ракетой. Настолько это было выгодно буржуазным идеологам. Но потом со «Скотным двором» произошли удивительные метаморфозы. Сегодня его, например, хотят убрать из школьных программ. И не только потому, что социалистическая реальность исчезла. Но, и потому, что люди все больше начинают видеть вокруг себя, в британской действительности, реалии «Скотного двора». Вроде «все животные равны, но некоторые равнее». Происходящее в сказке Оруэлла становится все более похожим на современный капиталистический мир. Британская The Guardian к 110-летию писателя задала вопрос, сбылись ли его пророчества и где? 82 процента опрошенных сказали, что сбылись. В Британии.

Полный текст статьи читайте по ссылке


Даниил Дондурей, культуролог, Кирилл Серебренников, режиссер:

Есть невероятно важная и действующая с XVIII века идея, которой и советская власть декларативно присягала. Это концепция развития личности. Она сегодня умерла. Но без такой концепции ничего не будет — ни инновационного общества, ни модернизации, ни конкурентоспособности. Останется только эксплуатация одних другими. Отсюда постоянные упреки нашему обществу в антигуманизме. Человек — как главный объект и одновременно субъект культурной политики — куда-то растворился, исчез. Всех интересует не конкретный человек, а сумма людей. Население, образующее электорат. Телеаудитория, дающая рейтинг. Поисковое, экспериментальное, сложносочиненное искусство новейшего времени, которое прорастает на наших глазах, в качестве потребителя подразумевает не толпу, не массу, даже не публику, а персонального, отдельного СЛОЖНОГО человека. Это новое искусство признает, что человек может быть противоречивый, неодномерный. И обращается к нему. Новаторский фильм, экспериментальный спектакль, концерт современной музыки и выставка актуального искусства, конечно, делаются для продвинутой публики, и это так. Но они еще и рекрутируют множество поклонников среди обычных зрителей. Это и означает выращивание аудитории. Мы постоянно слышим разговоры об инновациях, но они — эти инновации — с неба не прилетят. Инновации — это когда один человек взял и придумал идею. Человек, придумывающий, мыслящий, творящий априори — СЛОЖНЫЙ.

…И это не абстрактный романтизм. Идеи имеют огромную цену. И такая работа тоже может стать прибыльной. Необходимо довериться сложному человеку и вместе с ним поднять остальные сферы нашей жизни.

…Наша культура — это культура боли. И она может взять на себя эту мировую миссию. Совершенно отдельную. И очень ценную. Россия может поставлять на мировой рынок разного рода авторские идеи… Почему бы здесь не создать мировые школы творческого проектирования?

…Умножение количества сложных людей в обществе автоматически решит множество проблем нашей жизни… Сложный человек всегда предпочтет коды культуры…

Нажмите на картинку, чтобы прочитать полную версию статьи.


Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа:

Музей воспитывает того сложного человека, без которого у нашей общей цивилизации и у нашей страны в частности нет будущего. Культура доступна и должна быть доступна всем. Только вот слово «доступность» многозначно. Оно включает в себя физическую возможность видеть и посетить то, что создано веками творческого труда. Но доступность в высоком смысле означает, что человек должен понимать то, что он видит. Однако понять смысл каменного рубила, золотого украшения, образа Богоматери, батальной картины, каллиграфического орнамента, символического натюрморта или световой инсталляции не всегда просто. Музей показывает человеку, что он многого не знает и помогает ему это узнать. Это знание-узнавание не может быть пассивным. Для него нужны постоянное возвращение к предмету, вопросы и ответы, активное чтение, то есть работа. Так добровольно и благожелательно формируется сложный человек, человек, готовый к интеллектуальным неожиданностям, к творческому походу, к предвидению будущих потребностей общества.

…В мире, который почти весь стал виртуальным и потому недостоверным, хранилища подлинных вещей превращаются в храмы подлинности и достоверности. Люди ощущают это почти мистически и стоят в долгих очередях, чтобы побыть рядом с картинами или предметами, которые без труда можно посмотреть дома на экране компьютера. В нашем мире, где царит субкультура недоверия, крупицы достоверности особенно ценны.

Музеи стали местом правильного диалога культур, взаимопонимания цивилизаций, без которого у человечества нет будущего. Непохожесть не должна быть поводом для отторжения, особенно эмоционального. Это замечательно, когда кругом много непохожего и интересного. Только вот это интересное надо понять, чтобы ощутить прелесть нестандартности. Это вовсе не означает потерю своих собственных ориентиров. Но в разнообразном мире и свои ориентиры становятся сильнее и достойнее, а гордость ими обосновывается конкурентными преимуществами, а не боязнью конкуренции. …Эрмитаж совмещает в себе памятник русской государственности с энциклопедией мировой культуры. Эта энциклопедия написана на русском языке, ее сюжеты давно стали частью широко открытой миру русской культуры. Рассказы о различных цивилизациях и их особенностях помещены в архитектурную шкатулку, сочетающую много разных архитектурных стилей и национальных традиций.

Полный текст статьи читайте по ссылке


Андрей Кончаловский, режиссер:

Права человека — это химера и ложные движения европейской цивилизации. Это огромная диктатура лжи. Права человека нигде не соблюдаются. Все великие цивилизации строятся на обязанностях, нельзя права человека ставить над его обязанностями. Те, кто не исполняет обязанности, не могут иметь права.

Посмотрите на китайскую цивилизацию, на христианскую цивилизацию — там прежде всего обязанности. Когда человек получает все права, он, грубо говоря, теряет человеческий облик.

Что такое обязанности? Это культура! На мой взгляд, либеральная европейская мысль ведет к пропасти только потому, что она фетишизировала права. Это путь в ад. Я в этом смысле мракобес и ватник.

***

Глобализация уничтожает суверенитет государств… И зрители наши, к несчастью моему, все чаще становятся киноамериканцами. Едят попкорн во время сеанса. Почему сейчас такое громкое кино? Потому что все жуют. Голливуд снимает кино для жующих. Я снимаю кино для читающих.

Закон рынка, когда спрос определяет предложение, ведет к уничтожению культуры. Потому что спрос всегда ниже, чем должен быть. Массовость губительна. Человеку свойственна индивидуальность. Недаром в Библии сказано, что дорога наверх трудна и узка.

Поэтому так случается в искусстве, что рынок становится все более массовым. Человеку легче жить, не делая усилий, а без усилий нет роста.

Я часто говорю своему сыну, что люди, которые читают книги, будут управлять теми, кто их не читает.

Нажмите на картинку, чтобы прочитать полную версию монолога Андрея Кончаловского.

Симона де Бовуар об этике свободы

Симона де Бовуар (1908-1986) написала «Этику двусмысленности» в 1948 году. Во многих отношениях ее можно рассматривать как реакцию на Вторую мировую войну, попытку разобраться во всем эта война повлекла за собой, и поэтому научите нас, что значит быть человеком перед лицом самых ужасных зверств, которые мы можем вообразить.

Писательница Мария Попова описывает книгу как «трудное, но чрезвычайно полезное чтение, в котором исследуется экзистенциалистское противоречие между абсолютной свободой выбора и ограничениями данностей жизни.”

Книга рассказывает о свободе, о том, что значит быть свободным. Но также и этика этой свободы, и поэтому де Бовуар работает, чтобы дать нам этическую систему, которую мы можем использовать.

Она ставит людей в центр своей философии, описывая нашу роль в нашей собственной свободе. «Нельзя начинать с того, что наша земная судьба имеет или не имеет значения, потому что от нас зависит придать ей значение. Человек должен сделать так, чтобы быть мужчиной, и только он один может почувствовать его успех или неудачу.”

Она исследует не только нашу ответственность перед самими собой, чтобы придать смысл нашему существованию, но и ответственность, которую мы несем перед другими в реализации их свободы. Тем самым она защищает человечество от ужасов, свидетелем которых оно только что стало. Она не извиняет их, а предлагает выход. В некотором смысле это обнадеживает.

Отвернувшись от разрушений Войны и режимов, которые ее устроили, она анализирует пространство, в котором мы можем продолжать называть себя людьми.Свободный человек — это тот, «чьей целью является освобождение себя и других».

Она дает мощный анализ типов несвободных мужчин и тем самым объясняет, как мы заканчиваем войной и угнетением. Она показывает, что человеческое состояние не универсально. Все мы по-разному переживаем свое пребывание в этом мире в зависимости от нашего взаимодействия с ним, и поэтому каждый тип человека классифицируется на основе того, как он обращается с другими в стремлении к своей свободе.

Во-первых, есть «недочеловек».Человек, который далек от свободы из-за постоянного отказа взять на себя ответственность за свое существование в мире.

Странный характер вселенной, с которой он не связан, также вызывает в нем страх. Отягощенный нынешними событиями, он сбит с толку мраком будущего, преследуемого ужасными призраками, войной, болезнями, революциями, фашизмом, большевизмом. Чем более расплывчаты эти опасности, тем страшнее они становятся. Субчеловек не очень ясно понимает, что он должен потерять, поскольку у него ничего нет, но сама эта неуверенность усиливает его ужас.На самом деле он боится того, что шок от непредвиденного может напомнить ему о мучительном сознании самого себя.

Этот отрывок напоминает нам, что трудно быть человеком. Трудно принять ненадежное существование и найти удовлетворение в преходящем. Но описание недочеловека напоминает нам, что важно попробовать. Поступить иначе, чтобы избежать бытия, означает «проявить фундаментальный страх перед лицом существования, перед лицом рисков и напряжений, которые оно подразумевает». Субчеловек — это тот, кто, чтобы избежать разочарования, избегает участия.Если он не попытается, он не потерпит неудачу.

Далее идет «серьезный мужчина». Этот человек — тот, кто ставит ценность своего существования во внешнюю цель. Деньги, власть, положение, завоевание — только достигнув этих внешних целей, он чувствует, что его существование будет подтверждено. И в результате он никогда не получает этого подтверждения, потому что всегда есть кто-то, у кого больше. Вести такую ​​жизнь — значит быть проклятым одним из колец ада Данте — рецепт гарантированного вечного несчастья.

Серьезный человек никогда не может признать субъективность своих целей, что он сам определил их как таковые, потому что это означало бы признать субъективность своего собственного существования.

Все представляет для него угрозу, поскольку то, что он создал в качестве идола, является внешним явлением и, таким образом, находится в отношениях со всей вселенной; и поскольку, несмотря на все меры предосторожности, он никогда не станет хозяином этого внешнего мира, которому он согласился подчиниться, он будет постоянно расстраиваться из-за неконтролируемого развития событий.

Значение должно исходить изнутри. Но серьезные мужчины скрывают смысл жизни во внешних конструкциях, которые, по их мнению, универсальны. Деньги важны не только для него, они важны для всех. Де Бовуар утверждает, что это заставляет серьезного человека подчиняться своим целям, и поэтому он жертвует своей свободой и свободой других ради их достижения. Достижение этих целей — вот что действительно сломает серьезного человека, потому что он вынужден признать свою субъективность, которая подрывает его понимание своего существования.

Есть также «авантюрист», человек, который «с энтузиазмом бросается в свои дела, в исследования, завоевания, войну, спекуляции, любовь, политику, но он не привязывается к цели, к которой он стремится; только завоевание ». Он довольно убедительно заявляет о своей свободе. Проблема в том, что в процессе он часто подрывает свободу других. И иметь свою свободу за счет других — значит участвовать в угнетении.

Авантюристы либо не понимают, что «каждое начинание, разворачивающееся в человеческом мире, затрагивает людей», либо сознательно игнорируют это.Мы называем это эгоистичным. Подобно дону Хуану, разбивать сердца женщин только для того, чтобы удовлетворить его желание завоевания, причинять боль другим ради достижения собственного удовлетворения, не работает.

Наконец, есть «страстный человек», который, как авантюрист, относится к другим людям как к вещам на пути к достижению своей свободы. Страстные мужчины тоже хотят достичь внешних целей, но, в отличие от серьезного человека, признают свою субъективность. Точно так же эти цели — вещи, которыми нужно обладать, и через это обладание страстный мужчина верит, что он подтвердит свое существование.«Вся вселенная воспринимается только как совокупность средств или препятствий, с помощью которых речь идет о достижении того, чем человек занимался своим существом».

Де Бовуар советует страстному человеку, ближайшему из четырех к свободе, принять вечную дистанцию, которую он имеет от того, чем он хочет обладать. Любовь, счастье — свобода приходит в осознании того, что между нами и этими вещами всегда будет дистанция, но в любом случае к ним стремимся.

Ее описание этих разных типов мужчин — это ее способ понять поведение диктаторов и тиранов, людей, которые их поддерживают, и людей, которые выполняют их приказы.

В отличие от многих философов де Бовуар не утверждает, что ее описание «человека» относится ко всем мужчинам. Она признает, что не все люди имеют одинаковый доступ к свободе.

Угнетение — это результат того, что напуганные люди пытаются оправдать свое существование. Не в силах принять двусмысленность человеческого бытия, они, как мы видели выше, отказывают другим в свободе, чтобы оправдать свои поверхностные попытки придать своей жизни смысл. Причина, по которой эти попытки поверхностны, состоит в том, что они не могут принять преходящую природу существования.Негативное воздействие на свободу других проявляется именно в попытках конкретизировать существование.

Почему стремление к свободе никогда не угасает полностью у угнетенных? Она не тратит на это много времени, но предлагает следующий замечательный отрывок: «Тем не менее, при всей этой мерзкой покорности были дети, которые играли и смеялись; и их улыбка разоблачала ложь их угнетателей: это был призыв и обещание; он спроектировал будущее перед ребенком, будущее мужчины. Если во всех угнетенных странах лицо ребенка такое трогательное, дело не в том, что ребенок движется больше или у него больше прав на счастье, чем у других; это то, что он является живым подтверждением человеческого превосходства: он настороже, он нетерпеливая рука, протянутая миру, он — надежда, проект.«Это то, что тирания никогда не сможет полностью устранить.

Для де Бовуар свобода приходит в попытках быть свободными и в принятии того, что это путешествие есть свобода. Это процесс, а не результат. Это, естественно, приводит к вопросам этики, потому что, если я хочу свободы других в стремлении к своей собственной свободе, у меня должна быть система оценки конфликтов. «Быть ​​свободным — это не иметь возможности делать все, что угодно; это возможность превзойти данное в сторону открытого будущего; существование других как свобода определяет мою ситуацию и даже является условием моей собственной свободы.Меня угнетают, если меня бросают в тюрьму, но не то, что меня удерживают от того, чтобы бросить моего соседа в тюрьму ».

Ее этика не абсолютна — она ​​стремится дать нам то, что мы действительно можем использовать. Она говорит, что «этика не дает рецептов больше, чем наука и искусство. Можно просто предложить методы ».

С этой целью мы должны постоянно подвергать сомнению свои действия. «Что отличает тирана от человека доброй воли, так это то, что первый основан на уверенности в своих целях, тогда как второй постоянно спрашивает себя:« Действительно ли я работаю для освобождения людей? Разве эта цель не оспаривается жертвами, посредством которых я к ней стремлюсь? »« Праведность и добродетель не являются объективными конструкциями, которых, однажды достигнув, мы достигаем навсегда.Они не существуют самостоятельно в природе. Это концепции, которые развиваются вместе с остальным, вместе с нами, и поэтому мы всегда должны оценивать свои действия в свете новых знаний и понимания, которые мы приобретаем на этом пути.

На этические вопросы нет однозначных ответов. Жертвуя одним человеком, чтобы спасти многих, де Бовуар убедительно доказывает, что иногда эта жертва будет оправдана, а иногда нет. Иногда временное угнетение меньшинства становится для большинства путем к свободе.Невозможно обсудить все вопросы морали заранее, и поэтому «мы можем просто попросить, чтобы такие решения не принимались поспешно и легкомысленно, и чтобы, учитывая все обстоятельства, зло, которое причиняет, было меньшим, чем то, которое предотвращается».

Наконец, мы должны признать и смирение. Никто этого не знает и не понимает полностью.

Угнетатели всегда выступают против, например, расширения всеобщего избирательного права путем признания некомпетентности масс, женщин, туземцев в колониях; , но это забвение того, что человек всегда должен решать сам в темноте, что он должен желать сверх того, что он знает .

«Этика двусмысленности» стоит прочитать целиком.

Этические вызовы социально ответственной науки

Account Res. Авторская рукопись; доступно в PMC 2016 1 января.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC4631672

NIHMSID: NIHMS720430

Дэвид Б. Ресник

Специалист по биоэтике, Национальный институт наук об окружающей среде, Национальные институты здравоохранения, Box 12233, CU 03, Research Triangle Park, NC, 27709, США.Телефон: 919 541 5658, факс: 919 541 9854

Кевин Эллиот

Государственный университет штата Мичиган, доцент, Колледж Лаймана Бриггса, Департамент рыболовства и дикой природы, и Департамент философии, W-31 Холмс, Ист-Лансинг, Мичиган 48825, США. Телефон: 517 432 7374

Дэвид Б. Ресник, специалист по биоэтике, Национальный институт наук об окружающей среде, Национальные институты здравоохранения, Box 12233, CU 03, Research Triangle Park, NC, 27709, США. Телефон: 919 541 5658, факс: 919 541 9854;

* Автор, ответственный за переписку

Окончательная отредактированная версия этой статьи издателя доступна на Account Res. См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Социальная ответственность является неотъемлемой частью ответственного проведения исследований, которые ставят перед учеными сложные этические вопросы. Признание социальной ответственности ученого — важный первый шаг к реализации социальной ответственности, но это только начало, поскольку ученые могут столкнуться со сложными ценностными вопросами при принятии решения о том, как действовать ответственно. Этические дилеммы, связанные с социально ответственной наукой, делятся по крайней мере на три основные категории: 1) дилеммы, связанные с выбором проблем, 2) дилеммы, связанные с публикацией и обменом данными, и 3) дилеммы, связанные с вовлечением общества.Отвечая на эти дилеммы, ученые должны решить, как сбалансировать свою социальную ответственность с другими профессиональными обязательствами и как избежать компрометации своей объективности. В этой статье мы рассмотрим философские и этические основы социальной ответственности в науке, обсудим некоторые этические дилеммы, связанные с осуществлением социальной ответственности, и дадим пять рекомендаций, которые помогут ученым справиться с этими проблемами.

Ключевые слова: социальная ответственность, научные исследования, этика, политика, объективность, ценности

Многие ученые и философы утверждали, что ученые несут ответственность за рассмотрение социальных последствий своих исследований (Edsall 1975, Shrader-Frechette 1994, Reiser и Bulger 1997, Kitcher 2001, Wing 2002, Beckwith and Huang 2005, Forge 2008, Комитет и наука, инженерия и государственная политика 2009, Douglas 2009, Elliott 2011, Frankel 2012, Børsen et al.2013, Шамоо и Резник 2014). 1 Во многих профессиональных кодексах конкретно упоминаются обязанности, связанные с социальной ответственностью в науке (например, Американская антропологическая ассоциация 2012 г., Американское химическое общество 2012 г., Американское общество микробиологии 2005 г.). Национальный институт здоровья (NIH) требует, чтобы финансируемые студенты и стажеры получали инструкции по ответственному проведению исследований (RCR), которые должны включать образование в области социальной ответственности (National Institutes of Health 2009).

История содержит несколько ярких примеров ученых, продемонстрировавших твердую приверженность социальной ответственности. В 1939 году Альберт Эйнштейн по настоянию венгерского физика Лео Сциларда написал письмо президенту Рузвельту, в котором сообщил ему о намерении Германии разработать атомные бомбы из обогащенного урана. Эйнштейн посоветовал Рузвельту выделить больше средств на разработку атомной бомбы, чтобы противостоять угрозе со стороны Германии. Хотя Эйнштейн всю жизнь был пацифистом, он не мог игнорировать угрозу миру во всем мире, исходящую от нацистского режима (Einstein 1939).После войны Эйнштейн и другие физики выступали за использование атомной энергии только в мирных целях (Shamoo and Resnik 2014). В 1962 году биолог Рэйчел Карсон издала книгу «Тихая весна», в которой предупредила ученых и общественность об опасностях, связанных с чрезмерным использованием дихлордифенилтрихлорэтана (ДДТ) и других пестицидов. Книга Карсона помогла запустить современное экологическое движение и привела к новым правилам в отношении пестицидов (Carson 1962). В 1970-е годы педиатр и детский психиатр Герберт Нидлман провел важные исследования, демонстрирующие неблагоприятное воздействие свинца на человеческое развитие.Нидлман проинформировал общественность об опасности свинца для здоровья и выступил за принятие нормативных актов, запрещающих его в качестве ингредиента в бензине и бытовой краске (Shamoo and Resnik 2014).

Признание социальной ответственности ученого — это только начало работы с ценностными последствиями своей работы, поскольку ответственность требует от человека решения стоящих на кону моральных, политических, социальных и политических вопросов. В этой статье мы рассмотрим философские и этические основы социальной ответственности в науке, обсудим некоторые этические дилеммы, связанные с осуществлением социальной ответственности, и дадим некоторые рекомендации, которые помогут ученым справиться с этими проблемами.

Дискуссия о науке и ценностях

Нынешний консенсус относительно социальной ответственности ученых резко контрастирует с мнением, которое преобладало несколько десятилетий назад, согласно которому основная обязанность исследователя — проводить исследования и что политики, ученые , и общественность должна иметь дело с последствиями новых знаний (Resnik 1998, Pielke 2007). Основным обоснованием этой точки зрения была вера в то, что наука объективна: наука имеет дело с фактами, а не с ценностями (Ayer 1952, Popper 1959, Snow 1959, Nagel 1961).Объективность науки традиционно понималась двояко. 2 : 1) наука основана на независимой от разума реальности, т.е. она истинна или основана на фактах; 3 и 2) наука свободна от ценностей, т.е. научные суждения и решения основаны на доказательствах и рассуждениях, а не на моральных, политических или других ценностях (Longino 1990, Douglas 2004). Наше обсуждение сосредоточится на втором смысле объективности.

Чтобы понять дискуссию о ценностях в науке, важно прояснить пару моментов.Во-первых, нужно указать, что подразумевается под «ценностью». Ценность — это то, что желают или ищут, например счастье, экономическое процветание, социальная справедливость, красота или защита окружающей среды. Ценности могут также включать эпистемические цели, такие как знание или истина, а также желаемые эпистемические характеристики гипотез, теорий и моделей, такие как эмпирическая поддержка, простота, общность, точность, строгость, проверяемость и объяснительная сила (Longino 1990, Kitcher 2001, Хаак 2003). Сторонники тезиса об отсутствии ценностей давно признали, что эпистемические ценности могут и должны влиять на научные суждения и принятие решений.Споры о роли ценностей в науке главным образом касаются роли неэпистемических (например, моральных, политических, социальных или экономических) ценностей в научном суждении и принятии решений (Longino 1990, Resnik 1998, 2007, Douglas 2009, Elliott 2011). Соответственно, наша статья будет сосредоточена на этих ценностях.

Во-вторых, необходимо различать описательный и нормативный смысл понятия, что наука свободна от ценностей (Longino 1990). Утверждать, что наука свободна от ценностей в описательном смысле, означает утверждать, что на науку не влияют неэпистемические ценности.Утверждать, что наука свободна от ценностей в нормативном смысле, означает утверждать, что на науку не должны влиять неэпистемические ценности. Важно проводить различие между описательным и нормативным смыслами бесценностного тезиса, поскольку можно допустить, что реальная наука в том виде, в каком она практикуется людьми, часто находится под влиянием неэпистемических ценностей, но ученым все же следует минимизировать влияние эти значения в их исследованиях (Douglas 2004, Resnik 2007).

С 1950-х годов историки (э.грамм. Kuhn 1961, 1977), социологи (например, Barnes 1977, Latour and Woolgar 1986) и философы (например, Rudner 1953, Laudan 1977, Harding 1986) оспаривают представление о том, что наука свободна или должна быть свободной от ценностей, утверждая, что не -эпистемологические ценности могут влиять на науку по-разному. 4 Например, неэпистемологические ценности часто влияют на решение о проведении исследования по определенной теме (т. Е. На выбор проблемы). Фармацевтическая компания может решить профинансировать исследования препарата для лечения гипертонии, в отличие от вакцины от инфекционного заболевания, поражающего людей в тропических регионах, потому что существует более широкий рынок для лекарства от гипертонии.На правительственном уровне финансирующие агентства выделяют деньги на поддержку исследований по проблемам, которые общественность считает важными или вызывающими немедленную озабоченность.

Неэпистемические ценности также часто играют роль в дизайне исследования. Например, исследования с участием людей должны быть направлены на защиту прав и благополучия участников, а эксперименты на животных должны быть спланированы таким образом, чтобы минимизировать боль и страдания, где это возможно (Shamoo and Resnik 2014). В некоторых случаях спонсоры исследования выбирали дизайн с целью получения определенного результата.Если компания заинтересована в получении экспериментальных доказательств того, что ее химическое вещество не оказывает неблагоприятного воздействия на человеческую популяцию, она может попытаться достичь этой цели, проведя небольшое исследование, не имеющее достаточной статистической мощности для демонстрации этих эффектов.

При интерпретации данных может использоваться множество различных значений, поскольку этот аспект науки включает в себя выводы о научном или политическом значении результатов. Например, спонсор клинического испытания нового препарата может утверждать, что данные показывают, что его продукт дает значительные преимущества, которые перевешивают риски, и поэтому он должен быть одобрен для продажи.Токсиколог может возразить, что данные его или ее исследования о побочных эффектах химического вещества, испытанного на мышах, показывают, что оно представляет опасность для человеческой популяции и требует дальнейшего изучения или регулирования.

Решения и суждения, связанные с принятием или отклонением теории или гипотезы, часто связаны с неэпистемическими ценностями, поскольку теории и гипотезы могут иметь значительные последствия для общества. В статье, бросающей вызов преобладающим ортодоксальным взглядам на объективность науки, Руднер (1953) утверждал, что ученые должны делать оценочные суждения, когда они принимают или отвергают гипотезы, потому что количество доказательств, необходимых для принятия гипотезы, зависит от последствий ее принятия.Например, ученые должны использовать очень высокие стандарты доказательств, чтобы принять гипотезы, касающиеся безопасности и эффективности новых лекарств, потому что эти решения могут иметь значительные последствия для здоровья человека, но более низкие стандарты доказательств могут применяться к решениям без значительных социальных последствий.

Прежде чем завершить этот раздел, важно отметить, что ценности могут действовать на сознательном или подсознательном уровне (Resnik 2007, Resnik and Elliott 2013). На сознательном уровне ценность будет влиять на науку, играя роль в осознанном выборе, который влияет на исследования.Некоторые осознанные решения могут включать в себя разработку исследования для минимизации вреда людям, фальсификацию данных для сохранения грантового финансирования или отказ от публикации исследования, которое можно было бы использовать для разработки биологического оружия (Resnik 2013). На подсознательном уровне ценности могут влиять на науку, влияя на суждения и рассуждения способами, о которых ученые не знают. Ценностные влияния могут остаться незамеченными, поскольку они присущи институциональному, социальному и экономическому контексту исследования. Например, ученый, исследование которого спонсируется фармацевтической компанией, может сделать выбор, относящийся к анализу или интерпретации данных, в пользу компании.Хотя ученый может утверждать, что корпоративное спонсорство не повлияло на ее исследования, она может даже не осознавать, как оно повлияло на ее принятие решений. Психологические исследования показали, что люди часто не осознают экономических, политических, культурных и других предубеждений, влияющих на их суждения и принятие решений (Ciadlini 1993).

Ценностно-нейтральность

Если предположить, что рассмотренные выше аргументы и доказательства подтверждают точку зрения о том, что наука не свободна и не должна быть свободной от ценностей, естественно возникает вопрос: «Какова надлежащая роль неэпистемических ценностей в науке?» Это сложный вопрос, на который мы не можем здесь дать полного ответа. 5 Суть нашей позиции заключается в том, что ученые должны следовать этическим стандартам и ценностям (таким как честность, открытость, справедливость, подотчетность и уважение к людям и животным) при проведении и обмене информацией о своих исследованиях и в целом стремиться к тому, чтобы ценностно-нейтральный подход к результатам исследования (т. е. данным или результатам). Под «нейтральностью к ценностям» мы не подразумеваем, что научные исследования полностью свободны от ценностей; мы имеем в виду только то, что результаты исследования не должны быть намеренно смещены в сторону какого-либо конкретного набора конкурирующих ценностей в споре, особенно без того, чтобы сделать влияние ценностей прозрачным (Elliott and Resnik 2014).Например, исследователь, который фальсифицирует, искажает или скрывает данные, чтобы продвигать экономическую или политическую повестку дня, будет нарушать условие ценностной нейтральности, но исследователь, который принимает меры для защиты людей от вреда, вероятно, не будет.

Есть как минимум два аргумента в пользу нейтральности ценностей в науке. Во-первых, ценностная нейтральность — важная черта научной методологии и этики (Haack 2003, Resnik 2007). Процедуры, методы, эксперименты и тесты, используемые в науке, призваны минимизировать предвзятость и способствовать объективности.Этические нормы, такие как честность и открытость, также способствуют объективности. Ученые верят, что их коллеги будут стремиться к нейтральности в отношении ценностей, и они полагаются на исследования, опубликованные другими, с учетом этого ожидания. Ученые, которые позволяют ценностям искажать результаты своих исследований, подрывают это доверие и препятствуют росту научных знаний.

Второй аргумент заключается в том, что общественность обоснованно полагается на науку в предоставлении фактов и мнений экспертов, которые служат основой для справедливой и эффективной политики (Resnik 2009, Resnik 2011).Научные факты и мнения экспертов могут помочь разрешить дискуссии о государственной политике, потому что люди считают их независимыми от определенных моральных, социальных, политических или других ценностей (Resnik 2007, 2009). Наука может служить точкой соприкосновения между конкурирующими точками зрения. Без определенного согласия по научным вопросам дебаты о государственной политике могут быть трудно разрешить, потому что они могут сводиться к конфликтам несоизмеримых ценностей. Споры о политике в области изменения климата было трудно разрешить отчасти из-за того, что противоборствующие стороны оспаривали научные факты (Pielke 2007).Противоборствующие стороны расходятся во мнениях относительно того, происходит ли глобальное потепление и вызывает ли человеческая деятельность глобальное потепление. Научные исследования, связанные с изменением климата, стали в высшей степени политизированными, и объективность исследователей климата была поставлена ​​под сомнение (Pielke 2007). Ученые, занимающиеся изменением климата и другими вопросами, имеющими значение для социальной политики, должны стремиться к нейтральности ценностей, чтобы узаконить свои исследования в сознании общественности.

Хотя ученые и общественность справедливо ожидают, что исследователи будут стремиться к нейтральности ценностей, можно возразить, что, поскольку ценности часто влияют на научные суждения и решения, ученым лучше обсуждать ценности, которые могут повлиять на их рассуждения, а не пытаться поддерживать ложная видимость полной ценностной нейтральности (Elliott, Resnik 2014).Разумные ученые могут расходиться во мнениях относительно соответствующей роли неэпистемических ценностей в науке, и эти разногласия способствуют возникновению этических проблем, которые мы обсуждаем ниже.

Аргумент в пользу социальной ответственности

Изучив взаимосвязь между наукой и неэпистемическими ценностями, мы можем теперь развить аргумент в пользу социальной ответственности. Аргумент начинается с тезиса (защищенного выше) о том, что наука не свободна и не должна быть свободной от ценностей. Если это так, то перед учеными стоит два выбора: они могут либо игнорировать ценностные последствия своей работы, либо обратиться к ним (т.д., попытаться ответить на оценочные суждения этически ответственным образом). Решение игнорировать ценностные последствия своего исследования было бы безответственным, потому что ответственное поведение требует от человека иметь дело с последствиями своего поведения (Douglas 2009, Elliott 2010). Поскольку ученые должны действовать ответственно, они должны учитывать значение своей работы.

Важно понимать, что этот аргумент только показывает, что ученые должны учитывать неэпистемические ценности, присущие их поведению; он не показывает, что ученые должны продвигать какие-либо конкретные ценности, такие как общественное здоровье, права человека, охрана окружающей среды, справедливость, или что они должны следовать определенным нормативным теориям, таким как утилитаризм, кантианство, эгалитаризм и т. д.Основываясь на доводах, приведенных до сих пор, ученые могли по-разному относиться к ценностным последствиям своих исследований из-за различных ценностных обязательств (Elliott and Resnik 2014, Resnik and Elliott 2014).

Хотя приведенный выше аргумент не показывает, что ученые имеют какие-либо особые обязательства перед обществом, по крайней мере три аргумента имеют. Во-первых, у всех людей есть моральный долг избегать причинения вреда другим. В науке обязательство не причинять вреда подразумевает, что исследователи не должны участвовать в деятельности, такой как некоторые виды опасных исследований, которые могут нанести чистый вред обществу (Kitcher 2001).Во-вторых, все люди обязаны помогать другим. Например, если вы видите, что кто-то тонет в бассейне, вы должны предпринять некоторые действия, чтобы помочь ему, например, бросить ему спасательный круг или вызвать спасателя. Было бы также неправильно избегать спасения кого-то в опасности, если бы можно было сделать это с минимальными затратами для себя, особенно если у кого-то есть уникальные навыки или подготовка, которые могут помочь (Shrader-Frechette 1994, Elliott 2011). Ученые могут выполнять свое обязательство помогать другим, участвуя в деятельности, приносящей пользу обществу, например, в исследованиях или образовании (Shamoo and Resnik 2014).В-третьих, у ученых есть обязательства перед обществом, потому что они прямо или косвенно извлекли выгоду из государственной поддержки их образования и исследований. Государственные учреждения, такие как NIH и Национальный научный фонд (NSF), поддерживают исследования и обучение, проводимые в университетах и ​​колледжах. Правительства штатов также оказывают значительную поддержку научным исследованиям и образованию, финансируя университеты и колледжи, предоставляя землю и другие ресурсы. Исследователи, которые причиняют вред или не делают добро, могут подорвать общественную поддержку науки (Shamoo and Resnik 2014).

Этические вызовы социально ответственной науки

Признание того, что каждый должен учитывать ценностные последствия своего исследования, является важным первым шагом на пути к реализации социальной ответственности, но это только начало, поскольку ученые все еще могут сталкиваться со сложными этическими вопросами, связанными с действиями. ответственно. В этом разделе мы рассмотрим три типа дилемм, с которыми часто сталкиваются ученые при рассмотрении своей социальной ответственности.

Выбор проблемы

Одним из видов этической проблемы, связанной с социальной ответственностью, является принятие решения о целесообразности предлагаемого исследования.Ученые не могут избежать этого вопроса, поскольку участие в исследованиях предполагает, по крайней мере, неявное признание его ценности. Неэпистемологические ценности могут иметь отношение к решению проводить (или не проводить) некоторые виды исследований. Например, физики и инженеры, работавшие над Манхэттенским проектом, столкнулись со сложными моральными вопросами относительно своего участия в исследованиях ядерного оружия. Многие из них проводили это исследование из чувства морального долга помочь военным усилиям, но они также хотели способствовать мирному использованию ядерной энергии (Resnik 1998).Социальный ученый, который рассматривает вопрос о том, проводить ли исследование роли расы и генетики в интеллекте, должен будет рассмотреть вопросы, связанные с их последствиями для расовых предрассудков и дискриминации (Kitcher 2001).

Выбор задачи также поднимает вопросы ценности для спонсоров исследования и организаций. Правительственные спонсоры должны решить, заслуживает ли исследовательское предложение финансирования. Как отмечалось ранее, государственные органы обычно рассматривают не только вопросы, связанные с научным дизайном исследования, но и социальные последствия.Комитеты по экспертной оценке могут рассматривать социальные последствия заявок на гранты в ходе своих обсуждений. Должностные лица агентства также должны решить, как расставить приоритеты своих инвестиций в исследования среди различных областей исследования (Resnik 2001, 2009). Например, NIH учитывает влияние исследований на общественное здоровье при распределении средств между различными частями своего исследовательского портфеля. NSF требует предложений о грантах для рассмотрения социальных последствий исследований (Shamoo and Resnik 2014). Государственные органы также должны решить, финансировать ли исследования с потенциально опасными последствиями для общества (см. Обсуждение ниже).В то время как частные компании, как правило, сосредотачиваются на том, как их решения о финансировании исследований повлияют на прибыль, они также могут учитывать социальные последствия своих инвестиций в исследования. Исследовательским учреждениям может потребоваться ответить на вопросы о ценности при принятии решения о заключении исследовательских контрактов с частными компаниями, поскольку компании могут стремиться наложить договорные требования для финансирования исследований, которые препятствуют свободному и открытому обмену научными данными и информацией (Resnik 2007). Аналогичным образом, вопросы ценности возникают при принятии решения о проведении секретных исследований в университетском городке, поскольку классификация накладывает ограничения на обмен исследовательскими данными и информацией (Resnik 2009, Soranno et al.2014).

Публикация и обмен данными

Иногда возникают вопросы о ценности, касающиеся публикации и совместного использования данных, поскольку распространение знаний может иметь хорошие или плохие последствия для общества. Ученые иногда должны решить, публиковать ли исследование, где публиковать и как его публиковать (то есть, утаивать ли некоторую информацию или включать обсуждение, которое смягчает влияние результатов). Аналогичные вопросы возникают при совместном использовании данных.

Недавний пример из вирусологии иллюстрирует моральные загадки, связанные с публикацией потенциально опасных исследований, финансируемых Национальным институтом здравоохранения.В 2011 году две исследовательские группы, одна во главе с Роном Фушье в Медицинском центре Эразмус в Нидерландах, а другая во главе с Йошихиро Каваока из Университета Висконсин-Мэдисон, провели эксперименты по генетической модификации вируса птичьего гриппа H5N1, чтобы он мог быть передается по воздуху между млекопитающими, включая человека. В настоящее время люди могут заразиться этим смертельным вирусом только при прямом контакте с инфицированными птицами. Исследователи заявили, что исследование может принести пользу обществу, поскольку оно предоставит чиновникам здравоохранения информацию для мониторинга опасных мутаций в дикой природе с целью предотвращения вспышек заболеваний.Они также заявили, что исследования могут быть использованы для разработки вакцин или лечения. Однако NIH был обеспокоен тем, что публикация результатов этих экспериментов может привести к глобальной пандемии в результате случайного заражения лабораторных работников или умышленного неправильного использования, то есть терроризма.

NIH попросил Национальный научный консультативный совет по биобезопасности (NASBB) рассмотреть исследование и дать рекомендацию относительно публикации. Журналы, в которых исследователи представили свои исследования, Science и Nature, отложили свои обзоры, пока NSABB размышлял.В декабре 2011 года NASBB рекомендовал публиковать обе статьи только в том случае, если ключевые детали, которые позволили бы кому-то повторить эксперименты, были удалены. Однако в марте 2012 года он отменил свое решение после того, как авторы представили более полные документы, в которых была представлена ​​дополнительная информация о пользе для здоровья населения и мерах биобезопасности. NSABB также получил дополнительную информацию о практических и юридических трудностях отредактированной публикации. Журналы опубликовали статьи вскоре после того, как NSABB вынес свою окончательную рекомендацию (Resnik 2013). 6

Хотя большая часть публичного обсуждения вопросов публикации сосредоточена на потенциально опасных бионаучных исследованиях, проблемы публикации и совместного использования данных возникают в других областях науки. Исследователи часто удаляют личные идентификаторы перед тем, как поделиться информацией о человеке с другими учеными, чтобы защитить конфиденциальность участников. В некоторых случаях может потребоваться удалить некоторую демографическую информацию для защиты конфиденциальности, особенно в случае небольших исследований.В свое время исследователи предположили, что обмен обезличенными геномными данными не представляет опасности для людей, но это предположение больше не работает, поскольку статистики разработали методы повторной идентификации людей в обезличенных геномных базах данных. Для решения этих проблем многие исследовательские институты требуют, чтобы получатели данных подписывали соглашения об использовании данных, которые обязывают получателей не пытаться идентифицировать людей или передавать данные другим исследователям без разрешения (Resnik 2010).

Исследователям также может потребоваться принять меры для защиты сообществ от вреда, причиненного публикацией или совместным использованием данных.Например, если исследователи проводят исследование заболеваний, передаваемых половым путем, и сексуального насилия в определенном сообществе, им может потребоваться решить, публиковать ли результаты, которые могут привести к неблагоприятным последствиям для сообщества, таким как дискриминация или предвзятость, и каким образом (Резник и Кеннеди 2010). Исследователи могут принять решение не упоминать название и местонахождение сообщества в публикациях и ссылаться на него только в демографических терминах. Исследователи, которые проводят исследования на уровне сообществ, сформировали общественные консультативные советы, чтобы помочь с дизайном исследования и набором персонала, а также справиться с потенциальными последствиями публикации (Resnik and Kennedy 2010).

Взаимодействие с общественностью

Социальная ответственность подразумевает обязательства помогать общественности обращать внимание на последствия исследований. Например, Карсон призвал общество принять нормативные акты по пестицидам, а Нидлман выступил за нормативные положения, касающиеся свинца в бензине и краске. Ученые могут привлекать общественность разными способами, например:

  • Обсуждение политических последствий исследований в научных статьях и комментариях, пресс-релизах и университетских курсах;

  • Предоставление экспертных заключений 7 об этических, социальных, правовых или политических последствиях исследования;

  • Участие в неправительственных организациях, которые занимаются ценностью и политическими последствиями науки и техники.Публичная пропаганда конкретной политики, связанной с исследованиями, посредством редакционных статей, писем редактору, публичных выступлений, интервью в СМИ и т. Д.

  • Извещение о незаконной или неэтичной деятельности в промышленности, правительстве или академических кругах.

Исследователи могут столкнуться с этическими дилеммами при принятии решения о том, следует ли и как привлечь общественность. Ученые, которые проводят исследования, имеющие отношение к политике, часто должны решить, делать ли выводы из своих исследований для политики или позволить им говорить само за себя.Например, исследователи общественного здравоохранения, изучающие влияние программ обмена игл на заболеваемость вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) и гепатитом С, должны решить, рекомендовать ли общинам принимать программы обмена игл. Поскольку ценностные обязательства часто действуют на подсознательном уровне, ученые, решившие не включать какие-либо политические рекомендации в свои опубликованные статьи или комментарии, могут невольно делать основанные на ценностях допущения, которые влияют на их исследовательский план, анализ данных или интерпретацию данных (Elliott and Resnik 2014). .

Ученые, проводящие исследования, связанные с политикой, могут оказаться на незнакомой и неудобной территории. Большинство ученых не привыкли отвечать на вопросы о последствиях своих исследований или обращаться к спорным моральным, социальным, политическим или политическим дебатам. Им также может не хватать образования, опыта или склонности для эффективного решения этих проблем. Поэтому легко понять, почему некоторые ученые предпочитают избегать оценки ценности своих исследований.Они могут чувствовать себя более комфортно в лаборатории, чем на виду у публики. Однако, как мы подчеркивали ранее, ученые не должны отказываться от своей социальной ответственности. Ученые, проводящие противоречивые исследования, должны быть готовы решать вопросы о ценностях.

Ученые, которые проводят исследования, связанные с политикой, также могут быть обеспокоены тем, что их объективность окажется под угрозой, если они привлекут общественность. Угрозы объективности бывают двух видов. Во-первых, хотя каждый исследователь должен помнить о потенциальном влиянии предположений, основанных на ценностях, те, кто занимается наукой, имеющей отношение к политике, могут быть особенно обеспокоены тем, что их собственная позиция по политическим вопросам может искажать результаты их исследования в незаметном для них направлении, о котором они не подозревают.Например, исследователь с твердой приверженностью к общественному здравоохранению может быть обеспокоен тем, что он неосознанно внесет предубеждения в свои исследования опасных эффектов химического вещества. Исследователи, которых беспокоит непреднамеренное привнесение ценностей в свои исследования, должны принять соответствующие меры для уменьшения предвзятости, обращаясь за критикой и обратной связью от независимых сторон до, во время и после процесса исследования.

Во-вторых, ученые, которые взаимодействуют с обществом, могут рисковать своей репутацией из-за объективности (Pielke 2007).Исследования могут показаться необъективными для непрофессионалов, политиков и других исследователей, даже если есть веские основания полагать, что они надежны и методологически обоснованы. Ярким примером угроз репутации объективности может служить наука о климате, где противоборствующие стороны обвиняют друг друга в проведении исследований, основанных на ценностях (Pielke 2007, Resnik 2012). Сторонники действий по предотвращению или смягчению последствий изменения климата утверждали, что ученые, выступающие против единодушного мнения 8 об изменении климата, находились под влиянием промышленных интересов, в то время как те, кто выступают против действий по борьбе с глобальным потеплением, утверждали, что исследователи климата, которые поддерживают консенсусное мнение, на него повлияли окружающая среда и ценности (Pielke 2007).

Поэтому ученые могут опасаться вовлечения общественности, опасаясь, что это заставит людей усомниться в своей объективности (Pielke 2007). Из этой дилеммы нет простого выхода, поскольку трудно контролировать восприятие другими людьми своего поведения или манеры поведения. Однако ученые, которые проявляют социальную ответственность, могут помочь защитить свою репутацию, открыто обсуждая свои ценностные обязательства и четко различая научные данные, относящиеся к проблеме, и их личное мнение (Resnik and Elliott 2013, 2014).Ученые, которые делают выводы для политики из своих исследований, должны раскрыть свои собственные ценностные предположения и признать, что другие люди могут сделать другие выводы из их исследований. Прозрачность в отношении ценностных предположений и обязательств должна быть правилом (Elliott and Resnik 2014).

Хотя большинство исследователей твердо привержены объективности, некоторые могут решить намеренно включить в свои исследования моральные, социальные, политические или другие ценности. Это решение спорно, потому что ученые и общественность обоснованно ожидают, что исследования будут объективными, и любые попытки привнести ценности в свои исследования могут подорвать доверие к ним.Тем не менее, некоторые ученые утверждают, что существуют ситуации, в которых ученым целесообразно включать ценности в анализ или интерпретацию данных или принятие гипотез, если они должным образом прозрачны в отношении этих ценностных обязательств (Douglas 2009; Elliott 2011; Эллиотт и Резник 2014). Это может произойти, когда свидетельства о проблеме сложны и их трудно интерпретировать, и когда политикам нужны ученые, чтобы предоставить наилучшую оценку имеющихся свидетельств.Например, ученые, которые проводят исследования рисков, связанных с промышленными химическими веществами, могут решить позволить заботе об общественном здоровье руководить интерпретацией своих данных (Elliott and Resnik 2014).

Ученые, которые привлекают общественность, также могут столкнуться с негативной реакцией со стороны промышленности или других интересов. Например, группы химической промышленности и некоторые ведущие ученые пытались дискредитировать работу Карсона. Они утверждали, что ее выводы неверны и что она не имеет достаточной научной квалификации для оценки безопасности пестицидов.Некоторые из ее оппонентов описывали ее как иррациональную женщину (Resnik 2012). Герберт Нидлман столкнулся с резким сопротивлением ведущих производителей, включая ложные обвинения в ненадлежащем проведении исследований. Хотя Нидлмана оправдали, он потратил много времени и денег на борьбу с этими обвинениями (Shrader-Frechette 2012).

Когда публичное участие угрожает личным, финансовым или другим интересам ученого, он или она должны выбирать между поиском определенных способов принести пользу обществу и самозащитой.Часто сделать это будет нелегко, и ученые могут сделать это по-другому. Некоторые могут пожертвовать своей карьерой ради дела, которое они считают справедливым, в то время как другие могут стремиться содействовать благу общества таким образом, чтобы это не угрожало их средствам к существованию. Например, ученый может анонимно сообщить прессе о незаконной или неэтичной деятельности компании вместо того, чтобы публично раскрывать свое имя. Мы не утверждаем, что есть один правильный способ проявить социальную ответственность при взаимодействии с общественностью.Скорее, мы хотим привлечь внимание к тому факту, что социальная ответственность часто сопряжена со значительными личными расходами или рисками.

Наконец, привлечение общественности может потребовать значительных затрат времени и усилий. В то время как обсуждение ценности и политических последствий своего исследования с журналистом может потребовать только часа или около того времени ученых, для предоставления экспертных заключений может потребоваться несколько дней работы, а публичная пропаганда конкретной политики может потребовать значительных затрат времени. .Поскольку эти виды деятельности могут конкурировать с другими обязательствами, обязанностями и интересами, ученые должны решить, как уравновесить конкурирующие обязательства и ценности. Некоторые ученые могут тратить много времени и усилий на прояснение политических последствий своей работы, а другие — нет.

Заключение

Социальная ответственность является важной частью ответственного проведения исследований, которые ставят перед учеными сложные этические вопросы. Признание социальной ответственности ученого — важный первый шаг к реализации социальной ответственности, но это только начало.Ученые, которые проявляют социальную ответственность, часто сталкиваются с этическими дилеммами в отношении своих обязательств перед обществом. Эти дилеммы обычно возникают в трех различных областях: выбор проблемы, публикация и обмен данными, а также участие общественности. Осуществление социальной ответственности иногда представляет опасность для ученых, поскольку они могут столкнуться с негативной реакцией и вниманием общественности и могут рискнуть поставить под угрозу свою объективность или свою репутацию объективности.

Чтобы помочь справиться с этими проблемами, мы даем пять рекомендаций.Во-первых, сотрудничество с учеными, имеющими некоторый опыт и знания в области этики, политики или государственной политики, может помочь ученым справиться с ценностными последствиями своей работы. Ученые, которые проводят или планируют проводить исследования, поднимающие спорные вопросы, могут пожелать проконсультироваться со специалистами по этике, юристами, философами или другими гуманистами или даже попросить их стать членами исследовательской группы. Некоторые учреждения предлагают консультационные услуги по этике исследований, чтобы помочь ученым решить этические вопросы, связанные с их работой (de Melo-Martin et al.2007). Организации, которые финансируют и контролируют исследования, могут также захотеть, чтобы ученые, обладающие опытом в области этики, политики или политики, участвовали в обзоре исследований, которые поднимают потенциально спорные вопросы. Ученые также могут решить работать с представителями по связям с общественностью, чтобы решить, как сообщить о своих исследованиях общественности (Watts, 2014).

Во-вторых, ученые могут часто снижать или снимать обвинения в предвзятости их работы, раскрывая и обсуждая свои ценностные предположения и обязательства при извлечении политических последствий из своих исследований.Им следует проводить различие между тем, что четко показывают их данные и результаты, и политическими выводами, которые они делают на основе своих данных и результатов. Ученые должны помнить о том, как их участие в решении спорных вопросов может повлиять на восприятие их работ общественностью.

В-третьих, обучение ответственному проведению исследований должно включать достаточно времени для обсуждения этических вопросов, связанных с осуществлением социальной ответственности. Ученые должны понимать, что это важные вопросы, которые не всегда однозначны и требуют вдумчивого размышления.

В-четвертых, научные общества могут создавать кодексы поведения, а университеты могут разрабатывать политику, обеспечивающую базовые принципы социально ответственной практики (см., Например, Kourany 2010).

В-пятых, научные организации, государственные учреждения и политические учреждения могут счесть полезным создание консультативных органов, которые могут размышлять над сложными этическими проблемами, связанными с практикой социально ответственной науки. Конференция Асиломара по рекомбинантной ДНК в 1974 году является прекрасным примером встречи, организованной учеными для размышлений о социальных последствиях своих исследований (Singer 2001).В последние годы было создано множество площадок для такого рода размышлений, включая консенсусные конференции, правительственные научные консультативные группы, гражданские жюри и муниципальные консультативные комитеты, а также инициативы «гражданской науки» (Kleinman 2000; Elliott 2011). По мере того, как усиливаются призывы к социально ответственной науке, становится все яснее, что ученые могут извлечь выгоду, работая с более широким кругом консультантов и сотрудников.

Благодарности

Эта статья является результатом работы сотрудника или группы сотрудников Национального института гигиены окружающей среды (NIEHS), Национальных институтов здравоохранения (NIH).Однако содержащиеся в нем утверждения, мнения или выводы не обязательно отражают утверждения, мнения или выводы NIEHS, NIH или правительства США.

Сноски

1 Мы предполагаем, что социальная ответственность включает в себя больше, чем обязанности перед обществом (в целом), и включает обязанности перед отдельными лицами, группами, сообществами и окружающей средой.

2 Дуглас (2004) различает восемь различных смыслов научной объективности.Здесь мы остановимся только на двух.

3 Существует обширная философская литература, исследующая отношения между наукой и реальностью, которую мы здесь не будем рассматривать. См. Chakravartty (2010).

4 В этой статье недостаточно места для рассмотрения этой дискуссии. Для дальнейшего обсуждения см. Longino (1990), Resnik (2007), Douglas (2009), Elliott (2011).

5 Для дальнейшего обсуждения см. Resnik 2007, 2009, Douglas 2004, 2009, Elliott 2011, Elliott and Resnik 2014.

6 NSABB не имеет юридических полномочий проводить цензуру или классифицировать исследования. Он дает только рекомендации, которым могут следовать другие федеральные агентства.

7 Свидетельские показания экспертов включают показания в суде или в государственных комитетах или советах.

8 По общему мнению, деятельность человека, такая как выбросы парниковых газов и вырубка лесов, частично ответственна за повышение глобальной температуры, которое произошло за последние сто лет и, как ожидается, будет продолжаться, даже если текущая практика изменится ( Соломон и др.2007).

Информация для авторов

Дэвид Б. Ресник, специалист по биоэтике, Национальный институт гигиены окружающей среды, Национальные институты здравоохранения, Box 12233, CU 03, Research Triangle Park, NC, 27709, США. Телефон: 919 541 5658, факс: 919 541 9854.

Кевин Эллиотт, Университет штата Мичиган, доцент, Колледж Лаймана Бриггса, Департамент рыболовства и дикой природы, и Департамент философии, W-31 Холмс, Ист-Лансинг, Мичиган. 48825, США. Телефон: 517 432 7374.

Ссылки

  • Американская антропологическая ассоциация. Принципы профессиональной ответственности. 2012 г. http://ethics.aaanet.org/category/statement/. По состоянию на 14 июля 2014 г.
  • Американское химическое общество. Кодекс поведения профессиональных химиков. 2012 г. http://www.acs.org/content/acs/en/careers/profdev/ethics/the-chemical-professionals-code-of-conduct.html. По состоянию на 14 июля 2014 г.
  • Американское общество микробиологии. Моральный кодекс. 2005 http: // www.asm.org/index.php/governance/code-of-ethics. По состоянию на 14 июля 2014 г.
  • Ayer AJ. Язык, правда и логика. 2-й. Нью-Йорк: Дувр; 1952. [Google Scholar]
  • Барнс Б. Интересы и рост знаний. Лондон: Рутледж; 1977 г. [Google Scholar]
  • Беквит Дж., Хуанг Ф. Стоит ли нам суетиться? Случай социальной ответственности в науке. Природа Биотехнологии. 2005. 23 (12): 1479–1480. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бёрсен Т., Антиа А.Н., Глессмер М.С. Пример преподавания социальной ответственности докторантов в области климатических наук.Наука и инженерная этика. 2013. 19 (4): 1491–1504. [PubMed] [Google Scholar]
  • Карсон Р. Тихая весна. Нью-Йорк: Хоутон-Миффлин; 1962. [Google Scholar]
  • Чакравартти А. Метафизика научного реализма. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2010. [Google Scholar]
  • Cialdini RB. Влияние: Психология убеждения. Нью-Йорк: Куилл Уильям Морроу; 1993. [Google Scholar]
  • Комитет по науке, технике и государственной политике, Национальная академия наук, Национальная инженерная академия и Институт медицины.О том, как быть ученым: руководство по ответственному поведению в исследованиях. 3-й. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2009. [Google Scholar]
  • de Melo-Martín I, Palmer LI, Fins JJ. Точка зрения: разработка консультационной службы по этике научных исследований для стимулирования ответственных и ответственных клинических исследований. Академическая медицина. 2007. 82 (9): 900–904. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дуглас Х. Неснижаемая сложность объективности. Synthese. 2004. 138 (3): 453–473. [Google Scholar]
  • Дуглас Х.Наука, политика и идеал, нейтральный к ценностям. Питтсбург, Пенсильвания: Университет Питтсбурга Press; 2009. [Google Scholar]
  • Edsall JT. Научная свобода и ответственность, Наука. 1975. 188 (4189): 687–693. [PubMed] [Google Scholar]
  • Эйнштейн А. Письмо Франклину Д. Рузвельту. 1939, 2 августа; 1939. [Google Scholar]
  • Elliott KC. Этика экспертизы, основанная на информированном согласии. Наука и инженерная этика. 2006. 12 (4): 637–661. [PubMed] [Google Scholar]
  • Elliott KC.Транспортные средства на водородных топливных элементах, энергетическая политика и этика экспертизы. Журнал прикладной философии. 2010. 27 (4): 376–393. [Google Scholar]
  • Elliott KC. Полезно ли небольшое загрязнение окружающей среды ?: Включение социальных ценностей в исследования окружающей среды. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2011. [Google Scholar]
  • Elliott KC. Избирательное незнание и сельскохозяйственные исследования. Наука, технологии и человеческие ценности. 2013. 38 (3): 328–350. [Google Scholar]
  • Elliott KC, Resnik DB.Наука, политика и прозрачность ценностей. Перспективы гигиены окружающей среды. 2014. 122 (7): 647–650. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Фордж Дж. Ответственный ученый: философское исследование. Питтсбург, Пенсильвания: Университет Питтсбурга Press; 2008. [Google Scholar]
  • Frankel MS. Регулирование границ исследований двойного назначения. Наука. 2012. 336 (6088): 1523–1525. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гилмер П.Дж., Дюбуа М. Обучение социальной ответственности: Манхэттенский проект.Комментарий к этике науки и инженерии «Шесть областей исследования». 2002. 8 (2): 206–210. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хаак С. Защищая науку в рамках разума. Нью-Йорк: Прометей; 2003. [Google Scholar]
  • Хардинг С. Научный вопрос в феминизме. Итака, штат Нью-Йорк: издательство Корнельского университета; 1986. [Google Scholar]
  • Джоравский Д. Дело Лысенко. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1986. [Google Scholar]
  • Китчер П. Наука, правда и демократия.Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2001. [Google Scholar]
  • Клейнман Д. Наука, технологии и демократия. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка; 2000. [Google Scholar]
  • Курани Дж. Философия науки после феминизма. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2010. [Google Scholar]
  • Kuhn TS. Коперниканская революция. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 1957. [Google Scholar]
  • Kuhn TS. Структура научных революций. 2-й. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1962, 1970 гг.[Google Scholar]
  • Kuhn TS. Существенное напряжение. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1977. [Google Scholar]
  • Латур Б., Вулгар С. Социальное конструирование фактов. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета; 1986. [Google Scholar]
  • Лаудан Л. Прогресс и его проблемы. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press; 1977 г. [Google Scholar]
  • Лонгино Х. Наука как социальное знание. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета; 1990. [Google Scholar]
  • MacDaniels LH.Некоторые социальные последствия научного метода. Наука. 1941 12 сентября; 94: 243–248. 12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Merriam JC. Некоторые обязанности науки по отношению к правительству. Наука. 1934, 28 декабря; 80: 597–601. [PubMed] [Google Scholar]
  • Нагель Э. Структура науки. Нью-Йорк: Харкорт, Брейс и мир; 1961. [Google Scholar]
  • Национальные институты здравоохранения. Обновленная информация о требованиях к обучению ответственному проведению исследований. 2009 http: // гранты.nih.gov/grants/guide/notice-files/NOT-OD-10-019.html. По состоянию на 14 июля 2014 г.
  • Национальные институты здравоохранения. Программа этических, правовых и социальных последствий. 2014 г. http://www.genome.gov/elsi/. По состоянию на 14 июля 2014 г.
  • Пильке Р. Честный брокер: понимание науки в политике и политике. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2007. [Google Scholar]
  • Pimple KD. Шесть областей исследовательской этики. Эвристическая основа для ответственного проведения исследования. Наука и инженерная этика.2002. 8 (2): 191–205. [PubMed] [Google Scholar]
  • Поппер К. Логика научных открытий. Лондон: Хатчинсон; 1959. [Google Scholar]
  • Reiser JM, Bulger RE. Социальная ответственность ученых-биологов. Наука и инженерная этика. 1997. 3 (2): 137–143. [PubMed] [Google Scholar]
  • Резник БД. Этика науки. Нью-Йорк: Рутледж; 1998. [Google Scholar]
  • Resnik DB. Определение приоритетов биомедицинских исследований: справедливость, наука и участие общественности.Журнал Института этики Кеннеди. 2001. 11 (2): 181–204. [PubMed] [Google Scholar]
  • Резник БД. Цена истины: как деньги влияют на нормы науки. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2007. [Google Scholar]
  • Резник Д.Б. Игра в политику с наукой: уравновешивание научной независимости и государственного контроля. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2009. [Google Scholar]
  • Резник Д.Б. Данные геномных исследований: открытый и ограниченный доступ. IRB. 2010. 32 (1): 1–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Resnik DB.Этика гигиены окружающей среды. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2012. [Google Scholar]
  • Резник Д.Б. Исследование птичьего гриппа H5N1 и этика знаний. Отчет Центра Гастингса. 2013. 43 (2): 22–33. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Resnik DB, Elliott KC. Учет финансовых взаимоотношений при оценке исследований. Подотчетность в исследованиях. 2013. 20 (3): 184–205. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Resnik DB, Elliott KC. Бисфенол А и этика управления рисками.Биоэтика. 2014 января; 29 2014. [Epub перед печатью] [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Резник Д. Б., Кеннеди CE. Обеспечение баланса между научными и общественными интересами в совместных исследованиях на уровне сообществ. Подотчетность в исследованиях. 2010. 17 (4): 198–210. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Руднер Р. Ученый как ученый выносит оценочные суждения. Философия науки. 1953; 20 (1): 1–6. [Google Scholar]
  • Шаму А.Е., Резник Д.Б. Ответственное проведение исследований.3-й. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2014. [Google Scholar]
  • Shrader-Frechette KS. Этика научных исследований. Роуман и Литтлфилд; Бостон: 1994. [Google Scholar]
  • Shrader-Frechette KS. Целостность исследования и конфликт интересов: дело об обвинениях в неэтичном и ненадлежащем проведении исследований, поданных Эдвардом Калабрезе. Подотчетность в исследованиях. 2012. 9 (4): 220–242. [PubMed] [Google Scholar]
  • Зингер М. Чего удалось достичь с помощью упражнения Асиломар и чего не удалось сделать? Перспективы биологии и медицины.2001. 44 (2): 186–191. [PubMed] [Google Scholar]
  • Snow CP. Две культуры и научная революция. Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 1959. [Google Scholar]
  • Solomon S, Qin D, Manning M, Marquis M, Averyt K, Tignor M, Miller HL, Jr, Chen Z. Вклад Рабочей группы I в Четвертый оценочный отчет Межправительственной группы экспертов по изменению климата . Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2007. Изменение климата 2007: Физическая основа. [Google Scholar]
  • Соранно П., Черувелил К., Эллиотт К., Монтгомери Г.Приятно поделиться: почему этика ученых-экологов устарела. Биология. 2014 DOI: 10.1093 / biosci / biu169. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Watts S. Обществу нужно больше, чем чудо, чтобы уважать науку. Природа. 2014; 508: 7495–151. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wing S. Социальная ответственность и исследовательская этика в исследованиях промышленного свиноводства, проводимых общественностью. Перспективы гигиены окружающей среды. 2002. 110 (5): 437–44. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Wing S.Объективность и этика в науке о гигиене окружающей среды. Перспективы гигиены окружающей среды. 2003. 111 (14): 1809–1818. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Доктрина Фридмана- Социальная ответственность бизнеса заключается в увеличении своей прибыли

И, хочет он этого или нет, может ли он уйти от расходов своих акционеров? деньги клиентов или сотрудников? Акционеры его не уволят? (Либо нынешние, либо те, кто вступает во владение, когда его действия во имя социальной ответственности уменьшили прибыль корпорации и цену ее акций.Его клиенты и сотрудники могут бросить его в пользу других производителей и работодателей, менее скрупулезно выполняющих свои социальные обязанности.

Этот аспект доктрины «социальной ответственности» становится более очевидным, когда эта доктрина используется для оправдания ограничения заработной платы профсоюзами. Конфликт интересов очевиден и очевиден, когда должностных лиц профсоюзов просят подчинить интересы своих членов какой-то более общей социальной цели. Если профсоюзные чиновники попытаются ввести ограничение заработной платы, последствиями, вероятно, будут дикие забастовки, массовые восстания и появление сильных конкурентов за их рабочие места.Таким образом, мы имеем дело с иронией в том, что лидеры профсоюзов — по крайней мере в США — возражали против вмешательства правительства в рынок гораздо более последовательно и смело, чем лидеры бизнеса.

Сложность реализации «социальной ответственности», конечно, иллюстрирует великое достоинство частного конкурентоспособного предприятия — оно заставляет людей нести ответственность за свои действия и затрудняет «эксплуатацию» других людей в эгоистичных или бескорыстных целях. целей. Они могут творить добро, но только за свой счет.

У многих читателей, которые дошли до этого аргумента, может возникнуть соблазн возразить, что говорить об ответственности правительства за введение налогов и определение расходов для таких «социальных» целей, как борьба с загрязнением или обучение трудящихся — это нормально и хорошо. Ядро безработных, но проблемы слишком актуальны, чтобы ждать медленного хода политических процессов, что проявление социальной ответственности бизнесменами является более быстрым и надежным способом решения насущных текущих проблем.

Помимо вопроса о факте — я разделяю скептицизм Адама Смита относительно выгод, которые можно ожидать от «тех, кто повлиял на торговлю на благо общества», — этот аргумент должен быть отвергнут по принципиальным соображениям. Это сводится к утверждению, что те, кто поддерживает указанные налоги и расходы, не смогли убедить большинство своих сограждан придерживаться таких же взглядов и что они стремятся достичь с помощью недемократических процедур того, чего они не могут достичь с помощью демократических процедур.В свободном обществе «хорошим» людям трудно делать «добро», но это небольшая цена за то, что «злым» людям трудно делать «зло», тем более что добро одного человека — зло другого. .

Для простоты я сконцентрировался на частном случае корпоративного исполнительного директора, за исключением лишь краткого экскурса в профсоюзы. Но точно такой же аргумент применим и к новому феномену призыва к акционерам требовать от корпораций выполнения социальной ответственности (недавняя статья Г.М. крестовый поход, например). В большинстве этих случаев фактически происходит то, что некоторые акционеры пытаются убедить других акционеров (или клиентов, или сотрудников) внести вклад против их воли в «социальные» дела, поддерживаемые активистами. Если им это удается, они снова вводят налоги и тратят вырученные средства.

Несколько иная ситуация с индивидуальным собственником. Если он действует, чтобы уменьшить прибыль своего предприятия, чтобы выполнить свою «социальную ответственность», он тратит свои собственные деньги, а не чьи-то еще.Если он желает потратить свои деньги на такие цели, это его право, и я не вижу, чтобы у него были какие-либо возражения. При этом он также может накладывать расходы на сотрудников и клиентов. Однако, поскольку у него гораздо меньше шансов, чем у крупной корпорации или союза, обладать монопольной властью, любые такие побочные эффекты будут, как правило, незначительными.

Определение свободы — Театр подписи

«Свобода — это свобода сказать, что два плюс два составляют четыре. Если это разрешено, все остальное последует.»

— Джордж Оруэлл, 1984 г.

Мы читаем о свободе, мечтаем о свободе, прославляем идею свободы, защищаем и надеемся на свободу, но что мы подразумеваем под «свободой»?

«Свобода» для многих значит многое. Свобода может означать возможность голосовать за определенные идеи или за людей, которые лучше всего представляют наши взгляды. Свобода может относиться к концепции свободы слова: способности свободно выражать личное мнение или точку зрения. Другие могут понимать свободу в финансовом контексте, когда люди стремятся освободиться от финансового долга, непогашенного кредита и обременительных ссуд.

Но как выглядит настоящая свобода? Похоже ли это на бюллетень избирателя или выходца из тюрьмы? Видно ли это в возможности купить что-нибудь, что хочет человек, или в чем-либо кому-либо?

Свобода определяется Merriam Webster как качество или состояние свободы, например:

  • отсутствие необходимости, принуждения или ограничения в выборе или действии.
  • освобождение от рабства или от чужой власти.
  • смелость замысла или исполнения.
  • политическое право.

Свобода сложнее, чем возможность делать все, что мы хотим. Если зайти слишком далеко, такой подход приведет к опасной анархии — каждый сам за себя! Безусловно, свобода может означать право делать, думать, верить, говорить, поклоняться, собираться или действовать так, как ему заблагорассудится, но только до тех пор, пока ваш выбор не начнет ущемлять свободы другого человека.

Рассматривайте каждую из наших свобод как относящуюся к одной из двух категорий: «свободы от» и «свободы от.Об этом заявил президент Франклин Делано Рузвельт в своем послании о положении страны, произнесенном 6 января 1941 г .:

«Мы с нетерпением ждем мира, основанного на четырех основных свободах человека.

Первый — это свобода слова и выражения — повсюду в мире.

Второе — это свобода каждого человека поклоняться Богу по-своему — повсюду в мире.

Третья — свобода от нужды — что в переводе на мировой язык означает экономическое понимание, которое обеспечит каждой нации здоровую мирную жизнь для ее жителей — повсюду в мире.

Четвертый — это свобода от страха , что в мировом масштабе означает сокращение вооружений во всем мире до такой степени и настолько основательно, что ни одна нация не будет в состоянии совершить акт физического воздействия. агрессия против любого соседа — в любой точке мира.

Это не видение далекого тысячелетия. Это определенная основа для своего рода мира, достижимого в наше время и в наше время ».

Президент Франклин Делано Рузвельт укрепляет положение Союза в 1941 году

В той же речи Рузвельт сказал:

«Нет ничего загадочного в основах здоровой и сильной демократии.Основные вещи, которые наши люди ожидают от своих политических и экономических систем, просты. Это:

  • Равные возможности для молодежи и других.
  • Работа для тех, кто умеет работать.
  • Безопасность для тех, кому это нужно.
  • Окончание особых привилегий для избранных.
  • Сохранение гражданских свобод для всех.
  • Использование плодов научного прогресса в более широком и постоянно повышающемся уровне жизни.

Это простые, элементарные вещи, которые нельзя упускать из виду в суматохе и невероятной сложности нашего современного мира. Сила наших экономических и политических систем зависит от того, в какой степени они оправдывают эти ожидания ».

Другими словами, если нация теряет свои свободы, свободы и возможности, нации больше не будет.

Обеспечение «свободы от страха» и «свободы от нужды» почти всегда включает коллективные организованные действия.Такой вид деятельности часто наиболее эффективно и действенно (хотя, надо признать, не идеально) осуществляет какой-либо руководящий орган. Если мы хотим жить в обществе, где свободы защищены и где гарантирована возможность пользоваться свободой, мы должны полагаться на ту или иную форму управления.

Цель раздела:
Учащиеся определят, что для них означает «свобода», и выразят признательность и понимание некоторых свобод и прав, предоставленных гражданам Соединенных Штатов.

Вопросы для обсуждения:

  • Что для вас означает «свобода»?
  • Какие свободы наиболее важны для вас? Если бы вам пришлось выбрать наиболее важную и наименее важную свободу, какими бы они были и почему?
  • Считаете ли вы, что определенные свободы, которыми вы должны пользоваться, каким-то образом ограничены? Как?

Ссылки / Дальнейшие исследования:
Речь «Четыре свободы»: https: //www.facinghistory.org / universal-декларация-права человека / четыре-свободы-речи
Определение свободы: https://www.merriam-webster.com/dictionary/freedom


Упражнение: что вы умеете?

Предметы: Английский, Театр, История

Цели:
Студенты смогут:

  • использовать примеры из своих знаний и опыта для поддержки основных идей своей устной презентации.
  • отличить собственные идеи от информации, созданной или обнаруженной другими.
  • способствует сотрудничеству с другими как в классе, так и за его пределами.
  • лучше понимают свои права как гражданин США.

Расходные материалы: Бумага, ручки, карандаши, фломастеры, мелки

Подготовка:

  • Освободите место для класса, чтобы класс мог двигаться, ходить и физически творить.
  • Раздайте каждому карандаш / маркер / ручку и лист бумаги.
  • Предложите студентам написать собственное определение слова «свобода.«Попросите их поделиться своим определением с партнером.
  • После того, как они обсудят свои определения с партнером, предложите студентам перевернуть свои работы. У студентов теперь есть две минуты, чтобы написать или составить список всех прав, свобод и вещей, которые им разрешено делать как гражданам Соединенных Штатов. Две минуты на то, чтобы написать или нарисовать столько, сколько они могут придумать!
  • По завершении двух минут попросите учащихся зачитать перечисленные права и свободы.С каждым правом или свободой, которые они придумали, запишите каждое на отдельном листе бумаги (нет необходимости делать это с повторными ответами). Убедитесь, что каждое право или свобода понимаются учащимися хотя бы на базовом уровне. .
  • После того, как вы сделали промах для каждого права / свободы, разложите их все на столе, на полу или поперек доски. Ваше объяснение студентам может звучать примерно так: «Мы собираемся расположить их от наименее важных правых или свобод до наиболее важных, двигаясь слева направо.В этом почти наверняка возникнут разногласия, и все в порядке. Признайте это и двигайтесь дальше. Вот как это будет работать. Один из вас подойдет и переместит их в то, что, по вашему мнению, является правильным порядком ранжирования. Как только этот человек завершит ранжирование, он сядет. Я прочту их порядок ранжирования. Если кто-то из вас не согласен, вы можете подойти и внести коррективы. Мы продолжим этот процесс, пока все не придем к согласию. Это может занять некоторое время ».
  • Примечание. В качестве альтернативы, если позволяет пространство и размер класса, вы можете попросить их всех работать над этим вместе одновременно.Вот как мы в Signature сделали это, когда выполняли упражнение, и оно сработало очень хорошо (в нашей группе было около 20 человек). Преимущество этого подхода в том, что он позволяет им обсуждать, о чем они думают, в процессе. Более открытое сотрудничество.

Обсуждение:
Что требуется для свободы или права на существование? Какое общество продвигает свободы? Какое общество может привести к ограничению прав и свобод?


Упражнение: так выглядит свобода

Предметы: Английский, Театр, История

Цели:
Учащиеся смогут:

  • продемонстрировать невербальные приемы, включая, помимо прочего, зрительный контакт, мимику, жесты и стойку.
  • : поддерживайте зрительный контакт с аудиторией, регулируйте громкость, тон и скорость, учитывайте позы и жесты, используйте естественный тон.
  • оценить влияние презентаций, в том числе эффективность вербальных и невербальных приемов, с помощью рубрики или контрольного списка.

Расходные материалы: Бумага, карандаш / ручка / маркер или белая / меловая доска, маркер / мел для белой доски

Настройка:

  • Это эффективное продолжение темы «Что вы можете сделать?» Если вы еще не выполняли это упражнение, начните с того, что попросите учащихся вместе в классе составить список всех прав, свобод и вещей, которые им разрешено делать как гражданам Соединенных Штатов.
  • Студенты делятся на группы от четырех до пяти человек в каждой. Каждой группе назначается одна из различных свобод, которые вошли в список (сделанный в этом упражнении или в предыдущем), который был создан как коллектив. Каждой группе дается не менее 10 минут на создание двух замороженных изображений (таблиц) со своими телами. Одна картина должна показывать общество, практикующее назначенную свободу, а вторая — общество, которое лишено назначенной свободы.
  • Советы для успеха: В каждом изображении должен быть каждый.Если они не люди, они могут быть предметом, животным и т. Д. Учащиеся должны использовать уровни и интервалы, чтобы показать отношения и силу.
  • Когда группы будут готовы к презентации, вызовите половину групп, распределите по комнате, чтобы ни одна группа не находилась слишком близко к другой группе. Объясните, что все они сначала представят свою картину общества без предоставленной свободы. Вы будете считать от пяти до одного, при этом представленные группы замерзнут, как только вы нажмете одну. Затем остальные ученики пройдут по музею в своем собственном темпе, рассматривая каждую картину, как если бы они были статуями в музее.Им следует искать, какой свободы кажется каждой группе. Осмотрев весь музей, студенты должны вернуться на свои места. После того, как все осмотрели музей и вернулись на свои места, пригласите представляющие группы отдохнуть.
  • Быстро обсудите, каких свобод им, казалось, не хватало, в каждой групповой презентации. Не позволяйте представителям групп рассказывать о закрепленных за ними свободах.
  • Представляющие группы теперь возвращаются на свои места и представляют свой альтернативный образ, образ обществ, практикующих предоставленные права.Повторите прогулку по музею и завершите дискуссией о том, что представляли собой каждое из представленных прав (теперь группы могут рассказать, чем они были и каковы были их намерения).
  • Повторите процесс с другой половиной класса.

Обсуждение:

  • Как вам кажется свобода? Какие образы, которые вы наблюдали, особенно убедительно представляли свободу?
  • Приходили ли вы в своей жизни или испытывали какие-либо примеры, которые представляют свободу или ее отсутствие? Где? Каков был контекст того момента свободы или ее отсутствия?

Виктор Франкл о свободе всех людей находить смысл своей жизни

По словам Виктора Франкла, хотя люди не всегда свободны выбирать условия, в которых они находятся, они всегда свободны выбирать свое отношение к ним условий и, таким образом, всегда свободны найти смысл своей жизни.Этот основной постулат теории Франкла также часто одобрительно повторяется во вторичной литературе. Я утверждаю, что это утверждение неверно; не все люди могут найти смысл в своей жизни. Контрпримеры включают людей, страдающих тяжелой депрессией, или людей, которые из-за недостатка интеллекта, способности сосредотачиваться или решимости не могут получить пользу от психологического консультирования (включая логотерапевтическое консультирование). Я также критикую часто повторяемый аргумент Франкла о том, что успех некоторых людей в поиске смысла своей жизни в концентрационных лагерях показывает, что все люди свободны найти смысл своей жизни.Обсуждение Франкл ноэтического измерения и его связи с другими измерениями человеческой личности также недостаточно для защиты его утверждения о свободе всех людей обретать смысл своей жизни. Теория Франкла о noos предполагает, что жизни всех людей имеют смысл. Но поскольку не все жизни людей имеют смысл, утверждения Франкла о noos кажутся неверными: либо у некоторых людей нет (или нет) ноэтического измерения, либо ноэтическое измерение не всегда наделяет жизнь смыслом.Кроме того, утверждение о том, что благодаря мыслительному измерению всех людей, жизнь всех людей уже имеет смысл, находится в противоречии с утверждением, что все люди могут вырвать смысл из жизни. Я полагаю, что понимание Франкла только как утверждающего, что у всех людей есть потенциал для осмысленной жизни, также бесполезно. Наконец, я обсуждаю последствия моей критики для теории Франкла в целом. Я утверждаю, что многое в этой очень полезной теории можно сохранить, но выявить те аспекты теории, которые необходимо изменить.

Я благодарен Диде Кимор, Саулу Смилански и Бате Янигер за полезные комментарии к более раннему черновику этой статьи.

Список литературы

Бакалавр, А., Лавердьер, О., Гамаш, Д., и Бордело, В. (2007). Сотрудничество клиента в терапии: самовосприятие и отношения с психологическим функционированием клиента, межличностные отношения и мотивация. Психотерапия: теория, исследования, практика, обучение 44, 175-192. Искать в Google Scholar

Black, S., Харди, Г., Терпин, Г., и Парри, Г. (2005). Стили привязанности и терапевтическая ориентация терапевтов, о которых сообщают сами пациенты, и их отношения с сообщаемыми общими качествами альянса и проблемами в терапии. Психология и психотерапия: теория, исследования и практика 78, 363-377. Искать в Google Scholar

Brat, P.J. (2013). Логотерапия в уходе за неизлечимо больными. В M.A. Kimble (Ed.), Вклад Виктора Франкла в духовность и старение (стр. 103-121).Нью-Йорк: Рутледж. Искать в Google Scholar

Fabry, J. B. (1968). Погоня за смыслом: логотерапия применительно к жизни Бостон: Маяк. Искать в Google Scholar

Frankl, V.E. (1985). Человек в поисках смысла Нью-Йорк: Washington Square Press. Искать в Google Scholar

Frankl, V.E. (1988). Воля к значению Нью-Йорк: Меридиан. Искать в Google Scholar

Frankl, V.E. (2004). О теории и терапии психических расстройств. Нью-Йорк: Бруннер-Рутледж.Искать в Google Scholar

Guttmann, D. (2008). Обретение смысла жизни в зрелом возрасте и за его пределами. Лондон: Praeger. Искать в Google Scholar

Lukas, E. (1984). Осмысленная жизнь: логотерапевтическое руководство по здоровью Нью-Йорк: Роща. Искать в Google Scholar

Pattakos, A. (2008). Узники наших мыслей Сан-Франциско: Берретт-Келер. Искать в Google Scholar

Shantall, T. (2002). Смысл жизни перед лицом страданий Иерусалим: Магнес.Искать в Google Scholar

Опубликовано в Интернете: 2019-10-08

Опубликовано в печати: 2019-10-25

© 2019 Институт исследований в области социальных коммуникаций Словацкой академии наук

Что означает свобода тебе? «Спецпроекты

Члены сообщества округа Кларк описывают, как американский идеал был оспорен, изменен, подтвержден

В этот самый необычный год День Независимости тоже другой.

Праздник, завернутый в красно-бело-синюю овсянку, посвящен подписанию Декларации независимости. Но 2020 год, как никакой другой последний год, испытал концепции свободы и ответственности. Эти темы проходят через истории как пандемии коронавируса, так и борьбы с системным расизмом.

Мы связались с группой членов сообщества и спросили их, что для них означает свобода и как их восприятие было оспорено, изменено или подтверждено.

Что для вас свобода в этот уникальный момент истории?

— Крейг Браун, колумбийский редактор

Увеличить

Дрю Холли из Риджфилда — содиректор и продюсер документального фильма «Солдаты Буффало на северо-западе Тихого океана.”

Алиша Ючевич / Колумбийские файлы

Дрю Холли

Со-режиссер и продюсер документального фильма
«Солдаты Буффало Северо-Запада Тихого океана»

Свобода для меня — это возможность пойти утром на пробежку, или взять своих дочерей на прогулку, или поехать в магазин, не беспокоясь о том, что меня преследует какой-нибудь полицейский или расист, который меня не знает или не может идентифицировать со мной, потому что мы разные.

Свобода — это право отличаться от других.

Как черный человек, живущий в сельской части округа Кларк, я каждый день проезжаю мимо флага конфедерации, и мне напоминают о том, что я недооцениваю свою свободу.

Свобода — это страх жить в тени чьей-то ненависти? Преследуется ли чувство свободы теми, кто цепляется за прошлое, которое держало в рабстве людей, похожих на меня? Свобода — это ощущение, что полиция нацелена на мой цвет кожи? Свобода — это президент, который говорит, что сторонники превосходства белой расы тоже хорошие люди? Америка была основана на лжи о том, что все люди созданы равными.

Больше, чем какая-либо другая раса, именно черные люди изо всех сил пытались превратить эту ложь в правду, хотя наша страна сейчас довольно далека от этого. За нее труднее всего борются люди, у которых нет свободы.

Тем не менее, я надеюсь, что если мы узнаем наших соседей, которые отличаются от нас, мы сначала увидим их как людей.

Хотя моя культура и одежда могут отличаться от вашей, я отец, муж и человек.

Но вы должны знать, что у меня День Независимости 19 июня.

Увеличить

Джейми Спинелли — социальный работник в Community Services Northwest.

Алиша Ючевич / Колумбийские файлы

Джейми Спинелли

Защитник бездомных и поддержка со стороны сверстников в CVAB (Community Voices Are Born)

В детстве я узнал, что Америка — самое свободное место на Земле.Кто угодно мог быть тем, кем хотел, а возможности были безграничны, если бы я приложил усилия. Я узнал, что наша свобода слова, религии и так далее распространяется на всех.

В юности я до слез читал стихотворение Эммы Лазарус «Новый Колосс» во время посещения Статуи Свободы: «Отдай мне твою усталую, твою бедную / Твои сбившиеся в кучу массы, жаждущие вздохнуть свободно / Жалкие отбросы твоего. бурлящий берег. / Пошлите этих, бомжей, бушующих ко мне… ».

Я гордился Америкой.Мне повезло жить в месте, которое ценит и воплощает в себе такие качества, как сострадание, сочувствие и принятие, и заботится о его людях, одновременно приветствуя больше.

Чтобы снова стать молодым, верно? Сегодня я не вижу, чтобы мы заботились о наших усталых, бедных и бездомных. Фактически, я наблюдаю, как незащищенных людей пасут, как скот, из одного квартала в другой по просьбе тех, у кого есть деньги, собственность, власть или влияние. Кажется, что свободой пользуются только те, кто может за нее заплатить. Если кто-то должен попросить разрешения делать то, что необходимо для выживания — есть, спать, пользоваться туалетом, — они не бесплатны.Сосредоточение внимания на наших личных свободах, автономии и качестве жизни сделало нас злыми, заслуженными, напуганными, жадными, подавленными и зависимыми. Мы сами причинили себе страдания из-за того, что больше не заботимся друг о друге. Мы не обретем истинной свободы, пока свобода других не перестанет угрожать нашей собственной.

Увеличить

Ларри Дж.Смит — бывший член городского совета Ванкувера.

Колумбийские файлы

Ларри Дж. Смит

Полковник армии США в отставке, бывший член городского совета Ванкувера
и первый гражданин округа Кларк 2017

Когда я был маленьким мальчиком, я узнал значение нашего Четвертого июля и Декларации независимости от моего отца, кадрового морского офицера, и через участие в Cub Scouts.

Свобода для меня, как и для многих других людей в нашей стране, — это демократия, права, свобода, возможности и равенство. Более того, речь идет о возможности процветания и успеха, а также о повышении мобильности семьи и детей, достигнутых благодаря упорному труду и целеустремленности. Мой отец, продукт Великой депрессии и Второй мировой войны, подчеркивал важность того, чтобы вам ничего не уделялось; вам нужно много работать, чтобы добиться успеха. Таким образом, наша страна входит в число самых свободных наций на земле; наши граждане пользуются огромной свободой благодаря тому, как наше правительство было создано основателями.Демократия — это такое правительство, при котором люди могут выбирать наших лидеров. Я последовал за своим отцом и сделал карьеру в армии США.

Декларация независимости гласит, что мы «наделены нашим Создателем определенными неотъемлемыми правами, включая право на жизнь, свободу и стремление к счастью». Афроамериканцы и женщины тогда не считались равными. Наша Конституция и поправки касаются равенства и справедливости, но многое еще предстоит сделать — особенно в нашей правовой системе — для того, чтобы привести всю Америку, особенно афроамериканцев, к равным условиям игры.Я надеюсь.

Увеличить

Сьюзан Расмуссен дает показания перед выборными должностными лицами округа в 2016 году.

Колумбийские файлы

Сьюзан Расмуссен

Житель Ла-Сентер и президент округа Кларк Ситизенс Юнайтед

Поскольку я вырос в семье военного, я знаю, на какие жертвы идут бесчисленные мужчины, женщины и их семьи.Спасибо всем, кто служит и защищал наши свободы в этой сложной стране, которую мы называем своим домом. Дай бог и защити всех наших активных военных и ветеранов!

Идеальная свобода — это способность выбирать и нести ответственность за то, как человек чувствует, действует, реагирует и живет своей жизнью. Как американцы, мы подтверждаем наши свободы, когда приветствуем флаг, поем гимн, голосуем и присоединяемся к другим в праздновании рождения Америки 4 июля 1776 года. Декларация независимости определяет нас как свободных американцев с неотъемлемыми правами на жизнь, свободу и стремление к счастью, причем эти права обеспечиваются правительством, которое получает свои полномочия с согласия управляемых.

Конституция воплощает наш дух идеальной свободы. Первая поправка дает нам возможность выражать то, во что мы верим, на равных основаниях. Объединение граждан округа Кларк регулярно осуществляет это право с каждым свидетельством, представленным в открытом доступе. Советники графства недавно собрали переполненный зал для слушаний, полный мирных наездников, выражающих свою озабоченность по поводу посягательств на их идеальные свободы.

американцев показали, что мы готовы на многое, чтобы защитить свои свободы и выразить свои убеждения.Наша Америка находится в стадии разработки и всегда движется к более идеальному и совершенному союзу.

Увеличить

Эванс Кааме, специалист по политологии, является президентом старшего класса колледжа Кларка 2020 года.

Алиша Джучевич / The Columbian

Эванс Кааме

2020 Выпускник колледжа Кларка

Американский идеал свободы должен зависеть от возможностей, которые были созданы для выравнивания игрового поля, чтобы каждый человек мог полностью раскрыть свой потенциал.

С тех пор, как я приехал в Соединенные Штаты из Кении в августе 2018 года, я вырос интеллектуально и социально, эффективно используя возможности, которые у меня были.Если говорить об интеллектуальном росте, то система образования в Соединенных Штатах соответствует мировому уровню. Меня поразила программа Вашингтона Running Start, которая позволяет старшеклассникам проходить курсы колледжа для получения степени младшего специалиста. Такой возможности нет в Кении, где я получил среднее образование.

Хотя я перехожу в Университет штата Вашингтон, колледж Кларка — мой дом; Я завязал прочные дружеские отношения, которыми буду всегда дорожить. Во время учебы в колледже Кларка я имел честь служить студентам в качестве президента студенческого самоуправления.В этом качестве я имел честь встретиться с уважаемыми людьми, которые занимаются политикой и экономическим развитием.

Основываясь на своем опыте, я бы сказал, что это то, на что похож американский идеал свободы: вам предоставляется возможность стать тем, кем вы хотите быть. И на этом не заканчивается, жизнь как лук, каждый кусочек чистишь — свежий и полезный. Используйте каждую деталь и продолжайте расти.

Увеличить

Аннет Неттлс — пастор церкви «Любовь» в Крестном служении в Вашугале.

Предоставлено фото

Крапива Аннет

Старший пастор, «Любовь перед крестным служением» в Вашугале

Я считаю, что идеальная американская свобода — это когда о человечестве судят не по цвету нашей кожи, а по нашему характеру.

Американская свобода — это когда люди имеют право делать выбор без предубеждений.Когда люди имеют равный доступ к жилью, пище, образованию, занятости и здравоохранению — права предоставляются на основе заслуг человека как человека и без осуждения.

Достигает ли Америка этого сейчас? Нет. Однако я считаю, что наша страна начала путь к этому.

Движение Black Lives Matter, которое было возрождено трагической смертью Джорджа Флойда, охватывает нашу страну и мир. «Черная жизнь имеет значение» — это действительно сообщение человечеству о том, что равенство улучшает жизнь всех.Несправедливость по отношению к одному — это несправедливость по отношению ко всем. Единство может способствовать переменам. Любовь побеждает ненависть. И уважение ко всем решает эти вопросы.

Я так горжусь своими братьями и сестрами, которые мирно демонстрируют идею о том, что все жизни имеют значение. Равенство, справедливость, единство, любовь и уважение ко всем должны присутствовать сегодня — и должны существовать для всех будущих поколений.

Когда мы достигнем этого уровня равенства, справедливости, единства, любви и уважения, мы обретем свободу.

Увеличить

Рой Шимелпфениг — житель Вудленда.

Предоставлено фото

Рой Шимельпфениг

Житель Вудленда и частый писатель из Колумбии

Наши отцы-основатели выбрали непревзойденную «структуру правления», основанную на свободе.

Наша свободная воля — это все. Меня еще не отправили в лагерь для интернированных за то, что я исповедую христианство.Мне нравятся мои Первая и Вторая поправки вместе с правительством «Мы, народ».

Однако в последнее время анархистам разрешено править. Политики, как левые, так и правые, просто стоят и смотрят, как эти радикалы разрушают историю, грабят и сжигают бизнес.

У всех нас есть грех. Но для того, чтобы все это работало на человечество, мы также должны обладать прощением и немного любви.

Я всегда буду стоять за флаг своей страны и всегда преклонять колени перед Богом.

Я благодарен всем нашим военным и правоохранительным органам за то, что они встали на путь причинения вреда, чтобы мы могли отпраздновать нашу независимость от тирании.Я молюсь, чтобы это не было последним.

Увеличить

Диана Авалос-Леос была названа первым гражданином округа Кларк в 2020-2021 годах.

Предоставлено фото

Диана Авалос-Леос

Первый гражданин округа Кларк 2020-21

Американский идеал свободы — это возможность свободно говорить без преследований, иметь возможность выражать себя, жить и любить свободно и без страха.Но как женщине с коричневой кожей мне говорят, что я должна поддерживать определенные движения. Мне сказали, что я должен голосовать определенным образом. Но как американец я знаю, что у меня есть свобода говорить, что я хочу, верить в то, что я выбираю, и голосовать за кого и за все, что я считаю лучшим.

Сегодня мы не делаем хорошей работы по борьбе за американский идеал или по его передаче. В некотором смысле кажется, что в наши дни свобода теряется. Может показаться, что свободе в Америке угрожает опасность, но на самом деле свобода движется.Возникновение движений, призывающих к фундаментальным изменениям в судебной, политической и экономической системах, праву на медицинское обслуживание, безопасное доступное жилье, чистый воздух и воду, самовыражение и достоинство, демонстрируют американский идеал свободы.

Увеличить

Игорь Шахман — исполнительный директор Ванкуверского симфонического оркестра.

Колумбийские файлы

Игорь Шахман

Исполнительный директор Ванкуверского симфонического оркестра

Когда я размышляю об идее свободы, меня переполняет благодарность за возможности, которые мне даровались в моей жизни. Я родился в Украине, и мне посчастливилось познакомиться с различными культурами и обычаями, проводя время в разных частях света.

В эти беспрецедентные, сложные времена большой неопределенности, страха и беспокойства я не могу не думать, что прекрасные концепции, составляющие американский идеал свободы — свобода, равенство, возможности и права человека — сейчас более актуальны, чем когда-либо прежде. в мировом масштабе. Разве не было бы удивительно, если бы люди во всем мире могли отложить в сторону свои различия и работать вместе, чтобы сделать мир лучше для всех, независимо от географического положения, политической принадлежности или социально-экономических обстоятельств?

Мне посчастливилось воочию стать свидетелем падения «железного занавеса», разрушения Берлинской стены и окончания холодной войны.Это был невероятный опыт — увидеть, как люди со всего мира объединяются, чтобы общаться и сотрудничать, несмотря на то, что они говорят на разных языках и имеют разное происхождение. Когда границы открылись, была высвобождена чрезвычайно мощная сила творчества и сотрудничества, которая позволила людям объединить усилия в научных, культурных и художественных усилиях.

Я надеюсь, что после нынешних трагических и сложных событий мы все сможем объединить наши усилия и вместе найти путь к лучшему и светлому будущему.

Увеличить

Эрика Эрланд — жительница центра Ванкувера.

Предоставлено фото

Эрика Эрланд

Живет в законном браке со своей женой в центре Ванкувера

Для меня, в самый разгар этого дезориентирующего момента в истории нашей страны, свобода — это чувствовать облегчение и покой от того, что не нужно просить свободы, которой другие свободно пользуются.

В 2012 году мы с моей теперь женой стучали в двери и умоляли незнакомцев заполнить пузырь в бюллетене для голосования, который позволил бы нам вступить в законный брак. Это сработало, и в 2013 году мы стали законной семьей в нашем штате. Два года спустя Верховный суд отменил Закон о защите брака, и в одно мгновение мы вступили в законный брак по всей стране. Все потому, что Эди Виндзор обратилась в суд высшей инстанции страны с просьбой о равном обращении в соответствии с федеральным законом — с просьбой о свободе.

Однако сегодня гораздо больше людей в моем мире искренне и серьезно задают вопрос: о чем другие в Америке должны СПРОСИТЬ, что я всегда получал? Это безопасность — дышать? Возможность — учиться или работать? Или благодать, чтобы получить преимущество сомнения? Что я считаю само собой разумеющимся, о чем все еще просят?

И я надеюсь, потому что всем нам, свободным процветать в Америке, придется осознать, что такое эта свобода.Слушать, когда черные, коричневые и ЛГБТ-американцы умоляют жить достойно. Для доступа к медицинскому обслуживанию. Для безопасных условий труда.

А затем вместе бороться за то, чтобы все чувствовали эти основные свободы. Без вопросов.

Проект Авалон — Декларация прав человека

Декларация прав человека — 1789 г.

Утверждено Национальным собранием Франции 26 августа 1789 г.

Представители французского народа, организованные как Национальное собрание, полагая, что незнание, пренебрежение или пренебрежение правами человека являются единственной причиной общественных бедствий и коррупции правительств, решили изложить торжественное провозглашение естественных, неотъемлемых и священных прав человека, чтобы это заявление, постоянно находясь перед всеми членами Социального тела, постоянно напоминало им об их правах и обязанностях; для того, чтобы акты законодательной власть, равно как и власть исполнительной власти, могут быть в любой момент сопоставлены с целями и задачами всех политических институтов и, таким образом, могут быть более уважаемы, и, наконец, для того, чтобы недовольство граждан, основанное в дальнейшем на простых и неоспоримые принципы, будут способствовать поддержанию конституции и будут способствовать всеобщему счастью.Поэтому Национальное собрание признает и провозглашает в присутствии и под эгидой Верховного Существа следующие права человека и гражданина:

Статей:

1. Мужчины рождаются и остаются свободными и равноправными. Социальные различия могут быть основаны только на общем благе.

2. Целью всех политических объединений является сохранение естественных и неотъемлемых прав человека. Эти права — свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению.

3. Принцип суверенитета в основном принадлежит нации. Никакая организация или физическое лицо не может осуществлять какую-либо власть, которая не исходит напрямую от нации.

4. Свобода состоит в свободе делать все, что никому не причиняет вреда; следовательно, осуществление естественных прав каждого человека не имеет ограничений, кроме тех, которые гарантируют другим членам общества пользование такими же правами. Эти ограничения могут быть определены только законом.

5. Закон может запрещать только те действия, которые причиняют вред обществу. Ничего не может быть предотвращено, что не запрещено законом, и никого нельзя принуждать к тому, что не предусмотрено законом.

6. Закон — это выражение общей воли. Каждый гражданин имеет право участвовать лично или через своего представителя в его создании. Он должен быть одинаковым для всех, независимо от того, защищает он или наказывает. Все граждане, равные перед законом, имеют равное право на все достоинства и на все государственные должности и занятия в соответствии со своими способностями и без различия, за исключением их добродетелей и талантов.

7. Никто не может быть обвинен, арестован или заключен в тюрьму, кроме случаев и в соответствии с формами, установленными законом. Любой, кто вымогает, передает, выполняет или побуждает к выполнению произвольного приказа, подлежит наказанию. Но любой гражданин, вызванный или арестованный на основании закона, должен без промедления подчиниться, поскольку сопротивление является правонарушением.

8. Закон должен предусматривать такие наказания только в том случае, если они строго и очевидно необходимы, и никто не может понести наказание, кроме как на основании закона, принятого и обнародованного до совершения преступления.

9. Поскольку все лица считаются невиновными до тех пор, пока они не будут признаны виновными, если арест будет признан необходимым, всякая жестокость, не имеющая существенного значения для обеспечения безопасности заключенного, должна быть строго пресечена законом.

10. Никто не может быть обеспокоен своими взглядами, в том числе его религиозными взглядами, если их проявление не нарушает общественный порядок, установленный законом.

11. Свобода обмена идеями и мнениями — одно из самых ценных прав человека.Соответственно, каждый гражданин может свободно говорить, писать и печатать, но несет ответственность за такие нарушения этой свободы, как это определено законом.

12. Обеспечение прав человека и гражданина требует государственных вооруженных сил. Следовательно, эти силы созданы для всеобщего блага, а не для личной выгоды тех, кому они будут доверены.

13. Общий взнос необходим для содержания государственных сил и покрытия административных расходов.Это должно быть справедливо распределено между всеми гражданами пропорционально их средствам.

14. Все граждане имеют право решать, лично или через своих представителей, о необходимости общественного взноса; предоставить это бесплатно; знать, для чего он используется; и установить пропорцию, способ исчисления и взимания и продолжительность налогов.

15. Общество имеет право потребовать от каждого публичного агента отчет о его администрации.

16. Общество, в котором не гарантируется соблюдение закона и не определено разделение властей, вообще не имеет конституции.

17. Поскольку собственность является неприкосновенным и священным правом, никто не может быть лишен ее, за исключением случаев, когда общественная необходимость, установленная законом, явно требует этого, и то только при условии, что собственник ранее получил справедливую компенсацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.