Авторитарная личность адорно: Обыкновенная авторитарность — Ведомости

Автор: | 05.04.2020

Обыкновенная авторитарность — Ведомости

Складывающаяся сегодня в России ситуация делает актуальными следующие вопросы. Насколько все более явный авторитаризм и агрессия в политике, как внутренней, так и внешней, укоренены в повседневных практиках россиян? Распространен ли в России тип авторитарной личности? Поддерживают ли россияне агрессивную политику, потому как сами агрессивны?

Помимо сугубо познавательной ответ на эти вопросы имеет и практическую ценность. Если авторитаризм распространен и среди политических лидеров, и среди обычных россиян, то существующая система стабильна. Предположение о схожести властных отношений на микро- и макроуровнях как ключевом условии стабильности системы выдвинул американский политолог Хэри Экстайн (Can Democracy Take Root in Post-Soviet Russia? Exploration in State-Society Relations, Lanham, MA: Rowman & Littlefield Publishers, 1998). Если такого сходства нет, то наблюдаемые сегодня процессы временны, сродни моментальному умопомешательству. Рано или поздно система достигнет другого, неавторитарного равновесия.

Опора фашизма

Еще до начала Второй мировой войны исследователи в области социальных наук в Германии попытались описать микрооснования фашизма. Сотрудники Института социальных исследований во Франкфурте (впоследствии более известные под именем «франкфуртская школа») провели с этой целью первый массовый опрос уже в 1929–1931 гг. Логическим завершением их исследований стала концепция авторитарной личности, предложенная в одноименной коллективной монографии 1950 г. Теодора Адорно, Эльзы Френкель-Брансвик, Даниэля Левинсона и Невиля Сэнфорда.

Учитывая, что нацистская партия получила власть в Германии вполне демократическими методами, требовалось объяснить, преобладание каких именно избирателей сделало это возможным. В книге Адорно и его соавторов авторитарная личность представлена в качестве такого микрооснования фашизма. Именно в авторитарной личности им виделось начало пирамиды фюреров самого разного масштаба – от лидеров первичных ячеек до собственно Гитлера.

С помощью социологических опросов и углубленных качественных интервью авторы исследования выявили следующие характеристики авторитарной личности:

традиционность, понимаемая как слепая приверженность ценностям среднего класса;

авторитарное подчинение: некритическое и беспрекословное отношение к идеализируемым обладателям власти;

авторитарная агрессия, направленная на всех тех, кто не разделяет традиционные ценности;

неспособность к интрацепции, чувственному восприятию мира и окружающих;

склонность к стереотипному мышлению и подверженность суевериям;

акцент на власть и «крутость» (toughness) в отношениях между людьми;

цинизм и враждебность по отношению к другим людям;

приписывание людям животной и деструктивной ориентации;

сведение интимных отношений исключительно к биологическим аспектам секса.

Концепция авторитарной личности многократно подвергалась критике. В частности, ее противники отмечали спорность теоретического обоснования: Адорно и соавторы использовали в этом качестве фрейдизм. «Шкала F», использованная для практического выявления авторитарных личностей, тоже вызывала множество вопросов методологов. Однако, как было признано группой американских и немецких социальных психологов по итогам анализа более чем 40-летней истории применения концепции авторитарной личности, «эта теория по-прежнему релевантна в современных условиях» (Stone, Willima F., Lederer, Gerda, Christie, Richard (eds.), 1993, Strength and Weakness: The Authoritarian Personality Today, New York: Springer-Verlag).

Авторитарны ли россияне?

Насколько релевантна теория авторитарной личности для понимания «простого советского человека» и его наследника, «простого постсоветского человека»? Уже в первом исследовании массового сознания в СССР сотрудниками «Левада-центра» (тогда еще ВЦИОМа) был выявлен такой его элемент, как иерархический эгалитаризм. Он означает неприятие любого проявления неравенства, которое не продиктовано позицией человека в иерархии (Levada Youri, Entre passé et l’avenir. L’homme soviétique ordinaire. Enquête. Paris: Presses de la Fondation Nationale des Sciences Politiques, 1993). Неприемлемы не любые привилегии, а лишь те, которые по статусу «не положены». В иерархическом эгалитаризме можно увидеть отсылку сразу к нескольким чертам авторитарной личности: авторитарному подчинению и ориентации на власть и «крутость».

Однако оценки распространенности авторитарного типа личности в СССР и постсоветских странах неоднозначны. Уже первая попытка сравнить распространение авторитаризма с использованием варианта «шкалы F» в СССР и США привела к неожиданному результату. В 1989 г. жители СССР, вероятно (использовались лишь региональные выборки), были в среднем менее авторитарны, чем американцы (McFarland, Sam, Ageyev, Vladimir, Abalkina, Marina, The Authoritarian Personality in the United States and the Former Soviet Union: Comparative Studies, In Stone, Willima F., Lederer, Gerda, Christie, Richard (eds.), Op. Cit.).

Относительно свежие данные о распространенности авторитарного типа личности в сегодняшней России весьма отрывочны и неполны.

Согласно одному исследованию групп студентов, проведенному в конце 1990-х гг. в Москве и штате Айова, авторитарный тип личности по-прежнему наблюдался чаще в США (Юртайкин В. В., Дьяконова Н. А. «Авторитаризм в системе установок российских и американских студентов». Социологические исследования, № 9, 2001). Другое исследование, проведенное на неслучайных выборках в России и Иране уже в «тучные десятые», показало высокий уровень значений «шкалы F» в обеих странах, хотя показатели Ирана, нового союзника России, все же превышают российские величины (Тайебех Н. «Кросскультурное исследование особенности толерантности у жителей России и Ирана». Вестник РГГУ: Психология, педагогика, образование, № 17, 2010).

Еще более свежие данные по отдельным вопросам, образующим «шкалу F», тоже противоречивы. Опрос World Values Survey показал, что доля считающих, что ребенка важно научить послушанию, в 2011 г. в России (34,8%) была выше, чем в США (27,9%) и Германии (12,6%), но ниже, чем на дореволюционной Украине (42,3%).

Вообще же тех, кто считал, что в обществе следовало бы обеспечить большее уважение к авторитетам (оставим за скобками двусмысленность слова «авторитеты» в русском языке), в России в 2011 г. было больше (56,9%), чем в США (55,2%) и чем на Украине (49,5%), но меньше, чем в Германии (58,7%).

Наконец, сложно в это поверить, но, по данным «Кавказского барометра», в 2012 г. уровень позитивного восприятия одного из лидеров F-типа, Иосифа Сталина, в России оказался ниже, чем в ряде других постсоветских стран. 18% россиян отметили, что хотели бы жить и работать при таком руководителе страны, каким был Сталин. Их число оказалось большим, чем на Украине, даже дореволюционной (15%), и в Азербайджане (14%), но меньшим, чем в послереволюционной Грузии (24%) и Армении (22%) (автор благодарен руководителю Киевского международного института социологии Володимиру Паниотто за предоставление данных по России и Украине).

Вопросы без ответов

Важность изучения российской версии авторитарной личности диктуется не только и не столько интересами социальной психологии и социологии. Без понимания масштабов данного явления затруднительно сказать, насколько стабильны ставшие сегодня особенно зримыми проявления авторитаризма в России. Заканчивается ли авторитаризм границами властвующей российской элиты? Авторитарны ли российские начальники всех уровней, а не только высшего? Авторитарна ли российская семья и школа? Все эти вопросы ждут ответа, без которого не понять, куда в действительности идет Россия – к новой версии F-общества или к сохранению наметившихся в конце 1980 – начале 1990-х гг. антиавторитарных тенденций.

Автор – ведущий научный сотрудник ЦЭМИ РАН, профессор университета «Мемориал», Канада

Читать «Исследование авторитарной личности» — Адорно Теодор В. — Страница 1

Теодор В. Адорно

Исследование авторитарной личности

I. Предубеждение в материалах интервью

А. Предисловие

Наша работа выстроилась на специфическом исследовании антисемитизма. Однако по мере продвижения вперед центр ее тяжести постепенно смещался. В итоге это привело к тому, что нашу основную задачу мы видели не в том, чтобы анализировать антисемитизм или какое-либо другое предубеждение по отношению к меньшинствам как социально-психологический феномен per se (сам по себе). Наша задача в большей степени заключалась в том, чтобы исследовать враждебные по отношению к меньшинствам предубеждения в их отношении к более глобальным идеологическим и характерологическим конфигурациям. Таким образом, антисемитизм постепенно почти полностью исчез из наших опросных листов и стал в схеме интервью одной из многих других тем.

Ниже приводится перечень вопросов, задаваемых в интервью, которые относятся к теме антисемитизма. Интервьюируемым их задавали не в полном объеме, не всегда мы также обращали внимание на идентичность формулировок. Однако во всех случаях большинство из предусмотренных тем нашло свое отражение в вопросах.

Перечень вопросов о евреях

Считаете ли вы, что существует еврейская проблема? Если да, то в каком смысле? Задумываетесь ли вы об этом?

Были ли у вас контакты с евреями? Какого рода? Вспоминаете ли вы в этой связи какие-либо фамилии либо другие подробности?

Если нет, то на чем основываются ваши взгляды?

Приобрели ли вы в отношениях с евреями какой-либо опыт противоположного содержания (либо вы слышали об этом)?

Если да, то изменило бы данное обстоятельство ваше мнение? Если нет, то почему?

Вы смогли бы узнать еврея среди неевреев? Каким образом?

Что вам известно о религии евреев?

Имеются ли христиане, столь же плохие, как евреи? Сколь высоко их число в процентном отношении по отношению к плохим евреям?

Каково отношение евреев к труду? Как обстоят дела с пресловутой еврейской деловитостью?

Правда ли, что евреи имеют значительное влияние в кинематографе, на радио, в литературе и университетах?

Если да, то что в этом особенно плохого? Что следует предпринять против этого?

Действительно ли евреи оказывают большое влияние на торговлю, политику, профсоюзы и т.  п.?

Если да, то какого рода это влияние? Следует ли что-либо предпринять, чтобы ослабить это влияние?

Какое зло причинили нацисты немецким евреям? Что вы об этом думаете? Имеется ли здесь такая проблема? Что бы вы сделали, чтобы решить ее?

Что вы прежде всего вменяете им в вину? Они агрессивны? Имеют дурные манеры? Они держат в своих руках банки? Занимаются торговлей на черном рынке? Занимаются мошенничеством? Они – убийцы Христа? Имеют между собой слишком прочные контакты? Они – коммунисты? Коррумпированы? Нечистоплотны? Занимаются подлогом? Эксплуататоры? Скрывают свое происхождение? Чересчур интеллектуальны? Интернационалисты? Запрудили собой некоторые профессии? Они ленивы? Сосредоточили в своих руках кинопроизводство? Алчны? Шумны? Умеют приспособиться? Самонадеянны? Слишком сексуальны? Ищут привилегий? Склочны? Держат нашу страну в руках? Слишком изощренные? Нарушают отношения с соседями? Имеют слишком много магазинов? Они недисциплинированны? Аморальны по отношению к неевреям? Выходцы из низов? Избегают тяжелого физического труда? Международные заговорщики?

Вы выступаете за социальную дискриминацию или за особое законодательство?

К еврею нужно относиться как к индивиду или как к члену группы?

Как согласуются ваши предложения с правами конституции?

Вы против личных контактов с отдельными евреями?

Вы рассматриваете евреев в большей степени как символ неприятностей или как угрозу? Вы могли бы представить себе, что выходите замуж за еврея (женитесь на еврейке)?

Вам приятно дискутировать по еврейской проблеме?

Что бы вы сделали, если бы были евреем?

Сможет ли еврей стать когда-либо истинным американцем?

С помощью дополнительных материалов интервью мы больше узнаем о доминирующих формах открытого антисемитизма, чем о его внутренней динамике. Детально разработанные вопросы оказались, во всяком случае, полезными для понимания связанного с предрассудками психологического конфликта1.

Следующее важное наблюдение касается реакций интервьюируемых на предлагаемый им перечень дурных свойств евреев. В большинстве ответов интервьюируемые одобряли весь список, то есть имело место небольшое число различий. Лица, наделенные высокой степенью предубеждений, склонны принять любой упрек по отношению к евреям, если им не нужно высказывать от своего имени упрек по отношению к евреям, а можно принять его как общепринятый факт. Это можно интерпретировать по-разному – либо как симптом «внутренней консистенции» антисемитской идеологии, либо как выражение духовной закоснелости интервьюируемых с высоким количеством баллов, независимо от того факта, что сам метод и постановка вопросов с несколькими заранее заданными вариантами ответов может провоцировать на автоматические реакции. Если даже в самих анкетах явственно наблюдалось наличие антисемитской идеологии, то и это было едва ли достаточным объяснением того, что все предубеждения принимались списком. По-видимому, речь идет в этом случае об антисемитизме, однако поначалу остается неясным, вызвано ли данное впечатление ментальностью интервьюируемых Н, либо недостатками наших методов опроса. Предположительно, самые крайние антисемитские высказывания действуют, когда они произносятся таким образом, что не воспринимаются больше как хула, а как нечто, что можно логически объяснить, подобно антидоту (противоядию), успокаивающему свое сверх-Я и стимулирующему самого себя к имитации подражанию там, где «собственная» реакция опрашиваемого будет менее экстремальной. Это рассуждение может также прояснить тот феномен, что немецкий народ в целом принял радикальные антисемитские методы, хотя, вероятно, каждый в отдельности был не более антисемитом, чем наши наделенные предубеждениями интервьюируемые.

Из нашей гипотезы можно извлечь прагматический вывод о том, что следует всемерно избегать псевдорациональных дискуссий об антисемитизме. Антисемитские высказывания, основывающиеся на фактах, следует опровергать либо объяснять психодинамику, связанную с формированием антисемитизма. Однако не следует останавливаться на «еврейской проблеме». Тот, кто в наши дни – после уничтожения народов в Европе – говорит о «еврейской проблеме» (даже если это происходит в мягкой форме), способствует оправданию того, что сделали национал-социалисты.

Следует подчеркнуть, что здесь на первый план выходит субъективная точка зрения. Выбор наших примеров исключил исследование роли, которую играет «объект», в нашем случае евреи, в формировании предрассудков. Мы ни в коем случае не отрицаем, что в этом известная роль принадлежит также и «объекту», однако наш интерес сосредоточен прежде всего на реакциях, направленных против евреев, а не на причины этих реакций. В «объекте» – и именно на основе нашей исходной гипотезы о том, что антисемитские предрассудки имеют мало общего с теми свойствами, против которых они направлены2. Наше внимание сконцентрировано на четко выраженном типе Н среди опрашиваемых.

Концепция данной главы исходит из общего предположения, что вражда (по большей части неосознанная), которая коренится в несостоятельности и подавлении и в социальном плане отрывается от собственного объекта, требует заменителя объекта (эрзац-объекта), с помощью которого она обретает реалистичный аспект для субъекта, который должен избегать радикальных выражений нарушенного контакта с реальностью, то есть психоза. Для того чтобы соответствовать своей функции, этот объект неосознанной воли к разрушению, который, однако, ни в коей мере не следует понимать поверхностно, как «козла отпущения», должен выполнять определенные условия. Он должен быть достаточно конкретным, однако не слишком конкретным, чтобы не быть разрушенным собственной реальностью. Он должен быть исторически подкрепленным и выступать как неоспоримый элемент традиции. Он должен быть дефинированным в застывших и хорошо известных стереотипах и, наконец, он должен обладать признаками или по меньшей мере быть воспринимаемым и понятым как признак, препятствующий деструктивным тенденциям индивидов с предубеждениями.

Авторитарной личности концепция (Осипов, 2014)

АВТОРИТАРНОЙ ЛИЧНОСТИ КОНЦЕПЦИЯ — совокупность теоретических представлений об определенном типе личности, с распространением которого связывалось возникновение тоталитарных режимов, поскольку этому типу приписывались такие черты, как консервативность, агрессивность, жажда власти, ненависть к интеллигенции, к представителям других этнических групп, стереотипность мышления, конформизм и т. д. Авторитарной личности концепция возникла первоначально в русле неомарксизма Франкфуртской школы как одна из попыток исследовать соц. почву, благоприятствовавшую возникновению нацизма в Германии, а затем была ассимилирована леворадикальной и леволиберальной социологией 60-х гг. 20 в.

Понятие «авторитарной личности» было введено одним из основоположников неофрейдизма (близким Франкфуртской школе) Э. Фроммом и взято на вооружение такими теоретиками Франкфуртской школы, как М. Хоркхаймер, Т. Адорно, Г. Маркузе. Генетически понятие «Авторитарной личности» (к-рой противополагается личность нонконформистская) восходит к романтическому противопоставлению «гениального» художника и «косной» толпы: прототипом авторитарной личности стал «чел. толпы» (названный уже у Ф. Ницше «чел. массы»), личностные качества которого были подвергнуты «глубинно-психол.» (3. Фрейд) и в то же время социологическому истолкованию в духе неомарксистского «фрейдомарксизма». Возникшая в результате «наложения» фрейдовской концепции личности (социологически переосмысленной в духе неофрейдизма) на особенности сознания, формирующегося в условиях распада традиционных, в частности семейных, связей, авторитарной личности концепция окончательно оформляется как леворадикальный вариант осмысления соц. -психол. тенденций, облегчивших победу фашизма в ряде европейских стран. Тем самым был явно гипертрофирован социально-психол. фактор возникновения фашизма, а неофрейдистская социальная психология получила «лево»-авангардистский оттенок.

Согласно Фромму, связывавшему возникновение авторитарной личности как с распадом патриархально-семейных связей (и соотв. с ослаблением роли «сверх-Я» в структуре личности), так и с омассовляющей урбанизацией современного общества, авторитарная личность страдает от невыносимого чувства свободы, одиночества, затерянности в сложных соц. образованиях. Эти негативные чувства патологически обостряют в ней инстинкт самосохранения и жажду самоутверждения. Воля к самореализации личности, которая, по мнению Фромма, не может найти выхода в демократически ориентированной социальной деятельности, реализуется на путях авторитаризма с помощью самоидентификации личности с авторитетом группы, государства, с харизматическим лидером; этот авторитет замещает у авторитарной личности авторитет отца, утрачиваемый в распадающихся семьях.

Наряду с Фроммом еще в 30-е гг. 20 века в разработку авторитарной личности концепции включился Хоркхаймер; в 1936 под его ред. была опубликована коллективная работа «Исследования авторитета и семьи», в которой, как писал впоследствии Адорно, «общая структура тоталитарного характера» уже описывается с помощью понятий этой концепции. Следующим шагом в разработке авторитарной личности концепции стала выпущенная в 1950 Адорно (вместе с Э. Френкель-Брюнсвик, Д. Левинсоном и Р. Санфордом) кн. «Авторитарная личность», где авторитарной личности концепция не только обосновывалась теоретически, но конкретизировалась с помощью результатов эмпирического исследования. Адорно и его соавторы конкретизировали Фромма и Хоркхаймера относительно существования авторитарного типа личности в период, наступивший после разгрома фашизма. Этот тип личности, охарактеризованный как «фашизоидный», по-прежнему рассматривался в качестве массового, что позволяло расценивать либерально-демократические режимы послевоенного времени как «фашизоидные», т. е. несущие в себе постоянную угрозу фашизма.

Согласно Адорно и его сотрудникам, полит, установки авторитарной личности заключаются в некритическом отношении к существующим порядкам и шаблонности мышления, проникнутого стереотипами пропаганды, ханжеством, презрением к бедным, в ориентации на власть и силу. В предисловии к этому исследованию Хоркхаймер писал об авторитарной личности как новом «антропологическом» типе чел., возникшем в 20 веке. В книге была предложена определенная типология авторитарной личности, включавшая конвенциональный, садистско-мазохистский, причудливый, меланхолический и манипулятивный типы. Однако тот

факт, что авторитарный синдром обнаруживался в различных идеологиях, послужил основанием для критики адорновской авторитарной личности концепции и попыток свести проблему авторитарной личности к проблеме догматизма.

Серьезной и аргументированной критике подверглась и сама процедура конкретно-эмпирического исследования, в ходе которого верифицировалась авторитарной личности концепция. Главный вопрос заключался в том, действительно ли авторитарные черты принадлежат определенному типу личности, а не рассеиваются по всем существующим типам. Начатая в работах ряда американских исследователей критика адорновской попытки как теоретического, так и конкретно-эмпирического обоснования авторитарной личности концепции была углублена в кн. нем. социолога К. Рогмана «Догматизм и авторитаризм» (1966). Однако, несмотря на вполне основательную и аргументированную критику, авторитарной личности концепция разделялась многими западными социологами (гл. о. леворадикальной и леволиберальной ориентации) вплоть до середины 70-х гг. 20 в. В русле авторитарной личности концепции лежат идеи кн. Маркузе «Эрос и цивилизация» (1955), «Одномерный человек» (1964), очень популярных на Западе во 2-й пол. 60-х гг. 20 в. Вплоть до сер. 1970-х гг. можно было говорить о влиянии авторитарной личности концепции и на другие сферы западной культуры, включая литературу, театр и кинематограф. К концу 20 века авторитарной личности концепция, не изменившаяся по своей сути, получила постмодернистскую окраску.

Ю.Н. Давыдов

Литература:

История теор. соц-и: В 4 т. Т. 2. М., 1998;

Adorno Th.W. The Authoritarian Personality. N.Y., 1950; Marcuse H. One-Dimensional Man. Boston, 1964.

Использованы материалы кн.: Социологический словарь / отв. ред. Г.В. Осипов, Л.Н. Москвичев. М, 2014, с. 7-9.

Книга «Исследование авторитарной личности» Адорно Т В

Исследование авторитарной личности

Что такое авторитарная личность? Почему авторитарный лидер быстро подчиняет себе окружающих и легко ими манипулирует? Чем отличается авторитарная личность от социопатической, хотя и имеет с ней много общего? Почему именно в ХХ веке появилось столько авторитарных лидеров, установивших бесчеловечные, тоталитарные режимы при поддержке миллионов вполне здоровых, здравомыслящих людей? На эти и многие другие вопросы отвечает Теодор В. Адорно в своем знаменитом произведении, ставшем классикой философской и социологической мысли!

Поделись с друзьями:
Издательство:
Астрель
Год издания:
2012
Место издания:
Москва
Язык текста:
русский
Язык оригинала:
немецкий
Перевод:
Попов М. Н.; Кондратенко М. В.
Тип обложки:
Твердый переплет
Формат:
84х108 1/32
Размеры в мм (ДхШхВ):
200×130
Вес:
455 гр.
Страниц:
473
Тираж:
2000 экз.
Код товара:
617929
Артикул:
AST000000000018481
ISBN:
978-5-271-40948-6
В продаже с:
30. 03.2012
Аннотация к книге «Исследование авторитарной личности» Адорно Т. В.:
Что такое авторитарная личность?
Почему авторитарный лидер быстро подчиняет себе окружающих и легко ими манипулирует? Чем отличается авторитарная личность от социопатической, хотя и имеет с ней много общего?
Почему именно в ХХ веке появилось столько авторитарных лидеров, установивших бесчеловечные, тоталитарные режимы при поддержке миллионов вполне здоровых, здравомыслящих людей?
На эти и многие другие вопросы отвечает Теодор В. Адорно в своем знаменитом произведении, ставшем классикой философской и социологической мысли! Читать дальше…

Адорно Т.

Авторитарная личность

Т. Адорно (1903-1969) сразу же после окончания второй мировой войны становится руководителем крупного эмпирического исследования по изучению корней авторитаризма, проведенного в Западной Германии и США. Результаты исследования показали опасность дрейфа человеческого миропонимания в сторону укрепления пустого автоматизма сложившихся стереотипов, действо-ваний по правилам, узаконенным лишь одной привычкой. Адорно выявил весьма симптоматичное для антидемократической структуры сочетание таких личностных черт, как конвенциальность, покорность власти, деструктивизм и цинизм.
Это исследование имело необычайно активный резонанс и в политических кругах, и в широком общественном мнении, а выпущенная на его основе коллективная монография, предлагаемая читателю в настоящем издании, была переведена почти на все европейские языки и переиздана миллионными тиражами, став первым социологическим бестселлером в послевоенном мире.


Теодор Адорно и его концепция авторитарной личности (В. П. Култыгин.)…………………………………..3
I. Введение (Т.В. Адорно, Эльза Френкель-Брюнсвик, Даниэл Дж. Левинсон и Р. Невитт Сэнфорд) Перевод Л.К Латышева …………………………………………………… 15
A. Проблема……………………………………………………………….. 15
B. Методология……………………………………………………………. 27
1. Общие характеристики………………………………………………………………27
2. Приемы исследования……………………………………………………………….28
C. Сбор данных……………………………………………,………………35
1. Группы испытуемых…………………………………………………………………35
2. Распределение и сбор опросных листов……………………………….. 40
3. Отбор испытуемых для интенсивных клинических исследований …. 42 Примечания………… ……………………………………………………………………..44
И. Измерение антидемократических черт в структуре характера (Р. Невигг Сэнфорд, Т.В. Адорно, Эльза Френкель-Брюнсвик и Даниэл Дж. Левинсон.)
Перевод Л.К Латышева…………………………………………………… 45
A. Введение……………………………………………………………………….45
B. Конструкция шкалы фашизма (шкалы F)………………………….48
1. Теоретические соображения………………………………………………………48
2. Формулирование шкальных высказываний…………………………………..66
C. Результаты по различным формам шкалы F……………………..67
1. Статистические свойства первоначальной шкалы………………………….67
(форма 78)………………………………….,……………………,………………………..67
2. Анализ высказываний и усовершенствование шкалы . ……. …….69
3. Второй вариант шкалы F (форма 60)……………………………………………74
4. Третий вариант шкалы F (форма 45 и 40) ……………………………………..81
D. Корреляция шкалы F со шкалами Е и РЕС………………………. 91
E. Различия в средних показателях по шкале F у
различных групп…………………………………………………………………95
F. Заключительное замечение……………………………………………..99
III. Предубеждение в материалах интервью (Т. В. Адорно.) ПереводМ.Н. Попова иМ.В. Кондратенко……………………………………103
A. Предисловие……………………………………………………………….. 103
B. «Функциональный» характер антисемитизма………………….. 107
C. Воображаемый враг……………………………………………………..111
D. Антисемитизм — к чему?………………..,……………… …………..117
E. Два типа евреев…………………………………………………………… 123
F: Дилемма антисемита……………………………………………………. 129
G: Обвиняющий в роли судьи……………………………………………., 131
Н: Неприспособившийсябуржуа……………………………………….. 140
I: Наблюдения над категорией с низким числом баллов………. 148
J: Заключительные замечания…………………………………………… 159
Примечания………………………………………………………………………………161
IV. Политика и экономика по материалам интервью
(Т. В. Адорно.) ПереводМ.Н. Попова иМ.В. Кондратенко…………….162
A. Введение…………………………………………………………………….. 162
B. Формальные элементы политического мышления…………… 165
1. Незнание и непонимание…………………………. ……………………………..165
2. «Навешивание ярлыков» и персонификация в политике………………171
3. Поверхностная идеология и истинное мнение …………………………….180
4. Псевдоконсерватизм………………………………………………………………..185
Экскурс о значении псевдоконсерватизма……………………………………..193
5. Комплекс узурпатора……………………………………………………………… 196
6. Ф. Д. Рузвельт…………………………………………………………………………201
7. Бюрократы и политики…………………………………………………………….205
8. Нет рая на земле……………………………………………………………………..207
9. Нет жалости к бедным……………………………………………………………..210
10. Воспитание вместо изменения общества……………………………….. ..213
C. Несколько политико-экономических тем…………………………215
1. Профсоюзы……………………………………………………………………………215
2. Экономика и государство…………………………………………………………227
3. Одиночка и политические будни……………………………………………….231
4. Внешняя политика и Россия……………………………………………………..235
5. Коммунизм…………………………………………………………………………….241
Примечания………………………………………………………………………………245
V. Религиозные представления по материалам интервью
(Т. В, Адорно.) Перевод М.Н. Попова иМ.В. Кондратенко……………..247
А. Введение……………………………………………………………………..247
В Общие наблюдения………………………………………. ……………., 250
С. Специфические выводы ………………………………………………..253
i. Функции религии у людей с предрассудками и без них……………….253
2. Вера в Бога, но не в бессмертие……………………………………………….256
3 Нерелигиозные и .тешенные предубеждений…………………………..,…259
4. Религиозные и лишенные предубеждений………………………………….263
Примечания………………………………………………………………………………264
VI. Типы и синдромы (Т. В. Адорно)
Перевод М.Н. Попова и М.В. Кондратенко……………………………………265
A. Исходные данные…………………………………………………………265
B. Синдром лиц с предрассудками……………………………………..274
1. Поверхностное неприязненное чувство……………………………………..275
2. Конвенциональньш синдром……… ………………………………………………………278
3. Авторитарный синдром…………………………………………………………..281
4. Бунтовщик и психопат……………………………………………………………..285
5. «Фантазер»…………………………………………………………………………….288
6. «Манипулятивный тип»……………………………………………………………291
C. Синдромы свободных от предрассудков………………………… 295
1. «Закостенелый» свободный от предрассудков…………………………….296
2. «Протестующий» свободный от предрассудка……………………………298
3. «Импульсивный» свободный от предрассудков…………………………..301
4. «Непринужденный», лишенный предрассудков…………………………..304
5. Врожденный либерал………………………………………………………………307
Примечания. ………………………………………………………………………………310
VII. Психологическая техника в речах Мартина Лютера Томаса по радио (Т. В. Адорно.)
Перевод М.Н. Попова и М.В. Кондратенко……………………………………3 12
1. Личностный элемент — самохарактеристика агитатора ….. 312
Вводные замечания…………………………………………………………………….312
Трюк «одинокий волю>……………………………………………………………….314
Трюк «освобождения от чувств»………………………………………………….316
Трюк «преследуемая невинность»……………………………………………….319
Трюк «неутомимость» ……………………………………………………………….320
Трюк «посланец»……………………………………………………………………….322
«Большой маленький человек»………………………… ………………………….324
Человеческий интерес…………………………………………………………………327
«Доброе старое время»………………………………………………………………328
2. Метод Томаса………………………………………………………………330
Вводные замечания…………………………………………………………………….330
Трюк «движение»………………………………………………………………………332
Техника «бегства от мысли»………………………………………………………..333
«Слушайтесь своего вождя»…………………………………………………,…….336
Экскурс в технику «Fait accompli» ………………………………………………..340
Трюк единства……………………………………………………………………………343
Демократическая маска………………………… ……………………………………345
«Если бы вы только знали» ………………………………………………………….348
Трюк «грязное белье»…………………………………………………………………351
Трюк «содрогание от ужаса» ………………………………………………………354
Трюк «последний час» ……………………………………………………………….356
Трюк «черная рука» (тайное судилище) Feme………………………………..358
«Давайте будем практичными!»………………………………………………….360
3. Религия как средство……………………………………………….. 364
Вводные замечания…………………………………………………………………….364
Техника «языка»………………………………………………………………………..366
Техника разложения…………………………………………. ………………………..368
Трюк «овцы» и «козлища»………………………………………………………….371
Трюк «личный опыт» …………………………………………………………………373
Антиинституционный трюк…………………………………………………………376
Антифарисейский трюк………………………………………………………………378
Религиозные отвлекающие маневры в действии……………………………..380
Трюк «вера наших отцов»……………………………………………………………382
4. Идеологическая травля…………………………………………….. 384
Вводные замечания………………………… ………………384
Имидж коммунизма………………………… ………………..385
Трюк «коммунист и банкир»……………………………………………………….387
Нападки на правительство и президента. ……………………………………….391
Трюк «возьми свою постель и ходи»…………………………………………….394
«Евреи идут»……………………………………………………………………………..396
Трюк «проблемы»……………………………………………………………………..398
Позиция Томаса в отношении внешней политики…………………………..400
Заключительные замечания…………………………………………………………403
Примечания………………………………………………………………………………404

scf — Психологическая диагностика

 
 
                                 МЕТОДИКА:                                  
                      Авторитарный потенциал личности                       
                                (F-scale)                                   
      (Adorno Т. , Frenkel-Brunswik E., Levinson D.J., Sanford R.N.)         
                       (адаптация Д.М. Денисовой).                          
  
      Методика предназначена для исследования авторитарного потенциала лич- 
 ности, под которым в первую очередь подразумевается предрасположенность  к 
 агрессии и нетерпимости по отношению к аутгруппам.                         
      В понятие авторитаризма Т. Адорно вкладывал политический  монополизм, 
 существование в стране единственной или господствующей партии,  отсутствие 
 оппозиции, ограничение или же подавление политических свобод  в  обществе. 
 Ведущим типом личности в таком обществе является авторитарная  личность  с 
 присущими ей чертами: социальным консерватизмом; потребностью в иерархии и 
 уважением силы; с ригидностью, негибкостью установок; стереотипным  стилем 
 мышления; с более или менее стадной враждебностью и агрессивностью, иногда 
 вплоть до садизма; с тревожностью по отношению к другим  и  невозможностью 
 устанавливать с ними доверительные отношения.                               
      Тип личности, известный как авторитарный, привлекает внимание филосо- 
 фов и социологов еще с начала ХХ века. Причиной этого стало  широкое  рас- 
 пространение идей гуманизма, в которых акцент ставился на значимость чело- 
 веческого начала в социальных  отношениях,  освобождение  человечества  от 
 всех форм эксплуатации, доминирования или подавления. Синдром авторитарной 
 личности проявляется, прежде всего, в конфликтности по отношению  к  пред- 
 ставителям аутгрупп (групп "чужих", то есть, людей, по отношению к которым 
 индивид не ощущает чувства идентичности или принадлежности), предрассудках 
 и нетерпимости, поддержке антидемократической  власти.  Носители  синдрома 
 обладают специфическим набором представлений о мире, основанных  в  первую 
 очередь на дихотомии силы и слабости.                                      
      Сегодня авторитарная личность стала предметом  междисциплинарных  ис- 
 следований, изучающих как социальные, так и биологические  предпосылки  ее 
 формирования и сопутствующие психосоматические особенности индивида.   Были  
 проведены исследования, согласно  которым  авторитарный  синдром  является 
 формой реакции на хронический стресс.                                      
      Согласно ряду исследователей, в России уровень авторитаризма  сравни- 
 тельно высок в силу культурных и конкретно-исторических факторов. За  счет 
 механизмов социального наследования данный тип личности весьма устойчив  в 
 обществе, при этом он практически не поддается коррекции и в ряде  случаев 
 может представлять опасность для общества. Кроме того, хронический стресс, 
 одним из признаков которого является авторитарный  синдром,  вызывает  ряд 
 заболеваний.                                                               
 
      Шкала F (F-scale) - опросник, разработанный Т. Адорно с соавторами  в 
 1950 году в ходе исследований личности "фашистского" типа. Его  предназна- 
 чение - выявлять авторитарный потенциал личности посредством измерения вы- 
 раженности черт, составляющих авторитарный синдром. Авторы выявили  корре- 
 ляцию между интенсивным употреблением "всеобщностных"  утверждений  и  фа- 
 шистской личностью.                                                         
 
      Подсчет итоговых баллов: номер ответа (1-6) соответствует  количеству 
 набранных баллов за вопрос. Результат высчитывается по следующей  формуле: 
 сумма набранных баллов делится на число вопросов (30).                     
      Один вопрос может быть предназначен для  измерения  нескольких  пере- 
 менных.                                                                    
 
      Интерпретация:                                                        
      меньше     - очень низкий;                                            
      2-3        - ниже среднего;                                           
      3-4.5      - в рамках нормы;                                          
      4.5-5.5    - выше среднего;                                           
      5.5 и выше - очень высокий                                            
 
      1. Конвенционализм: строгая приверженность ценностям среднего класса.  
      2. Авторитарное раболепие: эмоциональная потребность в подчинении вне 
 зависимости от реальных качеств авторитетов.                                
      3. Авторитарная агрессия:  склонность  выискивать  нарушителей  норм, 
 осуждать, отвергать и наказывать их.                                       
      4. Анти-интрацепция: неприязненное и  нетерпимое  отношение  к  любым 
 проявлениям субъективности, эмоциональности и "мягкодушия".                
      5. Суеверность и стереотипизм: восприимчивость к доктринам, предлага- 
 ющим упрощенную "черно-белую" схему мира и высшую силу, на  которой  лежит 
 ответственность за участь человека.                                        
      6. Силовое мышление и культ силы: озабоченность категориями доминиро- 
 вания/подчинения, силы/слабости, лидерства/повиновения; самоотождествление 
 с наделенными властью фигурами, чрезмерная субъективная важность  общепри- 
 нятых атрибутов сильного "Я";  преувеличенная  потребность  в  утверждении 
 собственной силы и жесткости.                                              
      7. Деструктивность и цинизм: общая  враждебность,  вера  в  низменную 
 природу человека.                                                           
      8. Проективность: склонность верить в то, что мир зол и опасен;  при- 
 писывание окружающим своих неприемлемых импульсов.                         
      9. Сексуальное морализаторство: повышенный интерес к  чужой  интимной 
 жизни.                                                                     
 
      Примечание к компьютерной версии.                                     
      В данной программе диаграммы, а также интерпретация результатов  тес- 
 тирования отдельных шкал опросника основаны на  показателях  выраженных  в 
 процентах с нулевой точкой отсчета.                                        
      Условные критерии автоматической интерпретации:                       
       0% -  20%  низкий показатель;                                        
      21% -  40%  пониженный показатель;                                    
      41% -  60%  средний показатель;                                       
      61% -  80%  повышенный показатель;                                    
      81% - 100%  высокий показатель.                                        
      Интерпретация интегрального показателя основана на критериях  предло- 
 женных разработчиком адаптированной версии методики.                       
 
      Опросник состоит из 30 вопросов.                                      
      Примерное время тестирования 10-15 минут.                             
 
                    ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ  ДИАГНОСТИКА.                           
 
 Методика: Авторитарный потенциал личности (F-scale).                       
 Ф.И.О:_________________                                                    
 Доп. данные:___________                                                    
 
 
                            Диаграмма:                                      
 
                   % *                                                      
                 100 ┼────────────────────────────                          
                  90 ┼                                                      
                  80 ┼──────────▄▄────────────────                          
                  70 ┼ ██       ██    ██                                    
                  60 ┼─██─▄▄─██─██────██────▄▄────                          
                  50 ┼ ██ ██ ██ ██ ██ ██ ▄▄ ██                              
                  40 ┼─██─██─██─██─██─██─██─██────                          
                  30 ┼ ██ ██ ██ ██ ██ ██ ██ ██                              
                  20 ┼─██─██─██─██─██─██─██─██─██─                          
                  10 ┼ ██ ██ ██ ██ ██ ██ ██ ██ ██                           
                   0 ┼─+──+──+──+──+──+──+──+──+──*                         
                       Кн АР АА АИ СС СМ ДЦ Пр СМ                           
 
 
                  Интегральный тестовый показатель:                         
 
       F ╟─▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▓▓▓▓▓▓▓▓▓▓▓─────────────────────╢>            
 
           <──[-]──><──[-=]──><────[==]─────><──[=+]──><─[+]─>              
 
 
                         Тестовые показатели:                               
 
       1.  Конвенционализм               - Кн =  19  4.75  75%               
       2. Авторитарное раболепие        - АР =  28  4.00  60%               
       3. Авторитарная агрессия         - АГ =  35  4.38  68%               
       4. Анти-интрацепция              - АИ =  20  5.00  80%               
       5. Суеверность и стереотипизм    - СС =  22  3.67  53%               
       6. Силовое мышление и культ силы - СМ =  39  4.88  78%               
       7. Деструктивность и цинизм      - ДЦ =   7  3.50  50%               
       8. Проективность                 - Пр =  20  4.00  60%               
       9. Сексуальное морализаторство   - СМ =   7  2.33  27%               
       ------------------------------------------------------               
       Интегральный показатель          - F  = 122  4.07  61%               
 
 
                           ИНТЕРПРЕТАЦИЯ:                                   
 
      Повышенный уровень конвенционализма, тенденция к строгой при-         
 верженность ценностям среднего класса.                                      
 
      Средняя эмоциональная потребность в подчинении вне зависимос-         
 ти от реальных качеств авторитетов.                                        
 
      Повышенный уровень авторитарной агрессии:  тенденция  выиски-         
 вать нарушителей норм, осуждать, отвергать и наказывать их.                
 
      Повышенная степень неприязненного и нетерпимого  отношения  к         
 любым проявлениям субъективности, эмоциональности и "мягкодушия".          
 
      Средняя восприимчивость к доктринам, предлагающим  упрощенную         
 "черно-белую" схему мира и высшую силу, на  которой  лежит  ответ-         
 ственность за участь человека.                                             
 
      Повышенная озабоченность  категориями  доминирования/подчине-         
 ния, силы/слабости, лидерства/повиновения; тенденция  к  самоотож-         
 дествлению с наделенными властью фигурами,  субъективная  важность         
 общепринятых атрибутов сильного  "Я";  потребность  в  утверждении         
 собственной силы и жесткости.                                               
 
      Средняя деструктивность и цинизм: умеренная тенденция к общей         
 враждебности и вере в низменную природу человека.                          
 
      Средне выраженная склонность верить в то, что мир зол и  опа-         
 сен; умеренная тенденция приписывать окружающим свои  неприемлемые         
 импульсы.                                                                  
 
      Пониженная склонность к сексуальному морализаторству:  слабый         
 интерес к чужой интимной жизни.                                            
 
                             ---                                            
 
                 ИНТЕГРАЛЬНЫЙ ТЕСТОВЫЙ ПОКАЗАТЕЛЬ.                          
         Средний уровень авторитарного потенциала личности.                 
      Средний уровень предрасположенности к агрессии и  нетерпимости        
 по отношению к представителям аутгрупп - групп "чужих", по  отноше-        
 нию к которым человек не ощущает чувства идентичности  или  принад-        
 лежности.                                                                   


Исследование авторитарной личности. По книге Адорно Теодор

Всего было 18 предложений, заказчик выбрал автора Aprelt

Cрочняк нужно выполнить реферат по социологии за 1 день, тема «Исследование авторитарной личности. По книге Адорно Теодор «

Оригинальгость не менее 80%. 1. Выполнить аналитическую работу План 1.Оглавление(главы по страницам) 2. Краткая биография автора 3. Краткое содержание книги ( проблемы, главы) 4. Заключение ( вывод, итог)

Фрагмент выполненной работы:

Введение Теодор Людвиг Адорно Визенгрунд родился 11 сентября 1903 года в городе Франкфурт – на – Майне, скончался 6 августа 1969 года в Швейцарии. Теодор Адорно немецкий представитель Франкфуртской критической школы, а так же известный социолог, политолог, композитор и философ. Теодор Адорно является наиболее ярким и известным немецким социологом XX века. Теодор Адорно с 1921 года обучался во Франкфуртском университете имени Иоганна Вольфганга Гёте, именно в этом университете он познал такие науки как философия, социология, психология и музыковедение. (работа была выполнена специалистами author24.ru) Через три года обучение он защитил диссертацию, которую посвятил изучению феноменологии Э. Гуссерля. Преподавал во Франкфурте в университете, но после прихода к власти нацистов ему пришлось покинуть свой город и свою страну, так в 1934 году он эмигрировал в Великобританию. Но Великобритания не задержала его надолго и в 1938 году Теодор Адорно переехал в США. Именно в США Теодор Адорно провел свое главное и глубокое исследование. Совместно со своими сотрудниками им было проведено изучение и исследование различных типов личности, с точки зрения их предрасположенности к авторитарному или демократическому стилю руководства. После победы советской армии над фашистскими войсками в 1949 году Теодор Адорно вернулся во Франкфурт – на – Майне. После проведенного в США исследования, по возвращению в свой родной город Теодор Адорно написал книгу «Авторитарная личность». В Теодор Адорно является автором нескольких опер и музыкальных сочинений. Непосредственное обучение в области музыки Теодор Адорно получил у Альбана Берга. Философские взгляды Теодора Адорно основывались на гегелевской диалектике, а так же марксистской социологической критики товарного овеществления и фетишизма, так же философские взгляды автора частично затрагивали психоанализ Зигмунда Фрейда. Особое внимание Теодор Адорно уделял социально – антропологическим процессам и изменениям, так как они были тесно связаны с формированием и развитием массовой индустрией культуры. Так же его философское мировоззрение складывалось на неприятии концептуального технократического тоталитарного мышления и рационализма, авангардистской критики культуры и неогегельянство. В данной работе мы подробно рассмотрим типологию авторитарной личности, основанную на исследованиях Теодора Адорно. Посмотреть предложения по расчету стоимости

Зарегистрируйся, чтобы получить больше информации по этой работе

Теодор В. Адорно «Авторитарная личность»

Это была моя первая книга Теодора В. Адорно, и уже исходя из этого общепринятая классификация философов кажется ошибочной или, по крайней мере, даже в его время, и даже тогда дальний план — анахронизм. Но, естественно, следует воздержаться от признания этого окончательного вывода из-за отсутствия какого-либо опыта работы с другими его работами. Меня заранее предупредили о неэмпирическом подходе Франкфуртера Шуле и предполагаемой трудности понимания возможно обскурантистского письма автора. Относительно первого можно сказать, что это не является проблемой само по себе, за исключением тех случаев, когда заявления делаются по вопросам, которые по своей природе являются эмпирическими, и это, безусловно, имеет место здесь. Хотя мне кажется неуместным называть книгу неэмпирической, особенно в корпусе Frankfurter Schule, с точки зрения интерпретативного подхода она определенно недостаточно эмпирическа, чтобы предоставлять какую-либо надежную, хорошо обоснованную информацию в большей части ее текстового тела. Что касается последнего, то я обнаружил, что в книге, которую я прочитал в немецком переводе, должны быть допущены некоторые незначительные неверные истолкования и неправильные переводы, чрезвычайно понятные, хотя, как указывали другие, предварительным условием является поверхностная терминология психоанализа.Пожалуй, он необычайно понятен среди авторского творчества. Есть вводный раздел, посвященный методологии, концептуализации и постепенному уточнению анкет, используемых для сбора данных, анализ которых составляет основу книги, который является информативным в отношении методологии психологического эмпирического исследования, по крайней мере, если таковое, как я, совершенно не осведомлен по этому поводу, хотя более свежую информацию по этому вопросу, безусловно, можно получить из других источников. Этот раздел не предназначен для плотного или сложного письма, но поскольку он требует некоторого понимания статистического анализа, который не входит в мои обязанности, мне было трудно понять его полностью, и без такого фона можно получить из него мало информации о sujet. Именно здесь обнаруживается наиболее интересное «строго научное» социологическое знание в статистической корреляции между верой в несколько логически несвязанных точек зрения. Именно это знание продолжается в современных социологических исследованиях.Я мог бы добавить отказ от ответственности, что методологические недостатки были отмечены другими рецензентами, а также в социологическом дискурсе, и что было бы дополнительно непродуктивно критиковать само по себе за то, что качественный анализ основан на фрейдистском психоанализе — это не то, что читатель вероятность пропуска и общественное мнение относительно достоверности метода разделились. Этот методологический взгляд приводит к нескольким противоречащим интуиции аксиомам, которые никогда не объясняются, но содержат повторяющиеся паттерны интерпретации, например, что когда выражается страх или даже простое ожидание вещи или события, тогда это желательно. Я недостаточно знаком с психоанализом, чтобы разобраться в вопросе, являются ли они нормальным явлением, если психоанализ гипостатизирован и, таким образом, прошел бы без слов, или же они являются полностью факультативными дополнениями. Еще одно понятие, имеющее центральное значение для качественного анализа, — это понятие «реальной» семантики локутивного акта, противоположное буквальному значению утверждений респондентов и размахивая им руками. Это выражение может быть просто брахилогией парапрактической генеалогии полностью преднамеренного высказывания, или это может быть буквальное утверждение, предвосхищающее деконструктивизм, что не существует буквального значения или «самого по себе» никакого речевого акта.Последнее понятие мне непонятно даже на концептуальном уровне, но, возможно, более важно то, какую ценность качественный анализ будет иметь для эмпирического исследования, если аналитику позволят заменить значение анализируемого любым из множества возможных или воображаемых значений. остается только гадать. К счастью, кажется, что протодеконструктивизм не является предпосылкой, поскольку неоднократно встречающаяся риторическая престидижитация — это постулирование спекулятивной интерпретации или спекуляции на генеалогии данных интервью, признание спекулятивного характера и утверждение, что определенная Процитированный ниже отрывок делает интерпретацию или генеалогию несомненной — обычно отрывки, цитируемые в поддержку отрывков, следующих за этой аргументативной структурой, не демонстрируют, как я полагаю, интерсубъективного присутствия полусоответствия с анализом.Это утверждение очевидности предположения в процитированном отрывке, не подкрепленное какой-либо аргументацией, возможно, побуждает аргументативную структуру полагаться на «Эффект новой одежды Императора», поскольку отступление от предложенной интерпретации повлечет за собой признание неспособности увидеть предположительно -Очевидно, что это признание «неспособности», атрибуция, которую, по крайней мере, западные читатели и, возможно, любая аудитория, возможно, будет ассоциировать с порочностью и стыдом, которых человек стремится избежать. Такая аргументированная структура хорошо защищена от обвинений в том, что анализ может быть частичным или недостаточно глубоким, поскольку несогласие всегда будет включать, по крайней мере, внутреннее признание непонимания. Если бы структура основывалась на цитировании отрывков, которые имели бы хотя бы некоторую степень полусоответствия анализу, аудитория могла бы проследить анализ от анализандума и выйти за его пределы, чтобы найти альтернативные или дополнительные интерпретации — в таком случае, уничижение. может включать также внутреннюю уверенность в понимании.Качественный анализ в целом кажется в основном произвольной аподикацией, предлагаемой в два этапа без какого-либо объяснения дедуктивного рассуждения, которое, однако, может быть легко понятно человеку, обученному психоанализу, а на втором этапе, конечно, никому без него; Этими этапами являются (1) разоблачение предполагаемого реального значения высказываний интервьюируемого и (2) выявление причины отношения, которое, как считается, было изменено реальным смыслом высказывания, с особым образом, в котором интервьюируемый потерпел неудачу. обратиться к эдипову конфликту, за исключением случая «настоящих либералов», которые успешно разрешили его.Все отклонения от этого убеждения, которое не обязательно является политическим, а является межличностным мировоззрением, из которого следует политика, если что-либо, восходит к Эдипову конфликту, как и следовало ожидать, если знать психоаналитический фон книги. . Возможно, намерение состоит в том, чтобы предоставить открытие Эдипова комплекса как причины расхождения политических мнений, и его следует понимать как заключение, но — также из-за труднопреодолимой интерпретации — это скорее кажется аксиоматическим.Что еще хуже: генеалогия сама по себе проявляется как аксиоматическая необходимость уже с момента предполагаемого открытия линии передачи «потенциально фашистских» взглядов, расходящихся с «чистой рациональностью». Абстракцию критики буржуазной генеалогии психоанализа «Анти-Эдип: капитализм и шизофрения» можно распространить на Фрейдомарксизм, а именно. что марксистская категория «ложного сознания» была аксиоматизирована на нормативности буржуазного поколения, обнаруженной в психоанализе, что привело к нормативности, в которой материальный интерес, «классовый интерес» марксизма, является единственной мотивацией, которую можно рационально преследовать. Но, возможно, нам не следует увлекаться проблемами идентификации рациональности с какой-либо мотивацией; возможно, достаточно сказать, что разграничение между ними состоит в том, что любой интерес, выходящий за рамки материального, нуждается в объяснении некоторой психической аберрации или деформации. Это, конечно, связано с более крупным проектом Frankfurter Schule по объяснению провала революции в развитых индустриальных государствах Запада, но это произвольно — материальный интерес сам по себе может рассматриваться как продукт психического аберрации, и многие школы мысли исторически поступали так, или, как я это делаю, и современные исследования соглашаются, вместо этого можно было бы постулировать, что существуют расхождения в мотивации, которые имеют причины того же рода, что и повсеместный материальный интерес.

Целый отрывок посвящен, казалось бы, «на лету» (это любопытная особенность книги; отрывки, которые, кажется, излагают классификацию на основе предвзятой теории, чередуются с тем, что кажется отрывками ad hoc, stream- рассуждения о сознании), объясняя личный опыт, о котором сообщают «фашисты» как свидетельство в поддержку или возникновение их взглядов как продукта восприятия, искаженного и аберрированного в результате неспособности решить Эдипов комплекс. Моя личная реакция, конечно же, при отсутствии каких-либо доказательств, — недоверие.Если не утверждать, что такие доказательства не могут существовать, это, кажется, ослабляет убедительность аргумента; если есть уверенность в том, что какое-либо свидетельство может быть объяснено с точки зрения такого отклоняющегося предубеждения, тогда у меня остается идея, что такие свидетельства могут действительно существовать, но что книга, будучи способной объяснить это, тем не менее приходит к заранее определенному выводу, что делает его совершенно бесполезным в утверждении чего-либо о мире. Было бы интересно посмотреть, насколько далеко зайдет этот объяснительный способ, будет ли он включать научные доказательства межэтнических различий в атрибутах за пределами поверхностной анатомии, как эта система будет подходить e.грамм. такая книга, как «Кривая колокола: интеллект и классовая структура в американской жизни», но, конечно, такого противостояния не происходит.
Кроме того, остается несколько расплывчатым, что представляет собой «фашизм», и, возможно, эта расплывчатость является преднамеренной, поскольку есть много выгод от проекта Frankfurter Schule в фильтрующей небрежности определения. На первый взгляд, это ссылка конкретно на «настоящие» фашистские движения Италии и Германии. «Фашист» здесь уже используется с неточностью, с которой мне не хотелось бы употреблять это слово, но этот термин, возможно, достаточно устоялся в науке с этим обозначением, чтобы быть применимым.Тем не менее, беспрецедентным для немарксистской науки, но гораздо более соответствующим нынешнему употреблению этого термина в просторечии, является общее обозначение, к которому, похоже, стремится книга, а именно авторитаризма, который, помимо первоначального значения, может иметь , капиталистический или консервативный. Аргументация здесь кажется мне неясной или, по крайней мере, некомпетентной — все проблемы качественного анализа не умаляют того обстоятельства, что «высокие баллы» предоставили достаточно данных через анкеты, чтобы прийти к выводу, что они разумно ожидается, что он будет поддерживать авторитарную форму правления, и во многих случаях такую, которая имела бы особые сходства с гитлеризмом, например, антисемитизм и расизм (итальянский «истинный» фашизм, насколько мне известно, не был антисемитским, а расистский только со стороны культурологов прокси). Однако такие предпочтения не обнаруживаются у всех «обладателей высоких результатов», и вопрос о том, не захотят ли те, у кого они есть, пойти на компромисс и согласиться на «простой» авторитаризм, не рассматривается, даже несмотря на то, что эти два фактора подразумевают, что авторитарная система другого типа может получить их поддержку. Отношения Frankfurter Schule с Советским Союзом были неоднозначными, и идея о том, что значительное число идентифицированных «авторитаристов», возможно, было бы классифицировано как левые авторитаристы, если бы такая классификация была найдена, возможно, не является надуманной. .Даже если это не так, способы, которыми политическая система приходит к власти и трансформируется, сложны, и Адорно явно не в своей тарелке, почти до юношеской степени, когда он сразу увольняет (то есть никогда не обращается) Возможности того, что его высокие результаты могут поддержать создание или преобразование политической системы, отличной от той, которая соответствует всем признакам, характерным для настоящего гитлеризма, — такой как Советский Союз, который, по совпадению, был одновременно с созданием этой книги, управляемым Сталин. Однако вполне может быть, что этот подтекст уже включен в определение «фашизма», используемое в этой книге, а «фашизм» на самом деле означает просто то, что можно разумно предположить как то, что на самом деле поддерживают «высокие баллы». , то есть общий авторитаризм, а не риторический «трюк» или грубая халатность, игнорирующая все другие возможные авторитаризмы из-за общеязыкового значения фашизма.

В заключение, я не смог интерпретировать концепцию «фашизма», выдвинутую в этой книге, как нечто более определенное, чем смутная полоса деструктивно экстатического авторитаризма, который может быть чем угодно, от того, что описано в «Сатане в Горе» Исаака Башевиса Сингера, до Советский Союз при Сталине, до так называемого «третьего рейха».

Но что это действительно выдвигает на первый план, хотя книга не рассматривает его подробно, так это противоречие внутри «фашизма», которое я давно заметил, хотя никогда не видел явного, а именно, что фашизм включает в себя своего рода ницшеанство ». драконий компромисс »- те, кто борется с« антисоциальными »,« деструктивными »элементами общества, сами становятся ничем, что искупается ничем, кроме морали« сила делает право »и в этом их возможной победой — конечно, ни какой культурной или условной этическое превосходство, даже если оно является исходной политической основой.В самом деле, это, кажется, разграничение, которое книга проводит между «подлинным консерватором» и «потенциальным фашистом». Мне также вспоминается цитата Уильяма Шокли, которую я сейчас не могу вспомнить дословно, но смысл которой, как мне кажется, заключался в том, что, несмотря на признание наличия межрасовых различий и даже дисгенического процесса, было признано, что попытка противодействия силой сама по себе послужила бы перформативному продвижению процесса.
Это противоречие, возможно, было менее значительным исторически, поскольку культурное и моральное превосходство над главным врагом, евреями, должно было зависеть в первую очередь от факторов, помимо гражданской утонченности, но оно, безусловно, актуально сегодня, когда группы выбирают подвергаются враждебному обращению со стороны «правых» групп, и отдельные лица в основном избираются на основе — воображаемой или реальной — неполноценности по шкале гражданской изощренности — превосходства сторонника расового превосходства, совершающего акты насильственного преступления на основании того, что Цели акта склонны к насильственным преступлениям — проблема, которая кажется настолько очевидной для любого, кто был вовлечен в нее, что было бы интересно посмотреть, как ее разрешить на теоретической основе.

Verso

Отрывок из введения Питера Э. Гордона к Авторитарная личность , чрезвычайно влиятельному исследованию психологии авторитаризма.

Первоначально опубликовано в 1950 году, Авторитарная личность остается важной вехой в политической психологии. Он представляет собой одну из самых изощренных попыток исследовать истоки фашизма не просто как политическое явление, но как проявление предрасположенностей, лежащих в самой основе современной психики.Уже по одной этой причине он заслуживает нашего внимания — особенно сегодня, когда мятежные фашистские или квазифашистские политические движения, кажется, снова угрожают демократии по всей Европе и Америке. Актуальность этих усилий для нашего современного момента может показаться читателю очевидной. Но детали первоначального исследования все еще плохо изучены, не в последнюю очередь из-за того, что такие термины, как «фашизм» или «авторитаризм» имеют выразительную функцию, которая может подавить тщательный анализ. В конце концов, осуждение чего-либо как «фашистского» — это одновременно крик тревоги и паллиатив: он называет политическую крайность, хотя и предлагает утешительную мысль, что крайность не является нормой.Одним из основных достижений первоначального исследования авторитарной личности было то, что оно бросило вызов этому либеральному предположению, показав, что потенциал фашизма лежит не на периферии, а в самом сердце современного опыта. Его цель — продемонстрировать, что фашизм — это нечто гораздо более глубокое, чем политическая форма: он коррелирует с психологическими моделями доминирования и подчинения, которые формируются в раннем детстве и позже превращаются в синдром отношения к иерархии, власти, сексуальности и традициям.Психика фашиста «авторитарна» в том смысле, что она привязана к фигурам силы и презирает тех, кого считает слабыми. Он склонен к конвенционализму, жесткости и стереотипному мышлению; он настаивает на резком контрасте между внутренней и внешней группой и ревностно патрулирует границы между ними. Он склонен к одержимости слухами об аморальности и заговоре и подавляет ненавистью к себе сексуальное распутство, которое проецирует на других. Во всех этих смыслах фашизм выступает как политическое проявление дополитической предрасположенности.Авторитарная личность не всегда становится явно фашистской; его политика может оставаться бездействующей только для того, чтобы возникать при определенных социально-исторических условиях. Этот тезис предлагает важную поправку для тех, кто предпочитает рассматривать фашизм как несовершенный с либерально-демократической политической культурой: фашизм не загадочен и не является чем-то потусторонним или редким; это современный симптом психопатологии, которая поразительно широко распространена и угрожает современному обществу изнутри.

В своем первоначальном предисловии к книге Макс Хоркхаймер, директор Института социальных исследований, написал, что в ходе исследования удалось идентифицировать не что иное, как новый «антропологический» вид.«В отличие от традиционного фанатика,« авторитарный тип »объединил в одной личности« характеристики высокоиндустриального общества с иррациональными или антирациональными убеждениями ». Он был« в то же время просвещенным и суеверным, гордым за то, что он индивидуалист и в постоянном страхе быть не похожим на других, завидовать его независимости и слепо подчиняться власти и авторитету ». Совместная исследовательская группа по исследованию авторитарной личности поставила перед собой амбициозную задачу: изучить не просто эмпирические примеры заявленной приверженности политическому фашизму, но более глубокие или даже скрытые психологические характеристики авторитарной личности, которые могли бы при данных обстоятельствах выразить себя в фашистская приверженность.Другими словами, их целью было выявить того, кого они называли «потенциально фашистским человеком». Пояснительные инструменты, которые требовались для такой задачи, были огромны. Избегая узких ограничений и различий академических дисциплин, исследование авторитарной личности объединило в единый проект широкий спектр исследовательских методов, соединив социологию с психоанализом, эмпирический количественный анализ и качественные интервью с наиболее абстрактными соображениями социальной теории и философии.

Для такого проекта было естественным собрать команду исследователей, обладающих необычным набором дисциплинарных навыков. Как официальный представитель Института социальных исследований, или «Франкфуртской школы», Теодор В. Адорно (1903–1969) привнес в исследование особенно европейский дух — глубокий, хотя и глубоко критический и двойственный интерес к психоаналитической теории вместе взятых. с чувствительностью к философским и социологическим вопросам, которая не всегда хорошо согласовывалась с более эмпирической и психологической ориентацией его американских коллег.Как и Адорно, Эльза Френкель-Брунсвик (1908–1958) также была беженкой из нацистской Европы. Получив образование в Вене в качестве психолога, она бежала из Австрии в Соединенные Штаты в 1938 году и заняла должность на факультете психологии Калифорнийского университета в Беркли. Ее решающий вклад в исследование наиболее очевиден в главах, посвященных качественным интервью, и теоретических разделах, посвященных воспитанию детей, развитию ребенка и сексуальности. Р. Невитт Сэнфорд (1905–1995), родившийся в Америке ребенок баптистских служителей, обучался психологии в Гарвардском университете и работал профессором психологии в Калифорнийском университете в Беркли, где он позже основал Институт Райта, получив высшее образование. учебное заведение по клинической психологии, которое подчеркивает пересечение социальных и психологических проблем.Захваченный маккартистской «красной паникой», в 1950 году Сэнфорд отказался подписать клятву верности и был уволен с должности профессора, но был восстановлен в 1959 году. К нему присоединился Дэниел Дж. Левинсон (1920–1994), исследователь в области психологии. который получил докторскую степень в Беркли в 1947 году, защитив диссертацию по этноцентризму. Позже Левинсон работал профессором психологии в Гарварде, а затем в Йельском университете до выхода на пенсию в 1990 году. Четверо соавторов также воспользовались помощью нескольких исследователей, которые внесли свой вклад в теоретическую разработку проекта и помогли в интервью, а также сбор и анализ данных.

Исследования для такого проекта были огромными и были бы невозможны без финансовой поддержки, оказываемой Американским еврейским комитетом, организацией взаимопомощи еврейских иммигрантов в Америке, первоначально основанной в 1906 году после самых жестоких погромов в Европе. . Представленный Сэмюэлем Флауэрманом, AJC работал в не всегда гармоничном партнерстве с Институтом социальных исследований, исследовательской группой, созданной во Франкфурте, Германия, в которую входили социальные теоретики и философы, такие как Макс Хоркхаймер и Теодор В.Адорно, наряду с Фридрихом Поллоком, Эрихом Фроммом, Гербертом Маркузе и Лео Левенталем. Все они разделяли интерес института к разработке междисциплинарной программы исследований, сочетающей освободительную социальную философию (вдохновленную главным образом недогматическими тенденциями западного марксизма) с психоанализом, социологией, культурной критикой и политической экономией.

Должно быть очевидно, что изучение фашизма и антисемитизма было связано с личными биографиями института, почти все из которых были еврейского происхождения и чья карьера была прервана появлением нацизма в Европе. Фашизм был не только предметом исследования; это также была угроза существованию. Но факты личной идентичности вряд ли могут объяснить интеллектуальное и политическое значение этого исследования. В конце концов, распространение фашизма по континенту и его потенциал для победы в других странах поставили перед европейскими левыми левыми перед разрушительным вызовом их теоретически обоснованной уверенности в истории: если буржуазия уступит место демагогам, а рабочий класс больше не окажется надежным коллективным агентом освободительной политики, тогда ключевые положения исторического материализма, казалось, были поставлены под сомнение.Невозможно понять развитие Франкфуртской школы, если не оценить ее постоянные теоретические и эмпирические попытки учесть рост авторитаризма в середине двадцатого века.

С ростом нацизма основные члены института бежали в изгнание. В 1930-х и 1940-х годах Хоркхаймер продолжал выполнять обязанности директора института в Соединенных Штатах, где поддерживал ряд проектов, в том числе пять ключевых исследовательских работ, опубликованных в серии «Исследования в предубеждениях». Эти эмпирические проекты были сосредоточены в основном на проблеме современного антисемитизма и демагогической политики в Соединенных Штатах, и они расширили склонность института к исследованиям, которые привели социологические и психоаналитические методы в диалектическую комбинацию. Междисциплинарная программа Франкфуртской школы, систематизированная Максом Хоркхаймером в его вступительной лекции 1931 года в качестве директора института, определила ее задачу как тройное исследование «связи между экономической жизнью общества, психическим развитием людей и изменениями». в сфере культуры.Еще в 1929 году Эрих Фромм провел обширное исследование политики и психологии «белых воротничков» и «синих воротничков» в Веймарской Германии, распространив анкеты среди 3300 человек.

Фромм, глубоко разбирающийся в психоаналитической теории, считал, что можно идентифицировать психологические тенденции, которые были «авторитарными» (термин, который он использовал именно в этом смысле). Хотя исследование Фромма было самой ранней попыткой объединить психоанализ с политическим диагнозом политического авторитаризма, его работы не были широко доступны до их публикации намного позже. В 1933 году психоаналитик Вильгельм Райх (не связанный с институтом) также использовал термин «авторитарный» в книге «Массовая психология фашизма» , применяя его как к структуре семьи, так и к структуре общества в целом. Но только в конце 1930-х годов сам институт начал всерьез сосредоточивать свое внимание на эмпирическом вопросе о связи между авторитарной психологией и фашистской политикой. Первые результаты этого исследования были опубликованы в 1936 году под названием « исследований в области власти и семьи» .В своем собственном вкладе в сборник Фромм особо выделил «садомазохистский характер» как решающий фактор в формировании авторитарной личности. Он утверждал, что фашизм больше всего привлекает тех, кто считает мир управляемым скрытыми и иррациональными силами и ищет утешения в чувстве бессилия, отождествляясь с могущественным лидером, которому они также подчиняются. Это была ключевая тема, которая, с важными изменениями, вновь появится в «Авторитарная личность» .

Пятьдесят лет с момента первой публикации, Авторитарная личность , сохраняет свою актуальность, и она приобрела новую политическую актуальность. За последнее десятилетие рост авторитарных или неофашистских политических движений, даже в якобы просвещенных демократиях капиталистического Запада, подорвал веру либералов в любой триумфальный конец истории и ставит перед нами вопрос о том, почему фашизм снова всплыл на поверхность. такая поразительная сила спустя много времени после часа его очевидного поражения.Разумеется, ничего не возвращается в точности так, как было. Нынешние движения отличаются от движений середины двадцатого века, не в последнюю очередь потому, что то, что подавлялось, всплыло на поверхность с воспоминаниями о своих предшественниках: «новые» движения перенимают старые лозунги или символы с определенным пониманием цитат, как будто они предаются ностальгической расправе над театральными формами. Подавленное возвращается в тени своей собственной истории.

Однако больше всего беспокоит то, что мы действительно не впервые научились устранять более глубокие причины непреходящей привлекательности фашизма.Авторы книги «Авторитарная личность» возлагали некоторую надежду на мысль о том, что потенциал фашизма можно преодолеть посредством изменений в образовании, особенно для молодежи. Если авторитарная личность имеет свои корни в психологическом несчастье и страданиях, то истинное средство против нее — реформирование стилей воспитания и норм детского развития. Их рекомендации иногда могут показаться нам наивными: «Все, что действительно важно, — пишут они, — это искренне любить детей и обращаться с ними как с отдельными людьми.Но они признали, что такая реформа имела мало шансов на успех, если бы она также не учитывала лежащие в основе материальные и социальные основания недовольства. Их рассуждения были диалектическими: психологическая предрасположенность к фашизму была не просто предшествующим условием фашизма, но и социальным эффектом. «Изменение потенциально фашистской структуры, — предупреждали они, — не может быть достигнуто только психологическими средствами. Задача сравнима с задачей искоренения неврозов, правонарушений или национализма в мире.Это продукты общей организации общества, и их следует изменять только по мере того, как меняется само общество ». Эта уступка предупреждает нас о скрытом утопизме, вдохновляющем первоначальное исследование. Обсуждая политические и экономические взгляды в материалах интервью, Адорно отметил, что человек, набравший высокие баллы, склонен отвергать все утопическое мышление с предостережением о том, что нужно быть «реалистом». Адорно опасался, что испытуемые, получившие высокие баллы, на самом деле лучше приспособлены к текущим условиям, что авторитарная личность больше не является патологическим исключением в современном обществе, а вместо этого становится нормой.Современные политические и социологические тенденции позволяют предположить, что этот страх не был преувеличен. Современные теоретики как левые, так и правые сошлись во мнении, что политическая реальность никогда не может быть иначе, чем вечным и якобы «естественным» противостоянием между другом и врагом. Но отвергать надежду на выход за пределы такого оспаривания как простой утопизм — значит предаться безнадежному реализму, который делает фашизм такой устойчивой угрозой.

Авторитарная личность — обзор

4 Allport on Prejudice

Эта прямота также очевидна в его прикладном томе The Nature of Prejudice .Эта влиятельная книга снова объединила две стороны Олпорта — науку и социальную деятельность. Он считал это своим самым большим достижением, потому что считал, что книга «принесла пользу миру». Действительно, в мягкой обложке она стала одной из самых продаваемых книг по социальной психологии в истории издательского дела.

Природа предубеждения отображает особые характеристики вклада Олпорта в психологию. Том предлагает широкую, эклектическую перспективу с моделью линз, которая варьируется от истории до психологических последствий предрассудков для своих жертв.Его открытый взгляд на многие стороны этого явления еще раз демонстрирует отличительные качества всестороннего мышления Олпорта.

Природа предубеждения — еще одна безупречная работа, от начала до конца «Allportian». Олпорт, искусно выполненный в более простом стиле, чем другие его сочинения, стремился сделать его доступным для более широкой, неакадемической аудитории. Кроме того, он послужил структурой всего исследования предрассудков в социальной психологии на следующие четыре десятилетия. Это верно для межгрупповых исследований в Северной Америке.В своих многочисленных переведенных версиях он оказался очень влиятельным и в других частях мира. Действительно, многие прогнозы, сделанные в томе, хотя и основаны на американских межгрупповых данных, обычно подтверждаются в исследованиях межгрупповых предрассудков во многих странах мира.

The Nature of Prejudice Полезное определение предубеждения — «антипатия, основанная на ошибочном и негибком обобщении» (1954, p. 9) — подчеркивает как аффективные, так и когнитивные компоненты, но при этом мудро оставляет сложную связь между предрассудками а поведение — открытый эмпирический вопрос. Это определение хорошо послужило области, и только недавно социальные психологи расширили его термины.

Чтобы достичь своего отличительного качества баланса, Олпорт снова взял на себя роль контрпанца против господствующих догм. Он полностью признал важность синдрома авторитарной личности, вдохновленного психоаналитикой, который он также обнаружил в 1940-х годах. Но он бросил вызов фрейдистской формулировке агрессии с помощью конкурирующей теории. Вместо психоаналитической модели агрессии и катарсиса, основанной на паровом котле, Олпорт предложил модель обратной связи с совершенно разными последствиями для предрассудков и их исправления.Он утверждал, что агрессия питается сама собой. Иными словами, действия, основанные на агрессии, вместо того, чтобы вести к уменьшению агрессии, фактически увеличивают вероятность того, что агрессия будет выражена в дальнейшем. Вооруженный этим пониманием, Природа предубеждения продолжает защищать политику, которая действительно снизила уровень предрассудков в Соединенных Штатах и ​​других странах.

Олпорт также подверг сомнению центральное предположение одной из своих любимых групп. Движение за человеческие отношения возникло после Второй мировой войны с целью улучшения межгрупповых отношений Америки.Создав «Недели братства» и «Обеды», благонамеренное движение надеялось бороться с предрассудками и дискриминацией посредством официальных межгрупповых контактов. Но Олпорт в своем наиболее важном теоретическом вкладе в книгу поставил под сомнение это предположение в своей гипотезе о межгрупповых контактах. Он утверждал, что сам по себе контакт только подготавливает почву для перемен; имели значение ситуативные условия межгруппового взаимодействия. Четыре перечисленных им условия — равный статус в ситуации, общие цели, отсутствие конкуренции между группами и санкции властей — неоднократно подтверждались исследованиями по всему миру (Pettigrew, 1998).

Его отношение к предубеждениям также противоречило модному в то время предположению, что групповые стереотипы — это просто аберрантные когнитивные искажения предубежденных людей. Поддерживая общепринятую точку зрения, Олпорт считал, что когнитивные компоненты предрассудков являются естественным продолжением нормальных процессов. Он пришел к выводу, что стереотипы и предубеждения вовсе не аберрантны, но, к сожалению, слишком человечны.

Предвидение Олпорта многих достижений, особенно в исследованиях групповых стереотипов, которых удалось достичь в этой области за последние десятилетия, можно проследить до его ранних взглядов на Gestalt (Pettigrew, 1979).Он посвятил 10 из 31 главы The Nature of Prejudice когнитивным факторам. Психология присоединилась к когнитивной революции сразу после публикации тома. В социальной психологии социальное познание повернулось в основном в направлении Gestalt , которое сформировало взгляд Олпорта на предрассудки. Таким образом, те же факторы, которые сформировали изучение предрассудков в целом и стереотипов в частности с 1960 года, ранее руководили мыслью Олпорта.

Природа предубеждения также представляет множество оригинальных гипотез по конкретным темам, которые выдержали проверку временем. Например, одна популярная теория уменьшения предрассудков подчеркивает перекатегоризацию через идентичность с более крупными и более инклюзивными группами. Allport (1954) отстаивал точно такой же механизм. Рисуя концентрические круги с семьей в центре и человечеством на периферии, он утверждал, что «концентрические привязанности не должны противоречить друг другу» и что предрассудки сводятся к минимуму за счет инклюзивного членства в группе.

В томе также целая глава посвящена связи между религией и предрассудками. Сам религиозный человек, Олпорт был обеспокоен тем, что исследования обычно показывают, что неверующие в среднем гораздо менее предвзяты, чем члены организованных религий.Он предложил провести критическое различие между «институционализированным» религиозным мировоззрением и «интериоризованным». Он утверждал, что более многочисленные институционально религиозные организации являются наиболее предвзятыми. Представители интериоризованного типа, глубоко усвоившие свои религиозные убеждения, гораздо менее предвзяты. В своей последней эмпирической публикации (Allport and Ross 1967) Олпорт представил дополнительные доказательства в поддержку своей гипотезы, а более поздние исследования предоставляют дополнительную поддержку.

Олпорт адресовал книгу в первую очередь своей собственной группе — белым, протестантам, американским мужчинам.Примеры предубеждений, которые приводятся повсюду, включают анти-чернокожие, антиеврейские, антикатолические и антиженские настроения. Он явно читал лекции «себе подобным». Это безопасно, легко и политически целесообразно атаковать предубеждения чужих групп, которые придерживаются негативных взглядов на нашу внутреннюю группу. Совсем другое дело — атаковать предубеждения нашей собственной группы по отношению к другим. Итак, еще одна замечательная особенность The Nature of Prejudice — его целевая аудитория.

Перейти к основному содержанию Поиск