Гедонизм книги: Гедонизм — популярные книги – Главные книги гедониста | Издательство Zinzer Books

Автор: | 13.06.2020

Главные книги гедониста | Издательство Zinzer Books

Как пишет Википедия, Гедонизм (от греческого «удовольствие» или «наслаждение») есть философское учение, по которому получение удовольствия от жизни есть цель этой самой жизни и высшее благо. О том и список книг ниже. Удовольствие, никаких страданий, никаких убийств (ну почти), крови, разбитой любви и прочих вещей, без которых литература существовать не может. Вся гедонистическая литература, на мой взгляд, очень завязана на путешествиях. Ну представьте, дома — рутина, деньги, быт такой, что любовная лодка крошится в щепу, а стоит отъехать, как начинается радость. Ноль экономии, вино, кино и домино. О том и книги. Все — прекрасные, интересные, но сюжет не будет держать вас за горло. Эти книги лучше прочесть где-нибудь на сеновале в деревне или на пляже в Таиланде — просто спокойное, размеренное удовольствие.

 

О Генри «Короли и капуста»

Книги о латинской Америке

Книжка старая, ей больше ста лет и написана она главным литературным прохиндеем О Генри. Представьте, Латинская Америка, выдуманная страна и банановый рай. Зной и жара. Отшиб мира. Жители пытаются себя развлекать и придумывать разные социальные пертурбации, которые очень забавны, но главная идея — как в песне Винни-Пуха: «Хорошо живет на свете…». О Генри — этот тот человек, который умел жить хорошо. И писать хорошо тоже. «Короли и капуста» — гедонистическая радость читателя.

Купить электронную книгу

Купить бумажную книгу

 

Джон Хупер «Итальянцы»

книги об италии джон хупер

Сильный нон-фикш от британского автора Хупера. Италия — самая гедонистическая страна в мире, правда? Народ в Италии не парится. А как иначе? За 70 лет после Второй Мировой войны в Италии сменилось порядка двухсот правительств, страна десяток раз за это же время влезала в долговую яму и выбиралась обратно. Вы скажете, что везде так, ан нет. Не везде. Италия — самая политически нестабильная страна в развитом мире, а значит ты, будучи итальянцем, никогда не знаешь, что будет завтра. Какой твои власти примут закон. Какие налоги тебя обяжут заплатить. Да и землетресения, которые то и дело случаются на Аппенинах, не добавят уверенности в завтрашнем дне. А значит надо расслабиться и наслаждаться. Пить апероль в перерыв на обед. Есть пасту от пуза (и не толстеть, как не странно). Ведь все равно все непонятно, как жизнь повернется.

Книга Хупера — история, традиции и современное состояние Италии и ее населения. Хорошо написанная, ладная и вкусная книга.

Купить электронную книгу

Купить бумажную книгу

 

Александр Дюма «Граф Монте-Кристо»

граф монте-кристо

Понятно, в «Монте-Кристо» есть и любовь, и страдания, и разлука, и прочие радости, и на гедонистическое чтиво лучшая работа Дюма совсем не похожа. Однако, книга настолько прекрасна и увлекательна, что удовольствия по ее прочтении будет выше крыши. Вы ночей спать не будете, так сильно будет хочется узнать, что будет дальше (может я и преувеличиваю, но не сильно).

Купить электронную книгу

Купить бумажную книгу

 

Джеральд Даррелл «Земля шорохов»

Книги об Аргентине

Все, думаю, знают, что Даррелл писал о животных. И на этом интерес к писателю заканчивается. Вот еще, читать о животных. Чего интересного? Где там страсть и интрига? А меж тем все эти мысли — чушь от незнания. Даррелл — прекрасный писатель (хоть и писал исключительно ради денег на свои путешествия) и один из самых знаменитых гедонистов планеты Земля. Ну представьте, детство британца прошло на греческом острове Корфу. Пока вся больная Европа рубилась во Второй Мировой, Даррелл купался и обнимался с рыбами. Потом стал ездить по миру и собирать животных для зоопарков. Затем открыл свой зоопарк, спас не один десяток вымирающих видов фауны и умер знаменитым. Причем повторюсь, писал Даррелл отлично. Со вкусом. И книги его (причем все до единой) — отличный образец того, как можно хорошо проводить время. «Земля шорохов», о поездке автора в Патагонию, в качестве гедонистической книги выбрана случайно. У Даррелла какую книгу не возьми, не оторвешься (если, конечно, у вас нет невыплаченных кредитов, неразделенной любви в вашем сердце, семерых по лавкам без еды. Если все это есть, то Даррелл будет вас раздражать).

 

Матвей Ганапольский «Чао, Италия»

Книги об Италии

Снова Италия. Журналист и писатель Ганапольский провел год в итальянских краях и написал о том книгу. Вышло живо, интересно и с юмором. Хорошая книга о приятном времяпрепровождении.

Купить бумажную книгу

 

Тур Хейердал «Кон-тики»

Книги о путешествиях по морю

Плот, океан, макрель, веревки, паруса, акулы, бальса, Перу, Полинезия. Когда последний раз вам вслух приходилось произносить хоть одно из этих существительных? То-то же.

Идея книги такая. Книжный червь Хейердал устал сидеть по библиотекам и решил стать практикующим антропологом. Собрал коллег. Приехал в Перу. Построил плот. И поплыл на этом плоту через весь Тихий океан. Цели были научные — доказать, что полинезийцы приплыли из Латинской Америки, а не возникли там из неоткуда, но книга вышла приключенческая, увлекательная и очень радостная.

Купить электронную книгу

 

Питер Мейл «Год в Провансе»

книги гедониста

Эту книгу стоило бы поставить в начало списка гедонистической литературы. Но в конце она лучше запомнится. Британец забил на рекламный бизнес и подался в дауншифтеры. Но не в Таиланд, а во Францию. Еда там лучше, язык привычней, а люди беззаботней. Особенно во французской глубинке, где Мейл и поселился на год. Деньги у автора были, ни в чем он себе не отказывал, и поэтому получился очень размеренный, именно что гедонистический опыт. И книга вышла такой же. Читаешь и наслаждаешься.

Купить электронную книгу

Купить бумажную книгу

________________

Саша Ролла

Гедонизм. Самоучитель по философии и психологии

«Зачем мы живем?» «Какой во всем этом смысл?» «Какова цель?» – прекрасные вопросы. Все они способны наилучшим образом испортить жизнь, превратив ее в кромешный ад, который, как известно по многочисленной кино– и прочей такого рода продукции, есть бесконечное блуждание по замкнутому лабиринту.

Искать ответы на эти и подобные им вопросы – дело безумных. Живем – это факт, живем – слава богу. И если цели не ясны, смыслы призрачны и теряются в дымке неизвестности, а всякая определенность в заданной теме – подкрепленная глупостью фантазия, то стоит ли ломать над всем этим голову? Вряд ли. Может сломаться, чай не железная.

Если с чем и следует определиться, то лишь с тем, как жить, как проживать эту жизнь. Это существенно, это важно. Ответа же только два: жить можно или хорошо, или плохо. Третьего не дано. «Хорошо» или «плохо» лишено в данном случае всякого морализаторства, это констатация качества жизни: «мне хорошо», «мне плохо». Если так, то лучше «хорошо», чем «плохо», со времен Эпикура мало что изменилось. Мы разучились наслаждаться – не тонуть в запредельном, вызывающем паралич удовольствии, а наслаждаться, т. е. испытывать усладу радости. Мы превратились в вечно спешащие, бессмысленно суетящиеся автоматы, мы не знаем радости, не знаем покоя, мы не знаем, что есть «хорошо».

«Хорошо» – это удовольствие, гедонизм… Хорошо! Только как? Что это вообще такое? Да и можем ли мы теперь удовлетвориться «тихой радостью», «бесхитростными открытиями», «невинными глупостями», «милыми пустяками»? «Хорошо» – это для нас загадка, мы знаем теперь только – «нормально». Даже удовольствие само по себе – и то категория, определенная нами лишь отчасти. Впрочем, здесь действительно много аспектов, много нюансов. Остановимся лишь на том, что существенно для интеллектуала.

Большая часть неудовольствия связана со страхом (оставляем за скобками неудовольствие, вызванное глупостью и болью). Страх – естественное следствие неизвестности, когда все известно, уже не страшно. Страшно лишь до той поры, пока надеешься избежать пугающего. Когда же эта надежда отправляется ко всем чертям, она уволакивает с собой и страх, что в целом приятно. Знание в этом смысле – вещь, доставляющая немыслимое удовольствие, гедонисту отказываться от этого удовольствия не пристало. Итак, знание…

Оставшаяся часть удовольствия связана с интересом (оставляем за скобками удовольствие, вызванное физиологическими обстоятельствами и радостью, ни на чем не основанной). Интерес вызывает лишь то, что неизвестно, то, что известно, интереса не вызывает и вызывать не может, это печально, но с этим ничего не поделаешь. Единственная возможность для модернизации (перевода известного в неизвестное) кроется в опять-таки возможности увидеть известное по – новому. Это бывает интересно, поэтому к знанию следует добавить умение озадачиваться…

Вот, в сущности, и весь гедонизм интеллектуала – скромно, но со вкусом. Обе возможности получать удовольствие – узнавать и уметь озадачиваться – в нашем распоряжении. Но сумеем ли мы правильно распорядиться этим инструментарием? Периодами мне кажется, что он – этот инструментарий – тупится: когда ты узнаешь больше, чем интересно окружающим тебя людям, возникает девальвация знания («один шимпанзе – не шимпанзе»). Здесь ты в очередной раз озадачиваешься, но как-то совсем не так, как хотелось бы. Ты осознаешь вдруг, что все, сделанное тобою для избавления от одиночества, ввергло тебя в самую бездну этого самого одиночества.

Так что же такое гедонизм, к которому следовало бы стремиться? Я думаю сейчас, что это полный отказ от борьбы, от всякого сопротивления, противодействия. Это чистое, спонтанное действие – движение на незанятых клетках жизни, представляющейся здесь своеобразной шахматной доской, действие, которое совершается тобою так, словно бы есть только они одни, эти не занятые ничем клетки. Так, словно бы ограничения, накладываемые содержательностью, отсутствуют… Но здесь следует обучиться тому, как «ходить» на этом искривленном поле, поле, которое должно восприниматься тобой как неискривленное.

Здесь тебе (как шахматной «фигуре») нужны какие-то новые правила, новые степени свободы, дарованные новым видением мира. «Доска» стала объемной, но способен ли ты ощущать этот объем, достаточны ли возможности твоего психического аппарата, чтобы чисто технически обеспечить тебе это ощущение?.. К сожалению, ответ на этот вопрос носит риторический характер: каков он – «Да!» или «Нет!» – не имеет значения. Даже если «Да!» здесь – «неправильный ответ», у нас просто нет другого выбора, ибо ответ «Нет!» в этом случае – никуда не годится, даже если он «правильный».

Если действительно «правильный ответ» – «Нет!», то с гедонизмом просто ничего не получится, а без гедонизма – не получится ничего, поскольку жизнь теряет при таком раскладе свой всякий смысл – тускнеет и проституируется. Гедонист в этом смысле – это тот, кто играет ва – банк: или счастлив, или пошло все к черту! Однако же эта тактика не должна быть риском, что возможно, на мой взгляд, лишь при отказе от борьбы, от всякого сопротивления. Теперь странный вопрос, который я не могу не сформулировать именно так и только так: хватит ли у нас сил, чтобы заставить себя жить? Ответ за подлинным гедонистом…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Сладкая жизнь. Настольная книга гедониста. Майкл Флокер.: chto_chitat — LiveJournal

Сладкая жизнь. Настольная книга гедониста. Майкл Флокер.

От автора бестселлера Метросексуал.

 

Веселенькая розовая книжечка формата А5 в 252 страницы с картинками.

Книга и правда настольная, т.к. содержит простые истины, о которых мы постоянно забываем.

«Из словаря:

ГЕДОНИЗМ, м. 1) Учение о том, что наслаждение, счастье – это единственное или главное благо в жизни; 2) просвещенный и наполненный удовольствиями образ жизни; 3) самое приятное мировоззрение»

«Это чтение для развлечения и, если вы не будете осторожничать, изменения своего существования. Ироничное и сатиричное руководство по роскошной жизни объяснит вам, как овладеть забытым искусством приятного досуга и наслаждения бытием »

 

Книга для оптимистов и веселых людей. 

Мне понравилась. Прочитала сразу всю.

В книге автор в веселой и ироничной манере рассказывает об истории гедонизма, о современном его применении, о выпивке, сексе, курении, наркотиках и трезвых удовольствиях.

 

Вот, например, десятка «трезвых удовольствий»:

Путешествия

Секс

Общение с природой

Магазины

Гурманский обед

Артистичное самовыражение

Экстремальный спорт

Йога и медитация

Лечебная ванна

Беседы и общий смех.

 

Лично я всё это обожаю, и  давно выделила в своей жизни достаточно время на любимые дела, но, возможно, кому-то не хватает именно такого легкого пинка, чтобы стать еще счастливее 🙂

В книге много списков типа «десять приятных вещей, которые надо сделать, пока жив». На полях книги прекрасные цитаты известных писателей, философов, актеров, просто интересные факты и картинки. В конце есть довольно трогательное описание последних минут старого прожигателя жизни, авантюриста, оптимиста и, конечно, примерного гедониста, к которому пришла смерть. Глава называется «Интервью на смертном одре – ну что, как жизнь?». Я даже прослезилась, так все живо представила =) 


Последний абзац дает представление обо всей книге:

«Какая бы ни выпала вам доля, в жизни всегда есть мгновения радости и счастья. Вы можете взяться за дело и создать их сами или можете сидеть и коснеть в своих неизбывных мучениях и угрызениях. Если у вас есть мечта, вы должны ей следовать….. Но куда бы ни привел вас ваш путь, помните, что жизнь – это не задание. Это приключение, в котором вы должны найти красоту, счастье и, прежде всего, удовольствие»

Конечно, книга написана в американском стиле (много раз повторяется одно и тоже),  довольно простенькая, но я думаю, она любого заставит улыбнуться 🙂

Book: Гедонизм

Виктор ЕрофеевГедонизмГости программы: Елена Петровская, Александр Шабуров, Николай Усков — @Автор, @ @Энциклопедия русской души @аудиокнига @можно скачать Подробнее…2008
аудиокнига
Пол ДоланСчастье по расчету. Как управлять своей жизнью, чтобы быть счастливым каждый деньЦитата Ощущения удовольствия и смысла — вот что в конце концов имеет значение. Гедонизм — этическое учение, согласно которому удовольствие является единственным высшим благом и целью жизни. Добавляя… — @Альпина Паблишер, @(формат: 60×90/16, 296 стр.) @ @ @ Подробнее…2015
403бумажная книга
Пол ДоланСчастье по расчету. Как управлять своей жизнью, чтобы быть счастливым каждый деньЦитата Ощущения удовольствия и смысла — вот что в конце концов имеет значение. Гедонизм — этическое учение, согласно которому удовольствие является единственным высшим благом и целью жизни. Добавляя… — @Альпина Паблишер, @(формат: 60×90/16, 292 стр.) @ @ @ Подробнее…2015
338бумажная книга
Р.Г. АпресянИдея морали и базовые нормативно-этические программыВ книге анализируется природа и императивно-ценностное содержание морали. Раскрывая источники морали, автор уделяет особое внимание родовому опыту человека (в частности выраженному в отношениях… — @ИФ РАН, @ @- @ @ Подробнее…1995
391бумажная книга
Ранчин Андрей МихайловичБорис и ГлебПервые русские святые, братья Борис и Глеб избрали для себя добровольную смерть, отказавшись от борьбы за власть над Киевом и всей Русской землей. Это случилось почти тысячу лет назад, летом и в… — @Молодая гвардия, @ @Жизнь замечательных людей @ @ Подробнее…2013
467бумажная книга
Андрей РанчинБорис и ГлебПервые русские святые, братья Борис и Глеб избрали для себя добровольную смерть, отказавшись от борьбы за власть над Киевом и всей Русской землей. Это случилось почти тысячу лет назад, летом и в… — @Молодая гвардия, @(формат: 84×108/32, 320 стр.) @Жизнь замечательных людей @ @ Подробнее…2013
331бумажная книга
Паланик ЧакДо самых кончиковВсе мы — рабы собственных инстинктов, и, зная это, нами легко манипулируют политики, журналисты, маркетологи. Линус Максвелл — один из таких манипуляторов. Кто же он, человек с тысячью лиц, … — @АСТ, @ @Чак Паланик и его бойцовский клуб @ @ Подробнее…2015
511бумажная книга
Паланик Ч.До самых кончиковВсе мы – рабы собственных инстинктов, и, зная это, нами легко манипулируют политики, журналисты, маркетологи. Линус Максвелл – один из таких манипуляторов. Кто же он, человек с тысячью лиц, –… — @АСТ, @ @Чак Паланик и его бойцовский клуб @ @ Подробнее…2017
287бумажная книга
Чак ПаланикДо самых кончиковНовый роман от автора «Бойцовского клуба»! В списке самых ожидаемых новинок 2015 года. Традиционно шокирующий роман автора. Чак Паланик — мастер альтернативной литературы. О книге: Чак Паланик… — @АСТ, Neoclassic, @(формат: 84×108/32, 288 стр.) @ @ @ Подробнее…2015
281бумажная книга
Роберт Маркус КартрайтПолёт 187Выживает сильнейший… Непоколебимая народная мудрость. Но главный герой, человек без имени и цели в жизни, ставит это утверждение под сомнение. Принимая чистый гедонизм в качестве своего главного… — @Издательские решения, @ @ @электронная книга @ Подробнее…
49электронная книга
Игорь Рябов2199.Антиутопия2199 год. Белгородское Государство. Постапокалиптическое общество, в котором гедонизм стал главной идеологией, а достижение счастья каждого гражданина через удовольствие – национальной идеей… — @Издательские решения, @ @ @электронная книга @ Подробнее…
50электронная книга

Гедонизм — это… Что такое Гедонизм?

Гедони́зм (др.-греч. ηδονή, лат. hedone — «наслаждение», «удовольствие») — этическое учение, согласно которому удовольствие является главной добродетелью, высшим благом и целью жизни. Разновидностью гедонизма является эвдемонизм.

Обзор гедонистических учений

Основоположником гедонизма считается древнегреческий философ Аристипп (435—355 гг. до н. э.), современник Сократа. Аристипп различает два состояния души человека: удовольствие как мягкое, нежное и боль как грубое, порывистое движение души. При этом не делается различия между видами удовольствия, каждое из которых в своей сущности качественно похоже на другое. Путь к счастью, по мнению Аристиппа, лежит в достижении максимального удовольствия, избегая при этом боли. Смысл жизни, по Аристиппу, находится именно в получении физического удовольствия.

Эпикур описывает удовольствие как принцип удавшейся жизни. Удовлетворённость желаний Эпикур считает свободой от неохоты и отвращений. Целью в данном случае является не само удовлетворение, а избавление от страдания и несчастья. Высшим удовольствием и его мерой, согласно Эпикуру, является отсутствие боли и страдания. Поэтому счастье достигается с помощью атараксии — освобождения от боли и беспокойства, умеренным потреблением земных благ. Утилитарист Иеремия Бентам называл такой подход «гедонической расчётливостью».

Генри Сидгвик (Henry Sidgwick) в своём описании утилитаризма XIX столетия различает этический и психологический гедонизм. Психологический гедонизм является антропологической гипотезой о стремлении человека увеличить собственные радости. Таким образом перспектива удовлетворения или избежание разочарования являются единственным мотивом поступков человека. Этический гедонизм является в свою очередь нормативной теорией или группой теорий о том, что человек должен стремиться к удовлетворению — или собственному (гедонический эгоизм) или всеобщему (универсальный гедонизм или утилитаризм). В отличие от Сидгвика, являющегося сторонником универсального гедонизма, Бентам писал:

Природа поставила человека под власть двух суверенных владык: страданья и радости. Они указывают, что нам делать сегодня, и они определяют, что мы будем делать завтра. Как мерило правды и лжи, так и цепочки причины и следствия покоятся у их престола.

В работе Дэвида Пирса «Гедонистический императив» гедонизм рассматривается как основополагающая нравственная ценность для всей биосферы.

В кинематографе

  • «Клуб «Shortbus»» Джона Кэмерона Митчелла — фильм, названный гимном гедонизму.
  • В мультсериале «Футурама» есть второстепенный персонаж — Робот-Гедонист, как следует из имени, ставящий целью своей жизни получение наслаждений. Постоянно лежит на кушетке, которая является частью его корпуса, и непрерывно поглощает виноград.
  • Также идеи гедонизма можно увидеть в фильме «Дориан Грэй». Персонаж по имени Генри Уоттон широко распространяет свои идеи среди знакомых и друзей. На распространении этих идей строится сюжет фильма и книги Оскара Уайльда.

См. также

Ссылки

ГЕДОНИЗМ — это… Что такое ГЕДОНИЗМ?

    ГЕДОНИЗМ (от греч. ηδονή— удовольствие)— тип этических учений, а также система нравственных воззрений, согласно которым все моральные определения (содержание понятий добра и зла и др.) выводятся из удовольствия (положительные) и страдания (отрицательные). В учениях представителей киренской школы гедонизм складывается как разновидность мировоззрения, отстаивающего приоритет потребностей индивида перед социальными установлениями как условностями, ограничивающими его свободу, подавляющими его самобытность. Именно у киренаиков обнаруживается двойственность гедонизма как практического учения: с одной стороны, в той мере, в какой гедонизм утверждал самоценность личности, в нем очевидны гуманистические черты, с другой — в той мере, в какой предполагалось, что удовольствие является абсолютной ценностью, гедонизм оказывался возможной основой для апологии зла и аморализма. Различают “эгоистический гедонизм” (теории, согласно которым исключительно личное удовольствие является конечной целью действий) и “универсалистский гедонизм” (когда удовольствие как общее счастье является конечной целью действий).     Аристипп, вслед за софистами, не делал различий между наслаждениями (по их источнику), однако принимал во внимание наслаждение, которое может быть достигнуто в данный момент, и игнорировал возможные, но недостижимые в настоящем наслаждения. Гедонизм смягчается в учениях, типологически характеризуемых как эвдемонизм. Таков гедонизм Эпикура, который считал действительным благом не чувственные удовольствия тела, а подлинные и возвышенные наслаждения души, точнее—состояние атараксии. Строго говоря, различия между гедонизмом и эвдемонизмом не существенны: оба учения ориентируют человека не на добро, а на наслаждение, а если и на добро, то ради наслаждения. В христианской традиции Средних веков идеям гедонизма не было места; лишь в эпоху Возрождения они находят новых сторонников (Дж. Боккаччо, Л. Бруни, Л. Валла, Ф. Петрарка, К. Раймонди), да и то по преимуществу только в его мягкой эпикурейской версии.     В новоевропейской мысли с идеями гедонизма происходят существенные трансформации. Эти идеи оказываются воплощенными более или менее полно и адекватно в большинстве философско-этических учений того времени. Т. Гоббс, Б. Мандевиль, К. Гельвеций, так же, как и Б. Спиноза, выводят поведение людей из удовольствия. Однако последнее все более ассоциируется с общественно определенными интересами индивида: у Гоббса эгоизм ограничивается общественным договором, у Мандевиля стремление человека к удовольствию трактуется как средство, используемое воспитателями и политиками для управления людьми, у Гельвеция оно ставится в зависимость от правильно понятого интереса (см. Разумный эгоизм). Данная линия в новоевропейской моральной философии (от Гоббса к Гельвецию) находит непосредственное продолжение в классическом утилитаризме, отождествляющем удовольствие с пользой. Эта динамика идей вела в конечном счете к выводу, что удовольствие не является определяющим мотивом поведения, но лишь сопутствует той деятельности, которая воспринимается как успешная. По этой же линии развивались идеи либерализма—течения мысли, покоящегося на адекватном и последовательном обосновании автономии индивида—как личности и гражданина. Лишь в произведениях де Сада принцип удовольствия утверждается в чистом виде—именно как принцип гедонического умонастроения и практики, в противовес социальным установлениям и в косвенной полемике с теорией общественного договора. Т. о., хотя идеи гедонизма и были воплощены в большинстве учений, они одновременно оказались перемещенными в такие контексты (рационалистического перфекционизма и социальной организации, в одном случае, и утопии аморальной вседозволенности, в другом), которые в конечном счете привели к кризису гедонизма как философского мировоззрения.     К. Маркс, 3. Фрейд и Дж. Мур с разных позиций сформулировали положения об удовольствии как практическиповеденческом и объяснительно-теоретическом принципе, которые концептуально оформили этот кризис. Так, в марксизме—в порядке социально-философской критики гедонизма—было показано, что наслаждения и страдания являются функцией от действительных социальных отношений людей. Благодаря психоанализу с его детальным изучением бессознательной мотивации и формирования характера человека, вниманием к технике наблюдения кардинально меняется положение в исследовании удовольствий. Фрейд с психологической точки зрения доказал, что удовольствие, будучи исходным, не может быть универсальным принципом поведения общественного индивида, тем более (что было акцентировано последователями Фрейда) если речь идет о нравственных основаниях поведения. Мур, критикуя Милля и Сиджвика, показал, что гедонизм, утверждая удовольствие в качестве единственного добра, в полной мере воплотил в себе натуралистическую ошибку. В частности, в гедонизме, как правило, смешиваются понятия “желание” и “достойное желания”, средство достижения блага и то, что является частью искомого блага, удовольствие и сознание удовольствия; привнесение в гедонистическое рассуждение критериев рациональности неявно устанавливает предел удовольствию и тем самым разрушает целостность гедонизма как концепции, утверждающей абсолютность ценности удовольствия. В свете такой критики гедонизм уже не мог восприниматься как теоретически серьезный и достоверный этический принцип и переместился в сферу “моральной идеологии” и в практику. Удовольствие становится предметом специального рассмотрения частных наук, напр. психологии или теории потребления.

    Лит.: МурДж. Э. Принципы этики. М., 1984, с. 125-85; Sidgwick H. The Methods of Ethics. Cambr., 1981; Gosling J. С. В., TaylorC. C. W. The Greeks on Pleasure. Oxf., 1982.

    P. Г. Апресян

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.

ГЕДОНИЗМ — это… Что такое ГЕДОНИЗМ?

    ГЕДОНИЗМ (от греч. ηδονή— удовольствие)— тип этических учений, а также система нравственных воззрений, согласно которым все моральные определения (содержание понятий добра и зла и др.) выводятся из удовольствия (положительные) и страдания (отрицательные). В учениях представителей киренской школы гедонизм складывается как разновидность мировоззрения, отстаивающего приоритет потребностей индивида перед социальными установлениями как условностями, ограничивающими его свободу, подавляющими его самобытность. Именно у киренаиков обнаруживается двойственность гедонизма как практического учения: с одной стороны, в той мере, в какой гедонизм утверждал самоценность личности, в нем очевидны гуманистические черты, с другой — в той мере, в какой предполагалось, что удовольствие является абсолютной ценностью, гедонизм оказывался возможной основой для апологии зла и аморализма. Различают “эгоистический гедонизм” (теории, согласно которым исключительно личное удовольствие является конечной целью действий) и “универсалистский гедонизм” (когда удовольствие как общее счастье является конечной целью действий).     Аристипп, вслед за софистами, не делал различий между наслаждениями (по их источнику), однако принимал во внимание наслаждение, которое может быть достигнуто в данный момент, и игнорировал возможные, но недостижимые в настоящем наслаждения. Гедонизм смягчается в учениях, типологически характеризуемых как эвдемонизм. Таков гедонизм Эпикура, который считал действительным благом не чувственные удовольствия тела, а подлинные и возвышенные наслаждения души, точнее—состояние атараксии. Строго говоря, различия между гедонизмом и эвдемонизмом не существенны: оба учения ориентируют человека не на добро, а на наслаждение, а если и на добро, то ради наслаждения. В христианской традиции Средних веков идеям гедонизма не было места; лишь в эпоху Возрождения они находят новых сторонников (Дж. Боккаччо, Л. Бруни, Л. Валла, Ф. Петрарка, К. Раймонди), да и то по преимуществу только в его мягкой эпикурейской версии.     В новоевропейской мысли с идеями гедонизма происходят существенные трансформации. Эти идеи оказываются воплощенными более или менее полно и адекватно в большинстве философско-этических учений того времени. Т. Гоббс, Б. Мандевиль, К. Гельвеций, так же, как и Б. Спиноза, выводят поведение людей из удовольствия. Однако последнее все более ассоциируется с общественно определенными интересами индивида: у Гоббса эгоизм ограничивается общественным договором, у Мандевиля стремление человека к удовольствию трактуется как средство, используемое воспитателями и политиками для управления людьми, у Гельвеция оно ставится в зависимость от правильно понятого интереса (см. Разумный эгоизм). Данная линия в новоевропейской моральной философии (от Гоббса к Гельвецию) находит непосредственное продолжение в классическом утилитаризме, отождествляющем удовольствие с пользой. Эта динамика идей вела в конечном счете к выводу, что удовольствие не является определяющим мотивом поведения, но лишь сопутствует той деятельности, которая воспринимается как успешная. По этой же линии развивались идеи либерализма—течения мысли, покоящегося на адекватном и последовательном обосновании автономии индивида—как личности и гражданина. Лишь в произведениях де Сада принцип удовольствия утверждается в чистом виде—именно как принцип гедонического умонастроения и практики, в противовес социальным установлениям и в косвенной полемике с теорией общественного договора. Т. о., хотя идеи гедонизма и были воплощены в большинстве учений, они одновременно оказались перемещенными в такие контексты (рационалистического перфекционизма и социальной организации, в одном случае, и утопии аморальной вседозволенности, в другом), которые в конечном счете привели к кризису гедонизма как философского мировоззрения.     К. Маркс, 3. Фрейд и Дж. Мур с разных позиций сформулировали положения об удовольствии как практическиповеденческом и объяснительно-теоретическом принципе, которые концептуально оформили этот кризис. Так, в марксизме—в порядке социально-философской критики гедонизма—было показано, что наслаждения и страдания являются функцией от действительных социальных отношений людей. Благодаря психоанализу с его детальным изучением бессознательной мотивации и формирования характера человека, вниманием к технике наблюдения кардинально меняется положение в исследовании удовольствий. Фрейд с психологической точки зрения доказал, что удовольствие, будучи исходным, не может быть универсальным принципом поведения общественного индивида, тем более (что было акцентировано последователями Фрейда) если речь идет о нравственных основаниях поведения. Мур, критикуя Милля и Сиджвика, показал, что гедонизм, утверждая удовольствие в качестве единственного добра, в полной мере воплотил в себе натуралистическую ошибку. В частности, в гедонизме, как правило, смешиваются понятия “желание” и “достойное желания”, средство достижения блага и то, что является частью искомого блага, удовольствие и сознание удовольствия; привнесение в гедонистическое рассуждение критериев рациональности неявно устанавливает предел удовольствию и тем самым разрушает целостность гедонизма как концепции, утверждающей абсолютность ценности удовольствия. В свете такой критики гедонизм уже не мог восприниматься как теоретически серьезный и достоверный этический принцип и переместился в сферу “моральной идеологии” и в практику. Удовольствие становится предметом специального рассмотрения частных наук, напр. психологии или теории потребления.

    Лит.: МурДж. Э. Принципы этики. М., 1984, с. 125-85; Sidgwick H. The Methods of Ethics. Cambr., 1981; Gosling J. С. В., TaylorC. C. W. The Greeks on Pleasure. Oxf., 1982.

    P. Г. Апресян

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *