Стыд определение в психологии: Что такое стыд и как к нему правильно относиться

Автор: | 29.06.1980

Содержание

Что такое стыд и как к нему правильно относиться

У каждого есть то, что хотелось бы скрыть от других: некое убеждение, черта характера, странное желание или ужасная ошибка из прошлого. Мысль о том, что они откроются окружающим, приводит в ужас. От неё хочется свернуться в клубочек под одеялом и спрятаться от всего мира. Это ощущение и есть стыд, и все мы периодически его испытываем.

Чувство стыда, если подходить к нему неправильно, способно привести к неприятным последствиям вроде депрессии , приступов агрессии , ухудшения физического здоровья, а также превращения в самовлюблённого придурка.

По этой причине в книгах по психологической самопомощи стыд часто изображается каким‑то чудовищем. Нам советуют устранить его, освободиться от него, полностью выкорчевать его из своей жизни. Якобы лишь тогда мы достигнем земли обетованной, где царят любовь и благодать. Но давайте‑ка притормозим.

Что вообще такое стыд

Стыд — это универсальное человеческое чувство. Он присутствует во всех культурах — от современного глобализированного общества до небольших племён охотников и собирателей, которые ни разу в жизни не видели рекламу нижнего белья Calvin Klein. Стыд не был изобретён каким‑то предприимчивым дельцом, чтобы на вас нажиться (хотя многие и не прочь так поступить). Это естественная часть человеческого опыта.

Мы испытываем стыд — чувство разочарования или даже никчёмности, когда сталкиваемся с негативной оценкой себя. Он, как прожектор, высвечивает все тёмные, уродливые части нашей личности. Естественно, нам хочется поскорее спрятать то, чего мы стыдимся, будь то чувства или тайная коллекция телепузиков.

Сейчас читают 🔥

На стыд очень похоже чувство вины, но между ними есть одно существенное различие. Когда вы испытываете вину, вы тяготитесь тем, что сделали, а когда стыдитесь — тем, что вы за человек.

Оба ощущения могут возникнуть, когда вы совершили что‑то неправильное. Но вина появляется, если вы думаете: «Я вообще‑то не такой, я могу это исправить». А стыд — когда мысли следующие: «Я такой, и тут ничего не поделаешь». Если ничего не предпринимать, чувство вины постепенно превращается в стыд.

Перейдём к примерам. Допустим, вы не помогли другу с переездом или не позвонили маме в её день рождения. Это случилось впервые, но теперь вы, конечно, чувствуете себя виноватым. От вашей реакции на это чувство будет зависеть очень многое.

Если вы извинитесь и постараетесь быть лучше, ощущение вины пройдёт и вы станете жить дальше. Но если вы решите притвориться, что ничего не было, или начнёте обвинять друга в частых переездах, а маму в том, что она родилась в самый неподходящий день недели, чувство вины усилится и превратится в стыд. Станет чем‑то ужасным, что нужно ото всех скрывать.

И именно это скрытие и подавление, а не сам по себе стыд, вредит нам: приводит к психологическим проблемам, отравляет отношения с окружающими и подрывает амбиции. Ведь поверив, что какая‑то часть нас «плохая», мы начинаем прибегать к неудачным адаптационным стратегиям (читай: ведём себя как козлы), чтобы скрыть её и заглушить эту ужасную правду о себе.

Но, как и со всеми остальными эмоциями, со стыдом не всё так однозначно. Радость не всегда связана с позитивом, горе может принести мудрость, а стыд — быть полезным.

Зачем нам чувство стыда

Психологи различают базовые эмоции и остальные. Базовые появились, потому что нужны были для выживания. Самый яркий пример — страх. Боязнь змей и глубоких пропастей явно когда‑то помогала нам выжить.

Также к базовым эмоциям причисляют гнев, отвращение, грусть, радость и удивление. В других классификациях их четыре, а отвращение и удивление считаются подвидами гнева и страха. Но в любом случае они есть у каждого с первого дня жизни.

С возрастом наша палитра эмоций расширяется. Мы начинаем осознавать, что в мире есть другие люди и что их идеи и суждения влияют на нас. Это даёт начало так называемым эмоциям самосознания : стыду, чувству вины, смущению, гордости. Эти эмоции основаны на том, как, по нашему мнению, нас воспринимают окружающие и как мы воспринимаем сами себя. И появились эти эмоции тоже не просто так: они помогают людям сотрудничать и жить в группах.

Давайте представим, что мы дети. Я отнял у вас игрушечный грузовик, да ещё и стукнул им вас по голове. Если у меня пока не развились эмоции самосознания, то есть мне два года или меньше, я совершенно не буду из‑за этого переживать. Я просто ещё не способен постичь мысли и чувства других людей.

Узнайте больше 👂

Но если я старше, я буду испытывать чувство вины, а возможно, также немного смущения или стыда. Я верну вам игрушку и извинюсь. Я, может быть, даже предложу вам собственную машинку, и мы станем играть вместе. Теперь я буду испытывать гордость, оттого что я хороший мальчик.

Эмоции самосознания толкают нас к просоциальному поведению. Без них мы не смогли бы жить вместе. Они помогают регулировать поведение целой группы на уровне отдельной личности. Это благодаря им возможно существование городов, государств, экономики и проведение вечеринок. Говоря проще, стыд не даёт нам совершать глупые и ужасные вещи, а чувство вины мотивирует исправлять свои ошибки.

В чём парадокс стыда

Не бывает «плохих» и «хороших» эмоций. Бывают плохие и хорошие причины для эмоций. Например, счастье обычно считается позитивным чувством и многие говорят, что нужно стараться увеличивать его количество в жизни. Но если я счастливее всего, когда мучу соседского кота, то вряд ли здесь можно говорить о позитиве.

Точно так же и со стыдом. Если я по какой‑то причине стыжусь своей внешности и из‑за этого стараюсь не выходить из дома, это нездоровая форма стыда. А если я стыжусь того, что в университете изменял своей девушке, и это помогает мне не подрывать текущие отношения, то мой стыд полезен.

Возьмите на заметку 💞

Проблема в том, что многие испытывают стыд по неверным причинам. Большинство из них связаны с семьёй и культурой, в которых мы росли. Например, если в детстве вас критиковали за смешной нос, вы можете вырасти с жутким комплексом и потом делать одну пластическую операцию за другой. Если над вами смеялись из‑за вашей чувствительности, вы можете стать жёстким и эмоционально закрытым. Если вы выросли в религиозной секте, где стыдили за любую мысль о сексе, сексуальные желания и во взрослом возрасте могут вызывать стыд.

Что делать с чувством стыда

Откажитесь от нездорового подхода, к которому нас всех так и тянет, — закопать стыд поглубже и делать вид, что его нет. Подавление эмоций вообще вредно , а отрицаемый стыд будет только усиливаться.

Вместо этого сделайте всё наоборот: посмотрите на корни своего стыда и оцените, полезен он или нет. Если да, постарайтесь принять его, если нет — избавиться от него и начать сначала.

1. Отделите свой поступок от своей личности

У всех нас есть сожаления, все мы совершаем глупости, иногда подводим других или себя. Но то, что вы когда‑то облажались, ещё не значит, что вы полный неудачник и вообще плохой человек.

Вы можете учиться на ошибках, использовать свои провалы в качестве мотивации для роста и даже помогать другим, делясь своим опытом. Так что постарайтесь поменять мысль «Я плохой человек» на «Я совершил(-а) плохой поступок».

И в целом старайтесь быть добрее к себе. Когда ваш друг совершает ошибку, вы, скорее всего, не начинаете считать его негодяем, а понимаете, что он просто оступился. Но на самих себя такой подход почему‑то распространяется не всегда. Помните об этом и будьте себе другом.

2. Поймите настоящую причину своих действий

Вряд ли вы подорвали рабочий проект, потому что вы ужасный злодей. Может, вы чувствовали, что вас на работе не ценят и не уважают, и не хотели стараться. Может, вы злились на что‑то и приняли импульсивное решение. Может, вы три дня не спали и в самый неподходящий момент просто потеряли способность что‑либо делать.

В любом случае, приняв причину своего постыдного поступка, вы поймёте, что сделать, чтобы измениться к лучшему.

3. Извлеките урок

Стыд и чувство вины могут стать мощными источниками мотивации для работы над собой. Они побуждают нас становиться лучше. Указывают, что мы сделали не так в прошлом, чтобы мы не повторяли этого в будущем.

Так что стыд может стать мудрым учителем. Прислушивайтесь к его урокам, даже если его манера преподавания не очень‑то приятна.

Станьте мудрее 🧘

4. Поделитесь своими ощущениями

Вопреки тому, что говорят нам инстинкты, открытое признание своего стыда и смущения обычно вызывает сочувствие окружающих, а также укрепляет отношения. Подобный эффект мы получаем, когда, напившись вместе с другом, плачемся у него на плече.

Если ваш стыд иррационален, то есть вы стыдитесь того, чего и не стоило бы, — рассказав о нём, вы почувствуете, насколько он не обоснован. Вы увидите, что люди над вами не смеются, мир вас не ненавидит, а небеса не рушатся. Это может привести к переосмыслению своих взглядов, росту самооценки и улучшению самочувствия.

Если вы действительно совершили нечто постыдное, то, поделившись беспокоящим чувством, вы откроете себе дорогу к прощению. Теперь ваша ошибка будет помогать вам становиться лучше, а не тянуть вас назад.

5. Учитесь видеть в стыде отражение своих ценностей

То, какие у вас ценности, определяет то, чего вы стыдитесь. Здоровые ценности порождают здоровый стыд, и наоборот. Например, если вам стыдно оттого, что вы не помогли другу, когда он в вас нуждался, это говорит о том, что для вас важно быть человеком, на которого можно положиться. Стыд поможет вам действовать исходя из этого: честно поговорить, извиниться и быть рядом в будущем.

А если вам неловко потому, что у вас не такие дорогие туфли, как у коллег, это сигнализирует о том, что для вас важнее одобрение окружающих, чем уважение к себе и своим вкусам. Стыд поможет заметить это и пересмотреть свои ценности. Главное — помнить, что эмоции не корень ваших проблем, а отправная точка для их разрешения.

Читайте также 🧐

Что такое стыд с научной точки зрения, как от него избавиться и надо ли

Существует две теории стыда: автономная и гетеронормативная. Первая полагает, что стыд возникает лишь тогда, когда мы действуем вразрез с собственными ценностями. Вторая – что стыд – это реакция на нарушение общественных норм. Может быть, правда где-то посередине – ведь стыдно бывает и перед собой за «предательство» собственных идеалов, и перед окружающими за нарушение общепринятых правил.

Практикующий психолог Дэн Дубравин полагает: «В древности выжить в одиночку было невозможно, негативная оценка или осуждение общества означали физическую смерть. Мы это хорошо запомнили на генетическом уровне». Ситуации, в которых нам свойственно испытывать стыд, определяются воспитанием и культурой – проще говоря, обществом. Еще древние греки воспринимали стыд как «страх дурной молвы». 

Если социум диктует общественную мораль, за нарушение которой становится стыдно, то воспитание закладывает в личность те нормы, которые человек воспринимает как собственные принципы.

Допустим, в семье человека могли пристыжать за неуклюжесть. Оцените разницу подходов на примере, который привел психолог Бернард Голден. Ребенок пролил чай. Можно сказать: «Ничего страшного, такое случается со всеми, сейчас мы исправим это и вытрем пролитый чай». А можно так: «Кошмар! Ты такой неловкий и неповоротливый, опять что-то пролил, испортил, как можно быть таким?» Последняя фраза, скорее всего, сформирует неправильное представление о стыде – повзрослев, такой человек будет стыдиться своих ошибок и даже небольших оплошностей. 

У некоторых родителей это целая «методика» работы с эмоциями собственного ребенка – пристыжать за проявление чего бы то ни было: грусти, радости, недовольства, гнева. В итоге малыш вырастает, а запрет – теперь уже внутренний – на проявление эмоций остается.  

Одна из полезных функций здорового (а не токсичного) стыда – это формирование общественной морали, помощь в поддержании социальных норм. Люди «без стыда и совести» нагло совершали бы преступления – в том числе и нравственные – и плевали бы на все принципы. Стыд – это внутренний цензор. Но все же помнят, что и цензоры у нас в истории были не всегда справедливыми? Попробуй разберись, насколько ты сейчас справедливо суров к себе.  

Зигмунд Фрейд (в работе «Психология бессознательного») в рамках психоанализа рассматривает стыд как результат действия «…высшей инстанции в структуре душевной жизни <…>, которая выполняет роль внутреннего цензора» – он действует бессознательно и регулирует поведение человека в целом.

Другая польза стыда состоит в том, что он помогает формировать и развивать эмоциональные связи между людьми. На примере собственного стыда человек начинает лучше понимать других, сочувствовать им, учитывать интересы окружающих.

Теперь пара слов о токсичном стыде (да-да, и такой есть). При помощи стыда люди могут управлять друг другом – манипулировать, апеллируя к стыду. Это мы сейчас имеем в виду фразу вроде «Неужели тебе не стыдно?». Нет, не стыдно, если вы пытаетесь контролировать мои действия ложным сознанием стыда.

Почему мы краснеем 

Повезло, если вы не склонны краснеть. Моя подруга, например, получила кличку Помидор в школе – именно из-за того, что в любой неловкой ситуации ее щеки мгновенно наливались краской. Почему же так происходит, что одни не становятся пунцовыми, даже если испытывают стыд, а другие – мгновенно багровеют? 

Getty Images

5 минут о стыде и смущении.

Всем привет, я Маша Осетрова, и сегодня я расскажу вам о том, зачем нам нужен стыд.

Каждому из нас когда-нибудь было стыдно: может быть, за съеденную тайком от мамы конфету, разбитое окно или другое тайное, все-таки ставшее явным. Чем взрослее мы становимся, тем серьезнее становятся проступки, за которое нам следовало бы стыдиться, но, странное дело, глядя на некоторых людей, кажется, что им вообще неведомо подобное чувство.

Советский режиссер Андрей Тарковский считал, что «стыд — то чувство, которое спасет человечество». Спустя десятки лет с этим мнением согласилась Дженнифер Джекет — доцент кафедры экологических исследований Нью-Йоркского университета. В своей книге «Зачем нам стыд» исследовательница рассказывает о силе этой, казалось бы, немодной в наше время эмоции.

Что мы понимаем под словом стыд? Говоря о стыде как о спасительной силе, Дженнифер Джекет имеет в виду то чувство, которое человек испытывает, когда его неприглядный поступок выставлен напоказ, предан огласке. По ее мнению, именно такая форма стыда имеет достаточную сила для развития и изменения общества.

При этом важно понимать, что стыд не равен вине. В отличие от стыда, побуждающего соответствовать общественным нормам, мы ощущаем вину, нарушая свои внутренние принципы. Вина является краеугольным камнем совести.

Интересно, что стыд и вина имеют разную социальную значимость в восточной и западной культуре. На Востоке, при наличии жесткой иерархии в обществе, стыд является главным инструментом общественного контроля. Напротив, в индивидуалистичной цивилизации Запада вина куда важнее стыда. Люди считают себя автономными и мало зависимыми от общества и в своих действиях руководствуются, как правило, внутренним компасом.

Так, в списке 52 наиболее популярных и актуальных эмоций, который попросили составить носителей коллективистского сознания, стыд занял второе место. А в списке индивидуалистов из Южной Калифорнии — аж 49-е, между «огорчением» и «презрением».

В значительной степени развитию системы репутации и стыда помогло развитие речи. Умение говорить позволило людям манипулировать общественным статусом при помощи сплетен и слухов.

Следующий, почти равный по силе толчок системе репутаций дало появление социальных технологий, резко увеличившее масштаб и скорость распространения слухов. Таким образом оружие воздействия на репутацию перешло от лидеров и общества к рядовым его членам.

Существует мнение, что стыд — всего лишь «примитивная эмоция, в отдаленном прошлом служившая адаптивной функцией нашим дальним предкам». По сравнению с ним вина — эмоция более молодая, появившаяся у человечества около 40 000 лет назад одновременно с обретением способности к созданию символических объектов.

В современном обществе вина несколько превалирует над стыдом, и на то есть несколько причин. Во-первых, переход к более индивидуалистическому обществу. Во-вторых, то, что вина значительно менее затратное наказание: для его применения буквально ничего не нужно — провинившийся член общества сам себя изведет.

И наконец, третья, несколько спорная причина состоит в том, что вину можно назвать более нравственным средством воздействия. В том время как вина побуждает брать на себя ответственность за свои поступки, под воздействием стыда человек старается скрыться от всеобщего осуждения.

Профессор права Джеймс Уитмэн — один из противников использования стыда как средства наказания: по его мнению, государство таким образом делегирует часть своих обязанностей обществу (ибо без общества неоткуда взяться общественному осуждению). А толпа может вести себя неуправляемо и неконтролируемо.

Стыд лучше подходит для решения коллективных проблем, и порой дожидаться появления чувства вины у всех «паршивых овец» просто некогда. На сегодняшний день некоторые государства успешно используют стыд в общественных целях — к примеру, для более эффективного сбора налогов в некоторых штатах США.

Кроме того, стыд — очень честная эмоция. В отличие от многих других его практически невозможно сымитировать: мало кто способен резко покраснеть по собственной воле. Эксперименты показывают, что способность испытывать стыд — врожденная. Вероятно, на каком-то этапе эволюции она стала весьма полезной.

Эксперименты показывают, что большинство людей плохо распознают стыд. Основные его признаки — опущенные уголки рта, взгляд в пол, поднятые плечи. Человек, которому стыдно, в целом ссутуливается и подается вперед.

Наиболее близкая эмоция, с которой можно перепутать стыд, — смущение. Но смущенный человек чаще улыбается, потирает лицо, у него начинают бегать глаза.

На этом все, читайте умные книги, слушайте свою совесть, читайте портал «Чердак» и смотрите следующее видео, в котором я расскажу вам о том, на что готовы люди ради подчинения авторитету.

 Мария Осетрова

Стыд это не врождённая эмоция, а… — Основы психологии

Стыд это не врождённая эмоция, а приобретённая, во время социализации человека. Стыд формируется в контакте с другими людьми. И в основе формирования стыда лежит страх быть отвергнутым, страх изгнания, страх одиночества. Стыдно за то, что данное общество отвергает, считает неприемлемым.
Чувство стыда формируется у ребёнка в 2-3 года, когда он проходит этап формирования автономии и независимости. Первые шаги, ощущения от владения своим телом. «Мама, я сам!». В этот же период ребёнок учится пользоваться горшком. Получая обратную связь от значимых взрослых: родителей, бабушки, воспитателя в детском саду, у ребёнка формируется желательный для общества образ себя. От того, что в этот период говорят близкие взрослые, поддерживают во время неудач, хвалят за победы, или ругают за неудачи, не обращают внимания, принимают как должное- удачи, от этого зависит будущая самооценка и воля.
В будущем голос родителя навсегда остаётся внутри человека. Страх быть в центре внимания и потерпеть неудачу, испытать стыд, блокирует развитие, самостоятельность, успешность и влияет на секс, у взрослого человека.
Тело реагирует на чувство стыда активацией симпатической нервной системы, «бей или беги». То есть, на биохимическом уровне стыд схож со злостью. Тело требует действия. Давление поднимается, лицо краснеет. В таком состоянии человеку трудно сосредоточиться, выразить свою мысль словами, договориться, продумать план действий. Вспомните себя в минуту стыда. Проиллюстрирую на примере ученика, которого вызвали к доске, а он не готов. Если это не принято в его классе и осуждается, ещё и учитель начинает ругать, ученик испытывает стыд. Он краснеет, хочет уйти, но не может это сделать. Стыд идёт рука об руку со злостью. Ученик злиться на учителя, одноклассников и себя. В кровь хлещет мощный коктейль гормонов активаторов. И вот учитель отпускает его на место. У ученика наступает эйфория.
Продолжение в комментариях: @ Основы психологии

Столичный психолог рассказала, чем опасно чувство стыда для ребенка

«Как тебе не стыдно? — говорит пришедшая с работы мама десятилетней дочке. — Я целый день тружусь, прихожу домой уставшая, а ты разбросала игрушки, оставила кучу грязной посуды на столе». «Мне за тебя очень стыдно! Все в автобусе на нас смотрят и видят, какой ты невоспитанный», — обращается мама к сыну, который занял сидячее место перед стоящей над ним женщиной. Согласитесь, очень знакомые ситуации и фразы. Действительно ли дети испытывают чувство «стыда» в такие моменты и чем опасны подобные замечания, рассказывает психолог семейного центра «Измайлово» Наталья Павлик.

Стыд или вина: в чем разница?

Бывает трудно отделить чувство «вины» от «стыда», они пересекаются и считаются очень похожими. Но основная мысль человека, испытывающего вину: «я совершил плохой поступок», а при чувстве «стыда» — «я плохой человек».

«Родителям, взывающим к чувству стыда, стоит помнить, что это не врожденная эмоция. Самоконтроль и совесть как внутренний моральный регулятор начинают развиваться у ребенка ближе к 7-8-летнему возрасту, и формирование таких нужных в социуме чувств зависит не только от индивидуального развития ребенка, но также и от моральных норм, транслируемых семьей», — отмечает психолог.

Как рождается чувство стыда

Существует несколько механизмов и причин формирования стыда:

  • Стыд и страх отвержения. Для новорожденного отвержение матерью равно смерти, он без нее не выживет. Послание о том, что он «нежеланный», ребенок может получить еще в младенчестве через ощущение того, как с ним взаимодействуют близкие взрослые. «Не буду тебя любить; отдам тебя дяде; возьму себе другую девочку…» — через такие послания формируется чувство «я плохой», а затем и страх отвержения. На бессознательном уровне отвержение социума равно смерти, надо скрывать себя «плохого», иначе невозможно выжить.
  • Стыд как воспитательная мера и рычаг воздействия. «Все узнают, какой ты на самом деле». Послание от взрослых — узнают что-то тайное, стыдное, и ты останешься один. Когда родители постоянно обвиняют, стыдят ребенка, а он никак не может понять, чего от него ожидают, у малыша развивается неудобное, тревожащее его чувство вины и стыда.
  • Стыд в наследство. Стеснительные, неуверенные в себе родители, транслируют ребенку послание «мир опасен». Ребенок растет с взрослыми, испытывающими чувство стыда и собственного бессилия в мире, и у него оно также развивается — стыд заразен. Такие родители могут устраивать своему чаду тотальный контроль: роются в вещах своих детей, подслушивают их телефонные разговоры, читают почту, копаются в социальных сетях. Часто от них можно услышать фразы: «я знаю, что ты думаешь», «если бы ты меня любила, ты бы мне обо всем рассказывала».
  • Стыд и нарушение базового доверия к миру. Доверие / недоверие к миру формируется уже на оральной стадии с рождения до года.
    Формирование доверия зависит от принятия родителей, от того как мама ухаживает за ребенком, принимает ли его послания. И если женщина мало заботится, то ребенок получает послание: мир не так уж и безопасен, а когда у меня нет поддержки, любое совершаемое мною действие опасно для меня и, соответственно, становится постыдным.
  • Стыд за близких. Когда ребенок понимает, что образ жизни его семьи чем-то отличается от семей других детей (низкий социальный и материальный статус, родители страдают зависимостью, другой национальности, цвета кожи), он может начать ощущать стыд по отношению к своей семье, а через это стыдиться себя. Это чувство отличия иногда приводит к расколу, ребенок разрывается, пытаясь быть верным семье и окружающему миру.

Как тебе не стыдно!

К психологу семейного центра «Измайлово» обратилась мама с дочерью-подростком 16 лет. Со слов мамы, у дочери упала успеваемость в школе, снизился аппетит, отмечается потеря веса.

Во время работы психолога с семьей было выявлено, что Мария, мать несовершеннолетней, занимает высокую должность в государственной компании, воспитывает дочь одна. Из-за постоянной занятости мамы Анна, долгое время была с бабушкой.

Бабушка, человек старой закалки, постоянно стыдила девушку: «как тебе не стыдно, мама убивается на работе, а ты даже не можешь учиться хорошо»; «посмотри на Люсю, она делает успехи в танцевальной студии, а ты все кружки бросила»; «как не стыдно так одеваться и краситься, мама на такой должности, а ты ей скоро в подоле принесешь». Вот с такими ощущениями, что она «ошибка», девушка и взрослела, не смея беспокоить маму своими проблемами.

Команде специалистов предстоит долгая работа с семьей, но главное, что мама наконец-то обратила внимание на дочь и пришла за помощью к профессионалам.

Куда обратиться за помощью

Если вам понадобится помощь и поддержка со стороны, то специалисты «Моего семейного центра» с радостью окажут вам квалифицированную помощь в сложных жизненных ситуациях. Найти нужного специалиста вам поможет портал «Мой семейный центр». Подобрать ближайшую организацию в вашем районе и ознакомиться с подробной контактной информацией вы можете, воспользовавшись картой организаций поддержки семьи и детства.

На базе семейного центра «Измайлово» можно получить индивидуальную консультацию по всем вопросам, связанным с выстраиванием детско-родительских отношений. Записаться на консультацию к психологу можно по телефону: 8 (495) 603-96-06.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

«Я боюсь причинить неудобство другим людям»: когда на самом деле стыдиться не за что

— Это нужные люди, — приговаривала мама, вытирая полотенцем хрустальный бокал.

Родители часто приглашали домой гостей. Пятилетняя Оля любила такие взрослые вечеринки. Ей разрешали ложиться спать на целый час позже, а гости наполняли карманы ее платья шоколадными гостинцами.

Когда разговоры и смех за столом густо перемешивались со звоном бокалов и стуком вилок, Оля просачивалась под стол и начинала хватать гостей за ноги. Тетя в блестящих колготках взвизгивала от неожиданности, подпрыгивая на стуле, а дядя понарошку хмурил брови и заглядывал под скатерть, грозя пальцем. Девочка заливалась смехом, подбираясь к следующим ногам.

Реклама на Forbes

Но игра обрывалась, когда под скатертью появлялась мамина напряженная рука и показывала «иди-ка сюда». С неловкой улыбкой на лице мама увлекала Олю в сторону и цедила:

— Немедленно прекрати, как тебе не стыдно! Ты позоришь нас с папой перед гостями. Разве хорошая девочка может так себя вести? Что люди скажут?!

В такие моменты у Оли голова вжималась в плечи, сухой язык прилипал к небу. Хотелось раствориться-рассыпатьсяисчезнуть, немело тело. Девочка не могла ничего сказать и двинуться с места. Она хлопала глазами, глядя на маму снизу вверх и не понимая, почему ей нельзя играть…

Да, Оле становилось стыдно. И она могла лишь догадываться после маминых слов о своей «неправильности».

Когда Оля в тридцать пять лет приходит ко мне в кабинет, садится в коричневое кресло и начинает рассказывать, я уже знаю, что ее мама не брала на себя труд разъяснять нюансы.

Тогда маме было важно спасти свою «репутацию», пристыдив и тем самым угомонив ребенка.

И это получилось — все, можно праздновать дальше. Но почему Оля помнит все это уже тридцать лет?

Оставаясь в одиночестве и не понимая, что же такого ужасного она натворила, Оля сама делала выводы. В ее маленькой голове складывался простой пазл:

«Когда я рассказываю стишок с табуретки или помогаю маме принести салат — я хорошая. А когда хочу играть с гостями и мне весело — плохая… Я не должна быть плохой девочкой равно я не должна веселиться. Потому что мама злится».

Дзинь! Гвоздик забит.

И здесь у меня как у психолога возникает вопрос о принадлежности чувства стыда. Чей же он — мамин или ваш? Стыд всегда появляется рядом с чьим-либо мнением, особенно непрошеным. Достаточно одной коротенькой фразы или въедливого словца, чтобы обездвижить вас, «забить» стыдом, как гвоздь забивают в доску.

Вам знакомо: «как тебе не стыдно!», «бесстыдница, не смотри туда!», «бессовестный, как ты смеешь!», «э-э-эх, постыдились бы…», «ты же мальчик, как тебе не стыдно плакать!»?

Реклама на Forbes

Стыдом вас «кормили» с детства, как противной склизкой кашей, которая в горло не лезет: «Сказано — полезно. Ешь! Мои родители ели, я ел, и ты будешь. Все полезно, что в рот полезло!» Но никто не пытается разобраться, из чего эта каша сделана, чем и кому полезна.

Дети беззащитны перед «варевом», именуемым стыд. Они просто «едят», впитывают и научаются стыдиться, даже когда это вовсе не к месту.

Один из ингредиентов этой каши — «тебе должно быть стыдно!». Должно? Одну минуточку — кому «должно»?

Мой французский коллега, гештальт-терапевт Жан-Мари Робин говорит об этом процессе так: «Я тебе говорю, что ты должен чувствовать, а меня это не касается, я ни при чем».

Удобно, не правда ли?

Реклама на Forbes

Что я слышу в своем кабинете от уже взрослых «Оленек», «Сереж» и «Анечек», которых научили стыдиться в детстве: «Мне неловко беспокоить человека».

«Я боюсь причинить неудобство другим людям». «Мне стыдно, что я не знаю этого». «Главное, чтобы ему хорошо было, а я уж как-нибудь обойдусь».

«Мне придется пойти на день рождения к тете, хотя я не хочу. Перед мамой неловко».

«Я никому не рассказываю, что муж изменяет мне. Стыдно».

«Я стесняюсь попросить».

Реклама на Forbes

Вам неловко… Вы чувствуете себя лишними, недостойными, неуверенными, как будто вы меньше и хуже других. Еще у вас нет возможности порадоваться, когда этого хочется от всей души. Вы погружаетесь в стыд и не можете разрешить себе насладиться удовольствием. Бывает даже, вам хочется опустить глаза и застыть в неловкости, когда рядом веселятся, прыгают от радости и обнимаются другие люди.

— Стыд забирает меня у меня, — говорит Оля на консультации. — Всплеск радости растекается по всему телу теплыми волнами, но дойдя до горла, сворачивается в горький ком. Эта горечь отравляет кровь, как яд.

— То есть тебе не удавалось в своей жизни никогда порадоваться на сто процентов?

— Да, точно… Моя радость не течет, она превращается в нечто тихонечко булькающее внизу живота. И я не могу ей довериться. Ощущение, что это буду не я, если дам волю эмоции. Как будто я исчезну, потеряюсь или даже умру. Поэтому я сдерживаю свою радость.

— А что появляется вместо твоей сдержанной радости?

Реклама на Forbes

Оля медленно перебирает кусочки разорванной салфетки на подоле бирюзовой юбки.

— Страх. Мне страшно, — говорит тихо.

Психика делает такую энергозатратную работу только ради того, чтобы не встретиться с токсичным стыдом. Потому что чувствовать себя не принятым собой же и правда страшно. А если страшно, значит, небезопасно.

Вы бываете разными: веселыми, злыми, грустными, боязливыми, завистливыми, любящими, ненавидящими, тоскующими, жалеющими себя, беспомощными, ошибающимися, любопытными, отчаянными, заботливыми, радостными, сопереживающими. Вы имеете право на все состояния души, чувства и переживания, которые просто возникают, вне зависимости от того, нравится это кому-то или нет.

Реклама на Forbes

И вы умеете жонглировать этими «разностями» в зависимости от того, кто сейчас с вами на арене. Приходится, ведь вы живете в социуме. У кого и как настроен механизм регулирования, зависит от ряда факторов — вашего психотипа личности, характера, темперамента, воспитания, уровня культуры, интеллекта, окружения, ментальности.

Личность растет и воспитывается на протяжении всей жизни. Только в детстве в этом процессе активное участие принимают близкие и учителя. А вот взрослые уже сами «воспитывают» друг друга посредством обратной связи в своих отношениях, а также опыта — как желанного, так и непрошеного.

Как психолог я знаю, что ни одно чувство не возникает на пустом месте. Сотни раз в своем кабинете я видела людей, которые говорили: «Не знаю, почему я так чувствую. Просто так». А я не верю в «просто так», поэтому мы распутывали эту цепочку и всегда находили причину. Боже, как это освобождает! И каким бы тяжелым, болезненным ни было переживание, оно необходимо, чтобы мы могли отреагировать на раздражитель.

«Главное отличие голоса Стыдящего от голоса совести в том, что он не пытается ничего прояснить, пронаблюдать и расспросить. Он просто лепит ярлык — «Ты неправильный, ты не будешь принят мною и обществом таким, каким являешься сейчас».»

У стыда бывают оттенки. Чувство неловкости, смущения и того же стыда срабатывают как автоматический шлагбаум в моменты, когда вы рискуете оказаться в социально неприемлемой ситуации, а также когда ваше поведение и слова могут причинить дискомфорт или страдания другому человеку. Стыд сигналит. Если вы все же не совладали с собой и накричали на старушку в очереди или, будучи в подпитии, голышом сплясали на площади, то благодаря чувству стыда вы сделаете правильные выводы и больше не повторите подобный опыт.

Стыд — Великий Регулятор. Это его плюс. Но есть и другая сторона — токсичная.

Реклама на Forbes

На токсичной стороне расположились ситуации, в которых стыдиться не за что, а все равно стыдно. И всю эту возню возглавляет непрошеный Стыдящий внутри вас. Им может оказаться кто угодно — близкий родственник, учитель, кондуктор, дворник. Стыдящий уверен: он привносит свой бесценный вклад в перевоспитание «недочеловека», при этом он отбирает у вас право быть живым и разным.

Когда мы разные, когда живые, у нас строятся настоящие отношения. Вы видели слезы мужчины, который впервые берет на руки новорожденную дочку? Вы слышали дрожащий голос участника конференции, которому вручают награду? Кроме «я очень взволнован» он долго не может ничего вымолвить. «Меня как заблокировало… Ты такая красивая», — говорит парень на первом свидании девушке, почти не глядя на нее. И вдруг он превращается из «странного» в искреннего и открытого.

Ваша разность и живость — это не только право, это еще и красивое проявление личности.

Главное отличие голоса Стыдящего от голоса совести в том, что он не пытается ничего прояснить, пронаблюдать и расспросить. Он просто лепит ярлык — «Ты неправильный, ты не будешь принят мною и обществом таким, каким являешься сейчас».

Под указкой Стыдящего может стать стыдно за свои естественные состояния и потребности.

Реклама на Forbes

Стыдно за то, что почувствовал страх или растерялся, когда остановила полиция. Стыдящий уже шлепнул ярлык «Слабак».

Стыдно за то, что не хочешь делиться чем-то личным, кровным, дорогим твоей душе. Например, не даешь подруге надеть на вечеринку свое любимое платье. От Стыдящего прилетело: «Жадная».

Стыдно за то, что сейчас ты слаб и нуждаешься в поддержке. Стыдящий уже подсуетился рассказать о твоей неправоте и дал свою бездарную инструкцию к действию: «Не думай об этом. Возьми себя в руки!» Ну и что, что вчера ты похоронил любимую собаку…

Стало стыдно за то, что пустился в пляс и завизжал от неожиданной радостной новости! Стыдящий нацарапал на столе: «ЭТО НЕПРИЛИЧНО».

Стыдящий путает устыжение с поддержкой.

Реклама на Forbes

Он не вникает в нюансы ситуации. А зачем ему? Это же доставляет хлопоты и напрягает. Он «все знает», он «всегда прав», да что уж там мелочиться — он «идеален»! Ему так проще.

Вот как это бывает.

Много лет назад я перенесла хирургическую операцию в области живота. После снятия швов стала осторожно, неуверенно, на маленькие расстояния передвигаться по улицам.

Рана еще болела, и я с трудом могла полностью выпрямиться, но врач говорил, что гулять необходимо.

Как-то мне пришлось воспользоваться трамваем. Я с трудом преодолела ступеньки и упала на первое попавшееся свободное место. Подошел кондуктор. Знаете этот взгляд, под которым хочется уменьшиться до размеров ноготка и спрятаться в потайном кармане собственной куртки? В глазах женщины считывалась готовность к броску. Она сунула мне билетик и нарочито громко, чеканя слова и выдерживая театральные паузы, извергла:

Реклама на Forbes

— Уступила бы место бабушке. Стыдно должно быть! Такая молодая, где только воспитывают?..

Я растерянно нащупала взглядом бабушку, стоявшую чуть позади меня, и обратилась к ней:

— Простите, не могу вам уступить место, я только после операции, мне тяжело стоять. Возможно, вам уступит место кто-нибудь другой.

Похоже, бабушка изначально не претендовала на чье-либо место, к тому же ей сразу уступил сиденье кто-то другой.

А вот кондуктор не собиралась размыкать челюсти:

Реклама на Forbes

— Ишь, чего удумала: «после операции» она! Фантазерка! Постыдилась бы врать людям в глаза. Тьфу! Ни стыда ни совести!

Ну и, конечно, как водится в подобных ситуациях, к скандалистке подключилась группа поддержки. В накалившейся атмосфере вагона защебетали про бесстыжую молодежь, будущую мать (то есть про меня) и катящийся в безнадежность мир.

Я была среди людей и в одиночестве. За окном плыла весна. Я тихонько плакала. Было обидно и стыдно не потому, что сделала что-то плохое, а потому что застыдили, отвергли. Вроде как я — вне общества, плохая и неправильная. Есть в этом чувстве что-то иррациональное, похожее на маленькую смерть…

А кондуктор «всегда прав»: бабушки должны сидеть, а девушки стоять. Разве возможны иные варианты? И, конечно, кондуктор «все знает» про девушек с зашитыми животами. «Бесстыдница» поставлена на место и облагодетельствована уроком жизни No. Поддержка народа получена, долг перед трамваем выполнен, перед нами «кондуктор года»! Едем дальше.

Реклама на Forbes

Стыдящий есть и у вас. Если не в реальном времени, то застрявший в памяти, как подкожный клещ. И даже когда человек остается наедине со своими мыслями, его может подрезать стыд.

Со временем забывается взгляд, слова и образ самого стыдящего. Но остается токсичность, которая бесконтрольно разливается внутри, даже когда стыдиться абсолютно не за что.

Вернемся к истории Оли, чтобы посмотреть, что можно делать вместо устыжения ребенка. А чуть ниже я расскажу, как можно избавиться от стыда, когда вы уже взрослый.

Девочка не понимала, почему стала вдруг плохой для мамы. Если посмотреть на ситуацию со стороны, то ничего социально неодобряемого не происходило. Ребенок пытался поиграть с гостями, никто не злился, даже замечаний не делал. Но мама, как интеллигентная женщина и заботливая хозяйка, должна была следить за благополучием своих гостей. А еще она хотела оставаться хорошей матерью, у которой растет культурная дочь. Это понятно. И даже можно согласиться с тем, что игра девочки в какой-то момент все же могла доставить неудобство кому-то из присутствующих, люди разные. Допустим. Ребенка нужно воспитывать.

Стыдящий есть и у вас. Если не в реальном времени, то застрявший в памяти, как подкожный клещ. И даже когда человек остается наедине со своими мыслями, его может подрезать стыд.

Где же нестыковка? Вот здесь: мама знала, к чему может привести такая игра, а Оленька нет. Мама — взрослая женщина с жизненным опытом, она способна была предположить варианты развития событий, а Оленька ничего просчитывать не умела. Маме было важно, что про нее подумают люди, а ребенку — повеселиться, ведь он живет ощущениями здесь и сейчас. Маме тридцать, а Оленьке пять.

Реклама на Forbes

Как было бы хорошо для Оленьки? Какие слова мамы помогли бы ребенку понять ситуацию, а не заставили захлебываться стыдом?

Простое пояснение: почему нельзя играть именно так, какие могут быть последствия. Например, нарисовать сюжет: тетя от неожиданного прикосновения к коленке может резко вздрогнуть, уронить вилку со свекольным салатом на свою любимую светлую юбку и расстроиться. Затем мама могла поинтересоваться у дочки: «Ты хочешь, чтобы наши веселые гости расстраивались?» О нет! Оленька любит гостей и точно не хочет, чтобы у них испортилось настроение.

А еще девочке хочется, чтобы мама заметила ее настроение. И чтобы у нее осталось право на игру. Возможно, в другой форме, например хватать за ноги только маму с папой и родного дядю Борю, который на все согласен ради любимой племянницы, — в общем, людей понимающих и подготовленных к неожиданности.

При таком развитии сюжета мама, гости и Оленька остаются при своих интересах. И никаких «гвоздей».

Реклама на Forbes

Вместо того чтобы стыдить ребенка, будет лучше:

— Сделать подробную раскладку ситуации, описать в красках: что происходит, к чему это может привести и как на это среагируют другие люди. Предложить ребенку встать на место другого человека.

— Дать понять ребенку, что он замечен и принят в своем проявлении, желании. Не забирать у него моральное право быть разным. Он не должен быть всегда удобным для вас.

— Вместе поискать способ делать то же самое, но без последствий для окружающих, или предложить альтернативу. Зачастую устыжение ребенка — это следствие родительской лени, спешки, плохого настроения, а также банального нежелания сделать пару шагов навстречу и разобрать ситуацию на понятном ребенку языке.

А как быть со стыдом взрослого человека? Ведь почти у каждого наберется своя горстка таких «гвоздей». Как можно помочь себе выдернуть «гвоздик» и отобрать молоток у того, кто замахивается, чтобы забить новый?

Реклама на Forbes

Четыре шага к тому, чтобы перестать стыдиться, когда стыдиться нечего:

— Осознанно посмотрите на ситуацию. Вам есть за что стыдиться? Так ли это? Вы сейчас делаете нечто социально неприемлемое? Дайте четкое название происходящему, или проще — назовите вещи своими именами. И тогда вы сможете сказать себе: «Я в порядке, я справляюсь».

— Определите, в каком состоянии вы сейчас находитесь или какую потребность испытываете. Человек в принципе может такое переживать? Право имеет? А вы имеете право? «Со мной такое иногда случается. Да, так бывает, потому что я живой человек, а не компьютерная программа». Дайте себе право быть разным.

— Найдите стыдящего. Кто стыдит в данный момент — конкретный человек или некий образ из прошлого? Если предыдущие два шага пройдены гладко, то логично вывести, что стыд принадлежит не вам. «Я — здесь и сейчас. Мне хватает сил, опыта и уважения к себе, чтобы не надевать на себя чужие чувства».

— Верните стыдящему его стыд обратно: «Это не мой стыд, а твой. Забери его обратно. С меня достаточно. Теперь я выбираю сам, как оценивать свои поступки!»

Реклама на Forbes

Пробуйте, осознавайте! И смело реализовывайте свое право быть настоящим и разным.

13 идей для выходных: что делают в свободное время успешные люди

13 фото

Стыд — сложно выносимое чувство

С этим чувством каждый из нас сталкивался неоднократно. Мы понимаем, в каких ситуациях оно возникает, а в каких — нет. Для чего нужно это чувство? Что с ними происходит в момент, когда мы его испытываем? Хотелось бы свести к минимуму проявление стыда, так как оно дискомфортно? Да, разумеется. В этой статье рассмотрим причины возникновения чувства стыда, в связи с чем и когда это происходит. И что нам это дает, как с этим обходиться?

Общая характеристика чувства стыда

Если проанализировать палитру чувств, которые возникают у человека, то стыд будет одним из ведущих. Кроме того, оно является одним из лидирующих чувств прерывания контакта с потребностью. Мы часто не можем достичь цели, получить удовлетворение от нее, так как нам что-то мешает. Стыд в этом списке на одном из первых мест.

Непростое, сложно выносимое чувство. Человек, стремясь избежать дискомфорта, пытается освободиться от неприятных ощущений. Однако, важно понимать, что, если «закрыть» в себе чувства, существует вероятность того, что они станут токсическими.

Часто рядом со стыдом следует вина. Как их отличить друг от друга? Если звучит, примерно, следующее: «Неужели я это сделала?», то, вероятнее всего, это будет вина. А если с ударением на «Я», тогда это чувство стыда.

Как формируется чувство стыда

Стыд – социальное чувство, которое было сформировано в детстве. Дети рождаются без этого чувства. Они совершенно непосредственны. Могут в любой момент рыгнуть, пукнуть, закричать.

Чувство стыда нас социализирует. В обществе принято себя вести определенным образом. Причем, следует отметить, что в разных культурах это выглядит совершенно по-разному. Речь идет о ментальности.

Через чувство стыда мы понимаем, что хорошо и что плохо. Если мы отмечаем соответствие самому себе, тогда чувство стыда не возникает. То есть то, что с нами происходит, не противоречит нашим убеждениям, установкам. Например, мы считаем, что нет ничего страшного в том, чтобы громко смеяться в метро. И неодобрительные взгляды со стороны попутчиков нас могут никак не смущать.

Стыд возникает, например, как встроенный внутри взгляд родителя. «Аяяй!» и еще пальчиком помахать можно. В детстве ребенку таким образом демонстрировали неодобрение его поведением.

Когда у детей формируется сексуальный интерес, то родители должны понимать, что это познавательная функция. Бывает так, что взрослый начинает стыдить ребенка за любые проявления интереса в этой сфере. В этот момент у ребенка формируется фиксация: «Я не буду этим заниматься», при этом можно отметить возникновение «заморозки». Или «Я прилюдно это буду делать!» – в данном случае личность, наоборот, расфиксируется по этому параметру. Родителям важно говорить с детьми по этому поводу, насколько это возможно. В доходчивой форме рассказывать детям обо всех аспектах жизни.

Чрезмерное «залюбливание» детей родителями также негативно может отражаться на формировании отношения личности с этим чувствам. Родители могут демонстрировать ребенку одобрение независимо от того, что он сделал. Формируется чрезмерное Self.

В садике, в школе ребенок сталкивается с социумом. Ему могут сообщить, что он в чем-то не совершенен, а в семье говорили о том, что он –эталон. Задача самой личности или психолога – проживать с клиентами эти чувства.

«Как Вы к этому относитесь? Что Вы чувствуете при этом? Остаться рядом в переживании стыда.

А если, наоборот, родители говорят примерно следующее: «Да ничего страшного!» – излишнее одобрение и внутренний токсин удержать внутри.

Критерии чувства стыда

Параметр уместности отображает насколько я не соответствую контексту, Ego определяет то, где я могу предъявить свою потребность, а где – нет. Например, бывает так, что мы ведем себя вполне корректно, однако, чувствуем себя «не в своей тарелке», нам не комфортно, возникает желание прервать контакт.

Если есть те, кому я могу предъявить себя, это чувство будет отражаться другими и принято ими, тогда стыд не возникает. Например, если в данном обществе принято громко говорить в присутствии других, то чувство стыда будет возникать все реже, а потом может совсем исчезнуть при попытках повысить тон голоса в диалоге.

Динамика переживания чувства стыда

Как происходит изменение этого чувства во времени? Оно варьируется. Если есть кто-то, кто разделяет это переживание, тогда это становится комфортнее. Бывает так, что нам быстрее хочется поделиться переживаемым чувством с другим человеком, и тогда его интенсивность снижается.

Стыд маркируется как крайне негативная реакция, от него хочется избавиться. Независимо от интенсивности этого переживания, оно неприятно.

Общепринятый критерий социальной реальности регулируем из волевого контекста. В обществе люди договорились о том, что вот это мы делаем, а это нет. Это уровень морально-этических критериев реальности. С течением исторического контекста эти характеристики могут претерпевать изменения.

Стыд не исчезает, если в новом месте это не считается таковым, а человек привык в ранних опытах к тому, что это стыдно.

Чрезмерная демонстрация стыда снижает его токсичность за счет приобщения к другим людям. Например, некоторые люди предпочитают сами, особенно в шутливой форме, рассказать коллективу о каком-то проступке.

Влияние стыда на человека

Если стыд сильный, он замораживает наши действия. Стыд может регулировать и останавливать до момента, пока в среде не происходит чего-то опасного.

Человек, которому стыдно, выглядит или как оглушённый, или замораживается. Это то, что останавливает любые движения. И если фактор, который вызвал это чувство, будет продолжать свое действие, то это причиняет боль.

Например, перед всем классом обвинить ребенка в том, что он сделал. Не все учителя, к сожалению, способны это делать корректно и дозировано.

Также важно упомянуть бесстыдство. Как правило, это происходит в случае отсутствия ограничений. Как мы уже выяснили ранее, стыд формируют родители. Если процесс социализации прошел не корректно, или при отсутствии родителей, то личность просто не знакома с тем, как следует вести себя в обществе, а как нет.

Если происходит подавление переживания стыда, ужаса, страха, это может привести к девиациям. Ребенок не смог это пережить в тот момент. Интенсивность этих переживаний конечно же влияет на то, как личность будет в будущем обращаться с этими чувствами.

Если человек начинает что-то делать, ему стыдно, при этом появляется чувство вины. Это происходит от другого человека. Например, с чувством вины можно что-то делать. Например, искупить, отмолить, попросить прощение. Со стыдом это сделать сложнее.

Вину можно пройти, прожить, в отличие от стыда.

Помощь психолога при остром переживании чувства стыда

Проживание стыда можно легализовать на психологической сессии. Клиент, как правило, приносит в психологическую сессию стандартные реакции, которые у него присутствуют в жизни. Если он не привык переживать чувство стыда, то вместе с психологом ему предоставляется отличный способ с этим чувством поработать.

Клиенту в сессии важно получить одобрение. Речь идет не о принятии или одобрении того, о чем говорит клиент, а демонстрации уважения к позиции человека. При этом человек научится быть честным с самим собой.

Утешение стыда замораживает, делает токсичным. Задача психолога при этом просто быть рядом. Это позволит исследовать, как происходит прохождение стыда клиентом.

Присутствие другого человека рядом в момент переживания стыда, он не «бежит», или не обесценивает. Важно при этом быть осознанным. При этом может помочь психолог.

Психологу важно вернуть клиенту возможность восприятия реальности. При этом следует отдавать себе отчет в том, что существует ограничение его влияния на внешние процессы. Например, родственники могут обвинять человека в том, что он никак не научится вытирать за собой с обеденного стола. Это не несет катастрофических последствий. А если родственники будут это транслировать личности, особенно ребенку, то он может испытывать чрезмерное чувство вины и стыда.

Иногда за психологической помощью обращаются клиенты, которые демонстрируют бесконечное соответствие желаемому образу. Речь идет о перфекционизме. При этом психологу важно увидеть реального человека перед собой и оставаться с ним в контакте. Или, например, в современном обществе часто можно наблюдать трансляцию того, что важны достижения. Выходит, что таких людей любят. исключительно. за достижения. Человек как функция среды, которая обеспечивает что-то. Психолог возвращает в сессии клиенту право быть собой.

Если клиент демонстрирует стремление к абсолютной идеальности, то часто можно констатировать саморазрушительный процесс. Признавать наличие несовершенства и позаботиться о себе – важно. В этом поможет психолог.

Встреча со стыдом внутри себя – легализация. Легализация стыда снимает его токсичность. При этом отравляющий эффект снижается. Человек становится живым, проживает стыд в пространстве отношения с кем-то. Клиенты, после встречи с этими чувствами и осознаванием их, говорят о «середине между адом и раем». Они осознают себя живыми, чувствующими, признающими, что у них есть как плюсы, так и минусы. Это дает возможность быть живым и существующим.

Если клиент на психологической сессии говорит о ом, что ему очень важно быть совершенным, то до него важно донести мысль о том, что можно быть идеальным в той точке развития, где он находится именно сейчас.

Психология стыда | Психология сегодня

«Ибо, видя страдания страдальца, мне было стыдно за его позор; и, помогая ему, я сильно ранил его гордость ».

Эти слова взяты из главы «Жалкие» философской книги Так говорил Заратустра , в которой философ Фридрих Ницше остро говорит о психологии стыда. Краткий текст, который открывает эту статью, содержит несколько интересных точек зрения.

Когда больной виден в своих страданиях, он стыдится самого себя. Как только свидетель становится свидетелем стыда пострадавшего, ему тоже становится стыдно.

Давайте исследуем это.

Стыд определяется как самокритичная эмоция, в соответствии с которой люди негативно относятся к себе. Обычно они считают себя неполноценными. Например, они могут думать, что они уродливые, некомпетентные или глупые. Другими словами, в тот момент, когда нам становится стыдно, мы воспринимаем себя непоправимо и недвусмысленно отличными от идеального образа самих себя, который у нас был ранее.Нам стыдно не за свои действия, а за то, кем мы являемся. По этим причинам, как красиво резюмировала Мэри К. Ламиа, стыд — это вопрос сокрытия самих себя: в социальном контексте люди избегают появления стыда, чтобы не чувствовать себя бесполезным, неадекватным или неполноценным.

Но что происходит в сценарии «пострадавший-свидетель», предложенном Ницше?

В социальной ситуации больной не может долго избегать разоблачения своей терпимости.Каждый раз, когда мы испытываем физическую боль и кто-то замечает наше состояние, мы всегда стараемся свести его к минимуму. Идеальный идеальный образ самих себя — это здоровая и сильная фигура. Поэтому мы стараемся как можно дольше откладывать разоблачение нашей болезни, но в какой-то момент мы должны уступить. Нам стыдно.

Открытие этого терпения вызывает у свидетеля жалость. Это то, что Ницше определяет как «стыдиться за [чей-то] стыд». В этом контексте жалость — это чувство, которое устанавливает дистанцию ​​между пострадавшим и свидетелем.В свете чьей-либо терпимости свидетель сначала остается спокойным и невозмутимым. Они общаются устно, используя бесстрастный и рациональный тон. Другими словами, они стараются свести к минимуму то, что видят. Они часто говорят больному не волноваться, потому что в происходящем нет ничего серьезного. Действительно, профессор Аарон Бен-Зеев говорит нам, что жалость — это опыт «как у зрителя», согласно которому человек может пожалеть кого-то, сохраняя при этом безопасную эмоциональную дистанцию ​​от него. В сценарии «пострадавший-свидетель» это попытка свидетеля трусливо укрепить свой идеальный образ, который теперь находится под угрозой.

Но почему свидетель чувствует угрозу?

Физическая терпимость демонстрирует уникальные особенности. Когда мы испытываем боль, мы также подлинные . Проявление физического терпения побеждает любую психологическую маску. Когда мы испытываем боль, мы можем сообщить другим только о своем состоянии и своем желании выздороветь. Каждое слово, которое мы говорим, каждое поведение, которое мы принимаем, направлено на достижение этой цели. Это неизбежно означает, что мы будем принимать только подлинные отношения с другими людьми, отношения, которые помогут нам почувствовать себя лучше.

В этот момент свидетеля просят протянуть руку. Разбираться с подлинностью других означает иметь дело с шансом раскрыть нашу собственную подлинность. Вот почему свидетель чувствует угрозу. И снова здесь уместны слова Ницше: «И, помогая [страдальцу], я [свидетель] сильно ранил его гордость».

С психологической точки зрения это называется проекцией: свидетель пытается убедить себя, что они принесут больше вреда, чем пользы, если вмешаются.По правде говоря, они опасаются, что их «гордость» — их идеальная идентичность — может развалиться на части, если они помогут больному. Это причина, по которой они отчаянно начинают искать способы помешать себе действовать.

Возвращаясь к нашей исходной ситуации: как только терпение проявляется, нередко можно испытать социальную ситуацию — даже среди друзей, — в которой больной на мгновение оказывается маргинализованным, по крайней мере эмоционально, «толпой» друзей. Эта толпа состоит из людей, которые шпионят друг за другом, отчаянно пытаясь сохранить свой идеальный образ.

Стыд, таким образом, является мощной социальной эмоцией, поскольку он позволяет публике проявить истинные, подлинные аспекты индивидуальной идентичности. Страдающий — это существующий, неразгаданный символ подлинности, который нуждается в спонтанных и чутких контактах, отношениях и помощи. Свидетель неизбежно получает такое откровение, и ему внезапно позволяют сознательно разорвать оковы вымысла и раскрыть себя искренним образом.

Чтение, необходимое для смущения

Достаточно смелости, чтобы отойти от толпы.

Разница между чувством вины и стыда может помочь нам справиться с чувством неудачи — Quartz

Нет опыта более универсального, чем неудача, но люди сильно различаются в том, как они на него реагируют. После президентских выборов в США в 2016 году реакция левых политических сил варьировалась от либерального самобичевания и призывов к более глубокому пониманию рабочего класса до пессимистического пораженчества и ответной реакции на «необразованных и закрытых» сторонников Трампа. Некоторые даже сравнивали Трампа с Гитлером.

Поведенческая наука может дать некоторое представление о том, как либералы справились с этой неудачей. Основные эмоции, проистекающие из наших собственных человеческих недостатков, — это вина и стыд.

Обычно термины взаимозаменяемы, но их психологическое значение совершенно разное. Стыд возникает из-за отрицательной оценки себя (« Я сделал что-то не так»), тогда как вина возникает из-за отрицательной оценки своего поведения («Я сделал что-то не так»). Стыд — это общее чувство неполноценности; вина — это особое чувство проступка.

В целом люди, испытывающие стыд, склонны обвинять других или отрицать и пытаться избежать ситуации, вызывающей стыд. Эти люди склонны к снижению эмпатии и проявляют враждебность, гнев и агрессию. Однако те, кто испытывает чувство вины, обычно берут на себя ответственность за свои действия, стремятся исправить любой нанесенный ими ущерб, проявляют повышенное сочувствие и управляют своим гневом, не прибегая к агрессии. Короче говоря, постыдные люди избегают и нападают; виноватые люди ремонтируют и восстанавливают.

Позорные люди избегают и нападают; виноватые люди ремонтируют и восстанавливают.

Существует множество научных доказательств различия стыда и вины. Например, стыд и вина предсказывают различное поведение: предрасположенность к стыду, но не предрасположенность к вине, положительно коррелирует с проблемами злоупотребления психоактивными веществами и психологическим насилием в отношениях на свиданиях. Дети, которые более склонны к чувству вины, реже вступают в рискованное поведение во взрослом возрасте, в то время как дети, склонные к стыду, с большей вероятностью вырастут и будут заниматься незащищенным сексом и употреблять запрещенные наркотики.Исследование недавно освобожденных преступников показало, что предрасположенность к вине, но не предрасположенность к стыду, предсказывает отсутствие повторного совершения преступления после одного года их освобождения из тюрьмы; это связано с тем, что склонные к стыду заключенные склонны обвинять других людей в своих действиях.

Стыд и вина порождают даже разные физиологические реакции. Одно исследование показало, что чувство стыда, но не вины, приводит к повышенной активности провоспалительных цитокинов, что может играть роль в связанных с воспалением состояниях, таких как ревматоидный артрит и сердечно-сосудистые заболевания.

И вина, и стыд вызываются неудачей, но преобладание одного над другим имеет сильные последствия для того, как человек ведет себя после неудачи. В частности, исследования показывают, что стыд и вина по-разному влияют на чувство ответственности, чувство сочувствия и управление гневом.

Ответственность . В исследовании, проведенном Джун Тэнгни и его коллегами, студентов попросили описать свой личный опыт стыда и вины.Участники сообщили, что их переживания стыда сопровождались желанием скрыть и отрицать то, что они сделали. Напротив, чувство вины вдохновляет людей на восстановительные действия. В психологических исследованиях, включающих игры на социальные торги, люди, предающие своих партнеров на раннем этапе, с большей вероятностью будут сотрудничать в будущем, если они будут чувствовать вину, но не стыдно. Люди, которые чувствуют вину, изо всех сил стараются быть справедливыми и избегать несправедливости, даже если это происходит за счет личной цены.

Сочувствие. Исследование, проведенное в Финляндии с участием более 450 человек, показало, что предрасположенность к вине является гораздо лучшим предиктором способности видеть мысли других, чем стыдливость. То есть те, кто чувствует вину, лучше способны принять точку зрения других людей, чем те, кто чувствует стыд, и они также проявляют большее сострадание и заботу, когда видят кого-то в нужде. Это перекликается с исследованием психологов Карен Лейт и Роя Баумейстера, которые показали, что, когда людей просят описать их собственные межличностные конфликты с противоположной точки зрения, склонные к чувству вины участники особенно хорошо справляются со своей задачей, принимая точку зрения своего антагониста.Как сказали Тэнгни и его коллега Джессика Трейси: «Результаты многочисленных независимых исследований людей всех возрастов удивительно согласованы: люди, склонные к чувству вины, обычно сопереживают».

Гнев . Люди, которые чувствуют стыд, выражают замкнутость и избегание, но они также испытывают повышенный гнев. Это потому, что они экстернализируют вины, предотвращая чувство собственной никчемности, возлагая ответственность за свои неудачи на других людей. Поэтому они начинают возмущаться и злятся на мир, и это негодование имеет явную тенденцию превращаться в агрессию.Между тем, виновные люди также иногда злятся, но они намного лучше справляются со своим гневом и сопротивляются импульсу действовать деструктивным образом.

Это относится к недавним выборам в США. Не достигнув своих целей, некоторые демократы отвечают стыдом или чувством вины. Фактически, даже если люди не чувствуют личной ответственности за победу Трампа, они могут чувствовать стыд и вину за свои группы. Психологическая литература предполагает, что путь стыда может включать в себя выход из ситуации (например,грамм. буквально, в случае бегства в Канаду), отказываясь признать результаты выборов или злобно демонизируя сторонников Трампа. С другой стороны, путь вины включает в себя принятие результата, попытку достучаться до другой стороны и понять ее, а также спланировать продуктивные средства реализации своих политических целей на будущих выборах.

Понятно, что неудача какой-либо политической партии на демократических выборах может привести вас к выводу, что в сердцевине Америки есть что-то гнилое или что ваша партия несовершенна.Однако социально-психологические исследования показывают, что лучший способ справиться с поражением на выборах — это сосредоточиться на конкретных причинах, по которым ваша попытка не удалась, и предпринять конкретные шаги для устранения ущерба. Демократы не могут изменить исход президентской гонки, но они могут контролировать то, как они интерпретируют результат.

(PDF) Стыд и его особенности: понимание стыда

Неда Седигиморнани

СТЫД И ЕГО ОСОБЕННОСТИ: ПОНИМАНИЕ СТЫДА

Европейский журнал исследований в области социальных наук — Том 3, Выпуск 3, 2018 103

Leeming, D., & Бойл, М. (2004). Стыд как социальный феномен: критический анализ

концепции диспозиционного стыда. Психология и психотерапия: теория, исследования

и практика, 77, 375-396.

Льюис М. (1995). Смущение: эмоция саморазоблачения и оценки. В J. P.

Tangney & K. W. Fischer (Eds.), Самосознательные эмоции: психология стыда,

вина, смущения и гордости (стр. 198–218). Нью-Йорк: Гилфорд.

Льюис М. (1998). Стыд и клеймо. В P. Gilbert & B. Andrews (Eds.), Shame:

Межличностное поведение, психопатология и культура (стр. 126–140). Нью-Йорк:

Oxford University Press.

Льюис М. (2000). Застенчивые эмоции: смущение, гордость, стыд и вина. В

М. Льюис и Дж. М. Хэвиланд-Джонс (ред.), Справочник эмоций (2-е изд., Стр. 623–

636). Нью-Йорк: Гилфорд.

Льюис, М.(2000). Застенчивые эмоции: смущение, гордость, стыд и вина. В

М. Льюис и Дж. М. Хэвиланд-Джонс (ред.), Справочник эмоций (2-е изд., Стр. 623–

636). Нью-Йорк: Гилфорд.

Льюис М. (2003). Роль личности в стыде. Социальные исследования, 70, 1181-1204.

Льюис М. (2003). Роль личности в стыде. Социальные исследования, 70, 1181-1204.

Льюис М. (2007). Осознанное эмоциональное развитие. В J. L. Tracy, R.W.Робинс, &

Дж. П. Тэнгни (ред.), Самосознательные эмоции: теория и исследования (стр. 134-149).

Нью-Йорк: Гилфорд.

Льюис, М., и Рамзи, Д. (2002). Кортизол в ответ на смущение и стыд. Детский

Развитие, 73, 1034-1045.

Льюис М., Алессандри С. и Салливан М. В. (1992). Различия в стыде и гордости как функция

от пола детей и сложности задачи. Развитие ребенка, 63, 630–638.

Льюис, Х.Б. (1971). Стыд и вина при неврозах. Нью-Йорк: Пресса международных университетов.

Льюис М. (1992). Стыд: обнаженное «я». Нью-Йорк: Свободная пресса.

Ликель Б., Шмадер Т. и Спанович М. (2007). Эмоции группового сознания:

последствий чужих проступков для идентичности и взаимоотношений. В J. L. Tracy,

R.W. Robins, & J. P. Tangney (Eds.), Сознательные эмоции: теория и

Research (стр.351-370). Нью-Йорк: Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Ликель, Б., Шмадер, Т., Кертис, М., Скарнье, М., и Эймс, Д. Р. (2005). Заместительный позор

и вина. Групповые процессы и межгрупповые отношения, 8, 145-157.

Ликель, Б., Шмадер, Т., Кертис, М., Скарнье, М., и Эймс, Д. Р. (2005). Заместительный позор

и вина. Групповые процессы и межгрупповые отношения, 8, 145-157.

Линдисфарн, Н. (1998). Гендер, стыд и культура: антропологическая перспектива.В

П. Гилберт и Б. Эндрюс (ред.), Стыд: межличностное поведение, психопатология и культура

(стр. 246-260). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Линдси-Харц, Дж. (1984). Противопоставление переживаний стыда и вины. Американец

Бихевиорист, 27, 689–704.

Линдси-Харц, Дж., Де Ривера, Дж. Х., Масколо, М. Ф. (1995). Дифференциация вины и стыда

и их влияние на мотивацию. В J. P. Tangney & K.W. Fischer (Eds.), Self-

сознательные эмоции: психология стыда, вины, смущения и гордости (стр. 274–

300). Нью-Йорк: Гилфорд.

Почему это происходит от травмы? — Quest Psychology Services

PTSD (Посттравматическое стрессовое расстройство) открывает целый ряд негативных эмоций, включая страх, гнев, беспокойство и печаль. Эти эмоции полностью оправданы для любого, кто пережил травмирующий опыт, и со временем они, вероятно, начнут исчезать по мере выздоровления выжившего.Но есть одна эмоция, которая имеет свойство закрадываться со временем после травмирующего события, что значительно затрудняет процесс выздоровления. Эта усиливающаяся эмоция — стыд.

Известно, что травма, провоцирующая посттравматическое стрессовое расстройство, вызывает глубоко укоренившееся чувство стыда, которое со временем усиливается. Это серьезная пагубная эмоциональная связь и сильный фактор риска для тех, кто страдает посттравматическим стрессовым расстройством в результате прошлого неблагоприятного опыта. Хотя на формирование стыда нужно время и он не всегда присутствует с самого начала травмы, он культивирует цикл страдания и стыда, который мешает людям жить стабильной и здоровой жизнью.

Понимание стыда

Стыд — это уникальная разрушительная эмоция, с которой каждый может столкнуться в своей жизни. Что делает стыд таким изолированным чувством, так это то, что он имеет тенденцию существовать в подавляющем большинстве случаев без какой-либо реальной цели, в отличие от чувства вины, которое будет мгновенно скрыто. Когда кому-то стыдно, он причиняет себе внутреннюю боль, обвиняя себя в событиях, вызвавших посттравматическое стрессовое расстройство, и в преступлениях, совершенных против них самих.

В целом, это разрушает самооценку человека так, как никакие другие эмоции.Это заставляет их чувствовать себя глубоко ущербными людьми, никчемными и во многих случаях нелюбимыми. Если игнорировать эту изнуряющую эмоцию, она также может разрушить внешние отношения, дезориентируя выжившего в отношении той роли, которую они играют в обществе. Короче говоря, стыд может быть категоризированной эмоцией, но он не служит никакой реальной цели, кроме как заставить людей чувствовать себя ужасно.

Вина и стыд — это не одно и то же эмоции

Вкратце затронутые выше, вина и стыд, хотя часто переплетаются в разговоре, — это не одно и то же.Стыд — это внутренняя эмоция самосознания, тогда как вина — это когда вы размышляете о прошлом действии или поведении и сохраняете это как негативную реакцию с вашей стороны. Например, если вы пообещали кому-то подвезти его на работу, но не сделали этого (даже случайно), вы можете почувствовать себя виноватым за такое пренебрежительное поведение по отношению к кому-то, кто вам небезразличен. Краткий справочник по разделению двух эмоций:

  • Стыд = отрицательная самооценка и представление о себе как о никчемном.
  • Вина = Вы оцениваете свое действие или поведение как неблагоприятное, но как личность вы все равно чувствуете внутреннюю ценность.

Таким образом, вина и стыд — это эмоции, которые не приветствуются, но чувство вины может побудить вас исправить свои действия, что позволит вам в долгосрочной перспективе почувствовать себя лучше. Так что это может быть полезно. С другой стороны, стыд не дает ни света, ни пути. Это самонаказание и не служит реальной цели для развития посттравматического роста.

Связь между стыдом и посттравматическим стрессовым расстройством

Никто не застрахован от чувства стыда, когда дело доходит до переживания травмы. Но есть определенные типы, которые известны медленным ростом этой эмоции, такие как сексуальное насилие, жестокое обращение с интимным партнером и жестокое обращение в детстве. Причина, по которой они являются первоклассными, заключается в том, что каждая из них по своей природе чрезвычайно бесчеловечна и унизительна, что является идеальным рецептом для формирования стыда. Это может стать для человека с посттравматическим стрессовым расстройством катализатором саморазрушительного поведения, самообвинения, пренебрежения собой, перфекционизма и довольно часто может быть связано с суицидальными мыслями или попытками.

Самая сложная часть стыда состоит в том, что, если он сформулирован, от него может быть очень трудно избавиться. Таким образом, для тех, кто выздоравливает от посттравматического стрессового расстройства, существование постоянного цикла отчаяния является основным препятствием на пути к созданию более здоровых механизмов выживания. На самом деле, многие люди, как правило, настолько стыдятся, что уходят от окружающего мира, не позволяя ресурсам помочь им вернуться к гораздо лучшему мышлению, чтобы увидеть свою самооценку. Хотя это может показаться тупиковым путем, можно оправиться от стыда, научившись реструктурировать свой образ мышления и свой мыслительный процесс, чтобы вы могли достичь своих целей выздоровления от посттравматического стрессового расстройства.

Как исправить или уменьшить стыд

С помощью и поддержкой психолога, фармакологической терапии и специализированных вмешательств вы можете преодолеть посттравматическое стрессовое расстройство. Помните, что посттравматическое стрессовое расстройство — это тревожное расстройство, и хотя страх и боль могут быть ограничивающими, с правильной помощью их можно преодолеть. Аспект притворства в этом может показаться немного более сложным, поскольку на рынке действительно нет таблетки от стыда, которую вы могли бы принять. Лучший способ бороться с ненавистью к себе и сложной природой стыда — это сострадание.

Сострадание как инструмент

Самосострадание было исследовано и очевидно в уменьшении эффекта стыда. При использовании это может стать мощным противоядием от самокритики, которая является главной характеристикой тех, кто испытывает сильный стыд. Причина в том, что сострадание позволяет людям с посттравматическим стрессовым расстройством укреплять в себе доверие, связь и спокойствие за счет высвобождения окситоцина. С помощью психолога и консультирования они могут помочь человеку, страдающему посттравматическим стрессовым расстройством и стыдом, разработать стратегии, включающие в себя сострадание к себе, чтобы вызвать к себе доброту, любовь и сочувствие.

Отвлечение на помощь

Еще один фундаментальный способ уменьшить стыд — это отвлечься от этих негативных мыслей, чтобы вы могли восстановить осознанный контроль над своими эмоциями. Вы можете натренировать свой разум, чтобы на пути к выздоровлению от посттравматического стрессового расстройства вы перестали таиться и сеять хаос в вашем уме и формировать новые, более здоровые чувства. Вы можете установить для себя правило, например, когда вам становится стыдно, вы немедленно включаете любимую музыку, идете на прогулку или звоните близкому другу.Делайте то, что вам нужно, чтобы отвлечь себя и свой разум от входа в это темное место.

Знать свои триггеры

Стыд часто возникает, когда вы находитесь в наиболее уязвимом состоянии, и для тех, кто страдает посттравматическим стрессовым расстройством, вполне могут быть те же триггеры, которые заставляют вас заново пережить свое болезненное прошлое. Это потому, что неуверенность — главный компонент, по которому люди по умолчанию стыдятся. Найдите время, чтобы узнать, какие триггеры у вас вызывают стыд, чтобы вы могли научиться избегать их или подготовиться к более здоровому образу мышления, когда они действительно возникнут.Опять же, вам не нужно делать это самостоятельно. С помощью профессионального психолога вы можете работать вместе, чтобы раскрыть эти триггеры и понять, как с ними бороться без стыда.

Заключение

Стыд, несомненно, является одной из самых разъедающих, универсальных человеческих эмоций. Это может заставить людей думать, что они неудачники, что они не принадлежат друг другу или что травма, с которой они столкнулись, была их ошибкой. Все это неправда, но этот голосок в вашей голове может быть очень убедительным, и его трудно игнорировать.К счастью, есть способы, которыми вы можете научиться строить защиту от него; вам просто нужно быть готовым и найти место, где вы сможете начать распутывать корни своего стыда, откуда он исходит и понять, что он не имеет смысла в вашей жизни.

В заключение, всегда помните, что стыд не развился за день, и он не растворится за день. Иногда могут пройти годы, прежде чем в результате травмирующего события в вашей жизни возникнет стыд, и это совершенно нормально. Но нормально не означает, что это приветствуется.Имея на своей стороне нужные ресурсы и применяя стратегии здоровой осознанности и сострадания, вы сможете победить эту вредную эмоцию и преодолеть основной барьер, который мешает вам оправиться от травмы.

Quest Psychology Services — это специалисты по терапии травм в Салфорде, Манчестер. Чтобы обсудить получение помощи для вас или вашего любимого человека, позвоните нам по телефону 07932737335

Социологическая теория в JSTOR

Абстрактный

Эмоции уже давно признаны в социологии чрезвычайно важными, но большинство ссылок на них обобщены и расплывчаты.В этом эссе я называю стыд, в частности, главной социальной эмоцией. Сначала я рассмотрю индивидуализированное лечение стыда в психоанализе и психологии и отсутствие социального контекста. Затем я рассматриваю вклад в социальные аспекты стыда шести социологов (Георг Зиммель, Чарльз Кули, Норберт Элиас, Ричард Сеннет, Хелен Линд, Эрвинг Гоффман) и психолога / психоаналитика (Хелен Льюис). Я показываю, что Кули и Линд, в частности, внесли свой вклад в теорию стыда и социальных связей.Идея Льюиса о том, что стыд возникает из-за угроз связи, объединяет вклад всех шести социологов и указывает на будущие исследования эмоций, конфликтов и отчуждения / интеграции.

Информация о журнале

«Социологическая теория» публикует работы во всех областях теории, включая новые существенные теории, историю теории, метатеорию, построение формальной теории и синтетические материалы. «Социологическая теория», рецензируемая и публикуемая ежеквартально, известна лучшими международными исследованиями и стипендиями и является важной книгой для социологов.

Информация об издателе

Заявление о миссии Американской социологической ассоциации: Служить социологам в их работе Развитие социологии как науки и профессии Содействие вкладу социологии в общество и ее использованию Американская социологическая ассоциация (ASA), основанная в 1905 году, является некоммерческой организацией. членская ассоциация, посвященная развитию социологии как научной дисциплины и профессия, служащая общественному благу. ASA насчитывает более 13 200 членов. социологи, преподаватели колледжей и университетов, исследователи, практикующие и студенты.Около 20 процентов членов работают в правительстве, бизнес или некоммерческие организации. Как национальная организация социологов Американская социологическая ассоциация, через свой исполнительный офис, имеет все возможности для предоставления уникального набора услуги своим членам и способствовать жизнеспособности, заметности и разнообразию дисциплины. Работая на национальном и международном уровнях, Ассоциация стремится сформулировать политику и реализовать программы, которые, вероятно, будут иметь самые широкие возможное влияние на социологию сейчас и в будущем.

Каково настоящее определение стыда? Ученые разбираются в неоднозначности

Одна из самых сложных вещей в жизни человека — это эмоции. На самом деле эмоции настолько сложны, что даже психологи не имеют для них общеизвестных общепринятых определений.

Возьмите эмоцию «стыд». Хотя мы думаем, что знаем, что это такое, реальные определения неоднозначны.

Согласно Мерриам-Вебстер, стыд — это «чувство вины, сожаления или печали, которое вы испытываете, потому что знаете, что сделали что-то не так.Однако в Оксфордском словаре говорится, что стыд — это «болезненное чувство унижения или горя, вызванное осознанием неправильного или глупого поведения».

Хотя определения похожи, есть еще много места для маневра. Для исследователей психологии это оставляет слишком много вопросов без ответа. Как они должны определять стыд?

Один из этих исследователей, Томас Шефф, пытается затронуть эту тему в новой статье.

«Эта статья — первый шаг к исправлению хаотической природы языка эмоций», — говорит Шефф.«Наше общество относится к эмоциям как к незначительной и в значительной степени разрушительной материи, но это полная выдумка. Эмоции подобны дыханию; они создают проблемы только тогда, когда им препятствуют».

Он сосредоточился на стыде, потому что это одна из наименее понятных человеческих эмоций. Его исследование началось с изучения исторических ссылок на стыд в исследованиях, начиная с социолога Норберта Элиаса. В начале 20 века Элиас хотел понять табу стыда в обществе. Это привело Схефф к психологу Майклу Блинг, который изучал природу вытеснения.

Исследование

Шефф в конечном итоге привело его к своему наставнику, психологу Хелен Льюис, которая изобрела метод подавления эмоций с помощью словесных сигналов. Льюис узнал, что, хотя стыд был самой частой эмоцией, пациент или клиент почти никогда о нем не упоминали. Однако этот «непризнанный стыд» сопровождался физическими ощущениями, такими как боль, замешательство, покраснение, потливость и даже учащенное сердцебиение. Другая форма этого стыда была связана с «мимолетными» чувствами, а также с быстрым и навязчивым мышлением и речью.

Схефф предполагает, что это происходит потому, что людей пугает стыд.

«Если вы задели мои чувства, сказав, что у меня слишком большой нос, и если я сделаю вид, что мне не больно, тогда это будет причинять мне боль надолго», — говорит Шефф. «Мне будет стыдно. Но если я скажу:« Ты обидел мои чувства », тогда ты спросишь:« Что ты имеешь в виду? » и я говорю вам о своих чувствах, это будет довольно незначительное событие. Тем не менее мы живем в обществе, которое игнорирует или неправильно называет эмоции, особенно стыд ».

Хотя стыд — это обычная эмоция, исследование Шефф обнаружило, что использование самого слова быстро сокращается.Это говорит о том, что нам нужно лучшее определение, возможно, такое, которое не пугает людей, по крайней мере, когда дело доходит до его психологического понимания.

[Фото: Энтони Истон / Flickr]

Ⓒ 2021 TECHTIMES.com Все права защищены. Не воспроизводить без разрешения.

Позор против вины — Брене Браун

Основываясь на моем исследовании и исследованиях других исследователей стыда, я считаю, что существует глубокая разница между стыдом и виной.Я считаю, что чувство вины адаптивно и полезно — оно удерживает то, что мы сделали или не сделали, против наших ценностей и ощущения психологического дискомфорта.

Я определяю стыд как чрезвычайно болезненное чувство или переживание веры в то, что мы ущербны и поэтому недостойны любви и принадлежности — то, что мы пережили, сделали или не смогли сделать, делает нас недостойными связи.

Я не верю, что стыд полезен или продуктивен. На самом деле, я думаю, что стыд с большей вероятностью станет источником деструктивного, обидного поведения, чем решение или лекарство.Я думаю, что страх разрыва связи может сделать нас опасными.

из
Daring Greatl г:

Я считаю, что различия между стыдом и виной имеют решающее значение для информирования всего, от того, как мы являемся родителями и участвуем в отношениях, до того, как мы даем обратную связь на работе и в школе.

из
Daring Greatl г:

Пару недель назад Стив Маккриди (друг в Твиттере) прислал мне ссылку на увлекательную запись в блоге исследователя Дэна Ариели.Я люблю работу Дэна и очень рекомендую его книгу The (Honest) Truth About Dishonesty.

В серии экспериментов исследователи изучают очень тонкую разницу в языке и маркировке. Они не смотрят на это через призму стыда / вины, поэтому мы можем оценивать разные конструкции, но я думаю, что это очень интересно (хотя и противоречит тому, что я обнаружил и во что верю).

«В серии из трех экспериментов участникам была предоставлена ​​возможность потребовать незаработанные деньги за счет исследователей.В каждом эксперименте было два условия, и единственная разница между ними заключалась в формулировке инструкций. В первом условии участникам сказали, что исследователей интересовало, «насколько распространено мошенничество и в кампусах колледжей», а во втором — они задавались вопросом, «насколько распространены мошенники и в кампусах колледжей».

Это тонкая, но, как выяснилось, существенная разница. Участники в состоянии «жульничества» требовали значительно больше денег, чем участники «жульничества», которые, как и когда мы искушали людей, поклявшихся на Библии, совсем не жульничали.Это было верно как при личном общении, так и при онлайн-общении, что указывает на то, что относительная анонимность не может устранить последствия самоидентификации как мошенника. Иногда люди могут позволить себе обманывать, но только не в том случае, если это связано с идентификацией себя как мошенников ».

Я считаю, что если мы хотим значимых, длительных изменений, мы должны четко понимать разницу между стыдом и виной и призвать положить конец стыду как инструменту перемен. Это также означает отказ от маркировки.

Что вы думаете? Какой у вас был опыт? Может ли исследование Дэна рассказать нам, как мотивировать лучшее поведение, в то время как выводы о стыде и вине указывают на опасность навешивания ярлыков в процессе изменения поведения? Множество хороших вопросов! Я сердечный моя работа (и мои аспиранты, которые подталкивают меня).

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.