Как общаться с шизоидом: Учимся взаимодействовать с шизоидной личностью

Автор: | 05.01.2021

Содержание

Одиночество шизоида — Born by the waves of the moonlight… — LiveJournal

Быть может, вы и не встречали на своем жизненном пути людей с шизоидным расстройством личности, но уж хотя бы с шизоидной акцентуацией — наверняка. Многим же знакома такая картина: сидит человек в сторонке от всех, обособившись. Он отрешён, погружён в свои мысли, и словно не от мира сего. Ни с кем не идёт на контакт, эмоционально холоден, в высшей степени неразговорчив. Обычно про такого говорят «странный». Нелюдимый, чурается общения. Поприветствуйте, это шизоид. Большинство людей не понимают причин подобного поведения, поэтому обходят таких людей стороной. И правильно, ведь тем самым они облегчают шизоиду жизнь.

Но в этом посте я хотел бы поговорить о том, что же происходит у таких людей внутри. Как они видят мир и вас, нормальных людей. Но обо всем по порядку.

Сразу хочу сказать, что я буду приводить исключительно личные наблюдения. Никакой теории, хоть я её очень люблю. Воздержусь даже от соблазна рассказать о различных нейромедиаторных путях у экстравертов и интравертов, хотя это и непросто.

Итак, что же чувствует шизоид, когда видит людей? Он чувствует а) угрозу, б) обузу, в) неловкость момента, г) необходимость спешно вспоминать события последних дней и подбирать тему для разговора, д) дикую усталось и раздражительность от пункта г, е) надежду на то, что здесь хотя бы будет сухая дискуссия, без эмоций и улыбок, ж) досаду.

Но в этот момент, несмотря на резко возникший в сознании букет негативных переживаний, шизоид вспоминает, что намедни на досуге он анализировал свою взаимосвязь с окружающим миром и пришёл-таки к заключению, что контакты с людьми полезны и иногда даже желанны. Тогда шизоид начинает сканировать глазами компанию и искать, за кого бы зацепиться. И тут часто всё происходит, как в комиксе про Жириновского: «Решил пообщаться с людьми. Тот не очень подходит. Этот вообще еблан. Вот и пообщались, блять». У шизоида огромные запросы к собеседнику. И это даже не придирчивость, а необходимое условие. Шизоиду нужен стопроцентный комфорт.


Что происходит, если всё-таки (о чудо!) шизоиду удается выцепить из компании одного-двух подходящих человек, отделить их от компании, увести их на кухоньку, уединиться с ними и завязать интересный диалог? Всё идет нормально, но шизоид всё равно нервничает. Ему трудно, и он всё время преодолевает себя. Что примечательно: если в этот созданный шизоидом мирок ворвётся извне кто-нибудь ещё (ну, например, кто-то четвёртый зайдёт на кухню), то шизоид может мгновенно потерять нить разговора и эмоционально потухнуть. Потом разжечь костёр вновь будет так же тяжело, как завести на морозе старые Жигули.

Чувствует ли шизоид дискомфорт, витая в облаках и при этом находясь в компании? Осознает ли необходимость что-то говорить, как-то шутить? Да, безусловно. Ему очень дискомфортно. Он понимает, что окружающие ждут от него совсем другого. Поэтому шизоид быстро начинает ненавидеть их всех и желает общение с компанией прекратить и вообще, по возможности, пропасть из поля зрения. Люди представляются ему этакими монстрами, которые мешают ему спокойно сидеть и смотреть в окно. Но в то же время он немного завидует их умению общаться. Это тоже нужно подчеркнуть.

Что касается алкоголя, то нельзя сказать, что он является панацеей. Если шизоид не вливается в компанию, то его не спасёт и поллитра водки в жало. Если же собеседник ему приятен, и общение завязалось, то тут алкоголь, конечно, способен сыграть на упрочнение связи и послужить хорошим подспорьем.

Но даже, если всё было замечательно, связь наладилась, было выпито некоторое количество алкоголя, на кухоньку не заходили нежелательные персонажи и вечеринка шла удачно, не стоит забывать, что она в любом случае сажает энергетические батареи шизоида. Нет такого компанейского досуга, от которого шизоид черпал бы вдохновение и жизненные силы. «Отдохнуть с друзьями и восстановить силы после рабочей недели» — такая формулировка звучит для шизоида, как оксюморон. Любое общение для шизоида работает в минус с точки зрения его энергетического потенциала. Причем «жрёт» такой досуг, как хороший джип на бездорожье при экстремальной езде. Пара часов — и бак шизоида пустой.


Поэтому окружающим не стоит удивляться тому, что, каким бы удачным ни было веселье, через пару часов у шизоида начинает мигать батарейка, требуя подключить его в сеть.

 Подзарядка — это одиночество. И шизоид в самый разгар веселья может резко и катастрофически приуныть, и поднять его настроение будет уже невозможно ничем. «Лечиться» после шумных вечеринок шизоиду приходится долго.Иногда несколько дней. Шумная вечеринка для шизоида — это как смена на угольной шахте. Тяжкий труд.


Конечно, бывает и такое доверительное философское общение, которое шизоиду комфортно и даже слегка подзаряжает его. Но, как правило, это случается лишь в компании с одним человеком (не в смысле компании из одного человека, а в смысле лишь с одним человеком в жизни). Шизоид не способен поддерживать эмоциональную связь более, чем с одним (максимум двумя) людьми на каком-то определённом значимом временном отрезке жизни. Все остальные люди для шизоида — лишь неуместные и досадные декорации.

Между тем, при всей неспособности вливаться в коллектив, шизоид очень любит наблюдать за людьми со стороны. К этому он испытывает неподдельный интерес. Оставаясь всегда вовне, он чутко оценивает все детали характеров людей и все оттенки их эмоций и поведения.

Шизоид безошибочно определяет, что у того или иного человека на уме. Ему достаточно и двух минут общения, чтобы понять, каков перед ним человек, от и до.

Но главный эмоциональный конфликт, лежащий в основе шизоидной личности, лежит как раз в сфере сближения/отдаления. Шизоид жаждет близости, но не может ее позволить себе, так как в этом случае он начинает чувствовать поглощение, и тут же дистанцируется. Плюс неспособность завязать диалог и трудность в подборе тем.

Это я рассказал о себе. Мог бы еще начать говорить о том, что интроверты склонны уменьшать зрительный контакт, когда говорят сами, чтобы сосредоточиться на подборе слов и мыслей, и увеличивать зрительный контакт, когда слушают, чтобы лучше усваивать информацию. А экстраверты, кстати, наоборот. Но это все уже опять будут любимые мной лирические теоретические дебри, которых я обещал не касаться. Так что на этом я закончу своё повествование.

Репост: оригинал тут

ШИЗОИДНЫЙ РАДИКАЛ, ИЛИ НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ВЕЩИ

Общая характеристика

В основе этого радикала лежит специфическая особенность мышления. Какая? Давайте сначала разберемся, что же такое «мышление».

Обсудим на примере. В качестве подспорья возьмем какой-нибудь известный, хорошо нам знакомый предмет. Скажем, стол. Внимательно рассмотрим его и перечислим качества, которые нам удалось в нем обнаружить… Позвольте, уважаемые читатели, автору вести речь о его собственном столе, поскольку за вашими столами ему сиживать, к сожалению, не приходилось. Вы же смело используйте собственную мебель.

Итак, у стола есть размер (в случае автора – чуть больше метра в длину, шестьдесят сантиметров в ширину и около семидесяти – в высоту), цвет (коричневый, а у вас?), качество материала, из которого он сделан (умолчим), вес (стол достаточно тяжелый, но все же его можно приподнять в одиночку), количество опор-ножек (четыре – у кого меньше или больше?) и т.д. У стола есть еще и характерная форма – горизонтально расположенная плоскость (столешница), удерживаемая на определенном (удобном для сидящего человека) уровне посредством вертикальных опор.

Теперь вопрос: какое из перечисленных качеств является самым главным, принципиально важным, делающим этот предмет именно столом, а не роялем, телевизором и т.д.? Кто сказал «цвет»?! – Разумеется, форма. Именно форма, поскольку она и определяет предназначение стола – служить предметом мебели, на котором удобно располагать различные принадлежности для приема пищи, орудия труда, приспособления для игр и т.д. Изменится то, что мы с вами сейчас называем формой (допустим, плоскость-столешница расположится не строго горизонтально, а под углом в сорок пять градусов) – предмет перестанет быть столом. Но если изменится только цвет (коричневый перекрасим в черный) или материал (сделаем не из дерева, а из металла) – стол останется столом. Надеюсь, это понятно.

Среди самых разнообразных по цвету, размеру, весу, деталям формы и т.д. предметов мы легко находим столы. Да, конечно, столы бывают обеденные, письменные, журнальные. Но всех их объединяет этот главный родовой признак: горизонтальная столешница на вертикальных опорах.

Специфическая форма стола настолько врезается нам в сознание, что оказавшись (вообразим на минуту!) на инопланетном космическом корабле или производя археологические раскопки древнего города и натыкаясь на знакомую нам горизонтальную поверхность, мы уверенно определяем: это стол, а что же еще?

Не отдавая себе в этом отчета, мы, уважаемые читатели, только что проделали основные операции познавательного психического процесса, именуемого мышлением.

Бросив взгляд на окружающие нас предметы и остановив его на столе, мы осуществили так называемый «первичный синтез». В нашем сознании перестало существовать все, кроме стола. Разложив конкретный (автор – свой, вы – свой) стол на отдельные элементы-качества (форму, размер, цвет) и оценив каждое из них с точки зрения значимости, мы провели анализ; собрав все опять в единое целое, но уже в иерархической последовательности качеств: сначала – самое главное, затем – все остальное, освоили вторичный синтез или просто «синтез».

Поняв, что такое «стол» и разделив все мыслимые столы на группы: обеденные, офисные, верстаки и т. д. (в зависимости теперь уже от второстепенных, а не принципиально важных качеств, которыми наделены все эти предметы без исключения), мы осуществили классификацию, а осознав роль и место стола среди других предметов, поднялись до систематизации.

Таким образом, мышление – это познание предметов и явлений окружающего мира через их главные, принципиально важные качества, свойства. Результатом такого познания становится понятие об этом предмете (явлении), которым человек оперирует в своих рассуждениях и действиях. Ну, вот, пожалуй, и хватит теории.

Проведем эксперимент. Вашему вниманию, дорогие читатели, предлагаются пять предметов, из которых вам предстоит, основываясь на их главных, с вашей точки зрения, свойствах, исключить один – лишний в этом смысловом ряду.

Будьте предельно внимательны. Начали: «гнездо», «нора», «муравейник», «курятник», «берлога». Автор замер в ожидании ответа. Назовите лишнее.

Гнездо? Пожалуйста, аргументируйте вашу позицию. Вы говорите, что гнездо, в отличие от всего прочего, расположено высоко, на дереве, и в нем живут птицы? Прекрасно. А как же куры, они-то живут в курятнике? Курица – не птица? Хорошо. Принимается. Кто следующий?

Нора? Почему? Глубоко в земле? Ее нужно рыть, прилагая усилия, в то время как берлога – просто удобная для лежбища яма, которую находит медведь? Логично. У кого другое мнение?

Муравейник? В нем живут насекомые, а это – особый мир? Мир почти внеземных существ? Тем более – муравьи, которых некоторые исследователи вообще считают обладателями формы разума, альтернативной человеческому? Да, уж. Серьезная заявка на победу в нашей маленькой викторине. И, тем не менее, какой же ответ – правильный?

Курятник. Конечно, курятник. Безусловно, курятник. Ведь это – сельскохозяйственная постройка. Ее сооружают люди, а не куры. Курятник следовало бы расположить в одном ряду не с гнездом и норой, а с коровником, овчарней, конюшней…

В чем же ошиблись те из вас, кто дал другие ответы? И ошиблись ли они?

Да, с точки зрения ортодоксального мышления – ошиблись. С точки зрения шизоидного мышления – нет.

Шизоиды отличаются от всех остальных (нешизоидов, людей с ортодоксальным мышлением) тем, что понятия о предметах (явлениях) окружающего мира у них формируются на основе не только главных, но и второ-, третье- и десятистепенных по значимости качеств. Шизоиды легко создают понятия даже на основе вымышленных, предполагаемых свойств, подчас игнорируя при этом очевидные, реальные.

И главные, и малозначительные, и реальные, и иллюзорные качества предметов (явлений) могут с одинаковой вероятностью занять в сознании шизоида место основного, принципиально важного, без которого этот предмет (явление) существовать не может.

У шизоида для каждого предмета припасено несколько равновеликих по значению понятий. Не верите? Автору, представьте, удалось это доказать экспериментально.

Как-то раз, за чашечкой кофе, автор стал объяснять происхождение шизоидности своим приятелям, один из которых обладал выраженным шизоидным радикалом, второй был человеком, мыслящим гораздо более ортодоксально.

Чтобы пояснить им сущность мышления, автор взял в руки кофейную чашку и затянул привычную «песню»: «У этой кофейной чашки есть целый ряд свойств: размер, цвет, вес, качество материала (увы, в подобных объяснениях не избежать повторов), форма – чашка представляет собой емкость для жидкости… Какое из перечисленных свойств является основным, принципиально важным для этого предмета?»

Два ответа прозвучали молниеносно и одновременно, как выстрелы на дуэли.

«Форма, емкость», – сказал ортодокс. Шизоид ответил… Внимание! «Смотря… для чего… использовать».

Каково?! «Смотря для чего использовать». Для чего же еще, возникает закономерный вопрос, можно использовать кофейную чашку, как не для того, чтобы пить из нее кофе?

Все люди, дорогие друзья, делятся – в зависимости от того, какой ответ они дают на подобный простой вопрос – на две неравные части: на шизоидов и на всех остальных.

Несмотря на несколько шутливый тон, выбранный автором, и на не вполне серьезные обстоятельства, в которых проходил этот эксперимент, надеюсь, вы уловили нечто принципиально важное. А именно: на что бы ни смотрел шизоид, о чем бы он ни размышлял, в его сознании складывается не один образ, не одно понятие воспринимаемого предмета (явления), а несколько (целый спектр!) – равновеликих по значению, равновероятных по возникновению и по дальнейшему использованию в поведении. 

Зададимся вопросом: можно ли полноценно адаптироваться к социальной среде, где преобладают ортодоксы, с таким мышлением? Нет. Так жить нельзя. Но мы не должны забывать, что реальный характер состоит не из одной шизоидности. В него включены и другие радикалы, за счет которых, в данном случае, и происходит постепенная интеграция человека в социум. В результате формируется особая шизоидная структура личности.

На некое своеобразное «ядро», представленное шизоидным радикалом, как бы наслаивается – в муках! – социально-ориентированная «оболочка», состоящая из усвоенных стереотипов ортодоксального поведения — часто формально и с некоторым искажением оригиналов. Чем больше «ядро», т. е. чем более выражена в реальном характере шизоидная тенденция, тем тоньше и ненадежнее «оболочка».

При этом «ядро» и «оболочка» существуют как бы в параллельных мирах: одно – в противоречивом, своеобразном, глубоко оригинальном, нестандартном внутреннем мире, другая – среди людей. Испытывая взаимное влияние, эти структуры, однако, не смешиваются, и личность словно раздваивается, расщепляется. В одном человеке, как в коммунальной квартире, живут несколько индивидуальностей, что и объясняет название виновного в этом радикала (корень «шизо-» происходит от греческого «схизис», что означает «раскол», «расщепление»).

Мы пока не сказали о том, какова роль шизоидного радикала в обществе, в чем его социальное преимущество… Скажем. Непременно. Но вначале познакомимся с его доступными наблюдению признаками.

 

Внешний вид

Обладатели шизоидного радикала чаще всего отличаются астеническим телосложением (неразвитая мускулатура, узкая, вытянутая грудная клетка, длинная шея, длинные ноги, руки, пальцы), а также высоким ростом (вне зависимости от физической конституции в целом). Напомню, что, говоря о характерном телосложении, мы всегда должны иметь в виду, что радикал может существовать и при любом другом телосложении. Иными словами, астеник – как правило, шизоид. Шизоид – не всегда астеник.

Среди специфических для шизоида признаков оформления внешности назовем, прежде всего, отчетливую эклектичность – дисгармоничное, парадоксальное смешение стилеобразующих деталей. Причем эта особенность проявляется как в его одежде, которая часто представляет собой некую «сборную солянку» из предметов, принадлежащих разным стилям, так и в его отношении к конкретной социальной ситуации, к требованиям социального окружения. Если на официальный прием человек приходит в потертом свитере и разноцветных брюках или он в пиджаке и при галстуке, и при этом на нем джинсы и кроссовки, значит, в его характере присутствует шизоидный радикал. В выраженных случаях внешняя дисгармоничность шизоидов настолько велика, что заставляет неискушенного наблюдателя думать об их интеллектуальной неполноценности.

Что толкает шизоида на подобные эксперименты с собственной внешностью? Наука, по крайней мере в лице автора, не может ответить на этот вопрос. Возможно, собираясь на церемонию вручения Нобелевской премии и надевая при этом фланелевую панамку и меховые полярные унты, он (в своей формальной, негибкой манере) всего лишь следует рекомендации держать голову в холоде, а ноги – в тепле? Очевидно только, что знаменитый «человек рассеянный», который «вместо шапки на ходу… надел сковороду, вместо валенок – перчатки натянул себе на пятки» был на самом деле шизоидом.

Шизоидам свойственна неаккуратность, неряшливость. Оторванные пуговицы, прорехи на брюках, испачканные манжеты, вытертые до блеска локти, дырявое белье и т.п. – их удел. Опять же, трудно сказать, что мешает им привести себя в порядок. Шизоиды с трагической обреченностью будут провожать взглядом очередную оторвавшуюся и катящуюся по земле пуговицу, но не поднимут ее и уж тем более – не пришьют на место. Они, всякий раз осматривая застарелое пятно на рубашке, глубоко вздохнут, но не удосужатся его как следует застирать. Интересно, что шизоиду скорее придет в голову своеобразная мысль замаскировать или компенсировать имеющийся недостаток тем или иным экзотическим способом (например, вместо пуговицы использовать канцелярскую скрепку), чем навести порядок ортодоксальным путем.

Рука об руку с неаккуратностью идет нечистоплотность. Шизоиды редко стирают свою одежду, плохо ухаживают за волосами, кожей, ногтями. Свалявшаяся шевелюра, несвежая кожа, обгрызенные, с облупившимся маникюром (или с неэстетичной «траурной каймой») ногти, а также своеобразное амбре, исходящее от тела и белья, с головой выдают шизоида.

Есть у шизоидов и любимые средства оформления внешности. Это – капюшон (или его подобие), длиннополая, с длинными рукавами и большим воротником верхняя одежда, рюкзак за спиной или большая сумка, висящая на плече, темные очки. Представьте себе человека, надевшего на себя все вышеперечисленное (к тому же с плеером на ушах и уткнувшегося в книжку, которую он не перестает читать на ходу), и вы получите незабываемый образ типичного шизоида. Признаками шизоидности являются также длинные волосы (подобие капюшона) и, у мужчин, борода. Вся эта атрибутика неслучайна. Она отражает глубинную асоциальность шизоидов, противопоставляющих себя миру ортодоксальных людей. Шизоид посредством капюшона, очков, наушников и т.д. формирует вокруг себя некий футляр, через который очень трудно осуществлять информационный обмен с окружающими.

Шизоиды наделены удивительным даром – нет, не оформления – преображения пространства! Они моментально замусоривают все предоставленные им жилые и рабочие площади. Порядок, любовно наведенный эпилептоидом, мгновенно превратится в хаос благодаря шизоиду. Он будет оставлять одежду там, где снял, посуду – там, где поел, книги – там, где насладился их чтением. Хаос воцарится на обувных, платяных и книжных полках, в столах, в шкафах, в холодильнике – словом, везде, где это мыслимо и немыслимо. Убирать за собой шизоид отказывается наотрез, приучить его к этому невозможно.

Мимика шизоидов – это оркестр, в котором каждый музыкант исполняет свою собственную мелодию. На их лицах зачастую возникают странные гримасы, никак не связанные с характером происходящего, с актуальной ситуацией – шизоиды «витают» в мире представлений, в которых отражение реальности искажено и подчас едва уловимо. Кроме того, шизоиды не заботятся об эстетике и сдерживающем самоконтроле внешних проявлений чувств – их тягостные, противоречивые раздумья, сомнения, вычурные переживания становятся достоянием окружающих. Жестикуляция обладателя шизоидного радикала также весьма своеобразна. Ее трудно с чем-либо спутать. Движения шизоидов угловатые, резкие, неловкие, плохо координированные.

Пусти шизоида в дом, и он наверняка что-нибудь разобьет, уронит, обо что-то споткнется, зальет чаем белоснежную скатерть, опрокинет тарелку…

Шизоиды отличаются также устойчивой невосприимчивостью к культуре поведения. Человек, кашляющий или чихающий вам в лицо, не прикрывая рта, – шизоид.

Их позы неудобны, нефункциональны. Высокорослый шизоид, сидя, может казаться карликом. Его ноги, руки, туловище складываются так, что впору задаться вопросом: а могут ли вообще быть у человека такие суставы? Кажется, что поза удерживается не благодаря, а вопреки естественной структуре опорно-двигательного аппарата.

 

Особенности поведения

Полагаю, уважаемые читатели, вас не оставляет впечатление, что наличие в характере шизоидного радикала – не награда, а обуза для человека. Асоциальность, сложность усвоения и реализации даже относительно простых стереотипов поведения (грубо говоря, бестолковость), непредсказуемость поступков (никогда нельзя быть уверенным, как поведет себя шизоид, какое качество ситуации он определит как главное) – все это, без сомнения, затрудняет адаптацию. Что взамен?

Творчество! Шизоид – истинно творческая натура. Он не заставляет себя творить, он просто видит все иначе, чем ортодокс. Каждую привычную вещь, банальное явление, хорошо всем известное, набившее оскомину, шизоид воспринимает как нечто новое. Почему? Да потому, что в основу понятия предмета (явления) он помещает не главное, как все остальные, а второстепенное качество, никем другим не принимаемое всерьез.

Шизоиды рождают новизну, под их интеллектуальным влиянием меняется мир, развивается и обогащается представление о природе вещей. Не будь шизоидов – люди стали бы рабами банальности, до сих пор жили бы натуральным хозяйством (да, что там – подножным кормом!), пользовались примитивными житейскими стереотипами, не укротили бы огня, не изобрели бы колеса…

Однако шизоидность – не синоним высокого интеллекта. Интеллект – интегральная характеристика познавательных процессов (мышления, памяти, внимания, восприятия и др.), и у конкретного человека он может быть каким угодно: высоким, средним, низким… Уровнем интеллекта будет определяться уровень «прозрений» шизоида. А от этого будет зависеть отношение к нему социума. Кого-то будут считать «деревенским дурачком», «чудаком», а кого-то – философом.

 

Посильные задачи

За какую бы задачу ни взялся шизоид, он непременно в процессе решения отклонится от намеченной цели.

Следует попутно сказать, что человеческая деятельность подразделяется на шаблонно-регламентированную и творческую. Шаблонно-регламентированная деятельность имеет заранее поставленную четкую цель и определенный алгоритм (технологию) ее достижения. Например, хирургическая операция или процесс грунтования холста под будущую картину. Творческой следует называть деятельность, представление о результате которой и способе (технологии) его достижения меняется (формируется) в процессе самой деятельности: «шила милому кисет, вышла рукавица»[1].

Для обладателя доминирующего шизоидного радикала всякая деятельность (в том числе рутинная, бытовая, в процессе которой обычно пользуются устоявшимися ортодоксальными стереотипами) становится творческой. На любом ее этапе любая мелочь может послужить причиной для отступления от магистральной технологической линии (так называемое «соскальзывание»). Воспрепятствовать этому невозможно, даже посредством жесткого контроля. Это можно только предвидеть.

Там, где новый, оригинальный взгляд на вещи необходим (наука, искусство, бизнес) – без участия шизоида в креативной группе не обойтись. Там же, где работу следует выполнять строго по шаблону, шизоид страшнее врага. Врага можно вычислить и перетянуть на свою сторону, шизоида – ни за что. Поручите ему вытачивать гайки на токарном станке – он с энтузиазмом изготовит тридцать оригинальных вещиц, причем некоторые из них будут напоминать гайки, но ни одна не будет сделана по стандартному образцу. Это касается и предметов, и идей. Лучше всего шизоиды чувствуют себя в виртуальном пространстве, ими самими созданном. Поэтому они находят свою комфортную профессиональную нишу в программировании, конструировании, писательстве, изобразительном искусстве и т.п. Конечно, далеко не все плоды их труда становятся близкими и понятными окружающим. Однако, мир, как говорится, не без шизоидов. Обладатели этого радикала тянутся друг к другу, становясь если не едино-, то одинаково нестандартно-мышленниками.

 

Особенности построения коммуникации

С шизоидами общаться сложно. Поэтому рекомендуется, во-первых, устанавливать с ними формально-доброжелательные отношения, держась на дистанции и не пытаясь без нужды проникнуть в темные глубины их своеобразной души. Во-вторых, не падать духом, не видя результатов от попыток научить их уму-разуму. Результаты появятся, но позже (когда? – трудно предугадать: может, завтра, а может – через двадцать лет совместной жизни). В-третьих, если вы не выполнили первой рекомендации и сблизились-таки с шизоидом душевно – не бросайте его, несите в полной мере ответственность за того, кого «приручили».

Обидеть шизоида – все равно, что малого ребенка. При этом будьте готовы к тому, что он может к вам охладеть, так же неожиданно и беспричинно, как привязался.

Мы уже упоминали, что для шизоида воспитательное воздействие, дружеский совет близкого человека может не иметь значения, в то время как замечание случайного знакомого может оказаться вдруг принципиально важным. Правы те, кто этим рационально пользуется. Хотите повлиять на шизоида – вложите ваши слова в уста психолога, священника, врача, друга семьи, соседа и т.п.



[1] При этом то, что принято называть творческой профессией, включает в себя как элементы творчества (поиск новой формы, новой сути), так и шаблонно-регламентированную деятельность (наработанные профессионалом стандартные технологии).

В.В. Пономаренко,
врач-психиатр, психолог, генеральный директор ООО «Линтер»

Шизоидный тип личности | Психолог Марина Володина

Что общего может быть у Б. Гейтса, А. Эйнштейна, Ф.Ницше и Н.В. Гоголя? На первый взгляд, ничего, кроме гениальности. Но, с точки зрения психологии, их объединяет один тип личности. Они, как и многие другие интеллектуальные и творческие люди, являются шизоидами. Прошу не путать с заболеванием шизофрения! Шизоидный тип личности это всего лишь особенность (акцентуация) характера.

Фото из поиска Яндекс. Картинки

У них богатый внутренний мир, разносторонние интересы и многочисленные таланты. Но они не ждут признания и одобрения общества, потому что самодостаточны. Они любят одиночество, потому что оно создаёт им условия для творчества, анализа и генерации новых идей.

Шизоидам присущи эксцентризм, ирония и сарказм. Но их цель не привлечение внимания, а протест против фальшивых ценностей и изживших себя правил. Они свергают авторитеты, подвергают анализу прописные истины и новым взглядом смотрят на привычные вещи. Поэтому становятся великими учёными, талантливыми писателями и новаторами в искусстве. Шизоиды – прекрасные психологи, они умеют видеть главное в человеке, анализировать причины и мотивы поступков.

Но ошибается тот, кто считает шизоида самоуверенным. Им трудно с собой, потому что основу этого типа личности составляет конфликт между стремлением к любви и признанию и страхом быть поглощённым этими чувствами и состояниями. Страх потерять себя, пустить кого-то в свой внутренний мир. Здесь срабатывают защитные механизмы, направленные на сохранение безопасной дистанции с окружающим миром и укрепление границ личности. Часть людей это приводит к уходу в мир фантазии, интеллектуализации, избыточной мечтательности.

Откуда же берутся шизоидные личности? Конечно, из детства. Чаще всего причиной подобной акцентуации характера является гиперопека или отстранённость и безразличие родителей. В первом случае границы личности ребёнка постоянно нарушаются, он перестаёт чувствовать себя отдельной личностью и, как следствие, создаёт свой мир мечты и фантазии, в котором он самодостаточен.

Фото из поиска Яндекс. Картинки

Во втором случае ребёнок привыкает к одиночеству и заменяет отсутствующие в реальности любовь, заботу и понимание удовлетворением от процесса творчества или фантазированием. Из таких детей вырастают ставящие в тупик педагогов Знайки, подростки-неформалы, юные революционеры или интересующиеся только своим творчеством одарённые дети. Конечно, развитие шизоидной личности может при определённых условиях перейти границы нормы, вызывая шизотипические расстройства и шизофрению. При позитивном развитии накапливаемая во внутреннем мире энергия уходит в творчество и открытия, но при противоречивых посланиях родителей шизоид становится замкнутым, изолированным, аутичным.

Поведение шизоида может быть похожим на другой тип личности — истероидный. Но истероид – актёр, он ждёт внимания и признания, которые дают ему ощущение собственной значимости. Шизоид ничего от окружающих не ждёт, он сопротивляется вторжению в его внутренний мир, защищает целостность своего Я.

Люди с шизоидным типом личности интересные собеседники, но они не будут общаться с каждым. Их общение нужно заслужить. Жить и общаться с шизоидами непросто, но интересно. Главное – чувствовать тот момент, когда ему необходимо одиночество, и предоставить ему возможность окунуться в свой мир. Они умеют искренне любить, но не поймут растворения в другом человеке. Они умеют преданно дружить, но могут общаться с другом раз в полгода. Они умные и понимающие родители, но не будут «втискивать» ребёнка в рамки системы и ограничивать его свободу. Шизоиды уникальны, этим и ценны.

Фото из поиска Яндекс. Картинки

Интересно, есть здесь кто-нибудь с таким типом личности?

Спасибо за лайки! Подписывайтесь на мой канал, чтобы читать больше интересных статей о психологии

О шизоистерическом характере — Консультативная психология и психотерапия

Шизоистерический характер – парадоксальное сочетание. Замкнуто-углубленный интеллектуал, неразговорчивый, погруженный в себя шизоид, с одной стороны, и демонстративная, инфантильная, болтливая и поверхностная истеричка – с другой[1]. В этой связи вспоминается понятие деиксомании, введенное Александром Сосландом в его книге «Фундаментальная структура психотерапевтического метода» [Сосланд, 1999] и определяемое как стремление демонстрировать себя, свойственное всем людям. Так шизоид может демонстрировать свою замкнутость. Вот первое пересечение между истериком и шизоидом. Вообще можно было бы сказать, что шизоистерики это просто один из вариантов многочисленных мозаических конституций – шизотипической[2], органической, эндокринной, эпилептической. Если выделять шесть характеров: циклоиды, шизоиды, истерики, ананкасты, эпилептоиды, психастеники, – то, перемноженные друг на друга, они дадут огромное сочетание психических конституций.

Взяв за основу вторую топику Фрейда – разграничение инстанций СверхЯ и Оно с нейтральным Я, находящимся посередине, – можно расположить традиционно выделяемые в отечественной литературе характеры следующим образом:

шизоиды         ананкасты         психастеники

циклоиды        истерики         эпилептоиды

Верхняя строка – это характеры, регулирующиеся рациональностью, нижняя строка – характеры, регулирующиеся влечениями. При этом шизоиды противопоставлены циклоидам по параметру «реалистический – аутистический», ананкасты – истерикам по параметру «дискретно-культурный – континуально-природный», и психастеники – эпилептоидам по параметру «дефензивный – авторитарный». Эта классификация характеров интересна тем, что она тесно соотносится со второй теорией психического аппарата Фрейда. Можно заметить, что верхняя строка – это, так сказать, Суперэго-характеры (управляемые рациональностью), а нижняя строка – это Id-характеры (управляемые влечениями).

Действительно, шизоиды, ананкасты и психастеники живут разумом, а циклоиды, истерики и эпилептоиды – чувством. Но Суперэго и Id есть у каждого человека. В соответствии с этим у каждого человека должно быть минимум два характера. Суперэго может быть сильным и слабым, так же как сильной и слабой может быть сфера влечений. Но одно невозможно без другого. Поэтому в принципе у личности с сильным Суперэго – то есть у шизоида, компульсивного или психастеника, должно быть вступающее с ним в диалог или борьбу Id, соответственно – циклоидное, истерическое или эпилептоидное начала. А поскольку Суперэго-характеры и Id-характеры являются не родственными друг другу, то это ведет к тому же выводу, что в каждом человеке кроется шизотипический аспект.

При этом шизоидное Суперэго вовсе необязательно будет брать своего Id-контрагента по стрелке вниз. Шизоид, как известно, может быть человеком с сильными авторитарными влечениями (эпитимный). Ананкаст чаще всего соотносится с истериком, что было замечено еще Фрейдом, наблюдавшим у человека попеременно невроз навязчивых состояний и истерию. Психастеник, человек с наиболее слабыми, жухлыми влечениями, тем не менее, может быть внешне циклоидоподобным и так далее. У истерика главное – это вытеснение как механизм защиты и амбивалентное отношение к сексу – истеричка сначала завлекает, потом «динамит». Почему так происходит?

Истерический характер формируется достаточно поздно, в период активного Эдипова комплекса, то есть идет где-то рядом с обсессией: истеричные сильно связаны с сексуальной проблематикой, то есть одновременно влекутся к сексу и он одновременно их пугает. С другой стороны, самая первая реакция младенца – его истошный крик как результат травмы рождения – по сути, истерическая. И крик, и двигательная буря – все это сопровождает самые первые месяцы младенческого развития, что в целом и немудрено, потому что истерическая реакция, как сформулировал Кречмер, – это животная реакция, поэтому она сопровождает жизнь младенца с первых пеленок. Но только ли реакция или же возникновения истерии как невроза, или даже как характера связана с первыми днями развития младенца – на этот вопрос пока нет ответа.

Во всяком случае, истерическое противопоставление «плохой/хороший», «приятный/неприятный» – оно достаточно раннее, так как очень мало связанно с принципом реальности и чрезвычайно тесно связано с принципом удовольствия[3].

Итак, какова же природа истерии?

Рассмотрим вначале, возможно, самую важную проблему из затронутых выше – амбивалентное отношение истерика к сексуальной проблеме. Напомним, что эта проблема состоит в том, что истерик или истеричка проявляют необычайный интерес к сексуальной жизни, но когда наступает время возможной близости, они либо в последний момент увиливают, либо при коитусе не получают никакого удовлетворения.

Итак, мы будем рассматривать истеричку традиционно как дитя Эдипова комплекса, то есть это девочка, которая недополучила ласки от матери[4]. Период активного Эдипова комплекса Фрейд называл фаллическим, в нем область интересов психосексуального развития ребенка перешла от рта и ануса к гениталиям, но это еще инфантильные, несформировавшиеся гениталии, это скорее символы гениталий, фаллос как универсальный символ обладания мужской силой и властью, а не отцовский пенис, сколь бы он велик не был. Проблема обладания фаллосом и размышления по этому поводу – главная черта фаллической стадии. Для девочки здесь характерно развитие зависти к пенису и, в то же время, наделение матери символическим фаллосом.

В чем проявляется озабоченность маленькой истерички сексуальной проблематикой и в чем сказывается истерическая специфика этой озабоченности? Итак, для этого периода характерно разочарование в матери как не снабдившей нашу героиню-истеричку фаллосом и, в то же время, отождествление с матерью как соперницей в праве хотя бы временного обладания большим отцовским пенисом. Казалось бы, все просто – стремление к тому, чтобы ею обладал отец, и ненависть к матери как сопернице и формирует в дальнейшем амбивалентную динамику по отношению к сексу.

Желание по отношению к отцу очень велико, но оно также находится под чрезвычайным запретом, мать в фантазиях будущей истерички не дает девочке обладать отцом. Таким образом, во взрослом состоянии все мужчины для истерички – это потенциальные отцы, а все женщины потенциальные матери. Поэтому все мужчины желанны, но желание это находится под запретом, оно инцестуозно по своей природе и карается матерью. Вот в двух словах объяснение истерической сексуальной динамики.

Что же специфически истерического в таком положении дел? Ведь известно, что любой невроз всегда – прежде всего, неудача или проблемность в сексуальной жизни. Отличие других невротиков в том, что их так не влечет сексуальная сфера и нет такой амбивалентности в области сексуального опыта.

Возраст ребенка, при котором происходит истерическая фиксация, характеризуется зрелыми объектными отношениями, то есть, говоря точнее, переходом от диадных отношений «ребенок – мать» к триадным отношениям «ребенок – мать – отец». Только при триадных отношениях возможен активный невротический Эдипов комплекс. Предшествующие диадные отношения не являются полноценными и, если ребенок фиксируется на них, то это может привести позднее к психотическим взрывам.

Почему так происходит? Когда ребенок находится только в диалоге с матерью, весь мир для него сосредоточен на одном объекте (отец, сиблинги, а также бабушки и дедушки могут играть или не играть какую-то роль, но на этом этапе развития ребенку достаточно одной матери), его фундаментальная реальность ограничивается только ею, потому что именно она постоянно кормит, ласкает его и защищает от внешнего мира. Но она, как правило, не дает ему никаких жестких норм поведения, потому что он еще слишком мал.

Один объект – это значит, что у ребенка нет выбора, с кем общаться, с кем выстраивать объектные отношения. Если мама ушла, ее некому заменить, – это уже катастрофа. То есть маму может на время заменить бабушка, но на первом году жизни бабушка или старшая сестра это еще не объекты, ребенок еще не знает, как выстраивать отношения помимо материнских, это просто какие-то временные суррогаты матери.

Итак, для того, чтобы объектные отношения были зрелыми, нужно минимум два объекта с определенными полярными отношениями у них. То есть нужен отец. Когда появляется отец, тогда появляется выбор – на одного можно опереться, от другого можно отталкиваться. Ведь реальность состоит из бинарных оппозиций, так называемых модальностей – хороший-плохой, можно-нельзя. Первая пара называется аксиологической модальностью, и она является наиболее фундаментальной в раннем младенчестве. Чувство плохого и хорошего появляется самым первым: хорошее это сытость и тепло, плохое это голод и холод. Значение обоих элементов этой первоначальной аксиологической оппозиции ложится на мать.

Чтобы обрести способность любить и работать – для истерика скорее любить, чем работать, для обсессивного скорее работать, чем любить, – невротики вынуждены прибегать к инфантильному управлению с реальностью. То есть они, как дети, ломают игрушку, чтобы посмотреть, что у нее внутри. Ибо ни обсессивная магия, ни истерическое вранье по большому счету не срабатывают, и только прибавляют страдания невротикам. Истерическая личность, вынужденная прибегать к вранью, лести, театральным жестам, истерическим припадкам, обморокам и тому подобному, в результате добивается только того, что нормальные люди от нее отворачиваются. Вранье, так или иначе, разоблачается.

В основе истерического симптома лежит послание. Это послание может быть различным в зависимости от того, что это за симптом. При конверсионной истерии это послание зашифровывается в истерическом стигмате. Если человек приобретает истерический мутизм, это значит «Я не хочу с вами разговаривать» (случай Доры), если у него абазия и он не может ходить, то это, скорее всего, означает «Я не могу или не хочу ходить», если истерическая слепота, то это означает «Я не хочу этого видеть».

В подавляющем числе случаев психоаналитики соглашаются в том, что природа этого знакового симптома имеет сексуальный характер, и именно эта сексуальность, будучи Эдипово окрашенной, и подавляется. Более ярко выраженной является поза характерологического истерика. Ярко накрашенные губы, яркая, привлекающая к себе одежда, театральная речь – все это имеет фаллическую природу демонстрации своей сексуальной привлекательности: «Посмотрите я на меня – я самая соблазнительная женщина».

Что происходит в случае взрослой истерички-психопатки, которая демонстрирует свое тело (= свой несуществующий фаллос)? Здесь в основе лежит фиксация на фаллической стадии психосексуального развития. Но что это значит? Как происходит фиксация? В случае анальной фазы это более ясно, это преувеличенное приучение к туалету, некое моральное предписание, которое явно выражено вербально «Ты должен испражняться в определенное время и в определенном месте!»

А что же происходит в случае фаллической фиксации? Здесь ведь, как мы уже говорили, нет деонтических норм. Здесь ребенок как-то должен быть уязвлен на аксиологической шкале. Например (это первое что приходит в голову), девочка обнаруживает, что у нее нет пениса, а у ее брата и отца есть. И она выражает «зависть к пенису», но потом вытесняет ее и в качестве результата награждает себя символическим фаллосом, роль которого выполняет все ее тело. Все тело становится эрегированным фаллосом, который она демонстрирует своей истерической позой: «Смотрите на меня, я самая очаровательная женщина на свете». Обладание пенисом метонимически сместилось в сторону сексуальной привлекательности, то есть эквивалента символической фалличности.

Но вернемся к точке фиксации; вот она обнаружила, что у нее этого нет, а у окружающих ее мужчин, отца и брата, есть. Должен же быть какой-то семиотический момент, который запустит фиксацию. Она могла подумать: «У меня этого нет, а у папы есть, значит, я неполноценна», но мысль о своей неполноценности (которая у депрессивного превратилась бы в чувство вины) у истерички вытесняется. Опять-таки языковой семиотический символ является моментом, первичным по отношению к симптому (в данном случае истерической позе).

Примером такого механизма является конфликт обсессивного педанта Онегина («Хороший малый, но педант») и истерички Татьяны.

Если говорить, что обсессивный дискретно-навязчивый механизм запрета является одним из универсальных полюсов механизма культуры, то можно сказать что противоположным, спонтанно-континуальным механизмом является истерический механизм. Действительно, истерический тип невротической реакции во многом противостоит обсессивному. В обсессии культивируется дискретно-деперсонализационное начало, в истерии континуально-вытеснительное. В то время, когда обсессивный невротик что-то считает или без конца моет руки, истерика просто рвет или у него отнимается язык, или он рыдает, или застывает в одной позе.

Противопоставление истерического и обсессивного отношения к желанию в учении Лакана (вопрос истерика «Что я для другого?» – вопрос обсессивного невротика «Чего хочет другой?») приводит к тому, что обсессивное начало связывается с мужским, а истерическое с женским – обсессия это, так сказать, по преимуществу мужской невроз, истерия – женский [Салецл, 1999, с. 77], точно так же обсессивно-компульсивный характер по преимуществу мужской, а истерический – женский.

Во всяком случае, именно такой была традиционная точка зрения психиатрии второй половины XIX века, пока ее не опровергли Шарко и Фрейд, диагностировавшие истерию у мужчин, что было встречено консервативной частью психиатрического сообщества крайне скептически и враждебно [Джонс, 1997, с. 131-133]. При всей условности этого противопоставления его нельзя считать полностью лишенным основания. Действительно, все континуальное, интуитивное, иррациональное в культуре обычно отождествляется с женским и, напротив, все дискретное, рациональное – с мужским. Этому соответствует ряд универсальных мифологических противопоставлений, соотносимых с противопоставлением мужское/женское, таких, как инь/ян, темное/светлое, правое/левое, истина/ложь, жизнь/смерть.

Более того, обобщая сказанное, можно предположить, что оппозиция женское/мужское, понимаемая как противопоставление обсессивного истерическому в широком смысле, накладывается на оппозицию природа/культура. Действительно, природное начало традиционно считается по преимуществу женским (продолжение рода и т.п.) культурное начало – мужским.

Истерическое начало в пушкинской Татьяне заключается, в первую очередь, в ее плавающей идентичности и примеривании литературных масок[5].

Воображаясь героиней

Своих возлюбленных творцов,

Клариссой, Юлией, Дельфиной,

Татьяна в тишине лесов

Одна с опасной книгой бродит…

… и себе присвоя

Чужой восторг, чужую грусть,

В волненье шепчет наизусть

Письмо для милого героя.

Но наш герой, кто б ни был он,

Уж верно был не Грандисон.

Только истерической экзальтацией можно объяснить совершенно не реалистический факт написания русской девушкой-дворянкой любовного письма мужчине в начале 1820-х годов. Именно попустительское нежелание считаться с этикетом и полное эгоцентризма нежелание хоть как-то разобраться в личностных особенностях человека, которого она полюбила, побуждает Татьяну к истерическому поступку написания письма, которому предшествует почти истерический припадок.

И вдруг недвижны очи клонит…

Дыханье замерло в устах…

Я плакать, я рыдать готова!..

Если бы Татьяна повела себя обдуманно, ей удалось бы, может быть, соблазнить Онегина и даже женить его на себе. Но ей этого не нужно. Недосягаемость эротического объекта для истерика – самая главная стратегическая цель. Именно такова тактика поведения Настасьи Филипповны, все время переходящей от одного любовника к другому и в последний момент, «из-под венца», сбегающей от одного к другому, провоцируя тем самым собственную «истерическую смерть».

Содержание письма Татьяны совершенно литературно, оно построено на романтических штампах и по-истерически дихотомично: «Кто ты, мой ангел ли хранитель, Или коварный искуситель» (то есть либо Грандисон, либо Ловелас – истерическая пропорция в данном случае касается примеривания масок к Другому как следствие неопределенности собственной идентичности – она не понимает, кто она сама, какой она персонаж, поэтому не может сориентироваться в характере другого). Девушке не приходит в голову, что может быть нечто среднее – просто порядочный человек, хорошо воспитанный, честный. Когда же он оказался именно таким, Татьяна была крайне разочарована – она заплакала, ее движенья автоматизировались («Как говорится, машинально»), а увидев Онегина в следующий раз, она вообще чуть не упала в обморок.

Только когда Онегин уехал, Татьяне пришла в голову первая адекватная мысль – попытаться разобраться, что он за человек. Тогда-то она идет в дом Онегина и читает его книги. Но в конце истеричка в ней все равно побеждает. Когда Онегин появляется в Петербурге, уже влюбленный в нее, она ему отказывает на том основании, что «она другому отдана» (характерна истерическая цветовая характеристика, которая дается Онегиным, когда он видит преображенную Татьяну – «Кто там в малиновом берете / С послом испанским говорит?»).

Характер Татьяны закосневает, застывает. В юности она могла написать помимо всех приличий письмо незнакомому мужчине, теперь же она предает свою любовь в угоду светским условностям. Конечно, дело не в том, что Татьяна считает безнравственным изменять мужу, а в том, что для истерической души важно поддерживать режим неосуществления желания [Салецл, 1999].

Если бы Онегин пошел навстречу Татьяне в юности, она бы придумала что-нибудь для того, чтобы сближения не произошло, например, решила бы, что он-таки – «коварный искуситель» или что-нибудь еще в этом духе. Роман Пушкина обрывается, и мы не знаем, действительно ли Татьяна останется верна своему генералу или фраза «Но я другому отдана / И буду век ему верна» – лишь истерическая фраза «на публику» – в роли которой выступает фрустрированный Онегин.

Что же шизоид? Он тоже относится к сексу и ко всякому сближению амбивалентно. С одной стороны, он одинок. Поэтому его тянет к Другому. С другой стороны он замкнут, и ему хочется оставаться одному. Это и есть проявление легкого шизоидного схизиса. Нечто подобное мы наблюдаем и у истеричек с их плавающей идентичностью: «Я такая, но я и не такая». На уровне сексуальной динамики все это тоже очень близко к истерической позиции.

Другое сходство между истериками и шизоидами заключается в том, что это характеры свободные, они не хотят знать никаких моральных запретов, закон для них не писан, они ведут, себя, как хотят. Конечно, этиология этой свободы разная. У истерички это следствие ее плавающей идентичности, незафиксированности в моральном плане, в преобладании аксиологической шкалы «плохо/хорошо». Она будет делать то, что ей нравится, и не будет делать того, что ей не по душе.

А что же опять-таки шизоид? Его свобода состоит в отказе от устойчивых норм, но не норм поведения, а норм эпистемических, связанных со знанием – шизоид свободен в том, что он придумывает замысловатые абстрактные, «аутистические» концепции, отрицающие предшествующие теоретические построения. Его концепции могут не соответствовать реальности, но «тем хуже для реальности» как сказал по этому поводу великий шизоид Гегель. Свобода шизоида – это эпистемическая свобода отрицания. Шизоид демонстрирует себя своими текстами.

В чем же сущность шизоистерического характера? Не является ли он просто разновидностью полифонической мозаики? Здесь вновь обратимся к Ганнушкину, который противопоставлял «механическое» и «химическое» соединение разных радикалов в психике человека. У подлинных полифонистов соединение радикалов – механическое, они не слиты воедино – это хаотическая разноголосица, «сумбур вместо музыки». У шизоистериков мы наблюдаем «химическое» соединение – музыка шизоистерика по-своему чрезвычайно гармонична.

Вернемся вновь к пушкинской Татьяне. Суть состоит в том, что она не чистая истеричка, в ней очень много шизоидного. Мы пройдемся по роману и покажем, как шизоидное в ней перетекает в истерическое .

Вот детство Татьяны, детство типичного шизоида:

Дика, печальна, молчалива,
Как лань лесная боязлива,
Она в семье своей родной
Казалась девочкой чужой.
Она ласкаться не умела
К отцу, ни к матери своей;
Дитя сама, в толпе детей
Играть и прыгать не хотела
И часто целый день одна
Сидела молча у окна.

Задумчивость, ее подруга
От самых колыбельных дней,
Теченье сельского досуга
Мечтами украшала ей.
Когда же няня собирала
Для Ольги на широкий луг
Всех маленьких ее подруг,
Она в горелки не играла,
Ей скучен был и звонкий смех,
И шум их ветреных утех.

Что мы здесь видим? Погруженность в себя, замкнутость, отсутствие синтонного тепла: она не хотела ласкаться к родителям, в семье казалась чужой девочкой, сидела молча в одиночестве у окна. Сравним:

 

«Шизоидные черты выявляются раньше, чем особенности характера всех других типов. С детских лет поражает ребенок, который любит играть один, не тянется к сверстникам, предпочитает держаться среди взрослых, иногда подолгу молча слушает их. К этому добавляется какая-то холодность и недетская сдержанность. <…> Замкнутость, отгороженность от сверстников бросаются в глаза <…> Внутренний мир почти всегда закрыт от посторонних взоров. Лишь перед немногими избранными занавес может внезапно приподняться, но никогда до конца. И столь же нежданно вновь упасть (Ср. письмо Онегину: «Вообрази, я здесь одна, / Никто меня не понимает…» – В.Р.) <…> Большинство шизоидных подростков любит книги, поглощает их запоем, чтению предпочитает все другие развлечения» [Личко 1983, с. 98].

Ей рано нравились романы;
Они ей заменяли всё;
Она влюблялася в обманы
И Ричардсона и Руссо.

Вот характерное для Татьяны совмещение шизоидного и истерического поведения. С одной стороны, она все время читает, с другой стороны, примеряет на себя чужие маски:

Воображаясь героиней

Своих возлюбленных творцов,

Клариссой, Юлией, Дельфиной,

Татьяна в тишине лесов

Одна с опасной книгой бродит.

Она в ней ищет и находит
Свой тайный жар, свои мечты,
Плоды сердечной полноты,
Вздыхает и, себе присвоя
Чужой восторг, чужую грусть,
В забвенье шепчет наизусть
Письмо для милого героя…

Здесь нет той разлаженности, которую мы всегда наблюдаем у шизофреников. Татьяна вполне гармонично сочетает в себе шизоидное тяготение к знанию и одиночество на лоне природы. С другой стороны, плавающая идентичность – фантазии отождествления себя с героинями романов. Сочетание одиночества, погруженности в себя и плавающей идентичности у нее не механическое, а «химическое», «не сумбур вместо музыки», а прекрасная мелодия юной души.

На протяжении романа Татьяна все время плачет:

Татьяна, милая Татьяна! С тобой теперь я слезы лью; Я плакать, я рыдать готова; Татьяны бледные красы, / И распущенные власы, / И капли слез; Перед тобою слезы лью; Она приветствий двух друзей / Не слышит, слезы из очей / Хотят уж капать; уж готова / Бедняжка в обморок упасть; И между тем душа в ней ныла, / И слез был полон томный взор; И облегченья не находит / Она подавленным слезам; Я плачу… если вашей Тани / Вы не забыли до сих пор; И этим письмам и слезам; И тихо слезы льет рекой, / Опёршись на руку щекой; «Увижу ль вас?..» И слёз ручей / У Тани льется из очей / И долго плакала она.

Сравним в истерическом дискурсе:

Объемлет дол – и слезы потекли / В обитель слез, на яблоко земли; И весь невредимый хохочет утес; Я плакал, грустил, – но в тоске предо мной; Уязвлен боец огромный, / Захрипел и застонал; Меня не жжет кровавая слеза; Блестит слеза отрадная в очах, / Нежданная, к устам она скатилась, И дружно со слезою засветилась; О, это слезы, скорби слезы, – В слезах купается земля; Безумно ей верит и плачет над ней; Как слезы катились у вас смоляные; Ее ты воплям чутко внемлешь Он бил слезами в водоем; Пронзительно свой извергая стон; И будет рад тогда заплакать он, И с жадностью слезу он проглотит; И под старыми слезами / Прячет новую слезу [Бенедиктов].

Полились слезы, восторга слезы; В груди конвульсии; Сердце в упоенье, / Мне пело: «Стихни… не дыши…»; Страстно рыдавшего, Тяжко страдавшего [об Н.А. Некрасове]; И, слушая, как стонет вьюга, Дрожала Бедная подруга, Как беззащитная газель; И я страдал, и я рыдал; Моя болезнь, мой страх, плач совести моей; Но бес рыдал в бессилье дико… Стонала роща от порубок; И слезы капали беззвучно; А сердце плачет, а сердце страждет; Весь ум в извивах, все сердце – в воплях; Пел хрипло Фофанов больной; И ужасается, И стонет, как арба … Тогда доверчиво, не сдерживая слез; В парке плакала девочка… Милой маленькой девочки, зарыдавшей от жалости; Ведь я рыдаю, не рыдая, И буду плакать об одном; Я плачу! Я свободой пьян; И зарыдаю, молясь земле; И слезы капали; Ты помнишь, как сливались наши слезы? [Северянин].

Так же характерна для Татьяны истерическая обездвиженность (ср. [Кречмер, 2001]):

И вдруг недвижны очи клонит,
И лень ей далее ступить.
Приподнялася грудь, ланиты
Мгновенным пламенем покрыты,
Дыханье замерло в устах,

И в слухе шум, и блеск в очах…
И, как огнем обожжена,
Остановилася она.

Сидит с поникшею главой

Она бесчувственно-покорна,
Не шевельнется, не дохнет;

Татьяна долго в келье модной,
Как очарована, стоит.

Интересно, что в конце романа Онегин истеризуется, и для него также становятся характерными слезливость и поза обездвиженности:

Желать обнять у вас колени / И, зарыдав, у ваших ног / Излить мольбы, признанья, пени, Все, все, что выразить бы мог; И недвижим остался он; Она ушла. Стоит Евгений, / Как будто громом поражен.

А вот наоборот – «двигательная буря» [Кречмер, 2001]:

Татьяна прыг в другие сени,
С крыльца на двор, и прямо в сад,
Летит, летит; взглянуть назад
Не смеет; мигом обежала
Куртины, мостики, лужок,
Аллею к озеру, лесок,
Кусты сирен переломала,
По цветникам летя к ручью.
И, задыхаясь, на скамью

Упала…

Однако когда Онегин уезжает, Татьяна берет себя в руки и поступает не как инфантильная истеричка: не плачет, не застывает в истерической обездвиженности, не носится в истерической фуге. Она идет в дом Онегина и читает его книги. То есть в ней просыпается ее зрелая шизоидная часть:

И в молчаливом кабинете,
Забыв на время все на свете,
Осталась наконец одна,
И долго плакала она.

Вот то сочетание шизоидного и истерического, о котором мы говорим: чтение книг в одиночестве, с одной стороны, и плач, с другой; и эти две части личности не вступают с друг другом в противоречие, а гармонически дополняют друг друга. Сравним у Пушкина в элегии: «Над вымыслом слезами обольюсь».

…Чтенью предалася
Татьяна жадною душой;
И ей открылся мир иной.

Что ж он? Ужели подражанье,
Ничтожный призрак, иль еще
Москвич в Гарольдовом плаще,
Чужих причуд истолкованье,
Слов модных полный лексикон?..
Уж не пародия ли он?

Ужель загадку разрешила?
Ужели слово найдено?

Так же, как и Татьяна, в конце романа Онегин берет себя в руки и начинает читать:

Стал вновь читать он без разбора.
Прочел он Гиббона, Руссо,
Манзони, Гердера, Шамфора,
Madame de Staël, Биша, Тиссо,
Прочел скептического Беля,
Прочел творенья Фонтенеля,
Прочел из наших кой-кого,
Не отвергая ничего…

Почему «случай» Татьяны Лариной нельзя рассматривать как случай шизоида с истероидным напластованием, как, вероятнее всего, рассмотрели бы его М.Е. Бурно и П.В. Волков или, если не напластование, то вариант полифонического характера. Относительно последнего мы уже отмечали, что в описанных случаях мы не видим специфической шизофренической разлаженности и схизиса. Нет там и противопоставления синтонного и аутистического, что составляет главную ось шизотипического характера.

Зато в описанных случаях имеет место кречмеровская психестеическая пропорция – гиперчувствительность к одному и бесчувственность к другому. Татьяна Ларина глубоко чувствует природу, но равнодушна к родителям. В то же время, истерическая часть – это пропорция между двигательной бурей и оцепенением также характерна для Татьяны Лариной.

Все же мы еще не поняли, в чем состоит самая суть шизоистерического характера. Разберем подробнее, что такое шизоид и что такое истерик.

Шизоид – замкнуто углубленный характер, аутист. Для него характерны затрудненность в коммуникации, амбивалентное отношение к человеческой близости.

Фриц Риман приводит такой пример:

Один молодой человек под давлением своей подруги, которая хотела этого в течение нескольких лет, наконец, обручился с ней. Он пришел к ней с кольцом, и они вместе отпраздновали обручение. Как только он вышел из дома, он опустил в ее почтовый ящик письмо, в котором отменил только что совершенное обручение [Риман, 1999, с. 42].

Вспоминается Подколёсин из «Женитьбы» Гоголя, который в решающий момент выпрыгнул из окна, и Кафка, который несколько раз обручался с разными девушками, а потом отказывался от женитьбы, дорожа своим одиночеством как возможностью замкнуться в творчестве.

Как пишет Ненси МакВильямс, цитируя А. Роббинса, «шизоид как бы говорит: «подойди ближе – я одинок, но оставайся в стороне, так как я боюсь внедрения» [МакВильямс, 1997, с. 251]. Фриц Риман пишет, что «шизоиды чувствуют свое существование как угрозу» [Риман, 1999, с. 51]. Что это такое – боязнь внедрения, и что это за угроза, откуда они взялись?

Первое, что приходит в голову это, конечно, Мелани Кляйн – шизоидно-параноидная позиция, где как раз идет речь о том, что младенец боится, что его поглотит «плохая грудь» [Кляйн и др., 2001, с. 425-490]. Но согласно Мелани Кляйн младенец, который не прошел эту стадию, становится впоследствии шизофреником, именно шизофреником, а не шизоидом, хотя статья, на которую мы только что сослались, называется «Заметки о некоторых шизоидных механизмах».

Впрочем, кречмеровский шизоид не так далек от шизофреника. Понимание шизотимной психопатии, как не переходящей в шизофрению – отечественная традиция, идущая от Ганнушкина и разделяемая М.Е. Бурно и П.В. Волковым. Можно предположить, что будущий шизоид в отличие от будущего шизофреника все-таки кое-как прошел шизоидно-параноидную позицию, но все же была фиксация, пусть небольшая, но оставившая шизоидный рубец – такое предположение соотносится с представлением о ранней фиксации шизоидов. Что это за рубец и где психодинамическая граница между шизоидной психопатией, шизотипическим расстройством личности и шизофренией? Здесь может пролить определенный свет учение М. Балинта о базисном дефекте:

«…базисный дефект, – пишет Балинт, – образуется на ранних стадиях развития индивида, когда обнаруживается значительное расхождение между его психобиологическими потребностями, с одной стороны, и тем количеством внимания и любви, материальной и психологической заботы, которые доступны для него на тот момент, – с другой. Так возникает состояние нехватки, дефицита, последствия и отсроченный эффект которых в будущем могут быть обратимыми лишь отчасти» [Балинт, 2002, с. 37].

По-видимому, все упирается в отношения между младенцем и родителями, прежде всего матерью. Если мать холодна и отчуждена, то может возникнуть ранний аутизм или балинтовский «базисный дефект». Райх считал, что холодность матери может проявляться еще в период вынашивания плода, когда плод находится, по выражению Лоуэна, в «холодной матке» [Лоуэн, 1996, с. 197], то есть внутри бесчувственной холодной женщины, которая, возможно, и не хочет этого ребенка.

Теперь рассмотрим истерика. Он или чаще она вытесняет неприятное, любит поговорить, сексуально амбивалентно ориентирована, у нее плавающая идентичность. И вот здесь опять-таки заходит речь о фиксации. Типичный истерик фиксирован на Эдиповой стадии развития. Но вот что пишет по этому поводу Ненси МакВильямс:

Фрейд и многие последующие аналитики выдвинули предположение о двойной фиксации при истерии – на оральных и эдипальных проблемах. В упрощенном виде это можно сформулировать следующим образом: очень чувствительная и голодная маленькая девочка нуждается в особенно отзывчивой материнской заботе. Она разочаровывается в своей матери, которой не удается сделать так, что девочка почувствовала себя адекватно защищенной, сытой и ценимой. По мере приближения к эдиповой фазе, она достигает отделения от матери посредством ее обесценивания и обращает свою интенсивную любовь на отца как наиболее привлекательный объект, в особенности, потому что ее не удовлетворенные оральные потребности объединяются с более поздними генитальными интересами и заметно усиливают эдипальную динамику, но как девочка может достичь достижения эдипова конфликта, идентифицируясь с матерью и одновременно соревнуясь с ней. Она все еще нуждается в матери и в то же время уже обесценила ее.

Эта дилемма привязывает ее к эдипову уровню. В результате подобной фиксации она продолжает видеть мужчин как сильных и восхитительных, а женщин – как слабых и незначительных. Поскольку девочка считает силу врожденным мужским атрибутом, она смотрит на мужчин снизу вверх, но также – большей частью бессознательно – ненавидит и завидует им. Она пытается усилить свое ощущение адекватности и самоуважения, привязываясь к мужчинам, в то же время исподволь наказывая их за предполагаемое превосходство. Она использует свою сексуальность как единственно возможную силу, которую, как она считает, имеет ее пол, вместе с идеализацией и «женской хитростью» – стратегией субъективно слабых – для того, чтобы достичь мужской силы. Поскольку она использует секс скорее как защиту, а не как самовыражение, она с трудом достигает наслаждения от интимной близости с ними и может страдать от физических эквивалентов страха и отвержения (боль или бесчувствие при сексе, вагинизм и отсутствие оргазма) [МакВильямс, 1998, с. 391].

Здесь вызывает сомнение тезис о том, что оральная проблематика свойственна истерикам. Традиционно со времен Абрахама считалась, что оральность связана с депрессией. Но обращает на себя внимание идея двойной фиксации. Если такое в принципе возможно, то почему бы не предположить, что именно у нашего шизоистерика имела место двойная фиксация – одна на ранней стадии (базисный дефект), а другая на Эдиповой стадии. Что нам даст эта гипотеза? Если удастся каким-то образом доказать, что это действительно так, то вопрос о шизоистерическом характере как самостоятельной конституции может быть решен в положительную сторону.             

Но как это все можно представить психодинамически?

Вернемся к нашей концепции Суперэго- и Id-характеров. Суперэго истерика в противоположность Суперэго ананкаста, которое носит сурово-запрещающий характер, является мягким, рыхлым, поскольку отец истерика был каким-то невыразительным, а мать равнодушно-попустительской – отсюда плавающая идентичность истерика.

Тогда можно предположить, что у истерика должно быть сильное Id, влечение, сексуальная озабоченность. Но именно озабоченность, амбивалентное отношение к сексу и отсутствие удовлетворения при сексуальном контакте. Кажется, что бессознательное истерика вступает в сложный диалог не с его Суперэго, а с его Эго. Эго истерика – незрелое, инфантильное, тем не менее, оно является его главным козырем в борьбе между инстанциями его психики.

Для истерика, прежде всего, важно его Я, он его культивирует в диалектике Эго-желания и Id-влечения. Лакан считал, что любое влечение это влечение к смерти («Любовь и смерть всегда вдвоем»). Вспомним также Сабину Шпильрейн, первой заявившую о близости коитуса и умирания в статье «Деструкция как становление» [Шпильрейн, 1995]. Истерик относится к смерти так же демонстративно, как и к жизни.

Рассказ Бунина «Дело корнета Елагина», посвященный анализу убийства актрисы Марии Сосновской ее любовником Александром Елагиным, представляет собой некую философскую энциклопедию истерии, истерическую философию смерти и времени. Как кажется, противопоставление жизни и смерти в истерическом ключе является заострением «истерической пропорции».

Противопоставление между динамикой и статикой, фугой и кататонией, между рыданием и хохотом, красноречием и мутизмом в конце концов упирается в главное противоречие в человеческом существовании – между жизнью и смертью. Сняв это противоречие в добровольном уходе из жизни, истерик снимает тем самым и все другие, которые постепенно все более раскачивали его жизнь, как маятник. Проявления истерической пропорции ясно видны в рассказе, о котором идет речь. Например:

После того, как он пришел ко мне с признанием в убийстве Сосновской, он то страстно плакал, то едко и буйно смеялся [о Елагине].

Я хочу кричать, петь, декламировать, плакать, полюбить и умереть [Сосновская о себе].

Если можно говорить об особенности истерического влечения к смерти, то она хорошо видна из следующей цитаты:

– Я изберу себе прекрасную смерть. Я найму маленькую комнату, велю обить ее траурной материей. Музыка должна играть за стеной, а я лягу в скромном белом платье и окружу себя бесчисленными цветами, запах которых и убьет меня. О, как это будет дивно!

(Сравним «Схороните меня среди лилий и роз» Мирры Лохвицкой.)

Здесь самое главное в том, что благодаря своей богатой способности к фантазированию истерический человек как будто видит свою смерть и сам на ней присутствует, поэтому-то для него важно, как все будет обставлено, какими будут цветы, какого цвета стены комнаты. Но что это означает, что истерик видит свою смерть и хорошо представляет ее мизансцену?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно обратиться к истерической философии времени. В разбираемом рассказе (как и в знаменитой новелле «Легкое дыхание», также посвященной убийству женщины любовником) время повествования нелинейно: сначала говорится о том, как Елагин признается товарищам в убийстве актрисы, а после этого перипетии их связи разворачиваются в рассказе повествователя, от эпизода к эпизоду, без соблюдения хронологической последовательности.

В чем особенность отношения истерического человека к прошлому? В том, что травматическая часть прошлого вытесняется и на его месте появляется симптом. Наличие этой части прошлого отрицается и заменяется другой частью, выдуманной или преувеличенной. Так, например, в истерическом ностальгическом сознании людей, живущих в Восточной Европе и неудовлетворенных жизнью при капитализме, появляется тоска по застойным временам, при этом все неприятные, травматические стороны жизни при социализме вытесняются, а вместо этого в качестве покрывающего воспоминания возникают идеи стабильности, уютности, безопасности и т.д. житья при социализме [Салецл, 1999].

То есть время для истерика, прежде всего, неоднородно: есть хорошие части времени, а есть неприятные. Неприятные можно вытеснять, как бы вырезать ножницами, а приятные наоборот растянуть. Точно так же, если временем можно манипулировать в принципе, то можно менять местами временные отрезки и выстраивать бесконечное количество временных констелляций. Можно менять несколько биографий, каждый раз начиная жизнь с чистого листа, можно переправлять биографию в соответствии с господствующей в данный момент эмоциональной идеологией.

Еще одни аспект у истерической философии времени и смерти заключается в том, что истерическое сознание в принципе диалогично, истерическое высказывание не существует вне реакции Другого, поэтому для истерического сознания не существует «одинокого» объективного времени без свидетелей и соучастников. Собственная смерть разыгрывается истериком, как спектакль (наиболее известный спектакль такого рода – это, конечно, смерть Нерона), потому что любое событие теряет смысл, если в нем не участвуют другие люди, зрители и партнеры по спектаклю. В этом смысле постоянно забегающее вперед и оборачивающееся назад время истерического сознания хорошо видит восторженные лица потомков и слышит их аплодисменты, поэтому смерть для истерика не является заключительным аккордом жизни – она является лишь, может быть, самым ярким, красочным аккордом.

Продолжая разговор об Эго истерика, можно сказать, что у него по преимуществу телесное Эго, которое он выставляет напоказ как «вывеску симптомов». В то же время, тело истерика ущербно по сравнению, например, с телом синтоника. Ущербно в том смысле, что оно, символически представляя собой огромный фаллос, демонстрирует, говоря словами Лакана, «нехватку в другом» – никакого фаллоса ведь на самом деле у него (у нее) не существует. И этот эксгибиционистский жест истерички адресован Другому, без которого истерик не может, которого ему не хватает.

Что же говорит тело истерика, какое бессознательное послание в смысле Томаса Саса оно несет? Оно может говорить: «Посмотрите на меня, я самая красивая и привлекательная, но я одновременно жалкая, я не могу говорить и ходить, меня тошнит, комок в горле, я плачу и цепенею, я беременна [от тебя] (истерическая беременность)».

Таким образом, телесность истерика, как и его сексуальность, глубоко амбивалентна. Фрейд писал о женской сексуальности, что если у мальчиков Эдипов комплекс завершается комплексом кастрации – он боится, что отец его кастрирует и прекращает свои сексуальные поползновения по отношению к матери, то у девочек всё наоборот: комплекс кастрации (в сущности, зависть к пенису) предшествует Эдипову комплексу, поэтому у девочки – девушки – женщины Эдипов комплекс, в сущности, продолжается всю жизнь: все мужчины – нерадивые отцы, все женщины – отвергающие равнодушные матери [Фрейд, 2006].

А что же шизоид? Какое у него Суперэго? На первый взгляд, может казаться, что Суперэго у него должно быть жестким. Но это не совсем так. Ведь, как мы предположили, шизоид – это тот, кто в младенчестве с трудом прошел шизоидно-параноидную позицию и у него остался от нее рубец («базисный дефект»), который определяет его дальнейшую, в частности, сексуальную жизнь. Поэтому у шизоида наличествует архаическое («кляйнианское») Суперэго, формирующееся задолго до эдипальных отношений. Можно сказать, что Суперэго шизоида в целом двойное: одно архаическое материнское, другое – отцовское.

Вспомним идею боязни поглощения, поедания, которая досталась шизоиду в наследство от его тяжелого раннего младенчества и которое управляет его поведением во взрослой жизни. Мне кажется, именно о шизоидах рассказана сомнительная история первобытной орды в «Тотеме и табу», как братья убили и съели своего отца, чтобы он не мешал им заниматься любовью с матерью. Идея поедания отца идет от раннего бессознательного тезиса: «Если я не съем тебя, то ты съешь меня». Но вступать в интимные отношения с матерью шизоиду страшно, потому что мать у него «стрёмная», она тоже может поглотить, именно такая мать представляет собой vagina dentatа, разверстую пасть, которая готова откусить, поглотить и съесть.

Фигура матери как нечто инцестуозно-устрашающее, как vagina dentata может сохраняться у человека на всю жизнь. Вот что пишет о Жаке Лакане его биограф Элизабет Рудинеско:

В этом семейном романе доминация матерей всегда представала как причина уничтожения или ослабления функции отца. Что касается женской сексуальности, то Лакан после своих встреч с Батаем и чтением Мадам Эдварды рассматривал ее теоретически как нечто отвратительное, как черную дыру, как предмет, «оснащенный» крайней оральностью, как непознаваемую субстанцию: реальное, но устроенное иначе. В марте 1955 года в ошеломляющей лекции, посвященной знаменитому сну Фрейда об Ирме, рассказ Фрейда он интерпретировал соответствующим образом, отождествляя «раскрытый рот» Ирмы с зиянием промежности, откуда появлялась страшная голова Медузы. И потом, уже в 1970 году, желая сжать в одной фразе весь ужас, который внушали ему матери, и все отвращение, которое он испытывал перед животной природой метафоры орального таинства, он заявил: «Огромный крокодил, в пасти у которого вы находитесь – это и есть мать. И никто не знает, что может взбрести ему в голову в ближайшую минуту: он может просто взять и захлопнуть пасть. В этом и состоит величайшее желание матери» [Roudinesco, 1987, с. 358].

Поэтому шизоиды и боятся сексуальных отношений. В этом их парадоксальная близость к истерикам.

Но отец для шизоида – это, таким образом, «мертвый отец», символический отец, то есть это лакановское Имя Отца. Чем отличается шизоидное Имя Отца от запрещающего сурового отца обсессивно-компульсивного субъекта. Имя Отца – это скорее Бог-Отец («Да святится Имя Твое…»).

Вся жизнь шизоида – это сублимация. Поэтому для него важнее всего творчество. И Бог играет для него роль не запрещающего, а вдохновляющего на творчество, это творческое Суперэго. Творческое Суперэго исходит из Имени Отца, Бога-Отца, который благословляет своего Сына на великий путь творческой жертвы.

Действительно, творческий импульс – самая сильная сторона шизоида, который занимается творчеством не для других, а для себя, если он атеист, и для Бога, если он верующий. Творческое Суперэго поддерживает его в неудачах и фрустрациях, помогает ему в его замкнутости сделать жизнь не тягостной, а полной вдохновения. Во многом именно к шизоиду применимы последние слова Архимеда, обращенные к убивающему его римскому солдату: «Не трогай мои чертежи». На двери кабинета одного ученого шизоида висит табличка с этими словами: «Noli turbare circulos meos!», то есть, как прокомментировал это обладатель таблички: «Не мешайте мне работать!»

Смерть менее важна, чем чертежи, которые останутся после смерти, потому что текст живет дольше человека. Шизоидное время в этом смысле направлено в противоположную сторону по отношению к обычному анизотропному времени, накапливающему энтропию в соответствии со вторым началом термодинамики. Время шизоида – это культурное время накопления информации, оно движется не к распаду, а к вечности.

Когда пробьет последний час природы,

Состав частей разрушится земных:

Все зримое опять покроют воды,

И Божий лик изобразится в них.

(Ф.И. Тютчев)

В противоположность истерику шизоид имеет редуцированное тело[6]:

Невротическое Я доминирует над телом, шизоидное Я отрицает тело, а шизофреническое – диссоциируется с ним [Лоуэн, 1999, с. 15].

Философ Плотин согласно легенде говорил, что он стыдится того, что у него есть тело. Шизоид стремится к тому, чтобы быть чистым духом, к тому, чтобы превратиться в текст, и саму реальность понимает как сложную совокупность текстов.

Что же говорит Бог шизоиду? Он говорит ему словами Пушкина:

Ты царь: живи один. Дорогою свободной

Иди. Куда влечет тебя свободный ум,

Усовершенствуя плоды любимых дум,

Не требуя наград за подвиг благородный.

Они в самом тебе. Ты сам свой высший суд;

Всех строже оценить сумеешь ты свой труд.

Ты им доволен ли, взыскательный художник?

Доволен? Так пускай толпа его бранит

И плюет на алтарь, где твой огонь горит

И в детской резвости колеблет твой треножник.

Поэт-шизоид отвечает Богу своими текстами. Что же он говорит окружающим его Людям? – «Не трогайте мои чертежи!»

Так же, как и у истерика, у шизоида важную роль играет его Эго, но в противоположность истерику его Эго развитое и зрелое, оно лишь подточено ранним младенческим рубцом. Чем творчество шизоида отличается от творчества шизофреника? Чем Тютчев отличается от Мандельштама, Лермонтов от Введенского, Бах от Бетховена? Шизоид строит аутистическую систему, гармонию.

Неизъяснимый строй во всем,

Созвучье полное в природе.

Лишь в нашей призрачной свободе

Разлад мы с нею познаем.

Все-таки разлад есть, но он находится на уровне бессознательного, в призрачной свободе шизоида, зависящего от своего творчества. У шизофреника всё не так, его построения гораздо более парадоксальны. Его поэзия в каком-то смысле деструктивна. Однако и шизоид не только создает, но и разрушает, отрицая предшествующую традицию. Витгенштейн писал в своих заметках, которые после его смерти опубликовал Георг фон Фригт: «… Я думал над своей работой по философии и приговаривал: «Я разрушаю, разрушаю, разрушаю, разрушаю…» [Витгенштейн, 1994, с. 431].

Рассмотрим творчество И.С. Баха, одного из самых великих шизоидов мировой культуры. Считается, что Бах был строителем полифонической формы. Однако это мнение ошибочно. Бах довел полифонию до ее логического завершения, в частности в «Искусстве фуги», и разрушил ее, создав предпосылки для возникновения сонатной формы венского классицизма, для музыкального языка Моцарта и Гайдна[7]. В свою очередь, Бетховен, в юности освоив венскую сонатную форму, под конец жизни разрушил ее, подготовив пути раннему экспрессионизму Малера. От Баха же шла линия к додекафонии Шенберга, то есть возврат к строгому контрапункту, как показал в своем очерке «Путь новой музыки» ученик Шенберга Антон Веберн [Веберн, 1975].

Как же все это сочетается у шизоистерика? С одной стороны, рыхлое попустительское истерическое Суперэго, с другой, творческое шизоидное Суперэго. Шизодный рубец и эдипальная расплывчатая идентичность истерика. Сексуальная озабоченность и духовная творческая жизнь, гипертрофированная фаллическая телесность и редуцированное отрицаемое тело. Молчаливое одиночество и шумная демонстративность.

Любая конституция – это диалог между двумя ее частями: Суперэго-характером и Id-характером. Мы полагаем, что в принципе существуют только двойные характеры, так как диалогичность – это фундаментальное свойство личности.

Здесь могут быть разные сочетания: циклоид – шизоид (вовсе не обязательно шизофреник), циклоид – истерик, истерик – ананкаст, шизоид – анакаст, психастеник – шизоид и т. д. Примеры: Кант – обсессивный шизоид, Гегель – обсессивный шизоид [Шувалов, 2005, с. 271], Гёте – циклоид и шизоид («Две души живут в душе моей»): «Личность Гёте представляет собой смесь циклоидных и шизоидных элементов» [Шувалов, 2005, с. 293]; Брюсов – шизоид и истерик! [Шувалов, 2005, с. 188].

Рассмотрим творчество Брюсова, который представляется нам примером шизоистерика. С одной стороны, Брюсов – поэт-ученый, писавший трактаты по стиховедению, которые надолго опередили свое время, смелый экспериментатор в области стихотворной формы. С другой стороны, это самый сексуальный русский поэт, а также автор истерических дискурсов, посвященных ярким красочным описаниям природы, наполненным цветными эпитетами (маркер истерического дискурса):

Зелен березами, липами, кленами,

Травами зелен, в цветах синь, желт, ал,

В облаке жемчуг с краями калеными

В речке сапфир, луч! вселенский кристалл!

Природа для истерика – это зеркало, в которое он глядится, поэтому-то природные цвета с легкостью переходят в цвета драгоценных камней, висящих на женском теле, и отсюда закономерен переход к теме эротизма, которая тоже щедро расцвечивается: белые, коралловые, жемчужные зубы, черные, синие глаза, красные губы, белые, желтые, рыжие, золотые, белые волосы – именно так поэт-истерик воспринимает женщину.

Стихи Брюсова, особенно ранние, преисполнены сексуальности, но отношение к сексу у поэта амбивалентное. Вот наиболее показательный фрагмент:

Что за радость к этим губкам

Губы алчные склонить,

Этим жгучим острым кубком

Жажду страсти утолить!

Да, я верю: в этом теле

Взвинность синего огня!

Здесь опасность в – самом деле! –

Чур меня! Ах, чур меня!

Как видим, с одной стороны, страсть, с другой, опасность внедрения. Чего же боится поэт-любовник?

Смотрела долго-долго на меня,

Припоминая наш восторг минутный…

И чуждо было ей мое лицо,

И мысли были спутаны и смутны.

Но вдруг, с руки венчальное кольцо

Сорвав, швырнула прочь. Упала рядом,

Сжимая губы. Подавляя плач,

Рыдая глухо…

Здесь шизоистерически ведет себя героиня стихотворения: ощущение чуждости, наступившее после соития, и истерическая реакция.

Вот примерно такое же:

Она еще ни разу алых губ

В любовном поцелуя не сближала, –

Но взгляд ее порой, так странно-груб…

Иль поцелуя было бы ей мало?

Мне жаль того, кто, ей вручив кольцо,

В обмен получит право первой ночи.

Свой смех она ему швырнет в лицо

Иль что-то совершит еще жесточе!

Что же еще «жесточе» – кастрирует что ли? Вот этого он, вероятно и боится.

Я – пленник (горе побежденным!)

Твоих колен и алчных уст.

Но в стоне сладостно-влюбленном

Расслышь костей дробимых хруст!

<…>

Дрожа, прислушаюсь к стенанью.

Запечатлею звуки слов,

И с ними, как с богатой данью,

Вернусь к свободе из оков.

Потом моим стихам покорным,

С весельем передам твой лик,

Чтоб долго призраком упорным

Стоял пред миром твой двойник.

Секс здесь с элементами истерического надрыва и затаенной ненависти. И потом шизоидный уход в одиночество творческой сублимации. Только творчеством может поэт пережить травму (травму даже в прямом смысле – «Расслышь костей дробимых хруст!»)

И еще в таком же духе:

Все ж ты владела полудетской страстью;

Навек меня сковать мечтала властью

Зеленых глаз… А воли жаждал я…

И я бежал, измены не тая,

Тебе с безжалостностью кинув: «Падай!»

С такой отравно-ранящей усладой!

Здесь переплетены истерическое и шизоидное: с одной стороны, вновь бегство, с другой, истерическая поза с вычурным двойным эпитетом, напоминающим северяниновские, – «отравно-ранящей усладой».

Любовь мыслится Брюсовым рядом со смертью – не отзвук ли это младенческого влечения к смерти по Мелани Кляйн?

Но в ароматном будуаре Жени

Я был все тот же, тускло-неживой;

И нудил ропот, женственно-грудной,

Напрасно – миги сумрачных хотений.

Я целовал, но – как восставший труп,

Я слышал рысий истерийный хохот,

Но мертвенно, как заоконнный грохот…

Так водопад стремится на уступ,

Хоть страшный путь к провалу непременен…

Но каждый образ для мен священен.

Поэзия Брюсова не ограничивается такими, в общем, очень средними эротическо-сексуальными побасенками. Есть у Брюсова и замечательные стихи, например, «Конь блед»:

I

Улица была – как буря. Толпы проходили,

Словно их преследовал неотвратимый Рок.

Мчались омнибусы, кебы и автомобили,

Был неисчерпаем яростный людской поток.

<…>

II

И внезапно – в эту бурю, в этот адский шепот,

В этот воплотившийся в земные формы бред,

Ворвался, вонзился чуждый, несозвучный топот,

Заглушая гулы, говор, грохоты карет.

Показался с поворота всадник огнеликий,

Конь летел стремительно и стал с огнем в глазах.

В воздухе еще дрожали – отголоски, крики,

Но мгновенье было – трепет, взоры были – страх!

Был у всадника в руках развитый длинный свиток,

Огненные буквы возвещали имя: Смерть…

Полосами яркими, как пряжей пышных ниток,

В высоте над улицей вдруг разгорелась твердь.

III

И в великом ужасе, скрывая лица, – люди

То бессмысленно взывали: «Горе! с нами бог!»,

То, упав на мостовую, бились в общей груде…

Звери морды прятали, в смятеньи, между ног.

 

Только женщина, пришедшая сюда для сбыта

Красоты своей, – в восторге бросилась к коню,

Плача целовала лошадиные копыта,

Руки простирала к огневеющему дню.

Да еще безумный, убежавший из больницы,

Выскочил, растерзанный, пронзительно крича:

«Люди! Вы ль не узнаете божией десницы!

Сгибнет четверть вас – от мора, глада и меча!»

IV

Но восторг и ужас длились – краткое мгновенье.

Через миг в толпе смятенной не стоял никто:

Набежало с улиц смежных новое движенье,

Было все обычным светом ярко залито.

И никто не мог ответить, в буре многошумной,

Было ль то виденье свыше или сон пустой.

Только женщина из зал веселья да безумный

Всё стремили руки за исчезнувшей мечтой.

Но и их решительно людские волны смыли,

Как слова ненужные из позабытых строк.

Мчались омнибусы, кебы и автомобили,

Был неисчерпаем яростный людской поток.

С одной стороны, всё это напоминает картину Брюллова «Последний день Помпеи» – все истерично: плач, вопли, все как будто напоказ, как будто позируя; с другой, – неподдельный глубоко переживаемый ужас перед гибелью мира, то ли на самом деле происходящий, то ли привидевшийся в сновидном шизоидном полубреду. Такой шизоистерический апокалипсис.

Заключение

Мы, в сущности, до сих пор не знаем, что такое человеческий характер: является ли он врожденным, как утверждают психиатры, или это «конституция плюс судьба», как считал Фрейд. Мы не убеждены, что шизоистерик – это открытый нами не описанный ранее характер. Мы лишь убеждены в одном: у каждого человека двойной характер, или в его характере две части, которые ведут друг с другом бесконечный диалог. Мы встречали в жизни нескольких человек с таким характером, но, не будучи клиницистом, не считаем себя в праве рассматривать реальные случаи. Пусть этим займутся настоящие психологи, а не философы психологии. Как говорил древние, feci, quod potui, faciant meliore potentes.


[1] Впрочем, Фрейд уважал своих первых пациенток-истеричек и некоторых из них считал наделенными высоким интеллектом [Брейер, Фрейд, 2005], но мы здесь говорим не об истерии как неврозе, а об истерическом характере.

[2] Выделенной еще Ганнушкиным в 1913 году в статье «К вопросу о шизофренической конституции» [Ганнушкин, 1998]

[3] К соотношению истерии и обсессии заметим, что механизм защиты «изоляция» относят только к обсессивным, но он может таким же образом быть применен и к истерикам; разница лишь в том, что у обсессивных происходит изоляция интеллектуального от эмоционального – обсессивных нужно обучать эмоциям, а у истеричных это изоляция эмоционального от интеллектуального, истерика надо учить думать.

[4] Матери истеричек традиционно считаются «плохими», – у обсессивных скорее плохой отец, излишне суровый, из которого формируется суровое обсессивное Суперэго.

[5] На это в устном разговоре Александр Сосланд возразил, что всякий человек отождествляет себя с героем, что это фундаментальная особенность психологии восприятия любого человека, читающего роман или смотрящего триллер. Я позволю себе ответить на это цитатой из своей книги «Диалог с безумием»: «Так что же девочка? <имеется в виду пассаж из романа Саши Соколова: «Девочка станет взрослой…» и т.д. – В.Р.> Она читает серьезные книги и опаздывает на работу. Вот она читает серьезную книгу. Пруста или Томаса Манна.

Но, может быть, наша девочка шизоидного склада – ведь сказано, что она читает серьезную книгу. Стало быть, механизм идентификации ей не должен быть свойственен. Это интересный вопрос. Как читают художественные тексты люди с разными характерами? Возможно, если речь идет о шизоиде, то стоит говорить о механизме негативной идентификации (для шизоида свойственно отрицание, это его базовый механизм защиты). «Я не такой, как эти герои». «Нет, я не Байрон, я другой» (шизоид Лермонтов). Истерик вообще может вытеснить свою личность в личность героя. Так Хлестаков превратился в важного чиновника. Истеричка забывает, что это она, а не Клавдия Шоша, и ей кажется, что ее действительно любит «хорошенький буржуа с влажным очажком».

В чем эта реакция истерического вытеснения при эстетическом восприятии художественного дискурса отличается от сангвинической идентификации? Сангвиник не забывает себя в герое – он себя до него дополняет, «я буду, как он, я буду жить его интересами, поэтому мне и интересно читать роман». А истеричка говорит: «вот, я именно такая, это написано про меня, я и есть мадам Шоша и меня любит симпатичный юноша, на которого мне наплевать» (типичная истерическая позиция). А как читают художественные тексты паранойяльные личности? Вероятно, они проецируют их на собственную жизнь. «Вот он ее любит, а она гуляет со стариком (имеется в виду мингер Пепперкорн), что она в нем нашла? Вот и моя Люська влюбилась в начальника» [Руднев, 2005, с. 67-69].

[6] См. об этом подробно книгу Александра Лоуэна «Предательство тела», целиком посвященную телесности шизоида.

[7] См. об этом статью Филиппа Гершковича [Гершкович 1991, с. 212].

Шизоидное расстройство личности — Когда ваш партнер

Когда ваш партнер — шизоид

 

Возможно, вы читаете это, потому что вы в затруднительном положении. Вы находитесь в некоторого рода отношениях с мужчиной, являющимся чувствительным, интелектуальным, самодостаточным, непредвзятым и глубоким мыслителем

Наряду с этим, он не показывает никаких признаков эмоций, он отстранен, несоциален и неспособен к близости.

 

Я специально использовала словосочетание «некоторого рода отношения с мужчиной», потому что, хотя вы, безусловно, интересны ему, он «скользкий» и не показывает никаких признаков любви или заботы.

Несмотря на то, что вы не знаете, какое место вы действительно занимаете в его жизни, вы упорны, поскольку вы более привлечены его позитивными качествами и безразличны к отрицательным.

Затем, внезапно, он перестает общаться и прекращает ваши оношения без видимых причин.

Вы чувствуете растерянность и боль, вы убеждены, что он потерял интерес или нашел кого-то еще.

Как только ваше сердце начало восстанавливаться, он появился, ожидая продолжить отношения с той точки, на которой вы остановились.

 

Согдасно нашему опыту мы знаем, что люди реагируют определенным образом — как правило, подобно тому, как реагируем мы, или, по крайней мере, к чему мы привыкли. Когда кто-то действует неожиданным образом, мы чувствуем себя неуверенно и запутано. Это естественно для нас.

 

Если партнер ведет себя так, как я описала, очень вероятно, что у него шизоидный тип личности. Они не могут выбирать тип поведения — их черты присущи им от рождения, они не имеют никакого контроля над ними.

 

Шизоиды обычно очень умны и в высшей степени самодостаточны. Они очень замкнутые люди с острыми межличностными границами. Они требуют много места, любят одиночество, и не нуждаются в друзьях и семье. Они глубоко чувствительны к навязчивости, зависимости, неискренности и эмоциональному поведению.

 

Несмотря на их самодостаточность, они нуждаются в контакте так же, как и другие люди, полное одиночество часто вынуждает их создавать отношения. Проблема в том, что, как только они оказываются в отношениях, они часто чувствуют, что они хотят и разорвать отношения, и продолжать их. Это и приводит к его типу поведения в отношениях, что сбивает партнера с толку и приносит ему боль. Хотя не может быть очевидной причины перерыва, это, как правило, потому, что отношения стали слишком близкими для шизоидов — слишком много ожиданий, слишком много требований, слишком много вопросов, слишком много времени проводится вместе. Шизоид начинает задыхаться, он чувствует необходимость бежать и искать убежище, где бы он находился в одиночестве. Опять же, он не может контролировать это чувство.

Ваша лучшая защита от этого — затаиться на некоторое время, дать ему время для восстановления. Скорее всего, он вернется.

 

Отношения с шизоидом нелегки. Он нуждается в пространстве также, как вам нужен кислород. Так что не ожидайте, что вы будете видеть его регулярно, или что он будет общаться с друзьями или семьей. На самом деле не нужно ожидать, что он будет делать то, что вы привыкли ожидать от партнера, потому что шизоид очень сильно отличается от того, что вы когда-нибудь знали.

 

НЕ ВЕРЬТЕ, ЧТО ВЫ КОГДА-НИБУДЬ СМОЖЕТЕ ИЗМЕНИТЬ ЕГО, ПОТОМУ ЧТО ЭТО НЕВОЗМОЖНО.

 

Шизоиды — особые люди с особыми потребностями. То, что шизоид встречается с вами, уже ценно. Многие из них имеют долгосрочные отношения.

Если вы хотите добиться успеха, вы должны иметь самостоятельную жизнь — ту, в которой он не занимает центрального места.

Не ожидайте, что он будет удовлетворять вашу потребность в любви или близости, потому что он неспособен на это. 

Так же сильно, как вы нуждаетесь в любви и близости, он нуждается в противоположном — ПРОСТРАНСТВЕ. Поэтому всегда будет оставаться дистанция между вами. И никогда не предъявляйте требования — особенно эмоциональные. Если вы примете это и будете думать, что это так же хорошо, как ваши чувства (и вы не надеетесь тайно, что что-то изменится), но вы все еще любите и уважаете его за то, чем он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО является, то у ваших отношений есть шанс.

Но если вы хотите чего-то большего, если вы эмоционально нуждаетесь в чем-то, то было бы лучше прекратить отношения.

На самом деле отношения с шизоидом должны слабо отличаться от всех остальных отношений. Мы никогда не можем ожидать, что другой человек сделает нас счастливым, или удовлетворит наши эмоциональные потребности. Просто религия, общество и искусство заставили нас поверить в это.

Как общаться с шизоидами?

Как шизоиду найти девушку

Вернуться к началу. У меня это было как наваждение. Сейчас мне очень трудно вообще сказать, а какой человек нормален? Что есть норма? Есть женщины и мужчины , которые не разу не были у психиатра, а гонят так, что психи рядом с ними образец нормальности. Женщину, которую по настоящему любил вроде не была шизоид. Ну и отношения продлились всего четыре года. Норма есть состояние, при которой у человека прослеживается огпромное превосвходство желния выжить физически над всеми остальными желаниями выжить самому и дать выжить своим детенышам — так полнее будет.

И все в душе искрненно подчинено в первую очередь именно этому желанию. Ведь о выживании, как таковом, люди задумываются именно в моменты не естественные для обыденного, нормального существования. Ведь изо дня в день, поглащаясь бытовухой и прочими ежедневными делами и обязанностями — желание выжить — отсутствует.

Скорее вы ведёте речь об глубинных инстинктах человека — самосохранение и продолжение рода, вот если в них происходит сбой, тогда да — можно задуматься о неадекватности. А что касается вопроса темы, то я думаю, что однозначно ответить на него нельзя. Типы характера человека настолько многогранны, существует масса оттенков шизоидности, и в сочетании например, с холерическим темпераментом -неизвестно что будет лучше, так что, бог его знает!

Только человек не по наслышке знающий, что такое психическое расстройство, сможет понять другого человека с подобными проблемами. К тому же не будет никакого чувства ущербности, находясь рядом с таким же, а не со здоровым. Опять же личностные и ценностные сходства и различия. Жизнь, как земной шар. За один день может обернуться на градусов. То есть, Gilgomesh, по твоему норма — это животное?

Kate писал а: Ну и вообще наличием «Диагноза». Личностные качества, особенно в период ремиссии могут перевешивать этот отрицательный момент. Но вообще, лучше это все понять могут только психи. И вот недавно он неожиданно прервал наше общение, и теперь наотрез отказывается со мной общаться. Причем, я абсолютно ничем его не обидела.

Я очень по этому поводу переживаю.

  • шизоид. такая странная у них любовь-2 — 36 видов горы Фудзи.
  • самые популярные сайты знакомств отзывы.
  • Как перестать быть шизоидом? Это лечится или навечно?.

Прочитала про шизоидов, там написано, что у них бывают такие непредсказуемые реакции, и подумала, что, возможно, у него такой тип личности. Может быть, вы сможете помочь мне разобраться в моей проблеме и подскажете пути если они есть к тому, чтобы возобновить с ним общение? Потому что этот человек мне очень интересен, и я сильно переживаю. Я могу перед ним извиниться, нужно ли сделать это, или он обидится еще больше?

Какие существуют методы правильного подхода к шизоидам, как нужно с ними общаться? Могли бы Вы мне помочь?

Комментарии

Приятно слышать, что ты такой разносторонне развитый человек — интересуешься различными науками, пробуешь во всем разобраться. Но я хочу тебя предостеречь: В них нет детской непосредственности, они чересчур серьезны, сдержаны и холодноваты. Часто отмечается несоответствие между высоким интеллектом и недоразвитием двигательной сферы, навыков самообслуживания.

Рано выявляется интерес к отвлеченному. Они легко усваивают разнообразную символику. Некоторые рано начинают чувствовать красоту природы и искусства, ощущать духовное измерение жизни. Обучаются читать и писать при минимальной помощи взрослых. Для некоторых из них книга важнее товарища. У одних отмечается плохая координация движений, нескладность, неуклюжесть, другие геометрической четкостью движений напоминают солдатиков. Мимика часто манерная или однообразная, внутренние переживания в большей степени передает взгляд, который бывает живым и переменчивым.

Излагая свои мысли, такие дети делают это логично, но своеобразно. Хорошо оперируя абстрактными понятиями, многие из них теряются в разговорах на простые, бытовые темы. Сухарева пишет: Мальчик ти лет говорил: Для многих из них самое интересное — это мысль, поэтому такой школьник, поняв суть химического опыта, с крайней неохотой выполняет его. Шизоидные дети бывают отвлекаемы, но не на внешнее, а на то, что происходит у них внутри. По этой причине они рассеяны, не замечают того, что происходит у них под носом.

Ему просто важно знать, что у него есть отношения, а вот крутится в отношениях — это уже не его. У шизоида не такой большой контейнер для отношения, для близости, привязанности, он достаточно точечный. Поэтому нужно просто быть рядом. Меня часто мамы детей шизоидов спрашивают: Дорогие мои, самый лучший способ помочь шизоиду — это оставить его в покое. Каждый человек и шизоид в том числе, причем шизоид даже в большей степени, стремится к развитию.

Если нет психологических отклонений, психических, психиатрических, то здоровая психика стремится к развитию. Соответственно ваш ребенок сам найдет способы, как ему развить то, что ему нужно в жизни, то что ему понадобится. Если он в данный момент ничего не развивает, значит он этим займется, когда поймет для чего ему это нужно. Присматривайте, будьте рядом, но не заставляйте его быть кем-то, кем он не является, потому что шизоиды очень болезненны на такие вещи. При этом почему же вам повезло? А повезло вам в том, что если шизоид вам сказал, что у вас с ним отношения, если он вас выбрал в супруги, к примеру, то это чуть ли не навсегда.

Это очень надежная, фундаментальная привязанность, очень крепкая, он с вами душой, и всем, и полностью. Дружба с шизоидом может выглядеть, как встреча раз в пол года, раз в год и тем не менее, друзья встретившись вновь, будут общаться и чувствовать так, как будто этих пол года и не было. Потому что привязанность и чувства у шизоида остаются. Примерно также происходит и в романтических отношениях, здесь перерывы могут быть меньше, но тем не менее, шизоид иногда может надолго удалиться в отношениях. Еще чем вам повезло в отношениях с шизоидом, это в том, что шизоид очень крепко любит, шизоид может не позволять себе чувство злости, но чувство любви у него фундаментальное, просто огромное и всеобъемлющее.

Шизоид как правило ведет себя в отношениях как в старом анекдоте, когда дедушка с бабушкой сидят и она его спрашивает: А он отвечает: Так поступает и шизоид. Также шизоид может отыгрывать созависимую и контрзависимую модель поведения. Что это значит? Когда, он отыгрывает созависимую модель поведения, он становится очень похож на нарцисса.

  • ВЕБ сообщество.
  • познакомиться с девушкой в ступино.
  • Шизоид: как строить с ним отношения?.

Он делает все чтоб слиться с вами, поглотить или быть поглощенным, но потом его резко откидывает назад. Существует такое понятие, как шизоидный конфликт, который лежит в основе характера шизоида. Он заключается в том, что с одной стороны шизоид хочет быть с кем-то, он сильно стремится к отношениям, а с другой стороны ему отношения мешают, ему некомфортно в них, он чувствует себя будто в ловушке, и хочет быть один.

Многие шизоиды выбирают именно этот полюс — быть одному. И соответственно, когда шизоид очень долго один, он начинает уставать от этого и быстренько искать отношения.

В такие моменты у него появляется просто сумасшедшая жажда отношений, как жадность к отношениям и ему хочется поглотить, слиться с выбранным человеком. После чего ему вдруг становится некомфортно и он отскакивает. Зачастую, это не особо связано с тем, что вы сделали или не сделали, чтобы вы сделали или не сделали у шизоида переполнился контейнер привязанности, близости и любви.

Независима и оригинальна. Женщина шизоидного типа

Почему так происходит, шизоид полностью выложился в отношениях, он все что мог отдал, все что мог от вас взять взял и теперь ему необходимо время на интеграцию, ему необходимо разъединение. Модель контрзависимости, если выбрать наиболее яркую, можно увидеть в людях, которые выбрали жизнь без отношений.

Часто среди них встречаются люди творческих профессий, музыканты, писатели, художники, они всю свою энергию сублимируют в работу или в творчество. Соответственно, именно из-за этого внутреннего конфликта, где внешние обстоятельства имеют мало значения, у шизоида может наблюдаться дихотомия от созависимости до контрзависимости.

Да, возможно вы что-то могли бы делать лучше в отношениях, но это не значит, что он бы смог это дольше выдержать, шизоиды,как правило отношения именно выдерживают. И в этом месте мы подходим к очень важному вопросу: И наиболее важное, что делать с собой, как жить и выдерживать такие отношения? Первое — это не осуждайте его за эти неспособности быть долго в отношениях, в длительной близости и за эти его уходы в свою пещерку, в себя.

Второе — обеспечьте ему безопасную привязанность, чтобы он знал, что вы у него есть и независимо от того уходит он или приходит, вы все равно у него есть.

Независима и оригинальна. Женщина шизоидного типа —

На такую вот, безопасную привязанность шизоид реагирует очень сильной любовью, это значит, что человек будет с вами несмотря ни на что. Только если он почувствует небезопасную привязанность, к примеру: Но если он видит, что вы точно с ним, то все, он только с вами. Третье — не пугайтесь его холодности на ваше проявления тепла.

Может показаться, что он никак не реагирует, но это не значит, что он этого не ценит, для шизоида это очень ценно. Причем даже более ценно, чем для человека любой другой характерологии, но шизоид просто не знает как на это реагировать и немножечко пугается. Из этого вытекает четвертый пункт — про то, что не стоит направлять на шизоида слишком много любви, слишком большой поток его просто снесет.

Шизоид не знает, как это много любви, он знает как, это по капельке, по крупиночкам, совсем по чуть-чуть. И пятый пункт — это уважайте его желание дистанцироваться. Если вам хочется отношений с шизоидом. Причем фундаментально крепких, то трансфер вашего отношения к этому человеку должен быть такой: Я нормально реагирую на то, что тебе необходимо побыть одному.

Шизоидный тип личности

Дата: 23 апреля 2020 Автор: Светлана Капустина Рубрика: Родителям

Высокий интеллект, склонность к глубокому анализу событий и явлений, замкнутость и некоторая отстраненность от общества – характеристики, создающие в воображении образ утонченного интеллектуала. Если эти черты сочетаются с мнительностью, цинизмом, исключительным рационализмом (иногда в сочетании с увлечением эзотерикой) – то образ уже не так привлекателен. В социальном плане такой человек невероятно сложен, как и любой обладатель шизоидного типа личности.

Шизоид – человек контрастов

Этот тип личности удивляет парадоксальными сочетаниями черт, уживающихся в одном человеке:

  • высокий интеллект и увлечение псевдонауками;
  • заинтересованность в решении глобальных проблем и равнодушие к проблемам близких;
  • потребность в поддержке и стремление к изоляции от социума;
  • стремление все подчинить законам логики и высокая креативность.

Это приводит к тому, что шизоиды пребывают в постоянном конфликте с внешним миром и с самим собой. Поэтому люди с таким типом характера часто приобретают репутацию резких, заносчивых, неприятных в общении и откровенно странных субъектов.

Приближение без вторжения

Шизоидный тип личности делает человека заложником противоречия между острой потребностью в общении и страхом оказаться несостоятельным в глазах других людей.

Обладатели такого характера крайне избирательны в общении. Окружающие часто обвиняют шизоидов в снобизме и подозревают, что им отказано в беседе из-за неравенства уровня интеллекта. Высокомерие – всего лишь маска, за которой прячется ранимый человек.

По внутреннему устройству шизоиды напоминают рыцарей, закованных в сияющие доспехи, внутри которых – мягкое и беззащитное существо.

Через сензитивность к цинизму

Шизоиды – люди, эволюционирующие самым парадоксальным образом. В детстве это ходячие радары, улавливающие все страдания мира и искренне сочувствующие окружающим. Со временем эта черта перерождается в цинизм по отношению к бедам ближнего. На фоне глобальных проблем, которыми занят ум обладателя шизоидного характера, все проблемы обывателей не заслуживают внимания.

Дети и подростки с шизоидными чертами характера очень нуждаются в подтверждении значимости своих добрых дел. Склонные к анализу и сопоставлению, они могут логически определить, что проявления сочувствия и заботы бесполезны. На основе таких выводов и сформируется бытовой цинизм, шокирующий окружающих.

Очевидный, но непонятный

В обществе шизоиды редко находят понимание. Среди них много творческих личностей, ученых, исследователей, погруженных в свои изыскания. В страхе быть травмированными другими людьми они считают свои книги, инструменты, артефакты лучшими и надежными друзьями.

Тот, кто разглядит в шизоиде его ранимость и чуткость, но будет деликатен в общении с ним, приобретет верного и благородного друга.

По распространенности шизоидный тип личности – самый редкий и в чистом виде практически не встречается. Его характерные черты очень специфичны. Люди с характером такого типа нуждаются в особом подходе и часто становятся клиентами психотерапевта. Если речь идет только о процессе становления личности или о проявлении отдельных черт шизоида, то уместнее говорить об акцентуации. Это временное усиление отдельной группы психологических и поведенческих характеристик. Со временем оно может угаснуть или закрепиться.

Оцените статью: Поделитесь с друзьями!

Метки:

Шизоидное расстройство личности | Аномальная психология

Критерии DSM-IV-TR

  • Распространенная модель отстранения от социальных отношений и ограниченный диапазон выражения эмоций в межличностных отношениях, начиная с раннего взросления и присутствуя в различных контекстах, на что указывают четыре (или более) из следующего:
  1. не желает и не поддерживает близких отношений, в том числе является частью семьи
  2. почти всегда выбирает одиночные занятия
  3. практически не заинтересован в сексуальном опыте с другим человеком
  4. доставляет удовольствие немногим, если вообще занимается
  5. не хватает близких друзей или доверенных лиц, кроме родственников первой степени родства
  6. кажется безразличным к похвале или критике других
  7. показывает эмоциональную холодность, отстраненность или плоскую аффективность
  • Не возникает исключительно во время шизофрении, расстройства настроения с психотическими особенностями, другого психотического расстройства или распространенного расстройства развития и не возникает в результате прямых физиологических эффектов общего состояния здоровья.
  • ПРИМЕЧАНИЕ: Если критерии соблюдены до начала шизофрении, добавьте «преморбидный», например «шизоидное расстройство личности (преморбидное)».

Сопутствующие функции

Лица с шизоидным расстройством личности (ШРЛ) практически не контактируют с внешним миром. У них нет желания иметь социальные отношения, а когда они есть, они не получают от них удовольствия. Это причина того, что у них мало или совсем нет друзей, а другим эти люди кажутся холодными и отстраненными, часто демонстрируя стоическое выражение.Они редко могут выразить свои эмоции и часто не испытывают к кому-либо теплых чувств. Они практически не заинтересованы в сексуальной активности, и в их жизни очень мало вещей, которые доставляют им удовольствие. Они, как правило, одиночки и занимаются деятельностью и занятиями, в которых им не нужно взаимодействовать с людьми.

Существует самая высокая сопутствующая патология шизотипических, избегающих и параноидальных расстройств личности. Таким образом, наиболее вероятно, что еще одно расстройство кластера А произойдет с ШРЛ.Часто проявляется ангедония, то есть неспособность испытывать удовольствие и радость от деятельности и жизни. Люди, страдающие СРЛ, как правило, демонстрируют давние модели поведения, которые не соответствуют их экологическим нормам. Они могут испытывать кратковременные психотические эпизоды в результате стресса. ШРЛ может быть предшественником бредового расстройства или шизофрении, а у людей с ШРЛ может развиться большое депрессивное расстройство.

Человек может большую часть дня выглядеть стоически и не отвечать ни на какие комментарии или шутки; они просто держатся за себя и делают то, что хотят делать в одиночку.Они несколько стесняются других, не зная, что будет дальше.

Презентация для детей и взрослых

Как правило, ШРЛ возникает в раннем взрослом или позднем подростковом возрасте, когда можно увидеть симптомы. К ним относятся плохая успеваемость в школе, самоизоляция и плохие отношения со сверстниками.

Симптомы, необходимые для диагностики ШРЛ, должны проявляться в раннем взрослом возрасте. Чем раньше это будет обнаружено, тем лучше, потому что вылечить его будет труднее, когда человек станет старше.

Известна одна проблема — сходство между синдромом детского расслабления, аутизмом и расстройством Аспергера. Важно знать, что личностные черты СПЛ негибкие и вызывают нарушение функционирования

Гендерные и культурные различия в презентации

Шизоидный БП поражает больше мужчин, чем женщин. Расстройство редко встречается в клинических условиях, потому что люди с ШРЛ не считают себя подавленными и, следовательно, не склонны обращаться за лечением.Они считают себя нормальными, но не тогда, когда взаимодействуют с другими; они не знают, чего ожидать от других людей, которых они не встречали, потому что они социально склонны хранить молчание и бережно относиться к таинственным людям.

SPD может быть более распространенным у людей с шизофрениками или шизотипическими родственниками.

Люди, принадлежащие к разным культурным традициям, могут иногда проявлять защитное поведение и стили, которые могут быть ошибочно приняты за шизоидность.

Иммигрантов иногда принимают за холодных, враждебных или равнодушных.

Эпидемиология

Шизоидное расстройство личности имеет уровень распространенности в общей популяции от 1% до 3%, а в амбулаторных психиатрических учреждениях — около 1%. Есть некоторые семейные модели, но ни одна из них не имеет большого значения в общих условиях.

Это наименее диагностируемое расстройство личности в общей популяции, редко встречающееся в клинических условиях.

Диагноз ставится на основании клинического интервью для оценки симптоматического поведения.Другие инструменты оценки, полезные при диагностике шизоидного расстройства личности, включают:

  • Миннесотский многофазный опросник личности (MMPI-2)
  • Клинический многоосевой инвентарь Миллона (MCMI-II)
  • Психодиагностический тест Роршаха
  • Тематический тест апперцепции (ТАТ)

Этиология

SPD имеет много общих черт с депрессией, избегающим расстройством личности и синдромом Аспергера, и его трудно отличить от других из-за некоторых из тех же симптомов и поведения, которые проявляются при других расстройствах.

Семейная жизнь, кажется, является основной причиной шизоидной болезни Паркинсона. Эти семьи эмоционально замкнуты, общаются безлично и очень формальны. В детстве родители часто не уделяли человеку особого внимания. Это происходит в первый год их жизни и, по-видимому, влияет на отсутствие у них желания устанавливать близкие отношения, потому что эти дети не усвоили необходимые навыки, необходимые для формирования и поддержания близких отношений.

Шизоидное расстройство личности может иметь повышенную распространенность у родственников людей с шизофренией и шизотипическим расстройством личности.

Эмпирически поддерживаемые методы лечения

Лица с шизоидным PD обычно не обращаются за лечением, потому что они обычно не чувствуют, что нуждаются в помощи, как некоторые другие расстройства; они думают, что они вполне нормальные люди с нормальной жизнью, но нуждаются в вмешательстве друга, чтобы показать, что их поведение проблематично. Когда они понимают, что для тех немногих, кто обращается за лечением, есть лекарства, которые лечат только негативные симптомы, как у людей с шизофренией.

Психодинамически ориентированная терапия:

  • Психодинамический подход обычно не является первым выбором лечения из-за плохой способности пациента исследовать свои мысли, эмоции и поведение. Когда используется это лечение, оно обычно сосредоточено на построении терапевтических отношений с пациентом, которые могут выступать в качестве модели для использования в других отношениях.

Когнитивно-поведенческая терапия:

  • Попытка когнитивной перестройки мыслей пациента может повысить самооценку.Конструктивные способы достижения этого включают конкретные задания, такие как ежедневный учет проблемного поведения или мыслей. Еще один полезный метод — обучение социальным навыкам с помощью ролевых игр. Это может позволить людям лучше осознавать коммуникативные сигналы, подаваемые другими, и повышать их чувствительность к потребностям других.

Групповая терапия:

  • может предоставить пациенту опыт общения, который позволяет ему получить обратную связь от других в безопасной контролируемой среде.Он также может предоставить средства обучения и отработки социальных навыков, которых у них нет. Поскольку пациент обычно избегает социальных контактов, время групповой терапии имеет особое значение. Лучше всего сначала установить терапевтические отношения между терапевтом и пациентом, прежде чем начинать лечение групповой терапией.

Семейная и супружеская терапия:

  • Маловероятно, что человек с шизоидным расстройством личности обратится к семейной терапии или супружеской терапии.В случае преследования это обычно происходит по инициативе супруга или другого члена семьи. Многие люди с этим расстройством не женятся и в конечном итоге живут с членами семьи первой степени родства и зависят от них. В этом случае членам семьи может быть рекомендована терапия, чтобы рассказать им об аспектах изменений или способах облегчения общения. Супружеская терапия (также называемая семейной терапией) может быть направлена ​​на то, чтобы помочь парам более активно участвовать в жизни друг друга или улучшить коммуникативные модели (психические расстройства.com).

Лекарства

Некоторые пациенты с этим расстройством проявляют признаки тревоги и депрессии, которые могут побудить к применению лекарств для противодействия этим симптомам. В целом, на сегодняшний день нет окончательного лекарства, которое использовалось бы для лечения шизоидных симптомов.

Прогноз

Поскольку человек с шизоидным расстройством личности стремится изолироваться от других, в том числе от тех, кто может предоставить лечение, существует лишь небольшая вероятность того, что большинство пациентов обратятся за помощью по собственной инициативе.Те, кто это делают, могут преждевременно прекратить лечение из-за того, что им трудно поддерживать отношения с профессионалом или у них нет мотивации к изменениям.

Если степень социальных нарушений умеренная, лечение может быть успешным, если оно направлено на поддержание отношений, связанных с работой пациента. Потребность пациента в финансовой поддержке может выступать в качестве более высокого стимула для достижения результатов лечения.

По окончании лечения высока вероятность того, что пациент вернется к образу жизни социальной изоляции, подобному тому, который был до лечения.

Профилактика

Поскольку шизоидное расстройство личности возникает в семье происхождения пациента, единственной известной профилактической мерой является благоприятная, эмоционально стимулирующая и выразительная среда заботы.

Изображается в массовой культуре

  • Мистер Фриз из Бэтмена
    • Из-за долгих поисков лекарства от недуга своей жены он превратился в бесчувственную машину.
  • Северус Снейп из Гарри Поттера
    • Он редко выражает эмоции и обычно остается в своем офисе или в комнате зелий вдали от компании других

Изменения DSM-V

Шизоидное расстройство личности будет представлено и диагностировано как сочетание основного нарушения функционирования личности и определенных патологических черт личности, а не как особый тип.

(APA, 2010)

Ссылки

Что такое шизоидное расстройство личности?

Автор: daniMU

Вы кажетесь одиночкой? Кто-то назвал «странным» или «холодным»? Часто предпочитаете просто избегать общения и побыть наедине со своим воображением? Возможно, у вас шизоидное расстройство личности.

Что такое шизоидное расстройство личности?

Шизоидное расстройство личности (также сокращенно «SPD» или SzPD) означает, что вы просто не созданы для того, чтобы быть социальным и эмоциональным, как другие люди.

Вы чувствуете себя аутсайдером большую часть (если не все) время. Как и все остальные, «вон там», и вы никогда не станете такими, как они.

Немного о расстройствах личности

Слово «беспорядок» может показаться неприятным. Пожалуй, лучшим словом могло бы быть «различие».

Если у вас расстройство личности, вы отличались от других с подросткового или раннего взросления, что, к сожалению, затрудняет вашу жизнь. (У детей не диагностируется расстройство личности, поскольку их личность все еще формируется).

Все расстройства личности имеют одни и те же базовые симптомы, которые ищутся вначале . В последней версии знаменитого американского Руководства по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-5) критерии диагностики БП следующие:

  1. То, как вы видите себя, а также то, как вы видите других и относитесь к ним, другие считают проблемными и вызывают у вас серьезные затруднения.
  2. У вас есть необычная или необычная черта характера.
  3. Эти разные способы существования и самовыражения были стабильными во времени и в разных ситуациях.
  4. Их не существует из-за социальной и культурной среды, в которой вы находитесь, или из-за того, как вы развились благодаря опыту и обстоятельствам.
  5. Они не вызваны каким-либо веществом, например, злоупотреблением наркотиками или лекарствами.

Клинические требования для диагностики СПД

Если вы соответствуете требованиям по расстройству личности, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и ее руководство МКБ-10 предлагает вам иметь как минимум четыре из следующих проблем:

  1. Мало что из занятий доставляет вам удовольствие.
  2. Вы кажетесь эмоционально холодным, отстраненным или равнодушным.
  3. Тёплые и нежные чувства к другим — это тяжело, как и гнев.
  4. Критика и похвала не влияют на вас.
  5. Секс и сексуальные переживания с кем-то еще вас мало интересуют.
  6. Имея выбор, вы склонны выбирать уединенные занятия, а не общественные.
  7. Большую часть времени вы проводите в голове, фантазируя и размышляя.
  8. У вас есть не более одного человека, которому вы доверяете, иначе вам не нужны друзья или близкие отношения.
  9. Социальные правила и условности трудны для понимания, и вы сбиваетесь с толку, когда люди постоянно обвиняют вас в их нарушении.

Мифы о шизоидном расстройстве личности

Опять же, расстройства личности — это не болезни. Это группы симптомов. А человек — это личности, а не математические уравнения. Таким образом, некоторые вещи, которые когда-то считали шизоидным расстройством личности, подвергаются сомнению.

1. Те, у кого СДПЛ, никогда не могут быть в отношениях.

Даже в списке диагностических требований ICD-1o указывается, что у вас может быть одна сильная связь. Возможно, это не похоже на представления других людей об отношениях. Вы меньше говорите об эмоциях и можете меньше интересоваться сексом. Но вы можете встретить кого-то, кто разделяет с вами общие интересы и понимает, что вам нужно много личного пространства. Вы можете создать отношения, которые вам нравятся вместе, в которых вы и они против всего мира.

2. Люди с шизоидным расстройством личности не осознают, что с ними что-то не так.

Может, нет. «Неправильно» — это точка зрения и суждение. Что касается того, что они не понимают, что они разные, психотерапевт, исследователь и писатель Джеффри Магнавита, который много работал с людьми с расстройствами личности, объясняет, как клиенты с шизоидным расстройством личности чувствуют, что они живут в скорлупе, и осознают, что они расстраивают других.

3. SPD означает, что вы безразличны и ничего не чувствуете.

Вы можете меньше чувствовать или находить эмоции сбивающими с толку. Если кто-то требует от вас, вы можете закрыть.Но это не значит, что у вас вообще нет эмоций. Депрессия — это проблема людей с СПЛ. И вам может быть легко, например, ухаживать за домашним животным, которое предъявляет к вам меньше требований. Наконец, вы можете почувствовать себя одиноким.

Исследование, опубликованное в Европейском журнале психиатрии, проанализировало более чем тридцатилетние исследования шизоидного расстройства личности и пришло к выводу, что оно связано с невыносимым и неизбежным одиночеством.

Шизоид или шизотип? А что с шизофренией?


, фото Умберто Чавеса

Разницу между шизоидным расстройством личности и шизотипическим расстройством личности можно увидеть в , что заставляет вас отстраняться от общества, а также в том, как вы думаете и представляете себя.

Если вы не против отношений с другими, но ваши усилия просто не работают и вместо этого вызывают у вас чувство параноика? Итак, вы уходите? И постоянно беспокоиться о том, что о вас думают другие? У вас больше шансов получить диагноз шизотипического расстройства личности.

Если вы на самом деле не любите общаться и считаете большинство других людей неинтересными или даже раздражающими? И их редко волнует, что они думают? Вы с большей вероятностью получите более редкий диагноз шизоидного расстройства личности.

Также может быть разница в мышлении, фантазия против магии. С шизоидным расстройством личности у вас богатый мир фантазий. Шизотипическое расстройство личности, с другой стороны, включает в себя «магическое мышление», веру в вещи, которые другие считают нереальными. У вас могут быть суеверия, например, паранормальные явления или особый смысл, скрытый в вещах.

Поскольку люди с шизотипическим расстройством личности склонны к бредовым мыслям в отличие от людей с шизоидным расстройством личности, они с большей вероятностью заболеют шизофренией, хотя риск остается низким.

Шизоидное расстройство личности означает, что вы одиночка. Если вы также, , представляете себя иначе, например, странно одеваетесь или говорите странно, и вас считают «странным», скорее всего, у вас шизотипическое расстройство личности.

С какими еще проблемами психического здоровья связана СПД?

Вам также может быть поставлен диагноз расстройство аутистического спектра (РАС), особенно более легкая форма, которую до сих пор иногда называют «расстройством Аспергера».

И, несмотря на то, что людей с СРЛ считают «неэмоциональными», вы все равно можете страдать депрессией. Трудно отличаться от других, например, в детстве над вами издевались. Или вы чувствуете, что как-то «упускаете», потому что все остальные испытывают то, чего не понимаете вы. Возможно, когда вы покидаете отношения, даже если вы чувствовали себя в ловушке, в одиночестве вы чувствуете, что почти исчезаете из реальности. Подобные вещи могут повлиять на ваше самоощущение и заставить вас чувствовать себя плохо.

Почему у меня шизоидное расстройство личности?

Считается, что существует генетическая связь. Вы родились с большей вероятностью с ШПЛ, и у вас будет родственник, у которого оно было, или у которого было родственное шизотипическое расстройство личности или шизофрения.

Есть ли лечение шизоидного расстройства личности?

Расстройства личности присущи вам. Ваш мозг видит вещи определенным образом, отличным от нормы. Значит, от расстройства личности нельзя «избавиться».

Но вы можете научиться ориентироваться в окружающем мире с большей легкостью, так что ваш образ жизни будет меньше проблем и у вас будет меньше ежедневного стресса.

Лекарства не являются средством лечения расстройства личности, но могут быть предложены для лечения других проблем, которые могут возникнуть у вас из-за вашего другого образа жизни, таких как депрессия и тревога.

Обычно лечение расстройства личности проводится с помощью разговорной терапии. Поначалу может быть трудно проводить терапию.Отношения и близость — это не ваш интерес, а терапия — это отношения. Но важно продолжать появляться на сессиях и участвовать в процессе.

Психолог-консультант или психотерапевт поможет вам распознать, чем ваши мысли и действия отличаются друг от друга, как лучше понимать других, а также как общаться и относиться к другим таким образом, чтобы это было полезно, а не огорчать.

Беспокоитесь, что у вас шизоидное расстройство личности? Мы свяжем вас с уважаемыми экспертами-психиатрами в центре Лондона.


У вас все еще есть вопрос о том, «что такое шизоидное расстройство личности?». Напишите в поле для комментариев ниже.

Консультации по поводу шизоидного расстройства личности — Справочник консультирования

Перейти к: Что такое шизоидное расстройство личности? Шизоидное расстройство личности шизофренического спектра Симптомы шизоидного расстройства личности Скрытые и явные шизоидные личности Причины шизоидного расстройства личности Когда пора обращаться за помощью? Диагностика шизоидного расстройства личности Лечение шизоидного расстройства личности Что мне следует искать от психолога или психотерапевта? Дальнейшая помощь Идти

Мы признаем, что систему диагностики расстройства личности можно считать противоречивой.Какой термин вы хотите использовать, если таковой имеется, полностью зависит от вас, зная, что ваш врач или медицинская бригада могут использовать другой термин.

Мы понимаем, что с чувствами и поведением, связанными с расстройствами личности, очень трудно жить, и каждый заслуживает понимания и поддержки. Мы признаем разнообразие в понимании опыта и предпочтений в отношении терминов, которые люди могут пожелать использовать. Нам также известно, что некоторые специалисты не согласны с системой диагностики расстройства личности и что некоторые люди, которым поставлен диагноз, считают ее бесполезной и стигматизирующей.

Термины, используемые в Справочнике по консультированию, в настоящее время обычно используются в Великобритании. Мы ссылаемся на эти термины повсюду, надеясь охватить и поддержать как можно больше людей.

Наша личность построена на глубоко укоренившихся образцах поведения и мыслей и, по сути, является способом, которым мы относимся, воспринимаем и думаем о мире и о себе. Черты личности — это то, как мы проявляем нашу личность в широком диапазоне социальных и личных контекстов.

Многие люди будут проявлять личность, которая считается «нормальной» и соответствует ожиданиям общества. Однако есть люди, которые могут проявлять признаки расстройства личности — состояния, при котором их образ поведения и внутренний опыт отклоняются от нормы и влияют на их способность вести счастливую и здоровую жизнь.

Шизоидное расстройство личности, в частности, может причинять больным и окружающим их большие страдания. На этой странице мы рассмотрим это состояние более глубоко, рассмотрим причины и симптомы, а также рекомендуемые формы лечения шизоидного расстройства личности.

Что такое шизоидное расстройство личности?

Шизоидное расстройство личности — относительно редкое заболевание, при котором у больных значительно ограничен диапазон эмоциональных переживаний и выражений. В результате они будут стараться избегать социальных ситуаций и тесного взаимодействия с другими, предпочитая проводить время в одиночестве, погруженные в свои мысли и чувства. Людям с этим заболеванием может быть трудно вести нормальный образ жизни, поскольку любое общение — на рабочем месте, дома или в любой межличностной обстановке — затруднено.

Считается, что шизоидное расстройство личности затрагивает больше мужчин, чем женщин, оно имеет тенденцию проявляться в раннем взрослом возрасте и постепенно перерастает в давнюю модель эмоциональной и социальной отстраненности. Из-за того, что им трудно выражать эмоции, пациенты, как правило, интроверты и кажутся холодными, тупыми и отстраненными. Обычно они опасаются любой близости, и поэтому отношения и сексуальные переживания сильно ограничены, а могут даже и вовсе прекратиться.

Хотя больные могут быть более открытыми для членов семьи, они редко поддерживают тесные связи.Они в основном не заинтересованы в социальном взаимодействии и популярности и считают, что безопаснее и удобнее быть в одиночестве и следовать жестким, знакомым распорядкам. Они существа с предсказуемыми привычками и любят мечтать, хотя они очень близки к реальности.

Шизоидное расстройство личности шизофренического спектра

Шизоидное расстройство личности считается частью шизофренического спектра расстройств. Это относится к группе расстройств личности класса А, которые имеют схожие симптомы поведения — в частности, отсутствие эмоционального выражения и неспособность формировать социальные связи.К ним относятся шизофрения и шизотипическое расстройство личности.

Данные свидетельствуют о том, что шизоидное расстройство личности могло быть началом шизофрении или потенциально даже очень легкой ее формой. Больные находятся в контакте с реальностью, однако, если у них разовьется шизофрения, это может ускользнуть, поскольку состояние характеризуется галлюцинациями и паранойей.

Симптомы шизоидного расстройства личности

Людей с шизоидным расстройством личности часто считают «одиночками», у которых в раннем взрослом возрасте начинают проявляться признаки эмоциональной и социальной отстраненности.Однако в некоторых случаях симптомы шизоидного расстройства личности могут впервые проявиться в детстве и, как правило, проявляться в различных социальных и личных ситуациях. Если кто-то страдает шизоидным расстройством личности, у него обычно наблюдаются следующие симптомы:

  • уклонение от общественной деятельности
  • не выражаю сильных чувств
  • Незначительный интерес или желание к сексуальным отношениям
  • эмоциональная холодность и отстраненность
  • не понимает, как реагировать на обычные социальные сигналы
  • почти всегда выбирают одиночные занятия и работу
  • чувствуют себя немотивированными и, как правило, не успевают в школе или на работе
  • ценит независимость и очень мало дружит
  • наслаждаться немногими занятиями, если таковые имеются
  • равнодушен к похвале или критике
  • показывает незначительное изменение настроения
  • чувствую себя неспособным испытать удовольствие.

Скрытые и явные шизоидные личности

Важно отметить, что помимо типичных симптомов, люди с шизоидным расстройством личности могут проявлять признаки «скрытой» шизоидной личности или «явной» личности. Те, у кого есть скрытые симптомы, могут не иметь внешнего вида расстройства личности. Они будут общительными, у них будет стабильная работа и много знакомств. Однако у них нет глубоких эмоциональных связей, и они будут держать свои чувства в секрете.

При сравнении явных шизоидов обнаруживаются явные признаки расстройства личности. В разговоре они могут казаться скучными, бесчувственными и, как правило, предпочитают очень мало социальных контактов. Люди с явным шизоидным расстройством личности с большей вероятностью будут проводить время в одиночестве, поэтому не многие люди будут с ними контактировать.

Причины шизоидного расстройства личности

Причина шизоидного расстройства личности неизвестна. Однако было предложено несколько теорий, чтобы попытаться объяснить развитие расстройства.Социальные теоретики считают, что причиной расстройства являются выученные поведенческие реакции, биологические теоретики предполагают хромосомные расстройства или расстройства нервной системы в качестве причины, а теоретики психодинамики считают, что недостатки в развитии эго связаны. Однако это всего лишь теории, и в настоящее время нет достаточных доказательств, подтверждающих какую-либо из них.

Исследования также предположили, что расстройство может быть связано с шизофренией, поскольку многие из факторов риска являются общими. Однако люди с шизоидным расстройством личности не болеют шизофренией, и это расстройство в меньшей степени приводит к инвалидности.

Различные факторы риска, которые, как считается, увеличивают шансы человека на развитие шизоидного расстройства личности, включают:

  • Наличие родителя или близкого родственника, страдающего шизоидным расстройством личности или одним из других состояний, перечисленных в шизофреническом спектре.
  • Воспитание с родителем, который был холоден или не реагировал на эмоциональные потребности.
  • Гиперчувствительность или «тонкая кожа» в раннем подростковом возрасте, и к этим потребностям относятся с презрением или раздражением.
  • В детстве страдал от жестокого обращения или отсутствия заботы.

Поскольку шизоидное расстройство личности, по-видимому, возникает в семье и детской среде, ключевой профилактической мерой считается обеспечение воспитания и эмоционально стимулирующего воспитания для детей, в которых они могут свободно выражать свои мысли.

Когда пора обращаться за помощью?

Хотя во многих случаях симптомы шизоидного расстройства личности со временем будут уменьшаться по степени тяжести, это состояние является долгосрочным и может значительно повлиять на здоровье, благополучие и общий образ жизни больного.В некоторых случаях жизнь с этим заболеванием может быть настолько стрессовой, что у больных развиваются такие осложнения, как глубокая депрессия, тревожные расстройства, а также алкогольная и наркотическая зависимость. Это состояние также может причинить много страданий близким и членам семьи, которые могут неправильно понимать свое поведение и, следовательно, могут по незнанию сделать жизнь более напряженной для больного.

Как можно скорее обратиться за помощью очень важно для успешного лечения шизоидного расстройства личности, однако социальная изоляция не позволяет больным сделать этот важный шаг к выздоровлению.Отсутствие у них мотивации к изменениям может быть еще одним препятствием, и, если они все же обратятся за помощью, им может быть трудно взаимодействовать с профессионалами, обеспечивающими их лечение. Часто люди с этим заболеванием даже не чувствуют, что что-то не так. Несмотря на эти осложнения, многие люди хорошо поддаются лечению шизоидного расстройства личности, и большинство программ ориентировано на поддержание отношений.

Диагностика шизоидного расстройства личности

Квалифицированный специалист в области психического здоровья обычно диагностирует шизоидное расстройство личности.Это начнется с медицинского осмотра, чтобы определить, могут ли какие-либо другие проблемы вызывать ваши симптомы, а затем будет проведено психиатрическое обследование. Это может включать анкетирование для оценки ваших симптомов и мыслей, а также интервью, в ходе которого изучается ваше детство, отношения и история работы, чтобы помочь специалисту в области психического здоровья определить потенциальные факторы риска шизоидного расстройства личности.

Ваши ответы на все тесты помогут вашему врачу или психологу поставить диагноз, но они также сравнят ваши симптомы с критериями, указанными в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM).Если вы проявляете четыре или более характеристик, перечисленных для шизоидного расстройства личности, вас, скорее всего, направят на соответствующее лечение.

Лечение шизоидного расстройства личности

Рекомендуемой формой лечения шизоидного расстройства личности, как правило, является психотерапия с консультантом или психотерапевтом, специализирующимся на лечении этого состояния. Также могут быть прописаны лекарства для облегчения тревожных симптомов и дополнительных проблем, которые могут быть связаны с шизоидным расстройством личности, включая депрессию, тревогу и зависимость.

Консультации

Цели консультирования по поводу шизоидного расстройства личности, как правило, ориентированы на решение, чтобы помочь людям разрешить насущные проблемы и кризисы. Часто те, кто все же обращается за лечением, испытывают сильный стресс или давление, и им становится все труднее справляться со своими симптомами. Они редко хотят заниматься долгосрочным лечением, поэтому терапевты могут выбрать простые лечебные цели, чтобы облегчить текущие стрессоры в жизни человека.

Еще одним ключевым стимулом терапевтов, работающих с людьми с шизоидным расстройством личности, является обеспечение правильного баланса поддержки и стабильности, чтобы гарантировать развитие доверительных отношений между клиентом и терапевтом.Это будет постепенным и, возможно, никогда полностью не разовьется, но терапевты будут уважать границы своего клиента и не будут пытаться противостоять им в подобных вопросах.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)

Многие терапевты будут использовать упражнения на когнитивную реструктуризацию при лечении шизоидного расстройства личности, поскольку они могут помочь устранить определенные типы иррациональных мыслей, которые могут влиять на поведение человека. КПТ позволяет больным лучше осознать свое поведение и образ мышления и научит их навыкам совладания с ситуацией, способствующим прогрессу, что существенно помогает уменьшить их беспокойство и нежелание поддерживать социальные отношения.

Групповая терапия

Из-за сниженной способности или желания больных шизоидным расстройством личности строить отношения и взаимодействовать с другими, медицинские работники, обеспечивающие лечение, должны гарантировать, что они используют подход, который является ненавязчивым и позволяет постепенно уменьшать страхи перед социальным взаимодействием. Групповая терапия особенно эффективна для этого, но, как правило, лучше использовать как продвинутую форму лечения, чем что-то внедренное на раннем этапе.Здесь у больных есть шанс побороть страх перед близостью, общаясь с другими в благоприятной среде. Во время этих сеансов терапевт будет осторожно защищать их от критики в группе.

Лекарство

Наиболее распространенными видами лекарств, назначаемых людям с шизоидным расстройством личности, как правило, являются антидепрессанты, но могут быть назначены стимуляторы для повышения умственной активности. Они могут быть полезны в тех случаях, когда человек с шизоидным расстройством личности чувствует себя особенно подавленным и немотивированным и ему нужно что-то, чтобы дать ему дополнительный импульс в социальных ситуациях.

Методы самопомощи

Обычно считается, что больные могут значительно помочь себе, если попытаются пообщаться. Это может противоречить их основной природе, но может помочь с любым чувством одиночества и будет иметь значение для их здоровья и благополучия в долгосрочной перспективе. Пренебрежение всеми социальными аспектами жизни никогда не бывает хорошим поступком и может иметь негативные последствия. Получение работы или вступление в клуб, требующее длительного нахождения среди людей, считается особенно важным для помощи больным в преодолении симптомов и обретении контроля над шизоидным расстройством личности.


Что мне нужно искать от консультанта или психотерапевта?

В настоящее время нет официальных правил или положений, определяющих, какой уровень подготовки и опыта необходим консультанту для лечения шизоидного расстройства личности, однако мы рекомендуем вам проверить, имеет ли ваш терапевт опыт работы в той области, в которой вы обращаетесь за помощью. .

NHS рекомендует психотерапию как форму лечения расстройств личности.

Дополнительная помощь

Связанные темы

Шизоидное расстройство личности | Энциклопедия.com

Определение

Описание

Причины и симптомы

Демография

Диагноз

Лечение

Прогноз

Профилактика

Ресурсы

Шизоидное расстройство личности характеризуется постоянным отходом от социальных отношений и отсутствием эмоциональной отзывчивости. большинство ситуаций. Люди с шизоидным расстройством личности, как правило, постоянно эмоционально холодны, испытывают недостаток нежных чувств к другим, безразличны к чувствам других и не могут установить близкие отношения более чем с двумя людьми. Шизоидное расстройство личности , однако, не включает характерные модели речи, поведения и мышления, связанные с шизотипическим расстройством личности. Шизоидное расстройство личности иногда называют «дефицитом удовольствия» из-за кажущейся неспособности пострадавшего испытывать радостные или приятные реакции на жизненные ситуации.

Люди с шизоидным расстройством личности практически не заинтересованы в развитии близких межличностных отношений.Они кажутся отчужденными, замкнутыми и предпочитают одиночество. Те, кто их знает, часто называют их застенчивыми или «одиночками». Они обращаются внутрь, пытаясь закрыть социальные отношения. Людям с шизоидным расстройством личности свойственно избегать группы людей или казаться незаинтересованными в социальных ситуациях, даже когда они связаны с семьей. Они часто воспринимаются окружающими как социально некомпетентные.

Тесно родственная черта — отсутствие эмоционального выражения. Другие обычно интерпретируют эту кажущуюся пустоту эмоций как незаинтересованность, отсутствие заботы и нечувствительность к нуждам других.Человек с шизоидным расстройством личности испытывает особые трудности с выражением гнева или враждебности. В отсутствие каких-либо распознаваемых эмоций человек ведет себя скучно, и окружающие легко не обращают на него внимания. Люди с шизоидным расстройством личности, как правило, предпочитают, чтобы их считали «невидимками», что помогает им избегать социальных контактов с другими.

Люди с шизоидным расстройством личности могут оставаться на работе и соответствовать ожиданиям работодателей, если их обязанности не требуют более чем минимального межличностного участия.Люди с этим расстройством могут состоять в браке, но не развивают близких интимных отношений со своими супругами и обычно не проявляют интереса к сексуальным отношениям. Их речь обычно медленная и монотонная, с летаргическим поведением. Поскольку они склонны обращаться внутрь себя, они могут легко сосредоточиться на собственных мыслях, исключая то, что происходит в их окружении. Попытки коммуницировать могут привести к путанице или запутанным ассоциациям. Они также склонны к рассеянности.

Причины

Шизоидное расстройство личности берет свое начало в семье пострадавшего. Эти семьи обычно эмоционально сдержанны, отличаются высокой степенью формальности и имеют отстраненный и безличный стиль общения. Родители обычно проявляют недостаточное количество привязанности к ребенку и предоставляют недостаточное количество эмоциональных стимулов. Считается, что это отсутствие стимулов в течение первого года жизни в значительной степени отвечает за незаинтересованность человека в формировании близких, значимых отношений в дальнейшем.

Люди с шизоидным расстройством личности научились подражать стилю межличностных отношений, смоделированному в их семьях. В этой среде пострадавшие люди не могут овладеть базовыми коммуникативными навыками , которые позволили бы им развивать отношения и эффективно взаимодействовать с другими. Их общение часто расплывчато и фрагментарно, что сбивает других с толку. Многие люди с шизоидным расстройством личности чувствуют, что их неправильно понимают.

Симптомы

Как представлено в Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств .(DSM-IV-TR), следующие семь диагностических критериев оцениваются у пациентов, у которых может быть диагностировано шизоидное расстройство личности:

  • Избегает близких отношений. Люди с этим расстройством не проявляют интереса или удовольствия от развития межличностных отношений; это также может включать членов семьи. Они считают себя социальными неудачниками и считают, что лучше всего работают, когда не зависят ни от кого, кроме самих себя. Они редко встречаются, часто не женятся и имеют мало друзей, если таковые вообще есть.
  • Предпочитает уединение. Они предпочитают и выбирают занятия, которыми они могут заниматься сами, без зависимости от других и участия в них. Примеры действий, которые они могут выбрать, включают механические или абстрактные задачи, такие как компьютерные или математические игры.
  • Избегает секса. Обычно сексуальный опыт с другим человеком практически не интересен. Это будет включать супруга, если пострадавший состоит в браке.
  • Не хватает удовольствия. В большинстве занятий нет удовольствия.Человек с шизоидным расстройством личности кажется неспособным испытать весь спектр эмоций, доступный большинству людей.
  • Не хватает близких друзей. Люди, страдающие этим расстройством, обычно не обладают социальными навыками, необходимыми для развития значимых межличностных отношений. Это приводит к небольшому количеству продолжающихся социальных отношений за пределами ближайших членов семьи.
  • Безразличен к похвале или критике. Ни положительные, ни отрицательные комментарии других людей не вызывают эмоционально выразительной реакции.Людей с шизоидным расстройством личности не волнует, что о них могут подумать другие. Несмотря на их склонность обращаться внутрь себя, чтобы избежать социальных контактов, они мало занимаются самоанализом.
  • Эмоциональная отстраненность. Эмоциональный стиль людей с шизоидным расстройством личности отчужден и воспринимается другими как отстраненный или «холодный». Они кажутся неспособными или не заинтересованными в выражении сочувствия и заботы о других. Эмоции значительно ограничены, и большинство социальных контактов описывают их личность как очень вялую, тупую или лишенную чувства юмора.Человек с шизоидным расстройством личности редко улавливает или отвечает взаимностью на обычные коммуникативные сигналы, такие как выражение лица, кивки головой или улыбки.

Из всех расстройств личности шизоидное расстройство личности является наименее часто диагностируемым расстройством личности среди населения в целом. Распространенность составляет примерно 1%. У мужчин он диагностируется несколько чаще, чем у женщин.

Симптомы шизоидного расстройства личности могут начаться в детстве или подростковом возрасте, проявляясь в плохих отношениях со сверстниками, склонности к самоизоляции и неуспеваемости в школе.Дети с такими склонностями в социальном отношении не идут в ногу со сверстниками и часто становятся объектом злонамеренных насмешек со стороны сверстников, что усиливает чувство изоляции и социальной неспособности, которое они испытывают.

Для точного установления диагноза шизоидного расстройства личности пострадавший должен демонстрировать постоянное избегание социальных отношений и ограниченный диапазон эмоций в межличностных отношениях, которые начались в раннем взрослом возрасте. Также должно быть наличие как минимум четырех из вышеперечисленных симптомов.

Общая трудность в диагностике шизоидного расстройства личности заключается в том, чтобы отличить его от аутичного расстройства и синдрома Аспергера, которые характеризуются более серьезным дефицитом социальных навыков. Другим людям, которые демонстрируют социальные привычки, которые могут рассматриваться как «изолирующие», не следует ставить диагноз шизоидного расстройства личности, если их личностные черты не являются негибкими и не создают серьезных препятствий для адекватного функционирования.

Диагноз ставится на основании клинического интервью для оценки симптоматического поведения.Другие инструменты оценки, полезные при диагностике шизоидного расстройства личности, включают:

Основной целью лечения пациента с диагнозом шизоидное расстройство личности является борьба с тенденциями к социальной изоляции. Стратегии должны быть сосредоточены на повышении самосознания и восприимчивости к их родственным контактам и окружающей среде.

Психодинамически ориентированная терапия

Психодинамический подход обычно не является первым выбором лечения из-за плохой способности пациента исследовать свои мысли, эмоции и поведение.Когда используется это лечение, оно обычно сосредоточено на построении терапевтических отношений с пациентом, которые могут выступать в качестве модели для использования в других отношениях.

Когнитивно-поведенческая терапия

Попытка когнитивной реструктуризации мыслей пациента может повысить самооценку. Конструктивные способы достижения этого включают конкретные задания, такие как ежедневный учет проблемного поведения или мыслей. Еще один полезный метод — обучение социальным навыкам с помощью ролевых игр.Это может позволить людям лучше осознавать коммуникативные сигналы, подаваемые другими, и повышать их чувствительность к потребностям других.

Групповая терапия

Групповая терапия

может дать пациентам опыт общения, который позволит им получить обратную связь от других в безопасной контролируемой среде. Он также может предоставить средства обучения и отработки социальных навыков, которых у них нет. Поскольку пациенты обычно избегают социальных контактов, время групповой терапии имеет особое значение.Лучше всего сначала установить терапевтические отношения между терапевтом и пациентом, прежде чем начинать лечение групповой терапией.

Семейная и супружеская терапия

Маловероятно, что человек с шизоидным расстройством личности будет искать семейную терапию или супружескую терапию. В случае преследования это обычно происходит по инициативе супруга или другого члена семьи. Многие люди с этим расстройством не вступают в брак и в конечном итоге живут с ближайшими родственниками и зависят от них.В этом случае членам семьи может быть рекомендована терапия, чтобы рассказать им об аспектах изменений или способах облегчения общения. Супружеская терапия (также называемая терапией пар ) может быть направлена ​​на то, чтобы помочь парам стать более вовлеченными в жизнь друг друга или улучшить модели общения.

Лекарства

У некоторых пациентов с этим расстройством проявляются признаки тревоги и депрессии , которые могут побудить к применению лекарств для противодействия этим симптомам.Как правило, на сегодняшний день не используются окончательные лекарства для лечения шизоидных симптомов.

Поскольку люди с шизоидным расстройством личности стремятся изолироваться от других, включая тех, кто может предоставить лечение, существует лишь небольшая вероятность того, что большинство пациентов обратятся за помощью по собственной инициативе. Те, кто это делают, могут преждевременно прекратить лечение из-за того, что им трудно поддерживать отношения с профессионалом или у них нет мотивации к изменениям.

Если степень социального нарушения умеренная, лечение может быть успешным, если оно направлено на поддержание отношений, связанных с трудоустройством пациента.Потребность пациентов в материальном обеспечении может

КЛЮЧЕВЫЕ ТЕРМИНЫ

Синдром Аспергера — состояние, при котором маленькие дети испытывают нарушенное социальное взаимодействие и развивают ограниченные повторяющиеся модели поведения.

Аутистическое расстройство — нарушение развития, которое проявляется в раннем возрасте, при котором нарушается нормальное развитие мозга и отстают социальные и коммуникативные навыки, иногда серьезно.

Millon Clinical Multiaxial Inventory (MCMI-II) — Инструмент самоотчета, предназначенный для помощи клиницистам в оценке расстройств личности и клинических синдромов, связанных с DSM-IV.Он дает представление о 14 расстройствах личности и 10 клинических синдромах.

Миннесотский многофазный опросник личности (MMPI-2) — комплексный инструмент оценки, широко используемый для диагностики расстройств личности.

Психодиагностический тест Роршаха — Эта серия из десяти изображений «чернильных пятен» позволяет пациентам проецировать свои интерпретации, которые можно использовать для диагностики конкретных расстройств.

Тематический апперцепционный тест (ТАТ) — проективный тест, использующий рассказы и описания картинок для выявления некоторых доминирующих влечений, эмоций, настроений, конфликтов и комплексов личности.

действуют как более высокий стимул для достижения результатов лечения. Однако по окончании лечения высока вероятность того, что пациент вернется к образу жизни социальной изоляции, подобному тому, который был до лечения.

Поскольку шизоидное расстройство личности возникает в семье происхождения пациента, единственной известной профилактической мерой является благоприятная, эмоционально стимулирующая и выразительная среда заботы.

См. Также Когнитивно-поведенческая терапия; Техника Роршаха.

КНИГИ

Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам , 4-е изд., Редакция текста. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация, 2000.

Бек, Аарон Т., Артур Фриман и Дениз Д. Дэвис. Когнитивная терапия расстройств личности . 2-е изд. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс, 2003.

Ливсли, У. Джон. Практическое лечение расстройства личности . Нью-Йорк: Гилфорд Пресс, 2003.

Миллон, Теодор и другие. Расстройства личности в современной жизни . Нью-Йорк: Джон Вили и сыновья, 2004.

VandenBos, Gary R., ed. Психологический словарь APA . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, 2007.

ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

Камиса, Кэтрин М. и др. «Особенности личности при шизофрении и связанных с ней расстройствах личности». Психиатрические исследования 133.1 (январь 2005 г.): 23–33.

Кавалер-Адлер, Сьюзен.«Анатомия сожаления: взгляд на депрессивную позицию с точки зрения развития и критический поворот к любви и творчеству в трансформирующейся шизоидной личности». Американский журнал психоанализа 64.1 (март 2004 г.): 39–76.

ОРГАНИЗАЦИИ

Американская психиатрическая ассоциация. 1400 K Street NW, Вашингтон, округ Колумбия, 20005 http://www.psych.org

Gary Gilles, MA

Ruth A. Wienclaw, PhD

Шизоидизм — обзор | Темы ScienceDirect

APD и другие расстройства личности

До введения APD в DSM-III 1980 г. «избегающая» личность была охвачена диагностикой шизоидной личности и психоаналитической конструкцией «фобического характера».В 1969 году Миллон впервые выступил с аргументами в пользу отдельной диагностической конструкции для «избегающего расстройства личности», но только в DSM-III APD был официально отделен от старого диагноза шизоидной личности DSM I / II. Таким образом, среди расстройств личности APD и шизоидное расстройство личности имеют тесную связь, основанную на их диагностическом происхождении, хотя были попытки различить эти два. Оба типа личности склонны в основном заниматься одиночной деятельностью, а не социальной деятельностью, и кажутся отчужденными или заторможенными в социальных ситуациях.Несмотря на сходство этого клинического симптома, различие между избегающим и шизоидным расстройствами личности заключается в мотивации или стремлении к близости для APD, чего, как говорят, не хватает у шизоидов. Кроме того, при APD существует способность, хотя часто и не реализованная, к социальной привязанности, которая, по-видимому, отсутствует при шизоидном расстройстве личности. В отличие от людей с избегающим расстройством личности, которые сильно желают отношений и избегают их из-за чрезмерного страха быть отвергнутым, люди с шизоидным расстройством личности практически не заинтересованы в развитии межличностных отношений.В 1982 году Миллон разъяснил это различие в мотивации привязанности, и с тех пор его различие было включено в критерии и текстовое описание APD в DSM. У шизоида мотивация была пассивной, а у избегающей — активной. Различие Миллона между активной и пассивной непривязанностью было центральным при официальном введении избегающего расстройства личности в DSM-III.

Подобно шизоиду, люди с шизотипическим или параноидальным расстройством личности также могут отрицательно реагировать на идею межличностных отношений.Однако в обоих этих случаях настороженность в межличностных отношениях скорее проистекает из паранойи, чем из-за чрезмерной бдительности в отношении критики, свойственной APD, или равнодушия шизоидов. Шизоидные, шизотипические и параноидальные расстройства личности — все они находятся в кластере А DSM «странно-эксцентричный». Хотя параноидальные черты ассоциируются с определенным чувством страха, этот тип реакции основан больше на беспорядочном мышлении, чем на тревожном страхе, основанном на ожидании чего-то другого. критика, как в случае с APD.

Другое расстройство личности, которое может иметь некоторое сходство на клинической поверхности с APD, — это зависимое расстройство личности. Подобно APD, зависимое расстройство личности лежит в тревожном или пугающем «кластере C» расстройств личности оси II DSM. Для обоих расстройств характерны низкая самооценка, чувствительность к отторжению и чрезмерная потребность в уверенности. Оба могут быть определены как тревога привязанности. Однако ключевым отличием APD является то, что тревога вызвана страхом отказа, тогда как в случае зависимой личности тревога возникает из-за страха разлуки и / или отказа после установления отношений.Таким образом, при зависимом расстройстве личности дистресс очевиден в разгар близких отношений или после их окончания. Часто люди с зависимым расстройством личности спешат найти новые отношения после того, как они закончились. С другой стороны, люди, страдающие APD, не спешат вступать в новые отношения.

Что такое шизоидное расстройство личности?

Всем иногда хочется, чтобы их оставили в покое. Но если вы постоянно избегаете социальных взаимодействий и не интересуетесь близкими отношениями, у вас может быть шизоидное расстройство личности.

Шизоидное расстройство личности — это не то же самое, что шизофрения. Это распространенное заблуждение. На самом деле это два разных состояния психического здоровья.

Когда вы живете с шизоидным расстройством личности, вы можете сначала не чувствовать необходимости обращаться за помощью. Это потому, что вы, вероятно, будете хорошо жить в жизни. Это означает, что вы можете учиться, работать и быть продуктивным при различных обстоятельствах.

Но если вы хотите лучше понять свою личность и разработать новые инструменты, которые могут улучшить качество вашей жизни, вам может помочь терапевт.Эта статья также может дать вам несколько советов для начала.

Шизоидное расстройство личности — одно из 10 расстройств личности, идентифицированных в недавнем издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5). Это справочное руководство, которое большинство специалистов в области психического здоровья используют для постановки диагноза.

Специалисты в области психического здоровья обычно диагностируют эти расстройства личности, если они наблюдают некоторые или все следующие общие симптомы:

  • трудности, связанные с вами и другими
  • личностные качества, которые не подстраиваются под социальные нормы и мешают вам адаптироваться к изменениям
  • устойчивых и давних моделей поведения в большинстве ситуаций
  • тревожного поведения и эмоций, не зависящих от возраста, культуры, болезни или употребления психоактивных веществ

Поскольку все расстройства личности различны, необходимы дополнительные критерии для определения конкретный диагноз.

Личности сгруппированы в три группы на основе наиболее доминирующих черт.

Шизоидное расстройство личности попадает в группу A. Оно характеризуется поведением или мыслями, которые являются:

  • нечетным
  • эксцентричным или подозрительным
  • обособленным

Другими расстройствами в этой группе являются шизотипические и параноидные расстройства личности.

В общем, если у вас шизоидное расстройство личности, вы можете быть тем, что другие называют «одиночкой».Это потому, что вы обычно держитесь особняком и не заинтересованы в поиске или поддержании межличностных отношений.

Вы внешне не грустите или беспокоитесь о том, что у вас нет социальных контактов. Сюда входят романтические и семейные отношения.

Если вы испытываете симптомы депрессии или тревоги, это может быть связано с одновременным возникновением других состояний психического здоровья, а не с самим расстройством.

Сексуальные контакты или создание семьи также могут не входить в число ваших личных целей, потому что вы не находите в них никакого удовольствия.

Из-за всего этого вы предпочитаете уединенные занятия, как для развлечения, так и для работы.

В целом, даже если вы четко заявляете о том, что у вас нет интереса к отношениям, вы можете не осознавать это как проблему и при этом не испытываете сильных страданий от одиночества.

Вот почему вы можете сначала не обращаться за помощью к специалисту по психическому здоровью.

По оценкам, около 7,5% населения мира страдает шизоидным расстройством личности. Среди мужчин он встречается в два раза чаще, чем среди женщин.

Шизоидное расстройство личности — официальный диагноз психического здоровья. Только обученный профессионал может поставить точный диагноз. Чаще всего диагноз ставят психологи и психиатры.

Для этого они будут оценивать ваше поведение, эмоции и отношения, а также вашу личную историю и историю болезни. Это можно сделать, поговорив с вами во время одного или нескольких занятий. Затем они сравнят эти наблюдения с критериями, установленными DSM-5.

Симптомы других психических заболеваний могут совпадать с симптомами шизоидного расстройства личности.Например, у вас могут быть доминирующие черты избегающего или параноидального расстройства личности.

Когда это происходит, и у вас есть комбинация доминирующих черт от различных расстройств личности, вы не получите диагноз по всем из них. Вместо этого вам может быть поставлен диагноз смешанного расстройства личности.

У вас также могут быть симптомы генерализованного тревожного расстройства, агорафобии и клинической депрессии.

Шизоидное расстройство личности обычно впервые замечается в раннем взрослом возрасте, хотя некоторые симптомы могут присутствовать в детстве.

Критерии DSM-5 для диагностики шизоидного расстройства личности включают в себя давний образец четырех или более из следующих семи симптомов:

  • избегание близких отношений, включая семью
  • предпочтение одиночной деятельности
  • мало, если таковой имеется, интерес к сексуальному опыту с другим человеком
  • время, потраченное на несколько занятий, если таковые имеются
  • отсутствие близких друзей или доверенных лиц
  • безразличие к мнению других
  • эмоциональная отстраненность или сдержанные эмоции

с шизоидным расстройством личности будут иметь эти симптомы той же степени или интенсивности.Однако по крайней мере четыре из них должны доминировать во времени и в разных ситуациях.

Кроме того, многие из нас могут проявлять по крайней мере одну черту шизоидного расстройства личности в какой-то момент своей жизни, но это отличается от расстройства личности по тяжести, частоте и продолжительности.

Шизоидное расстройство личности — официальный диагноз психического здоровья. Для постановки диагноза, который может поставить только обученный профессионал, должны соблюдаться строгие критерии. Расстройство не относится к тому, кто:

  • любит время от времени побыть в одиночестве
  • играет в видеоигры или наслаждается несколькими одиночными делами
  • решает остаться одиноким или не иметь детей
  • зарезервировано и конфиденциально со своими эмоции
  • любит мечтать или фантазировать
  • имеет небольшой или узкий круг друзей
  • не ладит со своей семьей

Ниже приводится общий обзор симптомов шизоидного расстройства личности, установленных DSM-5:

Избегание близких отношений

Если у вас шизоидное расстройство личности, вы можете вообще не чувствовать желания создавать или поддерживать близкие отношения и активно избегать их, даже с членами вашей семьи.

На самом деле, близкое общение с другими может вызвать у вас чувство сильного дискомфорта. Это может привести к тому, что окружающие будут считать вас отчужденным и тоже будут избегать вас.

Даже если вы предпочитаете побыть одному и не хотите близости с другими, вы все равно можете время от времени испытывать чувство разочарования, когда чувствуете, что другие вас отвергают или не понимают.

Однако этого недостаточно, чтобы вы захотели установить с ними активные отношения.

Предпочтение одиночеству

Поскольку вы не заинтересованы в общении с людьми или в близких отношениях, вы можете чаще всего заниматься уединением.Если у вас будет такая возможность, вы, скорее всего, будете проводить все свое время, занимаясь этими делами, вместо того, чтобы проводить время с другими.

Это предпочтение может принимать разные формы. Например, вы можете прийти домой после школы и пойти прямо в свою комнату, чтобы всю ночь играть в видеоигры. Или вы можете быть окружены людьми, но оставаться в своем собственном мире, безразличным к разговорам и событиям вокруг вас.

Одиночная деятельность не дает вам ощущения изоляции или изоляции. Возможно, вам не будет грустно оставаться наедине с собой; вы выбираете быть.

Вы можете столкнуться с профессиональными проблемами, если ваша работа требует, чтобы вы работали в команде или в прямом контакте с другими. Вот почему вы предпочитаете и можете хорошо выполнять положения, которые можно выполнять соло или дома.

Отсутствие интереса к сексуальному опыту

Хотя это и не является правилом, если у вас шизоидное расстройство личности, у вас может быть нулевой интерес к сексуальным отношениям с другими или вообще.

Если у вас есть интерес, вы можете выбрать сексуальный опыт, не связанный с другим человеком.Может быть, у вас очень активная фантазийная жизнь, даже если вы не действуете согласно своим фантазиям.

Если вы занимаетесь сексом с другим человеком, для вас это не связано с близостью или связью.

Возбуждены малым делом

Если у вас шизоидное расстройство личности, вы можете не получать радости или удовольствия от многих занятий. Возможно, вы могли бы посвятить время одному или двум занятиям, например, видеоиграм или головоломкам, но всегда в одиночестве.

Вы, наверное, считаете себя скорее наблюдателем жизни, чем ее активным участником.

Часто вы можете быть поглощены собственными фантазиями, которые могут показаться вам более интересными, чем то, что происходит вокруг. Это еще одна причина, по которой вас могут воспринимать оторванными от людей и ситуаций.

Отсутствие близких друзей или доверенных лиц

Из-за того, что вы не заинтересованы в отношениях и общении с другими людьми, у вас может быть очень мало доверенных лиц, если таковые вообще имеются, кроме, возможно, родственников первой степени.

Возможно, вы не часто встречаетесь или хотите жениться.Если да, то вы не заинтересованы в тесной связи или установлении близости, сексуальной или иной.

Безразлично к мнению других людей

Возможно, вы действительно безразличны к похвале или критике со стороны других людей. Это означает, что вы обычно не отвечаете людям, одобряющим или не одобряющим ваше поведение.

Это может вызвать у вас социальные и личные проблемы, потому что другие могут посчитать вас эгоцентричным и недоступным.

Плоская привязанность и непривязанность

Когда вы живете с шизоидным расстройством личности, другие люди могут описывать вас как лишенного чувства юмора, холодного и невыразительного.

У вас может быть узкий диапазон эмоций. Вы вряд ли выразите что-либо из них.

Это может быть связано с тем, что когда дело доходит до эмоций, вы обычно не испытываете взлетов и падений. Вам также может быть трудно выражать какие-либо эмоции в социальных сетях. Это, в свою очередь, могло означать несколько выражений лица и ровный тон голоса.

Но ваша главная проблема может заключаться в выражении этих эмоций, а не обязательно в их переживании.

Другими словами, вы можете не чувствовать склонности выражать или сообщать о своих эмоциях другим людям, но это не то же самое, что полное отсутствие эмоций.

Шизоидное расстройство личности и аутизм — два разных диагноза. Иногда аутизм может выглядеть как шизоидное расстройство личности. Но это поверхностное сравнение, которое часто происходит из-за неправильного понимания того, что подразумевают оба диагноза.

Аутизм — это нарушение психического развития. Это не расстройство личности. Среди прочего, аутизм может влиять на социальное взаимодействие.

Но аутичный человек не обязательно предпочитает оставаться в одиночестве или избегать близости. У них все еще есть желание общаться с другими.Это не относится к людям с шизоидным расстройством личности.

Некоторые психические расстройства имеют приставку «шизо», но они не обязательно совпадают или имеют одинаковые симптомы. В этом случае шизоидное расстройство личности — это не то же самое, что шизофрения.

Основное различие между этими двумя состояниями заключается в том, что у людей с шизофренией наблюдаются стойкие симптомы психоза, такие как галлюцинации (видение или слышание чего-то, чего не видят другие) или бред (ложные убеждения).

Это нетипичные симптомы шизоидного расстройства личности. Люди с шизоидным расстройством личности не испытывают искажений реальности.

Кроме того, если у вас шизоидное расстройство личности, вы сохраняете способность мыслить абстрактно и можете говорить четко и организованно. Это может быть не так для людей, живущих с шизофренией, когда они переживают приступ.

Иногда, прежде чем получить диагноз шизофрении, человек мог получить диагноз шизоидного расстройства личности или другого кластера расстройства личности в какой-то момент своей жизни.Это потому, что они могут иметь несколько схожих причин и симптомов социальной изоляции.

Другими словами, в некоторых случаях расстройство личности кластера А может предшествовать или быть первым признаком будущего диагноза шизофрении.

Однако это не правило и не означает, что диагноз шизоидного расстройства личности всегда приводит к шизофрении или вызывает ее.

И шизоидные, и антисоциальные расстройства личности являются диагнозами психического здоровья, но каждое состояние имеет свои собственные диагностические критерии и симптомы.Есть много различий и очень мало сходств, если они вообще есть.

Антисоциальное расстройство личности, как видно из названия, антисоциально. Это означает, что есть сильная неприязнь и презрение ко всем другим людям, но нет реального желания жить в изоляции.

Антисоциальное расстройство личности также имеет тенденцию идти вразрез с социальными нормами, проявлять агрессивное поведение и не испытывать угрызений совести.

С другой стороны, если у вас шизоидное расстройство личности, вас считают скорее асоциальным, чем антиобщественным.Вам неинтересно общаться с другими, но вы не испытываете к ним сильных эмоций.

Импульсивное или деструктивное поведение при шизоидном расстройстве личности редко бывает, потому что вы не заинтересованы в объединении или причинении вреда другим.

Это, конечно, принципиальное сравнение. Есть и другие важные различия между этими двумя расстройствами личности. Только специалист в области психического здоровья может поставить точный диагноз.

Шизоидное расстройство личности с большей вероятностью сосуществует с другими типами расстройств личности, например:

  • параноидальным
  • избегающим
  • шизотипическим

Но редко можно найти совпадающие симптомы между шизоидным и антисоциальным расстройствами личности.

Распространено заблуждение, что люди с некоторыми расстройствами личности склонны к насилию или опасны.

Недостаточно научных данных, позволяющих предположить, что риск агрессивного поведения может быть повышен, если у вас есть диагноз шизоидного расстройства личности по сравнению с другими расстройствами личности или если у вас нет диагноза вообще.

Заблуждение могло возникнуть из-за смешения шизоидных и антисоциальных расстройств личности или шизоидного расстройства личности и шизофрении.

Хотя при антисоциальном расстройстве личности и некоторых случаях шизофрении может быть тенденция к агрессивному поведению, при шизоидном расстройстве личности ее почти нет.

Фактически, из-за явной тенденции не испытывать и не выражать сильные эмоции, если у вас шизоидное расстройство личности, вы редко когда-либо сердитесь или чувствуете ненависть, даже если вас спровоцировали.

В нескольких зарегистрированных случаях насилия в отношении лиц с шизоидным расстройством личности, скорее всего, оно было связано с сопутствующими психическими расстройствами, а не с самим шизоидным расстройством личности.

Если вам поставили диагноз шизоидного расстройства личности, вы, возможно, задаетесь вопросом о причинах, по которым у вас шизоидное расстройство личности.

На самом деле в медицинском сообществе нет единого мнения относительно того, что на самом деле вызывает расстройство личности.

Принято считать, что это может быть комбинация следующих факторов:

  • влияние окружающей среды
  • культурное и социальное влияние
  • опыт ранней жизни
  • отношения в детстве
  • генетика и биология

в случае шизоидного расстройства личности , может быть тенденция к развитию расстройства, если есть родственник первой степени родства, которому поставили диагноз:

  • шизоидное расстройство личности
  • шизотипическое расстройство личности
  • шизофрения

Но это не означает, что это происходит каждый раз .

Другие исследования показывают, что депрессия и тяжелое одиночество в первые годы жизни связаны с развитием шизоидного расстройства личности. Это может быть связано с опытом:

По сути, исследований шизоидного расстройства личности недостаточно, чтобы полностью понять или установить его причины и факторы риска.

Может быть, вы не думали о лечении шизоидного расстройства личности. Это не редкость.

Возможно, вы не видите, что вам нужна помощь со своими эмоциями и поведением, и в любом случае вы не заинтересованы в установлении рабочих отношений с терапевтом.

Но лечение может дать вам возможность лучше понять свой образ жизни и улучшить качество вашей жизни.

Психотерапия кажется наиболее эффективным способом лечения шизоидного расстройства личности. Это может помочь вам:

  • узнать о своих эмоциях и поведении
  • развить или укрепить социальные навыки
  • развить или укрепить когнитивные навыки
  • повысить самооценку

Начав терапию, вы можете вместе ставить собственные цели со своим терапевтом, в зависимости от того, что вы хотите получить от лечения.

Некоторые из психотерапевтических подходов, наиболее часто используемых для лечения шизоидного расстройства личности:

  • психодинамическая терапия
  • когнитивно-поведенческая терапия
  • диалектическая поведенческая терапия

Лекарства используются редко. Когда да, то обычно потому, что могут быть сопутствующие условия, которые могут от этого выиграть.

Шизоидное расстройство личности — хроническое психическое заболевание.

Даже если вы не чувствуете мотивации заниматься этим, психотерапия может помочь вам развить или приобрести социальные навыки, которые, в свою очередь, могут улучшить качество вашей жизни.

Эти ресурсы могут помочь вам сделать первый шаг:

Шизоидное расстройство личности Статья


Непрерывное образование

Шизоидное расстройство личности — одно из трех расстройств, входящих в группу А расстройство личности. Людей, страдающих шизоидным расстройством личности, называют отчужденными, притупленными, изолированными, отстраненными и отстраненными. Это упражнение иллюстрирует оценку и лечение шизоидного расстройства личности и подчеркивает роль межпрофессиональной группы в улучшении ухода за пациентами с этим заболеванием.

Цели:

  • Определите эпидемиологию и предполагаемую этиологию шизоидного расстройства личности.
  • Просмотрите анамнез, физическое состояние и оценку шизоидного расстройства личности.
  • Опишите доступные варианты лечения и ведения шизоидного расстройства личности.
  • Опишите стратегии межпрофессиональной команды для улучшения координации ухода и коммуникации для продвижения лечения шизоидного расстройства личности и улучшения результатов.

Введение

В V веке до нашей эры Гиппократ впервые предложил свою теорию юморизма для описания различных темпераментов [1]. Эта идея постулировала, что человеческое поведение можно разделить на четыре различных темперамента: черная желчь, сангвиник (кровь), желтая желчь и мокрота, которые, в свою очередь, коррелируют с четырьмя элементами — землей, воздухом, огнем и водой, соответственно. Гиппократ развил свою теорию, описав черную желчь как меланхолическую, сангвиника как оптимистичного, желтую желчь как раздражительную и холерическую, а мокроту как апатичную.[2] Выводы этой первоначальной теории будут упоминаться вплоть до 20-го века, как видно из описательных терминов, меланхолик, сангвиник и холерик, которые Эмиль Крепелин использовал для описания своих «маниакально-депрессивных пациентов». [3] В конце концов, формальные попытки перечислить типы личности были предприняты в 1952 году, когда было выпущено «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам» (DSM) I, в котором было перечислено семь «личностных расстройств». Этот список был расширен, а затем сжат в последующих трех изданиях DSM, в конечном итоге остановившись на списке из десяти расстройств личности, который представлен в самом последнем издании DSM (DSM V).[4] [5] Согласно последнему консенсусу, расстройства личности объясняются как хронические неадаптивные модели поведения, которые являются негибкими, повсеместными и приводят к социальной изоляции и стрессу.

Эти расстройства делятся на три группы или кластера, а именно A, B и C. Кластер A включает параноидальные, шизоидные и шизотипические расстройства личности. Кластер B состоит из пограничных, нарциссических, театральных и антисоциальных расстройств личности. И, наконец, кластер C состоит из избегающих, зависимых и обсессивно-компульсивных расстройств личности.[6] Особое внимание в этой статье уделяется оценке шизоидного расстройства личности. Прилагательное «шизоид» было первоначально придумано для описания продромальной замкнутости и изоляции, наблюдаемых при шизофрении. Шизоидный тип личности был официально утвержден в DSM III в 1980 году для описания людей, испытывающих значительную неспособность к формированию значимых социальных отношений [7].

Этиология

Хотя окончательно мало что известно об этиологии, предполагается, что наследственность в значительной степени способствует диатезу шизоидного расстройства личности.В исследованиях близнецов с использованием опросников самооценки уровень наследственности шизоидного расстройства личности оценивается примерно в 30% [8]. Неизвестно, какие факторы окружающей среды способствуют возникновению этого расстройства.

Эпидемиология

Исследования показывают, что это заболевание имеет распространенность менее 1%. [7] Не наблюдается разницы в частоте встречаемости у мужчин и женщин. [9]

Патофизиология

Шизоидное расстройство личности — это хроническая модель поведения, продолжающаяся всю жизнь, берущая начало в детстве.Как указывалось ранее, существует предположение о наследственности заболевания, но конкретные генетические причины не определены. В литературе предполагается, что определенные анатомические аномалии (локализованные легионы долей мозга) и биохимические или связанные с нейромедиаторами заболевания играют роль в развитии этого расстройства; однако на данный момент это чисто умозрительные предположения.

История и физические данные

Изоляция — характерная черта в истории шизоидного пациента.У них редко бывают близкие отношения, и часто они выбирают занятия, которые носят уединенный характер. Они нечасто испытывают сильные эмоции, практически не выражают желания сексуальной активности с партнером и, как правило, амбивалентны к критике или похвале [8].

Маловероятно, что человек с шизоидным расстройством личности проявит себя в клинических условиях по собственному желанию, если только его не побуждает семья, или в результате сопутствующего расстройства, такого как депрессия.Как и в случае с большинством расстройств личности, поведение синхронно с эго, и, таким образом, пациент не осознает необходимость адаптации своего поведения. Лица, страдающие расстройствами личности, склонны выводить свои проблемы вовне, рассматривая других как этиологию любого конфликта [8]. Если случайно в клинических условиях появляется человек с шизоидным расстройством личности, в DSM V указываются конкретные диагностические критерии, которые врач должен использовать для оценки. Выраженный притупленный аффект сразу же будет заметен при предъявлении.Пациент будет отстранен, отчужден и, скорее всего, уменьшит симптоматику.

Оценка

Как и в случае с большинством психических расстройств, история болезни пациента направляет клинициста к постановке диагноза. Тщательная социальная и личная история имеет первостепенное значение, а также сбор истории из сопутствующих источников. Как только клиницист установит наличие основного расстройства личности, он или она может использовать последующие диагностические контрольные списки или самооценку, чтобы помочь определить проявляющееся расстройство.[7] [10]

Диагностические критерии шизоидного расстройства личности, как указано в DSM V

  1. Отрыв от социальных отношений с ограниченным диапазоном выражения эмоций, когда они находятся в межличностных условиях. Они начинаются в раннем взрослом возрасте и проявляются в различных контекстах, например в четырех из следующих:
    1. Не желает и не поддерживает близких отношений
    2. Выбирает индивидуальную деятельность
    3. Отсутствие или незначительный интерес к сексуальному опыту
    4. Получает удовольствие от нескольких занятий
    5. Не хватает близких друзей или доверенных лиц
    6. Безразличен к похвале или критике
    7. Демонстрирует эмоциональную холодность, отстраненность или сдержанную аффективность.
  2. Не возникает исключительно во время шизофрении, биполярного расстройства или депрессивного расстройства с психотическими особенностями, другого психотического расстройства или расстройства аутистического спектра и не может быть отнесен на счет физиологических эффектов другого медицинского состояния

Важно, чтобы врач не ставил преждевременный диагноз расстройства личности.Различные болезненные состояния могут иметь общие черты с расстройствами личности. Например, пациент, переживающий большой депрессивный эпизод, может выглядеть социально тревожным и зависимым от других; однако эта «зависимость» носит эпизодический характер, тогда как человек с зависимым расстройством личности демонстрирует хронический анамнез такого поведения. Для подтверждения диагноза может потребоваться обследование пациента в течение длительного периода времени. Наконец, клиницист должен опасаться культурных различий, которые могут проявляться как характеристики расстройства личности.

Лечение / менеджмент

Не существует одобренного метода лечения шизоидного расстройства личности. Тем не менее, некоторые исследования показывают, что психотерапия может помочь улучшить затворнический характер этого расстройства. Фармакотерапия может быть вариантом лечения сопутствующих заболеваний, таких как депрессия. Долг клинициста тактично выделять и выделять неадаптивные поведенческие паттерны пациента и, по неизгладимым словам Фрейда, «сделать бессознательное сознательным.«В идеале клиницист будет поощрять пациента к реализации нового поведения, чтобы противодействовать его врожденным дезадаптивным импульсам. К сожалению, шизоидное расстройство личности практически игнорируется по сравнению с другими расстройствами личности, и поэтому варианты лечения скудны и недостаточно изучены. [11]

Дифференциальная диагностика

Как и в случае с большинством расстройств личности, диагностические признаки шизоидного расстройства личности пересекаются с другими расстройствами личности.К ним относятся:

  • Шизотипическое расстройство личности
  • Параноидальное расстройство личности
  • Избегающее расстройство личности
  • Обсессивно-компульсивное расстройство личности

В частности, шизотипическое расстройство личности имеет множество общих черт с шизоидным расстройством личности. Фактически, считается, что эти два расстройства находятся в одном континууме с расстройствами шизофренического спектра. Этот континуум состоит из шизоидного расстройства личности и шизофрении на противоположных полюсах, причем шизотипическое расстройство находится где-то посередине.Шизотипическое заболевание можно дифференцировать с его более выраженными «магическими» и эксцентричными мыслительными процессами. Параноидальные, избегающие и обсессивно-компульсивные расстройства личности также часто входят в список дифференциальных диагнозов клинициста. Однако, в отличие от отчужденности, наблюдаемой у шизоидов, пациенты с параноидальным расстройством личности часто чрезмерно обижены и могут демонстрировать взрывной гнев. И хотя пациенты с избегающим расстройством личности разделяют черту социальной изоляции, эта изоляция провоцирует страх быть отвергнутым, тогда как больные шизоидом просто амбивалентны по отношению к человеческому контакту.Наконец, пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством личности движимы необходимостью поддерживать контроль и будут использовать рациональную защиту эго для искупления нежелательных эмоций, что выглядит так же амбивалентно, как и пациенты с шизоидным расстройством личности [12] [13].

Прогноз

Как упоминалось во введении, расстройства личности носят хронический и широко распространенный характер и поэтому связаны с тяжелыми прогнозами. В идеале пациент соглашается на долгосрочную психотерапию и в достаточной степени занимается, не испытывая значительных периодов прогулов.Даже в этом случае маловероятно, что пациент когда-либо испытает значительную радость от социальной активности. [14]

Осложнения

Хотя пациенты с расстройствами личности в целом имеют более высокий риск самоубийства, злоупотребления психоактивными веществами и депрессии, пациенты с шизоидным расстройством личности в основном страдают от недостатка социальных взаимодействий. Люди с этим расстройством личности редко бывают агрессивными. Однако расстройства настроения, депрессия и тревожные расстройства встречаются чаще, чем у населения в целом.

Сдерживание и обучение пациентов

Обычно идентифицируемое как наследственное заболевание, передовые методы борьбы с этим расстройством малоизвестны. После того, как расстройство выявлено, врач должен проинформировать семью о природе расстройства и попросить терпения и безоговорочного положительного отношения для достижения наилучших возможных результатов. [15]

Улучшение результатов команды здравоохранения

Шизоидное расстройство личности может привести к серьезным психиатрическим последствиям, если его не распознать и не лечить.Таким образом, чрезвычайно важно, чтобы команда специалистов по оказанию помощи работала слаженно как единое целое для выявления пациентов из группы риска. У пациентов с шизоидным расстройством личности снижается аффективная симптоматика, что может привести к ошибочному диагнозу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *