Скиннер психология: Бэррес Фредерик Скиннер — «американский Павлов»: taanyabars — LiveJournal – Научающе-бихевиоральное направление в теории личности Б.Ф. Скиннера

Автор: | 26.01.2021

Содержание

Бэррес Фредерик Скиннер — «американский Павлов»: taanyabars — LiveJournal

berres-frederik-skinner-3.jpg

В 1972 году Американская психологическая ассоциация назвала Берреса Фредерика Скиннера самым выдающимся психологом XX века. Зигмунд Фрейд остался вторым. Одного этого факта достаточно, чтобы заинтересоваться ученым, о котором у нас не так уж много известно.

Б.Ф.Скиннер (1904-1990) был представителем бихевиоризма, он развивал идеи Ивана Павлова и Джона Уотсона во второй половине XX века. Как и его великие предшественники, в своей профессии, а часто и в жизни он не признавал компромиссов, доводя каждую идею до логического конца и не считаясь с тем, будет ли это шокировать окружающих. А еще он был увлечен практическим воплощением своих идей, и хотя далеко не все его замыслы были реализованы, он останется в истории как создатель программированного обучения.
Мне кажется, это был интересный и необычный человек.

Скиннер как изобретатель
Один небольшой эпизод из детства Скиннера неплохо иллюстрирует суть его подхода к психологии (хотя о психологии он тогда вряд ли думал). Дело в том, что он постоянно забывал вешать свою пижаму в шкаф, что не нравилось его маме. А Скиннер был любящим сыном и хотел, чтобы мама была довольна.

Как бы подошел к этой проблеме «классический» психолог? Возможно, он стал бы рассуждать о силе воли и необходимости ее тренировки. Психоаналитик с хорошей вероятностью стал бы копаться в конфликтах и противоречиях отношений матери с сыном. Что сделал юный Скиннер? Он сконструировал несложный механизм: соединил веревочкой крючок в шкафу с табличкой над дверью. Когда пижама висела на крючке, механизм не действовал. Если пижамы не было, табличка загораживала дверной проем. На ней было написано «Повесь пижаму». И проблема была решена раз и навсегда
Идея с пижамой в каком-то смысле является метафорой бихевиоризма: вместо копания в дебрях психики, задать внешнюю ситуацию так, чтобы она неизбежно привела к нужному результату.

Уже будучи психологом, Скиннер сконструировал специальную воздушную камеру для младенцев. Он придумал ее, когда родилась его младшая дочь Дебора, чтобы облегчить жене уход за девочкой. В камере поддерживалась комфортная для младенца температура, ее передня часть была стеклянной, а внизу лежала мягкая подстилка, которую было легко менять. Маленькая Дебора Скиннер находилась в камере без одежды, у нее была неведомая другим младенцам свобода движений, а маме уже не нужно было постоянно следить за ней, достаточно было кормить ребенка и поддерживать чистоту. Дебора провела в такой камере первые два года жизни.

berres-frederik-skinner-3.jpg

Психологам конечно было интересно, как повлияло на судьбу девочки такое необычное воспитание. В сети есть информация о том, что Дебора Скиннер пыталась покончить жизнь самоубийством, что она страдала серьезными нервными расстройствами. Но на самом деле она выросла психически и физически здоровой, стала художником и писателем и написала статью под названием «Я не подопытная крыса», где опровергла все слухи о себе. Главные последствия двух лет, проведенных в необычных условиях, это очень цепкие пальцы ног и привычка спать без одеяла.

Попытка Скинера наладить промышленное производство подобных камер провалилась из-за отсутствия спроса, хотя несколько сотен камер было продано.

Развитие теории: научение по Скиннеру
Основной вклад Скиннера в психологию — это развитие теории научения. Как и основатель бихевиоризма Уотсон, он был сторонником схемы «стимул — реакция». Он полагал, что для того, чтобы выработать нужное поведение (реакцию), необходимо и достаточно правильно организовать окружающую среду (стимулы). Скиннер считал основные идеи Уотсона  недостаточно обоснованными экспериментами и опередившими свое время.

Павлов и вслед за ним Уотсон считали условный рефлекс (или, языком бихевиоризма, обусловливание) основным механизмом научения. Однако, если вдуматься, то станет понятно, что условная реакция лишь повторяет уже имеющиеся формы поведения в новых условиях (слюна у собаки капает в ответ на горящую лампочку точто так же, как в ответ на попадание пищи в желудок). Остается непонятным, как развиваются новые формы поведения. Именно на этот вопрос и ответил Скиннер.

Еще до Скиннера был известен «метод проб и ошибок», который изучали с помощью «проблемного ящика». Это такая  клетка с хитрым запором, снаружи котроой ставилась пища. Чтобы получить ее, животное (собака, кошка, крыса) должно было научиться открывать запор.
Животное, оказавшись в клетке, делает много беспорядочных движений, и одно из них случайно открывает запор. Когда его снова сажают в проблемный ящик, нужное движение скорее всего оно сделает несколько быстрее, потом еще быстрее, пока наконец не научится делать его как только попадет в ящик.

Скиннер ввел понятие о двух видах научения. В первом, по Павлову, подкрепление предшествует действию (сначала собака получает еду, когда загорается лампочка и только потом она начинает выделять слюну при виде лампочки). А во втором варианте действие предшествует подкреплению: крыса нажимает на рычаг, который открывает выход из проблемного ящика, и после этого, выбравшись из ящика, получает еду. Теперь вероятность того, что крыса выполнит то же самое действие (нажмет на рычаг), повышается.

berres-frederik-skinner-3.jpg

Именно такой способ научения, по мнению Скиннера, является основным механизмом формирования сложных форм поведения у человека и животных.

Второй компонент теории научения Скиннера — метод последовательных приближений. Весь путь по выработке нужного поведения разбивается на несколько этапов. Нужно последовательно и систематически подкреплять каждый из этапов, подводя к нужной форме поведения и вознаграждая каждое действие, приближающее к цели.
К примеру, необходимо научить голубя ударять клювом по маленькому кружку. Голубя награждают зернышком сначала за заход на нужную половину клетки, потом за поворот головы к нужной стенке, потом за касание клювом кружка, потом только за удар по кружку Кстати, это напоминает систему дрессировки животных Владимира Дурова

berres-frederik-skinner-3.jpg

.

Во время Второй мировой войны Скиннер, используя свои методы научения, создал прообраз самонаводящейся ракеты: он обучал голубей, находящихся внутри ракеты, клевать изображение мишени, на которую она была нацелена. С помощью клевков голуби контролировали движение ракеты и направляли ее к цели, пока она не попадала в цель и не взрывалась (вместе с голубем). Разработка была признана перспективной, но не была доведена до реализации, поэтому ни один голубь не пострадал.

Скиннер считал, что метод последовательных приближений лежит в основе обучения ребенка первым словам. Сначала любой лепет ребенка вызывает восторг родителей (подкрепление), потом они потихоньку привыкают к нему (перестают подкреплять), и восторг (подкрепление) вызывают только звуки, отдаленно напоминающие человеческие слоги, а на следующем этапе — только нечто, похожее на слова. Не исключено, что слово «мама» является самым первым у подавляющей части человечества именно потому, что вызывает наибольший восторг у самого близкого ребенку человека. Есть  сплетня (за достоверность не ручаюсь) что первым словом ребенка одной известной  дамы-политика, родившегося, когда мама была предельно занята своей карьерой, было «няня». Если это действительно так, то вполне «по Скиннеру».

По мнению Скиннера,научение человека отличается от научения животных тем, что человек стремится к сотрудничеству (если стремится). Эффективность обучения (и у тех и у других) зависит от частоты и регулярности подкрепления. Научение часто бывает неудачным, потому что люди, сами того не желая, за одно и то же то хвалят, то ругают (подкрепляют то положительно, то отрицательно) или подкрепляют совсем не то, что собираются. Иными словами, нежелательные формы поведения легко могли бы исчезнуть, если бы воспитатели действовали правильно и не были вынуждены наказывать за то, что вначале сами непроизвольно поощряли.

Вот житейская иллюстрация к этом тезису.

Маленькому мальчику купили новые ботиночки, родственники ставят его на диван, чтобы ботиночки были лучше видны. Мальчик получает позитивное подкрепленире в виде внимания и улыбок родных. На следующий день он возвращается с прогулки, идет в ботинках по комнате, пытается залезть на диван и получает отрицательное подкрепление в виду ругани или наказания. Чему он научится на этом опыте???

Скиннер и программированное обучение
Концепция программированного обучения появилась гораздо раньше массового распространения компьютеров. И создал ее Скиннер, благодаря все той же Деборе — своей младшей дочери. Недовольный дочкиными школьными успехами, Скиннер пришел к ней на занятия и ужаснулся тем, как преподается в классе математика — одни давно усвоили материал и скучают, а другие не успевают ничего понять. И тогда Скиннер сконструировал первую примитивную обучающую машину — устройство, в котором на сложенной гармошкой бумажной ленте были напечатаны математические задачи. Они были подобраны с постепенно возрастающей трудностью. Подвижной рычаг с помощью прозрачного окошка показывал, верно ли решена задача. Если ответ учащегося был правильным, передвигался другой рычаг, выставляя следующий вопрос. Если ответ на вопрос оказывался неверным, рычаг не мог двигаться, и ученику предоставлялась возможность попытаться решить задачу правильно.

Сутью Скиннеровской идеи была разработка учебных схем, в которых было обеспечено продвижение ученика от выполнения простейшего задания к все более трудным, но так постепенно, что ученик редко ошибался. Подкрепление в виде демонстрации в окошке правильного ответа побуждало ученика переходить к следующему вопросу, потом к следующему, позволяя в конце концов усвоить материал. Таким образом, ученик осваивал тему не методом проб и ошибок, а движимый стимулом в виде подкреплений — его собственных правильных ответов на вопросы.
Скиннер вместе с коллегами разработал набор программ для машинного обучения самым разным дисциплинам, надеясь запустить в массовое производство сравнительно недорогие «обучающие машины».

berres-frederik-skinner-3.jpg

Безусловными достоинствами программированого обучения являются возможность обучаться в индивидуальном темпе, не делая ошибок, и почти стопроцентная эффективность метода. Однако вряд ли можно полностью изгнать из обучения живой контакт с преподавателем, которого лишен этот метод, к тому же он еще довольно скучный. Тем не менее, еще в докомпьютерную эпоху был создан целый ряд «программированных учебников», в котором были последовательно реализованы концепции Скиннера. А с массовым распространением компьютеров появилось огромное количество разнообразных обучающих программ, так или иначе опирающихся на эту концепцию.

Скиннер и иллюзия свободы
berres-frederik-skinner-3.jpg

В своих поздних работах Скиннер вышел за пределы конкретных психологических теорий и экспериментов и покусился на святая святых современного демократичсекого общества — понятия свободы, воли, ответственности. В своей книге «По ту сторону свободы и достоинства» он утверждал, что «Свобода — ярлык, которым мы клеймим поведение, когда не знаем или не понимаем его причин». Или, выражаясь в терминах бихевиоризма, это реакция на стимул, оставшийся для нас неизвестным.

«Бред», — скажут все, кому дороги ценности свободы, и мне очень хочется присоединиться к ним. Но…
Вспомните знаменитый эксперимент с 25-м кадром. Рекламный кадр с призывом, к примеру, пить Кока-Колу вставлялся в кинофильм так, что на сознательном уровне был незаметен (слишком быстро мелькал). Однако после выхода из кинотеатра зрители исправно покупали Кока-Колу гораздо чаще, чем те, кто кадра не видел.
Этот эксперимент многократно критиковали, но никто не подвергал сомнению опыты с так называемым постгипнотическим внушением, которые проводились еще в конце XIX века. К примеру, девушке внушают, что после пробуждения от гипнотического сна она раскроет зонтик. Она просыпается, глядит в окно и говорит: «Кажется дождик собирается, надо проверить зонтик» — и раскрывает его.

И зрители в кино, и девушка, раскрывавшая зонтик, были уверены, что действуют свободно, однако если знать причину их поведения, или, на языке бихевиоризма, стимул, определивший реакцию (рекламный кадр, внушение), то мы понимаем, что их поведение было отнюдь не свободным.
Вот и задумайтесь над тем, много ли правды в тезисе Скиннера о том, что наша свобода — не более, чем иллюзия. А заодно о том, какие стимулы определяют наш «свободный выбор»..

Ах до чего поpой обидно что хозяина не видно
Ввеpх и в темноту уходит нить
А куклы так ему послушны и мы веpим пpостодушно
В то что куклы могут говоpить

А заодно желающие могут примерить на современную ситуацию слова Скиннера: «Наиболее репрессивные формы контроля — это именно те, которые укрепляют в человеке ощущение свободы». Я их довольно часто вспоминаю, когда думаю о политических новостях…

Скиннер покушался также на другое фундаментальное понятие демократического общества — ответственность:

«Если мы не в состоянии указать на причины, определяющие поведение индивида, то говорим, что он сам несет за него ответственность. Прародители физической науки уже однажды пошли по этому пути, но к счастью, сейчас ветер дует уже не из-за Эола, точно так же, как и дождь идет не по воле Юпитера.»

Я часто думаю, в идеях Скиннера гораздо больше здравого, чем хочется считать.
Впрочем, многие ученые заслуживают уважения, даже если мы не разделяем их идеи. Мне кажется, к Скиннеру это относится в полной мере.

Подход Скиннера к психологии. Теории личности

Подход Скиннера к психологии

Большинство теоретиков — персонологов работают в двух направлениях: 1) обязательное изучение устойчивых различий между людьми и 2) опора на гипотетическое объяснение разнообразия и сложности человеческого поведения. Эти направления образуют основное русло, если не суть, большинства концепций личности. Скиннер полагал, что абстрактные теории не обязательны и ими можно пренебречь в пользу подхода, основанного на изучении влияния окружающей среды на поведение индивида (Skinner, 1983). Он утверждал, что психология, особенно область научения, была недостаточно развита для того, чтобы найти обоснования построению крупномасштабной, формализованной теории. К тому же он заявлял, что не нужно проводить теоретически направленные исследования, так как они дают «объяснение наблюдаемых фактов, которые апеллируют к событиям, описанным в разных терминах и измеренным, если вообще их можно измерить, в разных величинах» (Skinner, 1961, р. 739). Наконец, Скиннер оспаривал теории поведения человека, часто дающие психологам ложное чувство уверенности в своем знании и фактически не включающие в себя отношения между процессом поведения и обстоятельствами окружения, которые предшествовали этому поведению.

В свете очевидной антитеоретической позиции Скиннера сомнительно, нужно ли его включать в книгу, имеющую отношение к теориям личности. Мы не будем обращаться к этому философскому вопросу, только заметим, что Скиннер считал себя теоретиком, таким образом оправдывая наше обращение к его подходу изучения личности. В одном интервью он заявил:

«Я определяю теорию как попытку объяснить поведение в терминах чего — то, происходящего в другой вселенной, такой как разум или нервная система. Я не верю, что теории такого рода существенны или полезны. Кроме того, они опасны; они служат причиной для беспокойства. Но я предвкушаю всеобъемлющую теорию поведения человека, которая объединит множество фактов и выразит их наиболее общим образом. Теории такого рода я был бы очень заинтересован содействовать, и я считаю себя теоретиком» (Evans, 1968, р. 88).

Таким образом, несмотря на то, что взгляд Скиннера на теорию существенно отличается от точки зрения большинства персонологов, он, тем не менее, посвятил себя задаче создания теории поведения человека.

За пределами автономного человека

Как радикальный бихевиорист Скиннер отрицал все представления о том, что люди автономны и их поведение определено предполагаемым существованием внутренних факторов (например, неосознанных импульсов, архетипов, черт личности). Такие умозрительные концепции, замечал он, возникли в примитивном анимизме и продолжают существовать, потому что игнорируются условия окружения, управляющие поведением.

«Автономный человек служит для того, чтобы объяснить только то, что мы не можем объяснить другим образом. Его существование зависит от нашего невежества, и он естественно теряет свою автономность по мере того, как мы все больше узнаем о поведении… Нет нужды открывать для себя, что на самом деле представляет собой личность, состояние ума, чувства, черты характера, планы, цели, намерения или что — то другое, характеризующее автономного человека, для того чтобы продвинуться в научном анализе поведения» (Skinner, 1971, р. 12–13).

Возражение Скиннера против интрапсихических причин состоит не в том, что они суть неприемлемый феномен для изучения, а скорее в том, что они окутаны терминологией, не позволяющей давать рабочие определения и осуществлять эмпирическую проверку. В истории науки, отмечал он, обычно необходимо полностью отойти от умозрительных концепций, а не видоизменять их так, чтобы стало возможным эмпирическое изучение. Для того чтобы объяснить, почему компетентную студентку исключают из колледжа, мы могли бы с легкостью сказать: «потому что она очень боится неудачи», «потому что у нее нет мотивации» или «потому что она стала меньше заниматься из — за того, что бессознательно боялась успеха». Такие гипотезы об исключении студентки из колледжа могут звучать как объяснение, но Скиннер предупреждал, что они ничего не объясняют, если ясно не определены все мотивы и если не установлено все то, что предшествовало ее исключению.

Таким образом, если к умозрительной концепции обращаются для того, чтобы объяснить поведение, ее нужно перевести в термины, релевантные экспериментальным действиям, применяющимся в исследовании и измерениях. Удовольствовавшись меньшим, можно остаться на уровне того самого кабинетного философствования, которое Скиннер так горячо не одобрял. Для начала осознаем, что именно можно наблюдать (то есть случай с исключением), и затем определим, расширяют ли дополнительные объяснения понимание рассматриваемого поведения. Если компетентная студентка отсеивается из колледжа, не лучше ли проверить, какие условия окружения предшествовали этому событию, чем предлагать для его объяснения какую — то психическую реальность, которую нельзя объективно идентифицировать? Например, мешал ей спать шум в общежитии настолько, что она не могла успешно заниматься? Финансовые трудности заставляли ее работать 40 часов в неделю и таким образом ограничивали время для учебы? Или она играла в студенческой баскетбольной команде, расписание которой заставляло ее пропускать много занятий и экзаменов? Эти вопросы ясно показывают, что Скиннер возлагал ответственность за действия человека на обстоятельства окружения, а не на сферу автономного человека. Для Скиннера окружение — все и объясняет все.

Теория Скиннера, в таком случае, не делает попыток задавать вопросы или рассуждать о процессах внутреннего состояния человека. Это считается неприменимым к научному объяснению поведения. Для того, чтобы избежать замечания, что описание есть объяснение, Скиннер утверждал, что человеческий организм — это «черный ящик», чье содержимое (мотивы, влечения, конфликты, эмоции и так далее) следует исключить из сферы эмпирического исследования. Переменные организма ничего не добавляют к нашему пониманию человеческой деятельности и служат только для того, чтобы замедлить развитие научного анализа поведения. По Скиннеру, адекватные толкования можно сделать не обращаясь к каким — либо иным объяснениям, кроме тех, что отвечают за функциональные отношения между различными стимулами и поведенческими реакциями, открыто проявляемыми человеком. Однако Скиннер не отвергал категорически изучение внутренних явлений или того, что иногда называют «высшими психическими процессами». Действительно, он полагал, что психологи должны давать адекватные объяснения частным явлениям, но необходимо, чтобы эти изучаемые явления можно было надежно и объективно измерить. Именно этот акцент на объективность характеризует попытку Скиннера признать законность внутренних состояний и явлений.

Крах физиолого — генетического истолкования

В отличие от большинства психологов Скиннер не подчеркивал важность нейрофизиологических или генетических факторов, отвечающих за поведение человека. Это пренебрежение физиолого — генетическими концепциями поведения было основано на убеждении, что нельзя экспериментальным путем определить их влияние на поведение. Скиннер объяснял свое неприятие «физиологизации», замечая: «Даже когда можно показать, что какие — то аспекты поведения зависят от времени рождения, телосложения или генетической конституции, этот факт можно использовать ограниченно. Он помогает нам предсказать поведение, но представляет собой малую ценность для экспериментального анализа или практического применения, потому что таким условием нельзя манипулировать после того, как человек зачат» (Skinner, 1974, р. 371). Таким образом, Скиннер не отрицал валидность биолого — генетических элементов поведения, а скорее игнорировал их, потому что они не поддаются (по крайней мере, в данный момент) изменению посредством контролируемого воздействия. Более того, он настаивал на том, что даже если ученые, изучающие мозг, в конце концов откроют биолого — генетические переменные, влияющие на поведение, только бихевиоральный анализ даст самое ясное объяснение действию этих переменных.

Какой должна быть наука о поведении

Скиннер допускал, что поведение можно достоверно определить, предсказать и проконтролировать условиями окружения. Понять поведение — значит проконтролировать его, и наоборот. Он всегда был против допущения какой — либо свободной воли или любого другого «сознательного» явления. Люди, по своей сути, очень сложные, но все же машины. Хотя он и не был первым психологом, предложившим механистический подход к изучению поведения (Уотсон пропагандировал отказ от менталистических концепций в 20–е годы), его формулировка отличалась тем, что он доводил идею до ее логического конца. По Скиннеру, наука о поведении человека принципиально не отличается от любой другой естественной науки, основанной на фактах; то есть имеет ту же цель — предсказать и проконтролировать изучаемое явление (открытое поведение в данном случае).

Далее Скиннер утверждал, что так как наука развивается от простого к сложному, логично изучить существа, находящиеся на более низкой ступени развития, прежде чем изучать самого человека — это позволит психологу легче раскрывать основные процессы и принципы поведения. Еще одним преимуществом является то, что в этом случае исследователь сможет осуществлять более точный контроль над параметрами окружения, в котором находится животное, и собирать данные в течение более длительного периода времени. Конечно, проблема в том, сколько данных, полученных при изучении одного вида (например, крыс), действительно применимо к другим видам (например, к человеку). Скиннер, однако, выступал за использование видов, стоящих на более низких ступенях эволюции, в качестве экспериментальных объектов, полагая вполне очевидной связь между принципами поведения животных и человека. И действительно, развитие обучающих машин и учебников по программированию является прямым результатом работы Скиннера с животными в лаборатории.

От других исследователей Скиннера также отличало и то, что он придавал особое значение анализу поведения единичных организмов. Он полагал, что их изучение необходимо, так как все организмы развиваются по одним и тем же законам. Таким образом, поведение отдельных крыс, голубей или людей может быть различным, а основные принципы поведения не меняются. Скиннер полагал, что, изучая одну крысу, одного голубя, одного человека, можно обнаружить и обобщить основные закономерности, присущие всем организмам.

Такая экспериментальная модель, направленная на исследования одного субъекта, не требует традиционных статистических методик, которые большинство студентов — психологов осваивают в ходе обучения. Скиннер отстаивал мнение, что вместо того, чтобы делать предположения о поведении несуществующего усредненного индивида, психологи должны пытаться предсказывать влияние одной или более контролируемых переменных на обусловленный компонент поведения отдельного организма в контролируемом окружении. Такой подход требует нестатистической стратегии, являющейся результатом законов, применимых к поведению реального индивида. Это то, говорил Скиннер, что психология как наука о поведении должна иметь своей целью. Взгляд Скиннера на психологию можно подытожить его заявлением (Skinner, 1956), в котором он цитирует Павлова: «Управляйте вашими обстоятельствами, и вы увидите закономерности».

Придерживаясь бихевиористского подхода, Скиннер отстаивал функциональный анализ поведения организма. Такой анализ устанавливает точные, реальные и обусловленные взаимоотношения между открытым поведением (реакцией) организма и условиями окружающей среды (стимулами), контролирующими их. Эти переменные должны существовать независимо от нас, быть очевидными и определяемыми количественно. Причинно — следственные отношения, проистекающие из функционального анализа, становятся всеобщим законом науки о поведении. Практической целью является возможность манипулирования переменными окружающей среды (независимыми), которые позволяют делать прогноз, и затем измерение поведенческой реакции (зависимые переменные). Таким образом, психологи могут работать в рамках естественной науки и тем не менее открывать законы, относящиеся к поведению отдельных организмов.

Личность с точки зрения бихевиористского направления

Сейчас мы выяснили причины, по которым Скиннер обратился к экспериментальному подходу для изучения поведения. А как же изучение личности? Или она совершенно исчезла в скиннеровском бескомпромиссном подчеркивании функционального, причинно — следственного анализа поведения? Говоря кратко, ответ на последний вопрос «нет», если принимаются во внимание установленные научные критерии. Как мы убедились, например, Скиннер не принял идею о личности или самости, которая стимулирует и направляет поведение. Он считал такой подход пережитком примитивного анимизма, доктрины, заранее допускающей существование чего — то похожего на дух, который изнутри двигает тело (Skinner, 1989). И он не принял бы объяснение, подобное этому: «Преподобный Джонс и еще 980 членов секты «Народный храм“ совершили самоубийство в джунглях Гайаны, потому что они были эмоционально неустойчивы».

Скиннеровский радикальный бихевиоризм делал упор на интенсивный анализ характерных особенностей прошлого опыта человека и уникальных врожденных способностей.

«В поведенческом анализе человек рассматривается как организм… который обладает приобретенным набором поведенческих реакций… [Он] — не порождающий фактор; он локус, точка, в которой множество генетических условий и обстоятельств окружения соединяются в совместном действии. Как таковой, он остается, несомненно, уникальным. Никто другой (если у него нет идентичного близнеца) не обладает его генетическими данными, и безоговорочно никто другой не имеет такого же личного прошлого, которое присуще только ему. Следовательно, никто другой не ведет себя таким же образом» (Skinner, 1974, p. 167–168).

Следовательно, по Скиннеру, изучение личности включает в себя нахождение своеобразного характера взаимоотношений между поведением организма и результатами, подкрепляющими его. В соответствии с этой точкой зрения, индивидуальные различия между людьми следует понимать в терминах интеракций поведение — окружение во времени. Изучать же предполагаемые свойства и воздействия каких — то гипотетических структур внутри человека — только терять время.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Беррес Скиннер как человек и исследователь

«Люди учатся тому, чему вы их учите, а не тому, чему вы хотите их научить».
​«Образование — это то, что остается, когда все выученное забыто».

Беррес Скиннер.

Беррес Фредерик Скиннер родился в городке Саскуэханна, штат Пенсильвания, 20 марта 1904 г.

Семья

Он воспитывался в теплой и добро желательной семейной атмосфере, где, однако, уделялось большое внимание строгому соблюдению дисциплины.

Общий позитивный настрой достигался за счет того, что родители не злоупотребляли наказаниями, а напротив — поддерживали дисциплину и порядок, всякий раз поощряя и вознаграждая поступки, которые того заслуживали.

Детство и юность

В детстве и юности интересы будущего психолога были крайне разнообразны.

Он увлекался экспериментированием с механическими устройствами, пытался смастерить самодельное пневматическое ружье, а однажды даже сконструировал изощренную многоблочную конструкцию для того, чтобы аккуратно развешивать собственную пижаму.

Во время учебы в школе Скиннер увлекался литературой. Когда ему было 14 лет, он на основе скрупулезного анализа шекспировских пьес выдвинул собственную гипотезу об их авторстве, которое приписал Френсису Бэкону.

Помимо этого, Беррес был неплохим музыкантом: он играл на саксофоне в школьном оркестре.

Образование

Высшее образование Беррес Скиннер получил в колледже Гамильтона, небольшом гуманитарном учебном заведении штата Нью-Йорк.

Он специализировался на английском языке и литературе и намеревался в будущем посвятить себя литературному творчеству.

Отношения с товарищами по учебе Скиннер нередко участвовал в студенческих проказах, а после нескольких рискованных розыгрышей, организованных по его инициативе, юношу едва не исключили из колледжа. Окончить колледж ему все-таки удалось, и в 1926 г. он получил степень бакалавра.

Интерес к психологии у Скиннера пробудился уже после окончания колледжа. В 1928 г. он поступил в Гарвардский университет на психологическое отделение.

Во время учебы он установил для себя очень строгий режим учебных занятий, так, на внеучебные занятия он отводил 15 мин в сутки.

Научное творчество

Уже после трех лет такого напряженного труда Скиннер получил докторскую степень и в том же 1931 г. опубликовал свое первое серьезное научное исследование. Этой публикацией, принесшей ему известность, была небольшая статья Понятие рефлекса в описаниях поведения, в которой Беррес Скиннер выдвинул новую трактовку условного рефлекса. Он понимал его не как реальный акт жизнедеятельности, присущий ей самой по себе, а как производное от операций экспериментатора.

Скиннеровский ящик

С 1931 по 1936 г. Скиннер занимался в Гарварде научной работой, сконцентрировавшись на изучении поведения животных. В это время он изобрел экспериментальный ящик, названный впоследствии, вопреки протестам самого изобретателя, скиннеровским. Находясь в этом ящике, крыса или голубь, нажимая на рычажок или кнопку, получали подкрепление, под которым Скиннер подразумевал любые приятные последствия. Рычаг соединялся с самописцем, регистрирующим движение. Нажим на рычаг рассматривался в качестве образца и самостоятельной единицы оперантной реакции — очень удобной для фиксации, поскольку всегда можно однозначно определить, произошла она или нет. Дополнительные устройства позволяли соединять подкрепление с различными сигналами (звуковыми, световыми и т.п.).

Не путайте разные условные рефлексы!

Скиннер разграничил два типа условных рефлексов — S и R. К типу S он относил те рефлексы, при которых реакция возникает только в ответ на воздействие какого-либо стимула, т.е. раздражителя. Поведение, создаваемое таким образом, получило название респондентного. Рефлексы же, зафиксированные в скиннеровском ящике, были отнесены к типу R. Здесь животное сперва производит реакцию, а затем реакция подкрепляется. Такое поведение у Скиннера получило название оперантного. В ходе экспериментов были установлены существенные различия между динамикой реакции типа R и S.

Скиннер говорил об ограниченности традиционной поведенческой формулы стимул-реакция, которая, по его мнению, состоит в том, что она не учитывает влияния результатов реакции на последующее поведение. Реакция рассматривается только как производное от стимула, только как следствие, но не как возможная детерминанта, преобразующая организм. Эти взаимоотношения являются несравнимо более сложными, чем отношения между стимулом и реакцией.

Таким образом, ключевое отличие оперантного обусловливания от классического состоит в том, что в случае оперантного обусловливания живой организм своим поведением активно воздействует на окружающую среду и сталкивается с теми или иными последствиями. В случае формирования условного рефлекса такого воздействия не наблюдается. В этом смысле оперантное поведение активно и направлено на исследование окружающего мира, респондентное поведение реактивно и лишь следует тем или иным воздействиям, в процессе классического обусловливания приобретшим для организма определенное сигнальное воздействие.

Оперантные реакции в скиннеровском понимании следует отличать от автоматических, чисто рефлекторных реакций, связанных с безусловными и условными рефлексами. Оперантная реакция — действие произвольное и целенаправленное. Однако Скиннер определяет целенаправленность в терминах обратной связи (то есть воздействия на поведение его последствий), а не в терминах целей, намерений или других внутренних состояний — психических или физиологических. По его мнению, использование в психологии этих «внутренних переменных» предполагает введение сомнительных предположений, ничего не добавляющих к эмпирическим законам, которые связывают наблюдаемое поведение с наблюдаемыми воздействиями среды. Именно эти законы являются реальным средством предсказания и контроля поведения человека и животных. Скиннер подчеркивал, что «возражение против внутренних состояний заключается не в том, что они не существуют, а в том, что они не имеют значения для функционального анализа». В этом анализе вероятность операторной реакции выступает как функция внешних воздействий — как прошлых, так и настоящих.

Согласно Скиннеру, оперантное обусловливание может применяться не только для контроля поведения других людей, но и для контроля собственного поведения. Самоконтроля можно добиться, создав условия для того, чтобы желательное поведение получало подкрепление.

Применение оперантного обусловливания и дальнейшая карьера

В 1936 г. он занял должность преподавателя в Миннесотском университете и работал там до 1945 г. Здесь он подробно разработал технику оперантного обусловливания, получившую в Соединенных Штатах Америки широкое применение на практике. Ее использовали при воспитании умственно отсталых детей, лечении невротиков и психически больных. Во всех случаях модификация поведения достигалась здесь за счет постепенного подкрепления: например, больной вознаграждается за каждое действие, ведущее шаг за шагом к цели, предусмотренной схемой лечения.

Осенью 1945 г. он возглавил кафедру психологии в университете штата Индиана и занимал этот пост до 1947 г., после чего вернулся в Гарвард в качестве лектора, где работал до ухода на пенсию в 1974 г.

В 1948 г. была издана книга Скиннера Уолден 2, вызвавшая огромное количество споров. В этой социальной утопии Скиннер изобразил в беллетристической форме перспективы создания с помощью техники оперантного обусловливания нового справедливого социального устройства. В этой книге ясно просматривалась аналогия с Дивным новым миром Олдоса Хаксли. На основании этого критика начала упрекать автора чуть ли не в фашизме.

Программированное обучение

11 ноября 1953 г. Скиннер посетил урок арифметики в школе, где училась его дочь. Это впечатлило его настолько, что он стал пытаться применить свою теорию подкрепления к улучшению преподавания школьных предметов. Результатом этой попытки стало проектирование им серии обучающих машин. Так возникло направление, названное программированным обучением. В основу вводился принцип разделения любой учебной задачи на отдельные операции, каждая из которых контролировалась подкреплением, служащим сигналом обратной связи.

В своих экспериментах Скиннер явно отдавал предпочтение экспериментированию над животными, преимущественно голубями и крысами, считая, что отличие человека от животных на самом деле совсем не принципиально.

Скиннер отрицательно относился к статистическим обобщениям, считая, что лишь тщательная фиксация реакций отдельного организма позволит решить главную задачу психологии — предсказывать и контролировать поведение конкретных индивидов. Самым лучшим способом запечатления этих реакций для него являлись кривые. Так, в работе Планы подкрепления, выполненной Б. Скиннером совместно с Ч. Ферстером, изданной в 1957 г., данные о 250 млн. реакций, непрерывно производимых подопытными голубями в течение 70 000 ч, были собраны в 921 диаграмму.

В том же 1957 г. Беррес Скиннер выпустил еще одну книгу — Вербальное поведение. В ней он развивал идею о том, что овладение речью происходит по общим законам образования оперантных условных рефлексов. Когда один организм производит речевые звуки, другой их подкрепляет (положительно или отрицательно), контролируя тем самым процесс приобретения этими звуками устойчивых значений.

Скиннер скончался 18 августа 1990 г. от лейкемии.

В 1990 году за несколько недель до смерти Скиннер дал радио интервью CBS. Когда репортер спросил Скиннера, боится ли он смерти, Скиннер ответил: «I don’t believe in God, so I’m not afraid of dying» (Я не верю в Бога, поэтому я не боюсь смерти).

Итоги

Научная библиография Скиннера весьма обширна: за полвека им было написано 19 крупных монографий и множество статей.

Его теория и практические результаты исследований получили широкое применение в педагогике и медицине. Помимо этого, они нашли также воплощение в мире бизнеса. Так, например, в организациях используется практика существования среды моментального подкрепления ценных для организации действий. Кроме того, в рекламной практике широко используют принцип небольших подарков и накопленных бонусов.

В 1972 Американская психологическая ассоциация (в которой уже в то время насчитывалось около ста тысяч членов) назвала самых выдающихся психологов XX столетия. По их почти единодушному мнению, этот почетный список возглавил в ту пору здравствовавший Б. Ф. Скиннер, опередивший даже Фрейда (тот был назван вторым).

Источники: 100 великих психологов. — М.: Вече, 2004 — 432 с.; Степанов С.С. — Психология в лицах. — М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. — 384 с.

Вводное занятие Университета

Приключения профессора Скиннера и доктора Уотсона — www.maximonline.ru

Беррес Фредерик Скиннер, родившийся в Пенсильвании в 1904 году, с самого детства увлекался изобретательством. Из-за этого его чуть не выкинули из колледжа: он постоянно разыгрывал преподавателей. Однажды даже провел к ведру воды над дверью сложный пусковой механизм. А вот аппарат для отсеивания неспелой рябины сделал Скиннера самым успешным юным предпринимателем в штате.

После колледжа Фред заперся на чердаке отчего дома, желая написать роман. Не получилось, из-под пера непризнанного гения выходили лишь вялые юморески. Скиннер страдал, обрастал грязью, огрызался. Друзья посоветовали обратиться к «мозгоправу». Сходив на пару сеансов, Фред неожиданно для близких решил сам стать психологом.

В те годы опыты на животных имели недостаток: они проводились «на глаз», их результаты зависели не столько от самих крыс, хомяков и голубей, сколько от реакции ученого, державшего в руке секундомер. Изобретенный Фредом «ящик Скиннера» помог решить эту проблему, ведь он фиксировал поведение зверей с компьютерной точностью.

Помещаемый в «ящик Скиннера» голубь случайно взмахивал крыльями и получал пищу. Голубь начинал махать крыльями специально, но подкрепление прекращалось. Голубь, продолжая взмахи, случайно наклонялся — и вдруг снова получал еду. Прибавляя реакции, Фред заставлял голубя поворачиваться, приседать и выполнять прочие непотребства.

Неожиданно голуби Скиннера пригодились на войне: в рамках проекта «Пиджеон» Фред тренировал голубей-камикадзе. Под руководством бихевиориста птицы мира научились корректировать полет ракеты. Но, к несчастью для амбициозного Скиннера и к счастью для всего мира (и голубей), война закончилась.

Как и Уотсон, Скиннер мечтал о построении идеального общества. После войны он сел за утопический роман «Уолден-2». Вышедшая одновременно с «1984» книга Фреда описывала маленькую общину, построенную на законах подкрепления и наказания. Тотальный контроль, пугавший Оруэлла, преподносился в романе Скиннера как всеобщее благо.

В интервью Скиннер признался, что идеи романа кажутся жутковатыми даже ему. Но это совершенно не смущало его фанатов: вдохновленные «Уолденом», они организовали коммуну Твин Оукс, которая существует по сей день.После рождения своего второго ребенка Скиннер между делом изобрел кроватку, в которой поддерживался оптимальный микроклимат для младенца. Фред отправил статью о кроватке в женский журнал, не понимая, что губит свою и без того сомнительную репутацию. Редакторы, не вдаваясь в детали использования кроватки, озаглавили статью «Детский ящик Скиннера». По Америке пополз слух: Скиннер построил тренировочную коробку для человека и запер там свою годовалую дочь.

Но, даже несмотря на слухи, в 1972 году Американская психологическая ассоциация поставила Скиннера на первое место в списке выдающихся психологов XX века. Обойти Фрейда ему не помешал даже тот факт, что за всю жизнь Скиннер не провел ни одного эксперимента на людях.

ПРАКТИКА БИХЕВИОРИЗМА

В СССР бихевиоризм был признан «вымирающей империалистической теорией». Сейчас русские авторы пишут, что он себя изжил. Это не мешает бихевиоризму до сих пор проникать во все уголки человеческой жизни.

РЕКЛАМА

Родоначальником бихевиоризма в продвижении товаров был сам Уотсон. Уволившись из университета, он перешел в легендарное рекламное агентство JWT, где ведущему психологу в стране пришлось начинать карьеру практически с нуля. И хоть поначалу Джон считал, что ремесло рекламщика «немногим лучше выращивания капусты», желание претворить собственные идеи в жизнь позволило Уотсону вскоре стать вице-президентом компании.

Уотсон был первым, кто поставил науку на службу оболванивания потребителя. До Уотсона реклама лишь информировала, Джон действовал смелее. Он заявил, что реклама продает не товар, а образ жизни.

Именно после Уотсона кофе перестал быть просто напитком, а начал повышать продуктивность и помогать в карьере. Благодаря ему в рекламе появились знаменитости: они формировали положительную реакцию на стимул в виде зубной пасты или шоколадки.

«Секс продает» — еще одна формула Уотсона. Но дело не в символическом обретении красавицы, как объясняют современные рекламщики знойную красотку на упаковке подгузников. Идея Уотсона проста: если страх можно увязать с кроликом, то сексуальное возбуждение — с чем угодно. При этом качество продукта не важно. Покупатель, взявший товар из-за красивой упаковки, купит его и не станет сравнивать с аналогами. Важны и слоганы. Многие Уотсон придумывал сам, в меру своих представлений о прекрасном.Бихевиоризм используется в выкладке товаров, стимулировании ненужных покупок, формировании лояльности клиента. Ты не купил шоколадку, расположенную на уровне глаз ребенка, и он лег на пол супермаркета и закатил истерику? Взял товаров на 10 тысяч и получил в подарок пакетик? В восьмой раз ешь в третьеразрядной закусочной, надеясь получить одиннадцатый обед бесплатно? Привет тебе от бихевиориста Уотсона.

ПСИХОТЕРАПИЯ

Бихевиоризм лег в основу когнитивно-бихевиоральной терапии, которую фамильярно называют КБТ. По мнению многих специлистов, это куда более эффективный способ добиться успеха у пациента, чем длительная и нудная психотерапия.

Желая сгладить осадочек от экспериментов с Альбертом, Джон взял 6-летнего Питера, который боялся крыс без помощи доктора, и решил «сбить» эту реакцию сладостями. Пугаясь крысы в другом конце комнаты, мальчик ел и успокаивался. Уотсон ставил клетку ближе. Еще ближе. Вскоре Питер стал даже подкармливать зверька*. Крыса стала ассоциироваться с наслаждением. Этот метод применяется в психологии до сих пор. Только вместо еды используют релаксацию.

Другие проблемы людей — это самоподдерживающиеся циклы, заставляющие наступать на те же грабли. Человек сдал начальнику доклад и беспокоится о результате (представляешь, есть люди, которых это реально волнует!). Доклад одобряют. «Я волновался — все прошло хорошо». Потом человек снова волнуется и снова получает похвалу. Когда третий доклад разносят в пух и прах, человек думает, что недостаточно волновался. И в четвертый раз усиливает страх десятикратно.

Разрушить цикл помогают регистрация уровня страха и полученного результата (чтобы понять, что это никак не связано), релаксация, медитация, секс, наркотики и рок-н-ролл, а также навык игнорировать происходящее.

КБТ так эффективна, что входит в американскую систему медстрахования. Бихевиорист не копается в прошлых травмах, а решает проблему здесь и сейчас. Психоаналитики считают, что понимание проблемы изменит поведение, и ищут ее (проблему) до старости. Бихевиоризм работает с поведением напрямую и с рядом ситуаций справляется за пару месяцев.

КБ-терапевт не сюсюкает с пациентом, а толкает к решению проблемы. Требование к консультанту: у него самого нет проблем клиентов, он должен быть примером, а не решать параллельно собственные трудности, как делают психологи из сериалов.

МОТИВАЦИЯ ПЕРСОНАЛА

Если вместо премии у тебя корпоратив с Укупником, обвиняй бихевиористов: корни «нематериальной мотивации» растут оттуда.

Дело в том, что бихевиористы доказали: повышение зарплаты не работает на длинной дистанции. Любое подкрепление приедается. Чтобы голубь выплясывал джигу в ящике, стимул в виде еды нужно спустя время заменить.

После повышения зарплаты «трудолюбивая» реакция быстро угасает. Поощрение должно меняться и удивлять сотрудника. Конечно, удивить можно и премией в китайских евро (не каждый день платят в несуществующей валюте), но есть и более дешевые способы «поглаживания» сотрудников — вроде уже упомянутого корпоратива или экзотических должностей. Так, Apple избежал оттока персонала, переименовав должность «консультант» в «гений».

ПЕДАГОГИКА

Б. Ф. Скиннер (1904–1990). История современной психологии

Б. Ф. Скиннер (1904–1990)

Самой влиятельной фигурой в психологии в течение нескольких десятилетий являлся Б. Ф. Скиннер. Один из историков психологии назвал его «без сомнения, наиболее знаменитым американским психологом в мире» (Gilgen. 1982. P. 97). Опрос историков психологии и заведующих кафедрами показал, что Скиннер является одним из самых выдающихся ученых современности (Кот, Davis & Davis. 1991). Когда в 1990 году Скиннер умер, редактор журнала «Американский психолог» писал о нем как об «одном из гигантов нашей области науки», который «оставил неизгладимый след в психологии» (Forwer. 1990. P. 1203). А в некрологе «Журнала по истории бихсвиоральных наук» о нем писали как о «ведущей фигуре в бихевиоризме нынешнего века» (Keller. 1991. P. 3).

Начиная с пятидесятых годов и в течение многих лет Скиннер являлся ведущим бихевиористом Соединенных Штатов Америки и привлекал огромное количество верных и восторженных продолжателей и сторонников. Он разработал программу бихевиорального контроля общества, изобрел автоматизированный детский манеж и стал одним из главных вдохновителей и создателей методик модификации поведения и обучающих машин. Он написал роман «Уолден Два» (Walden Two), который и через пятьдесят после выхода в свет оставался популярным. В 1971 году его книга «По ту сторону свободы и достоинства» (Beyond Freedom and Dignity) стала национальным бестселлером, а сам Скиннер — «самым популярным персонажем различных национальных и городских ток — шоу» (Bjork. 1993. P. 192). Он стал знаменитостью: его прекрасно знала и широкая общественность, и коллеги.

Страницы жизни

Скиннер родился в городке Саскуеханна, штат Пенсильвания, где и жил до поступления в колледж. Согласно его собственным воспоминаниям, его детство прошло в обстановке любви и спокойствия. Он учился в той же самой школе, где когда — то учились его родители; в выпускном классе Скиннера было всего семеро учеников. Он любил свою школу и по утрам всегда приходил раньше всех. В детстве и отрочестве он увлекался созданием самых разных предметов: плотов, тележек, каруселей, пращей и рогаток, моделей самолетов, и даже паровой пушки, которая стреляла поверх крыши соседского дома картофелинами и морковками. Несколько лет он потратил на то, чтобы изобрести вечный двигатель. Он также много читал о поведении животных и держал дома целый зоопарк, состоявший из черепах, змей, ящериц, жаб и бурундуков. Как — то раз на ярмарке он увидел дрессированных голубей: много лет спустя он сам научил голубей разным трюкам.

Психологическая система Скиннера отражает опыт его жизни в детстве и юности. Согласно его собственным взглядам, жизнь человека является плодом прошлых подкреплений. Он утверждал, что его собственная жизнь была настолько предопределенной, упорядоченной и правильной, насколько его система предписывает быть любой человеческой жизни. Он полагал, что все аспекты человеческой жизни можно проследить до самых их истоков.

Скиннер поступил к Гамильтон колледж в Нью — Йорке, но там ему не понравилось. Он писал:

Я никогда не мог вписаться в студенческую жизнь. Я вступил в это братство, совсем нс зная. что это такое. Я не преуспевал в спорте и жестоко страдал, когда в хоккее меня били по голени или когда искусный баскетболист отыгрывал мяч от моего черепа… В сочинении, которое я написал после первого курса, я пожаловался на то. что в колледже меня постоянно одолевают ненужными требованиями (одно из них — ежедневное посещение церкви) и что большинство студентов не имеют никаких интеллектуальных интересов. На старших курсах я был уже открытым бунтовщиком. (Skinner, 1967. P. 392.)

Бунтарство Скиннера, в частности, проявлялось в розыгрышах, а также в том, что он шокировал студенческое сообщество и открыто высказывал критические замечания о факультете и об администрации. Его непослушание прекратилось только в день выпуска, когда перед началом торжественной церемонии президент колледжа предупредил Скиннера и его друзей, что если они не успокоятся, им не выдадут дипломов.

Скиннер все — таки успешно закончил колледж со степенью по английскому языку, правом принадлежности к обществу <Фи Бета Каппа> и стремлением стать писателем. На летнем писательском семинаре поэт Роберт Фрост с похвалой отозвался о стихотворениях и рассказах Скиннера. В течение двух лет после выпуска из колледжа Скиннер занимался литературной деятельностью, а затем решил, что ему <нечего сказать>. Его неудача на писательском поприще настолько обескуражила его, что он даже стал подумывать о консультациях психиатра. Он считал себя неудачником. Чувство собственной значимости было жестоко поколеблено.

Кроме того, он разочаровался в любви. Его отвергли по меньшей мере полдюжины молодых женщин, что доставляло ему, по его собственному выражению, сильную физическую боль. Один раз он был настолько потрясен, что выжег на своей руке инициалы возлюбленной. След от ожога остался на многие годы. Биограф отмечает, что «любовные интересы» Скиннера «всегда были несколько подавлены раздвоением чувств и разочарованием. Правда, вскоре Скиннер приобрел репутацию ветреника» (Bjork. 1993. P. 116).

Прочитав об экспериментах Уотсона и Павлова по формированию условных рефлексов, Скиннер круто повернулся от литературных аспектов человеческого поведения к научным. В 1928 году он поступил в аспирантуру Гарвардского университета по психологии — несмотря на то, что до этого ни разу нс прослушал курса психологии. По его собственным словам, он поступил в аспирантуру «не потому, что вдруг почувствовал непреодолимую тягу к психологии, а только из — за того. чтобы избавиться от невыносимой альтернативы» (Skinner. 1979. P. 37). Было иль не было у него у него непреодолимой тяги к психологии, но через три года он получил ученую степень доктора философии. По завершении научной работы, после защиты докторской диссертации, он преподавал в университете штата Миннесота (1936–1945) и университете штата Индиана (1945–1974), после чего вернулся в Гарвард.

Тема его диссертации относится к положению, которому Скиннер неуклонно следовал в течение всей своей карьеры. Он предположил, что рефлекс представляет собой корреляцию между стимулом и реакцией, и ничего более. В его книге 1938 года «Поведение организмов» (The Behavior of Organism) описываются основные положения этой системы. Любопытно, что за первые восемь лет после публикации было продано всего лишь 500 экземпляров книги, и она получила в основном отрицательные рецензии, а пятьдесят лет спустя об этой книге говорили, что она «является одной из немногих книг, которые изменили облик современной психологии» (Thompson. 1988. P. 397).

Тем качеством описываемой в книге системы, которое изменило отношение к ней от полного провала до потрясающего успеха, было ее очевидное прикладное значение для самых разных областей психологии. «В шестидесятые годы началось восхождение звезды Скинпера, отчасти по причине принятия его идей в области образования, отчасти — благодаря растущему влиянию идей Скиннера в области клинической модификации поведения» (Benjamin. 1993. P. 177). Столь широкая применимость идей Скиннера соответствовала его устремлениям, поскольку он испытывал глубокий интерес к проблемам реальной жизни. Его более поздняя работа «Наука и человеческое поведение» (Science and Human Behavior. 1953 г.) стала основным учебником по бихевиоральной психологии.

Скиннер продолжал плодотворно работать до самой своей смерти в возрасте 86 лет — причем трудился он с тем же энтузиазмом, который проявлял и шестьдесят лет назад. В подвале своего дома он оборудовал персональный «скиннеровский ящик» — контролируемую среду, которая давала положительное подкрепление. Он спал там в большой желтой пластиковой коробке, в которой как раз помещался матрас, несколько полок с книгами, а также маленький телевизор. Каждый вечер он ложился спать в десять часов, спал три часа, час работал, затем спал еще три часа и вставал в пять часов утра, чтобы отработать еще три часа. Утром он отправлялся в свой кабинет в университете и там снова работал, а во второй половине дня давал себе положительное подкрепление, слушая музыку. Кроме того, огромное положительное влияние на него оказывал процесс написания статей. «Мне очень нравится писать, и было бы очень жаль, если бы когда — нибудь мне пришлось от этого отказаться» (Skinner. 1985, цит. по: Fallen. 1992. P. 1439).

В возрасте 78 лет Скиннер написал статью под названием «Как сохранить интеллект в старости» (Intellectual Self — Management in Old Age), в которой он ссылался на свой собственный опыт (Skinner. 1983а). В этой статье говорится о том, как полезно в старости упражнять мозг по несколько часов в день, при этом обязательно давая перерывы между всплесками активности — для того, чтобы поддержать слабеющую память и не допустить снижения интеллектуальных способностей.

В 1989 году у Скиннера обнаружили лейкемию. Жить ему оставалось не более двух месяцев. В интервью по радио он говорил о своих чувствах:

Я не религиозный человек, и потому меня не беспокоит, что произойдет со мной после смерти. И когда мне сказали, что у меня такая болезнь и что через несколько месяцев я умру, я не испытал никаких эмоций. Ни паники, ни страха, ни тревоги. Вообще ничего. Единственное, что тронуло меня и от чего мои глаза увлажнились, была мысль о том, как я сообщу об этом жене и дочерям. Видите ли, когда умираешь, ты невольно ранишь тех, кто тебя любит. И ничего с этим не поделаешь… Я прожил хорошую жизнь. С моей стороны было бы довольно глупо в каком — либо смысле на нее жаловаться. А потому я радостно проживу оставшиеся мне месяцы — так же, как я всегда радовался жизни. (Цит. по: Catania. 1992. P. 1527.)

За восемь дней до смерти, сильно ослабевший, Скиннер представил свою статью на заседание Американской психологической ассоциации в Бостоне. Она была посвящена наблюдаемым и ненаблюдаемым стимулам, и, соответственно, респондентному и оперантному поведениям.

Бихевиоризм Скиннера

Оперантное поведение возникает без воздействия каких — либо внешних наблюдаемых раздражителей. Реакция организма кажется спонтанной в том смысле, что внешне она никак не связана с каким — либо наблюдаемым раздражителем. Это вовсе не означает, что стимула, вызывающего ту или иную реакцию, не существует; это значит, что при возникновении данной реакции ни один стимул не является наблюдаемым. С экспериментальной же точки зрения, если стимул отсутствует, то это значит, что он нс применялся, а потому и не наблюдается.

Другим различием между респондентным и оперантным поведением является то, что оперантное поведение воздействует на окружающую организм среду, в то время как респондентное поведение этого не делает. Подопытная собака в лаборатории Павлова, закованная в сбрую, не может сделать ничего иного, как только реагировать (например, пускать слюну), когда экспериментатор предлагает ей какие — либо стимулы. Собака сама по себе ничего не может сделать, чтобы достать стимул (пищу).

Оперантное поведение крысы в коробке Скиннера, напротив, является инструментальным в том смысле, что крыса достигает своего стимула (пищи). Когда крыса нажимает на рычаг, она получает пищу; а если не нажимает на рычаг, то не получает пищи. Таким образом крыса воздействует на окружающую среду. (Скиннер очень не любил термин «скиннеровский ящик», впервые введенный Халлом в 1933 году. Он сам называл это оборудование аппаратом оперантного формирования условных рефлексов. Однако термин «скиннеровский ящик» стал столь популярным, что вошел во все справочники и в настоящее время является в психологии общепринятым.)

Скиннер считал, что оперантное поведение характерно для повседневного научения. Поскольку поведение, как правило, носит оперантный характер, то наиболее эффективным подходом к науке о поведении является изучение обусловливания и угасания оперантпого поведения.

Классическая экспериментальная демонстрация заключалась в нажатии на рычаг в скиннеровском ящике. В этом эксперименте крыса, лишенная пищи, помещалась в ящик и получала полную возможность исследовать его. В ходе исследований она неизбежно должна была задеть рычажок, который приводил в действие механизм, выдвигающий полочку с пищей. После получения нескольких порций пищи, которые должны были служить подкреплением, у крысы довольно быстро формировался условный рефлекс. Обратите внимание, что поведение крысы (нажатие на рычаг) оказывает воздействие па окружающую среду и является инструментом приобретения пищи. Зависимая переменная в этом эксперименте проста и понятна: это скорость реакции.

На основании этого эксперимента Скиннер сформулировал свой закон приобретения[93], который гласит, что сила оперантного поведения возрастает, если поведение сопровождается подкрепляющим стимулом. Несмотря на то, что для формирования быстрой реакции нажатия на рычажок требуется практика, ключевым параметром все — таки является подкрепление. Практика сама по себе ничего не дает: она только предоставляет возможность возникновения дополнительного подкрепления.

Закон приобретения Скиннера отличается от положений о научении у Торндайка и у Халла. Скиннер вообще не касался таких последствий подкрепления, как боль — приятное ощущение или удовольствие — неудовлетворение, как это делал Торндайк. Скиннер так же не пытался интерпретировать подкрепление в терминах снижения воздействия побуждений, как это делал Кларк Халл. Системы Торндайка и Халла были объясняющими; система Скиннера является строго описательной.

Скиннер и его последователи провели огромную исследовательскую работу по проблемам научения — таким, как роль наказания в приобретении навыков, воздействие различных систем подкрепления, мера угасания оперантного обусловливания, наличие вторичного подкрепления и т. д.

Кроме крыс они работали и с другими подопытными животными, и с людьми, используя в качестве основного подхода тот же самый принцип <скиннеровского ящика>. Если в качестве подопытных животных использовались голуби, то они должны были клюнуть в определенную точку или пятно; подкреплением являлась пища. Оперантное поведение людей включало такие аспекты, как решение задач, подкрепленное похвалой или осознанием того, что был дан правильный ответ.

Скиннер сообщал, что в качестве подкрепления для своей трехлетней дочери он использовал поглаживание по спине. Однако этот эксперимент обернулся неожиданным образом. Однажды он укладывал девочку спать, гладил ее по спинке и вдруг решил проверить, насколько это является поощряющим подкреплением. «Я подождал, — написал Скиннер, — чтобы она подняла ногу, и тогда погладил ее. Почти сразу же она снова подняла ногу, и я снова погладил ее. Она засмеялась. «Ты над чем смеешься?» — спросил я, и она ответила: «Стоит мне поднять ногу, как ты начинаешь меня гладить!»» (Skinner. 1987. P. 179).

Схема подкрепления

Уже первые исследования в <скиннеровском ящике> с нажатием рычага продемонстрировали значение подкрепления для оперантного поведения. В этой ситуации поведение крысы при каждом нажатии на рычаг получало подкрепление. То есть всякий раз, выполнив правильное действие, крыса получала пищу. Скиннер отмечал, что хотя в реальной жизни подкрепление далеко не всегда бывает последовательным или непрерывным, тем не менее, научение все — таки происходит и поведение сохраняется, даже если подкрепление было случайным или редким.

Не всегда, отправляясь кататься на коньках или на лыжах, мы попадаем на хороший лед или снег… Не всегда, приходя в ресторан, мы получаем хорошую пишу. потому что повара непредсказуемы. Звоня друзьям по телефону. мы не всегда получаем ответ, потому что друзья могут отсутствовать. …Подкрепляющие характеристики деятельности и обучения почти всегда являются прерывистыми. так как просто не имеет смысла контролировать подкреплением каждую реакцию. (Skinner. 1953. P. 99.)

Даже если вы проводите исследования постоянно, вы не при каждом эксперименте получаете реакцию А. На работе вас не каждый день хвалят и не каждый день повышают заработную плату. Каким образом на поведении сказывается такое непостоянное подкрепление? Является ли та или иной режим подкрепления[94] лучшим, чем остальные, с точки зрения ее воздействия на поведение? Скиннер и его коллеги посвятили годы исследованию этих вопросов (Ferster & Skinner 1857; Skinner.1969).

Потребность в этих исследованиях возникла не из — за чисто научного любопытства, но на основе практической целесообразности — что, кстати, иллюстрирует тот факт, что наука нередко существенно отличается от той идеализированной модели, которая представляется в некоторых учебниках. Как — то раз в субботу вечером Скиннер обнаружил, что у него почти закончился запас корма. В то время (тридцатые годы) еще нельзя было купить корм у специальных компаний по снабжению исследовательских лабораторий; экспериментатор должен был делать шарики вручную, что являлось достаточно длительным и трудоемким процессом.

Вместо того, чтобы потратить свои выходные на изготовление кормовых шариков, Скиннер задал себе вопрос: что произойдет, если он будет давать подкрепление своим крысам один раз в минуту, независимо от того, какое будет количество ответных реакций? При таком подходе ему потребуется намного меньше корма, и на выходные дни должно хватить. Скиннер решил провести длительную серию экспериментов, чтобы проверить различные варианты системы подкреплений.

В одном таком исследовании Скиннер сравнил частоту реакции у животных, которые получали подкрепление при каждой реакции, с частотой реакций тех животных, которые получали подкрепление только по истечении некоторого интервала времени. Последнее условие получило название схемы подкрепления с фиксированным интервалом. Подкрепление могло выдаваться, например, один раз в минуту или каждые четыре минуты. Важным моментом в данном случае является то, что подопытное животное получало подкрепление только по истечении определенного отрезка времени. (Например, работа, когда деньги выплачиваются раз в неделю или раз в месяц, представляет собой схему подкрепления с фиксированным интервалом; работники получают заработную плату не за количество произведенной продукции — то есть не за количество обусловленных реакций — а за количество прошедших дней недели.) Исследование Скиннера показало, что чем короче интервал между подкреплениями, тем чаще животное проявляет обусловленную реакцию. И наоборот, по мере того, как увеличивается интервал между подкреплениями, частота реакции снижается.

Частота подкрепления также оказывает влияние на угасание условной реакции. Проявление условной реакции угасает с большей скоростью, если имело место непрерывное подкрепление, которое затем резко было прекращено, чем в том случае, когда подкрепление выдавалось с перерывами. Некоторые голуби демонстрировали до десяти тысяч реакций без подкрепления, если исходно у них был сформирован условный рефлекс па основе периодичного, прерывистого подкрепления.

Скиннер исследовал также схему подкрепления с фиксированной частотой. В этом случае подкрепление выдается не по истечении определенного отрезка времени, а после выполнения определенного количества условных реакций. Само поведение животного определяет, насколько часто будет выдаваться подкрепление. Например, требуется совершить десять или двадцать обусловленных ответных реакций, чтобы получить новое подкрепление. Животные, получающие поощрение по схеме с фиксированной частотой, реагируют намного интенсивнее, чем те, которые получают подкрепление по схеме с фиксированным интервалом. Ведь очевидно, что высокая частота реагирования при схеме с фиксированным интервалом не приводит к получению дополнительного подкрепления; животное может нажать на рычаг пять раз или пятьдесят, но подкрепление появится только тогда, когда истечет заданный отрезок времени.

Самые высокие показатели реагирования при схеме подкрепления с фиксированной частотой наблюдались и у крыс, и у голубей, и у людей. Пример тому: сдельная оплата труда, когда заработок работника на его рабочем месте зависит от количества произведенной продукции, а комиссионные зависят от количества продаж. Правда, такая схема подкрепления успешно работает только тогда, когда требуемый уровень обусловленной реакции не слишком высок (так, нормы дневной выработки должны быть реальными) и если ожидаемое подкрепление стоит затраченных усилий.

Вербальное поведение

Те звуки, которые человеческий организм производит в процессе речи, утверждал Скиннер, также являются формой поведения, а именно — вербальным поведением. Они представляют собой реакции, которые могут подкрепляться другими звуками речи или жестами точно так же, как нажатие крысой рычага подкрепляется получением пищи.

Для вербального поведения требуются два взаимодействующих человека — говорящий и слушающий. Говорящий определенным образом реагирует — это значит, что он произносит звук. Слушатель может управлять последующим поведением говорящего путем выражения подкрепления, отсутствия подкрепления или наказания — в зависимости от того, что было сказано.

Например, если всякий раз, как говорящий употребляет то или иное слово, слушатель улыбается, то он тем самым увеличивает вероятность того, что говорящий снова употребит это слово. Если слушатель реагирует на слово тем, что хмурит брови или отпускает язвительные замечания, то он тем самым увеличивает вероятность того, что говорящий в будущем будет избегать употребления этого слова.

Примеры такого процесса можно наблюдать в поведении родителей, когда их дети учатся говорить. Недопустимые слова или выражения, неправильное применение слов, плохое произношение вызывают реакцию, в корне отличающуюся от той, которой встречают вежливые фразы, правильное применение, чистое произношение. Таким образом ребенок обучается правильной речи — по крайней мере, на том уровне, на котором ею владеют родители или воспитатели.

Поскольку речь является поведением, она также подлежит подкреплению, прогнозированию и управлению, как любое другое поведение. Скиннер суммировал результаты своих исследований в книге «Вербальное поведение» (Verbal Behavior) (Skinner. 1957).

Воздушная колыбель и обучающие машины

Применение «скиннеровского ящика» в психологических исследовательских лабораториях создало ему известность среди психологов, но воздушная колыбель — аппарат для автоматизации ухода за младенцами — сделал его знаменитым на всю страну.

Он описал изобретение воздушной колыбели в статье журнала для домохозяек. Когда он и его жена решили завести второго ребенка, она сказала ему, что уход за младенцем в первые два года жизни требует слишком много внимания и утомительного труда, и поэтому Скиннер изобрел автоматическое устройство, которое должно было избавить родителей от рутинной работы. Воздушные колыбели начали выпускаться промышленно, но, откровенно говоря, они не пользовались большим успехом.

Воздушная колыбель представляла собой «большое звуконепроницаемое помещение с кондиционированным воздухом, контролем температуры, защищенное против бактерий, в котором ребенок может спать или бодрствовать без пеленок, в одном только подгузнике. Это предоставляет полную свободу движений и относительную безопасность от простуды или перегревания» (Rice. 1968. P. 98). У дочери Скиннера не наблюдалось каких — либо вредных последствий пользования воздушной колыбелью.

Кроме того, Скиннер способствовал распространению обучающей машины, изобретенной еще в двадцатые годы психологом Сиднеем Пресси. К несчастью для Пресси, его изобретение намного опередило свое время и ни у кого не вызвало интереса.

Сложившаяся обстановка была такова, что если сначала обучающая машина не привлекла внимания, то спустя тридцать лет она вызвала настоящий взрыв энтузиазма (Benjamin. 1988Ь). В двадцатые годы, когда Пресси только что изобрел свою машину, он утверждал, что теперь можно будет учить школьников эффективнее и при меньшем количестве учителей. Однако в то время как раз наблюдался избыток учителей, а общественное мнение не было настроено на совершенствование учебного процесса. В пятидесятые годы, когда Скиннер представил аналогичное устройство, учителей не хватало, классы были переполнены, и общественность была обеспокоена и выражала настоятельные требования улучшить учебный процесс, чтобы появилась возможность конкурировать с русскими в области исследования космоса. Скиннер утверждал, что он ничего не знал об изобретении Пресси и разработал собственную обучающую машину, но он всегда отдавал должное своему предшественнику.

Скиннер начал разрабатывать свою обучающую машину после того, как посетил четвертый класс, в котором училась его дочь, и решил, что необходимо что — то сделать для улучшения учебного процесса. Он суммировал свой опыт в этой области в книге «Технология обучения» (The Technology of Teaching, 1968 г.). Обучающие машины широко применялись в пятидесятые и в начале шестидесятых годов, пока им на смену не пришли методы компьютерного обучения.

Уолден Два — Общество бихевиористов

Скиннер выдвинул программу контроля поведения — технологию поведения, в которой он предпринял попытку применить свои лабораторные открытия к жизни всего общества. В то время как Джон Б. Уотсон лишь в общих словах говорил об использовании условных рефлексов на пути к более здоровой жизни, Скиннер в подробностях обрисовал функционирование общества, в котором эта идея реализуется.

В 1948 году он опубликовал роман «Уолден Два», в котором описывал жизнь сельской общины, насчитывающей тысячу человек. Каждый аспект жизни в этой общине контролируется положительным подкреплением. Книга явилась плодом кризиса середины жизни, который Скиннер пережил в возрасте 41 года. Он смог преодолеть депрессию, вернувшись к своей юношеской мечте стать писателем. Захваченный личными и профессиональными конфликтами, он выразил свое отчаяние в книге, рассказывая о судьбе главного героя Т. Е. Фрейзера. «Многое в жизни Уолден Два взято из моей собственной жизни, — признавался Скиннер. — Я позволил Т. Е. Фрейзеру произнести то, на что сам не решался» (Skinner. 1979. P. 297–298).

Книга получила в прессе и похвальные, и отрицательные отзывы. До начала шестидесятых годов было продано всего лишь несколько тысяч экземпляров, но зато в 1990 году, в год смерти Скиннера, было продано около двух с половиной миллионов экземпляров (Bork. 1993).

Общество, изображенное в романе Скиннера, и само основополагающее предположение Скиннера о том, что люди по существу подобны машинам, отражает кульминацию длительного развития этого направления мысли, от Галилея и Ньютона до британских эмпириков, а затем и Уотсона. «Если мы собираемся использовать научные методы в человеческих делах, то должны признать, что поведение является детерминированным и подчиняется определенным законам, …что то, что делает человек, является результатом определенных условий, и если эти условия станут известны, то вполне можно предвидеть и до некоторой степени определить и действия» (Skinner. 1933. P. 6).

Механистический, аналитический и детерминистский подход, принятый в естественных науках, подкрепленный экспериментами Скиннера по формированию условных рефлексов, убедил представителей бихевиоральной психологии в том, что человеческое поведение можно контролировать, направлять, модифицировать и формировать при правильном использовании положительного подкрепления.

Модификация поведения

Программа Скиннера для общества, основанная на положительном подкреплении, существовала только теоретически, но зато контроль или модификация поведения людей или малых групп являлись широко распространенными практически. Модификация поведения[95] посредством положительного подкрепления является одной из самых популярных методик в психиатрических клиниках, на фабриках, в школах, исправительных заведениях, где оно используется для того, чтобы изменить ненормальное или нежелательное поведение, сделать его более приемлемым или желательным. Модификация поведения действует на людей так же, как метод оперантного обусловливания, изменяющий поведение крыс или голубей путем подкрепления желательного поведения и не подкрепления нежелательного поведения.

Давайте представим себе ребенка, который устраивает истерики для того, чтобы получить пищу или привлечь к себе внимание. Если родители удовлетворяют требования ребенка, тем самым подкрепляя нежелательное поведение. При модификации поведения такие действия, как топанье ногами или крики, не должны получать подкрепления. Подкрепление полагается только за желательное и удовлетворительное поведение. Через некоторое время поведение ребенка изменится, поскольку демонстрация характера больше не будет приводить к получению требуемого результата.

Оперантное обусловливание и подкрепление применяются и на рабочих местах, где модификация поведения широко используется для снижения числа прогулов или злоупотребления больничными листами, а также для улучшения показателей работы и укрепления техники безопасности. Методы модификации поведения применяются также для обучения навыкам работы.

Программы модификации поведения доказали свою эффективность во время их использования в целях изменения поведения пациентов психиатрических клиник. За хорошее поведение пациенты получали вознаграждение в виде значков, которые можно было обменивать на определенные привилегии или блага; разрушительное или негативное поведение не вознаграждалось. Постепенно стали наблюдаться положительные изменения в поведении. В отличие от традиционных клинических методик то, что происходит в сознании пациента, здесь принималось во внимание не больше, чем в случае крыс из скиннсровского ящика. Все внимание было сосредоточено исключительно на внешнем поведении и положительном подкреплении.

Наказание не применялось. Люди не подвергались наказанию за то, что они вели себя не так, как требуется. Они только получали подкрепление или вознаграждение, когда их поведение менялось в положительном направлении. Скиннер верил, что положительное подкрепление для модификации поведения является более эффективным, чем наказание. Он подтвердил свою точку зрения значительным объемом экспериментальных исследований как на животных, так и на людях. (Скиннер писал, что в детстве отец никогда не наказывал его физически, а мать наказала только один раз: она вымыла его рот хозяйственным мылом за то, что он употребил нецензурные слова (Skinner. 1976). Правда, он не упомянул, оказало ли наказание какое — либо влияние на его поведение.)

Критика бихевиоризма Скиннера

Более всего возражений против бихевиоризма Скиннера вызвали его крайний позитивизм и отрицание всех теорий. Оппоненты Скинне — ра утверждают, что свести к нулю все теоретические построения невозможно. Поскольку детали эксперимента должны быть запланированы заранее, то уже это само по себе является свидетельством построения хотя бы простейшей теории. Отмечалось также, что принятие Скинне — ром базовых принципов формирования условных рефлексов в качестве основы для своей работы также является до некоторой степени теоретизированием.

Сложившаяся система взглядов придавала Скиннеру уверенности в экономических, социальных, политических и религиозных вопросах. В 1986 году он написал статью с многообещающим названием <Что неправильно в западном образе жизни?> (What is Vrong with Life in the Western World?) В этой статье он утверждал, что <поведение жителей Запада ухудшилось, но его можно улучшить посредством применения принципов, выведенных на основании экспериментального анализа поведения> (Skinner. 1986. P. 568). Критики обвинили Скинне — ра в том, что его готовность экстраполировать на основании опытных данных является несовместимым с его антитеоретическими установками и демонстрирует тот факт, что в своем стремлении представить собственный проект переустройства общества он выходит за рамки строго наблюдаемых данных.

Узкий диапазон исследований поведения в скиннеровских лабораториях (нажать на рычаг или клюнуть ключ) также не избежал критики. Противники теории Скиннера утверждали, что такой подход попросту игнорирует многие аспекты поведения. Утверждение Скиннера о том, что любое поведение является заученным, было оспорено его бывшим студентом, который обучил более шести тысяч животных 38 видов выступать в телевизионных программах, аттракционах и на ярмарках (Breland & Breland. 1961). Свиньи, куры, хомяки, дельфины, киты, коровы и прочие животные демонстрировали тенденцию к инстинктивному поведению. Это значит, что они замещали инстинктивным поведением то, которое получало подкрепление, даже если это инстинктивное поведение мешало им получить пищу. Таким образом, подкрепление оказалось не столь всемогущим, как утверждал Скиннер.

Позиция Скиннера в вопросах вербального поведения — в частности, его объяснение того, каким образом дети учатся говорить, — оспаривалось на том основании, что определенные виды поведения должны быть наследственными. Критики утверждали, что младенец не изучает язык слово за словом благодаря подкреплению, получаемому за каждое правильно произнесенное слово, — ребенок осваивает грамматические правила, необходимые для того, чтобы строить предложения. А вот потенциал для формирования таких правил, утверждают противники Скиннера, является наследственным, а не заученным (Chomsky.1959,1972).

Значение бихевиоризма Скиннера

Несмотря на эту критику, Скиннер оставался бесспорным лидером и героем бихевиоральпой психологии — по крайней мере, в течение трех десятилетий американская психология формировалась под влиянием работ Скиннера в большей степени, нежели работ какого — либо другого психолога.

В 1958 году Американская психологическая ассоциация вручила Скиннеру премию «За выдающийся вклад в развитие науки>, отмечая, что <мало кто из американских психологов оказал такое глубокое влияние на развитие психологии и воспитание многообещающих молодых ученых». В 1968 году Скиннер получил национальную медаль, что является высшей наградой, которой правительство Соединенных Штатов удостаивает за вклад в науку. В 1971 году Американский психологический фонд представил Скиннера к награждению золотой медалью; его фотография появилась на обложке журнала «Тайм». А в 1990 году он был отмечен занесением на доску почета Американской психологической ассоциации за большой вклад в психологию.

Очень важно понять, что основной целью Скиннера являлось улучшение жизни отдельных людей и общества в целом. Несмотря на механистическую природу его системы, он по сути был гуманистом. Это качество ярко проявилось в его усилиях модифицировать поведение людей в реальных условиях семей, школ, предприятий и больниц. Он надеялся, что его технология поведения облегчит страдания людей, и потому чувствовал все возрастающее разочарование, понимая, что, несмотря на всю свою популярность и влияние, его система не получает широкого распространения.

К старости Скиннер стал более пессимистически настроен в отношении надежд, что наука способна на своевременное преобразование общества. Его отчаяние по поводу будущею мира росло. (Bjork. 1993. P. 226.)

Не подлежит сомнению тот факт, что радикальный бихевиоризм Скиннера завоевал и до сих пор удерживает за собой сильные позиции в психологии. «Журнал экспериментального анализа поведения» и «Журнал прикладного анализа поведения» (Journal of the Experimental Analysis of Behavior и Journal Applied Behavior Analysis) продолжают процветать, равно как и Отделение экспериментального анализа поведения при Американской психологической ассоциации. Применение принципов Скиннера — в особенности модификации поведения — остается популярным, а результаты этой деятельности подтверждают правильность подхода Скиннера. По всем меркам профессионального и общественного признания бихевиоризм Скиннера определенно затмил все прочие виды бихевиоральной психологии.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

определение теории оперантного обусловливания и основы поведенческой психологии

Беррес Фредерик Скиннер — один из величайших психологов XX века. Его книги достойны отдельного повествования. Этот выдающийся человек был удостоен множества наград и премий. Включая премию Торндайка.

Одними из самых известных книг являются «Бихеворизм» Скиннера и «По ту сторону свободы и достоинства».

Кто такой Скиннер?

Выдающийся американский психолог, живший в XX веке. Он внес значительный вклад в развитие бихевиоризма. Наибольшую известность приобрел благодаря своей теории оперантного обусловливания. Кроме достижений в психологии, Беррес Скиннер был прекрасным изобретателем. Одним из изобретений ученого является ящик, названный в его честь — ящик Скиннера. Эта конструкция предназначена для изучения принципов оперантного научения.

Скиннер стал первопроходцем в работе функционального анализа. Именно он предложил его в качестве метода исследования поведения.

Известно, что в 1958 году знаменитому психологу была вручена премия «За выдающийся вклад в развитие науки». И вручила эту премию Американская Психологическая Ассоциация. Отмечалось, что мало кто из психологов Америки смог внести такой значительный вклад в развитие психологии.

В 1972 году эта же Ассоциация признала Берреса Фредерика Скиннера самым выдающимся психологом XX века. Вторую строчку в ту пору занял З. Фрейд.

На счету знаменитого психолога сотни статей и несколько десятков научных книг.

Теория бихевиоризма Скиннера — это прорыв в науке психологии. И она будет рассмотрена ниже.

Б.Ф. Скиннер

Что такое бихевиоризм?

С английского behavior слово переводится как «поведение». Таким образом, бихевиоризм Скиннера — это не что иное, как изучение поведения под воздействием определенных факторов окружающей среды.

Оперантное поведение

Оперантный бихевиоризм Скиннера, или оперантное поведение — это какие-либо действия, направленные на достижение определенной цели. Оно находится под действием предшествующих факторов и последствий.

Таким образом, теория оперантного обусловливания следующая: процесс обучения, основанный на действиях предшествующих факторов и последствий.

Последствия формируют оперантное поведение. И следовательно, его частота в будущем увеличивается или уменьшается.

Предшествующие факторы влияют на проявление поведения в настоящем времени.

Кратко о бихевиоризме Скиннера: формирование оперантного поведения происходит в следствие «оперирования последствиями». То есть создаются определенные условия в окружающей среде.

Ящик Скиннера

Создание условий

Эти условия, согласно бихевиоризму Скиннера, создаются с помощью положительных или отрицательных усилений (подкреплений). Положительное подкрепление усиливает проявление того или иного поведения в дальнейшем. Отрицательное, наоборот, гасит его.

К примеру, ребенок постоянно капризничает в магазине. Мама покупает ему шоколадку или игрушку, малыш прекращает свои капризы. Шоколадка и есть положительное подкрепление в данной ситуации для маленького капризули. У него уже выработался четкий алгоритм поведения, и ребенок знает, что стоит ему начать истерику в магазине, он получит за это своеобразное усиление.

Иной пример. Ребенок закатывает истерику в магазине. Мама игнорирует. Ребенок еще сильнее кричит, пытается упасть на пол и биться в истерике. Мама сильно шлепает его и уводит из магазина, ничего не купив. Во второй раз малыш опять включает такую систему поведения, и опять получает шлепок. Вряд ли на третий раз ему захочется быть отшлепанным. Ребенок начинает вести себя спокойно в магазине, не пытаясь капризничать. А почему? Потому что шлепок — отрицательное подкрепление. И малышу не нравится этот метод, поэтому он будет стараться избежать его в дальнейшем.

Положительное подкрепление

Усиление поведения

Принцип усиления поведения — это процесс, который происходит в окружающей среде, после того, как поведение уже образовалось и проявилось.

Усиление происходит сразу после проявления поведения.

Положительное усиление — это проявление стимула после демонстрации поведения. Оно приводит к его усилению в будущем.

Отрицательное усиление — это стимул, который дается сразу после проявления поведения, и снижает его последующую возможность возникновения.

Согласно оперантному бихевиоризму Скиннера, отрицательное усиление — это освобождение. Получив его однажды, человек в дальнейшем будет стремиться освободиться от усиления неприятного стимула.

Виды процессов усиления

Бихевиоризм Б. Скиннера говорит о двух видах данных процессов: непосредственные и опосредственные. Первые являются процессами, при которых задействованы внешние раздражители окружающей среды, имеющие непосредственное влияние на человека. Они, в свою очередь, подразделяются на:

  1. Положительные — внимание, сон, еда.
  2. Отрицательные — избегание неприятного человека.

Непосредственные процессы — автоматические. Они, как и опосредственные подразделяются на положительные и отрицательные.

Процессы ослабления поведения

Бихевиоризм Скиннера включает в себя и процессы ослабления. Что это такое? Это процесс наказания или ослабления, который происходит после того, как поведение проявилось. И приводит он к ослаблению нежелательного поведения в будущем.

Данные процессы подразделяются на положительные и отрицательные.

Положительное ослабление — процесс, при котором после проявления поведения предоставляется неприятный стимул, приводящий к уменьшению и/или сокращению поведения в будущем.

Отрицательное ослабление — процесс ликвидации приятных стимулов после демонстрации нежелательного поведения, для того, чтобы проявление поведения в будущем снизилось или сократилось.

Отрицательное подкрепление

Предшествующие факторы

К одной из стадий бихевиоризма Скиннера относятся различные стимулы и мотивационные операции.

Мотивационные операции увеличивают или уменьшают эффективность того или иного стимула для усиления или ослабления поведения. Подразделяются на побуждающие и подавляющие.

Побуждающие повышают мотивационную ценность. А значит, вероятность возникновения поведения увеличивается.

Подавляющие, в свою очередь, понижают мотивационную ценность стимула, уменьшая вероятность возникновения того или иного поведения.

Стимулы

Они оказывают влияние на поведение вследствие прошлого опыта. Их можно разделить на три варианта.

  1. После поведения произойдет усиливающее последствие.
  2. Усиливающего последствия не произойдет.
  3. Произойдет неприятное последствие, которое приведет к ослаблению поведения в будущем.

То есть, первый вариант — это побуждающее воздействие. Поведение будет происходить с большей вероятностью, так как оно усиливалось в прошлом в присутствии данного стимула.

Второй вариант — подавляющее воздействие. Поведение не будет происходить, так как в прошлом, при воздействии данного стимула, произошел процесс гашения.

Третий вариант — запрещающее воздействие. Поведение не будет происходить потому, что в прошлом в присутствии данного стимула появился неприятный стимул, который ослабил это.

Радикальный бихевиоризм Скиннера

Чтобы понять, что это такое, нужно знать его отношение к теории З. Фрейда. Скиннер считал, что тот сделал колоссальное открытие относительно того, что человеческое поведение, по большей мере, обусловлено бессознательными причинами. Однако в корне не соглашался с Фрейдом по поводу его изобретения психического аппарата и сопутствующих процессов для объяснения поведения человека.

По мнению Скиннера, процессы поведения не имеют ничего общего с поведением. Психические звенья создают лишь проблему для объяснения поведения.

Скиннер считал, что рефлекс — это понятие соотношения между стимулом и ответом на этот стимул. Таким образом, если организм получает подкрепление за свое поведение, то происходит его усиление. Организм запоминает их, и соответственно, идет заучивание и становление определенного вида поведения. Если же подкрепление отсутствует, то поведенческие акты, ничем не подкрепленные, исчезают из репертуара поведения организма.

Это можно назвать рефлекторным поведением или невольным. Его основное отличие от оперантного в том, что последнее нельзя вызвать. Оно добровольное. А рефлекторное поведение вызывается тем или иным стимулом, неважно, условным или безусловным. Эта теория совпадала с мнением русского ученого И. Павлова.

Знаменитые опыты

Управление человеком

Воспитание в концепции бихевиоризма Б. Скиннера основано на том, что личность человека — это совокупность физических реакций, возникающих при наличии предшествующих факторов и последствий.

Человеческое поведение формируется согласно подкреплениям. Чаще всего, на основе положительного. Может формироваться и под воздействием отрицательного подкрепления.

Зная это, поведением человека можно управлять, основываясь на:

  1. Положительном подкреплении верных реакций. Это способствует их закреплению в поведении личности.
  2. Субъективной ценности подкрепления. То есть исходя из того, что является наиболее стимулирующим для данной личности.
  3. Оперантное обусловливание. Личность знает, что за ее поведением может последовать отрицательное подкрепление. Чтобы избежать негативных последствий, человек вполне способен отказаться от конкретного вида поведения.
  4. Субъективная вероятность последствий. Если человек осознает то, что вероятность возникновения отрицательного подкрепления от его действий мала, он готов рисковать.
  5. Подражание. Людям свойственно бессознательное подражание тем, кого они считают своим авторитетом.
  6. Тип личности. Управлять теми, кто склонен перекладывать ответственность за свои поступки и действия на других людей и жизненные обстоятельства, гораздо легче. Такой тип личности называется экстерналами. Интерналы, наоборот, берут всю ответственность за происходящее с ними только на себя.
Книга - легенда

По ту сторону свободы и достоинства

Говоря о Скиннере, сложно не упомянуть об этой книге. В ней переворачиваются все прежние ценности и идеалы обычного человека. Автор четко и ясно излагает, как можно управлять людьми. Что такое деньги, например. Они благо для людей или способ воздействия на толпу? Или как принудить человека работать? Достаточно платить ему ежемесячную зарплату в таком объеме, чтобы хватило лишь на еду. Этот прием известен еще со времен Древнего Рима, где люди работали за еду. Сейчас в ее роли выступают шуршащие бумажки.

Какова ценность человеческой жизни, а главное — как пересмотреть собственные взгляды и решиться изменить привычный уклад? Беррес Фридерик Скиннер дает конкретные и очень четкие ответы за эти вопросы в своей книге. Для тех, кто хочет что-то изменить в своей жизни, она станет отличным толчком к действиям.

По ту сторону

Заключение

Итак, мы рассмотрели бихевиоризм Скиннера в психологии. Какова основная мысль статьи? Человеческое поведение формируется под воздействием внешней окружающей среды. Эту среду можно создавать искусственным путем, и тем самым управлять человеком, опираясь на 6-ти принципах.

Второстепенная мысль — положительное и отрицательное подкрепление играет огромную роль в формировании поведенческих актов. Если дать за определенное поведение положительное подкрепление, то оно усилится в дальнейшем. Отрицательное подкрепление, наоборот, способствует уменьшению или исчезновению поведения в будущем.

Ящик Скиннера — Википедия

Ящик Скиннера (англ. an operant conditioning chamber; камера оперантного обусловливания) — лабораторный прибор, используемый для изучения поведения животных. Был создан бихевиористом Берресом Фредериком Скиннером на последнем году обучения в Гарвардском университете[1] (в 1930 обучался в магистратуре и в 1931 — докторантуре). Ящик Скиннера используется для изучения как оперантного обусловливания (научения, в ходе которого приобретение нового опыта и реализация его в поведении приводят к достижению определённой цели[2]), так и классического обусловливания (выработки условных рефлексов)[3][4]. Скиннер создал оперантную камеру как вариацию клетки-головоломки (англ. puzzle box) Эдварда Торндайка.[5]

Беррес Скиннер заявлял, что не хотел, чтобы его имя стало названием для изобретения[6]. В дальнейшем он считал, что именно Кларк Халл (Clark Hull) и его студенты из Йеля связали его с изобретением: сам он утверждал, что никогда не использовал в качестве названия свою фамилию и всегда просил Говарда Ханта (Howard Hunt) употреблять название «ящик с рычагом» (англ. lever box) вместо «ящик Скиннера» в опубликованном документе[7].

По мнению Б. Ф. Скиннера, оперантное поведение проявляется спонтанно и без очевидных стимулов. Подкрепление может модифицировать оперантное поведение. Таким образом, создав определённую систему поощрений, можно контролировать поведение и управлять им[8].

Ящик Скиннера позволяет экспериментатору изучить обусловленное поведение через обучение подопытного животного совершать определённые действия (например, нажатие рычага) в результате воздействия раздражителей, таких как световой или звуковой сигнал. Если испытуемый объект правильно выполняет действия, специальный механизм доставляет в камеру еду или другое вознаграждение. В некоторых случаях механизм «наказывает» за неправильную или отсутствующую реакцию.

Б. Ф. Скиннер утверждал, что люди могут быть обучены по такому же принципу. Изменения в поведении, по его словам, — это результат ответа человека на события, происходящие в его среде. «Усиление поведения, которое становится результатом положительного стимула, называют „обусловливание“», — написал Скиннер в своей книге «Наука и поведение человека» (англ. Science and Human Behavior, 1953). — «В оперантном обусловливании мы „усиливаем“ оперантное поведение, делая ответ на стимул более вероятным и более частым»[9].

«Используя пищу, рычаги и другие факторы окружающей среды, Скиннер продемонстрировал, что то, что считалось независимым откликом, на самом деле является условным рефлексом, и тем самым поставил под вопрос казавшееся незыблемым понятие свободы воли», — пишет Лорин Слейтер[10].

Корпус камеры — это просторный ящик, в который помещают испытуемое животное. Обычно в опытах используют лабораторных животных — крыс, голубей и приматов. Чаще всего камера звуко- и светонепроницаема во избежание отвлекающих стимулов.

В ящике Скиннера есть по крайней мере одно устройство (иногда таких устройств может быть несколько), которое автоматически фиксирует возникновение поведенческой реакции или действия. Типичными устройствами, фиксирующими реакции приматов и крыс, являются рычаги; если объект нажимает на рычаг, противоположная сторона приводит в действие переключатель, который контролируется компьютером или другой запрограммированной машиной. Устройствами подачи реакции для голубей или других птиц являются клавиши, которые подают сигнал, если птица клюнет клавишу с достаточной силой. Ещё одна обязательная составляющая ящика Скиннера — устройство подачи естественной награды или необусловленного стимула (еда или вода). Камера также может регистрировать получение обусловленного положительного стимула, такого как сигнал светодиодного индикатора LED как «знака»[11].

Несмотря на простую конфигурацию — устройство подачи реакции и кормушку — камера позволяет изучить многие психологические феномены. Современные ящики Скиннера, как правило, имеют несколько устройств подачи реакции, например, рычагов, несколько кормушек и множество устройств, генерирующих раздражители (источники света, звуки, музыку, картинки). В некоторых конфигурациях оперантных камер используются жидкокристаллические панели для компьютерного воспроизведения визуальных стимулов.

Некоторые камеры оперантного обусловливания могут иметь электрически заряженные сетки или полы, которые дают электрический разряд подопытным животным; или лампочки разных цветов, которые информируют животных о подаче еды. Несмотря на то, что использование электрических зарядов не является новшеством, в некоторых странах необходимо получить разрешение на подобные эксперименты над животными.[12]

Аналоги[править | править код]

Для того, чтобы проверить, как вырабатываются условные рефлексы у некоторых беспозвоночных, таких как плодовая мушка, психологи используют прибор известный как «тепловая коробка» (англ. heat box). В сущности, тепловая коробка имеет такую же форму, как и ящик Скиннера, однако, тепловая коробка состоит из двух частей: одна часть может подвергаться изменению температуры, а другая не может. Как только беспозвоночное животное пересекает сторону, которая может изменять температуру, область подогревается. В итоге беспозвоночное приспосабливается и остается на одной части тепловой коробки — на той, которая не изменяет своей температуры. Это наблюдается даже тогда, когда температура достигает своей низшей точки: плодовая мушка остается на той части коробки, на которой была, и не переходит на другую.[13][14] Оба эти устройства (ящик Скиннера и тепловая коробка) позволяют экспериментаторам проводить исследования обусловленного поведения и тренировки через механизмы поощрения и наказания.

В свои ящики Б. Ф. Скиннер сажал голодных подопытных животных (например, крыс). В процессе изучения пространства, в которое их поместили, крысы случайно нажимают на рычаг. Вслед за нажатием в кормушку выпадает еда. После поощрения крысы едой вероятность того, что она снова коснётся рычага, возрастает[8]. Вскоре Скиннер обнаружил, что подопытные быстро обучаются определённым действиям, если за это их поощряют. Эксперименты показали, как крысы смогли превратить случайные действия в намеренные, которые основывались на полученном ранее опыте. После того, как крысы научались нажимать на рычаг с целью получения корма, Б. Ф. Скиннер устанавливал фиксированные интервалы, в которые будет выдано поощрение. Таким образом, крыса получала корм после двух, трёх, пяти или двадцати нажатий на рычаг. Кроме того, Скиннер устанавливал равные (или неравные) промежутки времени, через которое животному поступала пища. Его также интересовало поведение животного в ситуации, когда после нажатий на рычаг поощрение не поступало. После прекращения подачи еды крыса вовсе переставала нажимать на рычаг, даже если слышала, что в лотки соседних камер сыпется корм. Благодаря своим экспериментам Б. Ф. Скиннер получил возможность понять, как происходит процесс обучения живых организмов и как его можно контролировать[15][11].

В 1950—1960-х годах государственные психиатрические больницы начали использовать методы Б. Ф. Скиннера, чтобы помочь пациентам с тяжелым психозом. «Благодаря схеме оперантного научения безнадежно больные шизофреники оказались способны самостоятельно одеваться и есть, получая за каждую ложку поощрение в виде страстно желаемой сигареты», — пишет Лорин Слейтер в своей книге «Открыть ящик Скиннера».[16]

Камеры оперантного обусловливания стали распространены во множестве исследовательских дисциплин, включая поведенческую фармакологию.[17]

«Благодаря Скиннеру мы знаем, что поощрение эффективнее наказания в формировании желательного вида поведения. Открытия Скиннера открывают заманчивые перспективы и в политике, если только наше правительство окажется в состоянии это понять», — Брайан Портер, психолог-экспериментатор, применяющий разработанные Скиннером методы для решения проблем безопасности дорожного движения.[18]

Применение в играх[править | править код]

Игровые автоматы и онлайн игры иногда упоминаются[19] в качестве примеров подобных скиннеровскому ящику устройств, использующих комплексные оперантные системы: систему положительных стимулов, чтобы наградить повторяющиеся, однообразные действия игроков.[20]

Применение в социальных медиа[править | править код]

Социальные сети, такие как Google, Facebook и Twitter, также замечены в использовании данных техник; критики используют термин «маркетинг Скиннера» (англ. Skinnerian Marketing)[21], когда компании используют его [Скиннера] идеи, чтобы подпитывать интерес пользователей в использовании их сервисов.

В свое время был распространен слух о том, что Беррес Скиннер проводил подобный эксперимент над своей дочерью Деборой, что вызвало серьезные споры и противоречия. Согласно легенде Скиннер соорудил для новорожденной Деборы ящик, в котором содержал её в течение двух лет. Так он хотел выработать у девочки условные рефлексы. Процесс научения Скиннер фиксировал на графике. По той же легенде, когда Деборе исполнилось тридцать лет, она подала на отца в суд, но проиграла дело, после чего застрелилась на дорожке для боулинга. Позже дочь Берреса Скиннера опровергла эту выдумку.[22]

Противоречия с идеей естественного отбора Ч. Дарвина[править | править код]

Принимая во внимание тот факт, что теория Дарвина была широко принята большинством ученых, бихевиоризм постоянно вызывал резкую критику. В том числе вызывали споры и идеи Б. Ф. Скиннера. Хотя Скиннер принял решение разрабатывать свою теорию исходя из теории Дарвина, Б. Дальбом (англ. B. Dahlbom) указывает, что некоторые идеи оперантного обусловливания Скиннера противоречат идеям дарвинизма[23]. Ч. Дарвин считал, что люди постоянно улучшают себя, чтобы лучше себя контролировать. Возрастающий самоконтроль означает возрастающую свободу, или свободу воли — то, что отрицала теория Скиннера, и что он сам доказывал в своих экспериментах.

Недоказанность теории на поведении человека[править | править код]

Все эксперименты оперантного обусловливания Скиннера были основаны на животных и их поведении. К. Боулдинг (англ. K. Boulding) рассматривает применение принципов поведения животных, выявленных Скиннером, к более сложному человеческому поведению. Используя животных в качестве замены людей в исследованиях поведения человека, Скиннер делает предположение, что законы, по которым ведут себя животные, могут быть применены для того, чтобы описать сложные отношения в человеческом мире. Если это предположение окажется неверным, разрушатся все основы бихевиоризма. По мнению К. Боулдинга, чтобы доказать законность теории Б. Ф. Скиннера, нужно проводить больше экспериментов с людьми.[24]

  1. ↑ Лорин Слейтер (2007) «Открыть ящик Скиннера», 14—18.
  2. «Психология: Учебник для гуманитарных вузов» 2-е изд. / Под общ. ред. В. Н. Дружинина. — СПб.: Питер, 2009 — ч. I, гл. 6.1.
  3. ↑ R.Carlson, Neil (2009). Psychology-the science of behavior. U.S: Pearson Education Canada; 4th edition. p. 207. ISBN 978-0-205-64524-4.
  4. ↑ Krebs, John R. (1983). «Animal behaviour: From Skinner box to the field». Nature. 304 (5922): 117. Bibcode:1983Natur.304..117K. doi: 10.1038/304117a0. PMID 6866102.
  5. ↑ Schacter, Daniel L.; Gilbert, Daniel T.; Wegner, Daniel M.; Nock, Matthew K. (2014). «B. F. Skinner: The Role of Reinforcement and Punishment». Psychology (3rd ed.).
  6. ↑ Skinner, B. F. (1959). Cumulative record (1999 definitive ed.). Cambridge, MA: B.F. Skinner Foundation. p 620.
  7. ↑ Skinner, B. F. (1983). A Matter of Consequences. New York, NY: Alfred A. Knopf, Inc. p 116, 164.
  8. 1 2 «Психология: Учебник для гуманитарных вузов» 2-е изд. / Под общ. ред. В. Н. Дружинина. — СПб.: Питер, 2009—107.
  9. ↑ Skinner, B. F. Science and Human Behavior (1953), New impression Edition, p. 65.
  10. ↑ Лорин Слейтер (2007) «Открыть ящик Скиннера», 11.
  11. 1 2 Jackson, K. and Hackenberg, T. D. (1996), TOKEN REINFORCEMENT, CHOICE, AND SELF-CONTROL IN PIGEONS. Journal of the Experimental Analysis of Behavior, 66: 29-49. doi:10.1901/jeab.1996.66-29
  12. ↑ B. F. Skinner, The Behavior of Organisms: An Experimental Analysis, 1938. ISBN 1-58390-007-1, ISBN 0-87411-487-X.
  13. ↑ B. Brembs. Operant conditioning in invertebrates.
  14. ↑ Putz G, Heisenberg M: Memories in Drosophila heat-box learning. Learn Mem 2002, 9:349-359.
  15. ↑ Лорин Слейтер (2007) «Открыть ящик Скиннера», 19-20.
  16. ↑ Лорин Слейтер (2007) «Открыть ящик Скиннера», 25.
  17. ↑ Беспалов А. Ю., Звартау Э. Э. — Нейропсихофармакология антагонистов NMDA-рецепторов, 208
  18. ↑ Лорин Слейтер (2007) «Открыть ящик Скиннера», 27.
  19. ↑ Hopson, J. (April 2001). «Behavioral game design». Gamasutra.
  20. ↑ Dennis Coon (2005). Psychology: A modular approach to mind and behavior. Thomson Wadsworth. pp. 278—279. ISBN 0-534-60593-1.
  21. ↑ Davidow, Bill. «Skinner Marketing: We’re the Rats, and Facebook Likes Are the Reward». The Atlantic. The Atlantic. Retrieved 1 May 2015.
  22. ↑ Лорин Слейтер (2007) «Открыть ящик Скиннера», 32—35.
  23. ↑ Dahlbom, B. (1984). Skinner, selection, and self-control. Behavioral and Brain Sciences, 7, 484—486.
  24. ↑ Boulding, K. E. (1984). B. F. Skinner: A dissident view. Behavioral and Brain Sciences, 7, 483—484.
  • Открыть ящик Скиннера / Лорин Слейтер; пер. с англ. А. А. Александровой. — М.: ACT: ACT МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2007. — 317.
  • «Психология: Учебник для гуманитарных вузов» 2-е изд. / Под общ. ред. В. Н. Дружинина. — СПб.: Питер, 2009—656 с.: ил. — (Серия «Учебник для вузов»).
  • B. F. Skinner, The Behavior of Organisms: An Experimental Analysis, 1938. ISBN 1-58390-007-1, ISBN 0-87411-487-X.
  • B. F. Skinner, Science and Human Behavior, 1953. ISBN 0-02-929040-6.
  • B. F. Skinner, A Matter of Consequences: Part Three of an Autobiography, 1983. ISBN 0-394-53226-0, ISBN 0-8147-7845-3.
  • B. F. Skinner, Cumulative record (1999 definitive ed.), 1959. Cambridge, MA: B.F. Skinner Foundation.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *