Есть ли у животных эмоции и чувства: Лаборатория научной журналистики

Автор: | 01.04.1976

Содержание

Есть ли эмоции у животных? И как понять, счастливы ли они | Futurist

Психология 14 июля 2018, 19:15

Каждому хочется, чтобы его питомец был здоровым и радовался жизни. Если по собакам, например, можно сказать, счастливы ли они, то как быть с животными вроде черепах или грызунов? Применимо ли к ним вообще такое понятие, как счастье? Вот уже много веков ученые изучают это.

Например, в 1872 году Чарльз Дарвин опубликовал целую книгу по этой теме, где утверждал, что люди и некоторые животные одинаково испытывают эмоции. Но, как сказал философ Томас Нагель, мы никогда этого не узнаем. В своей книге «Каково это быть летучей мышью?» он писал, что даже если мы целыми днями будем висеть вниз головой, мы не поймем, что чувствует летучая мышь.

Но даже если мы не понимаем эмоций и чувств животных, это вовсе не значит, что их нет. Дельфины, коровы, шимпанзе, собаки и даже белки имеют процессинговые центры в мозге, схожие с человеческими, то есть как минимум они испытывают такие базовые эмоции, как страх гнев, горе и радость. Одна группа ученых была настолько уверена в этом, что подписала в 2012 году Кембриджскую декларацию о сознании, признав, что все млекопитающие и птицы (и некоторые беспозвоночные, например, осьминоги) являются сознательными существами.

Однако некоторые, например, бихевиорист Б. Ф. Скиннер, считают, что нам просто свойственно приписывать человеческие эмоции животным. Другой ученый, Джон Уотсон, считает, что различные психические состояния у наших питомцев являются лишь ответными реакциями на различные стимулы. Собаки иногда кусают людей, виляя хвостом, а кошки мурлычут, будучи ранеными. Например, мурлыканье мы обычно принимаем за признак удовлетворения, однако на самом деле таким образом кошки создают в теле вибрации, улучшающие заживление в костях и мышцах.

Эти вибрации имеют ту же частоту, что и аппараты вибрационной терапии, которые использовались в советской космической программе для предотвращения атрофии мышц у космонавтов.

Хоть и нет способа измерить связь между действиями и эмоциями, такая связь, скорее всего присутствует не только у людей. Ранее в этом году было опубликовано исследование, в котором ученые определяли реакцию собаки на то, что ее хозяин кормит другую, поддельную, собаку. Как показало сканирование мозга пса, в этот момент активными были миндалины – именно эта область «загорается», когда мы ревнуем.

Есть животные, которых все считают милыми, но что, если мы возьмем, например, крыс? В 90-е гг. нейробиолог Яак Панксепп выяснил, что им очень нравится, когда их щекочут. Когда крысы играют, они издают высокочастотный писк, который неслышен человеческому уху. Панксепп также утверждал, что это не может быть звуком неудовольствия или страха: крысы издают другие звуки, когда сражаются за куриную кость.

Дженни Браун, глава лаборатории эндокринологии в Смитсоновском институте, изучает количество кортизола – гормона стресса – в фекалиях животных, чтобы узнать, болеют и беспокоятся ли они. По ее словам, это особенно полезно для тех видов, которым невыгодно проявлять слабость в дикой природе. Браун проанализировала более половины леопардов в Северной Америке, из содержащихся в неволе, и обнаружила, что уровни стресса были выше в открытых местах, где не было высоких деревьев и прочих укрытий. Так что зоопарки переобустроили, чтобы сделать их более похожими на естественную среду.

Как и ученые за 100 лет до нее, Браун пытается определить код счастья, изучая гормоны животных, такие как окситоцин и пролактин. Пока что она говорит, что поведение – лучший индикатор эмоций животного. И может, мы никогда и не узнаем, каково это – побывать в чужой шкуре или перьях, но, с другой стороны, может, нам и не нужно этого знать.

Источник: popsci.com

Понравилась статья?

Поделись с друзьями!

  Поделиться 0   Поделиться 0   Твитнуть 0

Подпишись на еженедельную рассылку

Откуда у животных чувство прекрасного

  • Мелисса Хогенбум
  • BBC Earth

Эволюцию привыкли считать безжалостным процессом приспособления к окружающей среде, который заставляет животных выживать любой ценой.

Как же в таких жестких условиях возникла и развилась способность воспринимать и ценить красоту? Ответ на этот экзистенциальный вопрос попыталась найти корреспондент BBC Earth.

Многое на свете кажется мне прекрасным. Мне нравятся красочный танец, чарующая песня, завораживающее лицо. Но далеко не всегда я смогу осознанно объяснить, почему.

С пауками-павлинами происходит нечто очень похожее. Самцы Maratus volans (летающие пауки, как они называются по латыни) обладают раскрашенным во все цвета радуги нарядным брюшком, которое они демонстрируют, исполняя с серьезным видом некоторые танцевальные па. Все эти ухищрения преследуют одну цель – завоевать благосклонность самки.

Пауки-павлины и я далеко не одиноки. Когда дело доходит до выбора партнера, многие животные отчетливо показывают, что им не чуждо чувство прекрасного.

Их предпочтения могут показаться произвольными. Трудно понять, какую выгоду может извлечь самка паука-павлина, выбрав нарядного кавалера, умеющего танцевать. Но в действительности такие предпочтения могли оказывать самое глубокое воздействие на ход эволюции.

Половой отбор

Идею о том, что животные могут обладать «красивыми» чертами, привлекающими партнеров, первым выдвинул Чарльз Дарвин. Он предположил, что представители одного пола, часто это самцы, состязаются за внимание противоположного.

Дарвин называл это половым отбором. Как писал автор теории эволюции, отбор «зависит от преимуществ, которыми один индивидуум обладает над другими индивидуумами того же пола и вида, исключительно в отношении репродукции».

Автор фото, Sergii Kumer Alamy

Подпись к фото,

Чем больше хвост, тем трудней живется павлину. Но зато самки таких любят

Это соперничество не ведет к гибели. Вместо этого менее удачливый ухажер дает менее многочисленное потомство. Более того, выбор партнера имеет решающее значение для данной теории. Тот пол, за которым ведется ухаживание (чаще всего это особь женского пола), предпочтет партнера с наиболее привлекательными чертами и свойствами.

Половой отбор существенно отличается от естественного отбора, при котором, как утверждается, выживает наиболее приспособленный. Животные с генами низкого качества, что делает их более подверженными болезням, например, скорее погибнут в молодом возрасте — таким образом, только самые хорошие гены передадутся будущим поколениям.

Половой отбор и естественный отбор заставляют животных эволюционировать по-разному. Тут имеет место своего рода перетягивание каната. Дарвин привел много примеров выдающихся или красивых признаков, которые развились в результате полового отбора: прекрасное оперение райских птиц, ветвистые рога оленей, кричащая окраска некоторых насекомых, а также пение птиц.

Порой эти свойства могут приносить вред своим обладателям. Например, пышное, красочное оперение может привлекать больше хищников. Однако способность притягивать лучших из всех возможных партнеров и производить на свет многочисленное и здоровое потомство с лихвой компенсирует это.

Рассуждая о птицах с изысканным и грациозным оперением, Дарвин писал: «Не имеем ли мы оснований полагать, что самка делает выбор и отвечает на ухаживания самца, который боль­ше всего нравится ей? Невероятно, чтобы она сознательно рассуждала, но она всего более возбуждается и привлекается наиболее красивыми, лучше других щеголяющими и поющими самцами». (

Перевод цитаты по «Чарлз Дарвин. Происхождение человека и половой отбор. Выражение эмоций у человека и животных», Изд. АН СССР, 1953 год. – Ред.).

В те времена, т.е. во второй половине XIX века и позже, взгляды Дарвина не нашли признания.

Мысль о том, что животным свойственно определенное чувство прекрасного, не вписывалась в иерархическую систему подходов к природе и обществу, господствовавшую в викторианском обществе. Люди полагали, что представители высших биологических классов стоят выше всех других живых существ, говорит Марлен Зак из Университета штата Миннесота в городе Сент-Пол.

Автор фото, Danny Green2020VISIONNPL

Подпись к фото,

Оленьи рога — раскидистое доказательство способности иметь здоровое потомство

«Ученые викторианской эпохи считали, что лишь принадлежность к высшим социальным классам позволяет человеку воспринимать такие тонкие материи, как изобразительное искусство и музыка, — говорит Зак. – Если это было недоступно британцам из рабочего класса, как можно было вообразить, что животные способны воспринимать красоту?»

Даже Альфред Рассел Уоллес, британский натуралист, который независимо от Дарвина разработал теорию эволюции и естественного отбора, не верил в то, что выбор самки имеет какое-то значение.

Родительский долг

Куда более существенную проблему представляет в первую очередь тот факт, что Дарвин не объяснил, как возникают предпочтения у партнеров в мире животных, говорит Адам Джонс, профессор биологии из Техасского университета A&M в городе Колледж Стейшн. «Вы же не можете считать само собой разумеющимся то обстоятельство, что живые организмы обладают эстетическим чувством красоты и что это было движущей силой процесса отбора. Ученые должны были объяснить, почему у них (животных – Ред.) возникло это чувство и почему им небезразлична красота».

Ключевую идею сформулировал в 1970 году американский эволюционный биолог Роберт Триверс. Он пришел к выводу, что все дело в том, как много усилий вкладывают животные в заботу о потомстве.

Если один из родителей должен очень много времени уделять воспитанию юных отпрысков, эта особь будет куда тщательнее подходить к выбору подходящего партнера, чем те родители, чье потомство требует меньше внимания к себе. Этот родительский вклад «управляет процессом полового отбора», считает Триверс.

Он утверждает, что животные, вероятно, отдавали более явное предпочтение красивым партнерам, если бы им приходилось больше заниматься своим потомством. Соответственно, многие прекрасные украшения указывают на то, что их обладатель – самый приспособленный партнер.

Феномен павлиньего хвоста

Самый известный пример, пожалуй, — это роскошный хвост павлина. Чем больше хвост, тем труднее паавлину избежать встречи с хищниками.

В то же время самки предпочитают как раз тех самцов, у которых больше глазков на хвосте. И на то есть веская причина. Как установили авторы исследования, опубликованного в 1994 году, чем больше у павлина хвост, тем здоровее его потомство. Это означает, что оба этих признака самца-павлина (который, кстати, практически не проявляет заботы о потомстве) – большой хвост и его привлекательность для самок – выбор эволюции.

Автор фото, Tim LamanNational Geographic CreativeNPL

Подпись к фото,

Длина хвоста самцов лентохвостой астрапии из семейства райских птиц может достигать одного метра в длину

Хвост павлина служит честным сигналом его генетического превосходства. Вырастить роскошный хвост и таскать его за собой – на это уходит немало энергии, поэтому только самые приспособленные особи могут себе это позволить. В генетике это называется моделью или принципом гандикапа, в соответствии с которым информацию о качестве генома самца самка получает через вредные для выживаемости признаки.

Самцы многих других видов птиц демонстрируют свою способность к выживанию схожим образом. Длина хвоста самцов лентохвостой астрапии из семейства райских птиц может достигать одного метра в длину. Это самый длинный птичий хвост по сравнению с размерами тела (чуть больше 30 см). Размер этого украшения полностью зависит от предпочтений самок.

Немаловажное значение имеет и тот факт, что решение самки не обязательно должно быть осознанным, говорит Адам Джонс. Критикам принципа полового отбора, таким как Уоллес, не нравилась идея о том, что животные способны делать выбор. Но, как говорит Джонс, влечение к чему-то красивому может быть просто физиологической реакцией.

Например, самки маслинной мухи предпочитают самцов, способных быстрее других вибрировать крылышкам, как выяснили итальянские энтомологи. По их наблюдениям, попытки самцов спариться без предварительной вибрации решительно отвергались самками. Это пример полового отбора, но мы не можем автоматически заключить, что тут имеет место осознанный выбор. Возможно, это инстинктивная реакция.

Столь же инстинктивной может быть реакция на красоту. А это уже – человеческое свойство.

Красота людей и обезьян

У людей все происходит несколько по-иному, поскольку, в отличие от многих других видов, избирательность проявляют оба пола.

Мужчины, например, предпочитают женщин с идеальными антропометрическими показателями, тогда как женщины отдают предпочтение низким голосам и квадратным челюстям. Подобно павлиньему хвосту, эти черты являются честными маркерами здоровья и сопротивляемости паразитам, к тому же их сложно подделать.

Автор фото, Dan Kitwood iStock

Подпись к фото,

Мужчины, например, предпочитают женщин с идеальными антропометрическими показателями

Они также сигнализируют, насколько мы плодовиты. Привлекательные черты в мужчинах являются индикаторами высокого уровня тестостерона, а привлекательные черты у женщин сигнализируют о высоком уровне эстрогена. Оба эти гормона связаны с плодовитостью.

Люди обоих полов, как правило, самым непосредственным образом вовлечены в выполнение родительских обязанностей, поэтому имеет смысл, чтобы красивые черты развивались как у женщин, так и у мужчин.

Проявляли или нет наши обезьяноподобные предки такие же предпочтения по отношению к своим красивым партнерам, выбирая безупречно симметричные лица с высокими скулами? Увы, мы лишены возможности изучать, как они выбирали себе партнеров, поскольку все они давно вымерли. Но мы можем наблюдать за другими приматами, и результаты наблюдений выглядят многообещающе.

Автор фото, Fiona Rogers NPL

Подпись к фото,

Самки орангутана предпочитают самцов с большими жировыми наростами-подушками на щеках

Проведенное в 2006 году исследование показало, что макаки-резус рассматривают симметричные лица в качестве показателя высокого качества партнера – точно, как у людей. Схожим образом самки орангутана предпочитают самцов с большими жировыми наростами-подушками на щеках. Это дает основание полагать, что древние люди и другие наши родственники издавна использовали собственные лица для рекламы своих генетических качеств.

Вполне естественное дело – выбирать молодых, здоровых партнеров без признаков заболеваний, говорит Глен Шейд из Юго-восточного университета Nova в городе Форт-Лодердейл, штат Флорида.

Эти исследования рассказывают о наших собственных глубинных свойствах. Наше чувство прекрасного – это не просто эстетическая прихоть. Оно имеет критическое значение для нашего выживания. «В сухом остатке: если некие индивиды не способны выделять гены фертильности, они будут отбракованы».

Возникает другой вопрос: как эволюционировали наши собственные предпочтения. Ключ к загадке может дать изучение повадок маленьких птичек – зебровых амадин и семейства вьюрковых ткачиков.

Манипуляции внешностью

К открытию, совершенному Нэнси Барли, ныне работающей в Университете Калифорнии, город Ирвайн, она пришла случайно. Всякий раз, когда в лабораторию Барли поступала новая партия зебровых амадин, Нэнси прикрепляла им на лапки разноцветные ленточки, чтобы отличать одну птицу от другой.

К своему немалому удивлению Барли обнаружила, что птички с полосками определенного цвета успешнее других находили себе партнеров и даже усерднее ухаживали за потомством. Самки предпочитали самцов с красными ленточками, а самцы выбирали самок с черными и розовыми полосками.

В итоге у зебровых амадин в лаборатории развился определенный набор; это произошло достаточно быстро, чтобы Барли могла наблюдать за происходящим.

Похоже, что зебровые амадины проявляют природную склонность оценивать определенные сигналы. Это может показаться странным, потому что в отличие от сигналов, зашифрованных в павлиньем хвосте, цветные полоски, в общем-то, не несли никакого смысла.

Опыты Барли доказывают, что существует нечто почти случайное в том, как эволюционирует у животных восприятие черт, которые начинают представляться им красивыми. Пока не были получены результаты ее опытов, предполагалось, что такие черты воспринимаются как нечто, имеющее определенную функцию.

Так, можно вообразить, что у павлинов в процессе эволюции образовались большие хвосты для стабилизации тела птицы в полете, а под влиянием самок хвосты самцов становились все больше и больше. Но может быть и так, что павам просто нравились пышные хвосты.

Автор фото, Chris Mattison Alamy

Подпись к фото,

Хамелеоны, как и люди, любят изменять внешность

Как и людей, зебровых амадин можно было сделать более привлекательными для их партнеров, манипулируя их внешностью. По мнению Барли, это дает основания полагать, что в их мозги внедрена предрасположенность к определенным чертам или цветам.

В будущем случайные изменения в ДНК зебровых амадин могут привести к возникновению новых красивых признаков, таких, как красочные перья, которые потом будут особенно нравиться партнерам. Барли говорит, что зебровые амадины обладают «латентными отклонениями, которые определяют их предрасположенность к новым мутациям, когда те внезапно возникают». Украшения, на которые сейчас полагаются зебровые амадины, вполне могут смениться какими-нибудь другими. «Эволюция не закончена», — говорит Барли.

Без этого врожденного отклика на красоту и, как результат этого, соперничества за партнеров жизнь могла бы выглядеть совсем по-другому.

И наконец, о дрозофилах

Возьмем обычных плодовых мушек — дрозофил, которые, как правило, довольно неразборчивы в половых контактах. Исследование, проведенное в 2001 году, установило, что когда самцов принуждают к моногамии, размер их тела постепенно уменьшается, и они вырабатывают меньше спермы. Так же и с самками: когда с помощью генной инженерии их делают моногамными, они становятся менее плодовитыми. Отсюда следует вывод: если бы не существовало полового отбора, секс мог бы прекратиться вовсе.

Хотя большинству из нас вряд ли доведется своими глазами увидеть танец паука-павлина или преставление райской птицы, мы, тем не менее, окружены красивыми животными, которые отчасти сформировались под воздействием полового отбора. Изрядная часть разнообразия и великолепия жизни сводится к способности животных воспринимать красоту.

«Когда вы вынуждены состязаться за партнеров и с этой целью должны быть красивы, тогда состязание придаст новое измерение эволюции этого организма», — говорит Адам Джонс.

В каком-то смысле не имеет значения тот факт, что я не слишком глубоко задумываюсь о том, почему я нахожу те или иные пейзажи или людей красивыми. Важно то, что у меня есть предпочтения как таковые, поскольку без них наша эволюционная история могла бы быть совершенно иной.

Ученые: Собаки умеют испытывать чувство ревности

Ученые доказали, что собаки испытывают ревность и это является не просто проявлением эмоций, а осознанным чувством, пишет британская The Daily Telegraph.

Впервые о собачьей ревности написал еще в своем труде «Происхождение человека» Чарльз Дарвин. Он отметил, что «все видят, как ревнивая собака, любящая своего хозяина, реагирует, если тот щедр к любому другому существу». С тех пор, как автор теории эволюции сделал это наблюдение в 1871 году, ученые спорят, могут ли животные на самом деле испытывать ревность или это является только проявлением эмоций.

Ученые калифорнийского университета полагают, что собаки становятся ревнивыми, когда видят, что их владельцы уделяют слишком много внимания их сопернику вне зависимости от того, является ли этот «соперник» одушевленным или неодушевленным. Специалисты обнаружили, что собаки гораздо чаще хватают и даже кусают своих владельцев, если считают, что исключены из объекта их привязанности.

«Наше исследование показало, что собаки не только проявляли ревнивое поведение, но и искали любую возможность, чтобы разбить связь между владельцем и кажущимся соперником», — заявила ведущий исследователь университета, профессор Кристина Харрис.

Многие люди считают, что ревность является элементом социального поведения человека, или то, что это всего лишь эмоция, которая представляется неотъемлемой частью сексуальных и романтических отношений.

«Наши результаты оспаривают эти идеи, показывая, что не только человек, но и животные, кроме нас самих, испытывают сильный стресс, когда соперник узурпирует привязанность любимого человека», — отмечается в исследовании, которое было опубликовано в журнале PLoS One.

Специалисты калифорнийского университета использовали адаптированный тест. Контролируя реакцию на поведение хозяина 36 собак в их собственных домах. Когда их владелец больше времени уделял младенцам, рожденным в семье, а также чучелу собаки, которое могло лаять и вилять хвостом, или ведру с дизайном Хэллоуина. В еще одном тесте владельцев просили общаться вслух с книгой, которая играла мелодии. Поведение собак контролировалось видеокамерами по целому ряду признаков: агрессии, лая, реакции на обращение к «соперникам».

Исследование показало, что собаки, понимая, что младенец является частью семьи, появлялись вокруг своего хозяина в два раза чаще, пытаясь подтолкнуть его или прикоснуться к нему, когда он или она проявляли ласки и заигрывали с ложной «собакой», или когда владелец показывал то же поведение по отношению к ведру. Менее агрессивное и навязчивое поведение было зафиксировано, когда хозяин общался с книгой.
Чуть менее трети собак пыталась вмешаться в отношения владельца и чучела животных, и четверть агрессивно огрызалась на «другую собаку». По мнению ученых, исследования показывают, что ревность используется собаками в качестве защиты от незваных гостей в общественных местах.

«Мы, конечно, не можем говорить о субъективных переживаниях собак, но все это выглядит, как будто они были предельно мотивированы, чтобы защитить важную социальную составляющую их отношений», — сказала профессор Харрис.

По мнению ученых, исследование поможет найти ключ к дальнейшему пониманию фактора ревности, эмоции с далеко идущими психологическими и социальными последствиями.

Могут ли кошки чувствовать и переживать? — Статьи

Содержание скрыть

Как Вы думаете, у вашей кошки есть чувства?
Большинство экспертов говорят ДА.

Хотите ли вы знать, способны ли кошки чувствовать различные эмоции? 

Мы задали этот вопрос шести профессиональным экспертам.

ДА — Основываясь на знании физиологии кошек, скорее всего, предположение о том, что кошки  чувствуют эмоции, достаточно релистично, — считает Джон С. Райт, доктор философии. — Кошки – это млекопитающие, у них сходная структура мозга, и кошачий мозг работает так же, как и человеческий мозг, поэтому ничего удивительного в этом нет. 

ДА — Уэйн Хантхозен, доктор-ветеринар, также верит в способность кошек испытывать эмоции. Хотя, шутит он, нет никакого способа, чтобы сказать наверняка, при этом не посоветовавшись с самой кошкой. При этом он подчеркивает, что в определенных ситуациях поведение наших хвостатых любимцев вполне похоже на то, как мы бы повели себя сами. Одной из самых сложных задач для владельцев кошек, считает эксперт, является понимание поведения своих питомцев. Испытываемый нашими меньшими братьями страх, к примеру, может опосредованно ими выражаться через такие действия, как упрямство или отказ.

НАВЕРНЯКА — Кошачий терапевт Кэрол Вилбоурн считает, что у кошек эмоции наверняка есть, им подвластны такие глубокие чувства, как радость, грусть или ярость. Более того, кошки всегда дают знать своему хозяину, что в чем-то нуждаются. «Кошка ведет себя так, как она себя чувствует», считает специалист. — «Конечно, кот — это не человек, но люди и кошки делятся эмоциями одинаково». Вилбоурн приводит в пример такое высшее проявление кошачьего счастья, как мурлыканье, известное буквально всем.

ДА — Кошки чувствуют все те же эмоции, что чувствуем мы, считает биолог Уоррен Экштейн.  «Они не могут реагировать таким же образом, как люди, но они испытывают точно такие же эмоции, которым мы подвержены».

Далее эксперт отметил, что большинство проблем при общении людей с их питомцами возникает потому, что их владельцы просто не понимают, что кошке присущ целый спектр эмоций, и не знают, как правильно реагировать, когда животное находится в тревоге или в депрессии. Экштейн просит потенциальных заводчиков кошек сразу рассматривать их как полноправных членов семьи, и это обстоятельство он считает главным залогом успеха. 

ВОЗМОЖНО — Напротив, Сюзанна Хеттов, доктор философии, полагает, что, вероятно, кошки действительно могут испытывать эмоции, но мы об этом можем только догадываться. Владельцы кошек вообще склонны к приписыванию человеческих эмоций поведению своей кошки. Доктор Хеттов призывает владельцев животных действовать с известной осторожностью, поскольку произвольная интерпретация поведения животных может привести к немотивированному наказанию питомца на основании убеждения, что им руководило чувство злости. Конечно же, в действительности это может быть совсем не так.  

НАВЕРНОЕ — Дебора Гурвиц, доктор ветеринарии, биолог, полагает, что кошкам присущи эмоции, но только не в той форме, как мы об этом думаем. В то же время эксперт полагает, что мотивами того или иного поведения кошек служат отдельные эмоциональные аспекты.


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

читать, слушать онлайн на Smart Reading

Последнее объятие Мамы. Чему нас учат эмоции животных (Франс де Вааль) — саммари на книгу: читать, слушать онлайн на Smart Reading

Франс де Вааль

Frans de Waal

Mama’s Last Hug: Animal Emotions and What They Tell Us about Ourselves · Frans de Waal · 2019

Текст • 33 мин

Аудио • 48 мин

Читать бесплатно 7 дней Попробовать бесплатно 7 дней

О книге

Одни в животных души не чают и готовы видеть в любых их проделках черты высшего интеллекта. Другие отказывают им не только в зачатках разума, но и в самой способности чувствовать. Правда, как всегда, посередине, и она сложнее, чем мы думали. Эмоциональный мир животных не просто не уступает человеческому в разнообразии: эмоции — то, что объединяет всех живых существ. У шимпанзе есть чувство юмора, грызунам знакома любовь до гроба, крысы обожают щекотку, рыбы могут впадать в депрессию. Все это не преувеличения, но лишь вершина огромного айсберга под названием «мир эмоций». То, что биологи уже узнали о нем, поразительно; то, что им только предстоит узнать, будоражит сознание. Прикоснитесь к этой удивительной науке!

Об авторе

Франс де Вааль — один из самых известных биологов в мире, чьи книги переведены на два десятка языков (читайте в нашей библиотеке книгу «Истоки морали. В поисках человеческого у приматов»). Профессор психологического факультета Университета Эмори, руководитель центра «Живые звенья» в Национальном центре изучения приматов в Атланте, член Национальной академии наук США и Нидерландской королевской академии наук и искусств. В 2007 году Time включил его в список ста наиболее влиятельных людей мира.

Поделиться в соцсетях

Узнайте, что такое саммари

Саммари Smart Reading — краткое изложение ключевых мыслей нехудожественной книги. Главная особенность наших саммари — глубина и содержательность: мы передаем все ценные идеи книги, ее мотивационную составляющую, сохраняем важные примеры, кейсы и даже дополняем текст комментариями, позволяющими глубже понять идеи автора.

Вы {{ pageSummarySingle_GoToTestText }} по книге «Последнее объятие Мамы. Чему нас учат эмоции животных» автора Франс де Вааль

Срок вашей подписки истек. Пожалуйста, перейдите в раздел Подписаться, чтобы оплатить подписку.

Срок вашей корпоративной подписки истек. Пожалуйста, свяжитесь с отделом продаж [email protected], чтобы оплатить подписку.

Вы успешно подписались на рассылку

Изменить пароль

Это и другие саммари доступны для наших подписчиков. Попробуйте 7 дней бесплатно или войдите в ваш аккаунт

Попробовать бесплатно

или

Войти в систему

По вопросам корпоративной подписки обращайтесь по адресу [email protected]

Вы уже купили автоматически обновляемую (рекуррентную) подписку.
По окончанию срока действия подписки — деньги будут списаны с вашей карты автоматически и подписка будет обновлена.

У вас уже есть Бессрочная подписка.

У вас уже есть Семейная подписка.

Вы успешно {{ pageTariff_successPayText }} тариф
«{{ pageTariff_PaidTariffName }}»

Смарт Ридинг

Адрес: , пер. Армянский, д. 9 стр.1, офис 309 119021 г. Москва,

Телефон:+7 495 260-14-47, Электронная почта: [email protected]

Ученые разобрались в эмоциях собак: «Как трехлетние дети»

«Он совсем как человек: все понимает, все чувствует, просто сказать не может» — такое утверждение часто можно слышать от многих владельцев собак. Порою нам кажется, что наш четвероногий друг настолько впечатлителен, отзывчив и эмоционален, что мы начинаем его очеловечивать. Но способны ли собаки чувствовать так же, как мы?

Выводы большинства исследователей, изучавших психологию и поведение собак, в этом плане одновременно и оптимистичны, и пессимистичны. Да, собаки так же, как и мы, способны испытывать эмоции. Но они у четвероногих более примитивны.

По предположениям многих ученых, интеллект собаки примерно соответствует интеллекту трехлетнего ребенка. Если пользоваться этой аналогией, то можно сказать, что пес, как и маленький ребенок, способен испытывать страх, тревогу, любовь, радость, счастье. Но вот вторичные эмоции — такие как вина, стыд, смущение, ревность, презрение, гордость и верность (в более тонком смысле, чем преданность хозяину) — собаки, как и дети до трех лет, испытывать не способны.

Но почему же тогда по возвращении владельца домой нашкодивший пес прижимает ушки или прячется под кровать, выглядывая виновато из своего укрытия? И почему после того, как его наказали или отругали, он начинает как бы подлизываться к хозяину, демонстрируя, что ему стыдно и он хочет загладить свою вину?

Доктор Сьюзан Хейзел из Университета Аделаиды (Австралия) считает, что за тысячелетия существования рядом с человеком собаки адаптировались и научились принимать виноватый вид перед своим хозяином, как только его поведение говорит о том, что он рассержен (а считывать настроение человека по мимике и жестам собаки умеют очень хорошо). Животные очень быстро понимают, что если принять позу подчинения (прижать ушки, перевернуться на спинку, начать ластиться и заглядывать в глаза человеку и т.д.), он сменит гнев на милость и наказания не последует (либо оно прекратится). Иными словами, собака будет вымаливать прощение не потому, что она чувствует свою вину и ей стыдно, а лишь с целью поменять отношение человека к ней. Причину же гнева хозяина она может и не осознавать.

Фото: pixabay.com

Ученые Будапештского университета имени Л.Этвеша провели любопытный эксперимент с участием более чем 60 домашних собак. На стол клали вкусную еду и питомца оставляли один на один с пищей, предварительно запретив брать ее. Кто-то из животных съедал еду, кто-то — нет. По возвращении человека специалисты наблюдали, как ведут себя четвероногие. Предположение о том, что собаки начинают вести себя виновато только после того, как их поругают, а не потому, что нарушили запрет, полностью подтвердилось. Более того, сами владельцы собак не могли с точностью определить по поведению своих питомцев, нарушили те запрет или нет, пока им об этом не сообщали экспериментаторы.

Шотландский специалист по поведению животных Элейн Хенли поясняет: «Чувство вины или стыда, конечно же, собакам приписывают люди. Зато животные способны реагировать на тон голоса, движения и даже запах владельца. Они распознают также и запах гнева».

Иногда позу подчинения собаки после наказания или какого-то запрета люди также ошибочно принимают за обиду питомца. Однако на самом деле это не так. Собака не обиделась, а просто по своему опыту знает, что если уйдет и ляжет в уголке, отвернувшись, сердце человека смягчится.

Могут ли наши хвостатые питомцы ревновать? Собаки — высокоорганизованные социальные существа. Но, увы, то, что мы принимаем за их ревность, лишь разновидность иерархического инстинкта. Любимого хозяина пес воспринимает прежде всего как вожака стаи (а стая — это ваша семья либо круг ваших близких друзей, постоянно находящихся в вашем доме). Любое животное знает, что вожак имеет исключительное право первым подойти к пище, занять лучшее место для отдыха и так далее. Поэтому каждый член стаи будет стремиться быть поближе к вожаку, иными словами, подняться по иерархической лестнице. У собаки это выражается, например, в стремлении залезть в кровать к хозяину, вытеснив оттуда его супругу или ребенка, требовать поиграть с ней, когда хозяин занят кем-то другим, рычать на соперника и так далее. Со стороны это выглядит комично, но объяснение у такого поведения, как видим, вполне научное.

Способны ли наши четвероногие друзья сопереживать? Во время одного из экспериментов ученые собрали собак разных пород и включили им для прослушивания разнообразные звуки.

Помимо музыки и шума животным проигрывали плач и всхлипывание человека. Удивительно, но именно на эти звуки острее всего реагировали псы. Это свидетельствует о том, что собаки четко понимают всю эмоциональную силу человеческого плача и переживают, слыша его. Возможно, даже сопереживают.

«Мы точно знаем, что у собак есть чувства. Однако о том, что конкретно они испытывают, мы пока можем только догадываться по их внешнему поведению», — констатирует Элейн Хенли.

Уважаемые читатели!

Свои вопросы и предложения направляйте на [email protected]

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27455 от 29 июля 2017

Заголовок в газете: Что чувствует собака?

Гордость и предубеждение, ненависть и страх: что (не) чувствуют коровы

Специалисты полагают, что психологическое состояние сельскохозяйственных животных напрямую влияет на их продуктивность — в данном случае, объем даваемого молока. А психологическое состояние, разумеется, зависит от того, насколько гуманно работники ферм относятся к коровам. «В научной литературе до сих пор бытует мнение, что самая распространенная эмоция животных на молочных фермах — это страх перед людьми», — пишут Дуглас и Роулинсон. Чтобы разобраться, так ли это, они провели опрос представителей 516 молочных ферм Великобритании и узнали их мнение об отношении сотрудников хозяйств к животным — лишь 21% фермеров заявили, что коровы боятся людей. При этом опрошенные согласились с тем, что люди напрямую влияют на состояние животных: если работники хорошо обращаются с коровами, это делает последних более послушными, а жестокость может снизить объем надоев. 90% респондентов полагают, что у коров есть чувства, а 78% назвали животных умными.

И наконец, самое интересное. 93% ответивших на вопросы считали, что фермеры должны «знать в лицо» всех животных в стаде, а в 46% хозяйств работники обращались к коровам по имени — и именно в этих стадах надои молока оказались выше среднего (ежегодно каждая корова давала примерно на 258 литров молока больше, чем ее безымянные соплеменники). Кэтрин Дуглас и Питер Роулинсон подчеркивают, что полученные ими данные субъективны (все-таки опрошенные заполняли анкеты самостоятельно) и требуют проверки, но общий тренд вырисовывается вполне четко: британские фермеры придерживаются мнения о том, что коровы стоят на достаточно высокой ступени развития и испытывают эмоции, а гуманное обращение с ними хорошо не только с точки зрения общечеловеческой морали, но и для финансовой выгоды. При этом авторы не исключают, что отвечавшие на вопросы фермеры могут значительно переоценивать интеллектуальный и эмоциональный потенциал коров: все же они работают с этими животными постоянно и, скорее всего, склонны очеловечивать их — так же, как мы очеловечиваем наших собак и кошек. Как бы то ни было, исследование Дуглас и Роулинсона заставляет задуматься: что же представляют из себя коровы — животные, которых мы привыкли рассматривать в качестве источника пищи?

В 2017 году американские ученые Лори Марино (основательница и исполнительный директор зоозащитного центра Kimmela) и Кристин Аллен (Университет штата Флорида) опубликовали обзорное исследование под названием «Психология коров». Марино и Аллен проанализировали научные публикации из базы статей Web of Science, посвященные исследованиям психологии, интеллекта, поведения, памяти и других особенностей крупного рогатого скота, а затем обобщили эту информацию и сделали пять общих выводов:

  1. Коровы могут запоминать и различать предметы, а также узнавать своих сородичей и людей — так, они боятся человека, который ранее обижал их.
  2. Они не только испытывают простые эмоции (такие как страх или радость), но и подвержены влиянию более сложных психологических процессов, например эмоционального заражения — эффекта, при котором психологическое состояние одних людей распространяется на других. Особенно ярко это проявляется на обширных пространствах с большим скоплением народа: например, когда толпу охватывает паника или футбольных фанатов на стадионе — агрессия.
  3. Коровы эмоционально реагируют на обучение (возбуждаются при успешном прохождении лабиринта и демонстрируют нарастающее волнение при приближении к разгадке). Более того, они осознают себя как субъектов — то есть понимают, что некоторые действия порождены их волей.
  4. Обладают индивидуальными характерами.
  5. Их коллектив имеет несколько уровней социального устройства, а сами животные учатся у сородичей, испытывают потребность во взаимодействии и общении с другими коровами, а также страдают при разлуке (например, матери с телятами).

Разумеется, работа Марино и Аллен широко освещалась в СМИ — но многие журналисты писали вовсе не о том, что фермам стоит пересмотреть стандарты содержания животных. В некоторых материалах акцент делался на том, что обывателям пора перестать воспринимать коров как будущие стейки и котлеты и, возможно, надо даже сменить пищевые привычки.

Однако, если внимательно прочесть обзор «Психология коров», можно заметить — многие выводы авторов проиллюстрированы не очень подходящими примерами и экспериментами, а логика изложения материала местами хромает. Разумеется, специалисты тотчас заметили недостатки работы и прокомментировали их.

Так, профессор Университета Святой Марии (штат Техас, США) Хизер Хилл — специалист по поведению и психологии животных — опубликовала ответ на статью Марино и Аллен. По ее мнению, «Психология коров» построена на неверных интерпретациях экспериментов, а авторы предвзяты: с самого начала они заявляют, что обитающие на фермах коровы подвергаются жестокому обращению, а затем приписывают им качества, свойственные скорее человеку.

эмоций животных: изучение страстной натуры | Бионаука

Чувствуют ли слоны радость, горе шимпанзе и депрессию, а собаки счастье и уныние? Люди расходятся во мнениях относительно природы эмоций у нечеловеческих животных (далее животных), особенно по вопросу о том, могут ли какие-либо животные, кроме людей, испытывать эмоции (Ekman 1998). Пифагорейцы давно считали, что животные испытывают тот же спектр эмоций, что и люди (Coates 1998), и текущие исследования предоставляют убедительные доказательства того, что по крайней мере некоторые животные, вероятно, испытывают полный спектр эмоций, включая страх, радость, счастье, стыд, смущение, негодование. , ревность, ярость, гнев, любовь, удовольствие, сострадание, уважение, облегчение, отвращение, печаль, отчаяние и горе (Skutch 1996, Poole 1996, 1998, Panksepp 1998, Archer 1999, Cabanac 1999, Bekoff 2000).

Выражение эмоций у животных поднимает ряд стимулирующих и сложных вопросов, которым было посвящено относительно мало систематических эмпирических исследований, особенно среди животных, находящихся на свободном выгуле. Популярные отчеты (например, Masson and McCarthy’s When Elephants Weep , 1995) повысили осведомленность об эмоциях животных, особенно среди неученых, и предоставили ученым много полезной информации для дальнейших систематических исследований. Такие книги также вызвали недовольство многих ученых за то, что они «слишком мягкие» — то есть слишком анекдотичны, вводят в заблуждение или небрежны (Fraser 1996).Однако Бургхардт (1997a), несмотря на обнаружение некоторых проблемных областей в книге Массона и Маккарти, писал: «Я предсказываю, что через несколько лет описанные здесь явления будут подтверждены, уточнены и расширены» (стр. 23). Фрейзер (1996) также отметил, что книга может служить полезным источником для мотивации будущих систематических эмпирических исследований.

Исследователи, заинтересованные в изучении пристрастий животных, задают такие вопросы, как: Испытывают ли животные эмоции? Что они чувствуют? Есть ли линия, которая четко отделяет те виды, которые испытывают эмоции, от тех, которые их не испытывают? Многие современные исследования следуют примеру Чарльза Дарвина (1872; см. Также Ekman 1998), изложенному в его книге The Expression of the Emotions in Man and Animals .Дарвин утверждал, что существует преемственность между эмоциональной жизнью людей и других животных, и что различия между многими животными заключаются в степени, а не в характере. В книге Происхождение человека и отбор в отношении пола Дарвин утверждал, что «низшие животные, как и человек, явно испытывают удовольствие и боль, счастье и несчастье» (стр. 448).

Натурализация изучения эмоций животных

Полевые исследования поведения имеют первостепенное значение для изучения эмоций животных, потому что эмоции развивались в определенных контекстах.Натурализация изучения эмоций животных предоставит более надежные данные, поскольку эмоции эволюционировали так же, как и другие поведенческие фенотипы (Panksepp 1998). Категорическое отрицание эмоций животным из-за того, что они не могут быть изучены напрямую, не является разумным аргументом против их существования. Те же опасения могут быть связаны с эволюционными объяснениями широкого спектра моделей поведения, историями, основанными на фактах, которые невозможно точно проверить.

Здесь я обсуждаю различные аспекты эмоций животных, привожу примеры, в которых исследователи приводят убедительные доказательства того, что животные испытывают разные эмоции, и предлагаю исследователям пересмотреть свою повестку дня в отношении изучения страстной природы.В частности, я предлагаю ученым уделять больше внимания анекдотам наряду с эмпирическими данными и философскими аргументами в качестве эвристики для будущих исследований. Я согласен с Панксеппом (1998), который утверждает, что все точек зрения должны быть терпимы, если они приводят к новым подходам, расширяющим человеческое понимание эмоций животных. Строгое изучение эмоций животных находится в зачаточном состоянии, и плюралистическая перспектива принесет огромную пользу исследованиям.

Моя цель — убедить скептиков в том, что для продвижения изучения эмоций животных необходимо сочетание «жесткого» и «мягкого» междисциплинарного исследования.Я утверждаю, что исследователи уже собрали достаточно доказательств (и что данные постоянно накапливаются) в поддержку аргументов о том, что по крайней мере некоторые животные имеют глубокую, богатую и сложную эмоциональную жизнь. Я также утверждаю, что те, кто утверждает, что у немногих, если вообще есть животных, глубокая, богатая и сложная эмоциональная жизнь — что они не могут испытывать такие эмоции, как радость, любовь или горе, — должны разделить бремя доказательства с теми, кто утверждает обратное.

Какие эмоции?

Эмоции можно в широком смысле определить как психологические явления, которые помогают управлять поведением и контролировать его.Тем не менее, некоторые исследователи утверждают, что слово «эмоция» настолько общее, что ускользает от какого-либо единственного определения. Действительно, отсутствие согласия по поводу того, что означает слово «эмоции», вполне могло привести к отсутствию прогресса в изучении этих эмоций. Точно так же ни одна теория эмоций не отражает сложность явлений, называемых эмоциями (Griffiths 1997, Panksepp 1998). Панксепп (1998, стр. 47ff) предлагает определять эмоции в терминах их адаптивных и интегративных функций, а не их общих входных и выходных характеристик.Важно расширить наши исследования за пределы основных физиологических механизмов, которые маскируют богатство эмоциональной жизни многих животных, и узнать больше о том, как эмоции служат им в повседневной деятельности.

В целом, как ученые, так и не ученые, похоже, сходятся во мнении, что эмоции реальны и что они чрезвычайно важны, по крайней мере, для людей и, возможно, для некоторых других животных. Хотя нет единого мнения о природе эмоций животных, нет недостатка во взглядах на эту тему.Последователи Рене Декарта и Б. Ф. Скиннера считают, что животные — это роботы, которые научились автоматически реагировать на раздражители, которым они подвергаются. Взгляд на животных как на машины так много объясняет, что они делают, что легко понять, почему многие люди приняли его.

Однако не все признают, что животные — это просто автоматы, бесчувственные создания привычки (Панксепп 1998). Почему же тогда существуют конкурирующие взгляды на природу эмоций животных? Отчасти это связано с тем, что некоторые люди рассматривают людей как уникальных животных, созданных по образу Бога.Согласно этой точке зрения, люди — единственные разумные существа, способные заниматься саморефлексией. В рамках современных научных и философских традиций до сих пор ведутся споры о том, какие животные обладают саморефлексией.

Роллин (1990) отмечает, что в конце 1800-х годов животные «потеряли рассудок». Другими словами, в попытках подражать перспективным «точным наукам», таким как физика и химия, исследователи, изучающие поведение животных, пришли к выводу, что в исследованиях эмоций и разума животных было слишком мало того, что можно было непосредственно наблюдать и измерить. , и поддающиеся проверке, и вместо этого решил сосредоточиться на поведении, потому что явные действия можно было увидеть, объективно измерить и проверить (см. также Dror 1999).

Бихевиористы, среди первых лидеров которых были Джон Б. Уотсон и Б. Ф. Скиннер, неодобрительно относятся к любым разговорам об эмоциях или психических состояниях животных (а в некоторых случаях и человека), потому что считают это ненаучным. Для бихевиористов, следующих за логическими позитивистами, только наблюдаемое поведение представляет собой достоверные научные данные. В отличие от бихевиористов, другие исследователи в области этологии, нейробиологии, эндокринологии, психологии и философии обратились к проблеме получения большего количества информации об эмоциях и сознании животных и верят, что можно изучать эмоции и умы животных (включая сознание). объективно (Allen and Bekoff 1997, Bekoff and Allen 1997, Panksepp 1998, Bekoff 2000, Hauser 2000a).

Большинство исследователей теперь полагают, что эмоции — это не просто результат некоторого состояния тела, которое приводит к действию (т. Е. Что сознательный компонент эмоции следует за телесными реакциями на стимул), как постулировали в конце 1800-х гг. Уильям Джеймс и Карл Ланге (Панксепп 1998). Джеймс и Ланге утверждали, что страх, например, приводит к из-за осознания телесных изменений (частота сердечных сокращений, температура), вызванных пугающим стимулом.

Следуя критике Уолтером Кэнноном теории Джеймса – Ланге, современные исследователи полагают, что существует ментальный компонент, который не должен следовать за реакцией тела (Panksepp 1998).Эксперименты показали, что наркотики, вызывающие телесные изменения, подобные тем, которые сопровождают эмоциональные переживания, например страх, не вызывают такого же типа сознательного переживания страха (Damasio 1994). Кроме того, некоторые эмоциональные реакции происходят быстрее, чем можно было бы предсказать, если бы они зависели от предшествующих телесных изменений, которые передаются через нервную систему в соответствующие области мозга (Damasio 1994).

Природа и нейронные основы животных страстей: первичные и вторичные эмоции

Трудно наблюдать за примечательным поведением слонов во время церемонии приветствия семьи или дружной группы, рождения нового члена семьи, игрового взаимодействия, совокупления родственника, спасения члена семьи или прибытия мужчина, и не воображайте, что они испытывают очень сильные эмоции, которые лучше всего можно описать такими словами, как радость, счастье, любовь, чувства дружбы, изобилия, веселья, удовольствия, сострадания, облегчения и уважения.(Пул 1998, стр. 90–91)

Эмоциональные состояния многих животных легко распознать. По их лицам, глазам и манерам поведения можно сделать убедительные выводы о том, что они чувствуют. Изменения мышечного тонуса, осанки, походки, выражения лица, размера глаз и взгляда, вокализации и запахов (феромонов) по отдельности и вместе указывают на эмоциональные реакции на определенные ситуации. Даже люди с небольшим опытом наблюдения за животными обычно соглашаются друг с другом в том, что, скорее всего, чувствует животное.Их интуиция подтверждается тем, что их характеристики эмоциональных состояний животных довольно точно предсказывают будущее поведение.

Первичные эмоции, которые считаются основными врожденными эмоциями, включают обобщенные быстрые рефлекторные («автоматические» или жестко запрограммированные) реакции страха и реакции «бей или беги» на стимулы, представляющие опасность. Животные могут выполнять первичную реакцию страха, такую ​​как уклонение от объекта, но им не обязательно узнавать объект, вызывающий эту реакцию. Громкие хриплые звуки, определенные запахи и летающие над головой предметы часто приводят к врожденной реакции избегания всех таких раздражителей, которые указывают на «опасность».«Естественный отбор привел к врожденным реакциям, которые имеют решающее значение для индивидуального выживания. При столкновении с опасным стимулом почти нет места для ошибки.

Первичные эмоции связаны с эволюционной старой лимбической системой (особенно с миндалевидным телом), «эмоциональной» частью мозга, названной так Полом Маклином в 1952 году (MacLean 1970, Panksepp 1998). Структуры лимбической системы и сходные эмоциональные схемы являются общими для многих разных видов и обеспечивают нейронный субстрат для первичных эмоций.В своей теории «три мозга в одном» (триединый мозг) Маклин (1970) предположил, что существует рептильный или примитивный мозг (которым обладают рыбы, земноводные, рептилии, птицы и млекопитающие), лимбический мозг или мозг палеомлекопитающих (обладающий у млекопитающих), а также неокортикальный или «рациональный» мозг новых млекопитающих (которым обладают некоторые млекопитающие, такие как приматы), все упаковано в черепную коробку. Каждый из них связан с двумя другими, но каждый также имеет свои собственные возможности. Хотя лимбическая система кажется основной областью мозга, в которой находятся многие эмоции, текущие исследования (LeDoux, 1996) показывают, что все эмоции не обязательно объединены в одну систему, и в мозгу может быть более одной эмоциональной системы. .

Вторичные эмоции — это эмоции, которые переживаются или ощущаются, оцениваются и отражаются. Вторичные эмоции вовлекают высшие мозговые центры в коре головного мозга. Хотя кажется, что большинство эмоциональных реакций генерируется бессознательно, сознание позволяет человеку устанавливать связи между чувствами и действиями и допускает изменчивость и гибкость в поведении.

Изучение разума животных: когнитивная этология

Нобелевский лауреат Нико Тинберген (1951, 1963) выделил четыре области, которыми должны заниматься этологические исследования, а именно: эволюция, адаптация (функция), причинно-следственная связь и развитие.Его схема также полезна для тех, кто интересуется познанием животных (Джеймисон и Бекоф, 1993, Аллен и Бекофф, 1997), и может использоваться для изучения эмоций животных.

Когнитивные этологи хотят знать, как развивались мозг и умственные способности — как они способствуют выживанию — и какие селективные силы привели к большому разнообразию мозга и умственных способностей, наблюдаемых у различных видов животных. По сути, когнитивные этологи хотят знать, каково быть другим животным. Чтобы спросить, каково быть другим животным, люди должны попытаться мыслить так же, как они, войти в свои миры.Занимаясь этими видами деятельности, можно многое узнать об эмоциях животных. В попытке расширить рамки Тинбергена, включив в него изучение эмоций и познания животных, Бургхардт (1997b) предложил добавить пятую область, которую он назвал частным опытом . Цель Бургхардта — понять миры восприятия и психические состояния других животных, исследование, которое Тинберген считал бесплодным, потому что он чувствовал, что невозможно узнать о субъективных или личных переживаниях животных.

Эмоции и познание

Пожалуй, самый сложный вопрос об эмоциях животных, на который нет ответа, касается того, как эмоции и познание связаны, как эмоции ощущаются или отражаются людьми и другими животными. Исследователи также не знают, какие виды способны сознательно размышлять об эмоциях, а какие нет. Комбинация эволюционного, сравнительного и развивающего подходов, изложенных Тинбергеном и Бургхардтом, в сочетании со сравнительными исследованиями нейробиологических и эндокринологических основ эмоций у различных животных, включая человека, открывает большие перспективы для будущей работы, связанной с отношениями между познанием и индивидуумами ». переживания различных эмоций.

Дамасио (1999a, 1999b) дает биологическое объяснение того, как эмоции могут ощущаться людьми. Его объяснение может также относиться к некоторым животным. Дамасио предполагает, что различные структуры мозга отображают как организм, так и внешние объекты, чтобы создать то, что он называет репрезентацией второго порядка. Такое отображение организма и объекта, скорее всего, происходит в таламусе и поясной коре головного мозга. В акте познания создается ощущение себя, и человек знает, «с кем это происходит».«Видящий» и «видимое», «мысль» и «мыслитель» — одно и то же.

Очевидно, что понимание поведения и нейробиологии необходимо, чтобы понять, как эмоции и познание связаны. Важно, чтобы исследователи узнали как можно больше о личных переживаниях, чувствах и психических состояниях животных. Вопрос о том, переживаются ли эмоции животных и каким образом, представляет собой проблему для будущих исследований.

Частные умы

Одна проблема, которая мешает исследованиям эмоций и познания животных, заключается в том, что умы других являются частными сущностями (подробное обсуждение того, что влечет за собой конфиденциальность разума других, см. Allen and Bekoff 1997, p.52ff). Таким образом, люди не имеют прямого доступа к разуму других людей, включая других людей.

Хотя это правда, что очень трудно, возможно, невозможно знать все, что нужно знать о личных или субъективных состояниях других людей, это не означает, что нельзя проводить систематические исследования поведения и нейробиологии, которые помогают нам учиться. больше о чужом сознании. К ним относятся сравнительный и эволюционный анализ (Allen and Bekoff 1997, Bekoff and Allen 1997).Тем не менее, что касается эмоций, похоже, не существует способов исследования или научных данных, достаточно убедительных, чтобы убедить некоторых скептиков в том, что другие животные обладают чем-то большим, чем некоторые основные первичные эмоции. Даже если будущие исследования продемонстрируют, что аналогичные (или аналогичные) области мозга шимпанзе или собаки проявляют ту же активность, что и человеческий мозг, когда человек сообщает, что он счастлив или грустен, некоторые скептики твердо придерживаются мнения, что это невозможно. чтобы узнать, что люди на самом деле чувствуют, и поэтому эти исследования бесплодны.Они утверждают, что только потому, что животное ведет себя «как если бы» оно было счастливым или грустным, люди не могут сказать больше, чем просто «как если бы», и такие утверждения «как если бы» не дают достаточных доказательств. Известный биолог-эволюционист Джордж Уильямс (1992, стр. 4) утверждал: «Я склонен просто исключить его [ментальную сферу] из биологического объяснения, потому что это полностью частный феномен, и биология должна иметь дело с публично доказуемым. ” (См. Также Williams 1997, где более решительно отвергается возможность изучения ментальных феноменов из биологических исследований.)

Тем не менее, многие люди, в том числе исследователи, изучающие эмоции животных, придерживаются мнения, что люди не могут быть единственными животными, испытывающими эмоции (Bekoff 2000). В самом деле, маловероятно, что вторичные эмоции развивались только у людей, а у других животных не было предшественников. Пул (1998), который изучал слонов в течение многих лет, отмечает (стр. 90): «Хотя я уверен, что слоны испытывают некоторые эмоции, которых нет у нас, и наоборот, я также считаю, что мы испытываем много общих эмоций.

Очень трудно категорически отрицать, что никакие другие животные не получают удовольствия от игры, счастливы при воссоединении или грустят из-за потери близкого друга. Представьте себе волков, когда они воссоединяются, их хвосты свободно виляют взад и вперед, а особи скулят и прыгают. Подумайте также о слонах, которые воссоединяются на праздновании приветствия, хлопают ушами, кружатся и издают звуки, известные как «приветственный гул». Точно так же подумайте о том, что чувствуют животные, когда они удаляются из своей социальной группы после смерти друга, надуваются, перестают есть и умирают.Сравнительные, эволюционные и междисциплинарные исследования могут пролить свет на природу и таксономическое распределение эмоций животных.

Чарльз Дарвин и эволюция эмоций животных

Удивительно, как часто звуки, издаваемые птицами, предполагают эмоции, которые мы могли бы испытать в подобных обстоятельствах: мягкие звуки, подобные колыбельной, при спокойном согревании яиц или птенцов; заунывные крики, беспомощно наблюдая за незваным гостем в их гнездах; резкие или скрипучие звуки при угрозе или нападении на врага … Птицы так часто реагируют на события тоном, который мы могли бы использовать, что мы подозреваем, что их эмоции похожи на наши собственные.(Skutch 1996, стр. 41–42)

Пока какое-то существо испытывает радость, состояние всех остальных существ включает в себя часть радости. (Дик 1968, стр. 31)

Чарльзу Дарвину обычно приписывают то, что он был первым ученым, уделившим серьезное внимание изучению эмоций животных. В своих книгах Происхождение видов (1859), Происхождение человека и отбор в отношении пола (1871) и Выражение эмоций у человека и животных (1872) Дарвин утверждал, что преемственность между людьми и другими животными в их эмоциональной (и познавательной) жизни; что между видами есть переходные стадии, а не большие промежутки; и что различия между многими животными — это различия в степени, а не в роде.

Дарвин применил сравнительный метод к изучению выражения эмоций. Он использовал шесть методов для изучения выражения эмоций: наблюдения за младенцами; наблюдения за сумасшедшими, которых он считал менее способными скрывать свои эмоции, чем другие взрослые; суждения о мимике, создаваемые электростимуляцией лицевых мышц; анализ картин и скульптур; межкультурные сравнения выражений и жестов, особенно людей, далеких от европейцев; и наблюдения за выражением лица животных, особенно домашних собак.

Широкий эволюционный и сравнительный подход к изучению эмоций поможет исследователям больше узнать о таксономическом распределении эмоций. Например, рептилии, такие как игуаны, максимизируют сенсорное удовольствие (Cabanac 1999, 2000, Burghardt 2000). Кабанак (1999) обнаружил, что игуаны предпочитают оставаться в тепле, а не выходить на холод за пропитанием, тогда как земноводные, такие как лягушки, не проявляют такого поведения. И рыбу тоже. Игуаны испытывают так называемую «эмоциональную лихорадку» (повышение температуры тела) и тахикардию (учащенное сердцебиение) — физиологические реакции, которые связаны с удовольствием у других позвоночных, включая людей.Кабанак постулировал, что первым умственным событием, проявившимся в сознании, была способность человека испытывать ощущения удовольствия и неудовольствия. Исследования Кабанака показывают, что рептилии испытывают основные эмоциональные состояния и что способность к эмоциональной жизни возникла у земноводных и ранних рептилий. Его выводы согласуются с некоторыми из теории триединого мозга Маклина (1970).

Радость, счастье и игра

Примеры эмоций животных изобилуют в популярной и научной литературе (Masson and McCarthy 1995, Panksepp 1998, Bekoff 2000).Социальная игра — отличный пример поведения, в котором участвуют многие животные, и которое, кажется, им безмерно нравится. Люди погружаются в деятельность, и, похоже, нет другой цели, кроме игры. Как заметил Гроос (1898), играющие животные ощущают невероятную свободу.

Животные неустанно стремятся к игре, и когда потенциальный партнер не отвечает на приглашение к игре, они часто обращаются к другому человеку (Bekoff 1972, Fagen 1981, Bekoff and Byers 1998).Определенные игровые сигналы также используются для инициирования и поддержания игры (Bekoff 1977, 1995, Allen and Bekoff 1997). Если все потенциальные партнеры откажутся от их приглашения, отдельные животные будут играть с предметами или гоняться за собственным хвостом. Настроение игры тоже заразительно; просто наблюдение за играющими животными может стимулировать игру других. Взгляните на мои полевые заметки об игре двух собак.

Джетро бежит к Зику, останавливается прямо перед ним, приседает или кланяется передними конечностями, виляет хвостом, лает и немедленно бросается на него, кусает его за шкирку и быстро качает головой из стороны в сторону, Обходит его сзади и вскакивает на него, спрыгивает, делает быстрый поклон, делает выпад в бок, хлопает его бедрами, подпрыгивает, кусает его за шею и убегает.Зик бросается в погоню за Джетро, ​​прыгает ему на спину, кусает его за морду, а затем за загривок и быстро мотает головой из стороны в сторону. Затем они борются друг с другом и расстаются всего на несколько минут. Джетро медленно подходит к Зику, протягивает лапу к голове Зика и кусает его уши. Зик встает и прыгает на спину Джетро, ​​кусает его и обхватывает за талию. Затем они падают на землю и борются ртами. Затем они гоняются друг за другом, переворачиваются и играют.

Однажды я наблюдал, как молодой лось в национальном парке Роки-Маунтин, штат Колорадо, бежит по снежному полю, прыгает в воздухе и вертится во время полета, останавливается, переводит дыхание и делает это снова и снова. Вокруг было много травы, но он выбрал снежное поле. Буйволы также будут следовать друг за другом, игриво бегать по льду и скользить по нему, возбужденно крича «Гвааа» (Canfield et al. 1998).

Кажется, труднее отрицать, что эти животные развлекались и получали удовольствие, чем признать, что им нравилось то, что они делали.Нейробиологические данные подтверждают выводы, основанные на поведенческих наблюдениях. Исследования химии игры подтверждают идею о том, что игра доставляет удовольствие. Сивий (1998; подробные сведения см. В Панксеппе 1998) показал, что дофамин (и, возможно, серотонин и норадреналин) важен для регуляции игры, и что во время игры активны большие области мозга. Крысы демонстрируют повышение активности дофамина, ожидая возможности поиграть (Siviy 1998). Панксепп (1998) также обнаружил тесную связь между опиатами и игрой и утверждает, что крысам нравится, когда их игриво щекочут.

Нейробиологические данные необходимы для того, чтобы лучше понять, действительно ли игра является субъективно приятным занятием для животных, как это кажется для людей. Выводы Сивия и Панксеппа позволяют предположить, что это так. В свете этих нейробиологических («твердых») данных о возможных нейрохимических основах различных настроений, в данном случае радости и удовольствия, скептики, утверждающие, что животные не испытывают эмоций, могут с большей вероятностью принять идею о том, что удовольствие может быть мотиватором для игровое поведение.

Горе

Никогда не забуду, как через три дня после смерти Фло Флинт медленно взобрался на высокое дерево у ручья. Он прошел вдоль одной из веток, затем остановился и замер, глядя на пустое гнездо. Минут через две он отвернулся и, как старик, спустился вниз, прошел несколько шагов, затем лег, широко распахнув глаза и глядя вперед. Гнездо было тем, которое они с Фло делили незадолго до смерти Фло… в присутствии своего старшего брата [Фигана] [Флинт], казалось, немного стряхнул с себя депрессию.Но затем он внезапно покинул группу и помчался обратно к тому месту, где умерла Фло, и там погрузился в еще более глубокую депрессию … Флинт становился все более вялым, отказывался от еды и, ослабив таким образом иммунную систему, заболел. В последний раз, когда я видел его живым, он был изможденным и совершенно подавленным, с выпавшими глазами, забился в зарослях недалеко от того места, где умер Фло … последнее короткое путешествие, которое он совершил, делая паузы для отдыха каждые несколько футов, было к тому самому месту, где Тело Фло лежало. Там он пробыл несколько часов, иногда глядя в воду.Он боролся еще немного, затем свернулся калачиком — и больше не двинулся с места. (Goodall 1990, стр. 196–197)

Многие животные выражают горе из-за потери или отсутствия близкого друга или любимого человека. Одно яркое описание выражения горя предлагается выше — Гудолл (1990) наблюдает за Флинтом, восьми с половиной летним шимпанзе, который уходит из своей группы, прекращает кормиться и, наконец, умирает после того, как его мать Фло умерла. Нобелевский лауреат Конрад Лоренц наблюдал горе у гусей, которое было похоже на горе маленьких детей.Он представил следующее описание гусиной скорби: «Серый гусь, потерявший своего партнера, показывает все симптомы, которые Джон Боулби описал у маленьких человеческих детей в своей знаменитой книге Infant Grief … глаза глубоко погружаются в глазницы, а человек имеет общий опыт опускания головы, буквально позволяя ему повесить голову… » (Лоренц, 1991, стр. 251).

Другие примеры горя приводятся в Bekoff (2000). Матери морских львов, наблюдая за тем, как их детенышей едят косатки, устрашающе визжат и жалобно плачут, оплакивая свою потерю.Также были замечены дельфины, пытающиеся спасти мертвого младенца. Было замечено, что слоны в течение нескольких дней охраняют мертворожденного ребенка с опущенной головой и ушами, тихо и медленно двигаются, как будто они в депрессии. Слоны-сироты, видевшие, как убивают их матерей, часто просыпаются с криком. Пул (1998) утверждает, что горе и депрессия у слонов-сирот — это реальное явление. МакКоннери (цитируется в McRae 2000, стр. 86) отмечает травмированных осиротевших горилл: «Свет в их глазах просто гаснет, и они умирают.«Чтобы узнать больше о субъективной природе горя животных, необходимы сравнительные исследования в области нейробиологии, эндокринологии и поведения.

Романтическая любовь

Ухаживание и спаривание — два вида деятельности, которыми регулярно занимаются многие животные. Многие животные, кажется, влюбляются друг в друга так же, как и люди. Генрих (1999) придерживается мнения, что вороны влюбляются. Он пишет (Heinrich 1999, стр. 341): «Поскольку вороны имеют давних партнеров, я подозреваю, что они влюбляются, как и мы, просто потому, что для поддержания долговременных парных связей требуется некое внутреннее вознаграждение.«У многих видов романтическая любовь постепенно развивается между потенциальными партнерами. Как будто партнеры должны доказать свою ценность другому, прежде чем они завершат свои отношения.

Вюрсиг (2000) описал ухаживания южных китов у полуострова Валдис, Аргентина. Во время ухаживания Афро (самка) и Бутч (самец) непрерывно касались ласт, начинали медленное ласковое движение ими, перекатывались друг к другу, на короткое время зажимали оба набора ласт, как в объятии, а затем перекатывались вверх, лежа бок о бок. -боковая сторона.Затем они поплыли бок о бок, соприкоснувшись, всплыв и нырнув в унисон. Вюрсиг следовал за Бутчем и Афро около часа, в течение которого они продолжали свое трудное путешествие. Вюрсиг считает, что Афро и Бутч сильно увлеклись друг другом и, по крайней мере, у них появилось ощущение «загара», когда они плыли. Он спрашивает, разве это не любовь левиафана?

Многие вещи сойдутся в людях за любовь, но мы не отрицаем ее существования и не колеблемся сказать, что люди способны влюбляться.Маловероятно, что романтическая любовь (или какие-либо эмоции) впервые появилась у людей, а у животных не было эволюционных предшественников. Действительно, в основе любви лежат общие системы мозга и гомологичные химические вещества, общие для людей и животных (Panksepp 1998). Наличие этих нервных путей предполагает, что если люди могут испытывать романтическую любовь, то по крайней мере некоторые другие животные также испытывают эту эмоцию.

Смущение

Некоторые животные чувствуют смущение; то есть надеются скрыть какое-то событие и сопутствующие ему чувства.Goodall (2000) наблюдал у шимпанзе то, что можно было бы назвать смущением. Когда старшему ребенку Фифи, Фрейду, было пять с половиной лет, его дядя, брат Фифи Фиган, был альфа-самцом сообщества шимпанзе. Фрейд всегда следовал за Фиганом; он боготворил большого мужчину. Однажды, пока Фифи ухаживала за Фиганом, Фрейд залез на тонкий стебель дикого подорожника. Достигнув зеленой кроны, он начал дико раскачиваться взад и вперед. Если бы он был человеческим ребенком, мы бы сказали, что он выпендривается.Внезапно стебель сломался, и Фрейд упал в высокую траву. Он не пострадал. Он приземлился рядом с Гудоллом, и, когда его голова показалась из травы, она увидела, как он посмотрел на Фигана — заметил ли он? Если да, то он не обращал внимания, а продолжал ухаживать за собой. Фрейд очень тихо залез на другое дерево и начал кормить.

Хаузер (2000b) наблюдал то, что можно было бы назвать смущением у самца макаки-резус. После совокупления самец отпрянул и случайно упал в канаву. Он встал и быстро огляделся.Почувствовав, что никакие другие обезьяны не видят его падения, он двинулся прочь, высоко подняв спину, голову и хвост, как ни в чем не бывало. И снова необходимы сравнительные исследования в области нейробиологии, эндокринологии и поведения, чтобы больше узнать о субъективной природе смущения.

Изучение эмоций животных

Лучший способ узнать об эмоциональной жизни животных — это потратить значительное время на их тщательное изучение — провести сравнительные и эволюционные этологические, нейробиологические и эндокринологические исследования — и противостоять заявлениям критиков о том, что антропоморфизму нет места в этих усилиях.Утверждение, что нельзя понять слонов, дельфинов или других животных, потому что мы не «одни из них», никуда не уходит. Важно попытаться узнать, как животные живут в своих мирах, чтобы понять их точки зрения (Allen and Bekoff 1997, Hughes 1999). Животные развивались в конкретных и уникальных ситуациях, и их жизнь обесценивается, если мы только пытаемся понять их с нашей собственной точки зрения. Безусловно, получить такие знания сложно, но возможно. Возможно, так мало продвинулось в изучении эмоций животных из-за страха оказаться «ненаучным».В ответ на мое приглашение написать эссе для моей будущей книги об эмоциях животных (Bekoff, 2000), один коллега написал: «Я не уверен, что я могу создать, но это определенно не будет научным. И я просто не уверен, что могу сказать. Я не изучал животных в естественных условиях и, хотя меня интересуют эмоции, я «заметил» немногих. Дай мне подумать об этом ». С другой стороны, многие другие ученые очень хотели внести свой вклад. Они считали, что могут быть научными и в то же время использовать другие типы данных, чтобы узнать об эмоциях животных; то есть, что ученым разрешено писать о сердечных делах (хотя, по крайней мере, у одного выдающегося биолога возникли проблемы с публикацией такого материала; Heinrich 1999, p.322).

Биоцентрический антропоморфизм и анекдот: расширяя науку с осторожностью

… мы обязаны признать, что всякая психическая интерпретация поведения животных должна основываться на аналогии с человеческим опытом…. Хотим мы или нет, мы должны быть антропоморфными в представлениях, которые мы формируем о том, что происходит в сознании животного. (Washburn 1909, стр. 13)

То, как люди описывают и объясняют поведение других животных, ограничивается языком, на котором они говорят о вещах в целом.Участвуя в антропоморфизме — используя человеческие термины для объяснения эмоций или чувств животных — люди делают миры других животных доступными для себя (Allen and Bekoff 1997, Bekoff and Allen 1997, Crist 1999). Но это не означает, что другие животные счастливы или грустны так же, как люди (или даже другие сородичи) счастливы или грустны. Конечно, я не могу быть абсолютно уверен в том, что Джетро, ​​моя собака-компаньон, счастлив, грустит, зол, расстроен или влюблен, но эти слова служат для объяснения того, что он может чувствовать.Однако простое контекстное упоминание о возбуждении разных нейронов или активности разных мышц в отсутствие поведенческой информации и контекста недостаточно информативно. Использование антропоморфного языка не должно сбрасывать со счетов точку зрения животного. Антропоморфизм позволяет нам быть доступными поведению и эмоциям других животных. Таким образом, я утверждаю, что мы можем быть биоцентрически антропоморфными и заниматься строгой наукой.

Чтобы сделать использование антропоморфизма и анекдота более приемлемым для тех, кто испытывает дискомфорт при описании животных такими словами, как счастье, грусть, депрессия или ревность, или для тех, кто не думает, что простые рассказы о животных действительно дают много полезной информации, Бургхардт (1991) предложили понятие «критический антропоморфизм», в котором различные источники информации используются для генерации идей, которые могут быть полезны в будущих исследованиях.Эти источники включают естественную историю, восприятие людей, интуицию, чувства, подробные описания поведения, идентификацию с животным, модели оптимизации и предыдущие исследования. Тимберлейк (1999) предложил новый термин «теоморфизм», чтобы увести нас от ловушек антропоморфизма. Теоморфизм ориентирован на животных и «основан на конвергентной информации из поведения, физиологии и результатов экспериментальных манипуляций» (Timberlake 1999, p. 256). Теоморфизм по сути является «критическим антропоморфизмом» и не помогает нам преодолеть окончательную необходимость использования человеческих терминов для объяснения поведения и эмоций животных.

Бургхардт и другие чувствуют себя комфортно, внимательно расширяя науку, чтобы лучше понять других животных. Однако Бургхардт и другие ученые, открыто поддерживающие полезность антропоморфизма, не одиноки (см. Crist 1999). Некоторые ученые, как указывает Роллин (1989), очень комфортно приписывают человеческие эмоции, например, животным-компаньонам, с которыми они живут в своих домах. Эти исследователи рассказывают истории о том, насколько счастлив Фидо (собака), когда они приходят домой, как грустно выглядит Фидо, когда они оставляют его дома или забирают жевательную кость, как Фидо скучает по своим приятелям или насколько умен Фидо, чтобы понять как обойти препятствие.Тем не менее, когда те же ученые входят в их лаборатории, собаки (и другие животные) становятся объектами, и разговоры о своей эмоциональной жизни или о том, насколько они умны, являются табу.

Один из ответов на вопрос о том, почему собаки (и другие животные) по-разному рассматриваются «на работе» и «дома», заключается в том, что «на работе» собаки подвергаются широкому спектру методов лечения, которым было бы трудно управлять. товарищ. Это подтверждается недавними исследованиями. Основываясь на серии интервью с практикующими учеными, Филлипс (1994, стр.119) сообщил, что многие из них создают «особую категорию животных,« лабораторное животное », которая контрастирует с именуемыми животными (например, домашними животными) во всех основных аспектах… кошка или собака в лаборатории воспринимаются исследователями как онтологически разные. от домашней собаки или кошки дома ».

Важность плюралистических междисциплинарных исследований: «жесткая» наука встречается с «мягкой» наукой

Широкая и мотивированная атака на изучение эмоций животных потребует, чтобы исследователи в различных областях — этологии, нейробиологии, эндокринологии, психологии и философии — скоординировали свои усилия.Ни одна дисциплина не сможет ответить на все важные вопросы, которые еще предстоит решить при изучении эмоций животных. Лабораторные ученые, полевые исследователи и философы должны обмениваться данными и идеями. Действительно, некоторые биологи вступили в серьезный диалог с философами, а некоторые философы участвовали в полевых исследованиях (Allen and Bekoff 1997). В результате этого сотрудничества каждый из них испытал на себе взгляды других и основания для различных аргументов, которые предлагаются в отношении эмоций и когнитивных способностей животных.Междисциплинарные исследования — это скорее правило, чем исключение во многих научных дисциплинах, и нет оснований полагать, что такого рода усилия не помогут нам узнать значительно больше об эмоциональной жизни животных.

Будущие исследования должны быть сосредоточены на широком спектре таксонов, а не только на тех животных, с которыми мы знакомы (например, животные-компаньоны) или на тех, с кем мы тесно связаны (нечеловеческие приматы), животных, с которыми многие из нам свободно приписывают второстепенные эмоции и самые разные настроения.Можно собрать много информации о животных-компаньонах, с которыми мы так хорошо знакомы, прежде всего потому, что мы так хорошо с ними знакомы (Sheldrake 1995, 1999). Также необходимо учитывать межвидовые различия в выражении эмоций и, возможно, в том, как они себя чувствуют. Даже если радость и горе у собак — это не то же самое, что радость и горе у шимпанзе, слонов или людей, это не означает, что не существует таких вещей, как радость собаки, горе собаки, радость шимпанзе или горе слона. Даже дикие животные и их домашние родственники могут отличаться по характеру своей эмоциональной жизни.

Многие люди считают, что экспериментальные исследования в таких областях, как нейробиология, представляют собой более надежную работу и генерируют более полезные («достоверные») данные, чем, скажем, этологические исследования, в которых за животными «просто» наблюдают. Однако исследования, которые уменьшают и сводят к минимуму поведение животных и эмоции животных до нервных импульсов, движений мышц и гормональных эффектов, вряд ли приблизят нас к пониманию эмоций животных. Заключение о том, что мы узнаем больше, если не все, что мы когда-либо сможем узнать об эмоциях животных, когда мы выясним нейронные схемы или гормональные основы определенных эмоций, приведет к неполным и, возможно, вводящим в заблуждение представлениям об истинной природе эмоций животных и человека.

Все исследования заключаются в переходе от имеющихся данных к выводам, которые мы делаем, пытаясь понять сложность эмоций животных, и каждое из них имеет свои преимущества и недостатки. Часто исследования поведения содержащихся в неволе животных и нейробиологические исследования контролируются таким образом, что дают ложные результаты, касающиеся социального поведения и эмоций, поскольку животных изучают в искусственной и бедной социальной и физической среде. Сами эксперименты могут поставить людей в совершенно неестественные ситуации.Действительно, некоторые исследователи обнаружили, что многие лабораторные животные настолько подвержены стрессу от жизни в неволе, что данные об эмоциях и других аспектах поведенческой физиологии искажаются с самого начала (Poole 1997).

Полевые работы также могут быть проблематичными. Он может быть слишком неконтролируемым, чтобы можно было сделать надежные выводы. Трудно следить за известными людьми, и многое из того, что они делают, невозможно увидеть. Однако можно оснастить животных, находящихся на свободе, устройствами, которые могут передавать информацию об индивидуальной идентичности, частоте сердечных сокращений, температуре тела и движениях глаз, когда животные занимаются своей повседневной деятельностью.Эта информация помогает исследователям узнать больше о тесной взаимосвязи между эмоциональной жизнью животных и поведенческими и физиологическими факторами, которые связаны с этими эмоциями.

Важно, чтобы исследователи имели непосредственный опыт работы с изучаемыми животными. Альтернативы этологическим исследованиям нет. Хотя нейробиологические данные (включая изображения головного мозга) очень полезны для понимания механизмов, лежащих в основе поведенческих паттернов, на основании которых делаются выводы об эмоциях, поведение является первичным; нейронные системы подчиняют поведение (Allen and Bekoff 1997).В отсутствие подробной информации о поведении, особенно о поведении диких животных, живущих в среде, в которой они эволюционировали или в которой они сейчас проживают, любая теория эмоций животных будет неполной. Без подробной информации о поведении и глубокого понимания сложностей и нюансов бесчисленного множества способов, которыми животные выражают то, что они чувствуют, мы никогда не сможем справиться с проблемами, которые перед нами стоят.

Разделение бремени доказывания

В будущем от скептиков следует потребовать серьезно отстаивать свою позицию и разделить бремя доказывания с теми, кто согласен с тем, что многие животные действительно испытывают бесчисленные эмоции.Больше не будет приемлемо утверждать, что «да, шимпанзе или вороны кажутся , чтобы любить друг друга» или что «слоны кажутся , чтобы чувствовать горе», а затем приводить бесчисленные причины — «мы никогда не можем на самом деле знать, что животные чувствовать эмоции »- почему этого не может быть. Объяснения существования эмоций животных часто имеют такое же хорошее основание, как и многие другие объяснения, которые мы с готовностью принимаем (например, утверждения об эволюции, которые невозможно строго проверить). Я и другие с готовностью соглашаемся с тем, что в некоторых случаях эмоции, которые мы приписываем животным (и людям), могут не быть реалистичными картинами их внутренней жизни (выраженными в явном поведении и, возможно, подтвержденными нейробиологическими данными), но в других случаях они вполне могут быть быть.

Существует также проблема согласования «здравого смысла» с данными этологических, нейробиологических и эндокринологических исследований и философскими аргументами. Многие отрасли науки используют анекдоты для разработки исследовательских проектов, которые производят «данные» (множественное число от анекдота — данные). Если позволить историям об эмоциях животных мотивировать исследования, которые начинаются с предположения, что многие другие животные имеют богатую эмоциональную жизнь, это поможет нам узнать о них больше. Мы действительно можем задавать такие вопросы, как любят животные друг друга, оплакивают ли они потерю друзей и любимых, обижаются ли они на других или могут ли они смущаться (Bekoff 2000).

Встреча с дьяволом

Панксепп (1998) предлагает полезный мысленный эксперимент в конце своего энциклопедического обзора эмоций. Представьте, что вы стоите перед выбором дьявола относительно существования животных эмоций. Вы должны правильно ответить на вопрос, испытывали ли другие млекопитающие внутренние эмоциональные чувства. Если вы дадите неправильный ответ, вы последуете за дьяволом домой. Другими словами, ставки высоки. Панксепп спрашивает, сколько ученых при таких обстоятельствах отрицали бы наличие чувств по крайней мере у некоторых животных.Наверное, немногие.

Непростое будущее

Чтобы подтвердить, например, что гребешки «ничего не осознают», что они избегают пути потенциальных хищников, не испытывая их как таковых, и когда они не могут этого сделать, их съедают заживо, не испытывая (вполне возможно) боль »… значит перескочить за рамки строгой науки в лабиринт необоснованных предположений, принимая человеческое невежество за человеческое знание. (Sheets-Johnstone 1998, стр. 291)

Очевидно, что существует много разногласий по поводу эмоциональной жизни других животных.Следующие вопросы можно использовать, чтобы подготовить почву для изучения эволюции и выражения эмоций животных: Наше настроение движет нами, так почему бы не другим животным? Эмоции помогают нам управлять и регулировать наши отношения с другими, так почему бы не с другими животными? Эмоции важны для человека, чтобы адаптироваться к конкретным обстоятельствам, так почему бы не другим животным? Эмоции — неотъемлемая часть человеческой жизни, так почему бы не для других животных?

Текущие исследования показывают, что ни одна теория эмоций не может объяснить все психологические явления, которые называются «эмоциями».Панксепп утверждает (1998, стр. 7): «Чтобы понять основные эмоциональные операционные системы мозга, мы должны начать соотносить неполные наборы неврологических фактов с плохо изученными психологическими явлениями, которые возникают в результате многих взаимодействующих действий мозга». Нет сомнений в том, что существует преемственность между нейроповеденческими системами, лежащими в основе человеческих и нечеловеческих эмоций, что различия между человеческими и животными эмоциями во многих случаях являются различиями в степени, а не по характеру.

Оставаясь открытым для идеи, что многие животные имеют богатую эмоциональную жизнь, даже если мы ошибаемся в некоторых случаях, мало что теряется. Закрыв дверь, исключающую возможность того, что многие животные имеют богатую эмоциональную жизнь, даже если они сильно отличаются от нашей собственной или от животных, с которыми мы наиболее знакомы, мы потеряем прекрасные возможности узнать о жизни животных, с которыми мы живем. мы живем на этой чудесной планете.

В будущем будет много проблем и, возможно, сюрпризов для тех, кто хочет больше узнать об эмоциях животных.Строгое изучение эмоций животных потребует использования самых лучших ресурсов. Эти ресурсы включают исследователей в различных научных дисциплинах, которые предоставляют «достоверные данные» и анекдоты (Bekoff 2000), других ученых, изучающих животных, неакадемиков, которые наблюдают за животными и рассказывают истории, а также самих животных. В изучении эмоций животных есть много возможностей для твердой и мягкой науки. Есть много миров за пределами человеческого опыта. Нет ничего лучше, чем слушать других животных и иметь непосредственный опыт общения с ними.

Благодарности

Я благодарю Колина Аллена за комментарии к черновику этого эссе и Джейн Гудолл за обсуждение со мной многих из этих вопросов. Бернард Роллин, Дональд Гриффин, Ребекка Часан, Дженис Мур, Стив Сиви и анонимный рецензент предоставили множество полезных комментариев, за которые я глубоко благодарен.

Цитированные источники

.

1997

.

Виды разума: философия и биология когнитивной этологии.

.

1999

.

Природа горя: эволюция и психология реакций на потерю.

.

1972

.

Развитие социального взаимодействия, игры и метакоммуникации у млекопитающих: этологическая перспектива.

Ежеквартальный обзор биологии

47

:

412

434

.

1977

.

Социальная коммуникация у собак: свидетельства эволюции стереотипного представления у млекопитающих.

Наука

197

:

1097

1099

.

1995

.

Игровые сигналы как знаки препинания: Структура социальной игры у собак.

Поведение

132

:

419

429

. .

2000

.

Улыбка дельфина: замечательные рассказы об эмоциях животных.

.

.

1997

.

Когнитивная этология: Убийцы, скептики и сторонники.

.

313

334

. .

Антропоморфизм, анекдоты и животные: новая одежда императора?

.

.

.

1998 год

.

Игры с животными: эволюционный, сравнительный и экологический подходы.

.

1991

.

Когнитивная этология и критический антропоморфизм: Змея с двумя головами и свирепые змеи, притворяющиеся мертвыми.

.

53

90

..

Когнитивная этология: умы других животных — очерки в честь Дональда Р. Гриффина

.

1997a

.

Будет ли Дарвин плакать? Обзор книги Массона и Маккарти «Когда слоны плачут: эмоциональная жизнь животных».

Современная психология

42

:

21

23

.

1997b

.

Поправки к Тинбергену: пятая цель этологии.

.

254

276

. .

Антропоморфизм, анекдоты и животные: новая одежда императора?

2000

.

Оставаться рядом.

.

163

165

. .

Улыбка дельфина: замечательные рассказы об эмоциях животных

.

1999

.

Эмоции и филогения.

Журнал исследований сознания

6

:

176

190

.

2000

.

В лихорадке.

.

194

197

. .

Улыбка дельфина: замечательные рассказы об эмоциях животных

.

.

1998

.

Куриный суп для души любителя домашних животных.

.

1998 год

.

Природа: Западные взгляды с древних времен.

.

1999

.

Образы животных: антропоморфизм и животный разум.

.

1859

.

О происхождении видов путем естественного отбора.

.

1871

.

Происхождение человека и отбор в отношении пола.

.

1872

.

Выражение эмоций у человека и животных.

. .

1994

.

Ошибка Декарта: эмоции, разум и человеческий мозг.

.

1999а

.

Как мозг создает разум.

Scientific American

281

:

112

117

.

1999b

.

Чувство происходящего: тело и эмоции в становлении сознания.

.

1968

.

Мечтают ли андроиды об электрических овцах ?.

.

1999

.

Эффект эксперимента: поворот к эмоциям в англо-американской физиологии, 1900–1940 гг.

Isis

90

:

205

237

.

1998 год

.

Введение в книгу Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных».

. .

1981

.

Игровое поведение животных.

.

1996

.

Рецензия на книгу Массона и Маккарти «Когда слоны плачут: эмоциональная жизнь животных».

Поведение животных

51

:

1190

1193

.

2000

.

Гордость предшествует падению.

.

166

167

. .

Улыбка дельфина: замечательные рассказы об эмоциях животных

.

1898

.

Игра животных.

.

1997

.

Что такое эмоции на самом деле: проблема психологических категорий.

.

2000б

.

Если бы обезьяны могли покраснеть.

.

200

201

. .

Улыбка дельфина: замечательные рассказы об эмоциях животных

.

1999

.

Разум ворона: исследования и приключения с птицами-волками.

.

1999

.

Сенсорная экзотика: мир за пределами человеческого опыта.

.

.

1993

.

О целях и методах когнитивной этологии.

Ассоциация философии науки

2

:

110

124

.

1996

.

Эмоциональный мозг: таинственные основы эмоциональной жизни.

.

1991

.

Вот я — где ты ?.

.

1970

.

Триединый мозг в эволюции: роль в палеоцеребральных функциях.

.

.

1995

.

Когда слоны плачут: эмоциональная жизнь животных.

.

2000

.

Осиротевшие гориллы Центральной Африки: выживут ли они в дикой природе ?.

National Geographic

197

:

2

84

97

.

1998 год

.

Аффективная неврология.

.

1994

.

Имена собственные и социальная конструкция биографии: Отрицательный случай лабораторных животных.

Качественная социология

17

:

119

142

.

1996

.

Достигнув совершеннолетия со слонами: мемуары.

.

1998 год

.

Исследование общего между нами и слонами.

Etica & Animali

(9/98)

:

85

110

.

1997

.

Счастливые животные — хорошая наука.

Лабораторные животные

31

:

116

124

.

1989

.

Незаметный крик: сознание животных, боль животных и наука.

.

1990

.

Как животные потеряли рассудок: мышление животных и научная идеология.

.

375

393

. .

Интерпретация и объяснение в исследовании поведения животных: Vol. I, Интерпретация, намерение и коммуникация

.

1998 год

.

Сознание: Естественная история.

Журнал исследований сознания

5

:

260

294

.

1995

.

Семь экспериментов, которые могут изменить мир.

.

1999

.

Собаки, которые знают, когда их хозяева возвращаются домой, и другие необъяснимые способности животных.

.

1998 год

.

Нейробиологические основы игрового поведения: взгляд на структуру и функции игривости млекопитающих.

.

221

242

. .

Игры с животными: эволюционная, сравнительная и экологическая перспективы

.

1996

.

Умы птиц.

.

1999

.

Биологический бихевиоризм.

.

243

284

. .

Справочник по поведенческому поведению

.

1951

.

Исследование инстинкта.

.

1963

.

О целях и методах этологии.

Zeitschrift für Tierpsychologie

20

:

410

433

.

1909

.

Животный разум: Учебник сравнительной психологии.

.

1992

.

Естественный отбор: области, уровни и проблемы.

.

1997

.

Свечение Пони Фиш.

.

2000

.

Любовь Левиафана.

.

62

65

. .

Улыбка дельфина: замечательные рассказы об эмоциях животных

.

Текущее междисциплинарное исследование предоставляет убедительные доказательства того, что многие животные испытывают такие эмоции, как радость, страх, любовь, отчаяние и горе, — мы не одни. , ОТЧАЯНИЕ И СЧАСТЬЯ — МЫ НЕ ОДНИ

© 2000 Американский институт биологических наук

Да, животные думают и чувствуют.Вот откуда мы знаем

Чувствуют ли животные сочувствие? Есть ли у слона сознание? Может ли собака планировать заранее? Вот некоторые из вопросов, которые отмеченный наградами писатель-эколог Карл Сафина задает в своей новой книге « За гранью слов: как животные думают и чувствуют» .

Разбегая по всему миру, от национального парка Амбросели в Кении до тихоокеанского северо-запада, он показывает нам, почему важно осознавать сознание животных и как новые захватывающие открытия в области мозга разрушают барьеры между нами и другими людьми. животные, не относящиеся к человеку.

Выступая из Университета Стоуни-Брук на Лонг-Айленде, штат Нью-Йорк, где он является приглашенным профессором в школе журналистики, он объясняет, как слоны обычно проявляют сочувствие; почему необходимо прекратить подводные испытания ВМС США на северо-западе Тихого океана; и как его собственные собаки подтверждают его теории.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

В вашей книге говорится, что у животных мыслительные процессы, эмоции и социальные связи так же важны для них, как и для нас.Почему это важно знать?

Важно знать, с кем мы здесь, на Земле. Мы говорим о сохранении животных цифрами, но это всего лишь цифры. Всю жизнь наблюдая за животными, меня всегда поражало, насколько они похожи на нас. Меня всегда трогали их связи и впечатляли, а иногда и пугали их эмоции.

Жизнь животных очень ярка. Во многих случаях они знают, кто они. Они знают, кто их друзья, а кто их соперники.У них есть стремление к более высокому статусу. Они соревнуются. Их жизнь идет по дуге карьеры, как и наша. Мы оба стараемся выжить, добывать пищу и кров, вырастить детей для следующего поколения. В этом отношении животные ничем не отличаются от нас, и я думаю, что их присутствие здесь, на Земле, чрезвычайно обогащает.

Вы заявляете, что сознание — это не просто человеческий опыт, и цитируете Кембриджскую декларацию сознания

, подготовленную в 2012 году. Расскажите нам об этой новой интерпретации и о том, как она относится к нашим собратьям.

Проблема сознания, как и многие другие аспекты поведения животных, сбивает с толку из-за отсутствия определений, с которыми люди согласны. Мы склонны использовать слово «сознание» для обозначения множества разных вещей. Некоторые люди говорят, что если вы можете планировать на годы вперед, это показывает сознание, но это всего лишь планирование.

Если у вас есть ментальный опыт, значит, вы в сознании. На самом деле вопрос в том, есть ли у других видов ментальные переживания или они ощущают вещи, не имея никакого ощущения того, что они испытывают? Как датчик движения воспринимает движение, но, вероятно, не ощущает его.Животные реагируют — они реагируют на движение: борьба, бегство или любопытство.

Мне кажется невероятным, что до сих пор ведутся споры о том, обладают ли животные сознанием, и даже споры о том, могут ли люди знать, что животные обладают сознанием. Если вы понаблюдаете за млекопитающими или даже птицами, вы увидите, как они реагируют на мир. Они играют. Они напуганы, когда есть опасность. Они расслабляются, когда все хорошо. Нам кажется нелогичным думать, что животные могут не иметь в уме сознательного переживания игры, сна, страха или любви.

Собаки, говорит автор, точно знают, кто мы, и часто очень, очень счастливы, как и этот лабрадор-ретривер из Мусхед-Лейк, штат Мэн.

Фотография Хизер Перри, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Так почему же многие ученые против идеи, что животные обладают сознанием?

Вначале почти не было неврологии, ничего не было известно о том, как работают психические процессы.Поведение животных основывалось на баснях, что лисы умны, а черепахи настойчивы. Поэтому ученые сказали: «Все, что мы можем знать о животных, основано на том, что они делают. Мы можем только описать то, что они делают. Мы ничего не можем знать об их мыслях «. К сожалению, это превратилось в смирительную рубашку предположения, что, если мы ничего не можем знать об их сознании, мы не можем подтвердить сознание.

Между тем люди десятилетиями наблюдали за дикими животными. Люди, которые наблюдают за дикими животными, не сомневаются, в сознании они или нет, потому что мы видим невероятные замыслы поведения и широкий спектр личностей.Я говорю о позвоночных: млекопитающих, таких как слоны и кошки, а также о птицах.

Совершенно очевидно, что животные сознательны для тех, кто за ними наблюдает. Они должны быть для того, чтобы делать то, что они делают, и делать выбор, который они делают, и использовать суждения, которые они используют. Однако в лабораториях сохраняется догма: не предполагайте, что животные думают и испытывают эмоции, — а многие ученые настаивают на том, что это не так.

С публикой, я думаю, все иначе. Многие люди просто предполагают, что животные действуют осознанно, и основывают свои убеждения на собственных домашних животных или домашних животных.Другие люди не хотят, чтобы животные были в сознании, потому что это помогает нам делать с животными то, что было бы трудно сделать, если бы мы знали, что они несчастны и страдают.

Слоны играют в Дамараленде, Намибия. «Исследователи десятилетиями наблюдают за этими существами и видят людей», — пишет автор Карл Сарафина.

Фотография Майкла Полиза, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Мне нравится, как вы раскрываете важные аспекты игры в животном мире и взаимоотношениях между взрослыми и детьми, которые так похожи на наши.

Когда люди видят диких животных, они чувствуют себя счастливыми, когда видят слонов, или они могут отправиться в Йеллоустон и увидеть диких волков. Исследователи десятилетиями наблюдают за этими существами и видят людей. Многие исследователи называют животных именами и узнают разные личности. Некоторые смелые; некоторые застенчивы. Некоторые более агрессивны; некоторые более мягкие; некоторые младенцы гораздо напористее.

Они видят, что матери-новички не так уверены в том, что им делать, а опытные матери более расслаблены и уверены в себе.Они видят, что некоторые волки очень напористы и агрессивны, а другие — сдерживаются. Если происходит драка, одни волки убивают других волков, а другие — нет, даже когда они побеждают их в драке.

То, что вы видите, когда действительно знакомитесь с дикими животными, очень отличается от случайного наблюдения. Если бы вы видели, как люди ничего не делают, кроме питья воды или бегают по полю, подумаете ли вы, что это все, что нужно для людей? Если вы знаете людей, пьющих воду или бегающих вокруг, у вас будет другой опыт наблюдения за ними.

Мать-горбатый кит и детеныш ныряют в тихоокеанских водах у берегов Мауи. Существует документальное свидетельство того, как горбатый скатился с тюленем на спине в сторону от нападения косаток.

Фотография Уолкотта Генри, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Сочувствие — еще одна общая черта животных и людей. Не могли бы вы рассказать нам больше о том, как животные проявляют сочувствие в чрезвычайных обстоятельствах — как к людям, так и к другим животным?

Многие люди думают, что сочувствие — это особая эмоция, которую проявляют только люди.Но многие животные сочувствуют друг другу. Есть задокументированные истории о слонах, которые находили пропавших без вести. В одном случае старая женщина, которая плохо видела, потерялась, и на следующий день ее нашли в сопровождении слонов, охраняющих ее. Они заключили ее в клетку из веток, чтобы защитить от гиен. Нам это кажется необычным, но для слонов это естественно.

Люди также видели, как горбатые киты помогают тюленям, на которых охотятся косатки. Существует документальное свидетельство того, как горбач выметал тюленя на спине из воды, подальше от косаток.Эти вещи кажутся нам необычными и новыми, потому что мы только недавно задокументировали эти инциденты. Но они, вероятно, занимались такими вещами миллионы лет.

И слоны, и косатки несут огромные потери в своей популяции. Соедините для нас этих двух существ и с какими проблемами они сталкиваются в современном мире?

Я попытался сделать перерыв от написания о сохранении, чтобы написать о том, что животные делают в своей естественной жизни. Я сосредоточился на трех наиболее охраняемых популяциях животных в мире: слонах в национальных парках Кении, волках в национальном парке Йеллоустоун и косатках на северо-западе Тихого океана; во всех трех случаях я обнаружил, что этих охраняемых животных все еще убивают люди.

Слоны подвергаются ужасной бойне с 2009 года, когда власть, которая решила, что Китай может импортировать слоновую кость от мертвых слонов. В результате популяции слонов истребляются браконьерами по всей Африке и Азии.

Что касается волков в Йеллоустонском национальном парке, США сняли статус исчезающих видов с волков за пределами парков. Поэтому, когда волки из парков выходят на улицу, их часто подстреливают, и обычно убивают вожаков стаи альфа.Когда стая волков теряет своего альфа-самца или самку, они часто распадаются. У молодых волков нет знаний, чтобы выжить, как у взрослых.

Ученый, изучающий выживание животных, взваливает на плечи волка в Арктической исследовательской лаборатории ВМС США в Барроу, Аляска.

Фотография Эмори Кристофа, Nat Geo Image Collection

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

У косаток очень плохое воспроизводство, поскольку запасы лосося, от которых они зависят, настолько истощены, что они не получают достаточно пищи и находятся в недостаточно хорошем состоянии, чтобы вынашивать детенышей.Молодежь тоже плохо выживает. Косатки полны токсичных химикатов, которые они получают с пищей и загрязненными водами, в которых они плавают в районе штата Вашингтон и на западном побережье США. Несмотря на то, что они находятся под угрозой исчезновения и им должна быть предоставлена ​​строжайшая защита, ВМС также продолжают испытывать боевые бомбы в районах, где плавают эти киты.

У одного стручка, который отчаянно нуждался в молодой, здоровой самке, была убита их единственная молодая самка из-за массивного кровоизлияния в ее слуховые проходы.Взрыв бомбы ВМС был зафиксирован на подслушивающих устройствах исследователя китов в день ее смерти. Очень печально, что даже когда мы якобы защищаем этих животных, их не защищает наше собственное правительство.

Есть ли у вас животные в повседневной жизни? Если да, расскажите, как они подтверждают или опровергают ваши теории.

Я никогда особо не любил собак, потому что меня интересовали вольные, дикие животные, но сейчас у меня две собаки, и я не могу поверить, как сильно я люблю этих собак и насколько они являются частью нашей семьи.

Они точно знают, кто мы. Они знают, кто такие незнакомцы. Часто они очень и очень счастливы. Иногда их пугают странные вещи или они не понимают, что происходит.

Единственное, чего они не могут сделать, — это говорить с нами полными предложениями, но они общаются все время. Они знают, что хотели бы сделать, и могут немного спланировать. Они могут не планировать, что будут делать на следующей неделе, но они знают, когда они хотят выйти или когда они хотят, чтобы мы вывели их на пробежку.

Когда мы водим их на определенный пляж, они точно знают, каков его распорядок, даже если мы не были на этом пляже несколько месяцев. Когда мы отвозим их к моей матери, они вспоминают, что в сарае на ее заднем дворе есть кролики-кролики, и они всегда бегут прямо в сарай, чтобы все исследовать.

Вы используете термин «яркий» для описания жизни животных. Объяснять.

Я много изучал диких животных и всегда поражался тому, насколько они бдительны и насколько хорошо чувствуют, что происходит вокруг них.Они гораздо более осведомлены, чем люди. Современные люди выходят на улицу и не очень хорошо видят, слышат и не чувствуют. Наши чувства притупились за тысячи лет цивилизации и оседлой жизни. Я думаю, что жизненный опыт животного намного острее и яснее. Вот почему я использую термин «яркий».

Саймон Уорролл курирует Book Talk. Следуйте за ним в Twitter .

Какие эмоции испытывают животные?

В зоопарке Нидерландов пожилая шимпанзе по имени Мама слаба и умирает.Пожилой профессор биологии Ян ван Хофф, который знает приматов четыре десятилетия, входит в вольер мамы — что обычно слишком опасно, чтобы пытаться сделать это, учитывая силу шимпанзе и их способность к жестоким нападениям. В их последней, пронзительной встрече она улыбается и тянется к нему, обнимает его и ритмично гладит его по затылку и шее, успокаивающим жестом, который шимпанзе используют, чтобы успокоить хныкающего младенца.

«Она давала ему знать, чтобы он не беспокоился», — пишет Франс де Ваал в своей новой книге «Последнее объятие мамы: эмоции животных и что они говорят нам о нас» .

Как один из самых выдающихся приматологов в мире, де Ваал наблюдает за животными уже четыре десятилетия, развенчивая мифы о различиях между животными и людьми. Его последняя книга посвящена эмоциональной жизни животных, показывая, что люди и другие животные могут быть более похожими, чем мы думаем.

Рекламное объявление Икс

Meet the Greater Good Toolkit

От GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для благополучия.

Как и другие книги де Ваала, «Последнее объятие мамы» полон историй, что делает ее легко читаемой, информативной и эмоционально резонирующей.В другой истории, которую он рассказывает, молодая самка Куифа из маминой колонии не могла производить достаточно молока, чтобы сохранить жизнь своим детям; поэтому де Ваал научил ее кормить приемного ребенка из бутылочки. Куиф оказалась заботливой и заботливой матерью, которая самостоятельно научилась вынимать бутылочку, когда ребенку нужно было отрыгнуть. Впоследствии, каждый раз, когда де Ваал подходил к Куифу, она осыпала его любовью и выражением лица, которое действительно выглядело как благодарность.

После смерти мамы де Ваал стал свидетелем того, как другие шимпанзе касались, умывались, мазали и ухаживали за ее телом — жесты, очень похожие на то, что люди делают после смерти.Учитывая такие наблюдения за шимпанзе, де Ваал утверждает: «Их социально-эмоциональная жизнь настолько похожа на нашу, что неясно, где провести черту».

Животные, не являющиеся приматами, тоже проявляют эмоции

Начав свои наблюдения с шимпанзе, де Ваал также представляет захватывающие взгляды на эмоциональную жизнь других животных. Например, азиатские слоны обвивают друг друга хоботами в знак утешения. Было обнаружено, что даже грызуны, которых когда-то считали не подверженными эмоциям и лишенными мимики, «выражали страдание через суженные глаза, приплюснутые уши и опухшие щеки.У них также есть выражения лица для удовольствия, и они распознают эти состояния у других крыс. Что касается лошадей, Де Ваал отмечает, что их лица «примерно так же выразительны, как у приматов».

У собак ключевое выражение лица — «натяжение внутренней части бровей» — увеличивает их глаза. Это придает им грустный, щенячий вид, который тянет к сердцу людей, иногда приводя к усыновлению собаками. Де Ваал также задумывается над часто задаваемым вопросом: чувствуют ли собаки стыд, когда они делают что-то не так? Это напомнило мне онлайн-видео, где вы видите перевернутый мусор и ссутулившуюся собаку, уставившуюся в пол так, что зрители интерпретируют как «чувство вины».”

«Никто не сомневается, что собаки знают, когда они в беде, — пишет де Ваал, — но действительно ли они чувствуют себя виноватыми — это предмет споров». Согласно исследованию Александры Горовиц, собачий виноватый взгляд — «опущенный взгляд, прижатые назад уши, сутулое тело, отвернутая голова, быстро колотящийся между ног хвостом». . . не о том, что они сделали, а о том, как реагирует их владелец. Если хозяин их ругает, они действуют крайне виновато. Если хозяин этого не сделает, все в порядке и шикарно ».

Де Ваал проводит четкое различие между поведением животных, которое ассоциируется с эмоциями, понятными сторонним наблюдателям, и тем, что животные на самом деле чувствуют .

«Тот, кто утверждает, что знает, что чувствуют животные, не имеет науки», — пишет он. «Эмоции и чувства, хотя часто смешиваются, — это не одно и то же». Эмоции определяют поведение и приходят с физическими сигналами, которые позволяют их наблюдать и описывать; чувства — это внутренние субъективные состояния, известные только тем, кто ими обладает.

Итак, хотя де Ваал рассматривает слонов как чрезвычайно эмпатических, эмоциональных существ — учитывая, как они спешат утешить другого слона, попавшего в беду, и как они могут узнать себя в зеркале, — он признает, что некоторые ученые остаются скептически настроенными, потому что мы не можем спросите слонов (или любого животного) об их чувствах.«Возможность того, что животные испытывают эмоции так, как мы, заставляет многих упрямых ученых чувствовать тошноту, — отмечает де Ваал, — отчасти потому, что животные никогда не сообщают о своих чувствах, а отчасти потому, что существование чувств предполагает уровень сознания, который эти ученые не желают давать животным ».

Что животные могут рассказать нам о себе

По мере того, как де Ваал исследует человеческую и нечеловеческую эмоциональную территорию, он находит много общего. Младенцы бонобо, осиротевшие и воспитанные без материнской любви, страдают точно так же, как и человеческие младенцы, когда они лишены таких же недостатков.У осиротевших бонобо есть проблемы с регулированием своих эмоций, тогда как бонобо, выросшие с материнской любовью, учатся переносить потрясения. И, как и люди, бонобо, которых не взращивали, также трудно утешить других, кто попал в беду.

Последнее объятие мамы: эмоции животных и то, что они говорят нам о себе (W. W. Norton & Company, 2019, 336 страниц)

«Для меня, — пишет де Ваал, — вопрос никогда не заключался в том, есть ли у животных эмоции, а в том, как наука могла так долго их игнорировать.

Точно так же, как книга де Ваала заставляет читателей более внимательно относиться к эмоциональной жизни животных, она дает нам более чем достаточно, чтобы задуматься о наших собственных человеческих эмоциях.

Когда де Ваал сравнивает человеческое поведение с поведением наших ближайших родственников, он находит, что нужно наблюдать и сообщать. Человеческая улыбка, например, может быть связана с нервной ухмылкой других приматов. «Я серьезно сомневаюсь, что улыбка — это« счастливое »лицо нашего вида, как это часто утверждается в книгах о человеческих эмоциях», — пишет он. «Его предыстория гораздо богаче и имеет значение, отличное от жизнерадостности.Вместо этого улыбка может означать нервозность, желание доставить удовольствие, развлечение или влечение.

Кроме того, мы, люди, «часто носим пластиковые улыбки без какого-либо глубокого смысла». Как узнать, что есть что? Исследования французского невролога XIX века Дюшенна де Булонь выявили два типа человеческих улыбок: настоящая версия, выражающая положительные чувства и радость, известна как «улыбка Дюшена» и включает не только поднятие уголков рта и отведение губ. , но растягивает мышцы вокруг глаз, что приводит к сужению глаз и появлению морщин на окружающей коже.«Фальшивая» улыбка затрагивает область рта, но не глаза — полезное различие!

Рассматривая текущие события, автор выделяет две движущие силы, стоящие за человеческой политикой: жажда власти лидеров и стремление последователей к лидерству. Де Ваал отмечает, что иерархические битвы происходят как в группах людей, так и в группах обезьян, с тактикой запугивания, используемой «альфа-самцами» в обоих. «Как и большинство приматов, мы — иерархический вид», — заключает он.

Тем не менее, он отмечает, что люди избегают признания этого в себе, предпочитая описывать себя в более мягких и редких терминах.Де Ваал пишет: «Вот почему так приятно работать с шимпанзе: это честные политики, которых мы все так жаждем».

Вместо того, чтобы считать себя такими утонченными и рациональными, считает он, пора нам прямо признать, насколько мы, как и другие животные, движимы эмоциями.

Есть ли у животных эмоции? | Жизнь и стиль

В июле 1932 года обезьяна-резус в недавно открытом зоопарке Честера была замечена посетителями, грызающими веревку.Привязав один конец к ветке, он сделал из другого петлю. Он накинул его на голову и прыгнул, мгновенно скончавшись.

«Обезьяна покончила жизнь самоубийством!» кричали заголовки газет, в то время как на фотографиях было видно, что животное висит, выглядя ужасно человечно. Это вызвало жаркие споры о том, было ли это преднамеренным, была ли обезьяна подавлена ​​и нужно ли держать животных в неволе. Тем не менее, никто действительно не имел понятия о душевном состоянии обезьяны.

Спустя почти столетие мы все еще пытаемся разгадать эмоциональную жизнь животных.Бедствие у животных легче обнаружить, чем счастье, но редко может быть предмет, по которому популярные взгляды так далеки от научного понимания. Большинство владельцев домашних животных убеждены, что когда кошка мурлычет или собака виляет хвостом, это выражает радость. Конечно, было бы высокомерно и антропоцентрично предполагать, что люди — единственные счастливые животные на планете?

Однако большинство ученых и философов гораздо более осторожны. Этот научный подход был сформулирован Мэриан Стэмп Докинз, профессором поведения животных в Оксфордском университете, которая специализируется на изучении кур и благополучия сельскохозяйственных животных.Бихевиористы, такие как Стэмп Докинз, не отрицают существования сознания животных, но говорят, что теории о нем нельзя проверить в реальном мире. С научной точки зрения можно изучать только наблюдаемое поведение и физиологию, и все же Стэмп Докинз жаловался на «нарастающую волну антропоморфизма».

Мы определенно проецируем человеческую мотивацию на животных неуклюжим и ненаучными способами, как показывает история Анны, чрезвычайно много путешествовавшей пятидесятилетней девушки с тупыми ногами, которая побывала на Эйфелевой башне и вдоль пляжа Блэкпул.Энн была последней цирковой слонихой в Англии, и два года назад ее забрали из цирка после того, как ее хозяева были осуждены за жестокое обращение с животными: на видеозаписи видно, как жених избивает ее. Энн приютила сафари-парк Лонглит, но когда прибыла пожилая слониха, она начала вырубать деревья в своем вольере. «Сторонники кампании против содержания животных в неволе, вероятно, сказали бы, что это из-за травмы, которую она пережила в цирке, — говорит главный ветеринар Лонглит Джонатан Кракнелл. «Но Энн не демоническое животное, она слон — ей нравится разбивать вещи, потому что она может.

У нас нет научного представления о том, счастлива ли Анна после выхода из цирка, но Кракнелл знает ключ к разгадке — он путешествует по миру, лечит травмированных животных в неволе для благотворительных организаций, включая Free the Bears и International Animal Rescue. Энн физически калека и, что необычно для слона, не любит общества своих сверстников, что может быть результатом прошлой травмы. Но, как говорит Крэкнелл, «ее ничто относительно не беспокоит, и у нее бывают хорошие и плохие дни с точки зрения эмоций и игр.Она может быть настоящим дерзким парнем — вы можете видеть моменты, когда она полностью наслаждается быть собой ».

Ветеринары, как правило, не сентиментальны, но Кракнелл говорит, что работа сопровождается определенным сочувствием. «Если вы не думаете, что животные обладают эмоциями и не способны не только страдать, но и радоваться, то вы не тот человек, который поможет спасать медведей», — говорит он. «Когда вы работаете в зоопарках и реабилитационных центрах, у вас появляется инстинктивное ощущение поведения, которое вы наблюдаете — игры, выходки, злонамеренное взаимодействие животных, а иногда и просто потому, что они получают удовольствие.Мы все время видим, как млекопитающие ведут себя индивидуально. Даже самые маленькие — и не только млекопитающие ».

Волнение от жизни

Кракнелл наблюдал, как вороны спускаются по заснеженным склонам в Шотландии, а затем возвращаются, чтобы сделать это снова. Он не видит «эволюционного преимущества» такого поведения. «Они просто наслаждаются острыми ощущениями от жизни». Недавно в Лонглите начала плавать макака: не было жарко, не было очевидной пользы от еды, территории или иерархии.«Нет никаких преимуществ в том, что это животное учится плавать, но оно есть». Удовольствие или даже счастье — вот ответ?

Чарльз Дарвин писал о сознании животных в 1872 году, но на протяжении большей части 20-го века мы не проявляли особой склонности к научному исследованию внутренней жизни животных. В последние десятилетия бихевиористы изучали боль и страдания животных, но положительные эмоции, такие как счастье, игнорировались. Отчасти это связано с тем, что отрицательные эмоции легче обнаружить: страх обычно вызывает наблюдаемое поведение, в то время как стресс, например, можно измерить с помощью гормона стресса кортизола.

Сегодня, однако, растет область исследований счастья животных, хотя ученые предпочитают термин «положительные эмоции». Здесь, кажется, легче доказать, что животное испытывает удовольствие, чем счастье, если счастье определяется как три процесса: физиологическая реакция на определенные стимулы, выражение этой эмоции и способность отражать эту эмоцию. Исследования показывают, что крысы, например, могут достичь первых двух процессов, но нет доказательств третьего.

Крыса может «смеяться», однако, по словам Яака Панксеппа, американского психобиолога и нейробиолога, который обнаружил, что, когда крысу щекочут, она издает ультразвуковое щебетание, связанное с положительными переживаниями крыс, такими как поиск еды или секса.Для Джонатана Балкомба, автора книги «Царство удовольствия: животные и природа хорошего самочувствия», эта работа является доказательством того, что крысы «не только сознательны, когнитивны, но и социально подкованы и веселы». В следующем году Balcombe выпустит Animal Sentience, первый журнал, посвященный изучению чувств животных.

Он утверждает, что «новая технология позволяет ученым исследовать аспекты жизни животных, которые были недоступны несколько десятилетий назад». Ученые обучили собак проходить МРТ и фМРТ. Венгерские исследователи недавно обнаружили, что мозг собаки реагирует аналогично человеческому мозгу при воздействии голосов и эмоционально заряженных звуков, таких как плач и смех.Исследование, проведенное в США, показало, что запах собачьего опекуна более привлекателен, чем другие ароматы, зажигая больше центров вознаграждения в мозгу. «Удовольствие, — объясняет Балкомб, — это способ природы поощрять« хорошее »поведение, такое как поиск пищи, убежище и размножение, что очень полезно с эволюционной точки зрения». Он готов пойти на шаг дальше, чем многие ученые: «Если животное играет или смеется, это говорит мне о животном, которое не просто испытывает удовольствие, но может быть счастливым».

Стэмп Докинз раскритиковал Балкомба за неопровержимые антропоморфные утверждения, а зоолог Жюль Ховард, автор книги «Секс на Земле», говорит, что по-прежнему практически невозможно обнаружить даже кажущееся простое ощущение, например, испытывают ли животные удовольствие во время секса.«Как узнать, нравится ли дельфину секс? Вы не можете получить его в компьютерном томографе и растереть его эрекцию, — говорит Ховард. «Мастурбация — интересное поведение. Нет причин делать это, если только это не кажется приятным, но недостаточно людей, изучающих такие вещи ». «Даже при сканировании мозга для обнаружения активности, которая может обозначать удовольствие, мы можем только сказать, что она показывает« признаки счастья », — предупреждает Ховард. Тем не менее, он принимает логику, согласно которой было бы удивительно, если бы мы были единственным видом, который мог быть счастлив.

Оптимистичный козел. Возможно. Фотография: Alamy

В Великобритании Алан Макэллиготт и Элоди Брифер из Университета Королевы Марии проводят интригующую работу по изучению положительных эмоций у животных, работая с козами в заповеднике в графстве Кент. Они научили животных различать место, где была награда, и место, где ее не было: козы свернули налево по коридору за яблоками и морковью, но если они повернули направо, еды никогда не было. Когда козы оказались в неоднозначных местах — коридорах, ведущих вперед, а не влево или вправо, — ученые обнаружили удивительный результат.Самки коз, которые подверглись физическому насилию до прибытия в заповедник, быстрее исследовали эти неопределенные варианты, где не было гарантированного вознаграждения, чем хорошо ухоженные козы. Пережившие насилие были более «оптимистичны», и ученые предположили, что это произошло потому, что они более устойчивы к стрессу. Балкомб считает, что такое оптимистическое поведение демонстрирует способность козлов «быть счастливыми», но Макэллиготту не нравится этот термин.

«Важно, чтобы ученые, работающие над этим, были действительно надежными, а не антропоморфными, спекулирующими на данных», — говорит Макэллиготт.«Если вы пойдете по антропоморфному маршруту, вы потеряете доверие. Если ученые хотят о чем-то написать, это должно быть подтверждено данными. Мы можем многое сказать о животных. Мне не нужно заходить дальше наших текущих знаний ».

Дикие животные настолько сложно изучать, что наука о животном счастье действительно применима только к домашним животным. Они отличаются от диких животных? Исследования показали, что одомашнивание позволяет таким животным, как собаки, лучше интерпретировать информацию, исходящую от людей.Если животные эмоции являются продуктом жизни животных с людьми, научили ли мы животных быть счастливыми? Становятся ли домашние животные более человечными? Такие вопросы — слишком большой прыжок для ученых. «Я бы никогда не сказал, что они становятся более человечными, — говорит Макэллиготт. На самом деле, говорит он, несмотря на 10 000 лет одомашнивания, козы становятся одичавшими в течение одного поколения, если их выпускают в дикую природу.

Исследования счастья животных имеют огромное значение. Если ученым удастся описать сложность эмоциональной жизни животных, станет труднее подвергнуть их промышленному сельскому хозяйству или изоляции, не способствующей их «счастью».Хотя некоторые могут подозревать, что эмоции животных широко не изучаются, потому что многие отрасли потеряют деньги, если мы будем разводить «счастливых» животных, Макэллиготт утверждает, что нет конфликта между улучшением благополучия животных и продуктивностью: исследования показывают, что эмоционально удовлетворенные животные прибавляют в весе больше. быстро и реже поддаются физическим недугам.

Многие из тех, кто работает в области счастья животных, руководствуются убеждением, что животные имеют права, и их исследования имеют большое значение для мясоедов.«Если вы можете радоваться жизни, смерть вредна, потому что у вас прерывается жизнь», — утверждает Балкомб. «Существует огромная разница между нашим растущим пониманием животных и тем, как мы продолжаем обращаться с ними».

Во всем мире мы едим больше мяса, но его потребление в США сокращается, и Балкомб надеется, что так будет и дальше по мере того, как мы будем больше осознавать внутреннюю жизнь животных. «Может быть, я коза, подвергшаяся жестокому обращению, — говорит Балкомб, — но меня очень воодушевляют некоторые тенденции, которые сейчас возникают в США.В конце концов, мне бы хотелось, чтобы мы применяли к животным те принципы, которые мы применяем к своим собратьям — это принципы уважения и сострадания ».

Патрик Баркхэм — автор книги Badgerlands, опубликованной Granta

Есть ли у животных эмоции? | HowStuffWorks

Прибытие домой, где вас встречает тявкающая собака, отскакивающая от стен, и мурлыкающий кот, прижатый к постели, может вызвать сильное ощущение того, что вы — звезда шоу, и ваши питомцы определенно рады вас видеть.Но действительно ли они выражают счастье? И это что, в углу свежесъёванная туфля? Что с этим? Случай собачьей критики?

Эмоции животных — сложная арена, но кажется, что чаша весов постепенно склоняется к мнению, что у животных действительно есть эмоции, хотя некоторые скептики остаются. Дебаты по поводу объема эмоций, которыми обладают животные, проистекают из двух основных осложнений: возможность антропоморфизма (люди проецируют свои собственные черты на животных) и трудности, присущие изучению эмоций у нечеловеческих видов.

Верующие, однако, обычно считают, что животные способны испытывать целый ряд эмоций, таких как счастье, печаль, сочувствие, горе, любопытство, гнев, беспокойство и страх. Итак, непослушная собака, которая идет по ковру и все грызет, вероятно, не пытается активно наказать своего отсутствующего человека за то, что он так долго отсутствовал. Но он может чувствовать себя одиноким и тревожным и не знать, как себя вести, когда его оставляют наедине с собой на такое долгое время.

Эмоции могли возникнуть в результате социальной необходимости, помогая животным адаптироваться к различным ситуациям.Животные, выращенные сами по себе, не усваивают всех социальных тонкостей, связанных с общением с другими. Они часто плохо взаимодействуют, когда вынуждены общаться в более позднем возрасте.

Кроме того, многие сторонники эмоций животных говорят, что если вы сравните части мозга, которые активизируются, когда люди испытывают эмоции, с теми, что расположены в черепах существ, вы получите несколько соответствующих горячих точек. Миндалевидное тело является одним из таких примеров, и с точки зрения эволюции оно довольно древнее. Итак, поскольку наш мозг устроен так же, как мозг животного, теория состоит в том, что подобные вещи там происходят интуитивно [источники: Bekoff, Tangley].

Но если животные действительно испытывают эмоции, в какой степени они испытывают их, и существует ли скользящая шкала для определения того, какие эмоции испытывают животные? Если бы даже крошечные насекомые, такие как комары, могли горевать, ваш следующий поход мог бы превратиться в серьезное путешествие с чувством вины. С другой стороны, слоны, а также морские львы, гуси, медведи, обезьяны и лоси, похоже, сильно пострадали от смерти любимого человека. На более веселой ноте дельфины, шимпанзе, лоси и крысы относятся к множеству млекопитающих и немногих птиц, которые участвуют в играх и при этом кажутся блаженно счастливыми.

На следующей странице удовлетворите свое любопытство по самым разным темам, от умов человека и животных до того, действительно ли ваши сумасшедшие домашние животные помогают вам оставаться счастливым туристом.

Есть ли у животных эмоции? Дебаты

Есть ли у животных, не относящихся к человеку, таких как кошки, собаки и шимпанзе, такие эмоции, как счастье, печаль, страх и гнев? Какие аргументы необходимы, чтобы оправдать суждение о том, что животные обладают эмоциями? Вот диалог между защитником животных эмоций и скептиком.

Адвокат: Очевидно, что люди — не единственные животные, у которых есть эмоции. Любой, у кого когда-либо была домашняя кошка или собака, знает, что кормление и ласка делают их счастливыми, тогда как опасности заставляют их бояться и злиться.

Скептик: Не так быстро. Нет сомнений в том, что таких животных можно вознаграждать и угрожать, но их поведение не является гарантией того, что они испытывают эмоции, которые испытывают люди.

Адвокат: Ваш скептицизм странный.Это напоминает мне философскую проблему других умов, когда скептик говорит: «Я знаю, что у меня есть разум, но как я могу узнать, что у кого-то еще есть разум?»

Skeptic: Параллель между аргументами о разуме других людей и рассуждениями о разуме животных не очень удачна, потому что другие люди намного больше похожи на вас, чем кошки и собаки. Вы можете привести более веский аргумент?

Адвокат: С удовольствием. Соответствующий вид аргумента — это то, что философы называют умозаключением к наилучшему объяснению, что является стандартным способом в науке и повседневной жизни спорить о существовании чего-то, что вы не можете непосредственно наблюдать.Большинство ученых верят в атомы, потому что эта гипотеза дает лучшее объяснение многих явлений в химии и физике. Точно так же мы заключаем, что лучшее объяснение поведения других людей — это то, что у них такой же разум, как и у нас. Альтернативные объяснения, например, предполагающие, что другие люди являются роботами, управляемыми космическими пришельцами, совершенно неправдоподобны. Аналогичным образом, лучшее объяснение поведения кошек и собак — это то, что они испытывают эмоции.

Скептик : Но подождите, вы пренебрегаете фундаментальным принципом вывода наилучшего объяснения, что вам нужно рассматривать альтернативные гипотезы.Для кошек и собак мы можем объяснить их поведение просто на основе механизмов вознаграждения и механизмов реагирования на угрозы, которые действуют у всех животных, включая человека. Когда кошка мурлычет или собака виляет хвостом, эта реакция является результатом нейронной активности в ее центрах вознаграждения, таких как прилежащее ядро. Когда кошка или собака рычит, это происходит из-за нейронной активности в ее центрах обнаружения угроз, таких как миндалевидное тело. Эти объяснения намного проще, чем дополнительное предположение о том, что кошки и собаки действительно испытывают эмоции счастья и страха.В отличие от людей, домашние животные не могут сказать нам, что они счастливы или обеспокоены.

Адвокат: Но благодаря нейробиологии мы знаем, что мозг всех млекопитающих похож в отношении общей организации. В споре о сознании других людей мы не только используем гипотезу о том, что у других людей есть разум для объяснения поведения, но и достаточно знаем о нейроанатомии человека, чтобы быть в состоянии объяснить, что это потому, что у них такой же мозг, как у нас. Мы все больше узнаем о механизмах, с помощью которых мозг формирует разум, которые действуют у людей и других млекопитающих.По общему признанию, этот аргумент не применим к насекомым, рептилиям и рыбам, у которых мозг гораздо проще. Трудно сказать, применимо ли это к птицам, потому что у них нет префронтальной коры, хотя у них есть схожая структура мозга: nidopallium caudolaterale.

Skeptic: Аналогия между мозгом людей и нечеловеческих животных не так хороша, как вы думаете. Мозг людей намного больше, чем у кошек и собак, около 86 миллиардов нейронов вместо менее миллиарда.В частности, у людей гораздо большая префронтальная кора, область, которая используется для сложных рассуждений, поэтому они гораздо более способны к комплексной оценке ситуаций. Если бы эмоции были просто физиологической реакцией, было бы правдоподобно, что эмоции животных такие же, как и у людей. Но одной физиологии недостаточно, чтобы различать такие эмоции, как страх и гнев, которые требуют оценки ситуаций с точки зрения ситуаций и целей. Это ограничение объясняет, почему животные, не являющиеся людьми, неспособны испытывать сложные человеческие эмоции, такие как стыд, вина и страх смущения.

Адвокат: Мы говорим не о таких эмоциях, которые зависят от сложности языка и культуры, а о гораздо более основных эмоциях, таких как счастье, печаль, страх и гнев. Они не требуют лингвистической и культурно опосредованной оценки ситуации, просто животное может иметь некоторые невербальные способы оценки того, удовлетворяются ли его цели, такие как еда и безопасность, или находятся под угрозой. В этом отношении нейроанатомия млекопитающих достаточно похожа на нейроанатомию человека, чтобы на основе аналогий можно было сделать вывод о том, что эмоции животных являются лучшим объяснением их поведения.

Skeptic: Но аналогия остается слабой, и вы все еще не осознали, что альтернативные объяснения поведения животных, основанные на механизмах вознаграждения и угрозы, проще, чем приписывание эмоций, делая меньше предположений о психических состояниях. Я подозреваю, что настоящая причина вашего желания верить в эмоции животных не имеет ничего общего с выводом на лучшее объяснение. Это просто мотивированный вывод: вы хотите верить, что у животных есть эмоции, потому что вы хотите, чтобы они относились к вам так же, как вы к ним.Люди любят своих кошек и собак, поэтому естественно хотят, чтобы их любили.

Адвокат: Даже если у людей есть такая мотивация, это не подрывает основную логику вывода. Простота не является отдельным критерием для вывода наилучшего объяснения, но ее необходимо сопоставлять с широтой объяснения. Приписывание эмоций животным может объяснить те аспекты их поведения, которые не покрываются простыми механизмами вознаграждения и угроз.

Скептик : Чтобы сделать это убедительным, вам нужно указать типы поведения, которые не могут быть легко объяснены механизмами вознаграждения и угроз, и показать, что мозг животных способен оценивать эмоции в человеческом мозге.А до тех пор лучше не понимать, есть ли у животных эмоции.

Есть ли у животных эмоции, чувства и чувство боли?

Задумывались ли вы также, испытывают ли животные такие эмоции, как боль или страх, и могут ли животные быть эмоциональными? Очень хорошо! Тогда вы, вероятно, также человек, который сам задает вопросы и проявляет чувства. И, конечно же, ДА! Но для меня особенно важно, чтобы никто из нас не рассматривал животных как вещи.Будь то в конюшне, на улице, в дикой природе, как наш собственный питомец или как мясо на нашей тарелке.

В этой статье я хотел бы доказать вам, что животные — эмоциональные существа, которые испытывают такие эмоции, как страх и боль, точно так же, как и мы, люди. Наконец, вы увидите видео, которое заставило меня выть, как замковая собака.

Совет: Знаете ли вы экологическую проблему исчезновения видов? Это одна из многих антропогенных экологических проблем нашего времени. Прочтите две связанные статьи, чтобы узнать больше.

Животные — это не вещи, а живые существа

В нашей суматошной повседневной жизни иногда можно забыть, что кебаб в обеденное время когда-то был из овцы или ягненка, курицы, коровы или теленка. Мы должны понимать, что животные — эмоциональные существа, которые естественно испытывают такие эмоции, как страх и боль. Уважение и признательность — это ценности, которые часто уходят на второй план. Коровы, куры, собаки, кошки, слоны, львы? У всех животных есть чувства. Никаких исключений! Как это узнать? Вот несколько примеров — животные…

  • убегают (например, рыба перед акулой или рыболовной сетью)
  • притворяются мертвыми (например, крысы, если они в опасности)
  • атакуют (например, пчелы, когда вы их ударяете)
  • предупреждают друг друга (например, стаи птиц, таких как скворцы, когда они чувствуют опасность).
  • искать один за другим (например, коровы зовут своего теленка).
  • оплакивают (например, слоны, когда животное умерло).
  • удовлетворены (например, собаки, тянущиеся за игровым мячом).
  • запомнить (например, обезьяны снова видят хранителя через долгое время).

Почему животные испытывают эмоции и чувства?

Загружая видео, вы принимаете политику конфиденциальности YouTube.
Узнать больше

Загрузить видео

Всегда разблокировать YouTube

Эмоции помогают людям и животным, оценивают определенные ситуации и переживания .Таким образом, чувство эмоций также дает эволюционное преимущество . Есть ли опасность? Например, страх увеличивает вероятность того, что мы чего-то избегаем. Это весело? Ощущение счастья способствует нашему стремлению к повторению выступления. И так далее. Чувствуем ли мы уже предвкушение следующего эпизода нашего нового любимого шоу — или ваша собака уже с нетерпением ждет завтрашней прогулки. Точно так же тикают люди и животные. Мы должны быть понятны всем.

Это типичное человеческое тщеславие и дерзость человека называть животное глупым только потому, что его человеческий разум недостаточен, чтобы понять это.

Марк Твен

Те, у кого есть домашнее животное, обычно знают, что животные могут проявлять чувства и испытывать эмоции. Поэтому нас расстраивает то, что есть люди, которые едят собак или кошек. Коровы, свиньи и куры — нетипичные домашние животные, поэтому нам их легче есть.

Но в принципе все животные и люди равны. Корова, собака, свинья, кошка, попугай или курица. Остается вопрос: почему мы ценим одних животных иначе, чем других? Ответ, наверное, в наших привычках.И мы должны вырваться из них, если мы больше не хотим, чтобы животные умирали из-за наших вкусовых рецепторов или из-за культурных традиций.

Примечание: Чувства отличаются от эмоций. В то время как Чувства возникают изнутри , это Эмоции, всегда реакции , которые запускаются собственным восприятием или мыслями.

У животных есть чувства — что мы делаем и должны делать

Мы, люди, прекрасно понимаем, что животные обладают чувствами и допускают эмоции. Тем не менее, мы ведем себя не по-человечески.Здесь я хотел бы показать вам несколько примеров человеческих действий и того, что каждый из нас может делать в повседневной жизни на благо животных.

Преступления человека против животных

Есть так много вещей, которые можно отнести к категории «преступления человека против животных», что я даже не могу перечислить их все здесь. Но чтобы понять, что мы делаем с существами, которые не причиняют нам вреда, вот несколько примеров, которые заставляют нас сомневаться в своем здравом уме:

  • Заводское хозяйство: Только в Германии ежегодно умирает около 745 миллионов животных.₁
  • Измельчение цыплят: Только в Германии отравлено газом около 45 миллионов цыплят-самцов.
  • Китовые сражения на Фарерских островах: Киты верно следуют за страдающим животным и не уходят с раненых животных. На Фарерских островах это их гибель, потому что там убивают китов как народный праздник.
  • Ортоланская еда во Франции: Ортоланы во Франции считаются деликатесом. Как ни странно, они заперты в темной комнате на 2 недели с забинтованной головой.И почти умерли от голода, а затем их топят в вине, которое должно быть особенно вкусным.
  • Фестиваль собачьего мяса Юйлинь: На китайском фестивале съедают 10 000 собак. Круглый год в Китае едят даже 10-20 миллионов собак.
  • Животных для лабораторных экспериментов: Только в Германии в 2017 году в лабораторных экспериментах было убито около 740 000 животных. Всего было использовано 2,8 миллиона животных. К ним относятся обезьяны, кошки, рыбы, собаки, мыши и крысы.₇

Это преступления. И что бы ни утверждали, эти действия не оправданы с моральной точки зрения. Нет хорошего способа делать такие плохие вещи.

У вас есть другие примеры преступлений человека против животных? Тогда не стесняйтесь оставлять комментарии.

Это то, что вы можете делать для животных каждый день

Многие знают, что животные обладают чувствами и могут быть эмоциональными. Тем не менее, они часто косвенно и бессознательно причиняют животным страдания. Вот несколько вещей, которые вы можете реализовать в своей повседневной жизни, чтобы спасти животных от эмоциональных или физических страданий:

  • Больше не есть мясо: Отказ от мяса или его постепенное сокращение противодействуют изменению климата, вырубке лесов, а также исчезновению видов.При этом животные избавляются от ненужных агоний и эмоционального стресса. Подробнее на стать вегетарианцем.
  • Стань веганом: Еще один шаг — отказаться от продуктов животного происхождения. Например, замените коровье молоко овсяным. Подробнее о переходе на веганскую диету.
  • Сокращение пищевых отходов: 45 миллионов цыплят, 4 миллиона свиней и 200 000 голов крупного рогатого скота ежегодно умирают в Германии ни за что, потому что мы выбрасываем еду. Подробнее на странице Сокращение пищевых отходов.
  • Обойтись без пальмового масла: Для пальмового масла уничтожаются тропические леса.И, к сожалению, он присутствует во многих повседневных товарах. Используйте приложение CodeCheck, чтобы найти соответствующие статьи.
  • Раненые животные-помощники: Например, если вы видите раненую белку или нелетающую птицу, сообщите об этом в местное агентство по контролю за животными.
  • Обойтись без меха: Не покупайте одежду из животного материала. Например, обойтись без меха с зимним пальто.
  • Сувениров нет: Никогда не покупайте сувениры из слоновой кости или редкого рога. Это важный вклад в устойчивое путешествие.Вы можете узнать об этом больше в разделе экологически чистые сувениры.

Совет: Просто посмотрите немного в блоге для устойчивого образа жизни. Там вы можете найти информацию о благополучии животных и об экологической устойчивости в повседневной жизни в целом. Вдохновляющая программа «Благополучие животных» дает вам дополнительную ценность!

Пожертвования организациям защиты животных

И, конечно же, вы также можете оказать финансовую поддержку организациям по защите животных.Вот что настоятельно рекомендуется посетить:

  • PETA: Например, организация выступает за то, чтобы животные больше не использовались для еды, одежды, развлечений или тестирования животных, используемых или эксплуатируемых. Щелкните здесь, чтобы перейти на веб-сайт.
  • FOUR PAWS: Фонд борется за спасение нуждающихся животных и инициирует образовательные кампании для более сознательного потребления. Щелкните здесь, чтобы перейти на веб-сайт.
  • Sea Shepherd e.V .: Ассоциация в первую очередь занимается сохранением морских экосистем.Щелкните здесь, чтобы перейти на веб-сайт.
  • Deutscher Tierschutzbund e.V .: Ассоциация борется за соответствие содержания животных видам животных и организует, например, образовательные лекции. Щелкните здесь, чтобы перейти на веб-сайт.

Есть ли у животных эмоции, чувства и чувство боли? Да!

Загружая видео, вы принимаете политику конфиденциальности YouTube.
Узнать больше

Загрузить видео

Всегда разблокировать YouTube

Животные — разумные, эмоциональные существа.Все должны это понимать. Но, к сожалению, не все отвечают ДА на первоначальный вопрос. Каждое животное вызывает страх, боится боли, испытывает радость и проявляет сострадание. Мы это знаем. То, что мы все еще можем делать что-то столь же жестокое, как измельчение цыплят. То, как мы практикуем убой китов, стрижку хвостов и клювов, снятие шкуры с живых животных и даже охоту за рогами исчезающих животных, заставит будущие поколения смотреть на нас с отвращением.

Пока мы, люди, не чувствуем животных, животные должны чувствовать, что люди не думают.

Неизвестно

Мы должны определить отношения между людьми и животными современным способом. Мы не должны обращаться с животными как с объектами. Не производителями мяса, не нами как потребителями за обеденным столом и, конечно же, не нами как владельцами домашних животных.

У вас есть вопросы по статье или предложения, которыми вы хотели бы поделиться? Тогда не стесняйтесь писать комментарий под этим постом. И если хотите, не стесняйтесь поделиться этим постом с другими.

Оставайтесь устойчивыми,

PS: В статьях об устойчивом образе жизни вы получите множество советов по повышению экологической осведомленности в вашей повседневной жизни. Также с удовольствием загляните в Блог дикой природы Германии, автор. Мой брат Стефан показывает там эмоциональные короткометражки о диких животных Германии.

Каталожные номера:
₁, ₂ Фонд Альберта Швейцера: промышленное сельское хозяйство. https://albert-schweitzer-stiftung.de/massentierhaltung. [08.10.2019].

₃ Süddeutsche Zeitung GmbH (2019): Убой продолжается (по состоянию на: 29.03.2019).https://www.sueddeutsche.de/wirtschaft/kuekenschreddern-das-gemetzel-geht-weiter-1.3924618. [08 ОКТ. 2019].

₄ Zeitungsverlag Neue Westfälische GmbH & Co. KG (2018): Blutige Jagd: Bewohner der Färöer-Inseln töten hunderte Wale (Стенд: 20.08.2018). https://www.nw.de/blogs/tiere_und_natur/22221672_Blutige-Jagd-Bewohner-der-Faeroeer-Inseln-toeten-hunderte-Wale.html. [08.10.2019].

₅ NABU — Naturschutzbund Deutschland e.V .: Ортолан улетает из меню ?. https: // www.nabu.de/news/2017/09/23197.html. [08.10.2019].

₆ Вечеринка в защиту окружающей среды и животных (2019): Фестиваль убоя собак, о котором говорит Юйлинь (по состоянию на: 02.07.2019). https://www.tierschutzpartei.de/hunde-schlachtfest-yulin-mahnt. [08.10.2019].

₇ DER SPIEGEL GmbH & Co. KG (2018): (Statistik zu Tierversuchen 2017 (Стенд: 20.12.2018). Https://www.spiegel.de/wissenschaft/mensch/tierversuche-2017-2-8-millionen -versuchstiere-wurden-verwendet-a-1244739.html. [08.10.2019].

₈ Westdeutscher Rundfunk Cologne: Тонны еды на помойке? Рвота! https: // www1.wdr.de/verbraucher/ernaehrung/rewind-lebensmittelverschwendung-100.html. [07.10.2019].

* Ссылки со звездочками — это так называемые партнерские ссылки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *