Роджерс психология: Карл Роджерс — Психологическая помощь

Автор: | 07.12.2019

Содержание

Карл Роджерс — Психологическая помощь

      Карл Рэнсом Роджерс (Carl Ransom Rogers) (1902–1987) — американский психолог, один из лидеров

гуманистической психологии.

       Роджерс первым ввел в научный обиход понятие «клиент». И это была не просто игра слов. За терминологическим

изменением лежал коренной пересмотр всей стратегии психотерапии. Ибо пациент — это тот, кто болен и нуждается в

помощи, поэтому обращается за ней к профессионалу — психотерапевту. Последний руководит им, направляет его,

указывает путь выхода из болезненного состояния. А клиент — это тот, кто нуждается в услуге и полагает, что мог бы

сделать это сам, но предпочитает опереться на поддержку психотерапевта. Клиент, несмотря на беспокоящие его

проблемы, все же рассматривается как человек, способный их понять. В представлении о клиенте содержалась идея

равноправия, отсутствующая в отношениях врача и пациента. 

      В детстве любимым занятием Карла Роджерса было чтение приключенческих романов. Герой одного из таких романов произвел

на юного читателя сильное впечатление: в одной главе он сражался с индейцами, в другой — одерживал верх над морскими
пиратами, в третьей — пересекал пустыню… Трудно было поверить, что одному человеку по силам совершить столь разнообразные
подвиги во всех концах земли, на суше и на море. Судьба самого Роджерса сложилась так, что во многом напоминает историю
героя полузабытого романа. Он исколесил полсвета и сумел своими трудами оказать влияние на столь разнообразные отрасли
человеческой деятельности, что сегодня по праву считается одним из выдающихся авторитетов в психологии XX в.

      Имя К. Роджерса часто упоминается в ряду других известных имен — Ф. Перлза, Ш. Бюлер, К. Хорни, Э. Фромма…
В отличие от названных коллег, которых привели в Америку из Европы трагические потрясения XX в., Роджерс был стопроцентным
американцем. История его семьи неразрывно связана с историей Соединенных Штатов. Еще до Гражданской войны его дед —

Александр Гамильтон Роджерс, потомок выходцев из Англии, оставил родные места в штате Нью-Йорк и двинулся на Запад,
чтобы в конце концов осесть в городке Вауватоша в штате Висконсин. В Вауватоше по сей день есть улица, названная в его честь
Роджерс-авеню, на которой стоит старый дом, признанный историческим памятником. Здесь родились пятеро его сыновей,
один из которых — Уолтер Александр Роджерс, отец Карла.

      Семейство матери также имело давнюю историю. Англичанин Мэтью Кашинг пересек Атлантику еще в 1638 г. и поселился
в Массачусетсе. Его потомки, как и Роджерсы, двинулись на Запад и осели в Висконсине. В этом штате, в городе Делафилд,
сохранился памятник трем братьям Кашингам, погибшим в годы Гражданской войны.         

Уолтер Роджерс и Джулия Кашинг, знавшие друг друга с детства, поженились в 1891 г. В семье родились шестеро детей.
Четвертым был Карл Рэнсом Роджерс. Он родился 8 января 1902 г.

 

      Карл рос застенчивым и чувствительным ребенком, тяжело переживавшим постоянные насмешки старших братьев
и сестры. Отец часто бывал в деловых разъездах, поэтому более близкие отношения сложились у него с матерью.
Любимым занятием было чтение, которому он предавался часами. Однако если чтение Библии его родители —
люди глубоко религиозные — поощряли, то к чтению художественной литературы относились неодобрительно,
как к пустой трате времени. (Много позднее, уже став профессором, он порой ловил себя на безотчетном ощущении вины,

которое возникало, когда кто-то заставал его читающим).

      Едва достигнув семилетнего возраста, Карл поступил в школу. Кстати, в ту же школу ходил его сосед Эрнест Хемингуэй,
а доктор Хемингуэй, отец Эрнеста, преподавал там естествознание. Способности Карла к чтению оказались столь впечатляющими,
что с первого же урока он был отправлен во второй класс продемонстрировать навыки беглого и правильного чтения. В тот же день
ему пришлось проделать это и в третьем, и даже в четвертом классах. Естественно, в первый класс он больше не вернулся, а начал
свое обучение со второго.

      

      Здесь он познакомился со своей сверстницей Хелен Эллиот, которая через пятнадцать лет стала его женой. (Роджерс иронично

вспоминает: «Она была первой, кого я решился пригласить на свидание. Наверное, потому, что мы были уже давно знакомы. А я был
так застенчив, что знакомиться ни с кем не осмеливался».)

     Биографические источники упоминают, что детство Карла прошло на ферме. Однако фермерство для Уолтера Роджерса,
преуспевающего промышленника, было своего рода хобби. Да и сама ферма скорее напоминала фешенебельный особняк
(только ванных комнат там насчитывалось пять). Тем не менее сельскохозяйственные работы были поставлены весьма серьезно.
В автобиографических заметках Роджерс вспоминает, что первыми книгами, оказавшими влияние на становление его научного
мировоззрения, были, как это ни покажется странным, труды по сельскому хозяйству. «Я узнал, как трудно проверить гипотезу.
Я получил знания о научных методах в практической деятельности и стал их уважать».      

      Эти занятия определили выбор профессии. В колледж Роджерс поступил с намерением изучать сельскохозяйственные науки.


По прошествии двух лет он довольно неожиданно изменил свой выбор. Этот шаг был продиктован тем, что в студенческом
городке он поселился в общежитии Молодежной христианской ассоциации (его старший брат Росс был одним из ее активистов).
Насыщенное эмоциональное общение с товарищами побудило его избрать духовную стезю. В 1922 г. в составе
немногочисленной делегации американских студентов он отправился в Китай на Международную христианскую конференцию.
Хотя сама конференция длилась всего неделю, путешествие и сопутствующие мероприятия заняли целых полгода и явились
важной вехой в становлении его личности.

      

      На конференции Карл впервые столкнулся с представителями разных государств и народов. Он вспоминает: «Я увидел,

как страшно ненавидели друг друга французы и немцы, хотя сами по себе они были очень приятными людьми. Это заставило
меня серьезно задуматься, и я пришел к выводу, что у искренних и честных людей могут быть совершенно разные религиозные
взгляды. В основном я в первый раз освободился от религиозной веры моих родителей и понял, что дальше я не могу идти
вместе с ними. Из-за расхождений во взглядах наши отношения стали напряженными и причиняли нам душевную боль, но,
оглядываясь назад, я думаю, что именно тогда я стал независимым человеком».

     Свое образование Роджерс продолжил в теологической семинарии. Однако его взгляды в результате поездки на Восток
претерпели серьезные изменения. «Со времени этой поездки мои цели, ценности, моя философия стали моими собственными,

весьма отличными от тех взглядов, которых придерживались мои родители и которых я сам придерживался до этого времени».
Все больше его внимание привлекала психология. Он начал понимать, что его главная жизненная цель — помогать людям,
нуждающимся в духовной поддержке, — может быть достигнута и вне церкви. Он также убедился, что работа психолога —
вполне достойное занятие, способное к тому же обеспечить достаточные средства к существованию.

     Роджерс пожелал заочно пройти курс психологии в Висконсинском университете. Этот курс основывался главным образом
на работах Уильяма Джемса, которые Роджерс, по собственному признанию, нашел скучноватыми. Это, однако, не ослабило
его интереса к психологии, и он закончил свое образование в Педагогическом колледже Колумбийского университета.

Курс философии он прослушал у Килпатрика, которого нашел блестящим педагогом.

      По окончании университета Роджерс поступил на работу в качестве клинического психолога в Центр помощи детям в
г. Рочестере (штат Нью-Йорк). Здесь он проработал 12 лет. Его практическая деятельность в известном смысле носила
импровизационный характер. Роджерс не примыкал ни к какой психологической школе. Так, посетив двухдневный
семинар Отто Ранка, он нашел много привлекательного в его терапевтических приемах, но не в теории. Собственная
теория и метод сложились постепенно в годы его работы в Рочестере. От формального, директивного подхода, принятого
в традиционной психотерапии, он перешел к иному, который позже назвал терапией, центрированной на клиенте.

     До Роджерса психотерапевты работали с пациентами, с больными. Роджерс намеренно ввел в научный обиход
понятие «клиент». И это была не просто игра слов. За терминологическим изменением лежал коренной пересмотр
всей стратегии психотерапии. Ибо пациент — это тот, кто болен и нуждается в помощи, поэтому обращается за ней к
профессионалу — психотерапевту. Последний руководит им, направляет его, указывает путь выхода из болезненного состояния.
А клиент — это тот, кто нуждается в услуге и полагает, что мог бы сделать это сам, но предпочитает опереться на поддержку
психотерапевта. Клиент, несмотря на беспокоящие его проблемы, все же рассматривается как человек, способный
их понять. В представлении о клиенте содержалась идея равноправия, отсутствующая в отношениях врача и пациента.

     Задача терапии — помочь человеку разрешить свою проблему с минимумом инструкций со стороны терапевта.
Роджерс определял терапию как «высвобождение уже наличной способности в потенциально компетентном индивидууме,
а не квалифицированную манипуляцию более или менее пассивной личностью». Согласно Роджерсу, «индивидуум
имеет в себе способность, по крайней мере латентную, понять факторы своей жизни, которые приносят ему несчастья и
боль, и реорганизовать себя таким образом, чтобы преодолеть эти факторы».

      Работая в Рочестере, Роджерс написал книгу «Клиническая работа с трудным ребенком» (1939). Книга была
встречена одобрительно, и автор получил приглашение занять должность профессора в Университете штата Огайо.
Начав свою академическую карьеру с этой довольно высокой ступени, он избежал того излишнего давления, которое,

по его мнению, часто мешает начинающим ученым творчески проявить себя. Опыт преподавательской работы,
а главное, живой отклик студентов на его идеи вдохновили его на более полное и детальное рассмотрение проблем
психотерапии в книге «Консультирование и психотерапия» (1942).

     В 1945 г. Чикагский университет предоставил Роджерсу возможность создать собственный консультативный центр.
Новаторской тенденцией центра было предоставление пациентам (точнее, клиентам) возможности свободного выбора
направления терапии. На посту директора центра Роджерс работал до 1957 г.

       В 1951 г. он опубликовал книгу «Терапия, сфокусированная на клиенте», в которой его принципы нашли наиболее
полное отражение. Книга была встречена массированной критикой со стороны терапевтов различных направлений,
усмотревших в позиции Роджерса угрозу традиционным директивным методам. Основные выводы из этой позиции,
далеко выходящие за рамки терапевтической тематики, Роджерс изложил в своей наиболее известной книге
«Становление личности» (1961), выдержавшей несколько изданий (русский перевод вышел в 1994 г.). Несмотря на
настороженное отношение коллег, книга Роджерса привлекла широкий общественный интерес и, став бестселлером
(что не так часто происходит с психологическими трудами), обеспечила автору неплохие гонорары.

      С чикагским периодом деятельности Роджерса связано и одно серьезное затруднение личного порядка.
Работая с одной клиенткой, страдавшей тяжелым расстройством, он настолько проникся ее состоянием,
что почти впал в аналогичную патологию. Лишь трехмесячный отпуск и курс психотерапии у одного из коллег
позволили ему оправиться и понять необходимость соблюдения известных пределов сопереживания.

     В 1957 г. Роджерс сменил место работы. Он стал преподавать психологию и психиатрию в Висконсинском
университете. В профессиональном плане это оказалось нелегким периодом. Возникли серьезные противоречия
с руководством, весьма ограниченно понимавшим свободу студентов учиться, а преподавателей — учить.
Недовольство Роджерс отразил в критической статье, в которой, в частности, писал: «Мы делаем неумную,
неэффективную и бесполезную работу, обучая психологов в ущерб обществу». Представленная в журнал
«Американский психолог», статья была первоначально отвергнута и напечатана лишь позднее, когда в виде
списков обрела широкую известность в студенческих кругах.

      Не приходится удивляться, что Роджерс оставил должность профессора. К преподаванию в университете
(Сан-Диего, штат Калифорния) он ненадолго вернулся позднее, однако снова разошелся во мнениях с президентом
университета относительно прав студентов.

     С 1963 г. его деятельность была связана с Центром изучения личности (Ла Джолла, Калифорния). Здесь, без
назойливой опеки администрации, он обрел покой и уверенность, много работал, писал.

    Всего Карл Роджерс написал 16 книг и свыше 200 статей, его работы переведены на 60 иностранных языков.
Свою позицию он подытожил, цитируя Лао Цзы:

Когда я удерживаюсь от того, чтобы приставать к людям,
они заботятся сами о себе.
Когда я удерживаюсь от того, чтобы приказывать людям,
они сами ведут себя правильно.
Если я удерживаюсь от проповедования людям,
они сами улучшают себя.
Если я ничего не навязываю людям, они становятся собой.

     В беседе, состоявшейся в 1966 г., Роджерс так описывает свой статус: «У меня не слишком замечательная
репутация в психологии как таковой, и это меня меньше всего заботит. Но в образовании, промышленности,
групповой динамике и социальной работе, в философии, науке, теологической психологии, а также в других
областях мои идеи распространились и оказали такое влияние, какого я никогда не мог себе представить».

      Подлинный гуманист и демократ, Роджерс проявлял большой интерес к событиям, происходившим в России.
Осенью 1986 г. он приехал в Москву, выступил перед многочисленной аудиторией психологов, провел терапевтические занятия.
Этот уже очень пожилой человек был удивительно бодр и оптимистичен, преисполнен жизненной энергии.
Те, кто встречался с ним в Москве, отказывались верить известию о его кончине, которое пришло из Америки год спустя.

     Еще в конце семидесятых Карл Роджерс говорил:
«…В детстве я был болезненным ребенком, и отец как-то сказал, что я, наверное, умру молодым.
В известном смысле он ошибся: ведь мне уже семьдесят пять. Но в каком-то смысле я готов признать его правоту.
Я чувствую себя молодым и надеюсь никогда не стать стариком. Я и правда умру молодым…»

Теория личности Роджерса

Теория личности Роджерса разворачивает определенную систему понятий, в которых люди могут создавать и изменять свои представления о себе, о своих близких. В этой же системе развертывается и терапия, помогающая человеку изменить себя и свои отношения с другими. Как и для других представителей гуманистической психологии, идея ценности и уникальности человеческой личности является центральной для Рождерса. Он считал, что тот опыт, который возникает у человека в процессе жизни и который он называет «феноменальным полем», уникален и индивидуален. Этот мир, создаваемый человеком, может совпадать или не совпадать с реальной действительностью, так как не все предметы, входящие в окружающее, осознаются субъектом. Степень тождественности этого поля реальной действительности Роджерс называл конгруэнтностью. Высокая степень конгруэнтности означает: то, что человек сообщает другим, то, что происходит вокруг, и то, что он осознает в происходящем, более или менее совпадают между собой. Нарушение конгруэнтности приводит к тому, что человек либо не осознает реальность, либо не высказывает то, что он реально хочет делать или о чем он думает. Это приводит к росту напряженности, тревожности и в конечном итоге к невротизации личности.

К невротизации приводит и уход от своей индивидуальности, отказ от самоактуализации, которую Роджерс, как и Маслоу, считал одной из важнейших потребностей личности. Развивая основы своей терапии, ученый соединяет в ней идею конгруэнтности с самоактуализацией, так как их нарушение ведет к неврозу и отклонениям в развитии личности.

Теория личности Роджерса в структуре Я, приходит к выводу о том, что внутренняя сущность человека, его самость выражается в самооценке, которая является отражением истинной сути данной личности, его Я. У маленьких детей эта самооценка бессознательна, это скорее самоощущение, а не самооценка. Тем не менее уже в раннем возрасте она руководит поведением человека, помогая понять и отобрать из окружающего то, что присуще именно данному индивиду — интересы, профессию, общение с определенными людьми и т.д. В более старшем возрасте дети начинают осознавать себя, свои стремления и способности и строить свою жизнь уже в соответствии с осознаваемой оценкой себя. В том случае, если поведение выстраивается именно исходя из самооценки, это поведение выражает истинную суть личности, его способности и умения, а потому приносит наибольший успех человеку. Результаты его деятельности дают ему удовлетворение, повышают его статус в глазах других, и такому человеку не надо вытеснять свой опыт в бессознательное, так как его мнение о самом себе, мнение о нем других и его реальная самость соответствуют друг другу, приводя к полной конгруэнтности.

Идеи Роджерса о том, какими должны быть истинные взаимоотношения между ребенком и взрослым, легли в основу работ известного ученого Б. Спока, который в своих книгах писал, как родители должны осуществлять уход за детьми, не нарушая их истинной самооценки и помогая их социализации.

Однако родители, по мнению обоих ученых, не так часто соблюдают эти правила и не прислушиваются к своему ребенку. Поэтому уже в раннем детстве ребенок может отчуждаться от своей истинной самооценки, от своей самости. Чаще всего это происходит под давлением взрослых, у которых имеется свое собственное представление о ребенке, его способностях и предназначении. Свою оценку они навязывают ребенку, стремясь, чтобы он ее принял и сделал своей самооценкой. Некоторые дети начинают протестовать против навязываемых им действий, интересов и представлений, приходя к конфликту с окружающими, негативизму и агрессии. Стремление во что бы то ни стало отстоять себя, преодолеть давление взрослых также может нарушить истинную самооценку, так как в своем негативизме ребенок начинает протестовать против всего, что идет от взрослого, даже в том случае, если это соответствует его истинным интересам. Естественно, что такой путь развития не может быть позитивным и необходимо вмешательство психотерапевта, чтобы наладить общение ребенка с окружающими.

Однако чаще всего, отмечает Роджерс, дети и не пытаются противостоять родителям, соглашаясь с их мнением о себе. Это происходит потому, что ребенок нуждается в ласке и принятии со стороны взрослого, Такое стремление заслужить любовь и привязанность окружающих он называл «условием ценности», которое в крайнем своем проявлении звучит как желание быть любимым и уважаемым каждым, с кем человек входит в соприкосновение. «Условие ценности» становится серьезным препятствием на пути личностного роста, так как мешает осознанию истинного Я человека, его истинного призвания, заменяя его тем образом, который приятен другим. Однако проблема не только в том, что, стараясь заслужить любовь других, человек отказывается от себя, от своей самоактуализации, но и в том, что при осуществлении деятельности, навязанной другими и не соответствующей истинным, хотя и не осознаваемым в данный момент желаниям и способностям, человек не может быть полностью успешен, как бы он ни старался и как бы он ни убеждал себя, что эта деятельность и есть его настоящее призвание. Необходимость постоянно игнорировать сигналы о собственной несостоятельности или недостаточной успешности, которые приходят к субъекту из внешнего мира, связана с боязнью изменить свою самооценку, к которой человек привык и которую он уже считает действительно своей. Это приводит к тому, что он вытесняет и свои стремления, и свои страхи, и мнения окружающих в бессознательное, отчуждая свой опыт от сознания. При этом строится очень ограниченная и ригидная схема окружающего мира и себя, которая мало соответствует реальности. Эта неадекватность хотя и не осознается, но вызывает в человеке напряжение, приводящее к неврозу. Задача психотерапевта совместно с субъектом разрушить эту схему, помочь человеку осознать свое Я и перестроить свое общение с окружающими. Исследования, проводимые Роджерсом, доказывали, что успешная социализация человека, его удовлетворение работой и собой имеют прямую корреляцию с уровнем его самосознания. И эта связь более значима для нормального развития личности, чем отношение родителей к их привязанность или отчуждение от него, социальный статус семьи и ее окружение.

При этом Роджерс настаивал на том, что самооценка должна быть не только адекватной, но и гибкой, т.е. она должна меняться в зависимости от окружения. Он говорил о том, что самооценка — это связанный образ, гештальт, который постоянно находится в процессе формирования и изменяется, переструктурируется при изменении ситуации. Это постоянное изменение, избирательность по отношению к окружающему и творческий подход к нему при отборе фактов и ситуаций для осознания, о котором пишет Роджерс, доказывает связь его теории не только с взглядами Маслоу, но и с концепцией гештальтпсихологии и идеей творческого Я повлиявшей на многие теории личности, созданные во второй половине XX в. При этом Роджерс не только говорит о влиянии опыта на самооценку, но и подчеркивает необходимость открытости человека для нового опыта. В отличие от большинства других концепций, настаивающих на ценности будущего (Адлер) или влиянии прошлого (Юнг, Фрейд), Роджерс подчеркивает значение настоящего, говоря о том, что люди должны научиться жить в настоящем, осознавать и ценить каждый момент своей жизни, находя в нем что-то прекрасное и значительное. Только тогда жизнь раскроется в своем истинном значении и только в этом случае можно говорить о полной реализации или, как говорил Роджерс, о полном функционировании личности.

Открытия Роджерса связаны не только с новым взглядом на самоактуализацию и самооценку человека, но и с его подходом к психокоррекции. Он исходил из того, что психотерапевт не должен навязывать своего мнения пациенту, но должен подводить его к правильному решению, которое пациент принимает самостоятельно. В процессе терапии пациент учится больше доверять себе, своей интуиции, своим ощущениям и побуждениям. Он начинает лучше понимать себя, а затем и других. В результате и происходит то «озарение», которое помогает перестроить свою самооценку, «переструктурировать гештальт», как говорил Роджерс вслед за Вертгеймером и Келером. Это повышает конгруэнтность и дает возможность человеку принять себя и окружающих, налаживает его общение с ними, уменьшает тревожность и напряжение. Эта терапия происходит как встреча терапевта с клиентом или, в групповой терапии, как встреча нескольких клиентов и терапевта. Этот подход позволил Роджерсу создать так называемые энкаунтер-группы, или группы встречи, которые являются одной из самых распространенных в настоящее время технологий психотерапии и обучения.

— Магистерская программа «Консультативная психология.

Персонология» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

«Я разделяю с другими учеными стремление найти тот порядок, который, по моему убеждению, существует в человеческой психике»

«… психологическая наука в перспективе, на самых высоких уровнях своего развития будет скорее наукой понимания, нежели наукой предсказания…»

«… консультирование – это познаваемый, предсказуемый и вполне понятный процесс, который может быть изучен, опробован и усовершенствован»

«… если я доверяю способности индивида развивать свою собственную потенциальность, то я могу предоставить ему массу благоприятных возможностей, могу позволить ему выбрать свой собственный путь…»

«Эффективное консультирование представляет собой… свободное от предписаний взаимодействие, которое позволяет клиенту достичь осознания самого себя настолько, что это дает ему возможность сделать позитивные шаги в свете его новой ориентации»

«Терапевтические отношения – это такие отношения, при которых теплое принятие человека и отсутствие любого давления или личного принуждения на него со стороны консультанта позволяет возникнуть максимальному выражению чувств, установок и проблем клиента»

«Опытный консультант воздерживается от внесения в терапевтические ситуации своих собственных желаний, собственных реакций или предубеждений»

«… очень важно рассматривать свои функции в качестве зеркала, которое показывает клиенту его подлинную сущность, дает ему с помощью этого нового восприятия возможность изменить самого себя»

«Когда я нахожусь в наилучшей форме как… терапевт, т. е. когда я ближе всего к моему внутреннему, интуитивному Я, … тогда все, что бы я ни делал, оказывается целительным. Тогда просто мое присутствие освобождает и помогает»

«Прогресс… психотерапии, будет обеспечиваться признанием принципиальных различий в существующих терапевтических подходах, а не в стремлении к гармонии идей, для которой на самом деле нет никакого основания»

«… человекоцентрированный подход построен на глобальном доверии к человеку»

«Человекоцентрированный способ бытия в психотерапии ведет к процессу самоисследования и самораскрытия клиента»

«Нелегко стать глубоко человечным… Путь, представленный нами, — это вызов. Он предполагает изменение нашего мышления, нашего способа бытия…»

«Жизнь не сдается, даже если не может преуспевать»

Гуманистическая психология: Карл Роджерс

Развитие теории гуманистической психологии

Определение 1

Гуманистическая психология – это одно из направлений в западной психологии (преимущественно американской), которое признает своим главным предметом изучения личность как целостную и уникальную систему, представляющую собой возможность открытой и свободной самоактуализации, присущей только человеку.

Гуманистическая психология берет свое начало в середине ХХ века. Именно в этот период психология впервые концентрируется на личности человека как целостной и уникальной системе. Ввиду централизации на личности человека, данное направление получает название гуманистического.

Гуманистическая психология появилась как направление, которое стало альтернативным тем психологическим школам, которые существовали в средние века. В первую очередь она стала альтернативой психоанализу и бихевиоризму, посредством формирования собственной концепции личности и ее развития.

Замечание 1

Особую популярность гуманистическая психология имела в США. Видными учеными, внесшими вклад в ее развитие, являлись: А. Маслоу, Р. Мэй, К. Роджерс, Г. Олпорт и некоторые другие

Особый вклад в гуманистическую психологию внес К. Роджерс, который усмотрел неполноценность иных направлений психологий, ввиду того, что они избегали конфронтации с реальной действительностью и тем, как ее воспринимает и переживает человек. Кроме того, существующие психологические направления игнорировали различные конструктивные признаки личности, такие как единство, целостность и неповторимость. По мнению К. Роджерса, исследование общей картины личности может быть полным и объективным только в том случае, если она изучается не фрагментарно, а в единстве ролевых стереотипов.

Таким образом, гуманистическая психология К. Роджерса выступила в качестве призыва понять сущность человеческого бытия во всей его непосредственности на уровне, лежащем между субъектом и объектом. С самого своего начала гуманистическая психология была создана для того, чтобы всестороннее исследовать способности и возможности человека, которые не были исследованы в достаточной мере бихевиоризмом, позитивизмом, психоанализом.

Основные принципы гуманистической психологии

Основными принципами гуманистической психологии, выделенными К. Роджерсом, являются:

  1. Каждое человеческое бытие имеет определенный предел, однако при этом каждый человек обладает необходимой свободой для построения собственной жизни, вне зависимости от его положения. Например, даже человек, который обречен на смерть (смертельно больной) имеет право и возможность чувствовать и вести себя по-разному. Так, кто-то находится в угнетенном состоянии и просто ждет смерти, а кто-то стремится «взять от жизни все», попробовать себя в разных ролях и ипостасях.
  2. Одни из основных источников информации является субъективный психический опыт человека и его действительное экзистенциальное состояние. Психический опыт становится доступным для человека через осознания его реального состояния и осознание себя «здесь и сейчас».
  3. Природа человека представляет собой не то, что делает сам человек, а то как он осознает собственное бытие. Природа человека не может быть познана полностью и до конца, так как она находится в непрерывном развитии.
  4. Человек целостен и един, именно это делает его «Я» уникальным, а разделить его психическое и органическое практически невозможно.
  5. Сознание человек не сводится к его основным защитам и потребностям, как это описано и представлено в иных направлениях психологии (фрейдизм, бихевиоризм и т. д.).

Из данных принципов гуманистической психологии «вытекает» ряд этических принципов, которые заключаются в следующем:

  1. Идеальные взаимоотношения между людьми могут возникнуть только в том случае, если они основаны на взаимном признании друг друга.
  2. Каждый человек живет только «здесь и сейчас», так как именно момент существенен для человеческого бытия.

Общая характеристика гуманистической психологии К. Роджерса

Одним из виднейших представителей гуманистической психологии является Карл Роджерс, который понимал гуманистическую психологию как совокупность теоретических воззрений на личности человека и индивидуальность ее развития.

Предметом исследования К. Роджерса является неповторимая и уникальная личность, которая постоянно созидает саму себя, осознает собственное назначение в жизни и регулирует границы своей субъективной свободы.

Карлом Роджерсом в рамках гуманистической психологии была разработана «клиент-центрированная терапия», в основе которой лежит полное принятие клиентом ответственности за решение своих жизненных проблем. Именно благодаря данной терапии учение К. Роджерса является популярным и весьма востребованным и в настоящее время.

Все психологические теории, разработанные К. Роджерсом, являются основной для его психокоррекционных методик. Именно в них он делает основной упор на «самостоятельность» клиента, в решении собственных проблем. В этой связи, одной из главных задач психотерапевта является не навязывание своего мнения клиенту, а подведение его к правильному решению, которое клиент должен обязательно принять самостоятельно. Правильно организованная психотерапевтом работа способствует «озарению» клиента и помогает ему пересмотреть самооценку самого себя, своего поведения и действий. Такое переструктурирование способствует тому, что клиент постепенно налаживает взаимоотношения с окружающими, принимает самого себя и окружающих.

Замечание 2

Таким образом, согласно К. Роджерсу, основным мотивом поведения человека является его стремление к актуализации через реализацию собственных способностей. Стремление к самоактуализации является врожденным чувством каждого человека.

К. Роджер в своих исследованиях предпринял попытку структурировать самоактуализацию следующим образом:

  1. Представление о самом себе, своем «Я» и его месте в обществе, идеальная и реальная самость человека.
  2. Слушание и понимание – необходимо не просто слушать окружающих, но и понимать их, пытаться чувствовать то же, что и они. В этом случае можно не только выстроить взаимоотношения с человеком, но и обогатить собственный психологический опыт.
  3. Самость против идеальной самости – необходимо не просто понимать и осознавать свои недостатки, но и стремится к борьбе с ними.

Карл Роджерс (1902–1987). История современной психологии

Карл Роджерс (1902–1987)

Карл Роджерс известен прежде всего благодаря своему популярному в психотерапии методу под названием личностно — ориентирован — ная терапия. Концепция Роджерса так же, как и теория Маслоу, основывается на доминировании одного главного мотивирующего фактора. Правда, в отличие от Маслоу, строившего свои заключения на исследовании эмоционально уравновешенных, здоровых людей, Рождерс основывался преимущественно на опыте работы в психологическом консультационном кабинете в университетском городке.

Личностно — ориентированная терапия — подход в психотерапии, развивавшийся Карлом Роджерсом. Отличается прежде всего тем, что ответственность за происходящие перемены возлагается не на терапевта, а на самого клиента.

Само название метода достаточно четко отражает его взгляд на природу и задачи гуманистической психологии. Возлагая основную ответственность за происходящие во время лечения перемены не на терапевта, а на клиента (как это было и в ортодоксальном психоанализе), Роджерс тем самым выражает взгляд, что человек, благодаря своему разуму, в состоянии самостоятельно менять характер своего поведения, заменяя нежелательные действия и поступки на более желательные. По его мнению, мы вовсе не обречены вечно находиться под властью бессознательного или собственных детских переживаний. Личность человека определяется настоящим, она формируется под влиянием наших сознательных оценок происходящего.

Страницы жизни

Карл Роджерс родился в городке Оук Парк, штат Иллинойс, в пригороде Чикаго. Его родители придерживались строгих религиозных взглядов, что, как отмечал сам Роджерс, постоянно довлело над ним тяжким грузом в детстве и юности. Он вынужден был жить по правилам, предписанным родителями, подавляя любое, самое малое проявление эмоций. Он сообщал, что именно эти постоянные ограничения породили в нем чувство протеста, хотя ждать, пока оно во что — то выльется, пришлось довольно долго.

Юный Карл рос замкнутым ребенком, большое место в его жизни занимало чтение. Постоянное одиночество приучило его полагаться в большей степени на себя самого, однако еще долгое время ему не удавалось изжить в себе зависимость от верований своих родителей. Когда Роджерсу исполнилось 12 лет, семья переехала на ферму, и у мальчика проявилась сильная тяга к природе. Он много читал о разного рода сельскохозяйственных экспериментах и хорошо представлял себе, что такое научный подход к действительности.

Хотя его интеллектуальные интересы определились, эмоциональная жизнь была в полном беспорядке. «В тот период, — писал он, — меня постоянно посещали причудливые фантазии, и, скорее всего, любой психиатр определил бы их как шизоидные. Но, по счастью, я не встречался тогда с психиатрами» (Rogers. 1980. Р, 30).

И лишь в возрасте 22 лет, когда он вступил в Христианскую студенческую ассоциацию в Китае, ему удалось полностью избавиться от зависимости от фундаменталистских взглядов своих родителей и усвоить более либеральную жизненную философию (Rogers. 1967). Он пришел к убеждению, что человек в большей степени должен полагаться на собственное понимание ситуации, а не на мнение окружающих. Он также понял, что каждый человек должен сознательно и активно работать над собственным совершенствованием. Эти идеи и легли в основу его теории личности.

Роджерс получил научную степень в области клинической и педагогической психологии в 1931 году в педагогическом колледже при Колумбийском университете. В течение следующих девяти лет он работал в «Обществе по предотвращению насилия над детьми», общаясь с малолетними правонарушителями и детьми из неблагополучных семей. В 1940 году он начал академическую карьеру. Рождерс преподавал в университетах штатов Огайо. Висконсин и Чикагском университете. Именно в эти годы и родилась его теория и метод психотерапии.

Самоактуализация

Главным мотивом деятельности человека является стремление к самоактуализации (Rogers. 1961). Хотя это стремление носит врожденный характер, его развитию могут способствовать (или, напротив, препятствовать) детские переживания и научение. Роджерс подчеркивал значение взаимоотношений мать — дитя, поскольку это существенным образом влияет на рост самосознания ребенка. Если мать в достаточной мере удовлетворяет потребности ребенка в любви и ласке — Роджерс называл это позитивным вниманием[147], — то у ребенка значительно больше шансов вырасти здоровым в психологическом смысле. Если же мать ставит проявления любви в зависимость от хорошего или плохого поведения ребенка (в терминологии Роджерса условно позитивное внимание), то подобный подход скорее всего интериоризи — руется в психике ребенка, и последний будет чувствовать себя стоящим внимания и любви лишь в определенных ситуациях. В этом случае ребенок будет стараться избегать ситуаций и поступков, вызывающих неодобрение матери. В итоге же личность ребенка не получит полного развития. Он не сможет полностью проявить все аспекты своего Я, поскольку некоторые из них отвергаются матерью.

Таким образом, первым и непременным условием здорового развития личности является безусловное позитивное внимание к ребенку. Мать должна проявлять свою любовь к ребенку и полное его приятие вне зависимости от того или иного его поведения, особенно в раннем детском возрасте. Только в этом случае личность ребенка развивается полноценно, а не ставится в зависимость от тех или иных внешних условий. Таков единственный путь, позволяющий человеку в итоге достичь самоактуализации.

Самоактуализация представляет собой наивысший уровень психического здоровья личности. Концепция Роджерса в значительной мере похожа на понятие самоактуализации у Маслоу. Различия между этими двумя авторами касаются разного понимания психического здоровья личности. Для Роджерса психическое здоровье или полное раскрытие личности характеризуется следующими чертами:

? открытость по отношению к опыту любого типа;

? намерение жить полной жизнью в любой момент жизни;

? способность прислушиваться больше к собственным инстинктам и интуиции, чем к рассудку и мнениям окружающих;

? чувство свободы в мыслях и поступках;

? высокий уровень творчества.

Роджерс описывает достигшего наиболее полного раскрытия человека в большей степени как актуализирующегося, чем уже актуализи — ровавшегося, подчеркивая процессуальный, длящийся характер этого действия. Он всячески подчеркивает постоянный рост человека, что отражено уже в самом названии его самой известной книги «Становясь личностью» (On Becoming a Person) (Rogers. 1961).

Комментарии

Личностно — ориентированная терапия Роджерса оказала большое влияние на развитие психологии. Эта теория была хорошо встречена психологами, прежде всего из — за акцента на личностном начале в человеке. Критике же этот подход подвергали в основном за отсутствие ясности в вопросе о врожденных предпосылках и потенциале самоактуализации, а также за постоянное подчеркивание роли сознательных факторов в ущерб роли бессознательного в психической жизни человека. В остальном же и теория Роджерса, и его метод терапии получили признание и широко используются как в научных исследованиях, так и в клинической практике.

Работы Роджерса оказали существенное влияние на общее представление о потенциале человеческой личности. Его по праву можно считать одним из основателей движения за общую гуманизацию психологии. В 1946 году он был избран президентом Американской психологической ассоциации, а также получил награды «За выдающиеся научные достижения» и «За выдающийся профессиональный вклад».

Роджерс Карл Рэнсом


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Карл Рэнсом Роджерс

Роджерс (Rogers) Карл Рэнсом (1902-1987) — американский психолог, один из основателей гуманистической психологии.

Биография. Получил психологическое образование в университетах штатов Висконсин и Колумбия (бакалавр, 1924; магистр, 1926). Профессиональную деятельность начал в качестве психолога в исследовательском отделе Общества по профилактике детской жестокости в г. Рочестере, Нью-Йорк. В 1931 г. защитил докторскую диссертацию в Педагогическом колледже Колумбийского университета. Профессор медицинской психологии в Университете штата Огайо (1940-1945). С 1945 г. — руководитель консультационного центра при Чикагском университете. С 1957 г. работал в Висконсинском университете, с 1964 г. — в Институте поведенческих наук в г. Ла-Джолла, Калифорния (в дальнейшем — в качестве директора). Президент Американской ассоциации прикладной психологии (1944-1945), Американской академии психотерапевтов (1956-1958).

Исследования. По Роджерсу, в личности существуют три уровня: организма, феноменального поля (жизненного опыта) и самости (как части феноменального поля, состоящей из осознанных ощущений и оценок «Я»). При этом устойчивость личности обусловлена конгруэнтностью (соответствием) самости и жизненного опыта. При нарушении конгруэнтности возникают напряженность и тревога. Также к невротизации приводит и отказ от самоактуализации. В его теории личности было выделено две системы регуляции: на уровне «Я» и на уровне организма. При этом Я-концепция представлена динамикой соотношения Я-реального, представляющего собой систему представлений и оценок самого себя, зависящую от индивидуального опыта и актуальных оценок окружающих, и Я-идеального, представляющего собой то, каким человек хочет быть.

Терапия. Разработал индирективную психотерапию, центрированную на клиенте, в основе которой лежит правило не давать советов клиенту и избегать оценок его поведения, но актуализировать его творческие потенции, требующиеся для самостоятельного решения его проблем. Цель индирективной психотерапии — добиться перестройки «Я», так чтобы оно стало открытым к принятию нового опыта.

Кондаков И.М. Психология. Иллюстрированный словарь. // И.М. Кондаков. – 2-е изд. доп. и перераб. – СПб., 2007, с. 500-501.


Роджерс (Rogers) Карл (р. 8.1.1902, Ок-Парк, Иллинойс), американский психолог, один из лидеров «гуманистической психологии». Основатель так называемой ненаправленной, или «центрированной на клиенте», психотерапии, при которой врач, вступающий в глубоко личностный контакт с пациентом, видит в нём не больного, а «клиента», берущего на себя ответственность за решение собственных проблем путём активизации творческого начала своего «Я». В своей теории личности Роджерс различает две системы регуляции поведения: организм, стремящийся сохранить и усилить себя; «Я» личности как особая область в поле опыта индивида, которая складывается из системы восприятий и оценок личностью своих черт и отношений к миру. При жёсткой структуре «Я» не согласующийся с ней опыт воспринимается как угроза личности и при споём осознании либо подвергается искажению, либо вовсе отрицается. Цель ненаправленной психотерапии — так перестроить структуру «Я» личности, чтобы она стала гибкой, открытой по отношению ко всему опыту. Представляемая Роджерсом так называемая экзистенциальная, или «гуманистическая», психология, сложившаяся под влиянием иррационалистической философии экзистенциализма, приобрела в 1950—1960-х годах широкую популярность в США и претендует на роль «третьей силы» (наряду с фрейдизмом и бихевиоризмом) в исследовании человеческого поведения.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

Сочинения: Psychotherapy and personality change, Сhi., 1954; A theory of therapy, personality and interpersonal relationships, в кн.: Koch S. (ed.), Psychology, v. 3, N. Y., 1959; Freedom of personality, N. Υ., 19722.

Литература: Божович Л. И., Личность и ее формирование в детском возрасте, М., 1968; Hall С. S., L i n d z e у G., Theories of personality, N. Υ., 1970.


Далее читайте:

Исторические лица США (биографический указатель).

Сочинения:

Clientcentered Therapy: Its Current Practice, Implications and Theory. Boston: Houghton-Mifflin, 1951; Psychotherapy and Personality Change. Chicago, 1954; On Becoming a Person: A Therapist’s View of Psychotherapy. Boston: Houghton-Mifflin, 1962; Freedom to Learn: a View of what Education Might Become. Columbus, Ohio, 1969; Freedom of Personality. N. Y., 1972; Encounter Groups. L., 1975; On Personal Power: Inner Strength and its Revolutionary Impact. N. Y.: Delacorte, 1977; Эм- патия // Психология эмоций: Тексты / Под ред. В. К. Вилюнаса, Ю. Б. Гиппенрейтер. М.: Изд-во МГУ, 1984; К науке о личности // История за-рубежной психологии: 30-60-е гг. XX в.: Тексты. М., 1986; Несколько важных открытий // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. 1990. № 2; Взгляд на психотерапию: Становление человека. М.: Прогресс, 1994; Искусство консультирования и терапии. М.: ЭКСМО, 2002.

Литература:

Орлов А. Б. Карл Роджерс и современный гуманизм // Вестник МГУ. Психология. 1990. № 2; Ярошевский М. Г. История психологии: От античности до середины XX века. М.: Академия, 1996; ШульцД., Шульц С. История современной психологии. СПб.: Евразия, 1998; К. Роджерс // Психология: Биографический библиографический словарь / Под ред. Н. Шихи, Э. Дж. Чепмана, У. А. Конроя. СПб.: Евразия, 1999; Фрейджер Р., Фейдимен Дж. Личность: теории, эксперименты, упражнения. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2001; Орлов А. Б. Человекоцентрированный подход в психологии, психотерапии, образовании и политике (К 100-летию со дня рождения К. Роджерса) // Вопросы психологии. 2002. № 2.

 

 

 

Карл Роджерс — О становлении личностью читать онлайн

О становлении личностью

В одном из своих самых значительных трудов выдающийся психолог, психотерапевт, мыслитель К.Роджерс описывает свой уникальный и богатейший опыт помощи людям в поиске их пути к развитию и личностному росту через понимание собственных возможностей и ограничений. Для учащихся психологических, педагогических, психиатрических факультетов, профессиональных психологов, педагогов, воспитателей и всех, кто по роду своих занятий сталкиваются с человеческими проблемами, а также широкого круга читателей, интересующихся вопросами развития и самосовершенствования.

Карл Роджерс

Перевод М.М.Исениной под редакцией д.п.н. Е.И.Исениной

C.Rogers. On Becoming a Person: A Therapists View of Psychotherapy. Boston, 1961

К.Роджерс. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.: «Прогресс», 1994

Терминологическая правка В.Данченко

Предисловие редактора HTML-версии

Несколько слов о переводе названия «On becoming a person». Под «персоной» здесь подразумевается не просто «человек», а «лицо» как ответственный субъект волеизъявления. Это почти совпадает с одним из парадигмальных отечественных определений «личности» как «субъекта самодеятельности». Поэтому «becoming a person» вполне можно трактовать как «становление личностью», тем более что принципиальное для западной культуры содержательное различие между «лицом» и «личностью» в русском языке почти не обозначено. По мысли Роджерса, миссия психотерапии состоит в том, чтобы содействовать переходу человека из статуса расстроенной «машины» (механическое поведение которой всецело обусловлено случайными факторами и превратностями социализации) в статус самостоятельного и ответственного «действующего лица», – то есть содействовать его становлению личностью, субъектом своей деятельности.

В. Д.

Киев, июль 2004 года

Я был психотерапевтом[1] (консультантом по личным проблемам) более тридцати трех лет. Я и сам поражаюсь, когда говорю о таком сроке. Это значит, что в течение трети века я старался помочь самым разным людям: детям, подросткам и взрослым в учебных, профессиональных, личных и супружеских проблемах; «нормальным», «невротикам» и «душевнобольным» (я ставлю кавычки, чтобы показать, что все эти ярлыки вводят в заблуждение). Я помогал тем, кто приходил за помощью, и тем, кого ко мне присылали; тем, у кого были небольшие проблемы, и тем, кто совершенно отчаялся и потерял надежду в жизни. Считаю, мне очень повезло, что у меня была возможность близко узнать такое множество разных людей.

Исходя из своего клинического опыта и исследований, проведенных за эти годы, я написал несколько книг и статей. Работы, вошедшие в эту книгу, отобраны из числа тех, которые были написаны мною в последнее десятилетие, с 1951 по 1961 год. Я бы хотел объяснить, почему я издаю их в виде книги.

Во-первых, я считаю, что почти все из них имеют прямое отношение к жизни человека в нашем сложном современном мире. Это, конечно, не книга советов и не пособие типа «сделай сам», однако мой предыдущий опыт говорит о том, что данные работы затронули читателей и обогатили их. Они в какой-то мере придают уверенность человеку, который сам выбирает свой путь и идет по нему, чтобы стать таким, каким он хочет быть. Именно по этой причине мне бы хотелось, чтобы эти произведения были более доступны тем, кому они могли бы быть интересны. Моя книга – для «умных неспециалистов». Мне кажется это справедливым еще и потому, что все мои предыдущие книги предназначались для психологов и были малодоступны людям вне этой профессии. Я искренне надеюсь, что многие из тех, кто не интересуется ни консультированием, ни психотерапией, обнаружат, что знания, полученные в этой области, придадут им жизненных сил. Я также верю и надеюсь, что многие люди, которые никогда не обращались за помощью к консультанту, читая высказывания клиента во время сеанса психотерапии, почувствуют, что у них прибавилось мужества и уверенности в себе. Им будет легче понять свои собственные трудности, переживая в воображении борьбу других людей за свой личностный рост.

Другая причина, побудившая меня подготовить эту книгу, – большое число настоятельных просьб от тех, кто уже знаком с моей позицией в консультировании, психотерапии и теории межличностных отношений. Эти люди говорят, что хотят узнать о моих последних взглядах в этих областях, причем в доступной, удобочитаемой форме. Им надоело слышать о неопубликованных статьях, которые они не могут достать, и искать разрозненные работы в случайных журналах, – они желают, чтобы все эти работы были собраны в одной книге. Такая просьба лестна для любого автора. И она накладывает на меня обязательства, которые я постараюсь выполнить. Я думаю, читатели будут довольны подборкой работ, которая показывает, что книга предназначена для психологов, психиатров, учителей, воспитателей, школьных психологов, служителей культа, социальных работников, дефектологов, руководителей предприятий, специалистов по работе с персоналом, политологов и других, которые в прошлом признавали, что мои труды важны для их профессиональной деятельности. Эта книга посвящается им в самом прямом смысле слова.

Имеется и другая, более сложная личная причина, которая подвинула меня на создание книги. Это – поиск подходящей аудитории для моих идей. Мысль эта беспокоит меня уже более десяти лет. Я знаю, что пишу только для части психологов. У большинства из них интересы лежат в областях, где бытуют такие термины, как «стимул-реакция», «теория научения», «оперантное обусловливание»[2], и они так привыкли рассматривать индивида[3] как объект, что содержание моих работ часто озадачивает их, если не раздражает. Я также сознаю, что пишу лишь для части психиатров. Для многих из них, возможно большинства, все истины психотерапии были уже давно открыты Фрейдом, у них отсутствует интерес к новым направлениям и их исследованию, они даже настроены против этого. Я также знаю, что пишу лишь для незначительной части психиатров, называющих себя консультантами, так как большинство их интересуется главным образом прогнозирующими тестами, измерениями и методами направляющей помощи.

Поэтому, когда дело доходит до публикаций, я чувствую себя неудовлетворенным, отдавая статью в профессиональный журнал, относящийся к одной из этих трех областей. У меня были публикации в таких журналах, однако большинство моих работ за последние годы скопились в виде неопубликованных рукописей, которые расходятся в виде ксерокопий. Это говорит о том, что я точно не знаю, как найти своих читателей.


Карл Роджерс Биография психолога

Карл Роджерс считается одним из самых выдающихся мыслителей психологии. Он наиболее известен разработкой метода психотерапии, называемого клиентоцентрированной терапией, и тем, что был одним из основоположников гуманистической психологии.

Быстрые факты

  • Родился : 8 января 1902 года в Оук-Парке, штат Иллинойс
  • Умер : 4 февраля 1987 года в Ла-Холье, Калифорния
  • Известен как : клиентоцентрированная терапия, полноценный человек, самостоятельный актуализация

Ранняя жизнь

Карл Рэнсом Роджерс родился в 1902 году в Оук-Хилл, штат Иллинойс.Его отец был инженером-строителем, а мать была домохозяйкой; он был четвертым из шести детей. Роджерс с самого раннего возраста хорошо учился в школе: он начал читать в возрасте до 5 лет и мог пропустить детский сад и первый класс.

Когда ему было 12 лет, его семья переехала из пригорода в сельскую ферму. Он поступил в Университет Висконсина в 1919 году по специальности «сельское хозяйство». Однако после посещения христианской конференции 1922 года в Китае Роджерс начал сомневаться в своем выборе карьеры.Позже он сменил специальность на историю с планами стать министром.

Он окончил Университет Висконсина в 1924 году со степенью бакалавра истории и поступил в Союзную теологическую семинарию, а затем в 1926 году перешел в педагогический колледж Колумбийского университета, чтобы получить степень магистра.

Одной из причин, по которой он решил отказаться от занятий теологией, был семинар по религии под руководством студентов, который заставил его усомниться в своей вере. Еще одним источником вдохновения для его перехода к изучению психологии стал курс, который он прошел в Колумбийском университете, преподаваемый психологом Летой Стеттер Холлингворт.

Роджерс считал психологию способом продолжить изучение многих жизненных вопросов без необходимости подписываться под определенной доктриной. Он решил поступить на программу клинической психологии в Колумбийском университете и защитил докторскую диссертацию в 1931 году.

Карьера

После получения докторской степени Роджерс несколько лет проработал в академических кругах, занимая должности в Университете штата Огайо, Чикагском университете и Университете Висконсина.

Именно в это время Роджерс разработал свой подход к терапии, который он первоначально назвал «ненаправленной терапией».«Этот подход, при котором терапевт выступает в роли фасилитатора, а не руководителя терапевтического сеанса, в конечном итоге стал известен как терапия, ориентированная на клиента.

В 1946 году Роджерс был избран президентом Американской психологической ассоциации. Роджерс написал 19 книг и множество статей, в которых излагаются его гуманистические теории. Среди его самых известных работ — «Терапия, ориентированная на клиента», (1951), «Как стать человеком», (1961) и «Образ жизни», (1980).

После нескольких конфликтов на факультете психологии Университета Висконсина Роджерс принял должность в Западном институте поведенческих исследований (WBSI) в Ла-Холье, Калифорния. В конце концов, он и несколько коллег покинули WBSI, чтобы сформировать Центр изучения личности (CSP).

В 1987 году Роджерс был номинирован на Нобелевскую премию мира. Он продолжал заниматься клиентоцентрированной терапией до своей смерти в 1987 году.

Важные теории

Самоактуализация

Роджерс считал, что всем людям присуща врожденная потребность в росте и реализации своего потенциала.Он считал, что потребность в самоактуализации была одним из основных мотивов поведения.

Безусловный положительный взгляд

Роджерс предположил, что для того, чтобы психотерапия была успешной, терапевту необходимо безоговорочно положительно относиться к клиенту. Это означает, что терапевт принимает клиента таким, какой он есть, и позволяет ему выражать как положительные, так и отрицательные чувства без осуждения или упрека.

Развитие личности

Роджерс считал, что формирование здоровой самооценки — это непрерывный процесс, определяемый жизненным опытом человека. Люди со стабильным самоощущением, как правило, обладают большей уверенностью и более эффективно справляются с жизненными проблемами.

Роджерс предположил, что самооценка начинает развиваться в детстве и находится под сильным влиянием родителей. Родители, которые предлагают своим детям безусловную любовь и уважение, с большей вероятностью будут развивать здоровую самооценку. Дети, которые считают, что они должны «заслужить» любовь родителей, могут в конечном итоге получить низкую самооценку и чувство собственного достоинства.

Сравнение

Роджерс также предполагает, что люди склонны иметь представление о своем «идеальном я».«Проблема в том, что наш образ того, кем, по нашему мнению, должен быть, не всегда совпадает с нашим восприятием того, кем мы являемся сегодня. Когда наше представление о себе не совпадает с нашим идеальным «я», мы находимся в состоянии несоответствия.

Роджерс считал, что, получая безусловное позитивное отношение и стремясь к самоактуализации, люди могут приблизиться к достижению состояния конгруэнтности.

Полнофункциональный человек

Роджерс предположил, что люди, которые постоянно стремятся реализовать свою тенденцию к актуализации, могут стать тем, что он назвал полностью функциональными.Полностью функционирующий человек — это тот, кто полностью соответствует и живет текущим моментом.

Как и многие другие аспекты его теории, безусловное позитивное отношение играет решающую роль в развитии полноценного функционирования. Те, кто получают поддержку и любовь без осуждения, могут развить в себе чувство собственного достоинства и уверенность, чтобы быть лучшим человеком, которым они могут быть, и полностью реализовать свой потенциал.

Согласно Роджерсу, полноценно функционирующий человек обладает некоторыми из следующих характеристик:

  • Гибкая самооценка
  • Открытость к опыту
  • Способность жить в гармонии с другими
  • Безусловное уважение к себе

Вклад в психологию

Делая упор на человеческий потенциал, Карл Роджерс оказал огромное влияние как на психологию, так и на образование. Помимо этого, многие считают его одним из самых влиятельных психологов 20 века. Больше терапевтов называют Роджерса своим главным источником влияния, чем любого другого психолога.

По словам его дочери Натали Роджерс, он был «образцом сострадания и демократических идеалов в своей жизни, а также в своей работе педагога, писателя и терапевта».

Его собственными словами

«Опыт для меня — высший авторитет. Пробным камнем достоверности является мой собственный опыт.Идеи других людей и ни одна из моих собственных идей не имеют такого авторитета, как мой опыт. Именно для того, чтобы переживать, я должен возвращаться снова и снова, чтобы обнаружить более близкое приближение к истине, поскольку она находится в процессе становления во мне »- Карл Роджерс, О становлении человеком , 1954

Избранные публикации

Роджерс, К. (1951) Терапия, ориентированная на клиента: ее текущая практика, последствия и теория. Бостон: Хоутон Миффлин.

Роджерс, К.(1961) О становлении человеком: взгляд терапевта на психотерапию. Бостон: Хоутон Миффлин.

Роджерс, К. (1980) Способ бытия. Бостон: Хоутон Миффлин.

Биографии

Коэн, Д. (1997) Карл Роджерс. Критическая биография. Лондон: Констебль.

Торн, Б. (1992) Карл Роджерс. Лондон: Мудрец.

Биография Карла Роджерса

Карл Роджерс был психологом-гуманистом 20 века и основателем психотерапии, ориентированной на человека.

Ранняя жизнь

Карл Роджерс родился и вырос в пригороде Чикаго Ок-Парк, штат Иллинойс. Он был четвертым из шести детей Уолтера Роджерса и Джулии Кушинг. Роджерс воспитывался в строгой религиозной среде. Первоначально он планировал изучать сельское хозяйство в Университете Висконсин-Мэдисон, уделяя первостепенное внимание истории и религии.

В школе его интересы сместились с сельского хозяйства в сторону религии; После получения степени бакалавра в 1924 году он поступил в либеральную протестантскую семинарию в Нью-Йорке, к ужасу своего консервативного отца. Роджерс провел два года в семинарии, а затем перешел в педагогический колледж Колумбийского университета, где работал с Джоном Дьюи. Роджерс получил степень магистра в 1928 году и докторскую степень по клинической психологии в 1931 году.

Профессиональная жизнь

Роджерс начал свою профессиональную карьеру в области детской психологии в 1930 году в качестве директора Общества предотвращения жестокого обращения с детьми. Он также читал лекции в Университете Рочестера между 1935 и 1940 годами. В 1939 году он опубликовал «Клиническое лечение проблемного ребенка» и занял должность профессора клинической психологии в Государственном университете Огайо в 1940 году.Роджерс опубликовал свои взгляды в журнале Counseling and Psychotherapy в 1942 году, изложив свою теорию о том, что человек может получить осознание, необходимое для преобразования своей жизни, путем развития уважительных, непредвзятых и приемлемых отношений с терапевтом.

Роджерс переехал в Чикаго в 1945 году, чтобы работать профессором. Он основал там консультационный центр и опубликовал результаты своих исследований в журналах «Терапия, ориентированная на клиента», в 1951 году и «Психотерапия и изменение личности» в 1954 году.Позже Роджерс вернулся в Университет Висконсина, где он оставался, пока в 1963 году не переехал в Калифорнию, чтобы присоединиться к сотрудникам Западного института поведенческих наук. В 1968 году некоторые сотрудники института присоединились к Карлу Роджерсу в создании Центра изучения личности. Он оставался в Ла-Хойе, Калифорния, до своей смерти в 1987 году.

Вклад в психологию

Роджерс воспринял идеи гуманизма Абрахама Маслоу, и он также считал, что личный рост зависит от окружающей среды.Эта вера стала основой для его разработки клиентоцентрированной терапии, позже переименованной в личностно-ориентированную терапию.

Во время преподавания в Университете Висконсин-Мэдисон Роджерс написал одну из своих самых известных книг, Как стать человеком, , в которой он утверждал, что у людей есть собственные ресурсы для исцеления и личностного роста. Роджерс ввел концепции конгруэнтности, эмпатического понимания, принятия и безусловного позитивного отношения к терапевтической среде, чтобы улучшить результат для клиентов.Он призвал консультантов продемонстрировать каждый из этих аспектов, чтобы помочь клиенту обрести понимание, распознать чувства, выразить самооценку и достичь принятия себя и самореализации.

Роджерс утверждал, что у самореализованного, полностью функционирующего человека есть семь ключевых черт:

  1. Открытость опыту и отказ от защиты.
  2. Экзистенциальный образ жизни, делающий упор на жизнь настоящим моментом, не искажая его.
  3. Доверие к себе.
  4. Возможность свободно делать выбор. Полнофункциональные люди берут на себя ответственность за свой выбор и очень самостоятельны.
  5. Жизнь творчества и адаптации, включая отказ от конформности.
  6. Умение вести себя надежно и делать конструктивный выбор.
  7. Полная, насыщенная жизнь, включающая в себя весь спектр человеческих эмоций.

Личностно-ориентированный подход Роджера к терапии получил широкое признание и применяется в сферах образования, культурных отношений, медсестер, межличностных отношений, а также в других сферах и сферах обслуживания и помощи.Психологические теории Роджерса повлияли на современную психотерапию и напрямую повлияли на область психического здоровья.

Роджерс также способствовал популяризации гуманизма в психологии. Движение гуманистической психологии сосредоточено на человеческом опыте свободы, выбора, ценностей и целей. Он отошел от традиционного психоанализа и бихевиоризма в том, что он был сосредоточен на полном психологическом здоровье клиента, а не просто на лечении симптомов, и он давал клиенту возможность полностью раскрыть свой потенциал и направить курс терапии, а не терапевт, ставящий диагноз. и объективная оценка клиента.

Роджерс провел многие из своих последних лет в борьбе с угнетением и культурными конфликтами. Он помог объединить католиков и протестантов в Ирландии и боролся за прекращение апартеида в Южной Африке.

Книги Карла Роджерса
  • Клиническое лечение проблемного ребенка (1939)
  • Консультирование и психотерапия: новые концепции на практике (1942)
  • Терапия, ориентированная на клиента: ее текущая практика, последствия и теория (1951)
  • О становлении личностью: взгляд терапевта на психотерапию (1961)
  • От человека к человеку: проблема человеческого существования (1967)
  • Свобода учиться: взгляд на то, каким может быть образование (1969)
  • В группах встреч (1970)
  • Как стать партнером: брак и его альтернативы (1972)
  • О личной власти: внутренняя сила и ее революционное влияние (1977)
  • Образ жизни (1980)

Каталожные номера:

  1. Киршенбаум, Х.(2004). Жизнь и работа Карла Роджерса: оценка к 100-летию со дня его рождения. Журнал консультирования и развития : JCD, 82 (1), 116-124. Получено с http://search.proquest.com/docview/2127?accountid=1229
  2. Роджерс, Карл Рэнсом. (1999). Энциклопедия американских жизней Скрибнера . Получено с http://www.gale.cengage.com/InContext/bio.htm

Размышления о Роджерсе — Ассоциация психологической науки — APS

Углубляясь в историю психологической науки, Observer нашел классические интервью с выдающимися психологами для продолжающейся серии Психология (вчера и) сегодня .Каждое интервью представляет современный ученый-психолог, а полный текст интервью доступен на сайте Observer. Мы предлагаем вам задуматься над словами этих легендарных ученых и решить, резонируют ли их голоса с современной наукой.

Карл Роджерс имел смысл в 1967 году, и он все еще имеет смысл в 2011 году. Как и многие студенты-психологи 1970-х и 80-х годов, я хотел стать психотерапевтом. Ориентированная на клиента терапия Роджерса подошла мне и бесчисленному множеству других как перчатка.Мы были погружены в движение за человеческий потенциал, и встреча с нашим подлинным и подлинным «я» была обычным делом. Симптомы и синдромы часто отошли на второй план, уступив место самопознанию и самовыражению в терапевтический час. Лично я скучаю по тем временам.

Легко утверждать, что Карл Роджерс отражал гуманистическое движение 1960-х годов. Это верно, но его работа также отражала ряд более крупных социальных тенденций, берущих начало в 1930-х годах.

Роджерс учился в прогрессивной унионной теологической семинарии в Нью-Йорке, а в 1931 году перешел улицу, чтобы получить докторскую степень в Колумбийском университете.Те первые годы в семинарии и Колумбии указали Роджерсу на то, что он на всю жизнь посвятил себя феноменологии «я» и требованиям психологической науки. На самом деле многое из этого уравновешивающего действия описано в интервью 1967 года Мэри Харрингтон Холл.

Роджерс также достиг интеллектуального совершеннолетия во время Великой депрессии, во время которой масштабы и размах человеческих страданий требовали внимания со всех сторон. Одним из проявлений этого в психологии было создание в 1936 году Общества психологических исследований социальных проблем (SPSSI).К тому времени Роджерс работал в Обществе по предотвращению жестокого обращения с детьми в Рочестере, штат Нью-Йорк. Именно его работа с нуждающимися и кризисными детьми способствовала появлению его клиентоориентированного подхода. Многое из этого можно увидеть в его первой книге Клиническое лечение проблемного ребенка (Роджерс, 1939), , более подробно изложенной в Консультации и психотерапия (Роджерс, 1942), и достигнув широкой известности в Клиент-центрированная терапия (Роджерс, 1951) . В центре точки зрения Роджерса и в прямом противоречии с гораздо более популярной практикой консультирования, терапевт был недирективным. Считалось, что клиенты (дети или взрослые) смогут разрешить проблемы и найти свой путь, если им представится принимающий и сочувствующий слушатель, который присоединится, а не направит их путь. Это была гуманистическая психология!

В то время, когда Роджерс формулировал свои взгляды, очень похожая деятельность проводилась на заводе Western Electric в Хоторн в Чикаго.Именно здесь Элтон Мэйо проводил свои знаменитые исследования Хоторна, набор экспериментов, направленных на то, чтобы выяснить, какие факторы рабочего места можно изменить для повышения производительности. Самые известные исследования — это те, которые измеряли эффекты освещения. Открытие того, что внимание, уделяемое рабочим, перевешивает влияние освещения на повышение производительности, стало часто цитируемым эффектом Хоторна . Было проведено множество других исследований, в том числе программа собеседований, в ходе которой изучалось отношение рабочих.Мэйо заинтересовался работниками как личностями и разработал методы собеседования, которые были сосредоточены на внимательном выслушивании рабочего без осуждения и прерывания (подробнее см. Mahoney and Baker, 2001). Этот метод стал известен как неавторитарный опрос, и его полное описание включено в книгу, описывающую исследования Хоторна, под названием «Менеджмент и рабочий » (Roethlisberger & Dickson, 1939). Многие исследователи приписывают этому методу начало движения за человеческие отношения в промышленности.Роджерс был хорошо осведомлен о работе Мэйо в Хоторне и одобрил ее.

Роджерс находил все более и более восприимчивую аудиторию к своим теориям и методам. В Университете штата Огайо, Университете Чикаго и Университете Висконсина студенты, желающие изучать психотерапию, встретили Роджерса с интересом и энтузиазмом.

В 1940-х годах другое крупное мировое событие продвинуло Роджерса и его работы дальше. Вторая мировая война высветила потребность в национальных кадрах психического здоровья. Психиатрические жертвы войны намного превзошли имеющееся количество практикующих.Национальный закон о психическом здоровье 1946 года стремился исправить ситуацию и в процессе дал нам такие вещи, как Национальный институт психического здоровья и модель Боулдера для подготовки клинических психологов.

Как и многие психологи того времени, Роджерс внес свой вклад в военные действия. Под руководством Ренсиса Лайкерта он опросил артиллеристов по возвращении с боевых вылетов. Собранные им данные были использованы для выработки рекомендаций, которые помогут артиллеристам приспособиться к гражданской жизни.Работая директором консультационных служб в United Service Organization (USO), он разработал программу по обучению других давать недирективные консультации вернувшимся ветеранам. Потребность в эффективных методах и техниках, которые можно было бы быстро освоить, была приоритетной, и терапия, ориентированная на клиента, отвечала всем требованиям. Изменился не только мир, но и американская психология. В результате войны те, кто идентифицировал себя как прикладные психологи, в 1945 году объединились с академическими психологами, чтобы создать реорганизованную Американскую психологическую ассоциацию (APA).Карл Роджерс стал президентом APA в 1946 году.

В послевоенное время профессиональная психология получила признание. Преимущества здравоохранения разросся до психотерапии, а психологи упорно боролись, чтобы завоевать признание в качестве поставщиков и получателей возмещения третьей стороной. Расцвели программы клинической и консультативной психологии. Подходы индивидуальной и групповой терапии, основанные на принципах Роджера, стали основным продуктом программ обучения. И снова Роджерс и его методы оказались гибкими.Большая часть его более ранних работ служила целям адаптации, будь то приспособление ребенка к приемной семье или возвращение GI в его сообщество. В 1960-е годы концепция приспособления была заменена целью самореализации. Консультирование и психотерапия стали инструментами самопознания, и поиски самопознания стали популярными. Феноменологическая и гуманистическая суть работ Роджерса хорошо подходила к этой новой среде.

Но времена меняются. Сегодня наблюдается усиление конкуренции за доллары здравоохранения, а также призывы к большей ответственности при предоставлении психотерапии. Распространяются программы обучения для практикующих психиатров, равно как и призывы к созданию эмпирически подтвержденных методов лечения. Уже не является очевидным, что ориентированные на клиента подходы, разработанные Роджерсом около 70 лет назад, станут якорем в обучении специалистов в области психического здоровья. Однако, как учит нас история, некоторые личности и инновации выдерживают испытание временем и остаются там для нас, когда они нам нужны. Мне нравится думать, что это верно и для Карла Роджерса.

Возвращаясь к теории личности Карла Роджерса

В недавнем исследовании была собрана информация из опросов, проведенных среди членов Ассоциации психологических наук и Американской психологической ассоциации.В ходе исследования были определены 100 лучших выдающихся психологов 20 -го века. Неудивительно, что Скиннер, Пиаже и Фрейд входят в тройку лидеров. Что может представлять интерес, так это то, что Карл Роджерс находится под номером 6.

Среди названных причин — новаторская работа Роджерса в развитии гуманистической или клиентоцентрированной терапии. Что сделало ее новаторской, так это то, что он настоял на том, чтобы модель была предметом научных исследований и клинических испытаний. Одним из результатов его работы стала психологическая теория.В этой работе Роджерс выдвинул сложный набор из 19 предложений, описывающих его теорию. В этой статье мы постараемся дать краткий обзор этого.

Чтобы обеспечить теоретическую легитимность своей клинической работы, Роджерс написал 16 книг и даже больше статей, в которых объясняется, как эти 19 положений работают на понимание человеческой личности. Среди наиболее важных ключевых моментов подхода Роджерса — новое определение терапевтических отношений . Традиционно эти отношения определялись теориями Фрейда и других, в которых роль терапевта заключалась в роли лидера, а пациента — в качестве последователя.

Роджерс утверждал, что для того, чтобы отношения терапевта и пациента были эффективными, они должны включать намеренные отношения, построенные на взаимном доверии и уважении. В более поздние годы своей работы Роджерс расширил свою модель и применил ее к другим приложениям, включая теорию личности, межличностные отношения, образование, медсестринское дело, межкультурные отношения и другие «вспомогательные» профессии и ситуации.

Основы теории Роджера

Изучение человеческой личности становится все более сложным.То, что Роджерс считал «недостающим звеном» в тогдашних традиционных методах клинического лечения, было тем, что он определил как терапию, ориентированную на человека. Среди принципов, которые он придерживался, было то, что в его повседневных отношениях в этих отношениях было несоответствие.

Ранние теории и методологии, такие как теория Фрейда, рассматривались как объективизирующие пациента, таким образом создавая неконгруэнтные или несинхронные отношения. Роджерс подверг сомнению психоаналитическую модель, заменив ее своей гуманистической психологией.

Опять же, важно признать его цель в развитии «роджерианской психотерапии», подтвержденной научными исследованиями и клиническим опытом.

Хотя в теории Роджера есть много областей, стоит отметить одну, известную как Феноменальное поле . Это состоит из воспринимаемой реальности. Постоянно меняющийся мир внешнего и внутреннего опыта. Приоритет отдается тому, что человек считает истиной (воспринимаемая реальность), а не тому, что на самом деле является правдой.Консультирование начинается с феноменального поля.

Развитие личности

В отличие от ссылки Фрейда на душу, Роджерс определил самооценку человека как основу, на которой развивается личность. Цель каждого человека — найти совпадение (баланс) в трех сферах своей жизни. Этот баланс достигается за счет самоактуализации. Как показано ниже, самоактуализация имеет дело с тремя областями, такими как самооценка, самооценка, и идеальное я .

Самоактуализация невозможна, если эти образы (особенно себя-мага и идеального я) не пересекаются. Это так называемое «неконгруэнтное» представление, и роль терапевта состоит в том, чтобы преобразовать этот взгляд в конгруэнтный, как путем корректировки восприятия человеком собственного образа и самооценки, так и для того, чтобы сделать «идеальное я» более реалистичным. Процесс самореализации приведет к увеличению дублирования между этими областями и будет способствовать удовлетворению человека жизнью. В схеме Роджерса каждая из трех областей имеет определенные задачи.Пока человек не преуспеет в самоактуализации, у него будут проблемы и он останется дисбалансом в том, как он относится к своему миру.

Роджерс подчеркнул, что в плане самореализации личность каждого человека очень уникальна. Есть несколько личностей «формочки для печенья». Это также вносит в терапевтическую дискуссию идею целостного взгляда на человека .

Принципы хорошей жизни

Цель, которую стремится достичь большинство людей, хорошей жизни , описанная Роджерсом, достигается человеком, выполняющим определенные принципы.В своих исследованиях Роджерс обнаружил, что у полностью функциональных людей есть общие черты. Это:

  1. Принятие всего опыта, в том числе нового.
  2. Экзистенциальный образ жизни, в котором каждое мгновение ценится и проживается в полной мере.
  3. Уровень доверия к своим решениям.
  4. Увеличивая свободу выбора
  5. Креативность и адаптируемость без обязательного соответствия.
  6. Надежность и конструктивность в отношениях с другими.
  7. Желание жить богатой, полноценной жизнью.

Эти черты легко выражаются, и человек способен их реализовать.

Уроки Роджерса

Учитывая огромный вклад Карла Роджерса в его научную и клиническую работу, есть чему поучиться. Добавьте к этому другие профессиональные материалы, посвященные работе Роджерса, и вы получите доступ к материалам на всю жизнь. Здесь возникает вопрос о ценности его работ в 21 веке?

В этой статье в Psychology Today обсуждаются некоторые из его самых важных и продолжительных вкладов.

  • Личностно-центрированная терапия
  • Безусловное позитивное отношение
  • Эгалитарные отношения консультирования
  • Рефлексия как терапевтическая методика
  • Теория консультирования для обучения на

В последнее время растет интерес к адаптируемости теории Роджера и практика. Некоторые методы пересматривают терминологию и практику, и их применение используется в сегодняшнем мире психологии. В этот набор входят:

  • Когнитивно-поведенческая терапия (CBT)
  • Диалектическая поведенческая терапия (DBT)
  • Терапия принятия и приверженности (ACT)
  • Позитивная психология

Заключение

В этой статье «прогресс» в области психологии может быть лучше измерен как адаптивность, чем изменение .За некоторыми исключениями, большая часть нынешнего понимания психологии человеческой личности возникла благодаря адаптации предыдущих теорий. В частности, эту адаптивность лучше всего понять с помощью лингвистики. В частности, значение или определение, данное словам и фразам.

Показательный пример. Если бы мы проследили этиологию слова сознательный и его производных, мы бы нашли употребление до 19 -го века. С Фрейдом и другими это слово изменилось, чтобы охватить супер-эго .Роджерс переопределил и модифицировал супер-эго, чтобы оно означало я . Как уже упоминалось, современные методы продолжают эту традицию переопределения и замены слов и фраз, чтобы лучше объяснить их собственные области.

Этот комментарий идет без критики, а скорее для того, чтобы побудить к вдумчивому изучению того, что может предложить область психологии.

Карл Роджерс — биография, книги и теории

Карл Рэнсом Роджерс был одной из самых выдающихся фигур в истории психологии, широко известен как основоположник гуманистического подхода.Его влиятельные работы открыли путь к новым измерениям в психологии и оказали глубокое влияние на психотерапию, консультирование и образование. Он родился 8 января 1902 года в Чикаго, штат Иллинойс.

Роджерс получил раннее образование в религиозной среде, после чего изучил научные методы и их применение в практическом мире. Он выбрал сельское хозяйство в качестве своей первой области обучения в Университете Висконсин-Мэдисон, а затем истории и религии. Затем, в 20 лет, он продолжил посещать Международную христианскую конференцию, после чего решил изменить свой карьерный путь и поступил в педагогический колледж Колумбийского университета, где получил степень магистра в 1928 году и докторскую степень в 1931 году.После получения степени доктора философии он занялся исследованиями поведения детей, где он занимал должность директора Общества по предотвращению жестокого обращения с детьми в Нью-Йорке. Работая профессором психологии в Чикагском университете, он был избран президентом Американской психологической ассоциации. В этот период он также написал книгу «Как стать человеком: взгляд терапевта на психотерапию» в 1961 году.

Он работал с Абрахамом Маслоу над созданием основ гуманистической психологии, основные приложения его теории включали личностно-ориентированную терапию, обучение, ориентированное на учащегося, межкультурные отношения и риторический подход Роджера.Теории, которые он представил о себе, состояли из 19 утверждений, первая из которых гласила, что каждый живой организм ощущает свое благополучие, они знают, что им угрожает или питает. Он назвал это понятие организменной оценкой. Он предложил эту идею на основе эволюции, согласно которой человек понимает и различает свои потребности и их удовлетворение. Позитивное отношение — самая ценная эмоция среди людей, которая включает в себя все положительные эмоции, такие как любовь, признательность, привязанность, уважение и внимание, чтобы вести благополучную и успешную жизнь.Позитивное отношение также уступает место развитию положительного самоуважения, которое является самооценкой человека, тем, чем он себя воспринимает в своих глазах, как он себя ценит и достоин.

Карл Роджерс использовал термин «личностно-ориентированный подход» для разработки приложений, связанных с теорией личности, межличностными отношениями, межкультурными отношениями и такими профессиями, как медсестринское дело и преподавание, которые нуждаются в обширной человеческой заботе и поддержке. Подход, ориентированный на человека, первоначально был назван подходом, ориентированным на клиента, этот подход был разработан, когда Карл Роджерс проводил терапевтические сеансы со своими клиентами.Его помощник Элиас Портер измерил использование директивности и недирективности консультантом в поддержании стандарта эффективности терапии. Обучение, ориентированное на учащегося, было еще одной концепцией, которую Роджер разработал и на которой сделал упор, заключив, что обучение происходит в свободной среде. Он написал «Свободу учиться» в 1969 году, чтобы описать эту теорию. Американская психологическая ассоциация признала его работы и наградила его премией за выдающийся научный вклад в аккредитацию за его образцовые работы в области психологии.Кроме того, он был награжден званием гуманистов года в 1964 году Американской ассоциацией гуманистов. Ему выпала честь быть шестым выдающимся психологом 20 века.

Купить книги Карла Роджерса

Как цитировать эту страницу
Карл Роджерс

Стиль APA
Карл Роджерс. (2014). FamousPsychologies.org. Получено 4:07, 23 февраля 2021 г., с сайта https://www.famouspsychologies.org/carl-rogers/.

Гарвардский стиль
Карл Роджерс [Интернет].2014. https://www.famouspsychologies.org/carl-rogers/, 23 февраля

MLA Style
«Карл Роджерс». 2014. FamousPsychologies.org 23 февраля, 2017 https://www.famouspsychologies.org/carl-rogers/

MHRA Style
«Карл Роджерс», FamousPsychologies.org, (2014) https://www.famouspsychologies.org/carl-rogers/ [по состоянию на 23 февраля 2021 г.]

Стиль Чикаго
«Карл Роджерс», FamousPsychologies.org, https: //www.famouspsychologies.org / carl-rogers / (по состоянию на 23 февраля 2021 г.).

CBE / CSE Style
Карл Роджерс [Интернет]. FamousPsychologies.org; 2014 [цитируется 23 февраля 2021 года]. Доступно по адресу: https://www.famouspsychologies.org/carl-rogers/.

Bluebook Style
Карл Роджерс, https://www.famouspsychologies.org/carl-rogers/ (последнее посещение 23 февраля 2021 г.).

AMA Style
Карл Роджерс, https://www.famouspsychologists.org/carl-rogers/ (последнее посещение 23 февраля 2021 г.).

Сравнение психоаналитической самопсихологии и личностно-ориентированной терапии Карла Роджерса — Стефан А. Тобин, доктор философии.

СТЕФАН А. ТОБИН, доктор философии, доцент Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и занимается частной практикой в ​​качестве клинического психолога в Лос-Анджелесе. После получения докторской степени в Мичиганском университете он практиковал, писал и обучал в качестве гештальт-терапевта в США, Канаде и Европе в течение 15 лет, а также был соучредителем, тренером и президентом Института гештальт-терапии в Лос-Анджелесе. Анхелес.Помимо преподавания в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, он также преподавал в Калифорнийском государственном университете в Нортридже, Калифорнийской школе профессиональной психологии, Калифорнийском центре семейных исследований и Рёканском колледже. Он также помог основать спонсируемую церковью клинику психического здоровья и центр роста. Последние 10 лет он интересовался интеграцией экзистенциальной гуманистической психологии и психоанализа, изучал, практиковал и писал в области психологии самости Хайнца Кохута. В настоящее время он также участвует в проведении групп обучения самопсихологии и психотерапевтическом супервизии в своей практике, в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе и Консультационном центре Южной Калифорнии.

Резюме

Это сравнение философских, теоретических и клинических особенностей личностно-ориентированной терапии Роджерса и психоаналитической психологии самости Кохута, включая недавние модификации теории самопсихологии, предложенные Робертом Столоровым, его соавторами и другими. теоретиков психологии себя. Обсуждаемые сходства включают феноменологический акцент, взгляд на эмпатию, целостный фокус, теоретический взгляд на терапевтические отношения, а также взгляды терапевтов на человеческую природу и потребности для роста, включая относительную важность эмоций по сравнению с познанием в терапии. .Некоторые из обсуждаемых различий заключаются в том, как Кохут и Роджерс рассматривают теорию, как прошлое рассматривается в терапии, клинические методологии лечения, их взгляды на необходимую продолжительность лечения, важность автономии и взаимозависимости в функционировании человека. , а также различия в самопсихологии и личностно-ориентированных методах обучения. Автор приходит к выводу, что, хотя есть важные сходства между терапиями, существуют также существенные различия в отношении важности учета прошлого, аспектов переноса и контрпереноса терапевтических отношений, а также относительного акцента на вопросах развития.

В этой статье обсуждаются некоторые сходства и различия между личностно-ориентированной терапией Карла Роджерса и психоаналитической самопсихологией. Прекрасное сравнение Роджерса и Хайнца Кохута, создателя психологии самости, уже было написано Каном (1985). Левин (1987) также обсуждал некоторые поразительные сходства между этими теоретиками. Однако самопсихология была модифицирована и расширена рядом других теоретиков, включая Бакала (1985), Баша (1986), Орнштейна и Орнштейна (1980, 1985), Швабера (1983), Шейна и Шейна (1980), Толпина. (1980) и Stolorow и его коллеги (Atwood, Stolorow, 1984; Stolorow, 1976; Stolorow, Brandschaft, & Atwood, 1987; и Stolorow & Lachman, 1980).Мой комментарий, хотя и охватывает некоторые из тех же вопросов, что и Кан, будет включать в себя ссылки на некоторые из этих недавних теоретических разработок, особенно на те, что были у Столорова и его соавторов. Я также включу свою собственную субъективную оценку теорий и клинических методов терапии Роджера и психологии себя.

Недавно я впервые за много лет перечитал отрывки из значительного объема работ Карла Роджерса по психотерапии (1951, 1959, 1961; Meador & Rogers, 1979). Даже больше, чем когда я впервые прочитал эти работы, я был впечатлен ясностью, ясностью и глубиной его взглядов на психотерапию.Я хочу прояснить, что я не считаю себя экспертом по человеко-ориентированной терапии. Мой экзистенциальный гуманизм пришел в основном из-за моего участия в гештальт-терапии, которую я практиковал и преподавал в течение многих лет в качестве сотрудника Института гештальт-терапии в Лос-Анджелесе. Некоторые идеи о гештальт-терапии, которые я получил в результате изучения психологии себя, были рассмотрены в предыдущих статьях (Tobin, 1982, 1983, 1985, 1990). Я также чувствую большую личную и профессиональную близость к психологии себя на этом этапе моей карьеры, поэтому мою оценку нельзя считать полностью нейтральной.

Сначала я рассмотрю философские допущения личностно-ориентированной терапии и психологии самости, которые в основном являются экзистенциально-гуманистическими.

Идеи Роджерса пришли первыми, и, поскольку он и Кохут учились в Чикагском университете с 1945 по 1957 год, Кохут, возможно, слышал об идеях Роджерса, и эти идеи, возможно, в конечном итоге повлияли на Кохута. Однако у меня нет свидетельств этого, поскольку Кохут не упоминает Роджерса ни в одном из своих произведений. Но затем Кохут упоминает несколько других писателей, даже тех, на которых он очень похож и которые, вероятно, действительно повлияли на его мышление.Т. Максвелл (личное сообщение, 1989 г.) сказал, что Кохут, вероятно, находился под теоретическим и клиническим влиянием своей жены Элизабет Кохут, психиатрического социального работника, и у нее был некоторый контакт с Роджерсом.

В этот период Роджерс сформулировал всеобъемлющую экзистенциально-гуманистическую точку зрения на личность и психотерапию. Например, в книге «« Клиент-центрированная терапия » (1951) он выразил веру в положительный взгляд на человеческую природу и необходимость того, чтобы терапевт занимал положительное доверительное отношение к своим клиентам.Он также подчеркнул, что «операционная философия» — это гибкий процесс, а не статичность и неизменность, и что для того, чтобы терапевт занял постоянное отношение доверия и уважения к клиентам, он или она должны сначала уметь принимать такое же отношение к себе.

В период с 1945 по 1957 год Кохут становился важным практиком, теоретиком и учителем в области психоанализа, называемой эго-психологией, и был очень далек от экзистенциального гуманиста.Например, он прославился своей довольно резкой атакой на Франца Александра за его идею о том, что психоанализ может быть «корректирующим эмоциональным опытом» (Alexander et al., 1946). Чтобы показать, насколько Кохут изменился с годами, в своей последней книге (1984) он заявил, что для аналитика «нормально» радостно реагировать на шаги роста пациента и, если это составляет «корректирующий эмоциональный опыт». … да будет так «(стр. 78).

Кохут начал развивать самопсихологию в 1960-х годах из-за трудностей, которые он и большинство других терапевтов испытывали при лечении определенных пациентов с так называемыми нарциссическими расстройствами: проблемы, касающиеся самооценки, самоуравновешенности, саморегуляции и их самой сути. чувство бытия.Обычно аналитики пытались справиться с этими требовательными, разочаровывающими и часто грандиозными клиентами, интерпретируя их непрекращающиеся требования к аналитику как проистекающие из защиты от бессознательных агрессивных и сексуальных эдиповых чувств, направленных на аналитика. Эти интерпретации обычно приводили этих пациентов в ярость или подавляли (Kohut, 1971), и большинство аналитиков, начиная с Фрейда, решили, что их нельзя анализировать. Кохут постепенно начал их прислушиваться и более серьезно относиться к их жалобам; жалобы касались основных человеческих потребностей, таких как удовлетворение потребностей в уважении, привязанности и одобрении, в которых им отказывали практически все значимые люди в их жизни, включая Кохута как их терапевта.Результатом этой новой точки зрения стал пересмотр Кохутом теории Фрейда, кульминацией которого стала его первая книга The Analysis of Self (1971). Дальнейшая работа Кохута в конечном итоге привела к созданию новой теории личности, которая отвергает фрейдистскую теорию влечений и другие аспекты фрейдизма, а также методологию, которая, хотя и остается во многих отношениях психоаналитической, является радикальным отходом от фрейдистского анализа. Эта теория и метод работы подразумевают глубокую экзистенциально-гуманистическую психологию.

Феноменология

В 1959 году Кохут опубликовал статью, в которой заявил, что все концепции психоанализа должны быть получены через данные, основанные на эмпатии и косвенной интроспекции. Он пытался следовать этому методологическому принципу всю оставшуюся жизнь, и это сделало самопсихологию строго феноменологической. Роджерс, конечно же, начал уделять особое внимание феноменологии в теории и терапии личности, по крайней мере, еще в 1941 году, в «Консультации и психотерапия». Он шел по стопам психологов и психиатров, таких как Джеймс (1890), Минковский (1933), Левин (1935), Ясперс (1913) и многие другие, которые считали, что психология должна заниматься в основном субъективным опытом, а не поведением.

Роджерс видел психологию, а Кохут видел психоанализ как научное исследование субъективных состояний, а не биологических сил, поведения или исследование конфликта между гипотетическими структурами разума. Фактически, хотя некоторые теоретики психологии самости, такие как Шейн и Шейн (1986), действительно считают, что терапевт может иметь некоторые «объективные» знания о прошлом клиента, а Баш (1986) считает, что психоаналитические концепции должны быть основываясь на знаниях о функционировании мозга, Stolorow et al.(1987) категорически не согласны и доводят изречение Кохута об использовании эмпатии и самоанализа до логического завершения:

Аналитик обладает собственной субъективной системой координат, происходящей из множества источников и формирующих опытов, хотя он пытается организовать аналитические данные в набор последовательных тем и взаимосвязей. Система координат аналитика не должна быть возведена в статус объективного факта. В самом деле, важно, чтобы аналитики постоянно стремились расширить свое рефлексивное понимание своих собственных бессознательных организационных принципов, включая особенно те, которые закреплены в их «объективных знаниях» и теориях, чтобы можно было распознать влияние этих принципов на аналитический процесс и сам становится центром аналитического исследования.(стр. 6, курсив добавлен)

В лечении и личностно-ориентированная терапия, и самопсихология фокусируются на образе жизни клиента в том, что Роджерс назвал «феноменальным полем». Основная терапевтическая позиция в обоих методах лечения — это использование устойчивой эмпатии . Роджерс (1951) определил эмпатическое отношение следующим образом:

Функция консультанта заключается в том, чтобы принять, насколько он в состоянии, внутреннюю систему координат клиента, воспринимать мир таким, каким его видит клиент, воспринимать клиент сам, каким он видится самим собой, чтобы при этом отложить все восприятия из внешней системы координат и передать клиенту что-то из этого эмпатического понимания.(стр. 29)

Роджерс также различал эмпатию и эмоциональную идентификацию с клиентами и пояснил, что проявить эмпатическое отношение сложно, что требует много времени и тяжелой работы со стороны терапевта. Эти взгляды на эмпатию практически идентичны личностно-психологическим взглядам, особенно в том виде, в каком они сформулированы Stolorow et al. (1987).

Личностно-ориентированный и самопсихологический акцент на устойчивой эмпатии резко контрастирует с обычным терапевтическим подходом, который заключается в том, что терапевт знает правду о причинах проблем клиента и знает, что клиенту нужно сделать, чтобы выздороветь.Эти предположения заставляют большинство терапевтов пытаться заставить клиентов видеть вещи по-своему, либо направляя, либо манипулируя клиентами, чтобы они думали, чувствовали и действовали так, как, по мнению терапевта, они должны думать, чувствовать и действовать. Напротив, и Кохут, и Роджерс считали, что при принятии и понимании люди естественным образом будут расти в направлении, которое является уникальным и наиболее подходящим для них, и что терапевту нет необходимости — даже опасно — вести пациента. в направлениях роста, которые терапевт считает здоровыми.

Как в недавней статье (1986), так и в ответ на вопрос, который я задал ему (личное сообщение, 1985), Роджерс сказал, что он отличается от Кохута в своем взгляде на сочувствие тем, что Кохут использовал сочувствие только для сбора данных. устройства, в то время как он видел в эмпатии собственные лечебные свойства. В то время как более ранний взгляд Кохута на эмпатию был методом сбора данных, в своих последних работах он подчеркивал, что сочувствие — это «существенная человеческая связь» между людьми. Я считаю, что он, как Роджерс, двигался к сочувствию.Например, в своей последней опубликованной статье он сказал: «Простое присутствие эмпатии также имеет благотворный, в широком смысле, терапевтический эффект — как в клинических условиях, так и в жизни человека в целом» (Kohut, 1982, p. 397). Но верно и то, что он по-прежнему считал сочувствие важным для сбора данных терапевтом, чтобы иметь возможность делать хорошие интерпретации. Поскольку Роджерс никогда не признавал ценности интерпретаций, это одно различие между ними.

Кохут также сделал несколько противоречивых заявлений о том, видел ли он сочувствие как удовлетворение потребностей клиента.Иногда казалось, что он соглашается с тем, что удовлетворение является частью терапии, как, например, в его комментарии о том, что анализ психологии себя является, по крайней мере частично, «корректирующим эмоциональным опытом». Но в других случаях казалось, что он пытается; чтобы успокоить аналитический истеблишмент, поддерживая позицию , что терапия должна избегать удовлетворения клиента. Роджерс (1986, стр. 132) критиковал Кохута за то, что тот извинился за то, что дал суицидальной женщине держать два пальца, а затем объяснил себе это как «беззубые десны очень маленького ребенка, зажимающие пустой сосок» ( Кохут, 1981).Эта аналогия могла быть защитным, интеллектуальным ответом Кохута на вмешательство, которое было бы запрещено ортодоксальным аналитиком (а Кохут был очень ортодоксальным ранее в своей аналитической карьере).

Моя собственная точка зрения на конфликт Кохута относительно удовлетворения пациентов в терапии заключается в том, что понимание, принятие и оценка другим человеком — одно из самых приятных переживаний, которые может испытать каждый. Иногда, конечно, терапевты пытались конкретным образом «переродить» своих клиентов, и это, я считаю, невозможно.То, что является , возможно и даже необходимо для терапевта, чтобы помочь пациенту осознать, чего он или она были лишены в детстве, и пережить процесс оплакивания этих лишений.

Холизм

И Роджерс, и Кохут интересовались реальным человеком , с которым они обращались, а не рассматривали его или ее как набор абстракций, сил или структур. Оба также использовали целостную концепцию Я в своих теориях личности, а не более абстрактные, «отдаленные от опыта» (Stolorow, 1986) концепции, такие как эго, ид и супер-эго; биологические влечения; или гомеостатические процессы.Роджерс (1951) определил самость как «организованный, подвижный, но последовательный концептуальный паттерн восприятий характеристик и отношений« я »или« я »вместе с ценностями, присущими этим концепциям» (стр. 498).

Роджерс (1986) считал взгляд Кохута на себя очень похожим на его собственное. Однако определение Кохута со временем изменилось, и я считаю, что есть важные различия между более поздними описаниями личности Роджерса и Кохута, поскольку Кохут более сложен и более сомнителен теоретически.Кохут рассматривал себя как биполярную конфигурацию. На одном полюсе находится «грандиозное я», в котором заключены стремления человека к власти, мастерству и достижениям. На другом полюсе — «идеализированное родительское имаго», которое содержит идеализированные ценности и цели человека, с которыми он или она должен сливаться. Эти два полюса связывает «дуга напряжения» основных навыков и талантов, с помощью которых человек пытается на протяжении всей жизни уравновешивать стремление к индивидуальным целям, в то же время живя в соответствии с идеалами и ценностями, которые делают его или ее жизнь значима.

Это определение «я» относительно более далеки от субъективного опыта, чем его раннее, более простое определение, и теоретически менее здраво, чем определение Роджерса. Stolorow (1986; Stolorow et al., 1987) и Chessick (1985) указывают на три теоретические проблемы. Во-первых, он делает себя одновременно овеществленным агентом и «приемником впечатлений». Это приводит к тому, что самопсихологи делают такие утверждения, как «фрагментированное я стремится восстановить свою сплоченность». Однако кусочки чего-либо не могут стремиться к цели.Во-вторых, Столоров показывает, что некоторые аспекты определения самости Кохута противоречат собственному изречению Кохута о том, что все концепции в психологии самости должны быть достигнуты посредством сочувствия и самоанализа. Например, нельзя осознавать в себе «дугу напряжения». В-третьих, определение Кохута делает самополюсы статичными объектами, что противоречит идее Кохута (и Роджерса) о том, что «я» — это постоянно растущий, изменяющийся и изменчивый процесс. Определение также отделяет структурные полюса от источника энергии, «дуги растяжения».«Сам Кохут осознавал опасность отделения структуры от функции. Стерн (1984) указал, что даже ссылка только на один личный опыт может не отдать должное субъективному опыту. На основе своего анализа значительной части процесса развития

Сам Столоров определяет себя просто как способ организации человеком своего опыта мира и его или ее отношения к нему, что является определением себя, очень похожим на определение Роджерса.Однако, что еще больше усложняет ситуацию, я считаю, что окончательное биполярное определение «я» Кохута действительно имеет некоторую клиническую ценность, и его не следует полностью отбрасывать. Я сам счел полезным думать о пациентах с точки зрения баланса между грандиозной потребностью «я» в достижениях и идеализированной родительской имаго потребностью в идентификации с идеалами, а также конфликтом между этими существенными потребностями.

Теория поля

И Роджерс, и Кохут придерживались полевой теории саморазвития.Кохут, однако, более полно, чем Роджерс, описал виды родительских реакций или семейного поля, которые необходимы для оптимального роста личности.

Кохут и Роджерс также знали, что фрейдистская идея о том, что терапевт должен действовать как пустой экран, зависела от науки XIX века и основывалась на «субъектно-объектном расщеплении» (May, Angel, & Ellenberger, 1958). в большей части западной культуры. Они оба также видели терапевтические отношения в терминах теории поля.Но теория поля, ориентированная на человека, отличается от теории поля психологии самости. Мидор и Роджерс (1979) определили терапевтические отношения следующим образом:

Поскольку теоретические концепции выросли из опыта процесса, была разработана теория поля, а не генетическая теория, подобная теории Фрейда. Таким образом, значительные силы следует искать в непосредственных отношениях, как в электрическом силовом поле. (стр. 143J

Кохут, однако, сделал исключительно полезный шаг, связав теорию поля как с процессами развития , так и с терапевтическими отношениями.Он показал, что определенные категории родительского поведения и установок, которые необходимы для оптимального роста личности, также являются необходимыми установками, которые терапевты должны использовать с пациентами, имеющими несвязный или слабый опыт самооценки, чтобы они могли возобновить саморазвитие в терапевтическом процессе. ситуация. Роджерс, считая, что в нынешней терапевтической ситуации существуют все существенные силы для изменений, игнорировал исследования и теории развития. Поступая таким образом, я считаю, что он исключил целый массив данных, которые оказались чрезвычайно полезными — возможно, даже необходимыми — для понимания определенных типов патологии взрослых.Я имею в виду недавние разработки таких людей, как Бразелтон (1981), Демос (1984, 1985), Эмде (1983), Стерн (1985) и Сандер (1980).

Кан (1985) выдвинул гипотезу, что Роджерсу, возможно, не приходилось заботиться о развитии, потому что он, возможно, предполагал более высокий уровень психологического развития своих клиентов, чем пациенты, с которыми работал Кохут. Однако Столоров (1976), обсуждая ту же группу клиентов, предположил, что описания, которые Роджерс дал многим своим клиентам, указывают на то, что они были похожи на пациентов с нарциссическими расстройствами, которых Кохут специализировал на лечении.

Я думаю, что Кохут также имел более тонкое понимание, чем Роджерс, о взаимном влиянии пациента и терапевта друг на друга в терапевтической сфере. Кохут, кажется, осознал, что то, что проявляет пациент, частично зависит от того, кем является терапевт, и наоборот. Например, Кохут подразумевал, что давать кому-то диагностический ярлык, такой как пограничное состояние, абсурдно без указания контекста, в котором ставится диагноз. Таким образом, пациент, который показывает пограничные симптомы с одним терапевтом, может показать симптомы нарциссического расстройства личности с другим терапевтом.Столоров и его соавторы (Atwood & Stolorow, 1984; Stolorow, 1986; Stolorow et al., 1987) перенесли это теоретическое понятие поля в новые области, которые, как я полагаю, будут иметь далеко идущие последствия для психотерапии. Они обсуждают терапевтические отношения как «интерсубъективное поле — систему по-разному организованных, взаимодействующих субъективных миров» (Atwood & Stolorow, 1984, стр. 119), из чего следует, что значимой единицей исследования не должен быть только пациент или пациент. только терапевт, но их взаимодействующие феноменологические поля.

Различие в взглядах Кохута и Роджерса на терапевтическую область также влияет на различия в их отношении к переносу. Роджерс считал, на мой взгляд, несколько наивно, что он может избежать феномена переноса, просто будучи конгруэнтным и неавторитарным с клиентами. Например, он поддерживает идею (Meador & Rogers, 1979) о том, что перенос вызывается терапевтом, занимающим оценочную позицию с клиентом. Но, как указал Столоров (1976), Роджерс всегда был очень искусен в создании зеркальных переносов, то есть ситуаций, в которых грандиозные нарциссические личности могли сформировать архаическую переносную привязанность к Роджерсу и начать искать у него подтверждения и принятия.Таким образом, это утверждение Роджерса (1951) о позиции терапевта, которое помогло бы создать зеркальный перенос Я-объекта, могло легко быть сделано самопсихологом:

Терапевт старается держаться подальше как отдельная личность. . . все его усилия направлены на то, чтобы понять другого настолько полно, чтобы он стал почти alter ego клиента. . . . Все отношения состоят из «я» клиента, причем консультант обезличивается для целей терапии и превращается в «другое я» клиента.(стр. 42).

Но Роджерс, казалось, был гораздо менее осведомлен о другом широком классе переносов Я-объектов, описанных Кохутом: идеализирующем переносе, когда клиент ставит терапевта на пьедестал и идеализирует его или ее.

По крайней мере, частично Причина, по которой Роджерс рассматривал перенос в таком негативном свете, заключалась в том, что он определял его так же, как и многие аналитики психологии, не относящиеся к себе, как иррациональное, защитное и регрессивное восприятие пациентом терапевтических отношений.Взгляды Я-психологии, разработанные Stolorow et al. (1987), заключается в том, что перенос в его наиболее общей форме является проявлением способа организации пациентом своего опыта. В терапии это комбинация того, что клиент в прошлом научился ожидать от мира, плюс основных стимулов в настоящем. Самым важным стимулом на сеансе психотерапии часто является терапевт. Логический вывод из этой точки зрения состоит в том, что ни пациент, ни терапевт не воспринимают терапевтические отношения более правильно или более реально.Они просто разные. Как утверждают Столоров и его соавторы (1987),

То, что аналитик «знает» в психоаналитической ситуации, не более «реально», чем то, что «знает» пациент. Все, что можно познать психоаналитически, — это субъективная реальность пациента, аналитика и развивающееся, постоянно меняющееся интерсубъективное поле, созданное взаимодействием между ними. (стр. 8)

Это отношение также имеет большое значение для устранения неравенства и авторитаризма, которые, на мой взгляд, присущи многим терапевтическим отношениям.

Взгляд на человеческую природу и потребность в росте

И Роджерс, и самопсихологи отвергают фрейдистский взгляд на человеческую природу, согласно которому люди рождаются дикими маленькими животными, нуждающимися в социализации и не имеющими контроля и ограничений на их естественные инстинкты. , они будут делать разрушительные, аморальные поступки. Роджерс возражал против фрейдистского взгляда на людей как на движимые иррациональными импульсами, которые неизбежно приводят их в конфликт с обществом. Он видел в человеческом существе врожденную склонность к самоактуализации. Но эта тенденция вступает в противоречие с условиями, которые другие в жизни навязывают ему или ей. Затем, согласно Роджерсу (1959), «он ценит опыт положительно или отрицательно исключительно из-за этих ценностных условий, которые он перенял у других, а не потому, что этот опыт усиливает или не улучшает его организм» (стр. 209).

Кохут также отверг фрейдистский взгляд на основную природу человека. Он рассматривал даже самое нарушенное поведение как попытку сохранить, поддерживать и расширять самоструктуру.Враждебное, деструктивное поведение рассматривалось Кохутом как результат нанесения себе вреда. Точно так же компульсивная или перверсивная сексуальность, отделенная от целостного функционирования индивида, является выражением фрагментированного, истощенного или негармоничного «я», а не проявлением сексуального «влечения». Эти идеи согласуются с взглядами Роджерса на причины негативного поведения, и Роджерс знал о сходстве между его взглядами и взглядами Кохута на человеческую природу (Rogers, 1986).

Кан (1985) указывает, однако, что Кохут был более пессимистичным в своем взгляде на условия жизни человека, чем Роджерс, замечая неудачи людей больше, чем их успехи в преодолении пагубных реакций опекуна на их потребности в объектах себя в доэдипальный и эдипальный периоды детства. .

По-видимому, не осознавая этого факта, Кохут продемонстрировал некоторые остатки фрейдистского мышления о человеческой природе в своей концепции «оптимального разочарования» (Bacal, 1985). Эта концепция гласит, что саморазвитие происходит, когда человек, который служил определенной функции отражения или идеализации я-объекта, прекращает выполнять эту функцию таким определенным образом, и готовое к развитию я затем вынуждено взять на себя эту функцию. В случае травматической неудачи самообъекта человек теряет полную веру в этот источник функций самобъекта, и возникает защитная реакция на возникающие в результате подавляющие отрицательные эмоции.

Например, мать моей бывшей клиентки разозлилась и ударила ее, когда она плакала о том, что в пятилетнем возрасте ей придется ходить в школу одной. Этот опыт был настолько шокирующим, что она больше никогда не полагалась на свою мать как на успокаивающий, успокаивающий и поддерживающий источник функций я-объекта. Поскольку она еще не могла обеспечить себе эти функции, ее единственной альтернативой в то время было контрфобическое отрицание каких-либо опасений попадания в новые ситуации. Stolorow et al. (1987) подвергли критике концепцию оптимальной фрустрации как возвращение к фрейдистской теории влечений и механистическим, количественным метафорам.Бакал (1985) указал, что не то, чего не хватает, а то, что раньше было между собой и самобъектом, что делает возможным принятие человеком функций самобъекта. Бакал ввел термин «оптимальная отзывчивость», а Столоров (1983) предложил термин «оптимальная эмпатия» для описания этого процесса.

В своей статье о Кохуте и Милтоне Эриксоне Роджерс (1986) утверждает, что Кохут не верил в склонность людей к самоактуализации, поскольку считал, что интерпретации необходимы в терапии.Но этот комментарий Кохута (1982) кажется мне подразумевающим тенденцию к самоактуализации:

В частности, традиционный анализ полагает, что сущностная природа человека всесторонне определяется, когда он рассматривается как «Виновный человек», как человек, находящийся в безнадежном конфликте между движет этим источником из биологической основы homo natura и цивилизационных влияний, исходящих из социальной среды, воплощенной в супер-эго. Самопсихология считает, что сущность человека определяется, когда он рассматривается как личность и.. . На самом глубоком уровне это «Трагический человек», пытающийся, но никогда не преуспевающий, реализовать программу, заложенную в его глубине на протяжении всей его жизни. (стр. 402)

И Кохут, и Роджерс рассматривали детерминизм и свободу воли как факты человеческого существования, что ставило их обоих в противоречие с бихевиоризмом и, в некоторой степени, с фрейдизмом. Кохут рассматривал формирование «я» как частично определяемое опытом с основными опекунами, но также подчеркивал, что, когда «я» формируется как сплоченное динамическое ядро ​​личности, человек может делать свободный выбор и определять свое или ее собственная судьба.Эта точка зрения очень похожа, если не идентична позиции Роджерса о свободе воли.

Упор на эмоции, а не на познание

Как в психологии личности, так и в терапии, ориентированной на человека, большое внимание уделяется важности аффекта или эмоции в росте личности и в терапевтических взаимодействиях между терапевтом и клиентом.

Роджерс (1951) рассматривает эмоции как сопровождающие и способствующие целенаправленному поведению людей. Он указывает, что, когда наказывается целенаправленное поведение, эмоции должны быть исключены из собственного опыта и самооценки.Таким образом, успешная терапия предполагает постепенное избавление от опасных эмоций и состояний ума.

В психологии самости Stolorow et al. (1987), формулируя аналогичную точку зрения, более полно разъяснили, как те, кто выполняет функции Я-объекта, облегчают или препятствуют интеграции аффективных состояний в самоструктуру индивида. Они также подробно обсуждают, что должен сделать терапевт, чтобы помочь клиенту реинтегрировать эти аффективные состояния в себя. Сам Кохут не уделял так много внимания аффектам.

Другие сходства

Кохут и Роджерс также интересовались применением своих теорий к социальным проблемам. Роджерс проделал гораздо больше практической прикладной работы, чем Кохут (например, работая с группами в СССР, Южной Африке и Северной Ирландии), и он применил свои теории к образованию и групповой работе. Кохут не занимался какой-либо прикладной практической работой, кроме как психоаналитик. Как и многие другие аналитики, включая Фрейда, он очень интересовался историей и искусством, и в нескольких статьях он обсуждал, как его идеи могут быть использованы для понимания некоторых важных социальных феноменов, таких как склонность больших групп людей рабски следовать за грандиозным, нарциссический союзник беспокоил людей, таких как Адольф Гитлер (Кохут, 1985).

И Кохут, и Роджерс были похожи в том, что они создавали гораздо более гуманную атмосферу в терапевтических условиях, чем можно найти в традиционном анализе. Вместо холодной и объективной позиции аналитического нейтралитета, отстаиваемой Фрейдом, оба подчеркивали позитивное, заботливое отношение терапевта к своему клиенту, как это делали Ранк, Ференци, Фромм-Райхман и другие нетрадиционные аналитики.

Взгляд на теорию

Роджерс (1986) увидел фундаментальное различие между его взглядами на теорию и взглядами Кохута.Роджерс считал, что все теоретические концепции психологической теории должны быть проверены эмпирическими средствами, и критиковал некоторые концепции Кохута как непроверяемые. После краткого обсуждения идей Кохута о двойных линиях развития «я» Роджерс говорит:

Это интересная базовая теория. Это никогда нельзя опровергнуть. По той же причине, однако, это никогда не может быть доказано или подтверждено. В настоящее время нет способа войти в концептуальный мир младенца, чтобы узнать, есть ли на самом деле две линии развития.Таким образом, эта теоретическая формулировка, как и большинство психоаналитических теорий, существует только в спекулятивной сфере. Таким образом, это становится скорее вопросом веры или неверия, чем вопросом подтверждения или опровержения. (стр. 136)

Но была разработана целая методология, которая позволяет делать проверяемые выводы о субъективных переживаниях младенцев, и собирается большой объем данных о межличностном мире младенчества, некоторые из которых подтверждают Идеи Кохута (например,, Штерн, 1984).

Кохут (1959, 1978) считал, что предмет психоанализа (субъективный опыт) не может быть изучен экспериментально, потому что субъективный опыт доступен только через интроспекцию и эмпатию. Таким образом, он увидел поведенческие феномены, которые можно проверить экспериментально, лежащие вне области психоанализа.

Я считаю, что Роджерс, получивший образование психолога, был гораздо более опытным в экспериментальных методах, чем Кохут, который получил медицинское образование в Вене перед Второй мировой войной.Роджерс, конечно, был пионером в разработке исследовательских методов для исследования феноменологических данных (Rogers & Diamond, 1964). Однако, когда Кохут (1982) действительно обсуждал построение теории, было ясно, что он имел достаточно эрудированное понимание процесса конструирования концепций, близких к опыту, и отдаленных от опыта.

Взгляд в прошлое

Поскольку Роджерс считал, подобно Левину (1935) и Перлзу (Perls, Hefferline, & Goodman, 1951), что вся информация, необходимая для изменений, существует в настоящем, он не чувствовал этого. необходимо знать и понимать что-либо о прошлом пациента (Rogers, 1986).Он думал, что невозможно когда-либо узнать прошлое, и, как я указывал в предыдущем разделе, считал, что теории развития непроверяемы и, следовательно, бесполезны.

Принимая феноменологическую точку зрения Этвуда и Столорова (1984), это наивно. По их мнению, нет единого «настоящего» прошлого, есть только то, что люди субъективно переживают о своем прошлом. Например, если отец дразнит свою маленькую дочь, он может почувствовать, что не настроен враждебно; таким образом, его реальность не включает идею враждебного поведения с его стороны.Но если дочь чувствует себя смущенной и униженной из-за насмешек, то для нее поддразнивание является враждебным . Таким образом, здесь есть две субъективные реальности, а не единственная объективная реальность.

В отличие от фрейдистского анализа, в психологии самости нет попытки раскопать «реальное» прошлое, отдельное от того, что индивид переживает свое прошлое. Такой подход к прошлому больше похож на герменевтическое изучение истории, чем на объективные методы естественных наук (Atwood & Stolorow, 1984).Помощь пациенту, чья самосознание нарушается из-за отсутствия чувства связи с его или ее прошлым, в создании внутренне непротиворечивой его картины считается важной для укрепления самоструктуры.

Терапевтический метод

Использование кушетки: Самопсихология, несмотря на ее экзистенциально-гуманистическую философию, является аналитически ориентированной терапией или анализом; пациенты многих практикующих до сих пор лежат на кушетке, особенно когда они занимаются психоанализом, а не аналитически ориентированной психотерапией.Некоторые терапевты по психологии самости предполагают, что для многих клиентов использование кушетки не обязательно или даже нежелательно (см. Lichtenberg, 1987). Это особенно характерно для клиентов, которым требуется больше контактов с терапевтом, чем на кушетке. Лихтенберг также предположил, что терапевт, сидящий позади клиента, лишает терапевта потенциально очень важных эмпатических данных, таких как выражения лица клиента, хотя он по-прежнему видит преимущества в использовании кушетки для многих пациентов.

Кан (1985) предполагает, что общение лицом к лицу может быть предпочтительнее для работы с людьми, склонными к фрагментации, потому что пациент может затем использовать личность терапевта как помощник для поддержания сплоченности. Он также отмечает, что, хотя цель традиционного анализа по расширению сознания делает свободную ассоциацию на кушетке предпочтительнее, цель самопсихологии по установлению эмпатической интуиции, способствующей формированию структуры, может быть лучше достигнута через взаимодействие лицом к лицу.

В любом случае, я считаю, что большинство самопсихологов сделают использование кушетки вариантом, а не необходимостью, и позволят клиенту принять решение.


Интерпретация: Роджерс вообще не верил в интерпретацию и особенно критически относился к аналитикам, использующим неправильно рассчитанные и критические интерпретации. Кохут был во многом согласен с пагубными последствиями бессмысленных интерпретаций, но считал, что генетические интерпретации, связывающие настоящие события с детским опытом, очень важны.Это особенно верно, когда терапевт невольно делает что-то, что подрывает самоощущение клиента. Затем важно, с точки зрения самопсихологии, во-первых, выяснить, что именно причинило вред клиенту; во-вторых, чтобы выразить понимание обиды клиента, а не считать ее иррациональной; и в-третьих, чтобы связать реакцию клиента с некоторыми подобными переживаниями из детства клиента. Без этого последнего шага клиенту будет стыдно за свою реакцию.

Аналитический нейтралитет и самораскрытие терапевта: Как указывает Кан (1985), Роджерс с годами изменил свою позицию в отношении самораскрытия терапевта. Его упор на «награждение», безусловное положительное отношение и сочувствие всегда были частью его метода лечения; это предполагает принятие выражения положительных чувств по отношению к пациентам. Лишь относительно поздно в своей карьере он начал чувствовать, что чувства в целом, включая гнев и другие отрицательные эмоции, следует раскрывать клиентам, если они «настойчивы».«Он признал, что у него были проблемы с принятием эмоции гнева в самом себе, что может объяснить его довольно медленное принятие выражения этого чувства по отношению к клиентам.

Кохут, будучи аналитиком, не поддерживал выражение терапевтами чувств по отношению к своим пациентам. Однако он, как отмечалось ранее, заявил, что проявление чувства гордости и привязанности является «нормальным» и будет важным источником зеркального отражения для пациентов. Что касается выражения негативных чувств по отношению к пациентам, я считаю, что большинство Я-психологи сочли бы это деструктивным, особенно с теми пациентами, которые имеют серьезные нарциссические уязвимости.Кохут, однако, подразумевает, что выражение терапевтом отрицательных эмоций иногда может иметь положительный терапевтический эффект, и приводит пример ситуации, в которой он сказал саморазрушающемуся резиденту в ходе анализа с ним: «Ты полный идиот» (Кохут , 1984, p. 74).

Вольф (1983), другой теоретик психологии самости, указал на разницу в терапевтическом окружении между психологией самости и традиционным анализом и даже предполагает, что

на ранних этапах анализа сопротивления Аналитик может показать, что он или она невежественны и неуклюжи в попытках понять анализируемого, или, возможно, собственные потребности аналитика в качестве Я-объекта могут искать некоторого выхода из психоаналитической ситуации, даже иногда используя пациента в качестве Я-объекта.(стр. 500)

Лахман (1984) предполагает, что некоторым пациентам, особенно тем, у кого никогда не было опыта, чтобы на их гнев и соперничество отвечал сильный, но принимающий Я-объект, может потребоваться, чтобы терапевт был с ними «враждебным».

В ответ на вопрос о том, что аналитику психологии самости следует или не следует делать в терапии, Столоров (1987) ответил так, как я думаю, применимо к вопросу о самораскрытии терапевта: невозможно ответить на этот вопрос. без привязки к конкретному интерсубъективному полю терапевт-клиент.Если уровень развития пациента требует выражения чувств терапевтом, и терапевт чувствует себя комфортно при этом, тогда самораскрытие терапевта может быть полезным. Если конфронтация не принесет пациенту пользы или будет травмирована, или терапевт будет чувствовать себя при этом некомфортно, тогда самораскрытие противопоказано.

Продолжительность терапии

Роджерс, по-видимому, верил только в краткосрочную терапию, хотя он заявляет, что по мере развития личностно-ориентированной терапии продолжительность лечения увеличивалась примерно с шести сеансов (в 1941 году) до двух лет. и более длительный (в 1960 г.), что не краткосрочно.Кохут, будучи аналитиком, обычно не проводил краткосрочной терапии. Мое собственное мнение таково, что для достижения стойких изменений у пациентов с тяжелыми расстройствами необходима длительная интенсивная терапия. Как предположил Кан (1985), Роджерс работал в основном с людьми, у которых уже было сплоченное «я», поэтому они, возможно, могли внести значительные изменения за относительно короткое время. Кохут работал в основном с людьми, у которых была слабая, хрупкая самоструктура, и я считаю, что им нужен гораздо более длительный период терапии.

Роджерс, безусловно, был гораздо более прагматичен, чем Кохут, желая помочь огромному количеству людей, которые нуждаются в терапии, но не могут позволить себе длительное лечение, которое обычно включает психоанализ.

Взгляд на автономию

Взгляд Роджерса на необходимую продолжительность терапии, перенос и другие аспекты терапии, возможно, был сформирован его защитой сомнительного западного культурного убеждения: рост всегда идет в одном направлении. большей независимости и разделения. Он, похоже, очень беспокоился о том, что люди становятся слишком зависимыми от терапевта и остаются зависимыми. Я считаю, что отчасти причина могла быть связана с жестким авторитарным воспитанием, которое он получил в своей собственной семье (1960 г.), которое оставило у него недоверие к власти, которое так и не было полностью преодолено.

Есть терапевты, которые неосознанно нуждаются в том, чтобы их пациенты становились и оставались зависимыми от них из-за их собственных потребностей в зависимости, и которые не работают с пациентами эффективно, вырастая от детской формы зависимости к зрелому чувству взаимозависимости. Но я не думаю, что Роджерс в достаточной мере осознавал, что многим клиентам на самом деле нужно , чтобы позволить себе иметь зависимую, детскую связь с терапевтом на ранних стадиях терапии, чтобы иметь возможность расти и созревать во взрослой взаимозависимости.Идея о том, что рост всегда идет в направлении разделения и независимости, была предложена Маргарет Малер (Mahler, Pine, & Bergman, 1975) в ее знаменательной работе по человеческому развитию, и ее теория оказалась очень влиятельной в психоанализе. Более поздняя работа — например, Дэниела Стерна (1984) — предполагает, что некоторые из ее выводов ошибочны. Работа Стерна и других поддерживает идею Кохута о том, что люди, независимо от того, насколько они зрелы и хорошо функционируют, никогда не перерастают потребность в ответах других людей для поддержания, улучшения и расширения себя.Эти ответы делятся на две основные категории. Одна категория, которую Кохут назвал потребностями отражения, включает одобрение, поддержку, любовь и принятие. Другая категория, которую Кохут назвал идеализирующими потребностями, — это присутствие чего-то большего и более могущественного вне себя, с которым нужно идентифицировать себя, чтобы придать смысл и ценность своей жизни.

Различия между ребенком и обеспокоенным собой взрослым, с одной стороны, и сплоченным взрослым, с другой, заключаются в частоте и степени абстрактности необходимого самоподдержания.Роджерс, конечно, очень хорошо знал о потребностях своих клиентов в зеркальном отражении и отвечал на них «безоговорочно положительно». Он, кажется, меньше осознавал человеческую потребность в идеализации, что парадоксально, потому что очень многие люди идеализировали его. Я думаю, ему было трудно принять эту идеализацию.

В своих идеях о зависимости личности от внешних источников отражения и идеализации Кохут повторял идеи многих психологов-феминисток (например,г., Гиллиган, 1982; Surrey, 1984), которые подчеркивают, что «я» в развитии и на высшем уровне функционирования является самоотношением, а не полностью автономным «я».

В то же время Роджерс был гораздо более осведомлен о феминистских идеях, чем Кохут, который, кажется, был довольно традиционен в своих взглядах на роли мужчин и женщин и в своем отношении к гомосексуализму. Он подразумевал в некоторых своих обсуждениях случаев, что достижение здоровья у мужчин было результатом поиска женщины, которая будет выполнять функции Я-объекта, и в других обсуждениях (например.g., Kohut, 1984) он рассматривал гомосексуализм как болезнь.

Теория лечения

Интересно, что, как указывает Кан (1985), Роджерс был больше похож на Фрейда, чем на Кохута, в том акценте, который он уделял расширению сознания для достижения изменений в терапии. Роджерс видел расширение как результат реинтеграции аспектов личности, от которых отказались, тогда как Фрейд видел это как результат отмены вытеснения. Однако важно отметить, что Роджерс рассматривал расширение сознания как результат безусловного положительного отношения терапевта к своему клиенту, а не интерпретаций.

Кохут видел в терапевтическом лечении укрепление личности, что не обязательно означает повышение осознанности. Он сказал, что, хотя обычно происходит более глубокое когнитивное понимание, оно является побочным продуктом терапии и не так важно для изменений, как отношения с терапевтом.

Столоров и его соавторы (1987) рассматривали это разделение видения и аффективной привязанности к терапевту как

симптом хронического заболевания, которое пронизывает не только психоаналитическую теорию, но и западную психологию в целом.Мы имеем в виду фрагментацию психической реальности, которая искусственно разделяет человеческую субъективность на когнитивные и аффективные области. Эта ложная дихотомия сохраняется и в психоаналитической психологии «я». . . . Кроме того, концептуализация переноса Я-объекта и психоаналитической ситуации как интерсубъективной системы обеспечивает основу для признания того, что прозрение через интерпретацию, аффективная связь через эмпатическую настройку и содействие психологической интеграции являются неразрывными аспектами единого процесса развития, который мы называем психоанализом. .(стр. 101)

Ценности и идеалы

Кохут и Роджерс были похожи в том, что они оба подчеркивали ценности и идеалы в терапии. Роджерс был одним из ведущих сторонников экзистенциально-гуманистических ценностей. Кохут считал существование ценностей и идеалов частью самой силы самоструктуры. Но есть разница, как указал Кан (1985), в том, как Кохут и Роджерс рассматривали идеалы как приобретаемые индивидом. Кохут считал, что они были приобретены через идентификацию с всемогущими и всеведущими объектами «я»; Роджерс сказал, что они являются частью базового опыта человека, и им не нужно учиться (1951).

Метод обучения

Роджерс занимал противоречивые позиции относительно необходимости формального терапевтического обучения и индивидуальной терапии для терапевтов. В Государственном университете Огайо, Чикагском и Висконсинском университетах он разработал учебные программы для терапевтов, которые, хотя лично мне и не известны, считаются одними из лучших из когда-либо разработанных (Г. Хей, личное сообщение, 1988; Роджерс, 1961). ). И, хотя он не требует персональной терапии для стажеров, он, безусловно, рекомендовал ее.Однако в последние годы он свел к минимуму формальное обучение терапевтов и не придавал особого значения интенсивной терапии как необходимой для них. Он был против лицензирования терапевтов, потому что считал, что многие парапрофессионалы работают лучше, чем профессионалы. Кохут, который имел обширную аналитическую подготовку и сам много тренировался, чувствовал, что обучение технике и теории важно и что терапевт должен иметь личный анализ или, по крайней мере, интенсивную психотерапию.Кан (1985) видит опасности в более поздних взглядах Роджерса на обучение и личную терапию терапевтов и даже указывает, что сам Роджерс был близок к психическому срыву при лечении серьезно обеспокоенной женщины. Я сам не мог хорошо работать с пациентами с тяжелыми расстройствами, пока не прошел личный анализ психологии самости и не начал изучать, что теоретики самопсихологии и объектных отношений говорили о пограничных линиях, нарциссических расстройствах личности и других «доэдипально нарушенных» клиентах. .Мне также нужно было узнать о проблемах переноса и контрпереноса, прежде чем я смогу понять, не обижаясь и не злиться, кажущиеся нереальными и иррациональными требованиями, которые предъявляли ко мне многие клиенты.

И Кохут, и Роджерс были гигантами в области психотерапии. Удивительно, что почти 40 лет назад Роджерс говорил то же самое, что и Кохут совсем недавно, о природе человека и о том, что лечит в терапевтических отношениях. Показателем глубины Роджерса является то, что его идеи о терапии, наконец, были поддержаны другой, совсем другой формой психотерапии.

Меня самого 30 лет назад привлекли убеждения Роджерса о сущностной ценности человека; необходимость того, чтобы терапия была эффективной, чтобы терапевт доверял тенденциям самоактуализации своих клиентов; и потребность терапевта иметь такое же принимающее, любящее отношение к себе, чтобы иметь такое же отношение к своим клиентам. Но я думаю, что это также неявный комментарий к тому, что Роджерс не осознавал огромную трудность того, чтобы действительно воплотить в жизнь этих идей, по сравнению с просто , верящими им, что мне потребовалось столько лет работы над собой в других видах терапии, особенно над собой. психологический анализ, прежде чем я смог полностью оценить взгляды Роджерса и понять их на глубоком уровне.

Мне очень жаль, что Кохут не знал об очень важных идеях Роджерса, а если и знал, то не упоминал о своей работе. В своих книгах и статьях Роджерс дает очень важный и трогательный субъективный взгляд как с точки зрения терапевта, так и с точки зрения клиента, на богатые, творческие, жизнеутверждающие процессы, связанные с терапией. Я думаю, что Кохут мог бы извлечь большую пользу из этих работ и отточить свою собственную теорию. Я также считаю, что очень удачно то, что смешение экзистенциально-гуманистической психологии и психоанализа происходит в форме психологии самости.

ССЫЛКИ

Этвуд, Г. Э., и Столоров Р. Д. (1984). Структуры субъективности: исследования в психоаналитической феноменологии. Hillsdale, NJ: Analytic Press.

Бакал, Х.А. (1985). Оптимальная отзывчивость и терапевтический процесс. В A. Goldberg (Ed.), Progress in Psychiology (Vol. 1, pp. 202-227). Нью-Йорк: Гилфорд.

Basch, M. (1986). Клиническая теория и метапсихология: несовместимы или дополняют друг друга? Psychoanalytic Review, 73, 261-271.

Бразелтон, Т. Б. (1980, январь). Новые знания о младенцах из текущего исследования: значение для психоанализа. Документ представлен на ежегодном собрании Американской психоаналитической ассоциации в Сан-Франциско.

Чессик Р. Д. (1985). Психология личности и лечение нарциссизма. Northvale, NJ: Джейсон Аронсон.

Демос, В. (1984). Сочувствие и аффект: размышления о младенческом опыте. В J. Lichtenberg, M. Bernstein и D. Silver (Eds.), Эмпатия (стр. 9-34). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Демос, В. (1986). Воздействие и развитие личности: новый рубеж. В A. Goldberg (Ed.), Frontiers in self Psychiology (стр. 27-53). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Аналитическая пресса.

Эмде Р. (1983). Репрезентативное Я и его аффективное ядро. Психоаналитическое исследование ребенка, 38, 165–192.

Гиллиган, К. (1982). Другим голосом. Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

Джеймс У. (1890). Основы психологии. Нью-Йорк: Холт. Ясперс, К. (1913). Allgemeine Psychopathologie, Берлин: Springer.

Кан, Э. (1985). Хайнц Кохут и Карл Роджерс: своевременное сравнение. Американский психолог, 40, 893-904.

Кохут, Х. (1959). Самоанализ, эмпатия и психоанализ. Журнал Американской психоаналитической ассоциации, 7, 459-483.

Кохут, Х. (1971). Анализ себя Нью-Йорк: International Universities Press.

Кохут, Х. (1977). Восстановление себя. Нью-Йорк: Пресса международных университетов.

Кохут, Х. (1978). В поисках себя (Тт. 1 и 2, П. Орнштейн, Ред.).

Нью-Йорк: Издательство международных университетов.

Кохут Х. (Продюсер). (1981, 4 октября). Замечания об эмпатии [фильм].

Снят на конференции по самопсихологии в Лос-Анджелесе.

Кохут, Х. (1982). Самоанализ, сочувствие и полукруг психического здоровья. Международный журнал психоанализа, 63, 395-407.

Кохут, Х. (1984). Как лечит анализ? Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Кохут, Х. (1985). Самопсихология и гуманитарные науки: размышления о новом психоаналитическом подходе. Нью-Йорк: Нортон.

Лахман, Ф. (1984, октябрь). Презентация по психологии самости. Представлено на Ежегодной конференции по самопсихологии, Торонто, Канада.

Левин, Дж. Д. (1987). Лечение алкоголизма и других зависимостей: подход самопсихологии. Нортвейл, Нью-Джерси: Джейсон Аронсон.

Левин, К. (1935). Динамическая теория личности. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. Лихтенберг, Дж. Д. (1987). Детские исследования и клиническая работа со взрослыми. Psychoanalytic Inquiry, 7, 311-330.

Малер М.С., Пайн Ф. и Бергман А. (1975). Психологическое рождение человеческого младенца. Нью-Йорк: Основные книги.

Мэй, Р., Энджел, Э. и Элленбергер, Х. Ф. (ред.). (1958). Существование: новое измерение в психиатрии и психологии. Нью-Йорк: Основные книги.

Мидор, Б. Д., и Роджерс, К. Р. (1979). Личностно-ориентированная терапия. В Р. Дж. Корсини (ред.), Текущие психотерапевтические методы (2-е изд., Стр. 131-184). Итаска, Иллинойс: Ф. Э. Павлин.

Минковский, Э. (1933). Le temps vecu. Париж: J.L.L. д’Артрей.

Орнштейн, П. Х., и Орнштейн, А. (1980). Формулирование интерпретаций в клиническом психоанализе. Международный журнал психоанализа, 61, 203-211.

Орнштейн, П.Х. и Орнштейн А. (1985). Клиническое понимание и объяснение: эмпатическая точка зрения. Ирр А. Голдберг (ред.), Прогресс в психологии самости (Том 1, стр. 43-61). Нью-Йорк: Гилфорд.

Перлз Ф., Хефферлайн Р. и Гудман П. (1951). Гештальт-терапия: возбуждение и рост человеческой личности. Нью-Йорк: Джулиан Пресс.

Роджерс, К. Р. (1951). Клиентоориентированная терапия. Бостон: Houghton Miffiin.

Роджерс, К. Р.(1959). Теория терапии, личности и межличностных отношений, разработанная в рамках клиентоориентированной системы. В С. Кох (ред.), Психология: исследование науки. Vol. III: Формулировки личности и социального контекста (стр. 184-256). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Роджерс, К. Р. (1961). Как стать личностью: взгляд терапевта на психотерапию. Бостон: Houghton Miffiin.

Роджерс К. Р. (1986). Роджерс, Кохут и Эриксон. Person-Centered Re view, 1, 125-140.

Роджерс, К. Р., Даймонд, Р. (ред.). (1954). Психотерапия и изменение личности. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Сандер, Л. В. (1980). Новые знания о младенцах из текущего исследования: значение для психоанализа. Журнал Американской психоаналитической ассоциации, 181–198.

Швабер Э. (1983). Психоаналитическое слушание и психическая реальность. Международный обзор психоанализа, 10, 379-392.

Шейн, М., И Шейн, Э. (1980). Психоаналитические теории развития личности: интеграция. В. Гольдберг (ред.), Успехи в психологии самости (Том 1). Нью-Йорк: Пресса международных университетов.

Стерн, Д. Н. (1984). Межличностный мир младенца. Нью-Йорк: Основные книги.

Столоров Р. Д. (1976). Психоаналитические размышления о клиентоориентированной терапии в свете современных концепций нарциссизма. Психотерапия: теория, исследования и практика, 13, 26-29.

Столоров Р. Д., Брэндшафт Б. и Этвуд Г. (1987). Психоаналитическое лечение: интерсубъективный подход. Hillsdale, NJ: Analytic Press. Суррей, Дж. (1984). Самоотношение: теория развития женщин.

Неопубликованная рукопись, Каменный центр служб развития и исследований в колледже Уэллсли.

Тобин, С. А. (1982). Расстройства самости, гештальт-терапия и самопсихология. Гештальт-журнал, 6, 3-44.

Тобин, С. А. (1983). Гештальт-терапия и самость: ответ Йонтефу. Gestalt Journal, 6, 71-90.

Тобин, С.А. (1985). Недостатки и недостатки гештальт-терапии. Гештальт-журнал, 8, 65-71.

Тобин, С. А. (1990). Самопсихология как мост между экзистенциальной гуманистической психологией и психоанализом. Журнал гуманистической психологии, 30 (1), 14-63.

Вольф, Э. С. (1983). Заключительное заявление. В. Гольдберг (Ред.), Будущее психоанализа: Очерки в честь Хайнца Кохута (стр. 495-505). Нью-Йорк: Пресса международных университетов.

назад

Карл Роджерс — терапия, ориентированная на клиента, терапия, ориентированная на клиента, и гуманистическая психология

1902–1987
Американский психолог, разработавший недирективный, ориентированный на пациента метод психотерапии, известный как гуманистическая психология.

Карл Роджерс родился в Оук-парке, штат Иллинойс.Выросший в семье христиан-фундаменталистов, Роджерс учился в Университете Висконсина и учился на служение в Союзной теологической семинарии, прежде чем решил получить докторскую степень в области образования и клинической психологии в Колумбийском университете. С 1928 по 1939 год Роджерс работал советником в Обществе по предотвращению жестокого обращения с детьми в Рочестере. В 1940 году он был назначен на факультет Государственного университета Огайо. К этому времени он разработал большую часть своей новой клиентоцентрированной системы терапии, которая была изложена в его второй книге, Consulting and Psychotherapy , опубликованной в 1942 году.

Роджерс считал, что психическое состояние практически всех пациентов, которых он называл клиентами, можно улучшить при наличии соответствующей психотерапевтической обстановки . Центральное место в этой среде занимают тесные личные отношения между клиентом и терапевтом. Использование Роджерсом термина «клиент», а не «пациент» выражает его неприятие традиционно авторитарных отношений между терапевтом и клиентом и его взгляд на них как на равных. Клиент определяет общее направление терапии, в то время как терапевт стремится повысить проницательное самопонимание клиента с помощью неформальных уточняющих вопросов.Отличительной чертой метода Роджерса является то, что терапевт повторяет или отражает замечания клиента, что, как предполагается, выражает чувство уважения, а также веру в способность пациента справиться со своими проблемами. Концепция союза между клиентом и терапевтом имеет сходство с методами Карла Юнга . Ранг Отто (1884-1939) также оказал раннее влияние на развитие системы Роджерса.

Роджерианская терапия является естественным следствием убеждения ее создателя в том, что фундаментальным элементом человеческой натуры является стремление к полной реализации своего положительного потенциала, концепция, основанная на по существу положительном взгляде на человечество, контрастирующем с психоаналитическим взглядом на людей, движимым антиобщественные импульсы, которые подавляются с трудом и часто с большими затратами.По мнению Роджерса, основная задача терапии — устранить препятствия для клиента самоактуализации . Еще одно отличие от психоанализа заключается в том факте, что роджерианская терапия подчеркивает текущие эмоции и установки клиента, а не ранние детские переживания .

Покинув штат Огайо в 1945 году, Роджерс работал на факультетах Чикагского и Университета

Карл Роджерс ( Корбис-Беттманн. Воспроизведено с разрешения.)

из Висконсина. С 1956 по 1947 год он был президентом Американской психологической ассоциации. По мере того как Роджерс получал все большее признание, популярность его метода быстро росла. Роджерианская терапия широко практиковалась в 1950-х и 1960-х годах, когда ее принципы антиавторитаризма и вседозволенности сделали ее привлекательной для многих. Роджерс опубликовал «Терапия, ориентированная на клиента: ее текущая практика, последствия и теория» в 1951 году и выпустил множество статей в последующее десятилетие.В 1956 году Американская психологическая ассоциация присудила ему награду за выдающийся научный вклад. В 1960-х годах Роджерса привлекло движение за человеческий потенциал , которое зародилось в Калифорнии, и он принял некоторые из его принципов, в том числе его упор на откровенное и открытое выражение чувств и использование групповой терапии . В 1964 году он и его жена переехали в Ла-Хойя, Калифорния, где он продолжал писать и читать лекции, а также работал научным сотрудником в Западном институте поведенческих наук.Книга « Как стать человеком» «», опубликованная в 1961 году, стала его самой читаемой книгой. В последние десять лет своей жизни Роджерс глубоко заинтересовался реформой образования. Заимствуя центральный принцип из своего терапевтического метода, он пришел к выводу, что учителя (как и терапевты) должны служить скорее помощниками, чем судьями или просто передатчиками фактов.

Другие книги Роджера включают Психотерапия и изменение личности (1954), Свобода учиться: взгляд на то, каким может быть образование, (1969), Карл Роджерс о группах встреч (1970), Карл Роджерс о личной власти (1977) и Способ существования (1980).

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *