Аффективная лабильность это: Лабильность аффективная это

Автор: | 01.03.2020

Содержание

Аффективные симптомы, причины и сопутствующие заболевания / Психические расстройства / Психопатология | Thpanorama

Термин аффективная лабильность это относится к психологическому состоянию, характеризующемуся нестабильностью юмора. Таким образом, люди, которые представляют это изменение, обычно представляют частые изменения своего настроения.

Это изменение само по себе не является болезнью или психологическим расстройством. Скорее, это рассматривается как симптом или определенное психическое состояние.

Аффективная лабильность может проявляться в связи с психическим расстройством, хотя это не всегда является частью психопатологии.

Когда это проявление заболевания, оно может быть более серьезным. Однако, независимо от ассоциированной симптоматики или лежащей в основе патологии, она обычно вызывает у человека дискомфорт.

Люди с аффективной лабильностью, как правило, испытывают большие трудности в поддержании стабильного и удовлетворительного состояния ума, что вызывает изменение психологического состояния и заметное снижение качества их жизни.

.

Характеристики аффективной лабильности

Аффективная лабильность относится к экспериментам с частыми или интенсивными колебаниями настроения. Это случайное изменение, которое не испытывается постоянно.

Тем не менее, люди, страдающие аффективной лабильностью, часто имеют частые изменения своего настроения. Например, они могут перейти от ощущения счастья или эйфории к депрессии или унынию.

Эти изменения настроения могут быть мотивированы как внешними, так и внутренними стимулами. Разговор с другом, получение новостей, появление определенной мысли, развитие памяти …

Все эти аспекты могут вызвать заметное изменение настроения человека, поэтому аффективная лабильность объясняется чрезмерной восприимчивостью человека к широкому кругу элементов..

Аналогично, чтобы обнаружить наличие аффективной лабильности, важно указать интенсивность или тяжесть душевного состояния..

Все люди более или менее часто испытывают определенные колебания настроения. В течение дня может возникнуть несколько ситуаций, которые влияют на состояние души и мотивируют появление определенных чувств и эмоций..

Однако как интенсивность, так и частота аффективной лабильности намного выше, чем можно было бы ожидать. Люди, которые страдают от этого расстройства, изменяют свое настроение слишком часто или слишком сильно.

Кроме того, аффективная лабильность обычно оказывает негативное влияние на личностное и, прежде всего, социальное функционирование индивидов..

Периодические изменения в настроении могут существенно повлиять на качество отношений, которые он устанавливает с близкими родственниками, вызывая частые дискуссии, потерю дружбы и проблемы в отношениях.. 

Симптомы аффективной лабильности

Аффективная лабильность охватывает широкий спектр изменений в проявлении аффективности и эмоционального состояния.

Обычно люди, которые проявляют аффективную лабильность, способны интерпретировать причины симптомов. То есть, если человек начинает безутешно плакать, он интерпретирует это эмоциональное изменение как следствие переживания или случайного состояния..

Однако это не всегда так, поэтому субъекты с аффективной лабильностью могут также начать испытывать сильные эмоциональные ощущения, не имея возможности правильно интерпретировать причину изменения..

В настоящее время нет конкретной симптоматической классификации аффективной лабильности. Тем не менее, утверждается, что любое интенсивное и часто меняющееся эмоциональное проявление может быть связано с этим изменением..

В этом смысле симптомы, которые чаще встречаются при аффективной лабильности:

  1. Испытываете частый плач изолированно, без постоянного депрессивного настроения.
  1. Испытывать несоответствующий смех в изоляции, не представляя чрезмерно высокого настроения надолго.
  1. Состояние раздражительности или кратковременного возбуждения, которое полностью исчезает с течением времени.
  1. Экспериментирование с чувствами грусти изредка, которые выражаются через поведение или общение с близкими людьми.
  1. Эксперимент по ощущениям радости пассажиров, которые изменяют нормальное поведение человека в течение заданного периода времени.

причины

Причины аффективной лабильности могут быть самыми разными. Фактически, в настоящее время нет исследований, которые демонстрируют наличие основных факторов изменения, так что этиология может варьироваться в каждом случае..

В целом утверждается, что некоторые факторы могут играть особенно важную роль в развитии аффективной лабильности. Это:

1- Классический кондиционер

Некоторые авторы утверждают, что экспериментирование травматических событий имеет высокую способность влиять на эмоциональное развитие людей.

В этом смысле страдания от одной или нескольких травм могут мотивировать появление аффективной лабильности и ухудшать настроение человека. .

2- черты личности

Эмоциональная стабильность — это аспект, тесно связанный с характером и личностью человека..

Таким образом, развитие в нестабильной среде с аффективными расстройствами или эмоциональными расстройствами может привести к формированию личностных черт, уязвимых для аффективной лабильности..

Аналогичным образом, многочисленные исследования показали сильную корреляцию между пограничным расстройством личности и аффективной лабильностью.

3- Сопутствующие заболевания

Наконец, аффективная лабильность является типичным и частым симптомом широкого спектра психических и физических патологий..

Страдание от этого изменения не подразумевает наличия какого-либо расстройства или психического расстройства, однако обычно многие психопатологические изменения проявляют аффективную лабильность в своих симптомах..

Основными заболеваниями, связанными с аффективной лабильностью, являются:

  1. Рассеянный склероз
  2. Травмы головы
  3. Боковой амиотрофический склероз
  4. анорексия
  5. Острый пиелонефрит
  6. Предменструальный синдром
  7. Болезнь Альцгеймера
  8. Пограничное расстройство личности
  9. ход
  10. депрессия
  11. Трудности в обучении
  12. Цереброваскулярная болезнь
  13. энурез
  14. шизофрения
  15. бессонница
  16. Тревожное расстройство
  17. Синдром раздраженного кишечника
  18. Синдром дефицита внимания с гиперактивностью
ссылки
  1. Ato, E. , Carranza, J.A., González C., Ato, M. и Galián, M.D. (2005). Реакция дискомфорта и эмоциональной саморегуляции в детстве. Психотема, 17 (3), 375-381.
  1. Cichetti D., Ackerman B.P. и Izard C.E. (1995). Эмоции и регуляция эмоций в психопатологии развития. Развитие и психопатология, 7, 1-10.
  1. Кинан, К. (2000). Нарушение регуляции эмоций как фактор риска для детской психопатологии. Клиническая психология: наука и практика, 7 (4), 418-434.
  1. Язык Л. (2003). Связи между эмоциональностью, саморегуляцией, проблемами адаптации и позитивной адаптацией в среднем детстве. Прикладная психология развития, 24, 595-618.
  1. Linacre JM. Оптимизация эффективности рейтинговой шкалы категории. J Appl Meas. 2002; 3 (1): 85-106.

Психоэмоциональные нарушения — Школа здоровья — ГБУЗ Городская поликлиника 25 г. Краснодара МЗ КК

28 июля 2020 г.

Общая характеристика

Эмоции – психические состояния, отражающие отношение человека к происходящим событиям, к людям и самому себе. Эмоциональные реакции складываются из трех компонентов: ощущение переживания, изменение физиологических процессов и появление внешних выразительных комплексов. Другими словами, человек чувствует эмоцию (радость, злость, страх, печаль), испытывает изменения в работе организма (потоотделение, сердцебиение) и выражает свое состояние при помощи мимики, жестов.

Эмоциональные состояния приобретают патологический характер, когда их продолжительность, интенсивность и содержание не соответствуют ситуации, приносят физический и психологический дискомфорт. Психоэмоциональные нарушения характеризуются необоснованностью и неадекватностью аффекта, не вписываются в обычные временные рамки, мешают выполнению общественных функций, воспринимаются как болезненные или не осознаются самим человеком.

Классификация

Нарушения эмоциональной сферы могут быть самостоятельными расстройствами или компонентами других психических заболеваний. Патологическое усиление эмоций проявляется увеличением их интенсивности при сохранении адекватного содержания.

К этой группе расстройств относятся:

  1. Депрессия. В структуре депрессивных состояний доминирует пониженное настроение, подавленность. Больные ощущают тревогу, чувство неполноценности. Повседневные трудности воспринимаются ими как непреодолимые, провоцируют плач, уныние, нежелание что-либо делать.
  2. Мания. Маниакальные состояния проявляются повышенным настроением, ускоренным темпом психической деятельности, усилением физической активности. Человек становится гиперактивным, суетливым, стремится к достижениям, к познанию нового, но ему не хватает концентрации внимания и целенаправленности.
  3. Эйфория. В эйфории у людей преобладает беспечность, повышенное настроение, инфантильность. Снижаются критические способности и серьезное отношение к ситуациям. Пассивность и чрезмерное благодушие не позволяют выполнять ежедневные обязанности.

Другим вариантом психоэмоциональных нарушений является ослабление эмоций. Вне зависимости от происходящих событий – радостных, печальных, провоцирующих агрессию – люди остаются равнодушными или испытывают слабые переживания, не соответствующие значимости ситуации. Примеры таких расстройств:

  1. Эмоциональное уплощение. При некоторых психических заболеваниях, например, при шизофрении происходит обеднение эмоций – они становятся однообразными, примитивными, слабовыраженными. При тяжелых вариантах сохраняется лишь некоторое проявление недовольства в ситуациях дискомфорта. Остальные события – встречи с родственниками, утрата близкого человека – не вызывают никаких эмоций.
  2. Апатия. Состояние апатии характерно для больных депрессией. Отмечается общее снижение всех эмоциональных реакций. Пациент безразличен к происходящему, неспособен испытывать радость, грусть, страх, злость. Часто апатия сочетается со снижением двигательной активности и абулией – патологическим безволием, невозможностью начать какое-либо действие.

При нарушениях подвижности эмоций изменяется способность человека контролировать продолжительность переживания. Это проявляется застреванием, внезапностью или быстрой неконтролируемой сменой эмоциональных состояний. Различают несколько вариантов расстройства динамического аспекта:

  1. Эмоциональная лабильность. При аффективной лабильности эмоции легко возникают, быстро сменяют друг друга, зависят от мимолетных внешних событий или случайных воспоминаний. Такие состояния считаются нормой в раннем детстве, когда слезы ребенка внезапно сменяются смехом, но у взрослых являются признаком эмоционального нарушения.
  2. Эксплозивность. Данным термином обозначают эмоциональную взрывчатость. После периода спокойствия человек внезапно демонстрирует гнев, раздражение, злость, а затем так же быстро возвращается в состояние равновесия. Во время эксплозивных вспышек возможно проявление агрессии, провокация конфликтов.
  3. Инертность. Синонимы инертности – застреваемость, тугоподвижность. Такие люди подолгу переживают одну эмоцию, не могут отвлечься и произвольно сменить ее, пребывают в состоянии раздражительности, тоски, озлобленности.

Наиболее яркими психоэмоциональными расстройствами являются нарушения адекватности. Неадекватные эмоциональные проявления отнесены к патологическим по содержательному критерию: то, что чувствует человек, не имеет связи с его мыслями или внешними событиями. В данную группу входят:

  1. Неадекватность. При эмоциональной неадекватности человек переживает и демонстрирует эмоции, которые совершенно не подходят к ситуации. Например, возникает смех в ответ на известие о гибели людей, вспышки злости при встрече с близким человеком (матерью, другом).
  2. Амбивалентность. У лиц с шизофренией нередко наблюдается амбивалентность переживаний – одновременное существование противоположных эмоций. Такое состояние трудно понять здоровому человеку. Внешне оно проявляется как постоянная, ничем не обусловленная смена радости и тоски, нежности и злобы, гневливости и слезливого слабодушия.
  3. Эмоциональная напряженность. К неадекватным переживаниям может быть отнесен беспредметный страх, немотивированная тревога, необъяснимое чувство озлобленности или недовольства собой. При таких состояниях люди находятся в эмоциональном напряжении, но не могут определить, чем оно обусловлено. Обычно они говорят: «неспокойно на душе», «внезапно душа в 

Страница не найдена |

Страница не найдена |

404. Страница не найдена

Архив за месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс

       

       

     12

       

     12

       

      1

3031     

     12

       

15161718192021

       

25262728293031

       

    123

45678910

       

     12

17181920212223

31      

2728293031  

       

      1

       

   1234

567891011

       

     12

       

891011121314

       

11121314151617

       

28293031   

       

   1234

       

     12

       

  12345

6789101112

       

567891011

12131415161718

19202122232425

       

3456789

17181920212223

24252627282930

       

  12345

13141516171819

20212223242526

2728293031  

       

15161718192021

22232425262728

2930     

       

Архивы

Мар

Апр

Май

Июн

Июл

Авг

Сен

Окт

Ноя

Дек

Метки

Настройки
для слабовидящих

Эмоциональные расстройства при различных нейропсихологических синдромах в детском возрасте

Горячева Т. Г., Центр психодиагностики и психокоррекции при ИБП, Российский государственный медицинский университет (Москва)
Султанова А.С., факультет практической психологии Института бизнеса и политики (Москва)

В настоящее время отмечается существенный рост распространенности различных форм отклонений в развитии детей, сопровождающихся эмоциональными расстройствами. Это обусловлено сочетанием социальных и биологических факторов, которые приводят к появлению у ребенка целого комплекса первичных и вторичных нарушений. По нашему мнению, в большинстве случаев в качестве первичного дефекта при нарушении эмоционального развития выступает особая биологическая дефицитарность ребенка, связанная с развитием центральной нервной системы. С целью уточнения этого дефекта мы обратились к анализу данных нейропсихологического диагностического исследования: по методике А.Р. Лурии за период с 2002 по 2005 г. были обследованы 200 детей в возрасте 4-9 лет. Были выявлены три нейропсихологических синдрома, при которых всегда отмечаются те или иные отклонения эмоционального развития детей: синдром функциональной дефицитарности стволовых и подкорковых структур мозга, синдром функциональной недостаточности лобных долей мозга, синдром недостаточного развития межполушарных связей при функциональной недостаточности или доминантности правого полушария.

Наиболее часто регистрирующимся нейропсихологическим синдромом является синдром функциональной дефицитарности субкортикальных структур мозга. Для детей с этим синдромом характерна незрелость эмоциональной сферы, при которой эмоции не выполняют функции регуляции поведения и межличностных отношений, и адаптивные функции эмоций, аффективный контроль больше ориентированы на витальные потребности и потребность в поддержании стереотипных взаимосвязей с окружающей средой. При этом дети могут демонстрировать следующие эмоциональные расстройства: эмоциональная «вязкость», тенденция к образованию зависимостей, невротических привычек и страхов; реже – эмоциональная лабильность, выраженные колебания настроения; раздражительность и агрессивные проявления, негативные эмоции или своеобразная «эмоциональная тупость», тенденция к стереотипному реагированию при необходимости адаптации к новым условиям. Эти расстройства усиливаются на фоне утомляемости и истощаемости.

При функциональной несформированности правого полушария для детей характерны сниженный фон настроения, повышенная тревожность и склонность к аффективным вспышкам; реже встречается другой вариант: нечувствительность в эмоциональных контактах, скупые проявления собственных эмоций. Часто у этих детей отмечается эмоциональная неустойчивость, раздражительность, обидчивость, сензитивность, гиперчувствительность к интонации речи. Нередко эти дети образуют неадекватные привязанности (к матери, психологу, учителю и др.). В исследовании также обнаруживается недостаточная дифференциация эмоций, тенденция к выбору негативных эмоций при их распознавании, непонимание юмора в карикатурах.

Незрелость лобных отделов мозга приводит, прежде всего, к нарушению контроля над эмоциями и незрелости высших уровней аффективной сферы. Эти дети капризны, часто проявляют импульсивность, эмоциональную лабильность, агрессию и негативизм, особенно при попытках регламентировать их деятельность. Довольно часто у детей с этим синдромом нарушено «чувство дистанции» (особенно по отношению к взрослым), снижена потребность в общении и стремление к образованию глубоких эмоциональных связей, общение является более поверхностным. В связи с этим, у детей изменяется характер общения и часто нарушается социальная адаптация.

Необходимо отметить, что у детей, как правило, наблюдается сочетание описанных синдромов, т. к. дефицитарность одних структур мозга влечет за собой нарушение функциогенеза других областей. Это приводит к ряду трудностей, как в диагностической, так и в коррекционной работе. Данное исследование доказывает необходимость комплексного подхода к коррекции эмоциональных расстройств у детей, с включением методов нейропсихологической коррекции.

 

© 2000 – 2020 Альманах Института коррекционной педагогики / Almanac Institute of special education, ISSN 2312-0304

Все права защищены. Все права на материалы охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.

Издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство Эл № ФС77-59883 от 17 ноября 2014 г.

При использовании материалов прямая активная ссылка на издание «Альманах Института коррекционной педагогики / Almanac Institute of special education» обязательна.
Документы могут использоваться только для некоммерческих и личных целей.

Любое коммерческое использование Документов допускается только с письменного разрешения редакции. При полной или частичной перепечатке (републикации) материалов в Интернет активная прямая ссылка на «Альманах Института коррекционной педагогики» обязательна.
Политика конфиденциальности

Паническая атака — ИльМедика

«Паническая атака» — это острый приступ, сопровождающийся страхом, тревогой и различными соматическими жалобы. Это не официальный термин, в МКБ-10 такого диагноза не найти, поэтому разными людьми иногда смысл в него вкладывается немного разный.

Однако, общий смысл ясен. Паника, страх, мысли «А что, если… (это не прекратиться… я умру… это инсульт… это … и так далее). И на этом фоне – соматические симптомы – сердцебиение, повышение давления, чувство жара или холода, потливость, затруднение дыхания, болевые или дискомфортные ощущения в разных частях организма. Что ж, это действительно страшно – ведь человек не придумывает, а действительно испытывает на себе все эти симптомы. И чем больше он их испытывает – тем сильнее тревога и страх. А чем сильнее тревога – тем больше жалоб.

Почему так? Сейчас разберемся. Во-первых, у каждого из нас есть вегетативная нервная система, которая связывает нашу психику с соматикой (телом). Поэтому, когда мы нервничаем, то у нас (почти у всех, у вас, у меня, у любого человека) что-то происходит и в теле. Мы краснеем, бледнеем, потеем, народные фразы типа «в зобу дыханье сперло», «медвежья болезнь» — тоже об этом. Это нормально. Чем выше тревога – тем нестабильнее тонус вегетатики (старая-добрая «ВСД» или, по-новому, «Соматоформная дисфункция ВНС»), тем больше таких проявлений, тем более они вычурны, выражены, хуже подаются действию лекарств.

Ну а, во-вторых, человек в тревоге, связанной со здоровьем, рассматривает все мельчайшие проявления своего организма словно через лупу. «Лупа ипохондрика» — есть такое выражение. У любого человека время от времени что-то, бывает, заболит, кольнет, стрельнет, вскочит прыщик. Если на этом все и закончится, человек просто забудет об этом, эта информация нигде не сохранится. Но повышенная тревога со своей «лупой» не позволит ни пропустить, ни забыть ни одного даже самого завалящего симптома. Эти симптомы сохраняются в памяти, группируются, человек начинает искать информацию на тему «что со мной» в интернете, наталкивается на разную информацию их которой тревога выхватывает негативную – «А вдруг у меня это? Ужас!». И снова – чем выше тревога, тем больше «лупа», тем больше обнаруженных симптомов, тем выше тревога… ну и так далее.

«Паническую атаку» можно рассматривать как острый приступ подобной симптоматики.

Знакомо? Если это хоть немного про вас, то вы конечно ждете ответов на два главных вопроса: К чему это может привести и как это вылечить. Сейчас ответим.

Повышенная тревога, сопровождающаяся расшатанной вегетатикой, может очень сильно снижать качество жизни пациента. Тревога истощает, от нее нарушается сон и аппетит, человек начинает хуже справляться с работой, становится нервным (аффективная лабильность – это симптом астении), это замечается окружающими, все это в свою очередь усиливает тревогу, приходит депрессия. Но ни к чему более страшному это привести не может. Нельзя внезапно умереть от «панической атаки» (при условии, что у вас нет серьезных хронических заболеваний). Нельзя от этого сойти с ума. Так не бывает. Теоретически – если такое состояние длится годами, то это может стать одним из факторов развития какого-либо психосоматического заболевания. Но, подчеркну: «длится годами», «может стать» и «одним из факторов». 

Теперь ответ на вопрос: Что делать? Конечно же лечиться. Ведущим специалистом должен быть врач психотерапевт, стандартная тактика лечения – назначение противотревожного антидепрессанта (одна таблетка на ночь) и психотерапия. Лечение длительное (в среднем полгода, говорит нам учебник), однако ощутимый эффект наступает быстро – в течение уже первых двух недель, а как правило и раньше. Если не наступает – значит надо корректировать терапию, что-то с ней не так. Еще один специалист, который может помочь – это невропатолог. Лечение невропатолога тут выполняет вспомогательную функцию. Однако, оно важно. Если неврологические нарушения (сосудистые, вертеброгенные, другие) присутствуют, то результатом этого является ухудшение работы нашей нервной системы, мозга. А психика – одна из функций мозга, поэтому она тоже страдает и поэтому выявление и лечение неврологических проблем при состояниях, сопровождающейся повышенной тревогой и периодическими «паническими атаками» — необходимо. Кроме этого, иногда свою лепту в эту симптоматику вносят эндокринные или другие соматические нарушения, поэтому в лечении, возможно, будет необходима помощь и других специалистов.

Резюмируем сказанное о «панических атаках» и повышенной тревоге: Это лечится. Чаще всего это лечится относительно быстро и несложно. Ведущий специалист – психотерапевт. Методы лечения – сочетания приема лекарств и психотерапии. В некоторых случаях (не во всех) необходимы дополнительные обследования и привлечение других специалистов (невропатолога, эндокринолога и т.п.).

ЛОР clinic в г. Алматы

Фобическое постуральное головокружение – это клинический феномен (развивающийся либо первично на фоне тревожно-фобического расстройства, либо вторично вследствие имеющейся соматогенной или неврогенной недостаточности обеспечения локомоторной функции и постуральной компенсации, например, остеоартроз, болезнь Паркинсона, снижение зрения, вестибулярный нейронит и связанного с этим «неудачного опыта» в виде падений или его риска), представленный симптомокомплексом, во-первых, несистемного головокружения, описываемого пациентами, как страх падения «туман в голове», чувство опьянения или ощущение иллюзорного нарушения устойчивости тела, которые, как правило, связано с особыми перцептивными стимулами (мост, лестница, пустое пространство) или ситуациями, которые воспринимаются больным, как провоцирующие факторы (метро, универмаг, собрание и т. д.) и, во-вторых, избегающего поведения в отношении этих ситуаций при отсутствии объективных клинических и параклинических признаков клинически значимого нарушения вестибулярной и постуральной компенсации.

Клиническая феноменология. Синдром фобического постурального головокружения (ФПГ) характеризуется короткими эпизодами постурального головокружения, сопровождающимися субъективным ощущением отупения и нарушения равновесия, выраженным страхом падения, который возникает без наличия эпизодов реальных падений (возможны падения, предшествующие формированию вторичного ФПГ), но с формированием избегающего поведения.
Выраженность симптомов уменьшается при занятости, а также после приема небольших доз алкоголя. ФПГ имеет быстрое развитие с генерализацией вегетативно-соматических симптомов и нарастанием социальной дезадаптации. В преморбидной структуре характера выявлены преимущественно обсессивные черты и перфекционизм, предрасполагающие к формированию стабильных навязчивых расстройств и психогенных депрессий.
Как видно из описания ФПГ, его психопатологическая структура во многом соответствует структуре панического расстройства, включая периодические приступы тревоги, навязчивый страх повторения приступа, сопровождающегося головокружением, а также избегающее поведение. Следует, однако, иметь в виду, что страх повторного головокружения с избегающим поведением может наблюдаться и у пациентов с вестибулярными дисфункциями, что позволяет выделять первичное и вторичное паническое расстройство, развивающееся на основе отологической патологии.
Следует также отметить, что довольно часто ФПГ предшествуют не только значимые психотравмирующие факторы, но и органические вестибулярные нарушения (например, вестибулярный неврит или доброкачественное пароксизмальное позиционное головокружение), при которых в качестве сопутствующих нередко выявляют иные расстройства, предрасполагающие к головокружению, в частности: диабет, синусит, а также черепно-мозговые травмы в анамнезе. Эти данные подтверждают условность дуалистического разделения расстройств, сопровождающихся головокружением, на функциональные и органические, с учетом роли предшествующего или резидуального органического фактора. Именно этот фактор определяет, по-видимому, повышенную уязвимость вестибулярной системы при развитии тревоги и страха.

Диагностические критерии фобического постурального головокружения. Этот диагноз основывается главным образом на следующих 6 характерных проявлениях.
(1) Головокружения и жалобы имеют место в положении стоя и во время ходьбы, несмотря на нормальное выполнение таких тестов на устойчивость, как проба Ромберга, тандемная ходьба, стояние на одной ноге и рутинная постурография.
(2) Постуральное головокружение описывается больным как флюктуирующая неустойчивость, часто в форме приступов (секунды или минуты), или ощущения иллюзорного нарушения устойчивости тела длительностью в доли секунды.
(3) Приступы головокружений появляются спонтанно, но часто связаны с особыми перцептивными стимулами (преодоление мостика, лестницы, пустого пространства) или социальной ситуацией (универмаг, ресторан, концертный зал, собрание и т.п.), от которых больному трудно отказаться и которые воспринимаются им как провоцирующие факторы.
(4) Тревога и вегетативные симптомы сопровождают головокружение, хотя головокружение может быть и без тревоги.
(5) Типичен обсессивно-компульсивный тип личности, аффективная лабильность и слабо выраженная реактивная депрессия (в ответ на головокружения).
(6) Начало заболевания часто следует за периодом пережитого стресса или после заболевания с вестибулярными расстройствами.

Запомните: наличие аффективного сопровождения головокружения в виде ощущений тревоги, страха или даже ужаса не исключает органической природы головокружений, так как любые головокружения: и системные (особенно пароксизмальные) и несистемные сами по себе чрезвычайно стрессогенны, что всегда необходимо учитывать в процессе их лечения.

Принципы лечения. Сочетание нелекарственных (психотерапия, вестибулярная и дыхательная гимнастика) и лекарственных методов лечения. Препаратами первого ряда для лечения тревожных нарушений являются антидепрессанты (селективные ингибитоы обратного захвата серотонина – СИОЗС, например, анксиолитическим действием обладают паксил, феварин; реже используются из-за наличия большого числа побочных действий и худшей переносимости трициклические антидепрессанты — амитриптилин). Также используются бензадиазепины (феназепам, диазепам, алпразолам, клоназепам и др.). В ряде случаев положительный эффект при лечении тревожных расстройств достигается при применении «малых» нейролептиков (сульпирида, тиаприда, тиоридазина), обычно в малых дозах. Выраженную эффективность в отношении головокружения, развивающегося в рамках генерализованного тревожного расстройства, имеет атаракс (гидроксизин). В качестве дополнительной терапии используют препарат Бетагистин, который уменьшает возбудимость вестибулярного аппарата и эффективен при всех видах головокружения, в том числе психогенном. Обязательным является лечение фоновой соматической и неврологической патологии, которая приводит к ухудшению постуральной и вестибулярной функций (например, лечение сахарного диабета и его осложнений – диабетической полинейропатии).

Причины инвалидности в пожилом возрасте

Опубликовано: 06.06.2018 08:20

Для старческого возраста очень важным является определение функциональной способности конкретных систем и органов по ряду причин. Из них в первую очередь нужно отметить тот факт, что в течение нашего столетия очень заметно изменился характер болезней. В настоящее время доминирующую роль играют хронические заболевания, причем во многих случаях они являются неизлечимыми. Это особенно важно для старых людей, у которых зачастую обнаруживается целый “букет” таких хронических болезней. В старости особенно важным и значимым является даже не само по себе наличие той или иной болезни, сколько то, в какой степени оно ограничивает повседневную деятельность личности.

Общеизвестно, что нормально жить — это уметь удовлетворять насущные, умственные и социальные потребности, быть независимым в их исполнении. Но как ни прискорбно, следует также признать, что в конце концов наступает период, когда старый человек не может удовлетворить свои потребности, физическое и психическое одряхление ставит его в полную зависимость от окружающих. Исследования показывают, что 80% лиц в возрасте 75 лет и старше не в состоянии обходиться без посторонней помощи.

Существуют ведущие причины инвалидности:

  1. болезни системы кровообращения;
  2. злокачественные новообразования;
  3. болезни нервной системы, психические расстройства;
  4. болезни костно-мышечной системы;
  5. болезни органов дыхания.

Эти пять классов болезней являются причинами более 75% случаев инвалидности.

Ведущие причины инвалидности в значительной мере определяются возрастным составом инвалидов. Так, около 60% лиц, впервые признанных инвалидами, имели пенсионный и пожилой возраст (мужчины — старше 60 лет, женщины — старше 55 лет). В свою очередь, нозологический и возрастной состав инвалидов, определяют структуру инвалидности по тяжести. Подавляющее большинство инвалидов (около 70%) имеют вторую группу, доли инвалидов первой и третьей группы также примерно одинаковы.

Наиболее массовыми причинами инвалидности граждан пожилого возраста в РФ являются инвалиды вследствие общего заболевания (95. 4 %), затем следуют инвалиды вследствие трудового увечья или профессионального заболевания (4.3%) и инвалиды вследствие радиационных аварий и катастроф (0.3%).

В половозрастной структуре инвалидности в пожилом возрасте, преобладающее число женщин. Это объясняется низкой продолжительностью жизни у мужчин в России, то есть до пожилого возраста многие представители мужского пола просто не доживают.

На первом месте по причинам инвалидности граждан пожилого возраста находится болезни системы кровообращения. Это не случайно, так как с возрастом происходят изменения в сосудах. Структура сосудистой стенки меняется с возрастом у каждого человека. Постепенно атрофируется и уменьшается мышечный слой каждого сосуда, теряется его эластичность, появляются склеротические уплотнения внутренней стенки. Это сильно ограничивает способности сосудов к расширению и сужению, что уже является патологией.

В первую очередь страдают крупные артериальные стволы, особенно аорта. У пожилых и старых людей значительно уменьшается количество действующих капилляров на единицу площади. Ткани и органы перестают получать необходимое им количество питательных веществ и кислорода, а это ведет к их голоданию и развитию различных заболеваний.

С возрастом, при утрате крупными сосудами эластичности и увеличении периферического сопротивления мелких сосудов, повышается артериальное давление (особенно систолическое). Венозное же давление снижается. Это связано с ослаблением тонуса, снижением эластичности венозных стенок, что ведет к расширению суммарного просвета венозного русла.

В пожилом и старческом возрасте уменьшается величина минутного объема сердца (минутный объем — количество крови, выбрасываемое сердцем за одну минуту). Это снижение в основном связано с урежением ритма сердечных сокращений и снижением ударного объема сердца. Так как с возрастом падает основной обмен, то уменьшение минутного объема сердца можно рассматривать как закономерную реакцию организма на уменьшение потребности тканей в кислороде.

У пожилых и старых людей на фоне сниженного сердечного выброса наблюдается активное перераспределение регионарного кровообращения. При этом мозговое и коронарное кровообращение почти не меняется, а почечное и печеночное значительно снижаются. Такая перестройка системы гемодинамики частично компенсирует увеличение энергозатрат при работе сердца в условиях увеличения сопротивления сердечному выбросу, связанного с повышением периферического сосудистого сопротивления.

Чем старше становится человек, тем большее количество мышечных волокон сердечной мышцы атрофируется. Развивается так называемое «старческое сердце». Идет прогрессирующий склероз миокарда, и на месте атрофированных мышечных волокон сердечной ткани развиваются волокна нерабочей соединительной ткани. Сила сердечных сокращений постепенно снижается, происходит все более усиливающееся нарушение обменных процессов, что создает условия для энергетически-динамической недостаточности сердца в условиях напряженной деятельности. В результате всех вышеперечисленных процессов с возрастом физическая работоспособность сердца падает. Это ведет к ограничению диапазона резервных возможностей организма и к снижению эффективности его работы.

Среди злокачественных новообразований у мужчин пожилого возраста распространено: опухоль предстательной железы (33%), злокачественное образование на легких (13%), новообразования примой кишки (10%), меланома (5%). У женщин наиболее распространенными злокачественными новообразованиями являются: молочная железа (32%), легкие (12%), прямая кишка (11%), эндометрия — матка (6%). Но самые тяжелые последствия приводящие чаще всего к инвалидности, или смертельному исходу обусловленными злокачественными новообразованиями на легких.

Общеизвестно, что с увеличением возраста нарастает частота психических заболеваний. Общим для всех видов атрофически-дегенеративных деменций старческого возраста является характерное постепенное и незаметное начало, хронически-прогредиентное течение, необратимость атрофического процесса, проявляющаяся в терминальной стадии болезни в виде тотальной или глобальной деменции.

В последние годы все больше исследователей не проводят различия между сенильной деменцией и деменцией (болезнью) Альцгеймера. Эти психиатры выделяют сенильную деменцию типа Альцгеймера с началом в 50-65 лет (раннее начало) и сенильную деменцию типа Альцгеймера с началом после 70 лет (позднее начало) и кратко обозначают СДТА. В геронтопсихологической литературе все чаще появляются сообщения, что распространение СДТА приобретает характер эпидемии. Обыкновенно начало заболевания приходится на 45-60 лет, а 1/4 всех случаев — старше 65 лет. Женщины болеют в 3-5 раз чаще мужчин.

Нарушения памяти занимают центральное место в процессе распада психической деятельности: постепенно развивается полная амнестическая дезориентировка, аутопсихическая дезориентировка, достигающая степени неузнавания собственного изображения в зеркале (симптом зеркала). Обязательна потеря автоматизированных привычек: больные забывают самые привычные действия, как одеться, раздеться, приготовить пищу, стирать и т.д. Эти расстройства праксиса (движения) достигают полной апраксии, всякое направленное действие становится невозможным, нарушается столь автоматизированное действие, как походка.

Расстройства речи проявляются в амнестической и сенсорной афазии, в конце концов речь состоит из отдельных логоклоний, эхололий, итераций. Глубоко нарушается чтение (алексия), письмо (агрофия), счет (акалькулия), пространственное познание (агнозия). В терминальной стадии наступает психический и физический маразм: появляются хватательные и сосательные автоматизмы, насильственный плач и смех, эпилептиформные припадки, различные неврологические синдромы.

Деменция, обусловленная болезнью Паркинсона. Заболевание относится к развивающимся в пожилом и старческом возрасте дегенеративно-атрофическим расстройствам экстрапирамидной системы. Болезнь начинается в 50-60 лет медленно и незаметно, течение ее хроническое и проявляется неврологическими синдромами. На ранних этапах заболевания отмечается раздражительность, аффективная лабильность и назойливость, расстройства в запоминании, репродукции, бескритичность на фоне благодушно-эйфорического настроения. Большинство исследователей склоняются к наследственному характеру заболевания.

Большую роль играют болезни костно-мышечной системы и соединительных тканей, так как именно болезни этой группы ограничивают пожилых людей в движении, часто приковывают к постели и забирают способность к самообслуживанию.

Тяжелые дегенеративные процессы в суставах -артрозы делают невозможным передвижение, в основном, если процесс идет в бедренных и коленных суставах и позвоночнике. Происходит деформация и обездвиженность суставов и человек не может двигаться.

Коксоартроз — артроз тазобедренного сустава — наиболее тяжелый вид артроза, протекающий с болями при опоре на ногу, хромотой, а в дальнейшем и значительным ограничением всех движений в суставе, укорочение конечности вследствие подвывиха головки бедра вплоть до полной обездвиженности в суставе и невозможности движения. Наиболее плохой прогноз при коксоартрозе — неподвижность тазобедренного сустава.

Гонартроз — поражение коленного сустава. При его поражении появляются тупые боли, особенно при спуске с лестницы. Артроз коленных суставов наступает нередко в результате их постоянных перегрузок. Болезнь чаще развивается у женщин, страдающих ожирением, обычно в сочетании с деформациями стоп.

Деформирующий полиартрит, в основе которого лежит воспалительный процесс, чаще всего поражает мелкие суставы, приносящие много неудобств в быту, трудности при умывании, приготовлении пищи, написании письма и т.д. Такие старые люди становятся совершенно беспомощными в любой мелочи, требуют за собой ухода.

Остеохондроз — дистрофические изменения позвоночника — одна из самых распространенных патологий в возрасте после 50 лет.

Заболевания органов движения и опоры являются главной причиной старческой дряхлости и немощи. На органах движения можно более отчетливо, чем на любых других органах, проследить, как происходит наслоение процессов старения на хронические заболевания суставов, костей, мышц и связочного аппарата. Поскольку эти процессы протекают медленно, но неуклонно, с годами функциональные возможности органов движения снижаются, появляются различные недомогания. Наконец, нарушение подвижности суставов заходит так далеко, что старый человек не только получает инвалидность, но и оказывается прикованным к постели.

 

ГБУЗ «Центр медицинской профилактики» министерства здравоохранения Краснодарского края.

Самостоятельная мера аффективной лабильности

Боковой амиотрофический склероз (БАС) — прогрессирующее нейродегенеративное заболевание, характеризующееся слабостью и истощением скелетных мышц и усилением рефлексов растяжения. Чаще всего это происходит в зрелом возрасте, с преобладанием мужчин, и заканчивается смертельным исходом через два-три года. Принимая во внимание, что основная тяжесть патологического процесса возникает в моторной коре, спинном мозге и стволе мозга, также может иметь место двустороннее поражение кортикобульбарных трактов, которые выступают на ствол мозга.1

Наряду с депрессией у многих пациентов с БАС возникают внезапные вспышки неконтролируемого смеха или плаксивости, известные как аффективная или эмоциональная лабильность, псевдобульбарная эмоциональность или патологический смех и плач. 2-5 Такие вспышки могут возникать спонтанно или в ответ на провокационные стимулы, такие как вопросы или события. Во многих случаях эти проявления диссоциированы от основного настроения или эмоций пациента, хотя отсутствие единого мнения относительно того, так ли это обязательно, демонстрируется частым использованием в литературе терминов аффективная лабильность и эмоциональность.6-8 Независимо от происхождения этот синдром может иметь проблемные социальные последствия. Это в некоторой степени зависит от частоты и интенсивности поведения, и в самых крайних случаях аффективная лабильность может приводить к инвалидности, в первую очередь из-за стигмы, связанной с потерей контроля над эмоциями. Совокупность данных свидетельствует о том, что лабильный аффект часто можно модулировать с помощью фармакологического вмешательства. 10

Основные механизмы, лежащие в основе аффективной лабильности, изучены недостаточно. Известно, что поражения в различных областях мозга, включая лобные и височные доли, скорлупу и ствол мозга, связаны с возникновением патологического смеха или плаксивости. 11 Хотя этот синдром чаще всего наблюдается при таких расстройствах, как инсульт, рассеянный склероз и БАС, он может возникать в сочетании со многими другими неврологическими расстройствами. Предположительно, любой патологический процесс, который прерывает корковое торможение ствола мозга, может привести к такому поведению; таким образом, аффективную лабильность можно рассматривать как синдром отключения.

Исследования показали, что патологический аффект встречается у 27–49% пациентов с бульбарными симптомами БАС. 12-14 Исследования, изучающие распространенность и частоту этого синдрома, затруднены из-за отсутствия надежного инструмента оценки, как это было в предыдущих исследованиях. полагаться на неструктурированные интервью, записи пациентов и непроверенные анкеты.Важный первый шаг в точном измерении синдрома аффективной лабильности был сделан с помощью шкалы патологического смеха и плача, рейтинговой шкалы, введенной интервьюером, утвержденной для использования с жертвами инсульта. 15 Еще одним связанным развитием стала шкала аффективной лабильности, которая измеряет лабильное настроение и аффект в контексте личности и психопатологии.

Остается потребность в коротком, простом в применении, самоотчетном показателе аффективной лабильности, который был валидирован для использования с пациентами с БАС.Следующее исследование было проведено с целью разработки и проверки такой меры — Шкала лабильности Центра неврологических исследований (CNS-LS). Это исследование включало четыре группы пациентов, и мы ожидали, что в своей окончательной форме CNS-LS обеспечит оценку общей аффективной лабильности, включая суббаллы для лабильного смеха и лабильной плаксивости.

Методы

Набор вопросов включал интервью с 10 пациентами с БАС, у которых врачи были идентифицированы как имеющие аффективную лабильность или потерю эмоционального контроля.По возможности, были опрошены также ближайшие родственники каждого пациента. Участников попросили определить конкретные мысли, чувства, поведение и ситуации, которые могут быть связаны с этим явлением. Затем ответы использовались для построения потенциальных вопросов анкеты. Пункты были отправлены пяти неврологам, знакомым как с БАС, так и с аффективной лабильностью, для рассмотрения и предложений. Пятьдесят семь пунктов были выбраны по крайней мере двумя из пяти экспертов как относящиеся к синдрому аффективной лабильности при БАС, и эти пункты были сохранены.В окончательной форме каждый вопрос предлагает респондентам указать по следующей пятибалльной шкале, как часто они испытывают симптомы аффективной лабильности: 1 (не применяется никогда), 2 (применяется редко), 3 (применяется иногда), 4 (применяется часто), 5 (применяется в большинстве случаев).

В целях выбора пунктов и проверки факторной структуры и валидности конструкта 57 потенциальных пунктов анкеты были введены 99 пациентам с БАС, набранным из шести исследовательских и лечебных центров БАС в США и Канаде.Средний возраст участников составлял 57,79 (стандартное отклонение 13,38) лет, 69 из них были мужчинами. Конструктивная валидность CNS-LS была исследована путем определения его конвергентных и дискриминантных отношений с тремя другими показателями. Пятьдесят пять из 99 участников заполнили подшкалы тревоги, депрессии и гнева шкалы аффективной лабильности. В той степени, в которой конструкции аффективной лабильности при психопатологии и аффективной лабильности при БАС перекрываются, особенно симптоматически, следует связывать шкалу CNS-LS и шкалу аффективной лабильности.Тридцать пять участников заполнили меру интенсивности аффекта, меру интенсивности, с которой индивидуальный опыт влияет в целом.17 Предыдущее исследование показало, что интенсивность аффекта не связана с лабильным аффектом и настроением.18 Семьдесят два участника заполнили инвентарь депрессии Бека. широко используемый показатель государственной депрессии.19 Предыдущие исследования, изучающие связь между аффективной лабильностью и расстройством настроения, были сосредоточены на пациентах, перенесших инсульт, и дали неоднозначные результаты.20 21 В результате не было сделано никаких прогнозов относительно связи депрессивного настроения с CNS-LS, хотя ожидалось, что если бы эта связь присутствовала, она была бы между депрессией и частью CNS-LS, измеряющей лабильную плаксивость.

Для оценки надежности повторных тестов окончательная версия CNS-LS, которая появилась после выбора пункта, была введена 31 пациенту с БАС, набранным из Центра неврологических исследований, Сан-Диего, Калифорния, с интервалом в одну-две недели.Средний возраст участников составлял 61,81 (стандартное отклонение 13,21) года, 21 год — мужчины.

Для определения достоверности критериев 77 пациентов с БАС, 51 из Центра неврологических исследований и 26 из Университета Кентукки также заполнили окончательную версию CNS-LS. Средний возраст участников составлял 55,21 (стандартное отклонение 14,10) года, 47 из них были мужчинами. Невролог (один для образца Центра неврологических исследований и один для образца из Университета Кентукки) диагностировал у каждого участника наличие или отсутствие лабильного аффекта на основании истории болезни и неврологического осмотра.Критериями диагностики лабильности были внезапные вспышки смеха, плача или другие сильные эмоции, которые возникали спонтанно или не соответствовали контексту.

Результаты

ВЫБОР ИЗДЕЛИЯ И ЗАВОДСКАЯ СТРУКТУРА

Факторная структура 57 потенциальных пунктов вопросника была изучена с использованием анализа главных компонентов с ротацией варимакс. Анализ уклона осыпи (см. Примечание 1 в конце) выявил три основных фактора, на которые приходится 76,6% дисперсии.Фактор 1 составлял 49,7% дисперсии и состоял из восьми пунктов, которые оценивали лабильное разочарование, нетерпение и гнев. Фактор 2 содержал четыре пункта, на которые приходилось 16,7% дисперсии, и они были концептуально связаны с патологическим смехом. Фактор 3 содержал три пункта, оценивающих лабильную плаксивость, и составлял 10,2% дисперсии.

Конструкция аффективной лабильности до сих пор охватывала симптомы как патологического смеха, так и патологической плаксивости, но не лабильное выражение гнева, разочарования или нетерпения.Поэтому по теоретическим причинам было решено, что фактор 2, измеряющий лабильный смех, и фактор 3, измеряющий лабильную плаксивость, следует сохранить как отдельные субшкалы, включающие семь пунктов CNS-LS. Фактор 1, измеряющий комбинацию лабильного разочарования, гнева и нетерпения, был сохранен в качестве вспомогательной подшкалы с целью изучения значимости этих симптомов для аффективной лабильности при БАС (см. Приложение A и приложение B, где приведены элементы фактора 1 и психометрические значения. ).

Второй анализ основных компонентов был проведен по семи элементам, составляющим CNS-LS.Появились два фактора, идентичные по содержанию заданий субшкалам лабильного смеха и плаксивости, выявленным в предыдущем анализе, и вместе они составили 80,2% от общей дисперсии. Фактор, содержащий четыре пункта подшкалы лабильного смеха, составлял 56,4% дисперсии, тогда как фактор, содержащий три элемента из подшкалы лабильной плаксивости, составлял 23,9% дисперсии. В таблицах 1 и 2 представлены полученные семь позиций и факторные нагрузки. В таблице 3 приведены собственные значения факторов и процент дисперсии.

Таблица 1

Элементы субшкалы лабильного смеха

Таблица 2

Элементы субшкалы лабильной плаксивости

Таблица 3

Собственные значения и процент отклонения для CNS-LS

α Кронбаха использовался для измерения внутренней согласованности CNS-LS с результирующим коэффициентом 0,91 для подшкалы смеха, 0,89 для подшкалы плаксивости и 0,87 для всего вопросника.

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ КОНСТРУКЦИИ

Таблица 4 показывает, что, как и предполагалось, общие баллы по семи пунктам CNS-LS были достоверно связаны со шкалой аффективной лабильности ( r = 0.41, P <0,01). Как и предполагалось, CNS-LS не показала связи с показателями аффективной интенсивности (P> 0,05). CNS-LS был достоверно связан с оценками депрессии Бека ( r = 0,24, P <0,05). Как и следовало ожидать, подшкала слезливости CNS-LS показала связь с оценками депрессии Бека ( r = 0,39, P <0,01), тогда как подшкала смеха - нет.

Таблица 4

Корреляция между CNS-LS и шкалой аффективной лабильности, инвентаризацией депрессии Бека и показателем аффективной интенсивности

НАДЕЖНОСТЬ ИСПЫТАНИЙ-ПОВТОРНО

Общий балл

CNS-LS показал надежность повторного тестирования 0.88.

КРИТЕРИЙ ДЕЙСТВИЯ

Врачи оценили 46 из 77 участников как проявляющих значимые симптомы аффективной лабильности, а у оставшегося 31 участника симптомы лабильности были незначительны или отсутствовали. Средние общие баллы CNS-LS были значительно выше в лабильной группе (18,46 (SD 6,32)), чем в нелабильной группе (10,19 (SD 3,45)) ( t (75) = 6,64, P <0,001). Кроме того, средняя оценка по подшкале плаксивости была значительно выше в лабильной группе (9,67 (SD 3.31)), чем в нелабильной группе (4,45 SD (1,88)) ( t (75) = 7,98, P <0,001), а средние баллы по подшкале смеха были значительно выше в группе лабильных (8,76 (SD 4,34) ), чем в нелабильной группе (5,74 (SD 2,27)) ( t (75) = 3,56, P = 0,001). Были определены сокращенные баллы для идентификации аффективной лабильности с использованием общих баллов CNS-LS, и классификации, основанные на этих баллах, были сопоставлены с диагнозами неврологов с целью изучения валидности, связанной с критериями.Для ситуаций, в которых CNS-LS должен использоваться для общих исследовательских целей, был выбран сокращенный балл 13 и выше, поскольку он обеспечивает наивысшую инкрементную достоверность (см. Конечное примечание 2). Использование этого отсеченного общего балла CNS-LS точно предсказало диагнозы неврологов для 82% участников текущей выборки с чувствительностью 0,84 и специфичностью 0,81. Если предположить, что распространенность аффективной лабильности составляет от 27% до 49%, это привело к возрастающей достоверности в диапазоне от 0.34 до 0,31 и отрицательное прогнозирующее значение в диапазоне от 0,92 до 0,84. Менее строгая оценка 11 и выше была выбрана для случаев, когда CNS-LS должен использоваться для клинического скрининга, и это отсекало прогнозируемые неврологами диагнозы с чувствительностью 0,91 и специфичностью 0,71. Это приводит к инкрементной достоверности в диапазоне от 0,27 до 0,26 и отрицательному прогностическому значению в диапазоне от 0,96 до 0,90.

Используя разделительный балл 13 и выше, набор данных, использованный для выбора элементов и исследования факторной структуры и валидности конструкции, был повторно проанализирован с целью дальнейшего изучения связи между аффективной лабильностью, измеренной с помощью CNS-LS, и депрессией. Таблица 5 показывает, что 66 пациентов выполнили как CNS-LS, так и депрессию Бека, 36 из которых получили баллы в лабильном диапазоне по CNS-LS, а 30 — в нелабильном диапазоне. Дальнейшее обследование показало, что 11 из 36 (31%) лабильных пациентов имели значительные уровни депрессии в списке депрессии Бека, по сравнению с шестью из 30 (20%) нелабильных пациентов.

Таблица 5

Частота уровня депрессии, измеренная с помощью описи депрессии Бека, как функция наличия или отсутствия аффективной лабильности, измеренная с помощью CNS-LS

Обсуждение

Исследование, представленное здесь, привело к разработке и валидации CNS-LS, первого метода самоотчета патологического аффекта для использования с пациентами с БАС.CNS-LS является коротким (семь пунктов), простым в применении и обеспечивает количественную оценку воспринимаемой частоты аффективной лабильности, включая субшкалы, измеряющие лабильный смех и лабильную плаксивость. Он демонстрирует высокую внутреннюю согласованность и надежность при повторных тестах. Кроме того, CNS-LS успешно прогнозирует диагнозы аффективной лабильности, поставленные неврологами, и демонстрирует конвергентный и дискриминантный паттерн отношений с интенсивностью аффекта и аффективной лабильностью в психопатологии, что согласуется с прибором, который измеряет лабильный смех и плаксивость.

В настоящее время мало что известно о связи между настроением и аффективной лабильностью при БАС. В нашей выборке показатели CNS-LS показали скромную, но значительную корреляцию с оценками депрессии. Наши собственные клинические результаты показывают, что психологические и межличностные последствия потери аффективного контроля часто могут быть значительным источником беспокойства как для пациентов, так и для их семей, и по этой причине связь между CNS-LS и депрессией не вызывает удивления. Кроме того, как аффективная лабильность, так и депрессивное настроение в значительной степени связаны с БАС, и только по этой причине было бы неудивительно, если бы аффективная лабильность и депрессия, в свою очередь, сами были связаны. С другой стороны, лекарства, которые используются для снижения аффективной лабильности, обычно дают значительный эффект в течение нескольких дней, тогда как фармакологическим вмешательствам при депрессии обычно требуются недели для достижения значительных результатов, а это несоответствие свидетельствует против синдромальной связи между аффективной лабильностью и депрессией. 9 10 Некоторые методологические факторы, в частности, ограничивают интерпретируемость настоящего исследования по этой теме. Например, количество участников, у которых оценивалась как аффективная лабильность, так и настроение, было небольшим, а поскольку полные истории болезни не были доступны во всех случаях, возможно, что некоторые участники этого исследования имели ранее существовавшую депрессию или получали антидепрессанты или другие препараты. лекарства, изменяющие настроение.Кроме того, из-за методологических ограничений было необходимо использовать самооценку депрессии, опросник депрессии Бека, даже несмотря на то, что некоторые из его пунктов могут смешивать измерение депрессивного настроения с поведенческими и физическими ограничениями, которые распространены среди людей с БАС. Важно отметить, что с психометрической точки зрения связь, отмеченная между оценками CNS-LS и депрессией, мало влияет на практическую ценность нашей шкалы, поскольку вариабельность оценок депрессии составляет лишь 6% дисперсии оценок CNS-LS в образец исследован.Требуется более тщательно контролируемое исследование связи между аффективной лабильностью и депрессивным настроением при БАС.

Как и в случае депрессивного настроения, возможная роль лабильных расстройств, гнева и нетерпения в аффективной лабильности при БАС также неясна. В ходе опроса пациентов и членов их семей симптомы лабильного расстройства, гнева и нетерпения часто упоминались в сочетании с синдромом аффективной лабильности. Пункты, измеряющие эти симптомы, были включены в наш исходный набор пунктов, потому что по крайней мере двое из пяти неврологов, знакомых с аффективной лабильностью и БАС, оценили их как имеющие отношение к этому синдрому.Кроме того, исследование пациентов с БАС с использованием CNS-LS показало, что комбинация препаратов декстрометорфана и хинидина эффективна для снижения баллов по вспомогательной подшкале, измеряющей лабильное разочарование, гнев и нетерпение, а также подшкалам лабильного смеха и плаксивости. Это дает дополнительные доказательства синдромальной ассоциации между этими факторами.10 Робинсон и др. также признали возможную роль лабильного гнева в аффективной лабильности, включив пункт, оценивающий этот симптом, в свою патологическую шкалу смеха и плача.Однако психометрические данные для вспомогательной подшкалы лишь неоднозначно подтверждают предположение, что лабильное разочарование, гнев и нетерпение действительно являются компонентами аффективной лабильности при БАС. В то время как оценки по вспомогательной подшкале достоверно коррелировали с диагнозами врачей, они в большей степени коррелировали с депрессией. Кроме того, когда к шкале CNS-LS были добавлены баллы вспомогательной подшкалы, это привело к снижению как ее корреляции с диагнозами врачей, так и ее прогностической полезности, хотя это может быть результатом неспособности врачей принять симптомы лабильное разочарование, гнев и нетерпение во внимание при диагностике аффективной лабильности.Необходимы дополнительные исследования возможной роли лабильных расстройств, гнева и нетерпения в синдроме аффективной лабильности при БАС.

Как первый самоотчетный показатель аффективной лабильности, подтвержденный для использования с неврологическими пациентами, CNS-LS имеет как исследовательское, так и клиническое применение. Его способность точно определять наличие или отсутствие аффективной лабильности должна облегчить исследование распространенности и частоты этого синдрома, а также предоставить простой, удобный и надежный зависимый показатель для использования в исследованиях результатов лечения.Благодаря своей способности точно идентифицировать пациентов с БАС, у которых проявляются симптомы лабильности, CNS-LS также является привлекательным устройством для скрининга. В этой связи примечательно, что CNS-LS классифицируется как аффективно лабильный ряд пациентов, определенных врачом как нормальные. В то время как эти случаи могут представлять собой ложноположительные результаты, они также повышают вероятность того, что CNS-LS может быть полезен для выявления пациентов с аффективной лабильностью, которые в противном случае остались бы незамеченными только с помощью диагностического опроса. Он также может идентифицировать как аффективно лабильных пациентов, которым в противном случае был бы ошибочно поставлен диагноз депрессии или других психических расстройств. Есть надежда, что в будущих исследованиях будет изучена пригодность CNS-LS для пациентов с рассеянным склерозом и инсультом. Такие исследования могут также прояснить, в какой степени проявление лабильного аффекта сходно или отличается при различных неврологических расстройствах.

Благодарности

Мы благодарны следующим благотворителям Центра неврологических исследований: Тай-Ланг Чин, Сьюзан и Чарльз Доннели, Нэнси Фицпатрик, Эвелин Харшман, Эдварду и Мэдлин Кейн, Фреду и Эвелин Кайлер, Джеральду и Эвелин Ландсберг, Джорджу и Джоан Тагард. , Фонд Thagard, доктор Рон Таттл, Лестер и Милдред Вайс и Уильям К.М. Вонг.Мы также благодарны доктору Рональду Э. Смиту и Юлали Г. Насман за комментарии к более ранней версии этой рукописи.

Приложение

Приложение 1: Позиции, составляющие вспомогательную подшкалу

Приложение

Дополнительная подшкала из восьми пунктов, представленная в приложении 1, показала внутреннюю согласованность 0,86. Это значимо коррелировало со шкалой аффективной лабильности ( r = 0,72, P <0,001) и инвентаризацией депрессии Бека ( r = 0.59, P <0,001), но не показатель интенсивности аффекта ( r = 0,10). Баллы по вспомогательной подшкале были значительно выше в лабильной группе (среднее значение 18,04 (стандартное отклонение 6,47)), чем в нелабильной группе (среднее значение 14,48 (стандартное отклонение 6,41)) ( t (75) = 2,48, P = 0,02).

Когда оценки вспомогательной подшкалы были объединены с оценками подшкалы смеха и плаксивости, полученная шкала из 15 пунктов показала внутреннюю согласованность 0,92 и надежность повторного тестирования 0,88. Общие баллы по этой версии сильно коррелировали с обеими шкалами аффективной лабильности ( r = 0.70, P <0,001) и перечень депрессии Бека ( r = 0,51, P <0,001), но не показатель интенсивности аффекта (0,09). Общие баллы были значительно выше в группе, диагностированной врачом лабильной (среднее значение 36,50 (стандартное отклонение 10,57)), чем в группе без лабильности (среднее значение 24,68 (стандартное отклонение 8,08)) ( t (75) = 5,27, P <0,001). Для общих баллов CNS-LS был выбран отсекающий балл 27 или выше, поскольку он обеспечивает наивысшую инкрементную достоверность. Это отключение прогнозируемых диагнозов с чувствительностью 0.74 и специфичность 0,80. Основываясь на базовых показателях популяции в диапазоне от 27% до 49%, эта комбинация показала возрастающую достоверность в диапазоне от 0,30 до 0,29 и отрицательную прогностическую ценность от 0,90 до 0,76.

Конечные ноты

(1) Осыпной анализ — широко используемый метод для извлечения значимых факторов после факторного анализа22. 23 Этот метод включает построение наклона собственных значений факторов. Линия сюжета обычно в какой-то момент обрывается или резко отклоняется, причем значимые факторы падают влево от разрыва, а менее значимые факторы — вправо.Затем визуальный осмотр позволяет идентифицировать те факторы, которые имеют значение.

(2) Инкрементальная валидность представляет собой степень, в которой тест повышает точность принятия решений по сравнению с решениями, принятыми только с использованием информации о базовой скорости. 24 Инкрементная валидность рассчитывается путем вычитания базовой скорости из количества положительных результатов, то есть истинных положительных результатов, деленных на Всего положительных.

Аффективная лабильность при биполярном расстройстве и пограничном расстройстве личности

Abstract

Предпосылки

Границы между аффективной нестабильностью при биполярном расстройстве и пограничным расстройством личности четко не определены.Предыдущее исследование показало, что аффективная лабильность пациентов с биполярным расстройством и пограничным расстройством личности может иметь разные характеристики.

Методы

Мы оценили состояние настроения 29 субъектов, соответствующих критериям пересмотренного диагностического интервью для пограничных состояний и Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, четвертое издание (DSM-IV) для ПРЛ, и 25 субъектов, соответствующих критериям DSM-IV для биполярного расстройства. II или циклотимии с использованием шкалы аффективной лабильности (ALS), меры интенсивности аффекта (AIM) и недавно разработанного инструмента, назначаемого клиницистами, — интервью с аффективной лабильностью при пограничном расстройстве личности (ALI-BPD).ALI-BPD измеряет частоту и интенсивность сдвигов по 8 аффективным параметрам. Субъекты пограничной группы не могли соответствовать критериям биполярного расстройства; Субъекты в группе биполярного расстройства / циклотимии не могли соответствовать критериям ПРЛ.

Результаты

Пациенты в группе биполярного расстройства имели значительно более высокие баллы по подшкале эутимии и эйфории БАС; Пациенты в группе ПРЛ имели значительно более высокие баллы по подшкале тревожности и депрессии БАС. Пациенты с биполярным расстройством имели значительно более высокий общий балл по шкале AIM и значительно более высокий балл по подшкале положительных эмоций AIM.Что касается частоты, пациенты из пограничной группы сообщили о следующем: (1) значительно менее частые аффективные сдвиги между эутимией-приподнятостью и депрессией-приподнятостью при ALI-BPD и (2) значительно более частые смены между эутимией-гневом, тревогой и т. депрессия и депрессия – тревога. Что касается интенсивности, пограничные пациенты сообщили о следующем: (1) значительно менее интенсивные сдвиги между эутимией-эйфией и депрессией-эйфорией при ALI-BPD и (2) значительно более интенсивные сдвиги между эутимией-тревогой, эутимией-гневом, тревогой и т. Д. депрессия и депрессия – тревога.

Заключение

Аффективную лабильность пациентов с пограничным и биполярным расстройством II типа / циклотимией можно дифференцировать по частоте и интенсивности с использованием как самоотчетов, так и показателей, назначаемых врачом.

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

Copyright © 2012 Elsevier Inc. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Что такое лабильное настроение? Все, что вам нужно знать

Есть ли у вас случайные эмоциональные всплески, которые, кажется, возникают из ниоткуда? Вы начинаете беспорядочно смеяться или плакать? Возможно, вы страдаете лабильным настроением.

Это неврологическое заболевание, которое также известно под некоторыми другими названиями, такими как эмоциональная лабильность, эмоциональное недержание, эмоциональность, аффективная лабильность, псевдобульбарный аффект (PBA) и т. Д.

Главное, что нужно помнить об этом состоянии, — это то, что оно обычно возникает из-за изменений в той части вашего мозга, которая отвечает за контроль эмоций и эмоциональные реакции.

В недавнем исследовании показатели распространенности эмоциональной лабильности оценивались между 9.От 4% до 37,5%, что соответствует 1,8-7,1 млн. Заболевших в США.

Даже на более низком уровне эмоциональной лабильности страдает больше людей, чем от БАС, болезни Паркинсона или РС.

Прочтите, чтобы узнать о некоторых причинах, симптомах и методах лечения Лабильного настроения.

Что такое неустойчивое настроение

Главный симптом эмоциональной лабильности — это неконтролируемый плач или смех, несоразмерный или несоответствующий социальному контексту. Существует несоответствие между эмоциональным опытом пациента и эмоциональным выражением.

Кроме того, если у вас лабильное настроение, вы можете начать бесконтрольно смеяться, когда вы расстроены, или наоборот. Итак, у вас сильная эмоциональная реакция, которая не связана с вашими эмоциональными чувствами или внутренней средой.

Вы также можете быстро переключаться между ними, сильно рыдая в один момент и бесконтрольно смеясь в следующий.

В ПБА или лабильном настроении существует разрыв между лобной долей, которая контролирует эмоции, и мозжечком и стволом мозга, где опосредуются рефлексы.

Это означает, что с лабильным настроением вам действительно не нужен эмоциональный триггер, чтобы стать бесконтрольно эмоциональным. Часто это происходит без причины, поэтому сбивает с толку не только пациента, но и его близких.

Но хорошая новость в том, что PBA можно вылечить. Однако сначала требуется точный диагноз.

Причины неустойчивого настроения

Эмоциональная лабильность часто возникает после инсульта. Это одна из общих черт, наблюдаемых у пациентов с инсультом.Фактически, 50% пациентов, перенесших инсульт, имеют симптомы лабильного настроения, сообщает Journal of Stroke.

Другие общие неврологические состояния, вызывающие эмоциональную лабильность:

  • Болезнь Альцгеймера
  • Деменция
  • MS
  • ALS

Существуют также черепно-мозговые травмы (TBI), которые могут вызвать PBA, например:

  • Перелом черепа
  • Тупая сила головы
  • Отек мозга
  • Кислородная недостаточность
  • Ушиб
  • Разрыв
  • Гематома
  • Проникающая травма
  • Инфекция

Симптомы неустойчивого настроения

Лабильное настроение — это не просто перепады настроения.Следует помнить о следующих симптомах:

  • Смех, переходящий в плач
  • Смех или плач в ситуациях, которые неуместны или не соответствуют эмоциям
  • Краткие эмоциональные всплески продолжительностью несколько секунд или минут
  • Никаких эмоциональных всплесков между эпизодами
  • Экстремальные эмоциональные всплески, превышающие верх для ситуации
  • Необычное эмоциональное поведение

Главное помнить, что большинство людей склонны ошибочно диагностировать лабильное настроение или отвергать его как колебания настроения или незначительное расстройство настроения.

Если вы не уверены, есть у вас лабильное настроение или нет, неплохо было бы вести дневник своих эпизодов и своего настроения между эпизодами. Этот ежедневный дневник даст вам представление о том, насколько непостоянны и экстремальны ваши эмоциональные всплески.

Вы также можете поделиться этим журналом со своим врачом, чтобы он / она мог поставить вам более точный диагноз.

Лечение эмоциональной лабильности

Если у вас легкая форма эмоциональной лабильности, и она на самом деле не сильно беспокоит вас или ваших близких, то лекарства вам не нужны.

Но если у вас очень сильные перепады настроения и они беспокоят вас и членов вашей семьи своей интенсивностью, тогда вы можете попробовать лекарства.

  • Nuedexta — единственный препарат, одобренный Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) для лечения эмоциональной лабильности.
  • Антидепрессанты в низких дозах можно использовать для облегчения симптомов за счет уменьшения интенсивности эмоциональных всплесков, но на самом деле они не будут лечить лабильное настроение.

Копирующие механизмы для лабильного настроения

Следует упомянуть несколько важных механизмов выживания, которые помогут облегчить симптомы, а также помогут с близкими.

  • Открыто рассказывайте о своих симптомах и своем состоянии близким и друзьям, чтобы они не удивились, когда у вас случится приступ.
  • Делайте медленные глубокие вдохи, когда чувствуете, что вот-вот начнется приступ, чтобы контролировать себя.
  • Если вы чувствуете, что вот-вот испытаете эмоциональный всплеск, постарайтесь отвлечься, посчитав проезжающие мимо машины или количество книг на полках.
  • Измените положение тела, когда у вас эпизод или вот-вот начнется эпизод — запишите свою позу в журнал.
  • Сделайте быстрое расслабление тела с головы до пят, когда у вас вот-вот начнется приступ.
  • Выясните, что вызывает у вас приступы, будь то стресс, усталость или разочарование.
  • Подготовьте короткое объяснение для незнакомцев, которые могут быть рядом во время вашей серии: «Иногда я хихикаю, когда устаю, просто игнорируйте это».
  • Поищите поддержку в местной группе поддержки или онлайн-сообществе людей, страдающих PBA.
  • Если у вас есть эпизод, не зацикливайтесь на нем и не ругайте себя за него — вы не можете его контролировать.

Делайте все, что в ваших силах, когда у вас есть серия, но не начинайте изолировать себя от близких или друзей, потому что вы боитесь, что у вас может быть серия вокруг них.

Самое главное в этом — оставаться в обществе, оставаться с близкими и привлекать их помощь в решении этого состояния. Изоляция — это не ответ.

Долгосрочная перспектива для людей с PBA зависит от того, насколько серьезным было повреждение головного мозга. Если бы оно было достаточно сильным, эмоциональные всплески могли длиться всю оставшуюся жизнь.

Лабильное настроение требует точной диагностики

Как и при любом неврологическом заболевании, вам необходимо поговорить со своим врачом и точно сообщить о своих симптомах, чтобы поставить точный диагноз.

Лабильное настроение — это не депрессия, но его можно лечить низкими дозами антидепрессантов.

Если вы ищете милосердный центр лечения без осуждения, свяжитесь с нами сегодня, чтобы узнать о наших услугах и получить бесплатное подтверждение страховки.

Психометрические свойства краткой формы шкалы аффективной лабильности (ALS-18) — Исследовательские профили Университета Майами

TY — JOUR

T1 — Психометрические свойства краткой формы шкалы аффективной лабильности (ALS-18)

AU — Посмотрите, Эми Э.

AU — Флори, Джанин Д.

AU — Харви, Филип Д.

AU — Сивер, Ларри Дж.

N1 — Информация о финансировании: Это исследование было поддержано грантом Национального института психического здоровья MH069979 (J.DF), MH63875 (LJS), по гранту номер MO1-RR-00071 от Национального центра исследовательских ресурсов (NCRR), компонента Национальных институтов здравоохранения (NIH), и от VISN 3 по делам ветеранов, исследования психических заболеваний, образование и клинический центр. Его содержание является исключительной ответственностью авторов и не обязательно отражает официальную точку зрения NCRR или NIH.

PY — 2010/8

Y1 — 2010/8

N2 — Психометрические свойства краткой формы шкалы аффективной лабильности (ALS), которая была разработана в неклинической выборке (т.е., студенты бакалавриата) были обследованы на выборке людей с диагнозом расстройства личности кластера B DSM-IV оси II (n = 236), других расстройств личности (n = 180) и здоровых участников сравнения (n = 164). Общий балл по шкале ALS-18 сильно коррелировал с исходной шкалой из 54 пунктов (r = 0,97), а аспекты конвергентной и дискриминантной валидности субшкал ALS-18 (тревога / депрессия, депрессия / восторг и гнев) были оценивается с помощью самоотчетов об аффективном и психосоциальном функционировании в областях интенсивности аффекта, тревоги, гнева и минимизации / отрицания.Также была продемонстрирована клиническая полезность шкалы; участники с диагнозом расстройства личности кластера B сообщили о более высоких баллах аффективной лабильности, а здоровые участники контрольной группы сообщили более низкие баллы по сравнению с людьми с расстройствами личности кластера A или кластера C (p <0,001). Подтверждающие факторные анализы были проведены и продемонстрировали достаточно хорошее соответствие данным, но необходимы дальнейшие исследования, чтобы проверить трехфакторную подструктуру ALS-18 против альтернативных факторных моделей в выборках, которые включают клинических и неклинических участников.

AB — Психометрические свойства краткой формы шкалы аффективной лабильности (ALS), которая была разработана в неклинической выборке (то есть студентов бакалавриата), были исследованы на выборке людей с диагнозом личности кластера B DSM-IV Axis II расстройства (n = 236), другие расстройства личности (n = 180) и здоровые участники сравнения (n = 164). Общий балл по шкале ALS-18 сильно коррелировал с исходной шкалой из 54 пунктов (r = 0,97), а аспекты конвергентной и дискриминантной валидности субшкал ALS-18 (тревога / депрессия, депрессия / восторг и гнев) были оценивается с помощью самоотчетов об аффективном и психосоциальном функционировании в областях интенсивности аффекта, тревоги, гнева и минимизации / отрицания. Также была продемонстрирована клиническая полезность шкалы; участники с диагнозом расстройства личности кластера B сообщили о более высоких баллах аффективной лабильности, а здоровые участники контрольной группы сообщили более низкие баллы по сравнению с людьми с расстройствами личности кластера A или кластера C (p <0,001). Подтверждающие факторные анализы были проведены и продемонстрировали достаточно хорошее соответствие данным, но необходимы дальнейшие исследования, чтобы проверить трехфакторную подструктуру ALS-18 против альтернативных факторных моделей в выборках, которые включают клинических и неклинических участников.

кВт — влияет на дисрегуляцию

кВт — шкала аффективной лабильности

кВт — индивидуальность кластера B

UR — http://www.scopus.com/inward/record.url?scp=77952886655&partnerID=8YFLogxK 9000 : //www.scopus.com/inward/citedby.url? scp = 77952886655 & partnerID = 8YFLogxK

U2 — 10.1016 / j.paid.2010.03.030

DO — 10.1016 / j. paid.2010.03.030

M3 — Артикул

AN — SCOPUS: 77952886655

VL — 49

SP — 187

EP — 191

JO — Личность и индивидуальные различия

JF — Личность и индивидуальные различия

SN — 0191-88269

IS — 0191-88269 3

ER —

Нарушение регуляции эмоций у взрослых с синдромом дефицита внимания и гиперактивности: метаанализ | BMC Psychiatry

  • 1.

    Ассоциация AP. Руководство по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-5®): американский психиатрический паб; 2013.

    Google ученый

  • 2.

    Баркли Р.А. Дифференциальный диагноз взрослых с СДВГ: роль исполнительной функции и саморегуляции. J Clin Psychiatry. 2010; 71: e17.

    Артикул Google ученый

  • 4.

    Retz W, Stieglitz R-D, Corbisiero S, Retz-Junginger P, Rösler M. Эмоциональная дисрегуляция при СДВГ у взрослых: каковы эмпирические доказательства? Эксперт Rev Neurother.2012; 12: 1241–51. https://doi.org/10.1586/ern.12.109.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 5.

    Баркли Р.А., Мерфи К.Р., Фишер М. СДВГ у взрослых: что говорит наука. Нью-Йорк: Гилфорд; 2008.

    Google ученый

  • 6.

    Бунфорд Н., Доусон А.Е., Эванс С.В., Рэй А.Р., Лангберг Дж. М., Оуэнс Дж. С. и др. Шкала трудностей регуляции эмоций — отчет родителей: психометрическое исследование подростков с СДВГ и без него.Оценка. 2018: 10731

    792307.

  • 7.

    Corbisiero S, Stieglitz R-D, Retz W., Rösler M. Является ли эмоциональная дисрегуляция частью психопатологии СДВГ у взрослых? СДВГ, дефицит внимания, гиперакт. 2013; 5: 83–92.

    Артикул Google ученый

  • 8.

    Скирроу C, Эшерсон П. Эмоциональная лабильность, сопутствующие заболевания и нарушения у взрослых с синдромом дефицита внимания и гиперактивности. J влияет на Disord. 2013; 147: 80–6.https://doi.org/10.1016/j.jad.2012.10.011.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 9.

    Грациано П.А., Гарсиа А. Синдром дефицита внимания и гиперактивности и нарушение регуляции эмоций у детей: метаанализ. Clin Psychol Rev.2016; 46: 106–23. https://doi.org/10.1016/j.cpr.2016.04.011.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 10.

    Martel MM. Обзор исследований: новый взгляд на синдром дефицита внимания / гиперактивности: нарушение регуляции эмоций и модели черт.J Детская психическая психиатрия. 2009; 50: 1042–51. https://doi.org/10.1111/j.1469-7610.2009.02105.x.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 12.

    Skirrow C, Ebner-Priemer U, Reinhard I, Malliaris Y, Kuntsi J, Asherson P.Повседневный эмоциональный опыт взрослых с синдромом дефицита внимания и гиперактивности: свидетельства реактивной и эндогенной эмоциональной лабильности. Psychol Med. 2014; 44: 3571–83. https://doi.org/10.1017/S0033291714001032.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 13.

    Хирш О., Чаванон М., Рихманн Э., Кристиансен Х. Эмоциональная дисрегуляция является основным симптомом синдрома дефицита внимания / гиперактивности у взрослых (СДВГ). J влияет на Disord. 2018; 232: 41–7. https://doi.org/10.1016/j.jad.2018.02.007.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 14.

    Вендер PH. Синдром дефицита внимания с гиперактивностью у взрослых. Psychiatr Clin N Am. 1995. 21 (4): 761–74.

    Артикул Google ученый

  • 15.

    Кринг А.М., Слоан Д.М. Регулирование эмоций и психопатология: трансдиагностический подход к этиологии и лечению: Guilford Press; 2009 г.

  • 16.

    Шушакова А., Орманн П., Педерсен А. Исследование дефицита регуляции эмоций у взрослых с СДВГ: электрофизиологические данные. Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci. 2018; 268: 359–71. https://doi. org/10.1007/s00406-017-0826-6.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 17.

    Фараон С.В., Ростейн А.Л., Блейдер Дж., Буш Б., Чайлдресс А.С., Коннор Д.Ф., Ньюкорн Дж. Х. Обзор практикующего врача: эмоциональная дисрегуляция при синдроме дефицита внимания / гиперактивности — значение для клинического распознавания и вмешательства.J Детская психическая психиатрия. 2018. https://doi.org/10.1111/jcpp.12899.

  • 18.

    Ходжай Э., Садохара С., Борел П., Д’Амелио Р., Собански Э., Мюллер Х. и др. Внимательность против психообразования у взрослых с СДВГ: рандомизированное контролируемое исследование. Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci. 2018; 268: 321–35. https://doi.org/10.1007/s00406-018-0868-4.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 20.

    Коул П.М., Мартин С.Е., Деннис Т.А. Регулирование эмоций как научный конструкт: методологические проблемы и направления исследований развития ребенка. Child Dev. 2004. 75: 317–33.

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Изард CE. Теория эмоций и исследования: основные моменты, вопросы без ответа и возникающие проблемы. Анну Рев Психол. 2009; 60: 1–25. https://doi.org/10.1146/annurev.psych.60.110707.163539.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 22.

    Ryckaert C, Kuntsi J, Asherson P. Эмоциональная дисрегуляция и СДВГ. В: Оксфордский учебник по синдрому дефицита внимания и гиперактивности (Оксфордская библиотека психологии), т. 103; 2018.

    Google ученый

  • 23.

    Бак Р. Настроение и эмоции: сравнение пяти современных взглядов. Psychol Inq. 1990; 1: 330–6.

    Артикул Google ученый

  • 24.

    Гросс Дж. Дж., Томпсон Р. Регулирование эмоций: концептуальные основы. Справочник по регулированию эмоций; 2007.

    Google ученый

  • 26.

    Хелфер Б., Купер Р.Е., Божилова Н., Мальтезос С., Кунци Дж., Ашерсон П. Влияние эмоциональной лабильности, блуждания ума и качества сна на тяжесть симптомов СДВГ у взрослых с СДВГ. Европейская психиатрия. 2019; 55: 45–51.

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Schweren L, Hoekstra P, van Lieshout M, Oosterlaan J, Lambregts-Rommelse N, Buitelaar J, et al. Долгосрочные эффекты лечения стимуляторами на симптомы СДВГ, социально-эмоциональное функционирование и познание. Psychol Med. 2019; 49 (2): 217–23.

    Артикул Google ученый

  • 28.

    Ашерсон П. СДВГ на протяжении всей жизни. Лекарство. 2016; 44: 683–6.

    Артикул Google ученый

  • 29.

    Файяд Дж., Сэмпсон Н.А., Хван И., Адамовски Т., Агилар-Гаксиола С., Аль-Хамзави А. и др. Описательная эпидемиология СДВГ у взрослых по DSM-IV в исследованиях всемирного психического здоровья Всемирной организации здравоохранения. Обращайте внимание на дефицитный гиперактный расстройство. 2017; 9: 47–65. https://doi.org/10.1007/s12402-016-0208-3.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 30.

    Томас Р., Сандерс С., Доуст Дж, Беллер Е., Гласзиу П. Распространенность синдрома дефицита внимания / гиперактивности: систематический обзор и метаанализ.Педиатрия. 2015; 135: e994–1001. https://doi.org/10.1542/peds.2014-3482.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 31.

    Мохер Д. Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов: заявление PRISMA. Ann Intern Med. 2009; 151: 264. https://doi.org/10.7326/0003-4819-151-4-200

    0-00135.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 32.

    Сонуга-Барке Э.Дж., Брандейс Д., Кортезе С., Дейли Д., Феррин М., Холтманн М. и др. Нефармакологические вмешательства при СДВГ: систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых испытаний диетического и психологического лечения. Am J Psychiatr. 2013. 170 (3): 275–89.

    Артикул Google ученый

  • 33.

    Хиггинс JPT, Грин С. Кокрановское руководство для систематических обзоров вмешательств. Оксфорд: Кокрановское сотрудничество; 2011 г.

    Google ученый

  • 34.

    Glass GV, McGaw B, Smith ML. Метаанализ в социальных исследованиях. Беверли-Хиллз: Sage Publications; 1981.

    Google ученый

  • 35.

    Тернер Х.М., Бернард Р.М. Расчет и синтез величин эффектов. Contemp Issues Commun Sci Disord. 2006; 33: 42–55.

    Артикул Google ученый

  • 36.

    Хиггинс Дж. П., Томпсон С. Г., Дикс Дж. Дж., Альтман Д. Г.. Измерение несогласованности в метаанализах. BMJ. 2003. 327 (7414): 557–60. https://doi.org/10.1136/bmj.327.7414.557.

  • 37.

    Bisch J, Kreifelts B, Bretscher J, Wildgruber D, Fallgatter A, Ethofer T. Восприятие эмоций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности у взрослых. J Neural Transm. 2016; 123: 961–70.

    Артикул Google ученый

  • 38.

    Corbisiero S, Mörstedt B, Bitto H, Stieglitz R-D.Эмоциональная дисрегуляция у взрослых с синдромом дефицита внимания / гиперактивности — достоверность, предсказуемость, тяжесть и сопутствующие заболевания. J Clin Psychol. 2017; 73: 99–112.

    Артикул Google ученый

  • 39.

    Irastorza LJ. Вопросы о взрослых пациентах с СДВГ: пространственная диагностика, нарушение регуляции эмоций, компетенции и эмпатия. Acta Psychopathol. 2016. https://doi.org/10.4172/2469-6676.100069.

  • 40.

    Миллер М., Хэнфорд Р. Б., Фассбендер С., Дюк М., Швейцер Дж. Б..Распознавание аффекта у взрослых с СДВГ. J Atten Disord. 2011; 15: 452–60. https://doi.org/10.1177/1087054710368636.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 41.

    Митчелл Дж. Т., Робертсон К. Д., Анастополус А. Д., Нельсон-Грей Р. О., Коллинз Ш. Нарушение регуляции эмоций и эмоциональная импульсивность среди взрослых с синдромом дефицита внимания / гиперактивности: результаты предварительного исследования. J Psychopathol Behav Assess. 2012; 34: 510–9. https: // doi.org / 10.1007 / s10862-012-9297-2.

    Артикул Google ученый

  • 42.

    Раппорт Л.Дж., Фридман С.Р., Целепис А., ван Вурхис А. «Испытанные эмоции и распознавание аффектов при синдроме дефицита внимания и гиперактивности у взрослых»: Исправление к Раппорту и др. (2002). Нейропсихология. 2002; 16: 369. https://doi.org/10.1037/0894-4105.16.3.369.

    Артикул Google ученый

  • 43.

    Rüfenacht E, Euler S, Prada P, Nicastro R, Dieben K, Hasler R и др. Нарушение регуляции эмоций у взрослых, страдающих синдромом дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ), сравнение с пограничным расстройством личности (ПРЛ). Пограничный разлад Эмот Дисрегул. 2019; 6 (1). https://doi.org/10.1186/s40479-019-0108-1.

  • 44.

    Surman CBH, Biederman J, Spencer T., Miller CA, Petty CR, Faraone SV. Нейропсихологический дефицит не является признаком недостаточной эмоциональной саморегуляции у взрослых с СДВГ.J Atten Disord. 2015; 19: 1046–53. https://doi.org/10.1177/1087054713476548.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 45.

    Ричард-Лепуриэль Х., Этейн Б., Хаслер Р., Белливье Ф., Гар С., Кан Дж. П. и др. Сходства между эмоциональной дисрегуляцией у взрослых, страдающих СДВГ, и пациентов с биполярным расстройством. J влияет на Disord. 2016; 198: 230–6. https://doi.org/10.1016/j.jad.2016.03.047.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 46.

    Cavelti M, Corbisiero S, Bitto H, Moerstedt B, Newark P, Faschina S и др. Сравнение самооценок навыков эмоциональной регуляции у взрослых с синдромом дефицита внимания / гиперактивности и пограничным расстройством личности. J Atten Disord. 2017; 23 (12): 1087054717698814.

  • 47.

    Бодальский Е.А., Кнаус Л.Е., Ковалев Д. Взрослый СДВГ, нарушение регуляции эмоций и функциональные результаты: изучение роли стратегий регулирования эмоций. J Psychopathol Behav Assess, 2018; 41 (1): 81–92.

  • 48.

    Reimherr FW, Marchant BK, Strong RE, Hedges DW, Adler L, Spencer TJ и др. Эмоциональная дисрегуляция у взрослых с СДВГ и ответ на атомоксетин. Биол Психиатрия. 2005. 58: 125–31. https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2005.04.040.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 49.

    Irastorza LJ, Bellon JM. Взрослые пациенты с СДВГ: эмоциональная дисрегуляция и аспекты личности. Возраст. 2016; 34: 10–5.

    Google ученый

  • 50.

    Раппорт Л.Дж., Фридман С.Л., Целепис А., Ван Вурхис А. Испытываемые эмоции и распознавание аффектов при синдроме дефицита внимания и гиперактивности у взрослых. Нейропсихология. 2002; 16 (1): 102.

    Артикул Google ученый

  • 51.

    Баркли Р.А. Поведенческое торможение, постоянное внимание и управляющие функции: построение объединяющей теории СДВГ.Psychol Bull. 1997; 121: 65.

    Артикул Google ученый

  • 52.

    Новицки С., Герцог депутат. Индивидуальные различия в невербальной коммуникации аффекта: диагностический анализ невербальной шкалы точности. J невербальное поведение. 1994. 18 (1): 9–35.

    Артикул Google ученый

  • 53.

    Ларсен Р.Дж., Динер Э. Мультитайт-мультиметодическое исследование структуры аффекта: гедонический уровень и эмоциональная интенсивность.Pers Individual Diff. 1985. 6 (5): 631–6.

    Артикул Google ученый

  • 54.

    Оливер MN, Simons JS. Шкалы аффективной лабильности: разработка краткой меры. Pers Individual Diff. 2004. 37 (6): 1279–88.

    Артикул Google ученый

  • 55.

    Schutte NS, Malouff JM, Hall LE, Haggerty DJ, Cooper JT, Golden CJ, Dornheim L. Разработка и проверка критерия эмоционального интеллекта.Индивидуальные различия. 1998. 25 (2): 167–77.

    Артикул Google ученый

  • 56.

    Нок М.К., Ведиг М.М., Холмберг Э.Б., Хули Дж. Шкала реактивности эмоций: развитие, оценка и отношение к самоповреждающим мыслям и поведению. Behav Ther. 2008. 39 (2): 107–16.

    Артикул Google ученый

  • 57.

    Брутто JJ. Регулирование эмоций: подведение итогов и движение вперед.Эмоции. 2013; 13 (3): 359.

    Артикул Google ученый

  • 58.

    Кринг AM. Справочник эмоций: эмоциональные расстройства как трансдиагностические процессы в психопатологии. 2-е изд. Нью-Йорк: Guilford Press; 2008.

    Google ученый

  • 59.

    Кринг AM. Будущее исследования эмоций в изучении психопатологии. Emot Rev.2010; 2: 225–8. https://doi.org/10.1177/1754073

  • 1986.

    Артикул Google ученый

  • 60.

    Баркли Р.А., Мерфи К.Р., Фишер М. СДВГ у взрослых: что говорит наука: Guilford Press; 2010.

  • 61.

    Эврен Б., Эврен С., Далбудак Э., Топчу М., Кутлу Н. Связь тяжести интернет-зависимости с вероятным СДВГ и трудностями в регулировании эмоций среди молодых людей. Psychiatry Res. 2018; 269: 494–500.

    Артикул Google ученый

  • 62.

    Polanczyk GV, Willcutt EG, Salum GA, Kieling C, Rohde LA. Оценки распространенности СДВГ за три десятилетия: обновленный систематический обзор и мета-регрессионный анализ. Int J Epidemiol. 2014; 43: 434–42. https://doi.org/10.1093/ije/dyt261.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 63.

    Саймон В., Чобор П., Балинт С., Месарош А., Горький И. Распространенность и корреляты синдрома дефицита внимания с гиперактивностью у взрослых: метаанализ.Br J Psychiatry. 2009; 194: 204–11. https://doi.org/10.1192/bjp.bp.107.048827.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 64.

    Баркли Р.А. Отличие вялого когнитивного темпа от СДВГ у детей и подростков: исполнительные функции, нарушения и сопутствующие заболевания. J Clin Child Adolesc Psychol. 2013; 42 (2): 161–73.

    Артикул Google ученый

  • 65.

    Познер Дж., Касс Э., Халвершорн Л.Использование стимуляторов для лечения эмоциональной лабильности, связанной с СДВГ. Curr Psychiatry Rep.2014; 16 (10): 478.

    Артикул Google ученый

  • 66.

    Роулс Б.М., Финдлинг Р.Л. Обзор вариантов фармакотерапии для лечения синдрома дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) и симптомов, подобных СДВГ, у детей и подростков с нарушениями развития. Dev Disabil Res Rev.2010; 16: 273–82. https://doi.org/10.1002/ddrr.120.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 67.

    Доутон Дж. М., Краточвил С. Дж. Обзор фармакотерапии СДВГ: преимущества, недостатки и клинические жемчужины. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2009. 48: 240–8. https://doi.org/10.1097/CHI.0b013e318197748f.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 68.

    Peyre H, Speranza M, Cortese S, Wohl M, Purper-Ouakil D. Имеют ли дети с СДВГ с профилем нарушения регуляции поведения и без него разные клинические характеристики, когнитивные особенности и результаты лечения? J Atten Disord.2015; 19 (1): 63–71.

    Артикул Google ученый

  • 69.

    Рёслер М., Рец В., Фишер Р., Осе С., Альм Б., Декерт Дж. И др. Двадцать четыре недели лечения метилфенидатом с пролонгированным высвобождением улучшают эмоциональные симптомы у взрослых с СДВГ. World J Biol Psychiatry. 2010. 11 (5): 709–18.

    Артикул Google ученый

  • 70.

    Коул П., Вейбель С., Никастро Р., Хаслер Р., Дайер А., Обри Дж. М. и др.Тренировка навыков КПТ / ДПТ для взрослых с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Психиатр Дунай. 2016; 28 (Приложение 1): 103–7.

    PubMed Google ученый

  • 71.

    Лензи Ф., Кортезе С., Харрис Дж., Маси Г. Фармакотерапия эмоциональной дисрегуляции у взрослых с СДВГ: систематический обзор и метаанализ. Neurosci Biobehav Rev.2018; 84: 359–67. https://doi.org/10.1016/j.neubiorev.2018.08.010.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 72.

    Moukhtarian TR, Cooper RE, Vassos E, Moran P, Asherson P. Влияние стимуляторов и атомоксетина на эмоциональную лабильность у взрослых: систематический обзор и метаанализ. Eur Psychiatry. 2017; 44: 198–207. https://doi.org/10.1016/j.eurpsy.2017.05.021.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 73.

    Hesslinger B, van Tebartz EL, Nyberg E, Dykierek P, Richter H, Berner M, Ebert D. Психотерапия синдрома дефицита внимания и гиперактивности у взрослых — экспериментальное исследование с использованием структурированной программы обучения навыкам.Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci. 2002; 252: 177–84. https://doi.org/10.1007/s00406-002-0379-0.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 74.

    Филипсен А., Граф Е., Ван Тебарц Е.Л., Янс Т., Варнке А., Хесслингер Б. и др. Оценка эффективности и результативности психотерапии структурированного расстройства при СДВГ у взрослых: протокол рандомизированного контролируемого многоцентрового исследования. СДВГ, дефицит внимания, гиперакт. 2010; 2: 203–12.https://doi.org/10.1007/s12402-010-0046-7.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 75.

    Бунстра А.М., Остерлан Дж., Сержант Дж. А., Буйтелаар Дж. К.. Исполнительное функционирование при СДВГ у взрослых: метааналитический обзор. Psychol Med. 2005; 35: 1097–108.

    Артикул Google ученый

  • 76.

    Бриджитт DJ, Уокер Мэн. Интеллектуальное функционирование у взрослых с СДВГ: метааналитическое исследование полномасштабных различий IQ между взрослыми с СДВГ и без.Psychol Assess. 2006; 18: 1.

    Артикул Google ученый

  • 77.

    Гершон Дж. Метааналитический обзор гендерных различий при СДВГ. J Atten Disord. 2002; 5: 143–54. https://doi.org/10.1177/108705470200500302.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 78.

    Хирш О., Чаванон М., Кристиансен Х. Подгруппы эмоциональной дисрегуляции у пациентов с синдромом дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) у взрослых: кластерный аналитический подход.Sci Rep. 2019. https://doi.org/10.1038/s41598-019-42018-y.

  • Клинические, предикторы толщины коры и нервной активности будущей аффективной лабильности у молодых людей с риском биполярного расстройства: первоначальное открытие и независимое воспроизведение образцов

  • 1.

    Филлипс М.Л., Шварц HA. Критическая оценка нейровизуализационных исследований биполярного расстройства: к новой концептуализации основных нейронных схем и дорожной карте для будущих исследований. Am J Psychiatry. 2014; 171: 829–43.

    Артикул Google ученый

  • 2.

    Singh MK, Chang KD. Структурная реакция мозга у людей с семейным риском биполярного расстройства: история двух исходов. Биол Психиатрия. 2013; 73: 109–10.

    Артикул Google ученый

  • 3.

    Аксельсон Д., Гольдштейн Б., Гольдштейн Т., Монк К., Ю Х., Хики М.Б. и др. Диагностические предвестники биполярного расстройства у потомков родителей с биполярным расстройством: продольное исследование.Am J Psychiatry. 2015; 172: 638–46. https://doi.org/10.1176/appi.ajp.2014.14010035

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 4.

    Бирмахер Б., Гольдштейн Б.И., Аксельсон Д.А., Монк К., Хики МБ, Фан Дж. И др. Нестабильность настроения у потомков родителей с биполярным расстройством и общественный контроль. Биполярное расстройство. 2013; 15: 253–63. https://doi.org/10.1111/bdi.12060

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 5.

    Хафеман Д.М., Мерранко Дж., Аксельсон Д., Гольдштейн Б.И., Гольдштейн Т., Монк К. и др. К определению биполярного продрома: размерные предикторы расстройств биполярного спектра у молодых людей из группы риска. Am J Psychiatry. 2016; 173: 695–704. https://doi.org/10.1176/appi.ajp.2015.15040414

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 6.

    Howes OD, Lim S, Theologos G, Yung AR, Goodwin GM, McGuire P. Исчерпывающий обзор и модель предполагаемых продромальных особенностей биполярного аффективного расстройства.Psychol Med. 2010; 41: 1567–77. https://doi.org/10.1017/S0033291710001790

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 7.

    Angst J, Gamma A, Endrass J. Факторы риска для спектров биполярности и депрессии. Acta Psychiatr Scand Suppl. 2003; 108: 15–9.

    Артикул Google ученый

  • 8.

    Аас М., Педерсен Г., Генри С., Бьелла Т., Белливье Ф., Лебойер М. и др.Психометрические свойства шкалы аффективной лабильности (версия из 54 и 18 пунктов) у пациентов с биполярным расстройством, родственников первой степени родства и здоровых людей из контрольной группы. J влияет на Disord. 2015; 172: 375–80. https://doi.org/10.1016/j.jad.2014.10.028

    Артикул PubMed Google ученый

  • 9.

    Генри С., Ван ден Балке Д., Белливье Ф., Рой И., Свендсен Дж., М’Байлара К. и др. Аффективная лабильность и интенсивность аффекта как основные параметры биполярных расстройств в эутимический период.Psychiatry Res. 2008; 159: 1–6. https://doi.org/10.1016/j.psychres.2005.11.016

    Артикул PubMed Google ученый

  • 10.

    Weibel S, Micoulaud-Franchi JA, Brandejsky L, Lopez R, Prada P, Nicastro R, Ardu S, Dayer A, Lançon C, Perroud N. Психометрические свойства и факторная структура краткой формы аффективного Шкала лабильности у взрослых пациентов с СДВГ. Журнал нарушений внимания. 2017; 0: 10870547176

  • .

  • 11.

    Харви П.Д., Гринберг Б.Р., Серпер MR. Шкалы аффективной лабильности: развитие, надежность и валидность. J Clin Psychol. 1989; 45: 786–93.

    CAS Статья Google ученый

  • 12.

    Стрингарис А., Гудман Р. Ластичность настроения и психопатология в молодости. Psychol Med. 2008; 39: 1237–45. https://doi.org/10.1017/S0033291708004662

    Артикул PubMed Google ученый

  • 13.

    Леопольд К., Риттер П., Коррелл К.Ю., Маркс С., Озгюрдал С., Юкель Г. и др. Комбинации рисков до развития биполярных расстройств: обоснование нового инструмента оценки риска. J влияет на Disord. 2012; 136: 1000–10.

    Артикул Google ученый

  • 14.

    Hafeman DM, Merranko J, Goldstein TR, et al. Оценка с помощью калькулятора риска на уровне человека для прогнозирования впервые возникшего расстройства биполярного спектра у молодежи с семейным риском. JAMA Psychiatry.2017; 74: 841–7. https://doi.org/10.1001/jamapsychiatry.2017.1763

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 15.

    Fergus EL, Miller RB, Luckenbaugh DA, Leverich GS, Findling RL, Speer AM, et al. Есть ли прогрессирование от раздражительности / нарушения контроля к большим депрессивным и маниакальным симптомам? Ретроспективный опрос родителей детей с биполярным расстройством. J влияет на Disord. 2003. 77: 71–78.

    Артикул Google ученый

  • 16.

    Берточчи М.А., Бебко Г., Олино Т., Фурнье Дж., Хинце А.К., Бонар Л. и др. Траектории поведенческой и эмоциональной дисрегуляции, отмеченные функцией префронтальной миндалины у симптомной молодежи. Psychol Med. 2014; 27: 1–13.

    Google ученый

  • 17.

    Берточчи М.А., Бебко Г.М., Маллин BC, Лангенекер С.А., Ladouceur CD, Алмейда JRC и др. Аномальная активность коры головного мозга в передней части поясной извилины во время выполнения эмоциональной задачи n-back отличает женщин с биполярной депрессией от униполярной.Psychol Med. 2011; 42: 1417–28. https://doi.org/10.1017/s003329171100242x

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 18.

    Hafeman D, Bebko G, Bertocci MA, Fournier JC, Chase HW, Bonar L, et al. Функциональная связь миндалевидного тела и префронтальной коры во время обработки неявных эмоций отличает молодежь с биполярным спектром от молодежи с экстернализирующими расстройствами. J влияет на Disord. 2017; 208: 94–100. https: // doi.org / 10.1016 / j.jad.2016.09.064

    Артикул PubMed Google ученый

  • 19.

    Аминофф С.Р., Дженсен Дж., Лагерберг Т.В., Хеллвин Т., Сундет К., Андреассен О.А. и др. Связь между аффективной лабильностью и исполнительной функцией при биполярном расстройстве. Psychiatry Res. 2012; 198: 58–61. https://doi.org/10.1016/j.psychres.2011.12.044

    Артикул PubMed Google ученый

  • 20.

    Lan MJ, Chhetry BT, Oquendo MA, Sublette ME, Sullivan G, Mann JJ и др. Различия в толщине коры между биполярной депрессией и большим депрессивным расстройством. Биполярное расстройство. 2014; 16: 378–88. https://doi.org/10.1111/bdi.12175

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 21.

    Hajek T, Cullis J, Novak T., Kopecek M, Blagdon R, Propper L, et al. Структурная подпись мозга семейной предрасположенности к биполярному расстройству: воспроизводимые доказательства вовлечения правой нижней лобной извилины.Биол Психиатрия. 2013; 73: 144–52. https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2012.06.015

    Артикул PubMed Google ученый

  • 22.

    Strakowski SM, DelBello MP, Sax KW, Zimmerman ME, Shear PK, Hawkins JM, et al. Магнитно-резонансная томография головного мозга структурных аномалий при биполярном расстройстве. Arch Gen Psychiatry. 1999; 56: 254–60.

    CAS Статья Google ученый

  • 23.

    Бирмахер Б., Аксельсон Д., Гольдштейн Б., Монк К., Калас С., Обрежа М. и др. Психиатрические расстройства у детей дошкольного возраста от родителей с биполярным расстройством: исследование Pittsburgh Bipolar Offspring Study (BIOS). Am J Psychiatry. 2010; 167: 321–30. https://doi.org/10.1176/appi.ajp.2009.0

    77

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 24.

    Бирмахер Б., Аксельсон Д., Монк К., Калас С., Гольдштейн Б., Хики МБ и др. Пожизненные психические расстройства у детей школьного возраста от родителей с биполярным расстройством: исследование Pittsburgh Bipolar Offspring.Arch Gen Psychiatry. 2009; 66: 287–96. https://doi.org/10.1001/archgenpsychiatry.2008.546

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 25.

    Гольдштейн Б.И., Шамседдин В., Аксельсон Д.А., Калас С., Монк К., Брент Д.А. и др. Клинические, демографические и семейные корреляты расстройств биполярного спектра у потомков родителей с биполярным расстройством. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2010. 49: 388–96.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 26.

    Бирмахер Б., Аксельсон Д., Монк К., Калас С., Гольдштейн Б., Хики М.Б. и др. Пожизненные психические расстройства у детей школьного возраста от родителей с биполярным расстройством: исследование Pittsburgh Bipolar Offspring. Arch Gen Psychiatry. 2009; 66: 287–96.

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Smoller JW, Finn CT. Исследования биполярного расстройства в семье, близнецах и усыновлении. Am J Med Genet Часть C Semin Med Genet. 2003; 123С: 48–58. https://doi.org/10.1002 / ajmg.c.20013

    Артикул PubMed Google ученый

  • 28.

    Bebko G, Bertocci MA, Fournier JC, Hinze AK, Bonar L, Almeida JR, et al. Анализ размерных и связанных с диагностической категорией паттернов функции схемы вознаграждения у подростков с поведенческой и эмоциональной дисрегуляцией в продольной оценке исследования маниакальных симптомов. JAMA Psychiatry. 2014; 71: 71–80.

    Артикул Google ученый

  • 29.

    Perlman SB, Fournier JC, Bebko G, Bertocci MA, Hinze AK, Bonar L, et al. Эмоциональная обработка лица при биполярном расстройстве у детей: доказательства функциональных нарушений веретенообразной извилины. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2013; 52: 1314–25.e3

    Статья Google ученый

  • 30.

    Герсон А.С., Герринг Дж. П., Фройнд Л., Джоши П. Т., Капоццоли Дж., Брэди К. и др. Шкала аффективной лабильности детей: психометрическая оценка надежности.Psychiatry Res. 1996; 65: 189–98. https://doi.org/10.1016/S0165-1781(96)02851-X

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 31.

    Бирмахер Б., Брент Д.А., Чиаппетта Л., Бридж Дж., Монга С., Баугер М. Психометрические свойства экрана детского эмоционального расстройства, связанного с тревогой (SCARED): повторное исследование. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 1999; 38: 1230–6. https://doi.org/10.1097/00004583-199

    0-00011

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 32.

    Ангольд А., Костелло Э., Мессер С.К., Пиклс А. Разработка краткого опросника для использования в эпидемиологических исследованиях депрессии у детей и подростков. Международный журнал методов психиатрических исследований. 1995; 5: 237–249.

  • 33.

    Кауфман Дж., Бирмахер Б., Брент Д.А., Рао Ю., Флинн С., Моречи П. и др. Расписание для аффективных расстройств и шизофрении для детей школьного возраста — настоящая и пожизненная версия (K-SADS-PL): исходные данные о достоверности и достоверности. J Am Acad Детская подростковая психиатрия.1997; 36: 980–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 34.

    Аксельсон Д.А., Бирмахер Б., Брент Д.А., Вассик С., Гувер С., Бридж Дж. И др. Предварительное исследование Детского расписания аффективных расстройств и шизофрении для шкалы оценки мании детей школьного возраста для детей и подростков. J Child Adolesc Psychopharmacol. 2003; 13: 463–70.

    Артикул Google ученый

  • 35.

    Фридман Дж. Х., Хасти Т., Тибширани Р. glmnet: регуляризованные обобщенные линейные модели лассо и эластичной сети, 2014. http://CRANR-projectorg/package=glmnetRpackageversion2.0.2 ..

  • 36.

    Тибширани Р. Регрессионная усадка и выбор с помощью лассо. J Roy Stat Soc Ser B (Методол). 1996. 58: 267–88. https://doi.org/10.2307/2346178

    Артикул Google ученый

  • 37.

    Фридман Дж., Хасти Т., Тибширани Р.Пути регуляризации обобщенных линейных моделей с помощью координатного спуска. J Stat Softw. 2010; 33: 1–22.

    Артикул Google ученый

  • 38.

    Ферро А, Бонивенто С., Дельвеккио Дж., Беллани М., Перлини С., Дуси Н. и др. Продольное исследование анатомии теменной доли при биполярном расстройстве и ее связи с общим функционированием. Psychiatry Res: Neuroimaging. 2017; 267: 22–31. https://doi.org/10.1016/j.pscychresns.2017.06.010

    Артикул PubMed Google ученый

  • 39.

    Jaworska N, MacMaster FP, Gaxiola I, Cortese F, Goodyear B, Ramasubbu R. Предварительное исследование влияния возраста начала и детской травмы на толщину коры при большом депрессивном расстройстве. BioMed Res. Int. 2014; 2014: 410472.

    Артикул Google ученый

  • 40.

    Хаттон С.Н., Лагопулос Дж., Херменс Д.Ф., Скотт Э., Хики И.Б., Беннетт М.Р.Истончение коркового вещества у молодых психозов и пациентов с биполярным расстройством коррелирует с общим нейрокогнитивным дефицитом. Int J Биполярное расстройство. 2013; 1: 3.

    Артикул Google ученый

  • 41.

    Hanford LC, Sassi RB, Minuzzi L, Hall GB. Толщина коркового вещества у биполярных потомков с симптомами и бессимптомно. Psychiatry Res. 2016; 251: 26–33. https://doi.org/10.1016/j.pscychresns.2016.04.007

    Артикул Google ученый

  • 42.

    Петерсон Б.С., Уорнер В., Бансал Р., Чжу Х., Хао Х, Лю Дж. И др. Истончение коркового вещества у лиц с повышенным семейным риском большой депрессии. Proc Natl Acad Sci USA. 2009; 106: 6273–8. https://doi.org/10.1073/pnas.0805311106

    Артикул PubMed Google ученый

  • 43.

    Hartwigsen G, Baumgaertner A, Price CJ, Koehnke M, Ulmer S, Siebner HR. Фонологические решения требуют наличия как левой, так и правой надмаргинальных извилин. Proc Natl Acad Sci.2010; 107: 16494–9.

    CAS Статья Google ученый

  • 44.

    Blakemore S-J, Choudhury S. Развитие мозга подростка: значение для исполнительной функции и социального познания. J Детская психическая психиатрия. 2006; 47: 296–312. https://doi.org/10.1111/j.1469-7610.2006.01611.x

    Артикул PubMed Google ученый

  • 45.

    Bush GCingulate. Дисфункция лобной и теменной коры головного мозга при синдроме дефицита внимания / гиперактивности.Биол Психиатрия. 2011; 69: 1160–7. https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2011.01.022

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 46.

    Маллер Дж. Дж., Тавентиран П., Томсон Р. Х., Маккуин С., Фицджеральд ПБ. Нарушения объема, толщины коры и целостности белого вещества при биполярном расстройстве I и II типа. J влияет на Disord. 2014. 169: 118–27.

    Артикул Google ученый

  • 47.

    Hanford LC, Назаров A, Hall GB, Sassi RB. Толщина коры при биполярном расстройстве: систематический обзор. Биполярное расстройство. 2016; 18: 4–18. https://doi.org/10.1111/bdi.12362

    Артикул PubMed Google ученый

  • 48.

    Папмейер М., Джайлс С., Суссманн Дж. Э., Килти С., Стюарт Т., Лори С. М. и др. Толщина коркового слоя у лиц с высоким семейным риском расстройств настроения по мере развития большого депрессивного расстройства. Биол Психиатрия.2015; 78: 58–66. https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2014.10.018

    Артикул PubMed Google ученый

  • 49.

    Чейз Х.В., Нусслок Р., Алмейда Дж.Р., Форбс Е.Е., Лабарбара Е.Дж., Филлипс М.Л. Диссоциативные паттерны аномальной лобной корковой активации во время ожидания неопределенного вознаграждения или потери при биполярной депрессии по сравнению с большой депрессией. Биполярное расстройство. 2013; 15: 839–54. https://doi.org/10.1111/bdi.12132

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 50.

    Nusslock R, Almeida JR, Forbes EE, Versace A, Frank E, Labarbara EJ и др. Ожидание победы: повышенная активность полосатого тела и орбитофронтальной коры головного мозга во время ожидания награды у взрослых с эутимическим биполярным расстройством. Биполярное расстройство. 2012; 14: 249–60. https://doi.org/10.1111/j.1399-5618.2012.01012.x

    Артикул PubMed Google ученый

  • 51.

    Филлипс М.Л., Древец В.С., Раух С.Л., Лейн Р. Нейробиология восприятия эмоций II: последствия для основных психических расстройств.Биол Психиатрия. 2003. 54: 515–28.

    Артикул Google ученый

  • 52.

    Лаутер Дж. Л., Херскович П., Формби С., Райхл М. Е.. Тонотопическая организация слуховой коры человека, выявленная с помощью позитронно-эмиссионной томографии. Послушайте Res. 1985; 20: 199–205.

    CAS Статья Google ученый

  • 53.

    Уикер Б., Перретт Д.И., Барон-Коэн С., Десети Дж. Быть объектом чужих эмоций: исследование ПЭТ.Нейропсихология. 2003. 41: 139–46.

    Артикул Google ученый

  • 54.

    Ховард М.А., Волков И., Мирский Р., Гарелл П., Но М., Граннер М. и др. Слуховая кора на задней верхней височной извилине человека. J Comp Neurol. 2000; 416: 79–92.

    CAS Статья Google ученый

  • 55.

    Макдональд Х., Раттер М., Хаулин П., Риос П., Контеур А.Л., Эверед С. и др. Распознавание и выражение эмоциональных сигналов аутичными и нормальными взрослыми.J Детская психическая психиатрия. 1989; 30: 865–77. https://doi.org/10.1111/j.1469-7610.1989.tb00288.x

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 56.

    Персад С.М., Поливи Дж. Различия между депрессивными и недепрессивными людьми в распознавании и реакции на эмоциональные сигналы лица. J Abnorm Psychol. 1993; 102: 358.

    CAS Статья Google ученый

  • 57.

    Мандал МК, Пандей Р., Прасад АВ. Выражение эмоций на лице и шизофрения: обзор. Шизофр Бык. 1998; 24: 399.

    CAS Статья Google ученый

  • 58.

    МакКлюр Э.Б., Поуп К., Хоберман А.Дж., Пайн Д.С., Лейбенлуфт Э. Распознавание мимики у подростков с расстройствами настроения и тревожными расстройствами. Am J Psychiatry. 2003; 160: 1172–4.

    Артикул Google ученый

  • 59.

    McCarthy G, Puce A, Gore JC, Allison T. Обработка лиц в веретенообразной извилине человека. J Cogn Neurosci. 1997; 9: 605–10.

    CAS Статья Google ученый

  • 60.

    Haxby JV, Hoffman EA, Gobbini MI. Нейронные системы человека для распознавания лиц и социального общения. Биол Психиатрия. 2002; 51: 59–67. https://doi.org/10.1016/S0006-3223(01)01330-0

    Артикул PubMed Google ученый

  • 61.

    Хоффман Э.А., Хаксби СП. Отчетливые представления взгляда и личности в распределенной нервной системе человека для восприятия лица. Nat Neurosci. 2000; 3: 80.

    CAS Статья Google ученый

  • 62.

    Карим Х.Т., Перлман С.Б. Созревание нервной системы как функция раздражительного темперамента. Hum Brain Mapp. 2017; 38: 5307–21. https://doi.org/10.1002/hbm.23742

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 63.

    Эйхенбаум Х., Йонелинас А.Р., Ранганат С. Медиальная височная доля и память распознавания. Annu Rev Neurosci. 2007; 30: 123–52. https://doi.org/10.1146/annurev.neuro.30.051606.094328

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 64.

    Наварро Шредер Т., Хаак К.В., Сарагоса Хименес Н.И., Бекманн К.Ф., Доеллер С.Ф. Функциональная топография энторинальной коры человека. eLife. 2015; 4: e06738 https: // doi.org / 10.7554 / eLife.06738

    Артикул PubMed Central Google ученый

  • 65.

    Шульц Х., Соммер Т., Питерс Дж. Роль энторинальной коры человека в репрезентативном учете памяти. Front Human Neurosci 2015; 9 https://doi.org/10.3389/fnhum.2015.00628.

  • 66.

    Cavada C, Goldman ‐ Rakic ​​PS. Задняя теменная кора головного мозга макаки-резуса: I. Разделение областей на основе характерных лимбических и сенсорных кортикокортикальных связей.J Comp Neurol. 1989. 287: 393–421.

    CAS Статья Google ученый

  • 67.

    Cavada C, Goldman ‐ Rakic ​​PS. Задняя теменная кора у макаки-резуса: II. Доказательства сегрегированных кортикокортикальных сетей, связывающих сенсорные и лимбические области с лобной долей. J Comp Neurol. 1989. 287: 422–45.

    CAS Статья Google ученый

  • 68.

    Ладлоу Л., Кляйн К.Переменные-подавители: разница между «есть» и «действует как». J Stat Educ. 2014; 22: 1–28.

    Артикул Google ученый

  • 69.

    Stringaris A, Cohen P, Pine DS, Leibenluft E. Последствия раздражительности молодежи для взрослых: 20-летнее проспективное исследование на уровне сообщества. Am J Psychiatry. 2009; 166: 1048–54. https://doi.org/10.1176/appi.ajp.2009.08121849

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 70.

    Strakowski SM, Adler CM, Cerullo M, Eliassen JC, Lamy M, Fleck DE, et al. Активация головного мозга с помощью магнитно-резонансной томографии при первом эпизоде ​​биполярной мании во время выполнения задачи ингибирования реакции. Ранняя интервальная психиатрия. 2008; 2: 225–33. https://doi.org/10.1111/j.1751-7893.2008.00082.x

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 71.

    Сингх М.К., Чанг К.Д., Мазаика П., Гаррет А., Адлеман Н., Келли Р. и др. Нейронные корреляты ингибирования ответа при биполярном расстройстве у детей.J Child Adolesc Psychopharmacol. 2010; 20: 15–24. https://doi.org/10.1089/cap.2009.0004

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 72.

    Сепеде Г., Де Берардис Д., Кампанелла Д., Перруччи М.Г., Ферретти А., Салерно Р.М. и др. Нейронные корреляты обработки негативных эмоций при биполярном расстройстве. Progress Neuro-Psychopharmacol Biol Psychiatry. 2015; 60: 1–10.

    Артикул Google ученый

  • 73.

    Bertocci MA, Bebko G, Dwojak A, Iyengar S, Ladouceur CD, Fournier JC, et al. Продольные отношения между активностью нейронных цепей перенаправления внимания и тяжестью симптомов в молодости. Биол Психиатрия Cogn Neurosci Нейровизуализация. 2017; 2: 336–45. https://doi.org/10.1016/j.bpsc.2016.06.009

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 74.

    Koolschijn PC, van Haren N, Lensvelt ‐ Mulders G, Hulshoff PH, Kahn R.Нарушения объема мозга при большом депрессивном расстройстве: метаанализ исследований магнитно-резонансной томографии. Hum Brain Mapp. 2009. 30: 3719–35. https://doi.org/10.1002/hbm.20801

    Артикул PubMed Google ученый

  • 75.

    Петерсон Б.С., Уорнер В., Бансал Р., Чжу Х., Хао Х, Лю Дж. И др. Истончение коркового вещества у лиц с повышенным семейным риском большой депрессии. Proc Natl Acad Sci USA. 2009; 106: 6273–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 76.

    Петерсон Б.С., Вайсман М.М. Эндофенотип головного мозга при большом депрессивном расстройстве. Annu Rev Med. 2011; 62: 461–74.

    CAS Статья Google ученый

  • 77.

    Форбс Э., Браун С., Кимак М., Феррелл Р., Манук С., Харири А. Генетические вариации в компонентах нейротрансмиссии дофамина влияют на вентральную полосатую реактивность, связанную с импульсивностью. Мол Психиатрия. 2009; 14: 60.

    CAS Статья Google ученый

  • % PDF-1.7 % 325 0 объект > endobj xref 325 122 0000000044 00000 н. 0000003431 00000 н. 0000003786 00000 н. 0000003815 00000 н. 0000003913 00000 н. 0000004799 00000 н. 0000018808 00000 п. 0000018865 00000 п. 0000018915 00000 п. 0000018982 00000 п. 0000019103 00000 п. 0000019622 00000 п. 0000019753 00000 п. 0000020294 00000 п. 0000020335 00000 п. 0000049636 00000 п. 0000049771 00000 п. 0000050290 00000 п. 0000050467 00000 п. 0000050721 00000 п. 0000051251 00000 п. 0000052252 00000 п. 0000052623 00000 п. 0000052986 00000 п. 0000053442 00000 п. 0000059029 00000 н. 0000060008 00000 п. 0000060403 00000 п. 0000060756 00000 п. 0000061191 00000 п. 0000065780 00000 п. 0000065957 00000 п. 0000066246 00000 п. 0000066318 00000 п. 0000066546 00000 п. 0000067071 00000 п. 0000068081 00000 п. 0000068486 00000 п. 0000069035 00000 п. 0000069642 00000 п. 0000076182 00000 п. 0000076530 00000 п. 0000076811 00000 п. 0000078332 00000 п. 0000079210 00000 п. 0000079530 00000 п. 0000079647 00000 п. 0000079900 00000 н. 0000080568 00000 п. 0000080743 00000 п. 0000080956 00000 п. 0000081156 00000 п. 0000081900 00000 п. 0000081953 00000 п. 0000082420 00000 н. 0000126847 00000 н. 0000145744 00000 н. 0000218317 00000 н. 0000233926 00000 н. 0000234127 00000 н. 0000234322 00000 н. 0000234561 00000 п. 0000234707 00000 н. 0000234853 00000 п. 0000234999 00000 н. 0000235141 00000 п. 0000235287 00000 н. 0000235433 00000 п. 0000235575 00000 п. 0000235721 00000 н. 0000235867 00000 н. 0000236013 00000 н. 0000236159 00000 н. 0000236305 00000 н. 0000236450 00000 н. 0000236596 00000 н. 0000236740 00000 н. 0000236884 00000 н. 0000237028 00000 п. 0000237172 00000 н. 0000237316 00000 н. 0000237460 00000 н. 0000237605 00000 н. 0000237751 00000 н. 0000237897 00000 н. 0000238043 00000 н. 0000238189 00000 н. 0000238335 00000 н. 0000238481 00000 н. 0000238626 00000 н. 0000238772 00000 н. 0000238917 00000 н. 0000239062 00000 н. 0000239207 00000 н. 0000239353 00000 п. 0000239499 00000 н. 0000239644 00000 н. 0000239789 00000 н. 0000239934 00000 н. 0000240080 00000 н. 0000240226 00000 н. 0000240405 00000 н. 0000240587 00000 н. 0000240786 00000 н. 0000240848 00000 н. 0000241056 00000 н. 0000241149 00000 н. 0000241267 00000 н. 0000241378 00000 н. 0000241496 00000 н. 0000241612 00000 н. 0000241720 00000 н. 0000241828 00000 н. 0000241933 00000 н. 0000242092 00000 н. 0000242263 00000 н. 0000242435 00000 н. 0000242565 00000 н. 0000242706 00000 н. 0000242837 00000 н. 0000242947 00000 н. 0000002796 00000 н. трейлер ] / Корень 326 0 R >> startxref 0 %% EOF 446 0 объект > транслировать xmMhQϝi $ j-4qEF.> 2 ؖ qJ ܸ ~ 5 T6.-j / b ރ qN [w = e /) @ HBA 慢 KzIA ף 0 Ő JXa * RcxG! LZA> Ee} c Q`0OB} _E] / конечный поток endobj 326 0 объект > ] >> / OpenAction [329 0 R / FitH -32768 ] / Метаданные 324 0 R / StructTreeRoot 267 0 R / MarkInfo > / PageMode / UseOutlines / Pages 321 0 R / ViewerPreferences > >> endobj 327 0 объект [328 0 руб.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.