Эдипов комплекс фрейд: Эдипов комплекс. Что такое «Эдипов комплекс»? Понятие и определение термина «Эдипов комплекс» – Глоссарий

Автор: | 14.01.1976

Содержание

Эдипов комплекс | Словарь гендерных терминов

Эдипов комплекс

Эдипов комплекс — одно из основных понятий классического психоанализа, использованное Зигмундом Фрейдом для обозначения амбивалентного (двойственного) отношения ребенка к своим родителям. Под эдиповым комплексом понимается проявление ребенком бессознательных влечений, сопровождающихся выражением чувств любви и ненависти к родителям.

Впервые представления об эдиповом комплексе были выражены З. Фрейдом в 1897 г. в одном из писем к берлинскому врачу В. Флиссу (1858–1928). На основе самоанализа, включающего детские воспоминания, он выявил в себе ранние смешанные чувства любви к матери и ревности к отцу. При этом основатель психоанализа соотнес свои личные переживания с древнегреческим мифом, содержание которого было отражено в древнегреческой трагедии Софокла «Царь Эдип». В трагедии Софокла повествовалось о несчастной судьбе Эдипа, который, не ведая того, сперва убил своего отца Лая – царя Фив, потом женился на своей матери Иокасте, затем, узнав от оракула о совершенных им непреднамеренных деяниях, он ослепил себя.

Почерпнутая из древнегреческого мифа тема отцеубийства и запрета на инцестуозную связь переросла у З. Фрейда в идею эдипова комплекса, присущего каждому человеку. Согласно З. Фрейду, сновидения человека убеждают в том, что, вероятно, всем суждено направлять свое первое сексуальное чувство на мать и первое насильственное желание – на отца.

Наблюдения за детьми и изучение воспоминаний взрослых о своем детстве подвели З. Фрейда к выводу о всеобщем, универсальном проявлении эдипова комплекса. Мальчик эротически привязан к матери, хочет обладать ею и воспринимает отца как помеху ему в этом; девочка испытывает нежные чувства к отцу и потребность в устранении матери, чтобы занять ее место в отношениях с отцом.

В своем понимании эдипова комплекса З. Фрейд исходил из того, что бисексуальность (мужское и женское начало) человека приводит к такому положению, когда ребенок может занимать как активную, так и пассивную позицию. Сексуальное предпочтение родителя противоположного пола и ненависть к родителю того же пола составляют, с точки зрения З. Фрейда, позитивную форму эдипова комплекса. Любовь к родителю того же пола и стремление устранить из жизни родителя противоположного пола характерны для негативной формы этого комплекса. В процессе психосексуального развития ребенка проявляются обе формы, образуя так называемый полный эдипов комплекс.

Данный комплекс характеризуется двойственным отношением ребенка к своим родителям. Он одновременно любит и ненавидит каждого из них, боготворит их и желает им смерти; хочет быть похожим на них и боится быть наказанным за свои бессознательные желания. Мальчик не только проявляет эротические чувства к матери и стремится устранить отца, но и испытывает свойственные девочке нежность к отцу и враждебность к матери. Аналогичная картина наблюдается и у девочки: она не только имеет сексуальное влечение к отцу и ревностное чувство к матери, но и враждебно настроена к отцу и испытывает сильную эмоциональную привязанность к матери.

В представлении З. Фрейда эдипов комплекс проявляется у детей в возрасте от 3 до 5 лет, и перед каждым ребенком встает жизненная задача, связанная с развитием и преодолением этого комплекса. Разрушение и гибель эдипова комплекса в процессе психосексуального развития ребенка, характеризующегося переходом от фаллической (символизирующей значение пениса) фазы детской сексуальности к ее латентному (скрытому) периоду – нормальный путь развития человека: «в норме в конце этого раннего сексуального периода эдипов комплекс должен быть преодолен, основательно смягчен и переформирован, а результатом такого превращения будет возможность хороших успехов в последующей душевной жизни». Вытеснение же эдипова комплекса и сохранение его в бессознательном чревато невротизацией ребенка, впоследствии сказывающейся на психических расстройствах взрослого: благополучное преодоление этого комплекса, как правило, не осуществляется основательно, и тогда «пубертатный период вызывает реанимацию комплекса, что может иметь плохие последствия».

З. Фрейд считал, что, несмотря на универсальность эдипова комплекса, развитие и изживание его у мальчика и девочки проходят по-разному. Угроза кастрации и страх мальчика перед возможностью наказания за инцестуозные влечения приводит к отвращению его от эдипова комплекса.

Связанные с этим комплексом эротические влечения мальчика десексуализируются и сублимируются, то есть переключаются на социально приемлемые цели. В случае идеального осуществления этого процесса эдипов комплекс разрушается и упраздняется. Стало быть, эдипов комплекс у мальчика погибает вследствие угрозы кастрации.

Развитие и преодоление эдипова комплекса у девочки имеет иной характер. Обнаружив, что в отличие от мальчика она не имеет пениса, девочка воспринимает кастрацию как уже свершившийся факт. Это приводит к тому, что «в то время как эдипов комплекс мальчика погибает вследствие кастрационного комплекса, эдипов комплекс девочки становится возможным и возникает благодаря кастрационному комплексу».

По мнению З. Фрейда, девочка испытывает зависть к тому органу, который у нее отсутствует. Она переходит символическим путем от пениса к ребенку, желает получить его в подарок от отца. Это желание сохраняется на протяжении длительного времени, в результате чего девочка медленно расстается с эдиповым комплексом. В форме желания обладать пенисом и родить ребенка эдипов комплекс девочки долгое время сохраняет свою действенность и способствует подготовке женщины к ее половой роли. Преодоление этого комплекса у девочки связано с угрозой утраты родительской любви.

В процессе гибели эдипова комплекса внешний авторитет родителей как бы перемещается вовнутрь детской психики. Он становится внутренним достоянием ребенка, приводя к образованию такой психической инстанции, как Сверх-Я. Так, по мнению З. Фрейда, Сверх-Я становится наследником эдипова комплекса. Отныне Сверх-Я выступает в роли недремлющего ока или карающей совести, вызывая у человека чувство вины. По выражению основателя психоанализа, эдипов комплекс оказывается одним из самых важных источников сознания вины, доставляющей особое беспокойство невротикам.

Согласно З. Фрейду, в эдиповом комплексе завершается инфантильная сексуальность. Кто оказывается не в состоянии нормальным образом пройти эдипову фазу психосексуального развития, тот заболевает неврозом. Эдипов комплекс составляет ядро неврозов.

З. Фрейд не утверждал, что эдипов комплекс исчерпывает отношение детей к родителям, которое может быть сложным и многообразным. Более того, он считал, что этот комплекс может претерпевать изменения. Вместе с тем он исходил из того, что эдипов комплекс является значительным фактором душевной жизни ребенка и существует опасность «скорее недооценить его влияние и обусловленное им развитие, чем переоценить его».

На основе этого комплекса возникает, как полагал З. Фрейд, человеческая культура, связанная с соответствующими нормами и запретами на инцест. В эдиповом комплексе совпадают начало религии, нравственности, морали, социальных институтов общества и искусства.

Что касается возможности реализации эротических и деструктивных влечений, связанных с эдиповым комплексом, то она может находить свое воплощение в сновидениях. Не случайно в сновидениях нередко содержатся разнообразные сцены, сюжеты и образы инцестуозного характера, сопряженные с убийством и смертью родителей, родственников, близких людей.

Признание или отрицание эдипова комплекса – своего рода лакмусовая бумажка, позволяющая проводить различие между сторонниками и противниками психоанализа. Как замечал З. Фрейд, ничто другое не навредило психоанализу столь сильно в отношении к нему современников, как «рассмотрение эдипова комплекса в качестве общечеловеческой судьбоносной структуры»  (Лейбин, 2010).

Литература:

Лейбин, В. М. (2010). Эдипов комплекс. Словарь-справочник по психоанализу (с. 660-664). Москва: АСТ.

Добавить комментарий

Эдипов комплекс. Теория Фрейда (сборник)

Эдипов комплекс

Другим великим открытием Фрейда является то, что называется Эдиповым комплексом, и утверждение, что неразрешенный Эдипов комплекс лежит в основе любого невроза.

Легко понять, что? Фрейд имел в виду под Эдиповым комплексом: у маленького мальчика, сексуальные побуждения которого просыпаются в раннем возрасте, в четыре-пять лет, развивается интенсивная сексуальная привязанность и желание в отношении матери. Мальчик желает ее, и отец становится соперником. У сына возникает ненависть к отцу и желание оказаться на его месте, в конце концов убить его. Считая отца соперником, мальчик боится, что отец-соперник его кастрирует. Фрейд назвал эту совокупность Эдиповым комплексом из-за греческого мифа: Эдип женился на своей матери, не подозревая, что любимая женщина – его мать. Когда об инцесте стало известно, Эдип ослепил себя (символ самокастрации) и покинул свой дом и родных в сопровождении одной только своей дочери Антигоны.

Великое открытие Фрейда заключается в показе силы привязанности маленького мальчика к матери или замещающему ее лицу. Степень этой привязанности – желания быть любимым матерью и пользоваться ее заботой, не лишиться ее защиты, и для многих мужчин – не расстаться с матерью, а видеть ее в женщине, которая, будучи его ровесницей, символизирует для него мать, – нельзя переоценить. Подобная же привязанность существует и для девочек, однако она, по-видимому, имеет несколько иной исход, который не был разъяснен Фрейдом, и который и в самом деле очень трудно понять.

Привязанность мужчины к своей матери, впрочем, понять нетрудно. Она – его мир еще во время внутриутробной жизни. Он полностью является ее частью, питаемой и защищаемой ею, и даже после родов ситуация фундаментально не меняется. Без помощи матери ребенок умер бы, без ее любви стал бы психически неполноценным. Мать – та, кто дарит жизнь и от кого жизнь ребенка зависит. Она также может лишить жизни, отказавшись выполнять свои материнские функции. Символом этих противоречивых качеств матери является индуистская богиня Кали – создательница и разрушительница жизни. Роль отца в первые годы жизни почти столь же незначительна, как и его дополнительная функция зачатия ребенка. Хотя соединение мужского сперматозоида с женской яйцеклеткой – научный факт, житейским фактом является то, что мужчина практически не играет никакой роли в появлении ребенка на свет и в заботе о нем. С психологической точки зрения присутствие мужчины совсем не является необходимым и вполне может быть заменено искусственным оплодотворением. Мужчина может начать снова играть важную роль, когда ребенок достигает возраста четырех-пяти лет, будучи тем, кто учит, кто подает пример, кто отвечает за умственное и моральное воспитание. К несчастью, мужчина часто оказывается примером эксплуатации, иррациональности и неэтичности. Он обычно стремится вылепить сына по своему образу и подобию, чтобы тот стал ему полезен в работе и сделался наследником его собственности, а также восполнил его собственные слабости, достигнув того, чего не смог достичь отец.

Привязанность и зависимость от матери или выполняющего ее функции лица оказываются бо?льшим, чем привязанность к личности. Это – страстное желание вернуться к ситуации, когда ребенок пользовался любовью и защитой матери и еще не нес никакой ответственности. Однако не только ребенок испытывает такое желание. Если мы говорим, что ребенок беспомощен и поэтому нуждается в матери, мы не должны забывать, что каждый человек беспомощен по отношению к миру как к целому. Несомненно, он может защищаться и в определенной мере заботиться о себе, однако учитывая опасности, неуверенность, риски, с которыми человек сталкивается, и то, как мало властен он над физическими болезнями, нищетой, несправедливостью, вопрос о том, менее ли беспомощен взрослый по сравнению с ребенком, остается открытым. У ребенка есть мать, чья любовь защищает его от опасностей. У взрослого человека нет никого. Он может иметь друзей, супруга, некоторую степень социальной защищенности, но даже при этом возможность защитить себя и добиться желаемого очень скромна. Удивительно ли, что человек сохраняет мечту найти мать или такой мир, в котором он снова мог бы быть ребенком? Противоречие между любовью к райскому детскому существованию и необходимостью, порождаемой его статусом взрослого, может с полным правом рассматриваться как ядро развития невроза.

В чем Фрейд ошибался – и должен был ошибаться в силу своих допущений, – так это в понимании привязанности к матери как исключительно сексуальной. На основании теории детской сексуальности было логично заключить, что маленького мальчика к матери привязывает то, что она – первая в его жизни близкая женщина и представляет собой естественный объект его сексуальных желаний. Это в значительной мере правда. Существуют многочисленные свидетельства того, что для маленького мальчика мать – объект не только привязанности, но и сексуальных желаний. Однако – и в этом огромная ошибка Фрейда – не сексуальное желание делает связь с матерью такой напряженной и жизненно важной не только в детстве, но, возможно, и всю жизнь человека. Скорее такая глубина чувств основывается на потребности в том райском существовании, о котором я говорил выше.

Фрейд не обратил внимания на тот общеизвестный факт, что сексуальные желания как таковые не отличаются большой стабильностью. Даже самые напряженные сексуальные отношения, если они не сопровождаются привязанностью или сильными эмоциональными связями, самой важной из которых является любовь, долго не живут, и даже шестимесячный срок для них, возможно, слишком велик. Сексуальность per se переменчива, и, может быть, более переменчива у мужчин, непостоянных и стремящихся к приключениям, чем у женщин, для которых ответственность за ребенка придает сексу более серьезное значение. Считать, что мужчины будут привязаны к матери в силу сексуальных уз, имевших место двадцать, тридцать или пятьдесят лет назад, когда к женам после трех лет сексуально удовлетворительного брака они теряют интерес, – просто абсурд. Конечно, для маленького мальчика мать может быть объектом сексуального желания потому, что она – одна из первых близких ему женщин, но так же верно то, что, как отмечает и Фрейд в своих историях болезни, мальчик готов влюбиться в девочку своего возраста и завести с ней страстный роман; мать оказывается относительно забытой.

Нельзя понять любовную жизнь мужчины, не видя, как он колеблется между желанием снова найти мать в другой женщине и стремлением найти женщину, как можно более отличающуюся от материнского типа. Этот конфликт – одна из основных причин разводов. Часто случается, что в начале брака женщина бывает не похожа на мать, но в супружеской жизни, когда она должна заботиться о доме, она делается дисциплинирующей силой, удерживающей мужчину от детского стремления к новым приключениям; тем самым она принимает на себя функцию матери и как таковая становится объектом желания; в то же время мужчина боится и отвергает ее. Часто немолодой мужчина влюбляется в юную девушку; среди других причин этого – ее свобода от любых материнских черт, и пока роман длится, у мужчины существует иллюзия освобождения от зависимости от матери. Фрейд, открыв Эдиповы узы, обнаружил одно из самых значительных явлений, а именно, привязанность мужчины к матери и страх потерять ее, однако исказил свое открытие, объяснив его как исключительно сексуальный феномен, и тем самым снизил важность своего открытия, а именно, того, что привязанность к матери является одной из глубочайших эмоциональных связей, заложенных в самой человеческой природе.

Другая сторона Эдипова комплекса, враждебное соперничество с отцом, достигающее кульминации в желании убить его, представляет собой не менее важное наблюдение Фрейда, не имеющее, однако, отношения к привязанности к матери. Фрейд придает универсальное значение черте, характерной только для патриархального общества. В патриархальном обществе сын находится во власти отца; он – его собственность, судьба сына определяется отцом. Чтобы стать наследником отца – добиться, в более широком смысле, успеха, – сын должен не только ублажать отца, он должен быть ему покорен, слушаться и подчинять собственную волю воле отца. Как всегда, угнетение ведет к ненависти, к стремлению освободиться от угнетателя и в конечном счете уничтожить его. Мы видим ясные примеры этого: старый крестьянин правит как диктатор сыном и женой до того момента, когда умирает. Если этот день далек, если сын достигает возраста тридцати, сорока или пятидесяти лет и все еще должен подчиняться власти отца, то действительно во многих случаях он ненавидит его как угнетателя. В современном деловом мире все это в значительной мере смягчено: отец обычно не владеет собственностью, которую мог бы унаследовать сын, поскольку продвижение молодого человека основывается по большей части на его собственных возможностях, и лишь редко, в случае личного владения предприятием, долгожительство отца удерживает сына в подчиненном положении. Однако так стало совсем недавно, и смело можно утверждать, что на протяжении нескольких тысячелетий существования патриархального общества существовал внутренний конфликт отцов и сыновей, основанный на власти отца над сыном и стремлении сына восстать против нее. Фрейд видел этот конфликт, но не понял его природы как черты патриархального общества; вместо этого он интерпретировал его как сексуальное соперничество между отцом и сыном.

Оба наблюдения – несексуального желания защиты и безопасности, райского блаженства, и конфликта между отцом и сыном как неизбежного побочного продукта патриархального общества – были объединены Фрейдом в комплекс, в котором привязанность к матери носила сексуальный характер, а отец тем самым становился соперником, само имя которого вызывало страх и ненависть. Ненависть к отцу в силу сексуального соперничества из-за матери часто демонстрируется высказываниями маленьких мальчиков: «Когда отец умрет, я женюсь на тебе, мамочка». Такие фразы используются как доказательство убийственных импульсов со стороны мальчика и степени его соперничества с отцом.

Я не верю, что они доказывают что-то подобное. Естественно, бывают моменты, когда маленький мальчик хочет быть таким же большим, как отец, и заменить отца в роли любимца матери. Естественно, что в неопределенном состоянии, в котором живут все дети старше четырех лет, когда они уже не являются младенцами, но с ними еще не обращаются, как со взрослыми, они испытывают желание быть большими; однако фразе «Когда отец умрет, я женюсь на тебе, мамочка», – очень многими придается совершенно незаслуженный вес как свидетельству того, что маленький мальчик действительно желает отцу смерти. Маленький ребенок еще не имеет представления о том, что представляет собой смерть, и на самом деле хочет сказать: «Хочу, чтобы отец ушел, чтобы все внимание матери принадлежало мне». Заключать, будто сын глубоко ненавидит отца и даже желает ему смерти, означает пренебрегать миром воображения ребенка и не видеть различия между ним и взрослым.

Рассмотрим миф об Эдипе, в котором Фрейд видел подтверждение своим построениям о трагических кровосмесительных желаниях маленького мальчика и его соперничестве с отцом (см. [32], гл. 7). Фрейд рассматривал только первую часть трилогии Софокла, «Эдип царь»; в ней говорится о том, что оракул предсказал Лаю, царю Фив, и его жене Иокасте, что если у них родится сын, этот сын убьет отца и женится на матери. Когда у них родился сын Эдип, Иокаста решила избежать судьбы, предсказанной оракулом, убив ребенка. Она передала мальчика пастуху, велев оставить того в лесу связанным, чтобы он умер. Однако пастух, пожалев младенца, отдал ребенка слуге царя Коринфа, который отнес его своему господину. Царь Коринфа усыновил мальчика, и тот вырос, не зная, что он не родной сын царю. Дельфийский оракул предрек Эдипу, что его судьба – убить отца и жениться на собственной матери. Эдип решил избегнуть этой судьбы, не возвращаясь к родителям. Покинув Дельфы, он вступил в ссору со стариком, едущим на колеснице, вспылил и убил старика и его слугу, не зная, что убил собственного отца, царя Фив.

В своих скитаниях Эдип пришел к Фивам, где Сфинкс пожирала жителей города; положить этому конец можно было только, отгадав загадку Сфинкс. Загадка была такова: «Кто сначала ходит на четырех, потом на двух, и наконец на трех?» Горожане Фив пообещали, что тот, кто отгадает загадку и тем самым спасет город от напасти, станет царем и женится на вдове предыдущего правителя. Эдип нашел ответ: человек; как ребенок, он ходит на четвереньках, как взрослый – на двух ногах, как старик – на трех, опираясь на палку. Сфинкс бросилась в пропасть, Фивы были избавлены от чудовища, а Эдип стал царем и женился на Иокасте, своей матери.

После того как Эдип счастливо процарствовал несколько лет, на Фивы обрушилась эпидемия, унесшая много жизней. Прорицатель Тересий открыл, что эпидемия – наказание за двойное преступление, совершенное Эдипом, – отцеубийство и кровосмешение. Эдип, сначала отчаянно старавшийся не признавать истины, ослепил себя, когда оказался вынужден ее увидеть, а Иокаста покончила с собой. Трагедия кончается на том, что Эдип наказан за преступление, которое он совершил в неведении, пытаясь избежать его совершения.

Были ли у Фрейда основания заключить, что этот миф подтверждает его взгляд, согласно которому неосознанные кровосмесительные побуждения и вызванная ими ненависть к отцу-сопернику присущи каждому ребенку мужского пола? Действительно, представляется, что миф подтверждает теорию Фрейда и что Эдипов комплекс заслуженно носит свое имя.

Впрочем, если рассмотреть миф более внимательно, возникают вопросы, подвергающие справедливость такого взгляда сомнению. Наиболее важный момент таков: если интерпретация Фрейда верна, следовало бы ожидать такого развития событий: Эдип встретил Иокасту, не зная, что она его мать, влюбился в нее, а затем убил отца, опять же не зная, что это – его отец. Однако нет никаких указаний на то, что Эдип был увлечен или полюбил Иокасту. Единственная причина брака Эдипа и Иокасты, которая нам сообщается, заключается в том, что вдова-царица является как бы приложением к трону. Можно ли поверить в историю, где главной темой служат кровосмесительные отношения между матерью и сыном, но совершенно не упоминается возникшее между ними влечение? Этому вопросу тем больший вес придает тот факт, выяснившийся относительно недавно, что по более ранней версии – Николая Дамасского – оракул лишь однажды предрекает женитьбу Эдипа на собственной матери (см. [43]).

Основываясь на этом, мы можем сформулировать гипотезу: миф может быть понят не как символ кровосмесительной любви между матерью и сыном, а как символ восстания сына против авторитета отца в патриархальной семье, а брак Эдипа и Иокасты является всего лишь вторичным элементом, лишь символом победы сына, который занимает место отца со всеми его привилегиями.

Если думать только об «Эдипе царе», то эта гипотеза остается в лучшем случае гипотезой, но ее валидность может быть доказана при рассмотрении всего мифа об Эдипе, особенно в той форме, которая представлена в других частях трилогии Софокла – «Эдип в Колоне» и «Антигона»[28]. Такое рассмотрение ведет к совсем иному пониманию материала, в центре которого оказывается борьба между патриархальной и матриархальной культурами.

В «Эдипе в Колоне» Эдипа, изгнанного Креонтом, сопровождают дочери Антигона и Исмена, в то время как сыновья Этеокл и Полиник отказываются помогать слепому отцу, за трон которого они вступают в борьбу между собой. Выигрывает Этеокл, но Полиник отказывается признать его победу и пытается завоевать город с посторонней помощью, чтобы отобрать власть у брата.

Таким образом, мы видим, что одна тема трилогии – ненависть между отцом и сыном в патриархальном обществе, но если рассматривать трилогию в целом, то обнаруживается, что Софокл говорит о конфликте между патриархальным и более ранним матриархальным мирами. В патриархальном мире сыновья борются с отцами и между собой, а победителем оказывается Креонт, прототип фашистского правителя. Эдипа, однако, сопровождают не сыновья, а дочери. Именно на них он полагается, в то время как его отношения с сыновьями характеризует взаимная ненависть. Исторически существовавший в Греции оригинальный миф об Эдипе, на основании которого Софокл создал свою трилогию, дает нам важный ключ. В нем фигура Эдипа всегда связана с культом хтонических богинь, представительниц религии матриархата. Почти во всех версиях мифа, начиная с того момента, когда Эдип появляется как ребенок, и до событий, связанных с его смертью, могут быть найдены следы этой связи (см. [45; 192]). Так, например, Этеон, единственный беотийский город, в котором существовал храм Эдипа и где сам миф, возможно, и зародился, имел также храм Деметры (см. [43; 1ff]). В Колоне (недалеко от Афин), где Эдип нашел последнее пристанище, существовали храмы Деметры и Эриний, возникшие, возможно, раньше мифа об Эдипе [43; 21]. Как мы увидим, Софокл в «Эдипе в Колоне» подчеркивал связь между Эдипом и хтоническими богинями.

Возвращение Эдипа в рощу богинь, хотя и является самым важным ключом, не служит единственным доводом в пользу понимания позиции Эдипа как представителя матриархальных порядков. У Софокла имеется еще одна очень ясная аллюзия: Эдип, говоря о своих дочерях, ссылается на египетский матриархат[29]. Вот как он восхваляет их: «О, как они обычаям Египта и нравом уподобились, и жизнью! Мужчины там все по домам сидят и ткани ткут, а женщины из дома уходят пропитанье добывать. Вот так и вы: кому трудиться надо, – как девушки сидят в своих домах, а вам за них приходится страдать со мною, несчастливцем».

То же направление мысли прослеживается, когда Эдип сравнивает своих дочерей с сыновьями. Об Антигоне и Исмене он говорит: «Они теперь меня спасают. Не девушки они, они – мужчины при мне, страдальце. Вы же – оба брата – мне не сыны».

В «Антигоне» конфликт между патриархальным и матриархальным принципами находит свое самое яркое выражение. Креонт, безжалостный правитель, стал тираном Фив, оба сына Эдипа убиты: один во время попытки захватить власть в Фивах, другой – при защите города. Креонт распорядился, чтобы законный царь был похоронен с почестями, а тело претендента осталось непогребенным – величайшее унижение и позор для мужчины по греческим обычаям. Креонт защищает принцип первенства законов государства над кровными узами, подчинения власти вопреки естественным человеческим законам.

Антигона отказывается нарушить закон крови и солидарности людей ради авторитарного, иерархического принципа. Она защищает свободу и счастье человека против произвола мужского правления. Поэтому хор вправе сказать: «Много есть чудес на свете, человек их всех чудесней». В отличие от своей сестры Исмены, которая считает, что женщины должны подчиняться власти мужчины, Антигона отвергает патриархальный порядок. Она следует закону природы и равенства, всеобъемлющей материнской любви: «Я рождена любить, не ненавидеть». Креонт, мужскому превосходству которого брошен вызов, говорит: «Она была б мужчиной, а не я, когда б сошло ей даром своеволье» и повернувшись к сыну, который влюблен в Антигону, продолжает: «Вот это, сын, ты и держи в уме: все отступает пред отцовской волей… А безначалье – худшее из зол. Оно и грады губит, и дома ввергает в разоренье, и бойцов, сражающихся рядом, разлучает. Порядок утвержден повиновеньем, нам следует поддерживать законы, и женщине не должно уступать. Уж лучше мужем буду я повергнут, но слыть не стану женщины рабом».

Конфликт между защитником патриархального порядка Креонтом и Гемоном, восстающим против патриархата в защиту равенства женщин, доходит до кульминации, когда в ответ на вопрос отца: «Иль править в граде мне чужим умом?» Гемон отвечает: «Не государство – где царит один. Прекрасно б ты пустыней правил!» Креонт обеспокоен: «Он, кажется, стоит за эту деву». Гемон указывает на могущество богинь матриархата: «И о нас, и о богах подземных» (подземные боги – это хтонические богини). Конфликт завершается. По приказу Креонта Антигону замуровывают в пещере – в этом тоже символическое выражение ее связи с хтоническими богинями. Гемон в панике пытается спасти Антигону, но безуспешно. Его попытка убить отца не удается, и он лишает себя жизни. Эвридика, жена Креонта, узнав о судьбе сына, тоже кончает с собой, проклиная Креонта как убийцу ее детей. Физически Креонт победил. Он расправился с сыном, с женщиной, которую сын любил, с женой, но морально обанкротился и признает это: «Увы мне! Другому, раз я виноват, нельзя никому этих бед приписать! Я тебя ведь убил – я, несчастный, я! Правду я говорю. Вы, прислужники, прочь уводите меня, уводите скорей, уводите – молю; нет меня; я ничто!.. Уведите вы прочь безумца, меня! Я убил тебя, сын, и тебя, жена! И нельзя никуда обратить мне взор: все, что было в руках, в стороне лежит; и теперь на меня низвергает судьба все терзанья, и вынести их нет сил!»

Если теперь мы рассмотрим всю трилогию, то должны будем прийти к заключению, что инцест – не главный и даже не очень существенный аспект того, что хочет выразить Софокл. Так может казаться, если мы ограничимся «Эдипом царем» (сколько же тех, кто бойко рассуждает об Эдиповом комплексе, прочел всю трилогию?) Однако если рассматривать все три трагедии в целом, мы увидим, что Софокл изображает конфликт между матриархальным принципом равенства и демократии, представляемым Эдипом, и принципом патриархального диктата «закон и порядок», представляемым Креонтом. Хотя последний остается победителем с точки зрения силы, он морально побежден: Креонт потерпел полное поражение и понимает, что не достиг ничего, кроме смерти[30].

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Актуален ли Зигмунд Фрейд сегодня

Автор фото, Getty

За почти 75 лет, прошедших после смерти своего основателя, теория психоанализа ушла далеко вперед, но идеи Фрейда по-прежнему оказывают сильное влияние на искусство – да и вообще на нашу жизнь.

Оговорка по Фрейду. Эдипов комплекс. Эго. Оно. Супер-Эго. Труды Зигмунда Фрейда изменили наше представление о поведении человека. Основатель психоанализа первым попытался обнаружить скрытые пружины действий самого ненадежного из свидетелей – человеческого сознания, и тем самым протоптал тропинку для создателей сложных литературных персонажей с неочевидными мотивами.

«Любое сновидение оказывается осмысленным психическим феноменом, который может быть в соответствующем месте включен в душевную деятельность бодрствования», — пишет Фрейд в одной из ключевых своих работ «Толкование сновидений», изданной в 1899 году. Уже в первые его произведения постоянно вплетались ссылки на классическую литературу. Для того, чтобы проиллюстрировать свое понимание бессознательных мотивов, сложных метафор и смещений в сновидениях, он черпал примеры из Софокла, «Фауста» Гете и Шекспира, особенно из «Гамлета», «Короля Лира» и «Макбета». А для описания иррационального поведения использовал язык поэтов и романистов. Это были первые попытки рассказать о понятиях, воспринимаемых всеми сейчас как нечто само собой разумеющееся.

Чтобы оценить влияние Фрейда на литературу нашего времени, стоит провести параллели между его трудами и работами его литературных современников.

Художественная дань Фрейду

«Углубляясь в ваши прекрасные творения, постоянно обнаруживаю за их поэтической оболочкой предпосылки, вопросы и ответы, знакомые мне, как мои собственные», — писал Фрейд Артуру Шницлеру, чьи сексуально откровенные работы, включая пьесу «Хоровод» 1897 года, были запрещены в Австрии на протяжении 25 лет века.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Идеями Фрейда пользуются не только писатели, но, как ни странно, психиатры

Шницлер, как и Фрейд, получил в Вене образование невропатолога и был знаком с «Толкованием сновидений». В его произведениях можно встретить сны, фрейдистские символы (озера и горы) и поток сознания вида свободной ассоциации, который Фрейд описывает в «Исследовании истерии» 1895 года.

Фрейд также состоял в переписке с австрийским писателем Стефаном Цвейгом, который в 1931 году в биографическом очерке о психоаналитике отметил: «Двадцать лет назад идеи Фрейда все еще воспринимались как ересь и кощунство. Сегодня они свободно используются и находят свое употребление в повседневной речи».

Десятилетиями психоаналитические теории Фрейда и его акцент на бессознательном служили писателям и драматургам материалом для создания противоречивых персонажей. Его теория эдипова комплекса лежит в основе множества литературных произведений, начиная с романа Лоуренса «Сыновья и любовники» 1913 года, где описывались кровосмесительные отношения между Полом Морелем и его матерью. И по сей день эта теория оказывает влияние на людей искусства по всему миру.

Как результат работы с травмированной психикой солдат Первой мировой войны появилось исследование «По ту сторону принципа удовольствия». В 1925 году из этой работы вырос персонаж романа Вирджинии Вульф «Миссис Дэллоуэй» Септимус Смит.

Поэтесса-модернист Хильда Дулитл, известная под псевдонимом Х. Д., обратилась за помощью к Фрейду в 1933 году, страдая от творческого кризиса, отчасти вызванного страхом новой разрушительной мировой войны. Ее книга 1956 года «Дань Фрейду» — мемуары о лечении с помощью психоанализа.

Критический анализ

Не только писатели, но и литературные критики уже больше столетия вдохновляются идеями Фрейда.

В 1940-х американский критик Лайонел Триллинг отметил поэтичность принципов Фрейда, которые, как он писал, восходят к «классическому трагическому реализму… этот взгляд не упрощает, не сужает мир человека, но наоборот, открывает и усложняет его».

Постмодернизм, структурализм и постструктурализм — в том числе работы французских мыслителей Клода Леви-Стросса, Ролана Барта, Жака Лакана, Мишеля Фуко, Жака Деррида, Жиля Делеза и Юлии Кристева — все они опирались на идеи Фрейда.

Американская писательница и критик Сьюзен Зонтаг в эссе 1964 года «Против интерпретации» выступила против Фрейда и за «эротику искусства». Позже американский теоретик культуры Гарольд Блум в своей работе «Беспокойство влияния» (1973 г.) рассмотрел соперничество поэтов и их предшественников в свете Эдипова комплекса. В феминистском ключе использовали этот подход писатели-феминистки Сандра Гилберт и Сюзан Губар в публикации «Вперед в прошлое. Сложность женского комплекса принадлежности» (1985 г.). А писатель Питер Брукс изучал работы Фрейда о сновидениях в поисках идей для своей книги «Чтение ради сюжета» о построении романов (1992).

В XXI веке влияние Фрейда не исчезло. Правда, теперь у него больше шансов появиться в качестве персонажа, чем в качестве катализатора теоретической мысли.

Среди изданных в последнее время постмодернистских романов можно вспомнить отмеченный премией Европейского союза роман «Сестра Фрейда» Гоце Смилевски, переведенный с македонского Кристиной Крамер (2012 г.). В нем рассказывается печальная история младшей сестры Фрейда Адольфины, погибшей в концлагере Терезиенштадт (четверо из пяти его младших сестер окончили свои дни в нацистских лагерях смерти).

Сюжет вышедшего в 2013 году романа Карен Мак и Дженнифер Кауфман «Любовница Фрейда» вращается вокруг предполагаемого романа Фрейда с Минной, младшей сестрой его жены Марты. Продюсеры известного британского сериала «Аббатство Даунтон» начали производство нового телешоу под названием «Фрейд. Тайный дневник». Действие происходит в Вене конца XIX века, а Фрейд составляет психологические портреты преступников, выступая в роли первого психолога-криминалиста. Кроме того, фильм фокусируется на его «запутанной и скандальной личной жизни», как пишет журнал Variety в номере от 16 апреля.

Детектив в уме

Примеры из практики Фрейда, оформленные как рассказы или повести — бесконечный материал для беллетристов. Эти истории болезни — удобная мишень для вопросов и критики, почва для изучения, подражания, переосмысления и превращения в художественную прозу.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Фрейд исследовал тайны психики, теперь мы пытаемся понять тайны Фрейда

Один из самых известных случаев описан Фрейдом в 1905 году в работе «Дора. Анализ случая истерии». Речь идет о молодой женщине, которая испытывала боли в конечностях и потерю голоса (истерическую афонию). Фрейд предполагал, что эти симптомы — следствие замещения сексуальных ощущений, причина чего кроется в детских воспоминаниях. В 2012 году вышел провокационный роман Лидии Юкнавич «Дора. Псих». В нем Дора — на самом деле ее звали Ида Бауэр — живет в современном Сиэтле и ходит к психоаналитику, которого называет Зигги. «Я впервые прочитала исследование Фрейда о знаменитом случае истерии Иды Бауэр, когда мне было 20 лет, — рассказывает Юкнавич в интервью изданию Rumpus. – История настолько меня разозлила, что я думала о ней 25 лет. Но чтобы дать «моей» Иде высказаться, мне пришлось сначала стать достаточно хорошим писателем».

Случай Доры также стал основой нового романа Шейлы Колер «Мечтая о Фрейде». Отец приводит к Фрейду свою 17-летнюю красавицу-дочь. «Он хочет, чтобы она стала благоразумнее и завела роман с мужем его любовницы и молчала об этом. Она протестует и говорит, что этот человек преследует ее с 13 лет», — говорит Колер. Девушка находит в отцовской библиотеке «Толкование сновидений» и решает выдумывать сны для сеансов с Фрейдом. Именно они потом появляются в его записях истории болезни.

«Каждый случай, описанный Фрейдом, — как детектив Конан Дойля, — говорит Колер, который этой весной читал в Принстоне курс «Великие истории болезни Фрейда как малая проза». — Каждый случай — загадка. Для каждой загадки он находит решение. Прав ли он? А разве это важно?».

Возможно, именно в этих фрейдовских тайнах кроется причина того, что он по-прежнему с нами.

Уже в первых своих публикациях Фрейд высказывал революционные и спорные идеи. Его последователи — среди них были Карл Юнг, Отто Ранк, Альфред Адлер, Карен Хорни, Анна Фрейд, Мелани Кляйн и Эрик Эриксон — отошли от его первоначального подхода. Теория и практика психоанализа изменяется и углубляется по сей день.

Фрейд в 1930 году был награжден премией Гете по литературе за «ясный и безупречный стиль». Возможно, его влияние на будущие поколения писателей столь же велико, как и его научный вклад. Эхо его голоса продолжает звучать во множестве художественных произведений.

Об авторе. Джейн Чиабаттари – журналист и литературный критик, сотрудничает с такими изданиями, как Boston Globe, Daily Beast, NPR.org, New York Times Book Review, Guardian, Washington Post, Los Angeles Times, Chicago Tribune и другими. Автор сборника рассказов Stealing the Fire («Похищая огонь»).

Эдипов комплекс и другие расстройства личности, о которых вы что-то слышали

Огромное количество информации и доступ к интернету играют с нами злую роль: вспомните, сколько раз вы «гуглили» симптомы своих болезней и находили сто тысяч диагнозов, один страшнее другого?

То же касается и нашего психологического состояния. Все мы так или иначе «диагностировали» у себя депрессию, хроническую усталость или как минимум мизантропию. Мы помним, что настоящий диагноз может поставить только врач, но сделали подборку самых «популярных» расстройств личности, о которых вы наверняка слышали. 

Эдипов комплекс


Дядюшка Зигмунд Фрейд оставил нам массу пищи для размышлений, и многие его теории до сих пор вызывают споры в профессиональных кругах. Одним из частых расстройств личности Фрейд считал Эдипов комплекс, названный так по имени древнегреческого царя Эдипа. Согласно известному мифу, отцу Эдипа было предсказано, что он умрет от рук сына. Испуганный жестокий царь искалечил и выбросил мальчика, но в итоге последний, возмужав, вернулся в родной город, убил отца (сам того не осознавая) и женился на собственной матери. Отсылкой к мифу как раз и стало то, что при подобном расстройстве мальчик испытывает эротическое влечение к матери и ненависть к отцу, которого считает в какой-то степени соперником. Существует также комплект Электры: девочка обожает отца, а мать воспринимает как соперницу. Понятное дело, что мало кто признается себе и окружающим, что страдает от таких «комплексов». Фрейд утверждал, что все дети проходят через это в определенном возрасте (отсюда и выражения «папина дочка» и «маменькин сынок»), и при здоровом климате в семье это состояние проходит бесследно.  

Нарциссизм


Миф о Нарциссе, влюбившемся в свое отражение, знаком нам с детства. Нарциссизм часто смешивают с явлением эгоизма у детей и взрослых, однако существует такое состояние, как «нарциссическое расстройство личности». Такие люди склонны преувеличивать свое значение для мира. Они считают себя особенными, а окружающих недостаточно талантливыми и должными исполнять их желания и потребности. Безусловно, каждый из нас уникален и прекрасен, но человека со здоровой психикой и нарцисса отличает именно отношение к другим людям. Нарциссы обесценивают все, что им не интересно, и считают, что правила существуют для всех, кроме них. Интересно то, что их самооценка зачастую является очень хрупкой и любое замечание или критика способны вывести их из себя.

Комплекс Дианы


Та самая сильная и независимая обладательница стальных нервов и трех кошек, возможно, страдает комплексом Дианы. По Фрейду, такая женщина старается подражать мужчине, потому что подсознательно считает себя неполноценной из-за отсутствия пениса. Что за абсурд, спросите вы? Однако, по мнению психологов, разочарование в мужчинах, эмоциональная холодность, даже агрессия по отношению к противоположному полу ведут к тому, что женщина не может найти партнера или находит слабохарактерного и малоинициативного мужчину, которого не считает равным себе. 

Стокгольмский синдром


Термин «стокгольмский синдром» был впервые введен психиатром Нильсом Бейерутом после известного захвата «Кредитбанка» в 1973 году. Этот интересный и страшный феномен заключается в том, что жертва начинает испытывать симпатию, а иногда и привязанность к мучителю. По мнению Бейерута, это происходит, потому что жертва видит гарантию своей безопасности в том, что будет солидарна с преступником. В 1973 году при захвате «Кредитбанка» некоторые заложники вступили в теплые отношения с захватчиками, а впоследствии даже оплатили им адвокатов. Да уж, наш мозг способен вытворять невероятные вещи во имя инстинкта самосохранения.

Социофобия


Боязнь публичных выступлений сопровождает многих людей с детства, но вряд ли это можно назвать социофобией. Социальное тревожное расстройство –– это настоящая боязнь других людей и нежелание находиться в их обществе. Социофобы избегают публичных мест до слез, красных пятен на лице и дрожания рук (в прямом смысле). Они не забывают плохие ситуации, связанные с конфузами или негативной оценкой в обществе, их очень легко смутить, они впадают в ступор и даже подвержены паническим атакам. 


Источник фотографий: Unsplash

Очередная критика Джудит Батлер относительно речевой деятельности в психоанализе


скачать Авторы: 
— Цинь Ш. Ю. — подписаться на статьи автора
— Костикова А. А. — подписаться на статьи автора
Журнал: Философия и общество. Выпуск №4(97)/2020 — подписаться на статьи журнала

DOI: https://doi.org/10.30884/jfio/2020.04.07

Психоанализ представляет собой одно из направлений современной западной психологии, он играет важнейшую роль в развитии феминистской теории XX в. В данной статье главным образом анализируется моделирующая роль теории психоанализа З. Фрейда и теории стадии зеркала Ж. Лакана в механизме формирования гендерной идентичности, а также вскрываются и подробно анализируются критика и деконструкция теорий Фрейда и Лакана, осуществленная Джудит Батлер. Дж. Батлер в своей работе «Гендерное беспокойство» осуществляет критику и сравнительный анализ теории психоанализа Фрейда. В ней она посредством процесса интернализации печали и меланхолии раскрывает скрытое в психоаналитической теории устройство правовой установки табу на инцест и гомосексуализм, а также и вводимое Ж. Лаканом понятие половой идентичности как маскарада женственности, и приходит к выводу, что, как верно заметила С. Бовуар, гендер – это человеческое тело, находящееся в зеркале определенных обстоятельств.

Ключевые слова: психоанализ, Ж. Лакан, теории стадии зеркала, «Гендерное беспокойство», печаль, меланхолия.

Psychoanalysis is one of the directions of modern Western psychology and it has a crucial role in the development of feminist theory of the twentieth century. This article mainly analyzes the modeling role of Sigmund Freud’s theory of psychoanalysis and Jacques Lacan’s Mirror Theory for the formation of gender identity, and also reveals and thoroughly analyzes the criticism and deconstruction of Freud’s and Lacan’s theories, conducted out by Judith Butler. Judith Butler in her work “Gender Trouble” criticizes and conducts a comparative analysis of Freud’s theory of psychoanalysis. Through internalization of “sadness” and “melancholia”, she reveals the legal framework of the taboo on incest and homosexuality hidden in psychoanalytic theory, as well as the concept of gender identity introduced by Lacan as a disguise of femininity, and concludes that, as Beauvoir rightly pointed out, gender is a human body in a mirror of certain circumstances.

Keywords: Psychoanalysis, Jacques Lacan, Mirror Stage Theory, “Gender Trouble”, sorrows, melancholy.

Цинь Шао Юнь, аспирант философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова more

I. Критика Джудит Батлер теории Фрейда

Отсылка к психоаналитической теории и ее критика занимают важное место в работе Дж. Батлер «Гендерное беспокойство». Американский ученый Анджела Макробби отмечает в «Использовании культурных исследований»: «Ключевая часть “Гендерного беспокойства” – это дебаты с Фрейдом по вопросу о бисексуальности»[1]. Как мы увидим в последующем анализе, Дж. Батлер, анализируя гипотезу З. Фрейда о бисексуальных тенденциях у мужчин и женщин, считает, что в теории Фрейда содержится гипотеза гетеросексуального приоритета и натурализма, что указывает на причину предвзятости теории полового формирования у Фрейда. Однако Ж. Лакан считает, что ребенок, обучаясь языку и культуре и обретая таким образом возможность постижения мира, должен приобрести определенную половую ориентацию, связанную с законами (или символами), что являет собой начало социализации. Батлер как использовала, так и критиковала теорию Лакана. Далее в статье мы увидим, как Батлер в споре с двумя мастерами психоанализа поставила под сомнение традиционные рамки бинарной гендерной системы.

Начиная с докторской диссертации, «желание» было одной из центральных тем Дж. Батлер, она обратилась к психоаналитической теории, так как считала, что в рамках гетеросексуальности мало кто обращает внимание на проблему меланхолического отрицания / сохранения гомосексуального полового влечения в процессе гендерного становления. Теория Зигмунда Фрейда углубленно исследует отношения между меланхолией, формированием «я» и характером и косвенно доказывает важность меланхолии по отношению к половой идентичности. Итак, для деконструкции матрицы гетеросексуального влечения Батлер обращается к психоаналитической теории Фрейда. Батлер в основном опирается на две теории Фрейда: первая – это различие, которое проводил Фрейд между печалью и меланхолией, и влияние меланхолии на формирование «я». Вторая – влияние эдипова комплекса на половое формирование мужчин и женщин. Среди работ Фрейда она больше всего цитирует две книги – «Печаль и меланхолия», «Я и Оно». В «Печали и меланхолии» Фрейд проводит различие между печалью и меланхолией, полагая, что печаль – это реакция на утрату, такую как смерть любимого человека, а меланхолия – это патологическое состояние. Он считает, что меланхолическая реакция является не принятием утраты, а интеграцией утраченного объекта и себя и обретением идентификации с ним. Этот процесс называется интроекцией, то есть интернализацией внешнего объекта в себя и его сохранением в себе. Но, как мы увидим позже, Батлер не считает, что это единственный способ обретения идентификации. В «Я и Оно» Фрейд больше не рассматривает меланхолию как психическое заболевание, но рассматривает все случаи формирования «я» как меланхолическую конструкцию. Он видит «я» как хранилище желаний, от которых «оно» отказалось[2]. Мы видим, что Фрейд связывает формирование самоидентификации с психикой. Рассмотрим, как Дж. Батлер критически впитала теорию Фрейда и связала формирование гендерной ориентации с меланхолией.

Относительно разницы между печалью и меланхолией З. Фрейд указывал, что когда человек должен отказаться от своего сексуального объекта и потерять своего любимого человека, «Я» может включить того другого в саму структуру собственного «я» и принять его свойства, таким образом объект создается внутри «Я»[3]. К тому же «продолжается» существование того другого путем чудесного подражания. Боль утраты другого, любимого другого, преодолевается особым поведением идентификации. Раз за разом пытаясь принять того другого в структуру своего «я», таким образом раз за разом добиваются преодоления. Важно, чтобы эта идентификация не была краткосрочной, а превратилась в долгосрочную, стабильную, статусную конструкцию, когда посредством интернализации другого тот становится частью «Я». Фрейд считает, что «процессы интернализации и продолжения любви к утраченному имеют решающее значение для формирования “Я” и его “выбора объекта”»[4]. Батлер приняла теорию интернализации Фрейда и считала, что формирование «я» напрямую связано с какой-либо утратой. Кроме того, эта теория формирования «я» также включает в себя приобретение гендерной идентичности, потому что, «когда мы понимаем, что табу на инцест в дополнение к другим функциям также приводит “я” к утрате объекта любви, и это “я” посредством интернализации данного запретного объекта полового влечения восстанавливается, избавляясь от боли утраты, тогда этот процесс интернализации утраченной любви становится тесно связанным с гендерным формированием»[5].

Что касается приобретения гендерной идентичности, мы вновь должны вернуться к теории Фрейда, его теория полового формирования связана воедино с эдиповым комплексом. Фрейд связал табу инцеста с духовным развитием личности. Он утверждает, что бисексуальность существует как у мужчин, так и у женщин, то есть каждый человек имеет гендерные характеристики двух полов, но характеристики какого-то одного из полов более очевидны. Фрейд полагает, что ни психология, ни анатомия не могут объяснить тайну формирования женственности, поэтому он обратился к психоанализу, чтобы исследовать, как женщина развивается из бисексуальности и становится женщиной. Чтобы ответить на этот вопрос, Фрейд сделал ряд предположений: наиболее важным моментом является то, что в предэдиповый период привязанность к матери девочки и мальчики одинакова. «Мы не можем не думать о девочках как о мальчиках»: с одной стороны, клитор девочки выполняет ту же функцию, что и пенис мальчика, и для девочек это основная эрогенная зона для получения сексуального наслаждения; с другой стороны, в предэдиповый период объект сексуального желания у девочек совпадает с таковым у мальчиков – в обоих случаях это мать. Однако каким образом объект желания девочки переносится на отца, когда она вступает в Эдипов период? Ответ, данный Фрейдом, представляет собой кастрационный комплекс. Он считает, что когда девочка видит у мальчика мужские половые органы, она сразу же обнаруживает, что ее клитор похож на кастрированный по сравнению с ними, поэтому она тоже хочет иметь пенис, что приводит к «зависти к пенису». Фрейд считает, что открытие девочкой своей кастрированности является поворотным пунктом в ее развитии. До этого девочка использовала мужской способ, чтобы стимулировать свой клитор для получения сексуального наслаждения, но теперь она видит, что фаллос более совершенен, ее нарциссизму нанесен удар, поэтому она отвергает свою любовь к матери. До этого времени девочка все время воспринимала свою любимую мать как фаллическую мать, обладающую пенисом. Как только она обнаруживает, что мать и другие женщины кастрированы, как и она сама, и мать не может дать ей желаемый фаллос, у девочки возникает ненависть к матери, и вместо нее она обращает свою надежду на отца, а затем начинает жаждать иметь ребенка от своего отца, потому что «только отношения с сыном могут принести матери беспредельное удовлетворение». Согласно теории Фрейда, для мужчин точно так же, чтобы обрести мужественность, мальчик должен отказаться от матери как объекта своего полового желания, поэтому отказ становится поворотным пунктом для так называемой гендерной «консолидации» Фрейда. Лишившись матери как объекта полового желания, мальчик либо интернализирует утрату через идентификацию, либо переносит свое гетеросексуальное желание, и в этом случае он усиливает свои эмоциональные связи с отцом, тем самым консолидируя свою мужественность.

Ознакомившись с теорией полового формирования З. Фрейда, мы возвращаемся к Дж. Батлер. Главная причина, по которой Батлер фокусирует свое внимание на Фрейде, заключается в том, что она осуществляет разбор разъяснений Фрейда с целью доказать, что то, что он считает естественным и универсальным, на самом деле является конструкцией гетеронормативного дискурса. Батлер считает, что у Фрейда есть недостаточно продуманное предположение. Фрейд полагает, что в одной отдельно взятой душе одновременно существует как «мужская сексуальная ориентация», так и «женская сексуальная ориентация». Он не может объяснить, что в конечном счете представляют собой эти ориентации, однако определенно считает, что среди первоначального бисексуального полового влечения присутствует только гетеросексуальное половое влечение и отсутствует гомосексуальное. Батлер считает, что установление гендерно-ориентированного духовного мира выступает результатом интернализации, а не является естественным, как полагает Фрейд. Этот процесс заслуживает углубленного изучения. Такой процесс интернализации еще предстоит обсудить в свете отношений между меланхолией и формированием «Я».

Хотя Фрейд проводил различие между печалью и меланхолией, полагая, что отказ от объекта осуществляется посредством его интернализации и таким образом происходит удержание объекта, при этом «Я» и утраченная любовь сосуществуют вместе в единой душе. После того как половое влечение к отцу и к матери оказывается под запретом, утраченные отец и мать интернализируются в «Я», превращаясь таким образом в своего рода идеал «Я». А поскольку путь решения дилеммы Эдипа может быть как «положительным», так и «отрицательным», то запрет полового влечения к собственному родителю противоположного пола не приводит к половой идентификации с утраченным отцом или матерью, а приводит к отрицанию этой идентификации, что также вызывает перенос гетеросексуального полового влечения. У Фрейда «нормальное» развитие часто приводит к идентификации с утраченным родителем того же пола и таким образом достигается половая идентификация. Батлер считает, что, поскольку Фрейд представляет бисексуальность как нечто такое, когда два вида гетеросексуального полового влечения достигают некоторого единства в одном психическом объекте, он не допускает возможности существования гомосексуальности предэдипового периода. Батлер связывала это с тем, что теория психосексуального развития Фрейда предполагала «запрет гомосексуализма», в этом смысле гендерная идентичность является меланхолическим психологическим процессом, а запрещенный объект интернализируется в своего рода запрет. Можно видеть, что у Фрейда избавление от эдипова комплекса осуществляется не только посредством табу на инцест, но также и посредством более ранних запретов на гомосексуальное влечение, оказывающих влияние на становление половой идентичности. Мы видим, что Батлер, основываясь на фрейдовской интерпретации меланхолии, указывает, что для избавления от этой утраты необходимо объединиться с утраченным объектом путем создания идеального «Я». Другими словами, используя этот объект в качестве эталона, необходимо всеми силами стремиться стать этим объектом.

Гендерная идентичность становится результатом определенного процесса интернализации. «Идентичность» приобретается в процессе интернализации, и для поддержания этой идентичности необходимо постоянно использовать это табу, тем самым закрепляя образец бинарного деления пола и соответствующую стилизацию тела, а также продуцирование полового влечения и установку половой ориентации. Используя такой аргумент, Батлер полагает, что слово «ориентация» – это не эссенциальный, не изначальный гендерный признак, а скорее результат закона, навязанного культурой и пособническими действиями идеального “Я” по переоценке ценностей. Только интернализация внутренних нравственных установлений и навязывание внешних табу приводит к утрате гомосексуального объекта, а табу на гомосексуальное половое влечение предшествует табу на гетеросексуальный инцест. Поэтому с точки зрения полового формирования важнейший вклад Фрейда заключается в том, что он доказал, что гетеросексуальность является результатом обучения, а не просто передается по наследству. Эдипов комплекс заставляет людей верить, что под угрозой кастрации мальчик вынужден оставить мысль о матери как об объекте своего полового влечения, а девочка, напротив, становится женщиной, матерью и избавляется от зависти к пенису в результате волевого решения. Что касается полового влечения к отцу, Батлер одобряет выдвинутое Фрейдом утверждение, что изначальный пол и реальная природная ориентация на самом деле не обладают приоритетностью, а являются результатом табу и законов.

Однако Батлер вовсе не полностью соглашается с теорией полового формирования Фрейда, потому что его теория по умолчанию подразумевает табу на гомосексуальное влечение. Нам известно, что впоследствии Фрейд отнесет признаки гомосексуализма к «половому извращению». Поэтому признаки упоминаемой им бисексуальности по сути своей – это два вида гетеросексуальных признаков. Например, девочке с тенденцией мужественности нравится мать, а девочке с тенденцией женственности, напротив, нравится отец. Это само в себе несет следы законов. До появления табу имеется множество возможностей любви и полового влечения, затем через запрещение они входят в определенную часть тела, а также налагают законный половой статус для обеспечения гетеросексуального размножения. Запрет исключает другие формы полового влечения, кроме гетеросексуального. Однако ирония заключается в том, что предпосылкой этого запрета опять же является существование гомосексуального влечения. Поэтому такой вид полового влечения в действительности всецело является частью культуры, однако отвергается основным культурным течением. И только после интернализации закона могут возникнуть и стать подконтрольными бинарная гендерная идентичность и гетеросексуальное половое влечение.

После представления такого однобокого закона мы видим, что Дж. Батлер осуществляет интерпретацию З. Фрейда по М. Фуко. Фуко считает, что власть обладает не только функцией правосудия (подавления), но и производительной функцией. Батлер переняла эту мысль и анализировала функции закона с точки зрения логики Фуко. Закон играет не только запретительную, но и производительную, или генеративную, роль. Подавленное половое влечение вовсе не предшествует закону, а наоборот, является его порождением. Закон представляется чем-то вроде своеобразной дискурсивной практики и порождает такую «вымышленную речевую конструкцию», как подавленное половое влечение. Поэтому так называемое изначальное половое влечение – это всего лишь допущение. Табу на инцест и гомосексуальное половое влечение в действительности представляет собой закон с функцией подавления, речевой закон, приводящий к смещению полового влечения в контексте культуры.

II. «Женственность как маскарад» Лакана

Жак Лакан является важнейшим теоретиком постмодернизма. Несмотря на то что он – преемник теории психоанализа З. Фрейда, Лакан после переосмысления и критики под влиянием структурализма разработал новую идею – указал на связь между половым формированием и культурными традициями, а также речью. Он считал, что вещи становятся наделенными смыслом в определенной структуре, а речь представляет собой мост, ведущий к такой структуре.

Лакан наследовал и развил теорию психоанализа Фрейда, он разделил формирование субъекта на три стадии: предзеркальную стадию (период симбиоза матери и младенца), стадию зеркала и период эдипова комплекса (период воображаемого), а также стадию формирования гендерной принадлежности субъекта под влиянием пениса (символический порядок). Лакан считает, что формирование эго возникает на стадии зеркала, под влиянием отражения в зеркале у младенца возникает идентификация и во время формирования субъекта он полностью покидает сферу воображаемого и переходит в сферу символического. В это время гендерная идентификация оказывается сформированной, половые различия эволюционируют и развиваются в культурные символы, символический порядок придает субъекту целостный социальный статус. В сфере символического фаллос представляет собой разновидность обладающего особой властью субъекта. «Обладающий» фаллосом – это мужчина, «являющийся» фаллосом – это женщина. В это время мужчина и женщина уже стали обладающими символическими указателями и более не относятся к уровню физиологического смысла. Поскольку женщина вовсе не имеет пениса, она становится просто «фаллической женщиной» в символическом смысле, поэтому она по-прежнему не может попасть в центр власти. Отсутствует средство речевого выражения влечения, поэтому невозможно создание независимого субъекта. В этом смысле «женщина не существует». Лакан считает, что гендерные различия существуют не в физическом смысле, а определяются отношениями с пенисом.

Лакан продолжал обсуждение эдипова комплекса Фрейда, однако считал, что в течение трех этапов формирования субъекта половые различия формируются только после вхождения его в сферу символического. Под воздействием Имени-Отца в стадии зеркала младенец вынужден отбросить эдипов комплекс, а также оставить иллюзию стать пенисом матери, вынужден научиться символическим способом входить в сферу символического, самостоятельно построить отношения между самим собой и пенисом[6]. По мнению Лакана, в периоде роста младенца имеется этап возникновения конкурентной с отцом половой идентификации. На этой стадии младенец осознает, что мать не имеет фаллоса, а также что и он сам не является фаллосом. Он считает, что это отец завладел фаллосом матери, чтобы самому стать обладателем фаллоса, поэтому между младенцем и отцом разворачивается борьба за владение фаллосом, это чистая конкурентная борьба за половую идентификацию. На этой стадии враждебность по отношению к отцу и признание отца смешиваются воедино[7].

Мы можем видеть, что у Лакана в описании эдипова комплекса фаллос занимает центральное место. При этом критика Лакана у Батлер сосредоточена на использовании Лаканом фаллоса (обзор власти). В своей критике Батлер полагает, что когда Лакан говорит, что «являющаяся» фаллосом женщина как раз и является бесфаллосным Другим, он, очевидно, намекает, что власть находится на стороне женщины, не имеющей пениса, и в то же время он намекает, что обладающий пенисом субъект мужского пола нуждается в признании этого Другого и только в связи с этим становится пенисом в «развернутом» смысле этого слова[8]. Мы обнаружили, что Дж. Батлер подходит к интерпретации трудов Ж. Лакана с точки зрения диалектики хозяина и раба Г. В. Ф. Гегеля, символический порядок создает модель понимания культуры посредством взаимно исключающих позиций, а именно обладающей пенисом (позицией мужчины) и служащей в качестве пениса (парадоксальной позицией женщины). Эти две позиции взаимозависимы, что заставляет вспомнить невозможность равенства и взаимной выгоды между хозяином и рабом в конструкции Гегеля[9]. Батлер обнаружила, что с точки зрения диалектики хозяина и раба утвержденное положение субъекта мужского пола на первый взгляд самостоятельно и независимо, но на самом деле всего лишь прикрывает его угнетенность до своего формирования. При этом его утверждение нуждается в отражении мужской власти женщиной.

Батлер отмечает, что в этой гетеросексуальной комедии Лакана женщина вынуждена добиваться достижения схожести с фаллосом, волей-неволей должна маскироваться. Мы можем увидеть, что в развитие феминизма после Лакана это принесло два направления исследований: 1) критику и переосмысление гендера как такового; 2) восстановление или высвобождение подавленного влечения женщины. Батлер более согласна с первым направлением исследований. Она вовсе не считает, что существует какое-то первобытное влечение женщины (однако Ю. Кристева признавала второе направление). Батлер соглашается с выдвинутой Лаканом точкой зрения, что гендер – это разновидность маскарадного облачения. Посредством такого маскарада гендер превратился в своего рода маску, скрывающую истинное лицо.

Критика Лакана у Батлер, кроме того, сосредоточена на его исследовательском методе. Она считает, что вывод Лакана о половом формировании получен путем недостаточно осмотрительных «наблюдений». Данный недостаток присущ не только Лакану, но и другому ученому – Жоан Ривьер. Батлер соглашается с Ривьер, что характерные особенности женщины – это своего рода маскарад. «Характерным женским качеством» является стремление обладать «характерным мужским качеством», и в то же время женщины боятся публично демонстрировать мужские качества, опасаясь наказания из-за надеваемой ими маски[10]. Однако Батлер заявляет, что Ривьер, выдвигая свою точку зрения, прибегает к обыденным ощущениям или опыту, а это также не является достаточно строгим подходом. Она предположила единство гендера, влечения и половой ориентации, что, как и у упомянутого выше Фрейда, является своеобразной фантазией о тождественности полов.

Более всего Батлер осуждает то, что и Ривьер, и Лакан помещают лесбиянок на некую «бесполую»[11], отрицаемую позицию. У Лакана лесбиянство всегда находится в состоянии, лишенном сексуального влечения, что является своего рода слиянием с опытом получения (мужского) отказа и с поверхностной точки зрения рассматривается как отсутствие влечения. Батлер считает, что это неизбежный результат гетеросексуализации Лакана и наблюдения с точки зрения централизации мужчины. Половое влечение в лесбиянстве стало рассматриваться как отрицание полового влечения как такового только потому, что половое влечение предположительно должно быть гетеросексуальным. По мнению Батлер, это еще одно не выдерживающее критики предположение приоритетности. У Ривьер половое влечение женщины всегда объясняется как изначально мужское, что представляет собой матрицу понимания с гетеросексуальной позиции. Батлер, со своей стороны, считает, что такой образ действий похож на желание замаскировать свое поклонение пенису. Она полагает, что Ривьер хочет замаскировать «мужское гетеросексуальное половое влечение, которое является отличительным признаком мужской гендерной идентификации»[12]. Однако при наличии приоритетной гетеросексуальной матрицы понимания ни Лакан, ни Ривьер, ни даже Фрейд не в состоянии сдернуть облачение «естественности» с навязанной гетеросексуальной системы. Поэтому, с точки зрения Батлер, для снятия этого внешнего облачения необходимо проведение глубоких исследований теории речевой деятельности, стоящей за половым формированием и формированием полового влечения, так как подобная речевая деятельность породила единство гендера, пола и полового влечения. Мы видим, что горячий интерес к теории речевой деятельности побуждает Батлер постоянно обращаться к теориям М. Фуко, Ж. Деррида и лингвистическим теориям.

В критике и восприятии теорий З. Фрейда и Ж. Лакана Джудит Батлер замечает, что отложение меланхолии у Фрейда или половые различия у Лакана представляют собой своего рода маскарад, гендер навсегда запечатлен в теле. По словам же С. Бовуар, гендер на самом деле – это человеческое тело в зеркале определенных обстоятельств.


[1] 安吉拉·麦克罗比: 文化研究的用途 ,李庆本译, 北京:北京大学出版社, 2007, 第98页

[2] Salih S. Judith Butler. New York : Routledge, 2002. Pp. 52–53.

[3]〔奥〕弗洛伊德: 自我与本我 , 载 弗洛伊德后期著作选 , 林尘等译, 上海: 上海译文出版社, 1987, 第177页

[4] 美〕朱迪斯·巴特勒:《性别麻烦:女性主义与身份的颠覆 , 宋素凤译, 上海: 上海三联书店, 2009.

[5] 美」朱迪斯·巴特勒 性别麻烦:女性主义与身份的颠覆 , 宋素凤译, 上海: 上海三联书店, 2009, 第80页.

[6] Lacan J. God and Woman’ s jouissance // The Seminar XX, Encore: On Feminie Sexuality, the Limits of Love and Knowledge / ed. by J.-A. Miller. New York : W. W. Nor-ton & Co.,1998. P. 71.

[7] 参见严泽胜: 穿越“我思”的幻象—拉康主体性理论及其当代效应 , 北京: 东方出版社, 2007, 第158页。

[8] 朱迪斯·巴特勒: 性别麻烦:女性主义与身份的颠覆 , 宋素凤译, 上海: 上海三联书店, 2009, 第60页

[9] 朱迪斯·巴特勒: 性别麻烦: 女性主义与身份的颠覆 , 宋素凤译, 上海: 上海三联书店, 2009, 第60页

[10] 朱迪斯·巴特勒: 性别麻烦: 女性主义与身份的颠覆 , 宋素凤译, 上海: 上海三联书店, 2009, 第70页

[11] 朱迪斯·巴特勒: 性别麻烦: 女性主义与身份的颠覆 , 宋素凤译, 上海: 上海三联书店, 2009, 第70页

[12] 朱迪斯·巴特勒: 性别麻烦: 女性主义与身份的颠覆 , 宋素凤译, 上海: 上海三联书店, 2009, 73页

Размещено в разделах

По Фрейду. Что это значит и актуален ли сегодня отец психоанализа?

https://radiosputnik.ria.ru/20210506/1731263151.html

По Фрейду. Что это значит и актуален ли сегодня отец психоанализа?

По Фрейду. Что это значит и актуален ли сегодня отец психоанализа? — Радио Sputnik, 06.05.2021

По Фрейду. Что это значит и актуален ли сегодня отец психоанализа?

Оговорка по Фрейду. Эдипов комплекс. Супер-Эго. Даже те, кто не читал статьи отца психоанализа, часто его вспоминают, когда с языка срывается какая-то глупость… Радио Sputnik, 06.05.2021

2021-05-06T08:45

2021-05-06T08:45

2021-05-06T08:46

в эфире

подкасты – радио sputnik

интервью

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/05/06/1731263135_0:3:1036:586_1920x0_80_0_0_a8aeadc331d17d81414dda9b8bf77676.jpg

По Фрейду. Что это значит и актуален ли сегодня отец психоанализа?

Оговорка по Фрейду. Эдипов комплекс. Супер-Эго. Даже те, кто не читал статьи отца психоанализа, часто его вспоминают, когда с языка срывается какая-то глупость или пошлость, которая может изменить представление людей о человеке или раскрыть его тайные желания. Зигмунд Фрейд первым попытался исследовать человеческое подсознание, и его труды изменили наше представление о поведении человека. В чем смысл учения о психоанализе и актуален ли сегодня Зигмунд Фрейд? Спросили у кандидата психологических наук, профессора Московского регионального социально-экономического института Дмитрия Смыслова.

audio/mpeg

По Фрейду. Что это значит и актуален ли сегодня отец психоанализа?

Оговорка по Фрейду. Эдипов комплекс. Супер-Эго. Даже те, кто не читал статьи отца психоанализа, часто его вспоминают, когда с языка срывается какая-то глупость или пошлость, которая может изменить представление людей о человеке или раскрыть его тайные желания. Зигмунд Фрейд первым попытался исследовать человеческое подсознание, и его труды изменили наше представление о поведении человека. В чем смысл учения о психоанализе и актуален ли сегодня Зигмунд Фрейд? Спросили у кандидата психологических наук, профессора Московского регионального социально-экономического института Дмитрия Смыслова.

audio/mpeg

Оговорка по Фрейду. Эдипов комплекс. Супер-Эго. Даже те, кто не читал статьи отца психоанализа, часто его вспоминают, когда с языка срывается какая-то глупость или пошлость, которая может изменить представление людей о человеке или раскрыть его тайные желания. Зигмунд Фрейд первым попытался исследовать человеческое подсознание, и его труды изменили наше представление о поведении человека. В чем смысл учения о психоанализе и актуален ли сегодня Зигмунд Фрейд? Спросили у кандидата психологических наук, профессора Московского регионального социально-экономического института Дмитрия Смыслова.

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://radiosputnik.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/05/06/1731263135_126:0:910:588_1920x0_80_0_0_950d1cf9fd782d2b967a67774bed46ed.jpg

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в эфире, подкасты – радио sputnik, аудио

Взлет, падение и новый подъем психоанализа. 165 лет со дня рождения Зигмунда Фрейда

«Отношение к психоанализу двойственное. Теории Фрейда беспощадно осуждали как «устаревшую парадигму», «псевдонауку», «миф». При этом все клинические психологи должны быть осведомлены о психоанализе: фрейдизм рассматривается почти в каждом вводном университетском курсе. Более того, хотя идеи Фрейда ругали, отвергали или просто игнорировали, теперь раздаются голоса, что эти идеи надо заново открыть и что они, возможно, уместнее, чем готовы признать современные ученые-когнитивисты. Удивительно, что так говорят уважаемые сторонники экспериментальной психологии, обычно рассматривающие человеческое поведение эмпирически», — писал нидерландский психолог Корнелис Вегман, задаваясь вопросом, что же изменилось.

На эту тему

Свою знаменитую модель психики, согласно которой под поверхностью человеческого сознания бурлит стихия бессознательного, Фрейд ввел в оборот в книге «Толкование сновидений» в 1899 году. Эта и другие идеи австрийца повлияли на науку и медицину, но еще глубже проникли в культуру и определили обывательский взгляд на механику души. Эдипов комплекс, либидо, детские травмы, фаллические символы, оговорки по Фрейду, кушетка и чуткий психотерапевт с толстым блокнотом, сидящий у изголовья, — благодаря кино, телевидению, литературе, живописи все это сделало психоанализ синонимом вообще всей психологии.

Взять «Звездные войны»: метания Анакина и Люка Скайуокеров между двумя сторонами Силы можно представить как конфликт между моральными указаниями Сверх-Я и инстинктивными желаниями Оно. В «Психозе» (и особенно в сериале-приквеле «Мотель Бейтса») сумасшествие Нормана обусловлено инцестуальными отношениями с матерью. В «Игре престолов» герои постоянно объясняют свои и чужие поступки наличием или отсутствием мужских гениталий. Первый сезон «Декстера» вообще устроен как психоаналитические сессии, где клиент — главный герой, а терапевт — серийный убийца, за которым тот охотится. Куда ни глянь, фрейдизм повсюду, и все можно истолковать психоаналитически.

Что Фрейд разглядел в человеке

«До Фрейда сновидения оставались мистической частью психики и культурной жизни общества. Религиозные течения трактовали их, скорее, как что-то дьявольское, изредка — как встречу с богом, но тогда это событие должна была признать Церковь. То есть это не продукт психики самого человека, а производное чего-то внешнего, — объясняет заведующий кафедры психоанализа и бизнес-консультирования НИУ ВШЭ Андрей Россохин. — Гений Фрейда заключался в том, что он первым системно описал и доказал: сновидения от начала и до конца относятся к нам».

Сам Фрейд говорил, что наука нанесла три удара по наивно любующемуся собой человеку. Сначала Николай Коперник обнаружил, что Земля не центр Вселенной. Затем Чарльз Дарвин, Альфред Рассел Уоллес и другие эволюционисты лишили людей привилегированного места среди божьих творений. Третий, самый болезненный удар мы получили от психологов, показавших, что наше Я не хозяин в собственном доме и вынуждено довольствоваться скудной информацией из бессознательного.

«Когда что-то из бессознательного пытается вступить в контакт с сознанием, сознание шифрует это с помощью защитных механизмов, и человек встречается с этим в сновидениях. А психоанализ — это путешествие во внутренний мир человека, в процессе которого симптом исчезнет сам собой по мере открытия», — говорит Андрей Россохин. По его словам, теория Фрейда, как когда-то сонники, позволяла людям выстоять при встрече с неопределенными, непонятными образами из их снов, придав им смысл.

Знаменитая кушетка в лондонском доме-музее. В этом месте Зигмунд Фрейд жил после бегства из нацистской Германии, но вскоре умер от рака

© AP Photo/Anne Purkiss

Психиатрии Фрейд дал, возможно, даже нечто большее — возможность стать полноценной дисциплиной и практикой в рамках медицины. «Раньше психиатрия смиренно принимала обязанность просто присматривать за пациентами сумасшедших домов», — писал социолог Майкл Стренд. На рубеже веков врачи не понимали, откуда берутся душевные расстройства и что с ними делать, не существовало нейролептиков, антидепрессантов или других лекарств. Тогда еще даже не изобрели лоботомию — операцию по отсечению части мозга инструментом наподобие ножа для колки льда, которая теперь кажется варварством, а поначалу расценивалась чуть ли не как чудо (в 1949 году Антониу Эгаш Мониш получил за нее Нобелевскую премию). В этом тупике психоанализ указывал на корни психических болезней, предлагал метод избавления от них — и к середине XX века стал необходимой частью подготовки психиатров.

Почему наука отвергла психоанализ

Несмотря на популярность, психоанализ с самого начала критиковали. Хотя по образованию Фрейд был неврологом, его труды мало напоминали медицинские трактаты. Его представление о бессознательном с годами все усложнялось, а после смерти многочисленные последователи стали развивать его идеи в разных направлениях. Вдобавок Фрейд был не единственным «отцом» психоанализа — вспомнить хотя бы Карла-Густава Юнга, у которого были свои взгляды на бессознательное и свои ученики. Психоанализ превратился в несколько запутанных, туманных, метафоричных теорий, чьи внутреннюю непротиворечивость и логические следствия практически невозможно проверить. В науке это неприемлемо.

На эту тему

То, что с помощью психоанализа можно объяснить каждое психическое событие и любой поступок, — проблема. Чтобы теория считалась научной, нужно придумать эксперимент, который мог бы ее опровергнуть. К примеру, во время полного солнечного затмения 1919 года Артур Эддингтон сфотографировал звезды и увидел, что они отклонились от обычного положения. Это согласовывалось с общей теорией относительности Альберта Эйнштейна, предсказывавшей, что громадные объекты вроде Солнца искривляют пространство и заодно поток света от далеких звезд. Если бы Эддингтон не обнаружил отклонения, это заставило бы усомниться в правоте Эйнштейна. С психоанализом такое в принципе невозможно.

В психологии первыми критиками Фрейда были бихевиористы (от англ. behavior — поведение), появившиеся в начале XX века. Они отвергали взгляд внутрь себя, свойственный психоанализу, как бесполезный. Вместо этого бихевиористы считали, что исследовать следует только то, что можно объективно наблюдать, — действия человека. А действия предопределены тем, что человек выучил (и чему его можно научить с помощью наказаний и поощрений). Например, если обозвать кого-нибудь дурными словами, то он обидится и больше не станет иметь с тобой дела. Это плохо, поэтому люди обычно не обзываются. Радикальные бихевиористы признавали, что черты характера, чувства, намерения и другие психические феномены существуют, но не видели смысла в них разбираться. Для них фрейдовские Я, Сверх-Я, Оно, бессознательное были ничем не лучше дьявола и бога из старых поверий.

Но, чтобы отлучить психоанализ от медицины, понадобилось кое-что еще.

Как человека уподобили компьютеру

Психоанализ был на пике популярности после Второй мировой войны, когда с фронта вернулись ветераны. Одновременно в США и особенно в Европе стали строить социальное государство. Как писал Майкл Стренд, расходы на медицину выросли в разы, и страховщики справедливо задались вопросом, на что тратятся деньги. Терапевты не могли объяснить, как работает психоанализ и работает ли вообще, исследования эффективности говорили не в пользу этого метода, поэтому такая терапия казалась чиновникам и частникам бездонной ямой, куда утекают ресурсы.

Фарфоровый бюст с разметкой функциональных областей мозга в музее Зигмунда Фрейда в Вене. В XIX в. было распространено псевдонаучное течение под названием френология, согласно которому качествам личности (осторожности, сообразительности, любви к потомству и т.п.) соответствует определенный участок, а об этих качествах можно судить по форме черепа

© Marka/Universal Images Group via Getty Images

В 1960-х годах сын эмигрантов из России Аарон Бек разработал новую терапию — когнитивную (от англ. cognition — мышление). Когнитивный подход чем-то напоминает бихевиористский (позже Бек и другие психиатры, объединив их, изобретут разные когнитивно-поведенческие терапии). Бек заметил, что во время аналитических сессий пациенты вполне сознательно высказывают негативные мысли о себе, о мире и о будущем. Тогда он подумал: если скорректировать эти дурные представления, несчастным полегчает. Что немаловажно, для этого хватит всего нескольких сессий — специалиста не нужно посещать годами или вообще всю жизнь, как считают психоаналитики.

Для когнитивных психологов человек подобен компьютеру, обрабатывающему информацию. Он воспринимает окружающий мир; запоминает, переводит на свой язык, осмысляет; пребывает в разных состояниях ума. Такие психологи неохотно разделяют разум и чувства: то, что мы испытываем, тоже относится к мышлению, а не к душе, бессознательному или еще чему-то. Соответственно, психическое расстройство — этой сбой компьютера, а не результат внутреннего конфликта, возникшего на раннем этапе развития. Например, депрессия — устранимая поломка в системе эмоциональной регуляции, а не боль от разочарования в объекте любви и невыразимой потери, которую надо понять.

На эту тему

Открытия в других науках тоже говорили, скорее, в пользу модели человека как компьютера. Фармакология показала, что определенные химические вещества меняют психику. Депрессию можно рассматривать как следствие химического дисбаланса в мозге; антидепрессанты, по идее, восстанавливают этот баланс. А нейрофизиология создала представление о том, что мозг состоит из этаких модулей: в коре больших полушарий есть участки, отвечающие за зрение, слух и т.д., миндалевидное тело связано с чувством страха, мозжечок нужен для координации движений.  

Когнитивно-поведенческая терапия вместе с лекарствами, когда они требуются, стала золотым стандартом в лечении расстройств, а дальнейшие исследования мозга давали надежду, что и то и другое со временем сделается еще эффективнее. Казалось, психоанализ окончательно себя изжил. Но в последние годы о наследии Фрейда, Юнга и остальных, наоборот, вспоминают все чаще, словно прислушавшись к голосам, о которых нидерландец Корнелис Вегман писал еще в 1985 году.

Почему в науке снова украдкой присматриваются к психоанализу

Психоанализ критиковали за сомнительную эффективность. Но любую терапию сложно проверить по правилам, принятым в доказательной медицине. В исследованиях лекарств одной группе дают пустышки, чтобы оценить эффект плацебо. Но что может быть пустышкой в разговоре с врачом и как внушить пациенту, что это никакая не пустышка? Некоторые исследования, что все-таки были проведены, говорят, что психоаналитические методики недооценены и, наоборот, когнитивно-поведенческие не так уж хороши. А обзор научных работ, проведенный в 2012 году, показал, что эффективность обоих подходов примерно одинакова.

С медикаментами ситуация, по идее, должна быть яснее, но на деле это не так. В одном обзоре исследований авторы выявили, что антидепрессанты — лекарства от одного из самых распространенных психических расстройств — заметно эффективнее плацебо. Однако в другом обзоре ученые пришли к выводу, что спустя 12 недель после начала приема антидепрессанты подействовали только на 59% пациентов (а пустышки — на 39% человек с депрессией). И даже когда эти препараты помогают, до конца не ясно, почему это происходит.

Также непонятно, почему возникает депрессия и другие психические расстройства. Обычно говорят о врожденной предрасположенности вместе с влиянием среды, но этот ответ основан просто на статистических закономерностях — точные механизмы остаются загадкой. Оттого психиатрические диагнозы представляют собой сгруппированные признаки и симптомы. Врачи ставят их, выслушав жалобы пациентов и подсчитав галочки в опросниках: пять симптомов из девяти — идите с рецептом в аптеку и подыщите себе психотерапевта.

На эту тему

Ответы могла бы дать нейрофизиология, но это ей еще не удалось. Ученые в этой области работают над составлением полной карты мозга, и эта работа займет еще не один год. Пока же в исследованиях в основном изучаются отдельные типы поведения и мыслительные операции, например, как воспринимается речь после инсульта или что происходит после того, как человек предпочел шоколадку шарику мороженого. Мозг — сложная штука, и мы смогли в него заглянуть всего несколько десятков лет назад, да и то краем глаза.

Но кое-что нейрофизиологи все-таки выяснили: в частности, что за эмоции и самоконтроль отвечают разные отделы мозга, подчас работающие наперекор друг другу. Эта картина чем-то напоминает противостояние Сверх-Я и Оно у Фрейда. А когнитивисты теперь считают, что мышление человека разделено на две системы: быструю эмоциональную и медленную логическую — напрашивается параллель с сознанием и бессознательным.

Впрочем, это не значит, что австриец был провидцем или, наоборот, заблуждался. На сегодня никто попросту не может вынести окончательный вердикт — и ни у кого нет точного ответа, что такое психика, сознание, как они устроены. Но гипотезы оппонентов, какими бы ошибочными они ни казались на первый взгляд, позволяют посмотреть на человека под непривычным углом. Ученые из разных лагерей постепенно это осознают: к примеру, появилась новая междисциплинарная область — нейропсихоанализ. Возможно, вместе они наконец-то смогут ответить, кто мы такие.

Марат Кузаев 

Эдипов комплекс — обзор

I. Исторический контекст

Как Фрейд пришел к открытию Эдипова комплекса, необходимо проследить его мысли до его концептуализации либидо, двойных влечений и структурных концепций до его знаменитой записки 1887 года для Мухи. В этой заметке Фрейд объяснил, как его самоанализ привел его к радикальному пересмотру его гипотезы о соблазнении и травме. Изучение его собственного внутреннего мира привело к поразительному осознанию того, что сексуальные переживания и соблазнения, о которых рассказывали некоторые из его пациентов, на самом деле были фантазиями, содержащими желания, а не настоящими воспоминаниями.Этот поворотный момент в его теории стал результатом открытия в самом себе фантазии, которую он видел изображенной в книге Софокла «Царь Эдип ». В пьесе боги накладывают на Фивы чуму за убийство царя Лая. Лай и Иокаста бросили «Эдипа» при рождении, так как он был неполноценным. Эдип означает «косолапая нога». Теперь, будучи женатым на овдовевшей царице Иокасте после разгадки загадки Сфинкса, Эдип ищет убийцу только для того, чтобы обнаружить, что он сам является не только убийцей, но и убийцей своего собственного отца и любовником своей матери.Фактически, в книге Толкование снов (1900), в которой Фрейд впервые опубликовал свою формулировку того, что позже он назовет Эдиповым комплексом, он ссылается на греческий миф об Эдипе как на подтверждение глубокой и универсальной силы инцеста. -пароубийственная фантазия. Хотя только в своем «Вкладе в психологию любви» в 1910 году Фрейд впервые использовал термин «Эдипов комплекс», и только в сноске 1920 года, добавленной к Три эссе по теории сексуальности в 1905 году, которые он дал его первый синопсис комплекса, начиная с 1897 года, обнаруженной фантазии уже суждено было быть связано с трагедией, носящей имя «Эдип».

Хотя это проникало в его мысли с 1887 года и далее, Фрейд нигде не давал систематического описания Эдипова комплекса. Для Фрейда Эдипов комплекс был неотделим от сексуальности, и в своих работах с 1905 по 1940 год Фрейд объединил фантазию Эдипала с открытием инфантильной сексуальности и своим пониманием психосексуальности. В то время как Фрейд продолжал разрабатывать, переоценивать и пересматривать свои теории и модели, основная идея Эдиповой фантазии оставалась неизменной.Однако особенности Эдипова комплекса в отношении интрапсихического развития трансформировались по мере развития мышления и теорий Фрейда. До формирования структурной модели в 1923 году на понимание развития Фрейдом влияло его убеждение, что сексуальные и агрессивные побуждения, иначе называемые «инстинктивными побуждениями», обеспечивают большую часть мотивации для психической функции. Эти влечения были ментальными репрезентациями или «психическим представителем эндосоматического непрерывно действующего источника стимуляции», а не просто соматическими сущностями.В «Три эссе по теории сексуальности» Фрейд связал инстинктивные влечения с эрогенными зонами тела и предположил, что по мере взросления ребенка происходит последовательное развитие. При рождении либидинозные влечения ищут удовлетворения оральными средствами. Позже анальная арена становится средоточием приятных ощущений. Наконец, в младенческой генитальной или фаллической фазе источник влечений находится в гениталиях, и в этот момент у детей проявляются признаки Эдипова комплекса. Представляя множество данных о детской сексуальности, связанной с Эдиповым комплексом, Фрейд не объяснял этот комплекс в целом до тех пор, пока не добавил ранее упомянутую сноску 1920 года, в которой Эдипов комплекс упоминался как «ядерный комплекс невроза», представляющий «Пик детской сексуальности» и «шибболет, отличающий приверженцев психоанализа от его противников.

Фрейд разработал свое понимание детской сексуальности и развития после своего анализа Маленького Ганса в О сексуальных теориях детей и Анализ фобии у пятилетнего мальчика, Он представил роль «кастрации». угроза »и« комплекс кастрации », а также фантазии об оплодотворении через рот, о рождении через анус и о женщине, имеющей пенис, в этих писаниях. В «Тотем и табу» Фрейд связал Эдипов комплекс с культурным учреждением тотемизма.Он рассматривал запрет первобытных людей на убийство тотемного животного как внешнее проявление интрапсихического запрета на убийство отца. Таким образом, Фрейд возвысил Эдипов комплекс до первостепенной роли в происхождении и эволюции психического развития человека. Фрейд более подробно остановился на связи между кастрацией и Эдиповым комплексом в своих вводных лекциях . К сожалению, эти идеи были искажены его неверным предположением о том, что в раннем половом развитии мальчиков и девочек не было большой разницы.

В «Эго и ид» Фрейд расширил свою теорию, сделав больший акцент на окружающей среде и внешнем опыте как организаторах психологического развития. Фрейд предположил, что три гипотетических психических структуры — ид, эго и суперэго — организовали опыт. Инстинктивные влечения были включены в метапсихологическую структуру Ид. Эго было психологической структурой, которая синтезировала и организовывала личность посредством посредничества между внутренним и внешним опытом.Супер-эго, взаимозаменяемо именуемое в статье 1923 года идеалом эго, было структурой, содержащей интернализованные реальные и фантазийные одобрения, критику, угрозы, моральные стандарты и идеалы родителей. Теперь Фрейд расширил идею сдвига развития эрогенных зон, включив в структурную модель изменяющееся развитие связанных желаний и фантазий. И, что, пожалуй, наиболее важно, структурная модель привнесла в понимание Фрейдом разума две новые концепции: (а) идею о том, что эти желания и фантазии были связаны не только с влечениями, но и с объектами и изменяющимися отношениями ребенка к этим объектам, и (б) что эти реляционные конфигурации были интернализованы.Эдипов комплекс был доработан и по-новому выделен в структурной модели.

В 1923 году Фрейд использовал концепцию идентификации в контексте Эдипова комплекса, чтобы объяснить, как эго, подобно всаднику на лошади, может обуздать побуждения ид. Сначала Фрейд писал о параллельном существовании «положительного Эдипова комплекса» и «перевернутого отрицательного Эдипова комплекса». Первые включали либидинозные желания ребенка к родителю противоположного пола и соперничающие чувства к родителю того же пола.Последнее относится к либидинозным желаниям по отношению к родителю того же пола и соперничающим чувствам к родителю противоположного пола. Фрейд объяснил, что полный Эдипов комплекс был «двояким, положительным и отрицательным… из-за бисексуальности, изначально присущей детям». Он описал, как в эго образуется осадок, приводящий к особой модификации, когда идентичности матери и отца объединяются. Этот недавно сформированный аспект эго, основанный на идентификации, был назван идеалом эго или суперэго. Поскольку эта структура высшего порядка была средством, с помощью которого ребенок отказывался от инфантильных сексуальных желаний, Фрейд объявил суперэго «наследником» Эдипова комплекса.Инфантильная сексуальность останется позади, и инфантильное всемогущество будет теперь ограничено новым чувством реальности, включающим внутреннюю реальность и эдипальную идентификацию с развитием нового «наследника». Эдипов комплекс стал вехой в развитии, сигнализирующей о дальнейшей и фундаментальной структуризации разума, которая привела к тому, что ребенок приобщился к моральному порядку и индивидуации, основанной на интрапсихическом конфликте.

Фрейд расширил свою теорию о том, как ребенок разрешил Эдипов конфликт 1 год спустя в Растворении Эдипова Комплекса .Он подчеркивал отказ от либидозной привязанности к эдиповым объектам и их замену идентификацией с родительским авторитетом. Фрейд говорил о десексуализации и сублимации этих эдиповых стремлений и подчеркивал важность защиты эго от страха кастрации. Впервые Фрейд очертил разные пути развития Эдипова комплекса у мальчиков и девочек. Он подчеркнул, что мальчики были вынуждены разрешить свои эдиповы желания после того, как увидели женские гениталии.При виде «кастрированных» женских гениталий «потеря его собственного пениса стала возможной, и угроза кастрации приобрела отсроченный эффект». Страх кастрации и вины побудили мальчика отождествить себя с моральными правилами и стандартами отца и усвоить их. Напротив, растворение у девушки Эдипова комплекса требует принятия ее кастрированного состояния как свершившегося факта, что произошло до образования Эдипова комплекса. Фрейд уже подробно остановился на более слабом состоянии женского суперэго, а в 1924 году он утверждал, что растворение Эдипова комплекса в девушке никогда не происходит полностью.

Борьба Фрейда за объяснение женского развития продолжилась в «Некоторые психические последствия анатомических различий между полами» в 1925 году, где он постулировал эволюционную последовательность эдипального развития женщины. Ядро этой схемы было сосредоточено на превратностях сомнительного феномена «зависти к пенису», о котором Фрейд впервые упомянул в книге «Сексуальные теории детей » в 1908 году. Последовательность была описана следующим образом: (а) девочка обнаружила, что у нее отсутствует пенис; (б) открытие ее кастрированного состояния вызвало чувство неполноценности, зависть к пенису и гнев на ее мать из-за того, что она не предоставила пенис; (в) следовательно, происходит ослабление либидинозных связей с матерью и обращение к отцу; и (d) отец затем рассматривается как поставщик пениса и ребенка для компенсации.Фрейд добавил в конце статьи предостережение о том, что его мнения могут быть ошибочными, потому что они основаны на небольшом количестве случаев, и что необходимы дальнейшие наблюдения для подтверждения его выводов. К сожалению, несмотря на его собственное предостережение и вопросы других, эти идеи закрепились в качестве классической позиции по женской сексуальности на несколько десятилетий.

Фрейд сотрудничал с Рут Мак Брансуик до своей смерти, чтобы написать Доэдипальная фаза развития либидо , которая была опубликована посмертно в 1940 году.В своей последней работе Фрейд боролся с важностью и влиянием доэдипальной привязанности к матери и прояснил фантазию о «фаллической матери». Он рассмотрел доэдипову привязанность девочки к матери ранее в «Женская сексуальность » в 1931 году. В статье 1940 года Фрейд опровергал тех авторов (Кляйн, Хорни), которые оспаривали его точку зрения на женский Эдипов комплекс. Обнаружив в себе Эдипову фантазию, посвятив годы пониманию того, как формируется комплекс, как он по-разному развивается у мальчиков и девочек, как он может или не может разрешиться, и как он усиливается, приводя к суперэго, в конце концов Фрейд повернул назад. с точки зрения развития. Хотя Фрейд все еще придерживался своего шибблета психоанализа, он вернулся к тому «темному континенту», с которым он был гораздо менее знаком, в поисках того, какие узловые фантазии могут быть скрыты за эдиповым желанием.

Эдипов комплекс — Без темы — Энциклопедия психоанализа

Зигмунд Фрейд

«Эдипов комплекс» — это понятие, используемое Зигмундом Фрейдом для обозначения бессознательного сексуального желания ребенка — особенно ребенка мужского пола — к родителю противоположного пола, обычно сопровождаемого враждебностью и соперничеством с родителем того же пола. .

Комплекс назван в честь Эдипа, выдающегося деятеля греческой мифологии, который невольно убил своего отца и женился на его матери.

Фаллическая фаза

Эдипов комплекс возникает на третьем году жизни, а затем снижается на пятом году и совпадает с фаллической стадией психосексуального развития.

Жак Лакан

Символическая структура

Эдипов комплекс для Лакана представляет собой парадигматическую треугольную структуру, которая контрастирует со всеми двойственными отношениями (хотя см. Последний абзац ниже). Таким образом, ключевой функцией Эдипова комплекса является отец, третий член, который преобразует двойственные отношения между матерью и ребенком в триадную структуру.Таким образом, Эдипов комплекс — это не что иное, как переход от воображаемого порядка к символическому, «победа над символическим отношением как таковым». [1] Тот факт, что переход к символическому проходит через сложную сексуальную диалектику, означает, что субъект не может получить доступ к символическому порядку, не столкнувшись с проблемой полового различия.

раз

В Семинар, Книга V , Лакан анализирует этот переход от воображаемого к символическому, выделяя три «периода» Эдипова комплекса, причем последовательность имеет логический, а не хронологический приоритет. [2]

Первая

В первый раз в Эдиповом комплексе ребенок постепенно приходит к пониманию того, что он не идентичен желанию матери и не является его единственным объектом, поскольку ее желание направлено в другое место. Поэтому он или она попытаются удовлетворить ее желание, став объектом ее желания. Таким образом, диадические отношения между матерью и ребенком превращаются в треугольные отношения между ребенком, матерью и объектом ее желания. Лакан называет этот третий термин воображаемым фаллосом.Воображаемый фаллос — это то, что ребенок предполагает, что кто-то должен иметь, чтобы он стал объектом желания матери, и, поскольку ее желание обычно направлено на отца, предполагается, что он обладает фаллосом. Пытаясь удовлетворить желание матери, ребенок отождествляет себя с объектом, который, как он предполагает, он потерял, и пытается стать для нее этим объектом.

Второй

Второй раз Эдипов комплекс характеризуется вмешательством воображаемого отца.Отец навязывает закон желанию матери, отказывая ей в доступе к фаллическому объекту и запрещая субъекту доступ к матери. Лакан часто называет это вмешательство «кастрацией» матери, хотя и заявляет, что, собственно говоря, это операция не кастрации, а лишения.

Третий

Третий «раз» Эдипова комплекса отмечен вмешательством настоящего отца. Показывая, что у него есть фаллос, и он не обменивает его и не передает, [3] , настоящий отец кастрирует ребенка, в том смысле, что он лишает ребенка возможности упорно пытаться быть фаллосом для матери. ; бесполезно соревноваться с настоящим отцом, потому что он всегда побеждает. [4] Субъект освобождается от невозможной и вызывающей тревогу задачи быть фаллосом, осознавая, что он принадлежит отцу. Это позволяет субъекту идентифицировать себя с отцом. Лакан вслед за Фрейдом утверждает, что суперэго формируется из этой эдипальной идентификации с отцом. [5]

Клинические структуры

В соответствии с точкой зрения Фрейда на Эдипов комплекс как на корень всей психопатологии, Лакан связывает все клинические структуры с трудностями в этом комплексе.Поскольку полностью разрешить комплекс невозможно, полностью непатологической позиции не существует. Самое близкое — невротическая структура; невротик прошел через все три периода Эдипова комплекса, и нет такой вещи, как невроз без Эдипа. С другой стороны, психоз, извращение и фобия возникают, когда «что-то по существу не завершено в Эдиповом комплексе». [6] При психозе существует фундаментальная блокировка еще до первого проявления Эдипова комплекса.В перверсии комплекс переносится в третий раз, но вместо отождествления с отцом субъект отождествляет себя с матерью и / или воображаемым фаллосом, возвращаясь, таким образом, к воображаемому доэдиповому треугольнику. Фобия возникает, когда субъект не может осуществить переход от второго раза Эдипова комплекса к третьему, потому что настоящий отец не вмешивается; тогда фобия заменяет вмешательство настоящего отца, тем самым позволяя субъекту совершить переход в третий раз Эдипова комплекса (хотя часто и нетипичным образом).

См. Также

  1. ↑ Лакан, Жак. Семинар. Книга III. Психозы, 1955-56 . Пер. Рассел Григг. Лондон: Рутледж, 1993. стр.199.
  2. ↑ Лакан, Жак. 1957-8: семинар 22 января 1958 г.
  3. ↑ Лакан, Жак. Семинар. Книга III. Психозы, 1955-56 . Пер. Рассел Григг. Лондон: Рутледж, 1993. стр. 319
  4. ↑ Лакан, Жак. Le Séminaire. Ливр IV. La Relations d’objet, 19566-57 . Эд. Жак-Ален Миллер.Paris: Seuil, 1991. pp. 208-9, 227.
  5. ↑ Лакан, Жак. Le Séminaire. Ливр IV. La Relations d’objet, 19566-57 . Эд. Жак-Ален Миллер. Paris: Seuil, 1991. стр. 415
  6. ↑ Лакан, Жак. Семинар. Книга II. Эго в теории Фрейда и в технике психоанализа, 1954-55, . Пер. Сильвана Томаселли. Нью-Йорк: Норсион; Кембридж: Cambridge Unviersity Press, 1988. стр.201.

Эдипов комплекс — Фрейд, Электра, любовь и родитель

Теория о том, что дети разрываются между чувством любви к одному родителю и чувством соперничества с другим; впервые назван Зигмундом Фрейдом одной из возможных причин неврозов в более позднем возрасте.

Зигмунд Фрейд впервые предположил существование того, что он позже назовет Эдиповым комплексом в Толкование сновидений (1900). В этой работе он описывает подсознательные чувства у детей сильной конкуренции и даже ненависти к родителям того же пола, а также чувства романтической любви к родителям противоположного пола. Он чувствовал, что, если эти противоречивые чувства не будут успешно разрешены, они будут способствовать неврозам в дальнейшей жизни.Название «Эдип» относится к году «Царь Эдип», году — классической греческой пьесе Софокла, в которой рассказывается история Эдипа, которого при рождении бросили его родители, король Лауис и царица Иокаста. Позже он возвращается и, как было предсказано в пророчестве, убивает своего отца и женится на матери, прежде чем узнает свою истинную личность. Фрейд увидел в пьесе разыгрываемую архетипическую динамику и поэтому использовал имя персонажа для своего описания.

В традиционной психоаналитической теории Фрейда термин «комплекс Электры» использовался, когда эти бессознательных желания были приписаны молодой девушке и сосредоточены вокруг сексуальных отношений с ее отцом и ревнивого соперничества с ее матерью.Как и Эдип, Электра — фигура в греческой мифологии, которая участвовала в убийстве своего родителя (в случае Электры, ее матери). Современная психология больше не различает этот комплекс по полу, и комплекс Электры включен в определение комплекса Эдипа.

Современные интерпретации теорий Фрейда часто критичны, и его теория Эдипа не была исключением. Многие современные психологи считают это слишком упрощенным, и авторы Oxford Companion to the Mind (1987) утверждают: «Формула Фрейда… дает одностороннее и слишком простое описание сложных взаимодействий в семье.«Было бы справедливо сказать, что это нынешний взгляд на эдиповы представления Фрейда. Тем не менее, глядя на Вводные лекции по психоанализу (1920) Фрейда, он пишет:« Я не хочу утверждать, что Эдипов комплекс исчерпывает взаимосвязь. детей их родителям: это может быть намного сложнее. Более того, Эдипов комплекс может развиваться в большей или меньшей степени, он может даже быть обращен вспять; но это регулярный и очень важный фактор в душевной жизни ребенка.«

Дополнительная литература

Montrelay, Микеле. «Почему ты сказал мне, что я люблю мамочку, и поэтому я боюсь, когда люблю тебя». American Imago (лето 1994 г.): 213.

Софокл. Царь Эдип. Кембридж, Англия: Издательство Кембриджского университета, 1982.

Табин, Йоханна. На пути к себе. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 1985.

Демонтаж Эдипова комплекса | Психология сегодня

Телемах.

Источник: Wikimedia Commons

Когда Фрейд искал метафору для описания меняющегося отношения детей к своим родителям по мере их развития, он остановился на греческом мифе об Эдипе. Наиболее широко изображенный в книге Софокла Царь Эдип , Эдип — трагическая фигура, которая по неосторожности убивает своего отца и женится на матери. По мнению Фрейда, все дети хотят своих родителей противоположного пола и чувствуют, что они соревнуются со своими родителями того же пола.

Возможно, никакой другой элемент мысли Фрейда не кажется таким ошибочным и чуждым современным ушам; Когда я преподаю психоаналитическую теорию, Эдипов комплекс, несомненно, вызывает самые недоверчивые взгляды.Прогрессивные критики Фрейда часто спрашивают, следует ли нам воспринимать его идеи как предписывающие или описательные; то есть, является ли Эдипов комплекс чем-то предназначенным для описания всей истории человечества или, скорее, артефактом патриархального общества начала 20 века? Фрейд явно верил в первое, но последнее помогает нам лучше понять, что он имел в виду. Чем же тогда следует заменить Эдипа? В недавней книге Массимо Рекалкати он утверждает, что Телемах лучше отражает состояние современного отцовства в его метко названном Комплекс Телемаха .

В романе Гомера «Одиссея » Телемах — сын Одиссея и Пенелопы, который жил со своей матерью с тех пор, как его отец уехал, когда он был младенцем, чтобы участвовать в Троянской войне. Рекалкати считает, что фигура Телемаха отражает современную тоску по отцу, но не отцу Эдипа: «Отец, к которому обращаются сегодня, уже не может быть отцом, за которым последнее слово о жизни или смерти или о значении добра и зла. ; он может быть только радикально очеловеченным, уязвимым отцом, неспособным раскрыть смысл жизни, но способным продемонстрировать через свидетельство своей собственной жизни , что жизнь может иметь смысл »(выделено оригиналом).Дети больше не ищут надвигающуюся фигуру авторитета прошлых дней (если они когда-либо были, но это выходит за рамки книги), а ищут отца, который демонстрирует, что жизнь стоит того, чтобы жить, несмотря на невзгоды современной жизни. Recalcati в основном уделяет внимание отцам, как по теоретическим, так и по практическим причинам, но я бы сказал, что это в равной степени применимо ко всем полам.

Рекалкати не испытывает ностальгии по временам патриархата, но он действительно верит, что крах отцовства оставил вакуум власти, который остается незаполненным и обычно приводит к предписанию бесконечно наслаждаться собой, что, как это ни парадоксально, ужасно.Удовольствие желательно, но когда человеку велят наслаждаться, удовольствие исчезает. В этом разделе Рекалкати во многом опирается на теорию отцовства Лакана. Он рассматривает современных отцов как разновидности Питера Пэна, отказывающихся расти и, следовательно, неспособных помочь своим детям развиваться.

Детям не нужна строгая и внушительная фигура, которую представлял Фрейд, и им не нужен родитель, который реагирует на них как на друга. В эти трудные времена, возможно, лучшее, что мы можем сделать для наших детей, — это делать именно то, что представляет себе Рекалькати, показывая нашим детям, что жизнь имеет смысл и красоту даже среди лишений и потерь.

Скрытые источники Зигмунда Фрейда: раскрывает ли Эдипов комплекс его личность?

Как лучше понять Фрейда? Недавнее появление биографии Зигмунда Фрейда доктора Эрнеста Джонса, а теперь и публикация писем Фрейда своему другу Флиссу, поднимают вопрос о психоаналитической интерпретации самого Фрейда. Но биограф и редакторы Фрейда, как отмечает здесь ЛИЛИАН БЛУМБЕРГ Макколл, странно сдержанны, когда дело доходит до вопроса о личной жизни Фрейда.Кроме того, один предложенный психоаналитический ключ — ключ к Эдипову комплексу — объясняет меньше, чем оставляет необъяснимым.

_____________

«Мужчина, который был бесспорным фаворитом своей матери, — писал Зигмунд Фрейд, — сохраняет на всю жизнь чувство победителя, ту уверенность в успехе, которая часто приводит к настоящему успеху». Он говорил из личного опыта. Фрейд родился в чепчике — предзнаменовании, что его суеверная мать сочла, что ее первенец был отвергнут судьбой.Интеллектуальные способности Фрейда, должно быть, укрепили ее веру; он был необычайно одаренным ребенком.

Фрейд часто мечтал о будущей славе. Когда ему было двадцать восемь лет, задолго до того, как мир узнал о нем, он написал своей невесте:

Я только что выполнил одно решение, которое остро почувствует одна группа людей, еще не родившихся и обреченных на несчастье. Поскольку вы не можете догадаться, кого я имею в виду, я вам скажу; они мои биографы. Я уничтожил все свои дневники за последние четырнадцать лет с письмами, научными заметками и рукописями моих публикаций.. . . Пусть биографы раздражаются; мы не упростим им задачу. Пусть каждый из них поверит, что он прав в своей «Концепции развития Героя». . . Мне нравится думать о том, как они все сбиваются с пути.

В таких мечтах нет ничего необычного. Нам всем иногда снятся такие сны, но Фрейд сбылся. Похоже, он никогда не сомневался в этом. Его единственная неуверенность заключалась в том, придет ли признание при его жизни.

_____________

Говорят, что Фрейд, чей характер имел сильный мессианский оттенок, отождествлял себя с Моисеем, и это отождествление не лишено смысла.Моисей был законодателем и спасителем, который вывел детей Израилевых из рабства в Египте. Фрейд хотел вывести человечество из тьмы безрассудства; он тоже был законодателем, и многие ищут спасения в психоанализе. После того, как он начал исследовать неизведанные пустыни человеческой психики, Брейер сказал, что «интеллект Фрейда стремительно растет, я смотрю ему вслед, как курица на ястреба».

В молодости Фрейд был физиологом-исследователем. Но пока он оставался в лаборатории физиологии, он был ястребом, у которого были подрезаны крылья, хотя все, что он делал, он делал с отличием.Его анатомические исследования принесли бы ему хотя бы сноску в текстах по биологии. Вскрытие четырехсот неполовозрелых угрей пролило свет на загадочную проблему органа яичек взрослого самца угря. В лаборатории Брюке он уточнил гистологию определенного типа клеток в петромезононе (род рыб). Изучая раков, он первым понял, что осевые цилиндры нервных волокон имеют фибриллярное строение. Доктор Эрнест Джонс комментирует: «Тогда после стольких размышлений [пять лет] можно было подумать, что немного свободного и смелого воображения, которое он так часто проявлял в последующие годы, помогло бы ему сделать небольшой шаг вперед, ибо он дрожал на самом краю важной теории нейронов, основы современной неврологии.

Позже он снова столкнулся со славой, но снова не смог сделать необходимые выводы. Изучая свойства кокаина, он признал, что препарат обладает обезболивающими свойствами, но прервал свои исследования на каникулы. Перед отъездом он рассказал о своем исследовании двум друзьям, один из которых, Карл Роллер, провел решающие эксперименты, установив, что кокаин можно использовать в качестве местного анестетика. Ближайший промах нервничал. «Кокаин принес мне большую пользу, — сказал он, — но львиная доля ушла в другое место.

Его не было дома в точных науках. «Трижды он опробовал экспериментальный метод, и каждый раз безуспешно. Когда это случается с кем-то, по крайней мере, со средним интеллектом, должно действовать какое-то внутреннее сопротивление; его сердце не может быть в этом ».

Несмотря на разочарование из-за упущенных возможностей, его чувство экзальтации сохранялось. «Я до мозга костей чувствую, — говорится в письме, написанном в 1886 году, — что у меня есть талант вывести меня в« верхние десять тысяч »». Вероятно, он имел в виду не верхние десять тысяч своего времени. , но верхняя десятка тысяч за всю историю.Разум Фрейда взлетел только после того, как он выбросил науку из-под себя . Он разработал систематическую теорию человеческой природы, и его собственная природа является фундаментом, на котором она покоится. Его бессмертие было гарантировано, когда он начал самоанализ, который вдохновил его самые важные теории.

_____________

II

Психоанализ основан на индивидуальном анамнезе; его суть — биография. У нее есть далеко идущие разветвления, как у умозрительной теории природы человека, но как далеко она может разгадать загадку природы одного человека — природы ее основателя? Может ли психоанализ дать нам ответ на вопрос: что сделало Фрейда тем, кем он был?

Монументальный первый том книги «Жизнь и творчество Зигмунда Фрейда », автор книги Др.Эрнест Джонс, единственный оставшийся в живых из первых учеников Фрейда и, возможно, самый известный из ныне живущих психоаналитиков, несомненно, станет основным источником информации для всех будущих биографов. Природа информации помещает биографию в постфрейдистскую эпоху. Фрейд, например, вспоминал, что он все еще мочился в постель в два года, и его отец, а не мать, наказал его. До Фрейда Руссо, страдавший хроническим заболеванием мочевого пузыря, был почти уникален в пересказе таких детских воспоминаний. Поскольку психоанализ научил нас, что детские переживания играют определяющую роль в формировании личности, мы чувствуем, что недержание мочи у Фрейда должно иметь значение для нашего понимания его.Мы знаем от самого Фрейда, что размышления о таких переживаниях помогли ему понять Эдипов комплекс. Но когда мы спрашиваем себя, какая связь между младенческим недержанием мочи Фрейда и человеком, которым стал Фрейд, мы оказываемся в полной темноте, в которую доктор Джонс не бросает ни единого луча света.

В относительно редких случаях, когда доктор Джонс в детстве Фрейда пытается найти объяснение своему взрослому поведению, он часто скрывает более очевидное и вероятное объяснение.Например, о сильной враждебности, которую Фрейд проявлял к своему другу Эрнсту фон Флейшль-Марксову, своему непосредственному начальнику в Институте физиологии, доктор Джонс отмечает: «Это пример амбивалентных изменений между дружелюбием и враждебностью, которые он сам прокомментировал. в связи с длительным влиянием его детского опыта с племянником Джоном ». Но мы знаем, что самой заветной мечтой Фрейда в то время было стать преемником кафедры физиологии — амбиции, которую он не мог надеяться осуществить, пока был жив Флейшль.Поэтому Фрейд часто желал смерти Флейшля. Человек, который в конечном итоге преуспел в Флейшле, открыто пожелал ему смерти по той же причине. Прежде чем мы сможем принять интерпретацию доктора Джонса, мы должны знать, испытал бы Фрейд, которому нравился Флейшль, такие же амбивалентные чувства по отношению к нему, если бы он не хотел его работы. У Фрейда не было таких чувств к Зигмунду Экснеру, непосредственному начальнику Флейшля — он просто ему не нравился.

Однако в целом в этой биографии на удивление мало психоанализа.Доктор Джонс придерживается фактов. Немногочисленные психоаналитические интерпретации, которые он делает, остаются в стороне; Складывается ощущение, что доктор Джонс наступает на яичную скорлупу. Такая робость удивительна для человека, который занимался психоанализом Гамлета и который пишет о человеке, проводившем психоанализ Леонардо на основе одной-единственной фантазии и менее полудюжины биографических данных. На самом деле большинство психоаналитических интерпретаций доктора Джонса ограничиваются почти буквальным применением Эдипова комплекса — процедурой, чреватой опасностями.Теория, которая объясняет все, как теория Эдипа, ничего не объясняет; мы ничего не можем предсказать на основании этого. Что-то может случиться так, а может случиться иначе. Однажды мы с другом сплетничали о браке двух людей, которых мы оба знали. «Он женится на своей матери», — объявил мой друг. «Такие браки всегда длятся». Он был глубоко оскорблен, когда я спросил: «На чьей матери он женится — на своей или на твоей?» (Боюсь, что сказать, что пара развелась в течение двух лет, является анти-кульминационным моментом.) Психоанализ часто дает нам это ложное ощущение глубины; ощущение погружения в глубины океана, когда на самом деле мы только по щиколотку.Мой друг зачинает «мать» в образе своей собственной матери, но как насчет браков мужчин с женщинами, которые не заменяют мать? Неужели они не продержатся?

Из-за ошибочности своих прогнозов психоаналитики вынуждены хеджировать свои ставки. Когда интерпретация явно ложна, они отвечают: «Это потому, что мы недостаточно глубоко проанализировали». Они могут продолжать хеджировать свои ставки, пока пациент продолжает возвращаться на кушетку с большим количеством воспоминаний и ассоциаций.Таким образом, как предполагал Фрейд, психоанализ живых пациентов может быть бесконечным. Но психоаналитический биограф ограничивается известными фактами из жизни своего объекта. Доктору Джонсу приходилось работать с множеством фактов, и, поскольку он излагает их ясно и ярко, мы замечаем и обеспокоены, когда он опускает те, которые кажутся нам важными, чтобы сделать интерпретацию подходящей, или когда он, кажется, искажает факты. чтобы соответствовать интерпретации.

_____________

Одним из таких экземпляров является Dr.Объяснение Джонса дружбы Фрейда с Вильгельмом Флиссом, которая, вероятно, была самой близкой в ​​его жизни. Дружба началась, когда Фрейду был тридцать один год, и закончилась горьким отчуждением, когда ему было сорок шесть. Между 1887 и 1902 годами Фрейд отправил Флиссу 284 письма, среди которых были проекты предполагаемых статей и заметки, касающиеся его психологического теоретизирования. Том этих писем, отредактированный Мари Бонапарт, Анной Фрейд и Эрнстом Крисом, теперь опубликован; но та же робость в отношении личной жизни Фрейда, которая очевидна у доктора Фрейда.Биография Джонса содержится в изложении писем Флисса — редактирование настолько тщательно, что создается впечатление почти цензуры. 1

Поскольку так много личных проходов было вырезано, Фрейд в этой книге кажется более далеким и ледяным, чем он, вероятно, был. Доктор Джонс уже показал, что он «яростно» высказывался по поводу своего покровителя, Брейера, но большинство этих отрывков было опущено. Мне также не кажется оправданным опустить отрывки, в которых Фрейд обсуждает теории Флисса; как бы то ни было, может возникнуть преувеличенная картина мономанического Фрейда, озабоченного только своими собственными теориями.

Очевидно, личность Фрейда по-прежнему удивительна для тех, для кого он является живым воспоминанием. Правда, он явно хотел сохранить свою личность и личную жизнь в тайне и чтобы его помнили только за его научный вклад. Но в знаменитой монографии Леонардо да Винчи сам Фрейд сказал, что психоанализ исследовал великие фигуры человечества, чтобы понять человеческую природу. Предвидя критику в отношении того, что он нарушает частную жизнь Леонардо, обсуждая психосексуальные факторы в его развитии, Фрейд писал: «Сам Леонардо, судя по его любви к истине.. . не возражал бы против наших усилий по обнаружению определений его психического и интеллектуального развития на основе тривиальных особенностей и загадок его натуры. Мы уважаем его, когда учимся у него. Его величию не вредит изучать жертвы, которые, должно быть, повлекло за собой его развитие от ребенка. . . . » У Фрейда должна была быть какая-то причина для сохранения всей своей корреспонденции после 1907 года. Он тоже любил истину и многим жертвовал ради нее, и, возможно, он хотел, чтобы мы ее узнали.С этой точки зрения, наиболее досадными упущениями являются те отрывки, в которых Фрейд обсуждает свой самоанализ с Флиссом.

_____________

Флисс был успешным берлинским специалистом и известным биологом. Судя по всему, у него был живой и спекулятивный ум, впечатляющая внешность и блестящий собеседник. Флисс тоже был евреем с происхождением, аналогичным Фрейду. На Фрейда сильно повлияли его биологические теории, но он начал тактично отвергать их после десяти лет восторженного принятия.Мы признательны доктору Джонсу за то, что он процитировал письма, исключенные из опубликованной подборки, которые позволяют нам мельком увидеть любовь и восхищение Фрейдом по отношению к Мухам. Следующий отрывок был написан 1 января 1896 года:

Такие люди, как ты, не должны умирать, мой дорогой друг; мы, другие, слишком нуждаемся в тебе подобных. Как много я должен поблагодарить вас за утешение, понимание, стимуляцию моего одиночества, за смысл жизни, который вы мне дали, и, наконец, за здоровье, которое никто другой не смог бы вернуть мне.По сути, именно ваш пример позволил мне обрести интеллектуальную силу, чтобы доверять своему собственному суждению. . . .

Доктор Джонс и Эрнст Крис расходятся во мнениях относительно объяснения привязанности Фрейда к Флиссу. Объяснение Криса проще: «. . . Истинный мотив переписки был обусловлен не сходством происхождения двух мужчин, их интеллектуальным прошлым и семейным положением, или даже чем-то личным [!]. . . . Все дошедшие до нас письма Фрейда показывают, что истинным мотивом переписки были общие научные интересы обоих мужчин.

Доктор Джонс, с другой стороны, считает, что и Брейер, и Флисс заменили Фрейда отцом. У него есть большой авторитет в этом вопросе, поскольку сам Фрейд верил в это в результате самоанализа, который он начал в июле 1897 года, что в конечном итоге привело его к концепции Эдипова комплекса. В 90-е годы Фрейд «страдал от очень серьезного невроза». Письма дают нам яркую картину его резких перепадов настроения и его тревог по поводу смерти из-за функционального сердечного недуга.Именно в этот период — после того, как его дружба с Флиссом стала близкой, — он окончательно порвал с Брейером. Ему было очень трудно убедить Брейера опубликовать свой вклад в их совместное исследование истерии, но гнев, который он испытывал по этому поводу, он поделился только с Флиссом. Джонс заключает:

Брейер потерпел неудачу в своей роли защитника отца , отвергнув исследования Фрейда и его выводы [курсив мой]. Но как можно с чистой совестью выступить против человека, который в течение пятнадцати лет так много сделал, чтобы помочь и поддержать человека.[Брейер также ссудил Фрейду в студенческие годы крупную сумму денег, которую Фрейд был не в состоянии выплатить.] В молодости Фрейд счел невозможным ненавидеть своего отца и скрывал свою враждебность любовью. То же самое решение было теперь единственно возможным, но внешняя реальность запрещала его, кроме как путем «разложения» отца-человека на два, один «хороший», другой «плохой». Итак, ненависть была направлена ​​против Брейера, а любовь — к Флиссу. . . .

Объяснение доктора Джонса гениально, но не совсем убедительно; существует слишком много других разорванных отношений, которые не могут быть объяснены, и психоанализ настаивает на том, что там, где существует поведенческий паттерн, его объяснение должно соответствовать паттерну, а не только его единственному экземпляру.

_____________

Столкновение мнений, а не Эдипов комплекс, кажется более правдоподобным объяснением. Брюке, Мейнерт и Брейер были бывшими учителями Фрейда, обладали тем авторитетом, который, казалось, ставил их на роль заместителя отца. Все эти люди способствовали карьере Фрейда. Но Фрейд порвал только с Мейнертом и Брейером, но не с Брюке. Он поссорился с Мейнертом, когда вернулся из Парижа, полный энтузиазма по поводу теории Шарко об истерии и возбужденный гипнозом.В случае с Брейером, как говорит доктор Джонс, разрыв ускорился, когда Брейер начал сомневаться в выводах Фрейда. В конце концов, по тем же причинам Фрейду пришлось порвать с Флиссом. Брюке, однако, хотя и развеял надежды Фрейда на то, чтобы в конечном итоге стать профессором физиологии, так что он неохотно переключился на медицину, не отвергал Фрейда или его идеи. И Брюке был единственным, кого Фрейд никогда не возмущался. О его Фрейд сказал: «Величайший авторитет, которого я когда-либо встречал».

Флисс, на два года младше Фрейда, принадлежит к среднему периоду жизни Фрейда, когда он был специалистом по нервным заболеваниям и занимался разработкой объяснения происхождения неврозов, которое в конечном итоге стало систематической теорией человеческой природы.Поскольку первые лекции Фрейда об истерии после его возвращения из Парижа были встречены враждебно или безразлично, он решил полностью изолировать себя от венских медицинских кругов. Вокруг него образовалась пустота. «. . . Я решил, что мне повезло обнаружить особо важные связи, и я был готов смириться с судьбой, которая иногда сопутствует таким открытиям ». Флисс был единственным разрывом в его интеллектуальной изоляции. 21 мая 1894 года он пишет Флиссу: «Я довольно хорошо один здесь, чтобы бороться с неврозами.Они считают меня мономаном, в то время как у меня есть отчетливое ощущение, что я прикоснулся к одной из великих тайн природы ». Он информирует Флисса практически о каждом этапе своих рассуждений. 22 июня 1894 года: «Я на самом деле провожу весь день, думая ни о чем, кроме неврозов, но после того, как мой научный контакт с Брейером закончился, я был брошен только на себя, поэтому все идет так медленно». Мы начинаем понимать, почему Флисс был так важен для него. Одержимость действительно воцарилась.25 мая 1895 г .: «. . . такой человек, как я, не может жить без коня, всепоглощающей страсти — по словам Шиллера, тирана. . . . Мой тиран — психология ». И Флисс — единственный, кому он может все это рассказать. Его мнения о людях варьировались в зависимости от их одобрения или неодобрения его идей. 25 мая 1895 г .: «Брейер. . . новый мужчина. Его нельзя не полюбить снова без всяких оговорок. . . он полностью обратился к моей теории сексуальности ». Однако Фрейд был чрезмерно оптимистичен: в конце концов только Флисс остался верным — и крайне важным.Неоднократно он говорит Флиссу, что пишет для него одного.

В чем, по-видимому, Фрейд прежде всего нуждался и что он обнаружил у Флисса, так это ответный и отзывчивый интеллект. Но на их последней встрече в 1900 году Флисс сказал Фрейду, что он «читатель мыслей», имея в виду, что Фрейд проецирует свои идеи о себе на своих пациентов. Критика Флисса сильно задела Фрейда. 7 августа 1901 года он пишет: «В этом вы подошли к пределу своего проникновения, вы встали на мою сторону и говорите мне, что« читатель мыслей просто читает свои мысли другим людям », что лишает мою работу всего его ценность.Повторилась старая история о сломанной дружбе. Но потеря, должно быть, была ужасной; он не мог обойтись без публики, и другой у него не было. Еще два года он пытался добиться примирения, но Флисс оставался глухим. 19 сентября 1901 года он с грустью сказал: «Мне было жаль потерять мою единственную аудиторию. . . . Для кого мне теперь писать? »

В 1902 году Фрейд начал собирать учеников. Несмотря на то, что они были почтительной публикой, сомнительно, чтобы они когда-либо восполняли потерю Мухи. Некоторые из них, например, Ганс Закс, были почти религиозны.«. . . только однажды я сознательно и настойчиво сделал то, что он не одобрял. Он сказал мне об этом, когда все было почти закончено, тремя или четырьмя словами, тихим голосом, почти как «в сторону». . . Если сейчас я не могу думать об этом, не чувствуя себя немного стыдно, это чувство смягчается мыслью: только раз в жизни, раз в тридцать пять лет! Это не такой уж и плохой рекорд ».

Но были и другие, которые вскоре попирали интеллектуальный авторитет Фрейда, неизбежным результатом чего был разрыв личных отношений; либо они не могли принять его интеллектуальную тиранию, либо совершили грех независимого мышления.Альфред Адлер, Вильгельм Стекель, Макс Кахане, Отто Ранк, Карл Юнг, Макс Граф, Вильгельм Райх были среди учеников, которые порвали с ним. Таким образом, мы находим Фрейда разрыв с покровителями, сверстниками и учениками по той же причине — интеллектуальное несогласие. «Когда его психоанализ подвергся нападению, — писал Макс Граф, — он порвал со своими самыми близкими и надежными друзьями». Граф видел в нем Моисея, полного гнева, похожего на каменную фигуру Микеланджело.

_____________

III

Фрейда поразило божественное безумие.Персонаж, который появляется как из писем, так и из биографии, является мессианским по великой традиции. Этот аспект Фрейда неразрывно связан с его еврейством. Но доктор Джонс почти ничего не делает из еврейства Фрейда. Когда мы читаем: «Нееврей сказал бы, что у Фрейда было мало явных еврейских черт. . . . Но он чувствовал себя евреем до глубины души, и это, очевидно [!] Много значило для него », — мы понимаем, что доктор Джонс просто не понимает« суть ». Таким образом, когда он пытается объяснить отказ Фрейда покинуть Вену, д-р.Джонс наивно игнорирует факты еврейского происхождения Фрейда и отношение жителей Вены к евреям и предлагает психоаналитическую взаимосвязь, настолько ненадежную, что это подрывает нашу доверчивость.

Фрейд испытывал сильные чувства к антисемитскому городу, в котором он оставался пророком без чести. «. . . Вена — это Вена, то есть крайне отвратительная », — писал он Флиссу 16 апреля 1900 года. При его жизни мир воздавал должное Фрейду, граничащему с поклонением. Но только не Вена. Он всерьез подумывал о постоянном выезде из Вены как минимум четыре раза.Но Фрейд не мог заставить себя покинуть город, о котором он писал (Флиссу 22 сентября 1898 г.): «Жить здесь — несчастье; и это не та атмосфера, в которой может выжить надежда завершить что-нибудь трудное ». В конце 1930-х годов Фрейд пообещал своей семье, что покинет Вену, если нацисты войдут, но не раньше. Он все еще был непреклонен на следующий день после того, как венцы приветствовали Гитлера, и в конце концов согласился поехать в Англию только после долгих уговоров доктора Джонса, который прилетел в Вену из Лондона.Но к тому времени гестапо конфисковало его паспорт, конфисковало деньги, разрушило издательство его сына и украло собственность Фрейда. Он и его семья были спасены только после того, как принцесса Мария Бонапарт заплатила нацистам выкуп в размере четверти миллиона австрийских шиллингов, а бывший пациент Уильям Буллит обратился к президенту Рузвельту, который вызвал посла Германии.

Вена стала Меккой, куда люди приезжали со всего мира, чтобы учиться у Зигмунда Фрейда и лечиться у Зигмунда Фрейда.Но Вена оставалась городом неверных. Почему он остался? Доктор Джонс предполагает, что и здесь Эдипов комплекс был в основе всего этого. Он предлагает это предположение, по-видимому, на основе одного отрывка: «Я ненавижу Вену почти лично, и, в отличие от великана Антея, я набираюсь свежих сил, как только отрываю ногу от земли моих urbs patriae ( vom vater -städtischen Boden) ‘ [Dr. Курсив Джонса.] В конце концов, именно несчастья и неуспех его отца в жизни стали причиной того, что юному Фрейду пришлось вынести.Доктор Джонс переводит ключевое немецкое слово на латынь в тексте и буквально на английский — как «город отца» — в сноске! Правильный перевод « Vaterstadt » — «родной город»; это немецкий эквивалент слова «родной город», и в его использовании Фрейдом нет особого значения. Кроме того, если бы Фрейд решил покинуть Вену, Эдипов комплекс также послужил бы объяснением. Следовательно, теория Эдипа не объясняет, почему он остался.

Мы думаем о Вене как об очаровательном, красивом городе, но его очарование было потеряно для Фрейда, который жил в еврейском районе, принадлежащем среднему классу, известном как « Nobelghetto ».«Венские евреи не получили полного гражданства до 1867 года, когда Фрейду было одиннадцать. Правительство продолжало проводить антиеврейскую политику, и население в целом относилось к евреям с пренебрежением. Единственными доступными им профессиями были медицина и юриспруденция. В престижной Вене доход врача увеличивался непосредственно с его университетским титулом, но Министерство образования неоднократно пропускало Фрейда для продвижения по службе. В конце концов, он стал адъюнкт-профессором в 1900 году после того, как один из высокопоставленных пациентов дернул за политические струны.

_____________

Это объективные условия, ограничивавшие существование Фрейда; они не менее важны, чем тот факт, что у него был отец. «[Фрейд] обладал общей еврейской чувствительностью к малейшему намеку на антисемитизм, и у него было очень мало друзей, которые не были евреями». Он, должно быть, чувствовал себя зажатым Веной. Мы знаем, что в 1910 году он предложил сделать швейцарского язычника Карла Юнга бессрочным президентом предполагаемой Международной психоаналитической ассоциации, штаб-квартира которой должна была находиться в Цюрихе.Его непокорные ученики провели тайное собрание, чтобы обсудить это предложение. К ним неожиданно ворвался разгневанный Фрейд. Хелен Уокер Пунер цитирует Фрица Виттельса: «Большинство из вас, — сказал [Фрейд], — евреев , и поэтому вы неспособны найти друзей для нового учения. Евреи должны довольствоваться скромной ролью в подготовке почвы. Совершенно необходимо, чтобы я установил связи в мире общей науки. Я старею и устал от постоянных нападений.Мы все в опасности. . . . Пальто за спиной не оставят. Швейцарцы спасут нас — спасут меня и всех вас ». 2

Кто знает? Возможно, Фрейд остался в Вене, потому что было антисемитским. Почитание остального мира могло быть прахом и прахом, пока его сограждане отказывались признать, что он принес им честь, просто живя и работая среди них. Когда ему было семьдесят, Вена наконец предоставила ему свободу города, а когда ему было семьдесят пять, Венское медицинское общество наконец сделало его почетным членом.Но когда ему было восемьдесят два года, венцы приветствовали Гитлера, и Фрейд умер, не зная, что Гитлер будет уничтожен.

_____________

Если мы рассматриваем Фрейда отдельно от его еврейства, мы рассматриваем его отдельно от его сущности. Поскольку Хелен Уокер Панер рассматривает Фрейда как еврея — его еврейство для нее не просто деталь, как цвет его волос, как это часто кажется доктору Джонсу — ее биография ( Freud: His Life and His Mind , 1947) во многих отношениях более интересная работа, хотя у нее были только вторичные источники, на которые можно было опираться.Она связывает мессианские качества Фрейда с его идентификацией с Моисеем. (Конечно, он проявил признаки своей мессианской натуры еще до того, как принял Моисея как героя.) Миссис Пунер рисует яркую картину умирающего старика, который в то время, когда европейские евреи столкнулись с полным уничтожением, пришел к выводу, что Моисей был незаконнорожденный сын египетской принцессы, которая спасла его от кустов, и этот монотеизм произошел не от евреев, а от религии египетского фараона. «Он взял у евреев две великие вещи, которые традиционно характеризовали их; великий национальный герой и всемирное культурное достижение.Он дал их язычникам ». Фрейд однажды заметил доктору Кларенсу П. Оберндорфу: «Родиться евреем — большое несчастье, но лучше не уклоняться от этого». Это желание было отцом мысли: «Моисей, его двойник, герой и альтер эго, не был евреем». Очевидный вывод смотрит миссис Панер прямо в лицо. Но психоаналитическая традиция настолько сильна, что г-жа Пунер, будучи скептиком, тем не менее попадает в ловушку: «Для восьмидесяти двух лет Фрейд, наконец, как можно более прямо сказал, что ненавидит своего отца.Снова Эдипов комплекс. То, что психологические факты, на которые она указывает, существуют, нельзя отрицать, даже если теория построена как поэтическое обобщение; тем не менее психоанализ говорит и о многом другом, и, несомненно, есть и другие движущие силы.

Если бы Фрейд любил своего отца без всякой амбивалентности, обязательно ли он любил бы быть евреем? Исключает ли любовь к отцу-еврею возможность ненавидеть собственное еврейство? У евреев были отцы до XIX века, которых они любили и / или ненавидели, но еврейская ненависть к себе — желание нееврейской идентичности — в значительной степени является феноменом после гетто .Ненависть к себе, распространенная и очень сложная комбинация, психологическая работа которой еще не слишком хорошо изучена, может действовать сознательно или бессознательно. Хотя это мощная мотивирующая сила, она не слишком хорошо вписывается в ортодоксальный фрейдизм, потому что его начало часто происходит намного позже, чем в раннем детстве, и потому, что, в отличие от Эдипова комплекса, он, очевидно, не связан с биологией. Если бы Фрейд сделал Моисея неевреем, потому что он сам хотел быть язычником, его еврейская ненависть к себе казалась бы более основным мотивирующим фактором, чем его Эдипов комплекс.Хотя очевидно, что Фрейд был озабочен своим еврейством, мы не знаем, насколько глубоко он понимал проблему ненависти к себе или собственной ненависти к себе. Если его понимание отношений с отцом было сильным, что привело его к постулированию Эдипова комплекса как универсального феномена, почему тогда он не воспринял работу ненависти к себе с такой же ясностью? Его биологическая ориентация вполне могла препятствовать его восприятию небиологических факторов.

_____________

IV

ГоспожаПунер, неспециалист, рассматривает жизнь Фрейда психоаналитически. Ее работа резко контрастирует с работой доктора Джонса, психоаналитика, который рассматривает жизнь Фрейда по большей части фактически. Доктор Джонс решил писать — и с большим мастерством — в классической, до-Литтонской Стрэчи (до-психологической!) Традиции английской биографической формы. Но поскольку доктор Джонс является психоаналитиком — а кто еще мог бы более авторитетно относиться к психоаналитической жизни Фрейда? — мы задаемся вопросом, почему он решил написать такую ​​биографию.Доктор Джонс уважает и восхищается Фрейдом, и можно подозревать, что он не мог сделать с Фрейдом то, что Фрейд сделал с Леонардо — уменьшить его до размеров своего невроза. Несмотря на то, что Фрейд говорит, что его анализ не подразумевает неуважения, мы вряд ли можем думать о Леонардо, после прочтения эссе Фрейда, как о гении — как о редкости — но только как о невротическом гомосексуалисте.

Психоанализ, как и все монистические системы, впадает в редуктивное заблуждение. Поскольку он воспринимает людей как не более чем их бессознательные побуждения, никакая человеческая деятельность не имеет самостоятельной ценности: экономика, политика, этика и т. Д., все сводятся к психологии. Таким образом, психоанализ — это, по сути, argumentsum ad hominem . Мы склонны упускать это из виду, когда читаем книгу Фрейда Леонардо , настолько убедительны его идеи и настолько красноречивы его стиль. Но когда эта техника применяется вульгарно, мы более склонны замечать, что она обесценивает человеческую душу. Следующий отрывок, сделанный Маринией Фарнем и Фердинандом Лундберг из книги «Современная женщина, потерянный секс », является особенно шокирующим примером:

Бертран Рассел, всегда прекрасно выражающий свои мысли, резюмирует то, что мужчины искали, создавая новые инструменты следующим образом. : «Люди боятся мысли, как ничего другого на земле.. . . Мысль подрывная и революционная, разрушительная и ужасная; мысль беспощадна к привилегиям, установленным институтам и успокаивающим привычкам; мысль анархична и беззаконна, безразлична к авторитету, невнимательна к проверенной веками мудрости. . . . Он видит человека как маленькое пятнышко, окруженное непостижимой бездной безмолвия, но он гордо держит себя так же неподвижно, как если бы он был Владыкой вселенной. Мысль велика, быстра и свободна, свет мира и главная слава человека.Ясно, что профессор Рассел считает, что владеет чем-то грандиозным, всемогуществом мысли, не меньше, чем, как он утверждает, все остальные мальчики по соседству напуганы до смерти. Профессор Рассел, демонстрируя таким образом свой прекрасный инструмент, очень похож на маленького мальчика, который утверждает, что своим пенисом он может мочиться дальше, чем любой другой маленький мальчик, и, конечно, дальше, чем любая маленькая девочка. Оба явно говорят об одном и том же, об источнике личной силы, хотя у профессора Рассела эта идея была сублимирована в работу интеллекта.Маленький мальчик, будучи ближе к своему собственному происхождению, ближе к несводимой реальности.

_____________

Что такое, во имя небес, несводимая реальность — животное, растительное или минеральное? Настоящее значение профессора Рассела может быть яснее доктору Фарнхему, чем мне, поскольку я не читал никаких упоминаний о «создании новых инструментов». Профессор Рассел метафорически выражает некоторые идеи, которые у него есть о природе мысли, которые радикально отличаются от идей доктораФарнем. Профессор Рассел считает, что — это такая вещь, как мысль, и высоко оценивает это. Доктор Фарнхэм этого не делает. «Человеческий интеллект. . . управляется бессознательными побуждениями, созданием случая из джунглей импульсов ».

Аргумент ad hominem — это логическая ошибка, которую осуждали с древних времен. Всегда есть соблазн разрушить идею, высмеяв или даже уничтожив ее защитника. Но в разумные моменты мы признаем, что идеи имеют независимую истину или ложь, независимо от их создателей.Возможно, профессор Рассел хорошо думает о своих интеллектуальных способностях, но тогда он является соавтором величайшего вклада в логику со времен Аристотеля. Через две тысячи лет это настоящая сублимация , настоящая . Бессознательные мотивы профессора Рассела не отменяют правдивости или ложности его замечаний; идея и ее психологическое происхождение не идентичны. Доктор Фарнхэм диагностирует Исаака Ньютона как компульсивного, страдающего фобией мастурбации. Но многие «компульсивные», страдающие фобией мастурбации, ничем не выделяются.Предполагаемый экстрасенсорный внешний вид Ньютона не дает ни единого ключа к разгадке того, как он придумал теорию гравитации, изобрел вычисления и руководил деятельностью Британского монетного двора. Эти достижения отвергаются доктором Фарнхэмом как не более чем компенсационных заменителей. нарушение половых способностей. Из-за их невротических личностей она также исключает «Фрэнсиса Бэкона, Спинозу, Штирнера, Спенсера, Шопенгауэра, Руссо, Ницше, Милля, Юма, Гегеля, Декарта, Маркса, Робеспьера, Дидро, Вагнера, Наполеона, Гитлера, Шелли, Китса, Колериджа». , Паскаль, Ла-Гранж, Дантон »и др. Из числа« подлинных гениев ».«Куда же тогда по этому критерию мы должны поместить Фрейда?

Фактически, самому Фрейду обычно позволяли стоять вне бесконечного регресса бессознательных мотиваций, точно так же, как считается, что Бог не подчиняется законам созданной им вселенной. Миссис Панер, нарушив это табу, в отличие от доктора Джонс, вызвала суровую критику в свой адрес. Но почему Фрейду позволено ускользнуть от досягаемости его собственной теории? Дилемма психоанализа состоит в том, что если разум иллюзорен, как мы можем доказать истину чего-либо — даже самого психоанализа? Доказательство принадлежит области логики, а логика — царству разума.Психоанализ, который предлагает нам только иллюзию объяснения, делает иллюзией само объяснение.

Сам Фрейд частично виноват в том, что психоанализ зашел в тупик. Сначала Фрейд поставил перед собой высокую цель — изгнать тайну неразумности из психики. Придерживаясь традиции Просвещения, которая рассматривает интеллект как высшее проявление человеческой природы, Фрейд присоединился к борьбе за вдохновенное дело — уничтожение иррациональности, которое он видел как «работу по восстановлению, подобную осушению Зайдер-Зее.Он не только добился впечатляющих исцелений, но и сделал глубокие открытия о природе и процессах иррациональности. Но ограниченность психоаналитического лечения и события Первой мировой войны заставили его усомниться не в самом психоанализе, а в человеке. Сообщается, что в конце он сказал: «. . . Я сердита. Я зол на человечество ». Он пришел к выводу, что борьба безнадежна; Доктор Джекил всегда проигрывает мистеру Хайду, потому что человеческое поведение определяется силами бессознательного, «бурлящим котлом, хаосом», в котором нет ни морали, ни чувства времени, ни суждений, ни чувства разума.

В конце концов он был утомленным, побежденным мессией, который пришел к убеждению, что у человека есть биологический инстинкт к разрушению, и что вся его собственная терапевтическая работа была тщетной. Светильник разума излучает слабый свет, и это только вопрос времени, когда он погаснет в сгущающейся тьме. «За всем», — сказал Уильям Джеймс, — «скрывается великий призрак всеобщей смерти, всеобъемлющая чернота!» Такое настроение не редкость для сумеречных лет великих людей.

Психоанализ в его нынешней неполной форме не знает, как воздать должное высшей природе человека. Сам Фрейд после психоанализа Леонардо почувствовал, что он не мог бы объяснить, почему Леонардо был Леонардо , даже если бы у него были все факты. Психоанализ также не может объяснить, почему Фрейд был Фрейдом; тайна гения остается загадкой. Но если тайна Фрейда не может быть раскрыта психоанализом, то же самое невозможно и тайна любого Джона Доу на кушетке — простейшая душа бесконечно сложна.

_____________

Тем не менее, достижение Фрейда было огромным. Мы никогда больше не сможем поверить в то, что сексуальность начинается в период полового созревания, что психические процессы полностью осознаны, что сны бессмысленны и что мужчинами не движут противоречивые, примитивные инстинкты, о которых они не подозревают. Теории Фрейда, несмотря на трудности, связанные с их демонстрацией, захватили наше воображение приливной силой. 1 февраля 1900 года он написал Флиссу: «Вы часто слишком высоко оцениваете меня.Ибо я на самом деле не человек науки, не наблюдатель, не экспериментатор и не мыслитель. Я всего лишь по темпераменту конкистадор — авантюрист, если вы хотите перевести это слово — с любопытством, смелостью и упорством, присущими этому типу существ. Некоторых склонны ценить, если им это удастся, если они действительно что-то открыли; в противном случае их отбрасывают. И это не совсем несправедливо ».

Но он был больше, чем авантюрист; он был преданным человеком.Он сказал: «. . . высшее умственное достижение, которое возможно в человеке, — это борьба с внутренней страстью ради дела, которому он посвятил себя ». Его дело было правдой. Он был титаном.

_____________

1 Истоки психоанализа: Письма Вильгельму Флиссу, черновики и заметки: 1887–1902 , Зигмунд Фрейд; авторизованный перевод Джеймсом Стрейчи и Эриком Мосбахером. Основные книги, 486 стр., $ 6,75. Примерно 40% пунктов, содержащихся в переписке, опускаются, и многие пометки для удаления прерывают опубликованный текст.Редакторы заявляют, что в своем выборе они руководствовались целью «обнародовать все, что касается научной работы и научных интересов автора, а также всего, что имеет отношение к социальным и политическим условиям, в которых возник психоанализ; и исключения или сокращения всех публикаций, публикация которых противоречила бы профессиональной уверенности ».

Судьба писем Флисса Фрейду неизвестна. Редакция данной работы заявляет, что они не найдены.Но доктор Джонс говорит в своей биографии, что Фрейд уничтожил их. Он также говорит, что писем Флисса Фрейду было меньше, чем писем Фрейда Флиссу. Если Фрейд не сказал ему об этом, трудно понять, как он мог это узнать.

2 Фрейд надеялся, что Юнг «ради меня откажется от некоторых расовых предрассудков, которым он до сих пор позволял себе потакать». «Нейтральный швейцарец» Карл Юнг позже решил редактировать нацифицированный Zentralblatt für Psychotherapie после того, как все евреи были исключены из его штата. Psychoanalytic Quarterly (январь 1934 г.) сообщал: «В его предисловии. . . Доктор Юнг излагает новую политику журнала, которая проводит различие между «германской» и «еврейской» психологией. . . . ‘. . . четкие различия между германской и еврейской психологией, давно очевидные для здравомыслящих людей, больше не будут скрыты ». Доктор М. Х. Геринг (двоюродный брат Германа), рейхсфюрер реорганизованной Общей медицинской ассоциации психотерапии , постановил, что Mein Kampf был основной работой всех немецких психологов.Он стал соредактором Юнга. Имя Юнга фигурирует в качестве соредактора до конца 1939 года, но дата его фактического ухода из Zentralbatt остается загадкой. (Я признателен г-ну А. Д. Парелхоффу из Нью-Йорка за то, что привлек мое внимание к этой и подобным ссылкам.)

«Эдип» потерпел крушение: исследование в поддержку матери всех психологических комплексов изъято

Прошлой осенью вы, возможно, читали заголовки вроде «У вас горячая мама? Скорее всего, ваша жена тоже будет красоткой.»Это любезно предоставлено New Scientist, , но другие средства массовой информации, включая BBC и Guardian, также освещали исследование в Proceedings of the Royal Society B , которое, казалось, предоставило доказательства эдипова комплекса, описанного Зигмундом. Фрейда и его протеже: мужчины выбирают женщин, похожих на своих матерей, а женщины выбирают мужчин, похожих на своих отцов.

Но Фрейд, возможно, назвал открытия Тамаша Берецкей и двух соавторов из Печского университета в Венгрии парапраксисом — так называемым ужасным фрейдистским промахом, незначительной ошибкой в ​​речи или действиях, которая противоречит подсознательным желаниям или склонностям.Ранее в этом месяце журнал отозвал исследование после того, как другой ученый поставил его под сомнение.

Вот что произошло: после публикации статьи Маркус Рантала, поведенческий эколог из Университета Турку в Финляндии, подумал, что статистические взаимосвязи были подозрительно сильными, и заметил дополнительные расхождения в результатах. Например, команда Берецкей сообщила о 92,8% -ной корреляции между относительной шириной челюстей матери мужчины и их партнеров.Это означало бы, что челюсти матери и жены практически идентичны.

Рантала подумал, что это и другие ценности нереально высоки, и обратил внимание журнала на свои опасения. Изучив утверждения Ранталы, журнал назначил независимого эксперта, который в прошлом месяце пришел к выводу, что в статье содержатся «фактические ошибки», а также неверный анализ, «который изменил бы выводы». Берецкей и его соавторы согласились с журналом и отказались от исследования.

Берецкей списал ошибки на небрежность. «Мы работали так быстро, были полны энтузиазма и хотели опубликовать статью слишком быстро», — говорит он ScientificAmerican.com. «Мы не были достаточно осторожны, чтобы проверить нашу базу данных».

Рантала придерживается более резкой точки зрения: «Похоже, что авторы сфабриковали данные, чтобы поддержать фрейдистский взгляд на психологию, потому что нет других доказательств, подтверждающих это». Однако он признает, что невозможно узнать, были ли ошибки преднамеренными или были результатом бессознательной предвзятости в пользу убеждения Берецкей, что раннее знакомство человека с лицами его или ее родителей влияет на будущие предпочтения в отношении брачных отношений.Берецкей настаивает на том, что его группа не манипулировала данными, а ошибки были чисто случайными.

Берецкей говорит, что он был поражен этим опытом, но остается «убежденным, что наши результаты хороши, и наши результаты подтверждают нашу теорию». Он говорит, что «опечаток» в трех точках данных достаточно, чтобы объяснить ошибку в измерениях челюсти, а истинная корреляция действительно ближе к 70 процентам, что все еще является высоким по биологическим стандартам.

«Мне показалось, что это действительно впечатляющее исследование», — говорит Линда Бутройд, эволюционный психолог из Даремского университета в Англии, называя опровержение «позором».Бутройд указывает на то, что все еще есть некоторые свидетельства в поддержку фрейдистского взгляда на предпочтения при брачных отношениях. В 2007 году она обнаружила, что дочери, имеющие крепкие отношения со своими отцами, как правило, выбирают себе партнеров со схожими размерами лица. Однако эти корреляции были между 20 и 40 процентов

Стоит помнить, что величайший предполагаемый триумф Фрейда, связанный с Эдиповым комплексом, был мошенничеством. Он утверждал, что вылечил депрессивного и навязчивого «Человека-волка» Сергея Панкеева, частично обращаясь к Эдипову комплексу и Панкедову. боязнь кастрации.Выследленный в 1970-х годах австрийским журналистом Карин Обхольцер, Панкеев сказал, что это была фикция: «Я нахожусь в том же состоянии, в каком я пришел к Фрейду, и Фрейда больше нет».

Эдипов комплекс | Рассказ + 9 вещей, которые вы должны знать (объяснение)

У Эдипа не было Эдипова комплекса, потому что он существовал только как миф в 800 г. до н. Э. Это выражение появилось двадцать семь веков спустя. Click To Tweet

Знаменитый австрийский психолог и невролог Зигмунд Фрейд ввел термин «Эдипов комплекс» в своей книге 1899 года «Толкование снов».Позже он утверждал, что это психологическое состояние было универсальным, и у всех были эдиповы чувства.

Введение: Что мы подразумеваем под Эдиповым комплексом?

Эдипов комплекс или Эдипов комплекс — это бессознательная склонность ребенка влюбляться в родителя противоположного пола и питать ревность, негодование и гнев по отношению к родителю того же пола. Проще говоря, это «проблемы с отцом и привязанность к маме» для мальчиков и «проблемы с отцом и привязанность к папе» для девочек, которые возникают в возрасте от 3 до 5 лет.

Теория Фрейда предполагала, что мальчик-ребенок соревнуется со своим отцом за привязанность своей матери, а девочка-девочка соревнуется со своей матерью за привязанность своего отца.

За этим психологическим состоянием стоит увлекательный миф. Читать дальше.

История Эдипа: кем был Эдип?

В 429 году до нашей эры Софокл написал греческую трагедию Эдип Тиран . Однако миф об Эдипе Царе был хорошо известен людям около 375 лет назад, во времена Гомера.Его популярность не уменьшилась, ведь и сейчас каждый год в античном амфитеатре Дельф ставят спектакль «Король Эдип».

Вот и история.

«Эдип и Антигона» Чарльза Джалаберта, 1843, Bridgeman Images

Эдип был всего лишь младенцем, когда его отец Лай, царь Фив, отдал его пастуху. Лай велел ему отвести ребенка в горы и оставить там, чтобы его убили дикие звери.

У Лая была причина для этой жестокости.Он получил дьявольское пророчество от Оракула в Дельфах, что его сын вырастет, чтобы убить своего отца и жениться на его матери. Чтобы это пророчество не сбылось, он отослал своего сына на смерть.

Пастух отвел ребенка на гору Киферон, но жалость помешала ему оставить там младенца. И он передал его другому пастырю из города Коринфа, на другой стороне горы.

Этот пастырь приводит младенца Эдипа к царю Полибусу Коринфскому и выражает свое затруднительное положение.Полибий решает воспитать его самостоятельно и тут же усыновляет ребенка.

Однажды, когда он рос во дворце, кто-то назвал его рождение позором. Чтобы узнать правду, Эдип отправляется к Оракулу Аполлона в Дельфах и слышит, что он убьет своего отца и женится на его матери.

Тьма пророчества вызывает у него нескончаемое отвращение. Полный стыда, он бежит из Коринфа и бежит в горы, направляясь в Фивы, так что пророчество никогда не сбудется.

Когда он дико продвигается вперед, он встречает колесницу, полностью преграждающую ему путь.Возничий приказывает Эдипу отступить и съехать с дороги, но тот отказывается. В своей слепой ярости Эдип нападает на них и убивает и возницы, и всадника.

Ни сидящий внутри человек, ни Эдип не узнают, что этим человеком был его отец, царь Лай. Таким образом, он исполняет первую часть пророчества.

Он идет дальше и достигает города Фив. Там Сфинкс останавливает его у ворот. Она объясняет, чтобы войти в город, он должен правильно ответить на ее загадку. Но если он даст неправильный ответ, она убьет его.

Загадка Сфинкса была настолько глубокой, что никто не мог ответить на нее правильно. Сфинкс спрашивает Эдипа:

Что ходит на четырех ногах утром, на двух днем ​​и на трех ночью?

Эдип какое-то время думает и отвечает:

Человек. В младенчестве он ползет на четвереньках, взрослым — на двух ногах, а в пожилом возрасте — с тростью.

Услышав это, Сфинкс бросается на смерть, даровав свободу народу Фив.В награду горожане предлагают Эдипу пустой трон. Они также протягивают ему руку королевы-вдовы Иокусты.

Они женятся, при этом ни один из них не знает, что они сын и мать. Таким образом, Эдип исполняет вторую часть пророчества.

Прошли годы, когда Эдип стал царем Фив. У него четверо детей от Иокасты.

Затем город заражается чумой. Эдип обещает спасти свой город и приказывает своему зятю Креонту посоветоваться с оракулом в Дельфах.

Креонт возвращается с информацией о том, что убийца Лая, оставшись безнаказанным, вызвал чуму. Эдип проклинает убийцу, но Тиресий утверждает, что убийца — Эдип.

Эдип приходит в ярость и обвиняет Тиресия и Креонта в создании этой линии повествования, чтобы они могли свергнуть его и получить власть.

Иокаста разъясняет Эдипу, что грабители убили Лая в месте в горах, где пересекались три дороги. Эдип вспоминает, что он действительно убил человека в этом месте.

Он рассматривает возможность того, что он убийца, но Джокаста заверяет его, что свидетель видел, как несколько грабителей убили Лая.

Эдип посылает за свидетелем, чтобы он мог решить проблему.

Пока он ждет, прибывает коринфский посланник с новостями о том, что у Полиба истек срок, поэтому Эдип станет королем Коринфа.

Эдип говорит посланнику, что он не может занять трон Коринфа, пока его мать была там жива. При этом посланник сообщает ему, что его коринфская мать не была его биологической матерью.Он рассказывает, как царские особи усыновили его много лет назад.

Эдип понимает ужасную правду и идет внутрь, чтобы убить Иокусту. Но Иокуста, уже получив известие о том, что Эдип — ее сын, уже повесилась.

Увидев ее, Эдип вынимает из платья брошки и выколачивает себе глаза. Затем он навсегда покидает город.

Происхождение комплекса: Что такое Эдипов комплекс?

Эдипов комплекс — это набор психодинамических конфликтов, запускаемых у ребенка мужского пола, часто в возрасте от трех до пяти лет, в результате бессознательного желания быть излюбленным объектом любви матери и желания искоренить отцовскую конкуренцию.

Эдипов комплекс, концепция, предложенная Зигмундом Фрейдом, представляет собой психологическое состояние, при котором у детей бессознательно возникают любовные и сексуальные желания по отношению к родителям того же пола, а также гневные и отталкивающие желания по отношению к своим родителям противоположного пола.

Он сказал, что пик пришелся на возраст от трех до семи лет. У него было название этой продолжительности психосексуального развития: «фаллическая фаза» ребенка.

Согласно Britannica, «Эдипов комплекс — это психоаналитическая теория, предполагающая, что дети испытывают собственнические сексуальные желания по отношению к своему родителю противоположного пола, рассматривая своего родителя того же пола как соперника, и что комплекс разрешается, когда дети преодолевают свои кровосмесительные действия. и соревновательные эмоции и начинают рассматривать своих однополых родителей как образец для подражания.

Когда Эдипов комплекс положителен , соперником ребенка является родитель того же пола, и, согласно Фрейду, молодой парень желает иметь сексуальные отношения с родителем противоположного пола.

Когда это отрицательный Эдипов комплекс, конкурент ребенка — родитель противоположного пола, и ребенок желает иметь родителя того же пола.

Фрейд, взявший идею из мифа о царе Эдипе, утверждал, что эдиповы желания вызывают тревогу кастрации и опасения унижения и покинутости.Этот страх подавляет желания в бессознательном уме.

Эдипов комплекс уменьшается с вступлением ребенка в латентный период. Этот эффект уменьшения связан с угрозой кастрации для мальчиков и желанием иметь ребенка для девочек.

После полового созревания комплекс разрешается путем выбора подходящей альтернативы их объекту любви. Однако комплекс остается бессознательным организатором на протяжении всей жизни.

Шекспировский Гамлет — литературный пример мальчика, который никогда не смог преодолеть свой Эдипов комплекс, даже несмотря на то, что он ненавидел ее за убийство своего отца и повторный брак.


Проверка реальности: Реален ли Эдипов комплекс?

Реальность Эдипова комплекса в значительной степени отнесена к теоретической перспективе, главным образом из-за отсутствия эмпирических данных в поддержку теории.

Представленная впервые идея Эдипова комплекса вызвала далеко идущие и противоречивые последствия во времена Фрейда. Однако большинство современных психологов беспечно относятся к теории, особенно к ее универсальному компоненту.

У каждой девочки нет комплекса Электры

Женский Эдипов комплекс: существует ли обратный Эдипов комплекс, который применим к девочкам?

Да, согласно фрейдистам, у девушки может быть Эдипов комплекс.

Женский положительный Эдипов комплекс отмечен желанием девочки иметь физические отношения с отцом, отвергая при этом мать. Фрейд считал, что интересным моментом является то, что маленькая девочка имеет тенденцию уходить от матери и приближаться к отцу, ухаживая за ним в надежде получить компенсацию за предполагаемое отсутствие фаллических способностей, вынашивая его ребенка (Freud, 1924).

Согласно Фрейду, ориентация на отца смещает объект сексуальных желаний девочки от матери к отцу.Часто это происходит только после длительного периода зависимости от матери, от которой она напрасно ждала фаллического удовлетворения. Движимая фаллической досадой, после того, как оставалась привязанной к матери в течение неопределенного времени, девочка, наконец, бросает ее в пользу отца.

В конце эдипова развития, примерно в 5-летнем возрасте, девочка пытается расположить к себе отца и сохранить с ним отношения, хотя и не пытается взять на себя отцовские задачи регулирования.

С другой стороны, постоянная эмоциональная связь с матерью и против отца иллюстрирует негативные Эдиповы характеристики (Freud 1931).В этом восхитительно исключительные отношения матери и дочери являются воплощением женской негативной эдиповой фантазии, свободной от братского соперничества и отцовского соперничества.

В чем разница между комплексом Эдипа и комплексом Электры?

Фрейд применил термин «Эдипов комплекс» как к мальчикам, так и к девочкам, хотя он согласился, что каждый переживает его по-разному. Его резко критиковали за его взгляды на женскую сексуальность.

Карл Юнг не соглашался с Фрейдом в том, что Эдипов комплекс влияет как на мальчиков, так и на девочек.В 1913 году он придумал фразу «комплекс Электры», чтобы охарактеризовать тоску, которую женщины испытывают к своим отцам и ревность к своим матерям. Юнг также сделал предложение, когда девушка понимает, что у нее нет пениса, она воображает, что получит его, если ее отец сделает ее беременной.

В результате дочь становится более эмоционально привязанной к отцу и более обиженной на мать, которая, как она подозревает, кастрировала ее.

Название «Электра» происходит от греческого мифа, в котором Электра была дочерью Агамемнона, который замышлял убийство ее матери Клитемнестры.Электра была вдали от дома, когда ее мать и ее любовник Эгистус убили Агамемнона. Электра и ее брат Орест через несколько лет вернулись домой к могиле своего отца. Там они замышляли убить Клитемнестру.

Как фрейдистский психолог определил бы Эдипов комплекс?

Эдипов комплекс определяется как желаемая фантазия ребенка о том, что он является привилегированным и исключительным объектом любви своей матери, а также тревожные фантазии, что он будет наказан, то есть кастрирован, в результате его сексуального желания и агрессивных фантазий об устранении отца. , которого он считает соперником.

Какие признаки Эдипова комплекса у взрослых?

  • Мальчик ревнует к отцу, целующемуся, обнимающемуся или физически соединяющемуся с его матерью.
  • Мальчику нравится спать рядом с матерью.
  • У них часто бывает половая импотенция.
  • Их мать — самый важный человек в их жизни, и она имеет приоритет перед их женой или детьми.
  • У него нестабильные и неполные отношения. Ему не нравится идея делить связь с другой девушкой.
  • У него словесные ссоры с отцом, и он часто кричит на него, чтобы тот держался подальше от матери.
  • Его привлекают пожилые женщины, которые имеют такие же характеристики, как и его собственная мать.
  • Он слишком восхищается своей матерью, любит делать комплименты тому, как она одевается, ходит, разговаривает и ведет себя.

Как разрешается Эдипов комплекс?

Согласно теории Фрейда, существует три типа личностей: ид, суперэго и эго. Ид относится к личности, существующей при рождении, и действует по принципу удовольствия, согласно которому потребности должны быть удовлетворены как можно скорее.Когда требования не всегда решаются быстро, возникает стресс.

Чтобы снять напряжение, id использует фантазии, галлюцинации и грезы для создания мысленных образов. Суперэго — это моралистический аспект личности, который развивается позже в жизни в результате родительской практики и социальных влияний. Эго поддерживает равновесие между Ид и Супер-Эго, удовлетворяя требования как Ид, так и Супер-Эго, оставаясь при этом реалистичным.

Чтобы разрешить Эдипов комплекс, Фрейд предположил, что, хотя первичный ид желает уничтожить отца, более реалистичное эго признает, что отец намного сильнее ребенка.Мальчики страдают страхом кастрации, который Фрейд определил как страх как фигурального, так и буквального кастрации. Когда ребенок начинает больше осознавать физические различия между девочками и мальчиками, он предполагает, что женский пенис был удален и что его отец кастрирует его в наказание за то, что он желает его матери. Идентификация, процесс защиты, вступает в действие, чтобы разрешить этот внутренний конфликт. Это когда появляется суперэго и присоединяется к внутреннему моральному авторитету.

Интернализация отца пытается подавить свои импульсы и заставить эго действовать в соответствии с этими более совершенными нормами.

Поскольку суперэго ребенка сохраняет характер отца, сильные чувства эдипова комплекса подавляются. Однако другие элементы также способствуют подавлению комплекса. Например, социальные условности, религиозные учения и культурные влияния.

Как Эдипов комплекс влияет на отношения?

В отношениях, если один партнер испытывает Эдипов комплекс, другой может бояться, что его бросят или предадут из-за проблем с неудовлетворенностью и несовместимостью.

Фрейд утверждал, что мальчики, которые не справляются со своим эдиповым комплексом, зацикливаются на своей матери, становятся «зацикленными на матери», а девочки становятся «зацикленными на отце».

Став взрослыми, эти люди ищут компаньонов, похожих на своих родителей противоположного пола. Им трудно приспособиться к новым отношениям с представителем противоположного пола.

Это подчеркивает проблемы различий в их стиле мышления, моделях поведения, предпочтениях, характеристиках и внешнем виде и создает разрыв в несовместимости.

Если не решить проблему, это может привести к разрыву отношений, разлуке и разводу.

Часто задаваемые вопросы

  • Кем был Зигмунд Фрейд?

    Зигмунд Фрейд был одним из самых влиятельных психологов 20 века. Он известен как отец психоанализа, подхода к психологии, фокусирующегося на бессознательном. Понимая наше бессознательное и то, как оно работает, мы можем обрести свободу от эмоциональных страданий, понять и работать над тем, чтобы жить более здоровой и счастливой жизнью.

  • Женился ли Зигмунд Фрейд на своей матери?

    Нет, Фрейд не женился на своей матери. Итак, нет никаких сомнений в том, почему Фрейд женился на своей матери Амалии Фрейд.

  • В каком возрасте возникает Эдипов комплекс?

    Возраст от 3 до 5 лет, известный как фаллическая стадия психосексуального развития.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.