Экзистенция это в психологии: Экзистенциальная психология. Что такое «Экзистенциальная психология»? Понятие и определение термина «Экзистенциальная психология» – Глоссарий

Автор: | 02.12.2018

Содержание

Экзистенциальная психология личности. Школа Д.А. Леонтьева


Даты программы
24 января 2020 года –
09 февраля 2020 года

Количество часов
78 часов

Форма обучения
очная

Расписание 
24 января (пятница), 14.00-22.00
25-26 января (суббота, воскресенье), 11.00-19.00
01-02 февраля  (суббота, воскресенье), 11.00-19.00
08-09 февраля  (суббота, воскресенье), 11.00-19.00

 

Удостоверение о повышении квалификации

О программе

Приглашаем принять участие в уникальной программе обучения экзистенциальной психологии личности под руководством Леонтьева Дмитрий Алексеевича.

Экзистенциализм — это не психология, не философия, а прежде всего способ жизни, отличающийся от того, который мы привыкли вести по инерции. А экзистенциальная философия, экзистенциальная психология и экзистенциальная психотерапия — это различные форматы его теоретического и методического осмысления.

Экзистенциальное мировоззрение – это наиболее адекватная основа психологии личности в полном смысле слова, которая не сводится к социальному индивиду, которая не является отпечатком социальной матрицы, но которая самоопределяется по отношению и к собственной биологии, генетике, телесности, и по отношению к социуму, к тому, откуда она во многом черпает источники своего развития.

Данная программа отличается двумя особенностями

  • совмещает два подхода к пониманию экзистенциальной реальности в психологии и повседневности: через изучение классических подходов и школ в экзистенциальной психологии и через открытие экзистенциального опыта в собственной жизни. В ней сочетаются теоретический материал и интенсивная личностная работа.
  • Программа направлена на понимание экзистенциальной психологии не через призму одной из школ, а как единое поле, проявляющееся в разных конкретных вариантах.

Автор программы Д.А. Леонтьев обладает уникальным экзистенциальным опытом личного общения с большинством из тех авторов, о которых идет речь в программе: с В. Франклом, Дж. Бьюдженталом, А. Лэнгле, Э. Ван Дорцен, Э. Спинелли, С. Мадди. Это позволяет слушателям с одной стороны приобщиться к экзистенциальной психологии «из первых рук», а с другой – не замыкаться в рамках одной школы, а освоить ее в диалоге разных школ и направлений.

По окончании обучения слушателям выдается удостоверение о повышении квалификации

 

 

Задать вопросы по программе можно по прямому телефону:  8 (499) 650-75-25

Записаться в группу

Экзистенциальная психология: идеи, этапы развития, представители

«В жизни нет смысла», «Я безнадежно одинок и никогда не найду понимания», «Мои близкие однажды умрут, и это ужасно!» Подобные мысли периодически посещают головы людей, вызывая чувства тревоги, грусти и безысходности. Преодолеть подобную модель мышления помогает экзистенциальная психология. Ее цель – разрешить личный внутренний конфликт и вернуть радость жизни.

Вы узнаете больше подробностей, уделив несколько минут чтению этой статьи, но перед этим небольшая проверка знаний по теме.

А теперь, собственно, перейдем к самой статье.

Определение и основные идеи экзистенциальной психологии

Экзистенциальная психология основана на философском подходе и представляет собой процесс поиска ценности и смысла жизни. Она базируется на мысли, что человек не является жертвой обстоятельств, а несет ответственность за собственные действия и выбор, тем самым формируя реальность.

Экзистенциальная психология использует позитивный подход, который приветствует человеческие стремления и способности, одновременно признавая человеческие ограничения. Этот раздел психологии помогает людям примиряться с основными принципами человеческого существования, так называемыми данностями. Существует 4 основные экзистенциальные данности:

  1. Свобода и связанная с ней ответственность.
    У каждого есть свобода выбора. Любое решение имеет последствия независимо от того, насколько оно велико или мало. Чтобы расти, человек должен взять на себя ответственность, т.е. стать автором собственного выбора, действий и жизни. Тем не менее многие люди стремятся к свободе, пытаясь избежать ответственности.
  2. Смерть. Смерть – одна из абсолютных истин жизни. Каждый умрет в тот или иной момент.
  3. Одиночество. С одной стороны, человек – социальное существо, желающее постоянного контакта с окружающими, с другой – он абсолютно одинок, поскольку не может рассчитывать на 100% понимание и принятия его индивидуального опыта другими людьми.
  4. Бессмысленность. Смысла жизни нет. Это означает, что не существует никакого заранее определенного значения. Смысл жизни у всех разный, и каждый человек должен сам найти это значение посредством собственного выбора и действий.

Борьба с любой из этих данностей вызывает внутриличностный конфликт и наполняет человека страхом или экзистенциальной тревогой. Например, для большинства людей факт собственной смерти или кончины родственников является источником глубокой тревоги, они настойчиво игнорируют реальность и отказываются мириться с тем, что смерть наступит. Есть и те, кто до состояния невроза или психоза зациклен на неизбежности смерти.

Экзистенциальная психология предлагает решение: принять неотвратимость смерти, будучи свободным от ее давления. Люди, которые поддерживают здоровый баланс, мотивированы принимать решения, позитивно влияющие на их текущую жизнь. Реальность смерти побуждает максимально использовать возможности и ценить то, что уже есть.

Жить аутентичной (подлинной) жизнью, реализуя свои уникальные свойства и потенциал – главный призыв экзистенциальной психологии. Этого можно достичь, только взяв ответственность за собственные действия и праздность, осознав, что бездействие – это тоже решение.

Экзистенциальная психология напоминает об ограниченности времени, стимулирует искать смысл жизни и действовать таким образом, чтобы судьба находилась в руках человека. Она признает неизбежность «нормальной» тревоги, считая ее частью взросления и адекватной реакцией на происходящее.

Основные представители экзистенциальной психологии и хронология ее развития

Прародительницей экзистенциальной психологии была философия существования или экзистенциализм. Рассмотрим, как развивались взгляды философов и психологов на существование человека.

Сёрен Кьеркегор

Датский философ Сёрен Кьеркегор являлся основоположником экзистенциализма. Он выделял три стадии человеческого существования: эстетическую, этическую и религиозную. Эстетическая стадия – это состояние «здесь и сейчас», она сфокусирована на получении удовольствия и боли. В таком режиме живут маленькие дети.

Этическая стадия предполагает знакомство с понятием выбора и ответственности. Человеку следует выбрать: жить, опираясь на личные ценности, или подчиниться принятым в обществе правилам. Кьеркегор считал, что подчинение хоть и приводит к упрощению жизни, но является тупиком для личности.

Это противоречие можно преодолеть, живя в религиозной манере. Однако и здесь возникают сложности: с одной стороны, человек осознает свою уникальность, с другой – полную несостоятельность по сравнению с Богом. В результате возникают негативные чувства: одиночество, беспокойство и страх, которые, как считал Кьеркегор, позволяют узреть истину и привести к подлинному существованию.

Фридрих Ницше

Другим философом, который внес вклад в развитие экзистенциализма, был загадочный немец Фридрих Ницше. Он считал, что фундаментальной силой этого мира является воля к власти. Согласно Ницше, жизнь чрезвычайно трудна и Вселенная настроена против человечества: природные силы, такие как стихийные бедствия и болезни, уничтожают людей физически, неравенство является естественным состоянием общества, Бог мертв, а загробной жизни не существует.

Философ видел великое будущее за сверхчеловеком. Этим термином он характеризовал человека, который смог полностью реализовать свой потенциал, овладел собой и отказался от «стадной морали», чтобы создать свои собственные ценности и жить в соответствии с ними.

Мартин Хайдеггер

Немецкий экзистенциалист Мартин Хайдеггер также исследовал роль человека в мире и тривиализировал природу Бога, считая его существом чуть более высокого порядка, чем человек.

Хайдеггер утверждал, что естественная способность людей – осознавать связь с истиной. Стремление к постижению истины рождает непреодолимую тревогу, поскольку человек знает, что время его жизни ограничено. Хайдеггер считал смерть позитивным событием, поскольку именно осознание смертности подталкивает людей быть верными себе и жить подлинной жизнью.

Жан-Поль Сартр

Французский писатель Жан-Поль Сартр был тем человеком, который перенес экзистенциальную философию в психологию. Он заявлял, что Бога нет, а главная цель существования человека – осознание своей истинной сути, открытие себя.

Сартр писал, что многие люди отвергают свою уникальную способность к созиданию и подавляют энтузиазм, позволяя жизни безвольно течь. Это приводит к беспокойству и отчаянию, человека начинает буквально тошнить от жизни. Подобные состояния обуславливают необходимость экзистенциального психоанализа, который, по мнению Сартра, открывает истинную цель человеческого существования.

Сартр был уверен, что никакая внешняя сила не властна над людьми, только мы сами, благодаря осознанности, творим реальность. Он также утверждал, что люди обречены на отчаяние и неудачу, поскольку их ответственность абсолютна, и рассчитывать на поддержку Высших Сил не приходится.

Виктор Франкл

Австрийский психиатр Виктор Франкл был разработчиком логотерапии – направления психотерапии, которое ориентировано на поиск смысла существования.

Франк опирался на философию Кьеркегора, утверждая, что основной движущей силой жизни является поиск смысла, а не стремление к сексу и удовольствию, как теоретизировал отец психоанализа Зигмунд Фрейд, или власти, как утверждал Ницше. Логотерапия – это форма экзистенциальной терапии, которая подчеркивает, что люди способны находить смысл во всем, что они делают: творчестве, работе, взаимодействии с другими людьми и даже страдании.

Пережив опыт заключения в фашистских концентрационных лагерях, Франкл писал, что в бесчеловечных условиях жизнь не теряет смысла, а средством выживания становится обращение к духовному «Я», которое не могут разрушить внешние силы.

Ролло Мэй

Американский психолог Ролло Мэй был главным популяризатором экзистенциальной психологии. Мэй утверждал, что развитие человека проходит определенные стадии, каждой из которых соответствует конкретный тип экзистенциального кризиса:

  1. Невинность: у младенца нет никаких побуждений, кроме желания жить.
  2. Восстание: ребенок хочет свободы, но не может должным образом заботиться о себе.
  3. Решение: молодой человек принимает самостоятельные решения, стремясь к независимости от родителей.
  4. Ординарность: взрослый человек, подавленный требованиями жизни, ищет защиту в конформизме и следовании общественным нормам.
  5. Творчество: продуктивная, творческая самореализация, во время которой человек преодолевает эгоизм.

По мнению Мэя, некоторые люди пропускают определенные этапы и независимо от возраста могут неоднократно к ним возвращаться.

Ирвин Ялом

Ирвин Ялом – современный психиатр и педагог, автор большого числа книг об экзистенциальной психологии. Именно он обобщил 4 «конечные проблемы жизни»: смерть, свободу, одиночество и бессмысленность, раскрыл значение каждой и описал тип конфликта, который возникает в результате сопротивления этим экзистенциальным данностям.

В своей практике Ялом обучает людей существовать в качестве части чего-то большего, чем они сами, осознавая, принимая и не избегая того факта, что в жизни есть место боли, смерти и грусти.

Экзистенциальная психология сегодня

Экзистенциальная терапия постепенно получает признание. Соответствующие специалисты практикуют в 48 странах мира, и с каждым годом количество людей с экзистенциальными расстройствами только растет.

В книге «Человек в поисках смысла» Виктор Франкл назвал этот процесс экзистенциальным вакуумом. Он считал, что удобства промышленной революции дали людям вредный избыток свободного времени, сделав их жизни бесцельными, скучными и грустными. Именно экзистенциальный вакуум, по мнению Франкла, лежит в основе депрессии, агрессии и разного рода зависимостей.

Современные экзистенциальные психотерапевты объясняют возникновение перечисленных выше психологических проблем ограниченной способностью принимать осмысленные и самостоятельные решения о том, как жить. В данном случае экзистенциальный подход направлен на повышение самосознания и самопонимания.

Терапевты помогают человеку найти смысл жизни, преодолевая беспокойство, учат мыслить и действовать ответственно, направлять внимание внутрь себя и работать с негативными установками, а не бороться с внешними силами, такими как социальное давление и неодобрение. Содействие творчеству, любви, аутентичности и свободе воли – те принципы, при помощи которых экзистенциальные психотерапевты помогают людям двигаться к трансформации.

Часто экзистенциальная психология воспринимается как болезненная, пессимистичная, непрактичная и мистическая. Это заблуждение. Подход, который она использует, чрезвычайно практичен, конкретен и гибок. Его можно сформулировать так: примиритесь с реальностью, не отрицая, не избегая и не покрывая ее сахаром, и помните, что ваш выбор определяет вашу судьбу.

Друзья, не прекращайте своего движения, действуйте и ищите смысл! На этом пути мы желаем вам смелости, упорства и осознанности.

«Актуальность экзистенциальной психологии связана с целостным видением человека»

Как потенциальным клиентам освободиться от предубеждений и развить критическую дистанцию к психотерапии? Как самим практикующим психологам и психотерапевтам повысить свой профессиональный уровень?

На эти и другие вопросы отвечает профессор Академического департамента социальных и политических наук, руководитель магистерской программы «Экзистенциальная психология» Европейского гуманитарного университета (ЕГУ) Татьяна Щитцова.

Татьяна Валерьевна, расскажите, пожалуйста, в чём отличие экзистенциальной психологии от прочих психотерапевтических методик?

Сегодня существует 2 основных направления в разработке методик и способов оказания психологической помощи. Одно направление представлено, в первую очередь, когнитивным и-бихевиоральным подходами, и может быть названо сциентистским («научность» этих подходов опирается на критерии, выработанные в рамках естественно-научной парадигмы). В рамках этих подходов разрабатываются самые разные методики, которые при всём различии между ними рассматривают человека как объект возможных манипуляций. Это означает, что здесь предлагается некий унифицированный и достаточно строгий алгоритм работы с клиентом. Психологическая помощь выступает как определенная техника, при этом техничность, предполагающая определённого метода в отношении клиента, действительно, объективирует другого, то есть изначально рассматривает его как объект для приложения готовых техник и процедур. Специалист выбирает определённую методику со свойственным ей алгоритмом и применяет ко всем пациентам в практически неизменном виде. В этой парадигме работает, в частности, такая распространённая психотерапевтическая практика, как нейролингвистическое программирование.

Другое направление развивалось в рамках гуманистической традиции в широком смысле (включая психоанализ). Эта традиция работает герменевтически, делая ставку на трактовку смысла душевного страдания, а не на применение технических приемов и алгоритмов. В этой традиции позиционирует себя и экзистенциальная психология, предлагая очень серьёзную альтернативу объективирующему подходу. При этом экзистенциальная психология изначально формировалась и как альтернатива по отношению к психоанализу.. Особенность экзистенциальной психологии заключается в том, что она исходит из такого понимания человека, из такой философской антропологии, которая не скована тезисом об обусловленности психологических проблем детским опытом. Экзистенциальная психология учитывает всю целостность человеческого опыта, включая историческое (биографическое) измерение. Однако способы работы с ним отличаются от психоанализа. Ещё один важный момент – это отсутствие абсолютизации концепта либидо в понимании человеческих проблем. Сказанное не означает, конечно же, отказа от самой проблематики либидо, сексуальности. Так, Морис Мерло-Понти в классической работе «Феноменология восприятия» чётко вписал вопрос об опыте сексуальности в контекст экзистенциальной феноменологии.

Актуальность экзистенциальной психологии связана с целостным видением человека. Её преимущество в том, что она не овеществляет, не объективирует человека, не редуцирует человеческий опыт к какому-то одному измерению, будь то детство, либидо, эго, тело. О человеке говорится не в терминах, что он есть, а в терминах как он есть, то есть выявляется сам способ человеческого существования.

Это индивидуальный подход?

Да, потому что в прицеле – фактичность индивидуальной жизни, конкретный человек с его исторически уникальной фактичностью.

Вы являетесь одной из создателей магистерской программы «Экзистенциальная психология» в ЕГУ. В какой степени на программе сочетаются теоретическая и практическая составляющие?

Учебный план программы «Экзистенциальная психология» выстроен таким образом, что в нём органично сочетаются два элемента: во-первых, это теоретическое измерение, которое раздваивается на изучение соответствующих философских оснований и собственно психологических теорий. Во-вторых, это практическое измерение, включающее целый ряд курсов, которые предполагают не только интерпретацию текстов, но и работу с практическим фокусом, освоение способов, методов работы в рамках экзистенциальной парадигмы. Формы обучения очень разные: это и практически сфокусированные семинары, и воркшопы, и непосредственно практические занятия, когда в учебных аудиториях проводятся практикумы по экзистенциальному консультированию. Помимо таких форм работы, которые предполагают апробацию конкретного теоретического материала на практических занятиях, в третьем семестре предполагается также отдельный практикум, который проводят директор Института гуманистической и экзистенциальной психологии в Бирштонасе проф. Римантас Кочюнас, директор Центра экзистенциальной терапии в Вильнюсе Робертас Петронис и практический психолог, член Восточно-Европейской Ассоциации экзистенциальной терапии Ирина Глухова.

Кого ещё из ведущих практиков и теоретиков в своей области входит в преподавательский состав программы «Экзистенциальная психология»?

Такой преподавательский состав, как на программе «Экзистенциальная психология», сложно найти даже в западных университетах. Ни в одном западном университете у вас не будет возможности за полтора года на тех финансовых условиях, которые предлагаются в нашем университете, поучиться у специалистов мировой величины, имеющих высокую международную репутацию в области экзистенциальной психологии и психотерапии. У нас преподают ведущие представители экзистенциальной традиции не только на региональном (проф. Кочюнас), но и на международном уровне. На нашей программе уже преподавала Алиса Хольцхей-Кунц – специалист из Швейцарии, ученица Медарда Босса, одного из основателей Dasein-аналитической традиции в психотерапии (синтезирующей идеи психоанализа и экзистенциально-феноменологической философии). Алиса Хольцхей-Кунц не просто практик, но и значимый теоретик, автор нескольких книг и многочисленных статей по экзистенциальной психологии, Dasein-анализу и психоанализу. Ещё стоит упомянуть проф. Саймона дю Плокка, который является главой Факультета прикладных исследований и клинической практики в Институте Метанойя (Великобритания), а также, соредактором международного научного журнала Existential Analysis. Кроме того, есть предварительные договорённости о преподавании с такими крупнейшими западными специалистами в области экзистенциальной психологии и феноменологической антропологии, как проф. Томас Фукс (Германия) и проф. Эрнесто Спинелли (Великобритания).

Таким образом, формат и концепция нашей программы даёт студентам возможность получить диплом магистра психологии европейского образца, пройдя обучение у специалистов мирового уровня.

Можно ли говорить о повышении психологической культуры на постсоветском пространстве? Каково место экзистенциальной психологии в ней?

Мне хотелось бы сослаться на недавно изданную коллективную монографию, которая называется «Ты хочешь поговорить об этом? Новая психологическая культура в постсоветской Беларуси и Украине». Это междисциплинарное исследование, основанное на разнообразных эмпирических данных, целью которого было как раз выяснить, как обстоит дело с психологической культурой и распространением новых психологических практик на постсоветском пространстве.

Существует целый ряд проблем, связанных с тем, как распространяется психологическая культура в постсоветских странах, в первую очередь, в Беларуси. Это касается, в первую очередь, образовательных возможностей и профессионального уровня тех людей, которые позиционируют себя как практические психологи. Судя по результатам проведённого нами исследования, существуют все предпосылки для роста спроса на такого рода услуги. Это предполагает, что должна повышаться и планка требований в отношении профессионального уровня психологов или психотерапевтов и, в целом, формироваться более рефлексивное отношение к такого рода практике. Потенциальные клиенты должны быть более избирательными и по-хорошему притязательными при выборе своего специалиста. В свою очередь люди, которые хотят себя профессионально реализовывать в этой области, должны всерьёз задуматься над тем, как и где получить качественное образование.

Каким образом необходимо повышать эту рефлексию и общую психологическую культуру?

Примечательно, что до сих пор срабатывают советские стереотипы и обращение к психологу часто воспринимается как стигматизация и патологизации. Но растёт и понимание того, что обращение к психологу — это социальная норма. Здесь важна как раз соответствующая популяризация, которая бы позволила выявить соразмерность психологической практики системе координат современного общества. И связано это с той нагрузкой, которая ложится на плечи отдельного индивида по мере его взросления и социализации. Постоянные изменения социальных условий и задач, с одной стороны, и и отсутствие универсальных стандартов и ценностных ориентиров, с другой, чрезвычайно увеличивают степень ответственности отдельного индивида. Это создает стрессовые ситуации и приводит к тому, что депрессия становится очень распространённым социальным феноменом, своего рода индикатором состояния современного общества.

В этой связи стоит отметить, что экзистенциальный психолог и психотерапевт не выступает в роли учителя жизни, не даёт рекомендаций, как поступить в той или иной ситуации. Через череду встреч, историю отношений с клиентом экзистенциальный психолог помогает человеку по-иному взглянуть на свою ситуацию и благодаря этому изменить собственное отношение к ней, в результате чего сама его ситуация начинает меняться. . Здесь важно отсутствие директивных мер, прямого наставничества. Экзистенциальные психологи не учителя жизни, это помощники, которые в сложные моменты могут сопровождать человека на его жизненном пути. И конечно, мы сейчас говорим о помощи за рамками клинической медицинской помощи.

Какое место экзистенциальные психологи занимают среди специалистов психологическом поле Беларуси?

Сегодня достаточно интенсивно развивается гештальт-терапия и психоанализ. Экзистенциальная психология также относится к одному из наиболее распространённых направлений в Беларуси. Специалистов в этой области довольно много, и это обусловлено близостью к Литве, где зарегистрирована Восточно-европейская ассоциация экзистенциальной терапии (ВЕАЭТ). В Институте гуманистической и экзистенциальной психологии в Бирштонасе проходили обучение или сотрудничали некоторые специалисты из Беларуси. Важно отметить, что с недавнего времени в Правление ВЕАЭТ вошла представитель Беларуси, наш преподаватель Ирина Глухова, которая приглашена в Правление именно потому, что в процентном соотношении набралось необходимое количество членов Ассоциации из Беларуси.

Почему именно Литва стала центром экзистенциальной терапии на постсоветском пространстве?

У этого есть исторические причины, связанные с деятельностью конкретных людей. Достаточно давно в Литву переехал работать выходец из Беларуси, психиатр и психотерапевт, работающий в рамках экзистенциальной парадигмы, Александр Ефимович Алексейчик. Сейчас он возглавляет Отделение пограничных расстройств Вильнюсского Центра психического здоровья и ежегодно проводит свои знаменитые Алексейчиковские семинары, на которые съезжаются специалисты с разных уголков мира. Он первый в СССР начал отчётливо разрабатывать экзистенциально-ориентированные подходы в психотерапии. Дальнейшее распространение этой традиции в Литве в значительной степени связано но с деятельностью учеников А. Е. Алексейчика, в том числе Р. Кочюнаса.

И магистерская программа «Экзистенциальная психология» – это результат научно-практического сотрудничества ключевых представителей экзистенциальной психологии и психотерапии в Литве и представителей экзистенциально-феноменологической традиции в философии в ЕГУ.

Вы уже много лет занимаетесь экзистенциальной философией, являетесь автором многочисленных статей и докладов, посвященных творчеству Кьеркегора, Хайдеггера и др. Что предопределило Ваш интерес к данному направлению?

Здесь есть конкретные биографические причины. Я училась в Белорусском государственном университете на Философско-экономическом факультете, где впервые и узнала о Хайдеггере и Кьеркегоре непосредственно благодаря преподавательской деятельности [президента ЕГУ] Анатолия Арсеньевича Михайлова. В конце 80-ых освоение и развитие этой традиции в Беларуси было связано, в первую очередь, с его именем. Так что создание нашей магистратуры далеко не случайность. .

Готовите ли Вы к изданию новые статьи или монографии?

Мы готовим к изданию первый сборник комментариев и интерпретаций к работе М. Хайдеггера «Цолликоновские семинары». Несколько лет назад в ЕГУ был издан перевод этой уникальной книги. Уникальной потому, что сами Цолликоновские семинары были организованы психиатром и одним из основателей Dasein-аналитической традиции в психотерапии Медардом Боссом, который пригласил Хайдеггера провести семинары для психотерапевтов. Среди авторов сборника будут российские, белорусские и западноевропейские учёные (философы, психологи, психотерапевты).

Спасибо за интервью.

доклад Наталии Гришиной //Психологическая газета

Во время панельной дискуссии «Страхи и Надежды Человечества… Психология спасет мир?» на 14-м Санкт-Петербургском саммите психологов Наталия Гришина выступила с докладом «Экзистенциальный оптимизм и экзистенциальный пессимизм. Выбор за нами». Наталия Владимировна, доктор психологических наук, профессор кафедры психологии личности факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета, рассказала, почему пандемия коронавируса – это экзистенциальный кризис и какие поводы для оптимизма можно найти в этой ситуации.

«Сегодня реальность вошла в нашу жизнь, ломая границы между нашим собственным жизненным пространством и окружающим миром. Мир уже не раз переживал кризисы – экономические, политические. Но, пожалуй, впервые мы говорим о кризисе, где психологические проблемы являются не следствием других – экономических или социальных проблем – но являются основным содержанием кризиса. Данный кризис должен, прежде всего, рассматриваться как кризис экзистенциальный, как кризис существования человека.

Многие тенденции изменений условий нашей жизни существуют не первое десятилетие: усиление роли виртуальной реальности в нашей повседневной жизни, возрастание объема онлайн-общения, снижение объема непосредственного общения, появление дистанционных форм обучения и деятельности онлайн. Однако внезапно постепенное нарастание этих тенденций сменилось резким рывком, в считанные недели или даже дне приходя к тому, на что в прежних темпах понадобились бы месяцы, если не годы. 

Кризис существования – это разрушение нашего привычного жизненного мира, это невозможность реализовать свои жизненные замыслы в навязанных условиях.

Страхи, тревоги, отчаяние, депрессия – это частные проявления фундаментального кризиса существования. Этот кризис связан с нарушением психологических границ персонального пространства и пространства социального бытия, с изменением самих принципов взаимодействия человека с окружающим миром.

Я хотела бы сослаться на результаты исследования, которое мы недавно провели. В декабре прошлого года было начато это исследование, а затем частично повторено на той же выборке уже в апреле 2020 года, в момент нарастания пандемии. И я хотела бы привести два результата. Во-первых, мы получили значимые изменения по ряду характеристик восприятия людьми своего существования: уменьшаются показатели жизнестойкости как способности справляться с жизненными трудностями, уменьшаются показатель экзистенциальной исполненности как нашей реализованности в этом мире. При этом увеличивается зависимость от общения как стремление к поиску опоры.

Получается, что в условиях изоляции наша психологическая автономия скорее начинает ослабевать.

Второй результат связан с нашим будущим, с возможными «Я» человека: снижаются оценки способности человека воплощать свое желаемое, возможное «Я». Снижаются оценки вероятности этого воплощения. При этом увеличивается вероятность реализации негативного «Я», уменьшается показатель способности противостоять воплощению этих негативных, нежелательных «Я». О чем идет речь? Уверенность человека в позитивном развитии сценария собственной жизни ослабевает, и, напротив, увеличивается вероятность неблагоприятного развития моего личного жизненного сценария. Эти данные, на мой взгляд, иллюстрируют и фактически подтверждают, что кризис, который сегодня переживается, есть прежде всего экзистенциальный кризис.

Важнейшей составляющей экзистенциального кризиса является нарастание онтологической тревоги. Онтологическая тревога в экзистенциальной психологии – это страх небытия: страх не быть собой, не проживать свою жизнь, невозможность реализовать свой жизненный замысел. Экзистенциальный кризис – это борьба бытия против небытия, это утверждение себя в жизни вопреки угрозе небытия.

Любой кризис, конечно, неоднозначен. Он дает поводы для пессимизма и оптимизма. В акцентах на негативных аспектах переживаемой ситуации недостатка нет: в экзистенциальном смысле, это сужение жизненного пространства, его герметизация, уменьшение открытости окружающего мира. В основе этого – нарушение базового доверия к миру, утрата чувства безопасности.

Оптимистический взгляд связан с вариантами и конкретизациями известного тезиса Ясперса о проживании пограничной ситуации как пробуждении к экзистенции, как усиление собственной идентичности. Ясперс наделял пограничность сложной ситуации в жизни человека позитивным потенциалом: обретение подлинности через проживание этих сложных ситуаций. 

Если мы предельно заострим существующие угрозы как угрозы жизни человека, мы можем сослаться на исследования, связанные с позитивными последствиями проживания подобного опыта, опыта конфронтации с ситуациями реальной угрозы жизни человека. Позитивные результаты этого опыта описываются через прояснение жизненных смыслов, усиление личностного потенциала, возрастание значимости духовных ценностей…».

Глубина бытия — специализация по экзистенциальной психотерапии

Будем смотреть правде в глаза: неврозы и депрессии становятся привычными для человека, живущего в современном мире. Все больше людей обращаются к врачам за подавлением соматических симптомов стрессов (бессонница, боли внутренних органов) и, что радует, многие также идут к психологам, ощущая апатию, бессмысленность, тоску и безысходность.

Врачи, выполняя свою работу, лечат физическое тело. Психологи разных направлений, опираясь на свои знания, что-то технично делают с клиентом, помогают разобраться в проблеме, с которой он пришел. Зачастую это именно запрос клиента – «хочу БЫСТРО решить этот надоевший вопрос» (мы понимаем, что это значит – снять симптом, борьба со следствием). Врачи и психологи отвечают на него своей работой.

В тени остается самое главное – сам человек.

Отчужденность от себя, бег по кругу, невнимание к собственным состояниям и выборам, выполнение чужих желаний, нечувствительность к своим ценностям приводит к механическому проживанию каждого дня, прокрастинации, а далее к депрессиям и компульсивным способам борьбы с пустотой в своей жизни. Увидеть эту картину – первый шаг к осознаванию своего бытия, к возможности увидеть причину своей скуки, нереализованности, издерганности, усталости.

Кто я?
Куда я иду?
Как мне хочется жить?
В чем смысл того, что я делаю?
На эти вопросы хочет получить свои собственные ответы каждый развивающийся человек, личность, которая осознает себя и собственное бытие, хочет не просто присутствовать в мире, а быть живым непосредственным участником и сотворцом собственной реальности. В процессе работы над собой в экзистенциальном подходе все это зачастую удается.

Экзистенциальная психотерапия остается одним из самых популярных и востребованных методов психотерапии. При этом она активно развивается, как подход, привлекая все новых адептов. Секрет популярности и внимания к ней в том, что она дает возможность человеку самому расставить дорожные знаки на пути своей жизни, а психологу – творить и строить свой стиль работы в рамках метода, опираясь на собственную философию, взгляд на мир.

Экзистенциальный психолог, его работа сильно отличаются от сессии с гештальтистом, специалистом по НЛП или психоаналитиком. Он будто бы неспешно наблюдает вместе с клиентом за тем, как устроен его мир. У терапевта нет задачи что-то переделать в психике клиента, привести ее к образцу, технически устранить неисправности или насильно заставить его выбирать. Принимая и исследуя данности жизни клиента и экзистенциальные данности, экзистенциальный психолог помогает сделать видимым путь решений клиента, жизнь и ее процессы наделяются смыслом, а тревога отступает.

Клиент обретает опору, которая может помочь ему в столкновении с любыми жизненными трудностями. Поэтому можно сказать, что экзистенциальная психология работает с любыми темами и проблемами. Потому что она фокусируется на первопричине, глубине, на бытии человека.

Одна из экзистенциальных данностей, с которыми работает метод – конечность нашей жизни. Смерть напоминает нам о том, что мы ограничены во времени и качество жизненного опыта, который мы получаем, в наших руках.

Поэтому начинающий экзистенциальный психолог понимает, что ему важно определиться со своими глубинными сложностями, ценностями, выбором, свободой и ответственностью, быть в этом устойчивым и понятным себе, чтобы иметь возможность работать с клиентом. Для этого он приходит в обучающие группы экзистенциальной терапии.

Обучающая программа «Глубина бытия. Начала экзистенциальной психотерапии» призвана помочь решить эти личные и профессиональные задачи.

Для кого эта группа?

Для студентов психологических факультетов, которые настроены на длительную и эффективную практическую работу с частными клиентами.
Для специалистов помогающих профессий, которые хотят научиться более широко понимать специфику душевных проблем пациентов и клиентов.
Для психологов, которым важно сделать свою работу более объемной и менее техничной, сфокусированной не только на конкретном результате.
Для начинающих специалистов с опытом своей личной терапии, желающих начать свою практику.
Для людей, разделяющих ценности и философию экзистенциального метода.
Обучение экзистенциальной психологии в результате дает участникам возможность:

— помочь себе и клиенту в осмыслении своей жизни,
— научиться опираться на собственные ценности,
— разобраться в том, как человек ограничивает свою свободу;
— разделить с другим ощущение экзистенциального одиночества;
— помочь себе и клиенту справляться с неизбежными вызовами бытия.

Цикличная программа включает 9 двухдневных групповых сессий по 20 акад. часов каждая с периодичностью 1 раз в месяц (суббота и воскресенье).

Темы сессий:

Тревога. Наука быть живым.
Рождение. Бытие и время.
Выбор. Психотехника экзистенциального выбора.
Вина. Мужество быть.
Свобода. Бегство от свободы.
Одиночество. Быть в присутствии Другого.
Смерть. Все мы творения на день.
Смысл. Человек в поисках смысла.

По окончании курса выдаётся свидетельство о повышении квалификации психолога/дополнительном образовании от Института Супервизии и Групповой терапии (Институт дополнительно образования и повышения квалификации).

Экзистенциальная психотерапия

Экзистенциальная психотерапия (ЭП) – это развивающееся направление современной психологии, которое получило широкое распространение в США и странах западной Европы.  В основе подхода ЭП лежит философия экзистенциализма, в то время, как большинство других направлений в психологии опирается на научно-­позитивистскую парадигму.  Философия экзистенциализма отдает предпочтение непосредственному опыту человека, а не его объяснению или анализу. Это и является причиной объяснимой популярности этого подхода среди практических психологов, которым, в отличие от академических ученых, приходится иметь дело с непосредственными переживаниями своих клиентов, которые не всегда укладываются в теоретические концепции.

Ещё одной особенностью метода является фокусирование внимания на тех проблемах, которые проистекают из самого факта человеческого существования, таких как: осознание собственной смертности, необходимость поиска смысла, одиночество, свобода.  Вопросы детско-­родительских отношений, травматического опыта, нарушений в развитии рассматриваются в ЭП как ситуации здесь-­и-­сейчас. ЭП необычайно эффективна в работе с такими аспектами человеческой личности как воля, решимость, ответственность, тревога, доверие, любовь и смысл жизни.

Программа предназначена для практических психологов: психологов – консультантов, школьных психологов и учителей, социальных работников, а также всех тех, кому интересна тема гармоничного развития человека.

Участвуя в обучении вы сможете:

  • освоить инструментарий ЭП в теории и на практике; ­
  • углубить имеющиеся терапевтические навыки; ­
  • проработать собственную проблематику; ­
  • лучше понять свою философскую систему и изменить картину мира.

Формы работы: терапевтические сессии

Каждая тема представляет собой отдельный законченный семинар-тренинг.

Депрессии, зависимости, навязчивости, одиночество и не способность действовать и наслаждаться жизнью — удел человека, утратившего смысл или не обретшего его. Экзистенциальная психология как целостный подход к бытию человека в мире способна восстановить картину мира и помочь найти своё место в нем.

 

Расписание занятий курса «Экзистенциальная психотерапия и психология»:

Сессия 1

  • Введение в экзистенциальную психотерапию, базовая тревога, жизнь, смерть.
  • Практикум по экзистенциальной терапии.


Сессия 2

  • Категория свободы: ответственность, решение, выбор, экзистенциальная вина.
  • Практикум по экзистенциальной терапии. 


Сессия 3

  • Изоляция и межличностные отношения, психопатологии. 
  • Практикум по экзистенциальной терапии.


Сессия 4

  • Утрата смысла, психотерапевтические приемы.

 

Ведущая — Ольга Буфеллах
Объем программы 72 ч.
Срок обучения: 4 месяца.

В поисках смысла жизни… Экзистенциальная психология — Кафедра психологии и конфликтологии

Теория и практика экзистенциальной психологии:

Краткая история

Говорить, о том, что такое экзистенциальная психология и психотерапия всегда очень сложно. Дать же четкое определение также проблематично; однако это никоим образом не преуменьшает ценность этого направления в психологии и философии. Даже наиболее профессиональный и опытный психолог, пожалуй, надолго задумается, прежде чем дать однозначный ответ на такой вопрос, ведь сложность определения происходит уже из самого понятия – что есть «экзистенциализм»? Таким образом, и мы убедимся в этом в дальнейшем – экзистенциальная психология будет иметь несколько определений, во многом зависящих от самого психотерапевта и стиля его работы. Но, дорогие друзья, обо всем по порядку.

Для начала, сделаю важную, очень важную оговорку: несмотря на то, что психология сама по себе достаточно близка к философии, экзистенциальное направление выделяется здесь особенно – в сущности, оно построено на философии и философских же понятиях, таких как «жизнь» и «смерть», «смысл» и «одиночество». И несмотря на то, что эти слова и понятия кажутся нам знакомыми, в экзистенциализме они приобретают абсолютно новый смысл, а вернее сказать, смыслы.

В начале 20-го века в философии господствовали методологизм и гносеологизм, направление которые во многом являлись академической «надстройкой» над философией 19 века и античной традиции. Циркуляция идей и унификация знания сказывалась на манере «философствования», и многие пытливые умы чувствовали себя некомфортно в подобных условиях. Именно поэтому на смену «назад к Платону!», появляется новый лозунг: «назад к вещам!», означающий возвращение к онтологии, или к учению о бытии. Собственно говоря, «бытие» и есть ключевой момент экзистенциальной философии, ведь экзистенциализм хочет понять бытие как нечто непосредственное и преодолеть интеллектуализм как традиционной рационалистической философии, так и науки. Следуя экзистенциализму, бытие вовсе не эмпирическая реальность и не рациональная конструкция, определяемая научным мышлением, ни «умопостигаемая сущность» идеалистической философии. Бытие должно и может быть постигнуто интуитивно! Это бытие в экзистенциальной философии и означается словом «экзистенция», которое значит, прежде всего, уникальное и непосредственно переживаемое человеческое существование. Это существование уникально, неповторимо, феноменально и не похоже ни на кого и ни на что.

Идеи, подобные этим выражались в труда многих мыслителей и до 20 века. Их имена сегодня хорошо известны публике: это философы Ницше, Шопенгауэр и Кьеркегор, писатели Достоевский, Кафка, Толстой… Как видим, экзистенциальные идеи высказывались нередко в литературной форме, и это – еще одна отличительная черта этого направления от других, когда философия не просто служит для «умозаключений», но и движет персонажами книг и самим сюжетом, наполняя тех же «Братьев Карамазовых» глубоким экзистенциальным смыслом.

Жан-Поль Сартр В 20 веке, об экзистенциальной философии, как о сложившемся течении заговорили после работ Мартина Хайдеггера и Карла Ясперса; после Второй мировой появились такие громкие имена как Жан-Поль Сартр или Альберт Камю, чьи романы «Тошнота» и «Чума» соответственно, до сих пор одни из наиболее читаемых романов в мире. Значит ли это, что «проблемы» экзистенциализма живы? Да, потому что экзистенциализм и есть человек и его жизнь.

А что может быть более актуально для нас, чем наше собственное существование? Какими бы мы не рождались, когда бы не жили – мы все переживаем свое собственное бытие, и философия экзистенциализма – это философия всего человеческого. В психологию экзистенциализм проник благодаря усилиям вышеупомянутого Карла Ясперса – немецкого психолога и философа, который во многих работах («Общая психопатология» (1919), «Смысл и назначение истории»(1949)) старался пересмотреть существующую методологию и подходы к психиатрии, однако по-настоящему это удалось скромному швейцарскому врачу Людвигу Бинсвангеру. Именно он впервые, под влиянием работ Ясперса и Хайдеггера решается перенести экзистенциальную парадигму в психологическое русло. Результатом стала работа 1924 года – «Экзистенциальный анализ».

В то время, стоит отметить, восходил к вершине популярности З.Фрейд, а также другие его ученики, например К.Г.Юнг. Раскол среди психоаналитиков уже произошел, но авторитет Фрейда был по-прежнему велик, его влияние ощущалось в буквально каждой Людвиг Бинсвангер психоаналитической работе того времени.

И вот, Бинсвангер отказывается от Фрейдовской модели анализа, отказывается от того, что существует нечто, управляющее человеком или создающим его жизнь (будь то влечения, архетипы, устремление к власти). Он наоборот говорит об уникальности конкретного бытия: «экзистенциальный анализ не предлагает онтологического тезиса о фундаментальном условии, определяющем существование, но заявляет о существующем, то есть сообщает фактические данные, касающиеся реально обнаруживающихся форм и конфигураций экзистенции».

За витиеватой формулировкой скрывается настоящий «прорыв»: человек становится не вместилищем механизмов психической активности, не биологическим носителем определенного «начала» – сексуальности, влечений к смерти, жизни и т.д., а чем-то большим – целостностью, которая не поддается сомнению и уникальным существованием, только исходя из которого можно верно понять проблему и симптом пациента, а значит, и исцелить его. Но стоит заметить, что должной популярности работа не обрела, и многие психиатры и психологи даже не слышали о ней, хотя Бинсвангер сделал очень многое для понимания и переосмысления проблем психологии и психопатологии.

Другим ученым, который совмещал экзистенциальную философию и психотерапию, становится другой швейцарец Мерард Босс, который, сперва, мечтал стать художником, однако, послушался отца, и этой мечте не суждено было осуществиться. Он проходил психоанализ у Фрейда (за анализ Боссу приходилось рассчитываться деньгами, предназначенными на еду, поэтому Фрейду пришлось часть денег Боссу возвращать, чтобы тот не умер с голоду), посещал семинары Юнга, но, по-настоящему его увлекли идеи Бинсвангера и Хайдеггера. С последним он познакомился после Второй мировой войны, и почти сразу же издает несколько важных работ: «Значение и содержание сексуальных перверзий» (1949), «Введение в психосоматическую медицину» (1954), «Анализ сновидений» (1953), «Психоанализ и Dasein анализ» (1957). Эти работы заложили основу нового направления экзистенциальной терапии – дазайн-анализ (dasein-анализ), который был близок к анализу Бинсвангера, но в большей степени опирался на некоторые фрейдовские концепции, хотя главным образом был полностью противоположен ему.

Босс понимал под «dasein» метафорическое «нечто высвечивающее», «освящающее», то, что выводит вещи «на свет». Метафора света и высвечивания определяет понимание в дазайн-анализе таких вещей как психопатология, психологическая защита, терапия. Психологическая защита по Боссу это «невысвечивание» отдельных аспектов жизни, а психопатологическая проблема подобна выбору жизни в темноте. Терапия возвращает людей к их базовой светлости и открытости. Несмотря на эти попытки, экзистенциальная психология и терапия оставались на периферии психологической науки: по-прежнему господствовали психоанализ и бихевиоризм. Но в какой-то момент, критическая масса сомнений и противоречий достигла своего предела, и появляется «третья сила» – гуманистическая психология, обобщающая сегодня опыт как экзистенциального, так и гештальт-, и феноменологического направлений. Среди экзистенциалистов у ее истоков стояло сразу несколько людей, которые разрабатывали свои теории в едином ключе, хотя и с определенными отличиями. Ими были австрийский психиатр, психолог Виктор Франкл, переживший ужас нацистского концлагеря, а также американские психологи Ролло Мэй и Джеймс Бьюдженталь. Несколько позже свой вклад в развитие экзистенциальной терапии внес Альфрид Лэнгле, со своей собственной концепцией экзистенциального анализа.

 Виктор Франкл Виктор Франкл создал уникальную экзистенциальную «логотерапию» – метод анализа, ориентированный на поиск смысла в жизни человека. Естественно, что смысл, как и человек – уникальны и сугубо индивидуальны, и психотерапевтический метод Франкла помогает находить смысл (смыслы) во всех проявлениях жизни, даже самых трагических, тем самым создавая стимул к продолжению жизни и переосмысливая собственную жизнь. Главная работа Франкла «Человек в поисках смысла» (1959), до сих пор одна из наиболее читаемых работ по экзистенциальной психотерапии. Франкл писал: «Будучи молодым человеком, я прошел через ад отчаяния, преодолевая очевидную бессмысленность жизни, через крайний нигилизм. Со временем я сумел выработать у себя иммунитет против нигилизма. Таким образом, я создал логотерапию». В рамках логотерапии начинал работу и другой известный аналитик Альфрид Лэнгле. Он говорит о о собственном экзистенциальном анализе, как об отдельном психотерапевтическом методе, который, в отличие от логотерапии Франкла, рассматривается именно как самостоятельная терапия, а не просто как дополнение к традиционной психотерапии. Споры на счет того, кто же из них прав, и чей метод первичен, ведутся до сих пор, что впрочем, не уменьшает ценность каждой из этих практик и теорий.

Действительно значимой фигурой для развития экзистенциализма как альтернативного направления в терапии и психиатрии стал широко известный шотландец Рональд Лэйнг, один из основателей движения антипсихиатрии. Он рассматривал поведение каждого пациента как выражение личной свободы и отражение опыта или внутренней реальности, а не симптомы заболевания. В конце – концов, он вообще сомневался в тех психиатрических критериях, отделяющие психическое здоровье от психического расстройства, которые пытается установить академическая психиатрия. Сейчас же, напрямую перейдем к формированию «последней», если можно так выразиться, экзистенциальной волны, которая наиболее известна и применяема сегодня. Если читатель обратил внимание, до этого, мы сплошь и рядом говорили скорее о аналитическо-экзистенциальном подходе. Психологический анализ – будь он направленный на поиск смысла, или выяснение собственной экзистенции, «дазайна» и т. д. – это один из методов, и в экзистенциальной среде, как и среди других психологических направлений, со временем стали развиваться другие методы терапии, – возможно, несколько более «практичные» и доступные для широкой массы клиентов. Это и было возникновение современной экзистенциальной психотерапии. Ролло Мэй Ролло Мэй писал: «Для бытия другого человека нет таких понятий, как истина и реальность без его участия в них, сознавания их и наличия какого-либо отношения к ним. В любой момент психотерапевтической работы можно продемонстрировать, что только истина, которая ожила, стала больше чем просто абстрактной идеей, которая “чувствуется на кончиках пальцев”, только такая истина, которая подлинно переживается на всех уровнях бытия, включая то, что мы называем подсознательным и бессознательным и не забывая об элементах сознательного принятия решения и ответственности, – только такая истина имеет возможность изменить человеческое бытие». Собственно, он первый попытался собрать воедино весь накопленный экзистенциальный материал и свести его единую теоретическую и практическую базу, особенно акцентируя внимание на таких, казалось бы, известных нам понятиях как любовь, воля, смерть, тревога, ненависть, добро и т. д. Характерно, что и Мэй, и многие другие психологи-экзистенциалисты, в отличии от многих фрейдистов, никогда не будут преуменьшать вклад противоположного (если так можно выразится) лагеря: так, размышляя о тревоге, Мэй заметил, что «Фрейд писал на техническом уровне, здесь его гений превзошел всех; возможно, больше, чем все люди его времени, он знал о тревоге. Кьеркегор – гений другого порядка, – писал на экзистенциальном, онтологическом уровне; он знал тревогу». Ключевое понятие, которое разграничивает фрейдистов и экзистенциалистов: «знать о чем-то» и «знать что-то». Ролло Мэй проторил дорогу вперед, но он был не единственным.

Весомый вклад был сделан Джеймсом Бьюдженталем, который является одним из наиболее известных представителей экзистенциально-гуманистической психотерапии. Основной акцент в своих работах, в том числе главной, «Искусство психотерапевта», он делает на уникальности и целостности жизни, объясняя этот психотерапевтический феномен через понятие «субъективности»: «Мы, люди западной культуры, только теперь начинаем понимать первостепенное значение нашей субъективности. Однако жизнеизменяющая психотерапия занимается именно субъективностью пациента, что и составляет ее самое главное отличие от других видов психотерапии. Это требует неусыпного внимания к внутреннему миру переживаний пациента и понимания того, что самым главным «инструментом» этого внимания является собственная субъективность психотерапевта». Ирвин Ялом Ну и, конечно же, несколько слов о моем, не побоюсь этого слова, учителе – Ирвине Яломе. Ялом относится еще к той старой школе, которая сегодня, к сожалению, уже уходит. Кто придет на их место – и достойны ли будут их последователи – зависит только от нас, молодых психологов, но я уверен, что при таких наставниках, как Ялом или Мэй, мы сможем стать не хуже, а может в чем-то и лучше наших старших коллег и авторитетов. Главная заслуга Ирвина Ялома, это актуализация проблемы «смерти», а также выделение четырех экзистенциальных данностей: смерти, одиночества, бессмысленности и свободы: «Когда я наблюдаю пациентов в групповой терапии, я руководствуюсь межличностным подходом и полагаю, что пациенты впадают в отчаяние из-за своей неспособности развивать и поддерживать такие отношения с другими людьми, которые приносили бы им радость. Однако когда я действую в рамках экзистенциальной терапии, то руководствуюсь совершенно иным предположением: пациенты пребывают в подавленном состоянии из-за столкновения с жесткими факторами человеческой природы — «данностями» существования». «Экзистенциальная психотерапия – пишет Ялом, и это является, на мой взгляд, наиболее полной и точной формулировкой данного направления — это динамический терапевтический подход, фокусирующийся на проблемах существования индивидуума». Таким образом, он подводит будто черту, стараясь объединить теории и концепты своих предшественников в единую систему. Хотелось бы отметить еще одну особенность, на мой взгляд, определяющую как и огромный плюс, так и некоторый минус экзистенциальной психологии и терапии: это ее персонализированность. Фактически каждый психолог, работающий в этом направлении, сам изобретает собственную терапию и теорию, сам расставляет акценты и суждения, сам творит свою личную философию и творческий стиль работы. Экзистенциализм более чем другие направления располагают к этому, и не зря Бьюдженталь говорил о том, что психотерапия – не работа, а искусство. С моей точки зрения – это прекрасно, но с точки зрения академической психологии – это всегда проблематично, ведь без опоры на четкие догматические представления, подобное направление довольно сложно «внедрить» в научный дискурс. Но об этом речь пойдет несколько позже… Таким образом, надеюсь, я сумел в очень краткой, сжатой форме пересказать основные вехи развития экзистенциальной психологии и психотерапии. Мне, естественно понятно, что одним эссе невозможно ограничится и дать всеобъемлющую характеристику, но это и не входило в мои планы, я и не претендую в конкретном случае на это. Куда важнее мне было показать столетний путь экзистенциальной философии и психологии навстречу друг-другу, а также освятить рад важных вопросов, связанных с ними, и дать общее представление, о том, что такое экзистенциализм и в чем сохраняется его феномен: что в 20, что в 21 веке.

Автор Дмитрий Лобачев
Источник: https://psychologies.today/kratkaya-istoriya-ekzistencialnoj-psixologii/

The Meaning of Human Existence: A Review

Эдвард О. Уилсон является одновременно одним из моих интеллектуальных героев и тем, кто меня чрезвычайно расстраивает, и эти противоречивые чувства снова возникли, когда я прочитал его последнюю книгу The Meaning of Human Существование (2014). Уилсон — мой герой, потому что он выступает как культовый ученый, который предлагает миру полную картину истории человечества. Как ученый, он энтомолог мирового класса, внесший огромный вклад в изучение муравьев.Как основатель социобиологии, предшественницы современной эволюционной психологии, он внес огромный вклад в наше понимание эволюционной основы поведения животных (и человека). И он дальновидный ученый-философ. Когда я читал The Meaning of Human Existence , я вспомнил, какое волнение я испытал, читая Consilience: The Unity of Knowledge почти два десятилетия назад, что оставило у меня глубокое чувство, что я держал в руках книгу, описывающую все человеческих знаний, от естественных наук до социальных и гуманитарных наук, в форме, которая была напрямую совместима с системой Древа познания, которую я недавно разработал.

Суть сообщения Уилсона в этом коротком фолианте ясна в его обсуждении значения смысла. Значение для Уилсона в этом контексте относится к пониманию сущности нашей природы (то есть, какие мы существа, откуда мы и почему) через историю, особенно эволюционную историю. Эволюционная наука очень ясна в этом вопросе; Homo sapiens — это уникальная разновидность больших обезьян, ультра-социальная, питающаяся эусоциальностью. Это единственный разумный научный вывод, и это представление о человеческой природе, которое следует изучать и принимать, и оно имеет глубокое значение для того, как мы живем.Это способ, которым поборник Уилсона бросает вызов традиционным религиозным повествованиям, и делает это таким образом и голосом, который достигает стольких, что я считаю героическим. В самом деле, я предлагаю очень похожий грандиозный мета-рассказ в последней главе моей книги. Чрезвычайно важно, чтобы этот рассказ повторялся часто, поскольку он остается мнением меньшинства в обществе и почти полностью отсутствует в правительстве.

Мое огромное разочарование в отношении Уилсона заключается в том, что он естествоиспытатель, не понимающий ни философии, ни психологии человека.Хотя Уилсон хочет получить общую картину и оценить то, как культура формирует человеческий разум, и хочет навести мосты между науками и гуманитарными науками, он принципиально не может освободиться от мышления физического редукциониста, где истинные причины и эффекты — это энергия, атомы, гены и нейроны. Это проявляется в его склонности начинать обсуждение разума и сразу же обращаться к нейробиологии. Или диалог о том, что делает нас людьми, со ссылкой на размер нашего мозга.Или начать обсуждение культуры, а затем сразу же поговорить о том, как культура может создавать давление естественного отбора для определенных аллелей. Чего он полностью упускает в Consilience и снова в The Meaning of Human Existence , так это признания того, что Вселенная является разворачивающейся волной Энерго-Информации. Поведение в био / органическом, животном / ментальном и человеческом / культурном измерениях фундаментально отличается от поведения на физико-химическом уровне из-за возникновения как функции различных форм информационного потока (генетического, нейронального и лингвистического).

Источник: Грегг Энрикес

Вот почему изображение ToK так важно. Это помогает представить, что люди так же отличаются от других животных, как животные от растений или как организмы от неорганической материи. Учтите, что нигде в этой книге об эволюционной природе человеческого существования Уилсон четко не объясняет, почему язык качественно изменил модели поведения людей. Уилсон также не формулирует, как язык создал проблему социального оправдания, которая, в свою очередь, сформировала систему человеческого самосознания как систему обоснования, дающую основания.Уилсон демонстрирует понимание того, что система самосознания действительно имеет развитые конструктивные особенности, когда со смирением объясняет историю о том, как, когда Карл Саган выиграл Пулитцеровскую премию годом ранее, он пожал плечами как незначительное достижение, но когда он выиграв его в следующем году, он воспринял его как главный приз, к которому должны стремиться другие ученые. Это отличный пример того, как структурирована система самосознания для развития нарративов оправдания в соответствии с интересами человека, однако Уилсон, казалось, совершенно не знал, как напрямую соединить точки.

Уилсон также не говорит о том, что системы обоснования являются первым видом явных систем знаний и почему, особенно с такими технологиями, как письмо, деньги, а теперь и компьютеры, мы можем хранить, передавать и оценивать такие системы знаний. Уникальность людей не в том, что они общительны или обладают большим мозгом. Дело в том, что у них есть система вербального самосознания, которая порождает крупномасштабные системы убеждений, которые координируют большое количество людей для достижения более высоких целей. Если бы Уилсон понимал это, он мог бы предложить гораздо более ощутимый мост между естественными, социальными и гуманитарными науками.

Если бы он усвоил эту точку зрения, он, вероятно, также лучше понимал бы философию и проблему ценности. Во-первых, можно думать о философии как о, по сути, изучении проблемы оправдания. Учтите, что для многих философов «значение» означает «ценность», как в том, что есть добро. И, как давно указывали философы, проблема с размышлением о том, что хорошо, заключается в том, что оно по своей сути позиционно, то есть зависит от точки зрения человека. Рассмотрим рассказ Уилсона о смысле нашего существования в свете стандартной христианской версии реальности. После того, как я провел публичную дискуссию о взглядах на человечество дарвинистов и креационистов, группа подростков подошла ко мне и спросила, почему я веду себя морально. В конце концов, утверждали они, если мы просто обезьяны, то на самом деле не имеет значения, что мы сделали, поэтому я тоже не против веселиться и делать все, что мне нравится. Дело здесь в том, что их система оправдания была такова, что если бы мы действительно не были детьми Бога и нас действительно не любил бы Он, потому что Он был иллюзией, то все, что имело смысл в их жизни, радикально изменилось бы.Другими словами, ответ на вопрос с исторической и научной точки зрения о том, что мы являемся развитыми обезьянами, в основном означал бы для них, что наше существование фактически бессмысленно (то есть не имеет относительной ценности). Зачем? Потому что в этом суть их системы оправдания, и их смысл зависит от положения, в которое они включены.

Чтобы действительно ответить на вопрос о смысле нашего существования, нам нужно более четкое понимание нашей уникальной природы (т.е., как единственное животное, которое может оправдать его значение) и понять, что это такое, в свете нашего научного понимания мы должны ценить как добро. (Одна из недавних книг, в которых этот вопрос рассматривается с глубиной и изяществом, — это книга Блейна Фауэрса «Эволюция этики ».) Суть в том, что, какими бы обширными ни были знания Уилсона, они недостаточно широки, и ему есть чему поучиться. специалисты по психологии человека и этической философии. В конечном счете, тем не менее, Уилсон внес большой вклад и заслуживает гораздо большего восхищения, чем критики, в его долгих поисках, чтобы показать, какое значение имеет эволюционная теория для понимания смысла нашего существования.

границ | Истинное Я. Критика, природа и метод

Введение

Давайте начнем с цитаты: «Многим людям нравится думать, что у них есть внутреннее« истинное »я. Большинство социологов скептически относятся к таким представлениям. Если внутреннее «я» все время отличается от того, как человек действует, почему внутреннее «я» является «истинным»? » (Баумейстер, Бушман, 2013, с. 75). Так понятие истинного «я» вводится в недавнем учебнике социальных наук. Предполагается, что существует конфликт между народной психологией и наукой, где истинное «я» — это понятие, не выдерживающее более тщательного изучения.Эта точка зрения была недавно подтверждена рядом исследований, проведенных Strohminger and Nichols (2014) и Strohminger et al. (2017), показывая, что вера в истинное «я» действительно широко распространена, когда ставит под сомнение его реальное существование. Является ли наше представление о нашем «истинном я» просто отражением социокультурной среды, в которой мы существуем? И может ли кто-то иметь хорошее «истинное я», даже если он постоянно действует вредным образом?

Представление о химере изначально хорошего «истинного я», существующей настолько глубоко в структуре чьей-то психики, что она может никогда не появиться в реальности, может показаться совершенно необоснованным. Это не только выводит истинное Я за пределы научного наблюдения, но и делает его безнадежно оптимистичным сном. Следовательно, хотя эмпирически ясно, что люди используют концепцию истинного Я — в смысле того, что не может измениться без того, чтобы кто-то стал меньше того, чем они на самом деле являются, — есть веские причины сомневаться в том, что истинное Я существует за пределами широко распространенная вера в это. Поскольку это убеждение настолько распространено, может ли оно быть основано на реальности?

Это вопрос, который мы исследуем ниже, не только предлагая предположение о том, какова может быть структура истинного «я», но и наметив метод ее исследования.Делая это, мы также предоставим контраргументы критике вышеупомянутого истинного «я». На наш взгляд, истинное «я» можно рассматривать как имеющее своего рода духовное существование. Он может появиться во времени, но также существует вне времени. Он может даже отсутствовать в разные моменты времени, не прекращая своего существования. Однако полное отсутствие истинного «я» сделало бы невозможным исследование. Мы полагаем, что имеем дело с сущностью гегелевского типа, т. Е. Сущностью, сущность которой должна проявиться (и действительно, может ли быть сущность, которая никогда не появляется?).Другими словами, истинное «я» не может быть настолько химерным, чтобы никогда не входить в стадию реальной жизни. Однако такой объект исследования не может быть адекватно исследован с помощью одних только общепринятых философских или психологических методов. Мы предполагаем, что к истинному «я» можно подойти с помощью метода от первого лица, сочетающего философское размышление и интроспективное наблюдение, как мы опишем в разделе «Схема всеобъемлющего метода изучения истинного« Я »от первого лица». Прежде чем представить этот метод, мы рассмотрим историю и природу «я» и истинное «я» в философии и психологии (раздел «Введение»).Это последует ответом на критику истинного Я (раздел «Проблема радикальной субъективности и наблюдаемости истинного Я»).

Краткое историческое описание «Я» и истинного «Я»

Самость, одна из центральных, а также критически обсуждаемых концепций в философии и психологии, имеет долгую историю. Идея о том, что у человека есть скрытое «я» в дополнение к поверхностной личности, можно проследить до представления о том, что у человека есть душа, которая потенциально бессмертна.В египетской культуре только фараон при жизни обладал бессмертной божественной душой (ах). Только в момент смерти другие египтяне могли получить такую ​​душу (Waage, 2008). В древнегреческой культуре Сократ был известен тем, что слышал внутренний голос, который указывал ему, что он должен ( Memorabilia 1.1.4, 4.3.12, 4.8.1, Apology 12) и не должен делать ( Apology 31c-d, 40a-b, Euthydemus 272e-273a). Это было частью того, что привело к его кончине, так как он был обвинен в следовании другим богам.Внутренним голосом был daimonion , божественное существо (особенное) для Сократа, а не один из богов, которым покровительствовал афинский город-государство. Такое частное божественное существо теперь обычно понимается как относящееся к совести в христианской традиции (Schinkel, 2007, стр. 97), которая связана с моральной сущностью — истинным я — человека. Представление о нравственной сущности человека получило дальнейшее развитие в греческой мысли. Например, это было связано с проявлением Аристотелем определенных добродетелей.Аристотель также предположил, что «истинное Я каждого» — это божественный интеллект или nous (NE, 1178, a2).

Однако, отвечая на вопрос «кто ты?», Долгое время было принято называть своих предков. В Древнем Риме первенец был собственностью семьи pater familias до смерти отца. Во время похоронной процессии на сыне была посмертная маска отца (Салемонсен, 2005). Можно отметить, что слово «маска» ( лат. persona) связано со словом «человек», предполагая, что мы можем принимать разные идентичности, но также, что существует основная сущность.Август известен тем, что написал первую автобиографию, положив начало жанру, определяемому идеей о том, что определенные события и мысли более важны, чем другие, когда он пытается понять, кто такой человек. Возможно, иудео-христианские религии также внесли свой вклад в представление о том, что все человеческие существа имеют божественное ядро, независимо от происхождения: «Нет ни еврея, ни грека, нет ни уз, ни свободы, нет ни мужчины, ни женщины: ибо вы все одно во Христе Иисусе »(Галатам 3:28). В эпоху Возрождения Пико делла Мирандола подчеркивал понятие свободы воли в своей «Речи о человеческом достоинстве», заставляя Бога воскликнуть, что вопрос воли человека должен стать животным или божественным, смертным или бессмертным:

Я поместил вас в самый центр мира, чтобы с этой выгодной точки вы могли с большей легкостью оглядываться вокруг всего, что есть в этом мире.Мы сделали вас ни небесным, ни земным созданием, ни смертным, ни бессмертным, чтобы вы, как свободный и гордый формирователь своего собственного существа, могли принять ту форму, которую пожелаете. В вашей власти будет спуститься к низшим, жестоким формам жизни; вы сможете своим собственным решением снова подняться до высших порядков, чья жизнь божественна (делла Мирандола, 1996, стр. 7).

Для Канта «я» — это то, что обеспечивает трансцендентное единство нашим мыслям и восприятиям, короче говоря, всему нашему опыту (Kant, 1904).Хотя самость не может быть познана сама по себе, в кантианской этике индивид полностью автономен, свободен, когда он действует в соответствии с рациональными принципами (Kant, 1968). Человек проявляет Царство Небесное на Земле в той мере, в какой соблюдаются этические принципы, как если бы они были законами природы. В качестве реакции на это некоторые философы, такие как Сартр, указывают, что эта точка зрения игнорирует общинные и социальные аспекты личности, а также ее индивидуальность и аутентичность (Sartre, 2014).Отвергая понятие подлинности Сартра, Фуко отрицал, что существует какое-либо «я», данное нам; утверждая, что мы должны рассматривать себя как произведение искусства:

Я думаю, что с теоретической точки зрения Сартр избегает идеи о себе как о чем-то, что нам дано, но через моральное понятие подлинности он возвращается к идее о том, что мы должны быть самими собой — чтобы быть истинными. наше истинное я. Я думаю, что единственное приемлемое практическое следствие того, что сказал Сартр, — это связать его теоретическое понимание с практикой творчества, а не с пониманием подлинности.Из идеи, что «я» не дано нам, я думаю, есть только одно практическое следствие: мы должны создавать себя как произведение искусства (Focault, 1997, p. 262).

Фуко указывает, что понятие подлинности Сартра заново вводит определенную меру для чьей-то истинной сущности. Фуко считает, что нам следует более радикально отвергать любое данное содержание или меру того, что составляет истинное «я». Любой такой контент или показатель мы должны создавать сами. Можно заметить, что даже творческие действия содержат элемент или, по крайней мере, связаны с чем-то данным, например, вдохновением или рамками понимания.Идею создания «я» не нужно рассматривать как чистое / произвольное изобретение чего-то непонятного. Вместо этого творческие действия можно понимать как встречу между чем-то данным и субъективной энергией. Частично субъект отождествляет себя с данным, подчиняется ему, а частично субъект признает данное как себя.

Если мы сделаем паузу и подведем итоги здесь, то увидим, что в западном каноне существует целый ряд идей, связанных с самостью (обсуждение счетов «я», «не-я» и истинного «я» в азиатских традициях см. В Siderits et al., 2010):

1. «Я» — это разновидность сущности, субстанции или души, которая может пережить или не пережить смерть

2. Я — голос совести, источник моральных или подлинных действий

3. Я божественно, возможно, создано Богом

4. «Я» связано с прошлым, родословной и внешней идентичностью, например, с работой

5. С личностью связана история, которая может быть представлена ​​в биографии

6. Я обеспечивает единство познания и опыта

7.Я — это бесплатный, автономный агент

8. «Я» существенно связано с другими людьми и культурой

9. Должно быть создано «я»

Как мы видим из этого короткого и неполного списка, личность сложна и может восприниматься противоречивыми способами. Например: Самостоятельное создание Богом или индивидуумом? Является ли личность полностью автономной или полностью определяется культурой? Я — это сущность или это история? Все это не обязательно противоречит друг другу, но требуется большая работа, чтобы конкретизировать всеобъемлющую концепцию себя.Есть ли у всех этих характеристик что-то общее? На этот вопрос нелегко ответить. Если мы не можем найти общую характеристику во всех различных определениях, нам, возможно, придется признать, что «я» — это просто название множества не связанных между собой идей или аспектов человеческого существования. При более внимательном рассмотрении каждый элемент в списке потенциально можно назвать истинным «я». Можно утверждать, что даже внешнюю идентичность можно рассматривать как истинное «я». Представьте себе puer aeternus , существование в стиле Питера Пэна: человека, который вообще не хочет отождествлять себя с чем-либо, предпочитая оставаться подростком на неопределенный срок.Для такого человека фактическое отождествление с чем-либо можно назвать реализацией его истинного «я» (его истинное «я» не обязательно будет конкретной внешней идентичностью, но может быть проявлено путем принятия конкретной, а не фантастической идентичности). Существует один способ постижения природы истинного «я», который мы подробно рассмотрим ниже, который не подразумевает, что мы должны делать выбор в отношении того, какое конкретное «я» представляет истинное. Это концепция истинного «я» в целом, объединяющая различные «я».Более того, истинное «я» можно рассматривать не только как единое целое, но и как проявление определенного морального «я», выросшего из прошлого. Истинное Я, согласно этой концепции, дистанцировалось от прошлого и интегрировало его, двигаясь к идеалу, который в одном смысле дан, внутренне и из прошлого, но в другом смысле также должен быть создан или только-только приближается. в существование из будущего.

Истинное Я в философии и психологии

Хотя существование себя противоречиво в философии (Метценж, 2003; Siderits и др., 2010; Ganeri, 2012), есть ряд влиятельных философов, которые утверждают, что существует по крайней мере минимальное или базовое Я. Такой взгляд можно найти как среди традиционных мыслителей, таких как Декарт, Лейбниц, Кант, Гегель, Гуссерль и др. , Так и среди современных (MacIntyre, 1981; Taylor, 2012; Zahavi, 2017). Чарльз Тейлор специально обратился к понятию истинного «я» в контексте обсуждения негативной и позитивной свободы (Taylor, 1985; Sparby, 2014). Отрицательная свобода — это идея о том, что человек может осознать свое истинное «я», поскольку для него нет внешних ограничений (и, возможно, нет внутренних ограничений, таких как страх).Но откуда приходит понимание того, что на самом деле считается истинным «я»? Если это происходит, например, из тоталитарного государства, тогда «истинное я» действительно может быть ложным, поскольку его определяет кто-то другой, а не я. Из этого следует, что реализация истинного «я» обычно включает самоопределение. Конечно, может быть, что содержание состояния, предписанного истинным «я», соответствует по совпадению с истинным «я», признанным человеком. Это не помешает человеку актуализировать свое истинное «я», пока признание внутренне конституируется через рефлексию и моральное обдумывание. Однако, если кто-то может радикально определить себя, не означает ли это, что содержание истинного «я» произвольно? Мы считаем, что такие проблемы могут быть решены с помощью таких идей, как «бытие с собой в ином» (Sparby, 2016). Например, действие в соответствии с истинным «я» не исключает действия в соответствии с принципами, пока эти принципы считаются исходящими от истинного «я». Обретение истинного «я» может включать в себя обнаружение себя в другом человеке, сообществе, культуре и т. Д.Это не означает, что истинное «я» — это просто нечто данное. Даже творческие процессы могут включать в себя что-то приближающееся к себе «извне», например, вдохновение. Опять же, истинное я можно рассматривать как единое целое, как нечто, выходящее за рамки дихотомии субъект-объект, что допускает такие события, когда что-то приходит к себе, казалось бы, из внешнего источника (например, голоса совести), источника, который, однако , более адекватно воспринимаемое как принадлежащее самому себе в более глубоком, высшем или более всеобъемлющем смысле. Конечно, возможно, что голос совести может быть выражением внутренней догматической морали. Однако это не делает его в принципе ненадежным. Это означает, что то, что он диктует, следует рассматривать в свете исследования того, каков его источник, с учетом конкретных культурных факторов.

Всегда ли человек действует в соответствии со своим истинным «я», если он действует в соответствии с самим собой? Проблема здесь в том, что личность не только многогранна, но и противоречива, учитывая, что разные аспекты находятся в конфликте друг с другом.Например, человек может действовать из принципа или в соответствии со своими желаниями. Оба могут рассматриваться или, по крайней мере, восприниматься как существенные части личности, хотя эти части не всегда гармонируют. Если один действует согласно своему желанию, другое желание может не исполниться. Если действовать нравственно, желания могут вообще не быть удовлетворены. Если кто-то действует в случае, когда существует моральная дилемма, истинное «я», кажется, конституируется этим действием. Но что, если я действую, основываясь на неверной информации, унаследованных культурных взглядах или заблуждении? В самом деле, как мы увидим, одной из главных критических замечаний истинного «я» является его радикальная субъективность.Убеждения и действия, которые мы приписываем истинному «я», зависят от нашего мировоззрения, которое в конечном итоге является отражением культуры, к которой мы принадлежим.

Область психологии внесла свой вклад в наше понимание себя, собрав эмпирическую поддержку той точки зрения, что нами действительно управляют внешние силы, такие как бессознательные желания, предубеждения и социальные условия. Было показано, что опыт осмысленной жизни связан с когнитивным доступом к своему истинному «я», и тем не менее психологические исследования остаются скептическими или агностическими в отношении его существования (Schlegel et al., 2013), несмотря на веру в истинное Я, кажется, не зависит от типа личности и культуры (De Freitas et al., 2018). Однако действительно можно найти представителей представлений об истинном Я и в психологии. Истинное «я» иногда называют «я-я» или «я как процесс», в отличие от «я-я» или «я как объект» (Ryan and Rigby, 2015). Первый «касается концепций, образов, ролей, статусов и атрибутов, связанных с идентичностью», тогда как последний «касается неотъемлемых интегративных тенденций людей понимать, расти и создавать согласованность в своем опыте» (Ryan and Rigby, 2015 , п.246). Психоаналитик Винникотт явно использовал концепцию истинного «я», противопоставляя его ложному «я» (Winnicott, 1965). Его взгляд на истинное «я» можно резюмировать как «я», спонтанное, живое и творческое — тогда ложное «я» будет личностью, лишенной этих характеристик (Рубин, 1998, стр. 102). Многие другие термины используются для истинного «я», такие как реальное «я», идеальное «я», подлинное «я», внутреннее «я», сущностное «я» и глубокое «я» [см. Обзор источников в Strohminger et al.(2017)]. Strohminger et al. показали, что в среднем люди понимают, что моральные качества являются наиболее важными для человека, помимо личности, воспоминаний и желаний, в то время как характеристики, связанные с перцептивными способностями (например, близорукость) и психическими качествами, воспринимаются как имеющие наименьшее влияние на то, кто кто-то, по сути, есть (Strohminger and Nichols, 2014). Существенные различия между «я» и истинным «я» согласно Strohminger et al. состоят в том, что личность (1) охватывает весь спектр личных качеств, (2) не зависит от валентности (она по своей сути не является ни хорошей, ни плохой), но (3) зависит от перспективы (от первого или третьего лица) и (4) является кросс-культурно изменчивым, в то время как истинное Я делает акцент на (1) моральных качествах, (2) зависит от валентности или положительно по умолчанию, (3) не зависит от точки зрения и (4) стабильно в межкультурном отношении (Strohminger et al. ., 2017, стр. 3).

Strohminger et al. также предоставили особенно мощную формулировку аргумента против истинного Я, который цитируется полностью, поскольку это критика, используемая в качестве фона для нашего предположения о природе истинного Я и как его можно изучать:

Является ли истинное Я также научной концепцией, которая может быть использована для описания того, как на самом деле работает разум? Другими словами, существует ли истинное «я»? Рассмотренные здесь свидетельства указывают на два свойства, имеющих отношение к этому вопросу. Первое: истинное Я зависит от ценностей наблюдателя. Если кто-то думает, что гомосексуальные побуждения ошибочны, он скажет, что желание сопротивляться таким побуждениям представляет собой истинное «я» (Newman et al., 2014). И если у нее высокий балл по психопатии, она будет уделять меньше внимания моральным характеристикам в своей концептуализации личной идентичности (Strohminger and Nichols, 2014). То, что считается частью истинного «я», субъективно и тесно связано с тем, что каждый человек ценит больше всего.

Два: Истинное Я, скажем так, нечувствительно к свидетельствам.Каким бы великолепным ни было истинное Я, это также застенчивая вещь. Тем не менее, у людей нет проблем с тем, чтобы наделить его множеством скрытых свойств. Действительно, заявления, сделанные от его имени, могут полностью противоречить всем имеющимся данным, например, когда безнадежно несчастные и лживые люди, тем не менее, считаются хорошими «в глубине души». Истинное «я» скорее постулируется, чем наблюдается. Это обнадеживающий призрак.

Эти две особенности — радикальная субъективность и непроверяемость — не позволяют истинному «я» быть научным понятием.Представление о том, что существуют особо аутентичные части личности и что эти части могут оставаться скрытыми от взора на неопределенное время, граничит с суеверным. Это не означает, что мирская вера в истинное «я» дисфункциональна. Возможно, это полезная выдумка, сродни определенным явлениям в религиозном познании и принятии решений (Gigerenzer and Todd, 1999; Boyer, 2001). Но, на наш взгляд, это все же фикция (Strohminger et al., 2017, с. 7).

Повторяю, проблема, с которой сталкивается истинное самооценка, заключается в том, что это концепция, связанная с ценностями человека, которые определяются субъективно в соответствии со структурой его личности, а также культурой и социальной средой, в которой этот человек существует. .Однако не ясно, что авторы подразумевают под «радикальной субъективностью». Означает ли это, что ценности, которые человек использует для измерения того, соответствует ли он своему истинному Я, произвольны, что истинное Я основано на радикальном экзистенциальном выборе, ни на чем не основанном, или что оно определяется биологическими, культурными или социальные факторы, влияющие на человека? Это вопросы, которые необходимо распутать и найти ответы. Кроме того, необходим хороший ответ, когда утверждается, что истинное «я» не наблюдается и, следовательно, является вымышленным.В частности, имеет ли смысл говорить об истинном «я», если оно никогда не проявляется? Можно ли назвать человека добрым по своей природе, если он совершает чудовищные преступления и постоянно ведет себя вредно для других, получая удовольствие от своих страданий?

Чтобы аргументировать существование истинного «я», необходимо обратиться к критике за то, что это радикально субъективное понятие и что оно не поддается проверке. Поскольку мы придерживаемся точки зрения, согласно которой «я» — это не вещь с четко определенными границами, а скорее организующий принцип непрерывного процесса, разговор о «существовании» истинного «я» может вводить в заблуждение. Тем не менее, можно утверждать, что существует такой организующий принцип и что истинное Я не является ни радикально субъективным, ни непроверяемым. Прежде чем перейти к этому, мы дадим предварительное описание истинного «я», которое мы конкретизируем, когда будем обращаться к критике выше.

Тонкое и толстое представление об истинном Я и их единстве

Две концепции истинного я подразумеваются в том, что было сказано выше, которые мы будем называть тонкой и толстой концепцией истинного я.Один из способов охарактеризовать их — сказать, что тонкая концепция статична: неизменна, вне времени, всегда одинакова. Толстая концепция динамична: развивается, растягивается на длительные периоды времени и постоянно возникает. Текущая цель ниже состоит в том, чтобы объединить эти две концепции (фактически, чтобы показать, как они взаимозависимы) и исследовать, как такой отчет может быть в состоянии ответить на критику, направленную против истинного Я, на которой мы сосредоточимся в разделе «Проблема радикальной субъективности и наблюдаемости истинного Я».

Тонкая концепция истинного «я» — это идея, что «я» имеет более глубокую и существенную природу; истинное «я» идентично этой существенной части «я». Некоторые свойства, присущие «я», случайны, а другие — существенны. Кто-то может сменить работу, и хотя он, возможно, идентифицировал себя со своей работой, на самом деле он не перестает быть тем, кем является на самом деле, когда меняет работу. Истинное «я» как сущностное «я» может состоять либо из одного существенного свойства, либо из набора свойств.Иногда это также называют минимальным «я», которое можно определить как простое качество субъективного опыта; самый фундаментальный опыт того, что значит быть тем или иным субъектом (Захави, 2017). Однако, как указал Фашинг, сущностная природа «я» может быть в точности голым существованием ; не узнаваема никаким имуществом. Это просто так, и мы знаем это как нечто, что может идентифицировать себя с чем угодно, но никогда не может быть сведено к какому-либо конкретному свойству (Fasching, 2016). Похожую точку зрения представляет Рамм, который, используя эксперименты от первого лица, утверждает, что «я» само по себе лишено сенсорных качеств и единолично (Ramm, 2017).

Если мы представим себе истинное «я» в соответствии с этими принципами, результат будет довольно неопределенным. В нем не будет ничего, кроме того, что является общим для всех остальных «я»: простое и уникальное существование, потенциально осознающее себя как таковое. Любое отождествление себя с определенным свойством, например, быть человеком, действовать морально или быть рожденным в определенном месте, не будет иметь никакого отношения к истинному я.Но это кажется неправильным — или, по крайней мере, слишком неопределенным. Это не только противоречило бы типичным представлениям об истинном «я», но и концептуализировало бы истинное «я» в форме призрака, не имеющего отношения к окружающей среде. Это приводит нас к толстой концепции истинного «я» [сравните концепцию «я» Галена Стросона, которая различает «я» как отдельную ментальную сущность и субъект опыта, и «я» как агента, личность и диахроническую непрерывность (Strawson, 1997). )].Толстая концепция истинного «я» связывает его с некоторыми существенными и моральными качествами, такими как способность формировать воспоминания или делать экзистенциальный выбор. Следовательно, толстая концепция, согласно которой истинное я состоит из более определенных характеристик, чем простое существование, соответствует тому, как истинное я обычно понимается в народной психологии. Есть ли определенное свойство или набор свойств, с которыми «я» может идентифицировать себя, чтобы стать настоящим «я» или, по крайней мере, «более истинным» я? Можно ли сделать выбор или жить так, чтобы не представлять идеальную версию этого человека? Это, безусловно, так.Но какова мера, в соответствии с которой поступок или образ жизни можно оценивать как соответствующие чьей-то истинной сущности? Кто или что решает, что считается правильной мерой? На чем это основано? Откуда исходит истинное Я? Позже будет обсуждаться, как истинное Я по существу связано как с прошлым, так и с будущим. Также будет высказано предположение, что определенная концепция истинного «я» может объединить как тонкую, так и толстую его версии. Однако прежде чем перейти к этому, мы обратимся к некоторым дискуссиям, касающимся истинного Я в философии и психологии.

Проблема радикальной субъективности и наблюдаемости истинного Я

Здесь мы рассмотрим две проблемы, связанные с идеей истинного «я», выявленные Николсом и др. над.

Радикальная субъективность

Как мы видели, проблема радикальной субъективности связана с представлением о том, что то, как кто-то представляет свое истинное «я», зависит от того, какими ценностями они обладают. Как мы заявляли ранее, существует больше способов интерпретации того, что означает утверждение о том, что истинное Я является «радикально субъективным».Это может означать, что истинное я основано на: (1) чем-то совершенно произвольном, (2) необоснованном экзистенциальном выборе или (3) внешних факторах, таких как культура и биология. Хотя Strohminger et al. не указывают явно, какую интерпретацию они имеют в виду; мы думаем, основываясь на приведенных ими примерах (сексуальное предпочтение и психопатия), что третий вариант более вероятен. Сексуальные предпочтения человека редко рассматриваются как выбор, а скорее понимаются как основанные на биологии и культуре; психопатия вряд ли мыслима как выбор, но, опять же, широко считается, что она зависит от биологических, культурных или других факторов окружающей среды.

Это, однако, может показаться удивительным: не означает ли «радикальная субъективность» что-то, что подразумевает произвол или некоторую форму творческого или спонтанного выбора? Поскольку Strohminger et al. Говоря о «радикальной субъективности» истинного «я», связанной с тем, что кто-то ценит или ценит, может быть некоторая заслуга в интерпретации ее как неопределенной в некотором роде (не основанной на факторах, внешних по отношению к «я»). Но опять же, примеры, которые они приводят, указывают в другом направлении. Так же и критика «истинного я» как радикально субъективная, основанная на (1) идее, что оно радикально произвольно, случайным или случайным (то, что кто-то ценит) или (2) идее, что внешние факторы, которые человек подвергался воздействию из-за географического положения своей жизни, и его наследственность определила, что они ценят?

Маловероятно, что кто-то будет придерживаться мнения, что то, что кто-то ценит, является полностью произвольным, основанным на чем-то вроде случайного результата броска кости. Например, мы ценим пищу из-за биологических потребностей, дружбу из-за социальных потребностей и определенные идеи, потому что мы находим их просветляющими. Однако, когда мы сталкиваемся с моральным выбором или дилеммой, или когда мы сталкиваемся с проблемой придумывать план наших следующих шагов в жизни, наш выбор может показаться субъективным в том смысле, что он является творческим или в конечном итоге зависит от решения. Но если он творческий, это не значит, что он произвольный — как мы утверждали выше в отношении Фуко. И если это в конечном итоге основано на решении, это не означает, что у нас нет веских причин для того, чтобы действовать так, как мы, хотя у нас могут быть причины действовать и другими способами.Таким образом, сам выбор может быть спонтанным, но это не значит, что он произвольный в том смысле, что он не основан на каких-либо причинах. И поскольку нам неясно, какие причины являются лучшими при рассмотрении моральной дилеммы или выборе жизненного пути, мы можем рассматривать этот выбор как творческий, но, опять же, такое творчество не должно быть произвольным. Что нам остается, так это представление о том, что чье-то представление о своей истинной сущности радикально субъективно, потому что оно основано на том, что они ценят, что, в свою очередь, основано на особенностях их личности.Мы рассмотрим это более подробно.

В зависимости от сексуальных предпочтений или наличия у него расстройства личности, такого как психопатия, можно по-разному воспринимать суть своей личности. Это сводится к утверждению, что существует множество различных концепций «я», и поэтому то, как кто-то определяет свое истинное «я», является субъективным. Однако такая точка зрения не учитывает возможность того, что человек может быть прав или неправ относительно своего истинного «я». Если бы существовало истинное «я», действительно можно было бы совершать такие ошибки.Мы не можем считать само собой разумеющимся, что не существует истинного «я», основанного просто на том факте, что люди по-разному оценивают вещи и соответственно представляют свою истинную природу. Даже если я ценю деньги и утверждаю, что я богат, я ошибаюсь в этом утверждении, если у меня нет денег. Даже несмотря на то, что люди ценят вещи по-разному и конкретные ценности, которыми кто-то обладает, влияют на то, как они воспринимают свою сущностную природу, из этого не следует, что истинное «я» человека является просто продолжением того, что он ценит.

Тем не менее, по-прежнему важно то, что представление о самом себе имеет тенденцию совпадать с культурным происхождением. Может быть, чье-то истинное «я» гармонирует с тем, что диктует конкретная культура, в то время как кто-то другой в этой культуре может иметь совершенно иное истинное «я»; тот, который противоречит общим взглядам и ценностям? Как кто-то узнает, ошиблись ли они, то есть просто под влиянием своей культуры, когда дело доходит до понимания их истинной идентичности? Истинное Я действительно может быть полностью индивидуальным.Как это раскрыть? Возможно, это возможно именно благодаря ошибкам, принятию или испытанию идентичностей, которые не соответствуют истинной природе человека.

Кажется странным или даже неправильным сказать, что, изменив личность или взяв на себя другую роль, человек внезапно живет согласно своей истинной сущности. Это действительно отождествляет истинное «я» с «я-я» — истинное «я» — это конкретная роль, личность, работа и т. Д., Что кажется нелогичным; не должно ли истинное Я быть глубоким Я, Я как процесс? Если я меняю свою личность и считаю новую идентичность своим истинным «я», это подразумевает, что прежняя идентичность была ложной.Но разве не было так, что один аспект истинного «я» является именно лежащей в основе идентичностью, которая не может измениться просто путем перехода от одной поверхностной идентичности к другой? Без такой лежащей в основе идентичности не имело бы смысла говорить, что прежняя идентичность была ложной, потому что нет ничего, что могло бы связать две идентичности.

Действительно, истинное «я» можно представить себе как то, что объединяет различные концепции более конкретных «я» («я-я») посредством повествования (Polkinghorne, 1991; Gallagher, 2000; Schechtman, 2011), где вариации и ошибки не обязательно простые ошибки, а скорее существенные части процесса. Проявляя единство в различных концепциях «я», истинное «я» также проявляется. Это проявление не обязательно связано с конкретным отождествлением, «я», правильным или неправильным, истинным или ложным. Мера степени проявления — это степень единства, созданного процессуальной самооценкой. Поскольку на личность также влияют и потенциально бросают вызов разные культуры, этические нормы и мировоззрения, единство возрастает по мере того, как охватываются разные культуры, т.е. в той мере, в какой это различие осознается и интегрируется в истинное «я».

Эта способность к единству может проявляться по-разному для разных аспектов истинного «я». Возьмем, к примеру, этическое «я», которое, как указывалось ранее, многие считают истинным «я». Даже если кто-то считает истинное я этическим я, из этого не следует, что истинное я радикально субъективно. То, что я ценю, может зависеть от целого ряда факторов, но это не означает, что о ценностях нельзя судить объективно.Существует давняя традиция обсуждения вопроса о том, является ли этика объективной. Однако, поскольку по этому вопросу нет единого мнения, нельзя с уверенностью сказать, что ценности субъективны. Означает ли это, что истинное «я» идентично определенному набору моральных убеждений? Здесь полезно различать различные потенциальные слои истинного (этического) «я»: (1) способность к моральному обдумыванию и действию, (2) определенные моральные взгляды, (3) индивидуальный моральный или экзистенциальный выбор.На самом фундаментальном уровне моральное «я» состоит не из определенного набора моральных принципов и убеждений, а, скорее, из способности этики, то есть способности этического размышления. Даже если кто-то ошибается в отношении конкретного этического акта, способность обдумывать обеспечивает преемственность истинного «я». Признание того, что предыдущий поступок неправильный, по сути своей является углублением нравственности. Однако определенные действия не обязательно связаны с универсальным этическим требованием; этический индивидуализм допускает, чтобы определенные действия считались этичными только с точки зрения личности (Hegge, 1988). Например, в зависимости от таланта и интереса может быть правильным для одного человека вести жизнь художника, а для другого — неправильно. Кроме того, могут быть приняты во внимание как общие, так и индивидуальные модели этического развития. Единство таких паттернов, связь между хорошими и плохими действиями, неудачей и успехом — как внутренняя последовательность драмы — было бы тем, чем является истинное «я».

Нечувствительность к доказательствам

Давайте еще раз посмотрим на аргумент против наблюдаемости:

Истинное Я, скажем так, нечувствительно к свидетельствам.Каким бы великолепным ни было истинное Я, это также застенчивая вещь. Тем не менее, у людей нет проблем с тем, чтобы наделить его множеством скрытых свойств. Действительно, утверждения, сделанные от его имени, могут полностью противоречить всем имеющимся данным, например, когда безнадежно несчастные и лживые люди, тем не менее, считаются хорошими «глубоко внутри». Истинное «я» скорее постулируется, чем наблюдается. Это обнадеживающий призрак. […] Представление о том, что существуют особенно аутентичные части «я», и что эти части могут оставаться скрытыми от взора на неопределенное время, граничит с суеверным (Strohminger et al., 2017).

Есть два связанных, но не идентичных утверждения, которые, по-видимому, присущи этому аргументу. Первое состоит в том, что истинное Я в принципе ненаблюдаемо и, следовательно, это ненаучная (суеверная) концепция. Во-вторых, то, что истинное «я» не может быть пересмотрено на основе доказательств, исключая его из области науки. Обе претензии будут рассмотрены ниже.

Тот факт, что некоторые свойства могут быть скрыты, сам по себе не делает объект, связанный с этими свойствами, в принципе недоступным для науки.Действительно, научная деятельность состоит в том, чтобы сделать видимым то, что скрыто, например, с помощью таких изобретений, как микроскоп. Однако основание аргументации на контрасте «скрытое / видимое» неявно ограничивает диапазон исследования тем, что мы можем, а что не можем, видеть , что неоправданно. Некоторые явления, особенно те, которые разворачиваются во времени, действительно конститутивно зависят от недоступности некоторых связанных свойств («скрытые») по мере проявления явления . Когда проявляется явление, что-то на предыдущей стадии должно быть удалено, чтобы новая стадия заменила это.Другими словами, чтобы что-то проявилось, то, что когда-то было, теперь должно быть «спрятано». Например, чтобы кто-то сказал «истинное я не наблюдаемо», необходимо, чтобы слово «тот» не появлялось (не звучало), когда произносится «истинно». Фактически, все остальные слова также должны быть «скрыты». Что является последовательным во всем предложении, так это подразумеваемое значение. Смысл частично задействован каждым словом и только полностью задействован всем предложением (которое не может быть представлено как единичный случай во времени, хотя, возможно, как сохраненное значение, то, что включает слова и их последовательность в своего рода конкретном универсальном, я.е., понятие, которое представляет собой целое, содержащее в себе свои части). Следовательно, изучение временных феноменов, таких как «я», требует иных методов, чем те, которые пытаются найти и измерить его в определенный момент времени. Последний подход может найти его, но только его части. Только повествование, которое принимает во внимание целое, может быть адекватным методом изучения диахронических аспектов личности.

Утверждение о том, что кто-то «в глубине души хорош», несмотря на все доказательства обратного, сложнее опровергнуть.«Хороший» друг, который никогда не поддерживает своих друзей, не настоящий друг. Но есть ли момент, когда кто-то теряет емкость из-за морального поведения или хорошего друга? Потеря этой способности также будет означать потерю агентства и права на то, чтобы быть виновным. Самость исчезнет или, по крайней мере, не проявится в основном смысле. Каким образом кто-то может представить доказательства того, что емкость действительно отсутствует? Если бы кто-то всегда действовал морально достойно порицания, то что мы могли бы сказать с научной точки зрения, т. е. на основании наблюдений, истинное «я» этого человека — зло. Однако одно хорошее действие опровергло бы то, что мы определили сущность. И трудно представить себе случай, когда человек последовательно действует предосудительно с моральной точки зрения. Это тот, кто всегда действует так, чтобы причинить как можно больше боли? Это кто-то неспособный к сотрудничеству? Такой человек больше походил бы на машину, чем на человека. Даже если бы мы могли представить себе такого человека, мы не видим причин отвергать метафизическую возможность того, что такой человек может изменить свой образ жизни.Может быть, можно было бы аргументировать существование злых истинных «я». Такой аргумент мог бы быть очень интересным, но мы полагаем, что для большинства людей можно обнаружить хотя бы небольшие добрые дела, которые будут свидетельствовать о наличии способности к добру. Люди, которые действительно действовали предосудительно или проблемно и изменились, представляют собой особую область изучения в отношении истинного «я». Мы считаем само собой разумеющимся, что такие люди существуют. Люди, которые претерпевают фундаментальные изменения к хорошему, показывают, что простые формы наблюдения и измерений в определенные моменты времени недостаточны для изучения истинного «я».Скорее требуется подход, учитывающий длительные периоды времени. Учитывая, что есть способность к добру или, по крайней мере, базовая сила, точка зрения, которая не принимает это во внимание, будет менее правдивой, то есть менее научной, чем точка зрения, которая это учитывает.

По-прежнему проблематично, что точно так же, как всегда можно правильно постулировать способность к добру, можно также постулировать способность к злу. То, что на самом деле является репрезентативным для истинного «я», тогда, по-видимому, зависит от того, какая склонность проявляется больше всего.По этой причине кажется уместным иметь более абстрактное представление об истинном Я, то есть как о чем-то, что обеспечивает единство жизни и рассматривает отношения между хорошими и плохими действиями. Настоящие люди, вероятно, никогда не будут настолько плохими, чтобы проявлять исключительно злые действия, и, вероятно, никогда не будут настолько хорошими, чтобы никогда не сделать ничего достойного порицания. Рассмотрение того, что хорошо и что плохо, в конечном итоге требует исторической перспективы. Следовательно, научная точка зрения — это также точка зрения, которая постоянно развивается со временем.

Еще одно возражение против Strohminger et al. в том, что уже существуют надежные методы, которые объективно измеряют проблемы, связанные с истинным «я». Например, легкость, с которой люди описывают свое истинное «я», коррелирует со смыслом жизни (Schlegel et al., 2009). Однако такие исследования оценивают только веру людей в истинное «я», а не его существование. Точка зрения Стромингера и др. Состоит в том, что вера в истинное «я» нечувствительна к доказательствам в том смысле, что люди в принципе не желают пересматривать свое мнение о том, кем они считают свое собственное или чье-то истинное «я». Вера может быть только подтверждена, но не отвергнута; следовательно, истинное Я — это ненаучная концепция.

Другой ответ на скептицизм Строхимгера и др. Будет следовать той же линии аргументов, что и ответ Захави на утверждение Метцингера о том, что личность — это иллюзия или модель, созданная мозгом. Ответ Захави состоит в том, что чувство «я» можно понять как составляющее «я», или, другими словами, существование «я» — это не что иное, как феноменальный опыт самости и за его пределами (Захави, 2005a).Мы будем рассуждать аналогичным образом в отношении истинного «я», когда сталкиваемся с редуктивными аргументами. Чувство, которое люди испытывают в отношении существования истинного «я», действительно можно рассматривать как составляющее истинного «я». Тем не менее, мы хотим расширить концепцию истинного Я, включив в него конкретные жизненные моменты или траектории развития, которые проявляют истинное Я, то есть ситуации или способы действия, в которых истинное Я является не просто чувством, а скорее чем-то, что возникает. . Это можно было бы сформулировать как актуализацию потенциального истинного «я».Как мы опишем в следующем разделе, ощущение истинного «я» простирается не только в прошлое, но и в будущее. Таким образом, существование истинного «я» выходит за рамки времени, хотя оно также может проявляться или проявляться, например, во время значительных жизненных событий, таких как суд над Сократом, где моральный облик человека подвергается испытанию.

Описание комплексного метода изучения истинного Я от первого лица

Понимание истинного «я» как деятельности в эволюции и процесса метаморфоза включает в себя концептуализацию его в формате, который, скорее всего, трудно закрепить с помощью обычных, внешне наблюдаемых методов исследования.Это per se феномен от первого лица и, следовательно, также требует режима исследования от первого лица, хотя он также потенциально включает поведенческие аспекты. Это может проявляться в конкретном поведенческом и даже биологическом воплощении. Однако это лишь внешняя подпись или коррелят квалиа явления. Эту сигнатуру можно изучить с помощью обычных (например, поведенческих или даже физиологических) методов исследования; истинное Я в Акту как явление от первого лица, однако, не может быть изучено таким образом.Об этом можно только косвенно судить по этому характерному способу появления. Подход, описанный ниже, можно рассматривать как расширение подходов к себе от первого лица, которые сосредоточены на его минимальном синхронном опыте, представленном Раммом (2017), который включает, например, направление внимания к той точке, с которой человек смотрит на мир. и феноменологически исследуя этот момент. Исследование показало, что эта точка не имеет визуальных характеристик, а скорее прозрачна, единична и т. Д. В ходе дальнейших экспериментов можно получить опыт минимального синхронного объекта.Основное внимание здесь уделяется диахроническим аспектам «я», которые необходимо изучать, чтобы разработать подробное представление о себе.

Можно подозревать, что истинное Я может быть постигнуто больше тем, чем оно может стать (causa finalis), а не тем, чем оно стало (causa efficiens). Это имеет дальнейшие последствия для способа его изучения. В качестве аналогии возьмем пример изменения климата. Небольшое меньшинство людей (в основном климатологи) сделали первые указания, исследуя едва различимые и даже неоднозначные симптомы сложных погодных явлений.Чтобы они настаивали на своих требованиях и придерживались своего мнения, им требовалось хорошее чувство доверия при чтении и интерпретации данных и ранних указаний. Более того, им нужно было видение будущего, которое могло бы развернуться, если все будет продолжаться так, как они развивались до сих пор. Это было в высшей степени необычно и анахронично в то время, когда изменение климата все еще выходило за рамки общепринятого стиля мышления.

В некотором смысле проблема, которую мы видим в этом, по общему признанию, надуманном примере, в некоторой степени связана со случаем исследования истинного «я». Для начала нам нужно исследовать тонкие и неуловимые симптомы и представить себе, как это истинное «я» могло бы раскрыться, если бы нам даровали шанс проявиться и материализоваться в созвездии потенциалов и ситуационных факторов, которыми наделен человек. Требуется твердость в представлении о потенциальных возможностях этого истинного «я» и чувство доверия, которое оно может трансформировать из потенциала в реальность. В тот момент, когда он проявляется как реальность, которую нужно изучать тем или иным способом, она уже кристаллизовалась в заданную форму, чтобы считаться продуктом, а не процессом в действии .Это было бы указанием на подкомпонент истинного «я», а не на собственно истинное «я».

Метод, который мы описываем ниже, является расширением подходов от первого лица, которые мы разработали в другом месте, и состоит из небольших групп исследователей, изучающих свой опыт посредством серии встреч, заметок, сравнения результатов и многократного уточнения экспериментальных задач, которые выполняются. самими исследователями (Weger, Wagemann, 2015; Hackert et al., 2019). Для более глубокого и точного переживания, связанного с описанием событий и задач, описанных ниже, можно использовать микро-феноменологические интервью (Petitmengin, 2006) или самоанализ.

Мы предлагаем, чтобы метод от первого лица для изучения истинного «я» включал пять шагов:

1. Первым шагом является развитие концептуального понимания различных возможных объяснений того, чем могло бы быть истинное «я». Это включает в себя видение возможных миров и будущих реалий. Можно ли вызвать чувство истинного «я», рассматривая сценарии ближе или дальше от текущей жизни и личности? Сфера истинного «я» — это не обязательно только то, что уже создано, но то, что еще предстоит появиться.Без таких концептуальных указаний мы, вероятно, упустим более тонкие следы истинного «я» как простой фоновый шум.

2. Второй шаг — рассмотреть важные жизненные события (например, решения, моральный выбор, сложные ситуации, болезни, несчастные случаи и т. Д.), Когда у человека возникает ощущение того, что он живет или не соответствует своему истинному «я». Есть ли общие признаки управления и неспособности действовать в соответствии с истинным Я? Что исследование смысла жизни в соответствии с истинным я раскрывает о возможной природе собственного истинного я?

3.Третий шаг — рассмотреть переживание истинного «я» в настоящий момент. Какие из моих нынешних качеств и идентичностей (пол, работа, цвет волос, национальность, интересы, философские взгляды и т. Д.) Относятся к моему истинному «я»? Используя версию эйдетической вариации (Giorgi, 2009), можно изменить любую или все эти идентичности, чтобы увидеть, что, возможно, можно изменить, прежде чем понимание того, кто он есть, кардинально изменится. Более того, эксперименты, подобные описанным Раммом (2017), можно использовать для доступа к основным аспектам синхронного субъекта.Похоже ли чувство этого предмета на чувство истинного «я», развившееся до настоящего времени? Кроме того, можно использовать различные медитативные техники, чтобы усилить осознание минимального «я», например, отвлекая внимание от осознания конкретных мыслей, чувств, телесных ощущений, чувства «я» и направляя их к осознанию осознанности. сам. В какой степени истинное «я» связано с минимальным «я» и чистым осознанием и как оно связано с конкретными свойствами фактического / личного «я»? Можно ли понять истинное «я» как интеграцию минимального и личного «я»?

4.Четвертый шаг — это наблюдение за случаями в течение нескольких недель, когда человек чувствует себя более или менее единым с самим собой. Чем случаи, когда человек чувствует себя более единым с самим собой, отличаются от тех, в которых он менее похож на самого себя? Как такие моменты соотносятся со значительными жизненными событиями, связанными с истинным «я», которые были исследованы на втором этапе?

5. Пятый шаг — это «доверие» истинному «я» к становлению — или можно также сказать: отыгрывание его. Это отыгрывание имеет как продуктивную, так и восприимчивую сторону.Развертывание деятельности и знакомство с ней изнутри по своей сути подразумевает участие в ее деятельности, а также развитие чувства восприимчивости к внутреннему эхо, которое эта деятельность производит. Этот пятый шаг — возможно, самая необычная форма научного исследования. Это напоминание о том, что любая форма исследования в конечном итоге стремится к пониманию и способности действовать (например, в форме воспроизведения эффекта, созданного природой в научном физико-химическом эксперименте).

Каждый шаг также включает в себя проверку своего понимания истинного «я», которое было развито на первом шаге.Приведут ли какие-либо из дальнейших шагов к углублению или изменению первоначального представления об истинном Я? Таким образом, этот метод включает в себя как философские аспекты, так и эксперименты от первого лица, а также данные от первого лица, собранные по памяти. Такой метод можно назвать «всеобъемлющим», поскольку он включает исследование больших траекторий развития, переживаний настоящего момента, а также того, как они соотносятся друг с другом. Он основан на различных методологиях от первого лица, которые кажутся подходящими для исследования истинного «я», как мы представили в предыдущих разделах. Можно отметить, что сам метод не обязательно предполагает какую-либо конкретную концепцию истинного «я». Поэтому частью метода является постоянное размышление о том, что истинное я означает концептуально. Хотя природа истинного Я, которую мы предложили, служила руководством для разработки шагов описанного выше метода, вполне возможно, что фактические исследования истинного Я от первого лица в соответствии с этим методом, описанным здесь, приведут к уточнению обоих из них. метод, а также описание истинного «я», которое мы отстаивали.

Заключение

Основная функция личности — единство. Он соединяет события во времени и пространстве в единый континуум опыта. В той мере, в какой проявляется это единство, проявляется истинное Я. Это может происходить на разных уровнях: (1) основное Я — расширение непрерывности субъективного ощущения бытия — объединение ориентации в пространстве, времени и ситуации, и (2) повествовательное самосозидание единства на протяжении живых событий. Хотя мы можем сказать, что не может быть нарративного «я» без стержневого «я», верно и обратное: стержневое «я» на самом деле не может существовать — осознавать себя как единство — без объединения различных моментов времени во временной структуре.Следовательно, Захави частично ошибается, заявляя, что:

[…]… чтобы переживать жизнь как историю, нужно собственное «я». Чтобы начать рассказ о себе, рассказчик должен уметь различать «я» и «не-я», должен уметь приписывать себе действия и ощущать свободу действия, а также должен иметь возможность ссылаться на себя с помощью местоимение от первого лица. Все это предполагает, что рассказчик обладает перспективой от первого лица (Захави, 2005b, стр. 114).

Хотя это наполовину верно, можно сказать и обратное: не существует «я» без минимальной истории, начала, середины и конца, разворачивающихся во времени и объединенных во времени.Однако верно и то, что в истории должно быть скрытое «я» (единство). Если не прошло времени, невозможно решить, действительно ли «я» является «я», и, следовательно, история / повествование и минимальное, феноменологическое «я» являются составными частями. Другими словами, повествование и основная сущность являются составными частями и поэтому неразделимы. Хотя последнее может становиться все более конкретным и углубленным, этого не может произойти без сердцевины. Однако по мере того, как нарративное Я становится более конкретным в своих различных дифференциациях, ядро ​​Я расширяется, не теряя при этом никакой своей сущности: это то, что способно проявляться как все различные конкретные идентичности, не будучи полностью отождествленными ни с одной из них их.Это «я», истинное «я», потенциально можно исследовать с помощью методического подхода, изложенного выше.

Авторские взносы

TS написал большую часть рукописи. ИП принимал участие в концептуальной разработке рукописи и комментировал ее. UW принимал участие в концептуальной разработке рукописи, прокомментировал ее и написал ее части.

Финансирование

Это исследование получило финансирование от Software AG Stiftung. Спонсор не участвовал в разработке, сборе, анализе, интерпретации данных, написании этой статьи или решении представить ее для публикации.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Баумейстер, Р. Ф., и Бушман, Б. Дж. (2013). Социальная психология и природа человека . Cengage Learning: Wadsworth.

Google Scholar

Бойер П. (2001). Разъяснение религии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги.

Google Scholar

De Freitas, J., Sarkissian, H., Newman, G.E., Grossmann, I., De Brigard, F., Luco, A., et al. (2018). Последовательная вера в хорошее истинное «я» у мизантропов и трех взаимозависимых культур. Cogn. Sci. 42 (Приложение 1), 134–160. DOI: 10.1111 / винтики.12505

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

делла Мирандола, Г. П. (1996). Речь о достоинстве человека . Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Regenery Publishing.

Google Scholar

Fasching, W. (2016). Отсутствие множественности Я в вопросе о высшем субъекте опыта. J. Сознание. Stud. 23, 140–157.

Google Scholar

Фоко, М. (1997). Этика: субъективность и истина . Нью-Йорк: Новая пресса.

Google Scholar

Ганери, Дж. (2012). Я: натурализм, сознание и позиция от первого лица . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Гигеренцер, Г., и Тодд, П. М. (1999). Простая эвристика, которая делает нас умными . Оксфорд, Англия: Издательство Оксфордского университета.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Георгий А. (2009). Описательный феноменологический метод в психологии. Модифицированный гуссерлианский подход . Питтсбург: издательство Duquensne University Press.

Google Scholar

Hackert, B., Lumma, A. L., Menzel, P., Sparby, T., and Weger, U.(2019). Изучение качественной природы гнева: проблемы и сильные стороны интроспективного метода. Curr. Psychol. DOI: 10.1007 / s12144-019-00221-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хегге, Х. (1988). Frihet, индивидуальный и самфунн. En Moralfilosofisk, erkjennelsesteoretisk og sosialfilosofisk studie i menneskelig eksistens . Осло: Институт философии.

Google Scholar

Кант И. (1904). Kritik der reinen Vernunft .Берлин: Георг Реймер.

Google Scholar

Кант И. (1968). Kritik der Praktischen Vernunft . Берлин: Де Грюйтер.

Google Scholar

Макинтайр, А. (1981). После добродетели . Нотр-Дам, Индиана: Университет Нотр-Дам Press.

Google Scholar

Метцингер, Т. (2003). Не быть никем . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Петитменгин, К. (2006). Описание своего субъективного опыта во втором лице: метод интервью для науки о сознании. Phenomenol. Cogn. Sci. 5, 229–269. DOI: 10.1007 / s11097-006-9022-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рамм Б. (2017). Самостоятельный опыт. J. Сознание. Stud. 24, 142–166.

Google Scholar

Рубин, Дж. Б. (1998). Психоанализ нашего времени: исследование слепоты зрения . Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

Google Scholar

Райан, Р. М., и Ригби, С. С. (2015). «Было ли у Будды« я »?: не-я,« я »и осознанность в буддийской мысли и западной психологии» в Справочник по внимательности: теория, исследования и практика .ред. Браун, К. У., Кресвелл, Дж. Д. и Райан, Р. М. (Нью-Йорк: Гилфорд Пресс), 245–265. Доступно по адресу: https://paloaltou.idm.oclc.org/login?url=http://search.ebscohost.com/login.aspx?direct=true&db=psyh&AN=2015-10563-014

Google Scholar

Салемонсен, Х. (2005). Под Kunnskapens Tre . Осло: Видарфорлагет.

Google Scholar

Сартр, Ж.-П. (2014). Записная книжка по этике . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Шехтман, М. (2011). «Повествовательная личность» в Оксфордский справочник личности . изд. Галлахер, С. (Оксфорд: издательство Оксфордского университета).

Google Scholar

Шинкель, А. (2007). Совесть и отказ от военной службы . Амстердан: Публикации Паллас.

Google Scholar

Шлегель, Р. Дж., Хикс, Дж. А., Арндт, Дж., И Кинг, Л. А. (2009). Собственное Я: доступность истинной самооценки и смысл жизни. J. Pers. Soc. Psychol. 2, 473–490.DOI: 10.1037 / a0014060

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шлегель Р. Дж., Смит К. М. и Хирш К. А. (2013). «Исследование истинного Я как источника смысла» в Опыт смысла жизни: классические перспективы, возникающие темы и противоречия . ред. Хикс, Дж. А. и Рутледж, К. (Дордрехт: Springer, Нидерланды).

Google Scholar

Сидериц М., Томпсон Э. и Захави Д. (2010). Я, не Я ?: Взгляды аналитических, феноменологических и индийских традиций . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Спарби, Т. (2014). «Гегель и основы права» в Современная философия: новый обзор . Vol. 12. изд. Флёйстад, Г. (Дордрехт: Спрингер).

Google Scholar

Спарби, Т. (2016). Рудольф Штайнерс идея свободы. Как видно на панораме диалектики Гегеля. Epoché 21, 173–196. DOI: 10.5840 / epoche201682970

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стросон, Г.(1997). Самость. J. Сознание. Stud. 4, 405–428.

Google Scholar

Strohminger, N., Knobe, J., and Newman, G. (2017). Истинное «я»: психологическая концепция, отличная от «я». Перспектива. Psychol. Sci. 12, 551–560. DOI: 10.1177 / 1745691616689495

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тейлор, К. (1985). «Что плохого в негативной свободе?» в г. Философия и гуманитарные науки. Философские статьи 2 .изд. Тейлор, К. (Кембридж, Массачусетс: Издательство Кембриджского университета).

Google Scholar

Тейлор, К. (2012). Источники самооценки. Создание современной идентичности . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Вааге, П. Н. (2008). Jeg: Individets Kulturhistorie . Осло: Шибстед.

Google Scholar

Вегер, У., Вагеманн, Дж. (2015). Проблемы и возможности исследования от первого лица в экспериментальной психологии. New Ideas Psychol. 36, 38–49. DOI: 10.1016 / j.newideapsych.2014.09.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Винникотт, Д. У. (1965). Процесс созревания и благоприятная среда. Исследования по теории эмоционального развития . Нью-Йорк: International Universities Press, Inc.

Google Scholar

Захави, Д. (2005b). Субъективность и самость. Исследование от первого лица . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Захави, Д. (2017). «Тонкий, тонкий, самый тонкий: определение минимального« я »» в Воплощение, исполнение и культура: исследование конституции общего мира . ред. Дёрт К., Фукс Т. и Тьюс К. (Кембридж, Массачусетс: MIT Press).

Google Scholar

Смысл жизни — взгляд психолога

Поиск смысла жизни — знакомая задача для многих из нас. Некоторые ученые-материалисты и философы считают это тщетным поиском.Выдающийся атеист Ричард Докинз, например, утверждает, что люди — это просто «ненужные машины выживания», единственная цель которых — выжить и воспроизвести гены.

В остальном, согласно теории, в нашей жизни очень мало смысла. Мы можем пытаться создать другие смыслы, например, с помощью религии или попыток альтруизма, но на самом деле все, что мы делаем, — это следуем нашему генетическому и неврологическому программированию. Даже наше сознание, ощущение наличия опыта в наших головах на самом деле может не существовать или существовать только как своего рода тень деятельности нашего мозга.

Но я придерживаюсь довольно немодной точки зрения, что в жизни есть смысл. Как я предлагаю в своей книге «Духовная наука», абсурдно сводить человеческую жизнь и поведение к чисто генетическим факторам.

Мы не просто призрачные существа, живущие внутри машиноподобных тел в безразличном мире. Человеческая жизнь — это не бессмысленное пространство между рождением и смертью, проведенное в попытках развлечься и забыть о нашем затруднительном положении.

Я считаю, что человеческая жизнь и мир значат гораздо больше, чем это.И это не потому, что я религиозен — я не религиозен.

Напротив, моя точка зрения основана на моих научных исследованиях за последние десять лет с людьми, которые пережили то, что я называю «трансформационным опытом, вызванным страданием».

Эти события включают в себя диагноз неизлечимого рака, тяжелую утрату, серьезную инвалидность, потерю всего из-за зависимости или близкую встречу со смертью во время боя.

Общим для всех этих людей было то, что после сильных страданий они почувствовали, что «проснулись».Они перестали воспринимать жизнь, мир и других людей как должное и получили огромное чувство признательности за все.

Они говорили о чувстве ценности жизни, своего собственного тела, других людей в их жизнях, а также о красоте и чудесах природы. Они почувствовали новое чувство связи с другими людьми, миром природы и вселенной.

Они стали менее материалистичными и более альтруистическими. Обладание и карьерный рост стали тривиальными, тогда как любовь, творчество и альтруизм стали намного важнее.Они чувствовали себя очень живыми.

Одна женщина, у которой рак находился в стадии ремиссии, сказала: «Мне так, так повезло, что я жива на этой планете. Мне просто повезло находиться на этой Земле и получить это осознание ».

Выздоравливающий алкоголик рассказал мне о чувстве утешения и сил, «зная, что вы являетесь частью чего-то гораздо более прекрасного, гораздо более загадочного».

Человек, который чуть не утонул, описал, что приобрел «большое чувство признательности к мелочам, не только к захватывающей красоте цветущего дерева, но и к красоте даже самых незначительных предметов».

Мужчина, переживший трансформацию из-за тяжелой утраты, обратился к теме значения конкретно, описав, как его «цели изменились от желания иметь как можно больше денег к желанию быть лучшим человеком из возможных». Он добавил: «Прежде чем я сказал бы, у меня действительно не было никакого смысла жизни. Однако [сейчас] я чувствую, что смысл жизни — учиться, расти и получать опыт ».

Пробуждение

Важно отметить, что никто из этих людей не был (и не стал) религиозным.У них не было опыта «возрождения свыше», о котором говорят некоторые христиане, хотя многие люди действительно чувствовали себя так, как будто у них была новая идентичность, даже до такой степени, что они чувствовали себя таковыми, как выразился один человек, другой человек, живущий в том же теле.

Кроме того, изменения были не просто временными, и в большинстве случаев оставались стабильными в течение многих лет. В целом трансформацию можно описать как обретение нового смысла жизни.

К счастью, нам не нужно просто пройти через сильные страдания, чтобы испытать эти эффекты.Есть также определенные временные состояния бытия, когда мы можем ощущать смысл. Я называю это «переживанием пробуждения».

Обычно эти переживания возникают, когда наш разум довольно спокойный и мы чувствуем себя непринужденно. Когда мы гуляем по сельской местности, купаемся в океане или после медитации или секса.

Просыпаться. Shutterstock / Эстрада Антон

В такие моменты есть чувство «правильности» в отношении вещей. Мы можем смотреть на небо над собой и ощущать в нем что-то доброжелательное, гармоничную атмосферу.Мы можем чувствовать некое сияние, наполняющее окружающий нас пейзаж, исходящее от деревьев и полей. Мы можем ощущать, как это течет между нами и другими людьми — как лучистая связь, чувство тепла и любви. Мы рады, что остались живы, и испытываем всестороннюю признательность и благодарность.

Другими словами, мы находим смысл жизни, когда «просыпаемся» и более полно переживаем жизнь и мир. В этих терминах ощущение бессмысленности жизни — это искаженное и ограниченное представление, которое возникает, когда мы слегка «спим».

В наших высших и самых ясных состояниях бытия мы воспринимаем смысл, который, как мы ощущаем, всегда присутствует и который мы каким-то образом упускали раньше. Когда наше осознание усиливается и наши чувства открываются, возникает чувство возвращения домой — к смыслу. Так в чем смысл жизни? Проще говоря, смысл жизни — это сама жизнь.

Экзистенциальная психотерапия

Экзистенциальная психотерапия — это стиль терапии, в котором упор делается на состояние человека в целом.Экзистенциальная психотерапия использует позитивный подход, который приветствует человеческие способности и устремления, одновременно признавая человеческие ограничения. Экзистенциальная психотерапия имеет много общего с гуманистической психологией, эмпирической психотерапией, глубинной психотерапией и психотерапией отношений.

Хронология экзистенциальной терапии

Экзистенциальная терапия разработана на основе философии Фридриха Ницше и Сорена Кьеркегора. Как один из первых философов-экзистенциалистов, Кьеркегор предположил, что человеческое недовольство можно преодолеть только с помощью внутренней мудрости.Позже Ницше развил теорию экзистенциализма, используя такие концепции, как воля к власти и личная ответственность. В начале 1900-х годов такие философы, как Мартин Хайдеггер и Жан-Поль Сартр, начали исследовать роль исследования и интерпретации в процессе исцеления. В течение следующих нескольких десятилетий другие современники начали признавать важность переживания по отношению к пониманию как метода достижения психологического благополучия и равновесия.

Отто Ранк был одним из первых экзистенциальных терапевтов, которые активно следовали этой дисциплине, и к середине 20-го века психологи Пол Тиллих и Ролло Мэй принесли экзистенциальную терапию в мейнстрим через свои сочинения и учения, как и Ирвин Ялом после них.Популярный подход начал влиять на другие теории, включая логотерапию, разработанную Виктором Франклом, и гуманистическую психологию. В то же время британские философы еще больше расширили экзистенциализм, основав The Philadelphia Association, организацию, призванную помогать людям справляться с проблемами психического здоровья с помощью эмпирической терапии. Другие институты, воплощающие теорию экзистенциализма, включают Общество экзистенциального анализа, основанное в 1988 году, и Международное сообщество экзистенциальных консультантов, созданное в 2006 году.

Экзистенциальная психотерапия «Гивенс»

Экзистенциальная психотерапия основана на фундаментальном убеждении, что все люди испытывают внутрипсихический конфликт из-за их взаимодействия с определенными условиями, присущими человеческому существованию, которые известны как данность. Теории признают по крайней мере четыре основных экзистенциальных данности:

  • Свобода и соответствующая ответственность
  • Смерть
  • Изоляция
  • Бессмысленность

Конфронтация с любым из вышеупомянутых условий или данностей наполняет человека типом страха, обычно называемого экзистенциальной тревогой.Считается, что это беспокойство снижает физическое, психологическое, социальное и духовное сознание человека, что может привести к значительным долгосрочным последствиям.

Например, тот факт, что каждый из нас и каждый из наших близких должны умереть в какое-то неизвестное время, может быть для нас источником глубокой тревоги, и это может искушать нас игнорировать реальность и необходимость смерти в человеческом существовании. . Однако, уменьшая наше понимание смерти, мы можем не принимать решений, которые действительно могут защитить или даже обогатить нашу жизнь.На другом конце спектра люди, которые слишком осознают неизбежность смерти, могут быть доведены до состояния невроза или психоза.

Ключ, согласно экзистенциальной психотерапии, — найти баланс между осознанием смерти и тем, чтобы она не подавляла ее. Люди, которые таким образом поддерживают здоровый баланс, мотивированы принимать решения, которые могут положительно повлиять на их жизнь, а также на жизнь их близких. Хотя эти люди могут не знать, чем на самом деле обернутся их решения, они осознают необходимость действовать, пока они могут.По сути, реальность смерти побуждает нас максимально использовать возможности и ценить то, что у нас есть.

Как и смерть, угроза изоляции, осознанная бессмысленность жизни и тяжелая ответственность за принятие решений, изменяющих жизнь, могут быть источником острой экзистенциальной тревоги. Согласно теориям экзистенциальной терапии, способ, которым человек обрабатывает эти внутренние конфликты, и решения, которые они принимают в результате, в конечном итоге будут определять нынешние и будущие обстоятельства этого человека.

Принятие страхов и их преодоление

Экзистенциальная психотерапия побуждает людей не только решать эмоциональные проблемы, с которыми они сталкиваются, путем полного участия, но и брать на себя ответственность за решения, которые способствовали развитию этих проблем. Людей, принимающих участие в этой форме терапии, побуждают принять свои страхи и дают навыки, необходимые для преодоления этих страхов посредством действий. Получая контроль над направлением своей жизни, человек, проходящий терапию, может работать над тем, чтобы разработать курс по своему выбору.Благодаря этой работе люди часто чувствуют как чувство освобождения, так и способность отпустить отчаяние, связанное с незначительностью и бессмысленностью. Таким образом, экзистенциальная психотерапия включает в себя обучение терапевтов тому, как расти, принимать собственные жизни и существовать в них с удивлением и любопытством. Развитие способности смотреть на жизнь с удивлением может помочь людям воспринимать жизненный опыт как путешествие, а не испытание, а также может помочь искоренить страх, связанный со смертью.

Процессы экзистенциальных терапевтов

Терапевты, практикующие экзистенциальную психотерапию, не сосредотачиваются на прошлом человека. Вместо этого они работают с человеком, проходящим терапию, чтобы обнаружить и изучить выбор, который им предстоит. Посредством ретроспективы человек, проходящий терапию, и терапевт работают вместе, чтобы понять последствия прошлых выборов и убеждений, которые привели к тому, что они имели место, только как средство перехода к цели создания более глубокого понимания себя. В экзистенциальной терапии упор делается не на прошлом, а на использовании прошлого как инструмента для продвижения свободы и новообретенной самоуверенности.Придя к осознанию того, что они не уникальны и не предназначены для определенной цели, человек, проходящий терапию, может освободить обязательные цепи, которые, возможно, мешали ему существовать в полной мере от момента к моменту. Когда это происходит, они обретают способность стать по-настоящему свободными.

Как может помочь экзистенциальная психотерапия?

Люди, проходящие терапию, которые хотят исследовать причины своих внутрипсихических конфликтов и решения, которые привели к их текущим обстоятельствам, могут получить большую пользу от экзистенциальной психотерапии.Есть много проблем с поведением и психическим здоровьем, которые можно успешно лечить с помощью этого терапевтического подхода, включая депрессию, тревогу, зависимость от психоактивных веществ и посттравматический стресс, вызванный военными боями, изнасилованием, сексуальным насилием в детстве, межличностным насилием или другими опасными для жизни. опыты.

Лица, которые реагируют на лечение, склонны находить смысл и цель в своей жизни и часто испытывают повышенное самосознание, понимание себя, самоуважение и самомотивацию.Осознание того, что они несут основную ответственность за собственное выздоровление, часто увеличивает вероятность того, что люди, проходящие лечение, будут видеть за пределами терапевтического сеанса и рассматривать выздоровление как терапевтический процесс.

Общие проблемы и ограничения

Экзистенциальная психотерапия, как и другие виды терапии, может быть неправильно понята людьми, которые не имеют полного представления об основных принципах или объеме связанных теорий. Это может помочь развить понимание принципов, теорий и данных до и во время лечения.

Распространенные заблуждения о экзистенциальной психотерапии включают следующие убеждения:

  • Одна отличительная, единая экзистенциальная теория, свободная от внутреннего напряжения, охватывает все основные предположения экзистенциальной психологии. Фактически, существует по крайней мере пять категорий подхода, и большинство ученых считают это сильной стороной подхода, поскольку он ведет к последовательному изучению основных допущений подхода и обеспечивает большую адаптируемость.
  • Нет разницы между экзистенциальной психологией и экзистенциальной философией. Хотя есть точки соприкосновения между экзистенциальной философией и экзистенциальной психологией, есть также точки различия, и различия во взглядах ведущих пионеров и ученых двух областей помогают развитию каждого подхода.
  • Экзистенциальная психология использует антирелигиозный или антидуховный подход, например, отрицая существование Бога. Хотя экзистенциальная психология не религиозна по своей природе и действительно отговаривает людей безоговорочно следовать одному человеку или религии, она также не антирелигиозна, и многие ведущие ученые и пионеры были христианскими теологами.
  • Экзистенциальная и гуманистическая теории — одно и то же. Хотя между двумя теориями есть согласие, они не идентичны. Однако разногласия между этими двумя философскими школами имеют тенденцию быть более выраженными и менее полными расхождениями.
  • Экзистенциальная психотерапия использует негативный, мрачный или пессимистический взгляд на жизнь. Потому что работы по экзистенциальной психологии можно рассматривать как пессимистические из-за их взгляда на то, что страдание можно принять как часть человеческого существования.Однако это не поощрение страдания, а только признание того факта, что оно является неотъемлемой частью человеческого существования. Экзистенциальная терапия делает побуждает людей принять реальность страдания, чтобы проработать и извлечь уроки.
  • Подход в основе своей является интеллектуальным и, как таковой, полезен только людям с высоким интеллектом, которые не страдают хроническими нарушениями поведения или психического здоровья. Люди с любым уровнем интеллекта способны осознать свою человечность и понимать свои эмоции и тревоги.Человеку не обязательно быть философом или ученым, чтобы пользоваться принципами экзистенциальной терапии, и этот подход может помочь многим людям, которые активно борются с проблемами психического здоровья.

Поскольку экзистенциальная психотерапия нацелена на основные факторы воспринимаемых поведенческих проблем и проблем психического здоровья, экзистенциальный подход не может напрямую решать основную проблему, с которой сталкивается человек, проходящий лечение. Из-за этого экзистенциальная терапия, которая достаточно адаптируема, часто используется вместе с другими подходами к лечению.Сочетание подходов может помочь максимизировать эффективность обоих и способствовать большему восстановлению. Кроме того, глубокий проникающий подход, используемый в экзистенциальной психотерапии, может не понравиться людям, которые не хотят исследовать свои интрапсихические процессы или которые исключительно заинтересованы в поиске быстрого решения проблем своего психического здоровья.

Артикул:

  1. Акерман, К. (9 октября 2017 г.). Экзистенциальная терапия: придумайте собственный смысл. Программа позитивной психологии.Получено с https://positivepsychologyprogram.com/existential-therapy/#what
  2. .
  3. Центр лечения наркозависимости и злоупотребления психоактивными веществами и Управление служб психического здоровья. (1999). Серии протоколов улучшения лечения (подсказки). № 34. Роквилл (Мэриленд). Получено с http://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK64939
  4. Хоффман, Л. (2017). Распространенные заблуждения о экзистенциально-гуманистической терапии. Получено с https://existential-therapy.com/common-misperceptions-of-existential-humanistic-therapy
  5. . __ Oao P_K nΞ ؤ յ o_ {1? Kj u] ‘[N% aiwzz3} ߥ o]} ~ ڶ qA6Aƚ ӆ [D4l0bf _ _? M (aa˰0C [Nli ᅴ M> V; []} [! LSbB

    aA`c0ô4a; A¶ A B` ޘ @ aN O $ bD6QY% Aa28Mlbni & m & Ӭ5ADxa0 # 0XB «@ Ў» a0k ] aDT [, _ M_ $ N N «cL1gfH @ źgk $ Z.I * D? Z [) s8 * GXo6D% | QќFPds31H! DI & «qLGL =, h3l | S3c588ULe $ gAdh0P & (& N0a45 0 & ˊ3M & L & 4ʁt˩ @@ Pf0TлA ނ dǠh’N9oT] ‘

    Найдите цель своей жизни и

    Значение

    Прочитать мою философскую диссертацию было все равно что получить письмо от 25-летнего себя.

    « Вы не находите смысла; вы создаете его », — ответил я на вопрос: , что означает?

    Увлеченный неумолимой прямотой философов-экзистенциалистов, я (возможно, наивно) пытался ответить на вопрос, на который, как сказал Альбер Камю, должен быть дан ответ раньше всех остальных: Есть ли смысл в жизни ? Или, чтобы выразить это более четко: Стоит ли жить? (Камю, 1975).

    В этой статье исследуются несколько вопросов, имеющих центральное значение для обширной и сложной темы смысла и цели жизни, а также представлены методы и инструменты, которые помогут клиентам найти ответы.

    Прежде чем вы начнете читать, мы подумали, что вы могли бы бесплатно загрузить наши три упражнения «Смысл и ценность жизни». Эти творческие, научно обоснованные упражнения помогут вам узнать больше о ваших ценностях, мотивациях и целях и дадут вам инструменты, которые вдохновят вас осознать смысл жизни ваших клиентов, студентов или сотрудников.

    Какова цель жизни? Философский и психологический взгляд

    В Миф о Сизифе Альбер Камю (1975), столкнувшись с тем, что он считал бессмысленным существованием, предложил нам жить полной жизнью, а не пытаться сбежать.

    Для Камю, как и для его современника Жан-Поля Сартра, экзистенциализм касается уникальности человеческого состояния (Sartre, 1964). Согласно экзистенциалистской формуле, жизнь не имеет внутреннего смысла.У нас есть свободный выбор, поэтому мы выбираем наши ценности и цели.

    Но откуда взялся экзистенциализм?

    Чувство свободы, которое предлагает экзистенциализм, имеет решающее значение — оно выводит нас из комфортного недуга. Он основан на мысли Фридриха Ницше о том, что универсальных фактов не существует и что человек изолирован. Он рождается, живет и умирает — один (Nietzsche, 1911; Kaufmann, 1976).

    Вместо того, чтобы диктовать, как читатель должен жить, Ницше говорит нам, что мы должны создавать наши ценности и наше чувство цели.

    И все же, будучи свободными, как мы создаем смысл и цель?

    Экзистенциализм обязан работе Эдмунда Гуссерля по восприятию, чтобы ответить на этот и другие вопросы. В 1900 году Гуссерль рассматривает значение, наряду с восприятием, как создание человека. Смысл не является объективным — его можно найти во внешнем мире — он создается из наших психических состояний (Warnock, 1970).

    Мартин Хайдеггер, которого часто называют первым истинным экзистенциалистом, подхватывает эту идею в тяжелой книге Бытие и время , написанной в 1927 году.Чтобы мы были подлинными — после состояния тревоги, порожденного осознанием того, что мы свободны — мы должны взять на себя ответственность за свои действия, нашу цель и свой смысл (Хайдеггер, 1927/2013).

    Экзистенциализм и борьба за смысл

    Сартр продолжает эту линию мышления в книге «Бытие и ничто» (1964):

    .

    «… каждый человек, без какой бы то ни было поддержки или помощи, в любой момент обречен на создание человека.”

    Отдельно от мира, мы должны осознать ужас того, что мы свободны делать и создавать смысл . И все же, чтобы избежать недобросовестности (или недостоверности), мы должны признать, что несем ответственность не только за себя, но и за всех людей.

    Для экзистенциалиста наше ощущение смысла и цели проистекает из того, что мы делаем.

    Но могут ли наука и психология помочь нам найти то же самое? Да, , наверное, .

    Смысл и психология

    Психологи все больше начинают осознавать важность значения для нашего благополучия и счастья.

    Недавние исследования показывают, что люди с повышенным смыслом живут лучше — они кажутся более счастливыми, демонстрируют повышенное удовлетворение жизнью и сообщают о снижении депрессии (Huo et al., 2019; Ivtzan, Lomas, Hefferon, & Worth, 2016; Steger, 2009).

    Тем не менее, значение — это сложная конструкция, к которой можно подходить с разных сторон; например, когнитивно, оценивая ситуации на предмет смысла и мотивационно для достижения стоящих целей (Айзенк и Кин, 2015; Райан и Деки, 2018).

    Хотя в психологии существует множество определений , означающего , Лора Кинг, психолог из Университета Миссури, дает нам следующее полезное описание (Heintzelman & King, 2015):

    Смысл жизни «может быть определен как степень, в которой человек переживает свою жизнь как имеющую цель, значение и последовательность».

    Независимо от того, является ли значение результатом вдумчивого размышления или только как побочный продукт когнитивной обработки, он жизненно важен для здорового психического функционирования.В конце концов, мы придаем значение опыту и считаем его значимым только в том случае, если он имеет значение. Точно так же понимание смысла и цели имеет решающее значение для создания среды для достижения личных целей.

    Увлекательное исследование 2010 г. рассматривало совершенно иную точку зрения, приближая нас к нашей первоначальной философской дискуссии. Осознание того, что в жизни есть только одна уверенность — смерть, может вызвать у многих сильную тревогу.

    Теория управления терроризмом (TMT) предполагает, что особенности, напоминающие нам о нашей смертности, могут усилить страх перед смертью (Routledge & Juhl, 2010).Однако TMT также предполагает, что жизнь «, наполненная смыслом и целью » может помочь предотвратить такую ​​тревогу.

    С философской и психологической точки зрения ясно, что смысл является фундаментальной составляющей нашего человеческого существования.

    Как найти цель своей жизни

    Хотя часто используется как взаимозаменяемый, означает и цель не одно и то же.

    Значение относится к тому, как мы « понимаем жизнь и наши роли в ней », в то время как цель относится к « устремлениям, которые мотивируют нашу деятельность » (Ivtzan et al., 2016).

    Эти термины достаточно близки к тому, чтобы сказать, что в отсутствие того и другого в нашей жизни нет истории. Как людям, нам нужно к чему стремиться и чувство связи между важными моментами, составляющими наше существование (Steger, 2009).

    Иногда видение более широкой картины или признание нашего места в более широкой схеме может принести отличное понимание и даже сыграть роль в нашем понимании смысла жизни (Hicks & King, 2007).

    Поделитесь со своими клиентами следующими идеями и идеями:

    Частица пыли, подвешенная в солнечном луче

    В 1990 году астроном Карл Саган убедил НАСА повернуть космический зонд «Вояджер-1», чтобы в последний раз взглянуть на Землю, когда зонд покинул Солнечную систему.Снимок, который он сделал, не был похож ни на один другой до или после. Примерно на расстоянии 3,7 миллиарда миль и двигаясь со скоростью 40 000 миль в час, он запечатлел Землю в виде маленькой бледно-голубой точки на полосе солнечного света.

    Изображение оставляет у вас либо чувство глубокого ужаса по поводу нашей незначительности в огромной, безразличной вселенной, либо чувство удивления по поводу того, как мы появились на такой « обширной космической арене ».

    Это осознание прекрасно отражено в словах Карла Сагана и в этом потрясающем компьютерном моделировании.

    Расширяя кругозор

    Альтернативные точки зрения, расширяющие кругозор, могут помочь человеку обрести чувство смысла жизни (Hicks & King, 2007). Помня об этом, работайте со своим клиентом, чтобы расширить его кругозор и испытать мысли других, чтобы бросить вызов тому, что они знают и думают.

    Попросите вашего клиента:

    • Читайте широко .
      Изучите новые идеи и убеждения, выходящие за пределы вашей зоны комфорта.
    • Расширьте круг друзей и знакомых .
      Ищите тех, у кого есть уникальный взгляд на вещи — позитивных людей, которые будут вдохновлять вас расти.
    • Изучите методы научного мышления, основанного на доказательствах .
      Рациональное мышление может дать возможность освободиться от предвзятых суждений.

    Обретение смысла через рост

    Принятие установки на рост также может привести к повышению цели в жизни.Помогите своему клиенту отойти от установки на данность и открыться поиску новой цели через исследования и испытания (Lee, Hwang, & Jang, 2018; Smith, 2018).

    Работайте с вашим клиентом по:

    • Найди и опирайся на свои сильные стороны . Попробуйте заполнить бесплатные онлайн-анкеты, например «Ценности в действии» или «Оценка CliftonStrengths». После определения, посмотрите, как они могут более регулярно использовать свои сильные стороны в повседневной жизни.
    • Изучите слабые места .Если они не сдерживают клиента, помогите ему принять свои слабости. Если слабости мешают клиенту жить той жизнью, которой он желает жить, попробуйте методы повышения устойчивости и выработайте установку на рост.
    • Помогите клиенту понять, что значение , которое они придают жизни, субъективно и столь же актуально, как и любое другое.
    • Примите , что ошибки являются частью обучения.
    • Поощряйте их искать способы мотивировать себя , опираясь на внутренние факторы, такие как задачи, которые, по их мнению, связаны, автономны и могут расти в компетентности (Ryan & Deci, 2018).В конце концов, смысл имеет фундаментальное значение для мотивации (Heintzelman, 2018).
    • Помогите другим . Работайте на благотворительность или оказывайте поддержку там, где это необходимо.
    • Исследования показали, что воспитание чувства благоговения, благодарности и альтруизма может помочь укрепить чувство цели.
    • Попросите клиента выслушать положительных отзывов, которые о нем говорят человека.
    • Написание или чтение личного опыта может помочь развить общее понимание смысла.Это не только создает представление о том, кто мы есть, но также имеет смысл нашего опыта.

    10 способов помочь себе и другим

    Продвижение темы счастья

    Источники смысла и цели в нашей жизни очень личны, субъективны и будут меняться на протяжении всей нашей жизни.

    Следующие действия и техники могут продвигать ключевые темы нашей жизни как источники смысла (Ivtzan et al., 2016):

    • Поддерживайте других (и получайте их поддержку), вступая в клубы — укрепляя связи и выстраивая отношения .
    • Делитесь чувствами, желаниями, надеждами, целями, успехами и неудачами с близким другом или значимым другом, чтобы увеличить близости .
    • Сосредоточьтесь вне себя на причинах, занятиях и обязанностях, чтобы превзойти себя .
    • Достигайте целей и стремитесь к достижению и достижению в областях, соответствующих вашим ценностям.
    • Станьте комфортно в том, кто вы есть. Почувствуйте удовлетворение смысла, практикуя самопринятие .
    • Экспресс и опыт уважение и справедливость .
    • Получение материалистических желаний может быть значительным и значимым для некоторых.
    • Достижение профессиональных целей может быть полезным для многих.
    • Погоня за удовольствием и счастьем приносит многим смысл и цель, но может быть недолгим.

    Поразмышляйте над своими источниками смысла

    Поделившись приведенным выше списком со своим клиентом, попросите его:

    1. Поместите на листе бумаги свои личные источники смысла (курсив вверху).
    2. Просмотрите, какие из них являются центральными и наиболее важными.
    3. Подумайте о возможностях усилить тех, кто занимает менее высокое положение.

    4 полезных листа

    Следующие инструменты и методы взяты из нашего набора инструментов PositivePsychology.com и могут помочь вашей работе с клиентами в их поисках цели и смысла.

    Осмысленной жизни может способствовать более глубокое понимание основных ценностей и стоящих за ними мыслей.Понимание личных ценностей может помочь восстановить смысл и повысить мотивацию.

    Значения

    Ценности отражают то, что мы считаем важным и ради чего живем. Они сочетают в себе как основные психологические потребности личности, так и нормы общества.

    Работайте со своим клиентом, чтобы определить, что для него наиболее ценно, прежде чем он совершит действие; например, проявлять творческий подход, учиться или проявлять сострадание к другим.

    Групповое упражнение «Карты ценностей» содержит 42 значения (плюс несколько пробелов), которые можно вырезать, чтобы сформировать колоду карт.

    Попросите каждого участника группы:

    • Разложите перед собой карты значений.
    • Изучите и поразмышляйте над каждым из них.
    • Определите пять карточек, которые лучше всего отражают ваши основные ценности.
    • Если вам удобно, поделитесь своими основными ценностями с другими в группе, чтобы увидеть, что выбрал каждый человек.
    • После завершения выберите карту, которая представляет ваше сильнейшее значение .
    • Объясните другому члену группы, почему это ваша самая большая ценность, и предложите примеры (наслаждайтесь этим праздником успехов).
    • Выберите другое значение, в которое вы хотели бы больше проникнуться, и обсудите его с другим человеком в группе.
    • Выберите и поделитесь своим значением core с группой.

    Домены жизни

    Некоторые значения относятся к жизненным сферам. Например, продуктивность может больше соответствовать нашей профессиональной жизни и состраданию в нашей семейной жизни; поскольку наша сфера деятельности меняется на протяжении всей нашей жизни, могут меняться и наши ценности.

    A Values ​​Vision Board может предоставить клиентам отличные визуальные средства, чтобы они могли лучше узнать и понять свои ценности.

    Попросите вашего клиента:

    • Создайте доску визуализации, используя картинки, вырезанные из журналов и наклеенные на бумагу, или программное обеспечение, такое как Powerpoint или Keynote.
    • Попробуйте сгруппировать изображения по доменам или в порядке общих жизненных ценностей.
    • Работайте над этим через чувства, а не рациональное мышление, не имея в виду никаких целей.
    • Поделитесь своими мыслями о доске визуализации с терапевтом или близким другом.
    • Поместите доску визуализации так, чтобы ее можно было видеть ежедневно.Регулярно возвращайтесь к доске, чтобы увидеть, изменились ли ценности и соответствует ли жизнь основным ценностям.

    Эмоции и целенаправленное поведение

    Несмотря на важность наших ценностей, их легко игнорировать или даже избегать.

    Сильные эмоции часто побеждают наши ценности, управляя нашим поведением. Мы боимся писать книгу, которую всегда хотели, или сомневаемся в своей способности поддерживать отношения.

    Хотя цели могут иметь жизненно важное значение для выполнения наших долгосрочных планов, они могут заставить нас упустить из виду то, что важно.Мы можем быть настолько сосредоточены на поиске партнера, владении домом или создании семьи, что упускаем из виду возможность наслаждаться жизнью и создавать группу друзей.

    Упражнение по установлению целей на основе ценностей может помочь преобразовать ценности в совершенные действия.

    Попросите клиента:

    • Выберите сферу жизни, например, воспитание детей, отношения, работу и т. Д.
    • Подумайте, что бы вы хотели изменить в этой области.
    • Подумайте, почему это изменение необходимо.
    • Напишите рядом с каждой причиной, какую ценность она поддерживает, например, баланс работы и личной жизни, любовь и т. Д.
    • Используйте аббревиатуру SMART (конкретный, значимый, адаптивный, реалистичный, привязанный ко времени), чтобы воплотить эти ценности в конкретные цели.
    • Проверяйте регулярно, чтобы подтверждать, что это ваши цели (а не чьи-то еще) и что ваши основные ценности остаются неизменными.

    Сдвиг и замена значений

    Околосмертный опыт часто связан с переоценкой ценностей человека, включая повышенную заботу о других, признательность за жизнь и снижение материализма.

    Рассмотрение нашей смертности (несмотря на трудности) может улучшить наше понимание того, что действительно важно.

    Упражнение «Моя могильная плита» — мощный инструмент для переоценки того, как мы проводим время на Земле. Если это соответствует обстоятельствам клиента, попросите его:

    • Представьте, что их жизнь окончена.
    • Используя форму надгробия, напишите их имя, дату рождения и т. Д.
    • Напишите пару предложений или фраз, описывающих, как они хотели бы, чтобы их запомнили и как они хотели бы проводить свое время.

    Это чрезвычайно сложное упражнение для многих, и его следует выполнять только в том случае, если клиент готов и желает справиться с эмоциями, которые могут возникнуть.

    Записка о поиске смысла жизни после травмы, развода и других причин

    Самые болезненные переживания часто могут быть и самыми значимыми.

    Почти смертельный опыт, серьезная болезнь, разлука или потеря любимого человека — все это может пошатнуть наше представление о том, кто мы есть, и заставить нас пересмотреть наши основные ценности, жизненную цель и чувство смысла.

    Действительно, исследование выживших после травм выявило посттравматический рост и способность извлекать смысл из невзгод (Routledge & Juhl, 2010).

    Ресурсы PositivePsychology.com

    Наш мастер-класс «Смысл и ценность жизни» © предоставляет интуитивно понятный и доступный способ применения позитивной психологии.

    Эта превосходная онлайн-программа предназначена для терапевтов, психологов, консультантов, тренеров и практиков, которые хотят помочь своим клиентам найти смысл и раскрыть свои ценности, связав их с их «почему», чтобы они могли вынести «как».’

    Сообщение о приеме домой

    Значение, которое мы придаем себе, окружающему миру и нашей роли в нем, формирует наше повествование. Наша цель — наша цель и задачи — мотивирует деятельность, которая помогает нам в этом.

    Таким образом, разумно сделать вывод, что и смысл, и цель жизненно важны для нашего благополучия, а также имеют решающее значение для того, кем мы являемся.

    Если мы принимаем точку зрения экзистенциалистов, тогда мы свободны вести жизнь в соответствии со своими ценностями, приписывать смысл тому, что мы считаем жизненно важным, и преследовать уникальную цель.

    Как указывает Сартр, это осознание может начаться с тоски и по спирали перерасти в чувство головокружительной тошноты, прежде чем мы начнем действовать. В конце концов, это все равно, что быть сброшенным на край обрыва, без возможности вернуться и неуверенного будущего.

    Вместо этого мы должны выбрать наши ценности и значение, которое мы придаем тому, кто мы есть, как мы живем и что мы делаем. Наши цели носят личный характер, и мы должны решить, следовать ли им или позволить им исчезнуть из поля зрения.

    Но неспособность действовать достоверно и жить согласно выбранным нами смыслу и цели приведет к менее благополучной жизни.Итак, попробуйте выполнить упражнения из этой статьи — хотя бы для того, чтобы лучше понять, кто вы, свои основные ценности и свое место в вашем окружении — и исследуйте потенциал, о котором еще предстоит написать.

    Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте бесплатно скачать наши три упражнения «Смысл и ценность жизни».

    Если вы хотите узнать больше, наш мастер-класс «Смысл и ценность жизни» © поможет вам понять науку, лежащую в основе смысла и ценности жизни; вдохновляют вас подключиться к своим ценностям на более глубоком уровне; и сделать вас экспертом в воспитании смысла жизни ваших клиентов, студентов или сотрудников.

    • Камю А. (1975). Миф о Сизифе . Лондон: Penguin Books.
    • Айзенк, М. В., и Кин, М. Т. (2015). Когнитивная психология: Учебное пособие . Нью-Йорк: Психология Пресс.
    • Хайдеггер, М. (2013). Бытие и время (Дж. Маккуори и Э. Робинсон, пер.). Молден: Блэквелл. (Оригинальная работа опубликована в 1927 г., переведена в 1962 г.)
    • Хикс, Дж. А. и Кинг, Л. А. (2007). Значение в жизни и видение картины в целом: положительное влияние и глобальный фокус. Познание и эмоции , 21 (7), 1577–1584.
    • Huo, J.-Y., Wang, X.-Q., Steger, M. F., Ge, Y., Wang, Y.-C., Liu, M.-F., & Ye, B.-J. (2019). Неявный смысл жизни: оценка и построение достоверности неявного смысла жизни и отношений с явным смыслом жизни и депрессии. Журнал позитивной психологии , 15 (4), 500–518.
    • Ивцан, И., Ломас, Т., Хефферон, К., & Уорт, П. (2016). Вторая волна позитивной психологии: принятие темной стороны жизни .Лондон: Routledge, Taylor & Francis Group.
    • Кауфманн, В. (1976). Портативный Nietzsch e. Лондон: Penguin Books,
    • .
    • Хайнцельман, С. Дж. (2018). Эвдемония в современной науке о субъективном благополучии: психологическое благополучие, самоопределение и смысл жизни. В Э. Динер, С. Оиши и Л. Тай (ред.), Справочник по благополучию . Солт-Лейк-Сити, Юта: DEF.
    • Хайнцельман, С. Дж., И Кинг, Л. А. (2015). Значение в жизни и интуиция. Журнал личности и социальной психологии , 110 (3), 477–492.
    • Ли, С. С., Хван, Ю. К., и Янг, Г. Ю. (2018). Сдерживающее влияние установки на рост на взаимосвязь между отношением к туризму и смыслом жизни. Международный журнал чистой и прикладной математики , 120 (6), 5523–5540.
    • Ницше, Ф. (1911). По ту сторону добра и зла (Х. Циммерн, пер.). Эдинбург: Дэрриен Пресс.
    • Рутледж, К., И Джул Дж. (2010). Когда мысли о смерти приводят к страху смерти: значимость смертности увеличивает тревогу перед смертью для людей, у которых отсутствует смысл в жизни. Познание и эмоции , 24 (5), 848–854.
    • Райан Р. М. и Деси Э. Л. (2018). Теория самоопределения: основные психологические потребности в мотивации, развитии и благополучии . Нью-Йорк: Guilford Press.
    • Сартр, Дж. (1964). Бытие и ничто: Очерк феноменологического онтолога л.Нью-Йорк: Citadel Press.
    • Смит, Дж. А. (2018). Как найти свою цель в жизни. Журнал Greater Good. Получено 5 октября 2020 г. с https://greatergood.berkeley.edu/article/item/how_to_find_your_purpose_in_life
    • .
    • Стегер, М. Ф. (2009). Значение в жизни. В С. Дж. Лопесе (ред.), Оксфордский справочник по позитивной психологии (2-е изд., Стр. 679–687). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
    • Уорнок М. (1970). Экзистенциализм . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Введение в психологию

    Определение психологии

    Психология — это научное исследование психических процессов и поведения человека.

    Цели обучения

    Определите основные отрасли психологии

    Основные выводы

    Ключевые точки
    • Психология — это академическая и прикладная дисциплина, которая стремится понять поведение, умственные функции и эмоциональные процессы людей.
    • Психологи исследуют, как психические и эмоциональные факторы влияют на индивидуальное развитие и поведение и как сами эти факторы могут зависеть от физиологических и биологических процессов.
    • Клинические психологи специализируются на диагностике и лечении психических заболеваний; они обычно работают напрямую с клиентами, используя различные формы терапевтического лечения.
    • Психологи-исследователи используют научные методы для изучения широкого круга тем, связанных с психическим здоровьем и поведением.
    Ключевые термины
    • психосоциальный : Имеет как психологические, так и социальные элементы.
    • когнитивный : часть психического функционирования, которая имеет дело с логикой и воспоминаниями, в отличие от аффективного функционирования, которое имеет дело с эмоциями.
    • социокультурный : Относится как к обществу, так и к культуре.

    Психология — это академическое и прикладное исследование психических функций и поведения. Слово «психология» происходит от двух специфических греческих слов — psyche, , что означает «душа», «жизнь» или «разум», и logia, , что означает «изучение.«Проще говоря, психология — это изучение ума.
    Общая цель психологии — понять поведение, психические функции и эмоциональные процессы человека.
    Эта область в конечном итоге направлена ​​на благо общества, отчасти благодаря тому, что она направлена ​​на лучшее понимание психического здоровья и психических заболеваний.

    Большинство психологов можно отнести к социальным, поведенческим или когнитивным специалистам. Психологи изучают множество различных областей, включая биологические основы, психическое благополучие, изменения и развитие с течением времени, себя и других, а также потенциальные дисфункции.
    Они исследуют, как психологические факторы взаимодействуют с биологическими и социокультурными факторами, влияя на индивидуальное развитие. Психологи пытаются понять не только роль психических функций в индивидуальном и социальном поведении, но также физиологические и биологические процессы, лежащие в основе когнитивных функций и поведения.

    Биология, психология и общество формируют нашу жизнь : Психология стремится понять, как психологические факторы взаимодействуют с социокультурными и биологическими факторами, влияя на индивидуальное развитие.

    Психология изучает такие концепции, как восприятие, познание, внимание, эмоции, феноменология, мотивация, функционирование мозга, личность, поведение, устойчивость, бессознательный разум и межличностные отношения. Полученные знания затем применяются в различных сферах человеческой деятельности, включая проблемы повседневной жизни людей и лечение психических заболеваний. Психология была описана как «центральная наука», потому что психологические исследования связаны с социальными науками, естественными науками, медициной и гуманитарными науками (такими как философия).

    Клиническая и неклиническая психология

    Клиническая психология специализируется на диагностике и лечении психических расстройств и психических заболеваний. Психологи, работающие в клинической сфере (например, терапевты или консультанты), работают с клиентами, которые борются с психическим заболеванием, для оценки, диагностики и применения различных форм терапевтического лечения. Во многом это лечение основано на клинических исследованиях.

    В то время как клинические психологи обычно работают с клиентами напрямую, неклинические психологи уделяют больше внимания исследованиям.Психологи-исследователи используют научные методы для изучения взаимосвязей между различными психосоциальными переменными и изучения широкого круга тем, связанных с психическими процессами и поведением. Исследователи и другие неклинические психологи часто работают на факультетах психологии университетов или преподают в других академических учреждениях (например, в медицинских школах или больницах). Некоторые из них работают на производстве и в организациях, в медицинских учреждениях, в средствах массовой информации, в спорте или в судебно-медицинской экспертизе и других областях, связанных с законом.

    Ранние корни психологии

    Психология возникла как научная дисциплина в 19 веке, но ее корни уходят в античную философию.

    Цели обучения

    Опишите философские корни того, что позже станет областью психологии

    Основные выводы

    Ключевые точки
    • Ранние греческие философы, такие как Сократ, Платон и Аристотель, исследовали такие темы, как удовольствие, боль, знания, мотивация, рациональность и психические заболевания — темы, которые сегодня часто обсуждаются в психологии.
    • В 17 веке французский математик и философ Рене Декарт предположил, что тело и разум — отдельные сущности. Это понятие стало известно как дуализм.
    • Английские философы Томас Гоббс и Джон Локк не соглашались с концепцией дуализма, утверждая вместо этого, что ощущения, образы, мысли и чувства — это физические процессы, происходящие в мозгу.
    • Психология стала осознанной областью экспериментальных исследований в 1879 году, когда немецкий ученый Вильгельм Вундт основал первую лабораторию, посвященную исключительно психологическим исследованиям.
    • Эдвард Б. Титченер расширил идеи Вундта и основал теорию структурализма, в которой предпринималась попытка понять разум как сумму различных основных частей.
    • Функционализм, основанный Уильямом Джеймсом в конце 19 века, предложил альтернативу структурализму, сосредоточившись в основном на функциях разума.
    Ключевые термины
    • дуализм : В психологии вера в то, что разум и тело — отдельные сущности.
    • монизм : В психологии вера в то, что разум и тело неразрывно связаны, а не являются отдельными сущностями.
    • психонейроиммунология : Изучение взаимодействий между поведенческими, нервными, эндокринными и иммунными функциями.

    Многие культуры на протяжении всей истории размышляли о природе разума, сердца, души, духа и мозга. Философский интерес к поведению и разуму восходит к древним цивилизациям Египта, Греции, Китая и Индии. Психология была в значительной степени отраслью философии до середины 1800-х годов, когда она стала независимой и научной дисциплиной в Германии и Соединенных Штатах.Эти философские корни сыграли большую роль в развитии этой области.

    Ранняя философия

    Примерно с 600 по 300 год до нашей эры греческие философы исследовали широкий круг тем, относящихся к тому, что мы сейчас считаем психологией. Сократ и его последователи Платон и Аристотель писали на такие темы, как удовольствие, боль, знание, мотивация и рациональность. Они выдвинули теорию о том, являются ли человеческие черты врожденными или являются результатом опыта, что по-прежнему является предметом дискуссий в психологии сегодня.Они также рассматривали происхождение психических заболеваний, причем и Сократ, и Платон уделяли основное внимание психологическим силам как корню этих болезней.

    Платон и Аристотель : Платон, Аристотель и другие древнегреческие философы исследовали широкий круг тем, относящихся к тому, что мы сейчас считаем психологией.

    17 век

    Рене Декарт, французский математик и философ 1600-х годов, выдвинул теорию о том, что тело и разум — отдельные сущности, и эта концепция стала известна как дуализм.Согласно дуализму, тело — это физическая сущность, поведение которой поддается измерению с научной точки зрения, в то время как ум — это духовная сущность, которую невозможно измерить, поскольку она выходит за пределы материального мира. Декарт считал, что эти двое взаимодействуют только через крошечную структуру в основании мозга, называемую шишковидной железой.

    Томас Гоббс и Джон Локк были английскими философами 17 века, которые не соглашались с концепцией дуализма. Они утверждали, что весь человеческий опыт — это физические процессы, происходящие в мозгу и нервной системе.Таким образом, их аргумент состоял в том, что ощущения, образы, мысли и чувства — все это допустимые объекты исследования. Поскольку эта точка зрения утверждает, что разум и тело — это одно и то же, позже она стала известна как монизм. Сегодня большинство психологов отвергают жесткую дуалистическую позицию: многолетние исследования показывают, что физические и умственные аспекты человеческого опыта глубоко взаимосвязаны. Области психонейроиммунологии и поведенческой медицины явно сосредоточены на этой взаимосвязи.

    Психология как самостоятельная дисциплина

    Первое использование термина «психология» часто приписывается немецкому философу-схоласту Рудольфу Гёкелю, который опубликовал Psychologia hoc est de hominis perfectione, anima, ortu в 1590 году.Однако этот термин, по-видимому, использовался более чем шестью десятилетиями ранее хорватским гуманистом Марко Маруличем в названии своего латинского трактата Psichiologia de ratione animae humanae. Этот термин не вошел в обиход до тех пор, пока немецкий философ-идеалист Кристиан Вольф не использовал его в своих Psychologia empirica и Psychologiarationalis (1732–1734). В Англии термин «психология» обогнал «ментальную философию» в середине 19 века.

    Вильгельм Вундт

    Конец 19 века ознаменовал начало психологии как научного направления.Психология как самостоятельная область экспериментального исследования началась в 1879 году, когда немецкий ученый Вильгельм Вундт основал первую лабораторию, посвященную исключительно психологическим исследованиям в Лейпциге. Часто считающийся отцом психологии, Вундт был первым человеком, назвавшим себя психологом, и написал первый учебник по психологии, озаглавленный Принципы Психология Психология.

    Вундт считал, что изучение сознательных мыслей будет ключом к пониманию разума.Его подход к изучению психики был новаторским, поскольку он был основан на систематических и строгих наблюдениях, заложив основу для современных психологических экспериментов. Он систематически изучал такие темы, как объем внимания, время реакции, видение, эмоции и восприятие времени. Основным методом исследования Вундта была «интроспекция», которая включает обучение людей концентрироваться и сообщать о своем сознательном опыте, когда они реагируют на стимулы. Этот подход до сих пор используется в современных исследованиях нейробиологии; однако многие ученые критикуют использование интроспекции за отсутствие объективности.

    Вильгельм Вундт

    Многие считают Вильгельма Вундта основоположником психологии. Он заложил основу для того, что впоследствии стало теорией структурализма.

    Структурализм

    Эдвард Б. Титченер, английский профессор и ученик Вундта, расширил идеи Вундта и использовал их для основания теории структурализма. Эта теория попыталась понять разум как сумму различных основных частей и сосредоточилась на трех вещах: (1) отдельные элементы сознания; (2) как эти элементы организованы в более сложные переживания; и (3) как эти ментальные явления соотносятся с физическими событиями.

    Титченер попытался классифицировать структуры разума во многом так же, как элементы природы классифицируются в периодической таблице — что неудивительно, учитывая, что исследователи добились больших успехов в области химии в его время. Он считал, что если можно определить и классифицировать основные компоненты разума, то можно будет определить структуру ментальных процессов и высшего мышления. Как и Вундт, Титченер использовал интроспекцию, чтобы попытаться определить различные компоненты сознания; однако в его методе использовались очень строгие правила для проведения интроспективного анализа.

    Структурализм подвергался критике, потому что предмет его интереса — сознательный опыт — нелегко изучить с помощью контролируемых экспериментов. Его зависимость от самоанализа, несмотря на жесткие принципы Титченера, подвергалась критике за недостаточную надежность. Критики утверждали, что самоанализ невозможен и что самоанализ может дать разные результаты в зависимости от предмета.

    Функционализм

    По мере того как структурализм изо всех сил пытался выжить при проверке научного метода, искались новые подходы к изучению психики.Одной из важных альтернатив был функционализм, основанный Уильямом Джеймсом в конце 19 века. Основанный на заботе структурализма об анатомии разума, функционализм привел к большему вниманию к функциям разума, а позже и к бихевиоризму.

    Функционализм рассматривает психическую жизнь и поведение с точки зрения активной адаптации к окружающей среде человека. Подход Джеймса к психологии был менее озабочен составом разума и больше интересовался изучением способов, которыми разум приспосабливается к изменяющимся ситуациям и окружающей среде.В функционализме мозг, как полагают, развился с целью повышения шансов на выживание своего носителя, действуя как информационный процессор: его роль, по сути, заключается в выполнении функций, подобных тому, как это делает компьютер.

    Психология 101 — Вундт и Джеймс: структурализм и функционализм : Здесь противопоставляются основы структурализма и функционализма. Опора структурализма на самоанализ в конечном итоге оказалась ненаучной.Акцент функционализма на научном изучении адаптивных функций поведения и психических процессов продвинул изучение психологии как науки.

    Текущие проблемы и дискуссии в психологии

    Споры и противоречия в психологии длились десятилетия и продолжают меняться с течением времени.

    Цели обучения

    Анализировать текущие вопросы и дискуссии, происходящие в современной психологии

    Основные выводы

    Ключевые точки
    • Психологи продолжают обсуждать противоречивые вопросы в своей области, многие из которых можно увидеть в недавних изменениях в 5-м издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5).
    • Одна из продолжающихся дискуссий в психологии касается того, как определить понятия «нормальный », и «здоровый»; то, что полезно для одного человека, может быть вредным для другого, и на восприятие нормальности в значительной степени влияют социальные нормы.
    • Психологи часто спорят о том, влияет ли человеческое поведение в большей степени биологические факторы или факторы окружающей среды — эти дебаты называются «природа или воспитание».
    • Текущие дебаты, вытекающие из изменений в DSM-5, включают разногласия по поводу диагнозов расстройства аутистического спектра, гендерной дисфории, депрессивных расстройств и пограничного расстройства личности.
    • электросудорожной терапии (ЭСТ), в то время как показано улучшение симптомов тяжелых психических заболеваний, продолжает оставаться спорной формой лечения из-за побочных эффектов.
    Ключевые термины
    • аутизм : био-неврологическое расстройство, наблюдаемое в раннем детстве с симптомами аномального самовосприятия, характеризующееся отсутствием реакции на других людей и ограниченной способностью или желанием общаться и общаться.
    • депатологизация : Акт деклассификации чего-либо как болезни или недуга.
    • неврологический : Работа с мозгом или исследование мозга.

    Психологические дебаты длились десятилетия и продолжают меняться с течением времени. С выпуском 5-го издания «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам » (DSM-5) в 2013 году психологи продолжают обсуждать спорные вопросы в своей области.

    Определение «нормального» и «здорового»

    Одна из продолжающихся дискуссий в психологии заключается в том, как определить понятия «нормальный », и «здоровый».«Психологи часто полагаются на эти термины при оценке, диагностике, лечении и консультировании людей, которые испытывают проблемы с психическим здоровьем; однако эти термины могут быть интерпретированы. То, что является нормальным или здоровым поведением для одного человека, может быть нездоровым или неэффективным для другого. Поведение может быть нормальным для человека (внутриличностная нормальность), если оно согласуется с наиболее распространенным поведением этого человека, даже если такое поведение приводит к негативным последствиям.

    «Нормальный» также используется для описания того, когда чье-либо поведение соответствует наиболее распространенному или принятому в обществе поведению (известному как соответствие норме).Определения нормальности варьируются в зависимости от человека, времени, места и ситуации и в подавляющем большинстве определяются культурными и социальными стандартами и нормами. Эти стандарты и нормы меняются со временем, и вместе с ними меняется и восприятие нормальности. Критики утверждают, что восприятие нормальности по своей сути зависит от оценочных суждений, предубеждений и предположений и может иметь социальные разветвления. Например, если кого-то считают «нормальным» или «ненормальным», это может привести к его включению, исключению или стигматизации со стороны общества в целом.В 2011 году Британское психологическое общество утверждало, что DSM-5 должен рассматривать психические расстройства в спектре наряду с нормальным:

    «[Мы рекомендуем] пересмотреть подход к пониманию психического расстройства, начиная с признания неопровержимых доказательств того, что он находится в спектре« нормального »опыта, и что психосоциальные факторы, такие как бедность, безработица и травмы, являются наиболее значительными. убедительно доказанные причинные факторы ».

    Дебаты о природе и воспитании

    Одна из центральных дискуссий в психологии касается происхождения человеческого поведения.Вызвано ли поведение биологическими факторами, присутствующими в человеческом теле (природе), или оно вызвано взаимодействием между человеком и его или ее окружающей средой (воспитание)?

    Строгие приверженцы философии природы часто используют генетический код в качестве подтверждения своей теории. Однако хорошо известно, что взаимодействие с окружающей средой может спровоцировать изменения в структуре и химии мозга, а ситуации экстремального стресса могут вызвать такие проблемы, как депрессия. Психологи сегодня обычно считают, что на поведение человека влияет сочетание биологических факторов и факторов окружающей среды.

    Изменения (и противоречия внутри) DSM-5

    Расстройство аутистического спектра

    Многие текущие дебаты в психологии можно увидеть в недавних изменениях в DSM-5.
    Одно серьезное изменение относится к категории расстройств аутистического спектра, диагноз которой больше не включает синдром Аспергера. Скорее, все дети классифицируются по термину «расстройство аутистического спектра» (РАС) и получают оценку «легкая, умеренная или тяжелая».

    Аутизм — это неврологическое заболевание, которое в последние годы становится все более распространенным и затрагивает около 20 детей на 1000 детей в США в 2012 году.Неясно, вызван ли этот рост изменениями в фактической заболеваемости аутизмом или изменениями в частоте сообщений. Расстройства аутистического спектра характеризуются нарушением социального взаимодействия, нарушением вербальной и невербальной коммуникации, а также ограниченным или повторяющимся поведением. В течение многих лет исследователи пытались найти причину аутизма, и все, от вакцин до материнской депрессии, упоминалось, но никогда не было доказано. В то время как основным лечением аутизма является анализ поведения (ABA) или другие методы поведенческой терапии, многие люди ищут альтернативные методы лечения, такие как диета или добавки.

    Споры вокруг диагноза и его лечения включают в себя уместность оценки тяжести расстройства и включение детей с разной степенью тяжести РАС в группу общего образования. Также существуют разногласия по поводу использования ABA для лечения РАС. В этом лечении используются индивидуальные для ребенка подкрепления (например, наклейки, похвала, конфеты, пузыри и дополнительное игровое время), чтобы вознаграждать и мотивировать аутичных детей, когда они демонстрируют желаемое поведение, например, сидение на стуле по запросу, вербализацию приветствия, или зрительный контакт.Наказания, такие как тайм-аут или резкое «Нет!» от терапевта или родителей, может использоваться для предотвращения нежелательного поведения, такого как щипание, царапание и выдергивание волос. Хотя было показано, что он эффективен в изменении поведения людей с РАС, некоторые утверждают, что лечение служит для патологизации и дальнейшей маргинализации людей с аутизмом, пытаясь «нормализовать» аутичное поведение.

    Число сообщений об аутизме растет : Число сообщений о случаях аутизма на 1000 детей резко увеличилось в США с 1996 по 2007 год.Неизвестно, в какой степени этот рост связан с изменениями в фактической заболеваемости аутизмом (в отличие от изменений в частоте сообщений).

    Гендерная дисфория

    Еще одно недавнее изменение в DSM-5 — переименование «расстройства гендерной идентичности» в «гендерная дисфория». Это изменение должным образом разделяет взрослых, детей и подростков по стадиям развития и было перемещено из категории сексуальных расстройств в отдельную категорию. Одним из основных последствий этого изменения является снижение стигмы за счет изменения языка с «расстройства» на «дисфорию», что служит шагом к депатологизации людей, которые идентифицируют себя как трансгендеры или лица другого пола.В то же время трансгендеры, обращающиеся за хирургическим или гормональным лечением, исторически были вынуждены полагаться на диагноз расстройства половой идентичности, чтобы получить доступ к соответствующему лечению, каким бы стигматизирующим ни был этот диагноз. Неясно, какое влияние это изменение языка окажет на способность людей получить доступ к соответствующей медицинской помощи.

    Депрессивные расстройства

    В рамках депрессивных расстройств DSM-5 исключения по поводу утраты больше не существует; это означает, что людям, находящимся в тяжелом депрессивном состоянии из-за горя , можно поставить диагноз клинической депрессии.В соответствии с новыми руководящими принципами, определенные реакции на горе могли быть обозначены как патологические расстройства, а не считаться нормальным человеческим опытом

    Пограничное расстройство личности

    В 2003 году Ассоциация по развитию лечения и исследований расстройств личности (TARA APD) провела кампанию по изменению названия и обозначения пограничного расстройства личности (ПРЛ), утверждая, что ПРЛ в его нынешнем виде «сбивает с толку, не передает никакой релевантной или описательной информации, и усиливает существующую стигму.Вместо этого было предложено название «расстройство эмоциональной регуляции» или «расстройство эмоциональной дисрегуляции». Также была дискуссия об изменении пограничного расстройства личности, диагноза оси II (расстройства личности и умственная отсталость), на диагноз оси I (клинические расстройства). Однако название, диагностические критерии и описание ПРЛ во многом не изменились по сравнению с предыдущим DSM-IV-TR.

    Электросудорожная терапия

    Электросудорожная терапия (ЭСТ) — это противоречивый подход к лечению тяжелых психических заболеваний, который включает в себя индукцию незначительных судорог в мозгу с помощью электрических импульсов.Большая часть противоречий связана с его ранним использованием в 1940-х годах и ссылками на популярную культуру, такими как фильм «» Пролетая над гнездом кукушки «». С течением времени ЭСТ значительно улучшилась и обычно используется как последнее средство лечения тяжелых расстройств, таких как большая депрессия, шизофрения или биполярная мания, которые не поддаются лечению другими формами. Около 70 процентов пациентов — женщины. Споры по поводу ЭСТ по-прежнему возникают из-за его побочных эффектов на память и общее познание после лечения, а также из-за его обсуждаемого уровня эффективности.В то время как некоторые исследования показали, что ЭСТ резко улучшает симптомы с, возможно, меньшим количеством побочных эффектов, чем некоторые лекарства, другие исследования указывают на высокие показатели рецидивов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *