Душа это психология: Психология и душа, что такое душа, понятие души в психологии, наука о душе – душа — это… Что такое душа?

Автор: | 09.04.2018

Психология и душа, что такое душа, понятие души в психологии, наука о душе

Подробности
Опубликовано 05.01.2013 04:05
Автор: Wilvarin
Просмотров: 7766

Понятие души в психологии. Что представляет собой психология, как наука.

Думаю, стоит начать с определений, дабы не запутаться впоследствии.

Итак, что же из себя представляет психология как наука?

Само слово «психология» состоит из двух греческих терминов: «psyche» — душа, (происходящего от имени греческой богини Психеи), и «logos» — слово, понятие, учение, наука.

Часто говорят, что психология, это наука о душе, из которой исключено исследование души.

Совершенно замечательные объяснения  и происхождение понятий, и предыстории, дает «Популярная психологическая энциклопедия»:

ДУШАпредмет, казалось бы, настолько туманный и неопределенный, что вряд ли он

может выступать научной категорией. Однако для психологии это понятие имеет принципиальную важность — хотя бы потому, что само название этой науки буквально можно перевести как «наука о душе». В нашей стране именно такое понимание психологии бытует с конца XVIII в. Так, например, еще в 1791 г. в Санкт-Петербурге была выпущена книга с примечательным названием «Начальные философические статьи, касающиеся до существа и свойств души человеческой, сочиненные во вкусе древних писателей и расположенные по образу, математическим наукам свойственному, иначе, составляющие науку, психологией называемую». Впрочем, такое представление существовало чуть более века. В 1916 г. С.Л.Франк констатировал: «Мы не стоим перед фактом смены одних учений о душе другими (по содержанию и характеру), а перед фактом совершенного устранения науки о душе… Прекрасное обозначение «психология» — учение о душе — было просто незаконно похищено и использовано как титул для совсем иной научной области».

Долгие годы в нашей стране само понятие души считалось идеалистической абстракцией, несовместимой с естественно-научным, материалистическим видением мира. Создалась парадоксальная ситуация — психология оказалась наукой о том, чего якобы и нет. Так о чем же, собственно, эта наука? Можно ли с научной точки зрения ответить на вопрос: «Существует ли душа?» Точнее — какой смысл допустимо вкладывать в это понятие в рамках научного мировоззрения? От богословской трактовки в данном случае следует дистанцироваться, не отвергая ее и не солидаризируясь с ней, ибо религиозная вера для своего обоснования в научном знании не нуждается, существует независимо от него, и науке, в свою очередь, опора на религиозные догматы не требуется. Однако и полностью проигнорировать так называемые идеалистические представления невозможно, иначе пришлось бы отказаться от рассмотрения самого термина. Необходимо хотя бы вкратце рассмотреть

эволюцию этого понятия в истории научной мысли. Причем именно вкратце, поскольку более или менее детальное освещение этого вопроса потребовало бы десятка томов. Так, родоначальник экспериментальной психологии В.Вунд за 16 лет до открытия первой в мире психологической лаборатории, в 1863 г., посвятил этому вопросу целый курс лекций.

Прежде всего следует отметить, что само греческое слово «психе» изначально является именем собственным. Так звали героиню древнегреческого мифа, известную в отечественной литературной традиции как Психея. Согласно преданию, земная девушка Психея полюбилась Эроту (в латинской традиции — Амуру), сыну богини Афродиты (Венеры). Мать, недовольная перспективой столь неравного союза, постаралась ему всячески воспрепятствовать и заставила Психею преодолеть множество нелегких испытаний, которые та, однако ж, с честью выдержала. Эрот, со своей стороны, уговорил олимпийских богов способствовать его союзу с любимой. В результате Психея обрела бессмертие, и влюбленные навеки соединились.

Для древних греков Психея символизировала бессмертную сущность человека, поднимающую его над бренностью бытия. Ее именем стали называть душу, представления о которой у греков сильно отличались от тех, что были впоследствии развиты в рамках христианской доктрины. Да и слово «психология» придумали вовсе не древние греки. Его ввел в научный обиход немецкий философ Христиан Вольф на рубеже XVII — XVIII вв. Ныне это название уже не отражает прежних представлений о душе и вообще является скорее традиционным, символическим (подобно тому как геометрия давно вышла за рамки землемерия, однако называется как встарь).

Можно предположить, что ранние представления о душе возникли в глубокой древности и были связаны с анимистическими представлениями первобытного человека. При возникновении древних представлений о душе как дыхании из объективной реальности заимствовалось наблюдение над дыханием живого существа, которое у мертвого исчезало (якобы потому, что умирающий «испускал душу» с последним вздохом). Наблюдения над прекращением жизни вследствие обильного кровотечения привели к тому, что кровь также стали считать носительницей души. Переживания сновидений привели к представлению о независимом существовании души от тела.

Дальнейшее развитие представлений о душе развивалось в русле философского знания и выражалось в столкновении идеалистического и материалистического учений о психике. Уже у Фалеса душа есть нечто особое, отличное от тела, (он и магниту приписытал душу), у Анаксагора она — воздух, у пифагорейцев она бессмертна и переселяется, а тело является для нее чем-то случайным (пифагореец Филолай впервые назвал тело тюрьмой души). Так постепенно наметилось движение античной мысли в направлении идеалистического понимания души. Ему долгое время противостояло наивно-материалистическое учение, главным представителем которого может быть назван Демокрит. Он считал, что душа — это материальное вещество, которое состоит из атомов огня, шарообразных, легких и очень подвижных. Все явления душевной жизни Демокрит пытался объяснить физическими и даже механическими причинами. По его мнению, душа получает ощущения от внешнего мира благодаря тому, что ее атомы приводятся в движение атомами воздуха или атомами, непосредственно «истекающими» от предметов.

В противоположность этому учению, основоположник объективного идеализма Платон рассматривал индивидуальную человеческую душу как образ и истечение универсальной мировой души. Душа существует прежде, чем она вступает в соединение с каким бы то ни было телом. В своем первобытном состоянии она пребывает в царстве вечных и неизменных идей, где истина и бытие совпадают, и занимается созерцанием сущего. По своей природе душа бесконечно выше бренного тела и потому может властвовать над ним. Телесное, материальное пассивно само по себе и получает свою действительность только от духовного начала.

В представлениях Платона, существуют три начала человеческой души. Первое и низшее роднит его с животными и даже растениями. Это вожделеющее неразумное начало. Обладая им, всякое живое существо стремится удовлетворять свои телесные нужды; эта часть души испытывает удовольствие, достигая этой цели, и страдание — в противном случае. Она составляет большую часть души любого человека. Другое — разумное — начало противодействует стремлениям вожделеющего начала. Третье начало — «яростный дух». Этой частью души человек «вскипает, раздражается, становится союзником того, что ему представляется справедливым, и ради этого он готов переносить голод, стужу и все подобные им муки, лишь бы победить; он не откажется от своих благородных стремлений — либо добиться своего, либо умереть; разве что его смирят доводы собственного рассудка, который отзовет его наподобие того, как пастух отзывает свою собаку». (Приходится лишь поражаться, в какой мере эти представления предвосхищают психоаналитическую доктрину личности.) Согласно Платону, все стороны души должны находиться в гармоничном отношении друг к другу при господстве разумного начала.

Весьма сложное представление о душе развил Аристотель. Его трактат «О душе» — первое специально психологическое сочинение, которое в течение многих веков оставалось главным руководством по психологии. Аристотель многими почитается и как основатель психологии

.

Аристотель отрицал представление о душе как о веществе, но в то же время не считал возможным рассматривать душу в отрыве от материи. Для определения природы души он использовал сложную философскую категорию «энтелехия», которая означает осуществление чего-то. «Душа, — писал он, — необходимо есть сущность в смысле формы естественного тела, обладающего в возможности жизнью. Сущность же (как форма) есть энтелехия; стало быть, душа есть энтелехия такого тела». Один привлекаемый Аристотелем образ хорошо помогает понять смысл этого определения. «Если бы глаз был живым существом, — писал Аристотель, — то душой его было бы зрение». Главная функция души, по Аристотелю, — реализация биологического существования организма. Такое представление закрепилось впоследствии за понятием «психика». Что же касается понятия «душа», то оно все более сужалось до отражения преимущественно идеальных, «метафизических» и этических проблем существования человека. В эпоху Средневековья учение Аристотеля о душе было преобразовано Фомой Аквинским в идеалистическое. Но богословская дискуссия о природе души на этом не завершилась. Согласно пониманию некоторых отцов церкви (например, Тертуллиана), душа материальна, другие (например. Блаженный Августин) считают ее нематериальной. Последнее понимание в итоге возобладало в христианстве. Философские же споры продолжались. Например, по мнению И.Канта, апелляция к нематериальному принципу во имя разрешения вопроса о душе представляет собой прибежище ленивого разума. Для Канта душа есть предмет внутреннего чувства в его связи с телом, но ни в коей мере не субстанция; рассуждения о субстанциональности души должны уступить место рассуждениям о ее актуальности. В эмпирической психологии, оформившейся в XX в., понятие о душе было заменено представлениями о душевных явлениях.

В современной научной литературе, как философской, так и психологической, термин «душа» не употребляется или используется очень редко — как синоним слова «психика». Характерно, что понятие «душа» встречается не во всех психологических энциклопедиях и словарях. В обыденной речи слово «душа» обычно соответствует понятиям «психика», «внутренний мир человека», «переживание», «сознание». »

 Предметом же психологии является психика как высшая форма взаимосвязи живых существ с предметным миром, выраженная в их способности реализовывать свои побуждения и действовать на основе информации о нем.

Каждая наука имеет свой комплекс, набор категорий, свой категориальный аппарат имеет и психологическая наука. Он включает в себя следующие четыре блока основных понятий:

  • психические процессы — это понятие означает, что современная психология рассматривает психические явления не как что-то изначально данное в готовом виде, а как нечто формирующееся, развивающееся, как динамичный процесс, порождающий определенные результаты в виде образов, чувств, мыслей и т.п.;
  • психические состояния — бодрости или подавленности, работоспособности или усталости, спокойствия или раздражительности и т.п.;
  • психические свойства личности —  общая направленность на те или иные жизненные цели, темперамент, характер, способности, присущие человеку на протяжении длительного периода его жизни, например трудолюбие, общительность и т.п.;
  • психические новообразования — приобретенные в течение жизни знания, умения и навыки, которые являются результатом активности индивида.

Предметом психологии является человек как субъект деятельности, системные качества его саморегуляции; закономерности становления и функционирования психики человека: его способности отражать мир, познавать его и регулировать свое взаимодействие с ним.

Психология изучает возникновение и развитие психики; нейрофизиологические основы психической деятельности; сознание человека как высшую форму психики; закономерности перехода внешнего во внутреннее; обусловленность функционирования психики социально-историческими факторами; закономерности формирования психических образов мира и воплощения этих образов во внешней, практической деятельности человека; единство биологических и социальных факторов в психической саморегуляции человека; структуру психики; отражательно-регуляционную сущность познавательных, волевых и эмоциональных процессов, индивидуально-психологические особенности личности; психологические особенности поведения человека в социальной среде; психологию конкретных видов человеческой деятельности; и др.

В настоящее время психология представляет собой весьма разветвленную систему наук. В ней выделяется множество отраслей, представляющих собой относительно самостоятельно развивающиеся направления научных исследований. Их в свою очередь можно разделить на фундаментальные и прикладные, общие и специальные. Назовем лишь некоторые из отраслей психологии: общая, социальная, педагогическая, медицинская, возрастная, юридическая, генетическая, военная, инженерная, дифференциальная, психофизиология, психодиагностика, патопсихология, психотерапия, психология управления, психология труда и т. д.

 Психология изучает психические процессы, психические состояния и психические свойства личности.

В свою очередь, психика является функцией высокоорганизованной материи — мозга, заключающейся в активном отражении объективного мира. Психика есть отражение или результат такого отражения — отражение нашим мозгом внешнего мира всегда является субъективным образом объективного мира.

В начале XIX в. стали вырабатываться новые подходы к психике, основанные на физиологии, которая превратила организм в объект применения строгих естественно-научных методов, прежде всего — эксперимента. Умозрительные воззрения прежней парадигмы «философской психологии» физиология переводила на язык опыта и исследовала зависимость психических функций от строения органов чувств и мозга.

Научный подход направлен на производство и применение на практике объективных, максимально достоверных знаний о природе, обществе, человеке и его психике. В поиске таких знаний наука использует:

  • эмпирический метод;
  • теоретический метод;
  • особую систему организации познания.

Эмпирически приобретенное знание — это совокупность научных фактов.

Под научным фактом (от mi. factum — сделанное) понимается явление материального или духовного мира, ставшее достоянием нашего знания, это фиксация какого-либо явления, свойства, отношения. Наука, считал Альберт Эйнштейн, начинается с фактов и оканчивается ими же, вне зависимости оттого, какие теоретические структуры строятся между началом и концом.

Создателем первого варианта психологии как самостоятельной науки в виде физиологической психологии стал немецкий ученый Вильгельм Вундт (1832-1920), немецкий ученый, который пришел в психологию из физиологии. Назвав новую дисциплину физиологической психологией, Вундт занялся изучением проблем, заимствованных у физиологов — исследованием ощущений, времени реакций, ассоциаций.

Организовав в 1879 г. в Лейпциге первую психологическую лабораторию, Вундт решил изучать содержание и структуру сознания на научной основе — путем выделения во внутреннем опыте человека его простейших структур. Сознание представлялось как система психических элементов (ощущения, образы), которые и стали предметом изучения.

Вместе с тем Вундт считал, что психология должна исследовать не только простейшие психические процессы, но и общие результаты психической деятельности, которые проявляются в психике различных народов. Крупнейшее произведение Вундта — 10-томный труд «Психология народов».

В самом начале XX в. тенденция к изменению объекта психологии, которая была начата функционализмом, значительно усилилась и приобрела в творчестве американского психолога Джона Уотсона (1878- 1958) характер научной революции в психологии.

В его творчестве обосновывалась мысль, что главным объектом психологических исследований должно быть не сознание человека, а его поведение.

Так же важно уяснить, что психология всегда обусловлена антропологией, учением о человеке в его целостности. Исследования, гипотезы, выводы психологии, какими бы отвлеченными и частными они ни казались, подразумевают определенное понимание сущности человека, ориентируются на тот или иной его образ.

И, естественно, никак нельзя пройти мимо достижений многих ученых, которые внесли весомый вклад в развитие психологии, как науки, а именно:

И.П. Павлова, который доказал, что высшая нервная деятельность у животных и людей практически не отличается. Что дает право рассматривать результаты опытов с животными (в основном, близкими человеку), как достоверные. Потому как на людях многие испытания не проведешь из соображений гуманизма.

Ухтомского А.А., который известен как создатель учения о доминанте. Его слова: «Я употребляю этот термин в смысле Авенариуса: «В конкуренции зависимых жизненных рядов один из них приходится рассматривать как доминанту для данного момента, в направлении которой определяется тогда общее поведение индивидуума». Это работа мозга в различных состояниях: любви, горе, неврозах и т.д. и ее результаты.

Сеченова И.М. Опираясь на свои открытия в области физиологии нервной системы (прежде всего открытие «центр. торможения» — тормозного влияния нервных центров на поведение), выдвинул положение о том, что все акты сознательной и бессознательной психической жизни по своей структуре и динамике («способу происхождения») являются рефлексами. Рефлекс трактовался при этом не как механический ответ нервного центра на внешний стимул, а как «согласование движения с чувствованием». В работах С. предвосхищалось понятие об обратной связи как непременном регуляторе поведения, утверждался принцип саморегуляции и системной организации нервно-психической деятельности.

Плетнева Д.Д., который мало что успел в жизни, потому как его осудили на 25 лет за убийство Куйбышева и Горького. Но он тоже внес свой вклад в развитие этой темы, открыл феномен «маскированной депрессии».

Ф. Данбар, которая практически систематизировала все данные.

Ю.М. Репина и В.Г. Старцева, проводивших опыты в Сухумском обезьяннике и доказавших, что подавленные эмоции гнева, раздражения, автоматически ведут к заболеваниям гипертонией, атеросклерозом и ожирением.

П.К. Анохина, лучшего ученика Павлова и Ухтомского, которому принадлежит цитата:»Длительное вмешательство в целостный эмоциональный комплекс и переадресовка всей силы эмоционального выражения на внутренние, внешне не констатируемые процессы создает стойкое патологическое повышение тонуса ряда внутренних органов». Как следствие-гипертония. А так же провел сложнейшие опыты с переменой нервов у собаки. И доказал, что мозг может «перестраиваться».

Конрада Лоренса, одного из основоположников этологии (науки о поведении животных). Он очень подробно разобрал агрессию и ее последствия.

Ганса Селье, автора теории стресса. Он обнаружил, что если подвергать стрессу животное, то в желудке этого существа образуются язвочки, а его иммунная система, ответственная за защиту организма от разнообразных инфекций практически недееспособна.

Был еще некий американский физиолог Уолтер Кеннон. Он описал физиологические аспекты стресса и определил роль адреналина в этих реакциях, что приводит к характерным изменениям — страданиям желудочно-кишечного тракта, иммунной недостаточности и прочим телесным недугам.

Вильгельма Райха, разработавшего теорию «мышечного панциря». Он предавал огромное значение энергетической организации человека, находя в ней причины эмоциональных расстройств.

 

Исходя из всего выше сказанного, мы можем сделать вывод, что предметом изучения  современной психологии является именно психика, и все, что с ней связано. Но никак не понятие «души» в ее религиозном и богословском значении.

Тем более, что в современном мире понятие «душа» стало более разноплановым и несущим множество смыслов, которые зачастую не имеют никакого прямого отношения к метафизике. Следовательно, приписывание психологии функции инструмента для лечения этого невидимого никому «органа» или вмешательства в его сферу — несостоятельны.

 

Обсудить статью можно здесь

 

Список использованных материалов:

Популярная психологическая энциклопедия. — М.: Эксмо. С.С. Степанов. 2005. (с. 216)

Основы психологии. Психология как наука

 

 

душа — это… Что такое душа?

(англ. soul; греч. ψυχη; лат. anima).

1. Д. — в этнологическом отношении. Верование или убеждение, что наша мысль, чувство, воля, жизнь обусловливаются чем-то отличным от нашего тела (хотя и связанным с ним, имеющим в нем свое местопребывание), свойственно, вероятно, всему человечеству, и м. б. констатировано на самых низких ступенях культуры, у самых примитивных народов (см. Анимизм). Происхождение этого верования м. б. сведено, в конце концов, к самочувствию, к признанию своего «Я», своей индивидуальности, более или менее тесно связанной с материальным телом, но не тождественной с ним, а только пользующейся им как жилищем, орудием, органом. Это «Я», это нечто духовное, или, в более примитивном представлении, движущее начало, «сила», находящаяся в нас — и есть то, что первобытный человек соединяет с представлением о «Д.» (Энц. словарь Брокгауза и Эфрона, 1893, Т. 11, С. 277). 2. Д. до середины XIX в. была не только предметом философских и теологических размышлений, но и предметом изучения психологии. С нач. развития экспериментальной психологии Д. оставалась лишь номинальным предметом научной психологии, стремившейся уподобиться естественным наукам. Ее действительным предметом стала психика. Психология пожертвовала Д. ради объективности своей субъективной науки. Психологи не отрицают существования Д., но воздерживаются от ее изучения, стараются избегать щекотливых вопросов о ее природе, передают Д. и дух по ведомству философии, религии и искусства. Утрата Д. для психологии не безобидна. Она расплачивается за нее перманентным кризисом, доминантой которого является неизбывная тоска по целостности психической жизни. В поисках целостности психологи перебирают различные методологические принципы, порой нелепые (вроде принципов детерминизма или системности), ищут и перебирают различные единицы анализа, «клеточки», из которых выводимо все богатство психической жизни. В роли таких единиц выступали и выступают ассоциация, реакция, рефлекс, гештальт, операция, значение, переживание, установка, отношение, акт отражения, акция, действие и т. п. Безрезультатность подобных поисков заставляет психологов возвращаться к Д., размышлять о ее возможных функциях и возможной онтологии. Они вольно или невольно следуют рекомендации М. Фуко: К главкому идешь пятясь… Многое в философских и психологических размышлениях о Д. сохранилось от мифологии (см. пункт 1). Аристотель рассматривал Д. как причину и нач. живого тела, признавал Д. сущностью, своего рода формой естественного тела, потенциально одаренного жизнью. Сущность же есть осуществление (энтелехия), т. о. Д. есть завершение такого тела. Значит, по Аристотелю, Д. есть сила. Важнейшая ее функция состоит в предвидении: «[Душа] есть известное осуществление и осмысление того, что обладает возможностью быть осуществленным» (О душе. — М., 1937. — С. 42). Д. ищет и ориентируется на будущее, которого еще нет, и сама набрасывает контуры будущих событий. Но она же, согласно И. Канту, воспринимает внутренние состояния субъекта, т. е. воспринимает и оценивает настоящее, без чего невозможен поиск и не нужно будущее. Значит, Д. как минимум жилица 2 миров: настоящего и будущего, обладающая к тому же формообразующей силой или энергией. Об этом же говорит Платон, миротворческая фантазия которого породила замечательный образ Д. Он уподобил ее соединенной силе окрыленной пары коней и возничего: добрый конь — волевой порыв, дурной конь — аффект (страсть). Возничий — разум, который берет что-то от доброго и что-то от дурного коня. В большинстве смыслообразов Д. присутствуют с небольшими вариациями все перечисленные атрибуты Д.: познание, чувство и воля. У Августина главными способностями Д. выступают память, разум и воля. Если к.-л. из атрибутов отсутствует, Д. оказывается ущербной. Напр., Л. Н. Толстой писал, что полководцы лишены самых лучших человеческих качеств: любви, поэзии, нежности, философского сомнения. Наличие всех атрибутов Д. (разума, чувства, воли, добавим: и память) не гарантируют ее богатства. Глубокий ум, высокий талант, замечательное профессиональное мастерство м. б. отравлены гордыней, завистью, которые опустошают Д., убивают дух. М. б. платоновской соединенной силе не хватает крыльев?! Подобное объяснение красиво. И хотя его трудно принять в качестве определения, из него следует, что Д. нельзя свести к познанию, чувству и воле. Д. — это таинственный избыток познания, чувства и воли, без которого невозможно полноценное развитие их самих.

Признание реальности Д. неминуемо влечет за собой вопрос о ее онтологии. Аристоксен (ученик Аристотеля) утверждал, что Д. есть не что иное, как напряженность, ритмическая настроенность телесных вибраций. В этом же духе рассуждал Плотин. Отвечая на вопрос, почему красота живого лица ослепительна, а на мертвом лице остается лишь след ее, он писал, что в нем нет еще того, что притягивает взгляд: красоты с грацией. А. Бергсон по этому поводу замечает: «Не зря называют одним словом очарование, которое проявляется в движении, и акт великодушия, свойственный Божественной добродетели, — оба смысла слова «grace» составляли одно».

Близкие мысли высказывали естествоиспытатели. А. Ф. Самойлов, оценивая научные заслуги И. М. Сеченова, говорил: «Наш известный ботаник К. А. Тимирязев, анализируя соотношение и значение различных частей растения, воскликнул: «лист — это есть растение». Мне кажется, что мы с таким же правом могли бы сказать: «мышца — это есть животное». Мышца сделала животное животным… человека человеком». Продолжая этот ход рассуждений, можно спросить, что есть Д.? Телесный организм занят. М. б. это есть грация или, в терминах Н. А. Бернштейна, живое движение? Именно на конечных участках действия Ч. Шеррингтон локализовал ее атрибуты (память и предвидение). К этому следует добавить утверждение Р. Декарта о том, что действие и страсть — одно. А. А. Ухтомский придал подобным размышлениям вполне определенную форму. Поставив перед собой цель познания анатомии человеческого духа (Н. В. Гоголь назвал бы его «душевным анатомиком»), Ухтомский ввел понятие функционального органа индивида. Такой орган есть всякое временное сочетание сил, способное осуществить определенное достижение. Он подобен вихревому движению Декарта. (Еще раз вспомним соединенную силу в метафоре Платона.) Такими органами являются: движение, действие, образ мира, воспоминание, творческий разум, состояния человека, даже личность. В своей совокупности они и составляют духовный организм. По мысли Ухтомского, эти органы, сформировавшись, существуют виртуально и наблюдаемы лишь в исполнении, т. е. в действии, в поступке, в эмпирическом действительном бытии. Здесь нет противоречия; так, остановку можно рассматривать как накопленное движение. Таков, напр., образ, представляющий собой эйдетическую энергию, накопленную по ходу его формирования. Такая энергия при санкции Д. и смелости духа воплощается в действие, в произведение. По сути дела Ухтомский пришел к выводу об энергийной проекции духовного организма (сочетание сил), в котором имеется место Д.

Было бы преждевременно и опрометчиво идентифицировать функциональные органы, которым нет числа, с Д., но нельзя не заметить, что они соприродны Д., поэтому она и может «распоряжаться» ими. Фихте говорил, что человек строит новые органы и функции Д. и сознанием намеченные, др. словами, Д. выполняет формообразующую функцию, о которой говорилось выше. Она и сама есть «форма форм». Бывает, что Д. и сознание намечают к созданию органы себе на погибель: «Душу сражает, как громом, проклятие: / Творческий разум осилил убил» (А. Блок).

Принятие положения об энергийной природе Д. облегчает обсуждение вопросов о ее местоположении и функциях. В частности, становится понятным положение Гегеля: «Д. есть нечто всепроникающее, а не что-то существующее только в отдельном индивиде». Д. может находиться между людьми. Возможно даже единение душ. Д. — это дар моего духа другим (М. М. Бахтин). Именно в этом смысле Д. не может погибнуть, она переходит к другому. Конечно, если этот дар будет принят в себя другим, а если последний обладает благодарной памятью, Д. сохраняет авторство дарителя. Когда-то в рус. языке «духовная память» была эквивалентна «завещанию». Д. — удивительный дар, который от дарения не скудеет, прирастает: чем больше даришь, тем больше остается дарителю. Положение о том, что Д. есть дар духа, не противоречит гегелевскому определению духа: дух есть система движений, в которой он различает себя в моментах и при этом остается свободным. Значит, Д. соприродна не только функциональным органам, но и духу.

Еще одно: «место Д. там, где соприкасаются внешний и внутренний миры, где они проникают друг в друга. Оно в каждой точке проникновения» (Новалис). На языке В. Ф. Гумбольдта и Г. Г. Шпета это место между внешней и внутренней формами, в точках их взаимодействия и взаимопроникновения. Обе формы связаны отношениями взаимного порождения. Внешнее рождается внутри, а внутреннее рождается вовне. Находясь между ними или объемля их, Д., скажем мягко, координирует их взаимодействие. Возможно, Д. ощущает (сознает) неравенство внешней и внутренней форм и тем самым выступает источником идей, чувств, действий, в конце концов, источником и движущей силой развития. Сильная Д. трансформирует отрицат. энергию, порождаемую «избытком недостатка», в энергию положительную, в энергию созидания и достижений.

Элиот сказал: то, что впереди нас, и то, что позади нас, ничто по сравнению с тем, что внутри нас. В каждом человеке имеются археологические, или архетипические, пласты, виртуальные формы поведения, деятельности, знаний, опыта, нераскрытых способностей. Все они труднодоступны не только постороннему наблюдателю, но и их носителю. Бывает, что все это богатство, как вода, сковано льдом. «Д. расковывает недра» (О. Мандельштам) и т. о. позволяет им обнаруживать и реализовывать себя. Бодрствующая Д. всегда находится на грани, на пороге преобразований.

Итак, существует как минимум 3 пространства «между», или 3 границы, где располагается Д.: между людьми, внешней и внутренней формами самого человека, между прошлым и будущим. Она выполняет огромную работу, связывая все перечисленные пары по горизонтали, а возможно, и по вертикали. Идея пограничья Д. заслуживает самого пристального внимания. Бахтин писал, что культура не имеет собственной, замкнутой в себе территории: она вся расположена на границах. Каждый культурный акт существенно живет на границах: отвлеченный от границ, он теряет почву, становится пустым, заносчивым и умирает. Так же обстоит дело с Д. Замкнувшись исключительно на себе или в себе, она деградирует.

Пограничье Д. не противоречит тому, что она может проявлять себя вовне. Шпет писал: «Вообще, не потому ли философам и психологам не удавалось найти «седалище Д.», что его искали внутри, тогда как вся она, Д., вовне, мягким, нежным покровом облекает «нас». Но зато и удары, которые наносятся ей, — морщины и шрамы на внешнем нашем лике. Вся Д. есть внешность. Человек живет, пока у него есть внешность. И личность есть внешность. Проблема бессмертия Д. была бы разрешена, если бы была решена проблема бессмертного овнешнения» (Соч. — М., 1989. — С. 363-365).

Д. м. б. также высокой и низкой, большой и малой, широкой и узкой, даже тесной. Поэты говорят, что Д. имеет свои пределы: пределы Д., пределы тоски. Значит, при всем своем пограничье, Д. имеет и свое пространство, но пространство совершенно особое. Пространство Д., ее чертоги не описываются метрическими и даже топологическими категориями, хотя свою топологию Д. имеет. Топология Д. не единственная, а множественная, топология не сциентистская, а гуманитарная, предполагающая взаимную, определяемую смыслом обратимость пространства и времени.

Пространство и время Д. — это предмет размышлений об увлекательной и бесконечной области хронотопии (см. Хронотоп) сознательной и бессознательной жизни человека. Поиски онтологии Д. должны быть продолжены. Д. не только намечает к созданию новые функциональные органы, но санкционирует, координирует и интегрирует их работу. Одновременно с этим она сама раскрывается все полнее и полнее. Возможно, в этой работе Д. таится искомая учеными и художниками целостность человека, являющаяся камнем преткновения для психологии, давно мечтающей собрать воедино уже детально изученные изолированные психические функции и ищущей законы их взаимодействия. (В. П. Зинченко.)

Большой психологический словарь. — М.: Прайм-ЕВРОЗНАК. Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко. 2003.

Душа | Словарь психолога

ДУША — понятие, отражающее исторически изменявшиеся воззрения на психику человека и животных; в религии, идеалистической философии и психологии душа — нематериальное, независимое от тела животворящее и познающее начало. В эллинской философии существование души не подвергалось сомнению. Вообще во времена античности обозначились различные мнения о душе — ее «материальности» и «идеальности». Специальный трактат, посвященный душе, принадлежит Аристотелю и является первым известным собственно психологическим трудом. В нем были систематизированы известные идеи о душе, выдвинуты и обоснованы несколько важных положений. Здесь душа определяется как сущность живого тела — особый орган, посредством коего тело чувствует и мыслит. В целом душа смертна вместе с телом, но часть ее, соответственная абстрактному, теоретическому мышлению, бессмертна. С позиций материализма, появление понятия души связано с анимистическими представлениями первобытного человека, примитивно-материалистически истолковывавшего сон, обморок, смерть и пр. Сновидения воспринимались как впечатления души, покидающей тело и обретающей независимое существование. Дальнейшее развитие представлений о душе происходило в контексте истории психологии и выражалось в столкновении идеалистических и материалистических учений о психике. Впервые положение о неотделимости души от тела выдвинул Аристотель, согласно коему душа у человека выступает в трех модификациях: растительной, животной и разумной. В новое время Декарт отождествлял душу с сознанием как рефлексией субъекта. В эмпирической психологии понятие о душе было заменено понятием о душевных явлениях. В научной литературе — философской, психологической и прочей — термин «душа» не употребляется или употребляется очень редко — как синоним слова психика. В повседневном словоупотреблении душа по содержанию обычно соответствует понятиям психики, внутреннего мира человека, переживания, сознания. Согласно К. Г. Юнгу, душа — некая нефизическая реальность, исполненная энергии, которая перемещается в связи с внутренними конфликтами. Она исполнена противоположностей: сознательное и бессознательное, мужское и женское, экстравертированное и интровертированное… Проблема состоит в том, что по ряду причин, прежде всего социокультурного плана, человек видит и развивает в себе лишь одну из сторон единой противоречивой пары, а другая остается скрытой и непринятой. Человек должен открыть и принять себя в процессе индивидуации. Скрытые стороны души требуют принятия, являясь в сновидениях, символически взывая; нужно уметь увидеть смысл призыва, а игнорирование его, типичное для неподготовленного человека, приводит к дезинтеграции, невозможности саморазвития и кризисным переживаниям и заболеваниям.

(Головин С.Ю. Словарь практического психолога — Минск, 1998 г.)

ДУША (англ. soul; греч. ψυχη; лат. anima).

1. Д. — в этнологическом отношении. Верование или убеждение, что наша мысль, чувство, воля, жизнь обусловливаются чем-то отличным от нашего тела (хотя и связанным с ним, имеющим в нем свое местопребывание), свойственно, вероятно, всему человечеству, и м. б. констатировано на самых низких ступенях культуры, у самых примитивных народов (см. Анимизм). Происхождение этого верования м. б. сведено, в конце концов, к самочувствию, к признанию своего «Я», своей индивидуальности, более или менее тесно связанной с материальным телом, но не тождественной с ним, а только пользующейся им как жилищем, орудием, органом. Это «Я», это нечто духовное, или, в более примитивном представлении, движущее начало, «сила», находящаяся в нас — и есть то, что первобытный человек соединяет с представлением о «Д.» (Энц. словарь Брокгауза и Эфрона, 1893, Т. 11, С. 277).

2. Д. до середины XIX в. была не только предметом философских и теологических размышлений, но и предметом изучения психологии. С нач. развития экспериментальной психологии Д. оставалась лишь номинальным предметом научной психологии, стремившейся уподобиться естественным наукам. Ее действительным предметом стала психика. Психология пожертвовала Д. ради объективности своей субъективной науки. Психологи не отрицают существования Д., но воздерживаются от ее изучения, стараются избегать щекотливых вопросов о ее природе, передают Д. и дух по ведомству философии, религии и искусства. Утрата Д. для психологии не безобидна. Она расплачивается за нее перманентным кризисом, доминантой которого является неизбывная тоска по целостности психической жизни. В поисках целостности психологи перебирают различные методологические принципы, порой нелепые (вроде принципов детерминизма или системности), ищут и перебирают различные единицы анализа, «клеточки», из которых выводимо все богатство психической жизни. В роли таких единиц выступали и выступают ассоциация, реакция, рефлекс, гештальт, операция, значение, переживание, установка, отношение, акт отражения, акция, действие и т. п. Безрезультатность подобных поисков заставляет психологов возвращаться к Д., размышлять о ее возможных функциях и возможной онтологии. Они вольно или невольно следуют рекомендации М. Фуко: К главкому идешь пятясь…

Многое в философских и психологических размышлениях о Д. сохранилось от мифологии (см. пункт 1). Аристотель рассматривал Д. как причину и нач. живого тела, признавал Д. сущностью, своего рода формой естественного тела, потенциально одаренного жизнью. Сущность же есть осуществление (энтелехия), т. о. Д. есть завершение такого тела. Значит, по Аристотелю, Д. есть сила. Важнейшая ее функция состоит в предвидении: «[Душа] есть известное осуществление и осмысление того, что обладает возможностью быть осуществленным» (О душе. — М., 1937. — С. 42). Д. ищет и ориентируется на будущее, которого еще нет, и сама набрасывает контуры будущих событий. Но она же, согласно И. Канту, воспринимает внутренние состояния субъекта, т. е. воспринимает и оценивает настоящее, без чего невозможен поиск и не нужно будущее. Значит, Д. как минимум жилица 2 миров: настоящего и будущего, обладающая к тому же формообразующей силой или энергией. Об этом же говорит Платон, миротворческая фантазия которого породила замечательный образ Д. Он уподобил ее соединенной силе окрыленной пары коней и возничего: добрый конь — волевой порыв, дурной конь — аффект (страсть). Возничий — разум, который берет что-то от доброго и что-то от дурного коня.

В большинстве смыслообразов Д. присутствуют с небольшими вариациями все перечисленные атрибуты Д.: познание, чувство и воля. У Августина главными способностями Д. выступают память, разум и воля. Если к.-л. из атрибутов отсутствует, Д. оказывается ущербной. Напр., Л. Н. Толстой писал, что полководцы лишены самых лучших человеческих качеств: любви, поэзии, нежности, философского сомнения. Наличие всех атрибутов Д. (разума, чувства, воли, добавим: и память) не гарантируют ее богатства. Глубокий ум, высокий талант, замечательное профессиональное мастерство м. б. отравлены гордыней, завистью, которые опустошают Д., убивают дух. М. б. платоновской соединенной силе не хватает крыльев?! Подобное объяснение красиво. И хотя его трудно принять в качестве определения, из него следует, что Д. нельзя свести к познанию, чувству и воле. Д. — это таинственный избыток познания, чувства и воли, без которого невозможно полноценное развитие их самих.

Признание реальности Д. неминуемо влечет за собой вопрос о ее онтологии. Аристоксен (ученик Аристотеля) утверждал, что Д. есть не что иное, как напряженность, ритмическая настроенность телесных вибраций. В этом же духе рассуждал Плотин. Отвечая на вопрос, почему красота живого лица ослепительна, а на мертвом лице остается лишь след ее, он писал, что в нем нет еще того, что притягивает взгляд: красоты с грацией. А. Бергсон по этому поводу замечает: «Не зря называют одним словом очарование, которое проявляется в движении, и акт великодушия, свойственный Божественной добродетели, — оба смысла слова «grace» составляли одно».

Близкие мысли высказывали естествоиспытатели. А. Ф. Самойлов, оценивая научные заслуги И. М. Сеченова, говорил: «Наш известный ботаник К. А. Тимирязев, анализируя соотношение и значение различных частей растения, воскликнул: «лист — это есть растение». Мне кажется, что мы с таким же правом могли бы сказать: «мышца — это есть животное». Мышца сделала животное животным… человека человеком». Продолжая этот ход рассуждений, можно спросить, что есть Д.? Телесный организм занят. М. б. это есть грация или, в терминах Н. А. Бернштейна, живое движение? Именно на конечных участках действия Ч. Шеррингтон локализовал ее атрибуты (память и предвидение). К этому следует добавить утверждение Р. Декарта о том, что действие и страсть — одно. А. А. Ухтомский придал подобным размышлениям вполне определенную форму. Поставив перед собой цель познания анатомии человеческого духа (Н. В. Гоголь назвал бы его «душевным анатомиком»), Ухтомский ввел понятие функционального органа индивида. Такой орган есть всякое временное сочетание сил, способное осуществить определенное достижение. Он подобен вихревому движению Декарта. (Еще раз вспомним соединенную силу в метафоре Платона.) Такими органами являются: движение, действие, образ мира, воспоминание, творческий разум, состояния человека, даже личность. В своей совокупности они и составляют духовный организм. По мысли Ухтомского, эти органы, сформировавшись, существуют виртуально и наблюдаемы лишь в исполнении, т. е. в действии, в поступке, в эмпирическом действительном бытии. Здесь нет противоречия; так, остановку можно рассматривать как накопленное движение. Таков, напр., образ, представляющий собой эйдетическую энергию, накопленную по ходу его формирования. Такая энергия при санкции Д. и смелости духа воплощается в действие, в произведение. По сути дела Ухтомский пришел к выводу об энергийной проекции духовного организма (сочетание сил), в котором имеется место Д.

Было бы преждевременно и опрометчиво идентифицировать функциональные органы, которым нет числа, с Д., но нельзя не заметить, что они соприродны Д., поэтому она и может «распоряжаться» ими. Фихте говорил, что человек строит новые органы и функции Д. и сознанием намеченные, др. словами, Д. выполняет формообразующую функцию, о которой говорилось выше. Она и сама есть «форма форм». Бывает, что Д. и сознание намечают к созданию органы себе на погибель: «Душу сражает, как громом, проклятие: / Творческий разум осилил убил» (А. Блок).

Принятие положения об энергийной природе Д. облегчает обсуждение вопросов о ее местоположении и функциях. В частности, становится понятным положение Гегеля: «Д. есть нечто всепроникающее, а не что-то существующее только в отдельном индивиде». Д. может находиться между людьми. Возможно даже единение душ. Д. — это дар моего духа другим (М. М. Бахтин). Именно в этом смысле Д. не может погибнуть, она переходит к другому. Конечно, если этот дар будет принят в себя другим, а если последний обладает благодарной памятью, Д. сохраняет авторство дарителя. Когда-то в рус. языке «духовная память» была эквивалентна «завещанию». Д. — удивительный дар, который от дарения не скудеет, прирастает: чем больше даришь, тем больше остается дарителю. Положение о том, что Д. есть дар духа, не противоречит гегелевскому определению духа: дух есть система движений, в которой он различает себя в моментах и при этом остается свободным. Значит, Д. соприродна не только функциональным органам, но и духу.

Еще одно: «место Д. там, где соприкасаются внешний и внутренний миры, где они проникают друг в друга. Оно в каждой точке проникновения» (Новалис). На языке В. Ф. Гумбольдта и Г. Г. Шпета это место между внешней и внутренней формами, в точках их взаимодействия и взаимопроникновения. Обе формы связаны отношениями взаимного порождения. Внешнее рождается внутри, а внутреннее рождается вовне. Находясь между ними или объемля их, Д., скажем мягко, координирует их взаимодействие. Возможно, Д. ощущает (сознает) неравенство внешней и внутренней форм и тем самым выступает источником идей, чувств, действий, в конце концов, источником и движущей силой развития. Сильная Д. трансформирует отрицат. энергию, порождаемую «избытком недостатка», в энергию положительную, в энергию созидания и достижений.

Элиот сказал: то, что впереди нас, и то, что позади нас, ничто по сравнению с тем, что внутри нас. В каждом человеке имеются археологические, или архетипические, пласты, виртуальные формы поведения, деятельности, знаний, опыта, нераскрытых способностей. Все они труднодоступны не только постороннему наблюдателю, но и их носителю. Бывает, что все это богатство, как вода, сковано льдом. «Д. расковывает недра» (О. Мандельштам) и т. о. позволяет им обнаруживать и реализовывать себя. Бодрствующая Д. всегда находится на грани, на пороге преобразований.

Итак, существует как минимум 3 пространства «между», или 3 границы, где располагается Д.: между людьми, внешней и внутренней формами самого человека, между прошлым и будущим. Она выполняет огромную работу, связывая все перечисленные пары по горизонтали, а возможно, и по вертикали. Идея пограничья Д. заслуживает самого пристального внимания. Бахтин писал, что культура не имеет собственной, замкнутой в себе территории: она вся расположена на границах. Каждый культурный акт существенно живет на границах: отвлеченный от границ, он теряет почву, становится пустым, заносчивым и умирает. Так же обстоит дело с Д. Замкнувшись исключительно на себе или в себе, она деградирует.

Пограничье Д. не противоречит тому, что она может проявлять себя вовне. Шпет писал: «Вообще, не потому ли философам и психологам не удавалось найти «седалище Д.», что его искали внутри, тогда как вся она, Д., вовне, мягким, нежным покровом облекает «нас». Но зато и удары, которые наносятся ей, — морщины и шрамы на внешнем нашем лике. Вся Д. есть внешность. Человек живет, пока у него есть внешность. И личность есть внешность. Проблема бессмертия Д. была бы разрешена, если бы была решена проблема бессмертного овнешнения» (Соч. — М., 1989. — С. 363-365).

Д. м. б. также высокой и низкой, большой и малой, широкой и узкой, даже тесной. Поэты говорят, что Д. имеет свои пределы: пределы Д., пределы тоски. Значит, при всем своем пограничье, Д. имеет и свое пространство, но пространство совершенно особое. Пространство Д., ее чертоги не описываются метрическими и даже топологическими категориями, хотя свою топологию Д. имеет. Топология Д. не единственная, а множественная, топология не сциентистская, а гуманитарная, предполагающая взаимную, определяемую смыслом обратимость пространства и времени.

Пространство и время Д. — это предмет размышлений об увлекательной и бесконечной области хронотопии (см. Хронотоп) сознательной и бессознательной жизни человека. Поиски онтологии Д. должны быть продолжены. Д. не только намечает к созданию новые функциональные органы, но санкционирует, координирует и интегрирует их работу. Одновременно с этим она сама раскрывается все полнее и полнее. Возможно, в этой работе Д. таится искомая учеными и художниками целостность человека, являющаяся камнем преткновения для психологии, давно мечтающей собрать воедино уже детально изученные изолированные психические функции и ищущей законы их взаимодействия. (В. П. Зинченко.)

(Зинченко В.П., Мещеряков Б.Г. Большой психологический словарь — 3-е изд., 2002 г.)

Психика и душа — Психологос

Как соотносятся понятия «психика» и «душа»?

Если и то, и другое понимаются в расширительном, самом общем и нестрогом смысле, как все пространство внутреннего мира в человеке, то это конечно же синонимы, и до сих пор у многих авторов можно увидеть чередование: психические процессы называются как душевные процессы, психические заболевания – как заболевания душевные.

Однако сам язык подсказывает, что так обще и нестрого говорить не следует. «Душевный человек», «душевная речь», «душевное волнение», «душевная склонность» — эти словосочетания имеют ясное и важное для нас содержание, в то время как говорить «психический человек», «психическая речь», «психическое волнение» и «психическая склонность» — невозможно и странно.

Как вспоминал Б.И. Братусь, «На одном из общих семинаров моя коллега, профессор Г. А. Цукерман наглядно показала это в следующем опыте. Она предложила собравшейся аудитории мысленно заменить слово «душа» на слово «психика» в привычных выражениях типа: «я в нем души не чаю», «мы живем душа в душу», «у нас царит теплая душевная атмосфера». Реакцией зала было оживление и смех. Действительно, никто, даже в порядке оговорки, не спутает, не скажет — «я в нем психики не чаю», «мы живем психика в психику», «у нас царит теплая психическая атмосфера».

В более строгом и более узком понимании, психика – это внутренние информационные процессы и структуры, осуществляющие ориентировку во внешнем мире, управление своим состоянием и поведением для адекватного реагирования на запросы и требования внешнего мира. Как мы уже говорили, психика – это прожектор, который направлен на внешний мир, то, что позволяет ориентироваться во внешнем мире, адаптироваться к внешнему миру и быть адекватным обстоятельствам и ожиданиями окружающих людей.

И тогда психическое здоровье, это психические особенности, позволяющие человеку быть адекватным и успешно адаптироваться к среде. Противоположность психическому здоровью — психические отклонения, психические расстройства и психические заболевания. При нормальной сохранности психики, при полной психической адекватности человек может быть болен душевно. Может быть и наоборот: душевное здоровье, бодрость при некоторой психической неадекватности.

Что касается понятия «душа», то, верно, «душа» в широком смысле – это все пространство внутренней жизни человека, все внутреннее в нас. Но так можно говорить только до тех пор, пока мы не вспомнили, что у человек есть еще [/Ум ум] и [/Дух дух].

Подробно, интересно и глубоко об этом пишет Б.С. Братусь в статье «Психология — наука о психике или учение о душе».

Троица «ум, душа и дух» является одной из основ нашего культурного менталитета, и легко слышать, что этом перечислении ум и дух от души отличаются. Ум, душа, дух – все это наше внутренне, при этом к душе точнее относить все то, что в нас не просто внутреннее, но еще теплое и [/index.php?title=Живое&action=edit&redlink=1 живое].

К душе относят [/Желание желания] (глашатаи влечений тела и интересов ума), [/Эмоции эмоции] (движения души), [/Чувство чувства] (душевные позиции), [/Настроение настроения] (состояние души). Все это — построено на теле, и поэтому в этом есть теплота.

Ум к душе все-таки не относят: ум может быть живой, но он построен на программах, а не на теле, и теплоты в нем нет. Ум – это программа, в лучшем случае в уме, кроме жесткости, будет гибкость, в уме может быть есть свет, но в уме нет теплоты.

Возвращаясь к душе — делают душу живой и теплой ее органы: живое лицо и особенно глаза (зеркало души), живая речь с богатыми интонациями, теплые слова и отзывчивое дыхание.


Психика и душа – не одно и тоже.
Душа – часть психики, а именно живая и теплая, не программная часть психики.


Вводное занятие Университета

2. Понятие души в науке

Душа, согласно научному термину, — это совокупность тесно связанных с организмом психических явлений, в частности чувств и стремлений. Результат наблюдений над душой анализирует психология1.

В современной научной литературе термин «душа» не употребляется или используется очень редко — как синоним слова «психика».  Понятие «душа» встречается не во всех психологических энциклопедиях и словарях. В обыденной речи слово «душа» обычно соответствует понятиям «психика», «внутренний мир человека», «переживание», «сознание».  Предметом же психологии является психика как высшая форма взаимосвязи живых существ с предметным миром, выраженная в их способности реализовывать свои побуждения и действовать на основе информации о нем.

Простой констатации — «человек имеет душу» — недостаточно для понимания специфики человеческой психики; необходимо объяснить — что такое душа и как она появляется у человека.

Эволюция психики распадается на два этапа. На первом этапе (который начался с момента появления элементарных форм психики) взаимодействие организма со средой происходит на базе первичной, предзаданной целостности психической системы. Один из аспектов эволюции психики — это совершенствование способов накопления опыта. Повышение эффективности передачи опыта от поколения к поколению путем обучения привело к возникновению конфликтов в индивидуальной реализации группового опыта. Доминирующий групповой опыт разрушил целостность системы взаимодействия индивида с окружающей средой. Дальнейшая эволюция была возможна только после радикальной перестройки всей психической системы.

Возникновение новой организации психической жизни индивида стало последнем шагом первого этапа, — чисто биологической эволюции и первым шагом второго этапа, — культурной эволюции. На второй этап перешел лишь один биологический вид, — человек. Предположения о том, что и другие виды обладают культурой (тут чаще всего упоминаются дельфины), пока еще спорно.

Человек обособился от среды культурного опыта, стал «психологической особью». Человек не растворяется в культуре имея «психологическую оболочку». Новая организация психической жизни связана с усложнением способов взаимодействия индивида с окружающей действительностью. Дезинтеграция первичной целостности психической системы проявляется в том, что внешние воздействия уже не вызывают непосредственно ответной реакции. Для того, чтобы реакция (поведение, действие) была возможна, прежде должна быть восстановлена целостность системы взаимодействия путем согласования между собой отдельных ее компонентов в соответствии с особенностям наличной ситуации. Восстановление целостности системы взаимодействия служит сигналом к осуществлению самой ответной реакции. Таким образом, для того, чтобы реакция началась, необходимо два стимула: внешнее воздействие и сигнал о готовности психической системы.

Ответная реакция (поведение, действие), следовательно, приобретает двойную детерминацию. По содержанию она адекватна внешнему воздействию, определяется ситуацией и параметрами тех объектов, с которыми действует индивид. Однако адекватность внешним обстоятельствам вовсе не означает, что данная реакция однозначно задается сложившимися условиями. Какой именно вариант действия из множества возможных будет реализован, определяется характеристиками восстановленной целостности системы взаимодействия.

Целостность системы взаимодействия сохраняется некоторое время, а потом разрушается либо вследствие того, что она перестает быть адекватной наличной ситуации, либо же вследствие того, что исчерпываются возможности действия на основе этой целостности. Чтобы выполнять дальнейшие действия, индивиду снова приходится прилагать усилия для ее восстановления.

Итак, новая организация психической жизни индивида, позволяющая ему существовать в среде культуры, обеспечивает осуществление сложных способов взаимодействия, имеющих двойную, внешнюю и внутреннюю детерминацию. Внутренняя детерминация проявляется в форме выбора одного из альтернативных вариантов действия, а также в виде внутренних стимулов, непосредственно инициализирующих действие.

Характеристики внутренней детерминации в точности совпадают с описанием свободной воли человека. Между ними можно поставить знак равенства: свободная воля — это наличие внутренней детерминации.

Душа — психическое образование, способное самоорганизовываться, создавая в себе целостную систему взаимодействия из разрозненных компонентов.

Душа представляет собой реальность индивидуальной жизни, но ее качества, законы существования не могут быть выведены из характеристик и закономерностей существования индивида. Душа обеспечивает способы взаимодействия с окружающим миром, сложившиеся не в индивидуальном опыте отдельного индивида, а в опыте группы (популяции, социума), в культуре. Однако душа — это не явление культуры, не явление, определяемое культурой или производное от культуры. Душа не есть «культурное (или социальное) измерение индивида». Напротив, душа — это образование, позволяющее человеку выделиться из среды культуры, обособится от неё.

Душа и культура появились одновременно. Противодействие индивида вынуждающему и вызывающему конфликты влиянию группового опыта порождает противопоставление «индивид (индивидуальный опыт) — групповой опыт». Следствием этого противопоставления является образование на полюсе индивида души, а на полюсе группового опыта — культуры. Душа позволяет человеку жить в среде культуры и одновременно поддерживать существование самой культуры, развивать её.

Устройство души не определяется ни природными качествами отдельного индивида, ни его социальными качествами. Она представляет собой самостоятельное образование, существующее как своеобразный «психический организм». Душа — это особая сущность, являющаяся источником свободной воли1.

Душа, проявляя в себе бесконечную множественность чувств, мыслей, желаний, волевых устремлений и целеполаганий, всегда остается сама собой и характер своего духовного единства сообщает всей этой множественности проявлений, делая ее своей, одному данному человеку принадлежащей. Несомненно, душа есть мышление, замечаемые и незамечаемые ощущения, представления, волнения и составляемые понятия, суждения, умозаключения, решения, волевые акты, целеполагание и другие духовные феномены. В психологии они, как правило, рассматриваются отдельно, и это имеет свой дидактический смысл. Но в своей сущности душа есть нечто едино-цельное.

Какие факты говорят о том, что душа, сознание есть функция человеческого мозга? Душа, различные ее свойства, сознание развиваются с развитием именно человеческого мозга. Мозг первобытного человека был слабо развит и мог служить органом лишь относительного примитивного сознания. У современного человека (Homo sapiens) сложно организованный мозг и подлинно человеческое сознание. Все мы знаем, что сознание ребенка развивается в единстве с формированием его мозга и процессом усложнения различных видов детского, а потом подросткового поведения, воспитания и образования. Когда же в силу тех или иных заболеваний или других причин нарушается функционирование мозга, в том или иной мере нарушается и сознание. Если человек систематически отравляет свой мозг алкоголем, наркотиками, нередко происходит полная деградация личности.

Об органической связи сознания и мозга говорят и приемы лечения психических расстройств. Так, психотерапевты «работают с душой», например, при помощи психолингвистических средств, корректируют нарушение смысловых связей. Гипнологи врачуют душу с помощью гипноза. Психиатры широко применяют лекарственные средства лечения душевных недугов; с этой же целью используют биокоррекцию, электромагнитные средства. Видимо, возможно и даже наиболее эффективно совмещение всех этих способов коррекции душевных состояний.1

Помимо психологии как науки о душе, вопросом, что же это такое, занимаются и точные науки.

Так, Сэр Роджер Пенроуз (Roger Penrose), профессор, ученый, активно работающий в различных областях математики, общей теории относительности и квантовой теории, и Стюарт Хамерофф (Stuart Hameroff), анестезиолог, нейробилог, профессор Центра изучения сознания Аризонского университета, разработали теорию квантового нейрокомпьютинга Хамероффа — Пенроуза на основе “Orch OR” модели сознания.

Активность мозга рассматривается ими как исключительно квантовый процесс. За счет эффектов квантовой гравитации происходит процесс непрерывной «объективной редукции» волновой функции частей мозга, что вызывается расхождением квантовых состояний пространства-времени до предела, после которого они редуцируются.

Ученые объясняют, что когда сердце перестает биться, кровь останавливается в сосудах, микротрубки теряют свое квантовое состояние. Однако квантовая информация, которая в них находится, не разрушается. Она не может быть уничтожена, поэтому распространяется и рассеивается по Вселенной. Если человек умирает, то квантовая информация неопределенное время существует вне тела. Очевидно, она и является той субстанцией, которую мы называем душой. Душа, по их мнению, —  это особая форма бытия сущего. Такой реальностью являются и вся духовная культура общества, и внутренний духовный мир каждого человека. Мысль действительна. Но ее действительность идеальна. Для всякого другого человека мое сознание существует как реальность, которую он воспринимает через чувственные формы ее обнаружения: поступки, слова, жесты, мимику.2. Стюарт Хаммеров заявил, что человеческий мозг это квантовый компьютер, наше сознание — своего рода его программное обеспечение, а душа — информация, накопленная на квантовом уровне. По словам анестезиолога, квантовая информация не может быть уничтожена. Поэтому после того, как тело погибает, она сливается со Вселенной. И может существовать бесконечно долго. Эта информация и есть душа, — уверяет Хамерофф.  Если же пациент воскресает, то душа возвращается из космоса. И оживший человек рассказывает о тоннеле, ярком свете и о том, как выходил из своего тела.1

Профессор Константин Коротков, в Санкт-Петербурге снимал ауру умирающих и доказал, что после смерти некоторое время над телом умершего имеется свечение. Тело как бы превращалось в неодушевлённый предмет, свечение же растекалось в пространстве. Это привело к выводу: энергетическая оболочка живёт дольше организма.2.

Другой россиянин, профессор из Барнаула Павел Госьков, несколько лет назад сумел доказать наличие у каждого души, неповторимой, подобно отпечаткам пальцев. «Все мировые религии уверены: душа есть у каждого человека, — рассказывал учёный. — Но никому прежде не удавалось пощупать её, если не руками, то хотя бы приборами. Мы первыми провели серию экспериментов, которые убедительно доказывают наличие у человека кроме физического тела некой энергоинформационной субстанции». 

Метод учёные назвали «материализация души». Своего рода сачком, с помощью которого Госьков улавливал проявления человеческой души, была обычная вода. Суть эксперимента: учёные ставили очищенную от каких-либо влияний воду на 10 минут рядом с человеком и затем исследовали её структуру. Такие эксперименты они делали сотни, если не тысячи раз и доказали: изменения происходили обязательно, у каждого нового испытателя вода менялась по-своему, при этом структура у одного и того же человека повторялась3.

Как далеко зайдет наука в изучении феномена души, невозможно предсказать на данный момент. Уже сейчас предпринимаются попытки найти вес, состав, плотность, однако, можно и нужно ли настолько «расчленять» внутренний мир человека и куда заведут подобные опыты – данный вопрос остается открытым.

Психология души человека — как услышать внутренний голос

Есть ли душа у человека. Как понимать выражение, когда человек чувствует своей внутренней душой.  Какие поступки и действия мы совершаем на основании своего внутреннего подсознания. Все эти действия, которые неподвластные нашему Разуму, и есть – психология Души.

Душа и Разум всегда действуют и творят поступки взаимосвязано. Именно этой взаимосвязи недостает в современной психологии.

 

Душа – это наше сердце, Разум – это мышление и право совершать благоразумные поступки. Если мы опираемся исключительно на мозговое мышление, забываем и не доверяем своему внутреннему голосу – нашему сердцу, нашей душе, то и творим все свои реальные действия по «кругу». Единственная главная особенность нашего мышления в том, что нас с детства учат осознавать – почему нужно поступать так или иначе. И даже, если сердце вам «кричит» об ином, мы игнорируем его внутренние посылы, а поступаем так – как велят Законы общества.

Психология души человека

Наша душа – это метафора нашего внутреннего мира, психология личности и сущность разумных поступков. Именно душа и наше внутреннее Эго является самым главным понятием, что всегда лежит в основе психологии.

Человеческая душа – это некая сущность, благодаря которой рождается свободная воля каждого человека.

Есть ли душа у человека

В результате становления человеческой психики, каждый человек начинает свое существование в культурной среде общества. Это порождает проявление его внешних и внутренних характеристик. Но любые поступки выражаются внутренними стимулами, позывами вашего сердца, мотивирующими выполнение каких-то определенных действий.

В итоге, это говорит только об одном – о наличии у человека права выбора, свободной воли, главным источником которой и является психология души человека.

Психология как мужской, так и женской души представляет собой реальность жизни каждой личности. Именно душа человека обеспечивает взаимодействие его с окружающим миром.

Для укрепления психологического состояния души очень важно:

  • эмоциональное состояние,
  • позитивное настроение,
  • спокойствие и уравновешенность внутри самого себя.

Человеку необходимо иметь позитивные взаимоотношения между членами семьи и родственниками. Однако не менее важными для каждого из нас являются отношения и вне семьи, в нашем внешнем окружении. Такие отношения очень важны, благодаря которым, мы можем надеяться на поддержку в трудную минуту.

Психологическое состояние вашей Души должно находиться в постоянном консенсусе с вашим Разумом.

Поэтому так важно поддерживать отношения с друзьями, близкими людьми, коллегами по работе. Создавать такие отношения нужно исключительно на честности и доверии, умении прощать чужие ошибки.

Даже в самых сложных ситуациях оставайтесь самим собой:

  • не забывайте о человеческих качествах,
  • благоразумии,
  • старайтесь сочетать зависимость и автономность,
  • всегда считайтесь с интересами других людей.

Сохранить устойчивым к жизненным трудностям свое психологическое здоровье человек в состоянии только тогда, когда сумеет пройти все испытания  до победного конца и станет не только победителем, но и в случае чего с достоинством признает свое поражение.

Человек должен уметь справляться с трудностями, возникающими на его жизненном пути.

Данный раздел сайта – психология души человека призван помочь разобраться с внутренними помыслами, направит вас поступать адекватно даже в самой нелепой ситуации, но даже если не в состоянии изменить право выбора, необходимо смириться, а для этого просто научитесь прощать.

Психология души человека и его духовный целитель

Что такое психология души человекаВы находитесь в рубрике психология души, тут вы найдете полезные статьи о живой душе человека. Они помогут вам развить свою личность, сохранить духовную энергию или направить ее на нужное русло (например, на излечение различных болезней).

Как вы уже знаете, у человека есть уникальная ценность. Это душа. Без нее у нас не было бы великих достижений и побед. Без нее мы бы не развивались и не справлялись в самых тяжелых ситуациях.

Поэтому в этой рубрике человеческой душе мы будет отдавать большое значение. Однако прежде чем начать, давайте сначала разберемся, а что такое душа.

Что такое психология души человека

Человеческая душа — это своего рода источник энергии, который питает тело и ум. По мере роста человека развивается и его внутренний мир. Но при различных жизненных обстоятельствах этот мир может также и разрушаться, а сама личность деградировать. Однако чтобы этого не допустить, читайте материал из этой рубрики по духовному развитию и тогда вы сможете избежать многих проблем.

Психология души

Психология души — это энергия любви. Своего рода, сила духа, которая обеспечивает смысл нашего с вами существования. И наше с вами первостепенная задача — это сохранение такой энергии в себе. Без нее мы просто не узнаем что мы из себя представляем и для чего мы вообще, существуем в этом мире.

Стоит сказать, что наша душа это наш центр, наше ядро. Расположено это ядро в нашем сердце, а не в мозгу, как многие думают. Ведь душа состоит из энергии любви. А любим-то мы сердцем, но не головой.

Поэтому даже слабоумный человек по душевному развитию может намного превосходить слишком умного человека, у которого одна только боль в душе и очень много черноты.

Так что не удивительно, что порой простые и невзрачные люди со своей великой душой могут совершать по-настоящему большие подвиги. Вы, наверное, в этом уже не один раз убеждались на практике.

Также не удивительно и то, что с виду хорошие и успешные люди, но с разбитой душой могут совершать самые страшные злодеяния. И это также неоднократно доказывалось. Порой, с виду самые добрые люди превращались в настоящих демонов.

Еще один важный момент. Данная рубрика — это своего рода духовный целитель человека. Здесь собраны статьи, которые помогут вам залатать душевные раны, построить крепкие отношения, развивать себя, а также вылечиться от физических заболеваний.

Да, вы не ослышались! Духовная энергия может очень сильно помочь в исцелении нашего физического тела. Поэтому если вы занимаетесь улучшением своего здоровья, то обязательно используйте как физическое, так и духовное исцеление и развитие. Ведь эти две составляющие взаимосвязаны друг с другом и в какой-то мере дополняют друг друга. Не зря в народе говорят, что тело человека — это зеркало души.

В общем, я настоятельно рекомендую вам ниже изучить материалы по психологии души человека. Так вы сможете многое осознать и увидеть то, что раньше просто не замечали или не хотели замечать. То есть взглянуть на мир новыми глазами. А для этого нужно заниматься духовным исцелением, находить гармонию души, развивать свой внутренний мир и приумножать энергию. В общем, будьте здоровы!

Сказать спасибо кнопками ниже:

Стрелки вниз

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *