Психология человека эмоции: Эмоции. Что такое «Эмоции»? Понятие и определение термина «Эмоции» – Глоссарий

Автор: | 10.01.2020

Содержание

Эмоции. Что такое «Эмоции»? Понятие и определение термина «Эмоции» – Глоссарий

Эмоции (от лат. emovere – возбуждать, волновать) – особый вид психических процессов или состояний человека, которые проявляются в переживании каких-либо значимых ситуаций (радость, страх, удовольствие), явлений и событий в течение жизни. Эмоции выступают в качестве главных регуляторов психической жизни и возникают в процессе практически любой активности человека. Эмоции возникли в процессе эволюции: с их помощью животные могли оценивать биологическую значимость явлений окружающего мира и внутреннего состояния организма.

Выделяют различные виды эмоций. Тон ощущений (реакции, сопровождающие вкусовые, болевые, слуховые и другие ощущения) – простейшая форма эмоций. Они могут быть положительными – побуждать человека или животного к повторному позитивному переживанию – и отрицательными — побуждать к избеганию подобных переживаний.

В стрессовой ситуации могут появляться аффекты– особый вид эмоциональных явлений, отличающийся большой силой и краткостью протекания.

При возникновении аффекта тормозятся все другие психические реакции. Обычно состояние аффекта возникает при критическом, затруднительном положении человека или животного. Аффект навязывает особый тип «аварийного поведения», закрепленного эволюционным путем: бегство, нападение и т.п.

Собственно эмоции представляют собой особый вид. Они могут возникать как в реальном, так и воображаемом плане, то есть вызываться не только реальными событиями, но и представляемыми объектами. Обычно они не имеют каких-то внешних выражений. Эмоции привязаны к каким-либо определенным ситуациям и возникают при различной деятельности человека.

Важная особенность эмоций состоит в том, что они могут обобщаться и передаваться. Благодаря продуктам культуры формируется общий эмоциональный язык, общий опыт эмоциональных переживаний, который гораздо шире и разнообразнее индивидуального опыта человека. Чувства – высшая стадия эмоций, результат их обобщения. Они надситуативны и могут даже иногда управлять более простыми формами эмоций (например, гордость за успех любимого или любимой).

Большое влияние на формирование представлений об эмоциях оказали Аристотель (он полагал, что эмоции – особый вид познания мира), Рене Декарт, Борух Спиноза. В 1872 году вышла работа Ч. Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных» об адаптивной роли эмоций. Существуют несколько известных теорий эмоций: Теория Джемса – Ланге, Кэннона – Барда, теория активации, бехивиористская теория эмоций, когнитивно-оценочная и т.д.

Эмоции в жизни человека | Интерактивный портал службы занятости населения Мурманской области

ЭМОЦИИ  В  ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

(на заметку безработным гражданам)
 


*    *    *

Ф.И.Тютчев писал: «Живя, умей всё пережить: и печаль, и радость, и тревогу…»
 
 Так ли это? А нельзя ли обойтись без эмоций? 
И вообще, что такое эмоции, и какими они бывают? Полезны они или вредны?

 
Понятие эмоций.
               
            От эмоций во многом зависит наше отношение к людям, событиям, оценка собственных действий и поступков. Неспособность или нежелание понять эмоциональное состояние  друг друга приводит к психологической несовместимости людей. Люди сумели разгадать загадку грома и молнии, проникли в микромир, вычислили  расстояние до звезд, совершили множество открытий, но до сих пор не могут утверждать, что полностью постигли самих себя
.
            Вам, наверное, приходилось видеть ритуальный танец какого-нибудь племени древних воинов перед предстоящей схваткой с врагом или перед охотой. Боевая песня и танец, во время которого воспроизводились движения и жесты, призванные напугать и поразить противника, взбадривали воинов. Они вдохновляли их, прибавляли сил и отваги. Опыт подсказывал воинам, что песня и танец нужны также, как барабанный бой, боевой клич, устрашающая татуировка. Они создают нужное для победы эмоциональное состояние.
            Но, если одни эмоции способствуют достижению цели, то другие могут мешать осуществлению желаний, делая человека пассивным, беспомощным, растерянным. Например, во время морских трагедий главной причиной гибели людей является чувство обреченности, ужас перед стихией, т.е. люди погибали от страха!
 
            Что же представляют из себя эмоции?  Слово “эмоция” происходит от латинского  “emovere” , что означает “волновать”, “возбуждать”. Со временем значение этого слова изменилось и сейчас можно сказать, что эмоции — это обобщенные чувственные реакции, возникающие в ответ на разнообразные по характеру сигналы из внешней среды и внутренних органов. По другому определению эмоции — это реакции человека на внешние и внутренние раздражители, имеющие ярко выраженную субъективную окраску, связанные с удовлетворением или неудовлетворением потребностей организма.

            Оба определения имеют равное право на существование, потому что эмоции характеризуются чрезвычайно широким диапазоном разнообразных форм и оттенков.   Радость и печаль, наслаждение и отвращение, гнев и страх, тоска и удовлетворенность, тревога и отчаяние — все это различные эмоциональные состояния.
            Эмоции тесно связаны с мотивацией (влечением, побуждением). Мотивации рассматриваются как состояния организма, которые стимулируют человека активно искать или избегать те или иные раздражители, конкретные ситуации. Каждой мотивации способствуют определенные эмоции. Они условно делятся на простые и сложные.
 
            Простые, элементарные эмоции возникают как результат обобщения испытываемых ощущений. Именно благодаря эмоциям организм быстро оценивает характер воздействия на него, руководствуясь древним и универсальным критерием всего живого — стремлением выжить. Если надетые утром туфли оказались тесны и растерли вам ногу, вы испытываете боль и стремитесь снять их, как только представится возможность. Если у вас разболелся зуб, вы принимаете обезболивающее лекарство или спешите к врачу.
Пример элементарных и крайне неприятных эмоций – те, которые сопровождают боль. К ним также могут быть отнесены эмоциональные состояния, возникающие под влиянием голода, жажды, опасности, сексуальных желаний и т.п.
            Человеку элементарные эмоции свойственны с раннего детства. По сути дела, первый плач ребенка можно рассматривать как начало его эмоциональной жизни. Кроме плача и крика, с пятой недели у малыша появляется улыбка — мимическая реакция, указывающая, что ему приятно. Если в течении первого года жизни ребенку свойственны лишь простые эмоции, то в дальнейшем его эмоциональные реакции приобретают взаимосвязь с нормами социального поведения. Повышается устойчивость и сила эмоций, характер их усложняется.
 
            Со временем происходит формирование свойственных только человеку сложных, высших эмоций или чувств.
            Чувства условно делятся на этические, интеллектуальные и эстетические.
            Этические чувства формируются у человека в процессе воспитания. К ним относятся чувство долга, товарищества, дружбы, раскаяния и т.д.
            Интеллектуальные чувства можно рассматривать как двигатель прогресса общества. Тяга к знаниям, желание познать как можно больше, раскрыть еще не разгаданные тайны жизни и неорганического мира свойственны людям. “Если бы мне жить сто жизней, они не насытили бы всей жажды познания, которая сжигает меня”, — говорил Валерий Брюсов.
            Эстетические чувства занимают особое место. В их основе лежит способность к восприятию гармонии и красоты.
            Все многоцветье эмоций психологи, кроме того, делят на настроения, страсти и аффекты.
            Настроение — эмоциональное состояние, которое обычно не бывает чрезмерно ярким, но зато характеризуется относительной устойчивостью.    
            Страсть — сильное и глубокое длительное  эмоциональное состояние. Страсть подчиняет себе основную направленность мыслей и поступков человека.
            Аффекты — обычно кратковременные, но предельно яркие, бурные эмоциональные вспышки (восторг, гнев, ярость, ужас), состояния эмоционального возбуждения высшей степени.
            И. Кант сравнивал аффект с водой, прорвавшей плотину, тогда как страсть, по его мнению, действует как поток, который все глубже и глубже прокапывает свое ложе.
 
            Понимание языка эмоций помогает нам найти верный тон в общении с окружающими. Наиболее полно и ярко эмоции выражаются изменениями человеческого лица. Недаром немецкий писатель Г. Лихтенберг заметил, что “самая занимательная для нас поверхность на Земле —  это человеческое лицо”.  Именно на лице другого человека прочитываем мы радость  и печаль, задумчивость и гнев, любовь и ненависть. Из каких же элементов складывается “язык эмоций”, как он усваивается человеком? Этим вопросам были посвящены многочисленные исследования. Выяснилось, что наибольшее значение для выражения эмоций имеют глаза и рот.
 
            На точность определения эмоций по внешним проявлениям влияет состояние того, кто оценивает. Обнаружилось, что люди имеют тенденцию приписывать другому те переживания, которыми они сами охвачены. Важно отметить, что люди различаются по тонкости опознания эмоций. Был проведен эксперимент, в процессе которого испытуемых просили назвать чувство, которое переживает человек на фотографии. Те, кто умели особенно тонко “читать” лица, рассматривая фотографию, уподобляли свою собственную мимику выражению лица изображенного. Они старались как бы стать на место другого, почувствовать то же, что и он. Важно отметить, что люди могут весьма существенно отличаться друг от друга не только по характеру переживаемых эмоций, по их силе, но и по способности сочувствовать, сопереживать. Эта способность получила название ЭМПАТИЯ. По словам американского психолога Карла Роджерса, “быть в состоянии эмпатии означает воспринимать внутренний мир другого точно, с сохранением эмоциональных и смысловых оттенков. Как будто становишься этим другим, но без потери ощущения “как будто”. Так, ощущаешь радость или боль другого, как он их ощущает, и воспринимаешь их причины, как он их воспринимает. Быть эмпатичным трудно. Это означает быть ответственным, активным, сильным и в то же время — тонким и чутким”.
 
            Примечательно, что великий Леонардо да Винчи в своем “Трактате о живописи” рекомендовал художникам всегда иметь при себе альбом для графических набросков встречающихся интересных лиц людей; при этом он советовал обращать внимание на их эмоциональные переживания – радость, печаль и т.д. и накапливать таким путем наглядный материал о человеческом лице, о человеческой мимике, который в дальнейшем может быть полезен при написании больших полотен. Сам Леонардо да Винчи очень внимательно изучал мимику, жесты и другие выразительные движения человека. Вероятно, все это каким-то образом повлияло на создание такого великого шедевра искусства — портрета Монны Лизы (Джоконды), улыбка которой и поныне восхищает и заставляет спорить и задуматься.
 
            Попробуйте сами передать мимикой и движениями тела любую эмоцию (страх, ревность, удивление …) и вы увидите, что это совсем нелегко сделать. Но, учась передавать эмоциональное состояние, мы легче сможем понять другого человека! 
 

*     *     *

 
            На этом мы не завершаем разговор об эмоциях. Через месяц мы поговорим о существующих классификациях фундаментальных и производных эмоций…


Инспектор ЦЗН 1 категории В.Я. Ивахно, (81538) 7 47 80

Об эмоциях и чувствах

Для распознавания своих эмоций и чувств нужно понимать, чем они отличаются друг от друга и что на самом деле лежит за внешним проявлением человеческих реакций.

Эмоции (от лат. emovere — волновать, возбуждать) похожи на вспышки, они краткосрочны и являются мгновенной реакцией на раздражитель. За семь базовых эмоций (страх, интерес, радость, печаль, злость, отвращение и удивление) отвечает лимбический мозг. Он посылает сигналы телу и приводит его в тонус в случае опасности, неожиданных позитивных или негативных событий. Эмоции связаны с динамикой, движением. Быстрая смена выражения лица, жесты, интонация могут быть сигналами тех или иных эмоций. Внимательный психолог может уловить изменение частоты дыхания, сжатые кулаки, уход в себя даже в том случае, когда клиент утверждает, что в данный момент с ним «все в порядке». Эмоции ситуативны и вспыхивают в ответ на положительные или отрицательные воздействия. Как правило, они менее устойчивы к внешним факторам: на смену веселому и беззаботному настроению легко может прийти злость, если наши потребности не удовлетворяются (можно быть бодрым, выходя из дома, и разозлиться, наступив в лужу у подъезда). Подробнее о взаимосвязи мозга, центральной нервной системы и эмоций мы уже писали.

Грань между эмоциями и чувствами невероятно тонка. Большой психологический словарь определяет чувства как «высший продукт развития эмоциональных процессов в общественных условиях». То есть чувства — это сложные, многосоставные эмоции. За каждой эмоцией стоит чувство. Но в то же время каждое чувство может быть источником различных эмоций. Так, любовь проявляется в радости, гневе, интересе, безразличии и т. д.

Древняя лимбическая система неразрывно связана с неокортексом — частью головного мозга, отвечающей за высшую деятельность человека. В новой коре сосредоточены центры мышления, творчества, самосознания, речь, сенсорное восприятие и т. п. Здесь зарождаются мысли, планы, воспоминания. Чувства, как более сложное образование, напрямую связаны с мышлением.

Эмоциональный интеллект: как научиться понимать свои и чужие эмоции :: РБК Тренды

Эмоциональный интеллект в два раза важнее hard skills и IQ для успеха в карьере. Вместе с доктором психологии Викторией Шиманской рассказываем, откуда берутся эмоции, как ими управлять и лучше понимать других людей

Об эксперте: Виктория Шиманская — доктор психологии, преподаватель МГИМО, МИП, эксперт по развитию эмоционального интеллекта. Автор книги «Коммуникация» для подростков, сооснователь проекта развития гибких навыков SKILLFOLIO. Автор первой российской запатентованной методики развития эмоционального интеллекта.

Что такое эмоциональный интеллект и почему он важен

Эмоциональный интеллект (Emotional Intelligence или Emotional Quotient) — это способность распознавать эмоции, намерения, мотивацию, желания свои и других людей и управлять этим. Навык помогает решать практические задачи и достигать поставленных целей в жизни и на работе. Люди с развитым эмоциональным интеллектом умеют договариваться с другими людьми, принимать решения и правильно реагировать на негативные ситуации.

Через эмоции мы реагируем на события, слова и обстоятельства. Если их не понимать, происходящее будет искажаться. Например, на работе вам сделали замечание, а вы начали спорить и конфликтовать. В итоге, это приведет к неврозам, апатии и другим депрессивным состояниям. При этом депрессия не проходит быстро: у 15-39% людей она продолжается более года.

Человек с развитым эмоциональным интеллектом реагирует на причины, а не действия или эмоции. Это помогает ему правильно воспринимать критику, понимать других людей и отвечать им адекватной реакцией.

Что такое эмоциональный интеллект и как он поможет вашей карьере

Понятие эмоционального интеллекта стало популярно после публикации одноименной книги научного журналиста Дэниела Гоулмана в 1995 году. Согласно исследованию Гоулмана, у людей с развитым эмоциональным интеллектом лучше психическое здоровье, эффективность работы и лидерские навыки. При этом 67% лидерских способностей приходятся на эмоциональный интеллект. Он важнее технических знаний и IQ в два раза.

Это подтверждает исследование компании Egon Zehnder. Они проанализировали 515 руководителей высшего звена и выяснили, что люди с развитым эмоциональным интеллектом имеют больше шансов на успех. В технологическом институте Карнеги сообщили, что 85% нашего финансового успеха связаны с эмоциональным интеллектом, лидерством и умением общаться. Только 15% зависят от технических знаний. Гибкие человеческие навыки, тесно связанные с эмоциональным интеллектом — самые важные навыки в настоящем и будущем.

Как распознать депрессию? Как выявить депрессию на работе у сотрудника?

Как работает эмоциональный интеллект

Разберем модель, которую представила лаборатория EQ-factor под руководством Николаса Коро и Викторий Шиманской в 2014 году. Она наглядно показывает коэффициенты, формирующие интеллектуально-эмоциональный профиль личности — IEPP.

Эмоциональный интеллект не существует отдельно от интеллекта, это не его противоположность. Коэффициенты эмоционального интеллекта EQ и умственного интеллекта IQ нельзя отделить друг от друга. Более того, если не развивать EQ, у человека не будет высокого IQ.

Что такое синдром самозванца и как от него избавиться

Чтобы развить эмоциональный интеллект, нужно сосредоточиться на четырех драйверах: осознанности, самооценке, мотивации и адаптивности. Развитие каждого из драйверов формирует освоение соответствующей эмоционально-интеллектуальной стратегии.

  1. Осознанность. Включает осознанность своих мыслей, чувств и поведения. Развивает стратегию «Философов». Философы быстро учатся и накапливают знания, но им сложно перейти от теории к практике и перевести знания в реальные навыки.
  2. Самооценка. Включает принятие, способность не зависеть от внешних оценок и мнений, позитивное восприятие мира и решительность. Помогает освоить стратегию «Звёзд». Такие люди уверены в себе, но склонны говорить, чтобы произвести впечатление. Звезды рискуют остаться на уровне «впечатлений», если не прокачают драйверы осознанности и мотивации.
  3. Мотивация. Включает открытость новому, целеполагание, переживание неудач, стремление к самоактуализации. Помогает освоить стратегию «Героев». Герои получают удовольствие от саморазвития и достижений, поэтому постоянно совершенствуются и могу вести за собой людей. Герои рискуют быстро перегореть, если не осознают причин своей работы.
  4. Адаптивность. Включает в себя эмпатию, стрессоустойчивость, принятие решений и коммуникабельность. Развивает стратегию «Руководителей». Такие люди стрессоустойчивы, эмпатичны и трудолюбивы, но подвержены синдрому самозванца. Это когнитивное искажение, когда человек считает себя обманщиком и не приписывает достижения своим качествам и навыкам.

Эмоциональный интеллект — это своеобразное основание пирамиды личности. Чем больше объем этой пирамиды, тем больше возможностей и влияния на свою жизнь, жизнь других людей и на мир в целом может оказать человек.

Все четыре профиля одинаково перспективны. Чтобы построить эффективную жизненную стратегию, нужно понять свои сильные драйверы и уделить внимание слабым. В соединении с вектором интеллекта IQ, эмоциональный интеллект формирует жизненную стратегию «Творцов». Она помогает реализовать потенциал человека и достичь верхнего уровня самореализации.

Зарядка для души: как развивать эмоциональный интеллект

Как развивать эмоциональный интеллект

Честность и правильная оценка своего поведения — ключевые факторы для развития EQ, считает доктор психологии и эксперт по развитию эмоционального интеллекта Виктория Шиманская.

Честность. Чтобы проверить свою честность, сделайте простое упражнение — напишите на бумаге три личностные черты, которые вам не нравятся в самих себе. Например, «поздно просыпаюсь», «ленюсь» и «легко раздражаюсь». Согласно первому принципу концепции эмоционального интеллекта, в каждом нашем действии есть положительное намерение. Подумайте, почему вы поздно просыпаетесь и какое позитивное намерение скрывается за этим действием. Например, потому что сильно устаете на работе и переживаете за новый проект.

Психолог и автор книги «Эмоциональный интеллект» Дэниел Гоулман пытается выяснить, почему мы не проявляем сострадание чаще и как это изменит нашу жизнь

Оценка поведения. Трудно ответить на вопрос, почему мы так себя ведем в конкретной ситуации. Но честный ответ дает реакцию на трех уровнях: смысла, тела и эмоций — это вторая парадигма в концепции эмоционального интеллекта. Если изменить реакцию на одном из этих уровней, поменяются остальные. Например, вы хорошо делаете свою работу, но поняли, что клиенты не возвращаются повторно, потому что вы не умеете с ними общаться. Из-за этого вы раздражаетесь, но осознание этой вещи даст состояние инсайта на уровне смысла. На уровне тела будет расслабление и ощущение, «будто упала гора с плеч». На уровне эмоций — станет легче. Вы нашли истинную причину злости и раздражения, хоть это и трудно признать.

Инструменты развития эмоционального интеллекта

Основу для развития эмоционального интеллекта составляют четыре компонента. Самосознание и самоконтроль помогают работать с собой, а социальная компетентность и управление отношениями строить сильные отношения с другими.

Начинать развитие эмоционального интеллекта следует с осознания того, что с вами происходит. Нужно научиться разделять себя и эмоции, представлять их как отдельное явление и смотреть на него со стороны. Эмоции — ваша реакция на происходящее вокруг. Они меняются вместе с изменениями внешних обстоятельств, поэтому запомните: вы ≠ ваши эмоции. Умение отделять эмоцию от себя поможет оценить обстановку, принять решение и правильно отреагировать.

Например, на краю обрыва вы осознаете, что вам страшно, и отойдете. В этом случае страх сохранит вашу жизнь. Но на переговорах с важным клиентом он помешает собрать мысли и сосредоточиться на результате. Осознав это, нужно отодвинуть страх в сторону и двигаться дальше.

Марк Уильямс и Денни Пенман дают определение эмоциям в своей книге «Осознанность»: «Это сгустки мыслей, чувств, телесных ощущений и импульсов. Все элементы взаимодействуют друг с другом и могут усиливать или сдерживать общее настроение».

Любую эмоцию можно принять или отказаться от нее. При этом нельзя подавлять эмоции. Это приведет к неврозам и неудовлетворению жизнью.

Практика: нарисуйте шкалу от 0 до 10 на бумаге. Отметьте на ней уровень страха, например, 7 делений. Теперь увеличивайте уровень до 9, а затем снижайте до 5. Попробуйте понять свои ощущения и пережить эмоцию. Уменьшите страх еще на 2 или 3 деления, и приступайте к делу, которого боялись. В этом суть управления эмоциями.

Если вы осознаете и умеете отделять эмоцию от себя, сможете контролировать и корректно ее проявлять. Этот навык особенно важен для руководителей. Чтобы контролировать эмоцию, ее нужно выразить и произнести вслух.

Практика: научитесь говорить на языке эмоций. Используйте фразу, состоящую из трех частей:

  1. Я чувствую…

  2. Потому что…

  3. Я хотел бы. ..

Например, я расстроен и зол, потому что не успел подготовить презентацию для нового клиента. Я хотел бы, чтобы мы вместе сделали ее, ведь клиент важен для компании. Сформулируйте несколько негативных и позитивных эмоций по этой формуле.

Научиться выражать чувства помогут методы ненасильственного общения. Тренируйтесь, со временем это войдет в привычку. Вы поменяете свою речь и реакцию на многие события.

Что такое ненасильственное общение и как его использовать
  • Социальная компетентность

Социальная компетентность помогает видеть суть и причину происходящего и не ввязываться в эмоциональные баталии. Принимать более точные и взвешенные решения. Для этого нужно научиться понимать, что стоит за поведением другого человека. Так вы предотвратите 90% конфликтов.

Свою или реакцию другого человека можно разложить на значение, действие и намерение. Это поможет правильно интерпретировать эмоции и на них отреагировать

Свою или реакцию другого человека можно разложить на значение, действие и намерение. Это поможет правильно интерпретировать эмоции и на них отреагировать

В общении с людьми реагируйте не на действия и слова, а намерения и причины, которые за ними кроются. Любую реакцию и поведение можно разложить на три составляющих:

  1. Намерение — смысл, истинная причина. Человек может осознавать или не осознавать своего намерения, но оно всегда будет позитивным. Например, руководитель накричал на вас, потому что переживает за результаты проекта.

  2. Действие — то, как человек реализуют причину. Бывает позитивным и конструктивным или негативным и разрушительным. Например, вы оскорбите мужчину в ответ на неприемлемое поведение или объясните свое отношение и предложите вести себя иначе.

  3. Значение — то, какой смысл вы придаете действию. Оно бывает позитивным или негативным. Например, вы задали коллеге вопрос, а он не ответил. Позитивное значение — коллега не услышал вопрос, негативное — он не уважает вас.

Практика: вспомните несколько конфликтных ситуаций и попробуйте разложить их по этой формуле. Найдите позитивные намерения в ваших значениях и действиях.

  • Управление отношениями

Определить эмоциональное состояние, использовать его или поменять поможет квадрант эмоций. Это система координат от 0 до 10 по каждой оси. Снизу находятся уровень настроения и удовольствия — серый и зеленый квадраты. Сверху находятся уровень энергии и физического самочувствия — оранжевый и желтый квадраты.

Квадрант эмоций помогает определить, какое эмоциональное состояние преобладает у вас или ваших сотрудников, чтобы направить энергию и настроение на пользу

Квадрант эмоций помогает определить, какое эмоциональное состояние преобладает у вас или ваших сотрудников, чтобы направить энергию и настроение на пользу

Как это работает. Например, вы не сделали презентацию для нового клиента и из-за этого переживаете. Уровень настроения оцените на 3 балла. При этом у вас еще много сил, поэтому уровень энергии будет 7 баллов. Так вы попадаете в красный квадрат «беспокоюсь». В таком состоянии лучше заняться активной работой, которая не требует эмоционального настроя: прибраться в доме, вынести мусор, приготовить еду.

В зеленом квадрате у вас хорошее настроение, но мало энергии. В таком случае, изучайте новое: погружайтесь в проект или задачу, собирайте информацию. Делайте то, что не требует физической нагрузки.

В желтом квадрате настроение и энергия на максимуме. Это хорошая возможность для мозгового штурма. Придумывайте новые идеи и проекты, смешивайте форматы и ищите другие решения обычных проблем.

В синем квадрате мало энергии и нет настроения. Здесь следует искать ошибки и недочеты. Разобрать, как можно улучшить повседневную рутину и придумать, над чем еще можно поработать.

Квадрант эмоций поможет направить свободные ресурсы на подходящие задачи. Вы сможете грамотно расставлять приоритеты и давать четкие распоряжения сотрудникам.

Как определить уровень развития эмоционального интеллекта?

Автор книги «Эмоциональный интеллект на практике» Джастин Барисо выделяет 13 критериев развитого EQ:

  1. Осознаете свои чувства и эмоции.

  2. Делаете паузу, прежде чем говорить или действовать.

  3. Стремитесь контролировать свои мысли и реакцию на эмоции.

  4. Используете критику как возможность что-то улучшить.

  5. Придерживаетесь своих ценностей и принципов.

  6. Умеете сочувствовать.

  7. Хвалите и вдохновляете других.

  8. Даете полезную обратную связь.

  9. Извиняетесь и признаете ошибки.

  10. Прощаете и забываете.

  11. Выполняете свои обязательства.

  12. Помогаете другим.

  13. Защищаете себя от эмоционального саботажа.

Виктория Шиманская добавляет один универсальный, но субъективный критерий — степень удовлетворения собственной жизнью. В EQ важнее собственное ощущение, чем показатель развития навыка. Если вы несколько лет не можете попросить прибавку к зарплате или страшно злитесь, когда убираете квартиру — присмотритесь к работе со своими эмоциями.

Навыки будущего: что нужно знать и уметь в XXI веке

Как справиться с трудностями и применять это в жизни

Самое трудное в развитии эмоционального интеллекта — начать. Непонятно, в какой момент появляется опыт, который позволяет дальше развивать EQ-навыки. Начинайте внимательно прислушиваться к себе и отлавливать эмоцию: называть, осознавать, размышлять, вслушиваться в свои ощущения. Без этого упражнения никакие книги не приблизят вас к ощущению счастья, преодолению страхов, обузданию гнева и другим задачам, которые мы хотим решить с помощью управления эмоциями.

Эмоциональный интеллект живет на стыке смыслов и тела. Только связав знания с физическими ощущениями, можно его включить и настроить свой эмоциональный аппарат. Значит, наш путь — отрабатывать связку тела и сознания. Делать — фиксировать, ощущать — осмыслять.

Чтобы развить эмоциональный интеллект

  1. Учитесь осознавать свои эмоции и называть их. Произносите вслух что вы чувствуете.
  2. Принимайте эмоции и старайтесь проживать их без ущерба для себя и окружающих.
  3. Научитесь отделять эмоции от себя. Вы всегда больше, чем одна эмоция.
  4. Ищите и понимайте причину эмоции.
  5. Согласовывайте эмоции с актуальной жизненной целью. Подумайте, как они могут вам помочь и направьте себе на пользу.
  6. Попробуйте применить инструменты EQ к другим людям.
  7. Пройдите специальную диагностику, чтобы определить уровень развития эмоционального интеллекта. Выберите тренинги, курсы, книги, которые помогут лучше прокачать навык.

Эмоциональный интеллект | Университет Правительства Москвы

21.04.2020

Эмоциональный интеллект помогает руководителю и его команде быть успешными. О том, как его развивать, рассказал на вебинаре проректор по повышению квалификации Университета Правительства Москвы, эксперт по обучению и развитию персонала Сергей Журихин.

Эмоциональный интеллект — это оборотная сторона рационального интеллекта, способность человека управлять своими эмоциями, понимать эмоции и намерения других и благодаря этому эффективно решать любые задачи. Именно эта часть нашего сознания позволяет нам быть не только умными, но и успешными и, что не менее важно, счастливыми.

Любопытна разница между обладателями высокого и низкого эмоционального интеллекта. Так, для обладателей низкого эмоционально интеллекта характерны неуверенность в себе и своих действиях, склонность к чрезмерной самокритике, неспособность находить общий язык с окружающими, чрезмерная скромность и непредвзятость к окружающим.

А вот обладатели высокого, натренированного эмоционального интеллекта обладают действительно полезными навыками:

  • Умеют сдерживать эмоциональные порывы, несмотря на провалы и неудачи.
  • Сами создают для себя мотивацию.
  • Умеют откладывать получение мгновенного удовлетворения.
  • Настойчиво стремятся к достижению цели.
  • Не дают стрессу или психологическому страданию лишить себя возможности думать.
  • Контролируют свое настроение.
  • Отвлекаются от неприятных мыслей, чтобы сосредоточиться на главном, и сопереживают другим.
  • Надеются и верят в себя.

Очевидно, что быть обладателем высокого эмоционального интеллекта и интереснее, и полезнее для ментального и физического здоровья.

5 основных правил быстрого развития эмоционального интеллекта:

  1. Поставьте себя на место другого человека. Проанализируйте, с кем и в каком состоянии вы взаимодействуете, в каких они обстоятельствах находятся — это поможет лучше их понять.
  2. Называйте эмоции: свои и чужие. Например, гнев отличается от обиды, а усталость от раздражения и т.д. Попробуйте ежедневно записывать свои эмоции после событий или встреч — так вы поймете, каких эмоций у вас обычно больше и какие события влияют на настроение.
  3. Расширяйте кругозор. Понимать наш мир в разных его проявлениях — путь к гармоничным отношениям с людьми и к познанию себя.
  4. Думайте на два шага вперед. Планируйте, выстраивайте краткосрочные и долгосрочные цели. Тратьте энергию и время на людей, у которых можете чему-то научиться и которые помогут в достижении вашей цели.
  5. Улучшайте знания по психологии. Можно пройти курс по психологии, психологический тренинг или сходить на прием к психологу, чтобы начать лучше понимать себя.

Предлагаем погрузиться в тему чуть глубже, а а затем представим вам продвинутые механизмы повышения своего эмоционального интеллекта.

Особенность эмоций в том, что они индивидуальны, каждый человек будет по-своему реагировать на внешние факторы, и это нужно учитывать. Только высокий показатель эмоционального интеллекта позволяет нам эффективно коммуницировать и достигать совместных результатов. Эмоциональный ум — это мощная и импульсивная, хотя и порой нелогичная часть сознания.

В отличие от рациональных мыслей эмоции имеют позитивный или негативный окрас Факт не может быть позитивным или негативным. Он просто факт. А вот эмоция — может. Более того, эмоция четко связана с физиологией человека — мы четко можем ощутить эмоции внутри себя.

Это наглядно видно на рисунке ниже.

Самое важное, что может дать нам эмоциональный интеллект, — это возможность работать со своими эмоциональными состояниями и в итоге прийти к большей продуктивности и к желаемым результатам. Для этого нужно каждый день работать с эмоциями.

Доказано, что позитивные эмоции вызывают прилив тепла к различным частям тела, в то время как негативные, наоборот, приближают нас к физической инертности. Когда нам грустно или мы пребываем в депрессии, нам не хочется двигаться. То есть чем больше позитивных эмоций мы испытываем, тем больше энергии имеем.

Как работать с эмоциональными состояниями

  1. Осознайте эмоцию. Определите ее влияние на вас. В этом поможет вербализация — нужно назвать эмоцию.
  2. Поймите свои цели и определите, в каком эмоциональном состоянии вы лучше их добьетесь.
  3. Эмоция — реакция нашего организма на внешний фактор. Если она причиняет дискомфорт, снизьте интенсивность ее воздействия. Например, переключитесь на другую эмоцию или усильте позитивную эмоцию. Управляйте эмоциями с помощью дыхания: сделайте глубокий вдох и медленный выдох — и так несколько раз. Можно использовать физическую активность: сделайте зарядку или поприседайте. Найдите положительное в событии, которое породило негатив: какой опыт вы приобрели, чему научились, как будете смотреть на это через несколько лет.

Работать с эмоциями других людей в разы сложнее. Для этого следует внимательно наблюдать за ними и пытаться понять, что у них на душе. В этом нам поможет оценка факторов коммуникации: вербальных (слова, тема разговора), невербальных (мимика, жесты, позы) и паравербальных (темп речи, интонация, громкость, длина предложений).

Также мы можем воздействовать на эмоциональный мир человека, добавляя к уже имеющимся «простым» эмоциям еще какие-то, получая «сложные эмоции».

Способы повышения эмоционального интеллекта

  1. Сознательное управление эмоциями. Люди, которым недостает этой способности, постоянно сражаются с мучительным беспокойством, тогда как люди, ею обладающие, умеют гораздо быстрее приходить в норму после жизненных неудач и огорчений.
  2. Понимание и анализ своих эмоций. Люди, более уверенные в своих чувствах, оказываются лучшими лоцманами своей жизни, меньше сомневаясь в правильности личных решений.
  3. Понимание и анализ эмоций других людей. Эмпатия, способность сопереживать, быть настроенным на социальные сигналы делают любое общение эффективнее.
  4. Использование эмоций для повышения эффективности. Например, полезно умение привести себя в состояние вдохновения: люди, которые умеют это, оказываются более продуктивными и успешными во всем, за что бы ни взялись
  5. Поддержание взаимоотношений. Такие способности укрепляют популярность, лидерство и эффективность межличностного общения.

Для руководителей эмоциональный интеллект особенно важен. Если они могут влиять на эмоции своего коллектива, то могут сделать его более продуктивным и счастливым.

6 законов эмоционального интеллекта руководителя

  1. Эмоции — это информация, используйте ее! Это форма мышления, содержащая информацию, не являющаяся случайной или хаотичной.
  2. Не игнорируйте ваши эмоции. Успешные люди всегда находятся в приподнятом настроении. Поэтому они добиваются больших результатов.
  3. Не скрывайте ваши эмоции! Искренние эмоции легко распознать.
  4. Эффективные решения не подавляют эмоции. Принимая решения, необходимо брать во внимание эмоциональную сферу. Эмоции делают нас людьми и на самом деле являются частью нашей рациональности.
  5. Используйте эмоции. Позитивные эмоции добавляют нам креативности, но мешают усидчивости. Негативные помогают фокусироваться, особенно когда важны детали.
  6. Принимайте во внимание возраст, пол, культурные, национальные и иные особенности каждого члена своей команды. Проявление эмоций бывает одинаковым для всех, а бывает специфическим.

Помните:

  • Отсутствие эмоций ограничивает ваше мышление.
  • Из эмоциональных трудностей часто появляются прорывные идеи.
  • Чтобы эмоциональный интеллект рос, нужно каждый день работать с эмоциями — своими и окружающих.

Что почитать по теме:

  1. Дэниэл Гоулман «Эмоциональный интеллект»
  2. Даниэл Гоулман «Эмоциональный интеллект в бизнесе»
  3. Адель Линн «Сила эмоционального интеллекта»
  4. Джин Гривз и Трэвис Бредберри «Эмоциональный интеллект 2.0»
  5. Дэвид Карузо и Питер Саловей «Эмоциональный интеллект руководителя»
  6. Лиза Фельдман Баррет «Как рождаются эмоции»
  7. Роджер Фишер, Даниэль Шапиро «Эмоциональный интеллект в переговорах»
  8. Сьюзан Дэвид «Эмоциональная гибкость»
  9. Кэрол Дуэк «Гибкое сознание»
  10. «Эмоциональный интеллект: Как подружиться с эмоциями и стать счастливее». — Манн, Иванов и Фербер


Также по теме:


Все новости МГУУ

Каково это – жить, не испытывая эмоций?

  • Дэвид Робсон
  • BBC Future

Автор фото, Getty

Есть на свете люди, которым неведомы радость, печаль, любовь. .. Иногда это связано с нарушением мозговой деятельности, получившим в современной науке название «алекситимия». Корреспондент BBC Future попытался выяснить, какие трудности возникают у тех, кто живет с таким нарушением, и какие преимущества оно дает.

Калеб рассказывает мне о рождении сына, которому сейчас восемь месяцев.

«Вы слышали, наверное, как родители рассказывают о тех чувствах любви и радости, которые их охватили при виде своего новорожденного малыша?», — спрашивает он.

«Ну так вот, — продолжает мой собеседник после драматической паузы, — я ничего подобного не почувствовал».

Собственная свадьба тоже мало его тронула. Пытаясь объяснить свое тогдашнее состояние, он приводит метафору бродвейского шоу: в зале сидит публика; она эмоционально вовлечена в театральное действо; а за кулисами тем временем дежурят рабочие сцены, которые, оставаясь безучастными к спектаклю на чувственном уровне, участвуют лишь в техническом его осуществлении.

На собственной свадебной церемонии Калеб, в отличие от большинства участников этого волнующего события, прилива чувств не испытывал.

«Я исполнял свою роль чисто механически», — говорит Калеб (свою фамилию он попросил не называть).

Даже когда его невеста направлялась к алтарю, единственное, что он почувствовал, — это приливающую к щекам кровь и тяжесть в ногах; в сердце же он не чувствовал ни радости, ни счастья, ни любви…

Калеб признается мне, что вообще никогда не испытывает эмоций — ни позитивных, ни негативных.

Мы познакомились на интернет-форуме для людей с так называемой алекситимией — это своего рода эмоциональный дальтонизм, который лишает человека способности различать и выражать разнообразные чувственно-эмоциональные нюансы.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Безэмоциональному человеку поведение других, эмоциональных людей может казаться неадекватным

Из тех, кто страдает этим нарушением, около половины — аутисты. Однако Калеб и многие другие «алексы» кроме безэмоциональности не проявляют никаких других аутических черт, таких как компульсивное (навязчивое) поведение, например.

Что значит «влюбиться» для того, кто в принципе неспособен почувствовать к другому любовь или даже симпатию?

Глубокое изучение «эмоционального дальтонизма» может пролить свет на целый ряд сопутствующих заболеваний, таких как анорексия, шизофрения, синдром раздраженного кишечника.

Истории, рассказываемые на форуме членами алекс-коммюнити, заставляют нас заново переосмыслить эмоциональные переживания, которые, казалось бы, мы все так хорошо знаем.

Взять, например, влюбленность. Вот как может влюбиться человек, которому неведомы даже такие базовые чувства, как нежность и симпатия? Ведь именно они и зажигают в нас искорку любви…

Многослойность эмоционально-чувственной сферы

Понять, что такое «эмоциональная немота», можно на наглядном примере матрешки, многослойной игрушки, состоящей из нескольких вложенных в нее куколок, каждая следующая затейливее предыдущей.

В основе эмоционально-чувственной сферы человека лежат телесные ощущения — например, когда мы видим возлюбленного, мы чувствуем, как подпрыгивает сердце; а когда испытываем гнев, часто ощущаем желудочные спазмы.

Наш мозг приписывает каждому из этих ощущений определенную ценность — тогда вы знаете, позитивное оно или негативное, сильное или слабое.

Так аморфные ощущения обретают форму, и у эмоции появляется некий осознанный образ.

Эмоции могут иметь множество нюансов и подчас совмещают разноокрашенные переживания (например, светлая грусть).

Для описания наших эмоциональных состояний мы рано или поздно находим подходящие слова — мы способны вербально описать наше состояние отчаяния или радости, например, и мы можем также объяснить, что нас привело в то или иное эмоциональное состояние.

В 1972 году, когда алекситимия впервые была научно описана, предполагалось, что проблема возникает именно на этом последнем, лингвистическом этапе; предполагалось, что страдающие алекситимией люди на глубинном уровне чувствуют как все и что они неспособны лишь описать свое эмоциональное состояние словами.

Ученые предположили, что это может быть вызвано нарушением нормальной коммуникации между двумя полушариями мозга, которое препятствует передаче сигналов из эмоциональных центров, находящихся преимущественно в правом полушарии, левополушарным центрам, отвечающим за речь.

Такая трансмиссия необходима нам для того, чтобы вербализировать то, что мы чувствуем, объясняет Катарина Гёрлих-Добре из Рейн-Вестфальского технического университета города Ахен, что в северной Германии.

В этом можно было убедиться, когда врачи впервые попробовали лечить эпилепсию, удаляя соединяющие две доли волокна; такое хирургическое вмешательство сокращало количество эпилептических приступов, однако перенесшие операцию пациенты становились «эмоционально немыми».

Еще одно важное, хоть и менее сенсационное, открытие, сделанное самой Гёрлих-Добре благодаря томографии, состоит в том, что у людей с алекситимией нейронные связи имеют аномальную плотность.

Автор фото, SPL

Подпись к фото,

Когда хирургическим путем удаляются соединяющие два полушария волокна, пациенты становятся эмоционально немыми и неспособными выражать свои чувства

Возможно, предположила исследовательница, это создает дополнительные шумы при трансмиссии (что-то вроде помех в плохо настроенном радиоприемнике), и связь с эмоциональными зонами, соответственно, нарушается.

Сегодня ученые уже знают, что существует много разных типов алекситимии.

Одни «алексы» с трудом выражают свои эмоции и чувства, тогда как другие (как Калеб) даже не осознают их.

Ричард Лейн из Университета штата Аризона предлагает в качестве аналогии феномен потери зрения у людей, получивших травму визуальной зоны коры головного мозга; сами глаза не пострадали; тем не менее способность различать зрительные образы утрачивается.

Подобным же образом поврежденная нейронная цепочка, участвующая в обработке эмоциональных сигналов, может мешать чувствам грусти, радости или гнева достигать сознания (если продолжить метафору многослойной матрешки, то проблема возникает на уровне второй «куклы»: тело реагирует нормально, но интеграции ощущений не происходит, и, соответственно, не может сформироваться эмоциональная мысль).

«Возможно, что эмоция активизируется, и тело на нее отвечает, но человек своих эмоций просто не осознает», — говорит Лейн.

Проведенные недавно исследования с применением магнитно-резонансного сканирования (томография), выявили признаки более базисной проблемы перцепции в некоторых типах алекситимии.

Гёрлих-Добре, к примеру, обнаружила недостаток серого вещества в центрах поясной коры, отвечающих за самосознание, и предположила, что это блокирует сознательное представление эмоций.

А ее коллега Андре Алеман из Университетского центра медицинских исследований в Гроненгене, Нидерланды, обнаружил дефицит в зонах головного мозга, связанных со вниманием, в моменты, когда страдающие алекситимией люди смотрят на эмоционально заряженные картинки. У него сложилось впечатление, будто эмоции их мозг просто-напросто отказывался регистрировать.

«Мне кажется, это вполне соотносится с теорией Лейна, — говорит Алеман (первоначально он полагал, что причины у этого явления иные). — Мы вынуждены признать их (Лейна и его коллег — прим. переводчика) правоту».

Вот как сам Калеб описывает свой разрыв в сознании, который препятствует нормальной передаче эмоциональных сигналов в левую долю мозга.

Он вспоминает, как работал однажды в школьном театре. Целую неделю перед спектаклем пытался он записать нужные звуковые эффекты, но свести всё вместе никак не удавалось.

В конце концов ответственный потерял терпение и набросился на него с упреками.

Автор фото, SPL

Подпись к фото,

Вопреки стереотипу, не все аутисты страдают от эмоциональных или социальных проблем

«Тело мое отреагировало странным образом, — вспоминает Калеб. — Я почувствовал напряжение; сильно забилось сердце, но ум оставался безучастным… За этим было любопытно наблюдать с исследовательской точки зрения. А потом я совершенно забыл эту ситуацию».

Кажется, что никакое событие не может поколебать такое твердое равнодушие. «Чем насыщеннее эмоция, тем ярче, по идее, она должна окрашивать мое мышление, — говорит Калеб. — Но на самом деле мышление у меня более ясное и более склонное к анализу».

Есть одно небольшое преимущество: Калебу проще переносить медицинские процедуры — просто потому, что он не связывает с подобным опытом никаких негативных эмоций и не испытывает страха или тревоги.

«Я спокойно переношу всякие неприятные моменты, поскольку знаю, что в памяти у меня отсутствуют [негативные] эмоциональные ассоциации, — признается мой собеседник. — Но это значит, что позитивные воспоминания из памяти тоже вымываются».

Короткое замыкание в мозгу

Впрочем, компенсация эта несущественная — алекситимия связана, по всей видимости, с разными другими заболеваниями, в том числе с шизофренией и расстройствами пищевого поведения. Потому, наверное, что именно благодаря эмоциям мы обычно начинаем лучше заботиться о своем физическом и ментальном здоровье.

Более точное определение алекситимии помогло бы лучше понять природу сопутствующих расстройств, а также больше узнать о различиях между разными видами аутизма.

Джефри Бёрд из лондонского Королевского колледжа отмечает, что, вопреки стереотипам, половина аутистов вполне способна к восприятию других людей на эмоциональном плане и к адекватным эмоциональным реакциям, а те, которые испытывают трудности с социализацией, обычно страдают алекситимией.

Поэтому он полагает, что разграничение этих двух видов расстройств приведет к более адекватному уходу и лечению.

Пока же остающееся недопонимание в этой области часто мешает аутистам получать ту помощь, которая им действительно требуется.

«Я работал с одной женщиной-аутистом, которая хотела стать помощником по уходу за больными, — говорит Бёрд. — Но ей отказали — под предлогом, что она якобы не способна на эмпатию. Однако проведенное нами исследование показывает, что у многих аутистов нет проблем с эмоциями.»

Дальнейшая работа в этом направлении могла бы также прояснить загадочную связь с соматическими заболеваниями, такими как хронические боли и синдром раздраженного кишечника, которые у больных алекситимией встречаются необычно часто.

Лейн предполагает, что причина состоит в своего рода «коротком замыкании» в мозгу, которое является следствием «эмоционального дальтонизма». По его словам, осознанное восприятие эмоций помогает затушить физические ощущения, связанные с той или иной эмоцией.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Стараясь найти связь со своими эмоциями, «алексы» часто проходят свой жизненный путь в одиночестве

«Если ты можешь осознанно обрабатывать эмоцию, позволяя ей расти и развиваться, если ты подключаешь фронтальные зоны мозга, то задействуются механизмы, модулирующие процессы в теле сверху вниз», — говорит Лейн. Однако без эмоционального выхода ум может застрять в физических ощущениях, что приведет к усилению реакций.

По словам Гёрлих-Добре, «они («алексы») гиперчувствительны к ощущениям в теле и не могут ни на чем другом фокусироваться, что возможно является одной из причин хронических болей, которые они испытывают».

Некоторые исследования действительно показали, что «алексы» необычно чувствительны к ощущениям в теле, хотя результаты других экспериментов эти выводы опровергают.

Описания физических ощущений часто доминируют в рассказах Калеба о трудных моментах в его жизни, таких как расставание с семьей.

«Вообще я не скучаю по людям, мне кажется. Если я уезжаю и долго кого-то не вижу, жизнь у меня идет по принципу «С глаз долой, из сердца вон», — признается он. — Но если пару дней со мною рядом нет моих жены и ребенка, то я физически ощущаю давление или стресс».

Восстановление связи с потерянными чувствами

Есть надежда на то, что в конце концов врачи установят причины алекситимии и помогут своим пациентам избежать эффекта «снежного кома» при ее воздействии на организм.

Калеб полагает, что его заболевание возникло при рождении и могло быть вызвано генетическими факторами. Особенности воспитания и эмоциональная отзывчивость родителей тоже могут играть здесь определенную роль.

Но есть люди, которые становятся «алексами» в результате психологической травмы, нарушающей их способность обрабатывать некоторые или даже все эмоции.

Лейн представил меня одному из своих пациентов, Патрику Дасту, который в детстве подвергался насилию со стороны отца-алкоголика, так что в какой-то момент даже возникла угроза его жизни.

«Однажды вечером, когда он вернулся домой, они с мамой в очередной раз поругались. И тогда он сказал: «Вот пойду схожу сейчас за своим ружьем и застрелю вас всех». Мы побежали к соседям и из их дома вызвали полицию».

С тех пор прошло несколько десятилетий, а для него все это время было проблематично понимать и интерпретировать свои эмоции, особенно страх и гнев, которые он до сих пор испытывает по отношению к своим родителям.

Даст подозревает, что в результате у него развилась фибромиалгия — диффузная мышечно-скелетная хроническая боль и слабость всего тела — а также расстройство пищевого поведения.

Вначале под руководством Лейна, а позже и самостоятельно Даст вспомнил свои давние переживания и вновь соединился с эмоциями, которые он прежде всегда старался упрятать поглубже. В результате этого его фибралгические боли уменьшились.

«Я обнаружил огромный гнев, который испытывал сам того не осознавая, — объясняет Патрик. — Это самое важное, что я сделал в своей жизни». Он только что закончил работу над книгой, в которой описал этот процесс. Чтобы лучше социализироваться, Калеб тоже посетил психотерапевта, специализирующегося на когнитивном поведении, и теперь через осознанное решение он может лучше анализировать собственные физические ощущения и соотносить их с эмоциями других людей.

Хотя этот процесс и остается во многом исследовательским экзерсисом, он позволяет Калебу осознавать чувства его жены и понимать, почему она поступает так, а не иначе.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Принимая осознанное решение любить, «алексы» могут принести в отношения стабильность

Однако далеко не каждый больной алекситимией обладает такой решимостью и упорством. И не всякому удается найти себе спутника жизни, который был бы готов принять связанные с этим заболеванием допущения.

«Со стороны моей жены требуется большое понимание… Она осознает, что я понимаю любовь и другие вещи несколько иначе», — говорит Калеб.

Зато он эмоционально стабилен и не подвержен перепадам настроения. «Компенсация состоит в том, что мои отношения с женой — это для меня осознанный выбор», — объясняет Калеб.

Он действует не по прихоти, а на основе осознанного намерения любить и заботиться о ней. В последние восемь месяцев это было особенно важно.

«Если мы переживаем какую-то сложную ситуацию — к примеру, ребенок не спит всю ночь и плачет, — на мое отношение это никак не повлияет, потому что у меня связь основана не на эмоциях».

Калеб не испытал эйфории по поводу своей свадьбы или рождения ребенка, но он большую часть жизни провел глядя внутрь, пытаясь прочувствовать и понять ощущения, которые испытывает он сам и окружающие его люди.

Он один из самых заботливых и осознанных людей, которых я когда-либо имел удовольствие интервьюировать — человек, который знает себя и свои ограничения насквозь.

Завершая разговор, он подчеркивает, что «эмоциональный дальтонизм» не делает человека злым или эгоистичным.

«Трудно поверить, но жить полностью отделенным от эмоций и воображения возможно, хотя это как раз то основное, что делает нас людьми, — говорит он. — Но это вовсе не значит, что такой человек бессердечен или что он псих».

ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ ЛИЧНОСТИ КАК ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ

 

Французова О.Е.

Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина

[email protected]

 

При всей важности познавательного развития человека, его гармоничное становление невозможно без эмоционального отношения к окружающему в соответствии с ценностями, идеалами и нормами общества. Эмоции – особый класс психических процессов и состояний, связанных с инстинктами, потребностями, мотивами, отражающих в форме непосредственного переживания значимость действующих на индивид явлений и ситуаций для осуществления его жизнедеятельности.

Важной функцией эмоций является регуляция поведения человека. С.Л. Рубинштейн подчеркивал, что без эмоций немыслим ни один активный шаг, ни одно решение. Какие бы события и условия ни определяли жизнь человека, все его конкретные действия и поступки совершаются под воздействием тех внутренних, психологически действенных эмоциональных явлений, которые возникли, преломились и окрепли под влиянием окружающей обстановки [1]. Одной из главных функций эмоций является и то, что с их помощью мы можем лучше понимать друг друга, и, не используя речь, судить о состояниях другого человека. Люди могут узнавать эмоциональные состояния друг друга, независимо от культур, национальностей и других различий.

В настоящее время в психологии начинает активно использоваться такое понятие, как «эмоциональный интеллект», понимаемый как совокупность интеллектуальных способностей человека воспринимать, оценивать и понимать свои и чужие эмоции, умение управлять ими. Или другими словами, это способность человека оперировать эмоциональной информацией, то есть той, которую мы получаем или передаем с помощью эмоций. Эмоционально интеллектуальные люди могут хорошо владеть собой и эффективно налаживать взаимодействие с окружающими.

Что же принципиально нового содержит в себе понятие «эмоциональный интеллект»? Ответ можно частично найти в сочетании слов «эмоциональный» и «интеллект». Он подразумевает: как возможность погрузиться в свои эмоции, чтобы осознать и почувствовать их, так и необходимость рационального анализа эмоций и принятия решения на основе этого анализа. Эмоции несут в себе значительный пласт информации, используя которую, человек можем действовать значительно более эффективно.

Практика показывает, что наибольшего успеха в жизни добиваются те, кто в состоянии в критический момент взять себя в руки и не поддаться гневу, раздражению или унынию. Интересно, что, если у человека развиты подобные качества, то они распространяются на все жизненные ситуации, а не только на область, связанную с работой.

Американский психолог Д. Гоулман подчеркивал, что эмоциональный интеллект играет важную роль в развитии личности человека, и предложил термин — EQ (эмоциональный показатель интеллекта — коэффициент EQ). Ученый объяснял, что контроль над собственными эмоциями и способность правильно воспринимать чужие чувства характеризуют интеллект точнее, чем способность мыслить логически [2].

EQ – особый параметр, который не связан с «эмоциональностью» кого-либо в привычном для понимания контексте. Эмоциональный темпераментный человек вполне может обладать низким EQ, что связано с его неумением распознавать свои эмоции и управлять ими. В то же время человек спокойный, уравновешенный может демонстрировать высокий уровень эмоционального интеллекта.

По результатам исследований американских психологов Майера и Саловея, «люди, обладающие высоким уровнем EQ, способны к более быстрому прогрессу в определенных областях и более эффективному использованию своих способностей». Хотя эмоции и интеллект обычно противопоставляются, на самом деле они взаимосвязаны, переплетены и очень часто тесно взаимодействуют. И от успеха данного взаимодействия напрямую зависит успех человека во многих сферах жизни [3].

Личностный и профессиональный рост современного педагога невозможен без самопознания, с которым тесно связаны эмоциональные переживания. Управление собственными эмоциями и понимание эмоций окружающих — наиболее важные качества, необходимые для успешного педагогического взаимодействия. Эмоциональный интеллект позволяет педагогу относиться к каждому обучаемому как к целостной личности со своими чувствами, мнениями, идеями, потребностями, способностями и мечтами. Именно эмоциональный интеллект помогает педагогу развивать и поддерживать высокую самооценку каждого ученика, а также создавать атмосферу доверия и уважения.

С понятием эмоционального интеллекта тесно связано представление об эмоциональной компетентности, которая и основана на нем. Определенный уровень эмоционального интеллекта необходим для обучения будущего педагога конкретным компетенциям, связанным с эмоциями. Например, способность четко распознать, что чувствует другой человек (учащийся), дает возможность развить такие компетенции, как способность влиять на других людей и мотивировать их. У людей, которые лучше умеют управлять своими эмоциями, легче развиваются такие компетенции, как инициативность и способность работать в кризисной ситуации. Именно анализ эмоциональных компетенций необходим для прогноза успешности в практической деятельности. Таким образом, можно констатировать, что, если эмоциональный интеллект – это способность, то эмоциональная компетентность – это скорее умение, который можно и нужно формировать и развивать.

Проблема эмоциональной компетентности — одна из важнейших психолого-педагогических проблем, актуальных для личностного и профессионального развития современного педагога. Эмоциональная компетентность — это умение осознавать свои эмоции и эмоции партнера по общению, анализировать их и управлять ими, с целью выбора наиболее эффективного поведения в конкретной ситуации.

Развитые навыки эмоциональной компетентности позволяют педагогу рассматривать свои эмоции и эмоции обучаемых как управленческий ресурс и благодаря этому повышать эффективность своей деятельности.

Можно выделить основные составляющие эмоциональной компетентности:

Самосознание – главный элемент эмоциональной компетентности. Человек с высокой степенью самосознания знает свои сильные и слабые стороны и умеет осознавать свои эмоции. Самоосознанность означает глубокое понимание самого себя, своих потребностей и побуждений.

Самоконтроль – это следствие самосознания. Человек, которому свойственна эта черта, не только «познал себя», но и научился управлять собой и своими эмоциями. Ведь, несмотря на то, что нашими эмоциями движут биологические импульсы, мы вполне можем управлять ими. Саморегуляция является важной составляющей эмоциональной компетентности. Она позволяет людям не быть «узниками своих чувств». Такие люди всегда сумеют не только обуздать собственные эмоции, но и направить их в полезное русло.

Если первые две составляющие эмоциональной компетентности – это навыки владения собой, то следующие две – эмпатия и коммуникабельность (навыки отношений) – относятся к способности человека управлять взаимоотношениями с другими.

Успешное взаимодействие с другими людьми невозможно без эмпатии. Это умение ставить себя на место другого, учитывать в процессе принятия решений чувства и эмоции других людей.

Коммуникабельность – способность не столь простая, ведь это не просто дружелюбие, а дружелюбие с определенной целью: подвигнуть людей в желательном для человека направлении. Это умение наладить взаимоотношения с другими людьми таким образом, чтобы это было выгодно для обеих сторон.

Развитая эмоциональная компетентность – важнейшее качество хорошего педагога или руководителя. Если человек обладает высоким IQ, но его EQ весьма низок, вряд ли он сможет быть успешным педагогом, управленцем. Ведь работа педагога или руководителя состоит из общения, успех которого напрямую зависит от коэффициента эмоционального интеллекта, на котором основывается эмоциональная компетентность.

Данные научных исследований в США и Европе в области эмоциональной компетентности говорят о том, что управление эмоциями — это навык, который можно нарабатывать и развивать в течение всей жизни человека! Распознавание своих эмоций – первый шаг в развитии EQ. Часто человек затрудняется описать словами те чувства, которые испытывает. Существуют сотни эмоций, у каждой – много уровней интенсивности, так что эмоциональная осознанность – нелегкая задача. Чем четче человек научится определять каждую свою эмоцию, тем шире будут возможности по управлению собственным поведением.

Развитие данной компетентности – сложная работа, но именно эта работа даёт наибольшие результаты, именно она повышает личную эффективность. Инструментами развития эмоциональной компетентности являются книги, тренинги, коучинг. Но также стоит помнить, что высокие показатели эмоциональной гибкости никогда не заменят ни профессиональной компетентности, ни умения взвешивать все «за» и «против» и делать объективные выводы. По мнению М. Рейнольдса, «развитие эмоциональной компетентности делает человека более профессиональным, а профессионала более человечным» [4].

Таким образом, проблеме эмоциональной компетентности личности уделяется большое внимание, как со стороны психологии, так и со стороны педагогики, так как в настоящее время значимость данной компетентности особенно в образовании, значительно возрастает.

 

Литература

1. Рубинштейн С.Л. Психология умственно отсталого школьника. М., 1986.

2. Гоулман Д. Эмоциональный интеллект. М., 2009.

3. Майер Г. Психология эмоционального мышления. М., 2008.

4. Рейнольдс М. Коучинг: эмоциональная компетентность. М., 2003.

Эмоции и человеческий потенциал — Психология

Человеческое поведение проистекает из трех основных источников: желания, эмоции и знания.

Платон

Глава 4 — третья и последняя глава в разделе «Наследственность». В главе о биологической психологии мы подчеркнули генетическую эволюцию нервной системы человека, в частности мозга. В следующей главе мы рассмотрели, как наша нервная система передает и интерпретирует сенсорную информацию, передавая ее частям тела, способным реагировать.Структура наших органов чувств определяет исходную сенсорную информацию, которая (за исключением боли) интегрируется и интерпретируется мозгом. Вундт и структурные психологи считали ощущения, образы и эмоции фундаментальными элементами сознательного опыта. Пять чувств Аристотеля (зрение, слух, вкус, обоняние и осязание) реагируют на стимулы, исходящие вне нашего тела. Чувства баланса и мышечного напряжения реагируют на стимулы, исходящие изнутри нашего тела.В данной главе рассматриваются источники внутренней стимуляции, которые определяют наши эмоции. Эта стимуляция побуждает нас реагировать на наши основные и высшие человеческие потребности. Что-то должно вызывать у нас желание есть, выживать и размножаться. Что-то должно побуждать нас понимать и преобразовывать наш мир и создавать прекрасные вещи. Как и в случае с человеческим восприятием, здесь задействованы восходящие и нисходящие процессы. Существуют биологические подкорковые основы наших эмоций и мотиваций, на которые затем может влиять когнитивная обработка более высокого уровня, на которую влияет опыт.

Инстинкты как объяснение поведения

Как описано в главе 1, психология изучает, как наследственность (природа) и опыт (воспитание) влияют на поведение отдельных животных, включая человека. Ранние психологи (Wundt, 1873; James, 1890) приписывали большую часть человеческого поведения, включая эмоции и мотивы, наследственности в форме инстинктов. Макдугалл (1908) перечислил 18 инстинктов, включая те, которые связаны с нижней частью пирамиды человеческих потребностей Маслоу.Вскоре список начали расширять и другие. Термин инстинкт стал псевдо-объяснением практически любого поведения. Почему люди создают вещи? Из-за инстинкта творчества. Почему люди говорят? Из-за языкового инстинкта и т. Д. И т. Д. Психологическое объяснение требует описания конкретных генетических и / или экспериментальных переменных, влияющих на конкретное поведение. Недостаточно просто назвать новый инстинкт.

В словарях и учебниках существует множество различных определений термина «инстинкт».Инстинкт, объединяющий в себе основные элементы, представляет собой неизученное, сложное, стереотипное поведение, характерное для всех представителей вида. Слово «комплекс» используется для исключения простых рефлексов, таких как укоренение и сосание у младенцев или моргание глаз и коленные рефлексы у взрослых. Стереотипное поведение одинаково у разных людей внутри одного вида. Например, построение паутины определенных видов пауков или строительство гнезд определенных видов птиц кажутся удивительно похожими.Если мы ограничим термин «инстинкт» поведением, отвечающим этим критериям, будет трудно найти хотя бы один пример у взрослых людей. Например, как примирить материнский инстинкт с тем фактом, что некоторые традиционные кочевые племена участвуют в детоубийстве, когда еще одного новорожденного нельзя брать с собой в походы за продуктами (Diamond, 2012, 177–179). К сожалению, в наше время нередки случаи, когда мать бросает своего ребенка или жестоко обращается с ним. В школе учат сложному человеческому поведению, и его нельзя «отучить».Несмотря на эти и другие веские аргументы в пользу отказа от инстинктов как объяснения сложного человеческого поведения (Herrnstein, 1972; Lehrman, 1953), этот термин сохраняется. Например, недавно предложенный «языковой инстинкт» (Pinker, 1994) не может определить конкретную ДНК человека (см. Рисунок 1.2) или части мозга (см. Рисунок 2.2), участвующие в овладении речью или другими формами языка (например, , Американский язык жестов). Термин инстинкт не указывает и, возможно, отрицает важную роль, которую играет опыт.На язык, на котором мы говорим (или читаем, или пишем, или подписываем, и т. Д.), Очевидно, влияет то, где мы родились и выросли. В главе 6 мы обсудим важность учебного опыта, связанного с овладением языком.

эмоции

Дарвин продолжил Происхождение видов двумя другими чрезвычайно влиятельными и противоречивыми книгами; Происхождение человека , и отбор в отношении пола (1871 г.) и Выражение эмоций в человеке и животных (1872 г.).Эти две работы поместили наше понимание человеческой биологии и психологии в контекст остального животного царства. В первой книге проводится различие между естественным отбором, основанным на наследовании признаков, увеличивающих вероятность выживания, и естественным отбором, основанным на признаках, увеличивающих вероятность спаривания. Если вид должен был выжить, людям было недостаточно есть и избегать хищников; некоторые также должны воспроизводиться. Позже в этой главе мы рассмотрим биологию и психологию секса.В настоящее время мы исследуем важную роль эмоций в обогащении нашей жизни и влиянии на наше выживание как отдельных людей, так и видов.

Дарвин был страстным наблюдателем природы. Он пришел к выводу, что выражения лиц разных людей, сообщающих об одной и той же эмоции, были одинаковыми. Он также думал, что есть сходство в выражениях лиц людей и животных, выражающих одни и те же эмоции. Он рассудил, что эмоции должны быть универсально адаптивными, чтобы они могли выжить у разных видов животных.Доказательства в поддержку веры Дарвина в универсальность человеческих выражений лица были получены для семи различных эмоций, показанных на рисунке 4.1 (Ekman and Friesen, 1971). Сможете угадать, когда женщина на картинке чувствовала себя счастливой, грустной, презрительной, страхом, отвращением, гневом и удивлением?

Рисунок 4. 1 Универсальные выражения лица для семи эмоций.

Во многих грамотных и неграмотных культурах наблюдалась большая последовательность в обозначении эмоций, показанных на фотографиях, изображающих эти семь эмоций.В соответствии с Дарвином Экман (1993) также отметил сходство мимики людей и других приматов. Эволюционные психологи предположили, что универсальность мимики для разных эмоций способствует социальному обучению. Например, ребенок (или обезьяна) может научиться бояться объекта, наблюдая за выражением лица родителя. С тех пор Экман расширил свой список основных эмоций, включив несколько других, которые не были так четко дифференцированы по выражению лица.К ним относятся веселье, презрение, удовлетворение, смущение, возбуждение, чувство вины, гордость за достижения, облегчение, удовлетворение, чувственное удовольствие и стыд (Ekman, 1999).

Биология, мысли, эмоции и поведение

С самого начала психологическая дисциплина боролась с взаимосвязью между биологией человека, мышлением, чувством и поведением. Как описано в главе 1, человеческие мысли и чувства не наблюдаются другими. Лучшее, что мы можем сделать для изучения скрытого поведения, — это получить самоотчеты или сделать выводы, основанные на наблюдаемом поведении.

Веками философы обсуждали роль разума и эмоций в человеческом поведении. Платон описал человека как человека, разрываемого в разные стороны двумя лошадьми! Зигмунд Фрейд, чрезвычайно влиятельный врач (в настоящее время он считается психиатром), разработал сложную теорию, основанную на наблюдениях за своими клиентами (Freud, 1922, 1923). Теория личности Фрейда описывала состояние человека как конфликт между основными потребностями и влечениями и требованиями совести.

Фрейдистская теория, как и дарвиновская теория, с самого начала была чрезвычайно влиятельной и вызывающей споры. Изображение человеческого состояния как борьбы между искушением (иногда изображаемое в виде дьявола на одном плече) и совестью (ангел на другом плече) захватило воображение публики и писателей-творцов. Однако теория развивалась и оценивалась косвенно по отношению к психологии. По этой причине возникла путаница в том, как интерпретировать значение теории или эффективность ее приложений.В той степени, в которой теория генерирует проверяемые гипотезы, целесообразно рассмотреть результаты и значение полученных доказательств. Теория личности Фрейда будет рассмотрена в главе 9, а его подход к ненормальной психологии и психотерапии — в главах 11 и 12.

Традиционно мы считаем, что на человеческое поведение влияют эмоции, разум или и то, и другое. Шерер (2005) перечислил пять компонентов эмоций, включая: биологический ответ; когнитивная оценка; мотивационное возбуждение; изменения мимики и вокала; и субъективное ощущение.Поведенческие компоненты в списке Шерера можно наблюдать и измерять, а когнитивные и чувственные компоненты — нет. Логический характер изучения эмоций иногда приводит к проблеме «что было первым, курица или яйцо».

В начале истории психологии Уильям Джеймс сделал противоречащее интуиции предложение, согласно которому мы определяем наши эмоции на основе наших биологических и поведенческих реакций на стимулы, а не наоборот. По его словам, «мы грустим, потому что плачем, злимся, потому что ударяем, боимся, потому что дрожим, а не потому, что мы плачем, ударяем или дрожим, потому что мы сожалеем, злимся или напуганы, в зависимости от обстоятельств» (Джеймс , 1884).Эта позиция также была предложена в то же время Карлом Ланге (датским психологом) и с тех пор была названа теорией эмоций Джеймса-Ланге.

Уолтер Кэннон (1927) утверждал, что наши эмоциональные реакции происходят слишком быстро и слишком похожи на разные эмоции, чтобы быть результатом биологических или поведенческих реакций. Филип Бард (1928) получил биологические доказательства, согласующиеся с этим аргументом. Он продемонстрировал, что большая часть сенсорной, моторной и внутренней вегетативной стимуляции сначала проходит через таламус, а затем обрабатывается головным мозгом более высокого уровня.Это говорит о том, что вегетативное возбуждение и наша эмоциональная реакция происходят одновременно в ответ на вызывающий эмоции внешний стимул. Эта позиция называется теорией эмоций Кэннон-Барда.

В главе 11 (Социальная психология) мы опишем теорию атрибуции (Kelly, 1967). Здесь мы рассматриваем двухфакторную теорию эмоций, одно из ее важных приложений. Эта теория предполагает, что человеческие эмоции основаны на комбинации восходящей и нисходящей обработки. Первая стадия состоит из стимула, вызывающего эмоции, приводящего к общему состоянию вегетативного возбуждения.Затем человек изучает обстоятельства окружающей среды, приписывая возбуждение определенной причине. Затем атрибуция определяет ярлык, который мы применяем к тому, что мы переживаем. Шахтер и Сингер (1962) провели важный эксперимент по оценке теории двух факторов. Студентам колледжа сказали, что им делают укол для проверки зрения. На самом деле им вводили адреналин (адреналин), препарат, вызывающий вегетативное возбуждение. Некоторые студенты были в присутствии сообщника (т.е., человек, участвовавший в экспериментальной манипуляции), который действовал в эйфорической (то есть чрезвычайно счастливой) манере, а другие находились в присутствии сообщника, который действовал в гневе. Студенты интерпретировали свои чувства, основываясь на сообщнике, которому они были подвержены, в соответствии с теорией двух факторов. Эти различные эмоциональные теории описаны в следующем видео.

Видео

Посмотрите следующее видео, объясняющее различные теории эмоций:

Атрибуции

Рисунок 4.1 «Семь универсальных эмоций» Лидии Исерко под лицензией CC BY 3.0

Полное руководство по пониманию ваших эмоций

Ваши эмоции имеют решающее значение для вашей способности адаптироваться к вызовам повседневной жизни. Когда вы чувствуете себя хорошо, вы можете избавиться от даже самых обременительных задач, но когда вы несчастны, вы воспринимаете даже приятное занятие с чувством уныния и обреченности.

Эмоции также влияют на наши отношения с другими людьми.Если друг рассказывает вам трагическую историю, и вы реагируете хихиканьем, вместо того чтобы выглядеть грустным или обеспокоенным, вы будете казаться грубым и бесчувственным. С другой стороны, если вы хмуритесь, когда вам следует улыбнуться шуткам друга, вы вызовете оскорбление по разным причинам.

Срыв с рукоятки из-за незначительного раздражения может заставить вас выглядеть чрезмерно или даже неуравновешенно. И наоборот, если вы с излишним весельем отреагируете на относительно незначительную хорошую новость, люди также будут сомневаться в вашей зрелости и стабильности. Младенцам разрешено визжать от удовольствия или выть от ярости, но, став взрослыми, мы ожидаем, что будем сдерживать внешнее проявление наших чувств.

Если вам нужно больше убедить нас в том, что эмоции влияют на нашу способность преуспевать или терпеть неудачу в решении жизненных проблем, подумайте о некоторых известных людях, карьера которых была разрушена из-за неправильного проявления своих чувств.

В преддверии президентских выборов 2004 года кандидатура Ховарда Дина прекратилась практически в одночасье после того, как его «yaaahhhh» момент мгновенно стал сенсацией в Интернете. Эдмунд Маски в праймериз 1972 года совершил аналогичную политическую оплошность, в которой он прослезился после победы на праймериз в Нью-Гэмпшире (хотя он утверждал, что это были снежинки, мерцающие в утреннем свете).По иронии судьбы, в политическом мире после 2000 года слезы стали самой яростью. Хиллари Клинтон не считалась достаточно сочувствующей, пока ее глаза не затуманились, когда она отвечала на вопрос избирателя (снова в Нью-Гэмпшире!), Но многие эксперты использовали это против нее, чтобы усомниться в ее искренности. Затем есть сентиментальные поступки лидера республиканцев Палаты представителей Джона Бонера, чьи слезные протоки, кажется, постоянно перегружены.

Эти примеры показывают не только то, что внешнее проявление внутренних чувств влияет на то, как нас воспринимают другие, но также и то, что эти эмоциональные проявления в значительной степени зависят от культурных норм. Чтобы нас считали хорошо адаптированным членом общества, мы должны придерживаться этих норм или рисковать осуждением или насмешками.

Психолог Пол Экман показал, что существует шесть основных эмоций, которые люди всех культур испытывают и распознают (счастье, печаль, удивление, гнев, страх и отвращение). Как и когда мы выражаем эти эмоции, радикально различаются в зависимости от норм каждой из наших культур, так называемых правил отображения .

Наши эмоции влияют не только на то, как другие относятся к нам, но и на наше внутреннее чувство благополучия.Мы склонны полагать, что то, испытываем ли мы положительные или отрицательные эмоции, отражает силы, находящиеся вне нашего контроля, обвиняя во всем, от наших генов до погоды.

Однако многие люди не осознают, что эмоции не контролируются физиологией вашего тела строго так, как рефлексы. Вы не застряли на всю жизнь с эмоциональным оборудованием, запрограммированным в вашей ДНК.

Чтобы понять, каким образом вы можете контролировать свои эмоции, мы сначала должны сделать небольшой экскурс в раннюю историю психологии. Представления о том, что такое эмоции и что их вызывает, радикально изменились за последние 100 лет.

Чтобы отправиться в это путешествие, с кого лучше начать, как не с Уильяма Джеймса, основателя американской психологии? Согласно Джеймсу и близким взглядам физиолога Карла Ланге, ваши эмоции полностью зависят от реакции вашего тела. На самом деле их — это эмоций.

Представьте, что вас преследует медведь. Если вы похожи на большинство из нас, страх и паника охватят все ваше существо, заставляя ваше сердце биться чаще, ладони вспотевать, а желудок делать кувырки.Джеймс и Ланге приравняли эти реакции вашей вегетативной нервной системы к настоящей эмоции страха. Согласно их теории (известной среди студентов-психиатров как печально известная «теория Джеймса-Ланге»), ваша телесная реакция не следует за эмоцией, это — это эмоция.

Как сказал Джеймс: «Здравый смысл говорит, что мы теряем состояние, сожалеем и плачем; мы встречаем медведя, боимся и бежим; нас оскорбляет соперник, мы злимся и бьем, боимся, потому что дрожим . .. более рациональное утверждение состоит в том, что мы сожалеем, потому что плачем, злимся, потому что ударяем, боимся, потому что дрожим »(Ellsworth, 1994, p.222). В буквальном смысле, когда Джеймс и Ланге говорили о «интуитивной» (или интуитивной) эмоциональной реакции, они имели в виду именно это.

Многим трудно принять теорию Джеймса-Ланге. Судя по всему, здравый смысл работает нормально, несмотря на утверждение Джеймса. Помимо того, что теория просто «чувствует себя» неправильной (так сказать), она также не выдержала проверки на научную приемлемость и поэтому в конечном итоге была отброшена как объяснение.

Одна очень похожая теория, появившаяся вскоре после набега Джеймса-Ланге в эту область, была предложена физиологом Уолтером Кэнноном; точка зрения, которая теперь известна как теория «Кэннон-Бард» (отражающая его сотрудничество с докторантом по имени Филип Бард).Эта теория предполагает, что наши эмоции регулируются реакцией небольшой структуры мозга, известной как таламус. Например, таламус может почувствовать нападающего медведя. Это ощущение одновременно вызывает внутренние реакции в теле и субъективные ощущения в мозгу.

Теория Кэннон-Барда в конечном итоге тоже была дискредитирована, потому что не выдерживала экспериментального исследования. Таламус может участвовать в некоторой эмоциональной регуляции, но это не горячая точка мозга для наших чувств.Напротив, миндалевидное тело кажется виновником таких эмоций, как страх, ярость и ревность.

Идея о том, что наши эмоции можно контролировать, появилась в теории, разработанной Стэнли Шехтером и Джеромом Сингером в начале 1960-х годов. В своем ставшем уже классическом психологическом эксперименте они убедили студентов колледжа, что они получают пробную дозу витамина. Фактически, экспериментаторы вводили студентам адреналин.

Затем ученики наблюдали за «сообщником» (другим учеником, выполняющим экспериментальные инструкции), который впадал в гнев или эйфорию при заполнении набора анкет. Студенты, столкнувшиеся с разгневанным сообщником, сообщили, что они были разгневаны; те, кто попал в эйфорию, говорили, что чувствуют себя счастливыми. Результаты показали, что сочетание возбуждения (вызванного адреналином) и контекста (поведение сообщника) влияло на эмоциональное состояние подопытного.

Если перевести, исследование Шахтера-Зингера подразумевает, что на ваши эмоции влияет то, что происходит в окружающих вас людях и какие эмоции они выражают. Другой термин для этого — «эмоциональное заражение».«Если вы когда-либо испытывали желание плакать на свадьбе людей, которых вы не очень хорошо знаете, потому что все вокруг вас плачут в свои платки, вы знаете, как эти чувства могут распространяться. (Почему мы плачем на свадьбах — это отдельная история.)

Однако ваши эмоции не должны становиться жертвами эмоций, которые выражают окружающие вас люди. Когнитивная революция в теории эмоций, возглавляемая психиатром из Пенсильванского университета Аароном Беком, показала, что только наши мысли могут вызывать наши эмоции.

Исследования Бека депрессивных людей привели его к открытию, что дисфункциональное отношение и негативно оформленные автоматические мысли лежат в основе человеческого чувства печали. Дисфункциональное отношение — это способ взгляда на мир, который сосредотачивается на негативных и нереалистичных аспектах вашего опыта. Автоматическая мысль в негативной форме — это бессознательное убеждение, которое фокусируется на ваших слабостях, а не на ваших сильных сторонах. Вместе дисфункциональное отношение и автоматические мысли создают «негативную триаду», состоящую из негативного взгляда на себя, свой мир и свое будущее.Обширные исследования, основанные на теории Бека, привели к принятию его когнитивно-поведенческого метода терапии в качестве основного средства лечения депрессии.

Даже если у вас нет клинической депрессии, вы можете позаимствовать страницу из сборника пьес Бека, чтобы понять свои эмоции. Например, грусть вызвана убеждением, что вы потеряли или потеряете что-то важное для вас, гнев вызвано убеждением, что кто-то что-то у вас отнял, а беспокойство основано на убеждении. что с тобой случится что-то плохое.Нереалистичное искажение вашего опыта порождает эти мысли, которые затем приводят к вашим негативным эмоциям.

Рационально-эмоциональный психолог Альберт Эллис применяет другой подход к когнитивной теории, в более широком плане рассматривая нашу склонность позволять нашим мыслям производить собственные страдания. Эллис считал, что с помощью «мустурбации» мы позволяем нашим эмоциям доминировать над «необходимыми»: «Я должен быть успешным», «Я должен быть любимым», «Я должен иметь то, что хочу». Эллис рассказал о модели эмоций «ABC»:

A: Активация события (друг отказывается от ужина)

+ B: Вера (я никому не нравлюсь)

= C: Последствия (печальное настроение, чувство отвержения)

Чтобы изменить последствия (т.е. ваши эмоции), вам нужно изменить свои убеждения. Чтобы изменить свои убеждения, вам нужно изучить их. В этом примере вы можете поверить в то, что «я никому не нравлюсь», посмотрев на доказательства этого убеждения. Как вы думаете, почему вы никому не нравитесь? Означает ли отказ одного человека, что вы никому не нравитесь? Значит ли это, что никогда не будет любить вас ? Значит ли это, что у вас должны быть все такие же, как вы? (Это «мустурбация».)

Вы можете изменить свои эмоциональные реакции, бросив вызов своим мыслям и убеждениям о себе.Как только вы начнете разбирать нелогичные основы своих эмоций, вы сможете освободиться от доминирования дезадаптивных эмоций гнева, ревности, отторжения и уныния и вместо этого усилить свои адаптивные эмоции счастья, удовлетворенности и радости.

Теперь, когда вы изменили свои мысли, у вас есть еще одна работа. Согласно «гипотезе лицевой обратной связи» эмоций, выражение вашего лица может влиять на ваше эмоциональное состояние. Когда вы активируете мышцы, контролирующие вашу мимику, вы фактически запускаете внутренние изменения, которые приводят к соответствующему настроению.Если вы нахмурится, вы рассердитесь. Если вы опустите уголки рта вниз, вам станет грустно. А если вы в улыбке приподнимете уголки рта, то почувствуете себя хорошо. Как говорится в песне, чтобы «прояснить серое небо», просто «сделай счастливое лицо!»

С этим набором для ремонта эмоций вы сможете сделать больше, чем серое небо. Вы не должны быть заложниками своего кишечника, таламуса или даже миндалины. Сосредоточьтесь на мыслях , которые предшествуют вашим эмоциям, и вы обнаружите, что можете контролировать свое настроение.И не забывай улыбаться!

Авторские права Susan Krauss Whitbourne 2012

эмоций — IResearchNet

определение эмоций

Эмоции можно определить как психологические состояния, которые включают мысли и чувства, физиологические изменения, экспрессивное поведение и склонность к действию. Точное сочетание этих элементов варьируется от эмоции к эмоции, и эмоции могут сопровождаться или не сопровождаться явным поведением. Этот комплекс состояний и поведения запускается событием, которое переживается или вспоминается. Кто-то вас оскорбляет. В зависимости от характера оскорбления и вашего восприятия степени, в которой оно было или не должно было причинить вам боль, вы можете почувствовать гнев или раздражение. Если вы злитесь, ваше лицо может покраснеть, ваше сердце может биться быстрее, ваши кулаки сжимаются, и вам приходят в голову мысли о возмездии. В некоторых случаях вы можете принять меры против человека, который оскорбил вас. Через несколько дней воспоминание об обиде может вновь вызвать по крайней мере некоторые черты первоначальной эмоциональной реакции. Точно так же можно указать явные случаи эмоций, например, страха, радости, любви, отвращения и печали.Однако есть также эмоции, которые менее выражены, поскольку они не всегда связаны с изменениями физиологического или мотивационного состояния и не всегда приводят к изменению поведения. Возьмем пример сожаления. Приняв решение или приняв неверный курс действий, человек вполне может испытывать сильное сожаление, но это субъективное переживание обычно не сопровождается изменениями в физиологии или поведении.

Дальнейшие сложности возникают при рассмотрении психологических состояний, которые кажутся пограничными случаями эмоций: физическая боль, генерализованная или плавающая тревога, сексуальное возбуждение, скука, депрессия, раздражительность, все это можно рассматривать как примеры аффективных состояний.Психологи, изучающие эмоции, склонны проводить различие между аффективными состояниями, имеющими ясный объект, и теми, у которых его нет, утверждая, что эмоция — это термин, который следует использовать для психологических состояний, у которых есть объект. Исходя из этого, хроническая боль, общие состояния скуки, депрессии или раздражительности не могут быть классифицированы как эмоции, тогда как сексуальное возбуждение — в той степени, в которой оно имеет ясный объект — будет рассматриваться как эмоциональное состояние. Различие между аффективными состояниями, имеющими объект, и состояниями, не имеющими объекта, заключается в том, что эмоции, с одной стороны, отделяются от настроений (например,д. , раздражительность, скука) и аффективные предрасположенности (депрессия, общая тревога), с другой стороны.

Признавая трудности, связанные с попытками прийти к четким определениям того, что составляет эмоцию, теоретики обычно соглашаются рассматривать эмоцию как набор состояний, у которых есть нечеткие границы с другими психологическими состояниями, такими как убеждения, отношения, ценности, настроения и т. Д. и личностные диспозиции. Что не оспаривается, так это то, что набор состояний, называемых эмоциями, определяется хорошими примерами, такими как гнев, страх и страстная любовь.Там, где есть место для сомнений, на нечеткой границе с соседними состояниями или рядом с ними, психологов обычно не волнует, является ли данное состояние эмоцией. Таким образом устраняется трудность определения эмоции.

История эмоций и предыстория

Современная теория эмоций обычно восходит к работам Чарльза Дарвина или Уильяма Джеймса. Работая во второй половине XIX века, эти авторы сосредоточились на вопросах, которые все еще являются предметом исследований и дискуссий почти 150 лет спустя. Дарвин сосредоточил свое внимание на связи между субъективными эмоциями и явным поведением. Он утверждал, что три принципа объясняют связь между эмоциями и выразительным поведением. Из них первый, принцип полезных ассоциированных привычек, чаще всего связывается с дарвиновскими объяснениями экспрессивного поведения. Здесь аргумент состоит в том, что движения лица, которые изначально служили определенной цели во время эмоциональных переживаний, стали автоматическим сопровождением этих эмоций. Таким образом, хмурый взгляд, который часто сопровождает гнев, может помочь защитить глазницу, сдвигая брови вперед и вместе, или расширение глаз, которое часто сопровождает удивление, может помочь принять больше визуальной информации, когда происходят неожиданные, новые события.Удивительно, но учитывая общую теорию эволюции, которой Дарвин больше известен, его работы по эмоциональному выражению не рассматривали это выражение как результат процесса естественного отбора. Скорее, он рассматривал связь эмоции и выражения как выученную привычку, которая затем передается потомству. Однако современная эволюционная теория может быть легко применена к этому вопросу, что привело к мнению, что именно адаптивное значение для человека или группы привело к внешнему выражению эмоций.Представление о тесной связи между эмоциональным опытом и телесным выражением, безусловно, находит отражение в современной теории эмоций.

Джеймс сосредоточился на фундаментальном вопросе о детерминантах эмоций. Джеймс выступал за то, что стало называться периферической теорией эмоций, в которой он утверждал, что восприятие возбуждающего стимула вызывает изменения в периферических органах, таких как внутренние органы (сердце, легкие, желудок и т. Д.) И произвольные мышцы. и эта эмоция — это просто восприятие этих телесных изменений.Если использовать собственный пример Джеймса, люди не трепещут и бегут из-за страха; скорее, они боятся, потому что дрожат и бегут. Это поднимает вопрос о том, как происходят телесные изменения. Здесь Джеймс приводил доводы в пользу прямой связи между восприятием и телесными изменениями, используя аналогию с замком и ключом. По мнению Джеймса, соответствие между восприятием стимулов, вызывающих эмоции, и человеческим разумом таково, что стимулы автоматически открывают физиологические изменения в теле, и именно восприятие этих изменений является эмоцией.Идея о том, что существует тесная связь между восприятием и эмоциями, относительно не опосредованная сознательным познанием, все еще встречается в современной теории эмоций, как и представление о том, что изменения периферической активности тела приводят к изменениям эмоций.

Третья важная составляющая теоретического анализа эмоций в психологии возникла с ростом когнитивизма (то есть пристального изучения психических процессов) в 1960-х годах. Первым сторонником точки зрения, известной как теория оценки, была Магда Арнольд.Она утверждала, что то, что заставляет людей испытывать эмоции, — это не телесные изменения, а скорее когнитивный процесс, который делает один вид стимула эмоционально возбуждающим, в то время как другой стимул оставляет людей равнодушными. Разница, по ее утверждению, заключается в том, что эмоционально возбуждающий стимул имеет личное значение и имеет значение для людей. Если стимул не имеет значения для людей, они не станут эмоциональными. Ясно, что то, что важно для одного человека, может оставить равнодушным другого. Этот акцент на субъективном значении в теории оценки побудил исследователей переключить внимание с объективных свойств эмоциональных стимулов на субъективные процессы (процессы оценки), с помощью которых воспринимающие придают значение и значение стимулам.Современная теория эмоций очень сильно занимается этим процессом создания смысла.

Обратите внимание, что эти три ключевых источника влияния на современную теорию эмоций довольно точно отображают три предполагаемых компонента эмоции: выражение, физиологическую активность и когниции. Прежде чем исследовать каждый из этих трех компонентов более подробно, рассмотрим связь между эмоциями и социальной психологией.

Социальная психология и эмоции

Эмоции — это тема, изучаемая в рамках многих дисциплин психологии, включая клиническую психологию, биологическую психологию и психологию развития.Тем не менее, если посмотреть на историю психологической теории и исследований эмоций, можно заметить, что социальные психологи сыграли заметную роль. В каком-то смысле это удивительно. Конечно, существуют эмоциональные реакции, которые мало или не имеют ничего общего с социальным миром, что является главной заботой социальных психологов: подумайте о страхе высоты, змей или медведей гризли. Однако эти эмоции не типичны для того диапазона эмоций, который люди испытывают в повседневной жизни. Как отмечалось ранее, эмоции всегда связаны с чем-то: у них есть объект.Этот объект очень часто бывает социальным. Это человек (соперник за привязанность вашего любимого), социальная группа (организация, которая выполняет вдохновляющую работу в развивающихся странах), социальное мероприятие (ваша любимая спортивная команда выигрывает трофей) или социальный или культурный артефакт ( музыкальная пьеса). Оказывается, эти социальные объекты с гораздо большей вероятностью, чем несоциальные, являются источником наших повседневных эмоций.

Более того, многие эмоции являются социальными по своей природе или функционально в том смысле, что они либо не были бы испытаны в отсутствие других, либо, кажется, не имели никакой другой функции, кроме как связывать людей с другими людьми.Такие эмоции, как сострадание, симпатия, материнская любовь, привязанность и восхищение, зависят от физического или психологического присутствия других людей. Страх быть отвергнутым, одиночество, смущение, чувство вины, стыда, ревности и сексуального влечения — это эмоции, которые, как кажется, имеют своей основной функцией поиск или укрепление социальных отношений.

Последний момент, касающийся связи между эмоциями и социальной жизнью, заключается в том, что когда люди испытывают эмоции, они имеют сильную тенденцию делиться ими с другими.В исследовании того, что называется социальным обменом эмоциями, исследователи показали, что подавляющее большинство эмоциональных переживаний делятся с другими, делятся с несколькими другими и делятся вскоре после инициирующего события. Более того, этот обмен эмоциями с другими вызывает эмоциональные реакции у слушателей, что само по себе является интересным явлением, поскольку оно зависит от склонности слушателя сочувствовать тому, кто разделяет его. А эмоции, испытываемые слушателями, как правило, передаются третьим лицам — явление, называемое вторичным социальным обменом.Здесь есть интересный парадокс. Люди склонны делиться своими эмоциональными переживаниями, некоторые из которых могут быть болезненными или стыдными, с близкими, потому что они доверяют им не делиться своими секретами с другими. И все же именно эти близкие люди склонны сопереживать другим людям и, следовательно, сами испытывать эмоции в результате прислушивания к тому, что другие рассказывают. Это увеличивает вероятность того, что они будут участвовать во вторичном социальном обмене.

Эти пункты проясняют, что эмоции неизменно имеют социальную природу: они связаны с социальными объектами, их функция кажется социальной и они имеют социальные последствия.Параллельно с этим следует отметить, что предмет социальной психологии неизменно носит эмоциональный характер: такие темы, как близкие отношения, агрессия и враждебность, альтруизм и помогающее поведение, предрассудки и стереотипы, а также отношения и убеждение, влекут за собой концепции и процессы, которые часто являются явно эмоциональными. Короче говоря, существует тесная связь между эмоциями и социальной психологией, которая, в свою очередь, помогает объяснить важную роль, которую социальные психологи придают теории и исследованиям эмоций.

В этом разделе мы вернемся к трем компонентам эмоций, определенным ранее, а именно к физиологическим изменениям, когнитивным способностям и экспрессивному поведению, и рассмотрим современные достижения в исследованиях по каждому компоненту.

Эмоции и физиологические изменения

Теория эмоций, предложенная Джеймсом, о которой уже упоминалось, помещает физиологические изменения в центр эмоций. Как выразился Джеймс, если бы люди могли представить себя воспринимающими эмоциональный стимул без каких-либо сопутствующих телесных изменений, результатом была бы бледная и бесцветная имитация настоящей эмоции.Это кажется правильным в случае таких эмоций, как страх и гнев: какими были бы такие переживания, если бы они были лишены всех сопутствующих физиологических изменений? Для Джеймса это было доказательством необходимой роли такой физической активности. Однако есть несколько возможных проблем с подходом Джеймса, одна из которых заключается в том, что большое разнообразие терминов эмоций, встречающихся в английском и многих других языках, не сочетается с столь же большим разнообразием различимых паттернов физиологической активности во время эмоции.Это одна из пяти проблем, отмеченных Уолтером Кэнноном, который сосредоточил свое внимание на этом аспекте теории Джеймса, касающемся висцеральных изменений в органах, таких как сердце, в отличие от изменений в произвольных мышцах, таких как мышцы лица или конечностей. Еще одна проблема, отмеченная Кэнноном, заключается в том, что внутренние изменения обычно протекают довольно медленно, тогда как эмоциональные реакции могут быть и часто бывают довольно быстрыми. Если это так, как переживание эмоции может быть восприятием телесных изменений, происходящих при воздействии правильного эмоционального стимула?

Это были некоторые из соображений, которые Стэнли Шахтер принял во внимание при разработке своей двухфакторной теории эмоций.Шехтер ранее проводил исследование того, как люди, испытывающие тревогу и неуверенность, предпочитают находиться в компании других людей, оказавшихся в такой же ситуации, чтобы они могли сравнивать свои собственные эмоциональные реакции с реакциями других людей. Это предполагает, что социальный контекст может играть важную роль в эмоциях, помогая людям интерпретировать их возбужденное внутреннее состояние. Вместо того, чтобы существовать определенный паттерн телесных изменений, связанных с каждой субъективно различимой эмоцией, Шехтер предположил, что ключевая роль, которую играет телесное изменение, заключается в возбуждении эмоций; без состояния физиологического возбуждения никакие эмоции не возникнут.В этой связи телесные изменения — необходимое, но недостаточное условие для эмоции. Чтобы переживать эмоции, также необходим второй из двух факторов. Этот фактор — познание, и роль, которую он играет в модели Шехтера, заключается в том, чтобы обозначить общее состояние возбуждения. Теоретически одно и то же физиологическое состояние возбуждения можно интерпретировать совершенно по-разному и, следовательно, испытывать как совершенно разные эмоции.

Несмотря на свою элегантность, это смелое предсказание двухфакторной теории не получило достаточной экспериментальной поддержки, чтобы теория могла оставаться столь же влиятельной, как в 1970-х и начале 1980-х годов.Что осталось относительно невредимым, так это предположение о том, что люди могут неверно определить причину любого ощущаемого возбуждения, в результате чего они будут терпеть больше боли, если их заставят поверить, что по крайней мере часть возбуждения, которое они испытывают при воздействии болезненного стимула, является из-за лекарства (на самом деле плацебо, что означает лекарство, не имеющее подлинного эффекта, например, поддельные таблетки), которое они проглотили. Точно так же, если их заставляют думать, что они приняли транквилизатор (опять же, на самом деле плацебо, поэтому оно не имеет транквилизирующего эффекта), тогда любое возбуждение, которое они испытывают, будет склонно приписываться наиболее вероятному источнику возбуждения.Если наиболее вероятным источником возбуждения является тот факт, что они только что написали эссе, защищающее позицию, которая противоречит их убеждениям, и их беспокоит влияние, которое это эссе может оказать на других, они меняют свое отношение даже больше, чем они сами. находились бы в состоянии контроля без транквилизатора, по-видимому, потому, что они считают, что испытывают большой когнитивный диссонанс в результате написания эссе; и наиболее эффективный способ уменьшить диссонанс — это изменить свое отношение, чтобы оно больше соответствовало позиции, занятой в эссе.

В центре внимания как критики Кэннона Джеймса, так и попытки Шехтера построить теорию, учитывающую эту критику, было состояние возбуждения автономной нервной системы человека. Тем не менее, телесные изменения явно могут включать в себя нечто большее, чем просто частота сердечных сокращений, сухость во рту и тремор рук — все это явные признаки возбуждения вегетативной нервной системы. Теория Джеймса была связана как с активностью произвольных мышц, так и с внутренними изменениями, что очевидно из его утверждения, что мы чувствуем гнев, потому что мы наносим удары (а не наносим удары, потому что мы злимся).Этот аспект теории Джеймса был подхвачен исследователями, интересующимися эффектами манипулирования обратной связью, которую люди получают от своей лицевой или постуральной мускулатуры. Серия исследований показала, например, что люди склонны находить юмористические стимулы более забавными, если их лица заставляют улыбаться во время воздействия этих стимулов, что они находят болезненные стимулы более вредными, если их заставляют принимать более негативные выражения лица во время подвержены этим раздражителям, и что они чувствуют себя более удрученными, если их заставляют принять сутулую позу.Таким образом, современные исследования подтвердили одну особенность теории Джеймса, даже если это свидетельство более согласуется с мнением о том, что восприятие телесных изменений сдерживает (а не опосредует) переживание эмоций.

Познание и эмоции

Хотя познанию отводилась центральная роль в двухфакторной теории Шехтера, эта роль отличалась от той роли, которую оно играет в оценочных теориях эмоций. В теории Шехтера роль познания заключалась в том, чтобы обозначить уже присутствующее возбуждение.В теории оценки роль познания заключается в интерпретации значения и значения разворачивающегося эмоционального события. Представьте, что вы слышите странный шум из кухни на первом этаже посреди ночи. Ощущение, которое вы придаете этому событию в процессе оценки, рассматривается как определяющее, как вы отреагируете эмоционально. Интерпретация шума как вызванного злоумышленником человека вызовет совершенно иной набор эмоций, чем интерпретация шума как вызванного вашей кошкой или ветром, который что-то сдувает с подоконника.Еще одним важным фактором, по мнению теоретиков оценки, является ваше чувство, что вы сможете справиться с любой возможной угрозой своему благополучию. Молодой физически здоровый человек при таких обстоятельствах будет испытывать меньшую опасность, чем пожилой человек или инвалид. Суть представления теории оценки о роли, которую играет оценка, прекрасно резюмируется в законе ситуативного значения Нико Фриджды, который гласит, что эмоции возникают из значений, которые люди приписывают ситуациям, и что если значение меняется (например, ваша первоначальная мысль, что шум из вашей кухни, созданный злоумышленником, теперь меняется, поскольку вы помните, что ваша кошка была снаружи, когда вы ложились спать, и шум — это звук, когда она входит в дом), поэтому также будут эмоции (в данном случае от страха к облегчению).

Теория оценки с использованием единичных терминов создает впечатление, что существует одна теория, которой придерживаются все теоретики оценки. На самом деле существует несколько оценочных теорий, каждая из которых разделяет точку зрения о том, что эмоции возникают в результате когнитивных оценок. Они расходятся в деталях того, как это общее предположение превращается в полноценную теоретическую позицию. Некоторые теоретики, такие как Ричард Лазарус, подчеркивают важность относительно небольшого набора основных относительных тем.По сути, это группы настроенных оценок, отражающих суть эмоции. Таким образом, основная тема отношений безвозвратной потери — это тема, которая целостно определяет печаль, в то время как основная тема других отношений вины — это тема, которая целостно определяет гнев. Преимущество этих основных относительных тем состоит в том, что они отражают ключевой относительный смысл ситуации и, следовательно, могут предсказывать физиологические и поведенческие изменения. Другие теоретики оценки, такие как Фрижда, подчеркивают готовность к действию, которую влечет за собой оценка.Даже если человек не действует в соответствии с так называемыми тенденциями к действию, ощущаемая тенденция к агрессии, отступлению, замиранию, слезам, смеху и так далее представляет собой важный элемент переживаемой эмоции. Тем не менее другие теоретики, такие как Клаус Шерер, подчеркивают важность временного измерения оценки. С этой точки зрения оценка — это последовательный процесс, начиная с элементарных проверок, например, является ли стимул новым, приятным и ожидаемым (в указанном порядке), и заканчивая более сложными оценками, например, соответствует ли стимул личным или социальным нормам. .

Существует множество свидетельств того, что отдельные эмоции связаны с различными оценками или образцами оценок. Таким образом, нет никаких сомнений в том, что люди способны устанавливать связь между эмоциями и оценками во многом так же, как предлагают теоретики оценки. Менее многочисленны убедительные доказательства того, что оценки причинно связаны с эмоциями. Это оставляет открытым вопрос о том, являются ли оценки причинами, составляющими или даже следствиями эмоций. Это оказывается критическим вопросом, потому что наиболее продолжительная атака теории оценки, инициированная Робертом Зайонком, утверждала, что аффективные реакции (в смысле симпатии, приближения, неприязни, избегания) часто предшествуют когнитивным реакциям (например, положительным или отрицательным). наносит ущерб чьим-то целям), и поэтому не может быть вызван ими.Чистая скорость эмоциональных реакций является важным компонентом критики Зайонца, вызывая сомнения относительно способности относительно длительных когнитивных процессов опосредовать эти реакции. Также важным для аргумента Зайонца является доказательство того, что люди могут приходить к оценке стимулов, не зная о том, что подвергались им, как в случае простого эффекта воздействия, который снова поднимает вопросы о необходимости оценки стимула до получения эмоциональной реакции. к нему.

Компромиссная позиция в отношении роли когнитивной оценки в эмоциях — это позиция, при которой признается, что существует более одного пути к эмоциональной реакции. Возьмем, к примеру, страх. Современные клинические исследования и исследования на животных показывают, что существует два различных пути, которыми страх может быть вызван в головном мозге, один из которых опосредован корковым веществом (что подразумевает роль оценки), а другой опосредован миндалевидным телом (подразумевая голодание). ответ, который будет адаптивным в ситуациях хищник-жертва).Обратите внимание, что этот подкорковый путь восходит к одному из основных предположений Джеймса, а именно, что существует автоматическая связь между восприятием и телесными изменениями. Аргумент двух путей лучше всего работает с эмоциями, такими как страх, которые имеют очевидные последствия для выживания человека. Менее правдоподобно приводить аргументы в пользу двух вариантов, например, в случае такой эмоции, как вина. Тем не менее, здесь также ведутся споры о том, в какой степени оценка, которую многие теоретики считают необходимым условием вины, а именно осознанная ответственность за причинение вреда другому, действительно необходима.Рой Баумейстер, например, утверждал, что первопричиной вины является потеря любви в ценных отношениях, и что люди, которые переживают эту потерю любви, чувствуют себя виноватыми и, как компонент или следствие этих чувств вины, чувствуют ответственность за причиненную боль. переживает другая сторона в отношениях.

Выражение и эмоции

Очевидно, что эмоции могут выражаться в лице и других частях тела. Если кто-то сильно зол, грустен, напуган или удивлен, другие, вероятно, смогут увидеть на лице этого человека признаки этой эмоции.Внешнее выражение внутреннего эмоционального опыта, конечно, представляет особый интерес для социальных психологов, потому что оно дает другим возможность понять, что кто-то чувствует, без необходимости объяснять это чувство словами. Иногда утверждают, что невербальные средства передачи эмоций более важны и эффективны, чем вербальные средства. Ясно, что это верно в отношении межличностного общения, когда один или оба человека не могут общаться вербально, потому что они доязычные (как в случае с младенцами), глухие или просто не могут ни говорить, ни слышать друг друга из-за контекста (как в безмолвном ордене траппистов или в шумной рабочей обстановке).Известно, что младенцев особенно интересуют лица и что люди склонны имитировать невербальное поведение друг друга. Люди склонны больше любить других людей, когда другие имитируют их таким образом. В той степени, в которой люди делают то же, что и другие, на лице и в позе, и в той степени, в которой обратная связь от лица и позы тела смягчает их эмоциональные переживания, вполне вероятно, что люди начинают чувствовать то, что чувствуют другие, тем самым укрепляя понимание и связь с этими другими.Однако все это в значительной степени зависит от того, в какой степени субъективное переживание эмоции переводится в явное выражение. Может быть очевидно, что существуют условия, при которых это действительно происходит, но также очевидно, что люди способны казаться чувствующими одно, тогда как на самом деле они чувствуют что-то другое. Чтобы не обидеться, люди делают вид, что им нравится то, что им не нравится; актеры делают вид, что чувствуют то, чего не чувствуют, чтобы создать убедительное изображение персонажа в определенной обстановке.В какой степени телесное поведение надежно отражает чье-то эмоциональное состояние?

Пол Экман и его коллеги проверили представление о тесной связи между эмоциями и лицевым поведением, что и предсказывает концепция Экмана о программе эмоций лица, встроенной системе, связывающей переживаемые эмоции с лицевым поведением. В их исследовательской программе используются два вида методов. Первый основан на идее Дарвина о том, что способы выражения эмоций универсальны и, следовательно, не зависят от культуры.Чтобы обеспечить больше научной поддержки этой идеи, чем Дарвин смог собрать, Экман и его коллеги сделали фотографии лиц, которые, по мнению жителей Запада, явно выражали определенные эмоции, и показали их людям из множества других культур. Наиболее показательны исследования, проведенные в дописьменных культурах, таких как высокогорья Папуа-Новой Гвинеи. Исследователи обнаружили, что члены племен, живущих в этих отдаленных культурах, которые мало знакомы с жителями Запада или изображениями западных СМИ, могли сопоставить фотографии с короткими рассказами эмоционального характера таким образом, чтобы показать, что они в целом понимали эмоциональный смысл лиц.Это считается доказательством того, что эмоции во всем мире выражаются на лицах одинаково: как еще исследователи могли бы учесть способность жителей изолированных культур приписывать лицам то же значение, что и жители Запада? Однако важно понимать, что эти результаты относятся к ограниченному набору эмоциональных выражений — счастливого, грустного, злого, испуганного, отвращенного и удивленного — и что стимулы, используемые в этом типе исследования, по-прежнему являются фотографиями, сделанными на пике опыта. крайняя, культовая версия выражения.Также стоит отметить, что, хотя представители отдаленных племен могли сопоставить фотографии с эмоциональными историями с высокой точностью, их результаты в среднем были хуже, чем у их западных коллег. Принимая во внимание, что выражения лиц, которые их просят оценить в этих исследованиях, являются лицами западных, это повышает вероятность того, что люди могут лучше распознавать эмоции на лицах своей этнической принадлежности, чем на лицах других этнических групп. Недавние исследования показывают, что это так, указывая на существование эмоциональных диалектов, которые легче расшифровать людям, знакомым с этим диалектом.

Второе направление исследований, проведенных Экманом и его коллегами, напрямую изучило степень, в которой различные эмоции сопровождаются измеримыми различиями в поведении лиц. В этом направлении исследователи использовали Систему кодирования движений лица (FACS), систему измерения для кодирования всех видимых движений человеческого лица, разработанную Экманом в сотрудничестве с Уоллесом Фризеном. Такого рода исследования показали, например, что счастье и отвращение, вызванные видеоклипами, связаны с разными движениями лица.Этот, казалось бы, бесспорный результат стал предметом некоторых дискуссий в литературе. Различные исследователи использовали фильмы и другие типы стимулов, чтобы вызвать эмоциональные состояния, недавним примером которых является удивление, и не смогли обнаружить, что эти состояния сопровождаются отчетливыми мимическими действиями (поднятие бровей, расширение глаз, отвисание челюсти), которые можно было бы ожидать, если бы понятие программы лицевых аффектов было правильным. Другие исследователи подвергли сомнению предположение о тесной связи между эмоциями и действиями лица, утверждая вместо этого, что действия лица эволюционировали для передачи намерений или мотивов, а не эмоций, для сородичей.Эта аргументация позволяет предположить, что поведение лица должно варьироваться в зависимости от того, насколько социальная ситуация, а не от того, насколько она эмоциональна. Споры о близости и надежности связи между эмоциями и явным поведением еще далеко не урегулированы, но для большинства комментаторов очевидно, что сила связи переменна. Задача будущих исследователей состоит в том, чтобы определить факторы, смягчающие эту связь.

Социальная жизнь эмоций

Хотя большая часть исследований эмоций имеет отчетливо социально-психологический оттенок, исследователи эмоций начали более подробно рассматривать социально-психологические проблемы, а социальные психологи начали включать эмоциональные концепции и меры в свое изучение основных социально-психологических проблем.Таким образом, с одной стороны, есть исследователи эмоций, которые изучают социальные или застенчивые эмоции, такие как стыд, вина, смущение, зависть и ревность — эмоции, которые зависят от реального или воображаемого социального контекста. Важность этой работы состоит в том, что она рассматривает эмоции как встроенные в социальный контекст и, таким образом, помогает уравновесить молчаливое предположение в большинстве теорий о том, что эмоции, по сути, являются личным опытом, который возникает из оценок социально изолированных людей последствий событий для их личной жизни. благополучие.В этой связи также заслуживают внимания исследователи эмоций, изучающие влияние культуры на эмоциональные переживания и выражения. Этот тип исследования ясно показывает, что способы, которыми культуры продвигают определенные виды ценностей (например, честь) или самооценки (например, себя как автономного агента), влияют на условия, в которых переживаются эмоции и общались.

С другой стороны, есть социальные психологи, изучающие такие явления, как межличностные, групповые или межгрупповые отношения, и которые обнаружили, что, принимая во внимание эмоциональные процессы, они получают более глубокое понимание этих явлений.Гармонию и разлад в близких личных отношениях можно лучше понять, изучив качество и количество эмоционального общения в этих отношениях. Различия в производительности в рабочих группах можно лучше понять, изучив эмоциональный климат, преобладающий в этих группах. Принятие или неприятие других социальных групп можно лучше понять, приняв во внимание эмоции, которые испытываются по отношению к членам этих групп.

Хотя социальные психологи играли центральную роль в исследованиях эмоций, только относительно недавно эмоции стали центральной темой исследований социальных психологов, но есть все признаки того, что отношения между эмоциями и социальной психологией будут взаимовыгодными.

Артикул:

  1. Ekman, P., & Rosenberg, E. (Eds.). (1997). Что раскрывает лицо: базовые и прикладные исследования спонтанного выражения с использованием системы кодирования действий лица (FACS). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  2. Китайма, С., и Маркус, Х. Р. (ред.). (1994). Эмоции и культура: эмпирические исследования взаимовлияния. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  3. Leach, C. W. & Tiedens, L. Z. (ред.). (2004). Социальная жизнь эмоций.Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.
  4. Паркинсон Б., Фишер А. и Мэнстед А. С. Р. (2005). Эмоции в социальных отношениях: культурные, групповые и межличностные перспективы. Нью-Йорк: Психология Пресс.
  5. Parrott, W.G. (ред.). (2000). Эмоции в социальной психологии: Основные материалы. Филадельфия: Психология Пресс.
  6. Philippot, P., Friedman, R. S., & Coats, E. J. (Eds.). (1999). Социальный контекст невербального поведения. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
  7. Рассел, Дж. А., и Фернандес-Долс, Дж. М. (ред.). (1997). Психология мимики. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
  8. Шерер, К. Р., Шорр, А., и Джонстон, Т. (ред.). (2001). Оценочные процессы в эмоциях: теория, методы, исследования. Лондон: Издательство Оксфордского университета.

эмоций | Определение, объем, разнообразие и структура

Разнообразие и сложность эмоций

«Эмоции, — писал Аристотель (384–322 гг. До н. Э.), — это все те чувства, которые настолько изменяют людей, что влияют на их суждения, и которые также сопровождаются болью или удовольствием.Таковы гнев, жалость, страх и тому подобное с их противоположностями ». Эмоции — действительно неоднородная категория, охватывающая широкий спектр важных психологических явлений. Некоторые эмоции очень специфичны, поскольку они касаются конкретного человека, объекта или ситуации. Другие, такие как дистресс, радость или депрессия, носят очень общий характер. Некоторые эмоции очень краткие и едва осознанные, например, внезапная волна смущения или вспышка гнева. Другие, такие как длительная любовь или кипящая обида, являются продолжительными, длятся часы, месяцы или даже годы (в этом случае они могут стать прочной чертой личности человека).Эмоция может иметь ярко выраженное физическое сопровождение, например выражение лица, или может быть невидимой для наблюдателей. Эмоция может включать в себя сознательный опыт и размышления, например, когда кто-то в ней «валяется», или она может пройти практически незамеченной и непризнанной субъектом. Эмоция может быть глубокой в ​​том смысле, что она необходима для физического выживания или психического здоровья, или может быть тривиальной или дисфункциональной. Эмоция может быть социально приемлемой или неуместной. Это может быть даже общественно обязательным — e.ж., чувство раскаяния после совершения преступления или горе на похоронах.

Соответственно, существует огромный диапазон эмоций, и даже в пределах одних и тех же «эмоциональных семей» существуют значительные различия. Например, паника и страх часто считаются родственными эмоциями, но есть существенная разница между паникой, которая проявляется в иррациональном страхе или фобии, и разумным страхом, например страхом перед ядерной войной, который требует много информации и анализа.Ужас и ужас, две другие родственные эмоции, тем не менее, отличны от страха. Или представьте себе огромную семью враждебных эмоций, сродни гневу: ярость, ярость, ненависть, негодование, презрение, отвращение и презрение, и это лишь некоторые из них. Все эти эмоции интересно различаются по своей структуре и в соответствующих контекстах, как и члены «самокритичной семьи», которая включает стыд, смущение, вину, раскаяние и сожаление. Большое разнообразие и обилие эмоций предполагают, что категория эмоций может быть не отдельным классом психологических явлений, а большим семейством слабо связанных психических состояний и процессов.

Ради простоты исследователи и непрофессионалы часто делят эмоции на «положительные» и «отрицательные». (Научные исследователи называют эти качества эмоции ее «аффективной валентностью».) Однако сложность эмоций делает такие противопоставления подозрительными. Хотя, например, любовь и ненависть часто воспринимаются как полярные противоположности, стоит отметить (как ясно показывают сюжеты многих романов и драм), что они часто сосуществуют не как противоположности, а как дополняющие друг друга.Более того, любовь часто бывает болезненной и разрушительной, а ненависть иногда может быть положительной. (Как спросила американский психолог Шула Соммерс: «Является ли ненависть ко злу отрицательной эмоцией?») Но такая эмоция, как гнев, другая так называемая отрицательная эмоция, показывает тщетность такой классификации. Гнев действительно является негативным чувством (если не враждебным), направленным по отношению к другому человеку, но оно может быть назидательным для человека, который злится, и в соответствующем контексте — контексте, в котором следует сердиться — может иметь благотворное влияние на ситуацию или отношения.Таким образом, феминистское движение сделало большой шаг вперед, когда женщины поняли, что у них есть право злиться и на что злиться. Возможно, как заметил Аристотель, эмоции сопровождаются удовольствием или болью (часто и тем, и другим), но они слишком сложны и часто слишком тонки, чтобы их можно было классифицировать только на этом основании.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

Изучение эмоций долгое время было сферой этики. Эмоции были центральным элементом этики добродетели Аристотеля и неотъемлемой частью заботы средневековых схоластов о пороках, добродетелях и грехе.Для Аристотеля наличие нужного количества нужных эмоций в нужных обстоятельствах является ключом к добродетельному поведению. Св. Фома Аквинский ( c. 1224–74) различал «высшие» и «низшие» эмоции, первые выражались верой и любовью, вторые — гневом и завистью. Хотя моральное мышление об эмоциях всегда было связано с эмоциональными крайностями и пороками развития, как в психопатологии и безумии, эти явления никогда не были основной причиной интереса к эмоциям.Как хорошо понимали Аристотель и средневековые моралисты, эмоции необходимы для здорового человеческого существования, и именно по этой причине их неисправность так серьезна.

Триумф Святого Фомы Аквинского

Триумф Святого Фомы Аквинского , фреска Андреа да Фиренце, изображающая святого, восседающего на троне между Докторами Ветхого и Нового Заветов, с олицетворениями добродетелей, наук, и гуманитарные науки, c. 1365; в испанской часовне церкви Санта-Мария-Новелла во Флоренции.

SCALA / Art Resource, Нью-Йорк

Правильное развитие и функционирование эмоций позволяет людям жить хорошо и быть счастливыми. Например, любовь, уважение и сострадание являются важными эмоциональными составляющими межличностных отношений и забот. Эмоции мотивируют моральное (а также аморальное) поведение, и они играют важную роль в творчестве и научном любопытстве. У многих людей эмоции стимулируются и провоцируются красотой искусства и природы, а без эмоций не может быть эстетической чувствительности.Эмоции, так же как и физические чувства, формируют основные процессы восприятия и памяти и влияют на способы, которыми люди представляют и интерпретируют окружающий мир (психологи давно знают, что то, что человек замечает и запоминает, в значительной степени зависит от того, что его волнует. ). Хотя некоторые эмоции могут выйти из-под контроля и нанести ущерб личному благополучию и социальным отношениям, большинство эмоций являются функциональными и адаптивными. Тем не менее, тот факт, что так много людей страдают от «эмоциональных проблем» в течение своей жизни, делает понимание патологии эмоций постоянной социальной заботой.

Новые направления в изучении эмоционального развития человека

В сентябрьском выпуске журнала Developmental Psychology за сентябрь 2019 года представлены статьи, которые бросают вызов существующим концепциям и мотивируют новые направления в исследованиях эмоционального развития человека.

Приглашенные редакторы Сет Поллак, Линда Камрас и Памела Коул обсуждают значимость проблемы и практические последствия.

Примечание: Чтобы еще больше стимулировать научный обмен идеями по этой теме, «Психология развития » предлагает читателям присылать комментарии или реакции на любую статью или набор статей в специальном выпуске.Комментарии должны быть написаны в духе дружеского обмена идеями, которые помогут стимулировать исследования следующего поколения, и будут опубликованы вместе в одном из следующих выпусков журнала. Прием заявок до 15 октября 2019 г. Если интересно, отправьте электронное письмо в редакцию или Сету Поллаку.

О чем специальный выпуск?

В этом специальном выпуске «Психология развития » освещаются новые направления в изучении эмоционального развития человека, устанавливая повестку дня для следующего поколения исследовательских вопросов в этой области.Вместе документы обращаются к новой теории, подходам, методологии и новым эмпирическим данным.

Основные инновационные темы задают следующие вопросы:

  • Какова природа человеческих эмоций?
  • Как эмоциональное поведение возникает в результате взаимодействия детей с их культурой и окружающей средой?
  • Как люди начинают понимать и использовать эмоциональные сигналы и категории?
  • Какие нейронные механизмы лежат в основе того, как мы узнаем и учимся регулировать эмоции, и специфичны ли они для эмоций?
  • Придерживаются ли интерпретации классических исследований в этой области и широко используемых методов измерения более современным взглядам на эмоции?

Этот специальный выпуск мотивирует новые направления для решения этих и других основных вопросов исследования эмоционального развития в 21 веке.

В чем важность проблемы?

Исследования эмоций младенцев и детей расцвели в период с конца 20-го по начало 21-го века. Этот всплеск установил, что полное понимание человеческого развития требует большего, чем понимание физического роста, достижений в мышлении и становления социальной личностью; это также требует понимания того, что мы чувствуем, как мы понимаем и передаем наши чувства и чувства других, и как эмоции проникают во многие аспекты человеческого развития.

Почему? Эмоции — это способ, которым мы оцениваем значение обстоятельств для наших целей и готовимся действовать для их поддержания или восстановления.

Хотя изучение эмоционального развития все больше привлекает внимание многих исследователей, наше понимание эмоционального развития все еще претерпевает изменения.

Несмотря на такой большой интерес и волнение, наши знания о различных аспектах эмоций натолкнулись на некоторые ключевые препятствия:

  • Мы обнаружили, что нет согласия относительно того, что такое эмоция
  • Мы поняли, что у нас могут быть идеи и термины, которые мы, кажется, легко понимаем, но может не иметь доказательств или основываться на неверных предположениях
  • Мы узнали, что эмоции — это не выражение лица или частота сердечных сокращений; то, что мы видим в выражении лица или чувствуем в данный момент, — это лишь проблеск сложного, лежащего в основе динамического процесса

Возникают новые вопросы относительно того, что представляет собой эмоция; Новые подходы к пониманию нейробиологических систем, лежащих в основе эмоций у разных видов, пересматривают то, что необходимо понять о возникновении биологических механизмов, лежащих в основе эмоций, и новые подходы к пониманию обучения применяются к эмоциям.

И все чаще те, кто воспитывает детей и работает с ними, ищут доказательства, которые способствуют воспитанию здоровых детей и помощи детям, столкнувшимся с невзгодами и борющимися в жизни.

Мы поняли, что есть целый мир интересных вопросов, которые еще предстоит задать, и что пришло время вдохновить новое поколение на исследования.

Эти вызовы требуют новой волны мышления и исследований в области эмоционального развития — время для специального выпуска!

Расскажите о нескольких важных выводах.

Когда Эрик Дубоу, редактор журнала Developmental Psychology , подошел к нам по поводу организации этого специального выпуска, он сказал нам, что, по его мнению, прошло некоторое время с тех пор, как эта тема была доведена до сведения более широкой аудитории. Кроме того, мы чувствовали, что поле созрело для некоторых интересных новых идей.

Действительно, призыв к выпуску этого специального выпуска вызвал отклик, который намного превзошел наши ожидания (и установил рекорд для журнала), что свидетельствует об очень высоком интересе и активности в этой области.Мы выбрали статьи, в которых освещаются новые перспективы; предоставил возможность авторам, чьи основные знания не относились к эмоциональному развитию, эмоциям или психологии развития, при условии, что они предлагали свежие перспективы, которые могли бы породить новые исследовательские идеи в области эмоционального развития; и стремились получить вклад от ученых, представляющих широкий спектр дисциплинарных, культурных, глобальных и теоретических точек зрения.

Рассматривая прошлые и будущие исследования эмоционального развития, мы определили три области, в которых есть потенциал для новых достижений:

  • Новые способы осмысления эмоций и эмоционального развития
  • Новые способы понять, как и почему эмоции меняются в процессе развития
  • Новые методы исследования эмоций и эмоционального развития

У молодых исследователей так много возможностей задать любое количество интересных и важных вопросов, касающихся эмоционального развития.Мы хотим вдохновить молодых ученых на генерацию и изучение новых идей и новых направлений исследований, приводя примеры в этом выпуске.

Специальный выпуск

Вернуться на главную страницу Журналов APA Обзор статей

Примечание: Эта статья находится в тематической области психологии развития. Дополнительные статьи можно найти в тематической области «Психология развития».

«Я крайне противоречивый»: психолог переосмысливает человеческие эмоции | Книги по науке и природе

В начале марта, когда мир начал понимать, что коронавирус не утихнет тихо, профессор психологии Лиза Фельдман Барретт была за тысячи миль от дома.«Я поехала в Новую Зеландию, потому что получила почетную степень», — говорит она мне по телефону из тюрьмы в Ньютоне, зеленом пригороде Бостона, штат Массачусетс, где она руководит лабораторией, посвященной изучению эмоций. Она организовала поездку на весенние каникулы, чтобы ее дочь студенческого возраста могла присоединиться к ней и осмотреть достопримечательности. Но когда страны по всему миру начали вводить ограничения, у нее появились сомнения. «Я спрашивал себя, действительно ли она приедет, или нам нужно идти домой? Мол, насколько это серьезно? » Ее сердце забилось быстрее, когда она взвесила все возможности — и она оказалась в состоянии, которое кто-то может назвать страхом, даже паникой.В конце концов она позвонила мужу, но вместо того, чтобы сказать: «Мне страшно», она выпалила: «Я испытываю сильное возбуждение от неуверенности».

Это странный выбор слов, если вы не знакомы с идеями, разрушающими парадигмы, изложенными в ее необычной книге 2018 года Как создаются эмоции . Для Барретта это просто язык, который наиболее точно отражает то, что наука говорит нам о том, как и почему мы чувствуем то, что делаем. Ее семья адаптировалась. «Моя дочь скажет, как и многие студенты колледжа:« Я очень волнуюсь », и я посмотрю на нее, и она вздохнет:« Хорошо, мама, у меня неуверенность и сильное возбуждение.Или: «Я действительно в депрессии». А я: «Ты в депрессии?», А она такая: «Хорошо, у меня не хватает бюджета, и мне неприятно. Теперь ты счастлив? »

Если это похоже на реакцию робота, чтобы дать встревоженному члену семьи, на самом деле Барретт совсем не холоден. Она производит впечатление милосердной, забавной и немного озорной. Но она считает, что у людей неправильные представления об эмоциях — а точнее обо всем сознании — которые могут сделать их жизнь тяжелее. В эмоциональном потрясении пандемии ее идеи заслуживают более широкой аудитории.

Гнев считается фундаментальным строительным блоком человеческой натуры с характерным физиологическим «отпечатком пальца».

Главным среди этих заблуждений является представление о том, что чувства являются врожденными и универсальными, и их можно постоянно измерять. Так, например, гнев считается фундаментальным строительным блоком человеческой природы с характерным физиологическим «отпечатком пальца»; все, что мы сделали, ушло и назвали это. Но эта идея категорически не соответствует действительности, говорит Барретт, и теперь ее подтверждают многочисленные научные данные.

«Гнев» — это культурное понятие, которое мы применяем к сильно различающимся паттернам изменений в теле, и с ним не может быть надежно связано одно выражение лица даже у одного и того же человека. (В некоторых культурах нет понятия, которое соответствует «гневу», например, у инуитов утку на северо-западных территориях Канады.) То же самое, что удивительно, верно в отношении «счастья», «волнения», «разочарования», как вы это называете. . Никакие эмоции не связаны с одним объективным состоянием тела. Скорее эмоции — это культурные артефакты.

Как такое могло быть? Разве младенцы и малыши не суетятся и не кричат ​​о каком-то препятствии задолго до того, как у них есть слово, чтобы описать это чувство? И разве утку не переживают, что их кровь перекачивается быстрее, а мышцы напрягаются, когда они сталкиваются с трудной проблемой? Ответ таков: конечно, есть, но этот «гнев» — всего лишь одна интерпретация этих событий, культурно специфическая попытка придать им смысл.

Барретт утверждает, что универсальные компоненты человеческого опыта — это не эмоции, а изменения в континууме возбуждения, с одной стороны, и приятности и неприятности, с другой.Термин для этого — «аффект». Это основная черта сознания, и люди в разных культурах учатся по-разному превращать это сырье в эмоциональные переживания. Таким образом, у вас может быть сильное возбуждение и высокая приятность, и ваш мозг может создавать «экстаз», или низкий уровень возбуждения и высокий уровень неприятностей, и вы можете создавать «страдания». Низкое возбуждение и высокая приятность могут быть «удовлетворением», а высокое возбуждение плюс сильная неприятность могут равняться «страху» (хотя вы также можете создать пример страха, чувствуя себя приятным, например, катаясь на американских горках).Другая культура и язык могут быть связаны с аналогичным физиологическим состоянием, но это слово может иметь тонко — или сильно — разные коннотации. У илонготов на Филиппинах, например, сильное возбуждение и высокая приятность могут быть выражены как « liget », что Барретт описывает как «интенсивный прилив энергии при активном и часто агрессивном решении проблемы с другими людьми, например, во время игры в футбол». .

Чувствуешь лигет? Чарли Гуд из Брентфорда (слева) сражается с Хэлом Робсоном-Кану из «Вест Бромвич Альбион».Фотография: Оли Скарфф / PA

Барретт считает, что если вы поймете, что «страх» — это культурная концепция, способ наложения смысла на сильное возбуждение и сильную неприятность, тогда вы сможете переживать его по-другому. «Знаете, когда у вас сильное возбуждение перед тестом, и ваш мозг воспринимает это как тестовое беспокойство, это действительно другое чувство, чем когда ваш мозг воспринимает это как энергичную решимость», — говорит она. «Моя дочь, например, проверяла свой черный пояс по карате.У ее сенсея был черный пояс 10-й степени, так что этот парень похож на большого, сильного и страшного парня. У нее действительно сильное возбуждение, но он не говорит ей: «Успокойся»; он говорит: «Пусть ваши бабочки летят строем». Это изменило ее опыт. Ее мозг мог вызвать беспокойство, но это не так, он сделал решимость.

В лекциях, которые Барретт дает для объяснения этой модели, она говорит о мозге как о заключенном в темном безмолвном ящике: черепе. Единственная информация, которую он получает о внешнем мире, — это изменение освещения (зрение), давление воздуха (звук), воздействие химических веществ (вкус и запах) и т. Д.Ему неизвестны причины этих изменений, поэтому он должен их угадать, чтобы решить, что делать дальше.

Как это сделать? Он сравнивает эти изменения с аналогичными изменениями в прошлом и делает прогнозы относительно текущих причин на основе опыта. Представьте, что вы идете по лесу. Пятнистый световой узор образует перед вами волнистую черную фигуру. В прошлом вы видели многие тысячи изображений змей, вы знаете, что змеи живут в лесу. Ваш мозг уже подготовил множество прогнозов.

Мне больно, когда я не нравлюсь кому-то или обвиняю меня в показухе? Да, мне больно, ну и что?
Лиза Фельдман Барретт

Дело в том, что это предсказание — это сознание , которое можно представить как непрерывный процесс догадок о мире, подтверждаемых или опровергнутых свежими сенсорными данными. В случае с пятнистым светом, когда вы делаете шаг вперед, вы получаете информацию, подтверждающую конкурирующее предсказание, что это просто палка: предсказание о змеи было в конечном итоге опровергнуто, но не раньше, чем оно стало настолько сильным, что нейроны в вашей зрительной коре сработали как хотя один действительно был там, а это значит, что на долю секунды вы его «видели».Итак, мы все время от времени создаем наш мир. Если бы вы этого не сделали, ваш мозг не смог бы достаточно быстро внести изменения, необходимые для вашего выживания. Если бы предсказание «змея» еще не было реализовано, то выброс адреналина, который вам может понадобиться, чтобы прыгнуть с его пути, пришел бы слишком поздно.

Мозг также получает информацию о частоте сердечных сокращений, активности легких, иммунной системе, уровне гормонов и многом другом. «Интероцепция», постоянное наблюдение за состоянием тела, происходит в значительной степени ниже уровня сознательного осознания.Но это абсолютно важно, потому что оно определяет аффект — те чувства приятности или неприятности, возбуждения или отсутствия возбуждения, которые всегда присутствуют и подпитывают наши эмоции.

Мозг обрабатывает входные данные изнутри так же, как и поступающие извне — он делает прогнозы о том, что вызывает эти изменения, на основе того, что он узнал, приписывая им значение в процессе. В серии «Как создаются эмоции» Барретт рассказывает историю свидания, на которое она неохотно согласилась пойти, и которое приняло неожиданный оборот, когда ее живот перевернулся, когда она пила кофе с парнем.«Хорошо, я поняла, что ошибалась», — пишет она. «Должно быть, он меня привлекает». Через несколько часов она оказалась в постели с … гриппом. Что произошло за чашкой кофе, так это то, что ее мозг сделал предсказание о «увлечении» на основе сенсорной информации из ее кишечника в сочетании с ее культурным пониманием этой эмоции и того, как она должна развиваться.

Мозг, утверждает Барретт, постоянно пытается сбалансировать «бюджет тела», ее перевод «причудливого научного термина» аллостаз.Несбалансированный бюджет тела — слишком большая нагрузка на системы организма, недостаток возможностей для отдыха и восстановления — вторгается в сознание как отрицательный эффект. Это, в свою очередь, может быть истолковано как «падение с чем-то» или «чувство депрессии» в зависимости от того, насколько это плохо, вашего прошлого опыта и культурного контекста.

Лиза Фельдман Барретт. Фотография: Мэри Нокс Меррилл / Северо-Восточный университет

Барретт считает тревогу и депрессию нарушениями обмена веществ, которые возникают из-за ограниченного бюджета тела, как и сердечные заболевания, диабет 2 типа и болезнь Альцгеймера.Слишком тяжелая работа, недостаток сна и плохое питание приводят к хроническому дефициту. Но поддержание баланса — это не просто вопрос личной воли. «Если бы вы собирались разработать систему, которая действительно испортила метаболические бюджеты людей, это был бы мир, в котором мы сейчас живем», — говорит она.
У Фельдмана есть недоброжелатели, прежде всего среди тех, кто все еще придерживается идеи, что эмоции являются врожденными. На самом деле, она отмечает: «Я крайне противоречива … Мне действительно интересно, когда люди лгут сами себе, и вот что это такое.Мне больно, когда я не нравлюсь кому-то или обвиняю меня в показухе? Да, мне больно, но что с того? Моя работа — быть ученым, верно? Моя работа — попытаться отделить правду от ерунды ».
Это большая работа, и это обычно бесстрашное заявление о намерениях. Как говорится в одной из глав книги Как создаются эмоции , Барретт предлагает не что иное, как «Новый взгляд на человеческую природу». Ее следующая популярная работа « Семь с половиной уроков о мозге », которая должна выйти в конце этого года, кажется более широкой по своему охвату и более беззаботной.«Я подумала, что людям будет интересно прочитать книгу по нейробиологии на пляже», — объясняет она. Хотя, если учесть, что она писала до сих пор, имейте в виду: вы можете обнаружить, что ваш мир перевернулся с ног на голову, прежде чем настало время для коктейлей.

• Книга Давида Шариатмадари «Не верь ни единому слову: от мифов к недоразумениям — как на самом деле работает язык» опубликована Вайденфельдом.

10.1 Переживание эмоций — Введение в психологию

Цели обучения

  1. Объясните биологический опыт эмоций.
  2. Обобщите психологические теории эмоций.
  3. Приведите примеры того, как передаются эмоции.

Самые фундаментальные эмоции, известные как базовые эмоции, — это эмоции гнева, отвращения, страха, счастья, печали и удивления . Основные эмоции имеют долгую историю эволюции человека, и они в значительной степени развились, чтобы помочь нам быстро делать выводы о стимулах и быстро определять правильное поведение (LeDoux, 2000). Основные эмоции в значительной степени определяются одной из старейших частей нашего мозга, лимбической системой, включая миндалину, гипоталамус и таламус.Поскольку они в первую очередь детерминированы эволюцией, основные эмоции переживаются и проявляются примерно одинаково в разных культурах (Ekman, 1992; Elfenbein & Ambady, 2002, 2003; Fridland, Ekman, & Oster, 1987), и люди довольно точны в судить по выражениям лиц людей из разных культур. Просмотрите заметку 10.8 «Видеоклип: основные эмоции», чтобы увидеть демонстрацию основных эмоций.

Не все наши эмоции исходят из старых частей нашего мозга; мы также интерпретируем наш опыт, чтобы создать более сложный набор эмоциональных переживаний.Например, миндалевидное тело может ощущать страх, когда чувствует, что тело падает, но этот страх может быть интерпретирован совершенно иначе (возможно, даже как «возбуждение»), когда мы падаем на американских горках, чем когда мы падаем с высоты. небо в самолете, который потерял мощность. Когнитивные интерпретации , сопровождающие эмоции , известные как когнитивная оценка, позволяют нам испытать гораздо более широкий и сложный набор из вторичных эмоций , как показано на рисунке 10.2 «Вторичные эмоции». Хотя они по большей части когнитивные, наши переживания вторичных эмоций частично определяются возбуждением (на вертикальной оси рисунка 10.2 «Вторичные эмоции») и частично их валентностью — то есть приятными ли они. или неприятные ощущения (по горизонтальной оси рисунка 10.2 «Вторичные эмоции»)

Рисунок 10.2 Вторичные эмоции

Вторичные эмоции — это эмоции, имеющие основной когнитивный компонент.Они определяются как уровнем возбуждения (от низкого до высокого), так и валентностью (от приятного до неприятного).

По материалам Russell, J.A. (1980). Окружающая модель аффекта. Журнал личности и социальной психологии, 39 , 1161–1178.

Когда вам удастся достичь важной цели, вы можете потратить некоторое время, наслаждаясь своими вторичными эмоциями, возможно, переживанием радости, удовлетворения и удовлетворенности. Но когда ваш близкий друг выигрывает приз, который, по вашему мнению, вы заслужили, вы также можете испытать множество вторичных эмоций (в данном случае отрицательные) — например, чувство гнева, печали, обиды и стыда.Вы можете обдумывать это событие в течение недель или даже месяцев, испытывая эти негативные эмоции каждый раз, когда думаете о нем (Martin & Tesser, 2006).

Различие между первичными и вторичными эмоциями проводится параллельно с двумя мозговыми путями: быстрым и медленным (Damasio, 2000; LeDoux, 2000; Ochsner, Bunge, Gross, & Gabrielli, 2002). Таламус действует как главный привратник в этом процессе (рис. 10.3 «Медленные и быстрые эмоциональные пути»). Например, наша реакция на базовую эмоцию страха в первую очередь определяется быстрым прохождением через лимбическую систему.Когда на шоссе перед нами выезжает машина, активируется таламус и немедленно посылает сигнал миндалине. Быстро ставим ногу на педаль тормоза. Вторичные эмоции в большей степени определяются медленным прохождением через лобные доли коры головного мозга. Когда мы завидуем потере партнера сопернику или вспоминаем нашу победу в большом теннисном матче, процесс оказывается более сложным. Информация перемещается из таламуса в лобные доли для когнитивного анализа и интеграции, а затем оттуда в миндалевидное тело.Мы испытываем возбуждение эмоций, но оно сопровождается более сложной когнитивной оценкой, вызывающей более утонченные эмоции и поведенческие реакции.

Рисунок 10.3 Медленные и быстрые эмоциональные пути

В мозгу есть два эмоциональных пути (один медленный и один быстрый), оба из которых контролируются таламусом.

Хотя эмоции могут показаться вам более легкомысленными или менее важными по сравнению с нашими более рациональными когнитивными процессами, и эмоции, и познания могут помочь нам принимать эффективные решения.В некоторых случаях мы принимаем меры после рациональной обработки затрат и выгод различных вариантов выбора, но в других случаях мы полагаемся на свои эмоции. Эмоции становятся особенно важными при принятии решений, когда альтернативы между множеством сложных и противоречивых альтернатив представляют нам высокую степень неопределенности и двусмысленности, что затрудняет полный когнитивный анализ. В этих случаях мы часто полагаемся на свои эмоции при принятии решений, и эти решения во многих случаях могут быть более точными, чем решения, полученные в результате когнитивной обработки (Damasio, 1994; Dijksterhuis, Bos, Nordgren, & van Baaren, 2006; Nordgren & Dijksterhuis, 2009; Wilson & Schooler, 1991).

Теории эмоций Кэннон-Барда и Джеймса-Ланге

Вспомните на мгновение ситуацию, в которой вы испытали сильную эмоциональную реакцию. Возможно, вы проснулись посреди ночи в панике, потому что услышали шум, который заставил вас подумать, что кто-то ворвался в ваш дом или квартиру. Или, может быть, вы спокойно ехали по улице в своем районе, когда перед вами внезапно выехала другая машина, вынудив вас резко нажать на тормоз, чтобы избежать аварии.Я уверен, что вы помните, что ваша эмоциональная реакция была по большей части физической. Возможно, вы помните, как краснели, колотилось сердце, тошнило в животе или у вас проблемы с дыханием. Вы испытывали физиологическую часть эмоции — возбуждение — и я уверен, что у вас были подобные чувства в других ситуациях, возможно, когда вы были влюблены, злы, смущены, разочарованы или очень грустны.

Если вы вспомните сильное эмоциональное переживание, вы можете задаться вопросом о порядке событий, которые произошли.Конечно, вы испытывали возбуждение, но было ли возбуждение до, после или одновременно с переживанием эмоции? Психологи предложили три различные теории эмоций, которые различаются предполагаемой ролью возбуждения в эмоции (рис. 10.4 «Три теории эмоций»).

Рисунок 10.4 Три теории эмоций

Теория Кэннона-Барда предполагает, что эмоции и возбуждение происходят одновременно. Теория Джеймса-Ланге предполагает, что эмоция является результатом возбуждения.Двухфакторная модель Шехтера и Зингера предполагает, что возбуждение и познание объединяются для создания эмоций.

Если ваш опыт похож на мой, когда вы размышляли о возбуждении, которое вы испытали в сильных эмоциональных ситуациях, вы, вероятно, думали что-то вроде: «Я боялся, и мое сердце начало биться как сумасшедшее». По крайней мере, некоторые психологи согласны с такой интерпретацией. Согласно теории эмоций, предложенной Уолтером Кэнноном и Филипом Бардом, переживание эмоции (в данном случае «я боюсь») происходит вместе с нашим переживанием возбуждения («мое сердце быстро бьется»).Согласно теории эмоций Кэннона-Барда переживание эмоции сопровождается физиологическим возбуждением . Таким образом, согласно этой модели эмоций, когда мы осознаем опасность, частота сердечных сокращений также увеличивается.

Хотя идея о том, что переживание эмоции происходит вместе с сопутствующим возбуждением, кажется интуитивно понятной для наших повседневных переживаний, психологи Уильям Джеймс и Карл Ланге имели другое представление о роли возбуждения. Согласно теории эмоций Джеймса-Ланге, наше переживание эмоции является результатом возбуждения, которое мы испытываем .Этот подход предполагает, что возбуждение и эмоция не независимы, а скорее, что эмоция зависит от возбуждения. Страх не возникает вместе с учащенным сердцебиением, но возникает из-за учащенного сердцебиения. Как выразился Уильям Джеймс: «Нам жаль, потому что мы плачем, злимся, потому что мы ударяем, боимся, потому что мы дрожим» (Джеймс, 1884, стр. 190). Фундаментальный аспект теории Джеймса-Ланге состоит в том, что разные модели возбуждения могут вызывать разные эмоциональные переживания.

Существуют исследования, подтверждающие каждую из этих теорий.Работа быстрого эмоционального пути (рис. 10.3 «Медленный и быстрый эмоциональный путь») поддерживает идею о том, что возбуждение и эмоции происходят вместе. Эмоциональные контуры лимбической системы активируются при переживании эмоционального стимула, и эти контуры быстро вызывают соответствующие физические реакции (LeDoux, 2000). Процесс происходит так быстро, что нам может казаться, что эмоции совпадают с нашим физическим возбуждением.

С другой стороны, как предсказывает теория Джеймса-Ланге, наши переживания эмоций слабее без возбуждения.Пациенты с травмами позвоночника, которые уменьшают их переживание возбуждения, также сообщают о снижении эмоциональных реакций (Hohmann, 1966). Существует также, по крайней мере, некоторая поддержка идеи о том, что разные эмоции вызываются разными моделями возбуждения. Люди, которые смотрят на испуганные лица, демонстрируют большую активацию миндалевидного тела, чем те, кто смотрит на сердитые или радостные лица (Whalen et al., 2001; Witvliet & Vrana, 1995), мы испытываем красное лицо и краснеем, когда мы смущены, но не когда испытываем другие эмоции (Лири, Бритт, Катлип и Темплтон, 1992), и когда мы испытываем сострадание, выделяются разные гормоны, чем когда мы испытываем другие эмоции (Oatley, Keltner, & Jenkins, 2006).

Двухфакторная теория эмоций

В то время как теория Джеймса-Ланге предполагает, что каждая эмоция имеет разный образец возбуждения, двухфакторная теория эмоции использует противоположный подход, утверждая, что возбуждение, которое мы испытываем, в основном одинаково для всех эмоций, и что все эмоции (включая базовые) различаются только благодаря нашей когнитивной оценке источника возбуждения. Двухфакторная теория эмоций утверждает, что переживание эмоции определяется интенсивностью переживаемого нами возбуждения, но что когнитивная оценка ситуации определяет, какой будет эмоция .Поскольку необходимо и возбуждение, и оценка, мы можем сказать, что у эмоций есть два фактора: фактор возбуждения и фактор познания (Schachter & Singer, 1962):

эмоция = возбуждение + познание

В некоторых случаях человеку, который испытывает высокий уровень возбуждения, может быть трудно точно определить, какие эмоции он испытывает. То есть она может быть уверена, что испытывает возбуждение, но значение возбуждения (когнитивный фактор) может быть менее ясным.Некоторые романтические отношения, например, имеют очень высокий уровень возбуждения, и партнеры, наоборот, испытывают в отношениях экстремальные взлеты и падения. Сегодня они безумно любят друг друга, а на следующий день вступают в огромную борьбу. В ситуациях, которые сопровождаются сильным возбуждением, люди могут не знать, какие эмоции они испытывают. Например, в отношениях с сильным возбуждением партнеры могут не знать, является ли эмоция, которую они испытывают, любовью, ненавистью или и тем и другим одновременно (звучит знакомо?). Склонность людей неверно навешивать ярлыки на источник возбуждения, которое они испытывают , известна как неправильное приписывание возбуждения.

Рисунок 10.5 Мост через реку Капилано

Возбуждение, вызванное высотой этого моста, было ошибочно приписано мужчинам, у которых привлекательная женщина опрашивала их, когда они переходили его.

В одном интересном полевом исследовании Даттона и Арона (1974) привлекательная молодая женщина подошла к отдельным молодым мужчинам, когда они пересекали шаткую, длинную подвесную дорожку, висящую на высоте более 200 футов над рекой в ​​Британской Колумбии, Канада.Женщина попросила каждого мужчину помочь ей заполнить анкету класса. Когда он закончил, она написала свое имя и номер телефона на листе бумаги и предложила ему позвонить, если он хочет узнать больше о проекте. Позже женщину позвонили более половины опрошенных на мосту мужчин. Напротив, мужчины, к которым та же женщина подошла на невысоком прочном мосту, или у которых мужчины брали интервью на подвесном мосту, звонили значительно реже. Идея неправильной атрибуции возбуждения может объяснить этот результат — мужчины чувствовали возбуждение с высоты моста, но они ошибочно приписали это женщине как романтическое или сексуальное влечение, что увеличивало вероятность того, что они позвонят ей.

Направление исследования: неверное определение возбуждения

Если вы немного подумаете о своем собственном опыте различных эмоций и рассмотрите уравнение, которое предполагает, что эмоции представлены как возбуждением, так и познанием, вы можете начать задаваться вопросом, насколько каждая из них определялась. То есть знаем ли мы, какие эмоции мы испытываем, отслеживая свои чувства (возбуждение) или контролируя свои мысли (познание)? Исследование моста, о котором вы только что прочитали, может начать давать вам ответ: казалось, на мужчин больше влияет их восприятие того, как они должны себя чувствовать (их познание), а не то, что они на самом деле чувствуют (их возбуждение).

Стэнли Шахтер и Джером Сингер (1962) непосредственно проверили это предсказание двухфакторной теории эмоций в хорошо известном эксперименте. Шехтер и Сингер считали, что когнитивная часть эмоции имеет решающее значение — фактически, они считали, что возбуждение, которое мы испытываем, можно интерпретировать как любую эмоцию, если у нас есть для нее правильный ярлык. Таким образом, они выдвинули гипотезу о том, что если человек испытывает возбуждение, которому у него нет непосредственного объяснения, он «навешивает ярлык» на это состояние с точки зрения когниций, которые создаются в его среде.С другой стороны, они утверждали, что людям, у которых уже есть четкий ярлык для своего возбуждения, не будет необходимости искать соответствующий ярлык, и поэтому они не должны испытывать эмоции.

В ходе исследования участникам мужского пола сказали, что они будут участвовать в исследовании воздействия нового препарата, называемого «супроксин», на зрение. Основываясь на этой истории для прикрытия, мужчинам ввели укол нейромедиатора адреналина — препарата, который обычно вызывает у людей чувство тремора, покраснения и учащенного дыхания.Идея заключалась в том, чтобы дать всем участникам опыт возбуждения.

Затем, в соответствии с случайным распределением по условиям, мужчинам сказали, что наркотик заставит их чувствовать определенные чувства. Мужчинам, находившимся в состоянии эпинефрин, проинформированный , рассказали правду о воздействии препарата — им сказали, что они, вероятно, испытают тремор, их руки начнут трястись, их сердца начнут биться, а их лица могут согреться. и покраснел. Тем не менее, участникам в состоянии , не получившем информации об эпинефрине, сказали что-то неверное — что их ноги будут онеметь, что у них будет ощущение зуда в частях тела и что у них может возникнуть небольшая головная боль.Идея заключалась в том, чтобы заставить некоторых мужчин думать, что возбуждение, которое они испытывают, было вызвано наркотиком (состояние , информированное о ), в то время как другие были бы не уверены, откуда возникло возбуждение (состояние без информации, ).

Затем мужчин оставили наедине с сообщником, которому, по их мнению, была сделана такая же инъекция. Пока они ждали начала эксперимента (который якобы касался видения), сообщник вел себя дико и безумно (Шехтер и Сингер назвали это «эйфорическим»).Он скомкал шары, летал на бумажных самолетиках и играл с хула-хупом. Он все пытался заставить участника присоединиться к своим играм. Затем, прямо перед началом эксперимента со зрением, участников попросили указать их текущее эмоциональное состояние по ряду шкал. Одной из эмоций, о которых их спрашивали, была эйфория.

Если вы следите за историей, вы поймете, чего ожидали: мужчины, у которых был ярлык для своего возбуждения (группа сообщила ), не будут испытывать особых эмоций, потому что у них уже есть ярлык для своего возбуждения.С другой стороны, предполагалось, что мужчины в группе дезинформировали группу , которые не были уверены в источнике возбуждения. Им нужно было найти объяснение своему возбуждению, и сообщник предоставил его. Как вы можете видеть на рисунке 10.6 «Результаты Schachter and Singer, 1962» (слева), они именно это и обнаружили. Участники в дезинформированном состоянии с большей вероятностью испытывали эйфорию (судя по их поведенческим реакциям с сообщником), чем участники в информированном состоянии.

Затем Шехтер и Сингер провели другую часть исследования, используя новых участников. Все было точно так же, за исключением поведения единомышленника. Вместо того чтобы впадать в эйфорию, он действовал сердито. Он жаловался на то, что ему приходилось заполнять анкету, которую его просили заполнить, указывая, что вопросы были глупыми и слишком личными. В итоге он разорвал анкету, над которой работал, и крикнул: «Мне не нужно им это говорить!» Затем он схватил свои книги и вылетел из комнаты.

Как вы думаете, что произошло в этом состоянии? Ответ один и тот же: дезинформированные участники испытали больше гнева (опять же, если судить по его поведению в период ожидания), чем информированные участники. (Рисунок 10.6 «Результаты Schachter and Singer, 1962», правая сторона) Идея состоит в том, что, поскольку когниции являются такими сильными детерминантами эмоциональных состояний, одно и то же состояние физиологического возбуждения может быть обозначено разными способами, полностью в зависимости от предоставленного ярлыка. по социальной ситуации.Как выразились Шехтер и Сингер: «Учитывая состояние физиологического возбуждения, которому человек не имеет немедленного объяснения, он будет« маркировать »это состояние и описывать свои чувства в терминах доступных ему познаний» (Schachter & Singer, 1962, с. 381).

Рисунок 10.6 Результаты Schachter и Singer, 1962 г.

Результаты исследования Шахтера и Сингера (1962) подтверждают двухфакторную теорию эмоций. Участники, у которых не было четкого обозначения своего возбуждения, переняли эмоции соучастника.

По материалам Schachter, S. & Singer, J.E. (1962). Когнитивные, социальные и физиологические детерминанты эмоционального состояния. Психологическое обозрение, 69 , 379–399.

Поскольку она предполагает, что возбуждение является постоянным для всех эмоций, двухфакторная теория также предсказывает, что эмоции могут передаваться или «перетекать» от одного очень возбуждающего события к другому. Моя университетская баскетбольная команда недавно выиграла чемпионат NCAA по баскетболу, но после окончательной победы некоторые студенты устроили беспорядки на улицах возле кампуса, разжигая костры и горящие машины.Это кажется очень странной реакцией на такой положительный результат для университета и студентов, но ее можно объяснить перетеканием возбуждения, вызванного счастьем, на деструктивное поведение. Принцип передачи возбуждения относится к явлению, которое происходит, когда люди, которые уже испытывают возбуждение от одного события, склонны также сильнее испытывать несвязанные эмоции.

В общем, каждой из трех теорий эмоций есть что поддержать.В терминах Cannon-Bard эмоции и возбуждение обычно субъективно переживаются вместе, и их распространение происходит очень быстро. В поддержку теории Джеймса-Ланге есть по крайней мере некоторые свидетельства того, что возбуждение необходимо для переживания эмоций, и что модели возбуждения различаются для разных эмоций. И в соответствии с двухфакторной моделью, есть свидетельства того, что мы можем по-разному интерпретировать одни и те же модели возбуждения в разных ситуациях.

Общение эмоций

Помимо внутреннего переживания эмоций, мы также выражаем свои эмоции другим, и мы узнаем об эмоциях других, наблюдая за ними.Этот коммуникационный процесс эволюционировал со временем и очень адаптивен. Один из способов, которым мы воспринимаем эмоции других людей, — это их невербальное общение, то есть общение без слов (Ambady & Weisbuch, 2010; Anderson, 2007). Невербальное общение включает в себя тон нашего голоса, походку, позу, прикосновения и выражения лица, и мы часто можем точно определять эмоции, которые испытывают другие люди через эти каналы. В таблице 10.1 «Некоторые распространенные невербальные коммуникаторы» показаны некоторые важные невербальные формы поведения, которые мы используем для выражения эмоций и некоторой другой информации (в частности, симпатия или антипатия, доминирование или подчинение).

Таблица 10.1 Некоторые общие невербальные коммуникаторы

Невербальный сигнал Описание Примеры
Proxemics Правила надлежащего использования личного пространства Ближе к кому-то может выразить симпатию или доминирование.
Внешний вид корпуса Выражения, основанные на изменениях в нашем теле Бодибилдинг, увеличение груди, потеря веса, пирсинг и татуировки часто используются, чтобы казаться более привлекательными для окружающих.
Положение тела и движение Выражения, основанные на внешнем виде нашего тела Более «открытое» положение тела может означать симпатию; более высокая скорость ходьбы может указывать на доминирование.
Жесты Поведение и знаки, сделанные руками или лицом Знак мира сообщает о симпатии; «палец» означает неуважение.
Выражение лица Разнообразие эмоций, которые мы выражаем или пытаемся скрыть через наше лицо Улыбка или хмурый взгляд, пристальный взгляд или избегание взгляда на другого могут выражать симпатию или антипатию, а также доминирование или подчинение.
Параязычный Подсказки к личности или эмоциям, содержащимся в наших голосах Произношение, акценты и диалект могут использоваться для обозначения идентичности и симпатий.

Так же, как не существует «универсального» разговорного языка, не существует универсального невербального языка. Например, в Соединенных Штатах и ​​во многих западных культурах мы выражаем неуважение, показывая средний палец («палец» или «птицу»). Но в Великобритании, Ирландии, Австралии и Новой Зеландии знак «V» (сделанный тыльной стороной ладони к получателю) служит той же цели.В странах, где говорят на испанском, португальском или французском языках, жест, в котором поднимается кулак и хлопает рукой по бицепсу, эквивалентен пальцу, а в России, Индонезии, Турции и Китае знак, в котором рука пальцы согнуты, большой палец зажат между средним и указательным пальцами и используется для той же цели.

Самый важный передатчик эмоций — это лицо. Лицо состоит из 43 различных мышц, которые позволяют ему создавать более 10 000 уникальных конфигураций и выражать самые разные эмоции.Например, счастье выражается улыбками, которые создаются двумя основными мышцами, окружающими рот и глаза, а гнев создается опущенными бровями и плотно прижатыми губами.

Лицо помогает нам не только выражать эмоции, но и чувствовать эмоции. Гипотеза лицевой обратной связи предполагает, что движение наших лицевых мышц может вызвать соответствующие эмоции . Фриц Страк и его коллеги (1988) попросили участников исследования держать ручку в зубах (имитируя улыбку на лице) или между губами (похоже на хмурый взгляд), а затем попросили их оценить смешность мультфильма.Они обнаружили, что карикатуры считались более забавными, когда перо держалось в «улыбающемся» положении — субъективное переживание эмоций усиливалось действием мимических мышц.

Эти и им подобные результаты показывают, что на наше поведение, в том числе выражение лица, влияют наши аффекты. Мы можем улыбаться, потому что мы счастливы, но мы также счастливы, потому что улыбаемся. И мы можем встать прямо, потому что мы гордимся, но мы гордимся тем, что стоим прямо (Stepper & Strack, 1993).

Основные выводы

  • Эмоции — это обычно адаптивные психические и физиологические состояния чувств, которые направляют наше внимание и направляют наше поведение.
  • Эмоциональные состояния сопровождаются возбуждением, нашим переживанием телесных реакций, созданных симпатическим отделом вегетативной нервной системы.
  • Мотивации — это силы, управляющие поведением. Они могут быть биологическими, например голод и жажда; личные, например, мотивация к достижению; или социальные, такие как мотивация принятия и принадлежности.
  • Наиболее фундаментальные эмоции, известные как базовые эмоции, — это гнев, отвращение, страх, счастье, печаль и удивление.
  • Когнитивная оценка позволяет нам также испытывать множество вторичных эмоций.
  • Согласно теории эмоций Кэннон-Барда, переживание эмоции сопровождается физиологическим возбуждением.
  • Согласно теории эмоций Джеймса-Ланге, наше переживание эмоции является результатом испытываемого нами возбуждения.
  • Согласно двухфакторной теории эмоций, переживание эмоции определяется интенсивностью переживаемого нами возбуждения, а когнитивная оценка ситуации определяет, какой будет эмоция.
  • Когда люди неправильно называют источник возбуждения, которое они испытывают, мы говорим, что они неверно приписывают свое возбуждение.
  • Мы выражаем свои эмоции другим посредством невербального поведения и узнаем об эмоциях других, наблюдая за ними.

Упражнения и критическое мышление

  1. Рассмотрим три теории эмоций, которые мы обсуждали, и приведем пример ситуации, в которой человек может испытать каждый из трех предложенных паттернов возбуждения и эмоции.
  2. Опишите время, когда вы использовали невербальное поведение, чтобы выразить свои эмоции или уловить эмоции других. Какие конкретные невербальные техники вы использовали для общения?

Список литературы

Амбади, Н., & Weisbuch, M. (2010). Невербальное поведение. В С. Т. Фиске, Д. Т. Гилберте и Г. Линдзи (ред.), Справочник по социальной психологии (5-е изд., Том 1, стр. 464–497). Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

Андерсен П. (2007). Невербальное общение: формы и функции (2-е изд.). Лонг-Гроув, Иллинойс: Waveland Press.

Дамасио, А. Р. (1994). Ошибка Декарта: эмоции, разум и человеческий мозг . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гроссет / Патнэм.

Дамасио, А.(2000). Чувство происходящего: тело и эмоции в создании сознания . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Mariner Books.

Дейкстерхейс, А., Бос, М. В., Нордгрен, Л. Ф., и ван Баарен, Р. Б. (2006). О правильном выборе: эффект раздумий без внимания. Наука, 311 (5763), 1005–1007.

Даттон Д. и Арон А. (1974). Некоторые доказательства повышенного сексуального влечения в условиях повышенной тревожности. Журнал личности и социальной психологии, 30 , 510–517.

Экман П. (1992). Есть ли основные эмоции? Психологический обзор, 99 (3), 550–553.

Эльфенбейн, Х.А., и Амбади, Н. (2002). Об универсальности и культурной специфичности распознавания эмоций: метаанализ. Психологический бюллетень, 128 , 203–23.

Фридлунд, А. Дж., Экман, П., & Остер, Х. (1987). Выражение эмоций на лице. В A. Siegman & S. Feldstein (Eds.), Невербальное поведение и общение (2-е изд.С. 143–223). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Хоманн, Г. В. (1966). Некоторые эффекты поражения спинного мозга на эмоциональные переживания. Психофизиология, 3 (2), 143–156.

Джеймс, У. (1884). Что такое эмоция? Mind, 9 (34), 188–205.
Леду, Дж. Э. (2000). Эмоциональные цепи в мозгу. Ежегодный обзор неврологии, 23 , 155–184.

Лири М. Р., Бритт Т. В., Катлип В. Д. и Темплтон Дж. Л. (1992).Социальное покраснение. Психологический бюллетень, 112 (3), 446–460.

Мартин Л. Л. и Тессер А. (2006). Расширение теории размышлений о прогрессе цели: переоценка и рост цели. В Л. Дж. Санне и Э. К. Чанге (ред.), Суждения с течением времени: взаимодействие мыслей, чувств и поведения (стр. 145–162). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Нордгрен, Л. Ф., и Дейкстерхейс, А. П. (2009). Дьявол кроется в размышлениях: слишком много размышлений снижает последовательность предпочтений. Journal of Consumer Research, 36 (1), 39–46.

Оатли К., Келтнер Д. и Дженкинс Дж. М. (2006). Понимание эмоций (2-е изд.). Мальден, Массачусетс: Блэквелл.

Окснер, К. Н., Бунге, С. А., Гросс, Дж. Дж., И Габриэли, Дж. Д. Э. (2002). Переосмысление чувств: исследование когнитивной регуляции эмоций с помощью фМРТ. Журнал когнитивной неврологии, 14 (8), 1215–1229.

Schachter, S., & Singer, J. (1962). Когнитивные, социальные и физиологические детерминанты эмоционального состояния. Психологическое обозрение, 69 , 379–399.

Страк Ф., Мартин Л. и Степпер С. (1988). Запрещение и облегчение человеческой улыбки: ненавязчивый тест гипотезы лицевой обратной связи. Журнал личности и социальной психологии, 54 (5), 768–777. DOI: 10.1037 / 0022-3514.54.5.768

Уэлен, П. Дж., Шин, Л. М., Макинерни, С. К., Фишер, Х., Райт, К. И., и Раух, С. Л. (2001). Функциональное МРТ-исследование реакций миндалины человека на выражение страха и гнева на лице. Эмоция, 1 (1), 70–83.

Уилсон Т. Д. и Скулер Дж. У. (1991). Слишком много думать: самоанализ может снизить качество предпочтений и решений. Журнал личности и социальной психологии, 60 (2), 181–192.

Витвлит, К. В., и Врана, С. Р. (1995). Психофизиологические реакции как показатели аффективных измерений. Психофизиология, 32 (5), 436–443.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.