Основные направления и психологические школы: Страница не найдена | Это Химфак МГУ, Детка! – Основные психологические школы и направления.

Автор: | 16.06.2020

Школьный психолог — основные направления деятельности

Основные направления деятельности психолога в школе

Психологическая служба давно уже есть в каждой школе. Но ее деятельность до сих пор для многих педагогов – загадка. Автор этой статьи, методист психологической лаборатории, активно взаимодействующей с учителями и завучами, расскажет об основных направлениях деятельности психолога в школе.

Психолог и школа

Во время семинаров или тренингов для учителей я неоднократно слышала вопросы: «Скажите, а наш школьный психолог это может?», «А чем психолог мне может помочь в такой ситуации?..»

Деятельность школьного психолога организуется по двум направлениям. Первое направление – плановое. Это те виды работы, которые закладываются заранее: мониторинг, профилактические занятия, выступления на родительских собраниях. Однако невозможно предугадать, какие сложные ситуации возникнут в школе в течение учебного года. Поэтому второе направление работы школьного психолога – это работа по запросу, то есть в ответ на появляющиеся у учащихся сложности, причем сам психолог непосредственно об этих трудностях узнать не может. Даже в маленькой школе специалисту, не ведущему уроки, не решающему с детьми организационные вопросы, невозможно немедленно понять, что в классе возникла какая-то проблема, а уж в большой школе – тем более.

Безусловно, первый, кто сталкивается с детскими трудностями, – классный руководитель. Поэтому задачу привлечения психолога к работе с ребенком и/или семьей решает чаще всего именно он. И когда классный руководитель понимает, каким образом он может использовать ресурсы психолога, их профессиональное взаимодействие становится более эффективным и продуктивным.

Чем же школьный психолог может помочь классному руководителю?

Работа психолога с классом

Одной из наиболее типичных задач, которые традиционно решает школьный психолог, является фронтальная диагностика (или мониторинг). Помимо неизбежных мониторинговых исследований, обязательных в рамках новых образовательных стандартов, классный руководитель может обратиться к психологу с запросом на какую-то специфическую диагностику, необходимую для решения педагогических задач: выявление эмоционального состояния, тревожности, особенностей мотивации, определение предпочитаемых и отвергаемых учеников в классе. Особый интерес может представлять диагностика личностных и характерологических особенностей детей, которая может помочь педагогу на начальном этапе работы с классом.

Кроме того, школьный психолог может помочь классному руководителю при возникновении трудных ситуаций в классе. Среди таких проблем могут быть конфликты, травля (сейчас это часто называют английским словом «буллинг»), появление отвергаемых детей, низкий уровень сплоченности класса. Психолог может провести углубленную диагностику причин таких проблем, принять участие в разработке системы мер по разрешению трудностей, провести групповые занятия с учениками, если они будут необходимы в данном случае. Умение психолога работать с классом, используя элементы тренинга, проводить различные групповые игры и упражнения можно также задействовать при проведении воспитательных мероприятий, например, тематических классных часов.

Работа с отдельными школьниками

Большую помощь психолог может оказать учителю в работе с отдельными учениками. Наличие у ребенка учебных проблем может быть связано с недостаточным уровнем сформированности психических функций или психологических навыков, причем одни и те же трудности учеников могут иметь самые разные причины. Например, низкая успеваемость может быть вызвана несформированностью учебной мотивации, низким уровнем самоорганизации, высокой утомляемостью, высокой тревожностью. Некоторые из этих причин довольно очевидны, учитель и сам их может увидеть, наблюдая за ребенком. Однако в ряде случаев для выявления того, почему у ребенка имеются затруднения, требуется специальная диагностика. Психолог обладает профессиональными инструментами, позволяющими ему определить специфику сформированности у ребенка тех или иных психологических характеристик и функций: познавательных способностей, личностных особенностей, коммуникативных навыков. Такая диагностика позволяет глубже понять причины проблем учеников и более точно выбрать стратегию поведения по отношению к ним, а также обозначить пути педагогической поддержки.

О видах деятельности школьного психолога рассказывает Барложецкая Наталья Фёдоровна, психолог-консультант в социально-коррекционной сфере, педагог-психолог высшей квалификационной категории

По итогам диагностики психолог может сформулировать рекомендации по развитию этих функций или навыков, а также организовать индивидуальные и групповые занятия, направленные на их формирование. Например, если выяснится, что низкая успеваемость ученика связана преимущественно с несформированностью у него навыков самоорганизации, психолог подскажет родителям способы развития этих навыков у ребенка и (по возможности и по необходимости) будет проводить занятия с ребенком, направленные на развитие этих навыков.

Еще больше сложностей вызывает работа с детьми, у которых проблемное поведение. Зачастую просьба о помощи психолога формулируется приблизительно так: «Поговорите с ним», «Скажите ему», «Объясните ей». Однако крайне редко причиной нежелательного поведения ребенка является именно непонимание им правил и требований школы. В большинстве случаев дети прекрасно знают, что от них требуется, и не делают этого по двум причинам: либо у ребенка опять же не сформированы психические функции, которые обеспечивают выполнение этих требований, либо невыполнение правил является более привлекательным, чем их выполнение (например, позволяет получить больше внимания от взрослых).

Допустим, подросток грубо разговаривает с учителем, хотя великолепно осведомлен, что этого делать нельзя. Причиной этого может быть неумение выражать свое несогласие в корректной форме или же стремление почувствовать свою власть, добившись того, что взрослый выйдет из себя.

Разъяснение может быть эффективно только в том случае, когда ребенок оказался в новой для него ситуации и ему не очень ясно, что происходит и как себя вести, к примеру, в беседе с пятиклассником, которому трудно адаптироваться к условиям средней школы. Во всех остальных случаях объяснять и растолковывать что-либо ребенку бессмысленно. Поэтому чаще всего занятие ребенка с психологом предполагает не объяснение того, как следует себя вести, а определенные игры и упражнения, направленные на формирование необходимых ребенку функций или выражение эмоциональных переживаний. Так что не нужно удивляться, если на вопрос: «Что вы делали с психологом?» – дети отвечают: «Мы играли». Для ребенка встреча с психологом – это действительно прежде всего увлекательная игра.

Поскольку формирование новых навыков и развитие психологических функций – процесс довольно длительный, потребуется некоторое количество занятий, прежде чем их результат будет заметен. Как показывает практика, ожидать видимых изменений в поведении ребенка, занимающегося с психологом, имеет смысл хотя бы после восьми-десяти регулярных занятий.

Каждый классный руководитель сталкивается с необходимостью помогать детям, попавшим в трудные жизненные ситуации и испытывающим сильные чувства. Например, у кого-то из учеников разводятся родители, умер кто-то из близких. Психолог может помочь ребенку выразить свои чувства, подскажет взрослым, как лучше взаимодействовать с ним на таком трудном этапе его жизненного пути.

Работа со взрослыми

Школьный психолог может также оказать большую поддержку классному руководителю в работе с родителями.

Прежде всего, взаимодействие с психологом позволяет более эффективно решать задачи, связанные с повышением психолого-педагогической компетентности родителей. В ходе родительских собраний психолог может познакомить родителей с возрастными особенностями различных периодов развития, обратить их внимание на неэффективные способы воспитания в семье и пути их изменения, показать приемы формирования познавательных характеристик у детей и решить множество других педагогических задач. Психолог также владеет приемами работы с группой, которые он может использовать для разнообразия форм работы с родителями. Помимо новых методов работы на родительском собрании, классный руководитель при участии психолога может реализовать новые формы работы с родителями: родительские клубы, гостиные, лектории.

Большую поддержку психолог может оказать классному руководителю в работе с родителями трудных учащихся или учеников, переживающих трудные жизненные ситуации. В ходе индивидуального консультирования психолог помогает родителю осмыслить трудности, возникающие во взаимодействии с ребенком, увидеть, что сам родитель делает для усугубления или разрешения проблем ребенка, найти новые способы общения с сыном или дочерью. В отличие от беседы с классным руководителем, индивидуальная работа родителя с психологом больше направлена на рефлексию, анализ общения с ребенком, осмысление эффективных и неэффективных стратегий взаимодействия, формулировку рекомендаций. Психологические консультации не заменят работу классного руководителя, но помогут значительно усилить их результативность.

Помимо работы с детьми и родителями, психолог может оказать поддержку самому педагогу. Конечно, школьный психолог не методист, он не подскажет, как лучше спланировать урок или построить воспитательную работу. Но он может помочь учителю провести самоанализ педагогической деятельности, увидеть свои сильные стороны, обратить внимание на недостаточно эффективные способы взаимодействия с детьми и родителями. Наконец, школьный психолог может помочь педагогу в профилактике выгорания: заметить его признаки и найти личные способы сохранения позитивного эмоционального состояния.

Границы возможностей школьного психолога

Однако необходимо понимать, что для решения некоторых проблем как ребенка, так и его родителей требуется

длительная регулярная психологическая работа, которая приведет к получению результата только в том случае, если она будет продолжаться несколько месяцев, а то и лет. Школьный психолог такую работу осуществить не может, даже если владеет необходимыми для этого знаниями: это не входит в его функционал. В этом случае индивидуальную работу с ребенком может вести специалист – психолог другого учреждения, например, психолого-медико-социального центра.

Для того чтобы лучше представить себе специфику работы школьного психолога по сравнению с психологами психолого-медико-социальных центров, сопоставим его со школьной медсестрой. Школьная медсестра не лечит хронические заболевания, она оказывает неотложную медицинскую помощь, делает прививки, осуществляет профилактическую работу. Если ребенку нужна специализированная медицинская помощь, она может посоветовать, к какому специалисту лучше обратиться. Роль школьной медсестры в обеспечении здоровья детей очень велика, но никому и в голову не приходит обращаться к ней за рецептом на очки или по поводу больного зуба. То же самое касается психологов: школьный психолог не может разрешить серьезные, глубинные проблемы семьи, для этого нужны посторонние специалисты.

Психолог не может решать задачи, связанные с воспитанием. Он не может научить детей здороваться, ценить дружбу, переобуваться в сменную обувь и так далее. Однако это совсем не значит, что его нельзя привлекать к обсуждению и поиску способов решения воспитательных задач. Психолог может помочь проанализировать, почему не удается эти задачи решить.

Никакая психологическая работа не может сделать так, чтобы ребенок что-то захотел, расхотел или полюбил. Если ребенок не уважает бабушку или не любит читать, занятия с психологом этого не изменят. Даже при том, что в ходе индивидуальной работы у ребенка будут формироваться необходимые функции и навыки, следует содействовать переносу этих новых навыков в повседневную жизнь ребенка и их закреплению. Оказание помощи ребенку требует кооперации всех взрослых, так или иначе взаимодействующих с ним.

Профессиональная этика

Важным условием эффективности психологической помощи является принцип конфиденциальности, который считается также одним из основных этических требований в работе психолога. Информация, полученная школьным психологом, является закрытой. Конфиденциальность позволяет установить контакт с детьми и взрослыми, построить доверительные рабочие отношения. Именно в силу этого принципа ряд документов школьного психолога являются закрытыми или зашифрованными.

Правила профессиональной этики запрещают психологу разглашать информацию, которая стала ему известна в ходе работы. Поэтому он не вправе рассказывать о том, что говорили дети или родители на консультации, пересказывать их слова, сообщать полученные им сведения из жизни семьи. Школьный психолог может поделиться с классным руководителем общими соображениями по поводу проблемы, своими наблюдениями за ребенком или родителем, но он не может рассказывать, о чем шла речь на индивидуальной консультации.

Однако не стоит бояться, что психолог не поделится действительно важными сведениями. Те же самые правила профессиональной этики требуют от психолога нарушить принцип конфиденциальности, если ему становится известна информация о том, что существует угроза жизни и здоровью его клиента, будь то ребенок или взрослый, или кого-то из их окружения. В большинстве случаев такие ситуации станут прежде всего известны социальному педагогу и классному руководителю. Если это происходит, классному руководителю важно обсудить с психологом, какие шаги следует предпринять и как в максимально щадящей для ребенка и семьи форме оказать им необходимую помощь.

Конечно, школьный психолог никогда не сможет заменить ни классного руководителя, ни педагога-организатора. У него совершенно другой функционал, другой профессиональный багаж знаний и навыков. Но если учитель этим багажом пользуется, он тем самым значительно облегчает решение многих педагогических задач.

Основные направления и психологические школы


Особенности двигательного развития детей с нарушением опорно-двигательного аппарата

29.10.2009/курсовая работа

Двигательная активность ребенка и виды церебрального паралича. Основные направления и средства коррекционной работы по преодолению двигательных нарушений при детском церебральном параличе. Индивидуальность методики лечения, роль массажа и физкультуры.

Роль интегрированных уроков в преподавании географии в профильных и универсальных классах общеобразовательных школ

2.05.2009/реферат

Основы профессионализма учителя географии. Факторы формирования познавательного интереса к обучению. Предметное содержание современной школы, применяющей инновационные технологии в обучении географии. Основные направления и уровни интегрированных уроков.

Формирование творческих способностей школьников в процессе обучения

23.07.2009/курсовая работа

Типы способностей учащихся и психические процессы, влияющие на их формирование. Характеристика творчества в учебно-воспитательном процессе. Основные направления и содержание работы учителя по формированию творческих способностей учащихся на уроках.

Хорезмская Академия Маъмуна

5.06.2009/контрольная работа

Образование Хорезмской Академии Маъмуна. Ее структура, основные направления и важнейшие представители. Вазир ас-Сахли как организатор и руководитель Академии. Академия Маъмуна явилась как поучительнейший пример региональной и международной организации.

Профориентационная работа школьного социального педагога

7.02.2011/курсовая работа

Проблемы профессиональной ориентации и воспитания, их сущность и особое место в процессе формирования самоопределения. Основные направления и формы работы социального педагога по профориентации. Диагностические методики по профориентации и их применение.

Профориентационная работа школьного социального педагога

7.02.2011/курсовая работа

Проблемы профессиональной ориентации и воспитания, их сущность и особое место в процессе формирования самоопределения. Основные направления и формы работы социального педагога по профориентации. Диагностические методики по профориентации и их применение.


12. Становление и современное состояние отечественной психологии (основные психологические школы и направления).

История становления отечественной психологии как целостная картина становления этой науки в нашей стране имеет временные периоды, характеризующие критические точки в развитии российской науки вообще.

Это 40-60-е годы XIX в., т.е. период становления российской психологии, осознания ею своего предмета, выбора пути и научной программы. В силу логики развития (расцвет позитивизма и естественных наук) и благодаря сложившейся в России социальной ситуации (проведение комплексных реформ) в этот период из двух предложенных программ (К.Д. Кавелина и И.М. Сеченова) была выбрана программа построения психологии как естественнонаучной дисциплины, предложенная Сеченовым.

Идеологический кризис в российском обществе в конце XIX в. ознаменовал новый важный период в развитии отечественной психологии, связанный с переосмыслением ее методологии. Это привело к возникновению принципиально нового подхода, ориентированного на духовную философию, идеи В. Соловьева и его последователей. Одновременно (хотя и не так интенсивно) развивалась и объективная (естественно-научная) психология, возникали экспериментальные лаборатории, аналогичные лаборатории Вундта в Лейпциге.

Следующим важным моментом стало зарождение советской, марксистской психологии, появившейся в 20-30-х годах. В многочисленных научных дискуссиях, школах, возникавших в то время, нашло отражение стремление построить новую психологию, направленную на решение важнейших социальных задач советского общества. Несмотря на то, что в то время доминировала объективная и социогенетическая методология, до начала 30-х годов в России сохранялись и те научные школы, которые были связаны с гуманитарной, философской линией развития (например, школа Г. Шпета).

Однако уже к середине 30-х годов ситуация в науке и обществе резко изменилась, усилились авторитарные тенденции, что привело к разгрому и запрещению не только философской психологии, но и педологии и психотехники. Фактически запрещенными оказались все психологические исследования, даже те, которые были идеологически близки советской власти. Это нанесло серьезный удар по научным психологическим школам, которые очень плодотворно развивались в тот период. Лишь после войны, в середине 40-х годов, психология постепенно начала восстанавливаться, возобновлять свои исследования. Однако отрыв от традиций, заложенных в начале XX в., потеря связи с зарубежной наукой, внутренняя цензура, отсутствие институтов по подготовке психологов и, следовательно, малочисленность специалистов долгие годы сказывались на творчестве отечественных ученых.

Вторая половина XX в. ознаменовалась возрождением школ, запрещенных в 30-е годы (школы Бехтерева, Выготского), активным поиском новых путей развития, новыми исследованиями и открытиями в разных областях психологии, прежде всего, когнитивной и возрастной. Возобновляются и связи с зарубежной психологией. Многие отечественные исследования, мало известные за рубежом (нейропсихологические работы А.Р. Лурии, понятие о зоне ближайшего развития Л.С. Выготского), получают широкое распространение в мировой психологии, дополняются новыми материалами.

Российские же психологи в попытке наверстать упущенные за несколько десятилетий возможности начинают широко внедрять достижения зарубежных коллег. Наряду с положительными эти тенденции имели и отрицательные последствия, связанные с утерей своих традиций, отходом (хотя и не окончательным) от своей методологии, что в соединении (не всегда продуманном) с принципами разных школ привело к эклектике и невозможности достоверно интерпретировать полученные результаты.

Однако к концу XX в. ориентация на интеграцию, свойственная, как уже говорилось, зарубежной психологии, стала явно проявляться и в российской науке. Поэтому в последние годы вновь начинает появляться интерес к методологическим вопросам, стремление не механически соединить, но интегрировать достижения, имеющие единую логику научного поиска.

Анализ факторов, определивших динамику становления и развития российской психологии, показывает, что ведущими являются логика научного познания и социальная ситуация. Раскрывая их содержание, необходимо подчеркнуть, что и широкое распространение позитивизма, и поиски объективного метода исследования психики были свойственны в тот период не только российской, но и зарубежной психологии.

Влияние социокультурной ситуации в России в середине XIX в. на процесс формирования отечественной психологии, ее методологии и ведущей проблематики проявилось и в том, что главными уже в то время стали не вопросы познания, как в европейской науке, а вопросы нравственного, духовного развития человека, его ментальности.

Оказавшись на перепутье реформ, Россия должна была решить, как ей двигаться дальше, какой путь соответствует русскому характеру. Ситуацию усугубляло и то, что реформы проходили не гладко, они тормозились в разных слоях общества по разным причинам, поэтому для того, чтобы продолжать движение вперед, необходимо было понять причины пробуксовки реформ.

Таким образом, кардинальные социальные изменения, происходившие в этот период, модернизация всего уклада русской жизни стали стимулом к стремлению осознать свои национальные особенности, понять истоки традиций, былин и мифов, происхождение своих положительных и отрицательных качеств.

Современное состояние отечественной психологии.

Во второй половине XX века развитие российской психологии во многом определялось идеями, заложенными в работах Бехтерева и Выготского. В трудах учеников и сотрудников Бехтерева — Б.Г. Ананьева (1907-1972) и В.Н. Мясищева (1893-1973) закладывались основы комплексного исследования человека, его психофизической природы, его отношений с миром.

Возглавляя в 20-е годы лабораторию индивидуальной рефлексологии, Мясищев открыл важные закономерности становления индивидуального стиля деятельности, выделил и описал несколько типов личности. Он доказывал, что психология личности должна основываться на данных типологии и дифференциальной психологии.

Мясищевым был предложен новый подход, названный им психологией отношений. При этом отношения понимались им как сознательные, избирательные связи человека с окружающим миром и с самим собой, которые влияют на его личностные качества и реализуются в деятельности. Такой цельный подход к личности, по мнению Мясищева, обеспечивал динамическое понимание личности как единства субъекта и объекта.

Ананьев также выступал за целостный подход к проблемам психики, отразившийся в его исследованиях системного характера чувственного познания, прежде всего в исследованиях восприятия пространства и времени. На основе анализа методологии и истории развития психологии он доказывал необходимость комплексного изучения психики, разрабатывал принцип междисциплинарного подхода к проблеме человека. В основу его программы была положена идея об индивидуальности как системе, интегрирующей разно уровневые свойства индивида, личности и субъекта. Комплексный подход позволил ему пересмотреть исследования детского развития, включив их в общую картину целостного жизненного цикла человека. Взаимовлиянием онтогенетического и биографического развития объясняются, по его мнению, многие закономерности психического становления.

Он также одним из первых начал изучение проблем зрелости и старения. В исследованиях, проводимых Ананьевым и его коллегами, были получены данные о гетерохронности и неравномерности психического развития, особенностях протекания психических процессов в период зрелости. Тем самым было положено начало психологической акмеологии в нашей стране. Методологические проблемы были и в центре внимания С.Л. Рубинштейна (1889-1960). В работах Рубинштейна обращает на себя внимание, прежде всего нетрадиционная для советской психологии исследовательская позиция — позиция философа (он вышел из немецкой философской школы), рассматривающего с точки зрения методологии эмпирику психологической науки, пытающегося частично систематизировать и объяснить этот эмпирический хаос. Этим он и отличался от большинства современных ему психологов, в первую очередь обращенных к проблемам экспериментального исследования психики. Поэтому в центре его концепции, как правило, оказываются, прежде всего, проблемы гносеологии, познания мира. Оценивая кризисную ситуацию в мировой психологии, Рубинштейн подчеркивал, что этот методологический кризис связан с приверженностью большинства психологов той концепции сознания, которую он назвал декарто-локковской, поскольку сознание неизменно трактовалось как область, открытая только для переживаний субъекта, способного к рефлексии. В противовес этому он выдвинул принцип единства сознания и деятельности. Тем самым сознание включается в контекст жизненных связей человека с объективным миром, причем основу этих связей образует деятельность, посредством которой человек, изменяя мир, изменяется сам. Соответственно предлагается и новый продуктивный метод психологического познания, названный им «единство воздействия и изучения». Психология раскрывает свои тайны не в созерцании феноменов, открытых прямому внутреннему или внешнему наблюдению, а в процессе преобразования исследуемых объектов посредством практических действий (включая практику исследовательского труда). Особое внимание Рубинштейн уделял анализу теории детерминации психических явлений. Возражая против механистических взглядов, он выдвинул формулу, согласно которой внешние причины воздействуют на объект посредством внутренних условий. Идеи Рубинштейна прочно вошли в методологический фонд отечественной психологии. Они остаются для нас источником познания, являясь продолжением личности ученого и объективируясь в его творчестве.

Совершенно с других позиций предложил оригинальную концепцию деятельности Л.Н. Леонтьев (1903-1979). Еще в 20-е годы он по окончании университета был приглашен Г.И. Челпановым в Психологический институт. Первые исследования Леонтьева, сразу же выявившие в нем умелого психолога-экспериментатора, проводились совместно с А.Р. Лурией и были посвящены проблеме аффективных реакций. В число испытуемых молодые психологи пригласили студентов, не выдержавших испытаний, а итоги экспериментов изложили в статье «Экзамен и психика».

Глубокое влияние на Леонтьева оказала встреча с Л.С. Выготским. Их совместная деятельность, дискуссии, работа по экспериментальному исследованию памяти сформировали когнитивный стиль научной школы, которая сохранилась и после смерти Выготского. Однако в собственных работах Леонтьев обратился к иной проблематике. Он сосредоточился не на мышлении, не на психологической структуре значения (понятия), а на вопросе о связи сознания и предметной, практической деятельности.

В 1930 г. Леонтьев создал в Харькове (тогдашней столице Украины) собственную научную школу, центральным для которой стало понятие деятельность. В этот же период, ключевой для Леонтьева, он начал изучать проблему развития психики. Он стремился, используя данные биологических наук, проследить этапы эволюционного процесса, переходя от вопроса о генезисе психики к сменяющим друг друга ступеням ее эволюции в животном мире и к факторам, определяющим появление и формирование сознания. Уже в этой работе Леонтьев рассматривал деятельность как главную образующую психики, движущую силу ее развития, опережающую на «один шаг» необходимый для ее обеспечения уровень психической жизни. Таким образом, во главу своей методологии Леонтьев, как и Рубинштейн, поставил проблему деятельности.

Свою школу создал и другой соратник Выготского — А.Р. Лурия (1902-1977). С самого начала в центре его исследовательских интересов была проблема взаимосвязи личности и культуры. Эта проблема принимала разные модификации в течение его богатой исследованиями и научными открытиями жизни.

Как и Леонтьев, Лурия был приглашен Челпановым в Психологический институт. Одновременно он работал в Государственном психоаналитическом институте, организованном И.Д. Ермаковым, и в Русском психоаналитическом обществе, в котором он состоял в должности научного секретаря. Уже в этот период, до встречи с Выготским, проявились некоторые значимые научные ориентации и установки, свойственные Лурии в зрелые годы, в частности его стремление к поиску объективных методов исследования внутренних психических состояний и мотивов поведения личности, изучение факторов, определяющих взаимосвязь человека и культуры, человека и общества.

В психоаналитическом институте наиболее важными для Лурии оказались направления, связанные с исследованием психологии художественного творчества, психоаналитического анализа эмоций, в том числе эстетических эмоций. Междисциплинарный подход (прежде всего соединение неврологических, патопсихологических и искусствоведческих исследований), который составлял основу научной работы института, оказался близким Лурии. Поэтому неудивительно, что он одним из первых понял и принял идеи Выготского.

Совместно с Выготским он разработал новую теорию организации а развития психической деятельности, названную культурно-исторической. Всемирную славу принесли Лурии его работы по изучению влияния аффективных реакций человека на стрессовые ситуации.

Наряду с общей психологией Лурия занимался детской, в частности соотношением между наследственностью и средой. Большую известность в этом плане приобрели его исследования близнецовой пары, в которых сравнивались психические функции близнецов, либо подвергавшихся, либо не подвергавшихся целенаправленному развитию этих функций. Опыты показали, что генетическая обусловленность существенно сказывается на элементарных процессах, тогда как высшие функции в большей степени зависят от условий воспитания.

Кроме факультета психологии МГУ еще одним важным центром психологии стал Психологический Институт, возглавляемый А.А. Смирновым (1894-1980). Смирнов был директором главного психологического института страны около 30 лет и снискал заслуженную славу руководителя одного из самых продуктивных научных коллективов. В его собственных исследованиях центральное место заняли проблемы психологии запоминания.

Смирнов поддерживал атмосферу в коллективе свободного исследовательского поиска. Его соратником был Б.М. Теплов (1896-1965). Тема его исследований — психология восприятия. В своих работах он наряду со способностями выделил одаренность. Главная тема его исследований — «ум полководца». Теплов выдвинул серьезную программу диагностики типологических свойств, на основе которой сложилась крупная научная школа дифференциальной психофизиологии.

Таким образом, современная отечественная психология имеет серьезную научную базу и основана на достижениях естествознания.

1.5. Ведущие психологические школы в рамках социальной психологии

Функционализм (или функциональная психология) возник под влиянием эволюционной теории в биологии Ч. Дарвина и эволюционной теории социального дарвинизма Г. Спенсера. Г. Спенсер полагал, что основным законом социального развития является закон выживания наиболее приспособленных обществ и социальных групп. Представители функционализма (Д. Дьюи, Д. Энджелл, Г. Кэрр и др.) изучали людей и социальные группы с точки зрения их социальной адаптации – приспособления к сложным условиям жизни. Главная социально-психологическая проблема функционализма – проблема наиболее оптимальных условий социальной адаптации субъектов общественной жизни.

Бихевиоризм (позднее необихевиоризм) – поведенческая психология, изучающая проблемы закономерностей поведения человека и животного И.В. Павлов, В.М. Бехтерев, Д.Уотсон, Б.Скиннер и др.). Поведение рассматривалось как объективная, наблюдаемая реальность, которую можно исследовать в экспериментальных условиях. Центральная проблема бихевиоризма – проблема научения, т. е. приобретения индивидуального опыта посредством проб и ошибок. Выделены четыре закона научения: закон эффекта, закон упражнения, закон готовности и закон ассоциативного сдвига.

Психоаналитическое направление связано с именем 3. Фрейда. Он исследовал проблемы бессознательных, иррациональных процессов в личности и в ее поведении. Полагал, что центральной движущей силой человека выступает совокупность влечений. Некоторые из аспектов данного направления получили развитие в работах К. Юнга и А. Адлера. Социально-психологические проблемы направления: конфликт человека и общества, проявляющийся в столкновении влечений человека с социальными запретами; проблема источников социальной активности личности.

Всемирно известные работы 3. Фрейда и Э. Берна оказали особое влияние на представления о значении детства. Однако в данных исследованиях изучались проблемы социальной патологии, развития неврозов, обусловленных нарушениями социализации и воспитания именно в детском возрасте.

Гуманистическая психология (Г. Оллпорт, А. Маслоу, К. Роджерс и др.) исследовала человека как полноценно развивающуюся личность, которая стремится реализовать свои потенциальные возможности и достигнуть самоактуализации, личностного роста. В каждом нормальном человеке заложена тенденция к самовыражению и самореализации.

Когнитивизм трактует социальное поведение человека как совокупность преимущественно познавательных процессов и делает акцент на процессе познания человеком мира, постижении им сущности явлений посредством основных когнитивных психических процессов (памяти, внимания и т. д.). Проблема когнитивизма – принятие решений человеком. Представители когнитивной школы (Ж. Пиаже, Дж. Брунер, Р. Аткинсон и др.) обращали особое внимание на знание человека и способы его формирования.

Интеракционизм (Дж. Мид, Ч. Кули, Г. Хаймен и др.) исследовал проблемы социального аспекта взаимодействия между людьми в процессе деятельности и общения. Основная идея интеракционизма: личность всегда социальна и не может формироваться вне общества. Особое значение придавалось коммуникации как обмену символами и выработке единых значений и смыслов.

Большинство психологических школ можно разграничить лишь с известной долей условности, поскольку все они исследуют человека в группе, обществе, мире.

Вслед за Дж. Мидом интеракционисты выделяют три основных компонента в структуре личности: I, те, self. Их интерпретация:

1) I (дословно – «Я») – это импульсивное, активное, творческое, движущее начало личности;

2) те (дословно – меня, т. е. каким меня должны видеть другие) – это рефлексивное нормативное «Я», внутренний социальный контроль, основанный на учете ожиданий-требований значимых других людей и прежде всего «обобщенного другого». Рефлексивное «Я» контролирует и направляет импульсивное «Я» в соответствии с усвоенными нормами поведения в целях успешного, с точки зрения индивида, осуществления социального взаимодействия;

3) self («самость» человека, личность, личностное «Я») – совокупность импульсивного и рефлексивного «Я», их активное взаимодействие. Личность интеракционистами трактуется как активное творческое существо, способное оценивать и конструировать собственные действия.

Так же, как и Дж. Мид, современные интеракционисты видят в активном творческом начале личности основу развития не только самой личности, но и объяснение тех изменений, которые происходят в обществе. Причину изменений в обществе следует искать в специфике структуры личности, в том, что наличие в ней импульсивного «Я» является предпосылкой для появления различных вариаций в шаблонах ролевого поведения и даже отклонений от этих шаблонов. Изменения в обществе носят случайный характер и не подчиняются каким-либо закономерностям, а их причина заключается в личности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *