Действительность в философии это: Действительность — Википедия – ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ — это… Что такое ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ?

Автор: | 10.01.2018

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ — это… Что такое ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ?

объективная реальность как конкретно развитая совокупность природных и общественно-исторических явлений; все существующее с необходимостью как результат закономерного развития природы, общества и духовной культуры в ее объективном значении. Д. обычно противополагается фантазиям, иллюзиям, неосуществленным и неосуществимым планам, намерениям, нереализованным возможностям и видимости, скрывающей подлинную картину и содержание явлений, событий, взглядов и теорий. Д. раскрывается как система реально существующих фактов, понятая в их конкретно историч. взаимодействии, в процессе ее саморазвития, в ее конкретной сущности, так как она складывается на самом деле независимо от воли и сознания людей. Каждое отд. явление в общем контексте Д. может иметь совершенно иное значение и содержание, нежели будучи искусственно или естественно изолировано от нее. Различение действительного и данного созерцанию играло важную роль уже в антич. философии. Согласно учению Демокрита, лишь в общем мнении существует цвет, в мнении – сладкое, в мнении – горькое, в действительности же существуют только – атомы и пустота. «В общем мнении» у него значит то же, что «согласно с общепринятым мнением» и «для нас», не по природе самих вещей; природу же самих вещей он, в свою очередь, обозначает выражением «в действительности» (от слова «действительное», что значит «истинное») (см. «Античные философы», 1955, с. 99). Это различение совпадает, т.о., у Демокрита с различием между объективно существующей «природой вещей» и формами ее чувств. восприятия субъектом. В связи с этим вопрос о Д. ставится и решается далее как вопрос об «истинной природе вещей» и переплетается с проблемой познания Д. и ее критериев. Согласно Сократу и Платону, Д., будучи лишь умопостигаемой, лишена всякого чувственно воспринимаемого образа, а окружающий человека и данный ему в чувств. восприятии мир представляет собой лишь искаженное подобие, «тень» подлинной Д., «истинно-сущего». В учении Платона Д. приобретает черты абс. неизменности и рассматривается как нетленный и неподвижный прообраз чувственно воспринимаемого мира, как «идея», как чистая «сущность». Аристотель подвергает критике платоновскую концепцию Д. и рассматривает чувственно воспринимаемый мир, совокупность эмпирически наблюдаемых единичных тел как подлинную Д., а чистые, нереализованные формы тел – лишь как возможность. Д. в учении Аристотеля становится синонимом актуальной данности вечных и неизменных форм вещей в материи, в чувственно воспринимаемом мире. Категория Д. рассматривается в его трудах гл. обр. в связи с проблемой реализации возможности, ее актуализации посредством деятельности, целенаправленного изменения. Д. изображается им в конце концов как результат активной деятельности чистой формы (и далее «формы форм» божеств. разума), направленной на пассивную «материю», как осуществление сущности вещи, как «энергия». Средневековая философия с ее презрением к опытному исследованию чувственно воспринимаемого мира и преобладанием формально-логич. рационализма придает значение подлинной Д. лишь миру религиозно-идеалистически истолкованных духовных явлений, часто в мистич. сочетании с грубо-чувственной символикой. Философия 16–18 вв. с ее осн. ориентацией на рационалистич. обработку опытных данных выдвигает на первый план как главную и определяющую характеристику Д. существование в пространстве и времени в виде материальных тел. В связи с этим пространственно-геометрич. определенность вещей становится синонимом их существования в Д. Д. приобретает в глазах философов абстрактно-геометрич. характер, особенно четко этот взгляд развит у Гоббса, в «Физике» Декарта и т.д. Материалистич. философия 16–18 вв. резко возражала против схоластич. представления о «сущности», лишенной пространственно-временного существования в виде тел. «Сущность без существования является лишь нашей фикцией», а то, что называла Д. аристотелевско-схоластич. философия, т.е. единство сущности и существования, есть на самом деле «единство вещи, которой даются два имени» (Гоббс Т., Избр. соч., М.–Л., 1926, с. 160). Это отождествление Д. с существованием отд. вещи, единичного тела представляло собой слабую черту данной формы материализма. Взглядам Гоббса возражал Декарт, исходя из того, что «сущность» (закономерная всеобщая форма и природа тел) имеет существование, относительно независимое от бытия единичных тел и, с известной т. зр., более прочное. Ряд диалектич. моментов был развит в этой связи в учении Спинозы, согласно к-рому истинное постижение Д., независимой от случайностей внешнего существования, совпадает с пониманием их места и роли в составе природного целого, с пониманием их происхождения из «субстанции», как их реальной причины и сущности. Спиноза устанавливает, что отд. конечное тело или явление (модус) в лоне субстанции всегда имеет иной удельный вес, значение и смысл, нежели взятое и рассмотренное отдельно, вне связи с нею. На этой идее держится его оригинальная концепция различения истины и заблуждения, его принципы исследования «истинной природы вещей». Лейбниц отстаивает существование таких реальных идей, к-рые истинны, хотя бы им не соответствовала никакая существующая вещь, чувственно воспринимаемая в опыте, данная в наличии. В Д. существует то, что возможно в согласии со всеобщими принципами разума, т.е. логически возможно. Эта тенденция в полной мере развита в филос. учении Канта. Кант толкует Д. исключительно как логич. категорию модальности, т.е. как категорию, выражающую способ и форму отношения данного знания (понятия, суждения, теории) к объекту этого знания. «Если понятие какого-либо предмета уже совершенно сложилось, то я могу все же еще спросить об этом предмете, возможный ли он только или действительный и, в последнем случае, не есть ли он также необходимый предмет?» («Критика чистого разума», СПБ, 1915, с. 160). Под категорию Д. подводится, по Канту, такой предмет, понятие к-рого не только согласуется с «формальными условиями» (там же, с. 162) опыта (это дает право расценить его как лишь «возможный»), но и «связано с материальными условиями опыта (ощущения)» (там же, с. 159), оправдано наличным восприятием, к-рое настолько независимо от соответств. понятия, что может даже предшествовать ему в акте познания. «Если понятие предшествует восприятию, то это означает лишь возможность его, и только восприятие, дающее содержание понятию, является признаком действительности» (там же, с. 162). Однако Кант делает оговорку в отношении таких понятий, к-рые не могут быть подтверждены прямым восприятием, а только косвенно, через т.н. «аналогии опыта» (там же). «Так, воспринимая притяжение железных опилок, мы познаем существование проникающей все тела магнитной материи, хотя непосредственное восприятие этого вещества для нас вследствие устройства наших органов невозможно» (там же, с. 163). Д., т.о., оказывается синонимом наличия, факта существования предмета в возможном чувств. опыте. Развивая этот мотив кантианства, Фихте прямо определяет Д. как «воспринимаемость, ощутимость». Шеллинг определяет категорию Д. как ступеньку и форму преодоления противоположности между субъективным и объективным, достигаемую в результате деятельности интеллигенции, т.е. разума: «В высшем акте рефлексии интеллигенция обращается одновременно и на объект и на самое себя, будучи одновременно как идеальной, так и реальной деятельностью. Если рефлексия обращается одновременно на объект и на реальную (свободную) деятельность, то возникает категория возможности. Если же рефлексии подвергаются совместно объект в себе и идеальная (ограниченная) деятельность, то на этом пути возникает категория действительности» («Система трансцендентального идеализма», Л., 1936, с. 254). Д. выступает, т.о., как своеобразный синтез духа и природы, произведенный творческой деятельностью духовного начала. Диалектич. анализ категории Д. в ее логич. значении как ступеньки становления философского знания был произведен на почве объективного идеализма Гегелем. Д. в гегелевской системе есть преходящее состояние абсолютного духа на его пути к самопознанию, т.е. к познанию действующих в нем логически-диалектич. закономерностей. В отличие от Канта, Гегель толкует Д. как определение знания по его содержанию, а не по форме отношения этого знания к чему-то иному, к «предмету»; одновременно категория Д. выступает и как определение того предмета, к-рый выражается в знании на этой ступени его развития. В качестве объективного идеалиста Гегель исходит из того, что субъективно-человеч. дух имеет дело с вне и независимо от него существующим миром, изменяя его и давая ему теоретич. определения. Непосредственно «реальная действительность к а к т а к о в а я есть ближайшим образом вещь со многими свойствами, существующий мир» (Гегель, Соч., т. 5, М., 1937, с. 659), но определенный не со стороны голого факта своего внешнего существования вне духа, а со стороны тех различений, к-рые в нем устанавливает деятельность мышления. Д. поэтому отличается от того пестрого многообразия, к-рое дано чувств. созерцанию. Это многообразие определяется как Д. лишь постольку, поскольку в нем действует мышление, полагающее в нем свою определенность, свою сущность. Лишь после того, как путем сложной работы мысли выявлена «сущность» вещей, заключающая внутри себя имманентные логич. противоречия, мышление оказывается способным подойти к пониманию Д., – т.е. выявить в составе пестрого чувств. многообразия те явления, те существ. факты, в к-рых выражена («положена») сущность, развернутая деятельностью мышления. Д. и определяется Гегелем как «единство сущности и существования; в ней имеет свою истину лишенная образа сущность и лишенное устойчивости явление, или, иначе сказать, неопределенное устойчивое наличие и не имеющее упора многообразие» (там же, с. 636), как единство внутреннего и внешнего. Д. далее раскрывается как необходимость, обнаруживающая и осуществляющая себя через массу случайностей, и как всеобщее взаимодействие вещей и их теоретич. определений, заключающее внутри себя как свои моменты бесконечно многообразные причинно-следственные отношения. Исследование категории Д. как всеобщей логич. категории, как формы и ступени становления теоретич. знания принадлежит к числу наиболее плодотворных моментов гегелевской логики. Однако в схеме гегелевской системы категорий Д. составляет лишь переходную ступень к «понятию» и далее к «идее», в к-рых якобы и заключается подлинная тайна и имманентный источник всего того, что на низшей ступени мышления определяется как Д. (как «окружающий мир», как единое внутри себя многообразие взаимодейств. явлений). Этот аспект гегелевского понимания Д. был подвергнут острой критике с позиций материализма уже Фейербахом. Возражая против толкования Д. как чистой логич. категории, положенной деятельностью мышления, Фейербах отстаивает взгляд на Д. как на нечто чувственное, данное в пространстве и времени: «Действительное в своей действитель- ности или в качестве действитель- ности есть действительное в виде чувственного объекта, есть чувственное. Истинность есть то же самое, что действительность, чувственность. Только чувственное существо есть истинное, действительное существо…», а «д е й с т в и т е л ь н о е мышление есть мышление в пространстве и времени» (Избр. филос. произв., т. 1, М., 1955, с. 182–83 и 194). Фейербах всюду делает акцент на существовании чувственно данных единичных вещей и людей как на осн. характеристику Д., и в этом плане его критика Гегеля остается справедливой. Однако Фейербах не смог раскрыть диалектику, связанную с категорией Д., не смог понять историч. характера Д., в связи с чем Д. оказывается в его учении простым синонимом существующего положения вещей вне мышления. Маркс и Энгельс подвергли критике ограниченность материализма Фейербаха, усматривая недостаток его концепции «не в том, что лежащую под носом чувственную в и д и м о с т ь он подчиняет чувственной действительности, устанавливаемой путём более точного изучения чувственных фактов…» (Соч., 2 изд., т. 3, с. 42), а в том, что он вообще считает созерцание существующего положения вещей той формой отношения к ним, в к-рой Д. якобы раскрывается такой, какова она есть, в том, что он рассматривает Д. через «очки философа», а не глазами реального человека, практически участвующего в процессе революционно-практич. изменения Д. Усматривая в практике действит. отношение человека к природе, Маркс и Энгельс нашли в ней и критерий для различения Д. и видимости. «В практике должен доказать человек истинность, т.е. действительность и мощь, посюсторонность своего мышления. Спор о действительности или недействительности мышления, изолирующегося от практики, есть чисто схоластический вопрос» (Маркс К., там же, с. 1–2). Практика поэтому и является критерием истинности, «действительности мышления». Развивая этот тезис Маркса, Ленин пишет: «Практика выше (теоретического) познания, ибо она имеет достоинство не только всеобщности, но и непосредственной действительности» (Соч., 4 изд., т. 38, с. 205).

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});
Все действительное так или иначе актуально дано или может быть дано в чувств. восприятии, и Д. может быть понята лишь на основе всей совокупности чувств. данных. Однако не все, что дано в чувств. восприятии, является прямо и непосредственно Д. Каждый видит, напр., что солнце обходит кругом земной небосвод. Но в Д., как известно, дело обстоит совсем не так. Еще сложнее отношения видимой картины, открытой непосредств. созерцанию, и Д., к-рая в ней себя обнаруживает, получаются в области обществ. явлений. Так, на почве товарно-денежных, а тем более товарно-капиталистич. отношений, обществ. отношения людей друг к другу непосредственно выступают на поверхности явлений (а потому и чувственно воспринимаются) как отношения и свойства вещей.

Вопрос о познании Д. совпадает с вопросом об истине. С этим, в частности, связана близость самих значений терминов «истинное» и «действительное», в известном контексте доходящая до тождества. Так, говорят об истинном или действит. содержании взглядов, теорий, концепций. В понимании теории в связи с действительными условиями и предпосылками ее построения, в связи с действительными практич. выводами и следствиями из нее, т.е. в понимании теории в контексте Д., – единственно верный способ раскрытия ее подлинного, действит. смысла, к-рый очень часто может расходиться с тем представлением, к-рое создал о нем сам ее автор. Ср. указание Маркса на необходимость строго «различать то, что какой-либо автор в действительности дает, и то, что дает только в собственном представлении. Это справедливо и для философских систем: так, две совершенно различные вещи – то, что Спиноза считал краеугольным камнем в своей системе, и то, что в действительности составляет этот краеугольный камень» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 27, 1935, с. 29).

Диалектич. понимание категории Д. играет огромную роль в экономич. исследованиях Маркса. Так, Маркс путем анализа действит. фактов показывает, что капиталистич. прибыль есть по своему существу и происхождению продукт неоплач. труда наемного рабочего. Это значит, что «прибавочная стоимость и прибыль представляют в действительности одно и то же и равны также и в числовом выражении» («Капитал», т. 3, 1955, с. 52), а «норма прибыли выражает не что иное, как то, что она есть в действительности: иное измерение прибавочной стоимости, измерение её стоимостью всего капитала… Но в действительности (т.е. в мире явлений) дело обстоит наоборот» (там же, с. 51). В той же самой экономической Д. прибыль есть вовсе не одно и то же, что прибавочная стоимость, и даже «выражается величиной, которая и численно отлична от прибавочной стоимости» (там же, с. 52). «Прибыль есть форма проявления прибавочной стоимости…», «есть превращенная форма прибавочной стоимости, форма, в которой её происхождение и тайна её наличного бытия (Dasein) затемнены и изглажены» (там же). Иными словами, Маркс в самой Д. констатирует не только различие, но и противоречие между сущностью факта (в данном случае прибыли) – и «наличным бытием», формой существования этого факта. Д., т.о., раскрывается в мышлении только как диалектически противоречивое единство «сущности» и «наличного бытия». Каждый из этих двух моментов, взятый отдельно от другого (абстрактно), противоречит Д. Поэтому противоречие (расхождение, несогласие) между теоретич. выражением факта в мышлении разрешается только тогда, когда в мышлении раскрывается внутр. противоречия Д. С этим и связано то обстоятельство, что Д. может быть познана, отражена в мышлении только с помощью диалектич. метода, на основе принципа «единства противоположностей», в то время как метафизически абсолютизированное требование «формальной непротиворечивости» теоретич. построения закрывает путь к познанию Д., обрекает ученого либо на простое описание фактов, как они даны на поверхности явлений, либо на схоластич. спекуляцию о «сущности», лишенной фактич. осуществления и не доступной проверке. Для такого мышления Д. остается навсегда «потусторонней», непознаваемой. Материалистич. диалектика обязывает раскрывать Д. как систему взаимодейств. фактов, вещей и явлений в их развитии, в противоречиях этого развития, в переходах противоположностей друг в друга, т.е. во всей полноте ее содержания. Соответствие мысли Д., т.е. объективной реальности в ее конкретной определенности, и является высшим логич. принципом мышления. Эти общефилос. определения Д. нашли свою дальнейшую разработку и конкретизацию в многочисл. работах и выступлениях Ленина, посвященных анализу эпохи империализма и пролет. революций, а затем и практике социалистич. строительства. В борьбе против догматич. искажений учения Маркса Ленин постоянно напоминает важнейший тезис, что реальная Д. всегда остается богаче и сложнее, чем любая, даже самая верная теоретич. концепция. Самое строгое и верное теоретич. понимание Д. становится бессильным, как только оно перестает считаться с этим фактом, превращается в абстрактную схему, мешающую разглядеть Д., вместо того, чтобы прояснять ее облик. Трезвый и строгий учет Д. во всей сложности и противоречивости сталкивающихся в ней моментов – таков лейтмотив всех произведений Ленина. «Наша программа, если она хочет быть верной, должна сказать то, что есть… В действительности существует громаднейшая подпочва старого капитализма… В тот переходный период, который мы переживаем, мы из этой мозаичной действительности не выскочим. Эту составленную из разнородных частей действительность отбросить нельзя, как бы она неизящна ни была, ни грана отсюда выбросить нельзя» (Ленин В. И., Соч., 4 изд., т. 29, с. 147–48).

Одновременно Ленин всегда предостерегал от бесхребетно эклектич. эмпиризма, неизбежно принимающего за Д. то, что «бросается в глаза», кажется важным в силу своей внешней крикливости и яркости, но с т. эр. общей перспективы саморазвития Д., с т. зр. ведущих тенденций является лишь временным, преходящим и бессильным.

Правильно понять любую пеструю Д. можно только в том случае, если исходить из ясного теоретич. понимания главного, ведущего противоречия, определяющего, в конце концов, весь совокупный облик совр. мира, а тем самым и удельный вес каждого отд. события, факта, явления в составе Д. Четкое осознание осн. противоречия, имманентного самой Д., есть основное требование науч. подхода к Д. Правильно понять Д. – это значит понять не только ее сегодняшний облик, но и направление, в к-ром она необходимо изменяется. А это направление можно понять только из анализа гл. противоречия эпохи и важнейших форм его обнаружения в пестроте разнородных явлений.

Э. Ильенков. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.

Действительность (Философская энциклопедия)

Действительность

Философская энциклопедия, т. 1, с. 442‑444

 — объективная реальность как конкретно развитая совокупность природных и общественно-исторических явлений; всё существующее с необходимостью как результат закономерного развития природы, общества и духовной культуры в ее объективном значении. Действительность обычно противополагается фантазиям, иллюзиям, неосуществленным и неосуществимым планам, намерениям, нереализованный возможностям и видимости, скрывающей подлинную картину и содержание явлений, событий, взглядов и теорий. Действительность раскрывается как система реально существующих фактов, понятая в их конкретно-историческом взаимодействии, в процессе ее саморазвития, в ее конкретной сущности, так как она складывается на самом деле независимо от воли и сознания людей. Каждое отдельное явление в общем контексте действительности может иметь совершенно иное значение и содержание, нежели будучи искусственно или естественно изолировано от нее.

Различение действительного и данного созерцанию играло важную роль уже в античной философии. Согласно учению Демокрита, лишь в общем мнении существует цвет, в мнении — сладкое, в мнении — горькое, в действительности же существуют только — атомы и пустота. «В общем мнении» у него значит то же, что «согласно с общепринятым мнением» и «для нас», не по природе самих вещей; природу же самих вещей он, в свою очередь, обозначает выражением «в действительности» (от слова «действительное», что значит «истинное») 1. Это различение совпадает, таким образом, у Демокрита с различием между объективно существующей «природой вещей» и формами ее чувственного восприятия субъектом.

В связи с этим вопрос о действительности ставится и решается далее как вопрос об «истинной природе вещей» и переплетается с проблемой познания действительности и ее критериев. Согласно Сократу и Платону, действительность, будучи лишь умопостигаемой, лишена всякого чувственно воспринимаемого образа, а окружающий человека и данный ему в чувственном восприятии мир представляет собой лишь искаженное подобие, «тень» подлинной действительности, «истинно-сущего». В учении Платона действительность приобретает черты абсолютной неизменности и рассматривается как нетленный и неподвижный прообраз чувственно воспринимаемого мира, как «идея», как чистая «сущность». Аристотель подвергает критике платоновскую концепцию действительности и рассматривает чувственно воспринимаемый мир, совокупность эмпирически наблюдаемых единичных тел как подлинную действительность, а чистые, нереализованные формы тел — лишь как возможность. Действительность в учении Аристотеля становится синонимом актуальной данности вечных и неизменных форм вещей в материи, в чувственно воспринимаемом мире. Категория действительности рассматривается в его трудах главным образом в связи с проблемой реализации возможности, ее актуализации посредством деятельности, целенаправленного изменения. Действительность изображается им в конце концов как результат активной деятельности чистой формы (и далее «формы форм» божественного разума), направленной на пассивную «материю», как осуществление сущности вещи, как «энергия».

Средневековая философия с ее презрением к опытному исследованию чувственно воспринимаемого мира и преобладанием формально-логического рационализма придает значение подлинной действительности лишь миру религиозно-идеалистически истолкованных духовных явлений, часто в мистическом сочетании с грубо-чувственной символикой.

Философия 16–18 вв. с ее основной ориентацией на рационалистическую обработку опытных данных выдвигает на первый план как главную и определяющую характеристику действительности существование в пространстве и времени в виде материальных тел. В связи с этим пространственно-геометрическая определенность вещей становится синонимом их существования в действительности. Действительность приобретает в глазах философов абстрактно-геометрический характер, особенно четко этот взгляд развит у Гоббса, в «Физике» Декарта и т.д. Материалистическая философия 16–18 вв. резко возражала против схоластического представления о «сущности», лишенной пространственно-временного существования в виде тел. «Сущность без существования является лишь нашей фикцией», а то, что называла действительностью аристотелевско-схоластическая философия, т.е. единство сущности и существования, есть на самом деле «единство вещи, которой даются два имени» 2. Это отождествление действительности с существованием отдельной вещи, единичного тела представляло собой слабую черту данной формы материализма. Взглядам Гоббса возражал Декарт, исходя из того, что «сущность» (закономерная всеобщая форма и природа тел) имеет существование, относительно независимое от бытия единичных тел и, с известной точки зрения, более прочное. Ряд диалектических моментов был развит в этой связи в учении Спинозы, согласно которому истинное постижение действительности, независимой от случайностей внешнего существования вещей, совпадает с пониманием их места и роли в составе природного целого, с пониманием их происхождения из «субстанции», как их реальной причины и сущности. Спиноза устанавливает, что отдельное конечное тело или явление (модус) в лоне субстанции всегда имеет иной удельный вес, значение и смысл, нежели взятое и рассмотренное отдельно, вне связи с нею. На этой идее держится его оригинальная концепция различения истины и заблуждения, его принципы исследования «истинной природы вещей».

Лейбниц отстаивает существование таких реальных идей, которые истинны, хотя бы им не соответствовала никакая существующая вещь, чувственно воспринимаемая в опыте, данная в наличии. В действительности существует то, что возможно в согласии со всеобщими принципами разума, т.е. логически возможно.

Эта тенденция в полной мере развита в философском учении Канта. Кант толкует действительность исключительно как логическую категорию модальности, т.е. как категорию, выражающую способ и форму отношения данного знания (понятия, суждения, теории) к объекту этого знания. «Если понятие какого-либо предмета уже совершенно сложилось, то я могу все же еще спросить об этом предмете, возможный ли он только или действительный и, в последнем случае, не есть ли он также необходимый предмет?» 3 Под категорию действительности подводится, по Канту, такой предмет, понятие которого не только согласуется с «формальными условиями» 4 опыта (это дает право расценить его как лишь «возможный»), но и «связано с материальными условиями опыта (ощущения)» 5, оправдано наличным восприятием, которое настолько независимо от соответствующего понятия, что может даже предшествовать ему в акте познания. «Если понятие предшествует восприятию, то это означает лишь возможность его, и только восприятие, дающее содержание понятию, является признаком действительности» 6. Однако Кант делает оговорку в отношении таких понятий, которые не могут быть подтверждены прямым восприятием, а только косвенно, через так называемые «аналогии опыта» 7. «Так, воспринимая притяжение железных опилок, мы познаем существование проникающей все тела магнитной материи, хотя непосредственное восприятие этого вещества для нас вследствие устройства наших органов невозможно» 8. Действительность, таким образом, оказывается синонимом наличия, факта существования предмета в возможном чувственном опыте. Развивая этот мотив кантианства, Фихте прямо определяет действительность как «воспринимаемость, ощутимость». Шеллинг определяет категорию действительности как ступеньку и форму преодоления противоположности между субъективным и объективным, достигаемую в результате деятельности интеллигенции, т.е. разума: «В высшем акте рефлексии интеллигенция обращается одновременно и на объект и на самое себя, будучи одновременно как идеальной, так и реальной деятельностью. Если рефлексия обращается одновременно на объект и на реальную (свободную) деятельность, то возникает категория возможности. Если же рефлексии подвергаются совместно объект в себе и идеальная (ограниченная) деятельность, то на этом пути возникает категория действительности» 9. Действительность выступает, таким образом, как своеобразный синтез духа и природы, произведенный творческой деятельностью духовного начала.

Диалектический анализ категории действительности в ее логическом значении как ступеньки становления философского знания был произведен на почве объективного идеализма Гегелем. Действительность в гегелевской системе есть преходящее состояние абсолютного духа на его пути к самопознанию, т.е. к познанию действующих в нем логически-диалектических закономерностей. В отличие от Канта, Гегель толкует действительность как определение знания по его содержанию, а не по форме отношения этого знания к чему-то иному, к «предмету»; одновременно категория действительности выступает и как определение того предмета, который выражается в знании на этой ступени его развития. В качестве объективного идеалиста Гегель исходит из того, что субъективно-человеческий дух имеет дело с вне и независимо от него существующим миром, изменяя его и давая ему теоретические определения. Непосредственно «реальная действительность как таковая есть ближайшим образом вещь со многими свойствами, существующий мир» 10, но определенный не со стороны голого факта своего внешнего существования вне духа, а со стороны тех различений, которые в нем устанавливает деятельность мышления. Действительность поэтому отличается от того пестрого многообразия, которое дано чувственному созерцанию. Это многообразие определяется как действительность лишь постольку, поскольку в нем действует мышление, полагающее в нем свою определенность, свою сущность. Лишь после того, как путем сложной работы мысли выявлена «сущность» вещей, заключающая внутри себя имманентные логические противоречия, мышление оказывается способным подойти к пониманию действительности, — т.е. выявить в составе пестрого чувственного многообразия те явления, те существенные факты, в которых выражена («положена») сущность, развернутая деятельностью мышления. Действительность и определяется Гегелем как «единство сущности и существования; в ней имеет свою истину лишенная образа сущность и лишенное устойчивости явление, или, иначе сказать, неопределенное устойчивое наличие и не имеющее упора многообразие» 11, как единство внутреннего и внешнего. Действительность далее раскрывается как необходимость, обнаруживающая и осуществляющая себя через массу случайностей, и как всеобщее взаимодействие вещей и их теоретических определений, заключающее внутри себя, как свои моменты, бесконечно многообразные причинно-следственные отношения. Исследование категории действительности как всеобщей логической категории, как формы и ступени становления теоретического знания принадлежит к числу наиболее плодотворных моментов гегелевской логики.

Однако в схеме гегелевской системы категорий действительность составляет лишь переходную ступень к «понятию» и далее к «идее», в которых якобы и заключается подлинная тайна и имманентный источник всего того, что на низшей ступени мышления определяется как действительность (как «окружающий мир», как единое внутри себя многообразие взаимодействующих явлений). Этот аспект гегелевского понимания действительности был подвергнут острой критике с позиций материализма уже Фейербахом. Возражая против толкования действительности как чистой логической категории, положенной деятельностью мышления, Фейербах отстаивает взгляд на действительность как на нечто чувственное, данное в пространстве и времени: «Действительное в своей действительности или в качестве действительности есть действительное в виде чувственного объекта, есть чувственное. Истинность есть то же самое, что действительность, чувственность. Только чувственное существо есть истинное, действительное существо…», а «действительное мышление есть мышление в пространстве и времени» 12. Фейербах всюду делает акцент на существовании чувственно данных единичных вещей и людей как на основную характеристику действительности, и в этом плане его критика Гегеля остается справедливой. Однако Фейербах не смог раскрыть диалектику, связанную с категорией действительности, не смог понять исторического характера действительности, в связи с чем действительность оказывается в его учении простым синонимом существующего положения вещей вне мышления. Маркс и Энгельс подвергли критике ограниченность материализма Фейербаха, усматривая недостаток его концепции «не в том, что лежащую под носом чувственную видимость он подчиняет чувственной действительности, устанавливаемой путём более точного изучения чувственных фактов…» 13, а в том, что он вообще считает созерцание существующего положения вещей той формой отношения к ним, в которой действительность якобы раскрывается такой, какова она есть, в том, что он рассматривает действительность через «очки философа», а не глазами реального человека, практически участвующего в процессе революционно-практического изменения действительности. Усматривая в практике действительное отношение человека к природе, Маркс и Энгельс нашли в ней и критерий для различения действительности и видимости. «В практике должен доказать человек истинность, т.е. действительность и мощь, посюсторонность своего мышления. Спор о действительности или недействительности мышления, изолирующегося от практики, есть чисто схоластический вопрос» 14. Практика поэтому и является критерием истинности, «действительности мышления». Развивая этот тезис Маркса, Ленин пишет: «Практика выше (теоретического) познания, ибо она имеет достоинство не только всеобщности, но и непосредственной действительности» 15.

Всё действительное так или иначе актуально дано или может быть дано в чувственном восприятии, и действительность может быть понята лишь на основе всей совокупности чувственных данных. Однако не всё, что дано в чувственном восприятии, является прямо и непосредственно действительностью. Каждый видит, например, что солнце обходит кругом земной небосвод. Но в действительности, как известно, дело обстоит совсем не так. Еще сложнее отношения видимой картины, открытой непосредственному созерцанию, и действительности, которая в ней себя обнаруживает, получаются в области общественных явлений.

Так, на почве товарно-денежных, а тем более товарно-капиталистических отношений, общественные отношения людей друг к другу непосредственно выступают на поверхности явлений (а потому и чувственно воспринимаются) как отношения и свойства вещей.

Вопрос о познании действительности совпадает с вопросом об истине. С этим, в частности, связана близость самих значений терминов «истинное» и «действительное», в известном контексте доходящая до тождества. Так, говорят об истинном или действительном содержании взглядов, теорий, концепций. В понимании теории в связи с действительными условиями и предпосылками ее построения, в связи с действительными практическими выводами и следствиями из нее, т.е. в понимании теории в контексте действительности, – единственно верный способ раскрытии ее подлинного, действительного смысла, который очень часто может расходиться с тем представлением, которое создал о нем сам ее автор. Сравните указание Маркса на необходимость строго «различать то, что какой-либо автор в действительности дает, и то, что дает только в собственном представлении. Это справедливо и для философских систем: так, две совершенно различные вещи — то, что Спиноза считал краеугольным камнем в своей системе, и то, что в действительности составляет этот краеугольный камень» 16.

Диалектическое понимание категории действительности играет огромную роль в экономических исследованиях Маркса. Так, Маркс путем анализа действительных фактов показывает, что капиталистическая прибыль есть по своему существу и происхождению продукт неоплаченного труда наемного рабочего. Это значит, что «прибавочная стоимость и прибыль представляют в действительности одно и то же и равны также и в числовом выражении» 17, а «норма прибыли выражает не что иное, как то, что она есть в действительности: иное измерение прибавочной стоимости, измерение ее стоимостью всего капитала… Но в действительности (т.е. в мире явлений) дело обстоит наоборот» 18. В той же самой экономической действительности прибыль есть вовсе не одно и то же, что прибавочная стоимость, и даже «выражается величиной, которая и численно отлична от прибавочной стоимости» 19. «Прибыль есть форма проявления прибавочной стоимости…», «есть превращенная форма прибавочной стоимости, форма, в которой ее происхождение и тайна ее наличного бытия (Dasein) затемнены и изглажены» 20. Иными словами, Маркс в самой действительности констатирует не только различие, но и противоречие между сущностью факта (в данном случае прибыли) — и «наличным бытием», формой существования этого факта. Действительность, таким образом, раскрывается в мышлении только как диалектически противоречивое единство «сущности» и «наличного бытия». Каждый из этих двух моментов, взятый отдельно от другого (абстрактно), противоречит действительности. Поэтому противоречие (расхождение, несогласие) между теоретическим выражением факта в мышлении разрешается только тогда, когда в мышлении раскрываются внутренние противоречия действительности. С этим и связано то обстоятельство, что действительность может быть познана, отражена в мышлении только с помощью диалектического метода, на основе принципа «единства противоположностей», в то время как метафизически абсолютизированное требование «формальной непротиворечивости» теоретического построения закрывает путь к познанию действительности, обрекает ученого либо на простое описание фактов, как они даны на поверхности явлений, либо на схоластическую спекуляцию о «сущности», лишенной фактического осуществления и не доступной проверке. Для такого мышления действительность остается навсегда «потусторонней», непознаваемой.

Материалистическая диалектика обязывает раскрывать действительность как систему взаимодействующих фактов, вещей и явлений в их развитии, в противоречиях этого развития, в переходах противоположностей друг в друга, т.е. во всей полноте ее содержания. Соответствие мысли действительности, т.е. объективной реальности в ее конкретной определенности, и является высшим логическим принципом мышления. Эти общефилософские определения действительности нашли свою дальнейшую разработку и конкретизацию в многочисленных работах и выступлениях Ленина, посвященных анализу эпохи империализма и пролетарских революций, а затем и практике социалистического строительства. В борьбе против догматических искажений учения Маркса Ленин постоянно напоминает важнейший тезис, что реальная действительность всегда остается богаче и сложнее, чем любая, даже самая верная теоретическая концепция. Самое строгое и верное теоретическое понимание действительности становится бессильным, как только оно перестает считаться с этим фактом, превращается в абстрактную схему, мешающую разглядеть действительность, вместо того, чтобы прояснять ее облик. Трезвый и строгий учет действительности во всей сложности и противоречивости сталкивающихся в ней моментов — таков лейтмотив всех произведений Ленина. «Наша программа, если она хочет быть верной, должна сказать то, что есть… В действительности существует громаднейшая подпочва старого капитализма… В тот переходный период, который мы переживаем, мы из этой мозаичной действительности не выскочим. Эту составленную из разнородных частей действительность отбросить нельзя, как бы она неизящна ни была, ни грана отсюда выбросить нельзя» 21.

Одновременно Ленин всегда предостерегал от бесхребетно эклектического эмпиризма, неизбежно принимающего за действительность то, что «бросается в глаза», кажется важным в силу своей внешней крикливости и яркости, но с точки зрения общей перспективы саморазвития действительности, с точки зрения ведущих тенденций является лишь временным, преходящим и бессильным.

Правильно понять любую пеструю действительность можно только в том случае, если исходить из ясного теоретического понимания главного, ведущего противоречия, определяющего, в конце концов, весь совокупный облик современного мира, а тем самым и удельный вес каждого отдельного события, факта, явления в составе действительности. Четкое осознание основного противоречия, имманентного самой действительности, есть основное требование научного подхода к действительности. Правильно понять действительность — это значит понять не только ее сегодняшний облик, но и направление, в котором она необходимо изменяется. А это направление можно понять только из анализа главного противоречия эпохи и важнейших форм его обнаружения в пестроте разнородных явлений.

Э. Ильенков


1 См.: Античные философы, 1955, с. 99.
2 Гоббс Т. Избранные сочинения. Москва — Ленинград, 1926, с. 160.
3 Кант И. Критика чистого разума. Санкт-Петербург, 1915, с. 160.
4 Там же, с. 162.
5 Там же, с. 159.
6 Там же, с. 162.
7 Там же.
8 Там же, с. 163.
Шеллинг Ф.В.Й. Система трансцендентального идеализма. Ленинград, 1936, с. 254.
10 Гегель Г.В.Ф. Сочинения, т. V. Москва, 1937, с. 659.
11 Там же, с. 636.
12 Фейербах Л. Избранные философские произведения, т. 1. Москва, 1955, с. 182‑183 и 194.
13 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, 2 изд., т. 3, с. 42.
14 Там же, с. 1-2.
15 Ленин В.И. Сочинения, 4 изд., т. 38, с. 205.
16 Маркс К. Сочинения, т. 27. Москва, 1935, с. 29.
17 Маркс К. Капитал, т. 3, 1955, с. 52.
18 Там же, с. 51.
19 Там же, с. 52.
20 Там же.
21 Ленин В.И. Сочинения, 4 изд., т. 29, с. 147-48.

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ — Новая философская энциклопедия

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ – объективная реальность как актуально наличное бытие, реализующее определенные исторические возможности; понятие «действительность» используется также в смысле подлинного бытия, в отличие от видимости. Категория «действительность» употреблялась уже в античной философии: противопоставление «мира по мнению» и «мира по истине» (т.е. действительности) у Демокрита, чувств, мира и действительности как мира идеальных сущностей у Платона. Начиная с Аристотеля, действительность трактуется как реализация некоторых возможностей. В философии 16–18 вв. действительность истолковывается как совокупность материальных тел, существующих объективно в пространстве и времени и наглядно данных в восприятии. В отличие от подобного натуралистического понимания у Гоббса и Декарта действительность приобретает абстрактно-механический и геометрический характер. Кант перевел проблему действительности в план гносеологии и усматривал в действительности материальное условие опыта, обеспечивающего связь вещи с восприятием. Фихте, Шеллинг и Гегель считали действительность воплощением деятельности разума (по Гегелю, «все действительное разумно, все разумное действительно»), толкуя ее как единство сущности и существования, внутреннего и внешнего, потенций и актов. В противовес объективно-идеалистической трактовке Фейербах отождествлял с действительностью чувственно-данное, Кьеркегор – акт субъективной веры, Шопенгауэр – акт воли.

Критика гносеологического определения действительности в западной философии 20 в. привела к антропологическим, психологическим, феноменологическим истолкованиям этой категории (философия жизни, феноменология, экзистенциализм). В отличие от отождествления действительности с натуралистически данной сферой сущего (реальностью) в метафизике Нового времени в современной западной философии категория «действительность» включает такие сферы, как идеальные объекты научно-теоретического знания, ценности культуры, духовно-душевные акты. При этом в современной западной философии акцент делается на социальном конструировании реальности, что обусловлено абсолютизацией возможностей человеческой деятельности и отказом от признания первичности материальной реальности.

А.О.

Источник: Новая философская энциклопедия на Gufo.me


Значения в других словарях

  1. действительность — ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ, и, ж. 1. см. действительный. 2. Объективный мир во всём многообразии его связей, бытие, окружающая обстановка, положение. Литература отражает д. Современная д. • В действительности так как есть, действительно, на самом деле. Толковый словарь Ожегова
  2. действительность — сущ., ж., употр. часто (нет) чего? действительности, чему? действительности, (вижу) что? действительность, чем? действительностью, о чём? о действительности 1. Действительностью называют то, что существует на самом деле, реальное существование чего-либо. Толковый словарь Дмитриева
  3. действительность — ДЕЙСТВ’ИТЕЛЬНОСТЬ, действительности, мн. нет, ·жен. (·книж. ). 1. Бытие, какая-нибудь сфера бытия. Социальная действительность. Художественная действительность. 2. То, что реально существует. Не сон, а действительность. Толковый словарь Ушакова
  4. Действительность — В категориях рассудка понятие Д. связано с понятиями возможности и необходимости, занимая середину между ними. Прежде всего должно в самом понятии Д. различать двоякий смысл: Д. фактов сознания как таких и Д. их предмета, или объективного содержания. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
  5. действительность — РЕАЛЬНОСТЬ — НЕРЕАЛЬНОСТЬ Реальность рассуждений — нереальность рассуждений. Реальность выводов — нереальность выводов. ○ Ощущение нереальности происходящего завораживало Козырева … Словарь антонимов русского языка
  6. действительность — Действи́тельн/ость/. Морфемно-орфографический словарь
  7. действительность — См. действовать Толковый словарь Даля
  8. действительность — Действительность, действительности, действительности, действительностей, действительности, действительностям, действительность, действительности, действительностью, действительностями, действительности, действительностях Грамматический словарь Зализняка
  9. действительность — действительность ж. 1. Совокупность природных и общественно-исторических явлений; объективный мир, бытие. 2. То, что существует на самом деле; реальность. || Реальное существование кого-либо или чего-либо. Толковый словарь Ефремовой
  10. ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ — ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ, ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЙ Слово действительность образовано от прилагательного действительный, которое, в свою очередь, произошло от глагола дѣйствити. Историко-этимологический словарь
  11. действительность — сущ., кол-во синонимов… Словарь синонимов русского языка
  12. Действительность — Объективная реальность как конкретно развитая совокупность природных и общественно-исторических явлений; понятие Д. употребляется также в смысле подлинной реальности, в отличие от видимости. В этом, онтологическом, смысле понятие… Большая советская энциклопедия
  13. действительность — орф. действительность, -и Орфографический словарь Лопатина
  14. действительность — -и, ж. 1. То, что существует на самом деле, реальное существование чего-л.; реальность. Земля есть действительность, существующая вне нас. Ленин, Материализм и эмпириокритицизм. — Как давно это было!.. Малый академический словарь
  15. ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ — ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ — объективная реальность во всей ее конкретности, совокупность природных и общественно-исторических явлений; понятие действительности употребляется также в смысле подлинной реальности, в отличие от видимости. Большой энциклопедический словарь
  16. действительность — действительность , -и Орфографический словарь. Одно Н или два?
  17. действительность — ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ -и; ж. 1. То, что существует на самом деле, реальное существование чего-л.; реальность. 2. Объективные условия жизни людей, окружающая обстановка. Русская д. Современная д. В действительности (на самом деле). Толковый словарь Кузнецова

Действительность — Психологос

Действительность (произв. от слова «действие») — осуществленная реальность во всей своей совокупности — реальность не только вещей, но и овеществленных идей, целей, идеалов, общественных институтов, общепринятого знания. В отличие от реальности, действительность включает в себе также все идеальное, которое приняло вещественный, материальный характер в виде различных продуктов человеческой деятельности — мира техники, общепринятого знания, морали, государства, права. Понятие «действительности» противоположно не понятиям «иллюзия», «фантазия», которые также могут быть осуществлены, а понятию «возможность». Все возможное может стать действительным.

В диалектическом материализме действительность — объективная реальность как конкретно развитая совокупность природных и общественно-исторических явлений; всё существующее с необходимостью как результат закономерного развития природы, общества и духовной культуры в её объективном значении. Действительность обычно противополагается фантазиям, иллюзиям, неосуществленным и неосуществимым планам, намерениям, нереализованным возможностям и видимости, скрывающей подлинную картину и содержание явлений, событий, взглядов и теорий. Действительность раскрывается как система реально существующих фактов, понятая в их конкретно-историческом взаимодействии, в процессе её саморазвития, в её конкретной сущности, так как она складывается на самом деле независимо от воли и сознания людей, субъекта. Каждое отдельное явление в общем контексте действительности может иметь совершенно иное значение и содержание, нежели будучи искусственно или естественно изолировано от неё.

Термин «действительность» носит гносеологический оттенок, в отличие от термина «материя». Противоположностью действительности в актуальной реальности является видимость (кажимость).

«Действительность» в Античной философии

Различение действительного и данного созерцанию играло важную роль уже в античной философии. Согласно учению Демокрита, лишь в общем мнении существует цвет, в мнении — сладкое, в мнении — горькое, в действительности же существуют только — атомы и пустота. «В общем мнении» у него значит то же, что «согласно с общепринятым мнением» и «для нас», не по природе самих вещей; природу же самих вещей он, в свою очередь, обозначает выражением «в действительности» (от слова «действительное», что значит «истинное»). Это различение совпадает, таким образом, у Демокрита с различием между объективно существующей «природой вещей» и формами её чувственного восприятия субъектом.

В связи с этим вопрос о действительности ставится и решается далее как вопрос об «истинной природе вещей» и переплетается с проблемой познания действительности и её критериев. Согласно Сократу и Платону, действительность, будучи лишь умопостигаемой, лишена всякого чувственно воспринимаемого образа, а окружающий человека и данный ему в чувственном восприятии мир представляет собой лишь искажённое подобие, «тень» подлинной действительности, «истинно-сущего».

В учении Платона действительность приобретает черты абсолютной неизменности и рассматривается как нетленный и неподвижный прообраз чувственно воспринимаемого мира, как «идея», как чистая «сущность».

Аристотель подвергает критике платоновскую концепцию действительности и рассматривает чувственно воспринимаемый мир, совокупность эмпирически наблюдаемых единичных тел как подлинную действительность, а чистые, нереализованные формы тел — лишь как возможность. Действительность в учении Аристотеля становится синонимом актуальной данности вечных и неизменных форм вещей в материи, в чувственно воспринимаемом мире. Категория действительности рассматривается в его трудах главным образом в связи с проблемой реализации возможности, её актуализации посредством деятельности, целенаправленного изменения. Действительность изображается им в конце концов как результат активной деятельности чистой формы (и далее «формы форм» божественного разума), направленной на пассивную «материю», как осуществление сущности вещи, как «энергия».

«Действительность» в средневековой философии

Средневековая философия с её презрением к опытному исследованию чувственно воспринимаемого мира и преобладанием формально-логического рационализма придаёт значение подлинной действительности лишь миру религиозно-идеалистически истолкованных духовных явлений, часто в мистическом сочетании с грубо-чувственной символикой.

«Действительность» в философии 16-18 веков

Философия 16-18 вв. с её основной ориентацией на рационалистическую обработку опытных данных выдвигает на первый план как главную и определяющую характеристику действительности существование в пространстве и времени в виде материальных тел. В связи с этим пространственно-геометрическая определённость вещей становится синонимом их существования в действительности. Действительность приобретает в глазах философов абстрактно-геометрический характер, особенно чётко этот взгляд развит у Гоббса, в «Физике» Декарта и т. д.

Материалистическая философия 16-18 вв. резко возражала против схоластического представления о «сущности», лишённой пространственно-временного существования в виде тел. «Сущность без существования является лишь нашей фикцией», а то, что называла действительностью аристотелевско-схоластическая философия, то есть единство сущности и существования, есть на самом деле «единство вещи, которой даются два имени». Это отождествление действительности с существованием отдельной вещи, единичного тела представляло собой слабую черту данной формы материализма.

Взглядам Гоббса возражал Декарт, исходя из того, что «сущность» (закономерная всеобщая форма и природа тел) имеет существование, относительно независимое от бытия единичных тел и, с известной точки зрения, более прочное.

Ряд диалектических моментов был развит в этой связи в учении Спинозы, согласно которому истинное постижение действительности, независимой от случайностей внешнего существования вещей, совпадает с пониманием их места и роли в составе природного целого, с пониманием их происхождения из «субстанции», как их реальной причины и сущности. Спиноза устанавливает, что отдельное конечное тело или явление (модус) в лоне субстанции всегда имеет иной удельный вес, значение и смысл, нежели взятое и рассмотренное отдельно, вне связи с нею. На этой идее держится его оригинальная концепция различения истины и заблуждения, его принципы исследования «истинной природы вещей».

Лейбниц отстаивает существование таких реальных идей, которые истинны, хотя бы им не соответствовала никакая существующая вещь, чувственно воспринимаемая в опыте, данная в наличии. В действительности существует то, что возможно в согласии со всеобщими принципами разума, то есть логически возможно.

«Действительность» в философии Нового Времени

Кант толкует действительность исключительно как логическую категорию модальности, то есть как категорию, выражающую способ и форму отношения данного знания (понятия, суждения, теории) к объекту этого знания. «Если понятие какого-либо предмета уже совершенно сложилось, то я могу все же ещё спросить об этом предмете, возможный ли он только или действительный и, в последнем случае, не есть ли он также необходимый предмет?».

Под категорию действительности подводится, по Канту, такой предмет, понятие которого не только согласуется с «формальными условиями» опыта (это даёт право расценить его как лишь «возможный»), но и «связано с материальными условиями опыта (ощущения)», оправдано наличным восприятием, которое настолько независимо от соответствующего понятия, что может даже предшествовать ему в акте познания. «Если понятие предшествует восприятию, то это означает лишь возможность его, и только восприятие, дающее содержание понятию, является признаком действительности».

Однако Кант делает оговорку в отношении таких понятий, которые не могут быть подтверждены прямым восприятием, а только косвенно, через так называемые «аналогии опыта». «Так, воспринимая притяжение железных опилок, мы познаем существование проникающей все тела магнитной материи, хотя непосредственное восприятие этого вещества для нас вследствие устройства наших органов невозможно». Действительность, таким образом, оказывается синонимом наличия, факта существования предмета в возможном чувственном опыте.

Развивая этот мотив кантианства, Фихте прямо определяет действительность как «воспринимаемость, ощутимость».

Шеллинг определяет категорию действительности как ступеньку и форму преодоления противоположности между субъективным и объективным, достигаемую в результате деятельности интеллигенции, то есть разума: «В высшем акте рефлексии интеллигенция обращается одновременно и на объект и на самое себя, будучи одновременно как идеальной, так и реальной деятельностью. Если рефлексия обращается одновременно на объект и на реальную (свободную) деятельность, то возникает категория возможности. Если же рефлексии подвергаются совместно объект в себе и идеальная (ограниченная) деятельность, то на этом пути возникает категория действительности». Действительность выступает, таким образом, как своеобразный синтез духа и природы, произведённый творческой деятельностью духовного начала.

Диалектический анализ категории действительности в её логическом значении как ступеньки становления философского знания был произведён на почве объективного идеализма Гегелем. Действительность в гегелевской системе есть преходящее состояние абсолютного духа на его пути к самопознанию, то есть к познанию действующих в нём логически-диалектических закономерностей. В отличие от Канта, Гегель толкует действительность как определение знания по его содержанию, а не по форме отношения этого знания к чему-то иному, к «предмету»; одновременно категория действительности выступает и как определение того предмета, который выражается в знании на этой ступени его развития. В качестве объективного идеалиста Гегель исходит из того, что субъективно-человеческий дух имеет дело с вне и независимо от него существующим миром, изменяя его и давая ему теоретические определения. Непосредственно «реальная действительность как таковая есть ближайшим образом вещь со многими свойствами, существующий мир», но определённый не со стороны голого факта своего внешнего существования вне духа, а со стороны тех различений, которые в нём устанавливает деятельность мышления. Действительность поэтому отличается от того пестрого многообразия, которое дано чувственному созерцанию. Это многообразие определяется как действительность лишь постольку, поскольку в нём действует мышление, полагающее в нём свою определённость, свою сущность. Лишь после того, как путём сложной работы мысли выявлена «сущность» вещей, заключающая внутри себя имманентные логические противоречия, мышление оказывается способным подойти к пониманию действительности, — то есть выявить в составе пестрого чувственного многообразия те явления, те существенные факты, в которых выражена («положена») сущность, развернутая деятельностью мышления. Действительность и определяется Гегелем как «единство сущности и существования; в ней имеет свою истину лишённая образа сущность и лишённое устойчивости явление, или, иначе сказать, неопределённое устойчивое наличие и не имеющее упора многообразие», как единство внутреннего и внешнего. Действительность далее раскрывается как необходимость, обнаруживающая и осуществляющая себя через массу случайностей, и как всеобщее взаимодействие вещей и их теоретических определений, заключающее внутри себя, как свои моменты, бесконечно многообразные причинно-следственные отношения. Исследование категории действительности как всеобщей логической категории, как формы и ступени становления теоретического знания принадлежит к числу наиболее плодотворных моментов гегелевской логики.

Вводное занятие Университета

Действительность — Большая советская энциклопедия

Действи́тельность

Объективная реальность как конкретно развитая совокупность природных и общественно-исторических явлений; понятие Д. употребляется также в смысле подлинной реальности, в отличие от видимости. В этом, онтологическом, смысле понятие Д. употреблялось уже в античной философии: противопоставление «мира по мнению» и истинного, т. е. действительного, мира у Демокрита, чувственного мира и действительного мира — мира идеальных сущностей у Платона. Напротив, у Аристотеля синонимом Д. выступал чувственно воспринимаемый мир, который оказывался реализацией вечных и неизменных форм (см. Возможность и действительность). Эта трактовка была воспринята средневековым католическим мыслителем Фомой Аквинским. В философии нового времени 16—18 вв. Д. истолковывалась как наличное бытие, существующее в пространстве и времени в виде совокупности материальных тел. Д. в трактовке философов нового времени — Т. Гоббса, Р. Декарта и др. — приобретает абстрактно-механический и геометрический характер. И. Кант рассматривал проблему Д. как теоретико-познавательную; критерием Д. для Канта является чувственное восприятие. И. Фихте, Ф. Шеллинг и Г. Гегель считали Д., объективный мир, продуктом деятельности разума. Возражая против гегельянского идеалистического толкования Д. как одной из ступеней самопознания абсолютного духа, Л. Фейербах отстаивал взгляд на неё как на чувственную данность в пространстве и времени, которая не только не нуждается в мышлении для своего существования, но, напротив, сама придаёт ему истинность. Современный неотомизм возрождает средневековую трактовку Д., связывая её с понятиями акта и потенции; Д. есть становящееся бытие, реализующее «чистые» формы. В экзистенциалистско-персоналистском направлении философской мысли рассмотрение действительного перемещается из области разумного и всеобщего в область волевого и индивидуального; понятие Д. употребляется в смысле непосредственной жизненной сферы — человеческих переживаний, выбора, решения и т.д.; это — подлинное бытие, но понятое не онтологически, а антропологически, в связи с самовыражением личности. Т. о., сфера социально-исторической, человеческой Д. трактуется субъективистски.

В марксистской философии понятие Д. в смысле подлинной реальности совпадает с понятием материи. Социально-историческую Д. марксизм рассматривает: как объективный мир, реализующий свои тенденции, законы, потенции, т. е. как бытие в его самоизменении и саморазвитии; как объект и результат человеческой деятельности, практики. Практика, будучи специфически человеческим отношением к бытию, является критерием различения Д. и видимости, критерием истинности мышления: «Практика выше (теоретического) познания, ибо она имеет не только достоинство всеобщности, но и непосредственной действительности» (Ленин В. И., Полное собрание соч., 5 изд., т. 29, с. 195).

А. П. Огурцов.

Источник: Большая советская энциклопедия на Gufo.me


Значения в других словарях

  1. действительность — ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ, и, ж. 1. см. действительный. 2. Объективный мир во всём многообразии его связей, бытие, окружающая обстановка, положение. Литература отражает д. Современная д. • В действительности так как есть, действительно, на самом деле. Толковый словарь Ожегова
  2. действительность — сущ., ж., употр. часто (нет) чего? действительности, чему? действительности, (вижу) что? действительность, чем? действительностью, о чём? о действительности 1. Действительностью называют то, что существует на самом деле, реальное существование чего-либо. Толковый словарь Дмитриева
  3. действительность — ДЕЙСТВ’ИТЕЛЬНОСТЬ, действительности, мн. нет, ·жен. (·книж. ). 1. Бытие, какая-нибудь сфера бытия. Социальная действительность. Художественная действительность. 2. То, что реально существует. Не сон, а действительность. Толковый словарь Ушакова
  4. Действительность — В категориях рассудка понятие Д. связано с понятиями возможности и необходимости, занимая середину между ними. Прежде всего должно в самом понятии Д. различать двоякий смысл: Д. фактов сознания как таких и Д. их предмета, или объективного содержания. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
  5. действительность — РЕАЛЬНОСТЬ — НЕРЕАЛЬНОСТЬ Реальность рассуждений — нереальность рассуждений. Реальность выводов — нереальность выводов. ○ Ощущение нереальности происходящего завораживало Козырева … Словарь антонимов русского языка
  6. действительность — Действи́тельн/ость/. Морфемно-орфографический словарь
  7. действительность — См. действовать Толковый словарь Даля
  8. действительность — Действительность, действительности, действительности, действительностей, действительности, действительностям, действительность, действительности, действительностью, действительностями, действительности, действительностях Грамматический словарь Зализняка
  9. действительность — действительность ж. 1. Совокупность природных и общественно-исторических явлений; объективный мир, бытие. 2. То, что существует на самом деле; реальность. || Реальное существование кого-либо или чего-либо. Толковый словарь Ефремовой
  10. ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ — ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ, ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЙ Слово действительность образовано от прилагательного действительный, которое, в свою очередь, произошло от глагола дѣйствити. Историко-этимологический словарь
  11. действительность — сущ., кол-во синонимов… Словарь синонимов русского языка
  12. действительность — орф. действительность, -и Орфографический словарь Лопатина
  13. ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ — ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ – объективная реальность как актуально наличное бытие, реализующее определенные исторические возможности; понятие «действительность» используется также в смысле подлинного бытия, в отличие от видимости. Новая философская энциклопедия
  14. действительность — -и, ж. 1. То, что существует на самом деле, реальное существование чего-л.; реальность. Земля есть действительность, существующая вне нас. Ленин, Материализм и эмпириокритицизм. — Как давно это было!.. Малый академический словарь
  15. ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ — ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ — объективная реальность во всей ее конкретности, совокупность природных и общественно-исторических явлений; понятие действительности употребляется также в смысле подлинной реальности, в отличие от видимости. Большой энциклопедический словарь
  16. действительность — действительность , -и Орфографический словарь. Одно Н или два?
  17. действительность — ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ -и; ж. 1. То, что существует на самом деле, реальное существование чего-л.; реальность. 2. Объективные условия жизни людей, окружающая обстановка. Русская д. Современная д. В действительности (на самом деле). Толковый словарь Кузнецова

Возможность и действительность

Возможность – это философская категория, в которой отражаются предпосылки возникновения того или иного события, процесса, его бытие в потенциальном состоянии.

Действительность – это философская категория, в которой отражена реализованная на практике возможность или возможности, т.е. все то, что объективно существует в мире. Возможность и действительность тесно связаны между собой диалектической связью. Если действительность есть реализованная на практике возможность, порождается развитием действительности, которая выступает основой для формирования новых возможностей. Действительность являет собой актуальное бытие, а возможность – потенциальное бытие, т.е. будущее, содержащееся в настоящем, в латентном состоянии.

В категории «возможность» отражаются предпосылки возникновения новой действительности, которые уже имеются в наличном бытии.

Связь между этими категориями проявляется в том, что всякая конкретная действительность содержит в себе возможность своего дальнейшего изменения и развития, и всякая конкретная действительность есть результат реализации ранее существующей возможности.

Аристотель, античный философ, характеризовал изменение как непрерывный переход возможностей в действительность. Первенство, конечно, принадлежит действительности, ибо она объективно содержит в себе все возможности своего дальнейшего развития, но ни одна из возможностей не может охватить собой всю действительность. Другими словами, действительность определяет любую возможность наступления событий.

Существует общепринятая в литературе дифференциация возможностей: реальные и формальные, абстрактные и конкретные.

Реальные – те, которые вытекают из закономерных тенденций развития.

Формальные – те, которые обусловлены случайными, побочными факторами.

Реальные возможности, в свою очередь, делятся на абстрактные и конкретные.

Абстрактные – те, для которых еще не сложились условия для их реализации.

Конкретные – те, для реализации которых сложились или существуют необходимые условия. Таким образом, реализация возможности в действительности зависит 1) от природы и сущности предмета, 2) от условий, в которых осуществляется процесс развития.

Лекция № 7 тема: философия сознания

План

  1. Сознание как проблема философии. Отражение как генетическая предпосылка сознания. Эволюция форм отражения

  2. Происхождение и сущность сознания как общественно – исторического явления. Проблема идеального.

  3. Духовная жизнь общества и общественное сознание: их соотношение и сущность.

На протяжении всей истории философии проблема сознания привлекала, да и сегодня привлекает внимание философов, ибо человеческое сознание влияет на отношение человека к миру и к самому себе.

Сознание человека имеет огромные возможности воздействия на мир и человека, поэтому на сознании человека лежит огромная ответственность за настоящее и будущее цивилизации, своей собственной судьбы.

Философия сознания – это раздел нашего курса, который предметом своего изучения имеет такую специфическую форму бытия как духовное или духовный мир человека, связанный с сознанием.

Надо сказать, что сознание является предметом изучения многих наук (таких как логика, психология, биология, антропология, философия и др.) в силу своей исключительной сложности, многогранности и значимости.

Философия изучает сознание под углом зрения выяснения его происхождения, сущности, его возможностей и значимости для человека, его опредмечивания в общественных состояниях или структурах.

Мы с вами уже на предшествующих лекциях частично касались этой проблемы, в частности, во 2-й и 3-й темах «Философия ее предмет и роль в обществе» и «Философия бытия». Философское осмысления сознания нацеливает нас на выделение двух форм бытия духовного: а) субъективный дух (или индивидуализированное бытие духовного, связанного с внутренним миром человека), основными уровнями существования которого являются: сознание, подсознание бессознательное, самосознание, коллективное бессознательное). Все это является достоянием отдельного человека, его психики;

б) объективный дух (или объективированное бытие духовного, основными формами проявления которого выступают формы общественного сознания (философия, право, политика, искусство, эстетика, мораль и др.). Они являются достоянием всего общества в целом, всей цивилизации, ибо в них отражен весь человеческий опыт.

Короче говоря, из всего сказанного следует, что сознание, будучи неотъемлемым атрибутом человеческого бытия, носит как индивидуальный, так и коллективный, как единичный, так и общий, всеобщий характер, т.е. сознание дуально (двойственно). Кроме того, вопрос о включенности человека обладающего сознанием, в мир, о тех возможностях и ответственности, которое налагает сознание на человека — это далеко не полный перечень философских аспектов этой проблемы.

Мы должны четко понять: 1) происхождение и сущность сознания; 2) что является содержанием сознания? 3) Почему оно является высшей формой отражения действительности? Где истоки мыслей человека? и др.

Философы – идеалисты рассматривают сознание как самостоятельную субстанцию, лежащую в основе материального бытия или материи и создающее ее.

Философы материалисты придерживаются прямо противоположной точки зрения, полагая, что сознание по отношению к материи носит вторичный, производный характер, и эта вторичность, производность означает следующее:

  1. Сознание возникает на конкретно – историческом этапе развития материи, т.е. в истории развития бытия, материи существовали формы, не обладавшие сознанием.

  2. Сознание по отношению к материи носит вторичный характер, как свойство по отношению к своему носителю, т.е. мозгу.

  3. Сознание вторично, ибо является высшей формой отражения объективного мира, т.е. точно также, как образ вторичен по отношению к своему оригиналу.

Надо сказать, что перед философами материалистических взглядов встала непростая для решения проблема: каким образом, в ходе эволюции, из необладающей сознанием материи возникает материя, наделенная сознанием?

В некоторых учебниках по данному вопросу, говоря об идеализме, констатируется, что, дескать, идеализм «снимает» эту проблему простой констатацией первичности сознания по отношению к материи. На самом деле это не соответствует действительности.

Вспомните, Платон, будучи объективным идеалистом, но диалектиком, полагал, что нельзя понять сущность идей без их противопоставления миру материальных вещей, самой материи. Вот почему именно Платон был вынужден ввести в философию понятие «материи» для адекватного объяснения сущности сознания, «мира идеальных сущностей».

Как же материалисты разрешили эту не простую, но достаточно сложную проблему?

Так называемые «вульгарные материалисты» (Фогт, Бюхнер, Молешотт) приписывали сознанию, мыслям человека материальные, вещественные свойства или признаки. Для них крылатой стала фраза «Мозг выделяет мысль так — же, как печень выделяет желчь».

Другие материалисты, стоявшие на позициях гилозоизма (hyle – вещество, zol – жизнь) приписывали всей материи способность ощущать. Это течение возникло еще в античности, но особенно ярко проявилось в философии Нового времени (Спиноза, Робинэ и др.)

Последующее развитие философской мысли, особенно в XIX в., привело к появлению философии марксизма, представители которого (К. Маркс, Ф. Энгельс) доказали, что всей материи присуще не способность к ощущениям, а свойство отражения, т.е. предпосылкой возникновения сознания является отражение.

Что же такое отражение с философской точки зрения?

Отражение есть процесс и результат взаимодействия двух или нескольких систем, в результате чего в измененной форме или формах происходит воспроизведение свойств или признаков одной системы в другой.

Поскольку материя имеет различные уровни организации, постольку соответственно существуют различные, историко – генетические формы отражения. К уровням организации материи относятся: а) неживая природа; б) растительный мир; в) животный мир; г) человеческий мир (социум).

Соответственно каждому из них по порядку относятся формы отражения: а) элементарные формы отражения, которые носят пассивный характер; б) раздражимость, как способность проявления известной активности в ответ на внешние раздражители; в) чувствительность как способность к ощущениям; г) сознание как свойство высокоорганизованной материи, свойство человеческого мозга, отражать действительный мир в идеальных образах.

В целом, если сравнить живую природу с неживой, то обнаружим, что в живой природе организмы не только получают информацию о внешнем мире, но и приспосабливаются к его воздействию. В живом мире чувствительность, как правило, уже связана с развитием нервной системы у животных и пяти органов чувств. Здесь ощущения проявляются как способность отражать отдельные свойства или признаки предметов и явлений.

С развитием центральной нервной системы и ее главного носителя или отдела – головного мозга появляется психическая форма отражения (психика) у животных и человека. Чем они отличаются друг от друга?

Прежде всего тем, что психика животных базируется на инстинктах и, как правило, животные приспосабливаются к окружающей среде, а психика человека, основным фундаментом которой является сознание как опосредованная и активная форма отражения мира, таким образом оказывает предметно – практическое воздействие на окружающий мир

2-й вопрос.

ВОЗМОЖНОСТЬ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ это что такое ВОЗМОЖНОСТЬ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ: определение — Философия.НЭС

Возможность и действительность

категории философии, выражающие одну из важнейших сторон объективного закономерного процесса развития. В процессе своего развития новое не сразу утверждает себя в действительности. Оно выступает сначала лишь как возможность.

Оцените определение:

Источник: Краткий энциклопедический словарь философских терминов

ВОЗМОЖНОСТЬ и ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

соотносительные, «полярные» друг другу категории, отражающие две ступени становления и развития всякого объекта. Возможность есть что-то фактически существующее, это тенденция, которой противостоят одна или несколько других тенденций. Возможность может реализоваться, а может сойти на нет. Действительность есть нечто уже осуществленное, ставшее фактом; если одна возможность (тенденция) становится действительностью, то другая, противоположная возможность либо не реализуется вовсе, либо реализуется частично. Возможность и действительность не существуют друг без друга, и при определенных условиях возможность переходит в действительность. Возможность может быть формальной и реальной в зависимости от наличия или отсутствия условий для превращения ее в действительность.

Оцените определение:

Источник: Тематический философский словарь

Возможность и действительность.

В. – философская категория, обозначающая явления, события, которые еще не стали наличным бытием, но имеют предпосылки своего осуществления. Действительность – это вся сфера наличного бытия. В узком смысле Д. – это реализованная возможность. Следует различать реальную и формальную В. В. называется реальной если она выражает закономерную, необходимую тенденцию, для осуществления которой имеются все условия. Формальная В. отличается тем, что в действительности отсутствуют условия, необходимые для ее реализации. Формальная В. не противоречит законам бытия и этим отличается от невозможности, т.е. того, что принципиально не может быть реализовано. Например, невозможно создание вечного двигателя. И в теоретической и в практической деятельности важно отличать возможное от невозможного. Из-за бездействия реальная В. может быть упущена и стать формальной. В то же время, формальная В. при созревании необходимых условий может стать реальной. Например, возможность полета человека в космос была в XIX веке формальной, а в XX веке стала реальной.  

Оцените определение:

Источник: Философия: словарь основных понятий и тесты по курсу «Философия»

Возможность и действительность

онтологические категории, отражающие процесс изменения. В. — это условия, резюмирующиеся в тенденции возникновения или прехождения сущего. Д. – следствие полной причины (условий, нобходимых и достаточных для наступления следствия). Традиционное определение действительности как результата реализации возможности содержит в себе логический круг, ибо реализация в данном контексте и есть «одействительствование». Условия, являющиеся возможностями, делятся на относящиеся к объективной и к субъективной  реальности, т.е включают в себя не только обстоятельства, независящие от субъекта, но и установки и готовность самого субъекта. В свою очередь, и те и другие условия могут иметь статус условий-состояний и условий-процессов, т.е. быть данными в качестве готовых или находиться в процессе изменения. Особый случай представляет собой ситуация, когда налицо нет ни необходимых состояний, ни ориентированных на их достижение процессов, и создание недостающих условий происходит «здесь и сейчас», является следствием творчества. С.А. Левицкий назвал этот вариант «овозможнением невозможного». Одно и то же сущее в разных коррелятах выступает и как Д. и как В. Так недостроенный дом — возможность будущего жилья для его владельца, но вполне реальная действительность для строителя, которого поджимают сроки. Не следует также сводить действ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *