Сознание это в психологии определение: Ошибка 404. Запрашиваемая страница не найдена

Автор: | 16.01.2020

Содержание

(PDF) Сознание как проблема психологии: отечественные и зарубежные подходы

физический мир, есть часть того, что мы сознательно испытываем; это

не то, что в стороне от этого. Если так, то не может быть

несоединимого «мостом» раздельного содержания сознания от

воспринимаемого (experienced) физического феномена.

Подводя весьма предварительный итог этому весьма неполному

обзору философско-психологических работ по проблеме сознания в

США и Европе, отметим наиболее заметные различия в разработке

проблемы.

Если в Российской психологии исследовательское внимание

концентрируется, главным образом, на вопросах определения и

структуры сознания, то в зарубежной науке на, так называемой

«трудной проблеме сознания», т.е. на вопросах: «Почему появляется

сознание и как оно связано с физическим миром?» (B.Baars,

D.Chalmers D.Dennett, J.Searle, J.Shear, F.Varela, M.Velmans и др),

достаточно проработанных в Российской психологии с философских

позиций диалектического и исторического материализма.

Вместе с

тем, следует отметить, что словосочетание «Российская психология»

концептуально неоднородно в пространственно-временном

отношении. Дореволюционный, советский и постсоветский периоды,

существенно отличаясь по территориально-политическому и

социально-экономическому устройству государства, конечно,

сказались на тенденциях развития психологической науки в России,

особенно значительно, в связи с идеологическим диктатом, в

советский период, который характеризуется, тем не менее, и

значительными достижениями в теоретической психологии. И хотя, в

ретроспективном плане важно учитывать каким было, по выражению

В.П.Зинченко, «сознание психологов» советской эпохи («кто за

совесть, а кто за страх» исповедовал марксистскую философию. См.

В.П.Зинченко «Мысль и слово Густава Шпета», М., 2000,. С. 128), в

проспективной оценке можно констатировать, что общими усилиями

была выстроена достаточно стройная система научных

психологических знаний, которой органично предшествовали многие

работы дореволюционного периода, а перестроечное брожение мало,

что изменило за исключением устраненного изобилия ссылок и цитат

из классиков марксизма-ленинизма.

Можно сожалеть, критически относится или даже отвергать

философскую диалектико-материалистическую основу отечественной

психологии, но невозможно не признать как исторический факт, что

именно эта методология определила лицо Российской психологии.

Поэтому изменения, совершенствование, развитие – вполне возможны

и корректны, но категорический отказ равносилен потере лица. Кроме

того, нельзя не отметить и плюсы, связанные с избранной

методологией. Это, в частности, снятие проблемы Декаровского

Гипотеза: может ли у искусственного интеллекта появиться сознание :: РБК Тренды

На тему сознания у машин было написано много фантастических книг и снято не меньше фильмов. Сложность вопроса в том, что ни у искусственного интеллекта, ни у сознания нет общепринятых определений

Об эксперте: Ольга Перепелкина, COO и Scientific Director в компании Neurodata Lab.

Что вообще такое сознание?

Почему сознание возникло в процессе эволюции, какие у него физиологические механизмы, и как его правильно измерить до сих пор до конца не ясно. Есть ли сознание только у взрослого человека, или оно также доступно некоторым животным и маленьким детям – даже на этот счет тоже нет единого мнения.

Слово «сознание», как и многие донаучные термины, имеет различные значения. В клинической медицине оно часто используется для оценки бдительности и бодрствования человека («пациент не был в сознании»). Выяснение мозговых механизмов бдительности — важная задача для понимания процессов сна, анестезии, комы или вегетативного состояния.

Но когда мы задаемся вопросом, может ли искусственный интеллект обладать сознанием, нам, скорее, интересно не медицинское значение, а то, как оно понимается в психологии.

Заставь машину думать: как развивают искусственный интеллект у роботов

Сознание можно представить как субъективное отражение процессов обработки информации в мозге.

Считается, что сознание отражает два разных типа процесса обработки:

  1. Выбор информации для предоставления глобального доступа к ней для всего организма;
  2. Самоконтроль (мониторинг) вычислений.

Что такое глобальный доступ? Вот простой пример:

Представим, что некий объект попадает в поле нашего внимания. Например, в машине подсвечивается лампа низкого уровня топлива. Почему мы можем ее «осознать», а сама машина — нет? Благодаря существованию у нас сознания этот объект (точнее, его ментальная репрезентация) становится доступным всему нашему организму: мы можем его видеть, вспомнить его, воздействовать на него, говорить о нем. Тогда сознание можно представить как луч прожектора, который освещает определенные объекты и задает направление.

В этом смысле сознание — это фактически синоним внимания (хотя нужно оговориться, что внимание бывает и неосознанным, непроизвольным). Этот процесс позволяет интегрировать множество других процессов, которые происходят неосознанно, чтобы придать организму единый курс для дальнейших действий. По сути, благодаря сознанию становится возможным целенаправленное поведение.

Фото: Unsplash

Что такое самоконтроль?

Другое значение слова сознание — рефлексия. Когнитивная система способна контролировать свою собственную работу и получать информацию о себе. Люди много знают о себе, включая такую разнообразную информацию, как расположение собственного тела, происходит ли процесс восприятия или воспоминания, или что они совершили ошибку. Этот процесс соответствует тому, что обычно называется интроспекцией, или тем, что психологи называют метапознанием — способностью понимать и использовать внутренние представления своих собственных знаний и способностей. На интуитивном уровне сознание — это способность дать отчет о своем внутреннем психическом опыте, эдакое внутреннее зеркало.

Эти процессы независимы, то есть глобальный доступ может происходить без самоконтроля, и наоборот. Также многие процессы происходят вообще без их участия, тогда они называются неосознаваемыми или бессознательными.

Алан Тьюринг и Джон фон Нейман, основатели современной информатики, указывали на то, что машины в конечном счете смогут имитировать все возможности человеческого мозга, включая сознание.

При этом Алан Тьюринг предположил и оказался прав, что не думающая и не осознающая машина сможет осуществлять сложную обработку информации. Это верно и для людей: когнитивные науки подтвердили, что такие сложные вычисления, как распознавание лиц и речи или оценка шахматной игры, происходят в нашем мозге неосознанно.

И сегодня все современные системы искусственного интеллекта, хоть и впечатляют своими успехами, которые могут превосходить человеческие способности, пока не обладают сознанием.

Железный дровосек: превратит ли человек умных роботов в своих рабов

Тут важно отметить, что два описанных выше процесса не являются общепризнанными в науке как единственно возможные определения сознания. На самом деле психология сознания является, наверное, одной из самых сложных и спорных областей в когнитивных науках.

Как можно наделить сознанием машину?

Так как мы до конца не понимаем, что такое сознание и как именно оно обеспечивается мозгом, на этот вопрос ответить однозначно нельзя. Однако можно наметить направления, следуя которым мы можем получить сознательные машины.

1. Самая простая идея — это скопировать принципы работы человеческого мозга. Одним из примеров является искусственная нейронная сеть. Она начинается как сеть «нейронов», соединенных друг с другом входами и выходами, и совсем ничего не знает — почти как мозг младенца. Способ, которым она «учится», заключается в том, что она пытается выполнить задание — скажем, распознавание рукописного ввода, и сначала действует случайным образом. Затем она получает обратную связь в виде правильного ответа. Связи между нейронами, которые привели к правильному ответу, усиливаются, а к неправильному — ослабляются. После многих проб и обратной связи сеть формирует правильные нейронные пути, и система обучается правильно решать данную задачу.

Однако сама по себе искусственная нейронная сеть, хоть и отражает некоторые нейробиологические принципы, не обладает сознанием и не способна решать задачи, которым её никогда не обучали.

2. Второй, более радикальный подход, — это копия всего мозга. Ученые берут настоящий человеческий мозг, различными методами исследуют его нейронные связи, чтобы воспроизвести их на компьютере в виде программы. Если этот метод когда-нибудь будет успешным, у нас будет компьютер, способный на все, на что способен мозг — ему просто нужно будет учиться и собирать информацию.

Насколько мы далеки от достижения эмуляции всего человеческого мозга? Пока что ученые и разработчики смогли смоделировать мозг плоского червя размером 1 мм, который состоит всего из 302 нейронов. Этот проект называется «OpenWorm». Чтобы представить, сколько еще нужно преодолеть, следуя этим путем, вспомним, что человеческий мозг состоит из 86 млрд нейронов, связанных триллионами синапсов.

Если человеческий мозг слишком сложен, чтобы реплицировать его сразу во «взрослом» виде, мы могли бы вместо этого попытаться подражать эволюции. Этот способ использует такое понятие как

генетические алгоритмы.

Компьютер начинает выполнять задачи, и самые успешные программы будут «скрещиваться» друг с другом (наследовать друг от друга признаки определенным образом, подробнее тут), а менее успешные будут удалены. При этом в отличие от биологической эволюции, искусственная эволюция имеет два важных преимущества — скорость и целенаправленность. На практике генетические алгоритмы работают не очень хорошо, хотя порой результаты получаются весьма веселыми. До сознания тут, пожалуй, еще тоже далеко.

Фото: Matt Cardy / Getty Images

3. Последний метод самый простой, но, вероятно, самый пугающий. Предлагается создать машину, двумя основными навыками которой будут исследования искусственного интеллекта и внесение изменений в сам код, что позволит ей не только изучать, но и улучшать свою собственную архитектуру. Мы научим компьютеры быть «компьютерными учеными», чтобы они могли сами начать разработку алгоритмов. Возможно, это самый вероятный способ получить сознательную машину в ближайшее время.

Есть ли примеры такого подхода уже сейчас? Близкое понятие — это автоматическое машинное обучение (AutoML), которое успешно внедряют крупные корпорации, например, Google. Идея заключается в том, что автоматизируется сам процесс машинного обучения: алгоритмы сами подбирают наиболее оптимальные алгоритмы для определенной задачи. Сами алгоритмы-подборщики для этого специально обучаются людьми.

Получается, чтобы быть сознательным, необязательно иметь мозг?

Может ли сознание возникнуть в результате других комбинаций и взаимодействия элементов, которых нет в человеческом теле? Если относиться к сознанию, как к функции биологического мозга, то в этой идее нет ничего сверхъестественного. Достаточно создать сложную искусственную систему и поместить ее в достаточно сложную среду, максимально симулирующую реальным мир, в результате чего может возникнуть сознание.

Вернемся к примеру с лампой уровня топлива. Человек замечает, что машину пора заправить, тогда как сама машина этого «не осознает», хоть она и напичкана сложным оборудованием. Индикатор мигает, но все остальные системы автомобиля об этом не догадываются. Машина будет обладать сознанием, если все процессы будут взаимосвязаны, и у автомобиля будет представление самого себя с информацией о своих возможностях и их ограничении. Например, эта «сознательная система» автомобиля будет включать в себя интегрированное изображение себя, в том числе, например, его текущее местоположение и расход топлива, а также его внутренние базы данных (например, «знание», что у него есть карта GPS, которая может определять местонахождение заправочных станций).

Фото: Kaspars Grinvalds / Shutterstock

Ученые активно работают над созданием общего искусственного интеллекта (AGI). У него будет сознание?

У искусственного интеллекта, как и у сознания, нет общепринятого определения. Например, под искусственным интеллектом понимают процесс обучения машин учиться, действовать и думать, как человек. Цель всего этого — заменить рутинные функции, которые выполняет человек, расширить и усилить его возможности. Иногда выделяют слабый и сильный (или общий) искусственный интеллект.

Под слабым ИИ понимается такая система, которая способна решать задачи, применимые к узкой области. Примеры таких систем — это автоматические языковые переводчики, беспилотные автомобили, умные поисковики. Такие системы могут выполнять задачу (и порой делать это лучше человека), но не могут учиться ничему принципиально новому. Например, известный алгоритм от IBM, обыгравший Гари Каспарова в шахматы, хоть, безусловно, и впечатляет, не может больше делать ничего кроме шахмат. А человек способен еще на многое.

Сильный ИИ может выполнять много независимых и не взаимосвязанных задач. Он способен обучаться выполнять новые задачи и решать новые проблемы. Происходит это путем выучивания новых стратегий. Также предполагается, что он способен «мыслить», обладать «разумом» — совсем как в фантастических фильмах и даже больше.

Границы разумного: как регулировать искусственный интеллект

Так как мы пока толком не можем определить такие сложные понятия как «разум», «мышление», четких критериев появления такой системы у нас нет. Однако появлялись различные идеи, как протестировать систему, чтобы мы могли назвать ее разумной. Пример такого подхода — широко известный тест Тьюринга.

Есть и критика такого подхода — зачем нам создавать системы, которые будут копировать нас самих? Авиаконструкторы ведь не стремятся создать машины, полностью имитирующие голубей, просто потому что голуби умеют летать.

Если у роботов будет сознание, у меня появится перед ними «моральный долг»? Я должен буду их уважать, иначе они будут обижаться и страдать?

На этот вопрос нам, как человечеству, еще предстоит ответить. Но, кажется, что наши этические и юридические нормы будут достаточно сильно пересмотрены в связи с техническим прогрессом. И когда появятся искусственные существа, обладающие разумом и сознанием, наше отношение к ним будет регулироваться и внешними нормами, и нашими собственными эмоциями. Вспомните, что вы чувствуете по отношению к вымышленными небиологическим персонажам книг и кино, как сопереживаете им, расстраиваетесь и радуетесь вместе с ними, хотя они не настоящие. Если верить прогнозам некоторых футурологов, например, Рэю Курцвейлу, то искусственный интеллект, обладающий сознанием, может появиться уже через несколько десятилетий.


Подписывайтесь и читайте нас в Яндекс.Дзене — технологии, инновации, эко-номика, образование и шеринг в одном канале.

Общественная психология как форма духовной жизни людей

К общественной психологии (общественной психике) как од­ной из важнейших характеристик жизни людей в обществе вполне применимы слова о том, что нелегко анализировать явление, кото­рое напоминает атмосферное давление: не видимо невооруженным глазом, но весьма чувствительно. Действительно, являясь особым состоянием жизни людей всякого общества, любой социальной группы, общественная психология представляет собой скрытую, точнее сказать, неявную для каждого отдельного человека, а следо­вательно, и с трудом поддающуюся вербальной артикуляции фор­му социально значимых переживаний людей — относительно сов­падающих эмоционально-чувственных реакций в сходных для них, повседневно повторяющихся ситуациях их совместной жизнедея­тельности.

Общественно-психологические явления (энтузиазм, страх, без­различие, враждебность и т. д.) сами по себе не существуют. Они органично вплетены в повседневную жизнь общества, возникают и существуют только в процессе реальной деятельности, реального живого общения людей. Именно взаимодействие людей друг с дру­гом, опыт совместной жизни рождает у каждого индивида общие психологические состояния его отношений с окружающим миром, формируя на их основе и внутреннюю культуру бытия человека. Мы узнаем об этих психологических состояниях только через от­крытое поведение людей, в котором эти состояния проявляются. В этом смысле общественная психология выступает, говоря словами Г. В. Плеханова, «особым состоянием умов и настроений людей» и оказывает безраздельное эмоционально-волевое и интеллектуаль­ное воздействие на весь комплекс ценностно-познавательных и по­веденческих реакций людей в обществе.

В современной научной и учебной литературе существуют многочисленные, порой весьма разноречивые характеристики об­щественной психологии. Одни ученые рассматривают ее как непо­средственную ответную реакцию (сознания, поведения) людей на внешние воздействия среды их существования. При этом они пола­гают, что в психике вообще нет разделения на индивидуальное и общественное психическое, поскольку у каждого отдельного чело­века, если он живет в обществе, является его продуктом, не может быть никакой иной психики, кроме как общественной [1]. Другие ис­следователи склонны видеть в общественной психике обычную, основанную на общности проживания связь сознания, взаимопо­нимание людей в различных конкретно-исторических процессах их взаимодействия друг с другом. Третьи исходят из того, что обще­ственная психология — это всевозможные социально значимые формы переживаний и поведения людей, сопровождающие их жиз­недеятельность именно как общественных субъектов. Во всех этих случаях понятие общественной психологии вводится через пере­числение некоторых общих, типичных для совместной деятельно­сти людей духовных состояний: чувств, настроений, мнений, по­буждений, привычек, чаяний и т. д. Экстенсиональный характер такого определения общественной психологии иногда настолько раздвигает рамки этого явления, что исчезает differentia specifica ее как духовного образования жизни людей. Вот почему, чтобы оха­рактеризовать общественную психологию, как особую форму ду­ховности, необходимо, прежде всего, сказать несколько слов о са­мой духовности и духовной жизни людей в обществе. Это важно сделать еще и потому, чтобы определить состояние (уровень) ее духовности в развитии каждого конкретного общества в сравнении с любым другим явлением духовно-практической жизни людей.

В философии можно вычленить по крайней мере три основных подхода к пониманию духа, духовного. Во-первых, духовное как нечто божественное, религиозное. Так, например, в русской религи­озной философии дух — это смысл, и именно он приводит к единству души и тела у людей. В этом смысле дух здесь является синонимом, источником свободы. Во-вторых, духовное — это то, что равнозначно нравственности, соответствует нравственным требованиям бытия человека в обществе (служение общественному долгу, жизнь по со­вести). В-третьих, дух, духовное тождественны явлениям сознания. При этом подчеркивается, что решающая особенность духа заклю­чена в способности самопознания, самоуглубления человека в себя, свою внутреннюю мыслительную деятельность.

В современной отечественной научной и публицистической ли­тературе духовная жизнь общества, духовность людей чаще всего связывается именно с развитием их сознания, идеями, которыми они руководствуются в своей деятельности. При этом духовное, как правило, целиком отождествляется с сознанием, с идеальной творческой деятельностью человека, и само исследование духовно­сти в основном сводится к обоснованию ее вторичности по отно­шению к материальным условиям бытия людей. Конечно, духов­ность общества, людей неразрывно связана с их сознанием, в том числе, конечно, и с идеальной творческой деятельностью людей, и она всегда динамична, подвижна и составляет классическую про­тивоположность относительной инертности и «неоживленности» материально-бытийного. Однако было бы неверно полностью их отождествлять. Во-первых, духовное — не только наличная система социально значимых мыслей, взглядов, идей, но это и всякая дея­тельность (активность) людей по созданию, освоению и передаче этих мыслей, взглядов. Духовное — это осознание действительности (знание действительности и отношение к ней, ее оценка), но одно­временно это еще и способ воплощения, основанных на этих зна­ниях и оценках, потребностей, интересов, целей, мотивов, устано­вок в жизнь. Это значит, что духовное включает в себя всю систему функционирования и развития процессов и состояний сознания, взятых в единстве с их носителями — творцами и трансляторами. Ведь сознательная психика является неотъемлемым свойством вся­кого субъекта, а следовательно, она и выступает в системе его свя­зей с миром и с другими субъектами как духовное. Именно поэто­му духовное — это в широком смысле способ деятельности людей и созданных ими институтов, созидающих различные ценности сво­его общественного бытия (наука, искусство, политика, образование и т. п.), это и сами люди, воплощающие в себе разнообразные цен­ности и руководствующиеся ими в своей жизни в обществе.

Кроме того, что духовное есть осознанная психическая дея­тельность людей, оно включает в себя, во-вторых, еще и то, что получило название собственно психологического, или душевного.

Всякое духовно-душевное выступает как ментальным (интеллекту­альным), так и эмоционально-чувственным, или переживаемым, отношением людей к природе, к самой их деятельности, к другим людям и к самим себе. Естественно, формы этих переживаний лю­дей могут быть как осознанными, так и неосознанными (неконтро­лируемыми сознанием). Это значит, что наряду с рациональным (осознанным, понимаемым) в сферу духовности человека, людей входит и иррациональное (эмоционально-образное, строящееся преимущественно на чувственном восприятии), а также и бессозна­тельное. Согласно К. Г. Юнгу, людей объединяют не только ценно­сти культуры, цивилизационный уклад образа жизни, общее созна­ние, но и коллективное бессознательное. Коллективное бессозна­тельное, содержащее архетипы, или общечеловеческие первообра­зы и идеи, запечатленные на глубинном уровне человеческой психики, создает тесные и прочные узы совместного существова­ния людей.[2] Таким образом, душевное не может быть отделено от духовного, они не существуют изолированно друг от друга, ибо по существу являются одним и тем же внутренним идеальным прин­ципом жизни, связи людей в обществе. При этом духовное и ду­шевное — это не надпсихическое, а различные качества психическо­го, как важнейшего атрибута человека и общества. В этой связи неправомерно также и противопоставлять их друг другу, рассмат­ривать дух как более высокий, а душу — как менее развитый, низ­ший регулятор деятельности. Душа — эмоционально-чувственная сторона духовного, сопровождающая все без исключения процессы жизнедеятельности людей, без нее не могут формироваться вообще никакие связи и отношения людей. Ведь только с эмоциональным началом у людей «включается» ценностный критерий отбора и по­следующего осмысления многообразных явлений действительно­сти, что в конечном итоге и способствует возможности их духовно-практической самореализации.

Рассматривая духовность (духовное) человека, общества, нель­зя не обратить внимания и еще на одну ее важную особенность. Эту особенность отмечает Н. А. Бердяев, для которого духовность — это творческая активность, это внутренние (душевные) силы чело­века. Правда, следует учитывать, что для него духовность — качество независимости от внешнего мира (природного и социального), поскольку, по его мнению, духовное начало определяется не извне, а изнутри[3]. Соглашаясь с Н. А. Бердяевым в том, что духовность связана с внутренними силами человека и является выражением его творческой активности, следует все же отметить, что полной неза­висимости духовного начала человека от мира природного и социального не существует. Духовное — продукт психической деятель­ности человека, отличающее его от животных, оно включает в себя не только рефлексию действительности, но и ценностное отноше­ние к ней. Именно поэтому духовность человека не может возни­кать сама из себя, она не может «парить» в полном отрыве от дей­ствительности природного и социального миров, в которых только и могут жить и развиваться люди. Однако, вместе с тем, духовно человек может подняться и нередко он поднимается над действи­тельностью внешнего мира, когда концентрирует в себе внутрен­ние силы (разум, знания, чувства) и направляет их на преобразова­ние своей жизни по законам своей внутренней самости. Именно поэтому духовность — это еще и качество общественной деятельно­сти людей, их творчества, активности по созданию ценностей своей жизни и овладению ими. А это значит, что духовность общества, каждого отдельного человека будет определяться тем, насколько люди сопричастны делам, мыслям и чувствам друг друга, насколь­ко устремления и цели их деятельности направлены на общее, со­циально значимое, общественное.

Общественная психика — это имманентная характеристика, свойство духовного и в этой связи отвечает всем выше названным признакам его существования и развития в обществе. Она включает в себя не только сознание, но и бессознательное людей и характе­ризует их внутренние творческие силы с точки зрения способности адаптироваться к миру действительности, равно как и подняться над ним, изменить его хотя бы в своих представлениях. В этом смысле вряд ли правомерно рассматривать общественную психику частью, стороной (уровнем) общественного сознания, как это обычно делается в учебной литературе. Общественная психология лишь частично пересекается с общественным сознанием. Огром­ный же пласт ее бессознательных проявлений выходит за рамки структуры общественного сознания. Собственно, поэтому общест­венную психологию следует рассматривать именно компонентом, формой духовной жизни общества. Кроме того, общественная пси­хология необходимо характеризует особые качества субъекта (группы, общества), ее выражающего. Утрата этих субъектных ка­честв (в том числе и тех, которые не контролируются сознанием), их размывание разрывает и саму общественно-психологическую связь как определенную форму духовной консолидации людей.

Вместе с тем следует учитывать, что общественно-психологи­ческое — это особое качество духовного. Прежде всего, общественно- психологическое отличается от индивидуально-психологического, точно так же как различаются индивидуум и общество друг от друга. В этой связи неправильно, как это делал в свое время 3. Фрейд, фактически стирать границу между коллективной и индивидуаль­ной психикой. В общественной психике в отличие от индивидуаль­ной всегда имеет место диалектическое «снятие» всего природного, индивидуально-особенного, что есть в психике каждого из людей, составляющих ту или иную общность. Конечно, в основе и любого общественно-психологического явления (социально значимых чувств, коллективных представлений, мнений и т. п.) оказывается материальный физиологический процесс, так как отражение внеш­них воздействий осуществляется с помощью механизмов возбуж­дения и торможения в коре головного мозга, регулирующих функциональное состояние организма человека, входящего в социаль­ную общность. Данный факт отнюдь не означает, что обществен­ная, коллективная психика целиком выводится из индивидуальной. Скорее наоборот, более общая, универсальная психология лежит в основе индивидуальной психологии. Именно она-то и обусловлива­ет менее общее, специфическое индивидуально-психологическое. Это значит, что в общественной психологии внешний мир дан людям в их ощущениях и восприятиях так же прямо и непосредственно, как и их собственные внутренние состояния. Однако между ними и миром здесь практически всегда существуют некие, ранее создан­ные самими людьми в ходе совместной деятельности, искусствен­ные перегородки в виде всякого рода фетишей, стереотипов, веро­ваний и т. п. Вот почему общественно-психологическое — это осо­бое качество, характеристика психического личности как субъекта группы или взаимодействующих, объединенных в социальную общность людей, в отличие от психологических состояний инди­вида в относительном одиночестве. Человек, присутствуя, дейст­вуя в группе, коллективе (вспомним понимание М. Вебером об­щественного как необходимую ориентацию человека на других), как правило, ведет себя, реагирует на окружающее всегда иначе, чем если бы он был, находился в одиночестве (простой опыт каждоднев­но нам это доказывает). Человек является органической и неотъем­лемой частью общества, и потому внешние и внутренние условия его существования с другими людьми вынуждают его включаться в эти внешние и внутренние связи и отношения, приспосабливать, на­страивать свою психику к психике других людей.

В этой связи необходимо подчеркнуть важнейшее свойство, особенность общественной психологии, а именно социальную зна­чимость психических проявлений, точнее, их равнодействующую (общую) значимость для людей, непосредственно составляющих какую-то определенную группу. В научном плане данная концеп­туализация общей значимости (однозначности) может быть пред­ставлена как типичный результат, неоднократно повторяемое обра­зование особого качества групповых психических явлений. Это то, что лишь часто встречается, типично, но не обязательно должно быть. Общественная психика — это как бы «нечто, что между на­шими головами, благодаря которому люди способны жить друг с другом, а фактически пропускать через себя поток жизни» (М. Мамардашвили). Естественно, это «нечто» в реальности не существует само по себе, изолированно от каждого отдельного индивида, находящегося в процессах конкретно-определенного, непосредст­венного взаимодействия и коммуникации с другими людьми. Од­нако именно взаимоотношения людей друг с другом и последую­щий опыт этих взаимоотношений рождают у каждого индивида общие модели своего поведения в обществе, а значит, и общие психологические состояния. Это значит также, что «воли отдель­ных людей, — как писал Ф. Энгельс, — сливаются в нечто среднее, в одну общую равнодействующую»[4].

Следовательно, общественная психология в реальной жизне­деятельности не может быть оторвана от индивидуальной психоло­гии, но концептуально она может быть вычленена как особое ду­ховное образование совместной жизнедеятельности людей. Естест­венно, это образование несводимо к арифметической сумме инди­видуальных психик, ибо имеет свое определенное содержание и особые закономерности функционирования и развития. Связано это с тем, что в общественной психологии происходит модификация и собственно индивидуальных психических реакций людей. Психи­ческие реакции приобретают собственно другой способ функцио­нирования, а именно процессуально общественный, где речь идет уже о такой форме психического реагирования, которая возможна как состояние, свойство собственно групповой деятельности, груп­пового общения, процессов контакта и взаимодействия в реальном поле влияний людей друг на друга. И если, скажем, идет речь о чувствах, настроениях, даже эмоциях и представлениях в общепси­хологическом контексте, где они значительно варьируются у людей в зависимости от целого ряда объективных и субъективных усло­вий и причин, то в социально-психологическом аспекте те же пси­хологические образования нивелируются. Благодаря ориентации людей друг на друга в процессе совместной жизнедеятельности, они становятся неким общим, типичным, равнодействующим обра­зованием, не исключая, конечно, вариабельности по глубине и ха­рактеру проявления той или иной психологической реакции, ее выражения у составляющих данную группу людей. При этом моменты объективного общего в условиях и причинах их формирования будут самодовлеющими, субъективные (индивидуальные) же при­чины и условия в образовании, функционировании общественно- психологических реакций будут иметь подчиненное место.

Общественная психология, будучи динамическим, процессу­альным образованием в повседневной жизни людей, есть по суще­ству некоторый единый (типичный) способ их реагирования (пере­живания), а вместе с этим и определенной адаптации к изменяю­щимся условиям этой жизни. Это находит свое выражение в том, что у общества, социальной группы, индивида возникает не столь­ко образ объективно данных — социальной и природной среды, взаимоотношений людей, сколько сопровождающая их общая цен­ностная характеристика, позволяющая выработать определенную линию поведения, сформировать более или менее единое к ним от­ношение. Именно поэтому в общественной психологии фиксирует­ся не характеристика закономерных связей окружающего мира, не знание сущности этого мира, а его «явленность» в том виде, как он дан человеку, людям, когда они осваивают (охватывают) его своими чувствами, пытаясь соотнести себя с окружением, вписать себя в него. Собственно, поэтому общественная психика — это преиму­щественно именно «сопереживание» мира людьми, их общее, со­относимое друг другу эмоционально-чувственное отношение к этому миру, его оценка. Вот почему в общественной психологии знание и самого мира, и бытия людей приобретает предельно субъективную окраску, что способствует самым различным проявлени­ям их духовности (от стремлений все основательно изменить до желания самоустраниться, спрятаться, уйти в себя).

Следовательно, общественная психология как форма духовно­сти несет в себе практически не столько знание (информацию) об объективных свойствах отражаемой предметной ситуации, сколько показывает их значение для жизнедеятельности субъекта, ценностное отношение. Это ценностное отношение проявляется в умении людей отличать нравящееся, приятное, хорошее в том, что есть в реальности. Различая ценности, люди стремятся и в своих действи­ях следовать определенным ценностям, служат им и оберегают их. В этом, собственно, и заключен внутренний духовный опыт людей, на основе которого и существует, и укрепляется их социально- психологическая связь. Поэтому сама общественно-психологи­ческая связь людей не есть исключительно и только лишь связь, обусловленная внешними социальными условиями их деятельно­сти и общения. Можно с уверенностью сказать, что в обществен­ной психологии события часто являются для нас не такими, каковы они есть, а такими, какими мы их видим или хотим видеть. Данное обстоятельство сближает общественную психологию с идеологией. В идеологии, так же как и в общественной психологии, имеет место неидеационное (ощущаемое) знание, ибо мир здесь дан не сам по себе, в его объективной сущности, а только в его отношении к человеку и к миру. Однако, в отличие от идеологии как осознанном концентрированном выражении коренных интересов группы, общества, в общественной психологии не всегда имеет место осозна­ние действительности. Потребности и интересы в ней могут высту­пать и в форме неосознаваемых, бессознательных импульсов поведения людей. Кроме того, в общественной психологии нет четкой Дифференциации существенного и несущественного, главного и второстепенного в отражении объективных обстоятельств и ситуаций жизни. Все условия жизни здесь пропускаются через оценку, эмоционально более или менее одинаково отражаются и представляются. Иначе говоря, общественная психология в силу своей «многоликости», то есть многообразных и бесчисленных связей и отношений повседневности, ею отражаемой, является выражением всех без исключения потребностей и интересов, на основе которых возникает самая разнообразная и нередко противоречивая гамма эмоционально-волевых и интеллектуальных реакций.

В общественной психологии отражаются все частности, все яв­ления повседневности бытия людей — единичные и общие, сущест­венные и несущественные, естественно, поэтому в ней нет оформ­ленной структурной упорядоченности ее компонентов. В содержа­нии общественной психологии преобладают эмоционально-чувственные образования, которые часто формируются спонтанно и не всегда осознаются. В этом плане общественная психология пред­ставляет собой не систему теоретически выраженных идей, прин­ципов, как в идеологии, а систему чувствования, предписываемое поведение в конкретной ситуации. При этом следует иметь в виду, что ценностное отношение, возникающее на основе обусловленных объективными ситуациями жизни, определенных потребностей и интересов людей, формирует общезначимые формы переживания, так как в них отражены не столько сами явления, сколько их общая значимость для жизнедеятельности субъекта.

Было бы весьма примитивно представлять себе общественную психологию только как эмоционально-чувственный вид отражения действительности (такого рода суждения нередко встречаются в научной литературе). При всей значимости и «приоритете» эмоционально-чувственного в содержании общественной психологии необходимо помнить, что эмоционально-чувственный слой как та­ковой не изолирован от элементов рационального: суждений, мыс­лей, идей, взглядов, которые, естественно, также не отделены от эмоций и чувств, их сопровождающих. Понятно, что идеи, мысли, суждения будут входить и рассматриваться в содержании общест­венной психологии, если они вырабатываются и интерпретируются самой общностью и являются результатом ее собственной реакции на те или иные процессы каждодневной, ситуативной деятельно­сти. Вот почему в общественной психологии существует нерасчлененное единство, слитность чувства и мысли, чувства и идеи, а по­этому вполне закономерно, что многие исследователи говорят о ней как о сплаве эмоционального и рационального.

Исключительно большое значение в выявлении специфических черт общественной психологии, помимо ее содержания и формы, имеет характер и способ ее формирования. Дело в том, что общест­венная психология складывается и проявляется особым образом. В научной литературе можно встретиться с суждением о том, что про­явления общественной психологии носят стихийный характер и ее формирование осуществляется непосредственно, поскольку творцом здесь выступают сами массы (в этой связи общественная психология нередко обозначается в литературе еще и как массовое сознание). Поэтому общественная психология является непосредственным ре­зультатом деятельности и общения массы (множества людей). Вы­сказывается и другое суждение о том, что характер отражения дей­ствительности общественной психологией носит в одних случаях непосредственный, а в других — опосредованный характер.

Несомненно, многие общественно-психологические явления (паника, слухи, молва, настроения) могут формироваться и чаще всего формируются непосредственно. Они возникают как прямая реакция, сиюминутный результат изменившихся условий деятель­ности, общения людей. Однако мы можем наблюдать и иное, когда те или иные общественно-психологические явления (традиции, обычаи, вкусы и т. д.) не являются всецело стихийно складываю­щимися образованиями. Подобные общественно-психологические феномены в меньшей мере зависят от повседневных, ситуативных условий существования субъекта и являются опосредованными формами. Справедливости ради следует отметить, что такого рода психологические формы связей людей могут обусловливаться бес­сознательными устойчивыми раннекультурными образованиями их длительного существования в жизни людей. Но вместе с тем они могут быть и «освещенными» той или иной идеологией и именно благодаря идеологическому закреплению стать «устойчивым», консервативным, в смысле стабильности, явлением духовной кон­солидации людей.

Выявляя специфические черты общественной психологии, не­обходимо видеть и меньшую подверженность преемственности общественно-психологических явлений. Вряд ли можно говорить о том, что, например, социальные чувства, настроения, мнения J другие образования общественной психологии наследуются в тощ смысле, как, скажем, осуществляется преемственность концептов идеологии. Думается, что о преемственности здесь можно говорить лишь условно, поскольку в общественно-психологических явлени­ях отсутствует четкая формализация их содержания, а поэтому каждый раз происходит модификация чувств, настроений, мнений и т. д. То же, по-видимому, и с устойчивыми социально-психологи­ческими образованиями типа традиций, обычаев, привычек и т. п. Их преемственность от одного поколения или группы людей к дру­гим тоже условна, поскольку каждый раз речь идет о другом, но­вом, модифицированном содержании, где традиции или обычаи, например, приобретают новый оттенок, особый резонанс в изме­нившихся условиях бытия людей той или иной группы или поколе­ния. Отсюда многочисленные явления нарушения традиций, про­блема ослабления влияния традиций, отход от традиций, обход традиций, обычаев.

Общественная психология создается в группе, общности лю­дей, изменяется в зависимости от особенностей и условий ее дея­тельности. Именно данное обстоятельство служит объяснением того, почему так меняется психология при переходе от одной, даже в рамках одной и той же, большой общности к другой, малой, от одних групп, общностей, объединений к другим и т. д. Можно уви­деть некоторую закономерность, согласно которой общественная психология становится тем противоречивее и тем интенсивнее в ней внутренняя «напряженность», чем более по своей структуре неоднородна общность. Нельзя не видеть, что психология любого конкретного общества «соткана» из различных вариаций, особен­ностей психологии образующих его социальных слоев, групп, общностей, но при этом ее будет отличать и ей будет свойственно и то общее, главное, существенное, что будет характерно для всего общества. Общественная психология, будучи одной из значимых форм духовности в жизнедеятельности людей, оказывает огромное воздействие как на самих людей, так и на процессы функциониро­вания и развития общества.

Прежде всего, общественная психология выступает формой духовного объединения людей как на основе всей совокупности пе­реживаний конкретных условий их жизнедеятельности, так и на основе внутреннего опыта своих ценностных ориентации. С помо­щью общественно-психологических механизмов идентификации, внушения, подражания, заражения у людей формируется коллек­тивное чувство «мы» (мы — рабочие, элита, россияне и т. п.). Это чувство объединяет людей, но одновременно и противопоставляет. Их всем тем, кто выступает как «они» — чужие, не наши, не свои, другие. Консолидируя коллективное чувство «мы» людей на основе единых социальных потребностей, интересов, ориентации и ус­тановок, общественная психология тем самым осуществляет ду­ховное конструирование различных социумов — объединений, движений, общностей и других массовых образований. В этом процессе она зачастую играет ведущую роль в регулировании поведения входящих в эти общности людей, заставляет их следовать сложив­шимся и выработанным нормам существования. Ведь страх человека перед изоляцией и остракизмом со стороны общества весьма существен. Человек боится изоляции не только от своей социаль­ной группы, от общества, но он также боится оказаться оторван­ным от человечества, от того родового начала, которое он несет в себе и которое представляет человеческую природу. Именно по­этому мнение общества (группы) зачастую для человека имеет го­раздо большее значение, чем его собственное суждение.

Через общественную психологию во многом происходит нако­пление и передача социального опыта, ценностей культуры, всяко­го рода достижений людей. Общественная психология в этом случае играет роль камертона, ибо во многом именно от нее зависит, будет или не будет принята та или иная человеческая новация.

Посредством общественной психологии осуществляется социа­лизация людей, поскольку именно на ее основе производится соци­альный контроль, формируются жизненные установки, мотивы и ценностные ориентации действий. В этой связи нельзя не видеть, что подготовка человека к той или иной деятельности, равно как и приспособление к общественной среде, начинается с самого рож­дения вместе с развитием и регуляцией его действий. Этими регу­ляторами выступают как запрещения и осуждения, так и похвала, поощрения, награды. Все это воздействует на человека и усваива­ется им. Приобретенные с воспитанием и жизнедеятельностью на­выки становятся привычками и уже сами по себе определяют пове­дение человека в различных случаях. Вот почему можно сказать, что каждый человек является до известной степени, конечно, рабом обычаев, предрассудков и суеверий того общества, в котором он воспитывался и живет.

Общественная психология «принуждает» людей носить опре­деленный общественный покрой костюма, следовать тем или иным национальным или религиозным традициям, придерживаться об­щепринятых правил, иметь общие идеалы и приблизительно оди­наково оценивать прошлые и настоящие события. Словом, воздей­ствие общественной психологии на людей столь значительно и ве­лико, что с этим бессильны бороться порой самые сильные натуры. Однако данное обстоятельство, естественно, не означает, что чело­век лишен начисто автономности в своих притязаниях, установках действий, выборе тех или иных форм своего поведения. Другими словами, субъективно он обладает свободой воли думать, решать, делать по-своему, но объективно он не может полностью и цели­ком выйти за рамки той или иной психологии общества, являю­щейся для него необходимым условием его собственной духовной жизнедеятельности. Через общественную психологию люди реали­зуют и свои собственные экзистенциальные потребности в челове­ческих связях, в самоутверждении, в привязанности, в самосозна­нии, в системе ценностных ориентаций и объекте поклонения. Ведь не случайно, что переживания радости, горя, печали, страха пове­лительно толкают человека к тому, чтобы поделиться этими пере­живаниями с другими людьми и получить поддержку. Гак, напри­мер, желание что-нибудь сделать заставляет человека привлечь к работе по осуществлению поставленной цели другого. Понятно, что это переживание как бы выходит за пределы одного человека, делает необходимым его сближение с другими людьми. Чем ост­рее, интенсивнее то или другое переживание человека, тем сильнее его тяга к другим людям, которые и возбуждают эту тягу, стремле­ние. Невидимыми, но действенными связями эти потребности, — говорит П. А. Сорокин, — объединяют людей и притягивают их взаимно, подобно невидимой, но действенной силе магнита, притя­гивающего железо[5].

Общественная психология воздействует, влияет на идеологию и вообще все общественные отношения, так как является тем духовным фоном, на основе которого и может возникнуть и «прижи­ться» та или иная идеология, формироваться те или иные отно­шения людей.

Известно, что идеологии формируются с учетом и на основе общественной психологии массы. Однако следует предостеречь от ошибочного суждения, высказанного в свое время Г. В. Плехано­вым об идеологии как «сгустке» общественной психологии. Связь между идеологией и психологией в обществе, хотя и достаточно тесная, все же не может быть охарактеризована как непосредствен­ная и прямолинейная. Всегда имеет место относительная самостоя­тельность в их развитии, содержатся особые опосредствующие звенья их взаимовлияния и функционирования. Правильнее в этой связи, по-видимому, сказать, что общественная психология создает определенные предпосылки для развития идеологии и выступает условием, на основе которого осуществляется трансформация идеологического, что проявляется в расширении, распространении масштабов его принятия или отрицания. Общественная психология служит здесь показателем единства или разделения между провоз­глашенными идеалами и реальностью.

Именно в этих своих значениях различных духовных связей людей общественная психология воздействует на развитие и функ­ционирование общества, всех его отношений. При этом следует иметь в виду, что общественная психология — это конкретно- историческое духовное образование, и она тесно связана с опреде­ленной эпохой, которая, говоря словами М. Вебера, имеет как бы свой «универсум рассуждения». Объективные возможности всяко­го конкретного этапа развития общественной истории определяют логику мышления, стремлений (можно сказать и переживаний) за пределы которых, как уже отмечалось, члены социальной группы или общества в целом выйти не могут.

Общественная психология как специфическое образование ду­ховной связи людей имеет различную степень проявления и разви­тости качества этой связи. В этом отношении можно говорить о подлинной или неподлинной духовности общественно-психологи- ческой связи отдельных групп людей или всего общества, равно как о высокой или низкой духовности психологического климата. Их жизнедеятельности. Критерий различения подлинной, высокой Духовности и неподлинной, низкой лежит, на наш взгляд, в самихоснованиях общественно-психологических связей людей. Все, что в психологических реакциях людей. Все, что в психологических реакциях людей идет от общезначимого и направленного на разрешения противоречий не только бытия общности, но и на процесс жизнетворчества в целом: восхождение к социально значимым идеалам, ценностям и смыслам – и их реализацию, может рассматриваться как подлинный, высокий уровень духовности субъекта и его общественной психологии. Все же, что идет вразрез с этим, не выходит за рамки корыстных, частных интересов людей и их общностей, не мобилизует стремлений что-то поменять в жизни, а, наоборот, примиряет с противоречиями своего общественного существования, — показатель низкого духовного развития (а порой и вообще бездуховности) субъекта психологической связи.

Все это можно проиллюстрировать на примере такого важного социально-психологического явления, как общественное мнение, поскольку здесь отчетливее всего видно, как возникают, распространяются, действуют различные духовные образования на уровне общественной психологии.

В настоящее время, когда роль общественного мнения особенно значима в обществе и для общества, интерес к нему неизмеримо возрос. Хотя нельзя сказать, что проблема общественного мнения совсем не интересовала ученых и политиков в прошлом. Правда, отношение людей к общественному мнению в истории менялось от полного безразличия к нему до категорического утверждения, что мнения правят миром. Так, например, если Аристотель отрицал разумность мнения народа, то уже И. Кант утверждал, что мнение лежит между верой и знанием и является ступенькой познания.

В наши дни феномен общественного мнения, его влияние на политику и все другие стороны жизни людей становится исключительным. Общественное мнение используют, чтобы предугадать или вообще подготовить результаты выборов, выявить степень поддержки той или иной правительственной программы или популярности какого-либо политического деятеля. Иначе говоря, нет такой сферы жизнедеятельности людей, которая не могла бы стать предметом общественного мнения. Даже в таких сугубо специализированных областях деятельности, как, например, наука, которой, казалось бы, претит само понятие «мнение», где ценят лишь объективную истину, тоже имеет место общественное мнение. Современные мощные средства массовой информации многократно усиливают возможности общественного мнения воздействовать на ход исторического процесса, расширяя его до масштабов всего человечества как субъекта.

Общественное мнение — это суждение группы людей, в котором в форме одобрения или порицания выражается их отношение к значимым процессам и явлениям действительности на основе общего интереса. Гносеологически общественное мнение представляет собой отражение в умах людей тех социально значимых фактов, событий, ситуаций жизни общества, которые затрагивают их интересы. Общественное мнение, как и любое другое общественно-психологическое явление, есть по существу «оценочное знание» (знание, пропущенное через отношение к нему, оценка) социальной действительности. В этом смысле оно является переживанием, ибо эмоционально окрашено и представляет собой скрытое или явное суждение, в котором выражено именно субъективное отношение людей к действительности. Предметом и объективным детерминантом общественного мнения может быть все, что имеет социально значимый интерес. Это, как правило, все те вопросы, которые требуют своего практического решения и по которым есть выбор (разные пути решения). Пока существует общий значимый интерес, соответственно будет существовать и общественное мнение, ибо общий интерес сцепляет и координирует индивидуальные мнения людей.

Общественное мнение всегда выражает дух своего времени, ибо представляет собой строго определенное, мотивированное условиями данной эпохи воззрение, устремление, чаяние коллективной природы. Будучи коллективным (общезначимым) суждением, в котором отражается заинтересованное отношение людей к тем или иным явлениям и процессам действительности, общественное мнение способно не только характеризовать эту действительность, но и творчески преобразовывать ее через конкретные действия людей, разделяющих данное мнение. Ведь общественное мнение как специфический способ существования значимого знания (информации) людей в обществе одобряет, порицает, предписывает, обязывает их поступать соответствующим образом. Изменения общественного мнения не просто пассивно следуют за изменениями общественных отношений, но и подготавливают их преобразование, поскольку общественное мнение настраивает людей, то есть духовно (интеллектуально и эмоционально) консолидирует их на то чтобы произвести необходимые изменения.

В общественном мнении обычно различают два его состояния — текущее скоротечное (общее) мнение, представляющее собой опе­ративный отклик на некоторые вызвавшие значимый интерес со­бытия жизни, и относительно устойчивое мнение, сложившееся или сознательно сформированное на основе долгосрочных интере­сов людей и опирающееся на устоявшиеся установки и традиции жизни. Оба этих состояния общественного мнения связаны и взаимо­проникают.

Различаются общественные мнения и по способу своего фор­мирования. Они могут быть совпадающими, образуемыми (формируемыми) и традиционными. Совпадающие мнения — это одинако­вые суждения людей, которые складываются непосредственно на основе схожего опыта переживания тех или иных конкретных яв­лений жизни. Скажем, проводимая в России реформа жилищно- коммунального хозяйства, которая сводится практически лишь к ежегодному повышению тарифов по оплате услуг, когда данные услуги не улучшаются, а остаются практически на том же уровне, вполне резонно оценивается людьми, причем независимо друг от друга, только на основании своего опыта и собственных ощущений, как грабительская. В этом случае общественное (общее) мне­ние, поскольку оно опирается на собственный прямой опыт всех его субъектов, наиболее устойчиво и не может быть поколеблено.

Образуемые (формируемые) мнения — суждения, возникающие в результате интенсивных влияний людей друг на друга или воз­действий общественных институтов (например, средств массовой информации) на людей. Общее социально значимое содержание этих мнений образуется порой в процессе длительных споров,; борьбы разных точек зрения, их сопоставления. Поэтому эти мне­ния почти всегда противоречивы, изменчивы, ибо каждый его субъект вносит в него какое-то свое субъективное и специфическое содержание. Например, общественное мнение о распаде СССР не только не является однозначным, единым, но все более и более субъективированным, поскольку каждый находит какие-то свои доводы pro et contra. И, наконец, традиционные мнения — устойчивые суждения, которые сложились давно, но продолжают существовать и в новых условиях. Чаще всего эти мнения в силу давности своего существования уже являются для некоторых людей практически даже неосознанными, чем-то автоматическим, позволяющим им не выходить из круга устоявшихся привычных оценок своего бытия в обществе. Так, традиционным общественным мнением можно считать практически безоговорочную поддержку людьми системы различных льгот и выплат, предоставляемых государством на протяжении многих лет ряду категорий российских граждан. Предпринятые государством меры использовать монетаристские рецепты по замене льгот вызвали сильный резонанс в обществе (прямые выступления людей против таких действий правительства), что как раз и свидетельствует о традиционности мнения, ибо люди рассматривали льготы устоявшимся и незыблемым явлением общественной жизни.

Процесс формирования того или иного общественного мнения проходит несколько этапов. Обычно начинается все с зарождения индивидуальных мнений о том или ином событии, вызывающем интерес и затрагивающем внимание людей. В этот момент велика роль достоверной информации об интересующем предмете мнения, которая черпается из разного рода официальных и неофициальных источников. Этими источниками могут быть как собственные наблюдения, опыт людей, научные знания, авторитетные мнения окружающих, так и слухи, молва, сплетни, разного рода домыслы.

Чрезвычайно важную роль в формировании и функционировании общественного мнения играют средства массовой информации. По отношению к общественному мнению они очень часто выступают не только источником информации, но и субъектом формирования и выразителем общественного мнения. После того как люди выработали свое собственное представление и отношение к предмету мнения, между ними в процессе общения происходит взаимообмен этими представлениями и оценками и уточнение собственных позиций. В результате постепенно вызревает и складывается более или менее общая точка зрения по заинтересовавшему вопросу. Именно на этом этапе происходит выравнивание отношений людей к предмету мнения. Сложившееся в группе, коллективное мнение. Распространяется дальше и может способствовать возникновению предельно широкого общественного мнения, субъектом которого Может выступать и вся страна, и даже все человечество в целом. Правда, здесь важна значимость интереса к предмету мнения, ибо если такового нет, то, понятно, нет и общественного мнения. В этом! случае само наличие общественного мнения той или иной группы людей, естественно, может быть принято лишь с некоторыми оговорками. Дело в том, что в условиях мощных потоков информации и интенсификации всех процессов сегодняшней жизни у человека порой нет возможности овладеть всей полнотой информации даже по какому-то важному, интересующему его предмету. В этой связи он часто вынужден опираться в своей деятельности на чье-либо компетентное мнение (доверять, например, однозначному мнению многочисленных экспертов) и конформистски выстраивать свое су­ждение в соответствии с теми оценками, которые они дают. Средства массовой информации оказывают огромное воздействие на формирование общественных мнений людей именно тем, что зачастую! именно навязывают однозначное суждение и оценку своим зрителям, слушателям, читателям, предоставляя эфир или печатную по­лосу специально подобранным для этой цели экспертам, замалчивая или отсекая все оппонирующие суждения.

Возможен и другой вариант, когда интересы людей не выходят; дальше их собственного «растительного» существования. В таком случае человеку, по существу, любое общественное мнение безразлично, и он с легкостью, если нужно, может принять любое из них. Кстати, число людей, безразличных к любым общественным мнениям, значительно растет. Об этом свидетельствуют, в частности, результаты проводимых исследований по изучению общественного мнения, где количество людей, не имеющих мнения или затруднившихся с ответом на поставленные социологами вопросы, постоянно увеличивается. Следствием такого безмыслия людей, возможно, является и снижение их общей культуры, и равнодушие к социально значимым интересам общества. Все это неизбежно ведет к бездуховности психологии таких людей, превращении их в толпу, способную на любые деструктивные действия. Бездуховна и психология групп людей, мнение которых не идет дальше собственных эгоистических интересов, их безоблачного общественного существования. Психологические прагматические и утилитарные установки таких людей разрушают общезначимые национальные и гражданские духовные связи, ведут к конфликтам и усиливают и без того значительную психологическую напряженность в обществе.

Между прочим, и естественный, спонтанный характер становления (и умирания) общественного мнения тоже не исключает возможности сознательного влияния на его содержание. Воздействие на общественное мнение — это не только его «делание», манипулиование им, но и создание условий для его свободного, недеформированного развития, обогащение необходимой информацией. Хотя существование общественного мнения в целом не зависит от каждого отдельного человека и не подвластно никому из людей, все же именно тот или иной человек или группа людей, целенаправленно питая его Определенного вида информацией, может добиться формирования неполного, однобокого и извращенного мнения. Ведь понятно, что под воздействием манипуляции общественное мнение теряет свою способность адекватно оценивать действительность, оно становится необъективным и некомпетентным.

В результате существенных изменений в жизни нашей страны можно наблюдать процесс крушения многих сформированных десятилетиями стереотипов сознания, идеологических догм, появле­ние принципиально новых мироощущений людей. Все это порож­дает огромное количество самых разнообразных мнений. Естественно, в условиях, когда новые идеалы еще не сложились, а старые уже разрушены, общественное мнение наиболее подвержено всевозможным манипуляциям. Однако серьезным препятствием на пути манипуляций общественным мнением может стать только сама система состояний и процессов общественно-психологических реакций людей. Общественная психология людей, отражая непосредственные условия их каждодневного бытия, не так скоро и на­долго расстается с заключенным в ней здравым смыслом. Именно здравый смысл, равно как и внутренний опыт различения ценно­стей, позволяет людям увидеть расхождение между собственной жизнью в реальных обстоятельствах и привлекательными, но ему не соответствующими суждениями распространяющихся мнений. Поэтому влияние на общественное мнение, как и на все другие формы социально-психологических связей, может не состояться или вообще будет существенно ограничено, если эти связи несут в себе потенции подлинной, высокой духовности людей.

[1] Такая позиция была характерна для отечественных работ по психологии в 30-60х гг. ХХ в., в частности, Л. С. Выготского, С. Л. Рубинтштейна и др. В настоящее время эта точка зрения уже не находит сторонников.

[2] См.: Юнг, К. Г. Об архетипах коллективного бессознательного // Юнг, К. Г. Архетип и символ. — М., 1991.

[3] См.: Бердяев, Н. А. Дух и реальность // Бердяев, Н. А. Философия свободного духа. – М., 1994

[4] Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. — Т. 37. — С 396.

[5]Сорокин, П. А. Система социологии. – Т. I. – М., 1993. – С. 382

Что такое психология сознания? | Betterhelp

Обновлено 19 мая 2020 г.

Проверено с медицинской точки зрения: Avia James

Что значит быть сознательным? Означает ли это просто осознавать, или существуют разные уровни и состояния сознания? Хотя многие люди рассматривают сознание как социальное или духовное качество, в психологии оно имеет очень специфическое значение для людей и их умственных способностей.

Что такое сознание в психологии?

Итак, что такое сознание в психологии? Сознание — один из самых сложных терминов для определения. Вы можете определить сознание в психологии просто как осознание, но это не дает полной картины. Это осознание ваших внутренних процессов, таких как мышление, чувство, ощущение и восприятие. Он знает, кто вы и чем обладаете.

Сознание может означать осознание воспоминаний. Это может означать, что вы контролируете свое поведение.Это может относиться к тому, насколько вы бодры и отзывчивы. Когда вы осознаете переживания, вы знаете, каково это испытать. Это также может означать, что вы настроены на настоящий момент здесь и сейчас.

Хотите узнать больше о психологии сознания?

Поговорите с сертифицированным экспертом по психологии онлайн сегодня. Этот веб-сайт принадлежит и управляется BetterHelp, который получает все комиссии, связанные с платформой.

Источник: rawpixel.com

Ваше сознание отделено от вашего физического существа?

Некоторые психологи предполагают, что не существует такого понятия, как сознание, помимо физиологических процессов.Этот взгляд называется монизмом, потому что он предполагает, что ваш разум и тело одинаковы. С ростом научных исследований, которые показывают связь между психическими переживаниями и состояниями мозга, как это отражено на ЭЭГ, концепция монизма становится все более приемлемой.

Другие психологи предпочитают картезианскую модель сознания, в которой разум и тело являются отдельными сущностями. Эта дуалистическая теория не так популярна, как когда-то, но никто не придумал другого определения, которое бы признавало физические аспекты разума, не отменяя понятие свободы воли.

Уровней сознания

Идея психологии уровней сознания исходит из психоаналитической теории. Зигмунд Фрейд разработал теорию уровней сознания. Хотя фрейдистская психология потеряла популярность, по большей части эта и другие фрейдистские теории все еще используются для описания аспектов психологии. Модель Фрейда делит сознание на три уровня: сознательное, бессознательное и предсознательное.

Сознательное

Для Фрейда сознание определялось как часть разума, содержащая все мысли, ощущения, эмоции и переживания, о которых вы осведомлены в настоящий момент.Когда вы что-то осознаете, вы можете думать об этом логически и говорить о том, что вы переживаете.

Подсознание

Концепция предсознательного у Фрейда была простой. Он рассматривал предсознательное как все ваши воспоминания, к которым вы легко можете получить доступ. Вы не осознаете их в настоящий момент, но вы можете вызвать эти воспоминания, когда захотите.

Без сознания

Фрейд особенно интересовался бессознательным.Он чувствовал, что разблокировка бессознательного избавит от невротизма. Он думал, что бессознательное — это часть разума, к которой нельзя получить доступ напрямую. Он видел эту часть разума как место, где побуждения, эмоции и идеи создают конфликты, беспокойство и боль. Бессознательное содержит страхи, аморальные и сексуальные побуждения, насильственные мотивы, иррациональные желания, эгоистические потребности и постыдные переживания.

Бессознательное тоже было не просто интеллектуальным пустым пространством. Напротив, это было похоже на большую часть айсберга, спрятанную под поверхностью осознания.По Фрейду, бессознательное оказывает драматическое влияние на сознание и поведение.

Состояния сознания

Источник: publicdomainpictures.net

Психология состояний сознания включает различные состояния сознания, в том числе:

  • Обычное бодрствующее сознание
  • Сверхбдительность
  • Летаргия
  • Сон
  • Мечтать
  • Гипнотическое состояние
  • Состояния, вызванные лекарствами
  • Медитативное состояние
  • Диссоциативные состояния
  • Отсутствие сознания
  • Эпилептические припадки парциальные
  • Смерть

Состояние вашего сознания оказывает большое влияние на то, как вы воспринимаете свои переживания.Это меняет для вас качество этого опыта. Это может определять ваши эмоции или сенсорное восприятие опыта.

Измененные состояния сознания

Проще говоря, измененное состояние сознания — это состояние, при котором ваши мысли, эмоции, ощущения, восприятия и чувство собственного достоинства изменяются. Если вы находитесь в измененном состоянии сознания, вы можете испытать изменения в:

  • Чувство себя
  • Восприятие времени
  • Психическое единство
  • Volition
  • Восприятие реальности
  • Изображение тела
  • Эмоции

Вы можете сделать что-то, что вводит вас в измененное состояние сознания, или это может случиться с вами по ряду других причин.

Гипнотическое состояние

Гипнотическое состояние сравнивают с лунатизмом. Однако гипноз вызывается намеренно и искусственно. Это состояние повышенной осведомленности, в котором вы более восприимчивы к внушениям. Когда гипнотерапевт приказывает вам что-то сделать, вы делаете это с большей готовностью во время гипнотического состояния.

Вы также можете практиковать самогипноз. Это процесс, с помощью которого вы погружаетесь в состояние, подобное трансу, когда вы сосредотачиваетесь на одной мысли или объекте.Самогипноз можно использовать для контроля веса, отказа от курения, контроля других вредных привычек и поведения, а также для снятия боли. Самогипноз начинается с расслабления, глубокого дыхания и повторения фраз.

В последнее время гипноз стал широко распространенным способом уменьшить восприятие боли. Одно исследование предполагает, что гипноз снижает восприятие боли на 50% и вызывает физиологические изменения в мозге.

Медитативное состояние

Хотите узнать больше о психологии сознания?

Поговорите с сертифицированным экспертом по психологии онлайн сегодня.

Источник: maxpixel.net

Медитативное состояние очень похоже на состояние самогипноза. Вы расслабляетесь и сосредотачиваетесь на объекте или идее. Разница в том, что гипноз преследует конкретную цель с определенной целью, а медитация — это самоцель. Например, когда вы успешно бросили курить, вам больше не нужно заниматься самогипнозом, чтобы бросить курить. Медитация — это постоянная практика. Его единственная цель — очистить ум.

Сознание изменяется несколькими способами во время и после медитации. Одно исследование показало, что изменения в сознании были наиболее значительными, когда глаза были закрыты для медитации. Эти изменения включают:

  • Чувство времени
  • Необычные значения
  • Изображения
  • Самосознание
  • Увеличенное значение
  • Чувство единства
  • Ясность ума
  • Положительные эмоции
  • Чувство измененного состояния

Состояние, вызванное наркотиками

Состояние сознания, вызванное наркотиками, может слегка или сильно отличаться от нормального сознания.Использование психоактивных препаратов вызывает изменения в функции мозга, включая изменения в осознании, восприятии, отношении и поведении. Разные препараты по-разному влияют на мозг:

  • Алкоголь — изменяет уровни нейротрансмиттеров, замедляет действия и реакции, увеличивает ГАМК, снижает глутамат, вызывает замедление когнитивных функций и увеличивает дофамин.
  • Марихуана — изменяет мысли, память и восприятие боли.
  • Кокаин — изменяет обратный захват нейромедиаторов, включая норэпинефрин, дофамин и серотонин.
  • Экстази — усиливает положительные эмоции, уменьшает запреты и усиливает чувство близости с другими людьми.
  • Опиаты — уменьшают боль, вызывают эйфорию и, в конечном итоге, снижают выработку эндорфинов.
  • LSD — включает рецепторы серотонина, воздействует на центральную кору головного мозга, что, в свою очередь, меняет мысли, отношения, инсайты и сенсорные восприятия. Также может кардинально изменить эмоции в процессе воздействия.

Психоз

Психоз — это измененное состояние сознания, в котором очень трудно отличить реальное от того, что не является.У вас могут быть зрительные или слуховые галлюцинации, которые другие не могут видеть или слышать. У вас могут быть заблуждения, которые являются ложными убеждениями. Ваши мысли, речь и поведение могут стать неорганизованными.

Отсутствие сознания

Потеря сознания может произойти во время комы или смерти мозга. В коме вы не осознаёте, что происходит вокруг и внутри вас. У вас могут быть рефлекторные и непроизвольные реакции. При смерти мозга прекращаются даже ваши рефлексы. Психология меньше заботится об этих уровнях сознания, поскольку они, кажется, больше относятся к сфере физиологической науки.

Спящий режим

Долгое время ученые предполагали, что глубокий сон без быстрого сна — это то же состояние, что и отсутствие сознания. Однако недавние исследования показывают, что во время сна случаются и другие измененные состояния. Существуют различные функции медленного сна, такие как консолидация памяти и различные переживания медленного сна, включая ощущения и восприятие того, что вы спите.

Сновидения

Источник: rawpixel.com

Сновидения — это вид измененного состояния, в котором вы испытываете галлюцинации, напоминающие сказочные. Сны содержат яркие образы, которые возникают в вашем воображении. Возможно, вы представляли себе чувственные восприятия, такие как видение, слушание или прикосновение к вещам, которых нет. Люди обычно являются главными действующими лицами в своих снах. Вы можете испытывать ощущение разговора и участия во всех видах деятельности.

Парциальные эпилептические припадки

Эпилепсия может вызывать измененное состояние во время припадков.Исследования парциальных эпилептических припадков показали, что во время припадков у людей возникают галлюцинации, хотя галлюцинации считаются непсихотическими. Мысли и поведение человека также изменились, и он почувствовал себя оторванным от реальности.

Свобода воли и сознания

Философы и ученые не все согласны с тем, есть ли у людей свобода воли. Некоторые говорят, что важной частью сознания является чувство воли, то есть чувство, что вы контролируете свои действия.Этот спор далек от завершения. Однако большинство ученых соглашаются с тем, что вера в то, что у вас есть свобода воли, необходима для поддержания хорошего психического здоровья.

Уход от сознания

Если люди могут делать выбор, можно ли выбрать свое состояние сознания? Некоторые скажут «да». Вы можете практиковать медитацию или принимать психотропные препараты, зная, что ваше состояние сознания изменится. Это может помочь, если вы практикуете самогипноз, чтобы преодолеть вредную привычку.Однако это становится чрезвычайно вредным, когда вы уходите от реальности, употребляя запрещенные наркотики и вызывающие привыкание с серьезными побочными эффектами.

Решение проблем

Большинство людей когда-нибудь сталкиваются с жизненными проблемами и проблемами психического здоровья. Предполагая, что у вас есть выбор, имеет смысл работать над внесением позитивных изменений, чтобы минимизировать или устранить эти проблемы. Терапия может помочь вам оставаться в бодрствующем состоянии бодрствования, когда вам нужно взаимодействовать с миром.Терапевт также может научить вас самогипнозу и другим способам работы с вашим состоянием и уровнем сознания для достижения лучших жизненных ситуаций.

Вы можете поговорить с лицензированным консультантом на BetterHelp.com, когда захотите, и из любого места по вашему выбору. Онлайн-консультирование можно начать после того, как вы подберете подходящего консультанта, пройдя краткий опрос. Ваш терапевт может помочь вам справиться с реальностью здесь и сейчас, а также использовать информацию, которую вы получаете, когда находитесь в других состояниях сознания.Вы можете открыть себя для новых идей и справиться с прошлым опытом, исследуя, что для вас означает сознание.

(PDF) Понятия и определения сознания

те, которых нет. Таким образом, Декарт утверждал, что «мы

не можем иметь никаких мыслей, о которых мы не знаем

в тот самый момент, когда они находятся в нас» (Четвертый ответ

), вторя в этом утверждении Аристотеля «если мы

воспринимаем, мы воспринимаем то, что воспринимаем, и если мы

думаем, то мы думаем » (Nichomachean Ethics 1170a32).

Брентано, чьи лекции в Венском университете

Фрейд посещал какое-то время, еще до

1874 г. утверждал, что все психические состояния являются сознательными. Тем не менее, он

сломал ряды с предыдущей традицией в своей психологии

с эмпирической точки зрения, отрицая, что

есть какое-либо противоречие в понятии ментального состояния

, которое не является сознательным, тем самым открывая дверь

. к возможности того, что психические состояния могут быть

, в конце концов, иногда не осознаваемыми.

До тех пор, пока сознание

было существенно важным для психики,

мало внимания уделялось объяснению того, почему это так, или даже объяснению

, что такое сознание состояний. Прорыв Брентано

, весьма вероятно отмеченный Фрейдом, был направлен на то, чтобы

сосредоточить внимание на этих вопросах. И сам Брентано

предложил объяснение как того, что означает сознание

состояний, так и того, почему, по его мнению, все

состояний являются сознательными.

Теоретические дискуссии о сознании часто

не могут прояснить, какое из этих трех явлений

является предметом спора. Иногда это безобидно, но объединение

этих явлений вместе иногда вызывает теоретические трудности

. Таким образом, объединение сознания существа с сознанием ментальных состояний

может привести к мысли, что ментальные состояния, в которых находится творение, когда это существо находится в сознании, сами по себе являются всеми сознательными состояниями.Но поскольку ментальные состояния

возникают без осознания, у нас нет оснований думать, что все ментальные состояния, в которых находится сознательное существо

, являются сознательными. Возможно, действительно,

психических состояний некоторых существ, таких как ящерицы и лягушки,

никогда не осознают, даже когда эти существа

сознательны; другие существа лишь иногда могут быть сознательными

, но ни одно из их ментальных состояний не является сознательным.Сознание существа по

само по себе не показывает, что его ментальные состояния являются сознательными.

Концепции сознания (II)

Психические состояния имеют два характерных типа

психических свойств. Один из них — преднамеренное содержание,

, которое представляет вещи таким образом, что

может быть выражено полным предложением. Состояния с намеренным содержанием также имеют ментальное отношение, которое человек

придерживается к этому содержанию, такое как ментальное утверждение, сомнения, удивление и т. Д.В отличие от этих интенциональных свойств

, существуют различные психические качества

, которые характерны для телесных

и перцептивных ощущений. Каждое ментальное качество имеет

конкретное место в пространстве качества, которое соответствует

характеристике соответствующей сенсорной модальности,

эффекту, качественному пространству ментальных цветов, звуков,

и т. П .; эта учетная запись была разработана

Кларком и Розенталем. Некоторые состояния, такие как per-

восприятий и эмоций, обладают как намеренными, так и

качественными свойствами; психические свойства

других состояний, таких как мысли и ощущения, представляют собой

только одного из двух типов.

Когда состояние с качественным характером осознается,

осознанно, есть, как выразился Томас Нагель, что-то вроде того, что человек находится в этом состоянии. Напротив,

мы обычно не говорим, что есть что-то вроде

, чтобы кто-то сознательно думал о какой-то конкретной вещи

или сомневался в ней, хотя некоторые оспаривали это

. Сознание чисто интенциональных состояний

в любом случае интуитивно отличается от сознания состояний

, имеющих некоторый качественный характер.

Частично нажимая на это интуитивное различие,

Block выделил два способа, которыми состояния

могут быть сознательными. Состояние осознает доступ, если его содержимое

«готово для использования в качестве предпосылки в рассуждении

, … [и] для [] рационального контроля над действием и … речью

». Напротив, состояние демонстрирует

феноменального сознания, если есть что-то

, которое похоже на пребывание в этом состоянии. Отчасти потому, что качественное сознание

, по-видимому, отличается от сознания некачественных состояний

, различие

Блока оказало влияние как на философскую, так и на научную литературу.

Блок рассматривает эти два типа государственного сознания

сознания как концептуально независимые; Доступ

и феноменальное сознание отражают две различные концепции государственного сознания

. Блок имеет более

, недавно утверждал, что эти два возникают

независимо и имеют различные нейронные реализации. Если это так, то для этих двух требуются различные теоретические подходы:

.

Понятие сознания доступа играет центральную роль в так называемых теориях глобального рабочего пространства,

, разработанных Баарсом, Деханом и Наккашем, и

Тонони, по которым состояние является сознательным, если оно имеет

158 Понятия и определения сознания

Определение сознания по Merriam-Webster

сознание | \ ˈKän (t) -shəs-nəs \

: качество или состояние осознания, особенно чего-то внутри себя

б : состояние или факт осознания внешнего объекта, состояния или факта. c : осведомленность особенно : беспокойство по какой-либо социальной или политической причине Организация нацелена на повышение политического сознания подростков.2 : состояние, характеризующееся ощущениями, эмоциями, волей и мыслью : разум

3 : совокупность сознательных состояний человека

4 : нормальное состояние сознательной жизни пришел в сознание

5 : верхний уровень психической жизни, который осознает человек, в отличие от бессознательных процессов.

Определения сознания.

«Сознание похоже на Троица; если это объяснено так, чтобы вы это поняли, это не было объяснил правильно «.

R.J. Джойнт, «Две головы лучше, чем одна?», Поведенческие науки о мозге, 1981

«Сознание» относится к тем состояниям чувствительности. и осознание, которое обычно начинается, когда мы просыпаемся от сна без сновидений и продолжайте, пока мы снова не заснем, не впадем в кому, не умрем или иначе стать «бессознательным».«

Джон Сирл, ‘The Тайна сознания », 1997

«Что подразумевается под сознанием, нам не нужно обсуждать — это вне всякого сомнения ».

Зигмунд Фрейд, ‘Новое Вводные лекции по психоанализу », 1933

«Поэтому часто считают (1), что ум не может помогать постоянно быть в курсе всех предполагаемых жителей своего собственного частный этап, и (2) что он также может преднамеренно тщательно исследовать разновидности нечувственного восприятия, по крайней мере, некоторые из своих состояний и операции.Более того, как это постоянное осознание (обычно называемое «сознание»), и это бессмысленное внутреннее восприятие (обычно называемое «самоанализ»), как предполагалось, не допускали ошибок.

Гилберт Райл, ‘The Концепция разума ‘, 1949

«… возможно,» сознание «лучше всего рассматривать как своего рода фиктивный термин вроде «вещь»; полезен благодаря гибкости, обеспечиваемой его отсутствие конкретного содержания.«

Кэтлин Уилкс, Айленд Сознание важно? », Британский журнал философии науки, 1984

«Мы кое-что осознаем в этой модели, когда подумайте об этом. Итак, психическое состояние будет сознательным, если оно сопровождается мыслью об этом состоянии … Суть теории, тогда состоит в том, что ментальное состояние является сознательным состоянием тогда и только тогда, когда оно в сопровождении подходящей ГОРЯЧЕЙ [Мысли высшего порядка] «

Дэвид М.Розенталь, «Теория сознания», Природа сознания (Эд Блок, Фланаган и Гзельдере), 1997

«Бихевиоризм утверждает, что сознание не определенная и полезная концепция. Бихевиорист, прошедший обучение всегда как экспериментатор придерживается этой веры в существование сознания восходит к древним временам суеверий и магия.«

Джон Ватсон, «Бихевиоризм», 1924 г.

«Сознание» — это слово, гладко носимое миллионами языки. В зависимости от выбранной речи это состояние существо, субстанция, процесс, место, эпифеномен, возникающий аспект материи, или единственная истинная реальность ».

Джордж Миллер, «Психология: наука о душевной жизни», 1962

«Сознание, как мы обнаружим, сводится к отношения между объектами и объектами, которые, как мы обнаружим, сводятся к отношения между разными состояниями сознания; и ни одна точка зрения точка зрения более близка к окончательной, чем другая.«

Т.С. Элиот (докторская диссертации), 1916

«Концепция сознания — это гибрид или, лучше сказать, ублюдочное понятие: слово «сознание» подразумевает ряд различных понятий и означает количество различных явлений … П-сознание — это опыт … А — это доступ-сознание.Состояние является A-сознательным, если оно готово для свободного использования в рассуждениях и для прямого «рациональный» контроль действия и речи … Слияние П-сознания и А-сознания повсеместно встречается в растущей литературе о сознании … »

Нед Блок, ‘На Заблуждение о функции сознания, поведения и мозга Наук, 1995

«… в самом интересном смысле этого слова «сознание», сознание — крем на лепешке менталитета, особенное и утонченное развитие психики. Это не торт себя. «

Дэвид Армстронг, «Что такое сознание? ‘ , Природа разума и другие очерки, 1980

«Улучшения, которые мы закладываем в наш мозг, когда изучать наши языки позволяет нам просматривать, вспоминать, репетировать, изменять наш собственной деятельности, превращая наш мозг в своего рода эхо-камеру, в которой в противном случае мимолетные процессы могут остаться и стать объектами в своих владеть правом.Те, кто выживают дольше всех, приобретают влияние по мере того, как настойчиво, мы называем наши сознательные мысли «.

Дэниел Деннет, ‘Kinds умов, 1996

«Наличие мысленных образов и их использование. животным для регулирования своего поведения, обеспечивает прагматичную работу определение сознания »

Д.Р. Гриффин. Вопрос осведомленности животных », 1976 г.

См. Также: О чем мы вообще говорим?

Сознание объясняется за 30 секунд | Мо Костанди | Наука

30-секундная психология — новая книга, каждая из которых объясняет 50 ключевых идей психологии за полминуты.

Книга была отредактирована Кристианом Джарреттом и включает в себя работы Воана Белла, Дэйва Мангера, Тома Стаффорда и меня.

Он издается Icon Books и теперь доступен для покупки в книжном магазине Guardian.

Я написал восемь из 50 разделов книги. Вот один из них:

СОЗНАНИЕ

3-ВТОРАЯ МЫСЛЬ
«Луч внимания» направляет яркий луч на определенные нейронные процессы, которые затем входят в сознательное осознание.

30-ВТОРАЯ ТЕОРИЯ
Все мы знаем, что значит быть сознательным, но адекватное определение сознания остается неуловимым. Содержимое сознания состоит из узкого динамического потока всего, что мы осознаем в настоящее время — наших восприятий внешнего мира и телесных ощущений, вместе с нашими мыслями, действиями, эмоциями и воспоминаниями. Содержание сознания обычно изучается с помощью сканирования мозга, чтобы сравнить реакцию мозга на стимулы, которые входят в осознание, с теми, которые этого не делают.Общей структурой для изучения этих явлений является теория глобального рабочего пространства, предложенная Бернардом Баарсом в 1987 году, которая уподобляет сознание рабочему театру. Подавляющее большинство нейронных событий — это бессознательные процессы, происходящие «за кулисами», но некоторые входят в сознательное осознание — «сцену», когда становятся фокусом внимания. Центр внимания окружен полосой смутно осознанных, но решающих событий и действует как центр, который одновременно распространяет важную информацию по всему миру и направляется бессознательными процессами, происходящими за кулисами.С этой точки зрения сознание можно рассматривать как средство, с помощью которого мозг расставляет приоритеты и дает нам доступ к информации, необходимой для здорового функционирования.

3-МИНУТНЫЙ АНАЛИЗ
Сознание долгое время было предметом споров среди нейробиологов и философов. Современные исследования мозга только начинают давать некоторое представление об этом, и теория глобального рабочего пространства является наиболее полезной моделью для интерпретации имеющихся данных. Этот подход уже предоставил ценную информацию о расстройствах сознания, таких как кома и стойкое вегетативное состояние, и некоторые предполагают, что такие состояния, как шизофрения, предполагают глубокое изменение обработки в глобальном рабочем пространстве.


Ниже представлена ​​отредактированная версия статьи, которую я написал в марте 2009 года, об исследовании, которое предоставляет некоторые доказательства теории глобального рабочего пространства.

Зажигание пламени сознания

Первоначально опубликовано 17 марта 2009 г.

Все мы знаем, что значит быть сознательным. Вы, конечно, сейчас в сознании — если бы вы не были, вы бы не смогли это прочитать. И пока вы читаете, вы будете осознавать слова на экране вашего компьютера; тактильных ощущений, исходящих от мыши, которую вы держите, и стула, на котором вы сидите; и, возможно, некоторого фонового шума, даже если вы явно не обращаете на него внимания.

Тем не менее, у нас до сих пор нет адекватного определения сознания, и вопрос о том, как оно генерируется мозгом, представляет собой серьезную проблему для современной нейробиологии. Поэтому исследователи, исследующие этот загадочный феномен, используют рабочее определение и сосредотачиваются на субъективном содержании сознательного осознания. Определение основано на предположении, что все ментальные представления происходят из активности мозга и, следовательно, с каждым ментальным состоянием связано нервное состояние.

Как правило, исследователи используют функциональную нейровизуализацию (фМРТ) для сравнения активности мозга, связанной с визуальными стимулами, которые входят в сознание, с активностью, связанной с теми, которые этого не делают. Однако нейровизуализация основана на изменениях кровотока вокруг головного мозга и поэтому не является прямой мерой деятельности. Более того, недавнее исследование показало, что взаимосвязь между церебральным кровотоком и нервной активностью не ясна.

Несколько лет назад Рафаэль Гайяр из отделения когнитивной нейровизуализации в INSERM и его коллеги имели редкую возможность записать нейронные корреляты сознательного осознания непосредственно из мозга с более высоким пространственным и временным разрешением, чем когда-либо прежде.

Они сделали это во время предоперационной оценки пациентов с хронической трудноизлечимой эпилепсией. Эти пациенты не реагируют на противосудорожные препараты, и хирургическое удаление патологической ткани, вызывающей припадки, является единственным оставшимся вариантом облегчения их симптомов. Ткань идентифицируется с помощью метода, разработанного новаторским нейрохирургом Уайлдером Пенфилдом в 1930-х годах, который включает имплантацию электродов в кору головного мозга, пока пациент остается полностью в сознании.

Для исследования 10 таким пациентам показывали серию слов на экране компьютера, лежа на операционном столе. В маскированном состоянии каждому слову предшествовала и быстро следовала «маска», состоящая из набора штриховок, так что оно отображалось на экране всего на 29 миллисекунд (мс, или тысячных долей секунды). В немаскированном состоянии вторая маска была удалена, поэтому слова оставались на экране дольше. Таким образом, незамаскированные слова вошли в сознание пациентов, а замаскированные слова — нет, и исследователи смогли сравнить активность мозга, связанную с сознательной и бессознательной обработкой текста.

Каждый из пациентов выполнил в общей сложности 548 таких испытаний, в которых замаскированные и немаскированные слова были представлены случайным образом, а активность мозга, связанная с каждым типом стимула, была записана с помощью внутричерепных электродов, размещенных в 176 различных местах на поверхности их мозга. . Первоначальные реакции на замаскированные и немаскированные слова были очень похожи — оба типа стимулов вызывали обширную активность, регистрируемую с электродов во всех четырех долях мозга. Маскированные эффекты регистрировались преимущественно в зрительных областях коры в задней части мозга, а немаскированные эффекты — в лобной части коры.

Было обнаружено, что ответы на замаскированные слова начинались раньше, чем реакции на немаскированные слова, но они быстро распадались, сначала в зрительной, а затем во фронтальной коре. Первоначальные ответы на немаскированные слова были более продолжительными, за ними следовала синхронизированная электрическая активность по большей части мозга, которая колебалась с максимальной частотой 20 циклов в секунду и регистрировалась во временном окне 200-500 мс. Математическая модель, примененная к данным, показала, что ранние зрительные корковые ответы на немаскированные слова, но не на замаскированные слова, привели к увеличению силы сигналов, записываемых с электродов во фронтальной коре.

Неудивительно, что авторы приходят к выводу, что сознательное осознавание имеет очень сложную функциональную архитектуру, а не единственный маркер. Они также предполагают, что их результаты подтверждают глобальную модель сознания рабочего пространства.

Согласно этой модели, информация первоначально обрабатывается в нескольких модулях, действующих параллельно, и поступает в сознание только в том случае, если она представлена ​​в сенсорной области, такой как зрительная кора; если он сохраняется достаточно долго и достаточно интенсивен, он войдет во вторую стадию обработки в префронтальной коре и более широкой распределенной сети.Наконец, эта сетевая активность должна быть усилена, чтобы она «зажигалась» и транслировала свое содержимое в самоподдерживающемся паттерне, который отражается по всему мозгу и воспринимается как «сознание».

Результаты, опубликованные в журнале открытого доступа PLoS Biology , хорошо вписываются в глобальную модель рабочего пространства. Как замаскированные, так и замаскированные слова вызвали широкую активность по всему мозгу, но реакция на немаскированные слова была более интенсивной — она ​​регистрировалась с 68% электродов, тогда как реакция на замаскированные слова регистрировалась только с 24%.Первоначальный немаскированный эффект также длился дольше и измерялся преимущественно в лобной коре. Последовавшая синхронизированная деятельность отражает обмен информацией на большие расстояния через широкую сеть корковых структур.

Таким образом, реакция мозга на замаскированные слова быстро угасла, и внимание переключилось на немаскированные слова. Ответы на них были усилены и переданы в глобальное рабочее пространство, где они воспламенились, чтобы произвести пламя сознательного осознания.

Ссылка : Gaillard, R. et al (2009). Сходящиеся внутричерепные маркеры сознательного доступа. PLoS Биология DOI: 10.1371 / journal.pbio.1000061.

философия разума | Проблемы, теории и факты

Философия разума и эмпирическая психология

Философия часто занимается самыми общими вопросами о природе вещей: какова природа красоты? Что значит иметь подлинное знание? Что делает действие добродетельным или утверждение истинным? Такие вопросы можно задавать в отношении многих конкретных областей, в результате чего существуют целые области, посвященные философии искусства (эстетика), философии науки, этике, эпистемологии (теории познания) и метафизика (изучение предельных категорий мира).Философия разума специально занимается довольно общими вопросами о природе ментальных феноменов: какова, например, природа мысли, чувства, восприятия, сознания и чувственного опыта?

Эти философские вопросы о природе явления следует отличать от вопросов с похожим звучанием, которые, как правило, вызывают озабоченность более чисто эмпирических исследований, таких как экспериментальная психология, которые решающим образом зависят от результатов сенсорного наблюдения.Эмпирические психологи, как правило, озабочены обнаружением случайных фактов о реальных людях и животных — вещей, которые оказываются правдой, хотя могли оказаться ложными. Например, они могут обнаружить, что определенное химическое вещество выделяется тогда и только тогда, когда люди напуганы, или что определенная область мозга активируется тогда и только тогда, когда люди испытывают боль или думают о своих отцах. Но философ хочет знать, важно ли высвобождение этого химического вещества или активация мозга в этой области для страха, боли или мыслей об отце: будут ли существа, лишенные этого определенного химического или черепного строения, неспособны к этим переживаниям? Может ли что-то иметь такие переживания и вообще состоять из «материи» — как в случае с призраками, как думают многие люди? Задавая эти вопросы, философы имеют в виду не только (возможно) отдаленные возможности призраков, богов или внеземных существ (чье физическое строение предположительно будет сильно отличаться от человеческого), но также и особенно возможность, которая, кажется, когда-либо вырисовывается. больше в современной жизни — возможности компьютеров, способных мыслить.Может ли у компьютера быть разум? Что потребуется, чтобы создать компьютер, в котором может быть определенная мысль, эмоция или опыт?

Возможно, компьютер мог бы иметь разум, только если бы он состоял из тех же типов нейронов и химических веществ, из которых состоит человеческий мозг. Но это предположение может показаться грубо шовинистическим, скорее, как утверждение, что у человека могут быть психические состояния, только если его глаза имеют определенный цвет. С другой стороны, конечно же, не любое вычислительное устройство имеет разум.Независимо от того, будут ли в ближайшем будущем созданы машины, которые приблизятся к тому, чтобы стать серьезными кандидатами на наличие ментальных состояний, сосредоточение внимания на этой все более серьезной возможности — хороший способ начать понимать виды вопросов, рассматриваемых в философии разума.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

Хотя философские вопросы имеют тенденцию сосредотачиваться на том, что возможно, или необходимо, или существенно, а не на том, что просто есть, это не означает, что то, что есть — i.е., случайные открытия эмпирической науки — не имеют важного отношения к философским размышлениям о разуме или любой другой теме. Действительно, многие философы считают, что медицинские исследования могут раскрыть сущность или «природу» многих болезней (например, полиомиелит предполагает активное присутствие определенного вируса) или что химия может раскрыть природу многих веществ (например, вода H 2 O). Однако, в отличие от случаев заболеваний и психоактивных веществ, на вопросы о природе мышления, кажется, нельзя ответить только с помощью эмпирических исследований.Во всяком случае, ни один эмпирический исследователь не смог ответить на них, удовлетворив достаточное количество людей. Таким образом, эти вопросы относятся, по крайней мере частично, к философии.

Одна из причин, по которой на эти вопросы было так трудно ответить, заключается в том, что существует существенная неясность, как в общепринятом понимании, так и в теоретической психологии, в отношении того, насколько объективными могут быть приняты психические феномены. Ощущения, например, кажутся по сути частными и субъективными, не открытыми для публичного, объективного исследования, требуемого для предмета серьезной науки.В конце концов, как можно узнать, что на самом деле представляют собой чьи-то личные мысли и чувства? Кажется, что каждый человек находится в особом «привилегированном положении» по отношению к своим мыслям и чувствам, положение, которое никто другой никогда не мог бы занять.

Для многих людей эта субъективность связана с вопросами значения и значения, а также со стилем объяснения и понимания человеческой жизни и действий, который необходим и, что важно, отличается от видов объяснения и понимания, характерных для естественные науки.Например, чтобы объяснить движение приливов, физик может обратиться к простым обобщениям о корреляции между приливным движением и близостью Луны к Земле. Или, более глубоко, он мог бы апеллировать к общим законам — например, к законам всемирного тяготения. Но для того, чтобы объяснить, почему кто-то пишет роман, недостаточно просто отметить, что его письмо коррелирует с другими событиями в его физическом окружении (например, он имеет тенденцию начинать писать на рассвете) или даже что оно коррелирует с определенными нейрохимические состояния в его мозгу.Нет и какого-либо физического «закона» о писательском поведении, к которому могло бы апеллировать предположительно научное объяснение его письма. Скорее, нужно понимать, почему человек пишет, что для него значит письмо и какую роль играет в его жизни. Многие люди думали, что такого рода понимание может быть достигнуто только через сопереживание человеку — «поставив себя на его место»; другие считали, что для этого необходимо судить человека в соответствии с определенными нормами рациональности, которые не являются частью естествознания.Немецкий социолог Макс Вебер (1864–1920) и другие подчеркивали первую концепцию, отделяя эмпатическое понимание ( Verstehen ), которое они считали типичным для гуманитарных и социальных наук, от научного объяснения ( Erklären ). что обеспечивается естественными науками. Вторая концепция становится все более влиятельной в большей части современной аналитической философии — например, в работах американских философов Дональда Дэвидсона (1917–2003) и Дэниела Деннета.

Сознание — PSYC 100: Принципы психологии F20

Оригинальная глава Кена Паллера и Сатуро Судзуки, адаптированная факультетом психологии Королевского университета

Эта глава открытого доступа изначально была написана для проекта NOBA. Информацию о проекте NOBA можно найти ниже.

Мы призываем студентов использовать «Метод трех шагов» для поддержки в обучении. Ознакомьтесь с нашей версией трехэтапного метода, созданной в сотрудничестве с Queen’s Student Academic Success Services, по следующей ссылке: https: // sass.queensu.ca/psyc100/

Сознание — это высшая тайна. Что это такое и зачем оно у нас? На эти вопросы трудно ответить, даже несмотря на то, что сознание является основополагающим для нашего существования. Возможно, мир природы мог бы существовать в значительной степени таким, какой он есть, без человеческого сознания; но отнятие сознания по существу отнимет нашу человечность. Психологическая наука решает вопросы о сознании отчасти, отделяя нейрокогнитивные функции, связанные с сознательным опытом, от тех, которые возникают без сознательного опыта.Продолжающееся исследование подобных различий дает эмпирическую основу для новых гипотез о предшественниках сознательного опыта. Таким образом, создаются более обширные концептуальные представления, объединяющие точки зрения от первого и третьего лица, чтобы предоставить новые ключи к разгадке тайны сознания.

Цели обучения

  • Понимать научные подходы к пониманию сознания.
  • Иметь сведения о человеческом зрении, памяти, осознании тела и принятии решений, относящихся к изучению сознания.
  • Оцените некоторые современные теории о сознании.

Сознательный опыт

Созерцайте уникальный опыт быть собой в этот момент! Вы и только вы имеете непосредственное знание своего собственного сознательного опыта. В то же время вы не можете узнать сознание изнутри чужого взгляда. Как мы можем начать понимать эту фантастическую способность иметь личный, сознательный опыт?

На самом базовом уровне все сознательные переживания уникальны для каждого человека.[Изображение: Этьен Льони Пуассон, https://goo.gl/mbo5VJ, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

В некотором смысле все, что вы знаете, — это ваше собственное мнение, с вашим собственным сознанием в центре. Тем не менее, научное изучение сознания сталкивается с проблемой выработки общего понимания, выходящего за рамки того, что может быть известно с точки зрения одного человека.

Чтобы углубиться в эту тему, сначала необходимо рассмотреть некоторую терминологию. Термин сознание может обозначать способность человека генерировать серию сознательных переживаний один за другим.Сюда мы включаем переживания ощущения и понимания сенсорной информации, временной последовательности автобиографических событий, воображения, эмоций и настроений, идей, воспоминаний — всего диапазона ментального содержания, открытого для человека.

Сознание также может относиться к состоянию человека, например, в остром или тупом состоянии сознания, в состоянии, вызванном приемом лекарств, таком как эйфория, или в ослабленном состоянии из-за сонливости, сна, неврологической аномалии или комы. В этом модуле мы сосредотачиваемся не на состояниях сознания или самосознании, а скорее на процессе, который разворачивается в ходе сознательного опыта — момент осознания — важнейший ингредиент сознания.

Другой разум

Вы, наверное, испытали чувство, что точно знаете, о чем думает друг. Различные знаки могут направлять наши выводы о сознании других. Мы можем попытаться сделать вывод о том, что происходит в сознании другого человека, полагаясь на предположение, что он чувствует то же, что, по нашему мнению, мы чувствовали бы в той же ситуации. Мы можем объяснить чьи-то действия или эмоциональные выражения, зная об этом человеке и внимательно наблюдая за его поведением.Таким образом мы часто показываем существенное понимание того, о чем они думают. В других случаях мы совершенно неправы.

Измеряя активность мозга с помощью различных нейробиологических технологий, мы можем получить дополнительную информацию, полезную для расшифровки душевного состояния другого человека. В особых обстоятельствах такие заключения могут быть очень точными, но ограничения на чтение мыслей остаются, что подчеркивает сложность понимания того, как именно возникают сознательные переживания.

Наука о сознании

Попытки понять сознание были широко распространены на протяжении всей истории человечества, в основном из них преобладали философские анализы, сфокусированные на перспективе от первого лица .Теперь у нас есть более широкий набор подходов, который включает философию, психологию, нейробиологию, когнитивную науку и созерцательную науку (Blackmore, 2006; Koch, 2012; Zelazo, Moscovitch, & Thompson, 2007; Zeman, 2002).

Сознание — это тема, к которой обращались религиоведы, философы, психологи и нейробиологи. [Изображение: CC0 Public Domain, https://goo.gl/m25gce]

Задача этой комбинации подходов — дать исчерпывающее объяснение сознания.Это объяснение будет включать описание преимуществ сознания, особенно в отношении поведенческих способностей, которые позволяет сознательный опыт, которые превосходят автоматическое поведение. Субъективные переживания также необходимо описывать таким образом, чтобы логически показать, как они возникают в результате предшествующих событий в человеческом мозгу. Более того, полный отчет описывает зависимость сознания от биологических, экологических, социальных, культурных факторов и факторов развития.

Вначале центральный вопрос заключается в том, как представить себе сознание относительно других вещей, которые мы знаем.Объекты в нашей окружающей среде имеют физическую основу и считаются состоящими из компонентов, так что их можно разбить на молекулы, элементы, атомы, частицы и так далее. Но мы также можем понимать вещи относительно и концептуально. Иногда явление лучше всего рассматривать как процесс, а не как физическую сущность (например, пищеварение — это процесс, при котором пища расщепляется). Каковы же тогда отношения между нашими сознательными мыслями и физической вселенной и, в частности, нашим мозгом?

Позиция Рене Декарта, дуализм , заключалась в том, что ментальное и физическое, по сути, являются разными субстанциями.Этому взгляду можно противопоставить редукционистское представление , согласно которому ментальные явления можно объяснить с помощью описаний физических явлений. Хотя дебаты о дуализме / редукционизме продолжаются, есть много способов показать, что разум зависит от мозга.

Видное направление научного исследования сознания — поиск понимания этих зависимостей — увидеть, сколько света они могут пролить на сознание. Таким образом, были достигнуты значительные успехи в наших знаниях о сознании, как видно из следующих примеров.

Сознательный опыт визуального восприятия

Предположим, вы встречаетесь со своим другом на переполненном вокзале. Вы можете заметить на ее лице легкую улыбку. В этот момент вы, вероятно, не подозреваете о многих других вещах, происходящих в вашем поле зрения. Что заставляет вас осознавать одни вещи, а другие — нет? У вас, вероятно, есть своя собственная интуиция на этот счет, но эксперименты доказали неверность многих распространенных интуитивных представлений о том, что порождает визуальную осведомленность.

Например, вы можете подумать, что если вы внимательно смотрите на яркое пятно, вы должны его осознавать.Не так. При явлении, известном как слепота, вызванная движением, яркие диски полностью исчезают из вашего сознания при полном внимании. Чтобы убедиться в этом сами, см. Раздел «Внешние ресурсы» этого модуля, где демонстрируется слепота, вызванная движением.

Вы действительно в курсе всего, что происходит вокруг вас? В контексте переполненного железнодорожного вокзала вы можете визуально осознавать определенные вещи, в то же время не обращая внимания на многие другие, которые находятся прямо перед вами. [Изображение: Диего Торрес Сильвестр, https: // goo.gl / ZkCWEC, CC BY 2.0, https://goo.gl/BRvSA7]

Вы можете подумать, что если вы глубоко анализируете изображение, расшифровывая его значение и принимая решение, вы должны знать об этом изображении. Не обязательно. Когда число кратковременно мигает и быстро заменяется случайным шаблоном, вы можете не осознавать этого, несмотря на то, что ваш мозг позволяет вам определить, что число больше 5, а затем подготовить правую руку для нажатия клавиши если это то, что вам было поручено сделать (Dehaene et al., 1998).

Таким образом, ни яркость изображения, ни полное внимание к нему, ни его глубокий анализ не гарантируют, что вы его осознаете. Что же тогда является важнейшим компонентом визуального восприятия?

Современный ответ состоит в том, что наше понимание визуальной особенности зависит от определенного типа взаимного обмена информацией между несколькими областями мозга, особенно в коре головного мозга. В поддержку этой идеи, прямая активация вашей области визуального движения (известной как V5) с помощью внешнего магнитного поля ( транскраниальная магнитная стимуляция, ) заставит вас увидеть движущиеся точки.Это не удивительно. Что удивительно, так это то, что активизация одной только области визуального движения не позволяет вам увидеть движение. Вы не увидите движущихся точек, если сигнал обратной связи от V5 к первичной зрительной коре будет нарушен дополнительным транскраниальным импульсом магнитной стимуляции (Pascual-Leone & Walsh, 2001). Реверберирующий взаимный обмен информацией между визуальными областями более высокого уровня и первичной зрительной корой, по-видимому, необходим для создания визуальной осведомленности.

Эта идея также может объяснить, почему людям с определенными типами повреждений мозга не хватает визуальной осведомленности.Рассмотрим пациента с повреждением головного мозга, ограниченным первичной зрительной корой, который утверждает, что ничего не видит — проблема, названная корковой слепотой . Другие области зрительной коры могут по-прежнему получать визуальный сигнал через проекции от структур мозга, таких как таламус и верхний холмик, и эти сети могут опосредовать некоторые сохраненные зрительные способности, которые происходят без осознания. Например, пациент с корковой слепотой может обнаруживать движущиеся стимулы через активацию V5, но все же не иметь сознательного восприятия стимулов, потому что реверберирующий взаимный обмен информацией не может иметь место между V5 и поврежденной первичной зрительной корой.Сохраненная способность обнаруживать движение может быть очевидна только тогда, когда требуется предположение («угадать, переместилось ли что-то влево или вправо») — в противном случае ответ был бы «Я ничего не видел». Этот феномен слепого зрения относится к слепоте из-за неврологической причины, которая сохраняет способность анализировать и реагировать на зрительные стимулы, которые не воспринимаются сознательно (Lamme, 2001).

Если обмен информацией между областями мозга имеет решающее значение для создания визуальной осведомленности, нейронная синхронизация должна играть важную роль, поскольку она способствует нейронной коммуникации.Возбудимость нейрона со временем меняется. Коммуникация между нейронными популяциями улучшается, когда их колебательные циклы возбудимости синхронизируются. Таким образом, информация, передаваемая от одной популяции в ее возбудимой фазе, принимается целевой популяцией, когда она также находится в возбудимой фазе. Действительно, колебательная нейронная синхронизация в частотах бета- и гамма-диапазонов (определяемых по количеству колебаний в секунду, 13–30 Гц и 30–100 Гц, соответственно), по-видимому, тесно связана со зрительным восприятием.Эта идея освещена в Глобальной теории нейронального рабочего пространства (Dehaene & Changeux, 2011), в которой обмен информацией между префронтальной, нижней теменной и затылочной областями коры головного мозга особенно важен для повышения осведомленности.

Родственная точка зрения, Теория интеграции информации сознания , заключается в том, что совместно используемая информация сама по себе составляет сознание (Тонони, 2004). У организма было бы минимальное сознание, если бы структура совместно используемой информации была простой, тогда как у него был бы богатый сознательный опыт, если бы структура совместно используемой информации сложная.Грубо говоря, сложность определяется как количество сложно взаимосвязанных информационных единиц или идей, генерируемых сетью обмена информацией на местном и глобальном уровнях. Степень осознанности в организме (или машине) будет высокой, если возникают многочисленные и по-разному взаимосвязанные идеи, низкой, если возникают только несколько идей или если существует множество идей, но они случайны и не связаны. Вычислительный анализ дает дополнительные перспективы для таких предложений. В частности, если каждый нейрон соединен со всеми остальными нейронами, все нейроны будут иметь тенденцию активироваться вместе, генерируя несколько отличительных идей.С другой стороны, при очень низком уровне нейронной связи все нейроны будут иметь тенденцию активироваться независимо, генерируя множество, но не связанных идей. Таким образом, для развития богатого уровня сознания потребуется подходящая смесь нейронных связей ближнего, среднего и дальнего действия. Кора головного мозга человека действительно может иметь такую ​​оптимальную структуру нейронных связей. Учитывая, что сознание концептуализируется в этой теории как ступенчатое, а не как все или ничего, количественный подход (например,г., Casali et al., 2013; Monti et al., 2013) можно предположительно использовать для оценки уровня сознания у нечеловеческих видов и искусственных существ.

Сознательный опыт памяти

Вершина сознательных функций человеческой памяти известна как эпизодическое воспоминание, потому что оно позволяет повторно пережить прошлое, виртуально пережить более раннее событие. Люди, страдающие амнезией из-за неврологического повреждения определенных критических областей мозга, плохо запоминают события и факты.Их дефицит памяти нарушает тип памяти, называемый декларативной памятью , и затрудняет сознательное запоминание. Однако при амнезии обычно сохраняется набор функций памяти, не связанных с сознательным запоминанием. Эти другие типы памяти, которые включают различные привычки, двигательные навыки, когнитивные навыки и процедуры, могут быть продемонстрированы, когда человек выполняет различные действия в зависимости от предшествующего обучения, но в этих случаях сознательный опыт запоминания не обязательно включается.

Таким образом, исследования амнезии подтвердили предположение, что сознательное запоминание требует определенного набора мозговых операций, которые зависят от сетей нейронов в коре головного мозга. Некоторые из других типов памяти затрагивают только подкорковые области мозга, но есть и заметные исключения. В частности, восприятие — это тип памяти, который не влечет за собой сознательный опыт запоминания и который обычно сохраняется при амнезии. Считается, что перцептивная прайминг отражает беглость обработки информации, произведенной предшествующим опытом, даже когда человек не может вспомнить этот предыдущий опыт.Например, слово или лицо могли бы быть восприняты более эффективно, если бы они были просмотрены на несколько минут раньше, чем если бы этого не было. В то время как человек с амнезией может продемонстрировать эту специфическую беглость речи из-за изменений в соответствующих областях коры головного мозга, он, тем не менее, будет нарушен, если его попросят распознать слова или лица, которые они видели ранее. Разумный вывод на основе этих данных состоит в том, что воспоминание об эпизоде ​​- это сознательный опыт не только из-за вовлечения одной части коры головного мозга, но, скорее, из-за специфической конфигурации корковой активности, участвующей в обмене или интеграции информации. .

Дальнейшие нейробиологические исследования восстановления памяти пролили дополнительный свет на шаги, необходимые для осознанного воспоминания. Например, хранение воспоминаний о событиях, которые мы переживаем каждый день, по-видимому, зависит от связей между несколькими корковыми областями, а также от структуры мозга, известной как гиппокамп. Хранение в памяти становится более безопасным из-за взаимодействия между гиппокампом и корой головного мозга, которое может происходить в течение продолжительных периодов времени после первоначальной регистрации информации.Таким образом, восстановление сознания зависит от активности сложных наборов сетей в коре головного мозга. Восстановление памяти, которое не включает сознательное воспоминание, зависит либо от ограниченных участков коры головного мозга, либо от областей мозга, отдельных от коры.

Способы, которыми выражения памяти, включающие осознание запоминания, отличаются от тех, которые, таким образом, не подчеркивают особую природу переживаний сознательной памяти (Paller, Voss, & Westerberg, 2009; Voss, Lucas, & Paller, 2012).В самом деле, хранение памяти в мозгу может быть очень сложным для многих различных типов памяти, но существуют определенные физиологические предпосылки для того типа памяти, который совпадает с сознательным воспоминанием.

Сознательный опыт восприятия тела

Мозг может генерировать осознание тела, регистрируя совпадающие ощущения. Например, когда вы потираете руку, вы видите, как ваша рука трет ее, и одновременно чувствуете ощущение трения как в руке, так и в руке.Эта одновременность говорит вам, что это ваша рука и ваша рука . Младенцы используют тот же тип совпадающих ощущений, чтобы изначально развить различие между собой и чужим, что является фундаментальным для нашего конструирования мира.

Тот факт, что ваш мозг таким образом конструирует осознание тела, можно испытать с помощью иллюзии резиновой руки (см. Внешний ресурс). Если вы видите, как третируют резиновую руку, и одновременно ощущаете соответствующее ощущение трения о собственное тело вне поля зрения, вы на мгновение почувствуете странное ощущение, что эта резиновая рука принадлежит вам.

Построение нашего телесного осознания, по-видимому, опосредовано специфическими механизмами мозга, включающими область коры, известную как височно-теменное соединение. Повреждение этой области мозга может вызвать искаженное восприятие тела, например ощущение существенно удлиненного туловища. Измененная нейронная активность в этой области посредством искусственной стимуляции также может вызвать внетелесный опыт (см. Раздел «Внешние ресурсы» этого модуля), в котором вы чувствуете, что ваше тело находится в другом месте, и у вас есть новый взгляд на свое тело и мир, например, с потолка комнаты.

Примечательно, что сопоставимые мозговые механизмы могут также генерировать нормальное осознание собственного «я» и ощущение пребывания внутри тела. В контексте виртуальной реальности , это ощущение известно как присутствие , (неотразимое ощущение присутствия на самом деле). Наша нормальная локализация «я» может быть столь же искусственной, поскольку это не конкретный аспект жизни, а конструируется с помощью особого механизма мозга.

A Социальная нейробиологическая теория сознания (Graziano & Kastner, 2011) приписывает важную роль нашей способности локализовать собственное ощущение себя.Основная посылка теории состоит в том, что вы лучше чувствуете себя в социальной среде в той степени, в которой вы можете предсказать, что люди собираются делать. Итак, человеческий мозг разработал механизмы для построения моделей внимания и намерений других людей и для локализации этих моделей в головах соответствующих людей, чтобы отслеживать их. Предполагается, что тот же самый мозговой механизм был адаптирован для построения модели собственного внимания и намерения, которая затем локализуется в собственной голове и воспринимается как сознание.Если так, то основная функция сознания — позволить нам предсказать собственное поведение. Необходимы исследования, чтобы проверить основные предсказания этой новой теории, например, связаны ли изменения в сознании (например, из-за нормальных колебаний, психических заболеваний, повреждения мозга) с изменениями в мозговых механизмах, которые позволяют нам моделировать внимание других людей. и намерение.

Сознательный опыт принятия решений

Выбор среди множества возможных действий, чувство воли , тесно связано с нашим субъективным ощущением сознания.Когда мы принимаем много решений, мы можем чувствовать себя особенно сознательными, а затем чувствовать себя истощенными, как будто наша умственная энергия истощена.

Принимая решение, вы можете тщательно обдумать свой выбор или просто «действовать интуитивно». [Изображение: Дэниел Ли, https://goo.gl/aJi3jx, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

Мы принимаем решения двумя разными способами. Иногда мы тщательно анализируем и взвешиваем различные факторы, чтобы принять решение, в полной мере используя сознательный режим обработки информации нашим мозгом.В других случаях мы принимаем внутреннее решение , доверяя бессознательному способу обработки информации (хотя это все еще зависит от мозга). Бессознательный режим умеет одновременно рассматривать множество факторов параллельно, что может дать общее представление о совокупности свидетельств. В этом случае мы не осознаем индивидуальных соображений. В сознательном же режиме, напротив, мы можем тщательно исследовать каждый фактор, хотя фокусировка на конкретном факторе может мешать взвешиванию других факторов.

Можно попытаться оптимизировать процесс принятия решений, принимая во внимание эти две стратегии. Тщательное осознанное решение должно быть эффективным, когда необходимо учитывать лишь несколько известных факторов. Интуитивное решение должно быть эффективным, когда следует учитывать одновременно большое количество факторов. Иногда интуитивные решения действительно могут быть точными (например, угадывать, какая из многих команд выиграет соревнование), но только если вы хорошо разбираетесь в соответствующей области (Dane, Rockmann, & Pratt, 2012).

Как мы узнаем из своего опыта, часть этого постепенного накопления знаний происходит бессознательно; мы не знаем, что у нас есть это, и мы можем использовать это, не зная об этом. С другой стороны, осознанно полученная информация может быть уникально полезной, если допустить дополнительные стадии контроля (de Lange, van Gaal, Lamme, & Dehaene, 2011). Часто бывает полезно контролировать, какие новые знания мы получаем и какую сохраненную информацию извлекаем в соответствии с нашими сознательными целями и убеждениями.

Независимо от того, решите ли вы доверять своей интуиции или тщательно проанализировать соответствующие факторы, вы чувствуете, что свободно принимаете собственное решение.Реально ли это чувство свободы выбора? Современные экспериментальные методы не дают ответа на этот экзистенциальный вопрос. Однако вполне вероятно, что по крайней мере ощущение непосредственности наших решений — иллюзия.

В одном эксперименте людей попросили свободно обдумывать, нажимать ли правую кнопку или левую, и нажимать ее, когда они принимают решение (Soon, Brass, Heinze, & Haynes, 2008). Хотя они указали, что приняли решение непосредственно перед нажатием кнопки, их мозговая активность, измеренная с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии, предсказывала их решение за 10 секунд до того, как они заявили, что приняли решение свободно.Точно так же каждому сознательному опыту, вероятно, предшествуют предшествующие события в мозгу, которые сами по себе не влекут за собой сознание, но завершаются сознательным опытом.

Во многих ситуациях люди создают причину действия, которая не имеет ничего общего с фактической основой решения действовать определенным образом. У всех нас есть склонность задним числом давать разумное объяснение нашему поведению, однако наше поведение часто является результатом бессознательной мыслительной обработки, а не сознательной воли.

Почему мы чувствуем, что каждому нашему действию непосредственно предшествует наше собственное решение действовать? Эта иллюзия может помочь нам отличить наши собственные действия от действий других агентов. Например, идя рука об руку с другом, если вы почувствовали, что приняли решение повернуть налево непосредственно перед тем, как вы оба повернули налево, то вы знаете, что начали поворот; в противном случае вы бы знали, что это сделал ваш друг.

Даже если некоторые аспекты процесса принятия решений иллюзорны, в какой степени наши решения определяются предшествующими условиями? Определенно кажется, что мы можем полностью контролировать некоторые решения, например, когда мы создаем сознательное намерение, ведущее к определенному действию: вы можете решить пойти налево или направо.Чтобы оценить такие впечатления, дальнейшие исследования должны развить лучшее понимание нейрокогнитивной основы воли, что является сложной задачей, учитывая, что на решения предположительно влияют бессознательная обработка, нейронный шум и непредсказуемость обширной интерактивной сети нейронов в мозг.

Тем не менее, было доказано, что вера в свободный выбор способствует моральному поведению и является основой человеческих представлений о справедливости. Чувство свободного выбора может быть полезной чертой, которая стала преобладающей, потому что помогала нам процветать как социальным существам.

Понимание сознания

Наше человеческое сознание неизбежно окрашивает все наши наблюдения и наши попытки понять. Тем не менее, научные исследования предоставили полезные точки зрения на сознание. Описанные выше достижения должны вселить оптимизм в отношении различных исследовательских стратегий, применяемых на сегодняшний день, и перспектив дальнейшего понимания сознания в будущем.

Поскольку сознательные переживания по своей сути частны, их иногда принимают за пределы области научных исследований.Этот взгляд идеализирует науку как усилие, включающее только наблюдения, которые могут быть проверены несколькими наблюдателями, полностью полагаясь на вид от третьего лица или вид из ниоткуда (без какой-либо конкретной точки зрения). Тем не менее, ведение науки — это человеческая деятельность, которая, как и другие виды человеческой деятельности, зависит от людей и их субъективного опыта. Рациональное научное описание мира не может избежать того факта, что люди обладают субъективным опытом.

Таким образом, субъективность имеет место в науке.Сознательные переживания могут быть подвергнуты систематическому анализу и эмпирическим тестам для достижения прогрессивного понимания. Ученым будущего еще предстоит ответить на многие вопросы. Является ли взгляд на сознательный опыт от первого лица в основном одинаковым для всех людей, или люди фундаментально различаются по своим интроспективным переживаниям и способностям? Должна ли психологическая наука сосредотачиваться только на обычных переживаниях сознания, или необычные переживания также актуальны? Может ли обучение интроспекции привести к особому опыту в отношении сознательного опыта? Человек, прошедший обучение, например, посредством обширной практики медитации, мог бы более точно описать свой опыт, что затем могло бы поддержать улучшенные характеристики сознания.Такой человек мог бы понять тонкости опыта, которые другие люди не замечают, и тем самым значительно продвинуть наше понимание сознания. Эти и другие возможности ждут будущих научных исследований сознания.

Проверьте свои знания

Чтобы помочь вам с обучением, мы включили в этот модуль несколько практических вопросов. Эти вопросы не обязательно относятся ко всему содержанию этого модуля. Они предназначены для практики, и вы несете ответственность за все содержимое этого модуля, даже если нет связанных практических вопросов.Чтобы способствовать более глубокому изучению материала, мы рекомендуем вам создать несколько собственных вопросов для вашей практики. Затем вы также можете вернуться к этим самостоятельно созданным вопросам позже в ходе курса, чтобы проверить себя.

Словарь

Осведомленность
Сознательный опыт или способность получать сознательные переживания, которые отличаются от самосознания, сознательного понимания собственного существования и индивидуальности.
Сознательный опыт
Перспектива ментального события от первого лица, например ощущение некоторого сенсорного ввода, воспоминания, идеи, эмоции, настроения или непрерывной временной последовательности событий.
Созерцательная наука
Область исследований, связанная с пониманием того, как созерцательные практики, такие как медитация, могут влиять на людей, включая изменения в их поведении, их эмоциональной реактивности, их когнитивных способностях и их мозге. Созерцательная наука также стремится к пониманию сознательного опыта, который может быть получен из наблюдений от первого лица людьми, которые приобрели исключительный опыт в самоанализе.
Перспектива от первого лица
Наблюдения, сделанные людьми относительно их собственного сознательного опыта, также известные как интроспекция или субъективная точка зрения.Феноменология относится к описанию и исследованию таких наблюдений.
Вид от третьего лица
Наблюдения, сделанные отдельными людьми, которые могут быть независимо подтверждены другими людьми, чтобы привести к общему объективному пониманию. Что касается сознания, то в перспективе от третьего лица используются поведенческие и нейронные показатели, связанные с сознательными переживаниями.

Список литературы

  • Блэкмор, С. (2006). Беседы о сознании: что лучшие умы думают о мозге, свободе воли и что значит быть человеком .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
  • Casali, AG, Gosseries, O., Rosanova, M., Boly, M. Sarasso, S., Casali, KR, Casarotto, S., Bruno, M.-A., Laureys, S., Tononi, G. , & Массимини, М. (2013). Теоретически обоснованный индекс сознания, не зависящий от сенсорной обработки и поведения. Science Translational Medicine, 5 , 198ra105
  • Дейн, Э., Рокманн, К. В., и Пратт, М. Г. (2012). Когда я должен доверять своей интуиции? Связывание знаний в предметной области с интуитивно понятным процессом принятия решений. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми, 119 , 187–194.
  • Dehaene, S., & Changeux, J.-P. (2011). Экспериментальные и теоретические подходы к сознательной обработке. Нейрон, 70 , 200–227.
  • Dehaene, S., Naccache, L., Le Clec’H, G., Koechlin, E., Mueller, M., Dehaene-Lambertz, G., van de Moortele, P.-F., & Le Bihan, Д. (1998). Визуализация бессознательного семантического прайминга. Nature, 395 , 597–600.
  • Грациано, М.С.А., & Кастнер, С. (2011). Человеческое сознание и его отношение к социальной нейробиологии: новая гипотеза. Когнитивная неврология, 2 , 98–113.
  • Кох, К. (2012). Сознание: Признания романтического редукциониста . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Ламме, В. А. Ф. (2001). Слепой взгляд: роль кортикокортикальных связей прямой связи и обратной связи. Acta Psychologica, 107 , 209–228.
  • Монти, М. М., Люткенхофф, Э. С., Рубинов, М., Boveroux, P., Vanhaudenhuyse, A., Gosseries O., Bruno, MA, Noirhomme, Q., Boly, M., & Laureys S. (2013) Динамическое изменение глобальной и локальной обработки информации при потере, вызванной пропофолом, и восстановление сознания. PLoS Comput Biol 9 (10): e1003271. DOI: 10.1371 / journal.pcbi.1003271
  • Паллер, К. А., Восс, Дж. Л., и Вестерберг, К. Э. (2009). Исследование осознания запоминания. Перспективы психологической науки, 4 , 185–199.
  • Паскуаль-Леоне, А., И Уолш В. (2001). Быстрые обратные проекции движения в основную визуальную область, необходимую для визуального восприятия. Science, 292 , 510–512.
  • Soon, C. S., Brass, M., Heinze, H.-J., & Haynes, J.-D. (2008). Бессознательные детерминанты свободного решения в человеческом мозгу. Nature Neuroscience, 11 , 543–545.
  • Тонони, Г. (2004). Теория информационной интеграции сознания. BMC Neuroscience, 5 (42), 1–22. Получено с http: // www.biomedcentral.com/1471-2202/5/42/
  • Восс, Дж. Л., Лукас, Х. Д., и Паллер, К. А. (2012). Больше, чем просто чувство: всепроникающее влияние обработки памяти без осознания извлечения. Когнитивная неврология, 3 , 193–207.
  • Зелазо П. Д., Москович М. и Томпсон Э. (2007). Кембриджский справочник по сознанию . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.
  • Zeman, A. (2002). Путеводитель по сознанию . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.
  • де Ланге, Ф., ван Гал, С., Ламме, В., и Дехаен, С. (2011). Как осведомленность меняет относительный вес доказательств во время принятия решений человеком. PLOS-Biology, 9 , e1001203.

Как цитировать эту главу с использованием стиля APA:

Паллер, К. и Сузуки, С. (2019). Сознание. Адаптировано для использования Королевским университетом. Оригинальная глава в R. Biswas-Diener & E. Diener (Eds), серия учебников Noba: Психология. Шампейн, Иллинойс: издатели DEF.Получено с http://noba.to/5ydq3tgk

Авторские права и подтверждения:

Этот материал находится под международной лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0. Чтобы просмотреть копию этой лицензии, посетите: http://creativecommons.org/licenses/by-nc-sa/4.0/deed.en_US.

Этот материал принадлежит Diener Education Fund (авторское право © 2018) и доступен по этой ссылке: http://noba.to/5ydq3tgk.

Дополнительную информацию о Diener Education Fund (DEF) можно найти здесь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *