Действительность в философии это: Возможность и действительность — Гуманитарный портал

Автор: | 31.08.2018

Содержание

Возможность и действительность — Гуманитарный портал

Возможность и действительность — это взаимосвязанные понятия философского дискурса (см. Философия), означающие модальные характеристики бытия (см. Бытие), выражающие, с одной стороны, тенденцию становления, с другой — ставшую реальность. Если понятие «возможность» выражает объективно существующую тенденцию изменения предмета, возникающую на основе определённой закономерности его развития, то «действительность» — объективно сущее, наличное состояние предмета, конституированное в качестве фрагмента бытия. В широком смысле слова, действительность, таким образом, есть совокупность всех реализовавшихся возможностей и предметно совпадает с феноменом наличного бытия.

Выступая в качестве парных категорий, возможность и действительность могут быть охарактеризованы с точки зрения взаимоперехода: возможность возникает в рамках действительности как одна из тенденций и потенциальных перспектив её эволюции, презентируя будущее в настоящем, воплощая тем самым эволюционный потенциал действительности (как, по примеру Аристотеля, статуя Гермеса в мраморной глыбе), а превращение возможности в действительность (актуализация) порождает новые возможности.

Однако претворение в жизнь одной из возможностей, её превращение в действительность, означает в то же время и неосуществлённость всех других, альтернативных возможностей (их сохранение в качестве возможности или превращение в невозможность). Таким образом, в контексте взаимодействия возможность и действительность конституируется категория невозможности как того, что не может быть артикулировано в качестве действительности ни при каких условиях и не может быть помыслено без нарушения логического закона непротиворечивости суждения. Наряду с этим, противостоя невозможности, возможность противостоит и необходимости, то есть тому, что не может не стать действительностью, в отличие от которой возможность соизмеряет свой статус потенциальности с вариативной перспективой. В связи с сопоставленностью действительности с необходимостью, возможность — из соображений симметрии — ставится в соответствие со случайностью, которая характеризует возможности или невозможности тех условий развития предмета, при которых возможность — с необходимостью — превратится в действительность.

Различные виды возможностей могут быть систематизированы как следующие типологические оппозиции:

  1. Формальная возможность, то есть всё то, что не исключено сущностными законами развития предмета и может быть помыслено в непротиворечивой форме в качестве потенциальных версий его развития (гегелевский пример о формальной возможности того, что турецкий султан станет папой Римским), и возможность реальная, то есть такая, которая не только может быть помыслена без нарушения законов
    формальной логики
    (см. Логика формальная), но и сохраняет потенциал актуализации при её сопоставлении с другими возможностями (в этом контексте конституируется понятие вероятности (см. Вероятность) как количественной меры возможности: «максимальная вероятность» означает акт превращения возможности в действительность).
  2. Абстрактная возможность, то есть такая, условия реализации которой, в свою очередь, выступают в качестве возможных, и конкретная возможность, превращение которой в действительность может быть осуществлено на наличном уровне развития предмета.
  3. Обратимая возможность, превращение которой в действительность симметрично трансформирует статус прежней действительности в возможный (фигура маятникообразного взаимопревращения), и необратимая возможность, превращение которой в действительность придаёт прежней действительности статус невозможности.

Термины возможность (dinamis) и действительность (energeia) были введены впервые в «Метафизике» Аристотеля, однако объективно дифференциация актуального и потенциального существования обнаруживает себя уже в рамках натурфилософии, начиная со старших физиков: так, у Анаксимандра, Анаксагора, Демокрита действительность (то есть наличный, эмпирически данный Космос) представляет собой лишь один из возможных вариантов организации исходного субстанциального начала (см. Субстанция) как неограниченности возможностей, причём эта возможность обратима (например, ритмические пульсации космизации и апейронизации мира у Анаксимандра, гераклитовский огонь, «мерами разгорающийся и мерами погасающий» и другие).

Наряду с этим в философии элеатов оформляется апория о невозможности возможности, ибо сущее не может возникнуть ни из сущего (ибо в этом случае отсутствует реальное возникновение), ни из не-сущего (что невозможно). Аналогично в рамках Мегарской школы оформляется идея о том, что возможной является только действительность, ибо вне действительности не может быть возможности («возможностью можно обладать только в акте»). На базе критики означенной аргументации («такие утверждения упраздняют всякое движение и возникновение») выстраивается концепция возможности и действительности Аристотеля. Возможность связывается у Аристотеля с материальным, а действительность — с формальным началами, — под действительностью, таким образом, понимается то, что обрело форму, вид, эйдос. Аристотель интерпретирует взаимодействие возможности и действительности в контексте процессуального изменения бытия («осуществление того, что существует в возможности, есть движение») при безусловном примате действительности («существующее актуально возникает из существующего потенциально под действием существующего актуально»).

Понятия возможность и действительность лежат у Аристотеля в основе логической теории модальности, детерминируя классификацию суждений — по критерию модальности — на «ассерторические» («суждения действительности»), «проблематические» («суждения возможности») и «аподиктические» («суждения необходимости»).

В средневековой схоластике energeia и dinamis были переведены на латынь как actus (акт) и potentia (потенция), что обрисовывает основные векторы интерпретации их соотношения в рамках аристотелевской парадигмы. Однако многочисленные неортодоксальные ответвления и вариации схоластических концепций, задающие радикально новые ракурсы видения проблемы возможность и действительность, выходят далеко за границы этой схемы. В этом контексте наиболее плодотворна доктрина Иоанна Дунса Скота, интерпретирующего понятия возможность и действительность в контексте модальной онтологии: возможность рассматривается им как сфера концептуальной непротиворечивости, логическая возможность иного мироустройства как альтернатива действительности.

В новоевропейской философии механицизм и радикальная ориентация на естествознание обусловили отрицание объективного существования возможности как случайной (в связи с трактовкой случайности как проявления незнания): «случайным и возможным называется вообще то, необходимую причину чего нельзя разглядеть» (Гоббс). У Лейбница положение о всеобщей необходимости, исключающей какую бы то ни было возможность, определяет известный тезис о сущем мире как единственно возможном и, следовательно, наилучшем. Наряду с этим в качестве гипотетической модели в философии Лейбница была выдвинута идея о «конкуренции» между различными возможностями как вариантами мира, в контексте которой была сформулирована мысль о своего рода шкале вероятностей реализации той или иной версии бытия.

Критическая философия И. Канта трактует возможность и действительность в качестве априорных категорий модальности: «что согласуется с формальными условиями опыта (что касается наглядных представлений и понятий), то это возможно. Что согласуется с материальными условиями опыта (ощущение) — то действительно. То, связь чего с действительностью определяется согласно общим условиям опыта, существует необходимо».

В рамках концепции Г. В. Ф. Гегеля осуществлено синтетическое рассмотрение возможности и действительности. Здесь возможность выступает как абстрактный момент действительности: «Возможность есть то, что существенно для действительности, но она существенна таким образом, что она вместе с тем есть только возможность. Реализованная возможность, конституировавшаяся в качестве действительности, обретает все параметры существования: действительность есть ставшее непосредственным единство сущности и существования, или внутреннего и внешнего; действительность есть конкретное единство сущности и явления».

Высказанные в рамках классической философской традиции версии отношения возможности и действительности (в частности, идеи Иоанна Дунса Скота, Лейбница, немецкой трансцендентально-критической философии) сыграли значительную роль в становлении модальных концепций семантического анализа в рамках неклассической философской парадигмы (Карнап, C.

 Кангер, Р. Монтегю, Хинтикка, С. Крипке, А. Прайор, А. Мередит, И. Томас и другие). Проблема взаимоотношения возможности и действительности артикулируется в неклассической философии как проблема возможных миров (см. Возможные миры). Проблема возможности и действительности актуальна и для социального вектора философствования, ибо принципиально статистическая природа социальных закономерностей имеет своим следствием шлейф нереализованных возможностей, тянущийся за реализованной и свершившейся действительности.

Действительность / Философский словарь

Действительность

(Wirklichkeit) — в метафизическом смысле (в первом смысле) бытие того сущего, к которому приложим предикат «действительный », то есть действительное бытие сущего. Термин «действительность» (Wirklichkeit) как перевод латинского слова «actualitas» («действенность») был введён Мейстером Экхартом. В немецком языке понятие «действительность» содержит ещё второй смысл: оно включает важный компонент действия, в то время как в древнегреческом и латинском действительность идентична с истиной, а во французском, русском и английском — с реальностью, и здесь отличают третий смысл понятия.

В немецком языке истина отличается от действительности тем, что она связана с очевидностью (но не с действием), а реальность отличается от действительности тем, что она содержит также и возможное. В философской терминологии действительность противопоставляется как лишь кажущемуся, мнимому, так и просто возможному. Если при этом хотят больше подчеркнуть её противоположность кажущемуся, то употребляют также слово «реальность», если же больше мыслят о противоположности возможному, то вместо того, чтобы говорить о действительности, говорят также о наличном бытии (Dasein). В неотомизме понятия «действительность» и «возможность » употребляют также для выражения «акта» и «потенции». О кантовском понятии действительного см. Постулат. Современная психология в первую очередь различает макрокосмическую (относящуюся к внешнему миру) и микрокосмическую (относящуюся к внутреннему миру) действительность (см. Микрокосмос).

Переживать можно только микрокосмическую действительность (см. Трансцендентный переживанию), в то время как макрокосмическая действительность извещает о своём наличии и о своих свойствах окружным путём, через раздражения, тем, что она является.

Макрокосмическая действительность равнозначна физической (действительность в первом смысле), исследование которой составляет задачу физики. Но физика также имеет дело не с самой макрокосмической действительностью, а всегда только с её проявлениями (см. Видимость). Микрокосмическая действительность есть в физическом смысле окружающий мир, с которым мы сталкиваемся ежедневно. В ней различают встреченное и представленное. «Подлинно» действительно только встреченное (действительность во втором смысле), оно является просто действительностью переживания, наглядно данным нашего восприятия, и занимает в сфере сущего то же место, что и действительность в первом смысле (В. Метцгер). По сравнению с теориями старой психологии следует заметить: «Имеются только один наблюдающий субъект (он называется Я) и только один наблюдаемый мир (это — непосредственно наглядное). Но сам этот мир в свою очередь не наблюдает физический мир (или раздражения), а находится к нему в отношении зависимости, описываемом как чисто вещественное.

На основе этого отношения он воспринимается субъектом как указание на этот физический мир. При этом наблюдатель использует определённые признаки наглядного мира как указания на определённые свойства физически действительного, и он может ошибиться в их выборе и толковании» (W. Metzger. Psychologie, 1957). Представленное образует сферу действительности в третьем смысле; она не занимает такого же положения, что и действительность во втором смысле, но она относится к действительности, ибо воздействует на наше духовно-душевное Я, подчас она воздействует значительно сильнее, чем в состоянии это делать телесные вещи и лица, с которыми мы сталкиваемся. Действительность в третьем смысле, и только она, имеет характер интенциональности (см. Интенция), как правило, она воздействует на действительность во втором смысле, но при теоретико-научной установке Я она может указывать также на действительность в первом смысле. Соответствующее переживанию отношение между действительностью в третьем и втором смысле часто составляет в теории познания основу для гипотез о соотношении действительности во втором и первом смысле.

Существует, однако, большая опасность смешать или перепутать эти два сходных между собой соотношения (см. Внешний мир, Психофизический уровень). Различие между Нечто и Ничто (в обычном словоупотреблении между полным и пустым, присутствующим и отсутствующим и т. д.) может не совпадать с различием между действительным и недействительным; стакан без воды наглядно «пустой», но полный воды аквариум без рыбы тоже «пустой» и т. п. Действительность в третьем смысле в свою очередь может иметь различную степень действительности: событие, которого мы боимся, всегда становится тем действительнее, чем ближе оно подступает к нам, чем истиннее (вероятнее) оно кажется и т. д. Кроме того, наши органы чувств передают нам сведения о действительности (во втором смысле) также с различной интенсивностью, не говоря уже об индивидуально различной остроте чувств. Эта интенсивность повышается от обоняния, вкусовых ощущений, слуха, зрения к осязанию.

Предмет, которого мы касаемся кончиком пальца или даже охватываем рукой, вселяет в нас только ему присущим способом уверенность в то, что мы имеем дело с чем-то действительным. С чувством осязания связано коренящееся в недрах бессознательного знание о том, что в тот самый момент, когда наша наглядно данная рука касается наглядно данного предмета (оба — действительность во втором смысле), в сфере макрокосмического (действительность в первом смысле) также происходит соприкосновение.

Смотрите также:
Микрокосмос
Трансцендентный переживанию
Видимость
Интенция
Внешний мир
Психофизический уровень

ВОЗМОЖНОСТЬ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ – Краткий словарь по философии – Философия. Основные понятия о философии

ВОЗМОЖНОСТЬ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ — категории материалистической диалектики, выражающие две необходимые, объективно существующие стадии в развитии любого предмета, явления.

Возможность — это то, что в настоящий момент еще не существует, но в силу действия законов развития данного предмета, явления может возникнуть и развиваться, т. е. стать действительностью. Действительность — это то, что уже возникло, существует. В. и д. взаимосвязаны, В процессе развития всякого данного явления может сделаться действительным лишь то, что заключено в нем как возможность. Соответственно этому развитие представляет собой бесконечный процесс зарождения возможностей и их превращения в действительность. Сама же действительность — это нечто изменяющееся, развивающееся. Каждый предмет, явление содержат в себе множество возможностей, но в конкретном процессе реализуется лишь одна из них.

Возникновение возможностей и их превращение в действительность не являются результатом действия какой-то сверхъестественной силы (бога), а вызываются внутренне присущей объекту способностью к развитию. Возможности в зависимости от конкретных условий существования и развития предмета подразделяются на формальные, абстрактные и реальные. Формальной считается такая возможность, которая рассматривается безотносительного к объективным условиям существования предмета и которая удовлетворяет лишь одному требованию: быть логически непротиворечивой. Однако это лишь необходимое, но недостаточное условие для превращения возможности в действительность. Формальная возможность может противоречить объективным законам, и в таком случае она равнозначна невозможности (такова, напр., возможность падения Луны на Землю, создания вечного двигателя, вечного сохранения капитализма путем его усовершенствования и т. п.). В отличие от формальной, абстрактная возможность соответствует объективным законам, но для ее осуществления в данной конкретной ситуации еще нет всех необходимых условий. Грань между абстрактной и реальной возможностью очень подвижна: при наличии необходимых и достаточных условий абстрактная возможность становится реальной. Например, раньше полет человека на другие планеты Солнечной системы был абстрактной возможностью. При тех достижениях в освоении космоса, которые имеются сейчас, такая возможность стала реальной. Когда осуществляется весь комплекс условий, необходимый для реализации возможности, реальная возможность превращается в действительность.

Степень развитости возможности — показатель ее близости к действительности — выражается понятием «вероятность». «Максимум вероятности» обозначает точку качественного превращения возможности в действительность. В природе это превращение совершается как стихийный процесс, зависящий только от объективных условий; в обществе реализация возможностей зависит не только от объективных условий, но и от практической деятельности людей, классов, партий, творящих историю. Напр., социалистическая революция превращается из возможности в действительность, когда к необходимым объективным условиям присоединяется действие субъективного фактора, т. е. сознательность, организованность трудящихся масс, их готовность к самоотверженной борьбе.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2.8. Возможность и действительность. Философия в схемах и комментариях

Читайте также

§ 1.

Свобода как возможность суда

§ 1. Свобода как возможность суда Итак, весь мир в умосозерцании тех, кому надлежит заложить основы европейской цивилизации, с становлением классического античного полиса окончательно разделился на «своих» и «чужих».Первый из них – это мир высокой культуры, мир покоя,

Возможность объективного познания

Возможность объективного познания Приспособительный характер познавательного аппарата позволяет объяснить не только его ограниченность, но и его достижения. Главное из них состоит в том, что он способен схватывать объективные структуры «адекватно выживанию». Но это

6. Возможность философской этики.

6. Возможность философской этики. — Если твердые веления и запреты, рационально мыслимые и применимые подобно правовым положениям, утратили свою абсолютность, из истока философствования возможной экзистенции хотя и остается невозможной этика, возвещающая истину, но все

Действительность метафизического мышления и действительность трансценденции

Действительность метафизического мышления и действительность трансценденции 1. Трансценденция становится предметной — Поскольку бытие трансценденции не определено в категориях, и не существует как эмпирическая действительность, а также и не есть присутствие моей

4. Возможность, действительность, необходимость, случайность

4. Возможность, действительность, необходимость, случайность — В мире мыслимое, как возможное, отличается от воспринимаемого, как действительного. Эмпирическая действительность, как познанная действительность, становится возможностью, как лишь воспринятая она еще не

§ 6. Возможность и правомерность логики как наукоучения

§ 6. Возможность и правомерность логики как наукоучения Возможность и правомерность такой дисциплины – как нормативной и практический дисциплины, сопряженной с идей науки, – может быть обоснована следующим соображением.Наука (Wissenschaft) – о чем свидетельствует ее

1. Возможность мотивации

1. Возможность мотивации Поскольку вышеохарактеризованное мотивационное отношение заключает в себе, что волевое решение осуществляется и также сознательно основывается на духовно услышанном требовании, то возможность мотивации исключена во всех тех случаях, когда

2.

 Возможность и действительность

2. Возможность и действительность Дальнейший анализ сущности материального объекта связан с различением в нем аспектов актуального и потенциального бытия. Диалектический анализ возможности и действительности был в развернутой форме выполнен Аристотелем. Он указывал,

2. Возможность и действительность

2. Возможность и действительность Дальнейший анализ сущности материального объекта связан с различением в нем аспектов актуального и потенциального бытия. Диалектический анализ возможности и действительности был в развернутой форме выполнен Аристотелем. Он указывал,

Возможность сообщения

Возможность сообщения В жизни Ницше одиночество было основной осознаваемой им чертой (аб. 294сл.). При рассмотрении истины в трансцендирующем прорыве существенную границу составляли невозможность сообщения и молчание (аб. 762). В понимании своего философствования Ницше ни

1. Возможность

1. Возможность Во Франции сегодня живет не так уж много философов, хотя их здесь, наверное, больше, чем где бы то ни было. Чтобы их пересчитать, достаточно будет, пожалуй, десяти пальцев. Да, с десяток философов, если понимать под этим тех, кто предлагает нашему времени

НЕОБХОДИМОСТЬ, ВОЗМОЖНОСТЬ, СЛУЧАЙНОСТЬ

НЕОБХОДИМОСТЬ, ВОЗМОЖНОСТЬ, СЛУЧАЙНОСТЬ Понятия необходимости, возможности и случайности относятся к событиям. Между ними имеют место чисто формальные (знаковые) отношения. Например, событие считается возможным, если, и только если не является необходимым то, что оно не

Глава II.

ВОЗМОЖНОСТЬ (МULIGHED) И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ (VIRKELIGHED) ОТЧАЯНИЯ

Глава II. ВОЗМОЖНОСТЬ (МULIGHED) И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ (VIRKELIGHED) ОТЧАЯНИЯ Преимуществом или пороком является отчаяние? Тем и другим в чистой диалектике. Сохраняя от него лишь абстрактную идею, не обращаясь к конкретному случаю, приходится считать его огромным преимуществом. То,

§ 34. Возможность

§ 34. Возможность Возможным в полном смысле является лишь то, что как проявление свободных субъектов изъято из области необходимости. Там, где в области необходимого речь идет о возможности, – там это может происходить только таким образом: или вещи в мыслях изъемлются из

Реальность и действительность | Философский штурм

Систематизация и связи

      Очень часто в философских рассуждениях понятия «реальность» и «действительность»  понимаются, как синонимы.

       Однако, обратим внимание на некоторые особенности использования этих терминов.

                    ***

        1.  Реальность – разумная оценка восприятия, а действительность – эмпирическая оценка.

 Поэтому действительность может быть реальной или нереальной, в ее понимании. 

       Реальность может быть действительной в ее восприятии, как объективно существующая.   

       Только разные понятия в одном выражении могут быть использованы одновременно без тавтологии. Например: —  «нереальная действительность».

 

       2.  Утверждать действительность можно только в прошлом или настоящем, а реальным может быть прошлое, настоящее и будущее.

 

         3.  Реальность потенциальна, а действительность актуальна.

 Реальность может быть возможностью — тем, что еще не существует Например, реальный проект будущего дома или даже его замысел .

 Замысел может быть и нереальным, но не может быть еще действительным вне субъекта, по его оценке.  

 

        4.   Реальность, как правило – понятна, а нереальное – абсурдно, в каком-то смысле.  

 

       5.     Реальность относительна, а действительность абсолютна.

 

       6.  Реальность – идеальная, относительная,  субъективная оценка воспринимаемого, как соответствующего пониманию, а действительность- идеальная, абсолютная, субъективная оценка воспринимаемого, как объективно существующего. 

      

        7.  Действительность существующего в его наличных отношениях с воспринимающим эти отношения, а бытие этого существующего – в тотальности его отношений существования.

                            ***

         Правильное использование терминов «реальность»и действительность»» в философских текстах  позволяет более ясно излагать свои мысли.

 

ВОЗМОЖНОСТЬ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ • Большая российская энциклопедия

ВОЗМО́ЖНОСТЬ И ДЕЙСТВИ́ТЕЛЬ­НОСТЬ, со­от­но­си­тель­ные фи­ло­соф­ские ка­те­го­рии, ха­рак­те­ри­зую­щие ста­нов­ле­ние и раз­ви­тие пред­ме­та или яв­ле­ния. Раз­ли­ча­ют ло­гич. воз­мож­ность к.-л. ве­щи, ха­рак­те­ри­зую­щую прин­ци­пи­аль­ную воз­мож­ность её су­ще­ст­во­ва­ния, и ре­аль­ную воз­мож­ность, пред­по­ла­гаю­щую на­ли­чие всех не­об­хо­ди­мых ус­ло­вий для её осу­ще­ст­в­ле­ния.

Раз­ра­бо­тан­ное Ари­сто­те­лем уче­ние о В. и д., или ак­те и по­тен­ции (лат. actus et potentia – схо­ла­сти­че­ский пер. греч. ἐνέργεια ϰαι δύναμις), яви­лось от­ве­том на апо­рию элей­ской шко­лы, со­глас­но ко­то­рой су­щее (τὀ ὂν) мо­жет воз­ник­нуть ли­бо из су­ще­го, ли­бо из несу­ще­го, но и то и дру­гое не­воз­мож­но, ибо в пер­вом слу­чае су­щее уже су­ще­ст­ву­ет, а во вто­ром – не­что не мо­жет воз­ник­нуть из ни­че­го. Сле­до­ва­тель­но, «воз­ник­но­ве­ние», или «ста­нов­ле­ние» (γένεσις), во­об­ще не­воз­мож­но. Ари­сто­тель ре­шил эту «апо­рию древ­них» вве­де­ни­ем по­ня­тия ак­ци­ден­таль­но­го не­бы­тия и се­ман­тич. де­ле­ни­ем «бы­тия» на «по­тен­ци­аль­ное» (δυνάμει ὂν) и «ак­ту­аль­ное» (ἐνεργείᾳ ὂν) – ста­нов­ле­ние ока­зы­ва­ет­ся воз­мож­ным как пе­ре­ход от пер­во­го ко вто­ро­му. По­ня­тие «В. и д.», как и по­ня­тие «дви­же­ние», не под­да­ёт­ся стро­го­му оп­ре­де­ле­нию, но ус­та­нав­ли­ва­ет­ся с по­мо­щью тех­но­морф­ных и био­морф­ных ана­ло­гий: се­мя – че­ло­век в по­тен­ции, глы­ба мра­мо­ра – из­вая­ние Гер­ме­са и т. д. Су­ще­ст­вен­но со­от­но­ше­ние ме­ж­ду В. и д., с од­ной сто­ро­ны, и фор­мой и ма­те­ри­ей – с дру­гой: со­глас­но Ари­сто­те­лю, ма­те­рия есть чис­тая по­тен­ци­аль­ность, а фор­ма, эй­дос, – дей­ст­ви­тель­ность (энер­гия, или эн­те­ле­хия) ве­щи.

Оп­по­зи­ция В. и д., пер­во­на­чаль­но вве­дён­ная Ари­сто­те­лем для ана­ли­за «воз­ник­но­ве­ния», пе­ре­но­сит­ся за­тем и на др. ви­ды «дви­же­ния». Энер­гия (дей­ст­ви­тель­ность) ха­рак­те­ри­зу­ет­ся вре­мен­ны́м, он­то­ло­гич. и ак­сио­ло­гич. при­ма­том над воз­мож­но­стью, по­вто­ряя, т. о., от­но­ше­ние фор­мы к ма­те­рии: тра­диц. схо­ла­сти­че­ский спор о пер­вич­но­сти «ку­ри­цы или яй­ца» Ари­сто­тель бе­зо­го­во­роч­но ре­шил бы в поль­зу «ку­ри­цы». В сфе­ре при­ро­ды этот прин­цип вы­ра­жа­ет­ся фор­му­лой «че­ло­век ро­ж­да­ет че­ло­ве­ка» или – в об­щем ви­де – «су­ще­ст­вую­щее ак­ту­аль­но воз­ни­ка­ет из су­ще­ст­вую­ще­го по­тен­ци­аль­но под дей­ст­ви­ем су­ще­ст­вую­ще­го ак­ту­аль­но» («Ме­та­фи­зи­ка», 1032 a 25, 1049 b 24) и слу­жит тео­ре­тич. по­сту­ла­том в кон­цеп­ции пер­во­дви­га­те­ля как чис­той энер­гии (дей­ст­ви­тель­но­сти), ак­туа­ли­зи­рую­щей все кос­мич. по­тен­ции.

От ак­та (энер­гии) как про­цес­са («ак­туа­ли­за­ции», осу­ще­ст­в­ле­ния) Ари­сто­тель от­ли­ча­ет энер­гию как осу­ще­ст­в­лён­ность (дей­ст­ви­тель­ность) ве­щи – эн­те­ле­хию: напр., про­цесс строи­тель­ст­ва до­ма и уже по­стро­ен­ный дом пред­став­ля­ют со­бой «ак­туа­ли­за­цию» и «дей­ст­ви­тель­ность» до­ма по от­но­ше­нию к его ма­те­рии и по­тен­ции бы­тия – кир­пи­чам. В пси­хо­ло­гии Ари­сто­тель оп­ре­де­ля­ет «ду­шу» как дей­ст­ви­тель­ность – энер­гию («Ме­та­фи­зи­ка», 1043 а 35 sq.), или эн­те­ле­хию («О ду­ше», 412 а 27), «те­ла, по­тен­ци­аль­но об­ла­даю­ще­го жиз­нью», при­чём в «дей­ст­ви­тель­но­сти» жи­во­го су­щест­ва сов­па­да­ют «фор­маль­ная», «дви­жу­щая» и «це­ле­вая» при­чи­ны, жё­ст­ко про­ти­во­пос­тав­ляе­мые «ма­те­ри­аль­ной» при­чи­не как «по­тен­ции».

В от­ли­чие от Ари­сто­те­ля ме­гар­ская шко­ла ото­жде­ст­в­ля­ла В. и д.: «тот, кто не стро­ит дом в дей­ст­ви­тель­но­сти, не об­ла­да­ет воз­мож­но­стью его стро­ить» (по сви­де­тель­ст­ву Ари­сто­те­ля – «Ме­та­фи­зи­ка», 1046 b 29). Уче­ние о В. и д. бы­ло ус­вое­но не­оп­ла­то­низ­мом (од­но­им. трак­тат Пло­ти­на –«Эн­неа­ды», II, 5).

В ср.-век. фи­ло­со­фии по­ня­тие «В. и д.» рас­смат­ри­ва­ет­ся в кон­тек­сте со­тво­ре­ния ми­ра «из ни­че­го» (т. е. уже без пред­на­хо­ди­мо­го суб­стра­та, ка­ко­вым у Ари­сто­те­ля все­гда вы­сту­па­ет «ма­те­рия») и со­от­но­ше­ния обу­слов­лен­но­го бы­тия твар­ных ве­щей с без­ус­лов­ным бы­ти­ем Бо­га. Для схо­ла­сти­ки Бог есть чис­тый акт; в нём нет по­тен­ции в ари­сто­те­лев­ском смыс­ле как спо­соб­но­сти стать чем-то, т. е. как не­со­вер­шен­ст­ва и не­до­стат­ка бы­тия. С др. сто­ро­ны, вво­дит­ся по­ня­тие ак­тив­ной по­тен­ции как спо­соб­но­сти де­лать и тво­рить; она вы­сту­па­ет как ат­ри­бут Бо­га. Со­глас­но уче­нию Фо­мы Ак­вин­ско­го, в Бо­ге как са­мо­дос­та­точ­ном бы­тии сов­па­да­ют В. и д. (actio Dei non est aliud ab eius potentia, «Сум­ма тео­ло­гии», I, 25, 1 ad 2). В. и д. со­от­но­си­тель­ны с по­ня­тия­ми сущ­но­сти и су­ще­ст­во­ва­ния: сущ­ность твар­ных ве­щей, на­ли­че­ст­вую­щая в воз­мож­но­сти в «уме Твор­ца», ста­но­вит­ся ре­аль­ной бла­го­да­ря Бо­же­ст­вен­но­му дей­ст­вию, ак­туа­ли­зи­рую­ще­му эту сущ­но­ст­ную воз­мож­ность. В. и д. при­су­щи твар­ным су­ще­ст­вам в раз­ной сте­пе­ни в за­ви­си­мо­сти от их бли­зо­сти к Бо­гу, оп­ре­де­ляю­щей ме­ру их со­вер­шен­ст­ва, т. е. боль­шей ак­туа­ли­за­ции и мень­шей по­тен­ци­аль­но­сти их бы­тия.

Г. В. Лейб­ниц ис­хо­дит из то­го, что «всё воз­мож­ное стре­мит­ся к су­ще­ст­во­ва­нию» (Соч. М., 1982. Т. 1. С. 234), од­на­ко ло­гич. воз­мож­ность к.-л. ве­щи, по­ни­мае­мая как не­про­ти­во­ре­чи­вость, ста­но­вит­ся ре­аль­но воз­мож­ной лишь в оп­ре­де­лён­ном упо­ря­до­чен­ном ми­ро­вом це­лом как со­во­куп­но­сти со­вмес­ти­мых ме­ж­ду со­бой ве­щей. Бог из всех ло­ги­че­ски воз­мож­ных ми­ров вы­би­ра­ет для осу­ще­ст­в­ле­ния наи­луч­ший, со­дер­жа­щий «наи­боль­шее ко­ли­че­ст­во ре­аль­но­сти», т.  е. наи­бо­лее со­вер­шен­ный.

И. Кант ста­вит во­прос о ре­аль­ной воз­мож­но­сти че­го-ли­бо как во­прос о воз­мож­но­сти опы­та, счи­тая В. и д. (на­ря­ду с не­об­хо­ди­мо­стью) ап­ри­ор­ны­ми ка­те­го­рия­ми мо­даль­но­сти, ко­то­рые «нис­коль­ко не рас­ши­ря­ют по­ня­тия» о пред­ме­те, а «вы­ра­жа­ют лишь от­но­ше­ние к по­зна­ва­тель­ной спо­соб­но­сти». Они оп­ре­де­ляют разл. ас­пек­ты со­от­вет­ст­вия по­ня­тия о к.-л. пред­ме­те ус­ло­ви­ям опы­та: воз­мож­ность со­от­вет­ст­ву­ет фор­маль­ным ус­ло­ви­ям опы­та, т. е. то­ж­де­ст­вен­на не­про­ти­во­ре­чи­во­сти, дей­ст­ви­тель­ность от­ве­ча­ет ма­те­ри­аль­ным ус­ло­ви­ям, не­об­хо­ди­мость – все­об­щим ус­ло­ви­ям опы­та.

Н. Гарт­ман в ра­бо­те «Воз­мож­ность и дей­ст­ви­тель­ность» («Möglichkeit und Wirklichkeit», 1938) по су­ще­ст­ву воз­вра­ща­ет­ся к кон­цеп­ции ме­гар­ской шко­лы: ре­аль­ная воз­мож­ность, по­ни­мае­мая как пол­но­та ус­ло­вий, не­об­хо­ди­мых для воз­ник­но­ве­ния дан­но­го яв­ле­ния, ото­жде­ст­в­ля­ет­ся им с дей­ст­ви­тель­но­стью; воз­мож­ность как та­ко­вая име­ет ме­сто толь­ко в об­лас­ти иде­аль­но­го бы­тия (напр. , воз­мож­ность разл. «гео­мет­рий» в ма­те­ма­ти­ке), где она от­нюдь не сов­па­да­ет с не­об­хо­ди­мо­стью.

Действительность и реальность — Libre

Реальность — философский термин, употребляющийся в разных значениях как существующее вообще; объективно явленный мир; фрагмент универсума, составляющий предметную область соответствующей науки; объективно существующие явления, факты, то есть существующие действительно. Различают объективную (материальную) реальность и субъективную (явления сознания) реальность. Википедия

Субъективная реальность — в философии диалектического материализма: реальность идеального, то есть содержания мыслительных процессов. Представление о субъективной реальности возникло на основе ленинского определения материи как объективной реальности. Википедия

Объективная реальность — мир, существующий независимо от субъекта (человека) и его сознания. Представление о мире, как о внешней (окружающей) реальности, не зависящей от позиции, понимания и восприятия субъекта. … В подобном смысле даже иллюзии являются «реальностью» для конкретной психики в случае, если мы рассматриваем их как закономерное продолжение психических состояний личности и суммы внешних влияний (такие иллюзии могут быть даже отражены в истории психической болезни, или быть объектом научных опытов). С другой стороны, именно это и является логическим отделением восприятия и реальности, а следовательно, сам термин объективная реальность — подчеркивает разницу между восприятием реальности и действительностью. Википедия

Действительность (произв. от слова «действие») — осуществлённая реальность во всей своей совокупности — реальность не только вещей, но и овеществлённых идей, целей, идеалов, общественных институтов, общепринятого знания. В отличие от реальности, действительность включает в себе также всё идеальное, которое приняло вещественный, материальный характер в виде различных продуктов человеческой деятельности — мира техники, общепринятого знания, морали, государства, права. Понятие «действительности» противоположно не понятиям «иллюзия», «фантазия», которые также могут быть осуществлены, а понятию «возможность». Все возможное может стать действительным. Википедия

Обратите внимание, хотя определения слов реальность и действительность практически идентична, но на самом деле они обозначают разные сущности. Реальность у каждого своя, каждый видит мир со своей точки зрения, принимает во внимание только те факты, которые не противоречат его картине мира — в субъективной реальности. Более того, многие из нас живут в виртуальной реальности. Однако, воспринимаемая реальность и действительность (объективная реальность) зачастую разные. Действительность — это настоящие фактические действия, которые происходят или происходили в мире. Важно отличать где заканчивается действительность и начинаяется воспринимаемая «реальность». Если события еще не произошли, то никак нельзя вести речь о действительности. То есть все наши предположения о будущем — это наша виртуальная реальность, которую мы превращаем в действительность!

Это сложно понять и осознать, когда впервые читаешь этот текст.

Наше прошлое
Наше будущее
Уровни и формы познания
Уровни осознания
Медитация

Идеология

Реализм (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Предварительные мероприятия

Требуются три предварительных комментария. Во-первых, был замечательный много споров в современной философии об отношениях между реализм, истолкованный как метафизическая доктрина, и доктрины в теория значения и философия языка относительно природы истина и ее роль в счетах лингвистического понимания (см. Dummett 1978 и Devitt 1991a за радикально разные взгляды на выпуск).Независимо от вопроса об отношениях между метафизика и теория смысла, широко известный дискотативный свойства предиката истинности позволяют утверждать об объектах, свойства и факты, которые должны быть сформулированы как утверждения об истинности фразы. Начиная с:

«Луна сферическая» верно тогда и только тогда, когда Луна сферический

утверждение, что Луна существует и имеет сферическую форму независимо от чьи-либо убеждения, лингвистические практики и концептуальные схемы, можно сформулировать как утверждение, что предложения «Луна существует »и« Луна сферическая »верны. независимо от чьих-либо убеждений, языковых практик, концептуальные схемы и так далее.Как указывает Девитт (1991b: 46) использование такого способа разговора не означает, что человек видит метафизический вопрос реализма как «действительно» семантического вопрос о природе истины (если да, любой вопрос о любом предмет окажется «действительно» семантическим выпуск).

Во-вторых, хотя при введении вышеупомянутого понятия реализма состоит из предметов, свойств и фактов, теоретический вес не связаны с понятием «факт» или с понятиями «Объект» и «свойство».Сказать, что это Тот факт, что Луна имеет сферическую форму, означает лишь то, что объект, Луна, реализует свойство быть сферическим, что говорят, что луна сферическая. Есть существенные метафизические вопросы о природе фактов, объектов и свойств, а также отношения между ними (см. Mellor and Oliver 1997 и Lowe 2002, часть IV), но здесь это не касается.

В-третьих, как указано выше, общий реализм о ментальном или преднамеренное, строго говоря, исключено ab initio , поскольку очевидно, что Джонс полагает, что Кардифф находится в Уэльс не независим от фактов о вере: тривиально, это зависит от того, что Джонс считает, что Кардифф находится в Уэльсе. Однако проблема не в таких тривиальных зависимостях. споры между реалистами и нереалистами о ментальном и намеренно. Нереалист, возражавший против измерения независимости реализма в отношении ментального, утверждал бы, что вера Джонса то, что Кардифф находится в Уэльсе, зависит в некотором нетривиальном смысле от факты о верованиях и др.

2. Взгляды, противоположные измерению существования (I): теория ошибок и арифметика

Есть как минимум два разных способа, которыми нереалист может отвергнуть измерение существования реализма по поводу конкретного предмета.Первый из них отвергает измерение существования, отвергая утверждают, что отличительные объекты этого предмета существуют, в то время как второй признает, что эти объекты существуют, но отрицает, что они инстанциировать любое из свойств, отличных от этого предмета. Нереалистичность первого рода можно проиллюстрировать через Хартри. Теоретико-ошибочное рассмотрение арифметики и нереализма Филда второго типа через теоретико-ошибочное рассмотрение Дж. Л. Маки мораль. Это покажет, насколько реалистичен предмет. подвергнуты сомнению как с эпистемологической, так и с метафизической точки зрения.

Согласно платонику об арифметике, истина предложение «7 является простым» влечет за собой существование абстрактный объект , номер 7. Этот объект абстрактный. потому что он не имеет пространственного или временного расположения и причинно инертен. Платонический реалист об арифметике скажет, что число 7 существует и реализует свойство быть простым независимо от чьи-либо убеждения, лингвистические практики, концептуальные схемы и скоро. Определенный тип номиналистов отвергает утверждение о существовании, которое Платонический реалист утверждает: абстрактных объектов нет, поэтому такие предложения, как «7 — простое число», являются ложными (отсюда название «теория ошибок»).Платоники делятся на свои объяснение эпистемологии арифметики: некоторые утверждают, что наша познание арифметических фактов происходит посредством некоторых квази-перцептивная встреча с абстрактным миром (Gödel 1983), в то время как другие пытались реанимировать квалифицированную форму Проект логики Фреге, посвященный фундаментальным знаниям арифметический факт в познании логики (Wright 1983, Hale 1987, Hale и Райт 2001).

Основные аргументы против платонического реализма заключаются в том, что Платоническая позиция исключает удовлетворительную эпистемологию арифметика.За классическое изложение сомнения в том, что платонизм может согласовать свои требования о согласовании знания арифметической истины с его концепция предмета арифметики как причинно инертного, см. Benacerraf (1973). Бенасерраф утверждал, что платонизм трудности в согласовании его концепции предмета арифметика с общим причинным ограничением на знания (грубо говоря, что можно сказать, что субъект знает, что P , только если она стоит в некоторой причинной связи с предметом P ).В ответом, платоники выступили против идеи, что правдоподобная причинная ограничение на приписывание знаний может быть сформулировано (Wright 1983 Гл.2, Хейл 1987 гл.4). В ответ Хартри Филд на стороне антиплатоники, разработали новый вариант теории Бенасеррафа эпистемологический вызов, не зависящий от силы поддержание обобщенного причинного ограничения на приписывание знания. Напротив, Филд утверждает, что «мы должны смотреть с подозрение любое заявление о знании фактов об определенном домене, если мы верим невозможно объяснить надежность наших убеждений об этом домен »(Поле 1989: 232–3).Задача Филда Платонист должен дать отчет о том, что должен рассматривать как данность, т.е. что когда « p » заменено математическим предложением, следующая схема выполняется в в большинстве случаев:

Если математики принимают « p », то p . (1989: 230)

Филд не просто повторяет Бенасерраф, что нет причинных счет надежности будет доступен платонику, и следовательно, к платоническому реалисту. Напротив, Филд предполагает, что не только платонический реалист не может прибегнуть к какому-либо объяснению надежность, имеющая причинный характер, но не имеющая выхода к любому объяснению, не имеющему причинно-следственного характера.

(T) здесь кажется prima facie принципиальной трудностью в объясняя закономерность. Проблема частично возникает из-за того, что что математические сущности, как их понимает [платонический реалист], не взаимодействуют причинно с математиками или с чем-либо еще. Это означает, что мы не можем объяснить верования математиков и высказывания на основе математических фактов причинно участвуют в производстве этих убеждений и высказываний; или на основание убеждений или высказываний, причинно порождающих математические факты; или на основе какой-то общей причины, порождающей и то, и другое.Возможно тогда какое-то непричинное объяснение корреляции возможное? Возможно; но очень трудно понять, что это предполагало не причинное объяснение могло быть. Напомним, что на обычном платонике изображение [т.е. платонический реализм] математические объекты должны быть независимым от ума и языка; они должны не выносить пространственно-временные отношения к чему-либо и т. д. Проблема в том, что утверждает, что [платонический реалист] о математических объектах похоже, исключает любую разумную стратегию объяснения систематическая корреляция под вопросом.(1989: 230–1)

Это ставит перед платоническим реалистом следующую дилемму:

  1. Платонический реализм стремится к существованию акаузальных объектов и утверждению, что эти объекты и факты о них независимо от чьих-либо убеждений, языковых практик, концептуальные схемы и т. д. (короче говоря, к утверждению, что эти объекты и факты о них — это язык и независимый от разума).
  2. Любое причинное объяснение надежности несовместимо с причинность математических объектов.
  3. Любое не причинное объяснение надежности несовместимо с независимость математических объектов от языка и разума.
  4. Любое объяснение надежности должно быть причинным или непричинным.
  5. Нет объяснения надежности, совместимого с как причинность, так и независимость от языка и разума математические объекты.

    Следовательно,

  6. Нет объяснения надежности, совместимого с платонический реализм.

Есть ли вариант платонического реализма с ресурсами для эпистемологический вызов проводов Филда очень живой выпуск (см. Hale 1994, Divers and Miller 1999.Для ответов дайверам и Миллер см. Sosa 2002, Shapiro 2007 и Piazza 2011, Paseau 2012).

Альтернативное предложение Филда платоническому реализму (1980, 1989): что хотя математические предложения, такие как «7 — простое число» ложны, можно объяснить пользу математических теорий иначе, чем с точки зрения их правды. Для Field полезность математические теории состоят не в их истинности, а в их консервативность , где математическая теория S консервативен тогда и только тогда, когда для любого номинально респектабельного ведомость A (т.е. утверждение, истинность которого не подразумевает существование абстрактных объектов) и любое тело таких утверждений N , A не является следствием совмещения N и S , если только A не является следствием N отдельно (Поле 1989: 125). Короче, математика полезна, не потому, что это позволяет сделать выводы, которые вы не мог происходить из номинально респектабельного помещения в одиночку, а скорее потому, что он делает вывод этих (номинально респектабельные) выводы легче, чем могло бы иначе было.Независимо от того, является ли конкретный бренд Field теория ошибок в арифметике правдоподобна — это тема некоторых дискуссий, что, к сожалению, не может быть продолжено здесь (см. Hale and Райт 2001).

3. Взгляды, противоположные измерению существования (II): теория ошибок и мораль

Согласно теории ошибок Филда арифметики, объекты отличительных от арифметики не существует, и именно это приводит к отказ от измерения существования арифметического реализма, в по крайней мере так же платонистски задуманный (для неплатонистского взгляда на арифметика, которая, по крайней мере, потенциально реалистична, см. Benacerraf 1965; для острого обсуждения см. Wright 1983, Ch.3). Дж. Л. Маки, о с другой стороны, предлагает теоретико-ошибочное объяснение морали, а не потому, что нет объектов или сущностей, которые могли бы составить предмет этики (в задачу Маки не входит отрицание существования лиц и их действия и т. д.), но потому что это неправдоподобно предположим, что виды свойств, которые моральные свойства будут иметь быть, когда-либо воплощаются в мире (Mackie 1977, Ch.1). подобно Итак, область арифметики — центральное утверждение Маки о атомарные декларативные предложения этики (например, «Наполеон был зло ‘) состоит в том, что они систематически и единообразно ложны. Как можно ли аргументировать столь радикально звучащий тезис? Самый ясный способ рассматривать аргумент Маки в пользу теории ошибок как соединение концептуального утверждения с онтологическим утверждением (следующее Smith 1994, стр. 63–66). Концептуальное утверждение состоит в том, что моральные факты являются объективными и категорически предписывающими фактами или, что то же самое, что наша концепция морального свойства — это концепция объективного и категорически предписывающее качество (Маки имеет в виду под этим объяснено ниже). Онтологическое утверждение просто состоит в том, что нет объективные и категорически предписывающие факты, эти объективные и категорически предписывающие свойства нигде не реализуются.В вывод состоит в том, что нет ничего в мире, отвечающего нашему моральные концепции, никакие факты или свойства, которые позволяют судить сформированные через эти моральные концепции истинны. Наша моральная (атомная) мораль суждения систематически ложны. Таким образом, мы можем истолковать аргумент для теории ошибок:

  1. Концептуальное утверждение: Моральные факты объективны и категорически предписывающие факты.
  2. Если есть моральные факты, то есть объективные и категорически предписывающие факты (определяющее следствие Концептуальная претензия)
  3. Если есть истинные, атомарные, декларативные моральные предложения, тогда являются объективными и категорически предписывающими фактами.
  4. Онтологическая претензия: нет объективно и категорически предписывающие факты.

Итак,

  1. Моральных фактов нет.

Итак,

  1. Вывод: Нет истинного, атомарного, декларативного моральные приговоры.

Вывод этого аргумента ясно следует из его предпосылок, поэтому вопрос, стоящий перед теми, кто желает отстоять хотя бы существование измерение реализма в случае морали состоит в том, правда.(Обратите внимание, что, строго говоря, аргумент установить, состоит в том, что не существует моральных фактов в том виде, в каком мы их представляем. Таким образом, можно заблокировать аргумент, отстаивая ревизионный подход к нашим моральным концепциям; или развернув Концепция теоретических терминов Рамси-Карнапа-Льюиса и утверждение, что есть моральные факты, только те, которые не соответствуют нашей концепции, но которые (подходя ближе, чем другие кандидаты) лучше всего заслуживают Ярлык «моральный факт» (см. Smith 1994), раздел 2.10 за хорошее объяснение применения формулы Рамси-Льюиса-Карнапа зачатие в моральном случае).

Фактически концептуальная претензия Маки сводится к утверждению, что наша концепция морального требования — это концепция объективно, категорически предписывающее требование. Что это значит? Сказать что моральные требования предписывают, значит сказать, что они говорят нам как мы должны действовать, чтобы сказать, что они дают нам основания для действий. Таким образом, сказать, что что-то морально хорошо, значит сказать, что мы должны преследовать его, чтобы у нас была причина для этого.Сказать, что что-то морально плохо — это сказать, что мы не должны заниматься этим, что у нас есть причина не преследовать его. Сказать, что моральные требования категорически предписывающим является сказать, что эти причины категоричен в смысле категорических императивов Канта. В Причины действий, которые предъявляются моральными требованиями, не случайны при наличии любых желаний или желаний со стороны агента кому они адресованы: я не могу освободиться от требование, наложенное утверждением, что пытать невиновных неправильно цитируя какое-то желание или склонность, которые у меня есть. Это контрастирует, поскольку например, с требованием, налагаемым претензией, что бессрочные опоздание на работу может привести к потере работы: я могу освободить себя от требований, налагаемых этим требованием ссылаясь на свое желание потерять работу (возможно, потому, что я нахожу ее невыполнение или что-то еще). Причины действий, зависящие от Таким образом, желания и наклонности предоставляются тем, что Кант называл гипотетические императивы.

Итак, наша концепция морального требования — это концепция категорического предписывающее требование.Но Маки далее утверждает, что наша концепция морального требования — понятие объективного и категорически предписывающее требование. Что значит сказать, что требование объективно? Маки много разного говорит о это и следующее (как указано в Miller 2013a) никоим образом не исчерпывающий список (ссылки на главу 1 Mackie 1977). Чтобы позвонить цель требования — сказать, что это может быть объект знания (24, 31, 33), что это может быть правдой или ложью (26, 33), что это может быть восприняли (31, 33), что можно признать (42), что это предварительное к и независимо от наших предпочтений и выбора (30, 43), что это источник власти, внешний по отношению к нашим предпочтениям и выбору (32, 34, 43), что это часть ткани мира (12), что она поддерживает и подтверждает некоторые из наших предпочтений и выборов (22), что это может быть просто истинным (30) или действительным в целом логика (30), что она не основана на нашем выборе или решении думайте определенным образом (30), что это внементальное (23), что это то, что мы можем знать (38), что это то, что может быть самоанализом (39), что это что-то, что может фигурировать как посылка в объяснительной гипотезе или умозаключении (39) и так далее. Маки явно не считает их индивидуальной необходимостью: факты о субатомных частицах, например, можно квалифицировать как объективные в способность фигурировать в объяснительных гипотезах, даже если они не могут быть объектами перцептивного знакомства. Но его намерение ясно достаточно: это те условия, выполнение которых делает его объективным, а не субъективным. Mackie’s концептуальное утверждение о морали, таким образом, заключается в том, что наша концепция морали Требование — это концепция факта, которая является объективной по крайней мере в некоторых только что перечисленных чувств, в то время как его онтологическое утверждение будет заключаться в том, что мир не содержит никаких фактов, которые являются кандидатами на являясь моральными фактами, но которые играют даже некоторые из ролей отличительные от объективных фактов.

Насколько правдоподобно концептуальное утверждение Маки? Эта проблема не может быть подробно обсуждается здесь, за исключением того, что, хотя это кажется правдоподобным утверждать, что , если , наша концепция морального факта является концепцией причина действия , а затем эта концепция должна быть концепцией категорический повод к действию, не так понятно, почему мы должны говорить что наша концепция морального факта — это концепция причины действия совсем. Если мы это отрицаем, мы можем признать условное требование, пока сопротивляясь концептуальному утверждению Маки.Один из способов сделать это — подвергнуть сомнению предположение, подразумеваемое в изложении Аргумент Маки в пользу изложенного выше концептуального утверждения о том, что «Должное» утверждение, которое связывает агента А, предусматривает, что агент с поводом к действию. Для примера версии морали реализм, который пытается заблокировать концептуальные претензии Маки в этом способ, см. Railton (1986). В защиту концептуального см. Смит (1994), гл.3 и Джойс (2001). Для экспозиции и критическое обсуждение, см. Miller (2013a), Ch.9.

Каков аргумент Маки в пользу своего онтологического утверждения? Это установлено в своем «аргументе из странности» (у Маки есть еще один аргумент, «аргумент из теории относительности» (или «Аргумент из разногласий») (1977: 36–38), но этот аргумент не может быть обсужден здесь из-за недостатка места. Для полезное обсуждение, см. Brink (1984)). Аргумент от странности имеет как метафизические, так и эпистемологические компоненты. Метафизический проблема с объективными ценностями касается «метафизического особенность предполагаемых объективных ценностей в том, что они быть внутренне направленным на действия и мотивирующим »(49).В эпистемологическая проблема касается «сложности учета за наши знания о ценностных объектах или функциях и их связях с особенностями, на которых они будут иметь значение »(49). Давайте по очереди рассмотрим каждый тип беспокойства более внимательно.

Излагая метафизическую часть аргументации из странности, Маки пишет: «Если бы существовали объективные ценности, они бы быть объектами или отношениями очень странного типа, совершенно разных из чего-нибудь еще во вселенной ». (38) Что в этом странного о них? Маки говорит, что формы Платона (и в этом отношении Ненатуральные качества Мура) дают нам «драматический картина »того, какими были бы объективные ценности, если бы любой:

Форма Блага такова, что знание о ней дает знающему как с направлением, так и с преобладающим мотивом; что-то быть хорошим одновременно говорит человеку, который знает это, преследовать это и делает его преследовать. Объективного блага будет добиваться каждый, кто ознакомился с ним не потому, что это человек или каждый человек устроен так, что желает этой цели, но только потому, что цель должна каким-то образом встроиться в нее. Точно так же, если бы существовали объективные принципы правильного и неправильного, любые неправильный (возможный) образ действий не мог бы быть готовым как-то встроено в это. Или у нас должно быть что-то вроде Кларка необходимые отношения соответствия между ситуациями и действиями, так что ситуация будет требовать такого-то действия как-то встроен в него (40).

Достижение нравственного положения вещей означало бы получение ситуация «со спросом на такое-то действие каким-то образом встроен в него »; положения дел, которые мы находим в мире не содержат таких требований, они «нормативно как бы инертный. Таким образом, в мире нет моральных состояний дела, ситуации, которые состоят в воплощении морального качественный.

Теперь Маки подкрепляет этот метафизический аргумент эпистемологической аргумент:

Если бы мы знали [объективные ценности], это должны были бы особая способность морального восприятия или интуиции, совершенно другая от наших способов познания всего остального. Эти точки были признаны Муром, когда он говорил о ненатуральных качествах, и интуиционисты говорят о способности нравственной интуиции. Интуиционизм давно вышел из моды, и действительно легко указать на его неправдоподобность. То, что не так часто подчеркивается, но есть более важно то, что центральный тезис интуиционизма к чему в конечном итоге привержен любой объективистский взгляд на ценности: интуиционизм просто невыносимо разъясняет, какие еще формы объективизм завершается (38).

Короче говоря, наши обычные представления о том, как мы можем прийти к когнитивному контактировать с положением дел и тем самым узнавать о них, не может справиться с идеей об объективности положения дел ценности. Поэтому мы вынуждены расширить эту обычную концепцию, включив в нее формы нравственного восприятия и интуиции. Но это полностью необъяснимо: они на самом деле просто заполнители для нашей способности формировать правильные моральные суждения (здесь читатель должен услышать эхо жалобы Бенацеррафа и Филда на арифметические платонизм).

Оценка аргумента из странности выходит далеко за рамки настоящая запись. В то время как версия морального реализма Райлтона пытается заблокировать общий аргумент Маки, признав его онтологическое утверждение, отвергая его концептуальное требование, другие версии морального реализма согласуются с концептуальным утверждением Маки но отвергнуть его онтологическое утверждение. Примеры последней версии и пытается дать должный ответ на аргумент от странности, можно найти у Смита (1994), гл.6, и Макдауэлл (1998a), гл. 4–10. Попытка ответа в стиле «Соратники по вине». чтобы подорвать аргумент Маки, предположив, что если бы это было звук, это подорвет гораздо больше, чем моральный реализм. Для примера о такой стратегии см. Cuneo (2007). Для общего обсуждения см. Лиллехаммер (2010).

Есть два основных способа ответить на вопрос Маки аргумент в пользу теории ошибок: напрямую, через оспаривание одного из предпосылок или умозаключений, или косвенно, указывающих на некоторые внутренние напряжение внутри самой теории ошибок. Некоторые возможные прямые ответы уже упоминались, ответы, которые отвергают либо концептуальные или онтологические утверждения, которые выступают в качестве предпосылок в Аргумент Маки в пользу теории ошибок. Косвенный аргумент против теории ошибок была развита в недавних работах Криспин Райт (предполагается, что этот аргумент применим также к Теория ошибок Филда арифметики).

Маки утверждает, что теория ошибок морального суждения теория второго порядка, которая не обязательно имеет последствия для практика вынесения моральных суждений первого порядка (1977: 16).Аргумент Райта против теории ошибок начинается с предложения в противном случае:

Большой дискомфорт при взгляде [Маки] состоит в том, что если больше Говорят, это просто низводит моральный дискурс до недобросовестности. Что бы мы мог когда-то подумать, как только философия научила нас, что мир не подходит для того, чтобы подтвердить наши утверждения о том, что правильный или неправильный, или обязательный и т. д., разумный ответ должен безусловно, нужно отказаться от права предъявлять такие претензии…. Если суть морального суждения — стремиться к истине, и если философия учит нас, что нет моральной истины, чтобы поразить, как мы должны серьезно относиться к себе, думая о том, как мы любой вопрос, который мы считаем очень важным с моральной точки зрения? (1996: 2; см. также 1992: 9).

Райт понимает, что у теоретика ошибок, вероятно, есть история, которую рассказать о сути морального дискурса, о «некоторой норме оценка помимо истины, на которую его утверждения могут рассматриваться как направленные, и которые они могут удовлетворить ». (1996: 2) А у Маки такая история: суть морального дискурса — упростить — обеспечить преимущества социального сотрудничества (1973: глава 5 passim; обратите внимание, что это аналог теории Маки Представление Филда о консервативности математических теории).Предположим, мы можем извлечь из этой истории некую вспомогательную норму в отличие от истины, которая управляет практикой формирования моральных суждения. Тогда, например, «Честность — это хорошо» и «Нечестность — это хорошо», хотя оба они ложны, не будут их вклад в удовлетворение потребностей вспомогательная норма: если она будет принята достаточно широко, первая, вероятно, будет способствовать выполнению вспомогательной нормы, а последняя, если он будет принят достаточно широко, это расстроит его. Райт спрашивает, есть ли Моральный скептик Мэки может правдоподобно объединить такую ​​историю о преимущества практики морального суждения с центральным отрицательное утверждение теории ошибок:

[I] f, среди беспорядка лжи, который мы провозглашаем в моральных дискурса, следует провести хорошее различие между теми, которые приемлемы в свете некоторых таких дополнительных норм и тех которые не являются — различие, которое фактически сообщает обычным обсуждение и критика моральных требований — тогда зачем настаивать на истолкование истины морального дискурса в терминах, которые мотивируют обвинение в глобальной ошибке, а не объяснение ее в терминах удовлетворение предполагаемой дополнительной нормы, что бы это ни было? В вопрос может иметь хороший ответ. Теоретик ошибок может утверждать, что суеверие, которое он находит в обычной моральной мысли заходит слишком глубоко, чтобы позволить любое построение морали истины что избегает того, чтобы его можно было принять как объяснение моральной истины. Но я не знаю многообещающих аргументов в этом направлении (1996: 3; см. также 1992: 10).

Таким образом, Райт утверждает, что даже если мы признаем теоретика ошибок, что его первоначальный скептицизм по поводу моральной истины вполне обоснован, собственное положительное предложение теоретика ошибок будет по своей сути нестабильный.В последние годы, вдохновленные теорией ошибок, философы развитые формы морального фикционализма, согласно которым моральные претензии либо являются, либо должны быть «полезными выдумками». Увидеть Кальдерона 2005 и Джойс 2001 для примеров. Для трактовки морали длиной в книгу. теория ошибок, см. Olson 2014.

Теории ошибок, предложенные Маки и Филдом, не являются элиминативистскими. теории ошибок, и их следует противопоставлять элиминативистская теория ошибок, предложенная, например, Пол Черчленд относительно народно-психологические пропозициональные установки (см. Churchland 1981).Черчленд утверждает, что наши повседневные разговоры о пропозициональных установках такие как убеждения, желания и намерения должны в конечном итоге быть оставлены учитывая достижения в нейробиологии. Маки и Филд не делают аналогий претензии относительно морали и арифметики: нет претензий, то есть эффект, что однажды они будут в принципе заменены философски-гигиенические аналоги. Для некоторого обсуждения контраст между элиминативистскими и неэлиминативистскими теориями ошибок, см. Miller (2015).

4.Редукционизм и нередукционизм

Хотя некоторые комментаторы (например, Pettit 1991) требуют, чтобы взгляд на предмет не должен быть редукционистским в отношении отличительных объекты, свойства и факты этого предмета, Редукционистская / нерредукционистская проблема действительно ортогональна различные споры о реализме. Есть ряд причин для этого, Причины варьируются в зависимости от типа скидки предложенный.

Предположим, прежде всего, что кто-то желает отрицать утверждение существования который является составной частью платонического реализма об арифметике.Один способ сделать это означало бы предложить аналитическое сокращение разговора кажущиеся вовлеченными абстрактные сущности, чтобы говорить только о конкретных сущности. Это можно проиллюстрировать, рассматривая язык как истину. чьи предложения, по-видимому, влекут за собой существование типа абстрактный объект, направления. Предположим, есть язык первого порядка L, содержащий ряд имен собственных « a », « b », « c » и т. Д., Где они обозначают прямые линии, задуманные как конкретные надписи.Там также являются предикатами и отношениями, определенными на прямых линиях, включая «… Параллельно…». ‘ D ( ) ’- сингулярный термообразующий оператор на прямых, так что вставка имени конкретной строки, как в « D ( a )», образует единственное число обозначающий абстрактный объект, направление a . Число контекстных определений:

  1. D ( a ) = D ( b )’ истина тогда и только тогда, когда a параллельны b .
  2. D ( x )’ истинно тогда и только тогда, когда « Fx » верно, где «… параллельно to… »является соответствием« F ( ) ’.

(Сказать, что «… параллельно…» — значит соответствие для « F ()» означает, что если a параллельно b и Fa , то следует тот Fb ).

  1. ‘(∃ x ) Π x ’ истинно, если и только если «(∃ x ) Fx » истинно, где «» И « F » такие же, как в (B).

По мнению платонического реалиста, направления существуют и имеют природу. который не зависит от чьих-либо верований, языковых практик, концептуальные схемы и так далее. Но разве наличие (A), (B) и (C) подрывают утверждение о существовании, лежащее в основе платонический реализм? В конце концов, (A), (B) и (C) позволяют нам перефразировать любое предложение, истинность которого предполагает наличие абстрактного объектов в предложение, истинность которого предполагает только существование конкретные надписи. Разве это не показывает, что аналитик сокращение может помочь кому-то, кто хочет поставить под сомнение утверждение о существовании вовлечены в определенную форму реализма? Есть мощный аргумент, впервые разработанный Уильямом Алстоном (1958), и убедительно реанимирован Криспином Райтом (1983, гл.1), что говорит о том, что нет. В аналитический редукционист, желающий владеть контекстными определениями против утверждения существования, лежащего в основе платонического реализма, принимает чтобы показать, что очевидная ссылка на абстрактные объекты на левые части определений просто очевидны: в На самом деле, истинность соответствующих предложений влечет за собой только существование ряда конкретных надписей.Но платонический реалист может возражение: контекстные определения показывают, что очевидное отсутствует ссылки на абстрактные объекты на правая сторона просто видна. На самом деле платонический реалист может сказать, истинность предложений, фигурирующих справа Стороны неявно подразумевают ссылку на абстрактные объекты. Если есть нет способа выйти из этого тупика существование аналитического редуктивного парафразы оставят утверждение о существовании в основе актуальная форма реализма нетронутой.Итак, вопрос этого стиля редукционизм кажется ортогональным спорам между реалистами и нереалисты.

Можно ли то же самое сказать о неаналитических стилях редукционизма? Очередной раз, нет прямой связи между проблемой редукционизм и проблема реализма. Проблема в том, что заимствовать некоторая терминология и примеры из Рэйлтона 1989 г., некоторые сокращения будут быть мстительным , в то время как другие будут элиминативистом . Например, восстановление воды до H 2 0 является мстительным: это подтверждает нашу веру в то, что существует такая вещь, как вода, скорее чем перевернуть его.С другой стороны:

… Сокращение «поливоды» — своеобразный форма воды, которая, как считается, наблюдалась в лабораториях в 1960-е годы — до обычная вода с примесью из неправильно вымытой посуды способствовал заключению, что такого вещества действительно нет как поливотер (1989: 161).

Таким образом, неаналитическая редукция может иметь или не иметь последствий для измерение существования реалистичного взгляда на конкретный предмет дело. И даже если подтверждается измерение существования, есть еще вопрос, являются ли объекты и свойства подтверждены независимо от чьих-либо убеждений, лингвистических практики и так далее.Опять же, нет прямых отношений между проблемой редукционизма и проблемой реализма.

5. Взгляды, противостоящие измерению существования (III): экспрессивизм о морали

Выше мы видели, что для рассматриваемого предмета теоретик ошибок соглашается с реалистом в том, что истина атомарные, повествовательные предложения этой области требуют наличия соответствующий тип объектов или создание соответствующего виды свойств.Хотя реалист и теоретик ошибок согласны по этому поводу они, конечно, расходятся во мнениях по вопросу о том, соответствующий тип объектов существует, или от того, существуют ли соответствующие виды свойства создаются: теоретик ошибок утверждает, что они нет, так что атомарные декларативные предложения области систематически и неизменно ложно, реалист утверждает, что по крайней мере в некоторых случаях соответствующие объекты существуют или соответствующие создаются экземпляры свойств, поэтому атомарные декларативные предложения области, по крайней мере, в некоторых случаях верны. Мы также видели, что теория ошибок в определенной области может быть мотивирована эпистемологические заботы (Поле) или сочетание эпистемологических и метафизические заботы (Маки).

Другой способ, которым измерение существования реализма может быть сопротивлялись через экспрессивизм. В то время как реалист и теоретики ошибок соглашаются, что предложения в соответствующей области правдоподобный , склонный к оценке с точки зрения истины и лжи, реалист и экспрессивист (альтернативно некогнитивист, projectivist) не согласны с истинностью этих предложений.Это это факт об английском языке, что предложения в декларативном наклонении («Пиво в холодильнике») обычно используются для делать утверждения, и утверждения верны или ложны в зависимости от действительно ли соблюдается тот факт, который утверждается для получения. Но есть и другие грамматические наклонения, которые обычно связаны с разными типами речевого акта. Например, предложения в императивном настроении («Поставь пиво в холодильник») обычно используется для отдачи приказов, а предложения в вопросительное настроение («Пиво в холодильнике?») обычно используется для вопросов. Обратите внимание, что мы не будем обычно считают приказы или вопросы подходящими для оценки в термины истины и лжи: они не подходят для истины. Сейчас упомянутые здесь соглашения не без исключений: например, можно используйте предложения в повествовательном наклонении («Мой любимый напиток — Belhaven 60 шиллингов ‘), чтобы отдать приказ (для некоторых Belhaven 60 шиллинг), можно употреблять предложения в вопросительном наклонении (‘Is Папа католик? ‘), чтобы утверждать (какой бы то ни было был предметом обсуждения) и так далее.Экспрессивист о определенная область будет утверждать, что реалист введен в заблуждение синтаксисом предложений этой области, чтобы они думали, что они верны: она скажет, что это тот случай, когда обычная ассоциация декларативное настроение с напористой силой рушится. В моральном случай, когда экспрессивист может заявить, что «воровство — это неправильно» не более правдоподобен, чем «Положи пиво в холодильник»: это просто отсутствие правдоподобия последнего носится на его рукав, в то время как его недостоверность прикрывается его поверхностный синтаксис. (Есть несколько очень важных вопросов, касающихся отношения между минимализмом о правдивости и экспрессивизмом что мы не можем здесь углубляться. См. Divers и Miller (1995) и Miller (2013b) для некоторых указателей. Есть также несколько важных отличий между, например, Эмотивизм Айера и более современные формы экспрессивизм (например, разработанный Блэкберном и Гиббардом), мы здесь замалчиваем. Полезный отчет см. В Schroeder 2009).

Итак, если моральные приговоры обычно не используются для создания утверждения, для чего они обычно используются? По словам одного классическая форма экспрессивизма, эмотивизм , они обычно используется для выражения эмоций, чувств или настроения.Таким образом, А.Дж. Айер пишет:

Если я скажу кому-то: «Вы поступили неправильно, украв эту деньги », я не утверждаю ничего больше, чем если бы я просто сказал: «Вы украли эти деньги». Добавляя, что это действие неправильно, Я не делаю никаких заявлений по этому поводу. я просто демонстрируя свое моральное неодобрение по этому поводу. Как будто у меня сказал: «Ты украл эти деньги» странным тоном ужас, или написано с добавлением какого-то особого восклицания Метки. Тон или восклицательные знаки ничего не добавляют к буквальному смысл предложения. Это просто показывает, что его выражение сопровождается определенными чувствами у говорящего (Ayer 1946: 107, выделение добавлено).

Из этого следует, что:

Если я сейчас обобщу свое предыдущее утверждение и скажу: «Воровство деньги — это неправильно », я предлагаю предложение, в котором нет фактических смысл — то есть не выражает предложения, которое может быть правда или ложь (1946: 107).

Эмотивизм сталкивается с множеством проблем, обсуждение которых невозможно. здесь (обзор см. в Miller 2003a Ch.3). Одна проблема, которая была жупел всех экспрессивистских версий нереализма, «Проблема Фреге-Гича» называется так потому, что классическая современная формулировка принадлежит Питеру Гичу (1965), который приписывает исходная точка зрения Фреге.

Согласно эмотивизму, когда я искренне произносю фразу «Убийство — это неправильно» Я не выражаю убеждения и не делаю утверждение, а скорее выражающее некогнитивные чувства или чувство, неспособное быть истинным или ложным. Таким образом, эмотивист утверждает что в контексте, где слово «неправильно» применяется к тип действия, который используется, чтобы выразить чувство или чувство неодобрение действий такого типа.Но как насчет контекстов в который не применяется к типу действия? Пример такого предложение будет выглядеть так: «Если убийство неправильно, то мало брат убивать людей неправильно ». В преддверии этого «Неправильно» явно ни к чему не применяется (сравните: «Если снег черный, то он не белый »Я не применяю« черный »к снегу). Так какое мнение может дать эмотивист об использовании слова «убийство неправильно »в« неназванных контекстах », таких как антецедент условного выше? Поскольку его там нет, выражать неодобрение убийства, объяснение его смысловой функции должно отличаться от приведенного для очевидного простого утверждение, выраженное словами «Убийство — это неправильно». Но теперь есть проблема в учете следующего действительного вывода:

  1. Убийство — это неправильно.
  2. Если убийство — это неправильно, то заставить вашего младшего брата убить люди ошибаются.

Следовательно:

  1. Заставлять вашего младшего брата убивать людей неправильно.

Если семантическая функция «неверна», как она встречается в заявленный контекст в (1) отличается от своей семантической функции как это происходит в неназванном контексте в (2), это не кто-то спорить таким образом просто виновным в двусмысленности? Для того, чтобы аргумент, чтобы быть действительным, возникновение «убийство является неправильным» в (1) должно иметь значение то же самое, что и , что и появление «Убийство — это неправильно» в (2).Но если «неправильно» имеет другую семантическую функцию в (1) и (2), то, безусловно, не означает одно и то же в (1) и (2), и поэтому тоже предложения, в которых он появляется. Таким образом, приведенный выше аргумент явно не более действителен чем:

  1. У моего пива голова.
  2. Если на моем пиве есть голова, значит, у него должны быть глаза и уши.

Следовательно:

  1. У моего пива должны быть глаза и уши.

Этот аргумент явно неверен, потому что он основан на двусмысленность двух значений слова «голова» в (4) и (5) соответственно.

Возможно, стоит подчеркнуть, почему проблема Фреге-Гича не затрагивает этические теории, которые гласят: «Убийство — это неправильно »как правдоподобные, а искренние высказывания« Убийство неправильно »как способный прямо выразить убеждения, поддающиеся оценке по истине Согласно подобным теориям моральный modus ponens аргументов, таких как аргумент выше из (1) и (2) — (3) подобны неморальным случаям modus ponens например

  1. Смит находится в Глазго;
  2. Если Смит находится в Глазго, то Смит находится в Шотландии;

Следовательно,

  1. Смит находится в Шотландии.

Почему этот неморальный случай modus ponens не похож недействительным в силу того, что «Смит находится в Глазго» утверждается в (7), но не в (8)? Ответ, конечно, заключается в том, что положение дел, которое, как утверждает Смит, находится в Глазго в (7) совпадает с тем, получение которого просто развлекались в антецеденте (8). В (7) «Смит в Глазго используется, чтобы утверждать, что положение вещей (Смит находится в Глазго), а в (8) утверждается, что если такое положение дел, то же самое и другое (находясь в Шотландия).На всем протяжении семантическая функция предложений дается в терминах положения дел, заявленных получить в простом контексте утверждения. И трудно понять, как Эмотивист может сказать что-нибудь аналогичное в отношении аргумент от (1) и (2) до (3): трудно увидеть, как семантическая функция «Убийство — неправильно» в антецеденте из (2) может быть дано с точки зрения настроения, которое он якобы выражает в 1).

Таким образом, задача Эмотивиста Фреге-Гича состоит в том, чтобы ответить на следующий вопрос: как вы можете дать эмотивистское описание появление моральных приговоров в «неутвержденных контексты — например, предшественники условные выражения — без ущерба для интуитивно обоснованных шаблонов вывода, в котором фигурируют эти предложения? Философы, желающие разработать экспрессивную альтернативу моральному реализму. много энергии и изобретательности в разработке ответов на этот вызов.См., В частности, разработку Блэкберном «Квазиреализм», в его (1984) гл. 5 и 6, (1993) гл. 10, (1998) Глава 3 и «экспрессивизм нормы» Гиббарда, в его (1990) гл.5, и дополнительно уточнены в его (2003). Для критики см. Хейл (1993) и (2002) и Кёльбель (2002), гл.4. Для обзора, см. Schroeder (2008) и Miller (2013a), главы 4 и 5. Очень полезные обзоры недавних работ по экспрессивизму, см. Schroeder (2009) и Синклер (2009).

6. Взгляды против измерения независимости (I): семантический реализм

Примеры вызовов реальности реализма: описано в предыдущих разделах.В этом разделе некоторые формы нереализм, который не является ни теоретическим, ни экспрессивным, не будет кратко представил. Формы нереализма рассматривают предложения соответствующей области как (против экспрессивистов) истинно подходящих, и (против теоретик ошибок) по крайней мере иногда верно. Измерение существования реализма таким образом остается нетронутым. Что ставится под сомнение, так это независимость измерение реализма, утверждение, что объекты, отличительные от области существует, или что отличительные свойства области созданы, независимо от чьих-либо убеждений, лингвистические практики, концептуальные схемы и так далее.

Классически оппозиция независимому аспекту реализма о повседневный мир макроскопических объектов принял форму идеализм , взгляд на предметы повседневного мира макроскопические объекты в некотором смысле являются ментальными . Как Беркли как известно, столы, стулья, кошки, луны Юпитера и т. д. на, не что иное, как идеи в умах духов:

Весь небесный хор и земное убранство, одним словом, все те тела, которые составляют могучий каркас мира, не имеют существование без разума (Беркли 1710: §6).

Идеализм давно не пользуется популярностью в современной философии. (хотя недавнее обсуждение см. в Goldschmidt & Pearce 2017), но те, кто сомневается в независимости реализма, стремились более изощренные способы противодействовать этому. Один из таких философов, Майкл Даммит предположил, что в некоторых случаях может быть уместным отвергать независимость реализма через отказ от семантический реализм в рассматриваемой области (см. Dummett 1978 и 1993). В этом разделе содержится краткое объяснение семантического реализма, как характеризует Даммит, взгляды Даммета на отношения между семантическим реализмом и реализмом, истолкованным как метафизический тезис и набросок некоторых аргументов в философии язык, который предположил Даммит, может быть использован против семантических реализм.

Семантический реализм проще всего охарактеризовать для математической домен. Особенностью арифметики является то, что есть некоторые арифметические предложения, для которых верно следующее: мы не знаем метода это гарантирует нам доказательство приговора, и мы не знаем ни одного метод, который гарантирует нам опровержение или контрпример. Одна из них — гипотеза Гольдбаха:

.

(G) Каждое четное число — это сумма двух простых чисел.

Возможно, мы встретим доказательство или контрпример, но ключевым моментом является то, что мы не знаем метода или методов, применение которых гарантированно даст одно или другое.А семантический реалист, в смысле Даммита, — это тот, кто считает, что наша понимание предложения вроде (G) состоит в знании его условие истины, в котором задействовано понятие истины потенциально трансцендентный или двухвалентный . Сказать, что вовлеченное понятие истины потенциально является признанием-трансцендентным является говорят, что (G) может быть истинным (или ложным), даже если нет гарантии что в принципе мы сможем признать, что это так. Чтобы сказать, что понятие истины двояко, значит принять неограниченная применимость закона бивалентности, что каждый осмысленное предложение определенно истинно или ложно.Таким образом семантический реалист готов утверждать, что (G) определенно либо верно, либо неверно, независимо от того, что у нас нет гарантированный метод определения. (Обратите внимание, что точный взаимосвязь между характеристикой с точки зрения бивалентности и что с точки зрения потенциально трансцендентной истины является деликатный вопрос, который нас здесь не касается. См. Введение в Wright 1993 за отличное обсуждение. Также важно обратите внимание, что при представлении идеи о том, что понимание говорящего предложения состоит в том, что она знает его условие истинности, Даммит укладывается в понятие истины больше, чем в дисквотационные свойства, использованные в § 1 выше.Увидеть Эссе Даммета «Правда» в его 1978 г.).

Даммит делает два основных утверждения о семантическом реализме. Во-первых, есть то, что Девитт (1991a) назвал тезисом метафоры : отрицает, что мы можем даже иметь буквально, строго метафизическая характеристика реализма, подобная попыткам вышеизложенного с общим реализмом. Даммит пишет о попытке дать суровая метафизическая характеристика реализма в математике (платонический реализм) и что ему противопоставляется (интуиционизм):

Как [должны] мы разрешить этот спор об онтологическом статусе математические объекты [?] Как я уже заметил, у нас есть два метафоры: платоник сравнивает математика с астроном, географ или исследователь, интуиционист сравнивает его со скульптором или творческим писателем; и ни сравнение кажется очень удачным. Несогласие, очевидно, связано с количество свободы, которой обладает математик. Однако таким образом оба кажутся отчасти правильными, а отчасти неправильными: математик очень свобода в разработке концепций, которые он вводит, и в определении структуру, которую он выбирает для изучения, но он не может доказать то, что он решает, что было бы интересно доказать. Как нам сделать несогласие в определенное, и как мы можем его разрешить? (1978: xxv).

Согласно тезису конституции , буквальное содержание Реализм состоит в содержании смыслового реализма.Таким образом, буквальное содержание реализма о внешнем мире составляет утверждением, что наше понимание хотя бы некоторых предложений относительно внешнего мира состоит в нашем понимании их потенциально трансцендентные условия истинности признания. Поддельный «Спор» в метафизике между реализмом и нереализмом может, таким образом, стать настоящей дискуссией в рамках теории значение: следует ли охарактеризовать понимание говорящего в терминах понимания потенциально трансцендентных условий истинности? Так как Даммит говорит:

Спор [между реализмом и его противниками] касается понятия Правда подходит для заявлений спорного класса; а это значит что это спор относительно типа означает , который эти утверждения есть (1978: 146).

Мало кто был убежден ни в метафорическом тезисе, ни в конституционный тезис. Рассмотрим общий реализм в случае с миром повседневных макроскопических объектов и свойств:

(GR1) Таблицы, скалы, горы, моря и т. Д. Существуют, и факт что они существуют и обладают такими свойствами, как масса, размер, форма, цвет, и так далее, является (помимо приземленных эмпирических зависимостей иногда встречаются в повседневной жизни) независимо от кого-либо верования, лингвистические практики, концептуальные схемы и так далее.

Даммит вполне может потребовать некоторой неметафорической характеристики требование независимости, которое это включает, но это относительно легко чтобы обеспечить одну такую ​​характеристику, используя собственный понятие признания-трансцендентности:

(GR2) Таблицы, скалы, горы, моря и т. Д. Существуют, и факт что они существуют и обладают такими свойствами, как масса, размер, форма, цвет, и так далее, является (помимо приземленных эмпирических зависимостей иногда встречаются в повседневной жизни) независимо от кого-либо верования, лингвистические практики, концептуальные схемы и так далее. Таблицы, скалы, горы, моря и т. д. существуют, и вообще нет гарантировать, что мы сможем, даже в принципе, распознать тот факт, что они существуют и обладают такими свойствами, как масса, размер, форма, цвет и так далее.

На первый взгляд, в (GR2) нет ничего метафорического или, по крайней мере, если есть, то требуется некоторый аргумент от Даммита в этом отношении. Это ставит под сомнение тезис метафоры. Кроме того, есть нет ничего явно семантического в (GR2), и это вызывает некоторые сомнения на тезис о конституции.В то время как для Даммета, главного реалиста Тезис — это теоретико-смысловое утверждение, что наше понимание предложение, подобное (G), состоит в знании его потенциально Признание-трансцендентное условие истинности, для Девитта:

Какое отношение правда имеет к реализму? На первый взгляд, вообще ничего. В самом деле, Realism вообще ничего не говорит о семантике , кроме… делая отрицательный вывод, что наши семантические возможности не , а составляют мир. (1991a: 39)

Основная критика Девитта тезиса конституции заключается в следующем: буквального содержания реализма о внешнем мире не дает семантический реализм, поскольку семантический реализм согласуется с идеалист метафизика внешнего мира.Он пишет:

Подразумевает ли [семантический реализм] реализм? Это не. Реализм… требует объективного независимого существования здравого смысла физических сущности. Семантический реализм касается физических утверждений , и не имеет такого требования: ничего не говорит о природе реальность, которая делает эти утверждения верными или ложными , за исключением того, что [по крайней мере частично потенциально вне досягаемости наших лучших следственные действия. Идеалист, веривший в … существование чисто ментального царства чувственных данных могло быть подписано [семантический реализм].Он мог поверить, что физические утверждения верны или ложные в зависимости от того, соответствуют они или не соответствуют сфере чувственные данные, независимо от чьего-либо мнения по этому поводу: у нас нет «Неисправимое знание» чувственных данных. … В сумме, простой разговор об истине не приведет к какой-либо конкретной онтологии. (1983: 77)

Предположим, что метафора Даммета и конституционный тезис неправдоподобно. Из этого следует, что аргументы Даммета развиваются против семантического реализма не имеют никакого отношения к спорам о правдоподобие реализма о повседневных макроскопических объектах (скажем), истолкован как чисто метафизический тезис, как в (GR2)? Может быть утверждал, что аргументы Даммета могут сохранить свою актуальность для метафизические дебаты, даже если метафора и конституционные тезисы ложно, и, действительно, даже если точка зрения Даммита (1973: 669), что Теория значения — основа всей философии, отвергается.Для полное развитие этой аргументации, см. Miller 2003a и 2006.

Основная аргументация Даммета против семантического реализма заключается в следующем: аргумент проявления . Вот аргумент (см. Даммит 1978 и резюме в Miller 2018, глава 9):

Предположим, что мы рассматриваем область дискурса D . Тогда:

  1. Мы понимаем предложения D .

Предположим, для сокращения , что

  1. Предложения D имеют трансцендентное признание условия истины.

Теперь, учитывая

  1. Понять предложение — значит узнать его условия истинности (Фреге 1892, ср. Miller 2018, главы 1 и 2).

Можно сделать вывод

  1. Мы знаем (трансцендентные к распознаванию) условия истинности предложения D .

Затем мы добавляем следующую предпосылку, которая проистекает из Витгенштейновское понимание того, что понимание не состоит в обладание внутренним состоянием, а скорее обладание некоторыми практические способности (см. Витгенштейн 1958):

  1. Понять предложение — значит проявить практические способности которые составляют наше понимание этого предложения

Например, в случае простого языка, состоящего из указатели и предикаты вкуса (такие как «горький» и «Сладкий»), применяемый к продуктам питания в пределах досягаемости говорящего, понимание говорящего заключается в его способности определить, правда ли «это горько», поставив соответствующие продукты во рту и пробовал их (Wright 1993).

Отсюда следует, что:

  1. Знать условия истинности предложения — значит проявлять практические способности, которые составляют наше понимание этого предложение.

Итак:

  1. Наше знание (трансцендентных к распознаванию) условий истинности предложений D проявляется в нашем упражнении практические способности, которые составляют наше понимание предложений из D .

С

  1. Знание о трансцендентных условиях истинности распознавания никогда не бывает проявляется в реализации практических способностей

Отсюда следует, что

  1. Знание (трансцендентных) условий истинности предложения D никогда не проявляются в осуществлении практические способности.

Итак

  1. Мы не можем использовать практические способности, составляющие нашу понимание D .

Итак

  1. (11) Мы не понимаем предложения D .

Это приводит к противоречию с (1), откуда согласно reductio отклонить (2), чтобы получить:

  1. Предложения D не имеют трансцендентного признания условия истинности, так что семантический реализм о предмете D подлежит отклонению.

Ключевое утверждение здесь — (8). Что касается отчета ораторов » понимание идет, приписывание знания Признание трансцендентных условий истинности просто избыточный : нет веских оснований для его приписывания. Рассматривать одно из предложений, введенных ранее как кандидат на обладание признание-трансцендентные условия истинности ‘Каждое четное число больше двух — это сумма двух простых чисел. Семантический реалист считает, что наше понимание подобных предложений состоит из знание потенциально-трансцендентного условия истины.Но:

Как можно рассматривать эту учетную запись как описание любого практичность возможность использования? Без сомнения, тот, кто понимает можно ожидать, что такое заявление будет иметь много соответствующих практических способности. Он сможет оценить доказательства за или против, должен быть доступен, или признать, что в его владение имеет на это. Он сможет распознать хотя бы часть его логические следствия и выявить убеждения, из которых приверженность этому последует.И он, предположительно, проявит себя чувствителен к условиям, при которых уместно приписать пропозициональные отношения, встраивающие высказывание в себя и другие, и чувствительны к объяснительному значению таких приписывания. Вкратце: в этих и, возможно, других важных отношениях, он покажет себя компетентным в использовании предложения. Но заголовки под которыми пока подпадают его практические способности, не упоминается очевидные-трансцендентные условия истинности (Wright 1993: 17).

Это устанавливает (8), и следует вывод (12). прямо.

Подробная оценка правдоподобия аргументов Даммита. здесь невозможно. Для полного ответа на аргумент проявления, см. Miller 2002. См. также Byrne 2005. Другие данные Даммета аргумент, аргумент приобретения, см. Miller 2003b. Райт развивает пара дополнительных аргументов против семантического реализма. Для эти — аргумент от следования правилу и аргумент от нормативности — см. Введение в Райта 1993. Для отличный обзор литературы по аргументам Даммета против семантического реализма см. Hale 2017.Для превосходной длины книги введение в философию Даммета см. в Weiss 2002. надежная защита сохранения вопросов в метафизике, резко отделенных от вопросы о языке см. Dyke (2008)

7. Взгляды против измерения независимости (II): другие формы антиреализма

Предположим, что кто-то хочет разработать нереалистичную альтернативу, скажем, моральный реализм. Предположим также, что кто-то убежден в непривлекательность как теоретико-ошибочных, так и экспрессивистских форм нереализм.Другими словами, можно принять, что моральные предложения правдоподобно и, по крайней мере, в некоторых случаях, верно. Тогда единственный вариант доступным было бы отрицать измерение независимости морального реализм. Но пока мы видели только один способ сделать это: признание того, что соответствующие предложения верны, а иногда и верны, и обладали условиями истинности, которые потенциально не признание-трансцендентное. Но это кажется слабым: кажется неправдоподобным предполагают, что моральный реалист должен быть привержен потенциалу признание-превосходство нравственной истины.Поэтому кажется неправдоподобно предположить, что невыразительное и Не теоретико-ошибочная форма оппозиции реализму должна быть просто отрицая потенциальное признание-превосходство моральной истины, поскольку многие, считающие себя моральными реалистами, тоже будут это отрицать. Так как Райт говорит:

Несомненно, существуют виды морального реализма, в которых следствие, что моральная реальность может превосходить все возможности обнаружение. Но это, конечно, не обязательно для любого взгляда, заслуживающего внимания. как реалист в отношении морали, что включает в себя приверженность этой идее.(1992: 9)

Итак, если спор между реалистом и нереалистом по поводу измерение независимости не касается правдоподобия семантический реализм, описанный Даммитом, чего он касается? (Отныне не теоретико-ошибочный, неэкспрессивный стиль нереалист называется антиреалистом). Райт пытается выявить некоторые спорные моменты (или «релевантные реализму cruces ‘, как он их называет), над которыми реалист и антиреалист мог не согласиться. Райт развивает эту идею тонко и сложное и лишь грубое изложение пары его Здесь можно указать актуальные для реализма круизы.

Первая из реализмов, связанных с реализмом, которую следует рассмотреть здесь касается способности положения дел неизбежно фигурировать в объяснении особенностей нашего опыта. Идея, что объяснительная эффективность положения дел в некоторой области имеет что-то связано с правдоподобностью реалистичного взгляда на эту область знакомо по дискуссиям по метаэтике между философами, такими как Николас Стерджен (1988), который считает, что несводимые моральные состояния дел неизбежно фигурирует в лучшем объяснении некоторых аспекты опыта и противники, такие как Гилберт Харман (1977), которые считают, что моральное положение вещей не имеет такого объяснения роль.Это предлагает «тест на лучшее объяснение», который, грубо говоря, утверждает, что реализм в отношении предмета может быть обеспечен если его отличительные положения неизбежно фигурируют в лучших объяснение аспектов опыта. Тогда можно было бы быть неэкспрессивист, не теоретик ошибок, антиреалист о конкретном предмета, отрицая, что особые положения дел этот предмет действительно играет важную роль в лучших объяснениях аспекты нашего опыта. И спор между этим стилем антиреалист и его реалист противник могли действовать независимо от любые вопросы относительно вместимости предложений в соответствующем область потенциально трансцендентных для признания ценностей истины.

По причинам, которые не должны удерживать нас здесь, Райт предлагает этот «тест на лучшее объяснение» следует заменить вопросы относительно того, что он называет шириной космологической роли (1992, гл. 5). Положения дел в данной области имеют узкие космологической роли, если априори они не вносят вклад в объяснение вещей других , кроме наших убеждений об этом предмет (или кроме через , объясняющих наши убеждения об этом предмете).Это будет антиреалистичная позиция. Один стиль реализма в отношении этого предмета скажет, что его состояние дела имеют широкую космологическую роль: они вносят вклад в объяснение вещей, отличных от наших убеждений по предмету в вопросе (или иначе, чем через объяснение наших убеждений по этому поводу предмет). Относительно легко понять, почему ширина космологическая роль могла быть яблоком раздора между реалистами и антиреалистические взгляды на данную тему: именно широта космологической роли класса состояний — их способность объяснять вещи, отличные от наших убеждений или не используя их, в котором их независимость от наших верований, языковых практик, и так далее, состоит.Опять же, спор между теми, кто приписывает узкая космологическая роль для класса положений дел и кого-то приписывание широкой космологической роли могло происходить независимо от любые вопросы относительно вместимости предложений в соответствующем область потенциально трансцендентных для признания ценностей истины.

Райт считает спорным, что моральный дискурс не удовлетворяют космологической роли. А физический факт — такой как замерзший пруд — может способствовать объяснение когнитивных эффектов (кто-то верит что пруд замерз), воздействует на разумных, но неконцептуальные существа (склонность золотых рыбок к скоплению к дну пруда), действует на нас так же физически интерактивные агенты (кто-то поскользнулся на льду) и воздействие на неодушевленные предметы (склонность термометра к читать ноль при размещении на поверхности), моральные факты могут только способствуют объяснению первого вида эффекта:

[Трудно придумать что-либо, что было бы правдой о разумном, но неконцептуальные существа, или подвижные организмы, или неодушевленные материи, что верно, потому что . .. моральный факт возникает и в объяснение которого никому не нужно рекламировать признание этого морального факта (1996: 16).

Таким образом, мы имеем версию антиреализма о морали, которая неэкспрессивистский и не теоретико-ошибочный и может быть оформлен независимо от соображений о потенциале моральных приговоров обладать ценностями истины, превосходящими признание: моральные предложения подходящие к истине, иногда истинные и моральные положения дел имеют узкие космологическая роль.

Вторая проблема Райта, связанная с реализмом суждение-зависимость. Предположим, что мы рассматриваем область discourse D , в котором P является типичным свойством.Учитывайте мнения, сформированные участниками этого дискурса. в когнитивно идеальных условиях: назовите такие мнения лучшими мнения , и когнитивно идеальные условия C-условия. Предположим, что лучшие мнения совпадают с факты об экземпляре P . Тогда есть два пути в котором мы можем объяснить эту ковариацию. Во-первых, мы можем взять лучшее мнения играть не более отслеживая роль : лучшие мнения просто отлично отслеживают независимо созданные положение дел, сообщающее истину.В этом случае лучшее мнение играет только роль , отражающая расширение , просто отражающая независимо определенные расширения соответствующих свойств. В качестве альтернативы, вместо того, чтобы рассматривать лучшее мнение как простое отслеживание факты о расширениях соответствующих свойств, мы можем просмотреть они как сами определяют этих расширений. Лучший мнения, относящиеся к этому виду, не просто отслеживаются независимо конституированное положение дел, которое определяет расширение свойства, составляющие предмет D : скорее, они определяют эти расширения и поэтому играют определение расширения роль.Когда у нас есть этот последний вид объяснение ковариации лучшего мнения и фактов, мы говорят, что правда о создании соответствующих свойств зависит от суждения ; когда у нас есть только первый вид объяснение, мы скажем, что правда об их создании не зависит от суждения .

Как мы определяем, является ли правда о создании экземпляра типичные свойства, которые составляют предмет области дискурс зависят от суждений? Обсуждение Райта продолжается со ссылкой на то, что он называет предварительными уравнениями .Эти иметь следующий вид:

(PE) ∀ x [ C → (Подходящий объект s судит, что Px Px )]

где « C » обозначает условия ( C -условия), которые когнитивно идеальны для формирования суждение, что x равно P . Недвижимость P находится затем считается зависимым от суждения тогда и только тогда, когда временная уравнение удовлетворяет следующим четырем условиям:

Условие приоритета A: Предварительное уравнение должно быть a priori истинно: должна быть a priori ковариация лучшие мнения и правда.(Обоснование: «правда, если она правда, что расширения [класса концепции] ограничены идеализированный человеческий отклик — лучшее мнение — должен быть доступный исключительно путем аналитического размышления над этими концепциями, и, следовательно, доступно как знание a priori ’(Wright 1992: 117)). Это потому, что тезис о зависимости суждений — это утверждение, что для рассматриваемой области дискурса лучшим мнением является концептуальная основа истины).

Условие существенности Условия C должны быть определяемыми нетривиально : их нельзя просто описать как условия, при которых субъект имеет «все, что принимает ‘, чтобы сформировать правильное мнение по предмету под рукой.(Обоснование: без этого условия правда о любом собственность окажется зависимой от суждений, поскольку для любого свойство Q будет a priori истина, что наши суждения о том, является ли x Q , сформированным согласно условий, которые имеют «все необходимое» для обеспечения их правильность, будет согласовываться с фактами о создании экземпляра Q -н. Таким образом, мы требуем этого условия под страхом потери различие между зависимыми от суждений и независимыми от суждений правда совсем).

Условие независимости : Вопрос о том, C — условия, полученные в данном экземпляре, должны быть логически независимо от класса истин, для которых мы пытаемся дать учетная запись, определяющая расширение: то, что делает мнение лучшим, не должно предполагают некоторое логически предварительное определение расширений предположительно определяется лучшими мнениями. (Обоснование: если нам придется предполагаем определенные факты о расширении P в определение условий, при которых мнения о P являются лучшими, то мы не можем рассматривать лучшие мнения как сами составляющие эти факты, поскольку то, является ли данное мнение лучшим, предполагаем некоторое логическое определение предшествующего самого факты, которые зависящее от суждения мнение желает рассматривать как конституированные лучшие мнения).

Экстремальное состояние : Не может быть лучшего способа учитывая априорную ковариацию : нет лучшего объяснения, кроме, согласно наилучшему мнению, роль, определяющая расширение, что удовлетворение трех предыдущих условий является следствие. (Обоснование: без этого условия удовлетворение из вышеизложенных условий будет соответствовать мысли, что определенные положения дел не зависят от суждений, даже если безошибочно обнаруживаемые, «положения дел, определение которых факты о распространении лучших мнений никоим образом не связаны хотя есть, априори, нет возможности их искажение фактов »(Wright 1992: 123). )

Когда можно показать, что все вышеперечисленные условия выполнены, мы можем выразить наилучшее мнение роль, определяющую расширение, и описать правда о предмете как зависящем от суждений. Если эти условия не могут быть выполнены коллективно, лучшее мнение может быть назначена, в лучшем случае, просто роль, отражающая расширение.

Стоит отметить два момента. Во-первых, снова относительно легко увидеть Почему вопрос о зависимости от суждений может стать яблоком раздора между реализмом и антиреализмом.Если предмет зависимые от суждений, у нас есть конкретный смысл, в котором независимость измерение реализма не подходит для этого предмета: есть смысл в котором этот предмет не полностью независим от наших верования, лингвистические практики и так далее. Во-вторых, споры о суждение-зависимость предмета, на первый взгляд, в по крайней мере, независимо от дискуссии о возможности признание — трансцендентная истина в этой области.

Райт утверждает (1989), что факты о цветах и ​​намерениях зависит от суждений, так что мы можем сформулировать версию антиреализм в отношении цветов (намерений), который рассматривает приписывание окрашивает (намерения) как подходящие к истине, а иногда и как истину, а истину в эти области зависят от суждений. В отличие от этого, Райт утверждает (1988), что мораль нельзя правдоподобно рассматривать как зависимую от суждений, так что тезис о зависимости суждений не является подходящим средством для выражение невыразительной, не теоретической ошибки, версии антиреализма о морали.

Для обсуждения дальнейших крусов, предположительно связанных с реализмом, таких как когнитивные команды, см. Wright 1992 и 2003. Критическое обсуждение Райта о когнитивной команде см. Shapiro and Taschek 1996. См. также Miller 2004 и статьи в разделе III Coliva (изд.) 2012. Это наличие этих различных подходов к реализму, которые делают можно быть более или менее реалистом в данной области: с одной стороны спектра будут области, которые попадают на реалистическую сторону все круизы и в противоположных конечных областях, которые попадают на нереалистичная сторона всех крусов, но между ними будет ряд промежуточных случаев, в которых некоторые, но не все круизы довольны реалистами.

8. Взгляды, подрывающие дискуссию: квиетизм

Некоторые из способов, которыми нереалистические тезисы о конкретных предмет может быть сформулирован и мотивирован был описан над. Квиетизм — это точка зрения, согласно которой важные метафизические дебаты Между реализмом и нереализмом невозможно. Гидеон Розен красиво формулирует основную квиетскую мысль:

мы чувствуем , что на карту поставлен головокружительный метафизический тезис в этих дебатах о реализме … Но после того, как когда каждая попытка сказать, в чем проблема, не увенчалась успехом, мы у меня нет реального выбора, кроме как заключить, что, несмотря на все прекрасные, наводящие на размышления образы, в конечном итоге ничего нет в окрестности для обсуждения (1994: 279).

Квиетизм о «Дебаты» между реалистами и их оппонентами могут количество форм. Одна форма может утверждать, что идея значительного дебаты порождаются неподдерживаемыми или неподдерживаемыми философскими тезисы об отношениях переживающего и мыслящего субъекта в их мир, и что как только эти тезисы будут изгнаны, «Дебаты» постепенно угаснут. Эта форма квиетизма часто ассоциируется с работами позднего Витгенштейна, а получает, пожалуй, самое сильное развитие в работе Иоанна Макдауэлл (см. , В частности, McDowell 1994 и 2007).Другие формы квиетизм может происходить по частям, принимая ограничения такие как относящиеся к реализму крусы Райта и споры о в каждом конкретном случае на основании того, что их удовлетворение или неудовлетворение никаких метафизических последствий. Фактически, это стратегия, преследуемая в Розен 1994. Он делает следующие замечания относительно двух Реалистичные круизы, рассмотренные в предыдущем разделе.

Предположим, что:

(F) a priori , что: x смешно тогда и только тогда, когда мы бы оценили x смешно в условиях полной информации около x s соответствующие экстра-комедийные элементы

и предположим, что (F) удовлетворяет (в дополнение к приоритетности) различные другие ограничения, которые Райт налагает на свои временные уравнения ((F) на самом деле не имеет формы предварительного уравнения, но это не имеет отношения к нашим целям здесь).Вопросы Розена будет ли этого достаточно, чтобы установить, что факты о смешные в некотором метафизически интересном смысле «менее реальный »или« менее объективный », чем факты (например, возможно, факты о форме), для которых подходящее уравнение не может быть построен.

Короче говоря, аргумент Розена продолжается, предлагая нам принять точку зрения антрополога, который изучает нас и который «Дошел до того момента, когда он может надежно определить, какие анекдоты рассудим смешные в условиях полной релевантности информация »(1994: 302).Розен пишет:

[Этот] важный момент заключается в том, что с точки зрения [антрополога] точки зрения, факты о распределении [собственности, обозначенной наше использование слова «смешно»] только «зависит от ума» в том смысле, что они супервентны непосредственно на фактах о нашем сознании. Но, опять же, это не снижает их объективности. … [С тех пор] у нас нет оснований полагать, что факты о том, что подумала бы определенная группа людей после определенного рода расследования не являются полностью объективными (1994: составлено с 300 и 302).

Насколько правдоподобна эта попытка преуменьшить значение открытие того, что предмет конкретной области, в Смысл Райта, зависимый от суждений? Аргумент — в противоположность к торговле интуицией — на этом уровне сложно, но Утверждение Розена здесь очень неправдоподобно. Предположим, мы узнали что факты о распределении газов на спутниках Юпитера непосредственно следуют фактам о нашем сознании. Будет ли угроза тогда чувствовал объективность фактов о распределении газов на спутники Юпитера могут успокоиться отражением того факта, что о ментальном могут сами быть восприимчивы к реалистичным лечение? Вроде сомнительно.Fodor’s Psychosemantics не принесут большого утешения реалистам в мире, описанном в Принципы Беркли . Претензия Rosen содержит некоторые правдоподобия из-за того, что он использует такие примеры, как забавный и конституционный, где наша до-теоретическая привязанность к реалистическая точка зрения очень слаба: возможно, что зависимость от суждений смешного не подрывает наше ощущение объективности юмор просто потому, что уровень объективности, который мы предварительно теоретически ожидать от комедии довольно низко.Так что хоть нокдауна нет аргумент против утверждения Розена, он гораздо более нелогичен, чем он мог бы согласиться признать.

Розен также задается вопросом, существует ли какая-либо интуитивная связь между соображения широты космологической роли и вопросы реализма и нереализм. Розен, в частности, сомневается, что связь между фактами определенного класса, имеющими лишь узкую космологическая роль и зависимость от разума в любом смысле, относящемся к правдоподобие реализма.Он пишет:

Можно представить себе тонкое физическое свойство Q , которое, хотя интуитивно полностью объективен, тем не менее номинально связано в первую очередь только с состоянием мозга B — где это вера в то, что вещи Q . Это странное открытие не подорвет нашу уверенность что Q был объективной чертой вещей, как и должно быть, если [a характеристика объектов не является полностью объективной, если она имеет узкую космологическая роль] (1994: 312).

Однако кажется, что, по крайней мере на первый взгляд, у Райта есть относительно быстрая реакция на этот момент в его распоряжении. Отказ от указывают на то, что в любом случае ширина космологического ролевого ограничения относится к классам свойств и фактов, он может указать что в примере, построенном Розеном, узость Q космологическая роль — это апостериори материя. В то время как мы хочу, чтобы космологическая роль ограничивалась a априори дело: не нужно проводить эмпирическую расследование, чтобы убедить себя, что факты о смешном не имеют широкую космологическую роль.

Таким образом, у Райта есть первые ответы на вопросы квиетиста Розена. нападки на его использование понятий зависимости суждений и ширины космологическая роль. Полностью справиться с этими аргументы здесь, не говоря уже о других квиетистских аргументах в Работа Розена или аргументы других квиетистов, таких как Макдауэлла, помимо того, что он дает представление о том, как может быть мотивировано квиетизм и как те, кто активен в дебатах между реалистами и их противники могут начать отвечать. Для дальнейшего обсуждения квиетизма от Райта, см. Райт 2007.

9. Заключительные замечания и извинения

Это обсуждение реализма и форм, которые нереалистичны оппозиция, которую может принять, далеко не исчерпывающая и направлена ​​только на то, чтобы дать Чувство читателя, чего ожидать, если он углубится в суть проблемы. В частности, ничего не упоминалось о творчестве Хилари. Патнэм, его характеристика «метафизического реализма», и его так называемый «теоретико-модельный» аргумент против этого. Работы Патнэма обширны, но можно было бы начать с Патнэма. 1981 и 1983 годы.Для критического обсуждения см. Hale and Wright 2017 и Wright 2001; см. также записи на научный реализм и вызовы метафизическому реализму. Также нет вопросов о метафизике модальности и возможных миров. обсуждалось. Locus classicus в этой области — Льюис 1986 года. комментарий см. Divers 2002 и Melia 2003; см. также записи на Метафизика Дэвида Льюиса и эпистемология модальности. И очень важная тема научного реализма не была затронуты.Для ознакомительного лечения и предложений по для дальнейшего чтения см. Bird 1998 Ch. 4; см. также записи на научный реализм и структурный реализм. Наконец, не удалось включить какое-либо обсуждение реализм в отношении интенциональности и смысла (но см. записи на преднамеренность и теории значения.) Locus classicus в современной философии — это Крипке 1982 г. строго реалистичный взгляд на намеренное, см. Fodor 1987. собрание некоторой центральной вторичной литературы, см. Miller and Wright 2002, и за убедительную защиту интерпретации Крипке. Витгенштейна, см. Kusch (2006).Для занимательной защиты метафизический реализм, см. Musgrave 2001 (упражнение для читателя: делать любая из форм оппозиции реализму, описанная в этой статье, основана на о том, что Масгрейв называет словесной магией?). Для альтернативного подхода к отображение дебатов о реализме, включая концепции независимость более метафизическая, чем те, на которых см. Fine (2001) и статью о метафизическое обоснование. Для хороших вводных трактовок реализма см. Кирк. 1999 г. и Брок и Марес 2006 г. Greenough and Lynch (2006) — полезный сборник статей многих ведущих деятелей в различных споры о реализме.

уровней реальности | Философский разговор

Если задуматься, реальность бывает разных уровней, каждый из которых включает в себя разные типы вещей, обладающих разными свойствами. Возможно, большинство людей подумают о таких вещах, как грязь на нижнем уровне, затем о нас на следующем уровне и о небе на самом высоком уровне. Но у философов другое, более абстрактное представление об уровнях реальности.Вот несколько примеров:

• Мы с вами — или, по крайней мере, наши тела — вместе со столами и стульями, городами, поселками и планетами. Это то, что философы называют уровнем предметов среднего размера. Этот уровень реальности — это то, чем занимается большая часть нашей жизни. То, что мы можем воспринимать нашими чувствами, и так далее.

• Сравните это с уровнем, называемым квантовой реальностью. Такие объекты, как кварки, которые мы не можем видеть, обладают такими свойствами, как спин, которые мы едва можем понять.

• На уровне чуть выше квантовой физики мы находим электроны и атомы; затем есть уровень химических фактов, где есть химические вещества и связи; затем уровень биологии, где есть клетки.

• Более высокие уровни тоже, например, вовлекающие умы, общества, нации…

• И есть ангелы и Бог… и числа в этом отношении. Итак, у нас много уровней!

Интуитивно каждый уровень имеет характерный вид объекта, характерные виды свойств и фактов, и обычно разные профессии для людей, которые изучают или работают с ним: квантовые физики, твердотельные физики, химики, биологи, психологи, социологи.Ближе к вершине математики и теологи. И затем, по крайней мере, согласно Аристотелю, на самом верху: философы. Он поместил туда философов, потому что мы думаем о Бытии, то есть о всей этой жизни, и пытаемся выяснить, как связаны разные уровни. Большинство современных философов чувствуют себя скорее посередине, чем наверху. И их подход к вопросу об уровнях реальности сосредоточен на теме снижения.

Мы можем оставить в стороне Бога и ангелов; философы, которые верят в них, вряд ли предположат, что они могут быть сведены к чему-то еще, и те, кто в них не верит, также не беспокоятся об их сводимости.Мы также можем отложить числа в сторону, поскольку ни у Кена, ни у меня нет твердого представления о них. Затем физикалисты, такие как Кен и я, склонны думать, что все остальное должно быть одной большой реальностью, физической реальностью. Факты о химических веществах на самом деле — это просто факты об атомах и электронах, и на самом деле это просто факты о субатомных частицах или о том, что еще оказывается на дне. То же самое с биологией и химией; психология и биология; социология и психология.

Разделение основано на том, как люди взаимодействуют с различными явлениями, инструментах, которые мы используем, наших интересах и, конечно же, на задействованных бюджетах Национального научного фонда.и, в конечном счете, метафизически, философски, существует только одна реальность, материя в движении — или то, чем квантовые физики заменяют материю, или чем они заменяют движение.

Можно подумать, что это уныло и загадочно. Я не чувствую себя комплексом кварков. Конечно, есть и другая теория. Это конкурент редукционизму. Это называется Emergence. Это идея, что каждый уровень каким-то образом возникает из уровня ниже при определенных условиях. И когда происходит эмерджентность, вовлекаются действительно новые объекты, свойства и факты.

Можно предпочесть редукционизм эмерджентности на том основании, что в некоторых случаях редукции, хотя и не обнаруженные, в принципе должны иметь место. Биологи со времен Менделя знали, что нечто, называемое ими «генами», отвечает за унаследованные характеристики. Но долгое время велись споры о том, действительно ли гены можно объяснить физическими и химическими свойствами. Многие биологи считали, что гены невозможно полностью объяснить только с точки зрения физики и химии.Другими словами, они думали, что гены возникают, а не восстанавливаются. Но с открытием ДНК и развитием молекулярной биологии мы знаем, что это не так. Структура, которую обнаружили Уотсон и Крик, позволила ученым объяснить, как работают гены, не обращаясь ни к чему, кроме принципов и свойств физики и химии.

Если повсюду некоторые философы увидят эмерджентность, ученые в конечном итоге предоставят сокращения, эмерджентность будет просто еще одной идеей в мусорном ведре, называемой историей философии.Но этот великий результат потребует биологического понимания сознания и всех других ментальных феноменов. Должны ли такие потенциальные физикалисты, как мы с Кеном, быть в этом так уверены? Неужели это настолько очевидно, что имеет смысл?

К счастью, у нас есть эксперт по всему этому, который поможет нам задуматься над этим, Тим О’Коннор, автор книги «Теизм и окончательное объяснение».

Реальный мир действительно реален?

Реальный мир действительно реален?


Как наши модели природы могут вводить в заблуждение.
Реальность реальна? Какая путаница!
Неужели все это иллюзия?
Философы размышляют;
Ученые размышляют. Но ни один из них не приходит к выводу.
Реферат: Человеческое воображение — вещь прекрасная. К сожалению, у нас есть возможность вообразить многое, что не так. Когда мы воображаем невозможное, логика бесполезна, а наука бессильна с этим справиться.Невозможные вещи не обязательно подчиняются тем же правилам, которые применяются в мире нашего чувственного опыта.

Понятия и смысловые трудности.

Что на самом деле там?
От Камиллы Фламмарион,
L’Atmosphere: Mtorologie Populaire
(Париж, 1888 г.), стр. 163.

Научные концепции часто происходят из наивных повседневных концепций и даже называются с использованием одних и тех же разговорных слов, придавая этим словам статус технических терминов.Такие слова, как пространство, время, масса, сила и теория являются примерами. Когда этим словам даются точные определения как технические термины, их определения обычно расходятся с их разговорным значением. Неученые иногда обманывают себя, полагая, что их разговорных значений достаточно, чтобы понять их научные значения. В конце концов, разве эти вещи «не реальны», являются частью нашего повседневного опыта? Неужели мы можем понять их простым языком? Чем больше мы узнаем о природе, тем больше напрягаем этот комфортный вид.

Например: теория относительности Эйнштейна заставила нас признать, что пространство и время не являются «абсолютными» и что измерения времени, расстояния и даже массы дают разные значения для разных наблюдателей, даже когда наблюдатели измеряют одно и то же природное событие или процесс. Реальность внезапно стала «эластичной», но очень точным и надежным образом, потому что мы узнали законы, которые позволяют нам точно соотносить измеренные значения из одной системы наблюдения с другой.

Другой пример: квантовая механика опровергает наше наивное представление о том, что материальные вещи имеют точное местоположение в пространстве и времени, и можно рассчитывать, что они будут найдены там, где они предсказаны. Но эксперименты показали, что в масштабе фотонов, электронов и других крошечных кусочков материи мы не можем точно предсказать, где они находятся, а только вероятность того, что они будут найдены в конкретном месте.

Еще один: Материя, которую мы считали чем-то совершенно отличным от энергии, иногда превращалась в энергию и наоборот.

Эти относительно недавние разработки все еще позволяют нам писать уравнения поведения вещей и решать их количественно и точно.Но это новое знание, безусловно, разрушило наше наивное представление о том, что «реальный мир» и «реальные вещи» в этом мире ведут себя так же, как объекты в мире нашего непосредственного чувственного опыта.

Размышляя о философии
может напрячь ваш мозг.
© 2002 Джон Холден.

Нас предупредили. Некоторые философы, такие как Эрнст Мах (1838-1916), сомневались, действительно ли атомы реальны. Мах считал, что единственными настоящими вещами являются те, которые мы можем видеть, чувствовать, слышать и потрогать, — вещи, доступные непосредственно нашим невооруженным чувствам. Чувственные восприятия были единственной реальностью, все остальное было гипотетическим. Мах признал, например, что атомы и химические формулы были «полезной выдумкой», но мы не должны называть их «реальными».

Другие философы даже предполагали, что ничего не существует — все иллюзия. Ученые проигнорировали их. В любом случае, по словам ученых, это не имеет значения, пока иллюзия последовательна и ведет себя надежно и регулярно, мы можем заниматься с ней физикой.Предоставьте философам суетиться о том, что действительно реально. [1]

Философия — это то, о чем стоит подумать, но, делая это, вы можете связать свой мозг узлами. Некоторые отрасли современной физики — на ум приходят космология и теория струн — настолько далеки от того, что мы привыкли называть «реальным», что некоторые неученые задаются вопросом, не потеряли ли физики всякую связь с реальностью. Некоторые критики даже сказали, что эти теоретики занимаются только математикой, а не физикой, и предложили им «придумать хотя бы одно экспериментально проверяемое предсказание того, чего мы еще не знаем.»[2]

Полки книжных магазинов содержат много книг, пытающихся объяснить эти новые умозрительные идеи неспециалистам. Иногда трудно отличить некоторые из этих книг от научная фантастика. Но даже лучшие книги, написанные людьми, которые действительно понимают, о чем они говорят, наталкиваются на серьезное препятствие языка. Они пытаются объяснить эзотерические математические теории без использования математики. Это невозможно. При переводе всегда что-то теряется.

Пространство и время.

Наверное, самый фундаментальный ментально-физические концепции — это пространство и время. Конечно, мы знаем, о чем говорим, когда используем эти слова. Может быть нет.

Теперь у нас есть веские доказательства того, что в далеком прошлом было «самое раннее» время для событий во Вселенной. Раньше не было. Это время иногда называют моментом «Большого взрыва». Это неудачный выбор слов, потому что он предполагает взрыв, похожий на взрыв бомбы. Некоторые популярные книги даже называют это «моментом творения», что несет в себе теологические последствия, которые также прискорбны.Язык уже начинает доставлять нам проблемы. Но становится еще хуже.

Слово «начало» предполагает начало чего-то или появление чего-то, чего раньше не было. Но «до» предполагает более раннее время. Было ли время раньше, чем Большой взрыв? Как это могло быть, ведь это «самое раннее время» во Вселенной было точкой, в которой и время, и пространство, и энергия впервые существовали? До этого «события» времени не существовало. Но даже это не совсем так, потому что «раньше» не было.[3]

Думать о «большом взрыве» как о взрыве — это заблуждение. Бомба взрывается и высвобождает энергию, энергию, которая хранилась внутри бомбы до того, как взорвалась. У Вселенной не было «раньше». Это беспокоит людей, которым трудно представить, что что-то (материя, энергия и все остальное) может возникнуть из ничего. Они думают в рамках аналогии с бомбой. Даже сказать, что нет «ничего» вне и до того, как Вселенная скажет слишком много, утверждение, которое мы не можем подтвердить экспериментально.[4]

Разве я не предупреждал вас, что размышления об этих вещах и словах, которые мы используем, могут связать ваш мозг в узлы? Каждый раз, когда мы пытаемся написать осмысленное предложение, мы сталкиваемся со словами, которые, как нам казалось, мы знали очень хорошо, которые просто не передают предполагаемое значение. Наш естественный язык, разработанный для того, чтобы иметь дело только с вещами во вселенной нашего повседневного опыта, просто неадекватен, чтобы говорить о чем-либо еще, что мы можем себе представить.

А где произошел этот большой взрыв? Не было «где», пока это не произошло, поскольку пространство и время имеют значение только после того, как это произошло.И даже сейчас все пространство находится во Вселенной, и бессмысленно спрашивать, что, если что-то находится «вне» Вселенной, если мы даже знаем, что «снаружи» означает в этом контексте.

Мы и все наши инструменты для наблюдения и исследования — часть вселенной, в которой мы живем. Они не позволяют нам видеть, изучать или даже разумно говорить о чем-либо еще. Поэтому гадать, что находится «за пределами» Вселенной или что происходило «до» Вселенной, — пустые фантазии. Это попытка ответить на вопрос, на который нет ответа.[5]

Мы использовали эти примеры, потому что о них слышали даже не ученые.

Модели и реальность.

Физики создают математические модели природы и ее процессов, обычно выражаемые в виде уравнений. Иногда эти математические модели могут быть визуально отображены в виде графиков, графиков или, в настоящее время, в виде трехмерных компьютерных дисплеев. Но тот факт, что мы можем что-то визуализировать, не гарантирует, что это реально, и часто визуальное представление не дает всей картины и может ввести в заблуждение.[Кроме того, то, что мы можем придумать название для концепции, не гарантирует, что концепция является чем-то реальным. Но даже если это ненастоящее, оно все равно может быть полезно.]

Реальность — это всего лишь иллюзия,
хотя и очень настойчивый.

Хороший пример из истории физики — это концепция поля 19 века, уходящая корнями в механику Ньютона.Теория тяготения Ньютона описывала, как тела могут оказывать влияние друг на друга, даже если между ними ничего нет. Это «действие на расстоянии» поначалу было трудно принять. Многие считали это «оккультной» идеей. Но это сработало так хорошо, что постепенно было принято. В 19 веке, когда Фарадей описывал взаимодействия между зарядами, он использовал концепцию поля, в которой силы между телами были вызваны электрическими полями, которые были «в» промежуточном пространстве. Концепция этих полей у Фарадея была конкретной.Он считал, что силовые линии представляют собой упругие напряжения в «светоносном эфире» — разреженной среде, которая, по мнению большинства ученых того времени, заполняла все пространство и даже вакуум. Аналогичная теория поля использовалась для гравитационных полей и магнитных полей. Еще в 20-м веке эта концепция полей использовалась в учебниках, даже после того, как ученые осознали, что такой среды, как светоносный эфир, не существует. Я помню профессоров, которые говорили нам, что «4π» силовые линии исходят от каждой единицы заряда »(в системе единиц cgs).Они утверждали это не как «истину», а как концептуальный костыль. Тем не менее, студенты часто представляли себе линии поля так, как будто они были такими же реальными, как дерево или скала. Позже, пройдя курсы более высокого уровня, мы поняли, что это всего лишь концептуальная модель, удобная только для визуализации. Линии поля были всего лишь линиями, нарисованными на бумаге, чтобы нарисовать картину ситуации.

Позже студенты-физики узнают, что сила, энергия и импульс на самом деле не являются необходимыми для решения задач механики.Лагранжевы и гамильтоновы методы дают одни и те же результаты без этих концепций. Так были ли эти концепции «реальными»? Очевидно нет. Это были всего лишь удобные концепции, как и те линии поля.

В конце концов мы приходим к осознанию того, что все концепции, время, пространство, масса, сила, энергия и все остальное — это не то, что мы «открываем» в природе, не вещи, которые находятся «в» реальном мире, а концепции, которые мы изобретаем в чтобы удобно описать поведение вещей, которые мы наблюдаем в природе.Мы также понимаем, что никакой конкретный набор концепций, даже если они работают идеально, не является «священным». Если бы мы захотели, мы могли бы заменить их совершенно другим набором концепций, которые тоже могли бы работать. Но проработка деталей была бы огромной задачей. Мы видели это в истории физики с лагранжевой механикой, теорией относительности и квантовой механикой. Природа делает то, что должна [6], независимо от того, какой способ мы выбираем для ее описания или какие концепции мы используем в уравнениях.

Чтобы полностью оценить это, нужно время и много курсов физики.Неученым приходится тяжелее, и они предпочитают «валяться в реальности».

Я не говорю, что «все идет» в наших описаниях природы. Какие бы умные модели мы ни изобретали, они должны быть основаны на наблюдениях и экспериментах. Любой концепции, не имеющей точной и однозначной связи с наблюдениями или экспериментами, которые мы могли бы проводить, нет места в физике. Это бесполезно. Вот что убило светоносный эфир. Все умные эксперименты, разработанные для обнаружения эфира или измерения его свойств, с треском провалились.Тем не менее, концепция эфира использовалась (несколько успешно) в мышлении физиков. Затем появилась теория относительности, которая по-новому ответила на многие насущные вопросы, а теория относительности даже не упомянула эфир. В эфире не было необходимости! Через некоторое время этот факт был принят и осознан, а эфир был заброшен. Сегодня это только сноска в учебниках. Это была одна из тех концепций, которые не имели отношения к эксперименту и экспериментально не поддавались проверке. Но даже сегодня есть люди, которые пытаются возродить новые версии старой теории эфира. Мы называем их псевдоучеными — распространителями эксцентричных идей, маскирующихся под науку. Теперь представление о том, что есть какие-то едва осязаемые «вещи», заполняющие пространство, вернулось в основную науку. Однако эти новые гипотезы не имеют прямого отношения к старой концепции светоносного эфира.

Современные физические модели, как правило, намного дальше от наблюдений, чем столетие назад. Наблюдения, на которых они основаны, требуют чувствительного, мощного и дорогого оборудования, обученных наблюдателей и мощного анализа данных.Никто больше не может проводить эксперименты на простом оборудовании. Эти концепции часто бывают тонкими и требуют высшей математики, чтобы выразить их и связать с наблюдениями. Тем не менее, все, что мы делаем в науке, должно иметь отношение к эксперименту, и каждое предсказание должно быть экспериментально проверено.

Научный прогресс требует творческого размышления, и в процессе многие гипотезы превращаются в полноценные теории, прежде чем их последствия будут проверены экспериментально. Их нельзя квалифицировать как «установленную науку», пока они не будут полностью и скептически проверены. Многие привлекательные и чудесные умозрительные идеи убиты неприятными экспериментальными фактами. Иногда проходят годы, прежде чем такие умозрительные физические идеи будут проверены и приняты. Но все это время они — «горячие новости» в научно-популярных журналах и популярных книгах. Не-ученый не может легко отделить установленную науку от предположений и гипотез. На самом деле, для человека, не являющегося ученым, читать о спекуляции интереснее.

Некоторые вещи более реальны, чем другие?

Читатель может вполне согласиться с тем, что поля, волновые функции, квантовые струны и суперструны могут быть концептуальными конструкциями, которые несколько менее чем реальны, но все же связаны с экспериментальными наблюдениями. Но как насчет времени, пространства и массы? Конечно, они более конкретны, более тесно связаны с чувственными впечатлениями.

ВРЕМЯ

Время существует?
Я в этом сильно сомневаюсь.
Но, черт возьми, что нам делать
без этого?

Как мы «чувствуем» время? Возможно, вместо этого мы должны спросить: «Как мы измеряем время?» Часы зависят от движения чего-либо: качания маятника, пружины, вращающей спусковое колесо, или крошечного вибрирующего камертона. У всех них есть некий материальный объект, движущийся в пространстве, и они зависят от естественной регулярности движения некоторой массы. Даже более современные хронометристы полагаются на движение: естественные колебания кристалла или естественные колебания атомов.Без движения (а для движения требуется пространство) у нас не было бы возможности измерить время.

Как мы измеряем пространство? Используются линейки, измерители, геодезические и лазерные лучи. Эти процессы измерения не происходят мгновенно; они требуют времени. Лазерному лучу нужно время, чтобы добраться из одной точки в другую, чтобы измерить расстояние между этими точками. Даже измерение с помощью метра требует одновременного наблюдения за конечными точками измеряемой длины. Для этого необходимо сравнивать сигналы от каждой из конечных точек, и все сигналы перемещаются в пространстве не более чем с конечной скоростью света.Так что, опять же, необходимо учитывать временные задержки. Без времени мы не могли бы измерять расстояния.

Как мы измеряем массу? С помощью весов мы можем сравнить силу тяжести двух масс. При этом две массы находятся в разных местах на расстоянии, разделяющем их. [7] Или можно использовать пружинный баланс, и пружина перемещается вверх и вниз в зависимости от веса. Опять необходимо расстояние и время. Или мы могли бы приложить силу к массе и посмотреть, насколько она ускоряется, используя закон Ньютона F = м a .Чтобы измерить ускорение, тело должно пройти расстояние. Без расстояния мы не можем измерить массу. И время тоже требуется.

Как измерить силу? Каждый метод, который мы используем для измерения силы, требует измерения движения, которое вызывает сила какого-либо материального объекта. Даже датчики давления и силы работают за счет очень небольшого сжатия крошечного сенсорного элемента. Без движения, которое производит сила, мы не могли бы присвоить ей значение.

Эти простые соображения должны убедить нас в том, что пространство, время и материя неразрывно связаны, и каждое понятие было бы бессмысленным без других.Это должно было быть ясно еще до того, как была сформулирована теория относительности, но на самом деле эта идея получила мало внимания в ранней истории физики. [8]

Специальная теория относительности, сформулированная в начале 20 века, сейчас хорошо проверена и принята. Он показал, что понятия времени и пространства неразрывно связаны в «пространство-время». Пространство бессмысленно без времени, и наоборот. И материя, и все остальное были бы немыслимы без пространства и времени.

В научной фантастике часто используется идея о том, что наши чувственные впечатления могут сильно отличаться от того, что «на самом деле» вызывает эти чувственные впечатления. Но это, конечно, поднимает вопрос о том, реальны ли и такими, какими мы себя представляем. Может ли вся реальность, включая нас самих, быть только конструкциями виртуальной реальности, сформированными в гигантском космическом мозгу, подобном компьютеру? Такие научно-фантастические концепции завораживают, но, возможно, они все еще слишком уходят корнями в нашу ограниченную способность воображать. Даже идея огромного компьютера такого типа основана на наших собственных ментальных моделях, построенных на основе нашего сенсорного опыта с компьютерами. Мы можем предположить, что истина «где-то там», но можем ли мы понять ее своим ограниченным интеллектом?

Этот мир может быть мечтой.А существование может быть иллюзией. Но для меня этот сон или иллюзия достаточно реальны, если, правильно используя разум, он никогда не обманывает нас.
    — Готфрид Вильгельм Лейбниц (16461716)

Суть таких предположений состоит в том, что мы не знаем и, что еще хуже, мы не можем знать ответов на такие вопросы. Мы также не можем знать, значимы ли вопросы. Ранее мы поднимали вопрос о детерминизме и свободе воли. Мы думаем, что у нас есть свобода воли принимать решения, которые могут повлиять на наше будущее и будущее Вселенной.Но мы не можем знать, правда ли это, и все, что мы можем сделать, это вести себя «так, как будто это правда». Пытаться с помощью мысли или эксперимента определить, есть ли у нас свобода воли, просто напрасно, напрасно. Но если мы решим, тратить ли время на подобные вопросы, действительно ли у нас был какой-то выбор в этом решении?

Мы часто говорим о континууме времени от прошлого к настоящему к будущему. Если пространство и время связаны вместе, а вселенная включает в себя пространство и время, то вне вселенной эти слова не имеют значения.Давайте на мгновение представим себе, что на самом деле все это было сфабриковано «внешним» разумом. И я имею в виду все, от начала до конца времен. Вся история вселенной и все, что в ней находится, находится «там» в разуме создателя (если мы вообще можем использовать этот термин). Создатель мог изучить его подробно и увидеть каждую точку континуума времени. Для этого создателя нет тайны в отношении прошлых или будущих событий; все они — открытая книга, выполненная как произведение искусства. Мы, мыслящие существа в этой вселенной, видим только наш настоящий момент времени и свидетельства, оставленные событиями в прошлом времени.Конечно, из-за конечной скорости света, когда мы смотрим на очень далекие части Вселенной, мы видим свет, который возник в прошлом, но он очень далек от космического пути, по которому мы идем. У нас нет возможности исследовать будущее время; мы просто должны плыть вовремя, пока не доберемся туда. Для этого гипотетического создателя нет ничего загадочного в будущем, потому что оно прямо здесь и доступно для изучения, как часть завершенного творения.

Мы отважились на спекулятивное богословие, чтобы доказать свою точку зрения.Наша человеческая озабоченность будущим и свободная воля кажутся жалкими и бессмысленными с более широкой точки зрения. Мы видим вещи очень сковывающими шорами. Мы пойманы в ловушку, как насекомые в янтаре, не в силах вырваться за пределы нашей ниши в пространстве-времени, чтобы получить эту более широкую точку зрения. Мы ограничены чувственными впечатлениями, которые позволяют нам формировать концепции, которые достаточно хорошо служат нам в повседневной жизни, но мешают нам когда-либо знать, что «на самом деле» там, — во всяком случае.

Все это предполагает детерминированную вселенную.(Но это тоже наивное упрощение.) Это заставляет некоторых говорить: «Почему я должен мучиться из-за выбора, потому что то, что происходит, должно происходить?» Это представление о неизбежности «судьбы» было общей темой на протяжении всей истории. Он даже появляется в некоторых религиях, перефразируя его так: «То, что происходит, — это то, что боги хотят сделать, и мы бессильны это изменить». Здесь вы можете надеяться, что я скажу что-то воодушевляющее и воодушевляющее, чтобы дать людям надежду и цель. Ничего подобного из того, что я мог бы сказать, не имело бы никакого значения, не так ли?

Писатели и философы исследовали подобные вопросы на протяжении всей истории человечества, и из этого ничего не вышло. Ни одно из моих бессвязных размышлений в этом документе не является оригинальным для меня. Я не ссылался на них, потому что это удвоило бы длину этого документа. Кроме того, эти темы много раз и раньше были свободно заимствованы другими, от Платона до Фомы Аквинского и Дугласа Адамса. Они являются частью общей валюты в истории идей.

Подведение итогов.

Я пришел к выводу, что весь мир — загадка, безобидная загадка, сделанная нашей собственной безумной попыткой интерпретировать это так, как если бы в нем была скрытая правда.

В этом коротком документе я проиллюстрировал трудности, парадоксы и невозможности, которые возникают, когда мы пытаемся изобрести ответы на вопросы, на которые нет ответа. Человеческий разум способен вообразить многие вещи, которые не являются таковыми, и даже вещи, которые не могут быть таковыми. Но у нас также есть досадная склонность верить в такие выдуманные фантазии.

Для умного человека вполне возможно построить фантазию, которая непроверяема и недоказуема, но при случайном рассмотрении кажется совершенно логически последовательной.Но при скептическом рассмотрении все такие фантазии, придуманные человечеством и страстно веримые им, например религии, содержат логические противоречия, которые позволяют легко их дискредитировать. Может ли этот факт сказать нам что-нибудь о том, как устроен наш мозг? Или это уловка, которую разыгрывает духовный сверхъестественный разум, чтобы напомнить нам, что мы все неправильно поняли — и никогда не сможем? Может ли быть так, что истинные истины (в отличие от воображаемых истин) обязательно должны иметь внутренние логические противоречия? Или может быть несколько истин, все взаимно противоречащих друг другу? Пытливые умы хотели бы знать.

Примечания

Однажды я был на съезде солипсистов но больше никого не было.
[1] Читатели могут спросить, почему я не упомянул здесь слово «солипсизм». В философии солипсизм — это теория, согласно которой «я» не может знать ничего, кроме своих собственных модификаций, и что «я» — единственная существующая вещь. Но как солипсист может быть уверен в этом? Философ Бертран Рассел сказал, что однажды он получил письмо от женщины, которая объявила себя солипсисткой.Далее она сказала, что ее удивило отсутствие солипсистов. Некоторые считают солипсизм крайней формой скептицизма. Прочтите любое обсуждение солипсизма, и вы быстро обнаружите, что эта концепция таит в себе столько парадоксов, что она является прекрасным примером скептического взгляда на то, что «философия — это дорога из многих путей, ведущих из ниоткуда в ничто». Например, в то время как многие люди могут утверждать, что они солипсисты, только один из них может действительно существовать, а остальные являются плодом его или ее воображения.Но какой на самом деле? Одно из решений состоит в том, чтобы предположить, что ни один из них не является реальным и что каждый объявленный солипсист является плодом воображения всех остальных. Еще более коварная интерпретация состоит в том, что все солипсисты правы (каждый в своей параллельной вселенной). Я считаю, что такие дискуссии только укрепляют скептическое мнение о том, что «реальность» — это обман, бессмысленная концепция, которая заставляет нас тратить время на такие бесплодные аргументы.

[2] Несмотря на то, что теория относительности, квантовая механика и другие недавние достижения физики выходят за рамки наивных представлений о реальности, они все еще основаны на эксперименте, на вещах, которые мы можем наблюдать с помощью сложных точных приборов.Любое понятие, не имеющее экспериментальной связи с наблюдаемым миром, считается в физике недопустимым. Это считается научной фантастикой, псевдонаукой или философией.

[3] Большинство не-ученых представляют время как нечто, что существовало всегда и что Вселенная возникла в результате «большого взрыва» или «стихийного бедствия» в определенный момент времени, и время может даже продолжаться, если в какой-то момент в будущем вселенная перестанет существовать. Но те, кто думает более глубоко, философы, ученые и даже теологи, не удовлетворены этим наивным взглядом.Даже религиозный философ и богослов святой Августин Гиппопотам (354430), который много писал на подобные темы, пришел к выводу, что не было времени «до творения», поскольку «само время было творением Бога».

Тем не менее, некоторые современные космологи предполагают, что время (или что-то подобное времени) могло существовать до начала Вселенной, и что пространство (или что-то вроде пространства) могло существовать вне Вселенной. Однако даже они признают, что прямого способа проверить это предположение нет.Они используют эту математическую гипотезу для предсказания того, что мы можем наблюдать.

[4] Я оставляю в другой раз вопрос о «причине и следствии». В повседневной жизни мы видим события как связанные во времени, и для многих процессов имеет смысл сказать, что одно событие является причиной, а связанное событие — его следствием. Сказать, что это не говорит нам, как работает отношение, просто мы никогда не наблюдаем эти два события без связи. Во многих случаях мы никогда не наблюдаем, чтобы такие связанные события обращались вспять во времени.Поэтому мы наивно предполагаем, что существует нечто вроде универсального закона причины и следствия. Может быть — в наблюдаемой Вселенной. Но когда кто-то задает вопрос «Что вызвало Большой взрыв», мы задаем вопрос, на который нет ответа, поскольку он предполагает, что мы должны связать два события, одно «вне» Вселенной, как в пространстве, так и во времени, хотя мы только что утверждали, что пространство и время не имеет значения вне наблюдаемой Вселенной. Мы создали этот парадокс из-за нашего образа мыслей и неадекватности нашего языка.Или, как заметил Х. Л. Менкен о философах, «они всегда создают тайны».

[5] Некоторые физики-теоретики считают, что события с самых ранних времен происходят в еще большем пространственно-временном континууме. В настоящее время это гипотеза, которая может иметь проверяемые последствия, но еще не является установленным научным выводом. В настоящее время у нас нет свидетельств такого большего пространства-времени. Если мы когда-либо обнаружим такие доказательства, это просто расширит наше определение естественной вселенной, но не повлияет на приведенные здесь аргументы.Но даже тогда модель событий до Большого взрыва будет не чем иным, как полезной вымышленной концепцией, которую не следует путать с тем, что мы считаем реальностью. Это было бы что-то вроде концепции силовых полей. С логической точки зрения такая «причина» вне пространства и времени наблюдаемой вселенной привела бы к классической проблеме рекурсии. Если X стал причиной вселенной, то что вызвало X? Если Y вызвал X, то что вызвало Y? И так далее, в бесконечной регрессии. Как только мы осознаем это, мы видим, что это то же самое, что вопрос «Если Бог создал вселенную, то что создал Бога?»

Это подводит нас к научной фантастике.Возможно, по мере того, как наша Вселенная весело развивается, какая-то цивилизация в ней продвигается к точке, где она выяснила, как инициировать событие создания «большого взрыва». Они проводят эксперимент, и именно их событие привело к нам. Красивый, аккуратный замкнутый цикл событий. Но цивилизации внутри него по-прежнему будут спрашивать: «Что находится за пределами этого цикла?» и «Откуда взялись его материя, энергия, энтропия и т. д.?» Некоторые вопросы, которые мы можем легко придумать, заставляют нас думать, что мы можем найти на них ответы.Было бы разумно признать их невозможными и оставить их в покое, но они продолжают нас засасывать. Это похоже на зависимость.

[6] «Что есть, то и должно быть». (Готфрид Вильгельм фон Лейбниц [1646-1716], немецкий философ и математик.) Все природные процессы имеют ограничения, налагаемые геометрией и наличием поблизости других вещей. Что происходит и что возможно, — это только то, что разрешено этими ограничениями.

[7] Многие, кто использовал весы, предполагают, что они проводят статические измерения, когда все в системе находится в состоянии покоя.Как бы мы узнали, что достигли баланса, если бы не достигли этого положения покоя, тщательно отрегулировав механизм, чтобы устранить первоначальную несостоятельность? Это требует движения какой-то части инструмента. Состояние покоя весов могло быть вызвано неисправностью «заедания».

[8] Классическая физика была пронизана неявными, непроверенными и непроверенными предположениями, согласно которым реальный мир трактовался как нечто «снаружи», независимо от наших чувственных впечатлений от него.Если бы каждый человек воспринимал события по-разному, трудно представить, как мы могли бы заниматься физикой. Итак, единственная часть нашего чувственного опыта, которому мы доверяем, — это точно повторяемый, независимо от того, кто проводит эксперимент. Но мы узнали, что наивные предположения о «реальном мире» должны быть проверены экспериментом.

    —Дональд Э. Симанек, 8 февраля 2006 г.
<<<< Предыдущая глава. Следующая глава. >>>>

Верх страницы.

Креационизм разумного дизайна: мошенническая наука.
Evolution Deniers.
Интеллектуальный дизайн: стакан пуст.
Приказ от беспорядка. Творчество в повседневной жизни.
Случайные мысли о случайности.
Использование и неправильное использование логики.
Научный метод.
Доказательства непознаваемого. Доказательство — пудинг.
Теория или процесс?
Является ли разумный замысел интересной философской идеей?
Почему не ангелы?
Что беспокоит креационистов?
Резюме и выводы.

Злоупотребления наукой.
Домашняя страница Дональда Симанека.

Реальность Что есть Реальность



Реальность — это то, что в жизни обычно наблюдается и проверено на существование, вещи, которые последовательный и не случайно или под влиянием соответствия или Массовая истерия. То, что воспринимается как реальное и физически испытанный чувства. Реальность родственник.

Реальность — это весь ваш опыт и знание мира, определяющее как все кажется вам.В состояние мира, как оно есть на самом деле, а не как вы, возможно, захотите.

Реальный что-то можно рассматривать как факт и что-то, что существует или происходит в действительности и наличие подтвержденного существования и содержания что совпадает с реальностью. Реальный то, чего нет иллюзия, не фантастика, не воображаемый или ощущение интуиция. Реальный то, что не меньше того, что заявлено и достойно имени и отражающего существенный или подлинный характер чего-либо.Настоящее то, что не следует принимать слегка. Что-то исправлено или недвижимое. Реальное в математике — любое рациональное или иррациональное количество.

Материальное имеет материальное или физическая форма или вещество. Влияние или характеристика тело в отличие от ум или дух. Телесный физическая субстанция или материя, которая имеет массу покоя и (обычно) также объем.

Реализм — это состояние актуальности или настоящий. Признак принятия факты жизни и предпочтения практичность и буквальная правда.В философии реализм — это философское учение о том, что физические объекты продолжают существовать, когда они не воспринимается и это абстрактное концепции существуют независимо от их названий.

Реалист — человек, принимающий мир как это буквально есть и обрабатывает это соответственно. Философ, который считает, что универсалии реальны и существуют независимо от кого-либо думая о них.

Материальный мир относится к физическому миру. где мы живем, работаем и играем, благодаря чему все наши естественные чувства, например, зрения, слуха, обоняния, вкуса, осязания, движения и осязания, способны понимания конкретных реалий, таких как люди, места, вещи, как они представляются нам.Материализм.

Актуально есть на самом деле а не просто потенциал или возможное. Имеет место в реальности, а не притворство или имитация.

На самом деле это факт. Актуальность — это состояние реально существующего объективно.

Материальное — это то, что воспринимается чувствует особенно осязание. Может рассматриваться как факт.

Вещество реально физическое независимо от того, какой человек или вещь состоит.Самый лучший или самый важный или самый жизненно важная часть какой-то идеи или опыт. Идея то, что задумано. Что за общение о чем-то идет о. Определенный вид или вид материи с однородные свойства. Собственность держаться вместе и сохранять форма. Химическая субстанция.

Воплощение до представлять что-то в телесная форма или представлять или выразить что-нибудь реферат в материальной форме.

Construct — это то, где Можно сказать, что существование вещи зависит от ума субъекта.Эта контрастирует с реальным объектом, существование которого, кажется, не зависит от существование разума. Матрица.

Фактически находится в факт ли с законная власть или нет. На самом деле или факт. Де-факто описывает практики, которые существуют в действительности, даже если они официально не признаны законами. Действителен. Де-факто описывает практики, которые существуют в действительности, даже если они официально не признаны законами. это обычно используется для обозначения того, что происходит на практике, в отличие от de jure («по закону»), который относится к тому, что происходит по закону.

Основное что-то имеющее прочную основу и, следовательно, важное, значимый или значительный. Что-то, имеющее отдельный и независимый существование.

Организация то, что воспринимается, или известно, или предполагается, что имеет свои собственные отличные существование, живое или неживое.

Что такое Реальность? (youtube) — Реальность Информация. Информация — это форма символизм. Геометрические символы представляют собой то, чему люди придают значение.Значение — это сравнение, которое мы делаем с нашим прошлым воспоминания, которые позволяют нам сделать субъективный выбор. Что бы ни было Реальность, она Чертовски Гениальна!

Реальная жизнь описывает реальные события, людей, действия и взаимодействия. Стенды «ИРЛ» для «В реальной жизни». Виртуальный Реальность.

Эмпирический знание или источник знаний, приобретенных с помощью чувствами, особенно наблюдение и эксперименты.

Консенсус Реальность обычно считается реальностью, основанной на на основе консенсуса.Обращение к консенсус возникает из того факта, что люди не полностью понимают или согласовать природу знания или онтологии, часто делая ее неопределенной что реально, учитывая огромные несоответствия между отдельными субъективности. Однако мы можем попытаться получить некоторую форму консенсус, с другими о том, что реально. Мы можем использовать это консенсус как прагматический руководство, либо исходя из предположения, что оно похоже на какое-то действительная реальность, или просто потому, что она более «практична», чем воспринимается альтернативы.Таким образом, согласованная реальность относится к согласованному концепции реальности, которые люди в мире, культуре или группе, считают реальными (или считают их реальными), обычно на основании их общих переживания, какими они их считают; любой, кто не согласен с иногда утверждается, что они «действуют … жить в другом мире «. На протяжении всей истории это также поднимало социальный вопрос относительно последствия общества, в котором все люди не согласны с та же реальность.Детей иногда описывали или рассматривали как «неопытность [d] с согласованной реальностью», хотя описываются как таковые в ожидании, что их точка зрения будет постепенно приближаться к согласованной реальности своего общества по мере старения. Социальные влияния на реальность.

Быть есть чрезвычайно широкое понятие, охватывающее цель и субъективные особенности реальность и существование.

Сколько времени?
Насколько мы знаем?
Сколько слоев?

Что такое Реальность? То, что мы можем, насколько нам известно, выяснить и определить способами Научные исследования и Опыт.Используя этот конкретный метод, мы не можем включать личные убеждения, личные мнения или теории, потому что эти вещи нелегко подтвердить. Хотя Религиозные верования, Теории и личное мнение важно для того, чтобы наш разум оставался открытым, мы всегда должны иметь области исследований, которые придерживаются того, какие определения мы знаем, используя знания что мы можем подтвердить. Это поможет минимизировать путаницу и недопонимание. Вам не обязательно знать физику или знать внутреннее устройство атом, чтобы помочь объяснить Реальность, потому что чем глубже вы идете, тем дальше вы станет тем, что известно.Нельзя сказать, что эти путешествия — пустая трата времени. время. Напротив, у нас всегда должно быть как можно больше людей, смотрящих на столько же возможности, как мы можем. Множественный Габаритные размеры, Голограммы и Никогда нельзя игнорировать религиозные убеждения. И конечно, вы никогда не сможете полностью осознать все, что есть в этом Мир. Но, по крайней мере, ты должен попытаться быть знать как можно больше, и В то же время подтвердите эти вещи как можно большему количеству людей. Итак, первая нужно определить, какие критерии будут использоваться для измерения реальности.Тогда получите как можно больше людей ответят на эти вопросы и, таким образом, получат какой-то консенсуса для основного определения слова «реальность». Реальность лучше понимается с использованием какой-либо формы подтверждения. Ты видишь то же, что и я? Вы понимаю, как понимаю? Мы не можем использовать одну пару глаз, чтобы объяснить Реальность. Это не «Будет ли он там, если я не буду смотреть на него?» Из конечно будет. Что вы думаете? Ты единственный, кто смотрит? И после всего этого Реальность — это то, что постоянно развивается, поэтому то, что можно было бы считать реальностью сегодня, может не реальность завтра.Реальность не всегда постоянна или реальность ты всегда можешь быть Осознавая. Есть две реальности?

Это как поставить фотографию перед видеонаблюдением камеру так, чтобы человек, смотрящий на видеомонитор, думал, что они смотрю живое видео, а их нет. Итак, теперь люди могут работать за кулисами, чтобы никто не видел их. Ослепляя вас от реальности.

Дети и взрослые проводят слишком много времени в свой личный мир фантазий, тогда они сделать реальность.А причина в том, что люди даже не знают, когда они в мир фантазий, потому что они еще полностью не определили, что такое реальность. Таким образом, стирается разница между реальностью и фантазией. Тебе следует определите эти две вещи. И вам нужно практиковать осознанность. Вам также понадобится есть базовый уровень, и вам нужно продолжайте учиться и испытывать. Потенциал.

Реальность — это слово для описания того, что есть, и того, что может произойти в будущем. Люди есть много методов для измерения и предсказание что есть и что может случиться.Реальность была здесь до появления людей, потому что Причина и следствие были измерены в окаменелостях форм жизни, предшествовавших люди. Не путайте сознание с реальностью. Потому что просто осознавать не означает, что вы живут в реальности. И не думайте, что знаете, что такое реальность, потому что реальность для людей основана на том, что мы узнали о нашей реальности. Так человеческая реальность развивается и расширяется по мере того, как мы узнаем больше, поэтому реальность будет никогда не оставайтесь полностью неизменными для людей. Хотя реальность выглядит странно и иногда непредсказуемо, мы знаем, что чем больше мы узнаем о реальности, тем менее странной становится реальность, и реальность становится более предсказуемой.Независимо от того, сколько размеры, которые вы можете воспринимать, или что шкала времени или шкалу размеров, которую вы тоже используете для сравнения, вы измеряете только реальность, вы не полностью определяете, что такое реальность. Хотя есть бесконечное количество возможностей, это не мешает людям использовать знания, которые до сих пор мы научились измерять реальность сегодняшнего дня. И когда мы сможем подтвердить наша реальность с другими людьми, мы знаем, что все не только в наших умах. Люди, которые слепые или глухие по-прежнему имеют те же реальности, что и люди, которые могут видеть и слышать.Это потому, что у людей есть другие методы измерения реальности, например, использование прикосновение, вкус, запах и чувства, а также помощь других людей измерить реальность. Таким образом, у всех есть возможность учиться, и, следовательно, у всех есть другие способы конструирования реальности. Хотя каждый человек испытывает реальность по-разному от одного человека к другому, это не меняет реальность ситуации. Реальность узнает о нашем текущем состоянии. Вы можете сделать вид, что живете не на самом деле, но это не изменится реальность, это только меняет то, как вы воспринимаете реальность.Мы не меняем реальность, Мы измениться, поскольку мы узнаем больше о нашей реальности в настоящее время, но не обязательно какой реальностью будет завтра. Реальность — это обучение, обучение — это реальность. Вы можете сказать, что мы можем изменить реальность, но мы не меняем реальности, мы меняем то, что узнали о том, что такое реальность или что это будет. Когда мы умрем, реальность все еще будет здесь. Потому что, когда мы видим другие люди умирают, это не меняет реальности. Это может изменить наш опыт с реальностью, но это не изменит реальности в целом.Реальность учится, обучение — это реальность.

Все живут в изгнании из реальности. Людей заставляют жить в реальности, которая коррумпирована и дисфункциональный. В основном из-за жадности корпоративные преступники. Жить в чужом больная бредовая фантазия не живые. Это убийство.

Прагматизм отвергает идею о том, что функция мысли состоит в том, чтобы описывать, представлять или отражать реальность. Вместо этого прагматики считают считал инструментом или инструментом для предсказания, решения проблем и действий.Прагматики утверждают, что большинство философских вопросов, таких как природа знания, язык, концепции, значение, вера и наука — все самое лучшее рассматривается с точки зрения их практического использования и успехов. Философия прагматизм «подчеркивает практическое применение идей, действуя на чтобы проверить их на человеческом опыте.

Когда мы используем слово «реальность», мы не определяем что-то на 100 процентов, потому что нет ничего на 100 процент окончательной, и нет полной 100-процентной гарантии на полную точность.Но чтобы упростить и упростить задачу, мы используем этикетки как инструмент, позволяющий сделать общение более эффективным и действенным. Вы все еще можете философствовать о реальности, если хотите, но только когда нужно. Если мы хотим взаимопонимания, нам нужно использовать универсальный определение, которое помогает нам общаться. Мы не говорим, что именно этот определение является окончательным и нет других вариантов, потому что там другие варианты, но они нужны нам только в определенных ситуациях, когда кто-то испытывает трудности с пониманием или хочет выразить озабоченность, или, когда впервые были обнаружены знания и информация, которые потребуют от нас обновления наше определение Реальности или любое другое слово в этом отношении.

«Отсутствие гарантии не означает, что у вас нет контроля».

«То, чего мы достигаем внутри, изменит внешнюю реальность». — Плутарх был греческим биографом и эссеистом, известным прежде всего своим Параллельные жизни и Моралия.

Человека реальность тесно связано с тем, на сколько вопросов они могут логически ответить. Для Пример: зная, что вам нужна вода, чтобы жить, но также зная, как чистить вода есть? Зная, что вам нужна еда, чтобы жить, но также и знать, насколько здорово еда это? Зная что Земля вращается вокруг Солнца, но также зная, почему это происходит и как что влияет на людей здесь, на земле? Мы должны знать то, что у нас есть подтверждено, чтобы быть правдой, вещи которые можно повторить при тестировании, консенсус информации и знания.Но популярность не всегда точное измерение для значение, или как понимаются определенные слова. Реальность делает не иметь единого значения, подходящего для всех, потому что реальность тесно связана с собственное восприятие людей и образование или уровень знаний, которые они приобрели. Так реальность может иметь разные значения для разных людей. Таким образом, слово «реальность» нельзя использовать на свой собственный. Реальность должен определять человек, использующий слово «Реальность», поэтому они можно понять, и люди будут знать, что они говорят, когда они используют слово «реальность» в предложение.Смыслы.

«Мы все можем быть слепыми и глупцами, но мы ясно показали что у всех нас есть возможность учиться. Поэтому, даже если мы не можем видеть то, что для нас реально сейчас, или если у нас нет необходимую информацию, которая позволяет нам полностью понять то, что мы видим, мы в конечном итоге будет, если мы продолжим учиться «.

Объективная реальность означает состояние или качество бытия верно даже за пределами предмета индивидуальные предубеждения, интерпретации, чувства и воображения. Действительно — Задача — Что такое жизнь?

Квази-реальности

У Квази немного сходство с тем, что есть настоящий и будучи отчасти верно до некоторой степени или частично аналогично.Виртуальный Реальность — искусственная реальность.

Субъективность — Предвзятый — Притворяться знать — Неверный аргумент

Аллегория пещеры описывает собрание людей, которые всю жизнь жили прикованными к стене пещеры, лицом к глухой стене. Люди смотрят на тени, проецируемые на стену из вещи проходят перед огнем позади них, и они начинают давать имена этих теней. Тени настолько близки, насколько это возможно для заключенных. просмотр реальности.Затем он объясняет, почему философ похож на заключенного. который выходит из пещеры и приходит к пониманию того, что тени на стены вообще не составляют реальности, потому что он может воспринимать истинную форму реальность, а не просто тени, увиденные заключенными. Эта идея была представлена ​​греческим философом Платон в своем творчестве Республика (514a – 520a). Идеология.

«Слепые и слон» — это история о группе слепых, у которых никогда раньше не встречал слона, и кто изучает и понимает, что слон похож на прикосновение к нему.Каждый слепой чувствует разные части тела слона, но только одну часть, например бок или бивень. Затем они описывают слона, основываясь на своих частичный опыт и их описания того, что такое слон, полностью расходятся. В некоторых версии, они начинают подозревать, что другой человек нечестен, и они дошли до драки. Мораль притчи в том, что люди склонны проецировать свои частичные переживания как истину, игнорируйте частичный опыт других людей, и Считайте, что кто-то может быть частично прав и может частично иметь информацию.Родственник.

Красная таблетка или Синяя таблетка? (wiki) — Философия матрицы — Синяя таблетка или Красная таблетка — Матрица (2/9) Movie CLIP (1999) HD (видео) — Есть ложка, но это не совсем ложка, или это просто ложка?

Есть «реальность — это то, что вы делаете», а есть «реальность» это не ваше дело «

» Вы можете жить в своей собственной реальности, но научитесь подтвердить свою реальность с другими, помогает вам подтвердить хотя бы некоторые из мир, иначе вы будете только гадать.»

Реальность Туннель с подсознательным набором ментальных фильтров, сформированных из его или ее убеждения и опыт, каждый человек интерпретирует один и тот же мир иначе, следовательно, «Истина в глазах смотрящего», «Есть правда в глазах смотрящего? »

Философский реализм — это вера в то, что некоторые аспекты реальности онтологически независимые от наших концептуальных схем, восприятий, лингвистические практики, верования и т. д.

Мир существует «снаружи» независимо от нас.Но незнание искажает реальность и незнание также искажают определение реальности. Перцепционная эволюция (PDF).

«Фильм 2015 г. Комната — хороший пример того, как наш опыт может формировать реальность. и из-за недостатка знаний «.» Все живут в одной комнате, это просто у некоторых людей комната побольше, которые некоторые никогда не оставляют ».

Эзотеризм на самолетах план, отличный от физического, понимается как тонкое состояние сознание, выходящее за пределы известной физической вселенной.

Субъект философии — это существо, имеющее уникальное сознание и / или уникальный личный опыт или сущность, имеющая отношения с другая сущность, существующая вне себя (называемая «объектом»). А субъект — это наблюдатель, а объект — это наблюдаемая вещь.

Qualia считается отдельными примерами субъективного, сознательного опыт, как головная боль, вкус вина или ощущается покраснение вечернего неба.Как качественные персонажи ощущение, квалиа противопоставляются «пропозициональным установкам».

Цитаты О Реальности — Мультивселенная (другое реалии)

«Ускользнуть от реальности временно, Вы не можете избежать ответственности. завтрашнего дня, уклоняясь от него сегодня. «

» Вы можете создать свою собственную реальность до определенной точки, точки, в которой вы либо знаете, либо не знаю «.

Единственный способ достичь консенсуса по что такое Реальность, иметь какой-то универсальный тест, который поможет сформировать значение того, что большинство людей определяют словом «реальность».

Умвельт означает «окружающая среда» или «окружение», «биологические основы» лежат в самом эпицентре изучения как коммуникации, так и значение в человеческом [и нечеловеческом] животном «.

Consensus Reality то, что обычно считается реальностью, на основании консенсусное мнение.

Поле искажения реальности описывает, как пришельцы создали свои новый мир через ментальную силу.

Опасности популярности — Физическое наблюдение Недостатки

Quantum Механика связана с процессами с участием атомов и фотонов.

Оккама Бритва — это когда самое простое объяснение обычно является правильным, которое означает тот следует выбирать причину с наименьшим количеством предположений. Чтобы суметь объяснить явления по простейшей возможной гипотезе.

Философия — Интеллект — Осведомленность — Страх

Ядро теории игр — это набор возможных распределений, которые не могут быть улучшено подмножеством.

Примат сознания (youtube)
Какую реальность вы создаете для себя? Исаак Лидский: (видео и интерактивный текст)
Что мы, блин, знаем!? 2004 (видео на хулу) — Вики.

Чтобы вырваться на свободу из коробки, в которой вы находитесь, вы сначала должны понять, что есть коробка, во-вторых, вы должны знать, что нестандартно.

Человек с рентгеновскими глазами — это независимая наука о цвете, созданная в 1963 году художественный фильм ужасов, где доктор Ксавьер разрабатывает глазные капли, предназначенные для увеличить диапазон человеческого зрения, позволяя видеть за пределами «видимый» спектр в ультрафиолетовом и рентгеновском диапазонах волн и за их пределами. Полагая, что тестирование на животных и добровольцах будет бесполезно субъективные наблюдения, капли тестирует на себе.Изначально Ксавье обнаруживает, что может видеть сквозь одежду людей, и использует свой видение, чтобы спасти молодую девушку, у которой неправильно диагностирована проблема со здоровьем. Над время и при постоянном использовании капель зрительная способность Ксавьера увеличивается, а его способность контролировать это уменьшается. В конце концов, он не может видеть мир в человеческих терминах, но только в формах огней и текстуры, которые его мозг не может полностью понять. Даже закрывая его глаза не приносят облегчения от темноты в его все более пугающем мир, каким он теперь может видеть сквозь закрытые веки.После случайно убивая друга, Ксавьер бежит, сначала используя свое рентгеновское зрение, чтобы работать на карнавале, а потом выиграть в азартные игры в казино Лас-Вегаса. Глаза Ксавьера изменились вместе с его зрением: сначала они стали черными. и золото, а потом полностью черный. Чтобы скрыть свою поразительную внешность, он всегда носит темные солнцезащитные очки с запахом. Уезжая из Лас-Вегаса, Ксавьер выезжает в пустыню и забредает в религиозную палатку возрождения. Он говорит евангелисту, что он начинает видеть вещи на грани Вселенная, включая «глаз, который видит всех нас» в центре Вселенная.Пастор отвечает, что он видит «грех и дьявол» и цитирует библейский стих: «Если глаз твой соблазняет тебя … вырви его!» Ксавье предпочитает ослеплять себя, а не продолжать что-либо видеть Больше.

Насколько реально что-то должно быть в чтобы быть? Реальность не является окончательной. Все, что мы можем сделать, это разделять одни и те же убеждения от чего реальность. Только вы не можете полностью и точно определить реальность, потому что тебе тоже не с чем сравнивать свою реальность. Вот почему нам нужен каждый Другой.Вместе мы формируем реальность. Но когда мы разделены, реальность искажается. Поэтому мы должны подтвердить наши реалии общаться больше.

Сингулярность не изменит нашу реальность, это реальность, которая определяется законы природы, это только облегчит нам контроль и адаптироваться к нашей реальности, что сделает жизнь намного более приятной для каждый, а также сделает наши возможности практически безграничными. Сверхразум должен быть определен людьми в первую очередь, чтобы воссоздать Искусственный Интеллект.Технологии — это ответственность, которая только умные люди могут управлять эффективно. Итак, Невежество наша самая большая проблема.

Страница не найдена — www.SpaceandMotion.com

И те, чьи сердца сосредоточены на Реальности сам заслуживает звания философов.
(Платон, Республика, 380 г. до н.э.)

Дар Истины превосходит все другие дары. (Будда)

Люди иногда спотыкаются об истине, но большинство из них поднимаются и спешат прочь, как ни в чем не бывало.
(Уинстон Черчилль)

Здравствуйте,
Кажется, в адресе используемой вами веб-страницы есть ошибка, привел вас на эту страницу.

Основные ссылки см. Слева на этой странице. Карты сайта по темам находятся внизу страницы.

И следующий виджет Google может помочь направить вас на страницу, на которой вы были Ищу.

Спасибо, что (пытались!) Посетить наш сайт.

Биография: Джефф Хазелхерст

( Джордж Беркли , 1710) Нет ничего важнее, к созданию прочной системы надежных и реальных знаний, которая может быть доказательство против нападок скептицизма, чем положить начало в четкое объяснение того, что понимается под вещью, реальностью, существованием: ибо напрасно будем мы спорить о реальном существовании вещей или притвориться до тех пор, пока мы не зафиксируем значение этих слова.


Помогите человечеству

«Вы должны быть тем изменением, которое хотите видеть в мире».
(Мохандас Ганди)

«Когда вы вынуждены резюмировать общую теорию относительности в одном предложении: Время, пространство и гравитация не существуют отдельно от материи. … Физических объектов нет в пространстве, но эти объекты протяжены в пространстве . Таким образом, понятие «пустое пространство» теряет смысл. … Частица может появляться только как ограниченная область в пространстве, в которой напряженность поля или плотность энергии особенно высоки. …
свободный, беспрепятственный обмен идеями и научными выводами необходим для здорового развития науки, как и во всех сферах. культурной жизни. … Мы не должны скрывать от себя, что никакое улучшение нынешней удручающей ситуации невозможно без жестокая борьба; для горстки тех, кто действительно полон решимости что-то сделать, ничтожны по сравнению с массой теплых и заблудшие….
Человечеству понадобится принципиально новый образ мышления, если оно хочет выжить! «( Альберт Эйнштейн )

Наш мир находится в большой беде из-за человеческого поведения, основанного на мифах и обычаях, которые вызывают разрушение Природы и изменение климата. Теперь мы можем вывести самую простую научную теорию реальности — волновую структуру материи в пространстве. Понимая, как мы и все вокруг нас взаимосвязаны затем в Космосе мы можем найти решения фундаментальных проблем человеческого знания в физике, философии, метафизике, теологии, образовании, здравоохранении, эволюции и экологии, политике и обществе.

Это принципиально новый образ мышления, который Эйнштейн осознал, что мы существуем как пространственно протяженные структуры Вселенной — дискретное и обособленное тело иллюзии. Это просто подтверждает интуиции древних философов и мистиков.

Учитывая нынешнюю цензуру в журналах по физике / философии науки (на основе стандартной модели физики элементарных частиц / космологии большого взрыва), Интернет — лучшая надежда на получение новых знаний известен миру.Но это зависит от вас, людей, которые заботятся о науке и обществе, осознают важность истины и реальности.

Помочь легко!

Просто нажмите на ссылку социальной сети ниже, или скопируйте красивое изображение или цитату, которая вам нравится, и поделитесь ею. У нас есть замечательная коллекция знаний величайших умов в истории человечества, поэтому люди оценят ваш вклад. Делая это, вы поможете новому поколению ученых увидеть, что существует простое разумное объяснение физической реальности — источник истины и мудрости, единственное лекарство от безумия человека! Спасибо! Джефф Хазелхерст (обновлено в сентябре 2018 г.)

Новая научная истина не побеждает, убеждая своих оппонентов и заставляя их увидеть свет, а потому, что ее противники в конце концов умирают, и вырастает новое поколение, знакомое с ней.( Макс Планк , 1920)

Свяжитесь с Джеффом Хазелхерстом в Facebook

«Все, что необходимо для успеха зла, — это бездействие хороших людей».
(Эдмунд Берк)

«Во времена всеобщего обмана — говорить правду — это революционный акт».
(Джордж Оруэлл)

«Ад — это правда, увиденная слишком поздно».
(Томас Гоббс)









Платон был учеником Сократа.Платон использовал Сократа в качестве главного героя всех своих диалогов, кроме одного. Сократ умер за свои убеждения. Афинское правительство признало его виновным в ереси и развращении молодежи, хотя Сократ отрицал обвинения. У него был выбор навсегда покинуть Афины и пообещать никогда больше не учить других своим взглядам или смерть, выпив болиголов. Он предпочел смерть жизни, которая противоречила бы его убеждениям. Смерть Сократа оказала огромное влияние на Платона.

Платон считал, что истинная реальность не может быть обнаружена через чувства.Феномен — это восприятие объекта, которое мы узнаем своими органами чувств. Платон считал явления хрупкими и слабыми формами реальности. Они не отражают истинную сущность объекта. Чувствам нельзя доверять. Платон считал, что существует более высокая сфера существования, доступная только через использование вашего интеллекта, чтобы выйти за пределы ваших чувств.

Универсальные формы существуют в этой высшей сфере. Универсальный — это абстрактный термин или объект, который распространяется на определенные вещи, такие как понятия большой, стул и зеленый.Мы можем ощущать объекты, которые демонстрируют эти универсалии. Платон называл универсалии формами и считал формы истинной реальностью. Развивая свой интеллект, мы можем попытаться лучше понять реальность. Это помогает нам действовать ближе к идеалу.

Платон утверждает, что душа является универсальной, чистой, единой субстанцией, неизменной, бессмертной. Тело — сложная, постоянно меняющаяся и смертная субстанция. Тело мешает душе ощущать реальность.Более того, это означает, что душа должна пережить смерть и существовать до рождения, как и любой другой универсум. Наша трудность состоит в том, чтобы выйти за пределы наших чувств, чтобы мы могли осознать это до смерти наших тел. Истинный философ никогда не должен бояться смерти, потому что душа освобождается от телесных ограничений и присоединяется к другим невидимым, чистым, незапятнанным телом существам, способным наслаждаться чистой реальностью.

Миф о пещере:

В этой аллегории люди от рождения скованы цепями в пещере, где они не видят ничего, кроме теней, созданных другими.Платон просит нас представить, как скованные цепями могут узнать об истинной реальности и прийти к ней. Эта история иллюстрирует платоновскую теорию познания, истины и образования.

Люди, скованные цепями в пещере = Те, кто, не зная лучшего и не имея возможности знать лучше, принимают явление как реальность. То, что они воспринимают, они интерпретируют как реальное.

Откуда они могут знать лучше? Кто-то должен освободить их и заставить учиться. Это будет болезненно и мучительно. Делать это нужно постепенно.Наконец, они смогут увидеть солнце (источник истинной реальности), тем самым получая понимание того, что на самом деле реально, и взглянуть на свою предыдущую жизнь в перспективе. Им будет жаль тех, кто остался в темноте. Они не захотят вернуться к прежнему существованию. Теперь они счастливее.

Однако они должны вернуться, даже если это рискованно. Те, кто невежественны, склонны считать их сумасшедшими или обманщиками. Те, кто наживается на невежестве масс, не приветствуют их усилия.Просветленные понимают, что никто не может совершить это путешествие в одиночку. Каждый из них все еще был бы в темноте, если бы кто-то, кто понимал реальность, не приложил усилий и не рискнул освободить и помочь им покинуть пещеру и узнать правду. Следовательно, чтобы увеличить счастье в мире и выплатить свой долг тем, кто помогал им, те, кто достигли понимания, должны вернуться в пещеру, чтобы попытаться помочь тем, кто все еще находится в темноте.

Согласно Платону, справедливость в государстве и справедливость в личности подобны.Каждая из них разделена на три части, причем справедливость заключается в том, что каждая из них делает то, что для нее нужно, не вмешиваясь в дела двух других.

Три части:

3 части государства 3 части души Области вакансий Essential Добродетель
Трейдеры Аппетит Товары и услуги Умеренность (модерация)
Вспомогательные силы (полиция и военные) Страсть Защита Мужество
Хранители / Советники (правители) Причина Управление мудрость

Хотя все три аспекта души / состояния необходимы, Платон явно считает, что разум / Хранители должны иметь жесткий контроль над двумя другими аспектами души / состояния.

Что такое философия? — История, философия и обществознание Образование

Слово «философия» происходит от греческого: philos (любящий) + sophos (мудрый), что буквально означает любовь к мудрости. Но это мало что нам говорит. (И что такое мудрость?) Лучший способ понять природу философии — это спросить, с чем она имеет дело (предметом) и что философы (или кто-либо еще) делают, когда занимаются философией ( метод).

Тема сообщения

Предмет философии тесно связан с вопросами, которые преобладали в философских исследованиях.

Метафизика — это систематическая попытка ответить на вопрос: Что такое реальность? Древнегреческие философы очень интересовались этим вопросом и выдвинули ряд теорий, чтобы попытаться ответить на него.

Некоторые философы (материалисты) думали, что реальность материальна по своей природе.Другие (идеалисты) утверждали, что реальность по сути ментальна или духовна. Для тех, кто придерживается здравого смысла, согласно которому и разум, и материя являются основными видами материи, составляющими реальность, какова связь между ними? Взаимодействуют ли они, и если да, то как? Или разум действительно такой же, как (материальный) мозг? Могут ли машины (компьютеры) быть сознательными? Есть ли жизнь после смерти?

Метафизика также порождает космический вопрос: как возникла Вселенная и почему есть что-то, а не ничто? И с вопросом о природе реальности тесно связан вопрос о существовании Бога.Есть ли в реальности такое существо, т.е. есть ли Бог? На что похож Бог? И каково отношение Бога к остальной реальности? И если есть Бог, то есть существо всесильное, всезнающее и всеблагое, — мы сталкиваемся с проблемой зла: как может быть, что зло существует? Эти вопросы касаются философии религии .

Эпистемология — это область философии, которая пытается ответить на такие вопросы, как: Что такое знание? У нас действительно есть? А как нам сказать?

Некоторые философы (скептики) настаивают на том, что у нас вообще нет знания.Некоторые утверждали, что мы, очевидно, знаем, и источником этого знания является наш эмпирический опыт мира, то есть то, что открывается через чувственный опыт. Эти философы известны как эмпирики. Другие (рационалисты) думали, что чувственный опыт может дать нам просто мнение, а не знание. Знания — как в математике и логике — достижимы, но они приходят через разум, а не через чувственный опыт.

Этика — это раздел философии, связанный в первую очередь с ценностями и обязанностями, и задает такие вопросы, как: Какие действия нравственно правильны? Что хорошо? Какими людьми мы должны стремиться быть? Были моральные скептики, т.е. те, кто отрицают существование каких-либо объективных моральных истин или таких вещей, как этические знания. Или, возможно, существуют моральные истины, но они относятся к обычаям и убеждениям общества. Так что то, что правильно в одном обществе, может быть неправильным в другом. Таких взглядов придерживаются некоторые моральные релятивисты. Некоторые философы, допускающие существование морального знания, утверждают, что правильность и неправильность действий строго зависят от ценности последствий действия. Но многие философы думают, что последствия действия, хотя и важны, они вторичны по отношению к другим факторам в определении правильного и неправильного, таким факторам, как то, управляется ли действие Богом или соответствует ли действие определенным основным моральным принципам.И, конечно же, возникает непонятный вопрос: почему мы должны быть нравственными?

Важной областью, тесно связанной с этикой, является политическая философия . Вот основные вопросы: какова природа государства и источник его власти? Каковы его пределы? Есть ли такие вещи, как права человека? Должно ли быть мировое правительство?

Логика — это в основном попытка ответить на вопрос: Что такое правильное рассуждение? Логика — не столько отдельная ветвь философии, сколько, как сказал Аристотель, предпосылка любой философии или, более того, любого исследования, которое включает рассуждение.Ищем ли мы истину в метафизике или в физике, в этике или в экономике, важность хороших рассуждений имеет первостепенное значение, а логика, которая пытается изложить принципы хорошего рассуждения, ценится повсюду.

Философский метод

Что делают философы, когда занимаются философией? Здесь можно много сказать, но на ум приходят по крайней мере два вида деятельности, типичные для методов философов. Философы с давних времен занимались спекуляциями, а философы почти столько же занимались анализом.

Спекуляция — это просто использование воображения и логики, чтобы предложить новые возможности о вещах, особенно о вещах, еще не понятых наукой. Самые первые древнегреческие философы были спекулянтами о природе реальности. Они хотели осмыслить богатый, но запутанный мир чувственного опыта, и они думали, что должен существовать какой-то основополагающий принцип или принципы реальности, которые могли бы все это объяснить. Фалес (600 г. до н. Э.) Считал, что в основе лежит вода.У других были другие умозрительные представления о реальности, некоторые надуманные, но некоторые весьма примечательные своим ожиданием более поздних научных открытий. Анаксимандр (550 г. до н. Э.) Считал, что реальность, включая планеты и жизнь на Земле, произошла из изначальной бесконечной и вечной субстанции. Пожалуй, наиболее убедительной была теория Демокрита (450 г. до н.э.), который утверждал, что реальность состоит из крошечных невидимых неделимых частиц, называемых атомами. Эти примеры показывают связь между наукой и спекулятивной философией: философия предлагает некоторые возможности, которые наука не может доказать или опровергнуть в то время.Но когда эти возможности получили научное подтверждение, то, что было философией, перестает быть и становится частью науки. Действительно, большая часть того, что сейчас является наукой, когда-то было частью умозрительной философии . До зарождения современной науки в 17 веке физика была официально известна как «натурфилософия». В последнее время то, что начиналось как философские рассуждения о природе и происхождении Вселенной, привело к появлению научной космологии и подтверждению теорий, подобных Большому взрыву.

Философские рассуждения оказались полезными и в ненаучных областях. Когда Томас Джефферсон и американские отцы-основатели предприняли «американский опыт», они в значительной степени заимствовали у политических философов прошлого века, особенно у Джона Локка ( Трактат о правительстве , 1690), который выдвинул революционные идеи о достоинствах представленного правительства. разделение властей и права человека, включая право на революцию.

Анализ обычно включает в себя проверку и определение понятий, чтобы получить более ясное понимание вещей, особенно вещей, которые философ считает загадочными.Философы неизменно задают такие вопросы, как «Что такое справедливость?». Что такое знания? Что такое сознание? Что есть на самом деле? И эти вопросы требуют анализа задействованных концепций, а именно. понятие справедливости и понятие знания.

В качестве примера философского анализа (хотя и несколько упрощенного) рассмотрим проблему дерева, которое падает в лесу, и никто (даже птица или бурундук) вокруг него не слышит. Необходимо ответить на следующий вопрос: издает ли падающее дерево при падении на землю какой-нибудь звук? Возможно, вы слышали об этой проблеме.Иногда это используется (ошибочно) как пример философского вопроса, на который нет ответа, или (опять же ошибочно) бессмысленности философского исследования. Но на этот вопрос есть однозначный ответ, и этот пример прекрасно иллюстрирует (даже если чрезмерно упрощен) полезность философского анализа.

С первого дубля некоторые хотят ответить, что, очевидно, дерево издаст звук. В конце концов, звук — это что-то объективно реальное, для возникновения которого не требуется присутствие воспринимающего, даже если это правда, что мы никогда не слышали звука, которого не слышали.Даже звук, который мы не слышали, мог быть засвидетельствован (скажем) магнитофоном, установленным поблизости. Так что да, он издает звук, по крайней мере, так кажется. Но, напротив, кажется, что звук — это субъективное явление, нечто похожее на сладкий вкус или чувство боли — вещи, которые, похоже, требуют воспринимающего. И поэтому можно сомневаться, действительно ли дерево издает какой-нибудь звук. Здесь должно быть очевидно, что «звук» имеет несколько значений. То есть существует более чем одно понятие звука.Действительно, рассмотрим два определения звука, одно из которых мы могли бы назвать концепцией физики, а другое — концепцией звука в психологии.

звук физ = колебания в среде (например, в воздухе)

звук psy = ощущение; слуховой опыт

Оба эти определения допустимы. Первый (физика) отражает интерес к звуку как к физическому явлению. Второй (психология) отражает интерес к звуку как к некоему опыту. Обратите внимание, что эти два вида звуков, хотя и связаны, различны и могут возникать независимо друг от друга.Обычно звук как вибрация вызывает звук как ощущение. Но они могут происходить независимо друг от друга, т.е. одно без другого. Например, звук как вибрация не обязательно должен вызывать звук как переживание (воспринимающие могут отсутствовать или их уши / мозг могут быть повреждены). И звук как переживание может возникать, не будучи вызванным колебаниями в воздухе (воспринимающий может подвергаться каким-то внутренним галлюциногенным стимулам от химических веществ в мозгу). Как только мы увидим различие между этими двумя концепциями, мы увидим, что исходный вопрос неоднозначен; он имеет более одного значения.Вопрос (Будет ли дерево издавать звук?) На самом деле является одним из двух вопросов:

(1) Будет ли дерево издавать какие-либо звуки Phys ?

(2) Будет ли дерево издавать какие-нибудь звуки psy ?

Ответ на исходный вопрос зависит от звука, о котором спрашивает спрашивающий. Ответ на (1): Да, звук будет в физическом смысле (звук Phys , т.е. вибрации). Ответ на (2): Нет, звука в психологическом смысле не будет (звук psy i.е. слуховой опыт). Итак, вопрос, однажды проясненный, имеет однозначный ответ.

Этот пример (хотя и нетипично простой) иллюстрирует не только технику философского анализа, но также показывает его важность. Анализ напоминает нам, что слова имеют более одного значения, и вещи, называемые одним и тем же именем, на самом деле могут быть разными понятиями. Разъяснение концепций часто является предпосылкой для правильного понимания проблемы, что, в свою очередь, является предпосылкой для рассеивания путаницы и предоставления удовлетворительного ответа на некоторые основные вопросы философии.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *