Психология смерти и умирания: Психология смерти и умирания

Автор: | 22.06.2018

Содержание

Стадии умирания — статьи о психологии

  • Врачи
  • Лечение
  • Статья обновлена: 18 июня 2020

Оказавшись перед лицом смерти, человек переживает ряд последовательных этапов.

Одной из первых, кто проследил путь умирающих с того момента, как они узнали о скором конце, до последнего вздоха, была Элизабет Кюблер-Росс. Согласно ее наблюдениям, все умирающие проходят через пять стадий.

Отрицание

Слова: «Нет, не я» — самая обычная и нормальная реакция человека на объявление ему смертельного диагноза. В зависимости от того, насколько человек способен взять события под свой контроль и насколько сильную поддержку оказывают ему окружающие, он преодолевает эту стадию легче или тяжелее.

Гнев

Гнев, охватывающий человека при вопросе «Почему именно я?» характеризует вторую стадию. Умирающий изливает этот гнев на заботящихся о нем людей и вообще на всякого здорового человека. Для завершения этой стадии важно, чтобы умирающий получил возможность излить свои чувства извне.

Торг

Человек вступает в переговоры с высшими силами за продление собственной жизни: дает зароки, обещает быть примерным верующим или послушным пациентом. Три перечисленные фазы составляют период кризиса и развиваются в описанном порядке или с частыми возвращениями назад.

Депрессия

Эта стадия начинается после разрешения кризиса. Человек больше не задает вопросов, он просто говорит себе: «Да на этот раз умереть предстоит именно мне». Он замывается в себе и горюет о тех, кого он вынужден оставить. На протяжении этой стадии умирающий готовится встретить смерть, принимая ее как свой последний жизненный этап.

Принятие

На этом этапе умирающий смиренно ждет своего конца.

Четыре этапа смерти

Жизнь уходит поэтапно: в обратном порядке по сравнению с тем, как она развивается. Можно выделить четыре стадии этого процесса:

Социальная смерть

Это потребность умирающего изолироваться от общества, замкнуться в самом себе и все дальше отдаляться от людей.

Психическая смерть

Соответствует осознанию человеком очевидного конца. В это время экстравертированное сознание угасает, уступая место состоянию, характерному для последнего периода жизни.

Мозговая смерть

Это полное прекращение деятельности головного мозга и его контроля над различными функциями организма.

Физиологическая смерть

Является угасанием последних функций организма.

“Осторожно, люди!”: пять этапов умирания по Кюблер-Росс

  • Сева Новгородцев
  • Би-би-си, Лондон

Смерть, господа, как известно, не имеет собственного бытийного содержания. Она живет в истории мысли как квазиобъектный фантом, существенный в бытии, но бытийной сущностью не обладающий.

И все же чисто конкретно помирать придется всем. Живым отсюда не выйдет никто.

Пока человек жив и здоров, он от разговоров о смерти отмахивается. Научно говоря, он находится в состоянии психологического отрицания. А когда дело дойдет до ухода в мир иной, то отрицание станет лишь первой фазой его состояния.

Об этом писала известный психолог Элизабет Кюблер-Росс, которая умерла десять лет назад, 26 августа 2004 года, в возрасте 78 лет.

Нам неизвестно, стала ли эта кончина практическим подтверждением ее теорий, но основные положения я вам на всякий случай хотел бы сообщить.

По Элизабет Кюблер-Росс возможно выделить пять этапов переживания умирания. Первый — отрицание: пациенты не принимают свое состояние, диагноз, факт. Они могут быть неадекватно активными, всем своим поведением демонстрируя «Это не может происходить со мной, это ошибка». Пациенты могут не выполнять предписаний врача, нарушать режим.

Второй — злость. Она может быть направлена на врача, общество, семью, себя. У пациентов появляется стремление менять врачей, обращаться к нетрадиционным специалистам. В состоянии отчаяния они могут совершать самоубийства.

Третий — сделка: если я буду курить в два раза реже, вы можете мне пообещать, что я не умру? Пациенты пытаются заключать сделки с врачами, семьей, обществом, Богом, собой.

Четвертый этап — депрессия, возможна с тревогой. Если заболевание началось остро, то депрессия может проявиться через десять дней.

Пятый — принятие или самоактуализация. Пациент смиряется со своей смертью и старается максимально использовать время и возможности, для того чтобы реализовать важные для себя планы. К этому этапу подходят примерно только 2% из всех пациентов.

Элизабет Кюблер-Росс в 1969 году написала книгу «О смерти и умирании». В книге высказывались идеи о том, как важно для умирающих сознание, что жизнь не прошла зря и что они успели в последние дни что-то доделать, с кем-то помириться, что-то продумать и уяснить…

Воплощение идей Кюблер-Росс осуществила англичанка Сесилия Сандерс, она открыла в Лондоне хоспис. «Хоспис» — это слово, взятое из древнего английского языка, означает что-то среднее между приютом, богадельней и госпиталем, где, по старой традиции, больше заботились о душе, нежели об умирающем теле пациента.

В хоспис принимают людей в такой стадии болезни, когда ясно, что активное их лечение уже безнадежно. Сегодня только в Америке больше 1200 таких хосписов.

Да и книжка Кюблер-Росс постоянно допечатывается.

Ее смерть, в каком-то смысле, есть проекция в витальный план.

А философия смерти будет жить вечно.

Пять стадий горя. Взлет и крушение теории Кюблер-Росс

  • Люси Бэрнс
  • Би-би-си

Автор фото, Getty Images

Отрицание. Гнев. Поиск компромисса. Отчаяние. Принятие. Многим известна теория, согласно которой горе при получении невыносимой для человека информации проходит эти ступени. Сфера ее применения широка: от хосписов до советов директоров компаний.

Облетевшее недавно англоязычный интернет интервью с психологом доказывает, что восприятие нынешнего карантина подчиняется тем же правилам. Но все ли мы переживаем одинаково?

Когда в 1958 году швейцарский психиатр Элизабет Кюблер-Росс начала работать в американских больницах, ее поразило отсутствие методик психологической помощи умирающим больным.

«Все было обезличено, внимание уделялось исключительно технической стороне дела, — рассказала она в интервью Би-би-си в 1983 году. — Смертельно больные пациенты были предоставлены сами себе, никто с ними не разговаривал».

Она начала вести семинар со студентами-медиками университета штата Колорадо, основанный на результатах ее бесед с онкологическими больными о том, что они думали и чувствовали.

Автор фото, LIFE/Getty Images

Подпись к фото,

Элизабет Кюблер-Росс беседует с женщиной, больной лейкемией в Чикаго (1969 год). Участники семинара наблюдают через специальное зеркальное стекло

Несмотря на непонимание и сопротивление ряда коллег, скоро на семинарах Кюблер-Росс яблоку негде было упасть.

В 1969 году она выпустила книгу «О смерти и умирании», в которой процитировала типичные высказывания своих пациентов, а затем перешла к обсуждению того, как помочь обреченным людям уйти из жизни по возможности без страха и мучений.

Кюблер-Росс детально описала пять эмоциональных состояний, через которые проходит человек, узнавший и смертельном диагнозе:

  • Отрицание: «Нет, это не может быть правдой»
  • Гнев: «Почему именно я? За что? Это несправедливо!!!»
  • Торг: «Должен быть способ спастись или хотя бы улучшить мое положение! Я что-нибудь придумаю, я буду вести себя правильно и делать все, что нужно!»
  • Депрессия: «Выхода нет, все безразлично»
  • Принятие: «Ну что ж, надо как-то жить с этим и готовиться в последний путь»

Кюблер-Росс считала все пять стадий защитными механизмами психики, срабатывающими в исключительно тяжелой ситуации.

Каждой из стадий посвящена отдельная глава книги. Помимо пяти основных, автор выделила промежуточные состояния — первый шок, предварительное горе, надежду — всего от 10 до 13 видов.

Автор фото, Getty Images

Элизабет Кюблер-Росс скончалась в 2004 году. Ее сын, Кен Росс, говорит, что она никогда не настаивала на том, что каждый человек непременно проходит через эти пять стадий в заданной последовательности.

«Это была гибкая рамочная схема, а не панацея для борьбы с горем. Если люди хотели использовать другие теории и модели, мать не возражала. Она прежде всего хотела положить начало обсуждению темы», — утверждает он.

Книга «О смерти и умирании» сделалась бестселлером, и Элизабет Кюблер-Росс вскоре завалили письмами от больных и врачей со всего мира.

«Телефон звонил, не переставая, а почтальон начал ходить к нам по два раза в день», — вспоминает Кен Росс.

Пресловутые пять ступеней зажили собственной жизнью. Вслед за медиками про них узнали больные и их родственники. Их упоминали герои сериалов «Звездный путь» и «Улица Сезам». Их пародировали в карикатурах, они дали пищу для творчества массе музыкантов и художников и породили множество удачных мемов.

Были написаны, без преувеличения, тысячи научных работ, применявших теорию пяти ступеней к самым разным людям и ситуациям: от атлетов, получивших несовместимые со спортивной карьерой травмы, до переживаний фанатов Apple по поводу выхода 5-го айфона.

Автор фото, Getty Images

Наследие Кюблер-Росс нашло свое место в корпоративном управлении: большие компании от Boeing до IBM (в том числе и Би-би-си) — использовали разработанную ею «кривую перемен», чтобы помочь сотрудникам в моменты больших изменений в бизнесе.

И во время пандемии коронавируса оно применимо, утверждает психолог Дэвид Кесслер.

Кесслер работал с Элизабет Кюблер-Росс и был соавтором ее последней книги «О горе и как мы горюем». Его интервью изданию Harvard Business Review в самом начале пандемии привлекло широкое внимание в Сети, поскольку люди повсюду искали решения нагрянувших эмоциональных проблем.

«И здесь сперва идет отрицание: вирус не страшен, со мной ничего не случится. Затем гнев: кто смеет лишать меня привычной жизни и вынуждать сидеть дома?! Потом попытка найти компромисс: окей, если после двух недель социального дистанцирования станет лучше, то почему бы и нет? Следом приходит печаль: никто не знает, когда это кончится.

И, наконец, принятие: мир теперь вот таков, надо как-то с этим жить», — описывает Дэвид Кесслер.

«Как вы уже поняли, сила приходит с принятием. Оно дает контроль над ситуацией: я могу мыть руки, я могу соблюдать безопасную дистанцию, я могу работать из дома», — говорит он.

«Это дорожная карта, — говорит Джордж Бонанно, профессор клинической психологии и глава лаборатории потерь, травм и эмоций Колумбийского университета. — Когда люди испытывают боль, они хотят знать: как долго это продлится? Что со мной будет? Им надо за что-то ухватиться. И пятиступенчатая модель дает им такую возможность».

«Эта схема соблазнительна, — замечает Чарльз Корр, социальный психолог и автор книги «Смерть и умирание, жизнь и бытие». — Она предлагает легкое решение: рассортировать всех, и требуется не больше пальцев одной руки, чтобы наклеить ярлык на каждого».

Джордж Бонанно видит в этом возможный вред.

«Люди, которые не подпадают точно под эти стадии — а таких, по моим наблюдениям, большинство — могут решить, что они, так сказать, горюют неправильно», — поясняет он.

По его словам, на протяжении многих лет он видел немало случаев, когда люди сами себе внушали, что непременно должны испытывать то-то и то-то, или их убеждали в этом друзья и родственники, а они это не чувствовали и решали, что им нужен врач.

Опытных доказательств существования пяти ступеней горя недостаточно. Самое продолжительное и массовое интервьюирование людей, переживших тяжелую утрату, было проведено в 2007 году.

Согласно ему, самым распространенным состоянием на любом сроке является принятие, стадию отрицания проходят лишь немногие, а вторая по распространенности эмоция — тоска.

Впрочем, по словам Дэвида Кесслера, пока ученые дискутируют о нюансах и терминах, люди, испытывающие горе, продолжают находить смысл в схеме Кюблер-Росс.

«Я встречаю людей, которые говорят мне: «Я не знаю, что со мной. Сейчас я в гневе, а спустя минуту в печали. Наверно, я сошел с ума». И я говорю: «У этого есть названия. Это называется стадиями горя». Человек говорит: «О, так там есть специальная стадия под названием «гнев»? Это про меня!» И чувствует себя более нормальным».

Автор фото, Getty Images

«Людям нужны броские формулировки. Если бы Кюблер-Росс не назвала это стадиями и не заявила, что их именно пять, то, вероятно, была бы ближе к истине. Но тогда она не привлекла бы к себе внимания», — полагает Чарльз Корр.

Он считает, что разговоры о пяти стадиях отвлекают от главного в научном наследии Элизабет Кюблер-Росс.

«Она хотела поднять тему смерти и умирания в самом широком смысле: как помочь неизлечимо больным людям смириться со своим диагнозом, как помочь тем, кто о них заботится, поддержать этих больных и справиться с собственными эмоциями, как помочь всем жить полной жизнью, сознавая, что мы не вечны», — говорит Чарльз Корр.

«Неизлечимо больные могут научить нас всему: не только как умирать, но и как жить», — сказала Элизабет Кюблер-Росс в 1983 году.

На протяжении 1970-х и 1980-х годов она путешествовала по всему миру, читая лекции и проводя мастер-классы, в которых участвовали тысячи людей. Она была страстным приверженцем идеи создания хосписов, с которой впервые выступила британская медсестра Сесили Сондерс.

Кюблер-Росс основала хосписы во многих странах, первый из них в Нидерландах в 1999 году. Журнал Time включил ее в список ста самых важных мыслителей XX века.

Научная репутация профессора Кюблер-Росс пошатнулась после того, как она увлеклась теориями о загробной жизни и стала экспериментировать с медиумами.

Один из них, некий Джей Бархэм, практиковал нестандартную религиозно-эротическую терапию, в частности, склонял женщин к сексу, уверяя, что в него вселялся близкий им человек из загробного мира. В 1979 году из-за этого возник громкий скандал.

В конце 1980-х годов она попыталась создать хоспис для больных СПИДом детей в сельской местности штата Вирджиния, но столкнулась с сильной оппозицией этой идее со стороны местных жителей.

В 1995 году ее дом загорелся при подозрительных обстоятельствах. На следующий день с Кюблер-Росс случился первый инсульт.

Последние девять лет жизни она провела с сыном в штате Аризона, передвигаясь в кресле-каталке.

В последнем интервью знаменитой телеведущей Опре Уинфри она сказала, что при мысли о собственной смерти испытывает только гнев.

«Публике хотелось, чтобы знаменитый специалист по смерти и умиранию была какой-то ангелоподобной личностью и сама быстро пришла к стадии принятия, говорит Кен Росс. — Но все мы переживаем горе и потерю как можем».

Теорию пяти стадий горя в наши дни не столь широко преподают в медицинских вузах. Более популярна она на корпоративных тренингах под названием «кривая перемен».

С тех пор возникло множество теорий, посвященных тому, как бороться со своим горем.

Дэвид Кесслер с согласия родных Кюблер-Росс добавил к пяти стадиям шестую: понимание того, что все, что делается, имеет смысл.

«К пониманию можно прийти миллионом разных путей. Скажем, я сделался лучше, пережив потерю любимого человека. Может быть, мой любимый человек ушел из жизни не так, как это должно было бы случиться, и я могу постараться сделать мир лучше, чтобы такого не случалось с другими», — говорит Дэвид Кесслер.

Чарльз Корр рекомендует «модель двойного процесса». Она разработана голландскими исследователями Маргарет Штробе и Ненком Шутом и предполагает, что человек в горе одновременно переживает утрату и готовит себя к новым делам и жизненным вызовам.

Джордж Бонанно говорит о четырех траекториях развития горя. Одни люди обладают большой стойкостью и не впадают в депрессию, либо она выражена у них слабо, другие остаются морально разбитыми на долгие годы, третьи сравнительно близко оправляются, но затем на них накатывается вторая волна горя, и наконец, четвертые делаются от утраты сильнее.

Подавляющему большинству со временем, так или иначе, становится легче.

Но профессор Бонанно признает, что его подход менее четок, чем теория пяти стадий.

«Я могу сказать человеку: «Время лечит». Но это звучит не так убедительно», — говорит он.

Горе трудно контролировать и тяжело выносить. Мысль о том, что есть какая-то дорожная карта, подсказывающая выход, утешает, даже если это иллюзия.

В своей последней книге «О горе и как мы горюем» Элизабет Кюблер-Росс писала, что не рассчитывала разложить запутанные человеческие эмоции по полочкам.

Каждый переживает горе по-своему, даже если иногда можно вывести какие-то закономерности. Каждый проходит свой путь.

6.1. Смерть и умирание. Кризисные состояния

6.1. Смерть и умирание

Психологический смысл, который человек вкладывает в понятие смерть, различен и обусловлен, с одной стороны, его причастностью к фатальным событиям, а с другой тем, какое отношение смерть имеет лично к нему. Avery D. Weisman (1976) выделяет следующие варианты отношения к смерти.

Безличная смерть или «смерть» — как абстрактное понятие.

Ежедневно человек сталкивается с ней, слушая, читая и видя на экранах телевизоров сообщения о терроризме, катастрофах, войнах и т. п. Эта информация, с медицинской точки зрения, может вызвать повышенный уровень тревожности, хотя ее ежедневный поток со временем вызывает привыкание и эмоциональное безразличие. В редких случаях подобные сообщения могут потенцировать или усугублять социофобии и невротические депрессии.

Интерперсональная смерть

В этом случае речь идет о смерти значимых для личности людей (как реально существующих, так и литературных героев). Размах эмоционального реагирования на это событие может колебаться от радости, эйфории, триумфа (при смерти врага) до страха, горя, отчаяния, обиды, смирения, депрессии при потере кумира или значимого человека. Описаны случаи эпидемии самоубийств среди поклонников С. Есенина, В. Цоя. Эпидемией юношеских самоубийств был отмечен выход в свет романа Иоганна Вольфганга Гете «Страдания юного Вертера», в котором герой застрелился из — за неразделенной любви. Молодые люди, оказавшиеся в ситуации Вертера, стрелялись прямо с книгой в руках, а в букинистических магазинах того времени за огромные деньги продавались экземпляры романа, облитые кровью самоубийц.

Ярким примером реакции на смерть близкого человека является поведение Жанны Эбютерн — подруги известного итальянского художника Амадео Модильяни. Она преданно ухаживала за больным Амадео. Едва ли не каждую ночь эта мужественная женщина, которая готовилась стать матерью, бегала по всему Парижу в поисках своего мужа — художника и страстного игрока.

На следующий день после смерти Модильяни Жанна, не пролившая ни одной слезинки, выбросилась из окна 6 этажа. Друзья плакали и не верили, что любовь может быть смертельной.

Их похоронили рядом. На общей мраморной плите выбито: «Амадео Модильяни… Смерть настигла его на пороге славы. Жанна Эбютерн… верная спутница Модильяни, которая не захотела без него жить.»

Для Жанны ее великая любовь была жизненным стержнем, и даже ребенок, которого она ждала не смог восполнить утрату смысла ее существования.

Персональная смерть.

В этом случае речь идет о собственной смерти. Психологами введено понятие «траектория освоения смерти», которая имеет следующие стадии: недоверие, сопротивление, страх, безразличие, желание, успокоение. Каждая из этих стадий имеет свою психологическую и клиническую картину, подробно описанную E. Kubler — Ross (1969).

B. G. Glaser и A.L.Strauss (1965, 1968), проведшие фундаментальные исследования, посвященные проблеме персональной смерти, относят к ней и так называемую «частичную смерть». Под этим термином они подразумевают состояние человека, который лишился части своих органов, членов или функциональных возможностей, например: люди с параличами или парезами, с ампутированными внутренними органами или конечностями. Психодинамически ориентированные психотерапевты относят к частичной смерти потерю самоуважения, значимой работы, невозможность довести до конца дело, которому была посвящена жизнь. Иногда эти потери столь невосполнимы, что человек совершает суицид.

Ярким примером может служить биография Магнуса Гиршфельда — немецкого врача — невролога и сексолога. М. Гиршфельд с 1918 г. возглавлял Институт сексуальных исследований в Берлине и по праву считался одним из основоположников современной сексологии. Его труды были посвящены социально — гигиеническим аспектам сексологии: он пропагандировал всеобщее сексуальное просвещение среди населения и призывал терпимо относиться к гомосексуализму. Особой популярностью пользовалась его монография «История нравов времен первой мировой войны» (1930).

После прихода к власти фашизма он эмигрировал во Францию, потерял любимую работу и перспективу продолжать начатое дело. В скором времени он покончил жизнь самоубийством.

6.1.1. Психологические стадии умирания.

Элизабет Кюблер Росс, по специальности детский врач — психиатр, работавшая на факультете психопатологии Университета Чикаго, изучала проблему смерти и умирания у современного неверующего человека. Она создала свою научную школу и вместе со своими учениками занималась изучением этой проблемы. Она посвятила этому вопросу более 20 лет жизни и написала несколько монографий, ставших классикой танатологии. Многолетний опыт наблюдения и работы в качестве психотерапевта с тяжелобольными и опыт тренировочных семинаров с врачами, медсестрами, священниками был обобщен в книге «О смерти и умирании» (1969, 1977). Элизабет Кюблер Росс констатировала, что психическое состояние, заболевшего смертельным недугом нестабильно и проходит пять стадий:

Первая стадия — стадия отрицания и неприятия трагического факта. Доминирующими в этот период являются высказывания: «Только не я», «Не может быть», «Это не рак» и т. п. У больного растет тревога и напряжение, страх перед будущим. Своеобразной психологической защитой является отрицание фатального заболевания, активное обследование у различных специалистов с применением новейших параклинических методов диагностики. Больной считает установленный диагноз ошибочным, происходит психологическая подмена диагноза на заболевание, не влекущее за собой роковых последствий.

Другая группа пациентов, узнав о смертельном недуге ведет себя по — иному: они становятся равнодушными, обреченными, бездеятельными. Затем начинают говорить о своем скором выздоровлении. Эта своеобразная психологическая защита снижает мучительную тревогу и напряжение. Однако уже на первой стадии психотерапевты отмечают, что в сновидениях этих пациентов приcутствует символика, указывающая на смертельный недуг (образ темного тоннеля с дверью в конце….).

Вторая стадия — стадия протеста. Когда первое потрясение проходит, многократные исследования подтверждают наличие фатального заболевания, возникает чувство протеста и возмущения. «Почему именно я?», «Почему другие будут жить, а я должен умереть?», «Почему так скоро, ведь у меня еще так много дел?» и т. п. Как правило, эта стадия неизбежна, она очень трудна для больного и его родственников. В этот период больной часто обращается к врачу с вопросом о времени, которое ему осталось прожить. Как правило, у него прогрессируют симптомы реактивной депрессии, возможны суицидальные мысли и действия. На этом этапе пациенту необходима помощь квалифицированного психолога, владеющего логотерапией, очень важна помощь членов семьи.

Третья стадия — просьба об отсрочке. В этот период происходит принятие истины и того, что происходит, но «не сейчас, еще немного». Многие, даже ранее не верующие пациенты, обращаются со своими мыслями и просьбами к Богу. Приходят начатки веры.

Первые три стадии составляют период кризиса.

Четвертая стадия — реактивная депрессия, которая, как правило, сочетается с чувством вины и обиды, жалости и горя. Больной понимает, что он умирает. В этот период он скорбит о своих дурных поступках, о причиненном другим огорчениях и зле. Но он уже готов принять смерть, он спокоен, он покончил с земными заботами и углубился в себя.

Пятая стадия — принятие собственной смерти. Человек обретает мир и спокойствие. С принятием мысли о близкой смерти больной теряет интерес к окружающему, он внутренне сосредоточен и поглощен своими мыслями, готовясь к неизбежному.

П. Калиновский, изучая процесс умирания у верующих христиан отмечал отсутствие у них описанной стадийности и страха смерти. В книге «Переход. Последняя болезнь, смерть и после смерти» (1994) он пишет, что «христиане встречают смерть мирно, а иногда и с радостным нетерпением».

Л. Н. Толстой в повести «Смерть Ивана Ильича» и в романе «Война и мир» (сцена смерти Андрея Болконского) блестяще описал динамику, психологическое состояние умирающих и их близких.

Американский исследователь K. Osis (1961) проанализировал 35540 наблюдений, сделанных врачами и медицинскими сестрами у постели умирающих больных, которые он получил, разослав свой опросник и получив ответы от 640 медицинских работников. Он выявил, что в последней, 5 стадии, около 10 % лиц были в сознании за 1 час до смерти. По сообщениям медицинского персонала пациенты чаще всего испытывали боль, дискомфорт, реже — безразличие, Лишь у 5 % наблюдались признаки душевного подъема.

В этот период очень часто наблюдались расстройства восприятия с необычным содержанием, которые чаще всего соответствовали традиционным религиозным представлениям (Рай, Вечный Град, «небеса», необыкновенные пейзажи и животные и т.  п.). Галлюцинаторные переживания, как правило, были яркими, образными и очень напоминали таковые при психоделических переживаниях, вызванных ЛСД или мескалином (С. Гроф, 1993, K. Osis, 1961; R. Noyes, 1971).

J. H. Hyslop (1908) и W. Barret (1926) еще в начале века описали специфические галлюцинации умирающих: они видят в основном умерших родственников и знакомых, которые хотят им помочь перейти в потусторонний мир. Причем, эти расстройства восприятия протекают на фоне ясного сознания и носят характер «приведений». Они показали, что характерные черты этих галлюцинаций не зависят от культуральных, религиозных и личностных особенностей пациентов. Они так же не коррелируют с медицинским диагнозом и физиологическим состоянием. В подтверждение этого тезиса K. Osis приводит описание «галлюцинаций умирающих», которые носили характер «приведений» и воспринимались в ясном сознании у больных, не принимающих никаких препаратов, с нормальной температурой и, как правило, не имеющих в анамнезе указаний на органические или психические заболевания.

Описанные стадии — это лишь схема. Далеко не всегда они следуют по порядку, описанному выше. Возможен возврат от 2–й к 1–й стадии, от 3–й ко 2–й. При внезапной смерти эти стадии и вовсе отсутствуют. Однако знания этих закономерностей необходимы психиатрам, психотерапевтам и медицинским психологам для проведения психокоррекционной работы с лицами, страдающими фатальными заболеваниями.

как помочь, когда помочь нельзя. Беседа с Владимиром Гандельсманом.

Александр Генис: Самым пугающим аспектом в бурных спорах о медицинской реформе, которая продолжает разносить Америку накануне важнейшего голосования в Конгрессе, стал вопрос о том, как сэкономить на смерти. Известно, что последний день человека обходится медицине дороже всех остальных, но даже робкая попытка найти гуманный способ прекратить ненужные мучения наткнулась на такое сопротивление, что именно эта проблема может стоить демократам проигрыша реформы.
“Табу на смерть — и как его преодолеть” — так можно было бы озаглавить сюжет, который Владимир Гандельсман, опираясь на материалы из американской прессы, предлагает вниманию наших слушателей.

Владимир Гандельсман: Дело было в 1964 году. Элизабет Кюблер-Росс, психиатр из Швейцарии, но переехавшая в Америку, работала в своем саду и обдумывала тему лекции для студентов медицинской школы в Колорадо. Глядя на листву, которой предстояло умереть с первыми заморозками, она нашла тему: смерть и умирание.
Первая часть лекции была посвящена тому, как разные культуры воспринимают смерть. А вот вторая часть была необычайной – она привела в класс неизлечимо больную 16-летнюю девушку. Ее звали Линда, и она не хотела притворяться, что якобы выздоравливает (как ее пытались убедить некоторые из окружающих), она согласилась на беседу и рассказ о том, что и как чувствует. Студенты были восхищены ею, но и нервозны, – тогда, в ту пору, подобные эксперименты еще не были в ходу.
Затем в Чикагском госпитале Элизабет интервьюировала смертельно больных людей, и делала это в присутствии студентов, – пациент их не видел, это устраивалось с помощью зеркала, прозрачного с одной стороны, – и делалось это из этических соображений, студентов становилось все больше и больше.

Александр Генис: Эксперимент воистину необычен и очень драматичен. Можно себе представить, как реагировали на это коллеги психиатра?

Владимир Гандельсман: Понятное дело, как. Считали это насилием над больными, – вот так эксплуатировать их страдания! Ведь сами-то они разговаривали с пациентами эвфемизмами. Именно этот стиль разговора Кюблер считала обыкновенной трусостью, которая идет вразрез с обязанностью врача. Смерть и медицина делали вид, что они незнакомы. Ну и после первой публикации с Элизабет Кюблер контракт не продлили. Это случилось после выхода ее книги “О смерти и умирании”, вышедшей в 1969 году.

Александр Генис: Однако, эта книга стала бестселлером, и с неё началось массовое движение хосписов.

Владимир Гандельсман: Да, совершенно верно. И дело не только в хосписах, но и в изменении отношения врачей к безнадежно больным. Элизабет стала ездить с лекциями по стране. Вкратце ее теория базировалась на том, что умирающий и знающий об этом человек проходит пять стадий. Отрицание (не верит, что это происходит с ним), гнев (возмущение врачами, ненависть к здоровым), сделка-соглашение (попытка заключить сделку с судьбой – а вдруг поправлюсь?), депрессия и отчаяние (потеря интереса к жизни), и последняя стадия – приятие.

Александр Генис: Это как у Пастернака, который незадолго до смерти сказал: “Жизнь была хорошая”.

Владимир Гандельсман: Да, я помню эту фразу. Но говорят, что эту – умиротворяющую — стадию переживает лишь 2% умирающих. Тем не менее, теория развивалась. Кюблер предположила, что те же стадии, что умирающий, проходят его родственники. Результатом этих размышлений стала ее книга “О горе и горевании”. Вопрос – умеем ли мы переживать горе? Умеем ли скорбеть? Как мы выстраиваем отношения с обреченными? Она хотела добиться рационального знания, она хотела увериться, что эти отношения можно “выстроить”. Не так-то все просто на деле.

Александр Генис: Скорбь — столь сильная эмоция, что ею, кажется, невозможно управлять.

Владимир Гандельсман: Она настолько сильна, что способна подорвать здоровье скорбящего. Исследования показали, что после смерти одного из супругов иммунная система оставшегося в живых ослабевает, причем иммунитет резко снижается до опасного уровня. Скорбь, горе — естественная реакция человека на тяжелые жизненные события. Но чтобы помочь людям в скорбные периоды их жизни, различные культуры и религии вырабатывали специальные ритуалы. Мераб Мамардашвили вспоминал похороны, которые он видел в детстве, в Грузии. Там, на похоронах, говорит он, плачут профессиональные плакальщицы, как ударами кнута взбивая чувствительность и приводя человека в психически ненормальное состояние, близкое к экстатическому. Они профессионалы и, естественно, не испытывают тех же эмоций, что и близкие умершего, но тем успешнее выполняют форму ритуального плача или пения. Мамардашвили это удивляло в молодости, — ведь они притворяются! Но позже он понял важность ритуала: своей организацией они вводят психического природного индивида в человеческое, в преемственность и постоянство памяти, в привязанности и связи, и это важно…

Александр Генис: Многое зависит от культуры страны. Например, на Гаити, где столько похорон после страшного землетрясения, погибшие родственники считаются не совсем мертвыми. Поэтому и склепы для мертвых здесь часто дороже домов для живых. Есть, конечно, и другие традиции. В Китае, скажем, люди разговаривают с умершими предками…

Владимир Гандельсман: А вы знаете, что согласно исследованиям ученых, китайцы лучше справляются со стрессами, связанными со скорбью, с потерей близких. Как-то эти беседы с потусторонним миром их спасают.

Александр Генис: Но вернемся к Элизабет Кюблер-Росс…

Владимир Гандельсман: Значение ее работ колоссально. Вся западная медицина была устроена так, что с больным можно обсуждать все что угодно — анализы, процедуры, способы лечения, но не прогноз, особенно, если он неутешительный. Родственникам больного и врачам полагалось держаться с наигранным оптимизмом, а на “провокационные” вопросы больного: “Скажите правду, доктор, сколько мне осталось?” бодро отшучиваться. В результате умирающий оставался один на один со своими страхами, горькими мыслями и страданиями.

Александр Генис: Такая “ложь во спасение” господствовала в медицине на протяжении столетий.

Владимир Гандельсман: Да. Согласно этой модели, врач играет роль заботливого и авторитетного отца, а пациент — слабого и несведущего ребенка, обязанностью которого является дисциплинированное выполнение предписаний и назначений. Кстати, в России эта модель господствует до сих пор, и я читал, что более половины российских врачей считает, что в случае безнадежного диагноза сообщать его больному негуманно, и 40 процентов пациентов с этим согласны.

Александр Генис: Врачей можно понять. Ведь страшный диагноз вызывает у больного подавленность. Он может просто умереть не столько от смертельной болезни, сколько от отчаянья.

Владимир Гандельсман: Вопрос сложный. И, тем не менее, благодаря работе Кюблер-Росс в США теперь пациенту сообщают максимально полную информацию о его болезни даже в самом неутешительном случае. Американские врачи убеждены, что скрывать правду от человека — значит нарушать его священное право принимать самостоятельные решения.

Принятие смерти и умирания — Основная информация

Подготовка к смерти часто означает завершение труда всей жизни, примирение с семьей и друзьями, а также смирение с неизбежным. Духовные и религиозные вопросы зачастую важны для умирающего человека и членов его семьи. Церковнослужители входят в группу по уходу в некоторых хосписах и больничных учреждениях, а профессиональные сиделки могут помочь найти подходящую духовную помощь, если умирающий или члены его семьи не знают никого из священников или других духовных лидеров.

  • Умирающие люди и члены их семьи часто способны достигнуть глубокого чувства умиротворения с помощью семьи, друзей и иногда представителей духовенства.

  • Скорбь часто проходит пять эмоциональных стадий: отрицание, гнев, торг, депрессия и смирение.

Перспектива умирания вызывает много вопросов о природе и значении жизни, а также о причинах страдания и умирания. Легких ответов на такие фундаментальные вопросы не существует. В поиске ответов серьезно больной человек и члены его семьи могут использовать или обращаться к собственным ресурсам, религии, консультантам, друзьям, а также к исследованиям. Можно участвовать в беседах, семейных или религиозных обрядах, либо заняться конкретной деятельностью. Часто наиболее эффективное средство от отчаяния — это почувствовать заботу другого человека. Нельзя допускать, чтобы лавина медицинских диагнозов и лечений сметала более важные вопросы, важный опыт, а также важность человеческих взаимоотношений.

Скорбь — это нормальный процесс, который обычно начинается еще до ожидаемой смерти. В соответствии с наблюдениями Элизабет Кюблер-Росс (Elisabeth Kübler-Ross), первопроходца в исследованиях смерти и умирания, умирающие люди часто переживают пять эмоциональных стадий:

Эти стадии человек обычно проходит приблизительно в таком порядке. Тем не менее, порядок их прохождения может быть любым. Люди в стадии отрицания могут действовать, говорить или мыслить так, как будто они не умирают. Отрицание обычно является временной реакцией на огромный страх утраты контроля, разлуки с любимыми людьми, неопределенности будущего и страдания. Беседы с врачом или другим медицинским работником могут помочь умирающему человеку понять, что он продолжает контролировать ситуацию и может рассчитывать на комфорт и утешение. Гнев может выражаться как ощущение несправедливости: «Почему я?» Торг может быть признаком уговаривания смерти, то есть, попыток выторговать дополнительное время. Когда умирающий человек осознает, что торг и другие стратегии не срабатывают, может начаться депрессия. Смирение, иногда определяемое как признание неизбежного, может наступить после обсуждений с семьей, друзьями и теми, кто осуществляет уход.

Подготовка к смерти — это трудная работа со многими эмоциональными всплесками и разочарованиями. Тем не менее, для большинства людей этот период является временем нового понимания и духовного роста. Умирающий человек и члены семьи могут добиться чувства глубокого умиротворения, разобравшись с давними обидами, помирившись и оставив близким средства к существованию.

Психологическая помощь умирающим

Хотя это непросто признать, смерть всегда была и по-прежнему остается неизменной частью человеческого существования. Защитные механизмы психики позволяют нам в повседневной жизни избегать мыслей о неизбежном конце, а потому мы оказываемся в замешательстве, когда кто-то из близких подходит к порогу смерти. Большинство людей слабо представляет, как организовывать уход за смертельно больным человеком, как говорить с ним о приближающейся смерти и как облегчить последние дни и недели его жизни – эти тяжелые вопросы мы зачастую откладываем на будущее. Хотя найти однозначные ответы на эти вопросы невозможно, правильная подготовка может не только помочь умирающему человеку примириться с приближением собственной кончины, но и подарить его родным некоторый покой.

Психология умирания

Не только в России и странах СНГ, но и во многих европейских странах сохраняется негласное табу на любые обсуждения смерти и умирания. Несмотря на этот запрет, в последние десятилетия ученые все чаще обращают внимание на эти темы. Так, одним из ведущих исследователей в вопросах особенностей психики, умирающих была Элизабет Кюблер-Росс, создательница концепции психологической помощи смертельно больным людям, названной её именем. Автор более двадцати книг, Кюблер-Росс известна в первую очередь по своей монографии «О смерти и умирании», в которой изложила модель из пяти стадий восприятия смерти, ставшую впоследствии знаменитой и до сих пор использующуюся врачами, работающими со смертельно больными людьми.

Стадия I. Отрицание и изоляция

Услышав о своем смертельном диагнозе, пациент как правило отказывается принимать услышанное. Часто можно услышать такие фразы как «Должно быть, врачи ошиблись», «Со мной такого не могло произойти», «Нет, только не я!» и так далее. Это форма психологической защиты, которая помогает организму справиться с шоком и стрессом и дает возможность собраться с мыслями. В зависимости от специфики заболевания, психологических особенностей человека и обстоятельств оглашения диагноза эта стадия может быть выражена более или менее явна. В некоторых случаях она может сохраняться вплоть до самой смерти или же возвращаться.

Стадия II. Гнев (Протест)

После осознания человеком своего положения, его охватывают гнев и возмущение, сопровождающиеся завистью к здоровым. Негативные эмоции, которые он выплескивает в сторону окружающих – это попытка найти простой и ясный ответ на терзающие его вопросы. На этой стадии больному человеку свойственно обвинять врачей в неправильном лечении, медсестер в равнодушии или назойливость, а своих родственников – в напоминаниях о неминуемом конце.

Стадия III. Торговля

На третьей стадии больной все еще пытается торговаться с судьбой или болезнью. Эти сделки и обещания могут принимать разные формы: «Если я вытяну карту, которую загадал, то переживу», «Если я выживу, то начну ходить в церковь и жертвовать деньги на благотворительность». За одним желанием следует другое в попытках отдалить надвигающийся конец, со временем надежда на продление жизни сменяется желанием провести несколько дней без боли и других симптомов.

Стадия IV. Депрессия

Вслед за отрицанием, гневом и торгом следует депрессивная стадия: умирающий сталкивается с ощущениями ужаса перед смертью. С точки зрения специалистов, существует две разновидности этой стадии: подготовительная и реактивная. В случае реактивной стадии умирающий, пытаясь найти ответ на вопрос «Чем он это заслужил», испытывает вину и сожаление за свои действительные или воображаемые проступки. Находясь в подобном состоянии, больной делится своими переживаниями с близкими и окружающими. При подготовительной стадии человек, напротив, остро осознает неотвратимость смерти, из-за чего склонен замыкаться в себе, «готовясь» к будущим потерям.

Стадия V. Принятие (Смирение)

К сожалению, далеко не все умирающие доживают до последней, заключительной стадии, известной как принятие смерти. На этом этапе человек склонен проявлять спокойствие, рассудительность и смирение перед лицом смерти. Принятие связывают с тем, что человек, устав от борьбы с неизбежностью, начинает видеть в смерти избавление от мучений.

Поддержка умирающего

Можно ли говорить умирающему правду о его состоянии – первый вопрос, с которым сталкиваются родственники умирающего. Однозначно ответить на него не могут и профессионалы. Некоторые ученые считают, что говорить о смерти с человеком на пороге смерти – бесполезно и даже вредно, особенно когда он еще не пережил шоковое состояние. Однако в настоящее время психологи склоняются к тому, что ставить таким образом этот вопрос вообще нельзя, потому что знание правды о своем здоровье является неотъемлемым правом человека, и сообщить ее ему – обязанность врача.

Честность с умирающим – это наименьшее, что можно сделать для того, чтобы помочь ему справиться с переживаниями и облегчить его уход. Рано или поздно человек поймет, что умирает, и когда это случится, ему придется иметь дело не только со своей кончиной, но и обманом близких людей. Кроме того, с мучениями совести столкнутся обманувшие, особенно после того, как он умрет.

Как можно помочь умирающему больному? В первую очередь, необходимо обеспечить ему хороший уход. Стоит подумать над тем, чтобы позволить человеку провести последние дни дома и встретить смерть в привычной среде и окружении родных людей. По мнению Кюблер-Росс, «ложка любимого супа может быть полезней, чем инъекция в больнице». Нужно также постараться ослабить его физические страдания лекарственными средствами или иными методами. Однако с помощью медикаментов можно избавиться только от телесной боли. Поэтому огромное значение имеет открытое и честное общение со смертельно больным.

Умирающий должен иметь возможность спокойно поговорить с близкими людьми о своем состоянии, и сопровождающих его чувствах страха, одиночества и скорби. Отгораживание – естественная защитная реакция наблюдающих за умиранием близкого человека, однако даже на пороге смерти человек все еще остается человеком и заслуживает тепла и принятия. Такую помощь по возможности, стоит оказывать не только родственникам, которые зачастую не имеют необходимой подготовки, но также профессиональный психолог и социальный работник. Однако именно участие родственников является ключевым в облегчении страданий больного.

Принципы общения с умирающим:

1. Будьте готовы в любой момент оказать умирающему помощь.

2. Дайте ему возможность выговориться и выслушайте его.

3. Проявляйте терпение и спокойно реагируйте на его эмоции – в нем говорит не злоба, а страх.

4. Не пытайтесь внушить умирающему неуместный оптимизм, если никакой надежды на улучшение его состояния нет.

5. Объясните, что его чувства – совершенно нормальны, и вы готовы помочь ему с ними справиться.

Возможно, вам будет интересно:

Смерть и умирание | Введение в психологию

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Обсудить помощь в хосписе
  • Опишите пять стадий горя
  • Определить завещание и DNR

У каждой истории есть конец. Смерть знаменует конец вашей жизненной истории ([ссылка]). Наша культура и индивидуальное происхождение влияют на то, как мы рассматриваем смерть. В некоторых культурах смерть воспринимается как естественная часть жизни.Напротив, примерно 50 лет назад в Соединенных Штатах врач мог не сообщать кому-либо о том, что он умирает, и большинство смертей происходило в больницах. В 1967 году эта реальность начала меняться с появлением Сисели Сондерс, которая создала первый современный хоспис в Англии. Цель хосписа — помочь достойно умереть и обезболить в гуманной и комфортной обстановке, которая обычно находится за пределами больницы. В 1974 году Флоренс Уолд основала первый хоспис в США.Сегодня хоспис оказывает помощь 1,65 миллионам американцев и их семьям. Благодаря хоспису многие неизлечимо больные люди могут проводить свои последние дни дома.

В некоторых культурах тела людей могут быть захоронены на кладбище после смерти. (кредит: Кристина Рутц)

Исследования показали, что уход в хосписе полезен для пациента (Brumley, Enquidanos, & Cherin, 2003; Brumley et al., 2007; Godkin, Krant, & Doster, 1984) и для семьи пациента (Rhodes, Mitchell, Miller, Коннор и Тено, 2008; Годкин и др. , 1984). Пациенты хосписа сообщают о высоком уровне удовлетворенности уходом в хосписе, поскольку они могут оставаться дома и не полностью зависят от посторонних лиц в уходе (Brumley et al., 2007). Кроме того, пациенты хосписа, как правило, живут дольше, чем пациенты, не проживающие в хосписе (Connor, Pyenson, Fitch, Spence, & Iwasaki, 2007; Temel et al., 2010). Члены семьи получают эмоциональную поддержку и регулярно получают информацию о лечении и состоянии своих близких. Бремя ухода за членами семьи также уменьшается (McMillan et al., 2006). И пациент, и члены его семьи сообщают об усилении поддержки со стороны семьи, усилении социальной поддержки и улучшении условий жизни при получении услуг хосписа (Godkin et al., 1984).

Как вы думаете, как бы вы отреагировали, если бы вам поставили такой неизлечимый диагноз, как рак? Элизабет Кюблер-Росс (1969), которая работала с основателями хосписной помощи, описала процесс принятия человеком собственной смерти. Она предложила пять стадий горя: отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие. Большинство людей переживают эти стадии, но стадии могут происходить в разном порядке, в зависимости от человека. Кроме того, не все люди проходят все стадии. Также важно отметить, что некоторые психологи считают, что чем больше умирающий борется со смертью, тем больше у него шансов застрять в фазе отрицания. Это может помешать умирающему достойно встретить смерть. Однако другие психологи считают, что не встречать смерть до самого конца — это адаптивный механизм выживания для некоторых людей.

Будь то болезнь или старость, не каждый, кто сталкивается со смертью или потерей любимого человека, испытывает отрицательные эмоции, описанные в модели Кюблер-Росс (Nolen-Hoeksema & Larson, 1999). Например, исследования показывают, что люди с религиозными или духовными убеждениями лучше справляются со смертью из-за их надежды на загробную жизнь и из-за социальной поддержки со стороны религиозных или духовных ассоциаций (Hood, Spilka, Hunsberger, & Corsuch, 1996; McIntosh, Silver, & Wortman, 1993; Paloutzian, 1996; Samarel, 1991; Wortman & Park, 2008).

Ярким примером человека, создающего смысл через смерть, является Рэнди Пауш, который был любимым и уважаемым профессором Университета Карнеги-Меллона. Паушу, которому в возрасте около 40 лет поставили диагноз терминальный рак поджелудочной железы и оставалось жить всего 3–6 месяцев, он сосредоточился на том, чтобы жить полноценной жизнью в оставшееся время. Вместо того чтобы рассердиться и впасть в депрессию, он прочитал свою теперь уже знаменитую последнюю лекцию под названием «На самом деле осуществить свои детские мечты». В своем волнующем, но юмористическом разговоре он делится своими мыслями о том, как видеть хорошее в других, преодолевать препятствия и испытывать невесомость, среди прочего.Несмотря на свой неизлечимый диагноз, Пауш прожил последний год своей жизни с радостью и надеждой, показывая нам, что наши планы на будущее все еще имеют значение, даже если мы знаем, что умираем.

Ссылка на обучение

По-настоящему осуществить свои детские мечты — последняя лекция Рэнди Пауша. Послушайте его вдохновляющую речь.

Сводка

Смерть знаменует собой конец нашей жизни. Есть много способов реагировать на смерть.Кюблер-Росс разработал пятиэтапную модель горя, чтобы объяснить этот процесс. Многие люди, которым грозит смерть, выбирают хоспис, который позволяет им провести последние дни дома в комфортной и благоприятной обстановке.

Вопросы для самопроверки

Вопросы критического мышления

1. Опишите пять стадий горя и приведите примеры того, как человек может реагировать на каждой стадии.

2. Какова цель хосписной помощи?

Персональные вопросы по применению

3.Вам когда-нибудь приходилось переносить потерю любимого человека? Если да, какие концепции, описанные в этом разделе, содержат контекст, который может помочь вам понять ваш опыт и процесс горевания?

4. Если бы вам поставили диагноз неизлечимой болезни, вы бы выбрали лечение в хосписе или традиционную смерть в больнице? Зачем?

ответы

1. Первый этап — отрицание. Человек получает известие о том, что он умирает, и либо не воспринимает это всерьез, либо пытается уйти от реальности ситуации.Он мог бы сказать что-то вроде: «Рак со мной никогда не случится. Я хорошо о себе забочусь. Это должно быть ошибкой ». Следующий этап — гнев. Он понимает, что времени мало, и у него может не быть шанса добиться в жизни того, чего он хотел. «Это нечестно. Я пообещал своим внукам, что мы пойдем в Диснейуорлд, и теперь у меня никогда не будет возможности их посетить ». Третий этап — торг. На этом этапе он пытается отсрочить неизбежное, торгуясь или умоляя о дополнительном времени, обычно с Богом, членами семьи или поставщиками медицинских услуг.«Боже, дай мне еще один год, чтобы я мог отправиться в эту поездку с моими внуками. Они слишком молоды, чтобы понимать, что происходит и почему я не могу их принять ». Четвертая стадия — депрессия. Ему становится грустно из-за надвигающейся смерти. «Не могу поверить, что вот так я умру. Мне так больно. Что будет с моей семьей, когда я уйду? » Завершающий этап — приемка. Эта стадия обычно достигается за последние несколько дней или недель перед смертью. Он признает, что смерть неизбежна. «Мне нужно навести порядок и попрощаться с людьми, которых я люблю.”

2. Хоспис — это программа оказания медицинской, социальной и духовной поддержки умирающим и их семьям.

Глоссарий

хоспис служба, обеспечивающая достойную смерть; обезболивание в гуманной и комфортной среде; обычно вне больницы

Психология смерти и умирания

Некоторое время назад я опубликовал статью, в которой обсуждались исследования мыслей и чувств людей по поводу смерти и умирания, и у меня взяли интервью для журнала.Вот стенограмма интервью.

Прежде всего, кратко опишите свою карьеру и то, как вы заинтересовались этой темой.

Я получил образование социального / личностного психолога, а это означает, что меня интересуют внешние (социальные) силы, влияющие на поведение человека, а также внутренние силы (личность). Я перешел на изучение организаций — и особенно организационного лидерства. Мой интерес к теме смерти возник, потому что я читал исследования коллег по ней.

1. Для некоторых людей страх смерти является движущей силой; для других это может демотивировать их, верно?

Согласно некоторым психологическим теориям, неминуемая смерть побуждает нас попытаться оставить наследство. Это могут быть великие дела, большое богатство, но чаще хорошо приспособленные и продуктивные дети и внуки и т. Д. С другой стороны, некоторые люди боятся смерти до такой степени, что могут просто игнорировать неизбежное и надеяться, что этого никогда не произойдет. .Смерть может мотивировать или нет. Это роль личности. Люди подходят к смерти по-разному, в зависимости от своего опыта, систем убеждений и характера.

2. Я лично знаю некоторых людей, которые, хотя и довольно стары, все же боятся уйти из жизни. Итак, от чего, кроме возраста, зависит этот страх?

Опять же, есть огромные индивидуальные различия. Я думаю, что страх смерти связан с двумя вещами: а) идея, что наше нынешнее существование закончится; и, что более важно, б) Страх неизвестного.Вера (религиозная она или нет) может помочь людям справиться со страхом смерти. Наше общество в значительной степени пытается игнорировать смерть, поэтому многие люди никогда не осознают ее. Возможно, это очень полезное упражнение — подумать о своей смерти и смириться с ней.

3. Вы сказали, что исследование показывает, как люди смотрят на смерть, как со стороны людей, которые столкнулись с ней (некоторые более позитивно относятся к приближающейся смерти), так и со стороны людей, которые могут быть дальше от смерти, но все же имеют негативное отношение.Может быть, потому, что первые сейчас в мире с собой, зная, что их момент близок?

Да, я думаю, что, например, с неизлечимо больными людьми случилось то, что они были вынуждены задуматься о смерти и справиться с ней. Мы все могли бы это сделать, независимо от нашего возраста и от того, приближается ли смерть или нет.

4. Пожилые люди — по крайней мере, большинство — не боятся уйти из жизни. Потому что они просто больше не против?

Опять же, я думаю, что у них было больше времени, чтобы подумать о смерти и разобраться с ней (т.е., осмысленно обдумал это).

5. Страх смерти всегда был частью человечества. Сможем ли мы когда-нибудь принять это?

Думаю, здесь есть большие индивидуальные отличия. Некоторые люди боятся меньше, чем другие, потому что они созерцают это, или они поддались какой-то «вере» в то, что смерть — это не то, чего нужно бояться, а что нужно принять.

6. И последнее, но не менее важное: что вы думаете о смерти в целом? Как вы думаете, этого стоит бояться? Смерть — это только новое начало?

Лично я меньше боюсь смерти, потому что как социолог я предполагаю, что эта жизнь просто остановится.Я не уверен, что произойдет после этого, но это приносит мне чувство покоя, зная, что мое нынешнее сознательное я не пострадает от смерти. Эта часть меня просто перестанет существовать.

Следуйте за мной в Twitter: http://twitter.com/#!/ronriggio

Смерть — Психология умирания — Горе, страх, любовь и люди

Американский психиатр Элизабет Кюблер-Росс разработала пятиступенчатую модель психологии умирания и горя. В своей книге под названием On Death and Dying (1969) она предположила, что в ответ на осознание своей неминуемой смерти люди проходят стадии отрицания, гнева, торга, депрессии и т. Д. и принятие.Другие авторитеты отмечают, что эти стадии не происходят в каком-либо предсказуемом порядке, и чувства надежды, боли и ужаса также могут быть включены в диапазон переживаемых эмоций.

Семьи и друзья погибших также проходят этапы от отрицания до принятия. Горе может начаться до того, как близкий человек умрет, и это предвкушение горя помогает уменьшить последующие страдания. Во время следующей стадии горя, после смерти любимого человека, скорбящие, вероятно, будут плакать, испытывать проблемы со сном и терять аппетит. Некоторые испытывают тревогу, гнев или ранение из-за того, что их оставили позади. После того, как официальные услуги для умершего закончились и традиционные формы социальной поддержки заканчиваются, часто возникают депрессия и одиночество.

Чувство вины довольно распространено, и в некоторых случаях люди серьезно задумываются о том, чтобы лишить себя жизни из-за того, что так или иначе подвели любимого человека. Особенно это актуально в случае потери ребенка. Хотя люди часто говорят о здоровом и нездоровом горе, очень трудно точно измерить эмоциональную боль или посоветовать, как долго должно длиться горе.Многие врачи считают, что те, кто преждевременно отказывается от горя, живут в отрицании и затрудняют выздоровление; но, с другой стороны, можно и впасть в отчаяние. Таким образом, смерть любимого человека грозит лишить человека жизни, который чувствует себя брошенным.

Исследования отношения к смерти и тревоги по поводу смерти проводились в основном социологами по всему миру. В этой области опубликовано более тысячи исследований, из которых вытекают четыре основные темы:

  1. Большинство людей в той или иной степени думают о смерти и сообщают о некотором страхе смерти, но лишь небольшой процент проявляет сильную озабоченность смертью или страх смерти.
  2. Женщины постоянно сообщают о большем страхе смерти, чем мужчины, но разница в уровнях страха от исследования к исследованию обычно от незначительной до умеренной.
  3. У большинства людей страх смерти не увеличивается с возрастом.
  4. Обдумывая собственную смерть, люди больше озабочены потенциальной болью, беспомощностью, зависимостью и благополучием близких, чем собственной кончиной.

Смерть и умирание — Психология

OpenStaxCollege

[latexpage]

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Обсудить помощь в хосписе
  • Опишите пять стадий горя
  • Определить завещание и DNR

У каждой истории есть конец. Смерть знаменует конец вашей жизненной истории ([ссылка]). Наша культура и индивидуальное происхождение влияют на то, как мы рассматриваем смерть. В некоторых культурах смерть воспринимается как естественная часть жизни. Напротив, примерно 50 лет назад в Соединенных Штатах врач мог не сообщать кому-либо о том, что он умирает, и большинство смертей происходило в больницах. В 1967 году эта реальность начала меняться с появлением Сисели Сондерс, которая создала первый современный хоспис в Англии. Цель хосписа — помочь достойно умереть и обезболить в гуманной и комфортной обстановке, которая обычно находится за пределами больницы.В 1974 году Флоренс Уолд основала первый хоспис в США. Сегодня хоспис оказывает помощь 1,65 миллионам американцев и их семьям. Благодаря хоспису многие неизлечимо больные люди могут проводить свои последние дни дома.

В некоторых культурах тела людей могут быть захоронены на кладбище после смерти. (кредит: Кристина Рутц)


Исследования показали, что хосписная помощь приносит пользу пациенту (Brumley, Enquidanos, & Cherin, 2003; Brumley et al. , 2007; Godkin, Krant, & Doster, 1984) и семье пациента (Rhodes, Mitchell, Miller, Connor, & Teno, 2008; Godkin et al., 1984). Пациенты хосписа сообщают о высоком уровне удовлетворенности уходом в хосписе, поскольку они могут оставаться дома и не полностью зависят от посторонних лиц в уходе (Brumley et al., 2007). Кроме того, пациенты хосписа, как правило, живут дольше, чем пациенты, не проживающие в хосписе (Connor, Pyenson, Fitch, Spence, & Iwasaki, 2007; Temel et al., 2010). Члены семьи получают эмоциональную поддержку и регулярно получают информацию о лечении и состоянии своих близких.Бремя ухода за членами семьи также уменьшается (McMillan et al., 2006). И пациент, и члены его семьи сообщают об усилении поддержки со стороны семьи, усилении социальной поддержки и улучшении условий жизни при получении услуг хосписа (Godkin et al., 1984).

Как вы думаете, как бы вы отреагировали, если бы вам поставили такой неизлечимый диагноз, как рак? Элизабет Кюблер-Росс (1969), которая работала с основателями хосписной помощи, описала процесс принятия человеком собственной смерти. Она предложила пять стадий горя: отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие. Большинство людей переживают эти стадии, но стадии могут происходить в разном порядке, в зависимости от человека. Кроме того, не все люди проходят все стадии. Также важно отметить, что некоторые психологи считают, что чем больше умирающий борется со смертью, тем больше у него шансов застрять в фазе отрицания. Это может помешать умирающему достойно встретить смерть.Однако другие психологи считают, что не встречать смерть до самого конца — это адаптивный механизм выживания для некоторых людей.

Будь то болезнь или старость, не каждый, кто сталкивается со смертью или потерей любимого человека, испытывает отрицательные эмоции, описанные в модели Кюблер-Росс (Nolen-Hoeksema & Larson, 1999). Например, исследования показывают, что люди с религиозными или духовными убеждениями лучше справляются со смертью из-за их надежды на загробную жизнь и из-за социальной поддержки со стороны религиозных или духовных ассоциаций (Hood, Spilka, Hunsberger, & Corsuch, 1996; McIntosh, Silver, & Wortman, 1993; Paloutzian, 1996; Samarel, 1991; Wortman & Park, 2008).

Ярким примером человека, создающего смысл через смерть, является Рэнди Пауш, который был любимым и уважаемым профессором Университета Карнеги-Меллона. Паушу, которому в возрасте около 40 лет поставили диагноз терминальный рак поджелудочной железы и оставалось жить всего 3–6 месяцев, он сосредоточился на том, чтобы жить полноценной жизнью в оставшееся время. Вместо того чтобы рассердиться и впасть в депрессию, он прочитал свою теперь уже знаменитую последнюю лекцию под названием «На самом деле осуществить свои детские мечты». В своем волнующем, но юмористическом разговоре он делится своими мыслями о том, как видеть хорошее в других, преодолевать препятствия и испытывать невесомость, среди прочего.Несмотря на свой неизлечимый диагноз, Пауш прожил последний год своей жизни с радостью и надеждой, показывая нам, что наши планы на будущее все еще имеют значение, даже если мы знаем, что умираем.

Смерть знаменует собой конец нашей жизни. Есть много способов реагировать на смерть. Кюблер-Росс разработал пятиэтапную модель горя, чтобы объяснить этот процесс. Многие люди, которым грозит смерть, выбирают хоспис, который позволяет им провести последние дни дома в комфортной и благоприятной обстановке.

Кто создал самый первый современный хоспис?

  1. Элизабет Кюблер-Росс
  2. Сисели Сондерс
  3. Флоренс Вальд
  4. Флоренс Найтингейл

Что из следующего является порядком стадий в пятиступенчатой ​​модели горя Кюблер-Росс?

  1. отрицание, торг, гнев, депрессия, принятие
  2. гнев, депрессия, торг, принятие, отрицание
  3. отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие
  4. гнев, принятие, отрицание, депрессия, торг

Опишите пять стадий горя и приведите примеры того, как человек может реагировать на каждой стадии.

Первый этап — отрицание. Человек получает известие о том, что он умирает, и либо не воспринимает это всерьез, либо пытается уйти от реальности ситуации. Он мог бы сказать что-то вроде: «Рак со мной никогда не случится. Я хорошо о себе забочусь. Это должно быть ошибкой ». Следующий этап — гнев. Он понимает, что времени мало, и у него может не быть шанса добиться в жизни того, чего он хотел. «Это нечестно. Я пообещал своим внукам, что мы пойдем в Диснейуорлд, и теперь у меня никогда не будет возможности их посетить.«Третий этап — торг. На этом этапе он пытается отсрочить неизбежное, торгуясь или умоляя о дополнительном времени, обычно с Богом, членами семьи или поставщиками медицинских услуг. «Боже, дай мне еще один год, чтобы я мог отправиться в эту поездку с моими внуками. Они слишком молоды, чтобы понимать, что происходит и почему я не могу их принять ». Четвертая стадия — депрессия. Ему становится грустно из-за надвигающейся смерти. «Не могу поверить, что вот так я умру. Мне так больно. Что будет с моей семьей, когда я уйду? » Завершающий этап — приемка.Эта стадия обычно достигается за последние несколько дней или недель перед смертью. Он признает, что смерть неизбежна. «Мне нужно привести все в порядок и попрощаться с людьми, которых я люблю».

Какова цель хосписной помощи?

Хоспис — это программа оказания медицинской, социальной и духовной поддержки умирающим и их семьям.

Приходилось ли вам когда-нибудь пережить потерю любимого человека? Если да, какие концепции, описанные в этом разделе, содержат контекст, который может помочь вам понять ваш опыт и процесс горевания?

Если бы вам поставили диагноз неизлечимой болезни, вы бы выбрали лечение в хосписе или традиционную смерть в больнице? Зачем?

Глоссарий

хоспис
услуга, обеспечивающая достойную смерть; обезболивание в гуманной и комфортной среде; обычно вне больницы

Смерть и умирание | Психолог

Мы прочесали наш архив за годы, чтобы собрать воедино материалы о смерти из Психолога и нашего исследовательского дайджеста.

Тяжелая утрата и горе
Сборник статей о тяжелой утрате и горе из «Психолога и исследовательского дайджеста»

Оставаясь со смертью
Кхьяти Трипатхи с личным путешествием в исследования смерти

Красавица и чудовище
Эксклюзивный отрывок из книги «С концом» in Mind: Умирание, смерть и мудрость в эпоху отрицания »Кэтрин Манникс

Жизнь и смерть на пределе
Роджер Лакхерст о« психологии зомби »

Вопрос жизни и смерти
Селия Китцингер и Сью Уилкинсон утверждают, что существует роль психологов в помощи людям с их предварительными решениями, с собственным предварительным решением редактора Джона Саттона
… и ответом Фенджи В.Зиглер и Ричард Дж. Танни

Этика: Вы можете помочь мне добраться до Dignitas?
Обсуждение и дебаты по этической дилемме

Дискурс вокруг смерти
Элла Роудс докладывает о симпозиуме на Ежегодной конференции Общества по уходу за пациентами в конце жизни

Переживание смерти для улучшения жизни
Елена Мартинович о клинической смерти и психологии в 60-е и 70-е годы

Сообщение осужденных
Джанель Уорд изучает последние показания приговоренных к смертной казни

Идете к ранней могиле?
Анна К. Филлипс и Дуглас Кэрролл о стрессе, здоровье и смерти

Из архивов: Suicide
Ссылки на статьи из Психолога и исследовательского дайджеста о самоубийстве

Бегем на солнце
Мы все направляемся в могилу в безразличной вселенной. Как нам справиться с такими экзистенциальными проблемами? Дэн Джонс расследует

Пока смерть не разлучит нас
Луиза Диксон и Никола Грэм-Кеван смотрят на роль психологии в предотвращении убийства интимного партнера

Наблюдая за смертью
Сьюзан Блэкмор для Research Digest с ее взглядом на «самую важную психологию» эксперимент так и не был проведен ‘

Plus см. статьи о смерти, переваренные в нашем исследовательском дайджесте:
Массовое сравнение повествовательных рассказов показывает, что кетаминовые трипсы удивительно похожи на околосмертные переживания (ОСО), подтверждая нейрохимическую модель околосмертных переживаний — Кристиан Джарретт
Смерть все еще страшно, если вы верите, что ваше «я» — это иллюзия? Удивительное исследование тибетских буддистов — Кристиан Джарретт
Детективы о расследовании детских смертей: становится только труднее — Алекс Фрадера
Низкая самооценка и боятся смерти? Попробуйте обнять плюшевого мишку — Кристиан Джарретт
Мысли о смерти увеличивают привлекательность Разумного замысла — Кристиан Джарретт
Когда смерть является афродизиаком — Кристиан Джарретт
Как мысли о смерти превращаются в радость — Кристиан Джарретт

Search The Psychologist and the Research Digest archives подробнее о смерти и других темах…

Стадии умирания и смерти

Этапы умирания и смерти

Возможно, самым известным пионером танатологии является Элизабет Кублер-Росс, которая после опроса 200 неизлечимо больных людей предложила пять этапов примирения со смертью. Узнав о надвигающейся смерти, первой реакцией умирающих часто бывает отрицание, они отказываются признать неизбежное, возможно, полагая, что была совершена ошибка. Они могут искать другие медицинские заключения и диагнозы или делать вид, что ситуация просто уйдет сама по себе. Постепенно, когда они понимают, что умрут, неизлечимо больные испытывают злость, преждевременно кончили их жизнь. Они могут испытывать зависть и обиду на тех, кто будет продолжать, особенно если они чувствуют, что их собственные жизненные планы и мечты останутся невыполненными.Умирающие люди затем будут пытаться торговаться, часто — с Богом или другим религиозным деятелем, и пообещают изменить, исправить или искупить свои проступки. Когда торг оказывается неудачным, они испытывают депрессию, безнадежность. На этом этапе неизлечимо больной может оплакивать уже произошедшую потерю здоровья, а также надвигающуюся утрату семьи и планов. Наконец, умирающие учатся принимать неизбежное, открывая путь для более плавного перехода как для себя, так и для своих близких.

Кюблер-Росс указал, что, хотя вышеуказанные пять стадий типичны, они не абсолютны. Не все люди прогрессируют предсказуемо через все стадии, и люди не проходят стадии в одном определенном порядке. Кроме того, эти этапы не обязательно отражают самый здоровый образ жизни для всех людей при любых обстоятельствах. Кюблер-Росс и другие также отметили, что люди, чьи близкие умирают, могут пройти те же пять стадий, что и умирающий.

Человек, которому не грозит немедленная смерть, имеет больше времени, чтобы приспособиться к этой идее. На самом деле, смерть может быть временем ускоренного личностного роста. Обзор жизни , или процесс воспоминаний может помочь людям понять значение своей жизни и подготовиться к смерти, внося изменения и завершая незавершенные задачи. Многие умирающие люди сообщают, что они наконец-то могут разобраться, кто и что для них наиболее важно, и могут в полной мере насладиться оставшимся временем.Многие также сообщают, что смерть — это время религиозного пробуждения и трансценденции.

После смерти любимого человека выжившие обычно переживают утрату, или изменение статуса, как в случае, когда супруг становится вдовой или вдовцом. Поведенческая реакция человека, понесшего тяжелую утрату, называется трауром ; эмоциональный отклик называется горе. Люди различаются по своим привычкам скорби и горя как внутри, так и между культурами. Люди могут также испытывать предвкушение горя, или чувство потери и вины, пока умирающий еще жив.

Скорбь обычно начинается с шока или недоверия, а затем быстро сменяется интенсивными и частыми воспоминаниями о мертвом человеке. Когда те, кто скорбит, наконец, достигают разрешения или принятия смерти человека, они возобновляют повседневную деятельность и могут продолжать свою жизнь.

Люди скорбят по-разному. Некоторые взрослые очень громко выражают свое горе, в то время как другие предпочитают побыть в одиночестве, чтобы тихо собраться с мыслями и поразмышлять о потере любимого человека. Конечно, культурные группы по всему миру справляются с горем согласно своим обычаям. Например, египетские скорбящие могут громко плакать на публике в знак горя, в то время как японские скорбящие могут тихо разговаривать с умершим, стоя на коленях перед домашним алтарем.

9.4 Смерть и умирание — Психология 2e

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:
  • Обсудить помощь в хосписе
  • Опишите пять стадий горя
  • Критика вопросов, касающихся завещаний о жизни, приказов о запрете реанимации (DNR) и ухода в хосписе

У каждой истории есть конец.Смерть знаменует конец вашей жизненной истории (рис. 9.21). Наша культура и индивидуальное происхождение влияют на то, как мы рассматриваем смерть. В некоторых культурах смерть воспринимается как естественная часть жизни. Напротив, примерно 50 лет назад в Соединенных Штатах врач мог не сообщать кому-либо о том, что он умирает, и большинство смертей происходило в больницах. В 1967 году эта реальность начала меняться с появлением Сисели Сондерс, которая создала первый современный хоспис в Англии. Цель хосписа — помочь достойно умереть и обезболить в гуманной и комфортной обстановке, которая обычно находится за пределами больницы.В 1974 году Флоренс Уолд основала первый хоспис в США. Сегодня хоспис оказывает помощь 1,65 миллионам американцев и их семьям. Благодаря хоспису многие неизлечимо больные люди могут проводить свои последние дни дома.

Рис. 9.21. В разных культурах, обществах и религиях существуют разные обычаи в отношении смерти. Например, тела людей могут быть (а) захоронены на кладбище, (б) кремированы и захоронены в море, как на этой церемонии ВМС США, или (в) кремированы, как на этой индуистской церемонии на Бали.(Фото a: модификация работы Кристины Рутц; кредит b: модификация работы главного журналиста Алана Дж. Барибо / Викимедиа; кредит c: модификация работы «CazzJj_Flickr» / Flickr)

Исследования показали, что хосписное обслуживание полезно для пациента (Brumley, Enquidanos, & Cherin, 2003; Brumley et al. , 2007; Godkin, Krant, & Doster, 1984) и для семьи пациента (Rhodes, Mitchell, Miller, Коннор и Тено, 2008; Годкин и др., 1984). Пациенты хосписа сообщают о высоком уровне удовлетворенности уходом в хосписе, потому что они могут оставаться дома и не полностью зависят от помощи посторонних (Brumley et al., 2007). Кроме того, пациенты хосписа, как правило, живут дольше, чем пациенты, не проживающие в хосписе (Connor, Pyenson, Fitch, Spence, & Iwasaki, 2007; Temel et al., 2010). Члены семьи получают эмоциональную поддержку и регулярно получают информацию о лечении и состоянии своих близких. Бремя ухода за членами семьи также уменьшается (McMillan et al., 2006). И пациент, и члены его семьи сообщают об усилении поддержки со стороны семьи, усилении социальной поддержки и улучшении условий жизни при получении услуг хосписа (Godkin et al., 1984).

Как вы думаете, как бы вы отреагировали, если бы вам поставили такой неизлечимый диагноз, как рак? Элизабет Кюблер-Росс (1969), которая работала с основателями хосписной помощи, описала процесс принятия человеком собственной смерти. Она предложила пять стадий горя: отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие. Большинство людей переживают эти стадии, но стадии могут происходить в разном порядке, в зависимости от человека. Кроме того, не все люди проходят все стадии.Также важно отметить, что некоторые психологи считают, что чем больше умирающий борется со смертью, тем больше у него шансов застрять в фазе отрицания. Это может помешать умирающему достойно встретить смерть. Однако другие психологи считают, что не встречать смерть до самого конца — это адаптивный механизм выживания для некоторых людей.

Будь то болезнь или старость, не каждый, кто сталкивается со смертью или потерей любимого человека, испытывает отрицательные эмоции, описанные в модели Кюблер-Росс (Nolen-Hoeksema & Larson, 1999).Например, исследования показывают, что люди с религиозными или духовными убеждениями лучше справляются со смертью из-за их надежды на загробную жизнь и из-за социальной поддержки со стороны религиозных или духовных ассоциаций (Hood, Spilka, Hunsberger, & Corsuch, 1996; McIntosh, Silver, & Wortman, 1993; Paloutzian, 1996; Samarel, 1991; Wortman & Park, 2008).

Ярким примером человека, создающего смысл через смерть, является Рэнди Пауш, который был любимым и уважаемым профессором Университета Карнеги-Меллона.Паушу, которому в возрасте около 40 лет поставили диагноз терминальный рак поджелудочной железы и оставалось жить всего 3–6 месяцев, он сосредоточился на том, чтобы жить полноценной жизнью в оставшееся время. Вместо того чтобы рассердиться и впасть в депрессию, он прочитал свою теперь уже знаменитую последнюю лекцию под названием «На самом деле осуществить свои детские мечты». В своем волнующем, но юмористическом разговоре он делится своими мыслями о том, как видеть хорошее в других, преодолевать препятствия и испытывать невесомость, среди прочего. Несмотря на свой неизлечимый диагноз, Пауш прожил последний год своей жизни с радостью и надеждой, показывая нам, что наши планы на будущее все еще имеют значение, даже если мы знаем, что умираем.

По мере того, как люди становятся более осведомленными о медицинских процедурах и методах лечения, некоторые люди хотят быть уверены, что их желания и желания известны заранее. Это гарантирует, что, если человек когда-либо станет недееспособным или больше не сможет выражать себя, его близкие будут знать, чего он хочет. По этой причине человек может написать завещание или предварительное распоряжение, которое представляет собой письменный юридический документ, в котором подробно описаны конкретные меры вмешательства, которые он хочет. Например, человек на последних стадиях неизлечимой болезни может не захотеть получать лечение, продлевающее жизнь.Человек также может приложить приказ «Не реанимировать» (DNR), и он поделится им со своей семьей и близкими друзьями. Приказ DNR гласит, что если человек перестает дышать или его сердце перестает биться, медицинский персонал, такой как врачи и медсестры, не , а не , чтобы предпринять шаги для оживления или реанимации пациента. Завещание также может включать доверенность на медицинское обслуживание, которая назначает конкретного человека для принятия медицинских решений за вас, если вы не можете говорить за себя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *