Гештальт терапевт что это: Гештальт-терапия для «чайников»

Автор: | 08.11.2020

Содержание

Гештальт-терапия для «чайников»

В детстве меня привлекали книги из серии «Все обо всем». В них авторы вмещали концентраты знаний о самых разных вещах. Упрощенный и поверхностный уровень погружения в тему меня не смущал: я и сейчас ценю такой формат при знакомстве с непрофильными, но интересующими меня сферами. Это отличная возможность быстро сориентироваться в вопросе, понять, о чем это в принципе.

Я постараюсь предельно просто и понятно, в популярно-энциклопедическом формате, описать ключевые тезисы в работе гештальт-терапевта. Любой психотерапевтический подход отталкивается от идеи психологического здоровья, критериев здорового функционирования человека.

Здоровье в гештальт-терапии — это гармоничное и целостное функционирование жизненных систем человека, способность к саморегуляции как в физическом, так и психологическом аспектах.

Если нам холодно, организм повышает мышечную активность, появляется дрожь. Это помогает нам согреться. Если жарко, организм потеет, охлаждая температуру тела. Если организм утомлен, он требует отдыха, мы хотим спать. Саморегулирующаяся система невозможна без контакта с внешней средой. Когда мы голодны, мы не можем удовлетворить потребность в еде без взаимодействия с миром. Потребности в любви, признании, уважении, общении также удовлетворяются только при контакте со средой.

Мы живем, в чем-то нуждаемся, чего-то хотим, к чему-то стремимся. В идеальном варианте мы удовлетворяем свои потребности, закрываем гештальты. Если же потребность не удовлетворяется долгое время, у нас появляется внутреннее напряжение — то, что известно как «незавершенные гештальты».

Каждая потребность проходит через несколько стадий развития:

  • Формирование и осознавание.
  • Контакт организма со средой, чтобы найти предмет и способ удовлетворения потребности.
  • Удовлетворение потребности.
  • Осмысление полученного опыта.

На любой из этих стадий контакт со средой может прерваться, а значит, потребность так и останется неудовлетворенной.

Происходит это в результате действия четырех механизмов: проекции, интроекции, конфлюэнции и ретрофлексии.

1. Проекция

Вы прогуливаетесь по ночному парку и видите впереди шумную компанию молодых людей. Вам приходит в голову мысль отклониться от маршрута, чтобы не встречаться с незнакомцами. Так проявляется механизм проекции.

Основываясь на своем опыте, вы проецируете, что молодые люди окажутся агрессивными и встреча может быть небезопасной. Проективный механизм, как и любые другие способы прерывания потребностей, изначально полезен для нас.

Но вот другой пример. Молодой человек хочет познакомиться на улице с девушкой. Он останавливает себя, предполагая, что она откажется от знакомства: он ей не понравится, она не знакомится на улице, она замужем и так далее. В этом случае вместо полезной защитной функции механизм проекции останавливает удовлетворение реальной потребности молодого человека: познакомиться, завязать отношения.

Задача гештальт-терапевта — помочь клиенту осознать потребность, увидеть, как он с ней обходится, и помочь найти подходящие способы ее удовлетворения.

Что такое гештальт-терапия

Терапия призвана помочь человеку найти его проблемы и определить, как конкретное нарушение влияет на качество его жизни. В отличие от других методов психотерапии, направление гештальт не ставит задачу целенаправленного поиска причин проблемы, а сфокусирована над тем, что волнует пациента в настоящее время, т.е. над самим наличием этой проблемы. Особое значение придается именно тому, как и чем человек живет здесь и сейчас.

Психотерапевтические сессии построены не на проговаривании, а на чувствовании и проживании человеком своих волнений. Поэтому гештальт-терапию принято также называть «терапией действия» и «терапией контакта».

Во время сессий терапевт с клиентом работают над завершением незаконченных ситуаций, чтобы по кусочкам вновь собрать целое, т.е. гармоничную личность, изменить паттерны поведения и поменять жизнь к лучшему.

На сеансах человек заново проигрывает свои волнения, выражает и проговаривает связанные с ними чувства, иногда глубоко затаенные: обиды, злости, раздражения, одиночества, утраты, доверия, благодарности, радости, любви и т. д. Это помогает исследовать свое отношение к незаконченным делам и незавершенным событиям и самостоятельно находить причину своего беспокойства. А взгляд на прошедшие события со стороны и осознанное проживание их «здесь и сейчас» позволяет клиенту менять свое отношение к ним, устраняя причину психологических трудностей.

Стойкий результат от терапии нельзя получить за короткое время. Поскольку она работает над проблемами, которые формировались достаточно долго и прочно вошли в жизнь клиента, для их полного осознавания и устранения может понадобиться длительное время. Короткие сроки не способны дать глубокой проработки проблемы и резкое изменение поведения без достаточного осознавания только приведет к возникновению новых трудностей.

Но постепенно возвращая человеку внутриличностную целостность, гештальт-терапия учит его нести ответственность за свою жизнь, не оправдывая неудачи трудным прошлым. Она помогает ему стать капитаном своего жизненного пути, избегать повторения ошибок, показывает, как изменение механизмов его поведения приводит к изменениям в жизни.

Гармоничному человеку проще налаживать отношения с другими людьми и внешним миром. И он обретает, либо возвращает себе чувство наполненности жизни, ее осмысленности.

Почему выбирают гешталь-терапию и что такое гештальт-терапия?

“Стоит ли пойти к психологу? Зачем люди занимаются психотерапией? Неужели это помогает? Я сам могу справиться со своими проблемами, зачем мне нужен еще кто-то? К психологам обращаются только психики или слабые люди, а я же не такой! А мне уже стоит обратиться, или как-то само пройдет и все разрешится?” Все эти мысли роятся в голове у каждого, кто слышал про психотерапию или подумывал сам сходить. Я нашел для вас описание нескольких реальных историй клиентов, ознакомьтесь с ними! Это может быть полезно.

Краткий обзор особенностей гештальт-терапии от ведущего тренера

Гештальт-терапия ( далее – ГТ) возникла в середине 20 века в диалоге с психоанализом, в опоре на гештальт психологию, экзистенциальную философию и, позднее — на восточные практики.
ГТ связана с именем ее создателя — Фрица Перлза, а также Лоры Перлз, Пола Гудмена, Изидора Фрома, Джима Симкина и др. Впоследствии ГТ развивалась группой Кливлендского института Джозефом Зинкером, Невисами , Польстерами и другими авторами. Особо выделяется калифорнийский период жизни Фрица Перлза, его работа со сновидениями, «горячий стул», работа с внутренним диалогом клиента. Сохранились записи его семинаров в Эсалене.

ГТ в настоящее время широко распространена в мире.
В России развитие ГТ началось в конце 80х годов прошлого века и было поддержано группой практикующих российских терапевтов, которые 4,5 года обучались гештальт-терапевтами Гамбургского института Фрица Перлза, затем в 3,5летней французской программе под руководством Жан-Мари Робина, в то время президента ЕАГТ.

В 1992 году был создан МГИ, затем отделились МИГиП и МИГТиК, возник Питерский институт Гештальта и много других организаций. В нашей стране ГТ очень распространена и получила бурное развитие. Существует множество программ подготовки гештальт терапевтов в разных городах, выросло несколько поколений прекрасных терапевтов, супервизоров и преподавателей ГТ, развивается профессиональное Гештальт Сообщество. Сейчас стандарты обучения приведены в соответствие со стандартами ЕАГТ. Мы активно сотрудничаем с коллегами из Украины, Беларуссии, Казахстана, где созданы также профессиональные сообщества, продолжаем сотрудничать с международным сообществом.

Гештальт терапия получила развитие в период больших социальных перемен, когда понимание реальности и нормы ее восприятия сильно и быстро менялись.

ГТ— это Экзистенциально-Феноменологический подход, ориентированный на поддержку развития человека через пробуждение чувствительности к качеству своего присутствия в своей жизни. Задача — очнуться и обнаружить себя. Энергия этой впечатленности и есть основа мотивации развития.
Основа диагностики и поддержки осознавания в гештальт терапии звучит так— позволь себе наконец осознать очевидное.

Актуальность, осознанность и ответственность , а также согласие с собой и поддержка аутентичности и жизненной наполненности в своих выборах— вот суть гештальт терапии.

То есть задача ГТ — не докапываться до причин сегодняшних действий, лежащих в далеком прошлом, а осознать, что именно сейчас , здесь и теперь, я делаю для того, чтобы жить именно так и иметь все свои проблемы. Вся работа терапевта происходит на ресурсах энергии впечатленности клиента этим открытием.

Психоанализ опирается на философский принцип линейного детерминизма, у всего есть причина. Гештальт терапия работает в полевой логике, опираясь на теорию поля Курта Левина, где суть явления понимается через его связь с контекстом множества взаимосвязанных факторов актуальной ситуации в ее целостном измерении.

Гештальт— это принцип восприятия, образ, при этом картина мира зависит от глаз смотрящего. Это форма в развитии. Задача найти хорошую форму. И поддержать ресурсы процесса ее поиска.

Для этого любопытства должно быть больше, чем страха.

Гештальт терапия поддерживает развитие, а не адаптацию. Развитие предполагает движение вперед, в будущее, встречу с новым и толерантность к ситуации неопределенности , неизвестности, в отличие от адаптации, где ориентация — на прошлое, знакомое, готовое, неизменное и общепринятое, социально одобряемое — то есть на статистически усредненное качество нормы.

Любой подход имеет свою философию.
Философские основания и принципы гештальт подхода — это реализм ( «есть то что есть» и это находит опору в феноменологии), релятивизм(мы все разные и все относительно и критерии нормы индивидуальны), диалектику ( единство и борьба противоположностей, полярностей, признание ценности процесса сопротивления и значимость фигур избегания), а также скептицизм — сомнение и возможность экспериментальной проверки данностей опыта. Гештальт терапия поддерживает ценность свободы.

Человек в гештальт подходе понимается как человек Живущий, строящий и воплощающий мелодию своего бытия в мире. Это обозначается термином Self-процесс, понимаемый как персональное усилие во времени . Self-процесс осуществляется через 4 стадии формирования опыта, традиционно описываемые как « кривая контакта»( кривая нормального распределения). Это
1. Стадия преконтакта, где происходит ориентировка во внутреннем мире и идентификация себя как субъекта определенной потребности
2. Стадия контактирования, сканирования и тестирования реальности для того, чтобы выбрать способ удовлетворить потребность

3. Стадия собственно контакта, поступка, действия, реализующего удовлетворение потребности с помощью выбранного способа и объекта потребности
4. Стадия постконтакта— на ней происходит ассимиляция опыта и обретение смысла.
Энергия селф процесса в начале возрастает, достигает пика, затем постепенно падает, по мере того как напряжение потребности разряжается в действии.
На каждой стадии могут происходить сбои, застревание реализации энергии. Это у всех индивидуально и связано с незавершенными задачами развития. В постконтакте эта нереализованная энергия незавершенного действия скапливается и образует напряжение, которое проективно организует наше сознание при восприятии реальности, побуждая вернуться к незавершенным задачам. Таким образом, любой новый цикл начинается с напряжения в постконтакте предыдущих незавершенных ситуаций. И развитие, осуществляемое через последовательность циклов формирования опыта выглядит как спираль с возвратными петлями и приращиваем компетентности.

Гештальт терапия это философия процесса, философия вопроса, философия поступка и философия глагола, описывающего действие по созданию этого поступка.

Феноменологический подход означает, что мы работаем с текущим опытом. И поддерживаем осознавание конкретного человека как именно этот опыт у него формируется. Через какие именно действия данного человека?. Как человек сам прерывает свое возбуждение? Как он перестает видеть очевидные вещи, аффективно останавливая себя своими проекциями? Как продает свободу за безопасность ? Как избегается действие? Куда девается при этом энергия, которая поддерживала бы его реализацию? Формирует болезненные напрягающие симптомы и человек начинает разговаривать о своей жизни языком болезни? Или боль, напряжение и тревога сбрасываются в зависимости? Как избегается ассимиляция опыта и исчезают смыслы?
Как восстановить мотивацию к поиску хорошей формы и попасть в свою собственную жизнь?

Пространство работы ГТ— это пространство, которое существует между восприятием феномена и словом, которое его определяет как готовый смысл. Работа терапевта — восстановить чувствительность клиента к его впечатленности, и поддержать чувствительность через замедление.
Это означает, что мы не учим, не лечим, не адаптируем клиента, а помогаем ему осознать то, что он и так уже делает со своей жизнью. Для этого надо скорее « разучиваться» от оперирования готовыми смыслами и , часто тяжело нагруженными, моральными установками. Позволить себе видеть то, что мы видим, доверять своей чувствительности, рисковать жить своей жизнью порой ценой неудобства для других, а иногда и для самого себя.

Что и как? Здесь и теперь. Ты и Я.
Гештальт терапия — это экзистенциальная лаборатория опыта. Давай посмотрим — Что и Как происходит прямо Здесь и Теперь между Мною и Тобой? И давай соотнесем это с тем, что ты считаешь своей проблемой. Мы не сразу достигнем согласия. Но, выдерживая наше несогласие в диалоге, мы оба зададимся вопросами, которые поддержат наше развитие .

(с) Елена Калитеевская

За что любят гештальт-терапию? (личный опыт одного клиента)

В первую очередь, конечно, за Свободу. Именно за Свободу с большой буквы. Свободу выбора: какой мне быть  и что делать целый час, без страха быть отвергнутой терапевтом, работать ли мне сегодня над своими проблемами или заснуть на стуле, без опасений оглушающего вопроса: « Чего пришла на терапию, если проблему не рассказываешь?»
За ту свободу, которая позволяет тебе просто Быть, жить, существовать рядом с Другим и не платить за это Виной, Стыдом,  Тревогой, Раскаяниями.
За то, что нет строгих правил поведения терапевта, зато есть этический кодекс.
За Безопасность. Для меня очень важным  является качество и степень присутствия человека рядом со мной. В Гештальт-терапии эта степень очень высока. Так, например, я могу спросить о том, что чувствует терапевт в данную минуту по отношению ко мне или ситуации, которую я представила ему, и получить искренний ответ. Я могу задавать личные вопросы (типа: в какой класс ходит твой ребенок). Я свободна обращаться к терапевту на Ты, что способствует сближению и большему раскрытию меня, как клиента.

Я люблю Гештальт за то, что Ответственность за мои осознавания принадлежит мне на 100%, это научило меня брать ответственность за свою жизнь, а значит –  психологически вырасти. Ведь если ответственность за решение моих проблем несет терапевт, то и Контроль и Власть – у него. Быть ответственной за свою жизнь – значит быть автором своей жизни.

За то, что меня «не лечат» и не учат, как жить и что делать, а весь процесс терапии строится в «горизонтальных», т.е. равных отношениях. Я не пациент, а терапевт не «доктор». Меня не контролируют, а сопровождают мой процесс осознавания, выборов и действий. Что в свою очередь дает мне чувство полноценности, а не психологического «инвалида», «психа беспомощного».  Покидая кабинет моего терапевта, я уношу с собой ценный опыт прожитых отношений с реальным человеком, а не с моими фантазиями и проекциями.

За то, что благодаря Гештальту я обрела право злиться и ненавидеть наряду с любить и получать удовольствие, быть эгоисткой, быть плохой или соблазняющей, иногда властной, иногда слабой и нерешительной. Ведь большую часть моей жизни эти чувства и качества были вытесняемы, подавляемы, блокируемы и подвергались всяческим репрессиям с моей стороны. Я получила свободу быть разной через принятие себя, своей личности, «недостатков», «достоинств», и способа жизни.

За то, что моя интуиция теперь будет услышана, благодаря повышению общей чувствительности. За то, что на моем пути к самовыражению и самореализации теперь нет знаков «Стыдно!», «Не умничай!», «Не справишься!», а скорость движения выбираю только я.

И еще коротко: за то, что я принимаю свое одиночество; за то, что все проходит и ничто не гарантировано навечно; за то, что я совсем не думаю о том, что думают обо мне другие и не катастрофа то, что они вовсе обо мне не думают; за то, что я научилась видеть и слышать больше, чем нужно для обычного общения; за то, что я способна обнаружить  много хороших людей и вдохновляющих идей; за то, что любовь и тепло других людей мне по-прежнему нужны, но сейчас, по этому поводу я себя не обманываю;  за то, что мир стал, не так красив, как в моем воображении, но парадоксально прекрасен;  за понимание того, что мало того, что этот мир не такой, как мне бы хотелось, так он еще и не изменится, а, следовательно, за все, что я в этой жизни недополучу – отвечать буду я, а порой так не хочется нести ответственность за собственную жизнь.
Хорошей Вам терапии!

(с) взято из чужого ЖЖ

Психотерапевт

В сентябре 2017 года я начал заниматься с психотерапевтом, и непрерывно продолжаю занятия до сих пор. Считаю, что начало занятий — это одно из главных событий прошлого года.
Я и до сентября замечал, как мои друзья ходят к терапевту, но относился к этому скептически. Скептиков вокруг меня хватает и сейчас. Поэтому решил вкратце рассказать почему я начал, как выглядят занятия и чего вообще от них ждать. Рассказываю об этом на собственном опыте и благодаря статьям, которые я читал.

Мне не нужно к терапевту, я в порядке

Возможно, на свете действительно есть люди, которые точно в порядке, но я таких не встречал. Обычно у всех вокруг есть мелкие проблемы и особенности в поведении, которые отравляют жизнь. Один мой знакомый все время читает переписку своей девушки в её телефоне — хотя про себя понимает, что ведет себя неправильно. Другая знакомая боится общаться с родителями, потому что они постоянно над ней посмеиваются. Кто-то боится неопределенностей на новой работе, кто-то не знает чего хочет в жизни.

Речь не про голоса в голове и суицидальные мысли, а про расстройства, обиды, неуверенность в себе, проблемы в отношениях. Терапевт помогает в этом разобраться.

Не надо мне к терапевту, я взрослый человек и сам справлюсь

Я тоже так думал про себя. Я человек с высокой способностью к рефлексии, могу обдумать и проанализировать все что угодно, люблю заниматься этим часами. Но со временем я заметил, что это не работает.

Рефлексия — это не решение проблемы, а убеждение себя самого в том, что ты все сделал правильно. Голос в голове постоянно поддакивает, успокаивает, колеблется между «Ну а что тут можно было сделать» и «Ты умничка, утри слезки». После таких размышлений я всегда ощущал что мне стало немного легче, но проблемы никуда не делись. Словно на войне с самим собой объявили суточное перемирие.

Общение с терапевтом устроено иначе. Он не пытается быть лапочкой: задает вопросы, ловит на противоречиях. Терапевт может сказать: «Смотри, ты вот полчаса назад другое говорил. Так где правда?», или «Это-то понятно. А сам ты чего хочешь в этой ситуации?». У него нет задачи заговорить и успокоить, он помогает разобраться в себе.

На уровне терапевта сам человек в себе так разобраться не может — у него какие-то защитные механизмы срабатывают, и оттуда просто выкидывает. А с терапевтом ничего, работаем дальше.

Я все проблемы с друзьями обсуждаю

Друзья, родственники, коллеги обычно не помогают разобраться с проблемами:

Если вам плохо, то они постараются утешить — скажут что угодно, только бы вас успокоить.
Они не несут ответственности за свои советы. Подруга скажет: «Он мерзавец, срочно бросай его», даже если проблема в отношениях была на самом деле вообще в другом, и семью можно было спасти.
Не всегда хранят тайну, могут разнести ваши проблемы: случайно или специально. Кроме того не получится обсуждать с родителями неприятности, которые из-за них же и возникли.
Иногда правда людям везет с друзьями — они не дают пустых советов, умеют слушать. Но обычно дружеская терапия похожа скорее на тушение пожара: вы берете пару бутылок вина и делитесь историями, и каждый из вас старается не особо утомить друг друга.

Терапевт работает иначе:

Если требуется утешить — он утешит. Но его задача в том, чтобы помочь разобраться в себе: понять проблему и найти способ её решения. Это не часовые посиделки с вином, а многомесячная работа над собой. Иногда это неприятно.

Терапевт не дает советов, не говорит что делать. Он задает вопросы, слушает, рассказывает о том, что услышал. Это другой уровень общения, с друзьями обычно недостижимый — потому что часто тяжелый, трудоемкий, выматывающий.

Психотерапевт хранит тайну общения с клиентами. Он не будет читать вас в соцсетях и лайкать людей, которых вы обсуждаете, они остаются для терапевта персонажами. Впрочем, если вы признаетесь в убийстве, то терапевт будет обязан позвонить в полицию. Во всех прочих случаях занятия строго конфиденциальны.

Друзья говорят, что терапевт — это фигня. Я что, псих?

Если у вас случится тяжелое психическое расстройство, то придется идти не к психотерапевту, а к психиатру, чтобы лежать в стационаре и лечиться таблетками. До такого состояния можно дойти, если не бороться со стрессом.

Кроме того, можно вспомнить людей вокруг себя, которым тяжелые психологические проблемы мешают жить. Кто-то страдает от проблем в семье и начинает пить. Кто-то переносит на своих детей грубые привычки своих родителей.

У нас пока нет культуры психотерапии, для большинства людей это такие тошные разговоры в кожаных креслах из голливудских фильмов или сериалов. Кажется, что это на западе люди какие-то кислые и с жиру бесятся, а мы сильные и крутые сами все решаем. Но на деле люди страдают от проблем и переживаний, чаще болеют, меньше живут, срываются на своих близких. Просто никто им не говорил, что это — ненормально, что можно жить иначе.

Странно просто говорить с человеком и платить ему деньги за это

Не странно же идти в кино и платить деньги за то, чтобы посмотреть на героев фильма, хотя на улице можно бесплатно смотреть на людей.

Терапевт — это тоже врач. Он годами учился, проходил тренинги, нарабатывал опыт. Можете считать, что он душевный хирург: аккуратно там все препарирует. Хотя психотерапевт скорее дает хирургические инструменты вам в руки и говорит: «Так, давай подумаем что мы будем с этим делать».

Лично мне настолько полезно и интересно заниматься, что о деньгах я перестал беспокоиться довольно быстро. Я плачу 3000 ₽ за занятие. На друзей в баре больше выходило бы.

Как вообще эти занятия проходят?

С психотерапевтом обычно занимаются лично, реже — по скайпу. Я занимаюсь по скайпу по часу, раз в неделю.

Занятие — это диалог. По ощущениям, я говорю 60% времени, еще 40% мы с терапевтом обсуждаем сказанное в разговоре.

В начале занятия я рассказываю как себя чувствую, что важного со мной случилось на этой неделе, как это на меня повлияло. Терапевт уточняет мои ощущения. Это может показаться простым, но на деле довольно сложно и тяжело. Общение с психотерапевтом на занятии похоже на серьезную психологическую работу. Иногда приходится вспомнить сны, детские переживания, какие-то откровенные события из жизни.

Иногда терапевт играет в «игры». Например, просит пересесть на другой стул и перевоплотиться в другого человека, а после отвечать на вопросы от его имени, или помогает помедитировать над ощущениями.

В конце занятия мы обсуждаем как оно прошло, что я чувствую. Вообще вопросы «Что вы чувствуете?» или «Что вы хотите?» оказываются самыми сложными. Иногда после занятий дает домашку, например вести специфический дневник.

Занятия всегда приватные, во время них никого дома быть не должно. Я предпочитаю не рассказывать о них своим близким.

И что, мне всю жизнь так заниматься придется?

Обычно к терапевту приходят с конкретными проблемами. Над ними действительно работают долго: месяцами, годами. Иногда бывают очень тяжелые случаи, с которыми могут работать десять лет или дольше. Но терапия всегда — конечная. Когда вы ощущаете что справились, то она завершается, и занятия прекращаются. Терапевт не пытается стать вашим другом на всю жизнь и посадить вас на абонентку. Вы для него — пациент, которого он вылечит и отпустит.

Некоторые занимаются с терапевтом для того чтобы купировать проблему, а после поддерживают общение раз в месяц-два. Другие занимаются время от времени.

Занятия можно прекратить всегда, в любое время. В таком случае терапевт просит провести еще одно занятие, финальное — на котором даст рекомендации.

И что, помогает?

Мне — помогает. Я за полгода стал много лучше понимать себя, и через качественный разговор раскрыл такие особенности своей личности, о которых я раньше и не подозревал. Также терапевт помогла мне купировать резкие, болезненные переживания. Например, когда у меня заболела кошка и я был очень расстроен, внеплановое занятие помогло мне стабилизироваться — и стало много легче.

Однако я знаю людей, которым терапия не помогла или не понравилась. Кто-то боится раскрываться, кому-то не понравился формат.

И как найти этого терапевта?

Прежде всего, полезно спросить друзей — они точно знают психотерапевтов или занимались. Впрочем, тут есть тонкость: хороший специалист не возьмется работать одновременно со знакомыми людьми, чтобы сохранить конфиденциальность и не сбивать компас непредвзятости. Мы со знакомой случайно выяснили, что занимаемся у одного терапевта, и после со специалистом решали, что делать. Если бы выяснилось, что мы со знакомой как-то пересекаемся в наших ощущениях и воспоминаниях, то терапевт отказалась бы работать с одним из нас.

По совету опытных друзей я сперва попросил по одному занятию у нескольких специалистов, а после выбрал того, с кем буду заниматься. Кажется, это хороший способ найти своего терапевта.

И что, стоит попробовать?

Я думаю, что стоит попробовать обязательно, даже если кажется что все окей. Я знаю людей, которые шли к терапевту просто ради интереса, а спустя полгода понимали, в каком концентрированном аду они на самом деле жили. Это как прийти к стоматологу на обследование и понять, что с зубами беда — и что если бы пришел на полгода позже, то пришлось бы протезы ставить.

Просто отнеситесь к этому как к новому опыту. Вы раньше этого никогда не делали — почему бы не попробовать, это же интересно. Я вообще шел к терапевту с мыслями: «Хаха, я так могу о себе говорить, что она офигеет», но спустя пару занятий понял, что мое умение красиво говорить о себе что-то не очень помогает решить проблемы.

У нас в жизни вообще не так много возможностей кардинально её изменить. Психотерапия — это самый недорогой, один из самых простых и эффективных способов сделать свою жизнь лучше, прямо сейчас.

Ссылка на первоисточник

почитать другие статьи:
как выбирать себе психолога
что можно делать у психолога
вопросы психологу

Правила хорошего тона в гештальт-терапии

         В последнее время,  обучаясь и работая в гештальте, я стал быстро уставать. Соответственно, возникла гипотеза о том,   что я  не  придерживаюсь  каких то гештальт-терапевтических   правил или наоборот следую им слишком строго. Но каких?

         Я стал искать эти правила в литературе и постоянно сталкивался с «двойным осланием».  Гештальт-терапия  «невыражаема», это  больше интуиция,  чем теория,  отношение и правила несовместимы, важна перспектива, а не техника. Вершиной моего недоумения  явилось определение К.  Наранхо гештальт-терапии – как атеоретического эмпиризма.  Это напомнило мне дзеновскую поговорку:  «Знающий не говорит,  говорящий не знает». Тогда о чем все это?

         Этот парадокс связан с тем,  что с легкой руки Ф. Перлза в гештальт-терапии длительное время было наложено «табу» на концептуализацию,  философствование  и  теоретизирование,  как на «слоновье и собачье дерьмо».  Вспомним знаменитый призыв: «Потеряй  свой  разум и отдайся своим чувствам».  Это табу,  как впрочем, и всегда в жизни, привело к формированию одной из важных «дыр».

         В современной гештальт-терапии это концентрация  на  терапевтическом процессе цикла-контакта пациента и психотерапевта, в ущерб обозначению условий и возможностей возникновения этого процесса. А таковыми и являются правила гештальт-терапии, мирно «лежащие под сукном».  Чтобы облегчить себе задачу,  в  качестве альтернативной модели я выбрал психодинамическую психотерапию,  а именно, хорошо описанные четыре психоаналитических правила.

 

 

Психоанализ — правило свободных ассоциаций

         Фундаментальным правилом   психоанализа  является  правило свободных ассоциаций.  Техника свободных ассоциаций рассматривается  многими психоаналитиками,  как самое важное достижение психоанализа.

    Предоставлю слово З.  Фрейду:  «… пациент должен соблюдать фундаментальное правило психоаналитической  техники.  Это следует сообщить ему в первую очередь.  Есть одна вещь, прежде чем вы начнете.  То, что вы расскажете мне, должно в одном отношении отличаться от обычной беседы.  Как правило,  вы старается провести связующую нить через все ваши рассуждения и исключаете побочные мысли,  второстепенные темы,  которые могут у вас возникнуть, чтобы не отойти слишком далеко от сути. Однако сейчас вы должны действовать иначе». И далее. «Вы будете испытывать желание сказать себе,  что то или иное не относиться  к делу,  или совершенно не важно,  или бессмысленно и потому нет необходимости об этом говорить.  Вы никогда не  должны  поддаваться  этой критической установке,  наоборот несмотря на нее, вы должны сказать это именно потому, что чувствуете отвращение к этому. …. Так, что говорите все, что бы не приходило вам в голову».  Далее Фрейд приводит метафору путешественника, сидящего в вагоне поезда и рассказывающего обо всем, что он видит в окне.

    Ассоциации рассматриваются  психоанализом,  как индикаторы бессознательного пациента,  доступные для интерпретации аналитика. По сути, Фрейд призывает к снятию контроля Супер-Эго. Это похоже на то,  что происходит во сне или трансе,  а  известно, что  сновидения Фрейд считал «царской дорогой» в бессознательное,  и тогда:  «…  когда отбрасываются сознательные целевые идеи, то контроль за текущими идеями берут на себя скрытые целевые идеи»,  что в конечном итоге и лишь позволяет работать с бессознательным клиента».  В  мировой  культуре можно наблюдать много аналогичных примеров:  «карнавалы» в европейской культуре,  «суфийские  пляски»  у  мусульман,  «совместные молебны и песнопения» у христиан, «випассана» у буддистов.

         В настоящее  время  в современном анализе ведутся споры не столько о самом правиле,  сколько о его точной формулировке  и степени строгости в его соблюдении. Я приведу несколько современных трактовок.

         Штерн говорит,  что кабинет  аналитика  подобен  подводной рубке подводной лодки, и просит пациента смотреть в перископ.    Шафер пишет  о  следующем:   «Я  ожидаю,  что  вы  будете рассказывать мне о себе во время каждого  посещения.  По  ходу рассказ вы заметите, что воздерживаетесь от высказывания некоторых вещей». И продолжает: «По сравнению с вопросом «Что приходит  на  ум?»  концептуально и технически более точно модели действия соответствует вопрос «Что вы думаете в связи с  этим? или «Что вы теперь с этим связываете?».

         «С открытием свободных ассоциаций родилось лечение разговором,  как отражение спонтанности личности и свободы мнения», — пишут Томе и Кехеле. 

Ассоциации — это тот материал, в который аналитик своими интерпретациями что-то добавляет, с одной стороны,  поддерживая диалог,  а не монолог,  а с другой стороны, как писал Фрейд:  «Делиться с пациентами знаниями об одном  из своих построений». Критерием успешности здесь является по мнению Спенса то:  «…что каждый из участников делает свой вклад в развитие языка, отличающегося от повседневной речи».

         Ранее считалось, что когда пациент способен свободно ассоциировать, цель лечения достигнута. Так и напрашивается на ум, что критерием успеха терапии является  шизофазия  клиента.  Но современный  анализ  считает,  что  большая внутренняя свобода клиента может проявляться по разному. Например, в молчании или действиях,  даже в частичном отказе рассказать все (reservatio mentalis). Но если на начальном этапе терапии под этим нежеланием лежит страх осуждения,  то ближе к завершению,  это является выражением нормальной для здорового человека  потребности в самоопределении, независимости, здоровой индивидуализации.

    

Гештальт-терапия — правило концентрации на настоящем

         Несмотря на то,  что гештальт-терапия по сути свободолюбива,  тем не менее,  к психоаналитической инструкции  пациенту, как например по Альтману: «Вам дается право говорить здесь все что угодно», — гештальт-терапевт добавил бы определенные ограничения. «Мне бы хотелось, чтобы вы говорили преимущественно о том,  что происходит с вами здесь и сейчас,  о чем вы думаете, что  вы чувствуете в беседе со мной», — этой инструкцией я начинаю первую  встречу.  Таким  образом,  я  суживаю  жизненное пространство клиента, концентрируя его внимание на настоящем.

         Манифест гештальт-терапевта в понимании К.  Наранхо звучит следующим образом:  «Для гештальт-терапевта нет другой  реальности, кроме вот этой самой, сиюминутной, здесь и сейчас. Принятие того,  какие мы здесь и сейчас, придает   ответственность за наше истинное бытие.  Противное — это уход в иллюзорность». Так же как правило  свободных  ассоциаций  является  отправной точкой интерпретации бессознательного материала клиента психоаналитиком,  правило  концентрации  на   настоящем,   является единственно  возможным условием (процедурой) работы на границе контакта.

         В то  же время,  в худшем своем варианте правило свободных ассоциаций может привести к принудительной исповеди и стремлении  получить наказание,  так же как прямое следование правилу концентрации на настоящем может быть всего лишь способом избеганием боли потери или страха приобретения. Левенштайн сообщает о пациенте,  который сказал: «Я собирался свободно ассоциировать, но я лучше скажу вам, что я на самом деле думаю».

         Правило «здесь и сейчас» это не  что  иное,  как  единство предписания и условия, способствующего пациенту в прямом выражении своих чувств,  мыслей, переживаний, что только и ведет к осознанности,  как  цели терапии.  Терапевт же в данном случае выступает и как создающий условия, и как фигура, перед которой пациент ответственен. Для гештальт-терапевта не имеет

большого значения содержание воспоминаний или фантазий. Для него скорее представляет интерес, что заставляет пациента выбирать прошлое или будущее, как это соотносится с настоящим содержанием переживаний,  какого выбора избегает  пациент,  игнорируя  функцию «Эго». Ведь  свободное  осуществление  выбора  возможно лишь в настоящем. Таким образом,  для  гештальт-терапевта  диагностическим симптомом будет избегание настоящего, для психоаналитика — неудача свободных ассоциаций.

         Это правило поддерживается тремя техническими приемами. В первом случае,  это будет простое напоминание пациенту о необходимости выражать  свои  чувства и мысли,  возникающие в поле сознания.  В более прямой форме это упражнение  на  «континуум осознанности». Во втором — это по К. Наранхо «презентефикация» прошлого или будущего,  как имеющего место «здесь  и  теперь». Таким  образом,  построена  и  работа  со  сновидениями  в гештальт-терапии.  И наконец, мы можем привлечь внимание пациента к смыслу его повествования, акцентируя внимания на трансференции,  как препятствия на пути создания человеческих «Я-Ты» отношений.

         С точки зрения современного психоанализа,  пребывание  для клиента  в «здесь и сейчас» взаимоотношениях с психотерапевтом есть не что  иное,  как  сильнейший  катализатор  формирования трансферентного невроза. Гештальт-терапевт, работая на границе контакта,  использует формирующийся трансферентный невроз  для ассимиляции пациентом своей актуальной потребности, спроецированной на психотерапевта. В то же время, это и прекрасная возможность для  личностного роста терапевта.  Каждое отношение — это смесь реального взаимоотношения и явления  трансфера,  так как перенос строится на реальных характеристиках.

          Необходимо отметить, что Ф. Перлз, с естественной для него восторженностью,  говорил о правиле «здесь и сейчас», не только,  как о психотерапевтическом условии,  но и как о  принципе жизни,  позволяющем  избегать спекулятивных интерпретаций происшедшего и токсических страхов и опасений по поводу будущего. Это нашло выражение в метафоре Ф.  Перлза о челноке, постоянно снующем вперед и назад,  и лишающим нас возможности  проживать свою жизнь.  И действительно, в ряде восточных учений основным условием пробуждения является способность ученика оставаться в настоящем, отдаться потоку актуальных переживаний,  находиться в постоянном контакте с единственной реальностью нашей жизни — настоящим.    Чаньский наставник Линьзци Хуэйчжао из Чжэньчжой обращаясь к собранию сказал:  «Изучающие Путь! Дхарма (истина, закон) не нуждается в  специальной  практике  (морально-психологического совершенствования).  Чтобы постичь ее, необходимо лишь обыденное не-деяние,  испражняйтесь и мочитесь,  носите свою обычную одежду и ешьте свою обычную пищу,  а когда устанете – ложитесь спать. Глупый будет смеяться надо мной, но умный поймет!».

         Но есть  и другая реальность — это реальность наших воспоминаний, фантазий,  представлений.  С точки зрения моего внутреннего  мира,  секундная стрелка на часах напротив и мое спокойствие не менее значимы для меня, чем моя радость или печаль по  поводу  встречи с супервизором.  Ведь даже один раз нельзя войти в одну и ту же  реку.  Настоящее  —  всегда  вернувшееся прошлое.

         К чему может вести слепое следование этому правилу? То, что предъявляет клиент на границу контакта,  вне отношения к актуальности происходящего в кабинете,  может расцениваться психотерапевтом, как  не имеющее терапевтической ценности и игнорироваться.  То есть часть личностного опыта клиента остается за пределами терапии.  Мы  лишаем  клиента при «диком» следовании этому правилу возможности отреагирования своих  переживаний  и боли. Мой опыт говорит о том, что до тех пор, пока не произошло отреагирование,  работа с содержанием не только не полезна, но даже  вредна и очень часто вызывает недоумение,  а порой и агрессию у пациента.

    Пример

    Я вспоминаю,  как на приеме у меня  сидела  пожилая  деревенская  женщина  и, смотря куда-то вдаль рассказывала о смерти своего мужа.  Я в духе гештальт-терапии спросил:  «Зачем я Вам нужен?» Она с обидой ответила: «Я просто хочу Вам рассказать». Мне стало стыдно.  Иногда не плохо  дать  возможность  клиенту просто рассказать,  а себе просто послушать. Р. Резник определяет эту «простоту»,  как феноменологический подход, проявляющийся в «истинном интересе и огромном уважение к опыту индивида» и относит его к решающему процессу в гештальт-терапии.

             Психоанализ — правило  нейтральности

         Используя словарь Лапланш и  Понталис  можно  узнать,  что правило абстиненции или нейтральности звучит  следующим  образом:  «Это  правило,  согласно  которому аналитическое лечение должно быть организовано так, чтобы гарантировать, что пациент находит  как  можно меньше замещающих удовлетворений для своих симптомов».

         Каким образом можно лишить клиента замещающих удовлетворений для симптомов? Классический психоанализ рекомендует психоаналитику быть нейтральным в общении с клиентом.  Занять,  образно говоря, «нулевую социальную позицию». Современный психоанализ призыв к нейтральности рассматривает в следующих аспектах:

     1. при работе не следует искать для себя  преимуществ

     2. чтобы  избежать  терапевтических амбиций, следует отказаться от гипнотических техник

     3. при решении проблем целей не следует руководствоваться        собственными ценностями

     4. при  контрпереносе аналитик должен отказаться от любого        скрытого  удовлетворения  собственных  инстинктивных        желаний

    Какова история этого правила,  пронизывающего  современную психотерапию в формулировке  «безоценочного  слушания»?  Фрейд пришел к правилу абстиненции после работы с женщинами, страдающими истерией. Он столкнулся с их желаниями конкретных любовных взаимоотношений. И здесь он сознательно занял противоречивую позицию. С одной стороны, Фрейд не позволял себе грубо отказывать  в притязаниях женщины,  естественно если ситуация не переходила социальные рамки, с другой стороны, и не шел на поводу  ее  желаний.  Такая  позиция создавала,  как писал Фрейд «…силы,  заставляющие ее работать и добиваться изменений. Но мы  должны  остерегаться  потакать им,  используя заменители». Позже, а именно в 1916 году, Фрейд писал: «Информация, которая нужна для анализа, будет дана при условии, что у него (пациента) есть особая эмоциональная привязанность к врачу;  иначе он замолчит, как только заметит хотя бы одно свидетельство равнодушия».

Как же соединить неоднократно высказываемые Фрейдом правила нейтральности, анонимности психоаналитика и призыв к эмоциональной вовлеченности?  Я думаю,  что это примирение теоретически невозможно,  а практически неизбежно. В чем причина этой внутренней противоречивости?

Психоанализ был научный проект, преследовавший цель свести к минимуму вклад экспериментатора в научный эксперимент и требовавший  от  аналитика  изоляции от клиента.  Отсюда вытекает правило кушетки, отсутствие невербального контакта, безоценочность,  запрет  на  эмоциональный отклик у психотерапевта,  то есть, все то,  что называется нейтральностью.  Однако, пациент не собака Павлова, а психоаналитик не фистула и мензурка с делениями, что требует от  психотерапевта  живого  человеческого участия,  а  это формирует привязанность у клиента и влияет на течение ассоциативного процесса,  что для Фрейда, как ученого, было трагично.

         Современный психоанализ признает,  что  правило  нейтральности  оказало  неблагоприятное развитие на психоаналитическую технику.  Оно лишило аналитика искренности, честности, в конце концов, человечности. Возможно, это правило послужило запускающим фактором развития гуманистического направления в  психотерапии  с  особым акцентом на равноправии и диалоге.  В 1981 ни один член АПА не высказался  в  пользу  строгой  аналитической нейтральности.  Сейчас аналитики считают,  что допустимо удовлетворять в большей или меньшей степени потребности  пациента, что способствует созданию терапевтического альянса.  Это может быть одобрение или вознаграждение.  Важно,  чтобы эти действия не  принимались ошибочно клиентом в качестве сексуального символа.

 

Гештальт-терапия —  правило присутствия

         Проводя небольшое   исследование,   посвященное   факторам успешности психотерапии,  я катамнестически опросил  несколько пациентов, задавая вопрос:  «Что на Вас оказало наибольшее позитивное  влияние в процессе психотерапии?» Эти факторы оказались следующими (дословно):  невмешательство терапевта, расширение взгляда,  вера в психотерапевта, искреннее желание терапевта помочь, способность выслушать, внимательность, искренний интерес, переосознание,  прочувствование,  примирение с реальностью,  отсутствие страха у терапевта, доверие, раскрытие себя. На  вопрос  к  группе психологов:  «На кого это похоже?» — группа ответила:  «На бога».  Что же делать в сессии  со  всем «дьявольским» в нас?

Правилу нейтральности в психоанализе,  позволяющему  терапевту избежать  «божественного  и дьявольского»,  противостоит правило присутствия в гештальт-терапии. Это самое значительное различие между  психоанализом  и  гештальт-терапией.   Правило присутствия формулируется мной следующим образом:  «Я позволяю себе в контакте с клиентом быть не только психотерапевтом,  но и человеком,  имеющим право и любить и  ненавидеть».  Конечно, все мои чувства,  мысли и переживания, возникающие в кабинете, я не пытаюсь открыть клиенту,  но я имею право приоткрыть  ему дверь в свой мир,  пустить его к себе и посмотреть, что он будет там делать.

    Пример

         После года работы с пациенткой я в сотый раз услышал: «Доктор мне опять плохо».  Моему терпению пришел конец,  я опустил голову и глубоко задумался,  после  чего  пациентка  спросила: «Что с вами?», — я ответил: «Мне грустно». И сколь велико было мое удивление,  когда я увидел удовлетворенную, даже радостную улыбку на ее лице и услышал следующие слова:  «Да не расстраивайтесь доктор, все будет хорошо». Я думаю, что это стереотипное поведение, которым она на протяжении жизни добивается внимания и поддержки,  манипулируя симптомами,  вызывая горечь  и боль в других. Но это интерпретация не избавила меня от реальной грусти,  но позволила проанализировать нам,  как пациентка строит контакт, стремясь получить поддержку, а взамен получает одиночество.   

         Важной особенностью правила присутствия есть не  игнорирование  и подавление психотерапевтом своих характерологических особенностей и отношений,  а осознавание и использование их на границе контакта.  Гештальт-терапевт предъявляет пациенту свои человеческие реакции,  как необходимую часть  реального  мира. Это  позволяет пациенту увидеть себя через мир психотерапевта, что обозначается в гештальт-терапии как  «интегрированная  обратная связь». Если же психотерапевт пренебрежет этим, он создаст дистанцию и лишит сам себя возможности развития и изменения.

Я приведу ряд примеров интервенций в основе которых лежали мои собственные чувства. Эти реплики со слов пациентов явились  наиболее  запомнившимися  в сессиях.

 «Я не чувствую себя рядом с Вами мужчиной». «Я чувствую себя беспомощным и не знаю, что сейчас говорить».

 «Я злюсь на Вас,  ведь я Вам сказал комплимент,  а Вы отвернулись от меня и начали  говорить  что-то  несущественное».

 «Сейчас я чувствую себя гордым и сильным,  ведь  ты  такой  слабый и неопытный».

«Я тоже боюсь».

Я понимаю, что эти фразы могут оказаться всего лишь контртрансферентными,  то есть не  соответствовать  действительным

отношениям или повторять мое прошлое (Гринсон Р. 1967). А возможно и нет.  В этом и заключается вся  парадоксальность  «ответственности  и  спонтанности»  психотерапевтического взаимодействия в гештальте.    Если следовать  хорошо известной истине,  что лечит не метод, а личность психотерапевта, то именно  гештальт-терапия позволяет и  даже предписывает терапевту правилом присутствия предъявлять не только свои знания и умения, но и себя как личность на границе контакта.  И тогда действительно гештальттерапия может стать гештальт-жизнью. 

         Кстати, изучая самоотчеты пациентов Фрейда, биографы обнаружили, что он позволял  себе  одалживать  деньги  пациентам,

кормил их, работал в долг. Это позволило современным психоаналитикам заявить,  что Фрейд собственно не был фрейдистом. Как вы думаете, кем же он был? Ну, конечно же …

 

Психоанализ — правило контрвопроса

         На протяжении  всего  развития психотерапии психотерапевты делились на два лагеря, имена которым: гипнологи и психоаналитики,  директивные и недирективные, поведенческие и гуманистически-ориентированные, фрустраторы и поддерживающие; что метафорично можно обозначить как советчики и молчуны.

         История эта началась с 1918 года,  а может быть и  гораздо раньше.  Правило  «никогда  не  отвечать  на вопросы пациента» сформулировал Ференци.

         «Я сделал правилом, когда бы пациент ни задавал мне вопрос или не обращался с просьбой о какой-либо информации,  отвечать контрвопросом:  что  его  натолкнуло  на этот вопрос?  Если бы просто ответил ему, то импульс, вызвавший вопрос, был бы погашен  ответом.  С помощью же указанного метода интерес пациента направляется на источник его любопытства,  и когда его вопросы рассматриваются аналитически,  он почти всегда забывает повторить свои первоначальные расспросы,  показывая тем самым,  что они были фактически неважны и их значимость заключалась в том, что они были средством выражения бессознательного».

Таким образом, Ференци полагал, что контрвопросы позволяют ему быстро добраться до бессознательных  детерминант,  до  латентного смысла,  содержащегося в вопросе. Типичный стереотипный ответ психоаналитика на вопрос пациента, исходя из правила Ференци звучит: «Что заставляет вас задавать этот вопрос?» Интересно, что в жизни, когда мы начинам вести себя подобным образом — это может вести к плачевным последствиям.

 

Итак, что лежит в основании этого правила?  Психоаналитики считают:

    1. Ответ на вопрос представляет собой  неприемлемое  удовлетворение инстинктов пациента,  препятствующее аналитическому

процессу.  Предполагается, что если аналитик отвечает, существует опасность, что пациент и далее будет задавать вопросы и в конечном итоге вопросы превратятся  в  сопротивление,  которое спровоцировал сам аналитик.

 

Пример

Вспоминаю случай  с Дашей.  Каждый раз на ее вопрос:  «Все — таки чем я болею?» — я подробно рассказывал о патогенезе, этиологии и клинике неврозов. В результате на определенном этапе, каждая сессия начиналась утверждением: «Доктор, мне плохо, помогите,  я не верю,  что вы говорили о том,  что я сама что-то могу изменить — это болезнь которая течет сама по себе», — и я опять в который раз начинал рассказывать о неврозах. И эта игра,  пока я ее не  понял,  продолжалась  полгода.  Результатом явился мой  взрыв:  «Ладно,  принимайте  дальше лекарства и на этом закончим психотерапию», — и только после  этого  появился маленький прогресс. Вот к чему привели мои «честные» ответы на «честные» вопросы клиента.

    2. Если психотерапевт отвечает на вопросы, касающиеся его личной жизни,  то это разрушает терапевтическое инкогнито аналитика или раскрывает его контрперенос, нарушая развитие переноса. Порой это действительно так,  но эту фразу можно было бы продолжить иначе: «… но это может вести и к формированию человеческих отношений».

         Теперь попытаемся взглянуть на эту проблему с позиции клиента.  Я прихожу к человеку за помощью,  мне плохо и я спрашиваю: «Что мне делать,  я совсем запутался?» А в ответ: «Откуда я знаю,  ведь вы себя знаете лучше, чем я», — или более мягкий вариант: «Давайте  подумаем  вместе».  Можно представить,  что чувствует человек,  лишившийся последнего пристанища. Ведь пациент не знает о «соглашении», которое существует среди психотерапевтического сообщества: «Советов не давать, на вопросы не отвечать». Он  мыслит нормальными житейскими категориями,  где ответ вопросом на вопрос является признаком плохого тона.

         Х. Кохут  сформулировал  это следующим образом:  «Молчать, когда вам задан вопрос,  — значит, быть не нейтральным,  а грубым. Само собой разумеется, что — в особых клинических обстоятельствах и после соответствующих объяснений — во время анализа  бывают моменты,  когда аналитик не будет пытаться ответить на псевдореалистические запросы, но вместо этого будет настаивать на расследовании их трансферентного смысла».

По воспоминаниям Блантона во время его собственного анализа у Фрейда,  он часто спрашивал его о его  научных  взглядах. Согласно  Блантону,  Фрейд  отвечал на его вопросы прямо,  без всяких  интерпретаций.  Очевидно,  для  него  это  проблему  не составляло.

         Завершая этот раздел, я приведу анекдот, показывающий, что кандидаты следуют этому правилу особенно строго.  Незадолго до окончания своего первого интервью кандидат говорит своему первому анализируемому: «Если у вас еще есть вопросы, то задавайте их сейчас.  Со следующего сеанса и в дальнейшем я буду связан  принципом  воздержания и не смогу больше отвечать на ваши вопросы».

 

Гештальт-терапия — правило  диалога

         Одной из основных задач гештальт-терапии Ф.  Перлз  считал «попытку превратить терапевта из фигуры, облеченной властью, в человеческое существо».  Если следовать в работе психоаналитическому правилу  контрвопроса,  мы  создаем  двойной стандарт: психотерапевт имеет право фрустрировать  вопросы  клиента,  но сам при этом требует ответов на свои.

Ф.Перлз писал:  «Не легко разобраться в этой неувязке,  но если терапевт разрешил парадокс работы одновременно с поддержкой и фрустрацией,  методы его работы найдут уместное воплощение. Конечно, не только терапевт имеет право задавать  вопросы. И невозможно даже перечислить всего,  что пациент осуществляет с их помощью.  Его вопросы могут быть умными и способствующими терапии. Они могут быть докучливыми и повторяющимися… Мы хотим прояснить структуру вопроса  пациента,  его  основания.  В этом  процессе  мы  хотим  по возможности добраться до его самости.  Так что наша техника состоит в том,  чтобы  предложить пациентам превращать вопросы в предположения или утверждения».

         Современная гештальт-терапия, поддерживая призыв Ф.Перлза, призывает терапевта быть аутентичным и полностью погружаться в близкий разговор с клиентом.  Отвечать или не отвечать на вопросы клиента,  исходя не из предписаний той или иной теории, а из реальной  терапевтической ситуации.  Основной задачей будет поддержание диалога,  как возможности реализации магии встречи двух  феноменологий.  И  здесь  рецептов нет.  Каждый раз гештальт-терапевт вынужден принимать решение о необходимости поддержки  в  форме  ответа  на вопрос клиента или конфронтации в форме контрвопроса.

Сегодня в  гештальт-терапии точки зрения по поводу степени открытости феноменологии терапевта существенно расходятся. Так, Р. Резник считает, что если теория позволяет терапевту приоткрывать небольшую часть своего опыта — это еще не диалог. Такая терапия не может быть объединена с гештальтом.

С. Гингер, говоря об отношении «симпатии», рекомендует сообщать и  показывать клиенту то, что ощущает психотерапевт лишь только с точки зрения продвижения терапии. Для меня более близка вторая позиция. Единственным исключением здесь является работа с пациентами,  страдающими психотическими расстройствами.  Основная  задача заключается в поддержании контакта,  не побоюсь этого слова,  любой ценой, ведь нередко это вопрос жизни и смерти.

К. Наранхо занимает позицию близкую к  психоаналитической: вопрос  —  это  форма  манипуляции,  не выражающая переживания спрашивающего. Вопросы уводят содержание терапевтического взаимодействия  от  содержательности.  Он даже советует применять правило отказа от вопросов  (в особенности почемучных). Однако, истинный   диалог  —  в  экзистенциальном  «Я-Ты»  Буберовском смысле, а по мнению Р. Резника он является базисным основанием гештальт-терапии, не  возможен  без вопросов,  которые нередко скрывают переживания. Где же выход?

Техническим приемом будет переформулирование вопроса в утверждение. Например: «О чем вы думаете? Меня беспокоит, что вы чувствуете ко мне, и я бы хотел об этом знать». Вторая возможность — это безотносительно того,  отвечает терапевт или  нет, передать свое отношение к вопросу:  «Вы спрашиваете, а я отвечать не буду» или: » Ваш вопрос затронул меня за живое, и я боюсь на  него  ответить».  Самое  важное для гештальт-терапевта быть свободным.  Каждый раз решать отвечать или  не  отвечать, исходя из контекста диалога.

С рядом своих наблюдений я хотел бы поделиться. Если я работаю  на границе контакта,  то более предпочтительно отвечать на вопросы клиента.  Нередко в  этой  ситуации  вопросы  носят конфронтационный  характер  и как бы проверяют мою способность быть искренним  и  честным.  Здесь  пациент  модулирует   гештальт-эксперимент для психотерапевта. Для меня же важно вовремя перейти к его анализу.  Что произошло с клиентом, после того,  как я ответил?  Нередко можно услышать:  «Вы такой же как все». Или с точность до наоборот.  Это прекрасная  возможность осознавания клиентом особенностей построения контакта в реальной жизни. В данном случае психотерапевт выступает и как моделирующая  фигура,  показывающая на собственном примере способность быть откровенным, чувствующим, ответственным, а иногда и противостоять  явному  хамству,  и  в  тоже  время индикатором трансферентных  отношений,   препятствующих   экзистенциальной встрече.    Работая же с внутренними  феноменами (незаконченные действия), более  целесообразно использовать технику контрвопроса.  При этом не забывая о прекрасной возможности демонстрации клиенту,  как  его незаконченные дела формируют актуальные переживания,  оценки и сопротивления в форме вопросов. Здесь, конечно,  нет  места фрейдовскому «почему»,  а вступает в силу перлзовское «что и как?». Мои варианты выглядят следующими образом:

1. Что заставляет Вас спрашивать об этом именно сейчас?

 2. Как Ваш вопрос связан с тем, что мы говорили прежде?    

 3. Что Вас беспокоит?

 4. Какое отношение Ваш вопрос имеет ко мне?

         Таким образом,  в  гештальт-терапии  поддержание диалога это способ построения равноправных отношений.  И в отличие  от психоанализа, где психоаналитик во время работы выступает «отцовской фигурой»,  наделенной властью и ответственностью, гештальт-терапевт,  поддерживая диалог, разделяет ответственность между собой и пациентом, моделируя ситуацию сходную с реальной жизнью.

В завершении хочу отметить,  что одно  из  испытаний  гештальт-терапии заключается в том, что терапевт в диалоге одновременно выступает и кактпрофессионал и как «обнаженная человеческая сущность»  (Наранхо  К.,  1993) и каждый раз приходится решать — отвечать или молчать, а результат непредсказуем.

 

               Психоанализ — правило равномерно распределенного внимания

         «Подобно тому  как телефонная трубка преобразует электрические колебания телефонной сети обратно в звуковые волны, также  и  бессознательное  врача  по передаваемым ему производным бессознательного способно реконструировать  это  бессознательное, которое определяет свободные ассоциации пациента» – писал Фрейд в 1912 году.

         Это утверждение  легло в основу правила равномерно распределенного внимания. Позднее эта модель была названа также «теорией зеркала» или «доктриной безупречной перцепции». В основе этой концепции лежали воззрения ассоциативной  психологии  той эпохи, утверждавшие  что  реальность  может восприниматься непосредственно и точно.

Современные исследования  доказывают,  что даже ребенок не воспринимает мир пассивно, а конструирует его. Не говоря уже о восприятии психотерапевта с его жизненным опытом,  склонностью к рефлексии, теориями, которых он придерживается в работе. Так Хабермас  пишет:  «…что  равномерно распределенного внимания как пассивного слушания без предвзятого мнения не существует». И тем не менее,  хотя современную психологическую точку зрения можно представить как:  «Без апперцепции нет перцепции», принцип свободно распределенного внимания остается в силе. Почему?

    1. Правило создает условия, при которых пациент понимает и чувствует, что его слушают и это «очаровательно».  Кому из нас не знакомо удовольствие от того, когда тебя не просто слушают, а слышат.

    2. Правило  позволяет аналитику в течение длительного  времени (в среднем 7 часов в день) быть  работоспособным и  внимательным. Стремиться  понять  клиента во чтобы тоне стало, в данном случае, совсем не обязательно.   «Оно (свободно плавающее внимание) спасает от  напряжения, которое не возможно поддерживать в течение многих часов…» – писал В.Райх, выдвигая концепцию «третьего уха». Фрейд разрешил этим правилом погрузиться аналитику в своеобразный транс, что при определенном опыте даже приятно.  Об этом свидетельствует логически доведенные до абсурда рекомендации «психоаналитического мистика»  Биона.  Он  рекомендует,  для  того  чтобы достичь состояния сознания, необходимое для проведения анализа надо быть глухим,  избегать всякого запоминания, событий определенного сеанса, рыться в памяти. Он приглушает любой  импульс к запоминанию чего-либо случившегося ранее или  интерпретаций, которые  он  сделал до этого.  Здесь мы видим полную и окончательную победу над контрпереносом, поскольку Бион не разрешает войти каким-либо мыслям, желаниям, чувствам в свои мысли.

    3. Это правило при умелом  применении  позволяет  избежать предвзятости в интерпретации. В. Райх писал: «Если мы напрягаем наше внимание до определенной степени, если мы начинаем выбирать  среди  предложенных нам данных и особенно хватаемся за какой-то фрагмент,  тогда,  предупреждает нас Фрейд мы следуем за нашими собственными ожиданиями и склонностями.  Естественно возникает опасность,  что мы никогда не найдем  ничего,  кроме того, что были уже готовы найти».

Таким образом,  стремлением  ортодоксального  психоанализа было  воспитание  психоаналитика подобного «tabula rasa».  Что нашло отражение в фундаментальной райховской метафоре  «третьего  уха» и можно продолжить «третьего глаза»,  который видит, слышит и воспринимает  все  абсолютно  не  предвзято.  Но  это абсурд, тогда почему столь великие умы …?

Фрейд, как всякий великий реформатор был идеалистом. Он не только хотел, но и считал возможным реализовать в психоанализе вековую потребность человека избавиться от иллюзий в  восприятии  мира.  Особенно хорошо это прослеживается в религиозных и мистических традициях. Вспомним хотя бы понятие майи – иллюзии в древнеиндейской философии.

В современном психоанализе представленное правило  активно дискутируется.  С  начала  50  годов после выступления Ференци аналитик уподобляется Одиссею.  Он находится  постоянно  между Сциллой требований «…  свободной игры ассоциаций и фантазий, полного погружения в его собственное бессознательное (аналитика)…» и Харибдой необходимости «… подвергнуть представленный им  самим  и  пациентом  материал  логическому  рассмотрению…». Принцип  свободно распределенного внимания,  согласно выражению Спенса — это миф, в основе которого лежит полная открытость миру — вместо сдержанности; мистическое ожидания слияния и единства между аналитиком и клиентом,  как  в  метафоре Фрейда о телефоне.

 

           Гештальт-терапия —  правило любопытства

         Пытаясь найти в литературе по гештальту замечания  относительно  внимательности терапевта в сессии,  я натыкался на типичные советы психоаналитического толка.  Позвольте  своему  я свободно блуждать,  избегайте предварительных оценок и интерпретаций, следуйте феноменологии,  не  пытайтесь  рассматривать мир клиента через призму своих теоретических линз и убеждений. Все это  было абсолютно правильно,  но меня смущало отсутствие живого человеческого участия.  Я долго не мог подобрать  слово вне моральных категорий, и после обсуждения с коллегами решил, что это, пожалуй, все же прекрасное русское слово-любопытство. На мой взгляд, внимание в гештальт-терапии есть следствие моего интереса к тому, что говорит или делает пациент.

Единственная книга,  из доступных мне,  в которой описывается гештальтистское понимание терапевтической внимательности — это «Практикум по гештальт-терапии» Ф.  Перлз, П. Гудмена и Р. Хефферлина. Авторы разделяют   то,   что   принято   называть насильственным  сосредоточением  и подлинно здоровым,  органическим сосредоточением.  В тех редких случаях, когда оно возникает,  его называют привлечением,  интересом,  очарованием или вовлечением. Субстанцией здорового сосредоточения являются два фактора  —  внимание  к объекту или деятельности и волнение по поводу  удовлетворения  потребности,  интереса   или   желания посредством  объекта внимания.  Интересен вопрос о том,  какие потребности удовлетворяет терапевт,  тем самым, поддерживая интерес к пациенту?

         Если я «должен» заниматься психотерапией,  то хорошо,  если мне  удается произвольное сосредоточение превратить в спонтанное и таким образом привлечь все  большее  количество  сил.  А если нет? То тогда возникает скука, нередко раздражение, логическое продолжение — это взрыв, но «белый халат» не позволяет и тогда может возникнуть то, что описывается как психотерапевтическое «сгорание».

         Мой опыт  свидетельствует  о том,  что в процессе терапии, если я призывал себя к внимательности по отношению к пациенту, я совершал  над  собой  насилие.  Нередко  это  превращалось в пустое глазение вместо смотрения,  в борьбу между  «должен»  и «хочу» спать,  кушать,  рисовать, скучать, танцевать и т.д. Выходом здесь являлось развитие способности оставаться  в течение неопределенного времени в состоянии пустоты.

 

До тех пор пока ум пребывает на уровне относительности.
Он не может покинуть чертоги тьмы.
Но стоит ему потерять себя в Пустоте,
И он тут же возносится на престол просветления.
                                Император У династии Лян

 

Ф. Перлз обозначал это как «творческое безразличие»,  когда не принято решение в какую сторону двигаться,  когда нет предпочтения.  Это — «точка предразличия».  Моя пауза  перед  началом действия через некоторое время приводила к прогрессивному формированию фигуры на фоне.  Такое  формирование  сопровождалось волнением, нередко и с вегетативными проявлениями. Все окружающее отступало на второй план,  уходило в  фон,  действительно возникало любопытство и «хороший гештальт» становился «хорошей сессией». Этот процесс  авторы  практикума описывают как спонтанное сосредоточение», Б.Резник обозначает как включенность». Он рекомендует  «допустить  в  себе чувство осознания хаотической бессмысленности окружающего», быть более снисходительным к себе,  не  слишком сурово подавлять отвлечения (фон) и не мучить себя долженствованием. И все же, спонтанное сосредоточение как результат любопытства, требует от гештальт-терапевта достаточно больших энергетических затрат.  Правило свободно  распределенного  внимания объясняет способность психоаналитиков принимать 6-7 пациентов в день. 

Кроме этого в основе осознавания, как достаточного условия успеха  терапии,  лежит  также  способность к сосредоточению у пациента. Ф. Перлз считал осознавание смутным двойником внимания. Он писал,  что невротик  буквально  не  может  сосредоточиться,  так как постоянно пытается обратить внимание на более чем один стимул.  Он не способен организовать свое  поведение, так как утратил возможность сосредотачивать внимание на ощущениях, как знаках актуальных потребностей организма.  Он не может быть вовлеченным в то, что он делает, чтобы завершить гештальт и перейти к новому. В основе всех этих недоразумений лежит  неспособность отдаться потоку переживаний,  проявить свое органическое любопытство.  Клинически это  расценивается,  как рассеянное внимание или даже соскальзывание, атактичное мышление у психотических больных.

Ведь, чтобы выделить фигуру из фона,  надо как минимум обладать способностью пребывать некоторое время в состоянии внимательной неопределенности.  Отсюда характерные жалобы больных неврозами на неспособность сосредоточиться, стоять в очередях, желание постоянно двигаться. Нередко задачей гештальт-терапевта является техническое обучение пациента способности слушать, видеть, обонять и осязать. В теории это называется возвращением функции «Ид».  Перлз писал:  «Он (пациент) сам узнает,  что означают  его реальные действия,  фантазии и игровые действия, если только мы привлечем к ним его внимание.  Он сам обеспечит себя интерпретациями». Не зря первое название гештальт-терапии было терапия концентрацией.

В общем виде, авторы практикума рекомендуют «найти определенный контекст и затем,  все  время  придерживаясь  его, допустить  свободную  игру  фигуры и фона,  избегая пристального «глазения» на сопротивления,  но и не давая  пациенту  возможности блуждать где угодно».

Таким образом,  насильственное внимание формирует  скудную фигуру,  свободно распределенное внимание путь к хаосу, объект же спонтанного сосредоточения становится все более  собой,  он детализирован, структурирован, любопытен и жив. Это ведет меня как терапевта к полноценному  циклу контакта,  как  цели  гештальт-терапии

 

****

Чтобы  несколько развеять серьезность вышеизложенного, позволю себе представить эти правила следующим образом:

    1. Клиент избегает настоящего,  стремясь не признать  мощь        интеллекта гештальт-терапевта;

    2. Гештальт-терапевт избегает настоящего, потому что изначально свободолюбив;

    3. Пребывание в настоящем мучительно  для  гештальт-терапевта неизбежностью встречи с клиентом;

    4. Пребывание в настоящем так же мучительно и для клиента        неизбежностью очарования гештальт-терапией.

Чем может быть полезна гештальт-терапия?

  • Гештальт- терапия — это направление в психотерапии, ее еще называют терапией контакта, потому что она занимается изучением того, что происходит на границе контакта между человеком и окружающей средой.
  • Любой человеческий опыт — это опыт контакта, рождаясь мы уже находимся в определенном поле отношений, которое и формирует наше восприятия себя и способ построения отношений с миром.
  • Контакт — это всегда обмен между человеком и окружающей средой.

Мы что-то получаем, и что- то отдаем. То, как мы производим этот обмен во многом зависит от нашей чувствительности  к себе и  возможностям собственным  и  среды, в которой находимся.

Например у человека есть какой то голод, он хочет что-то съесть, или он хочет отношений, или изменений в какой то сфере его жизни, и есть его какой то привычный способ этот голод не удовлетворить, то есть оставаться «голодным».

Гештальт-терапия занимается тем, что помогает обнаружить  этот способ, с тем чтобы искать и пробовать другие. В обучающем формате — это происходит в группе.

Группа —  это прекрасная модель мира, которая позволяет делать множество открытий в отношения себя и свободно экспериментировать с новым в отношениях с другими.

  • Гештальт-терапия — это феноменологический подход. Феномен — это единица восприятия реальности. К примеру, я вижу нахмурившегося человека, и сразу наделяю его некоторыми качествами,  так я могу видеть его озабоченным, сосредоточенным или злым, в зависимости от того, какими внутренними феноменами я его наделяю.

Или, к примеру у меня есть некоторое увлечение, я рисую, а может пишу стихи, а может делаю что -то своими руками, но я как то очень невысоко это оцениваю, и даже не рискую свое творчество предьявлять.  Не проверяю, не пытаюсь получить обратную связь от других про это, у меня уже есть уверенность, что это посредственно. Понятно, что откуда то это знание у меня уже появилось, из какого то опыта, которое когда то сформировало это представление.

Часто мы делаем это настолько автоматически, что даже не проверяем насколько наши проекции верны. В терапии мы эти феномены делаем более доступными и  ясными к осознаванию, разворачиваем  мысли, фантазии, собственные интерепретации,  проверяем то знание что уже есть, что приводит к расширению восприятия, возможности посмотреть на ситуацию шире и связать ее контекстом.

  • Гештальт-терапия работает с чувствами и эмоциями?

Гештальттерапия работает не столько с эмоциями как таковыми, сколько с возвращением чувствительности и способности к переживанию, что позволяет искать какие то хорошие формы контакта с собой и окружающим миром.

Чтобы понимать себя и ориентироваться во внутреннем и внешнем мире, мы должны быть знакомы со своими состояниями, телесными, эмоциональными, уметь их распознавать и называть.                                                                                         Зачем мы учимся выражать или усиливаем выражение  чувства в терапии? Да чтобы человек с ними познакомился, научился свои  эмоции связывать со своими состояниями и предавать им смысл. Значит ли это что мы все свои чувства  всегда должны выражать?  — Нет.  Значит ли что во всем должны себя сдерживать, тоже нет.  Важен контекст и важна форма.

Мы часто говорим о диалоге в гештальт-терапии, диалог — это присутствие двоих в контакте, каждый из которых равнозначен и ценен, поэтому если собственные эмоциональные состояния  только выражать, то в этой ситуации сложно говорить о диалоге, потому что важно еще умение слышать и учитывать другого.

— Ты меня бесишь, потому что думаешь только о себе

Или:

— Я на тебя обижаюсь потому что мне не хватает совместно проведенного времени

Разные какие то формы, одна проясняющая, другая обвиняющая, манипулятивная.

Но, чтобы развить эту способность быть в диалоге, вначале конечно нужно изучить себя.  и принять тот факт, что мы не можем отменить собственных чувств, и не можем отменить чувств, которые подчас можем вызывать  у других. Но мы точно можем делать усилие чтобы с этими чувствами как то обойтись, выдерживая подчас напряжение несовпадений.

  • Гештальттерапия и осознавание

Если говорить об осознавании простым языком, то это обнаружение нового в себе и в мире.

Осознавание — это своего рода увеличительное стекло, благодаря которому мы можем лучше и глубже рассмотреть мир вокруг нас. Осознавание помогает нам переживать  неопределенность, искать направление, куда мы идем, зачем, кому это нужно?

Без осознавания наши формы контакта с миром могут быть застывшими, автоматическими или статичными, повторяющимися, так мы ходим уже по накататнной.

— Зачем я купил эту ненужную вещь?

— Пошел на эту вечеринку, хотя не хотел

— Откладываю давно запланированное дело, и вместо этого захожу в соцсеть и листая ленту?

— Накричал на партнера, даже не понимая что это было, устал наверное

Во всех этих ситуациях, мы можем прослеживать неосознанность, Как будто не мы сами являемся авторами поступков, а они случаются с нами. Стимул-реакция, а что между ними?  Осознавание позволяет нам заметить куда мы направляем свою жизненную энергию в данный момент и как это согласуется с нашим состоянием и ценностями. Или как мы эту энергию  прерываем, не даем ей реализоваться.

Терапевтические отношения:

— С чем то, что приносит клиент в сессию приходится конфронтировать, а что то поддерживать. Как понять что конфоронтировать, а что поддерживать?

Что-то мы будем усиливать, а что-то нет. Как определить что именно?

— Как выделить из целого рассказа клиента, что то главное с чем можно работать в сессии, а что будет второстепенным?

— Как не сливаться в сессии с чувствами клиента, и при этом сохранять чувствительность?

Изучать тонкости и нюансы профессии не менее интересно, чем осваивать гештальт-терапию для себя. Конечно каждый терапевт это прежде всего человек и его история,  собственный стиль в работе, поэтому не бывает двух похожих терапевтов.

Подытоживая эту статью, я хочу написать выбираете ли осваивать гештальттерапию, как практическое направление психотерапии или нет,  гештальт-терапия может быть полезна каждому,  кто хочет лучше понимать себя и других людей.  В какой бы области вы не работали, навыки экологичного общения вам пригодятся.. Как и умение слышать и чувствовать себя, делая свои выборы и просто ощущая дыхание и пульсацию жизни каждого  мгновения.

Автор статьи: Коваленко Раиса — психолог, гештальт-терапевт, теренер МИГИС

Что происходит в кабинете гештальт-терапевта? • Психолог Наталья Стоцкая

Рассказ с картинками, основанный на опыте. Буду употреблять не очень красивый, но удобный штамп «клиент» для человека, который приходит к психологу. И, наверное, это все относится не к разовой консультации, а к краткосрочной или долгосрочной терапии.

Знакомство

  1. Знакомство человека с его психологом (далее «гештальт-терапевтом»/»терапевтом») начинается с того, что он находит информацию о нем: фото, рекламный текст и предполагает, что терапевт ему нравится или подходит.
  2. Потом клиент звонит терапевту и договаривается о консультации. В этот момент начинается знакомство терапевта с клиентом, и терапевт предполагает, что клиент ему подходит. Клиент кратко описывает, какая у него проблема, а терапевт назначает ему время встречи, сообщает адрес кабинета и стоимость встречи.
  3. В назначенное время клиент приходит в кабинет, где происходит знакомство. Клиент и терапевт в первый раз видят друг-друга, разговаривают. Клиент спрашивает все, что ему интересно о терапевте, и его ожидания оправдываются или нет. Терапия бывает достаточно продолжительной (от нескольких недель до нескольких лет), и клиенту приходится рассказывать о себе больше чем кому бы то ни было раньше. Терапевта лучше выбирать как партнера для большого и важного дела — шутка ли 40 часов в год с глазу на глаз! Хорошо, если на первой встрече терапевт понравился, к нему появились доверие и интерес.
  4. Клиент рассказывает, что его привело к терапевту, а гештальт-терапевт подробно расспрашивает клиента и пытается понять, хватает ли ему компетенции, чтобы помочь клиенту в решении озвученных проблем.
  5. Терапевт озвучивает свой «терапевтический контракт» — условия, на которых гештальт-терапевт готов работать, призванные защищать отношения от неожиданностей. Туда входят обычно частота и длительность встреч, правила опозданий, пропусков, соглашение о конфиденциальности, рассказ о методе работы. А клиент принимает решение, подходят ли ему эти условия.
  6. В конце знакомства клиент и терапевт принимают решения, начинают ли они терапию, и, если все OK, то терапевт записывает клиента на следующую неделю.
  7. В конце рабочего часа клиент оплачивает стоимость встречи и уходит.

Терапевтическая встреча

  1. На терапевтической встрече гештальт-терапевт и клиент говорят о клиенте. Гештальт-терапевт не прописывает медикаментов, не «лечит» заочно и не дает советов. Клиент рассказывает о своих проблемах, о том, что его волнует, а гештальт-терапевт задает вопросы и отвечает в рамках своего метода. Они ведут диалог, в процессе которого клиент начинает лучше осознавать и полнее переживать волнующую его ситуацию, происходят изменения.
  2. Гештальт-терапевт интересуется чувствами клиента.
  3. Гештальт-терапевт интересуется тем, как клиент рассказывает: как при этом движется, как меняются его позы и мимика.
  4. Еще гештальт-терапевт иногда проводит эксперименты: просит «сажать» на пустой стул воображаемых людей и общаться с ними. Это не мистика, а такой очень эффективный метод.
  5. Гештальт-терапевт и клиент выясняют сложности, возникшие между ними, потому что, во-первых, это неотъемлемая и важная часть отношений между людьми, а, во-вторых, эффективный инструмент, который называется «работа с сопротивлением» и позволяет спускаться в терапии «на ступеньку глубже», как писал известный гештальт-терапевт Ирвин Польстер.
  6. Гештальт-терапевт работает со снами клиента.
  7. На терапевтической встрече можно: плакать, хохотать, ругаться матом, молчать, впадать в детство, рисоваться, быть не в духе.

После сессии

  1. Часто сразу после сессии клиенту становится легче.
  2. А немного погодя и вообще в процессе терапии клиенту может стать тяжелее, потому что запускаются мощные психологические процессы, которые в обычной жизни мирно спят, присыпанные пылью. Но в результате становится все равно легче, приходит на помощь саморегуляция организма, которая в результате терапии улучшается.

Парная терапия

  1. Гештальт-терапевт проводит парную терапию — это когда на встречу приходят два клиента — пара.
  2. В таких случаях терапевт часто приглашает себе в пару своего коллегу и встреча проходит вчетвером. Это делается чтобы сбалансировать рабочее пространство: поддержать терапевта, и обеспечить должную поддержку каждому из пары клиентов.
  3. Такая встреча стоит обычно дороже и длится дольше.

Прощание

1. В гештальт-терапии, как и в обычной жизни, принято прощаться. Потому что гештальты, как выясняется, лучше закрывать, а ворох странных расставаний на жизненном пути собирается огромный. Обычно способ прощания оговаривается на первой встрече.

2. На завершающей встрече терапевт и клиент подводят итоги своей работе и «под шлагбаум» высказывают все, о чем страшно было говорить друг-другу на протяжении терапии.

3. Завершающая встреча может превратиться в работу с «сопротивлением», в результате которой терапия продолжится.

4. Клиент в любой момент может организовать завершающую встречу.

Записаться на консультацию+

Что такое гештальт-терапия

Гештальт-терапия – это Метод психотерапии гуманистической направленности (человечный и уважительный)

Для примера приведу и другие методы: психоанализ, экзистенциальная терапия.

Длительность гештальт-терапии:

Гештальт-терапия среди прочих относительно краткосрочный метод. Курс может длиться от 10-20 и до 100-200 сеансов. Длительность терапии зависит от сложности проблемы и от желания клиента более глубоко или более поверхностно её решить, от готовности клиента дальше или ближе продвинуться к высокому качеству своей жизни.

С кем работает гештальт-терапевт:

Прежде всего, с психически здоровыми людьми, хотя возможна и коррекция людей, находящихся в пограничном статусе.

С какими проблемами работает гештальт-терапевт:

Со всем спектром психологических трудностей

  • Проблемы межличностных отношений (детско-родительские, мужско-женские, деловые и дружеские: измены, одиночество, флирт, личная привлекательность, любовные треугольники и др.).
  • Внутри-личностные проблемы (трудности самооценки, само-принятия, эмоциональных состояний, депрессии, зависимости, психосоматические расстройства панические атаки, физические болезни неясного происхождения)).

Цели и ценности гештальт-терапии:

  • достижение внутренней целостности клиента (гештальт — это целостность)
  • здоровой агрессивности (активности) клиента
  • осознавание и преодоление клиентом само-прерываний в достижении цели
  • признание и реализация клиентом своих истинных потребностей
  • развитие способностей клиента к эффективному контакту и диалогу с другими.

Теоретические основы гештальт-терапии (особенности метода):

1.Фигура и фон

Что вы видите на картинке? Это очень известная гештальт-картинка, которая демонстрирует особенности нашего восприятия. Доказано, что человек может видеть в один момент только что-то одно – вазу или 2 профиля, но никак не то и другое одновременно!

Глядя вокруг, в мир, мы видим лишь одну свою фигуру. Остальное остается в фоне, мы просто это игнорируем!

Пример: люди пришли на вечеринку. Алкоголик видит в первую очередь бутылку, влюбленный – свою девушку, желающий пообщаться – потенциальных собеседников. Вы, читая этот текст, тоже слышите свое, выбираете из текста свою фигуру.

За любой фигурой всегда стоит потребность, однако она не очевидна. Одна из первых задач гештальт-терапевта – выявить фигуру потребности клиента, с которой он пришел, и способ, с помощью которого реализация потребности человеком прерывается.

Хочу пояснить, что желаний может быть много, но базовых потребностей у людей буквально три: безопасность — доверие, близость — автономия и признание.

2.Принцип незавершенных ситуаций

В ходе исследований и экспериментов гештальт-психологи заметили, что люди склонны формировать в своей жизни однотипные негативные ситуации. Феномен назвали Незавершенный гештальт

Замечали ли вы, что в жизни любого человека можно легко увидеть многократно повторяющиеся однотипные неприятные ситуации? Например, изменяющий или пьющий муж, или кому-то все садятся на шею, а кто-то хронически одинок, беден, брошен и т.п.

Так вот, принцип незавершенных ситуаций заключается в том, что психика не может успокоиться, сохраняет напряжение до тех пор, пока не разрешит проблему. То есть человек провоцирует воспроизведение неприятных ситуаций с тайной целью — наконец их разрешить.

Незавершенная ситуация – это источник хронического напряжения, откачивающий нашу жизненную энергию. Самое лучшее, что можно сделать, это завершить/закрыть/разрешить ситуацию.

Как и в жизни, так и в процессе психотерапии клиент воссоздает свою незавершенную ситуацию в отношениях с психотерапевтом. И это очень хорошо, так как гештальт-терапевт в процессе работы помогает получить новый позитивный опыт внутри этой наболевшей схемы и благополучно завершить гештальт. Этот новый опыт завершения клиент переносит в свою обычную жизнь, разрешая массу проблем.

3.Принцип «здесь и сейчас»

В теории гештальт-терапии считается, что прямо здесь и сейчас проявляются все незавершенные ситуации, а значит, здесь и сейчас, в любой момент жизни есть возможность их разрешить! Нет большой необходимости вспоминать детство или прошлые жизни. Прямо здесь и теперь по позе, взгляду, голосу, словам, выбору тем разговора,- эмоциональному фону, который создает клиент, опытный гештальт-терапевт обнаруживает и выходит на работу с актуальными травмами, внутренними конфликтами, незавершенными ситуациями, телесными болезнями клиента.

4.Принцип диалога

Разговор с клиентом в гештальт-терапии строится по принципу диалога, т.е. равных позиций (а не сверху, свысока или снизу). Это честный разговор двух равных уникальных людей. Кажется, что и ничего особенного, однако по данным исследований, такой разговор имеет очень сильные лечебные свойства.

Освоенный навык диалогического разговора с психотерапевтом, клиент автоматически переносит в свою обычную жизнь, и это помогает установить, наладить и там диалогические, гармоничные отношения, разрешить массу трудностей.

5.Теория контакта

Гештальт-терапия базируется на теории контакта. Эта теория объясняет взаимодействие человека со средой в процессе реализации его потребности. Так называемая дуга контакта имеет 4 стадии:

  1. Предконтакт. Человек чувствует смутную тревогу, возбуждение или дискомфорт. Прислушавшись к своим физическим, эмоциональным ощущениям, осознав, что сейчас привлекает его интерес в окружающем мире, он может, например, осознать, что голоден, а привлекают его виды еды и продуктовых магазинов. Суть этой фазы в том, чтобы на основе своих ощущений – физических, эмоциональных и пр. выявить фигуру своей потребности, и ответить на вопрос: чего я сейчас хочу? Если это удалось, энергия в человеке увеличивается, и он переходит на следующую фазу, продвигается к реализации своей потребности. Если на вопрос он не отвечает, т.е. у него не возникает ясного переживания «Ага, вот что я хочу!», то он зависает в мутном дискомфорте.

  2. Контактирование. На этой фазе человек контактирует со средой, пытаясь выбрать то, что наиболее полно удовлетворит его потребность. В случае с едой, он пытается выбрать, что именно хочет сейчас съесть – фрукт или колбасу, возможно, пробует то и другое, пытаясь определиться. Успешным окончанием этой фазы становиться выбор объекта потребности (например, колбасы). Выбор должен быть сделан не произвольно, а на основании ощущений, чувств, проб, экспериментов. Если человек избегает выбирать, пробовать, то зависает в мучительных сомнениях на этой фазе.

  3. Полный контакт. На этой фазе человек вступает в непосредственный контакт с объектом своей потребности, удовлетворяет её. Например, с наслаждением ест колбасу. Успешным завершением этой фазы становится чувство глубокого удовлетворения и расслабления. В случае неудачи остается неудовлетворенность и напряжение.

  4. Пост-контакт. Стадия подведения итогов, усвоения и переваривания произошедшего, а также отхождение от объекта потребности. В случае с колбасой, человек откладывает её с благодарностью и переваривает. Неуспешный пост-контакт, когда человек, например, не отходит, а вцепляется в объект, или обесценивает тот контакт, который произошел.

Любая психологическая трудность связана с прерыванием цикла контакта на одной, или сразу на нескольких фазах посредством использования психологических защит/прерываний.

Психологические защиты/механизмы прерывания цикла контакта:

Все мы используем психологические защиты. В гештальт-терапии они ещё называются механизмами прерывания контакта, так как, к сожалению, не только защищают нас от неприятных переживаний, но и прерывают реализацию наших потребностей.

Основные психологические защиты/прерывания в гештальт-терапии:

  • слияние — человек становится слабо-чувствительным к тому, что он сейчас чувствует и хочет, его психологические границы ослабевают, он плохо понимает, где его желания, а где чужие, где его ответственность, а где уже не его. И часто добровольно становиться игрушкой в руках других.

  • интроекция — это проглоченные убеждения, типа: «чтобы преуспеть, надо много работать», «все мужчины -…». Любые обобщения, начинающиеся со слов: «должен», «всегда», «никогда», «все», являются интроекцией. Эти установки — интроекты вступают в противоречие друг с другом и с самой реальностью, вызывая внутренний и внешний конфликт.

  • проекция — когда человек фантазирует о том, что думают, чувствуют, хотят другие и искренне верит в свои фантазии. Как правило, он избегает контакта с реальностью, и приписывает другим свои собственные запретные желания и чувства, проецирует свой внутренний «фильм» на их «белый экран». Получается такой феномен, как неконтакт, общение с самим собой.

  • дефлексия — это сбрасывание напряжения. Минус в том, что энергия тратится не на достижение цели, не на решение проблемы, а просто сливается на сторону

  • эготизм — когда человек в момент желанного события, контакта придерживает себя, не отдается полностью этому событию, контакту и своим чувствам. Так он теряет часть своего удовлетворения, рождая ощущение незавершенности, неполноты

  • ретрофлексия — когда человек обращает на себя те чувства, что направлены на самом деле другого, на окружающий мир. Крайний пример — самоубийство, когда злость, направленную на другого, человек обращает против себя. В теории гештальт-терапии считается, что любые переживания рождаются в человеке ТОЛЬКО в контакте со средой и, соответственно, и направлены только вовне. То есть, изначально человек не может раздражаться, обижаться на самого себя, это психологическая защита.

Замечая, что клиент использует психологическую защиту/прерывание, гештальт-терапевт работает с этим прерыванием, для этого есть определенные методы и техники, помогая клиенту продвинуться к реализации своей потребности.

Техники гештальт-терапевта:

Арсенал техник гештальт-терапевта достаточно велик. Назову самые распространенные.

  • Терапевтический диалог. Цель диалога – поддержка переживаний, осознавание и выявление потребности клиента и механизмов её прерывания.
  • Эксперимент — здесь и сейчас терапевтом организуется игровая ситуация, в которой проявляется болезненная ситуация клиента. Гештальт-терапевт предлагает клиенту действовать по-новому, в результате чего клиент переживает новый позитивный опыт, который затем переносит в свою жизнь.

Варианты эксперимента:

  • Проективные методики — арт-методы (рисунки, поделки и пр.)
  • Психодрамма – расстановки, театрализованные сцены
  • Телесные практики – работа с голосом, позами, телесными скульптурами
  • Пустой стул (или горячий стул) – клиент представляет на поставленном пустом стуле значимого человека из своей жизни, героя своего сна или часть своей собственной личности и обращается к нему по-новому. Звучит, может быть странно, однако работает очень сильно. Когда клиент в настоящем времени обращается к пустому стулу, всегда проявляются типичные способы поведения клиента и возникают сильные актуальные переживания, которые не так просто обнаружить в «разговоре о…».

Гештальт-терапевт и клиент, творчески используя техники, выявляют и прорабатывают вытесненный, неосознанный материал клиента. В результате, клиент достигает большей целостности, успешно проходя здесь и сейчас, уже без само-прерываний, весь цикл контакта. 

Психолог СПб, семейный психолог, психологическая помощь, консультация психолога, консультация психолога Санкт-Петербург, хороший психолог спб, хороший се психолог в спб, хороший психолог Санкт-Петербург, психолог в санкт-петербурге, хороший психолог в Санкт-Петербурге, хороший психолог в Питере, хороший психолог в Петербурге, психолог в санкт-петербурге, помощь психолога спб, помощь психолога в спб, помощь психолога Санкт-Петербург, психолог в санкт-петербурге, помощь психолога в Санкт-Петербурге, помощь психолога в Питере, помощь психолога в Петербурге, психолог в санкт-петербурге, психолог санкт-петербург, услуги психолога санкт-петербург,помощь психолога санкт-петербург, психолог санкт-петербург, хороший психолог санкт-петербург, запись к психологу санкт-петербург, найти психолога санкт-петербург,  психолог санкт-петербург, психологическая консультация санкт-петербург, услуги психолога санкт-петербург, психолог консультация санкт-петербург, психолог спб, психолог спб, психолог в санкт-петербурге, психолог спб, психолог в спб, хороший психолог спб, консультация психолога в спб,психолог в санкт-петербурге, консультация психолога в Санкт-Петербурге, консультация психолога в Питере, консультация психолога в Петербурге, консультация психолога спб, психолог в спб, консультация психолога Санкт-Петербург, хороший психолог спб, хороший психолог в спб, хороший психолог Санкт-Петербург, психолог в санкт-петербурге, хороший психолог в Санкт-Петербурге, хороший психолог в Питере, хороший психолог в Петербурге, психолог в санкт-петербурге, помощь психолога спб, помощь психолога в спб, помощь психолога Санкт-Петербург, психолог в санкт-петербурге, помощь психолога в Санкт-Петербурге, помощь психолога в Питере, помощь психолога в Петербурге, семейный психолог в санкт-петербурге, психолог спб, услуги психолога спб,помощь психолога спб, психолог спб, хороший психолог спб, запись к психологу спб, найти психолога спб,  психолог спб, психологическая консультация спб, услуги психолога спб, психолог консультация спб, психолог спб.

Что такое гештальт-терапия?

Гештальт-терапия — это гуманистическая, целостная, личностно-ориентированная форма психотерапии, которая сосредоточена на настоящей жизни человека и проблемах, а не на погружении в прошлый опыт. Такой подход подчеркивает важность понимания контекста жизни человека и принятия на себя ответственности, а не обвинения.

Может быть немного страшно подумать о начале терапии, особенно если вы представляете себя сидящим в терапевтической комнате и рассказывающим о прошлом.Хотя возвращение к прошлому — важная часть определения того, что необходимо исцелить, гештальт-терапия — это подход, который больше фокусируется на опыте клиента «здесь и сейчас».

Что означает гештальт?

Гештальт, по определению, относится к форме или форме чего-либо и предполагает, что целое больше, чем сумма его частей. В этой конкретной теории консультирования делается упор на восприятие. Гештальт-терапия обращает внимание на то, как мы придаем смысл и понимаем наш мир и наш опыт.

В рамках гештальт-терапии у клиента есть пространство для безопасного изучения своего опыта, не опасаясь осуждения. Фактически, клиентов поощряют не просто рассказывать о своих эмоциях или переживаниях, но и приводить их в комнату, чтобы их можно было обработать в режиме реального времени с терапевтом.

Другой подход

Этот тип терапии, основанный на гештальт-психологии, был введен в 1940-х годах как альтернатива более традиционному психоанализу. Гештальт-терапию разработал Фриц Перлс с помощью его жены, Лоры Перлс.И Фриц, и Лаура обучались психоанализу и гештальт-психологии.

Вместе с другими, такими как Пол Гудман, они работали вместе, чтобы разработать стиль терапии, который был гуманистическим по своей природе. Другими словами, подход ориентирован на человека и уникальность его опыта.

Некоторые терапевтические подходы, как правило, ориентированы на терапевта как на эксперта по проблемам и симптомам. У клиента больше обучающая роль, поскольку терапевт делится своими знаниями о том, что он переживает и как лечить.

Целью гештальт-терапии является сотрудничество клиента с терапевтом для повышения личной осведомленности и активного преодоления препятствий, которые мешали исцелению до сих пор.

Использование и преимущества

Гештальт-терапия может применяться для лечения различных состояний, в том числе:

Гештальт-терапия также может быть полезна для того, чтобы помочь людям обрести большее самосознание и способность жить настоящим моментом.

Другие потенциальные преимущества могут включать:

  • Улучшенное чувство самоконтроля
  • Лучшая способность контролировать и регулировать психические состояния
  • Лучшее понимание своих потребностей
  • Лучшая толерантность к отрицательным эмоциям
  • Улучшение коммуникативных навыков
  • Повышение внимательности
  • Повышение эмоционального понимания

Ключевые идеи

В гештальт-терапии используется ряд принципиальных идей, в том числе следующие:

Опыт влияет на восприятие

В этом клиентоориентированном подходе к терапии гештальт-терапевт понимает, что никто не может быть полностью объективным и что на нас влияет наше окружение и наш опыт.Терапевт, обученный гештальт-терапии, дает своим клиентам возможность поделиться своей правдой, не навязывая свои суждения и не принимая истину опыта своих клиентов.

Поскольку терапевты тоже люди, для гештальт-терапевтов важно учитывать влияние своих переживаний на то, что происходит во время сеанса.

Контекст имеет значение

Во время сеанса гештальт-терапевты хотят узнать об опыте своих клиентов. Понятно, что контекст имеет значение, и терапевты используют методы, чтобы помочь клиенту лучше осознать свой опыт, свое восприятие и свою реакцию на события здесь и сейчас.

Вместо того, чтобы специально нацеливаться на прошлое и просить клиентов целенаправленно вспоминать о прошлом опыте, гештальт-терапевты действуют из понимания того, что по мере того, как клиенты становятся все более осведомленными, они преодолеют существующие препятствия. Здесь нет принудительной работы или техники, ключевым моментом в этом подходе является просто удержание места для осознания клиента.

Настоящее

Основной отличительной чертой гештальт-терапии является ориентация на настоящее. Во время сеанса взаимопонимание между клиентом и терапевтом имеет решающее значение для построения доверия и безопасности.Как рассказывает клиент, гештальт-терапевт поможет вернуть клиента в настоящее, если есть ощущение, что он проводит слишком много времени в прошлом или если его беспокойство может увести его в будущее.

Пример того, как держать клиента в присутствии, может включать в себя что-то вроде вопроса о выражении лица или языке тела клиента, когда он обрабатывает конкретное событие или опыт.

Спрашивая о чем-то, что они наблюдают в комнате, они помогают клиенту вернуться в настоящее и осознать, что для него происходит в этот момент.

Пребывание в настоящем может показаться обманчиво простым. Насколько сложно оставаться здесь, правда? Что ж, если вы когда-либо беспокоились о работе, составляя список покупок, или вспоминали о прошлом событии, сидя с семьей за обеденным столом, вы можете понять, как быстро мы можем отважиться уйти в уме во время сеанса терапии. .

Устранение боли

Мы очень много работаем, чтобы пережить болезненные переживания, и часть этой техники выживания — попытаться избавиться от нашей эмоциональной боли или болезненных воспоминаний о событии.В гештальт-терапии вам предлагается пространство, в котором вам больше не нужно выполнять эту тяжелую работу.

Это не значит, что что-то произойдет быстро, но это и не обязательно. Гештальт-терапевт понимает, что такие вещи, как болезненные воспоминания или события, станут известны, когда клиент будет готов к исцелению в этой области.

Самосознание

Во время гештальт-терапии вы можете выполнять некоторые экспериментальные упражнения вместе с терапевтом. Экспериментальные упражнения относятся к терапевтическим действиям, выполняемым в ходе терапии, которые могут помочь повысить осведомленность и помочь в обработке.В основе гештальт-терапии лежит осознанность. Как сказал Фредерик Саломон Перлз: «Осознание само по себе лечит».

Вместо того, чтобы сидеть и говорить, вас могут попросить принять активное участие в чем-то вроде ролевой игры, управляемых образов или использования реквизита, чтобы помочь общению и пониманию.

Выполнение экспериментальных упражнений может быть прекрасным способом раскрыться и поделиться, особенно когда трудно подобрать слова или когда вы склонны работать более наглядно.Гештальт-терапевты понимают, что эти упражнения помогают повысить осведомленность.

Гештальт-упражнения

Ниже приведены распространенные упражнения, используемые в гештальт-терапии:

слов и язык

Внимание к языку и тону очень важно в гештальт-терапии. По мере того, как клиенты учатся брать на себя ответственность, они учатся использовать язык, который отражает чувство личной собственности, а не сосредотачивается на других. Например, вместо того, чтобы сказать: «Если бы он этого не сделал, я бы не разозлился!» клиент может сказать: «Я злюсь, когда он это делает, потому что это заставляет меня чувствовать себя незначительным, и мне это не нравится.»

Использование утверждений «я» очень важно в гештальт-терапии.

Пустой стул

Это ролевое упражнение, которое позволяет клиенту представить себе и участвовать в разговоре с другим человеком или другой частью себя. Сидя напротив пустого стула, клиент вступает в диалог, как если бы он разговаривал с этим другим человеком или с другой частью себя.

Пустой стул может быть очень полезен для выявления важных восприятий, значений и другой информации, которая может помочь клиентам лучше осознать свой эмоциональный опыт и узнать, как начать исцеление.

Ролевая игра

Другим примером ролевой игры может быть то, что называют «лучшим и проигравшим». При этом признается, что у клиента есть разные части «я». Как и в случае с пустым стулом, клиент говорит как верхушка, которая является более требовательной стороной его личности, и как неудачник, которая является более покорной и послушной стороной его личности.

Ключ в том, чтобы осознать внутренние конфликты, чтобы человек мог лучше научиться объединять эти части себя в более полное целое.

Язык тела

Во время сеанса гештальт-терапевт может заметить, что клиент постукивает ногой, заламывает руки или делает определенное выражение лица. Терапевт, вероятно, упомянет об этом и спросит, что происходит с человеком в этот момент.

Используя язык, гештальт-терапевт может даже попросить клиента озвучить свою ступню, руки или выражение лица и говорить с этого места.

Преувеличение

Гештальт-терапевт может не только озвучить язык тела, но и узнать язык тела клиента.Если клиенту сложно подобрать слова, чтобы описать происходящее, его могут попросить преувеличить это движение или повторить его несколько раз подряд в течение определенного периода времени во время сеанса, чтобы извлечь часть своего опыта в ходе сеанса. кабинет в тот момент.

Клиент и терапевт получают возможность обрабатывать эмоции и то, как человек, возможно, научился связывать свои эмоциональные переживания со своими физическими переживаниями.

Обнаружение эмоций

Во время сеанса люди часто говорят об эмоциях.Разговор об эмоции отличается от переживания эмоции, чего гештальт-терапевт хочет, чтобы клиент делал на сеансах. Когда клиент говорит об эмоциях, терапевт может спросить его, где он чувствует эту эмоцию в своем теле.

Примером этого может быть «яма в животе» или «моя грудь стесняется». Возможность донести эмоциональные переживания до осознания в теле помогает клиенту оставаться в настоящем и более эффективно обрабатывать свои эмоции.

Искусство

Дополнительные занятия, такие как рисование, лепка и рисование, также могут быть использованы, чтобы помочь людям осознать, оставаться в настоящем и научиться действовать в данный момент.В этом стиле обычно отмечается, что любая техника, которая может быть предложена клиенту, кроме традиционного сидения и разговора, может быть весьма полезной, позволяя ему лучше осознавать себя, свой опыт и процесс исцеления.

Как это помогает

Ниже приведены некоторые из потенциальных преимуществ гештальт-терапии:

Сотрудничество

Гештальт-терапия направлена ​​на то, чтобы клиент лучше осознавал свой опыт пребывания в мире.У гештальт-терапевтов нет цели изменить своих клиентов. Фактически, клиентов поощряют сосредоточиться на том, чтобы лучше осознавать себя, оставаться в настоящем и обрабатывать вещи здесь и сейчас.

Рабочие отношения сотрудничества между терапевтом и клиентом очень важны для процесса исцеления в гештальт-терапии.

Подвижные блоки

Предполагается, что способ, которым мы учимся выживать в переживаниях, особенно болезненных, состоит в том, чтобы создавать блоки или выталкивать вещи из осознания, чтобы мы могли двигаться вперед.Каким бы эффективным он ни казался, он может создать для нас проблемы, поскольку мы становимся более разобщенными и фрагментированными в нашем самосознании и нашем опыте.

Те самые техники, которые мы когда-то использовали, чтобы помочь себе, становятся препятствиями на пути к самосознанию и росту. Повышение осведомленности клиентов позволяет идентифицировать эти блоки, должным образом преодолевать их и устранять их, чтобы мы могли найти исцеление и личностный рост.

Личная ответственность

Ключевая цель гештальт-терапии — дать клиентам возможность владеть своим опытом и принимать его.Обвиняя других, мы теряем чувство контроля и становимся жертвой события или другого человека, участвующего в событии. Гештальт-терапия побуждает клиентов бросить вызов старым способам создания смысла опыта.

Научиться принимать и принимать личную ответственность — это цель гештальт-терапии, позволяющая клиентам обрести большее чувство контроля над своим опытом и научиться лучше регулировать свои эмоции и взаимодействие с миром.

Саморегуляция и рост

Гештальт-терапия предполагает, что люди по своей сути стремятся к саморегуляции и развитию. Однако иногда мы разрабатываем методы, позволяющие эмоционально пережить неудачные и болезненные переживания. Некоторые из этих методов кажутся полезными в краткосрочной перспективе, потому что они могут помочь минимизировать нашу боль или страдания.

Однако в долгосрочной перспективе они покидают нас в более эмоционально шатких местах, не в силах выразить себя. Нам может быть трудно взаимодействовать с другими, и нам трудно научиться эффективно регулировать себя и быть цельными и ответственными существами.

Гештальт-терапия считает, что, несмотря на некоторые из этих неудач, люди по-прежнему настроены на это чувство целостности и испытывают беспокойство, когда мы не можем этого достичь. Наш бедствие может выглядеть как физическое заболевание, эмоциональная реактивность, изоляция и многое другое.

Сильные и слабые стороны

У гештальт-терапии есть как плюсы, так и минусы. Исследования показывают, что он может быть эффективным для лечения различных состояний, включая тревогу и расстройства личности, и, по крайней мере, так же эффективен, как и другие подходы психотерапии.Взаимодействие с другими людьми

Некоторые потенциальные недостатки гештальт-терапии заключаются в том, что она требует от терапевта высокой степени личностного развития и фокусируется только на настоящем.

Слово от Verywell

Как предположил Перлз, осознание самих себя лечит. В процессе терапии мы можем раскрыть и исцелить части своего «я», которые были потеряны в течение некоторого времени, обнаружить части «я», у которых еще не было возможности развиваться, и на этом пути обрести большее самосознание.Работая над исцелением и интеграцией этих частей «я», мы можем стать здоровыми и цельными людьми.

Гештальт-терапия

Гештальт-терапия , разработанная Фрицем Перлз, Лаурой Перлз и Полом Гудманом в 1940-х годах, представляет собой экспериментальную и гуманистическую форму терапии, которая изначально была разработана как альтернатива традиционному психоанализу. Гештальт-терапевты и их клиенты используют творческие и экспериментальные техники для повышения осведомленности, свободы и самоуправления.Слово гештальт происходит от немецкого слова, означающего «форма», и оно указывает на характер или сущность чего-либо.

Принципы гештальт-терапии

В основе гештальт-терапии лежит целостное представление о том, что люди неразрывно связаны с окружающей средой и находятся под ее влиянием, и что все люди стремятся к росту и равновесию. В этом смысле гештальт-терапия похожа на личностно-ориентированную терапию, а также в том, что в ней делается акцент на использовании терапевтом эмпатии, понимания и безоговорочного принятия клиента для улучшения терапевтических результатов.

Согласно гештальт-терапии, контекст влияет на опыт, и человека нельзя полностью понять без понимания его или ее контекста. Имея это в виду, гештальт-психотерапия признает, что никто не может быть чисто объективным, включая терапевтов, чьи переживания и взгляды также зависят от их собственного контекста, и практикующие признают достоверность и истинность опыта своих клиентов.

Гештальт-терапия также признает, что принуждение человека к изменениям парадоксальным образом приводит к дальнейшим страданиям и фрагментации.Скорее, изменение является результатом принятия того, что есть. Таким образом, терапевтические сеансы направлены на то, чтобы помочь людям научиться осознавать себя, принимать и доверять своим чувствам и опыту, чтобы облегчить страдания.

Акцент на «здесь и сейчас» Гештальт-терапия делает акцент на осознании настоящего момента и настоящего контекста. Через терапию люди учатся обнаруживать чувства, которые могли быть подавлены или замаскированы другими чувствами, а также принимать свои эмоции и доверять им.Потребности и эмоции, которые ранее подавлялись или не признавались, также могут проявиться. Благодаря этому процессу человек обретает новое ощущение себя по мере увеличения общей осведомленности.

Акцент на здесь и сейчас не отрицает и не уменьшает прошлые события или будущие возможности; на самом деле прошлое неразрывно связано с настоящим опытом. Идея состоит в том, чтобы не зацикливаться на прошлом или с тревогой предвкушать будущее. Переживания прошлого могут быть рассмотрены на сеансах терапии, но терапевт и клиент будут сосредоточены на изучении того, какие факторы привели к возникновению того или иного воспоминания в этот момент, или как опыт прошлого влияет на настоящий момент.

Работа с гештальт-терапевтом

Сеансы гештальт-терапии не следуют конкретным рекомендациям, на самом деле терапевтам рекомендуется использовать творческий подход в своих подходах, в зависимости от контекста и личности каждого человека. Что является последовательным, так это упор на прямой контакт между терапевтом и клиентом, непосредственный опыт и экспериментирование, а также на «что и как» — что делает клиент и как он это делает — и «здесь и сейчас» . »

Вместе терапевт и человек, проходящий терапию, будут оценивать, что происходит сейчас, и что необходимо в результате.Терапевты воздерживаются от интерпретации событий, сосредотачиваясь только на непосредственных моментах, включая физические реакции клиента. Например, замечая незначительные изменения в позе, можно перенести человека в настоящее. Таким образом, гештальт-терапия помогает людям лучше понять, как связаны их эмоциональное и физическое тела. Понимание внутреннего «я» — ключ к пониманию действий, реакций и поведения. Гештальт-терапия помогает людям сделать первые шаги к этому осознанию, чтобы они могли признать и принять эти шаблоны.

Методы гештальт-терапии

Гештальт-терапия практикуется в форме упражнений и экспериментов. Его можно администрировать в индивидуальных или групповых настройках. В общем, упражнения — это несколько устоявшаяся практика в гештальт-терапии, предназначенная для пробуждения действий, эмоций или целей у человека, проходящего терапию. Затем терапевт и человек, проходящий терапию, могут изучить результат упражнения, чтобы повысить осведомленность и помочь человеку понять «здесь и сейчас» опыта.

В отличие от упражнений, эксперименты возникают на протяжении всего терапевтического процесса и терапевтических отношений. Они являются основным компонентом гештальт-терапии и позволяют пациенту понять различные аспекты конфликта, опыта или проблемы психического здоровья.

Техника пустого стула — это типичное упражнение гештальт-терапии, при котором терапевт помещается напротив пустого стула. Его или ее просят представить, что кто-то (например, начальник, супруг или родственник), они или часть их самих сидит на стуле.Терапевт поощряет диалог между пустым стулом и человеком во время терапии, чтобы задействовать мысли, эмоции и поведение человека. Иногда роли меняются местами, и человек в терапии принимает метафорическое лицо или часть человека в кресле. Техника пустого стула может быть особенно полезна для того, чтобы помочь людям осознать всю ситуацию и забыть или отделить части себя.

Еще одно распространенное упражнение в гештальт-терапии — это упражнение на преувеличение.Во время этого упражнения человека, проходящего терапию, просят повторить и преувеличить определенное движение или выражение, например, нахмурившись или подпрыгивая ногой, чтобы человек лучше осознавал эмоции, связанные с его поведением.

Техника пустого стула и упражнение на преувеличение — два из многих техник гештальт-терапии, используемых для того, чтобы помочь людям в терапии повысить их осведомленность о непосредственных переживаниях. С помощью упражнений и спонтанных экспериментов гештальт-терапия также позволяет людям воссоединиться с частями себя, которые они могут минимизировать, игнорировать или отрицать.

Ресурсы, относящиеся к гештальт-терапии

Артикул:

  1. Гештальт-терапия. (нет данных). Энциклопедия Бриттаника. Получено с http://www.britannica.com/EBchecked/topic/232116/Gestalt-therapy
  2. .
  3. Йонтеф, Гэри и Джейкобс, Линн. (2008). Гештальт-терапия. В Раймонде Дж. Корсини и Дэнни Веддинге (ред.), Current Psychotherapies (стр. 328–367) . Белмонт, Калифорния: Высшее образование Томсона

Объяснение гештальт-терапии: история, определение и примеры

Слышали ли вы когда-нибудь слова «закрытие» или «незавершенное дело»?

Эти термины стали частью культурного лексикона, но мало кто знает, что их корни берут начало в гештальт-терапии.

Гештальт-терапия — влиятельная и популярная форма терапии, оказавшая влияние на мировую культуру и общество. Это объединение различных теорий и техник, собранных и отработанных на протяжении многих лет многими людьми, в первую очередь его основателем Фрицем Перлзом.

Хотя гештальт-терапию часто считают «второстепенной терапией», она применима в различных условиях, от клиники до раздевалки и зала заседаний. Читайте введение в эту захватывающую терапию.

Но сначала мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши три упражнения по позитивной психологии. Эти научно обоснованные упражнения исследуют фундаментальные аспекты позитивной психологии, включая сильные стороны, ценности и сострадание к себе, и дадут вам инструменты для улучшения благополучия ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Определение гештальт-терапии

Гештальт-терапия — понятие громоздкое для определения. Начнем с определения Чарльза Боумена (1998, с. 106), ученого и практика гештальт-терапии.Мы представим полное определение, а затем разберем его части:

Гештальт-терапия — это процессная психотерапия, целью которой является улучшение контакта в сообществе и с окружающей средой в целом. Эта цель достигается посредством осознанного, спонтанного и подлинного диалога между клиентом и терапевтом. Осведомленность о различиях и сходствах [приветствуется], в то время как прерывание контакта исследуется в настоящих терапевтических отношениях.

Разобьем его на три компонента:

Гештальт-терапия — это процессная психотерапия, целью которой является улучшение контакта в сообществе и с окружающей средой в целом .Психотерапия процесса — это психотерапия, которая фокусируется на процессе, а не на дискретных событиях. Это означает, что гештальт-терапевтов больше интересует процесс в целом, а не отдельные события или переживания .

Эта цель достигается посредством осознанного, спонтанного и аутентичного диалога между клиентом и терапевтом . Гештальт-психотерапевты используют реляционную структуру здесь и сейчас, что означает, что они отдают приоритет текущим взаимодействиям с клиентом над историей и прошлым опытом.

И наконец: Приветствуется осознание различий и сходств, в то время как прерывание контакта исследуется в настоящих терапевтических отношениях . Гештальт-терапия опирается на диалектическое мышление и поляризацию, чтобы помочь клиенту достичь баланса, равновесия, контакта и здоровья. Мы рассмотрим эти концепции более подробно позже в этом посте.

Гештальт-терапия в значительной степени заимствует у психоанализа, гештальт-психологии, экзистенциальной философии, дзен-буддизма, даосизма и многих других (Bowman, 2005).Это объединение различных теоретических идей, подготовленных для передачи пациентам с использованием традиционной психоаналитической терапевтической ситуации, а также включает элементы из более второстепенных элементов психологии, таких как психодрама и ролевые игры.

Краткая история: 3 основоположника гештальт-терапии

Заманчиво принять «теорию великого человека» гештальт-терапии и отдать всю заслугу Фрицу Перлзу; однако в этой истории есть более тонкие нюансы, чем это (Bowman, 2005).Гештальт-терапия — это результат вклада многих людей. Поскольку это краткая статья, мы сосредоточимся на трех основателях: Фрице Перлсе, Лоре Перлз и Поле Гудмане.

Гештальт-терапия зародилась в Германии в 1930-х годах. Фриц и Лаура Перлз были психоаналитиками во Франкфурте и Берлине. Идеи Перлсов настолько радикально отличались от идей Фрейда, что они разошлись и сформировали свою собственную дисциплину.

В 1933 году они бежали из нацистской Германии и переехали в Южную Африку, где разработали большую часть гештальт-терапии.В конце концов они переехали в Нью-Йорк и вместе с писателем-анархистом и гештальт-терапевтом Полом Гудманом написали книгу о гештальт-терапии (Wulf, 1996).

Фриц Перлз был харизматическим лидером и захватывающим докладчиком, который в 1950-х годах широко распространил учение гештальт-терапии по всей Америке посредством живых демонстраций. Он продолжал появляться на телевидении и в журналах до своей смерти в 1970 году (Bowman, 2005). Сегодня в мире все еще действует множество гештальт-институтов, в том числе первый в Нью-Йорке.

4 ключевые концепции и принципы

1. Гештальт

Немецкое слово гештальт не имеет точного перевода на английский язык, но его близкое приближение — «целое».

Гештальт-терапия основана на гештальт-психологии, дисциплине экспериментальной психологии, основанной в Германии в 1912 году. Гештальт-психологи утверждали, что люди воспринимают целые паттерны или конфигурации, а не только отдельные компоненты.

Вот почему, когда мы видим группу точек, расположенных в виде треугольника, мы видим треугольник вместо случайных точек.Наш мозг организует информацию в полные конфигурации или гештальты (O’Leary, 2013).

Кроме того, человек считается вовлеченным в постоянное построение гештальтов, организацию и реорганизацию своего опыта, поиск шаблонов и чувство целостности. Гештальт-терапия связывает ощущение целостности с ощущением жизни и связи с собственным уникальным опытом существования.

Гештальт-терапевты применяют эту философию целостности к своим клиентам.Они считают, что человека нельзя понять, обобщив одну часть себя, чтобы понять человека в целом (O’Leary, 2013). Например, клиента нельзя понять только по его диагнозу или по одному взаимодействию, его следует рассматривать как совокупность всех, кто они есть.

2. Здоровье

Чтобы понять, что значит быть здоровым в гештальт-терапии, мы должны сначала понять идеи фигуры и фона. Для иллюстрации возьмем изображение под названием «Рубиновая ваза».

На экране есть черный контур вазы, и сначала это все, что замечает зритель, но через мгновение внимание зрителя перемещается, и они замечают два лица, обведенные в белой части экрана, одно на по обе стороны от вазы.

В первом восприятии черная ваза называется фигурой, а белые лица — землей. Но зритель может переключить свое внимание, и посредством этого действия фигура и земля переключаются, при этом белые лица становятся фигурой, а черная ваза — землей.

Гештальт-терапевты применяют этот феномен восприятия к человеческому опыту. Путешествуя по миру, мы постоянно находимся в процессе различения фигур и оснований. Фигура — это то, на что мы обращаем внимание, а земля — ​​это то, что происходит на заднем плане. Здоровое функционирование — это способность гибко подходить к фигуре, которая в данный момент наиболее важна (O’Leary, 2013).

Гештальт-терапия рассматривает здоровый образ жизни как серию творческих корректировок (Латнер, 1973, стр.54). Это означает естественную и гибкую адаптацию своего поведения к фигуре осознавания.

Вот еще один пример этого процесса. Когда я пишу, я понимаю, что у меня пересохли губы и пересохло во рту. Я встаю, наливаю стакан воды и возвращаюсь к своему письму. В ответ на чувство жажды я переключаю свое восприятие с письма на питьевую воду, а затем снова на письмо. Питьевая вода, утоляя жажду, завершает гештальт, и я могу вернуться к своей работе.

Напротив, нездоровый образ жизни приводит к тому, что внимание человека переключается с одной фигуры на другую, никогда не достигая целостности.

Простой пример этого можно увидеть на примере наших отношений с телефонами. Если мы работаем над чем-то важным, и у нас звонит телефон, мы можем принять решение не обращать на это внимания на данный момент, закончить свою работу, а затем перезвонить человеку позже. Если есть крайний срок для нашего проекта, это может быть правильным выбором. Но если мы позволим разделить наше внимание каждый раз, когда зазвонит телефон, мы, возможно, никогда не закончим наш проект.

Здоровый образ жизни требует от человека гибкого и целенаправленного внимания к наиболее важной фигуре в его сознании.

3. Осведомленность

Хотя мы не можем не жить настоящим, каждому живому ясно, что мы можем отвлечь наше внимание от него. Гештальт-терапевты отдают приоритет осознанию настоящего момента и пониманию того, что внимание к событиям, разворачивающимся здесь и сейчас, — это путь к здоровому образу жизни.

Осведомленность позволяет процессу дифференциации фигуры и фона работать естественным образом, помогая нам формировать гештальты, удовлетворять наши потребности и осмыслять наш опыт (Latner, 1973, стр.72). Осведомленность — это и цель, и методология гештальт-терапии (O’Leary, 2013).

Терапевты используют то, что присутствует здесь и сейчас, включая действия, позу, жесты, тон голоса и то, как клиент к ним относится, чтобы информировать о своей работе (O’Leary, 2013). Прошлое считается столь же важным постольку, поскольку оно существует в настоящем (O’Leary, 2013).

Гештальт-терапевты сосредотачиваются на том, чтобы помочь своим клиентам восстановить их естественное осознание настоящего момента, сосредотачиваясь на «здесь и сейчас» в терапевтической комнате.Переживания и чувства, которые не были полностью обработаны в прошлом, пересматриваются и прорабатываются в настоящем, например, с помощью техники пустого стула, которая будет рассмотрена позже в этом посте.

4. Ответственность

В гештальт-терапии есть два способа думать об ответственности. Согласно Латнеру (1973, стр. 70), мы несем ответственность, когда « осознаем, что с нами происходит, » и когда мы « признаем свои действия, импульсы и чувства. ”Гештальт-терапевты помогают своим клиентам брать на себя оба вида личной ответственности.

Когда начинается терапия, клиенты не усваивают чувства, эмоции или проблемы, часто экстернализируя и перекладывая ответственность за свои действия как на вину или следствие других (O’Leary, 2013). Они могут застрять в прошлом, размышляя над ошибками или сожалея о своих действиях.

Когда клиенты лучше способны брать на себя ответственность, они начинают понимать, как много они могут сделать для себя (O’Leary, 2013).

Для этого клиенты должны осознавать, что происходит с ними в настоящий момент, а также осознавать свою часть взаимодействия.Повышение этого типа осведомленности, завершение прошлого опыта и поощрение нового и гибкого поведения — вот некоторые из способов, которыми гештальт-терапевты помогают своим клиентам брать на себя личную ответственность.

Техника пустого стула

Гештальт-терапия сосредоточена на целом и работает над прошлым в настоящем.

То, что мы осознаем, но не полностью, называется « незавершенное дело ». Из-за нашей естественной склонности к гештальтам незавершенный бизнес может стать значительным оттоком энергии, а также стать препятствием для будущего развития (O’Leary, 2013).

Самая популярная и известная техника в гештальт-терапии, техника пустого стула или диалога с пустым стулом (ECH), является методом решения незавершенных дел в терапевтической комнате.

Незавершенное дело часто является результатом невыраженных эмоций, таких как неприятие потери (O’Leary, 2013), и / или невыполненных потребностей, таких как невыраженные обиды в отношениях. Клиент, возможно, решил избежать незавершенных дел в данный момент, решив не раскачивать лодку или сохранить отношения.

В конце концов, этим невыраженным чувствам может не хватать подходящего выхода, или их можно по-прежнему избегать из-за стыда или страха оказаться уязвимыми. Большинство людей склонны избегать этих болезненных ощущений вместо того, чтобы делать то, что необходимо изменить (Perls, 1969).

Техника пустого стула — это способ перенести невыраженные эмоции и неудовлетворенные потребности в «здесь и сейчас». В ECH терапевт ставит клиенту два стула, одно из которых остается пустым. Клиент сидит на одном стуле и представляет в пустом стуле свою вторую половинку, с которой у них есть незаконченные дела.

Затем клиента инструктируют и помогают сказать то, что осталось недосказанным, воображаемому значимому другому. Иногда клиент меняет кресло и разговаривает с самим собой, как если бы он был вторым человеком. Через этот диалог прошлые эмоции клиента переносятся в настоящее. Затем они обрабатываются и прорабатываются терапевтом.

Этот метод может применяться как с текущими отношениями, так и с отношениями, которые закончились. Решение работы — помочь клиенту изменить свое самовосприятие.Клиенты, проходящие ECH, могут перестать считать себя слабыми и жертвами в пользу большего самовыражения. Они могут видеть вторую половинку с большим пониманием или привлекать их к ответственности за причиненный вред (Paivio & Greenberg, 1995).

Примеры гештальт-терапии

Гештальт-терапия используется в самых разных условиях, от клиники до корпоративного зала заседаний (Leahy & Magerman, 2009). Гештальт-институты существуют по всему миру, и этот подход практикуется в стационарных клиниках и частных практиках индивидуальной и групповой терапии.Из-за такого разнообразия приложений он может принимать разные формы.

В 1965 году Американская психологическая ассоциация сняла сериал под названием « Три подхода к психотерапии » с участием Фрица Перлза (гештальт-терапия), Карла Роджерса (личностно-ориентированная терапия) и Альберта Эллиса (рациональная эмоциональная поведенческая терапия), продемонстрировав свои подходы. с пациентом по имени Глория.

Чтобы увидеть, как выглядит гештальт-терапия, вы можете посмотреть это видео, в котором Perls работает в реальном времени.В видео Перлз описывает свой подход, работает с Глорией в течение короткого сеанса, а затем подает итоги зрителю в конце.

Критика и ограничения

Большая часть критики в литературе сосредоточена на Фрице Перлсе, выдающемся основоположнике гештальт-терапии. Перлз обладал сильной личностью и наложил глубокий личный отпечаток на терапию, которую он разработал. В самом деле, его собственные ограничения могли ограничить терапию.

Перлз боролся с межличностными отношениями на протяжении всей своей жизни.В свою очередь, терапия, которую он помог создать, была сосредоточена на идеях обособленности, личной ответственности и самоподдержки как идеальных способах существования (Dolliver, 1981).

Одна из критических замечаний в отношении работы Перлза по распространению гештальт-терапии среди непрофессиональных аудиторий заключается в том, что он сосредоточился на определенных техниках, которые он мог продемонстрировать в кино или в живых демонстрациях.

Эти демонстрации подняли Перлза до статуса гуру, а также побудили практикующих применять его техники по частям, не понимая основополагающей теории гештальт-терапии.В целом это привело к размыванию метода в целом (Янов, 2005).

Еще одна критика состоит в том, что гештальт-терапия Перлза была направлена ​​на помощь клиентам в «честном взаимодействии» с другими. Напротив, он строго сосредотачивался на опыте клиента, уходя из комнаты, избегая личных вопросов, возвращая их к клиенту (Dolliver, 1981).

Недавние гештальт-терапевты пересмотрели этот аспект, привлекая больше себя в комнату и отвечая на вопросы своих клиентов, когда это может иметь терапевтическую ценность.

Перлз также делал упор на «тотальное переживание», но при этом не акцентировал внимание на прошлом клиента и сосредоточил внимание исключительно на настоящем. Он также подчеркнул, что « жить как один — это », но в комнате он полагался на реконструкцию и ролевую игру, которые он строго контролировал (Janov, 2005).

Гештальт-терапия продвигает определенный образ жизни, и терапевты должны помнить о том, действительно ли поощрение такого поведения и ценностей у своего клиента в их интересах.Сделав явный акцент на том, чтобы помочь клиентам « стать тем, кем они являются на самом деле, », Перлз отрицал свою роль в формировании того, какие части себя клиенты могут свободно выражать в терапии (Dolliver, 1981).

Гештальт-терапевты долгое время жили в тени Перлза. Новым терапевтам будет лучше изучать теорию и практиковаться, не пытаясь подражать стилю Перлза, продвигаясь вперед и изменяя терапию, чтобы она лучше соответствовала их методам и потребностям своих клиентов.

Чтобы практиковать гештальт-терапию эффективно и сплоченно, а не как разрозненный набор техник и быстрых решений, крайне важно иметь хорошее понимание основной теории, а также исторических предшественников, на которых она основана (Bowman, 2005).

3 Книги по теме

1. Гештальт-терапия: возбуждение и рост человеческой личности

Автор: Фриц Перлз, Ральф Хефферлайн и Пол Гудман

Эта книга, написанная в 1951 году, является оригинальным учебником, описывающим теорию и практику гештальта.Если вы хотите обратиться к первоисточнику, прежде чем изучать более современную перспективу, эта книга для вас.

Доступно на Amazon.

2. Книга по гештальт-терапии

Джоэл Латнер

Написанная в 1973 году выпускником Гештальт-института в Кливленде, штат Огайо, эта книга излагает теорию гештальта с помощью естественного языка и богатых примеров.

Если вас интересует краткий обзор гештальт-терапии, а также обзор области 1970-х годов, эта книга — хороший выбор.

Доступно на Amazon.

3. Комплексная буддийская психология и гештальт-терапия: психотерапия 21 века

Ева Голд и Стив Зам

В этой книге представлен обновленный подход к гештальт-терапии и излагается комплексная теория гештальт-терапии, основанной на буддийской психологии.

Для тех, кто интересуется пересечением буддизма и гештальт-техники, эта книга будет особенно интересна.

Доступно на Amazon.

Связанные: 16 лучших терапевтических книг для чтения для терапевтов

Сообщение о приеме домой

Гештальт-терапия — это увлекательная и разносторонняя терапия, которая развивалась с годами. За этой терапией стоит динамичная история, и ее не следует сбрасывать со счетов практикующие, тренеры или терапевты, которые принимают решение о своей ориентации.

Гештальт-психология также привлекает простых людей, которые считают, что гештальт-образ жизни соответствует их ценностям.

Изучая гештальт-терапию, важно сохранять акцент на лежащей в основе теории, минуя харизму ее основателя Фрица Перлза. Работа Перлза поучительна и жизненно важна для понимания подъема гештальт-терапии.

Если вы заинтересованы в практике гештальт-терапии, найдите время, чтобы изучить историю и теорию, а затем сделайте ее своей собственной.

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать наши три упражнения по позитивной психологии бесплатно.

Если вы желаете большего, наш набор инструментов по позитивной психологии © содержит более 300 научно обоснованных упражнений по позитивной психологии, интервенций, анкет и оценок, которые практикующие могут использовать в своей терапии, коучинге или на рабочем месте.

  • Боуман, К. (1998). Определения гештальт-терапии: поиск точек соприкосновения. Гештальт-обзор , 2 (2), 97–107.
  • Боуман, К. Э. (2005). История и развитие гештальт-терапии.В A. L. Woldt & S. M. Toman (Eds.), Гештальт-терапия: история, теория и практика (стр. 3–20). Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.
  • Долливер Р. Х. (1981). Некоторые ограничения в гештальт-терапии Перлза. Психотерапия: теория, исследования и практика , 18 (1), 38–45.
  • Gold, E., & Zahm, S. (2018). Буддийская психология и гештальт-терапия интегрированы: Психотерапия 21 века . Метта Пресс.
  • Янов, А. (2005).Великие заблуждения: Психотерапия без чувств. Получено с http://primaltherapy.com/GrandDelusions/GD12.htm
  • Латнер Дж. (1973). Книга по гештальт-терапии: целостное руководство по теории, принципам и методам гештальт-терапии, разработанное Фредериком С. Перлзом и другими. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джулиан Пресс.
  • Лихи, М., и Магерман, М. (2009). Осведомленность, непосредственность и близость: опыт коучинга, слышимый в голосах гештальт-коучей и их клиентов. Международный гештальт-журнал , 32 (1), 81–144.
  • Э. О’Лири (2013). Ключевые концепции гештальт-терапии и обработки. В Э. О’Лири (ред.), Гештальт-терапия в мире (стр. 15–36). Молден, Массачусетс: John Wiley & Sons.
  • Пайвио, С.С., и Гринберг, Л.С. (1995). Решение «незавершенного дела»: эффективность эмпирической терапии с использованием диалога с пустым стулом. Журнал консалтинговой и клинической психологии , 63 (3), 419–425.
  • Перлз, Ф. С. (1969). Гештальт-терапия дословно .Лафайет, Калифорния: Real People Press.
  • Perls. Ф. С., Хефферлайн Р. и Гудман П. (1951). Гештальт-терапия: возбуждение и рост человеческой личности . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джулиан Пресс.
  • Вульф Р. (1996). Исторические корни гештальт-терапии. Гештальт-диалог: информационный бюллетень для интегративного гештальт-центра. Крайстчерч, Новая Зеландия.

Гештальт-терапия | психология | Британника

Гештальт-терапия , гуманистический метод психотерапии, который использует целостный подход к человеческому опыту, подчеркивая индивидуальную ответственность и осознание текущих психологических и физических потребностей.

Фредерик («Фриц») С. Перлз, психиатр немецкого происхождения, основал гештальт-терапию в 1940-х вместе со своей женой Лаурой. Перлз был обучен традиционному психоанализу, но его неудовлетворенность некоторыми теориями и методами Фрейда заставила его разработать собственную систему психотерапии. На него повлияли психоаналитики Карен Хорни и Вильгельм Райх. Также влиятельными были идеи, выраженные в экзистенциализме и феноменологии, такие как свобода и ответственность, непосредственность опыта и роль человека в создании смысла жизни.Гештальт-психология послужила основой для системы Перлза. Согласно этой психологии восприятия, когда организмы сталкиваются с набором элементов, они воспринимают целостный образец или конфигурацию, а не отдельные фрагменты на заднем плане. Перлз применил эту концепцию к человеческому опыту, постулируя, что здоровые люди организуют свою область опыта в четко определенные потребности, на которые они должным образом реагируют. Например, когда различные восприятия заставляют здоровых людей испытывать гештальт голода, они едят.С другой стороны, невротик мешает формированию соответствующего гештальта и не справляется с необходимостью адекватно. В другом примере нездоровой реакции человек, только что получивший оскорбление, может рассердиться, но может частично или полностью подавить осознание этого гнева.

Гештальт-терапия направлена ​​на разрешение конфликтов и двусмысленностей, возникающих в результате неспособности интегрировать черты личности. Цель гештальт-терапии — научить людей осознавать важные ощущения внутри себя и своего окружения, чтобы они полностью и разумно реагировали на ситуации.Основное внимание уделяется «здесь и сейчас», а не прошлому опыту, хотя, как только клиенты осознают настоящее, они могут противостоять прошлым конфликтам или незавершенным делам — тому, что Перлз называл незавершенными гештальтами. Клиентам рекомендуется обсуждать свои воспоминания и проблемы в настоящем времени. Гештальт-терапевты также используют драматизацию конфликтов как метод, позволяющий сделать проблемы понятными для своих клиентов. Клиентов могут попросить разыграть подавленные аспекты их личностей или взять на себя роль другого человека.Как и другие гуманистические методы лечения, гештальт-терапия предполагает врожденную склонность людей к здоровью, целостности и реализации своего потенциала.

Перлз разработал большинство техник гештальт-терапии в Соединенных Штатах, и он помогал основывать институты гештальт-терапии в различных частях страны в течение 1960-х годов. Многие из его техник были включены в эклектические подходы к психотерапии.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишись сейчас

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

Гештальт-терапия: обзор и ключевые концепции

«Я делаю свое, а ты делаешь свое.
Я в этом мире не для того, чтобы соответствовать вашим ожиданиям
И вы в этом мире не для того, чтобы оправдывать мои.
Ты — это ты, а я — Я,
И если мы случайно найдем друг друга, это прекрасно.
Если нет, ничего не поделаешь ».

(Фриц Перлз, 1969, в Гладдинг, 2000)

Гештальт-терапия была разработана в 1940-х годах Фрицем и Лорой Перлз и в дальнейшем находилась под влиянием Курта Левина и Курта Гольдштейна (Corsini & Wedding, 2000).Он был разработан как пересмотр психоанализа и сосредоточен на эмпирическом и гуманистическом подходе, а не на анализе бессознательного, который был одним из основных терапевтических инструментов в то время, когда использовалась гештальт-терапия.

Гештальт-терапия отвергает двойственность разума и тела, тела и души, мышления и чувств, чувств и действий. Согласно Перлзу, люди не состоят из отдельных компонентов, это разум, тело и душа, скорее люди функционируют как единое целое. При этом человек определяет, кем он является (чувство себя), путем выбора реакций на взаимодействия с окружающей средой (границы).Слово «гештальт» (немецкого происхождения) относится к «целому, конфигурации, интеграции, паттерну или форме» (Patterson, 1986).

Форма гештальт-терапии, применяемая сегодня, использует идеи, данные и вмешательства из множества источников, а также некоторые оригинальные техники, известные как «техники гештальт-терапии». Следует отметить, что гештальт-терапия всегда была подходом, который создает или заимствует определенные техники, которые направлены на то, чтобы помочь клиенту сделать следующий шаг в своем личном росте и развитии.

Ключевые понятия

В основе гештальт-терапии лежит несколько ключевых концепций, многие из которых аналогичны личностно-центрированной и экзистенциальной терапии. Однако то, что действительно отличает гештальт-терапию от этих методов лечения, — это некоторые идеи, добавленные Перлзом и его коллегами, а также отличительные терапевтические техники, которые будут рассмотрены ниже (Селигман, 2006). Ниже приведены ключевые концепции гештальт-терапии:

Целостность и интеграция : Целостность относится к человеку в целом или его разум и тело как единое целое, а не как отдельные части (Селигман, 2006).Интеграция относится к тому, как эти части сочетаются друг с другом и как человек интегрируется в окружающую среду. Часто люди, приходящие на терапию, не имеют этих частей, подходящих друг к другу в их среде, гештальт-терапия помогает клиентам интегрироваться как единое целое и помогает восстановить баланс в своей среде.

Осведомленность : Осведомленность — один из важнейших элементов гештальт-терапии, поскольку она рассматривается как «отличительный признак здорового человека и цель лечения» (Селигман, 2006).Когда люди «осведомлены», они могут саморегулироваться в своей среде.

Недостаточная осведомленность по двум основным причинам:

  1. Озабоченность своим прошлым, фантазиями, недостатками и сильными сторонами, из-за которой человек не осознает всей картины.

  2. Низкая самооценка.

Есть три способа, которыми люди могут достичь осознания с помощью терапии:

  1. Контакт с окружающей средой : Это происходит посредством взгляда, слушания, прикосновения, разговора, движения, обоняния и вкуса.Это позволяет человеку расти в своей среде, реагируя на нее и меняясь.

  2. Здесь и сейчас : Это человек, живущий и сознающий в настоящий момент, а не беспокоящийся о прошлом или будущем.

  3. Ответственность : Это относится к человеку, который берет на себя ответственность за свою жизнь, а не обвиняет других.

Энергия и блоки в энергию : Гештальт-терапевты часто сосредотачиваются на том, где находится энергия в теле, как она используется и как она может вызывать блокировку (Corey, 2005).Блокированная энергия — это форма сопротивления, например, напряжение в части тела, недостаточное дыхание или избегание зрительного контакта. Гештальт-терапия направлена ​​на поиск и устранение блокировок, которые могут препятствовать осознанию.

Нарушения роста : Нарушения роста относятся к эмоциональным проблемам, которые вызваны людьми, которые не осознают и не взаимодействуют с окружающей средой полностью. При этом люди не могут успешно справиться с изменениями в своей жизни и вместо этого решают проблемы в защитной манере (Селигман, 2006).

Незавершенное дело : Незавершенное дело относится к людям, которые не заканчивают дела в своей жизни, и часто связано с людьми с «расстройством роста» (Селигман, 2006). Люди с незавершенными делами часто возмущаются прошлым и из-за этого не могут сосредоточиться на настоящем моменте. Одна из основных целей гештальт-терапии — помочь людям справиться с незавершенными делами и завершить их.

Общие идеи о развитии личности

Гештальт-терапия считает, что людей нельзя рассматривать отдельно от своего окружения или от межличностных отношений.Считается, что человек саморегулируется и может мотивировать себя решать проблемы. Люди могут работать в направлении роста и развития, насколько позволяет их окружение.

Психологически здоровый человек — это тот, кто саморегулируется посредством изменений в жизни и развил чувство «целостности» между разумом и телом (Corsini & Wedding, (2000).

Лечебные приемы и методы работы

Самая важная цель гештальт-терапии состоит в том, что гештальт-терапевты не стремятся изменить своих клиентов.Роль терапевта заключается в том, чтобы помочь клиентам развить собственное самосознание того, каковы они в настоящий момент. Таким образом, это позволит им исправить проблемы, влияющие на его или ее жизнь.

«Работа терапевта состоит в том, чтобы приглашать клиентов в активное партнерство, где они могут узнать о себе, приняв эмпирическое отношение к жизни, в котором они пробуют новое поведение и замечают, что происходит» (Perls, Hefferline and Goodman, 1954, in Corey, 2005).

В центре внимания развития осведомленности лежит осознание клиентами их собственных реалий.Для этого клиенты должны сначала взять на себя ответственность за выбор своих текущих ситуаций. Язык играет большую роль в принятии ответственности. Клиент может попытаться использовать реакции избегания или проецировать индивидуальные черты на других людей или внешние причины, например, «Она меня так злит»; «Это его вина». И реакции избегания, и проекция черт пытаются смещать ответственность и ответственность на внешнюю причину.

Другой целью гештальт-терапии является то, что терапевты должны работать над созданием отношений «я-ты» с клиентами, в которых и терапевт, и клиент присутствуют здесь и сейчас, а не сосредотачиваются на прошлом или будущем (Селигман, 2006 ).

Кроме того, терапевт требует понимания всего опыта клиента. Это включает рассмотрение вербального и невербального общения клиента. Фактически считается, что невербальное общение дает больше информации о реальной сущности человека.

Таким образом, важная функция гештальт-терапевта — обращать внимание на язык тела клиента, такой как поза, движения, жесты, голос и колебания клиента, поскольку язык тела считается отражением того, что клиент при этом переживает. момент времени.

Эксперименты : Гештальт-терапевты используют технику экспериментов или обучения своим клиентам. Эксперименты предназначены для индивидуума и принимают форму разыгрывания, ролевой игры, домашнего задания или другой деятельности, которая способствует самосознанию человека (Селигман, 2006).

Пример этой техники — мужчина, который чувствует себя неуверенно в социальных ситуациях. У него есть рабочая функция, которую он должен выполнить через две недели, поэтому терапевт предлагает ему эксперимент начать разговор на мероприятии с кем-то, с кем он обычно не разговаривает.Время, затрачиваемое на размышления о том, что он мог бы сказать, способствует самосознанию, а сам эксперимент дает ему больше уверенности в социальных ситуациях.

Использование языка : Гештальт-терапевты выбирают язык, который будет способствовать изменениям в клиенте. Это можно сделать следующими способами (Селигман, 2006):

  1. Акцент на утверждения, а не на вопросы, чтобы подчеркнуть совместные отношения клиента и терапевта.

  2. вопросов «Что» и «Как» (когда используются вопросы), чтобы удерживать клиента в настоящем и способствовать интеграции.

  3. Утверждения «я» используются для того, чтобы побудить клиентов владеть чувствами, а не винить других.

  4. Используется настоящее время, поэтому основное внимание уделяется настоящему, а не прошлому.

  5. Поощрение ответственности клиентов за их слова, эмоции, мысли и поведение, чтобы они осознавали и принимали то, что они чувствуют.

Пустое кресло : Техника пустого кресла — это «метод облегчения ролевого диалога между пациентом и другими людьми или между частями личности пациента.Обычно он используется в групповой ситуации »(Паттерсон, 1986). Два стула расположены лицом друг к другу: один представляет пациента или один аспект личности пациента, а другой представляет другого человека или противоположную часть личности. По мере того как пациент меняет роли, он или она садится на тот или иной стул.

Терапевт может просто наблюдать за развитием диалога или указывать пациенту, когда менять стулья, предлагать предложения для произнесения, привлекать внимание пациента к сказанному или просить пациента повторить или преувеличить слова или действия.

В процессе пробуждаются эмоции и конфликты, могут возникать и разрешаться тупиковые ситуации, может развиваться осознание и интеграция полярностей — полярности или расщепления внутри пациента, между пациентом и другими людьми или между желаниями пациента и социальными отношениями. норм (Паттерсон, 1986).

Topdog — Underdog : Обычно используемая гештальт-техника — это диалог между собакой и соперником. Этот метод используется, когда терапевт замечает два противоположных мнения / отношения внутри клиента.Терапевт побуждает клиента различать эти две части и играть роль каждой в диалоге между ними (Patterson, 1986).

Тираническая «собака-верхушка» требует, чтобы все было определенным образом, в то время как «аутсайдер» играет роль непослушного ребенка. Человек разделяется на две стороны, борющиеся за контроль.

Мечты : Мечты используются для интеграции клиента. Сновидение клиента сосредоточено не на бессознательном, а скорее на проекциях или аспектах сновидца (Селигман, 2006).Терапевт побуждает клиентов говорить о своих сновидениях с точки зрения значимости каждой роли в сновидении, и это позволяет клиентам брать на себя ответственность за сны и повышать осведомленность о своих мыслях и эмоциях.

Фантазия : Фантазия используется в гештальт-терапии для повышения самосознания клиентов своих мыслей и эмоций и закрытия незавершенных дел (Селигман, 2006). Терапевты используют техники управляемых образов (фантазии), чтобы побудить клиентов представить себе ситуации, например, что они бы сделали в определенной ситуации, или проецируя себя на разные роли.

Тело как средство общения : Гештальт-терапия видит, что не только мысли и эмоции важны для создания ощущения «целостности» для клиента, но также важны физические ощущения. Селигман (2006) выделил три стратегии, помогающие сосредоточить внимание на физических ощущениях:

Идентификация : Гештальт-терапевты должны уметь распознавать физические признаки своих клиентов. Например, клиент может стучать ногой по земле.Терапевт может сказать: «Стать твоей ногой и дать ей голос?» Это создает осведомленность о физических ощущениях и эмоциях клиента.

Локализация эмоций в теле : Гештальт-терапевты могут спрашивать клиентов, где они испытывают эмоции в своем теле. Например, клиент может сказать, что он чем-то нервничает. Терапевт может спросить, откуда это происходит в теле, и в ответ клиент может сказать, что это ощущение — бабочки в животе.Это помогает клиенту осознать свои ощущения и эмоции.

Повторение и преувеличение : Если есть повторение, например, пример, когда клиент стучит ногой по земле, терапевт может заставить его преувеличить движение и рассказать о возникающих чувствах. Это, в свою очередь, фокусируется на эмоции и должно помочь высвободить заблокированное осознавание.

Замешательство : Метод работы с замешательством клиента заключается в привлечении внимания к колебаниям клиента в разговоре о чем-то неприятном.Колебание может проявляться в избегании, отключении, вербализме и фантазиях (Patterson, 1986). Привлекая внимание к колебаниям, он создает у клиента самосознание и позволяет ему проработать проблему.

Конфронтация : В гештальт-терапии конфронтация означает «бросить вызов или расстроить клиента». Терапевт требует от клиента чуткости и сочувствия к решению важных для него вопросов. Это бесценный инструмент для ясного осознания клиентами их реалий при правильном использовании.Однако конфронтация — это не метод, который можно использовать со всеми клиентами.

Приложения

Первоначально гештальт-терапия применялась преимущественно для лечения людей, которые были в состоянии тревоги и / или депрессии и не проявляли серьезных патологических симптомов. Хотя гештальт-терапия все еще используется для лечения тревоги и депрессии, она оказалась эффективной при лечении клиентов с расстройствами личности, такими как пограничное расстройство личности.

Гештальт-терапия также эффективна при консультировании групп, пар и семей (Corsini & Wedding, 2000).

Сильные стороны

  1. Существует эмпирическое исследование в поддержку гештальт-терапии и ее методов (Corsini & Wedding, 2000). В частности,

  2. Гештальт-терапия равна или превосходит другие методы лечения различных расстройств, гештальт-терапия оказывает благотворное влияние на расстройства личности, а эффекты терапии стабильны.

  3. Работает с прошлым, делая его актуальным для настоящего (Corey, 2005).

  4. Универсальный и гибкий подход к терапии. В нем много техник, и он может применяться для решения различных терапевтических проблем.

Слабые стороны

  1. Чтобы гештальт-терапия была эффективной, терапевт должен иметь высокий уровень личностного развития (Corey, 2005).

  2. Эффективность конфронтационных и театральных техник гештальт-терапии ограничена и до конца не изучена.

  3. Считается, что это эгоцентричный подход, который касается только индивидуального развития.

  4. Потенциальная опасность для терапевтов злоупотребить властью по отношению к клиентам (Corey, 2005).

  5. Отсутствует сильная теоретическая база.

  6. Работает только здесь и сейчас.

  7. Не занимается диагностикой и тестированием.

Заключение

Гештальт-терапия фокусируется на интеграции между «целым» человеком и его или ее окружением.Эта терапия рассматривает здорового человека как человека, который осознает свою жизнь и живет здесь и сейчас, а не сосредотачивается на прошлом или будущем. Гештальт-терапия имеет ряд успешных техник, которые применимы в терапии сегодня и могут использоваться для решения широкого спектра эмоциональных проблем.

Список литературы

  • Кори, К. (2005). Теория и практика консультирования и психотерапии. (7-е изд.). Бельмонт, Калифорния: Thomson Learning.

  • Корсини, Р.Дж., и Веддинг, Д. (ред.). (2000). Современные психотерапевтические методы. (6-е изд.). Бельмонт, Калифорния: Thomson Learning, Inc.

  • Гладдинг, С. (2000). Консультации: разносторонняя профессия. (4-е изд.). Река Аппер Сэдл, Нью-Джерси: Prentice-Hall, Inc.

  • Патерсон, К. Х. (1986). Теории консультирования и психотерапии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу.

  • Селигман, Л. (2006). Теории консультирования и психотерапии: системы, стратегии и навыки.(2-е изд.). Верхняя Сэдл-Ривер, Нью-Джерси: Pearson Education, Ltd.

Ключевые концепции гештальт-терапии для негештальт-терапевтов

Несколько лет назад я был на приеме у преподавателя, которого мы недавно наняли на нашу кафедру. Она только что получила докторскую степень, и это будет ее первая академическая работа. Она прошла обучение на Среднем Западе по программе, известной своим упором на когнитивно-поведенческую терапию (КПТ). В беседе один на один она поинтересовалась моей теоретической ориентацией.Я сказал, что я гештальт-терапевт. Она сделала паузу, выглядела немного сбитой с толку, затем сказала: «Гештальт-терапия? Действительно! Я не думал, что кто-то больше так поступает ».

Нелегко быть гештальт-терапевтом, особенно когда вы преподаете и руководите программой докторской психологии в Соединенных Штатах. Иногда я встречаю людей, вроде моего бывшего коллеги по факультету, которые считают, что гештальт-терапия исчезла. Чаще я встречаю людей, которые имеют устаревшее и несбалансированное представление о том, что такое (или был) гештальт.Фрицу Перлзу, соучредителю гештальт-терапии, можно приписать эту неточную картину, которую было трудно перекалибровать через 47 лет после его смерти.

Когда я выступал по этой теме на конференции Американской ассоциации консультантов в Монреале в 2016 году, я начал с упражнения «свободные ассоциации»: «Я говорю гештальт-терапию, вы говорите…?» Как и ожидалось, я услышал hot seat , here and now , пустой стул , техник и молитву Perls .Мне также было приятно услышать теория поля , диалог и ориентированный на процесс .

Распространенное заблуждение состоит в том, что гештальт-терапия — это набор техник, которые может использовать любой терапевт, независимо от ориентации. Фактически, такая техника, как предоставление клиенту представления, а затем обращения к другому человеку в пустом кресле, может использоваться любым терапевтом, но это вмешательство , а не гештальт-терапия . Как и при любом подходе к консультированию, для достижения даже элементарного уровня компетентности гештальт-терапевта требуются годы образования и обучения.

Другое заблуждение состоит в том, что гештальт-терапию можно сочетать с другими направлениями консультирования. Много лет назад я посетил однодневный семинар под руководством Арнольда Лазаруса, «основателя» мультимодальной терапии. Ближе к концу утреннего сеанса он объявил, что собирается показать видео, в котором продемонстрирует, как он может сочетать гештальт-терапию со своим подходом. В видео он провел клиента через упражнение «два стула» (в котором клиент двигается вперед и назад между стульями «лицом к лицу», разыгрывая диалог с двумя конфликтующими частями себя).Я подошел к нему во время обеденного перерыва и уважительно предположил, что он не занимается гештальт-терапией. Я спросил, не сделает ли он уточняющий комментарий на дневном заседании. Мое предложение и просьба не были встречены, мягко говоря, хорошо.

Сказав это, есть ли аспекты гештальт-терапии, которые могут быть включены консультантами, которые не имеют хорошей подготовки и не имеют оснований для этого подхода? Я считаю, что существуют, и в оставшейся части этой статьи я обрисую некоторые из этих концепций.

1) Контекст, контекст, контекст. В нашем все более многокультурном обществе важность учета контекста становится все более очевидной, независимо от теоретической ориентации. Гештальт-терапия приняла (от Курта Левина) концепцию «поля» как одну из основных философских оснований. В гештальт-терапии человек всегда рассматривается в контексте прошлых и настоящих полевых условий или окружающей среды. Представление о наших клиентах как о том, что они находятся под влиянием их различных сред, является отправной точкой любых терапевтических отношений.

Одно из ошибочных представлений о гештальт-терапевтах состоит в том, что нас не интересует прошлое. Фактически, обычно проводится тщательный анамнез, чтобы мы могли найти ключевые части следа, который привел клиентов к их текущему социальному и эмоциональному положению. «Контекстный анализ» имеет решающее значение для эффективного консультирования, и, учитывая демографические сдвиги, происходящие сегодня в Соединенных Штатах, контексты наших клиентов намного более разнородны, чем в прошлые десятилетия.

2) Любознательность. Я только что закончил годичную программу обучения межкультурному общению. Мне пришлось улыбнуться, когда мой тренер объявил, что самая важная компетенция в межкультурном общении — любопытство. Я улыбнулся, потому что последние несколько лет я считал любопытство наиболее важной компетенцией для гештальт-терапевтов.

Наш теоретический термин для этой компетенции — феноменологический запрос . Сидя с нашими клиентами, мы пытаемся (насколько это возможно) исключить ранее существовавший опыт, который заставил бы нас поспешить с суждением, объективировать и поверить, что мы выяснили этих клиентов.Это непростой процесс. В конце концов, наша академическая подготовка побуждает нас задавать вопросы, чтобы помочь нам определить, в какую коробку помещать наших клиентов (диагноз), чтобы мы могли применить наиболее обоснованное вмешательство.

Однако цель феноменологического исследования не в том, чтобы классифицировать. Скорее, мы используем нашу «непредвзятость», чтобы понять субъективность клиента. Парадоксально, но чем больше мы похожи на наших клиентов (в отношении возраста, пола, расы, этнической принадлежности, сексуальной ориентации и т. Д.), Тем важнее проявлять инициативу с любопытством, особенно учитывая естественную склонность сокращать путь и предполагать, что мы знаем как заканчивается история, не тратя времени на чтение всех глав.

В нашем все более разнообразном и многокультурном мире все чаще приходится сидеть с клиентами, которые не похожи на нас. Одно предостережение относительно использования феноменологического исследования с клиентами, которые сильно отличаются от нас, заключается в том, что обучение консультанта не входит в обязанности клиента. В отличие от других компетенций, которые необходимо изучить или приобрести, чтобы стать квалифицированным клиницистом, любопытство является врожденным, и для большинства из нас необходимо «восстанавливать».

3) Не играйте в избранное. Многие направления психотерапии делают больший акцент на одном конкретном аспекте индивидуального опыта.Я хорошо помню, как смотрел видео сеанса групповой терапии под руководством Карла Роджерса. В первые минуты существования группы ее участники, как и ожидалось, вели интеллектуальный обмен. Роджерс был очень тихим и выглядел полусонным. Когда один из участников в конце концов начал говорить о своих чувствах, Роджерс воодушевился и сказал что-то вроде «Теперь мы кое-что добились».

В то время как терапия, ориентированная на клиента, считает чувства первичными, КПТ делает такой же упор на познание или мысли. У гештальт-терапии нет фаворитов.Наши клиенты могут испытывать страдания, связанные с их мыслями, чувствами, поведением, мечтами, сексуальностью, духовностью или отношениями. Все эти «области» взаимосвязаны, и в любой конкретный момент терапии одна может быть для клиента более заметной, чем другие. Как гештальт-терапевт, я верю, что мои клиенты (а не моя теоретическая ориентация) в любой момент определят тот аспект (аспекты) своего опыта, который является основным.

Культурные соображения также потребуют, чтобы терапевты не слишком строго придерживались предписаний любого подхода к консультированию, большинство из которых было разработано с учетом евро-американских ценностей и предубеждений.Например, как консультант, обученный побуждать клиентов выражать чувства, приспособился бы к клиенту из эмоционально сдержанной культуры?

4) Сила процесса. Одной из отличительных черт гештальт-терапии является внимание процессу , а не только содержание. Недавно ко мне подошел аспирант, чтобы узнать о присоединении к одной из моих супервизионных групп. Я спросил его, насколько он знаком с гештальт-терапией. Он сказал, что все, что он знает наверняка, это то, что гештальт-терапевты сосредотачиваются исключительно на настоящем.Я исправил это восприятие и дал ему прочитать несколько книг и статей.

Я думаю о содержании и процессе в консультационных отношениях по-разному. Контент — это валюта терапии, то, что обменивается. Контент — это средство терапии, истории, которыми делятся наши клиенты. Контент охватывает прошлое и будущее. Процесс существует только в настоящий момент. Процесс — это арена для изменений, потому что изменения не могут произойти ни в прошлом, ни в будущем.

В каждом консультировании есть насыщенный и динамичный процесс, который терапевт может либо включить, либо проигнорировать.Большинство направлений консультирования являются «тяжелыми по содержанию». Гештальт-терапевты понимают, что содержание и процесс не могут быть разделены. Нас учат уделять процессу пристальное внимание и «искусно» его комментировать. Например, консультант может сказать: «Когда вы говорите о своем бывшем любовнике (довольном), вы говорите громче и ваши кулаки сжимаются (процесс)». Я использую слово хитрый , потому что требуется время и опыт, чтобы научиться наблюдать процесс и давать комментарии.

Комментировать процесс — значит пригласить вашего клиента быть «в консультационной комнате» с вами.Комментировать процесс — значит создавать возможность для своего рода «близости», которую многим клиентам было бы неудобно испытывать. И все же, независимо от вашего подхода к консультированию, существует множество доказательств того, что так называемые «факторы взаимоотношений» определяют большую часть положительных результатов, о которых сообщают наши клиенты. Лаура Перлз, другая соучредительница гештальт-терапии, приняла убеждения Мартина Бубера в отношениях «Я-Ты» в качестве модели для гештальт-терапии. Что-то вроде того, что наши клиенты чувствуют, что мы действительно их понимаем и ценим, может в некотором смысле довольно просто лечить само по себе.

По моему опыту, эти случайные и мимолетные моменты, когда клиенты чувствуют необычайную связь со своим терапевтом (а не только), могут возникать только в том случае, если консультанты способны включить внимание к процессу в свой подход.

5) За пределами сочувствия. В сфере консультирования широко признано, что сочувствие — это хорошо. Вклад Карла Роджерса в эту область хорошо задокументирован. Несомненно, способность проявлять сочувствие является необходимой компетенцией во всех консультационных отношениях.Но я хотел бы ввести и дать определение другому, менее известному термину. Термин включение , пришло к нам от Бубера и Хайнца Кохута.

Различие между сочувствием и включением не является абсолютным. Между ними есть некоторое пересечение и пересечение, но для этой статьи я определю их следующим образом: сочувствие — это то, как для меня было бы оказаться на месте клиента; инклюзия — это «понять», как моя клиентка находится на ее месте.

Эмпатия очень полезна в консультировании и работает с использованием механизма проекции .Золотое правило связано с проекцией и сочувствием. Мы делаем для других то, что хотели бы, чтобы другие делали для нас. Узнав, что было бы или могло бы быть для меня, если бы я разводился с детьми на кону, я могу уточнить, как я оказываю поддержку своему клиенту. С другой стороны, если я стану слишком «женатым» на собственном опыте, я могу упустить ключевые различия или сделать неточные предположения о разводе клиента.

Механизм включения — это феноменологическое исследование, которое я определил ранее.Это тесно связано с платиновым правилом: мы делаем для других то, что они хотят.

Включение состоит из двух частей. Первый — это процесс реального получения (Бубер использовал слово , понимая ) опыта нашего клиента в определенный момент сеанса консультирования. Вторая часть сообщает клиенту, что мы действительно понимаем и не можем судить. Если мы сможем время от времени практиковать инклюзию именно на этом уровне, мы выйдем за пределы эмпатии, и результатом будет то, что Морис Фридман назвал «исцелением через встречи».Он считал, и я согласен, что эти мощные моменты связи между консультантом и клиентом могут возникать при любом подходе психотерапии.

6) Самое смешное в изменении. Консультации направлены на то, чтобы помочь клиентам измениться. Большинство теорий консультирования основаны на фундаментальной философии того, как происходят изменения. Однако самое забавное в переменах то, что они происходят всегда. Меняются времена года, меняется наше тело, меняется погода, прогресс технологий и т. Д.

Взгляд на изменения в гештальт-терапии называется парадоксальной теорией изменений . Проще говоря, изменения происходят естественно и органично, когда достаточное внимание, осведомленность и поддержка существуют вокруг того, «что есть», а не когда мы озабочены тем, «чего нет».

Клиенты неизбежно приходят к терапии двоения. Они 1) ищут перемен и избавления от борьбы и 2) не хотят меняться. Повестка дня «не хочу меняться» обычно менее очевидна. В результате консультанты могут легко согласиться со стороной «желания измениться» и упустить ее.Когда терапевтический прогресс не достигается и цели лечения не достигаются, консультанты часто разочаровываются и сомневаются в своей эффективности. В худшем случае клиент обвиняется и считается не готовым к изменениям или «сопротивляющимся».

В моих группах супервизии постоянно шутят, что если я слышу, как мои врачи говорят: «Я пытаюсь убедить своего клиента…»
, я нажимаю скрытую кнопку, и мигает красный предупреждающий свет. Конечно, это абсолютно нормально, особенно для новых врачей, когда они с энтузиазмом помогают нашим клиентам измениться.Важнейший вопрос заключается в том, как мы, врачи, поддерживаем процесс изменений.

Возвращаясь к принципу парадоксальной теории изменений, устойчивое (а не быстрое исправление) изменение происходит, когда клиенты могут «оставаться с» нынешним опытом, а не убегать от него. Я должен отметить, что когда клиенты сообщают, что они чувствуют «Х» и больше не хотят чувствовать «Х», я никогда не скажу: «Ну, единственный способ больше не чувствовать« Х »- это более полно испытать и решить «X», чтобы вы могли двигаться дальше ». Опытные гештальт-терапевты понимают, что наша теория изменений — это не то, как большинство людей в западной культуре рассматривают изменения.

Одним из ключевых вкладов Лауры Перлс в гештальт-терапию было подчеркивание важности как индивидуальной поддержки, так и поддержки окружающей среды . Индивидуальная поддержка — это то, что клиент вносит в терапию. Это поза, дыхание и все чувства. Экологическая поддержка обеспечивается креслом клиента, освещением в офисе, но в основном терапевтом. Я считаю, что одна из основных задач консультанта — оценить источники индивидуальной поддержки клиента и, со временем, попытаться определить, в какой поддержке терапевт нуждается клиент.

Эта последняя задача сложна, потому что каждый клиент индивидуален, и не существует универсальной поддержки окружающей среды. Разным клиентам — и даже одному и тому же клиенту в разные моменты — может потребоваться, чтобы консультант взял на себя инициативу, раскрыл себя, сидел в тишине и так далее. Постоянное внимание консультанта к максимальному повышению уровня поддержки со стороны окружающей среды требует внимания к процессу, о котором я говорил ранее. Объединение концепций изменения и поддержки, если клиенты собираются исследовать «то, что есть» или оставаться с аспектами своего настоящего опыта (например, чувство дискомфорта), необходимо будет усилить как индивидуальную, так и окружающую среду, как в час терапии. и в их жизни.

7) Следите за своим языком и своими атрибутами. «Фундаментальная ошибка атрибуции» приходит к нам от наших друзей, социальных и организационных психологов. Они указывают на нашу склонность «обвинять» или приписывать ответственность человеку. Например, клиент опаздывает на консультацию, и консультант предполагает, что у клиента отсутствует достаточная мотивация, он недостаточно серьезно относится к терапии или по своей природе не пунктуален. Этот тип ошибочной атрибуции связан с глубокими индивидуалистическими корнями У.С. культура.

Меня привлекла гештальт-терапия, потому что это теория здоровья, а не патологии, и потому, что всегда принимается во внимание контекст. Дети быстро узнают, что определенные эмоции и поведение нельзя демонстрировать в присутствии тех, кто за ними ухаживает. Творческие изменения происходят со временем, становятся жесткими и переносятся во взрослую жизнь. Примерами могут служить неспособность испытать печаль или попросить эмоциональной поддержки, или даже самооценку себя никчемным человеком.Эти корректировки, столь важные для выживания и безопасности в детстве, обычно больше не нужны во взрослом возрасте. Эти разрывы между прошлым и настоящим создают беспокойство, которое консультанты и медицинская модель часто классифицируют как «симптомы».

Гештальт-терапевты не обвиняют и не патологизируют клиентов. Буквально на прошлой неделе в учебной клинике, где я курирую докторантов, я услышал следующее: клиент устойчивый , уклоняющийся , ищущий внимания и зависимый .Я предлагаю всем нам, независимо от нашей теоретической ориентации, следить за нашим языком , когда мы обращаемся к нашим клиентам. Этим типам суждений не хватает чувствительности, они упускают из виду общую картину и не способствуют формированию сострадательного терапевтического альянса. Рассматривая наших клиентов в соответствии с любым из этих терминов, мы не ищем цели или значения их поведения в более широком контексте их жизни, настоящего и прошлого.

Ученый, изучающий айсберг, знает, что для того, чтобы по-настоящему понять «айсберг», нужно принять во внимание многое, а не только верхушку, видимую на поверхности воды.Есть большая масса льда под поверхностью, температура воды и вся экосистема, прошлое и настоящее, которые обеспечивают контекст для айсберга. Назвать клиента «трудным» или «избегающим» — значит сформировать суждение, основанное только на подсказке этого человека.

8) Совместное создание, а не ассимиляция или приспособление. В недавно опубликованной статье я написал: «Двигаясь вперед в 21 век, я предлагаю заменить термин ассимиляция термином со-творчество .Наше мультикультурное общество будет непрерывным творением без какой-либо высшей культуры как самой толстой нити ».

Один из моих первых тренеров и наставников сказал мне, что гештальт-терапия была единственным подходом к консультированию, с которым он мог идентифицировать себя как афроамериканец, потому что это не терапия адаптации. Этот комментарий остался со мной много десятилетий спустя. Хотя люди должны творчески приспосабливаться к обстоятельствам своего детства, гештальт-терапевты не поощряют своих клиентов приспосабливаться к ценностям и ожиданиям доминирующей культуры большинства.

Ассимиляция использовалась в гештальт-литературе для описания процесса, в котором индивид выборочно принимает ценность одних аспектов окружающей среды, отвергая другие. Однако концепция ассимиляции также проблематична, поскольку предполагает процесс «создания подобия» или «побуждения к подобию». Фактически, есть еще один термин, ассимиляционизм , который определяется как «политика поглощения групп меньшинств».

По своей сути, гештальт-терапия — это признание потенциальных и непредсказуемых результатов постоянных встреч, которые происходят ежедневно между людьми.Благодаря этим встречам обе стороны меняются, и вместе создаются новый опыт и реалии. Учитывая наш текущий политический контекст, я хотел бы утверждать, что эта концепция совместного творчества должна быть принята, чтобы противостоять возрождению ксенофобии и «дезинклюзии» непохожих на других.

Консультанты имеют привилегию участвовать в особых (осмелюсь сказать, священных) встречах со своими клиентами. Я бы призвал всех нас с осторожностью относиться к тому, чтобы сознательно или невольно становиться агентами систем или программ, которые способствуют приспособлению или ассимиляции с «самой толстой нитью».”

****

Статьи

Knowledge Share разработаны на основе сессий, представленных на конференциях Американской ассоциации консультантов.

Джон Фрю — профессор Школы психологии аспирантуры Тихоокеанского университета. Он является младшим редактором журнала Gestalt Review и соавтором и редактором книги Contemporary Psychotherapies for a Diversity World . Он является содиректором Северо-западного учебного центра гештальт-терапии в Портленде, штат Орегон, и принимал участие в обучении гештальт-терапевтов в США.С. и на международном уровне более 30 лет. Свяжитесь с ним по телефону [email protected] .

Письма в редакцию: [email protected]

****

Мнения и утверждения, сделанные в статьях, публикуемых на CT Online, не должны рассматриваться как отражающие мнение редакторов или политику Американской ассоциации консультантов.

»Что

Гештальт — это очень позитивный и практичный интегративный терапевтический подход.В целом практикующие гештальт помогают людям сосредоточиться на своих непосредственных мыслях, чувствах и поведении и лучше понять, как они относятся к другим. Эта повышенная осведомленность может помочь людям найти новую перспективу, увидеть более широкую картину и начать вносить изменения.

Рождение гештальта

Дух времени в Европе 1930-х годов характеризовался взрывными изменениями. В культурном и политическом плане возникали новые формы самовыражения. Наука и техника развивались быстрыми темпами.На этом фоне в Берлине Фриц Перлз заинтересовался некоторыми из преобладающих философских вопросов, особенно теми, которые касаются существования, что значит быть человеком, сознания и того, как мы воспринимаем окружающий нас мир.

Во время работы во Франкфуртском психологическом институте Перлз познакомился с психологом и психотерапевтом Лоре Познер, которая позже стала его женой Лорой Перлс. Вместе с мыслителем и писателем из Нью-Йорка Полом Гудманом пара направила свои экзистенциальные идеи и неудовлетворенность фрейдистской психотерапией в свою радикально новую гуманистическую терапию, взяв за основу идеи о себе и осознании.Книга Перлза «Гештальт-терапия» была опубликована в 1951 году, а первый гештальт-институт был основан в Нью-Йорке в начале 1950-х годов. В течение 1960-х и 70-х годов гештальт-терапия быстро приобрела широкую популярность, особенно в США.

Сегодня гештальт — это хорошо зарекомендовавший себя терапевтический подход, который становится все более популярным среди людей, ищущих практический, позитивный способ решения проблем и изменения своей жизни. Гештальт-центр работает в Лондоне более 30 лет и является признанным центром обучения гештальт-терапии.

Как работает гештальт

«Я и ты здесь и сейчас»

Гештальт — немецкое слово. Ближайший перевод — «целое», «узор» или «форма». У него есть ощущение, что смысл не может быть найден в разбивке вещей на части, а скорее в оценке целого. Другими словами, гештальт — это целостный процесс. Он рассматривает человека как совокупность разума, тела, эмоций и духа, который воспринимает реальность уникальным для себя образом.

На практике гештальт-практикующие работают с клиентами, чтобы помочь им сосредоточиться на самосознании: на том, что происходит от одного момента к другому, или, как мы часто говорим, в «Здесь и сейчас» . Повышение осведомленности и понимания настоящего, своих непосредственных мыслей, чувств и поведения, а также моделей взаимоотношений может привести к сильным изменениям и новым перспективам.

Для практикующих сосредоточение гештальта на настоящем моменте и на непосредственных мыслях и чувствах делает его очень живым , спонтанным и творческим подходом.

Для клиентов большая целостная осведомленность и более глубокое понимание того, как мы думаем, чувствуем и действуем, очень раскрепощает. Это вселяет уверенность в себе, освобождает людей для решения проблем и помогает им жить в полной мере.

Для чего используется гештальт?

Гештальт-терапевтическая работа доказала свою эффективность в лечении широкого спектра проблем, таких как тревога, стресс, зависимость, напряжение и депрессия, как в виде долгосрочной терапии, так и в виде нескольких сеансов.В моменты личных трудностей гештальт предлагает людям безопасное, поддерживающее пространство, чтобы исследовать трудные чувства, понять основные закономерности в личных отношениях и начать вносить практические изменения.

Гештальт также является высокоэффективным и расширяющим возможности процессом изменений для работы с отдельными людьми, парами, группами, командами и организациями. Помимо терапевтического кабинета, гештальт-подход все чаще используется людьми, чья работа основана на построении отношений, особенно в сфере образования, здравоохранения и социальной защиты.Он также используется профессионалами, ориентированными на людей, в таких областях, как HR, организационное развитие, коучинг и обучение, где он может быть мощным способом добиться изменений в отдельных лицах, в командах и во всех организациях.

Посмотрите глубже

Лучший способ узнать больше — испытать гештальт на себе — в идеале, посетив одно из наших предстоящих вводных мероприятий или мероприятий гештальт-дегустаторов.

А пока вот несколько ссылок, которые могут вас заинтересовать:

«Что такое человек? Как он или она функционирует? Зачем мы существуем? Есть ли причина для существования? Как мы должны относиться друг к другу? Как развивается психологическое заболевание? » Розмари Вульф

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *