Каузальная атрибуция это атрибуция: Каузальная атрибуция. Механизмы каузальной атрибуции.

Автор: | 24.05.2018

Содержание

теория и примеры — Блог Викиум

Для начала давайте разберемся с терминологией. Итак, каузальная атрибуция — это один из феноменов человеческого восприятия. Психология выделяет сотни когнитивных искажений, но именно это вызывает особенный интерес. Почему?

Впервые терминологию каузальной атрибуции описал немецкий психолог Фриц Хайдер. Дело было в далеких 20-х годах прошлого века. Психолог занимался вопросам восприятия и интерпретации информации разными людьми. После его громкой диссертации множество специалистов в области психологии продолжили работу над новой теорией.

Если говорить простыми словами, то каузальная атрибуция представляет собой интерпретацию слов или действий другого человека через призму собственного опыта и восприятия. Это происходит в условиях невозможности узнать истинную мотивацию другого человека.

Какие когнитивные искажения можно выделить на базе этой теории?

Приведем несколько примеров, в зависимости от ситуаций.

Например, существует фундаментальная ошибка атрибуции. В рамках этого искажения человек объясняет чужие действия его внутренними факторами. Например: Иванов что-то крайне долго объясняет Петрову. Речь идет об очевидных вещах, но монолог Иванова не прекращается. Петров думает про себя «этот человек — зануда».

Иванов совершает неприятный поступок. Петров, изначально расположенный к нему, думает, что в этих-то условиях и поступить по-другому было нельзя.

Причинами такого когнитивного искажения могут быть разные вещи. В их числе:

  • ложное согласие
  • неравные возможности
  • недоверие к фактам, однако, доверие к суждениям
  • игнорирование несделанного или неслучившегося.

Каузальная атрибуция как культурное предубеждение

Это — суждения о поведении человека на основании его культурных особенностей. Например, многие считают всех азиатов коллективистами, в то время как, согласно тому же предубеждению, большинство европейцев является индивидуалистами. К ярким примерам этого искажения можно отнести, в том числе, множественные анекдоты про армянское радио или Рабиновича.

Участник не равно Наблюдатель

Мы склонны рассматривать поступки других людей через призму своих взглядов на мир. Если мы задействованы в ситуации, то наш взгляд на нее может отличаться, поскольку роли наблюдателя и участника различаются. Когда мы наблюдаем за ситуацией со стороны, наше мнение о ней может существенно отличаться от случаев, когда в той же ситуации мы бы принимали участие.

Характерная атрибуция

Это — случаи, когда человек приписывает поведение или поступки особенностям личности других людей. Например, продавец вам нагрубил. Вы моментально делаете вывод, что у продавца плохой характер, следовательно — он плохой человек. Когнитивное искажение происходит мгновенно.

Своекорыстная атрибуция

Самые простые искажения такого типа можно увидеть в офисной жизни. Например, если человек наконец получает прибавку к зарплате, то считает, что босс его любит. И, напротив, если человек не получает желаемой премии, то списывает этот факт на то, что босс к нему плохо относится. То есть списывает ситуацию на неконтролируемые условия.

Гипотеза защитной атрибуции

Эта гипотеза вытекает из исследований своекорыстной атрибуции. Если описывать ее простыми словами, то можно сказать, что это самооправдание. «Не я причина моих неудач, а обстоятельства». То же самое можно наблюдать и по отношению к окружающим. Например, человек говорит, что «Вот наконец-то ему воздалось по заслугам» — то есть, неприятность случилась с человеком из-за того, что он «плохой». Люди верят в карму, закон бумеранга и прочие вещи, когда не хотят сталкиваться с условиями, которые не могут контролировать.

Гипотеза защитной атрибуции – это социально-психологический термин, относящийся к набору убеждений, которых придерживается человек для функции защиты себя от беспокойства. Говоря проще: «Не я являюсь причиной своей неудачи».

Локус контроля

Это понятие неразрывно связано с каузальной атрибуцией. В рамках него человек приписывает свои неудачи или успехи исключительно внешним или исключительно внутренним факторам. Получаются, своего рода, двойные стандарты. Например, студент получил низкую оценку на экзамене. В рамках этой ситуации локус контроля может проявляться двумя способами:

  1. Я мало готовился к экзамену, мало думал о нем, поэтому получил низкую оценку. Я обязательно исправлюсь и прямо сейчас начну учить билеты.
  2. В низкой оценки виноват преподаватель, который меня невзлюбил с самого начала. И билет еще попался самый сложный из всей. Я не заслуживаю низкой оценки

Как можно избавиться от локуса контроля? Единственный совет: брать полностью на себя ответственность за все что случается с вами. Даже если внешние факторы действительно повлияли на результат.

Локус контроля – это характеризующее свойство личности приписывать свои успехи

Чтобы изменить локус контроля, нужно в первую очередь избавиться от синдрома жертвы. Берите на себя полную ответственность даже в том случае, если внешние факторы действительно очень сильно повлияли на результат.

Как каузальная атрибуция связана с выученной беспомощностью?

При состоянии выученной беспомощности человек, имея все средства для решения проблемы или изменения негативной ситуации, не делает ничего.

Причин этому может быть несколько: культурные установки или ранее пережитая, неудача.

Каузальную атрибуцию, что любопытно, часто используют для того, чтобы понять суть феномена выученной беспомощности.

На данный момент существуют 2 наиболее популярные теории казуальной атрибуции.

Первая их них принадлежит американским психологам Дэвису и Джонсу. Согласно ей, люди уделяют большее внимание преднамеренному поведению людей. Таким образом, преднамеренное поведение обуславливается исключительно внутренними качествами человека, в то время, как на случайное поведения влияют только внешние обстоятельства.

Еще одна теория была разработана в 1967 году Келли. Она считается наиболее известной. Дословное название: модель ковариации. Согласно ей, человек, который ищет причины поведения другой личности, действует как ученый. Он учитывает несколько видов доказательств:

  1. Консенсус
  2. Отличительность
  3. Согласованность

Какие выводы можно сделать?

Если каузальная атрибуция снижает жизненный комфорт, то ее моменты нужно видеть и избегать. Старайтесь контролировать свои мысли и не приписывайте поведению другого человека качества, на которых основываетесь вы. Так вы сможете лучше отстраняться и принимать роль наблюдателя. Каждую ситуацию рассматривайте отдельно и не приписывайте неудачи исключительно внешним факторам, а удачи — исключительно собственным качествам.

Эмоциональные последствия личностной каузальной атрибуции Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ЛИЧНОСТНОЙ КАУЗАЛЬНОЙ АТРИБУЦИИ

М.М. Далгатов,

кандидат психологических наук, доцент,

заведующий кафедрой психологии Дагестанского государственного педагогического университета

Впервые попытку систематически проследить связь между атрибуцией и аффективными проявлениями (эмоциями) индивида сделали Вайнер, Рассел и Лерман ^етег, Яш8е1, Ьегшап, 1978, 1979).

Б.Вайнер рассматривал эмоциональные процессы и состояния как важнейшие составляющие и детерминанты мотивационного процесса. Ученый предпринял попытку интегрировать в своем подходе каузальные атрибуции с эмоциональными реакциями, имеющими последствия для мотивации и самооценки субъекта.

Атрибутивный подход к эмоциональным состояниям, предложенный Б.Вайнером, предполагает анализ временной последовательности, в связи с которой более сложные эмоции возникает постепенно, и этот процесс сопровождается более тонким определением и дифференциацией аффективного опыта [12]. Исследователь приводит следующие примеры, описывающие последовательность возникающих когнитивно-аффективных процессов, отражающих сложность эмоциональных переживаний и их связи с когнициями субъекта.

«Я только что получил двойку за экзамен. Это очень низкая оценка». ^ Это рассуждение вызывает относительно легкие чувства фрустрации и расстройства. Это рассуждение сопровождается высокой самооценкой, чувствами собственной значимости и оптимизма.

Приведенные выше сценарии позволяют нам, в соответствии с теорией атрибуции Б.Вайнера, выде-

лить по крайней мере три типа эмоциональных реакций на результат деятельности, будь то успех или неудача.

Вначале возникают общие позитивные или негативные эмоциональные реакции, такие, как радость или грусть, которые просто отражают факт произошедшего успеха или неудачи. Это так называемые эмоции, не зависящие от атрибуций, — достаточно несложные эмоциональные состояния, возникающие относительно рано во временной последовательности, еще не нагруженные приписываниями личностной ответственности.

За первыми эмоциональными реакциями следует поиск каузальных факторов (причин), ответственных за результат. Осуществление такого рода поиска особенно вероятно тогда, когда результат деятельности, с одной стороны, был неожиданным и негативным, а с другой — личностно значимым для индивида. За идентификацией определенных причин (типов атрибуции) следуют более детальные эмоции. Например, человек может чувствовать себя довольным или расслабленным после успеха, который он связывает (объясняет) с затраченными усилиями, или испытывать чувства благодарности, если тот же самый результат расценивается им как произошедший благодаря помощи других людей. Эти зависимые от атрибуции эмоции являются более сложными и разнообразными, чем эмоции первого типа.

Наконец, третий тип эмоциональных состояний непосредственно связан с основными параметрами каузальных атрибуций (локализация, стабильность, подконтрольность), их базовыми свойствами. Это наиболее когнитивно сложные эмоциональные состояния.

В своих исследованиях Б. етег, 1971). В дальнейшем оно было конкретизировано и выросло в атрибутивную теорию мотивации, описывающую весьма сложные отношения между когни-циями, эмоциями и мотивацией при реализации дос-тиженческой деятельности.

По мнению Б.Вайнера, три параметра каузальных атрибуций — стабильность, локус и контролируемость — имеют разные следствия в плане проявления и порождения эмоциональных состояний индивида. Приписывание успеха или неудачи стабильным причинам (например, способности) влияет на ожидания успеха, а также связано с эмоциями, отражающими представления о будущих результатах. В частности, стабильные причины неудач, такие, как недостаточные способности или сложность задачи, порождают чувства безнадежности, апатии, покорности судьбе, т.е. негативные переживания, связанные с убеждением в том, что будущее не сулит улучшений. Это положение было подтверждено в исследованиях, проводимых в рамках теории выученной беспомощности. Результатами исследований Селигмана, Абрамсона и других ученых было показано, что когниции, основанные на том, что нет связи между усилиями субъекта и последующими результатами, ведут к депрессивным переживаниям [7, 10]. Напротив, атрибутирование неудачи к нестабильным причинам, таким как недостаточность старания, плохое настроение или случайность, должно приводить к более положительным эмоциям успеха в будущем, чем атрибутирование к стабильным причинам.

В ситуации успеха влияние параметра стабильности на ожидания успеха в будущем обратное: стабильные причины порождают мысли о будущих успехах, а нестабильные им не способствуют. Например, человек, уверенный в том, что его выигрыш в теннисном турнире вызван его способностями, бу-

дет ожидать победы в следующей игре. Тот, кто считает, что выигрыш является результатом приложения значительных усилий или случайностью, не будет рассчитывать на успех в следующей игре.

Второй параметр каузальной атрибуции в теории Вайнера — локус контроля. Локус связан прежде всего с гордостью и другими самооценочными эмоциями. В соответствии с параметром локуса, причины бывают внутренними и внешними. Внутренние причины — это способности, усилия, настроение, черты характера и физическое здоровье. Внешние причины включают в себя трудность задания, удачу и помощь со стороны других людей.

Когда человек считает, что успех достигнут за счет внутренних причин, это увеличивает его самоуважение, вызывает чувство гордости и удовлетворенности собой, тогда как причины, воспринимаемые им как внешние, не дают такого эффекта [11]. В случае неудачи, атрибутируемой к внутренним стабильным факторам, наблюдается снижение самооценки. Связь параметра локуса с самооценкой была косвенно подтверждена в социально-психологических исследованиях, посвященных ошибкам атрибуций. Было показано, что люди имеют тенденцию считать себя ответственными за позитивные результаты своей деятельности (т.е. приписывать успех внутренним факторам) и обвинять других в произошедших с ними неудачах (т. е. приписывать неудачи внешним факторам) (Weary, 1978). Такая атрибуция способствует сохранению их самооценки и позитивных представлений о собственной компетентности.

Универсальные Каузальные

Результат —► Оценка —» позитивные или —► атрибуции и ее —► Специфические

действия результата негативные эмоции параметры эмоции

Рис. 1. Схема когнитивно-эмоционального процесса по Б.Вайнеру

Третий параметр атрибуции — это контролируемость со стороны субъекта. Согласно теории Б.Вайнера, контролируемость связана с различными социальными эмоциями, направленными как на себя, например, такие, как вина и стыд, так и на других окружающих людей — гнев и жалость.

Человек испытывает чувство вины, если он потерпел неудачу, причиной которой считает вполне контролируемые факторы. Такие факторы включают в себя не только недостаток или отсутствие усилий (старания), но и любые другие причины, которыми субъект способен сам управлять. Напротив, возникновение чувства стыда более вероятно тогда, когда неудача, по мнению субъекта действия, произошла из-за каких-то причин, не поддающихся его контролю, например, низких способностей.

Так как вина сопровождается эмоциями, связанными с личной контролируемостью фактора (недостаточность усилий при неудаче), она должна мотивировать индивида к действиям. В подтверждение этой гипотезы Covington и Omelich (1984) обнаружили, что студенты, которые сообщали, что испытывали вину после плохо сделанного в середине семестра теста, показали лучшие результаты на экзамене в конце семестра по сравнению со своими однокурсниками, не испытывавшими чувства вины. Таким образом, каузальная атрибуция своих успехов и неудач не только влияет на понимание субъектом ситуации и ведет к различным эмоциональным состояниям, но и определяет будущее поведение субъекта, направленное на достижение поставленных им целей, а также эмоции и поведение других людей по отношению к нему. Каузаль- _ ные атрибуции Каузальные _ь параметры Каузальные следствия —►Поведенческие следствия

Успех Прошлый успех Способности усилия Стабильность Ожидания успеха Достиженческое поведение

Неудача Социальные Нормы Другое Задача Случай Другое Локус Контролируемость Самооценка (гордость) Вина, стыд Настойчивость Интенсивность усилий Выбор

Рис. 2. Модель детерминант, определяющих поведение,

Рассмотрим другую ситуацию, когда ученик, столкнувшись с провалом на экзамене, вспоминает, что он в прошлом хорошо справлялся с экзаменами и что в этот раз он не готовился, не занимался как следует (не старался). Соответственно, он атрибутирует неудачу к недостатку усилий, стараний. Усилия, согласно атрибутивной теории — нестабильная (изменчивая) характеристика субъекта, поэтому в будущем имеет смысл ожидать лучших результатов. Поскольку усилия являются помимо всего прочего внутренней и контролируемой характеристикой (сам ученик может приложить усилия столько, сколько нужно), то она сопровождается чувством вины за плохой результат в сочетании с положительной эмоцией — чувства контроля за поведением. Разумные ожидания успеха в будущем в сочетании с позитивными эмоциональными последствиями — чувством вины — будут мотивировать субъекта и приведут к улучшению его учебной деятельности.

Из приведенных выше примеров следует, что атрибутирование к способностям и атрибутирование к усилиям своих неуспехов (провал на экзамене) приводит к различным мотивационным и поведенческим реакциям на неудачу, так как они обуславливают различные эмоциональные состояния (стыд или чувство вины, чувство компетентности или отсутствие его). Причем атрибуция неуспеха к способности подавляет мотивацию (демотивирует), а атрибутирование неудачи отсутствием или недостатком усилий, наоборот, стимулирует мотивацию. Эти типы атрибуции вызывают также различные ожидания будущего успеха (соответственно, низкие или высокие) [13].

В своих последующих исследованиях в последние годы Б.Вайнер обратился к использованию социально-психологического подхода в изучении каузальных атрибуций. В своем подходе ученый подчеркивает важность рассмотрения дифференцированного влияния не только различных типов атрибуции (способности, усилия, трудности, удачи) субъекта деятельности на его эмоциональные состояния и поведенческие проявления (действия), но и влияние различных атрибуций субъекта на чувства, эмоциональные состояния и поведенческие ре-

направленное на достижение цели по Б.Вайнеру [12]. акции других людей (например, учителей и одноклассников). Последнее, в свою очередь, ведет к изменениям в поведении самого субъекта (Weineг, 2002).

Такие зависящие от типа атрибуции эмоциональные проявления личности Вайнер и его коллеги представляют в виде таблицы.

Таблица 3. Атрибуции и доминирующие эмоции

при неуспехе и неудаче

Атрибуция относительно Эмоции

После успеха После неудачи

Способностей Уверенность в себе, ощущение компетентности Ощущение некомпетентности

Ситуационного старания Нарастание активности Вина, стыд

Стабильного старания Расслабление Вина, стыд

Личностных свойств Повышение самооценки Уныние

Других людей Благодарность Агрессия

Везения или невезения Удивление Удивление

Из таблицы следует, что в случае успеха внутренней локализации соответствуют такие самооценочные эмоции, как гордость, чувство компетентности, уверенность в себе и удовлетворение, а внешней локализации — благодарность, удивление и чувство вины. В ситуации неудачи внутренняя атрибуция провоцировала прежде всего чувство вины, а внешняя — гнев и удивление. Как видно, чувство вины могло сопровождать как успех, так и неудачу с той лишь разницей, что при успехе оно было связано с внешней атрибуцией, при неудаче — с внутренней.

Известный ученый Х.Хекхаузен рассматривает данный вопрос в другом ракурсе: «Если процессы атрибуции приводят к возникновению определенных эмоций, то эмоции позволяют установить, каким причинам субъект приписывает результаты своего действия. Возможно человек поэтому так часто старается сдержать свои эмоции, что хочет скрыть от других те мысли, которые к этим эмоциями при-

вели» [3]. Из этого высказывания следует, что по характеру проявляемых эмоций можно выявить тип атрибуции.

В своей работе Г. Бреслав указывает: «В атрибутивной теории Вайнера основная роль в изменении эмоции приписывается каузальной атрибуции индивидом причин полезности или вредности данного воздействия; эта атрибуция может менять эмоцию и приводить к ее переоценке» (Бреслав, 2004).

Источник пассивности (отсутствие попыток что-либо предпринять), которая является частью этого порочного круга, находится в когнитивной сфере. В состоянии депрессии люди мыслят пессимистически. Их атрибуции «депрессивны». Когда случается что-нибудь плохое, они объясняют это внутренними причинами («это моя вина…») и считают, что не могут самостоятельно добиться каких-либо улучшений в будущем («.и я ничего не могу с этим поделать»). Хорошие результаты относятся на счет временной удачи или действий других людей. Такого рода атрибуции приводят к появлению чувства безнадежности, а следовательно, и к отсутствию попыток изменить свою судьбу (Peterson and Seligman, 1984).

Для поддержания этих депрессивных атрибуций у страдающих депрессией людей возникает повышенная общая склонность к негативным мыслям. Исследования говорят о том, что у хорошо адаптирующихся людей в среднем на каждую негативную мысль приходится по две позитивных (Schwartz and Garamoni, 1986).

У людей, страдающих депрессией, наоборот, на каждую негативную мысль приходится менее одной позитивной. В исследовании Kendall обнаружено, что около 55% их мыслей имеет негативное содержание. («Я недостаточно способный, чтобы поступить в эту школу». «Мной никто не интересуется»). В состоянии депрессии все представляется человеку в мрачном свете.

Атрибутивный стиль понимается как личностная черта, которая является связующим звеном между негативными событиями и депрессией. «Депрессивный атрибутивный стиль» относится к тенденции рассматривать негативные события как вызванные внутренними, стабильными и глобальными факторами.

Поскольку индуцировать клиническую депрессию неэтично, экспериментальные данные, относящиеся к атрибуциям депрессии, выводятся из лабораторных аналоговых исследований, где изучается подавленное настроение. Хотя эти исследования часто дают результаты, согласующиеся с переформулированной моделью усвоенной беспомощности, их трудно генерализовать исходя из временных изменений настроения, индуцированных в лаборатории до наступления клинической депрессии. С такой проблемой не приходится сталкиваться, когда исследуется результат терапии. В одном подобном исследовании (Hollon, Shelton and Loosen, 1991) депрессивным пациентам случайным образом назна-

чали 12-недельное лечение, которое включало в себя когнитивную терапию, или три цикла приема антидепрессантов, или то и другое. Все группы почувствовали облегчение. Интерено, что была корреляция между изменением в атрибуции и изменением в депрессии и при когнитивном (корреляция 0,77), и при комбинированном (корреляция 0,55) лечении. Хотя результат обнадеживает, есть по крайней мере две проблемы. Во-первых, не было корреляции с группой, получавшей лечение препаратами. Почему это произошло? Во-вторых, даже если атрибуции вызвали облегчение, из этого логически не следует, что они вызвали депрессию.

Какой вывод можно сделать об усвоенной беспомощности? Во-первых, весомых проверок атрибутивной переформулировки усвоенной беспомощности не проводилось. Хотя исследование ожиданий, самого прямого детерминанта беспомощности считается решающим в проверке истинности модели (Alloy, 1982), такого исследования не было. Точно так же исследование паттернов постулированных атрибутивных реакций (внутренний, стабильный, глобальный) проводилось в пользу проверки средних оценок по параметрам. Но средние оценки могут быть генерированы многочисленными, разнообразными паттернами реакций (Homeffer and Fincham, 1995). Наконец, мы очень мало знаем об истоках развития атрибуций, связанных с усвоенной беспомощностью (Fincham and Cain, 1986), и это важное упущение, если мы стремимся предотвратить усвоенную беспомощность.

Несмотря на эти проблемные моменты, некоторые данные наводят на мысль, что атрибуции важны для понимания депрессии или, что, вероятно, более правдоподобно, подтипа депрессии. Хотя каузальная картина пока не ясна, по-видимому, можно утверждать, что атрибуции, описанные в модели, являются фактором уязвимости, который может привести к депрессии при наличии стрессового жизненного события. Наверное, важнее всего то, что данные разработки привели к фокусировке внимания на атрибуциях, которые теперь связывают с множеством проблем.

По нашему мнению, реальное достижение переформулированной модели — лучшее понимание не депрессии, а многих других проблем, где применение каузальных параметров, постулированных в модели, продвинуло понимание проблемы. Прежде чем обратиться к примеру близких отношений, мы коротко рассмотрим влияние теории атрибуции на лечение.

Выделенные М. Селигманом оптимистический и пессимистический стили объяснения как приятных, так и неприятных событий (личностно значимых) отличаются друг от друга по таким параметрам, как постоянство, глобальность и персонализация (личная ответственность).

Постоянство. Люди, отказавшиеся от борьбы и ощутившие беспомощность, считают, что причины неприятных событий, происходящих в их жизни,

постоянны. Люди же, не прекращающие бороться, наоборот полагают, что неприятные события — явление временное. Приятные события пессимисты расценивают как нечто временное. Оптимисты же, наоборот, считают их более или менее постоянными.

Глобальность. Когда пессимисты переживают нечто плохое, они распространяют это на всю свою жизнь. Их взгляд на неприятные события универсален. Оптимисты, напротив, ощущают, что жизнь не всегда такова, какой хотелось бы ее видеть. Они воспринимают жизнь как состоящую из отдельных частей, в каждой из которой есть своя ценность, которую нужно сберегать. Пессимисты объясняют приятные события временными причинами, например настроением, приложенными усилиями, а оптимисты стабильными — например, чертами характера и способностями [6].

Два параметра объяснительного стиля — глобальность и постоянство, согласно теории М.Селигмана, лежат в основе «надежды» и «безнадежности». Человек, полный надежд, считает неприятные события специфическими и временными, потерявший же надежду, напротив, — постоянными и универсальными.

Персонализация: интернальная — экстернальная. Столкнувшись с неприятными событиями, человек склонен либо винить себя самого (интернальное объяснение), либо кого-либо другого (экстернальное объяснение). В психологии установлено, что люди с низкой самооценкой винят во всех неприятностях самих себя, а люди с высокой самооценкой склонны обвинять других. Стиль объяснения приятных событий противоположен стилю объяснению неприятных. Если человек считает, что причина приятных событий он сам, то он себе нравится и испытывает положительные эмоции. В то же время человек менее склонен быть довольным собой, когда приятные события им объясняется как результат внешних обстоятельств, которые от него не зависят.

Вместе с тем Селигман предусмотрительно отмечает, что, несмотря на все преимущества экстер-нальной системы представлений, он не призывает превращаться в таких людей, поскольку в жизни важна ответственность [10]. По мнению Б.Вайнера, в конечном итоге человек должен научиться быть ответственным за то, что может контролировать, и не брать ответственность за не контролируемое им [13].

Анализируя теорию М.Селигмана, Р.Фрэнкин задается вопросом: как можно показать, что пессимистический стиль объяснения событий — причина депрессии? Один из способов — посмотреть, как на таких людей влияют неприятные события. Селигман доказал, что пессимисты в большей мере поддаются депрессии. «Обследовав студентов, которые не экзамене получили оценку ниже, чем та, на которую они рассчитывали, он установил, что у людей с пессимистическим мышлением чаще отмечаются депрессивные симптомы. В другом исследовании испытуемыми были заключенные. Селигман обнару-

жил, что пессимисты, попавшие в места лишения свободы, переживают более тяжелую депрессию, чем оптимисты» [6].

В силу своего пессимистического мышления депрессивные личности создают крайне негативную картину мира. Поэтому «одной из основных характеристик как людей с депрессией, так и с повышенным уровнем тревожности является присущая им тенденция к чрезмерному глубокому анализу, или руминициям» [6].

Пессимистический стиль объяснения, по данным ряда исследований, связан с целым рядом показателей состояний здоровья. В частности, «люди — пессимисты» больше жалуются на свое самочувствие; у них отмечаются более высокое систолическое и диастолическое кровяное давление. Все эти результаты подтверждают идею о том, что необходимо поддерживать позитивный эмоциональный настрой [6].

Разные типы атрибуции, помимо качественных характеристик вызываемых ими эмоций, отличаются еще уровнем (степенью) их аффектогенности. По мнению Х.Хекхаузена и его коллег, «приписывание себе способностей после успешного результата сопровождалось большим аффектом, чем приписывание себе усилий. После неудачи неудовлетворенность собой была тем меньше, чем больше человек относил ее на счет недостаточных усилий, а не способностей» [5]. В то же время неудача на фоне значительных усилий переживается удручающе, поскольку она приводит к выводу о невысоких способностях.

Автор считает, что самооценочные эмоции, связанные с внутренней локализацией причин (в частности, способности и усилия), обладают значительно большей мотивационной силой, выполняют мотивирующую функцию. «Если человек потерпел неудачу из-за того, что слишком мало старался, то он испытывает ощущение вины: он не сделал наилучшим образом то, что было вполне в его силах. За это он сам несет ответственность. Иначе обстоит дело в том случае, когда причиной неудачи стали недостаточные способности субъекта. В этом случае результатом оказывается стыд: субъект ощущает, что он осрамился перед окружающими, поскольку он вынужден признать перед лицом других людей свой изъян, за который он хотя и не несет ответственности, но который является его долговременной характеристикой. Таким образом, различие между стыдом и чувством вины проходит по показателю подконтрольности события» [5].

В случае же успеха испытуемые чаще всего сообщают о чувстве гордости, а также о чувстве собственной компетентности. Гордость представляет собой социальную эмоцию, чувство, возвышающее победителя над побежденными [5].

Отечественный психолог А.Б. Орлов отмечает, что влияние атрибуции при, как он называет, психологической причинности на мотивацию деятельности и в целом на поведение опосредовано различ-

ными эмоциональными переживаниями индивида. Автор подчеркивает, что причинные схемы не являются сугубо рациональными, рассудочными конструктами, действующими исключительно по законам чистой логики. «Действие причинных схем всегда сопровождается разного рода эмоциональными переживаниями и чувствами. Более того, сами эти чувства выступают в качестве весьма существенных промежуточных факторов, влияющих на мотивацию поведения» [4]. Действительно, несмотря на разницу в расставляемых акцентах, большинство теоретиков согласны с тем, что эмоции играют очень важную роль в мотивации деятельности человека [6].

Связь атрибуции с эмоциональными переживаниями была выявлена экспериментально. В одном из таких экспериментальных исследований учащихся попросили указать на специальных шкалах интенсивность различных эмоциональных переживаний героев вымышленных рассказов, в которых приводились типы атрибуции (причинные объяснения) успеха и неудачи. Результаты исследования показали, что изменение причинных схем (типов, стилей атрибуции) ведет к неминуемому изменению доминирующих чувств и эмоциональных переживаний.

В обзоре, посвященном проблеме атрибуции, О.А. Гулевич, И.К. Безменова также указывают на эмоциональные последствия процесса атрибуции. В частности, приписывание неудачи личностным особенностям ведет к возникновению чувства стыда, а трудностям задания или несправедливости — удивление и гнев. В то же время, в случае контролируемости внутренних причин (например, усилия) у человека возникает чувство вины, а при недостатке контроля — подавленности. Поэтому атрибуция не только влияет на понимание ситуации и определяет будущее поведение, она важна и потому, что помогает определить, понять, какие чувства при этом испытывает человек [2].

Исследования, посвященные проблеме самоуважения, также показали, что атрибутивные процессы, стиль объяснения так или иначе связаны с проявлениями уважения или неуважения личности к себе.

Неуважение к себе определяют как «стыд, проистекающий из представления об отсутствии у себя навыков и способностей, ценимых значимыми для меня людьми» [6]. Люди с низким уровнем самоуважения не ставят перед собой смелых целей, не воспринимают похвалу со стороны социального окружения, вредят себе. По мнению Franken и Prpich (1996), людям с низким уровнем самоуважения свойственны пессимизм и отчаяние.

Факт того, что оптимисты кажутся более здоровыми, чем пессимисты, может объясняться следующим: они в большей мере склонны к поведению, способствующему сохранению и укреплению здоровья. Оптимисты гораздо чаще преодолевают трудности, сосредотачиваясь на проблеме, а не на своих эмоциях. Они выходят из стрессовых ситуаций, используя более активные копинг-стратегии.

Больше занимаются физическими упражнениями

(M.Kavussanu, E.McAuley, 1995), последовательнее в соблюдении рекомендуемых медициной правил сохранения здоровья (Scheier, Carver, 1987).

Таким образом, теоретический анализ проблемы взаимосвязи атрибуции и эмоциональных проявлений личности показывает, что причинное объяснение собственного поведения, своих успехов и неудач в деятельности выступает в качестве важнейшего фактора, детерминирующего эмоциональные реакции индивида. Более того, каждому типу и стилю атрибуции соответствует та или иная форма эмоциональных переживаний. При этом одни эмоции и чувства мотивируют деятельность, повышают ее эффективность, другие же, наоборот, способствуют снижению мотивации и продуктивности деятельности. Следует также отметить, что каждый из параметров изменений (по Вайнеру или по Селиг-ману) связан с определенными эмоциями. В частности, локус причинности связан с гордостью, стабильность с надеждой или безнадежностью, контролируемость — со стыдом, благодарностью, жалостью

Литература

1. Бреслав Г.М. Психология эмоций. — М.: Смысл, 2004.

2. Гулевич О.А., Безменова И.К. Атрибуция: общее представление направления исследований, ошибки. Реферативный обзор. — М.: РПО, 1998.

3. Зимбардо Ф., Лайпе М. Социальное влияние. -СПб.: Питер, 2000.

4. Орлов А.Б. Методы изучения, активизации и развития мотивации учения в современной зарубежной психологии — М., 1999.

5. Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. -СПб.: Питер; М.: Смысл. 2-е изд., 2003.

6. Фрэнкин Р. Мотивация поведения: биологические, когнитивные и социальные аспекты. — СПб.: Питер., 2003.

7. Abramson L.Y., Seligman M.E.P., Teasdale J.D.. Learned helplessness in humans. Journal of Abnormal psychology. Vol. 87.

8. Graham S. A review of attribution theory in achievement contexts. Educational Psychology Review, Vol. 3.

9. Peterson C., Semmel A., von Bayer C., Abramson L., Metalsky G., Seligman M.E.P. The attributional style questionnaire. Cognitive therapy and research, vol. 6.

10. Seligman M.E.P. Ltarned optimism. N.Y., A. Knopf, 1990.

11. Weiner B. An Attributional Theory of Achievement Motivation and Emotion. Psychological Review, Vol. 92, 1985.

12. Weiner B. An attributional theory of motivation and emotion. New York: Springer-Verlag., 1986.

13. Weiner B. Judgments of responsibility. New York: Guilford, 1995.

Социальная каузальная атрибуция — Этнопсихология Библиотека русских учебниковів

К началу 70-х гг XX в одно из ведущих мест в мировой социальной психологии занимала проблематика каузальной атрибуции. Однако результаты многочисленных исследований, проводившихся на интериндивидуальному в уровне, в перспективе межличностных отношений не могли переноситься на уровень отношений между социальными общностями, в том числе и этническими. На отсутствие социального характера в американских концепц иях атрибуции обратили внимание европейские ученые. В связи с этим. Ж-К. Дешам отметил, что»бесполезным было бы изучение процессов атрибуции без учета отношений между группами и взаимодействия между индивидами, как и принадлежат к разным социальным категориямьних категорій».

Теорию социальной атрибуции было обосновано европейскими психологами. М. Хьюстоном и. И. Ясперсом. Социальная (или групповая) каузальная атрибуция — это интерпретация поведения и результатов деятельности людей по признаку их групповой принадлежностисті.

Такая атрибуция является социальной по происхождению, поскольку появляется и развивается в результате социального взаимодействия между индивидами или под влиянием социальной информации время эта атрибуция является групповой: 1) как объект направленности (на представителя конкретной социальной группе) и 2) ввиду сходство членов социальной группы и межгрупповые различияі.

Основная функция социальной каузальной атрибуции состоит в формировании, поддержании или усилении позитивной групповой идентичности. Так, основной функцией етиюцентричнои атрибуции является предоставление человеком перева аги представителям своей группыи.

Стратегия сохранения позитивной групповой идентичности. М. Хьюстона и. И. Ясперса заключается в использовании таких этноцентрических атрибуций, согласно которым положительное поведение (успех) своей группы и негативное п поведение (неудача) чужой группы объясняются с помощью факторов, а негативное поведение (неудача) своей группы и положительная поведение (успех) чужой группы — с помощью внешних факторовів.

известное эмпирическое исследование, на результаты которого ссылаются практически все исследователи проблем социальной атрибуции, было проведено в начале 70-х гг в. Южной. Индии. Испытуемым-индуистам пр ропонувалы описания четырех ситуаций, в которых индуист или мусульманин совершает социально желательные и социально нежелательные поступки (лавочник проявляет щедрость или обманывает покупателя, учитель хвалит или наказывает ученика, дом овласник приглашает в дом или не обращает внимания на прохожего, который попал под ливень и т др.). Испытуемым необходимо было интерпретировать поведение представителей двух конфессий с помощью одного и из предложенных факторов, которые принадлежали к двум группам: I) стечение обстоятельств, правила поведения, установленные в обществе и т др. (внешние) 2) щедрость или жадность торговца, плохой или хороший характер тер учителя и т др. (внутренниенутрішні).

Полученные результаты убедительно подтвердили стратегию сохранения позитивной групповой идентичности. Исследуемые придерживались этноцентрических атрибуций — внутренние факторы приписывались социально-желательные й поведении представителей своей группы и негативному поведению мусульман и наобороти.

Подобные атрибуции были выявлены и в результате проведения ряда исследований, в которых приняли участие представители этнических общностей. В связи с этим ученые стали рассматривать использование этноцентрических атрибуций как элементарную ошибку атрибуцийї.

Однако впоследствии социальные психологи выяснили, что этноцентрические атрибуции, в которых отдается предпочтение своей группе, не являются универсальными. Во-первых, члены групп подчиненного меньшинства, которые не видят альтернатив что одо существующей системы, довольно часто используют этноцентрические атрибуции, отражающие тенденцию к обесцениванию своей группы и предпочтения доминантной группе. Например, китайцы, как представители дискриминуемого меньшинства в. Малайзии, с помощью факторов объясняли позитивное поведение малайцев (группы большинства), а не членов своей группыпи.

Во-вторых, атрибуции, которые были продемонстрированы индуистами в. Южной. Индии и китайцами в. Малайзии, можно представить как полюса определенного континуума, отвечают достаточно высокому уровню фаворитизм м и являются эмпирическими индикаторами межгрупповой дифференциации в форме противопоставления.

При благоприятных условиях межэтнического взаимодействия (отсутствие открытых конфликтов, относительное равенство статусов и т др.) для поддержания положительной этнической идентичности не нужно создавать этноцентрические ат трибуции. При предпочтение одной из групп в атрибуции может проявляться неодинаковое отношение к отдельным сферам жизнедеятельности двух общностей. Дифференциация собственной и чужой групп будет находиться в пределах от противопоставления в пользу своей группы к противопоставлению в пользу чужой группрупи.

Эти выводы были подтверждены и результатами исследований, проведенных. ТГ. Стефаненко в конце 80-х гг XX в. В исследовании приняли участие московские студенты. Исследуемые чаще объясняли положительную пове единку советского прохожего, который помогает иностранному туристу, что заблудился, за счет внутренних факторов (качеств чуткости и бескорыстия у советского прохожего). В противоположность, такую ??пове динка американского прохожего, по их мнению, было обусловлено внешними факторами (обстоятельствами). Выявлены этноцентрические атрибуции (с противопоставлением в пользу своей группы) основывались на позитивных для этой сферы автостереотипы, которые являются основным источником для интерпретации поведения и достижений группы с помощью внутреннего фактораинників.

При объяснении успехов и неудач советского и американского научных коллективов исследуемые продемонстрировали внешне групповой фаворитизм — противопоставление в пользу чужой группы. Так, среди внутри ишних факторов достижений студенты назвали такие стереотипные качества американцев: трудолюбие, деловитость, предприимчивость. Неудачу советских ученых, по мнению испытуемых, было обусловлено недостаточно ю трудолюбием, предприимчивостью и т др. . Тогда как наиболее возможным фактором неудачи американских ученых выступило невезениеіння.

Таким образом, этноцентрическое определения факторов поведения и результатов деятельности в значительной мере влияет фактор локуса, то есть, какие именно факторы используются в приписывании: внешние или внутренние н.

В современном мире этноцентрические тенденции, которые используются для поддержания положительной этнической идентичности, могут способствовать формированию и сохранению враждебных стереотипов и препятствовать способам уре егулювання межгрупповых конфликте.

79.Понятие и теория каузальной атрибуции

  1. Понятие и теория каузальной атрибуции

Вопрос о различных типах причин, которые могут быть приписываемы объекту восприятия, это вопрос о том, «откуда» вообще берутся приписываемые причины. На этот вопрос и отвечает развернутая теория атрибутивного процесса, предложенная Г. Келли. В этой теории разбираются два случая.

1. Когда воспринимающий черпает информацию из многих источников и имеет возможность различным образом комбинировать поведение объекта и его причины, выбрав одну из них. Например, вы пригласили кого-то в гости, а тот человек отказался. Как объяснить, в вас ли здесь дело или в приглашенном? Если вы знаете, что этот человек отказал в это же время и другим друзьям, а в прошлом вас не всегда отвергал, то вы скорее припишите причину отказа ему, а не себе. Но это возможно лишь в том случае, если у вас есть неоднократные наблюдения.

2. Когда воспринимающий имеет одно-единственное наблюдение и тем не менее должен как-то объяснить причину события, которых может быть несколько. В нашем примере о водителе, сбившем пешехода, вы ничего более не знаете ни о водителе (сбивал ли он раньше других пешеходов или это с ним случилось в первый раз), ни о пешеходе (может быть, он так невнимателен, что и раньше много раз становился жертвой автомобилистов). В данном случае воспринимающий, имея лишь одно наблюдение, может допустить много различных причин.

Для каждого из этих двух случаев предназначен специальный раз-дел теории Г. Келли: первый случай рассматривается в «модели анализа вариаций» (ANOVA), второй — в теории каузальных схем.

Модель анализа вариаций содержит перечень структурных эле-ментов атрибутивного процесса: Субъект, Объект, Обстоятельства. Соответственно называются три вида причин: личностные, объектные (или стимульные) и обстоятельственные. Три вида элементов и три вида причин составляют «каузальное пространство». Это каузальное пространство изображается при помощи куба, стороны которого обозначают виды атрибуции. Сущность процесса приписывания причин заключается в том, чтобы находить адекватные варианты сочетания причин и следствий в каждой конкретной ситуации. (Надо помнить, что в этом случае воспринимающий имеет возможность пользоваться данными многих, а не одного наблюдения и в результате этого определить одну причину. ) Лучше всего это пояснить на примере (вариант описанного в литературе).

Петров сбежал с лекции по социальной психологии. В чем причина этого поступка:

— в «личности» Петрова, и тогда мы должны приписать личностную причину;

— в качестве лекции, и тогда мы должны приписать объектную причину;

— в каких-то особых обстоятельствах, и тогда мы должны приписать обстоятельственную причину?

Для ответа на этот вопрос необходимо сопоставить данные других наблюдений. Их можно свести в три группы суждений (основанных на предшествующих наблюдениях).

1. а) почти все сбежали с этой лекции; б) никто другой не сбежал с нее.

2. а) Петров не сбежал с других лекций; б) Петров сбежал и с других лекций.

3. а) в прошлом Петров также сбегал с этой лекции;

б) в прошлом Петров никогда не сбегал с нее. Теперь, чтобы правильно подобрать причину, нужно ввести три «критерия валидности»:

подобия (консенсус), подобно ли поведение субъекта (Петрова) поведению других людей?

различия, отлично ли поведение субъекта (Петрова) к данному объекту от отношения его к другим объектам (лекциям)?

соответствия, является ли поведение субъекта (Петрова) одинаковым в разных ситуациях?

Если: низкое подобие (16), низкое различие (26), высокое соот-ветствие (За), то атрибуция личностная (16—26—За).

Если: высокое подобие (1а), высокое различие (2а), высокое со-ответствие (За), то атрибуция объектная (1а—2а—За).

Если: низкое подобие (16), высокое различие (2а), низкое соот-ветствие (36), то атрибуция обстоятельственная (16—2а—36).

Каузальная атрибуция. Люди, познавая друг друга, получают сведения путем наблюдения, т. к., полученной информации недостаточно для надежных выводов, наблюдатель начинает приписывать вероятностные причины поведения и характерологические черты личности партнера по общению. Каузальная атрибуция — это интерпретация субъектом межличностного восприятия причин и мотивов поведения других людей. Слово «каузальный» означает «причинный». Атрибуция — это приписывание социальным объектам характеристик, не представленных в поле восприятия.

Показательно, что одни люди склонны в большей мере в процессе межличностного восприятия фиксировать физические черты (в этом случае сфера «приписывания» существенно сокращается), другие воспринимают преимущественно психологические черты характера окружающих. В последнем случае открывается широкий простор для приписывания. Особенно значительна эта роль приписывания, как отмечает Г.М. Андреева, при формировании первого впечатления о незнакомом человеке. Это было выявлено в экспериментах А.А. Бодалева. Так, двум группам студентов была показана фотография одного и того же человека. Но предварительно первой группе было сообщено, что человек на предъявленной фотографии является закоренелым преступником, а второй группе о том же человеке было сказано, что он крупный ученый. После этого каждой группе было предложено составить словесный портрет этого человека. В первом случае были получены соответствующие характеристики: глубоко посаженные глаза свидетельствовали о затаенной злобе, выдающийся подбородок — о решимости «идти до конца в преступлении» и т. д. Соответственно во второй группе те же глубоко посаженные глаза говорили о глубокой мысли, а выдающийся подбородок — о силе воли в преодолении трудностей на пути познания и т.д.

Каузальная атрибуция в общении — Студопедия

В процессе социального взаимодействия человек воспринимает другого вместе с его действиями и «через» действия. От адекватности понимания действий и их причин во многом зависит построение взаимодействия с другим человеком и в конечном счете успешность совместной деятельности. Существует довольно обширное направление в социальной психологии: исследования процессов и результатов каузальной атрибуции (приписывания причин) поведения.

Каузальной атрибуцией называется стремление людей найти объяснение тому, что происходит с ними и вокруг них. Такие объяснения необходимы людям по разным причинам.

1. Когда человеку понятно то, что происходит с ним и вокруг него, он в состоянии управлять происходящим и но мере возможности избегать неприятных последствий, непредвиденных событий как для себя самого, так и для близких ему людей.

2. Человек в этом случае избавляется от чувства тревоги, связанного с непониманием происходящего.

3. Понимание происходящего позволяет человеку вести себя разумно в сложившейся ситуации, выбирать рациональный способ действий.

Каузальная атрибуция.Когда возникает казуальная атрибуция? Она возникает в тот момент, когда возникают неожиданные преграды и трудности на пути совместной деятельности. При возникновении трудностей и конфликтов, при столкновении интересов, взглядов. Когда это происходит, люди прибегают к каузальной атрибуции, т.е. мы стараемся приписать причины поведения другим людям – объяснить поведение других. Чем больше затруднений встречается при взаимодействии, тем более серьезно мы подходим к поиску причин.


В качестве примера: кто-то опаздывает на свидание с приятелями. Один из ожидающих считает, что это связано с плохой работой транспорта, другой, что опоздание — результат легкомыслия, третий – сомневается, не сообщил ли он опаздывающему другое, неверное место встречи, четвертый – что их специально заставляют ждать.

Таки образом у всех разные представления о причинах опоздания. 1 – обстоятельства, 2 – особенности личности, 3 – причина в себе, 4 – опоздание намеренное и целенаправленное. Причины мотивирования атрибуции разные, потому что приятели по- разному проводят атрибуцию.

Барьеры общения: эффекты каузальной аттрибуции

Барьеры общения: эффекты каузальной атрибуции 

Единственная известная мне роскошь — это роскошь человеческого общения. (c) Антуан де Сент-Экзюпери.

Научиться понимать своего партнера и правильно доносить до него свои мысли целое искусство.


На первый взгляд, общение может показаться исключительно процессом обмена словами и действиями между людьми. И в тоже время не возникало бы никаких трудностей понимания (да и психологи были бы не нужны), если бы это утверждение соответствовало правде жизни.
Психика человека устроена таким образом, что сравнивает все происходящее с известными ей фактами и пытается найти логическое обоснование непонятным вещам. Общение не является с этой точки зрения исключением.

Феномен социального (межличностного) восприятия, когда человек интерпретирует действия других людей, а также свои собственные, в психологии носит название каузальной атрибуции. Это — барьеры общения, возникающие из-за ошибок восприятия. Объяснение явлению каузальной атрибуции довольно простое. Людям свойственно пытаться выяснить причины поведения других людей. А так как полученной в результате простого наблюдения информации зачастую недостаточно, то наблюдатель находит в своем опыте вероятные причины поведения и приписывает их наблюдаемому человеку. В реальной жизни это выглядит как череда факторов и эффектов, влияющих на отношение к собеседнику.

  1. Фактор «превосходства» возникает тогда, когда нам кажется, что человек, превосходящий нас по одному качеству, лучше как личность в целом. Так, если я вижу в себе отсутствие сильной воли, а у другого ярко выраженные лидерские качества, то, скорее всего я решу, что и в других сферах жизни он превосходит меня.
  2. Фактор «привлекательности». Внешне привлекательных людей мы склонны оценивать как более приятных. Например, миловидным девушкам чаще приписывают такое качество характера как доброта.
  3. Фактор «отношения». Людей, которые поддерживают наши взгляды или хорошо к нам относятся, мы воспринимаем как более значимых, чем несогласных с нами.
  4. Эффект «проекции» означает, что приятному собеседнику мы приписываем наши достоинства, а неприятному — недостатки.
  5. Эффект «средней ошибки» — склонность недооценивать выдающиеся особенности другого человека и усреднять их.
  6. Эффект «авансирования» заключается в приписывании человеку несуществующих положительных качеств, что часто приводит к дальнейшему разочарованию в нем.
  7. Эффект «ореола» возникает, когда мы ориентируемся на первичную информацию при оценке другого человека. В результате при получении изначально положительной информации, другой будет восприниматься позитивнее, чем в реальности, и наоборот.
  8. Эффекты «первичности» и «новизны» означают, что при противоречивой информации мы обращаема большее внимание на первичную информацию о незнакомых людям и придаем большее значение новым сведениям о старых знакомых.

Надо заметить, что в ситуации общения всегда участвует бОльшее количество персонажей, чем кажется на первый взгляд. Психолог Дж. Холмс, описывая разговор выдуманных Джо и Генри, говорил о том, что в действительности общение происходит между 6 людьми:

~ Джон, каков он есть на самом деле;
~ Джон, каким он сам видит себя;
~ Джон, каким его видит Генри.
Соответственно три «позиции» со стороны Генри.

В дальнейшем Т. Ньюком и Ч. Кули добавили еще две роли:
~ Джон, каким ему представляется его образ в сознании Генри;
~ Генри, каким ему представляется его образ в сознании Джо.

Таким образом, в разговоре двух людей на самом деле участвуют 8 персон. Привести эти образы к единому знаменателю и увидеть реального человека бывает ох как нелегко! А барьеры общения в сочетании с эффектами каузальной атрибуции часто превращают диалоги в обмен фантазиями.

И все же, кто предупрежден — тот вооружен.  Помня про эффекты каузальной атрибуции, научиться общаться так, чтобы было комфортно обоим, гораздо проще. Психология в данной ситуации является хорошим подспорьем. Тренинги общения, цель которых — преодолеть барьеры общения, развить способности слышать себя и партнера, а также научиться в понятной для другого форме доносить информацию — становятся первым шагом в искусстве эффективных коммуникаций. А если групповая форма работы кажется неудобной, то аналогичные задачи вполне решаемы на индивидуальных сессиях с терапевтом.

Общение, как и любой психологический процесс, может стать болотом, вытягивающим силы, а может превратиться в источник ресурсов для успешной жизни.

 


Читайте также: 
Как создать доверие в паре: первые шаги 
Доверие между мужчиной и женщиной. Что это такое?

Перейти к разделам: 
Женская психология: семья, беременность, роды
Индивидуальные и семейные психологические консультации
 
Психолог-консультант:

Ксения Лагодная — психолог, консультирует по вопросам трудностей в мужско-женских отношениях.

Записаться на консультацию к К. Лагодной

 

Тэги: восприятие, каузальная атрибуция, общение, отношения в паре

Бондаренко Т.А. Русские немцы: особенности социальной каузальной атрибуции

РУССКИЕ НЕМЦЫ: ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОЙ КАУЗАЛЬНОЙ АТРИБУЦИИ

Красногорский колледж,
г. Красногорск, Россия

Ph.D. in Psychology

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Актуальность рассмотрения проблемы особенностей социальной каузальной атрибуции обусловлена сложными взаимоотношениями между Россией и Германией, складывающимися в последнее время на фоне введения санкций в отношении России. В то же время, несмотря на осложнение взаимоотношений между странами, между ними не происходит разрыва отношений. Как отмечает Е.В. Черненко, «периодическая печать Германии уделяет постсовесткой России больше внимания, чем пресса других государств. Это связано с устойчивым интересом немцев к нашей стране, обусловленным пусть не всегда простыми, но традиционно тесными взаимоотношениями между Россией и Германией» [4, с. 16]. Прежде всего, отметим, что социальная каузальная атрибуция заключается в интерпретации поведения и результатов деятельности людей по признаку их групповой принадлежности. Роль ее в каждой стране важна, так как ее основная функция состоит в формировании, поддержании или усилении позитивной групповой идентичности, что представляется важным как для Германии, так и для России. Не простым представляется в данных условиях положение русских немцев, которые испытывают сложность своей идентификации (отождествления) с русским или немецким народом. В этой связи мы можем говорить о двух аспектах данной идентичности. Во-первых, в личном аспекте, что и создает личную самотождественность «я-немец» или «я-русский». Во-вторых, в социальном аспекте, где формируется многообразие социальных «я» индивида. В то же время, социальными психологами подтверждается стратегия сохранения позитивной групповой идентичности. При этом русские немцы испытывают затруднения и в приверженности этноцентрических атрибуций, то есть внутренних факторов приписывания социально-желательных или негативных качеств и поступков в поведении представителей немецкой и русской этнических групп. Взаимоотношения и взаимовосприятие русских и немцев очень непростое явление, в котором важнейшее значение имеет психологическая составляющая. Она подразумевает – на основе психологической закономерности «мы-они», «свои-чужие» – прежде всего, взаимовосприятие, в результате которого у одного народа складывается образ другого и отношение друг к другу. Рассмотрим факторы, способствовавшие закреплению в сознании русского немца восприятия образов «русский» и «немец». Несомненно, на данном восприятии отложилось отношение двух народов на уровне «коллективного бессознательного» по К. Юнгу, предложившего данный термин для обозначения особого класса психических явлений, которые в отличие от индивидуального (личного) бессознательного являются носителями опыта филогенетического развития человечества, передающегося по наследству через мозговые структуры. Содержанием коллективного бессознательного, по Юнгу, выступают архетипы — всеобщие априорные схемы поведения, которые в реальной жизни человека наполняются конкретным содержанием. В коллективном бессознательном отразились последствия двух мировых войн – Первой и Второй. Как отмечает Е.С. Сенявская, «образ «врага-зверя» надолго стал той призмой, через которую в российском народном сознании воспринималась не только германская армия, но и немецкая нация в целом» [3, с. 5]. Однако со временем данный образ менялся. Согласно результатам исследований, проведенных Л.В. Ежовой в 2003 г., «Германия вызывает в основном положительные ассоциации, такие, как благополучие, комфорт, цивилизованность и уважение прав человека. По оценке респондентов, это сильная, экономически и технологически развития страна, лидер Европейского Союза, с высоким уровнем жизни, богатейшей культурой, социально защищенное государство, торгово-экономический партнер России. Германия воспринимается как страна, близкая России по историческому развитию, менталитету, красивая, чистая, с развитыми национальными традициями. Каждый город имеет свое лицо, и оно очень разное» [2, с. 6]. В то же время, «те россияне, кто мало бывал в Германии и не знает языка, относят немцев скорее к чужой группе и представляют их замкнутыми, не слишком эмоциональными, рациональными, не спешными, экономными людьми. Для тех, кто бывал в Германии не раз и хорошо владеет немецким языком, немцы переходят в категорию «такие же, как мы», «свои»: они эмоциональны, обожают приглашать к себе в гости, доброжелательны, открыты, любят отдыхать, проводить время с семьей, дорожат работой, очень трудолюбивы, заботятся о детях и стариках, ходят в кино, на выставки, иногда в театры» [2, с. 7]. В настоящее время, на фоне обострения осложнившихся отношений между Россией и Украиной, стал остро вопрос о том, как относятся к ней народы различных стран, в том числе и Германии. Однако именно в Германии большое количество выехавших в данную страну россиян. Так, как отмечает Е. Гулина, «с 1992 по 2008 год порядка 2 489 938 российских немцев покинули территорию постсоветских государств, в том числе Россию, получив статус переселенцев (Spätaussiedler) и став полноправными гражданами ФРГ. Около 22% лиц, входящих в эту группу, моложе 18 лет; 64% – от 18 до 45 лет; 11,1% – от 45 до 65 лет» [1]. Выехавшие в Германию россияне, проживавшие не только в России, но и странах СНГ, не утратили свои взаимоотношения с родственниками, друзьями, оставшимися в России. Поддерживая отношения на дружеском уровне, обсуждаются и политические вопросы. В данной ситуации двойственность положения русских немцев в большей степени обостряются. Поскольку, с одной стороны, они ассоциируют себя с немецкой нацией, а с другой, с российской. Вместе с тем, в современном мире этноцентрические тенденции, которые используются для поддержания положительной этнической идентичности, могут способствовать формированию и сохранению враждебных стереотипов и препятствовать способам урегулирования межгрупповых конфликтов. Следовательно, особенности социальной каузальной атрибуции русских немцев, включающие этноцентрическое определение факторов поведения и результатов деятельности, как русских, так и немцев, могут способствовать если не урегулированию, то смягчению взаимоотношений между Россией и Германией.

Вывод диспозиций с использованием причинной атрибуции — Принципы социальной психологии — 1-е международное издание

  1. Ознакомьтесь с фундаментальными принципами причинной атрибуции.
  2. Изучите тенденцию приписывать необычные события себе.
  3. Просмотрите основные компоненты принципа ковариации.
  4. Опишите модель успеха и неудачи Вайнера.

Мы увидели, что используем личные качества, чтобы помочь нам понять людей, которых мы знаем, и общаться о них. Но как узнать, какие качества есть у людей? Люди не ходят с надписью «Я щедрый» или «Я агрессивный» на лбу. В некоторых случаях, вспоминая наши обсуждения репутации в главе 3, мы можем узнать о человеке косвенно, например, через комментарии, которые другие люди делают об этом человеке. Мы также используем техники человеческого восприятия, чтобы помочь нам узнать о людях и их качествах, наблюдая за ними и интерпретируя их поведение. Если Зоя ударит Джо, мы можем сделать вывод, что Зоя агрессивна.Если Седжай оставит официантке большие чаевые, мы можем заключить, что он щедрый. Такие выводы кажутся естественными и разумными, поскольку мы можем предположить (часто, но не всегда правильно), что поведение вызвано личностью. Именно агрессивность Зои заставляет ее бить, и именно щедрость Седжея привела к тому, что он получил большие чаевые.

Хотя иногда мы можем сделать вывод о личности, наблюдая за поведением, это не всегда так. Помните, что на поведение влияют как наши личные характеристики, так и социальный контекст, в котором мы находимся. Это означает, что поведение, которое мы наблюдаем за другими людьми, не всегда может отражать их личность; вместо этого поведение могло быть вызвано скорее ситуацией, чем лежащими в основе личными характеристиками. Возможно, Зоя ударила Джо не потому, что она действительно агрессивный человек, а потому, что Джо первым ее оскорбил или спровоцировал. И, возможно, Седжай оставил большие чаевые, чтобы произвести впечатление на своих друзей, а не потому, что он действительно щедрый.

Поскольку на поведение может влиять как человек, так и ситуация, мы должны попытаться определить, какая из этих двух причин на самом деле более строго определяла поведение. Процесс попытки определить причины поведения людей известен как причинная атрибуция (Heider, 1958). Поскольку мы не можем видеть личность, мы должны работать над ее выводом. Когда знакомая нам пара расстается, несмотря на то, что казалось браком, заключенным на небесах, нам от природы становится любопытно. Что могло стать причиной разрыва? Что-то сказал или сделал один из них? Или, возможно, виноват стресс из-за финансовых трудностей?

Установление причинной атрибуции может быть немного похоже на проведение эксперимента по социальной психологии.Мы внимательно наблюдаем за людьми, которые нам интересны, и замечаем, как они ведут себя в разных социальных ситуациях. После того, как мы сделали наши наблюдения, мы делаем выводы. Мы делаем персональным (или внутренним или диспозиционным ) атрибуцией , когда мы решаем, что поведение было вызвано в первую очередь человеком . Личная принадлежность может быть примерно такой: «Я думаю, они расстались, потому что Сара не была привержена отношениям». В других случаях мы можем определить, что поведение было вызвано в первую очередь ситуацией — мы называем это установлением ситуационной (или внешней ) атрибуции . Ситуационная атрибуция может выглядеть примерно так: «Я думаю, они расстались, потому что находились в таком финансовом состоянии». В других случаях мы можем решить, что поведение было вызвано как человеком, так и ситуацией; «Я думаю, что они расстались, потому что отсутствие обязательств у Сары стало проблемой, когда у них возникли финансовые проблемы».

Делать выводы о личности

В одних случаях указать свою личность легче, чем в других. Когда поведение является необычным или неожиданным в той конкретной ситуации, в которой оно происходит, мы можем более легко приписать его себе.Представьте, что вы идете на вечеринку и вас знакомят с Тесс. Тесс пожимает вам руку и говорит: «Приятно познакомиться!» Можете ли вы на основании такого поведения сделать вывод, что Тесс — дружелюбный человек? Возможно нет. Поскольку социальный контекст требует, чтобы люди действовали дружелюбно (пожимая вам руку и говоря: «Приятно познакомиться»), трудно понять, вела ли Тэсс дружелюбно из-за ситуации или потому, что она действительно дружелюбна. Однако представьте, что вместо того, чтобы пожать вам руку, Тесс игнорирует вас и уходит.В таких случаях легче сделать вывод, что Тесс недружелюбна, потому что ее поведение настолько противоречит тому, что можно было бы ожидать.

Чтобы проверить эту идею, Эдвард Джонс и его коллеги (Jones, Davis, & Gergen, 1961) провели классический эксперимент, в котором участники просмотрели одну из четырех различных видеозаписей человека, который претендовал на работу. Для половины участников видео показало, что мужчина проходил собеседование с целью получить работу подводника, должность, которая требовала тесного контакта со многими людьми в течение длительного периода времени.Опрашиваемому человеку, а также участникам исследования было ясно, что для того, чтобы быть хорошим подводником, нужно быть экстравертом (то есть вам должно нравиться быть рядом с другими). Другая половина участников увидела видео, на котором мужчина проходил собеседование о приеме на работу в качестве космонавта, в ходе которого (помните, это исследование проводилось в 1961 году) он находился в одиночестве в маленькой капсуле в течение нескольких дней. В данном случае всем было ясно, что для того, чтобы быть хорошим космонавтом, нужно иметь интровертную личность.

Во время видеозаписи интервью также была изменена вторая переменная. Одна половина участников видела, что мужчина указал, что он на самом деле интроверт (он говорил такие вещи, как «Мне нравится работать самостоятельно», «Я мало гуляю»), а другая половина видела, как мужчина сказал что он на самом деле был экстравертом (он говорил такие вещи, как «Я хотел бы быть продавцом», «Я всегда получаю идеи от других»). После просмотра одной из четырех видеозаписей участников попросили указать, насколько интровертом или экстравертом, по их мнению, был кандидат.

Как вы можете видеть в Таблице 5.2, «Связь с ожидаемым и неожиданным поведением», когда кандидат давал ответы, которые лучше соответствовали требованиям, предъявляемым к его работе (т. Е. В отношении работы подводника кандидат сказал, что он экстраверт, а для работа космонавта, он сказал, что он был интровертом), участники не думали, что его утверждения были такими показательными для его основной личности, как когда заявитель сказал противоположное тому, что ожидалось от работы (то есть, когда работа требовала этого он был экстравертом, но сказал, что он интроверт, или наоборот).

Таблица 5.2 Связь с ожидаемым и неожиданным поведением

Заявка на вакансию Экстравертный Интроверт
Астронавт 91 71
Подводник 71 45
Мы с большей вероятностью привлечем персональную атрибуцию, когда поведение будет неожиданным. Цифры представляют собой процент экстравертных ответов, которые, по мнению участников, соискатель фактически одобрил бы, если бы он сказал полную правду.Участники с большей вероятностью поверили, что заявитель был более экстравертным (91%) и более интровертированным (45%), когда он сказал, что , а не , обладает личностными качествами, необходимыми для работы, чем когда он сказал, что он имел личностные качества, необходимые для работы. Данные взяты из Jones, Davis, and Gergen (1961). Джонс, Э. Э., Дэвис, К. Э. и Герген, К. Дж. (1961). Варианты ролевой игры и их информационная ценность для восприятия человека. Журнал аномальной и социальной психологии, 63 (2), 302–310.

Идея заключается в том, что заявления, которые были необычными или неожиданными (исходя из требований к должности), просто казались так, будто они не могли быть вызваны ситуацией, поэтому участники действительно думали, что интервьюируемый говорил правда. С другой стороны, когда интервьюируемый делал заявления, которые соответствовали требованиям ситуации, было труднее быть уверенным в том, что он говорит правду (возможно, вспоминая обсуждение стратегической самопрезентации в главе 3). , он просто говорил эти вещи, потому что хотел получить работу), и участники сделали более слабые личные приписывания его поведения.

Мы также можем упростить личную атрибуцию, если знаем, что у человека был выбор в поведении. Если мужчина предпочитает быть дружелюбным, даже в ситуациях, в которых он может не находиться, это, вероятно, означает, что он дружелюбен. Но если мы сможем определить, что он был вынужден проявить дружелюбие, это узнать будет труднее. Если, например, вы увидели человека, направившего пистолет на другого человека, а затем вы увидели, что этот человек отдал свои часы и бумажник стрелку, вы, вероятно, не сделаете вывод, что этот человек был щедрым!

Джонс и Харрис (1967) предложили студентам-участникам исследования прочитать эссе, написанные другими студентами.Половина участников думала, что студенты выбрали темы для эссе, в то время как другая половина думала, что студентам темы назначил их профессор. Участники с большей вероятностью лично указали, что студенты действительно верили в сочинение, которое они писали, когда они выбирали темы, а не были назначены темам.

Иногда человек может попытаться убедить других приписывать свое поведение себе, чтобы он казался более правдоподобным.Например, когда политик делает заявления в поддержку дела перед аудиторией, которая не согласна с его позицией, он будет считаться более приверженным своим убеждениям и может быть более убедительным, чем если бы он приводил тот же аргумент перед аудиторией. аудитория, как известно, поддерживает ее взгляды. Опять же, идея основана на принципах атрибуции: если есть очевидная ситуационная причина для заявления (аудитория поддерживает взгляды политика), то личную атрибуцию (то, что политик действительно верит в то, что он говорит), сделать сложнее. .

Обнаружение ковариации между личностью и поведением

До сих пор мы рассматривали, как мы делаем личные ссылки, когда у нас есть только ограниченная информация; то есть поведение, наблюдаемое только в один момент времени — мужчина оставляет большие чаевые в ресторане, мужчина отвечает на вопросы на собеседовании при приеме на работу или политик произносит речь. Но процесс атрибуции также происходит, когда мы можем наблюдать за поведением человека в более чем одной ситуации. Конечно, мы можем узнать больше о щедрости Седжая, если он даст большие чаевые в разных ресторанах с разными людьми, и мы сможем больше узнать о убеждениях политика, наблюдая за речами, которые он произносит перед разной аудиторией с течением времени.

Когда у людей есть несколько источников информации о поведении человека, они могут делать атрибуции, оценивая связь между поведением человека и социальным контекстом, в котором оно происходит. Один из способов сделать это — использовать принцип ковариации , , который гласит, что данное поведение с большей вероятностью было вызвано ситуацией, если это поведение изменяется (или изменяется) в разных ситуациях . Наша работа, таким образом, заключается в изучении моделей поведения человека в различных ситуациях, чтобы помочь нам сделать выводы о причинах такого поведения (Jones et al., 1987; Келли, 1967).

Исследования показали, что люди сосредотачиваются на трех видах ковариационной информации, когда они наблюдают за поведением других (Cheng & Novick, 1990).

  • Информация о согласованности . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация всегда вызывает поведение в цели . Например, если я все время начинаю плакать на свадьбах, то кажется, что свадьба — причина моих слез.
  • Информация об индивидуальности .Ситуация кажется причиной поведения, если поведение возникает, когда ситуация присутствует, но не когда ее нет . Например, если я плачу только на свадьбах, а не в другое время, то кажется, что свадьба является причиной моих слез.
  • Консенсусная информация . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация вызывает такое же поведение у большинства людей . Например, если многие люди плачут на свадьбах, то кажется, что свадьба является причиной моих (и других) слез.

Представьте, что ваша подруга Джейн любит встречаться с множеством разных мужчин, и вы наблюдали ее поведение с каждым из этих мужчин с течением времени. Однажды ночью она идет на вечеринку с Рави, где вы наблюдаете что-то необычное. Хотя Джейн пришла на вечеринку с Рави, она полностью игнорировала его всю ночь. Она танцует с другими мужчинами и, в конце концов, уходит с вечеринки с кем-то другим. Это ситуация, которая может заставить вас задуматься о причине поведения Джейн (является ли она грубым человеком, или это поведение вызвано в большей степени Рави?), И для которой вы можете использовать принцип ковариации, чтобы попытаться сделать некоторые выводы.

Согласно принципу ковариации, вы должны уметь определять причину поведения Джейн, рассматривая три типа информации о ковариации: последовательность, различимость и консенсус. Вы можете спросить, всегда ли Джейн так обращается с Рави, когда встречается с ним. Если да, то у вас есть некоторая согласованная информация: восприятие того, что ситуация всегда вызывает одно и то же поведение у человека. Если вы заметили, что Джейн игнорирует Рави больше, чем других мужчин, с которыми встречается, то у вас также есть отличительная информация: восприятие того, что поведение возникает, когда ситуация присутствует, а не когда ее нет.Наконец, вы можете поискать консенсусную информацию: представление о том, что ситуация вызывает ту же реакцию у большинства людей — склонны ли другие люди относиться к Рави таким же образом?

Рассмотрим еще один пример. Представьте, что ваш друг говорит вам, что он только что посмотрел новый фильм и что это лучший фильм, который он когда-либо видел. Когда вы задаетесь вопросом, следует ли вам приписывать ситуацию (фильм), вы, естественно, спросите о консенсусе; фильм нравится другим людям? Если это так, то у вас есть положительная консенсусная информация о том, насколько хорош фильм. Но у вас, вероятно, также есть некоторая информация о том, как ваш друг смотрел фильмы с течением времени. Если вы похожи на большинство людей, у вас, вероятно, есть друзья, которым нравится каждый фильм, который они смотрят. Если это так с этим другом, вы, вероятно, еще не настолько уверены в том, что это отличный фильм — в этом случае реакция вашего друга не будет отличительной. С другой стороны, если вашему другу не нравится большинство фильмов, которые он смотрит, но он любит этот, то отличительная черта сильна (поведение проявляется только в этой конкретной ситуации).Если это так, то вы можете быть более уверены в том, что фильм вызвал энтузиазм вашего друга. Следующей вашей мыслью может быть: «Я сегодня посмотрю этот фильм». Вы можете увидеть еще один пример использования информации о ковариации в Таблице 5.3, «Использование информации о ковариации».

Таблица 5.3 Использование информации о ковариации

Атрибуция Консенсус Самобытность Последовательность
Внешняя атрибуция (ситуации, в данном случае телешоу) более вероятна, если… Все мои друзья смеются над этим телешоу. Билл больше смеется над этим телешоу. Билл всегда смеется над этим телешоу.
Внутренняя атрибуция (человеку, в данном случае Биллу) более вероятна, если… Очень немногие из моих друзей смеются над этим телешоу. Билл смеется над этим телешоу так же сильно, как он смеется над другими телешоу. Билл всегда смеется над этим телешоу.
В соответствии с принципом ковариации мы используем три источника информации, чтобы помочь нам определить, следует ли приписывать свое отношение к ситуации или к человеку.В этом примере атрибуция либо личная (моему другу Биллу), либо ситуативная (к телешоу, которое мы смотрим).

Таким образом, ковариационные модели предсказывают, что мы, скорее всего, сделаем внешние атрибуции, когда консенсус, различимость и согласованность будут высокими. Напротив, когда консенсус и разборчивость низки и это сопровождается высокой согласованностью, то мы, скорее всего, придем к внутренней атрибуции (Kelley, 1967). В других ситуациях, когда модель консенсуса, согласованности и отличительности не попадает ни в один из этих двух вариантов, предполагается, что мы будем склонны приписывать как человеку, так и ситуации.

Эти прогнозы обычно подтверждаются исследованиями атрибуции, которые обычно просят людей сделать атрибуцию о поведении незнакомца в виньетках (Kassin, 1979). В исследованиях в более естественном контексте, например, в исследованиях, касающихся самих себя и других, которых мы хорошо знаем, многие другие факторы также будут влиять на типы атрибутов, которые мы делаем. К ним относятся наши отношения с человеком и наши прежние убеждения. Например, наша атрибуция по отношению к своим друзьям часто более благоприятна, чем по отношению к незнакомцам (Campbell, Sedikides, Reeder, & Elliot, 2000).Кроме того, в соответствии с нашим обсуждением схем и социального познания в главе 2, они часто согласуются с содержанием схем, которые важны для нас в то время (Lyon, Startup, & Bentall, 1999).

Атрибуты успеха и неудач

Причинная атрибуция участвует во многих важных жизненных ситуациях; например, когда мы пытаемся определить, почему мы или другие преуспели или не смогли выполнить задачу. Вспомните на мгновение тест, который вы прошли, или другое задание, которое вы выполнили, и подумайте, почему вы его выполнили хорошо или плохо.Затем посмотрите, отражают ли ваши мысли то, что Бернард Вайнер (1985) считал важными факторами в этом отношении.

Вайнера интересовало, как мы определяем причины успеха или неудачи, потому что он чувствовал, что эта информация особенно важна для нас: точное определение того, почему мы преуспели или потерпели неудачу, поможет нам увидеть, какие задачи мы уже хорошо выполняем, а какие нам нужно работать над улучшением. Вайнер предложил, чтобы мы делали эти определения, используя причинную атрибуцию, и чтобы результатом нашего процесса принятия решений была атрибуция, сделанная либо человеку («Я добился успеха / потерпел неудачу из-за моих личных характеристик»), либо ситуации («Я удалось / не удалось из-за какой-то ситуации »).

Анализ

Вайнера показан на Рисунке 5.8, «Атрибуция успеха и неудачи». Согласно Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как исходящие от личных причин (например, способности, мотивация) или от ситуационных причин (например, удачи, сложности задачи). Однако он также утверждал, что эти личные и ситуативные причины могут быть либо стабильными (менее вероятно, что они изменятся с течением времени), либо нестабильными (с большей вероятностью будут меняться с течением времени).

Рисунок 5.8. Атрибуция успеха и неудачи

На этом рисунке показаны потенциальные атрибуции, которые мы можем сделать для нашего успеха или неудачи или других людей. Locus учитывает, связаны ли атрибуции с человеком или ситуацией, а стабильность рассматривает, будет ли ситуация оставаться такой же с течением времени.

Если вы хорошо справились с тестом, потому что вы действительно умны, то это личная и стабильная атрибуция способности . Это явно что-то, что вызвано лично вами, и это также довольно стабильная причина: вы умны сегодня и, вероятно, будете умны в будущем. Однако если вы добились большего, потому что усердно учились, то это успех благодаря мотивации . Это снова личное (вы учились), но оно также потенциально нестабильно (хотя вы очень усердно учились для этого теста, вы можете не так усердно работать для следующего). Вайнер считал сложность задачи ситуационной причиной: вы могли успешно пройти тест, потому что это было легко, и он предположил, что следующий тест, вероятно, будет легким и для вас (т. Е. Что задача, какой бы она ни была, является всегда либо сложно, либо легко).Наконец, Вайнер считал успех удачей (вы правильно угадали много ответов) ситуативной причиной, но более нестабильной, чем сложность задачи. Оказывается, хотя атрибуции Вайнера не всегда идеально подходят (например, сложность задачи может иногда меняться со временем и, таким образом, быть, по крайней мере, несколько нестабильной), четыре типа информации довольно хорошо отражают типы атрибуции, которые люди делают для успеха и неудачи. .

Мы рассмотрели некоторые важные теории и исследования того, как мы делаем атрибуцию. Другой важный вопрос, к которому мы сейчас обратимся, — насколько точно мы приписываем причины поведения. Одно дело полагать, что кто-то кричал на нас, потому что он или она агрессивный характер, но совсем другое — доказать, что ситуация, включая наше собственное поведение, не была более важной причиной!

  • Причинная атрибуция — это процесс попытки определить причины поведения людей.
  • Атрибуция связана с личными или ситуативными причинами.
  • Легче приписать себе личную принадлежность, когда поведение необычно или неожиданно, и когда люди, как считается, решили этим заниматься.
  • Принцип ковариации предполагает, что мы используем информацию о согласованности, информацию о различиях и информацию о консенсусе, чтобы делать выводы о причинах поведения.
  • Согласно Бернарду Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как происходящие из личных причин (способности и мотивация) или ситуативных причин (удача и сложность задачи).
  1. Опишите время, когда вы использовали причинную атрибуцию, чтобы сделать вывод о личности другого человека. Каков был результат процесса атрибуции? Как вы думаете, насколько точна атрибуция? Зачем?
  2. Опишите ситуацию, в которой вы использовали информацию о консенсусе, согласованности и отличительности, чтобы приписать чье-то поведение. Насколько хорошо принцип ковариации объясняет тип атрибуции (внутреннюю или внешнюю), которую вы сделали?
  3. Рассмотрим случай, когда вы приписали свой успех или неудачу.Как ваш анализ ситуации соотносился с идеями Вайнера об этих процессах? Как вы относились к себе после такой атрибуции и почему?

Список литературы

Эллисон, С. Т., и Мессик, Д. М. (1985b). Ошибка групповой атрибуции . Журнал экспериментальной социальной психологии, 21 (6), 563-579.

Кэмпбелл, В. К., Седикидес, К., Ридер, Г. Д., и Эллиот, А. Дж. (2000). Среди друзей: экзамен на дружбу и корыстолюбие. Британский журнал социальной психологии, 39, 229-239.

Ченг, П. В., и Новик, Л. Р. (1990). Вероятностная контрастная модель причинной индукции. Журнал личности и социальной психологии, 58 (4), 545–567.

Heider, F. (1958). Психология межличностных отношений . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Джонс, Э. Э., и Харрис, В. А. (1967). Атрибуция отношений. Журнал экспериментальной социальной психологии, 3 (1), 1-24.

Джонс, Э. Э., Дэвис, К. Э. и Герген, К. Дж. (1961). Варианты ролевой игры и их информационная ценность для восприятия человека. Журнал аномальной и социальной психологии, 63 (2), 302–310.

Jones, E. E., Kanouse, D. E., Kelley, H.H., Nisbett, R.E., Valins, S., & Weiner, B. (Eds.). (1987). Атрибуция: восприятие причин поведения . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Кассин, С. М. (1979). Информация о консенсусе, прогноз и причинная атрибуция: обзор литературы и проблем. Журнал личности
и социальная психология, 37, 1966-1981.

Келли, Х. Х. (1967). Теория атрибуции в социальной психологии. В Д. Левине (ред.), Симпозиум Небраски по мотивации (Том 15, стр. 192–240). Линкольн, штат Невада: Университет Небраски Press.

Лион, Х. М., и Startup, М., и Бенталл, Р. П. (1999). Социальное познание и маниакальная защита: атрибуции, избирательное внимание и самосхема при биполярном аффективном расстройстве. Journal of Abnormal Psychology, 108 (2), 273-282.Frubin

Улеман, Дж. С., Блейдер, С. Л., и Тодоров, А. (ред.). (2005). Неявные впечатления . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Вайнер, Б. (1985). Атрибуционная теория мотивации достижения и эмоции. Психологический обзор, 92 , 548–573.

Причинная атрибуция — обзор

Стиль атрибуции

Тип причинной атрибуции, которую люди делают в отношении ситуации, будет влиять на усилия, направленные на поведенческие характеристики в отношении этой ситуации.Что такое атрибуция и что это за процесс? Каким образом атрибуция влияет на усилия и готовность людей решить проблему или справиться с ней? Как атрибуция о проблемной ситуации влияет на сам процесс решения проблемы?

Атрибуция определяется Вестеном (1999) как процесс вывода о причинах психических состояний или поведения людей. В повседневной жизни люди медитируют и исследуют причины своего собственного поведения и поведения и психологического состояния других людей.Как правило, когда люди делают вывод о причинах своего поведения и поведения других людей, они связывают причины с внешними факторами (сфокусированными на состоянии, например, клиент вел себя гневно, потому что сегодня погода была очень жаркой) или внутренними факторами (сфокусированными на человеке. (например, клиент вел себя гневно, потому что он импульсивный человек). Атрибуция, которую делают люди, может напрямую влиять на их выполнение задачи или поведение.

Согласно теории атрибуции Вайнера (1986), приписывание учащимся своих академических неудач или успехов напрямую связано с академической успеваемостью.Согласно теории, студенты, которые приписывают успехи или неудачи в учебе, усерднее работают над академическими задачами, чем студенты, которые приписывают успех или неудачу способностям. Результаты исследований этой теории также показывают, что учащиеся делают вывод об отсутствии способностей, когда учителя выражают сочувствие или жалость в случае неудачи, в то время как они делают вывод о необходимости работать усерднее, когда учителя говорят им быть более настойчивыми в предмете.

Другая теория, связанная с теорией атрибуции, — теория объяснительного стиля (Петерсон, Бьюкенен и Селигман, 1995; Петерсон и Селигма, 1984).Согласно этой теории, стиль объяснения негативных событий людьми влияет на их психологическое здоровье. Люди, которые используют пессимистический стиль объяснения негативных жизненных событий, чаще страдают от депрессии. Когда люди, демонстрирующие пессимистический стиль объяснения, сталкиваются с негативным событием, они объясняют его таким образом, чтобы отрицательно сказаться на их эмоциональном состоянии. Согласно этой теории, сталкиваясь с негативными жизненными событиями, склонные к депрессии люди делают внутренние, стабильные и глобальные приписывания.Например, человек, который потерпел неудачу в учебе, может приписать ее внутренним / личным факторам (т. Е. Неспособности и низкий интеллект), а не внешним факторам. И они видят эти причины стабильными и неизменными. Более того, эти люди воспринимают неудачу как общую характеристику самих себя.

Стиль атрибуции и теории стиля объяснения включают в себя ряд эффектов, задающих направление и формирующих человеческое поведение в процессе решения проблем.Стиль атрибуции и объяснения человека, связанный с его усилиями по решению проблем, с которыми он сталкивается, будет влиять на его психологическое состояние. Они также определят, будут ли решены проблемы и будут ли продолжены усилия по решению проблемы или нет. Знание причинно-следственных связей людей и объяснений проблемы можно рассматривать как возможный фактор для прогнозирования успеха или неудачи процесса решения проблемы. Другими словами, в контексте решения проблемы атрибуты содержат суждения и выводы, которые люди делают в отношении того, добьются ли они успеха в решении проблемы.

Стили атрибуции и пояснения важны на двух этапах процесса решения проблемы. Они важны, во-первых, во время первоначального столкновения человека с проблемой, а во-вторых, после его попыток решить ее. Когда человек сталкивается с проблемой впервые, он оценивает как проблему, так и свои навыки и способности по отношению к проблеме. В результате этой оценки человек примет решение. Например, человек, который думает, что проблема, с которой он сталкивается, невозможно решить, даже не пытается ее решить.Такая атрибуция снизит самооценку человека и сделает невозможным решение проблемы. Человек с низкой самооценкой будет держаться подальше от любых попыток решить проблему. С другой стороны, человек может воспринимать проблемную ситуацию как трудную, но свои навыки и способности как адекватные. В этом случае этот человек сможет попытаться решить проблему.

Во-вторых, предположим, что после первой оценки человек решил предпринять попытку решить проблему, что эта попытка не привела к решению проблемы, и что ситуация ухудшилась.В этом случае предположения и стиль объяснения человека будут влиять на возможное решение и эмоциональное состояние человека. Например, если процесс решения проблемы заканчивается неудачей, и человек приходит к выводу, что неудача была вызвана его или ее глупостью, чувство собственной эффективности резко снизится. Человек с таким объяснительным стилем легко впадет в депрессию. Из-за заниженной самооценки, подавленного настроения и пессимистического подхода к объяснению личных неудач этот человек может не предпринимать новых попыток решения проблем в будущем.

Отношение людей к проблемам, с которыми они сталкиваются, играет важную роль в том, будут ли они пытаться решить проблему. Рассматриваемые атрибуты смогут мотивировать и активировать человека, столкнувшегося с проблемой. Каковы же тогда стили атрибуции людей, которые могут и не могут эффективно решать проблемы? Баумгарднер, Хеппнер и Аркин (1986) исследовали этот вопрос. Результаты их исследования показали, что люди, которые думали, что они могут эффективно решить свои проблемы, с большей вероятностью думали, что проблемная ситуация находится под их контролем и что проблемная ситуация является результатом их недостаточных усилий.

Приписывание людям проблемной ситуации, а также их навыков и способностей может иметь определяющее влияние на процесс решения проблем. По этой причине знание того, что клиент приписывает проблемную ситуацию, и его или ее навыки будут влиять на результат PST. Следовательно, существует необходимость в оценке стилей атрибуции и объяснения клиентов во время PST. Одна из скрытых целей PST — дать клиентам возможность использовать функциональную или адаптивную атрибуцию.

Причинная атрибуция — обзор

2 Исследование воспринимаемого контроля

Воспринимаемый контроль и связанные конструкции имеют давнюю историю в психологии мотивации и саморегуляции. Пять основных концепций направляли исследования в этой области: локус контроля (Lefcourt 1981, Rotter 1990) (см. Control Beliefs: Health Perspectives ), причинная атрибуция (Weiner 1985) (см. Motivation and Actions, Psychology of ), изученный беспомощность (Селигман 1975, Абрамсон и др.1978) (см. Control Beliefs: Health Perspectives ), самоэффективность (Bandura 1977) (см. Control Beliefs: Health Perspectives ) и восприятие собственного интеллекта как фиксированного против податливого (Dweck and Elliott 1983). Локус контроля относится к вопросу, является ли событие управляемым или производимым факторами внутри или вне человека. Причинная атрибуция относится к ретроспективному объяснению результатов поведения внутренними факторами, такими как усилия или способности, и внешними факторами, такими как сложность задачи и удача.Приобретенная беспомощность фокусируется на вопросе о том, зависят ли события от поведения организма, и дополнительно различает стабильные и нестабильные, а также конкретные и неспецифические причины событий. Наконец, различие между фиксированным и гибким интеллектом касается межличностных различий в склонности рассматривать интеллект либо как неизменную сущность, либо как изменяемый ресурс для повышения производительности. Было обнаружено, что все эти характеристики, рассматриваемые в пяти теориях, имеют важное значение для поведения и оценки результатов (Weiner 1986, Heckhausen 1991, Skinner 1995, Dweck 1999).В зависимости от результата внутренние, стабильные и общие убеждения в контроле способствуют в случае успеха или пагубно в случае неудачи для инвестирования усилий, амбициозного выбора задачи, настойчивости и повышения эффективности. Более того, временное направление восприятия контроля имеет решающее значение, с предполагаемыми ожиданиями контроля, влияющими на выбор цели и настойчивость, а ретроспективные атрибуции контроля определяют способ, которым успех и неудача интерпретируются как индикаторы будущего потенциала контроля.

Недавно исследователи в этой области призвали более подробно обсудить концептуальные и предметно-специфические различия здесь (более подробную информацию о традициях исследований см. В Контрольные убеждения: перспективы здоровья ; Мотивация и действия, Психология ). ). Представления о личном контроле включают два компонента: «агенты контроля и средства контроля» (Скиннер и др., 1988, Скиннер, 1996, стр. 552). Эти два компонента часто недостаточно дифференцируются, но смешиваются в итоговой конструкции воспринимаемого контроля.Во-первых, убеждения о контроле подразумевают представления об управляемости и соответствующих средствах для достижения результата. Этот компонент контрольных убеждений охвачен различными тесно связанными концепциями (см. Обзор в Skinner 1996): суждение о непредвиденных обстоятельствах ; означает — цель убеждения и стратегических убеждений . Во-вторых, убеждения в отношении контроля включают представления о ресурсах агента для контроля с точки зрения доступа к средствам достижения результата. Этот компонент контрольных убеждений упоминается как суждение о компетентности , убеждения агентства и убеждения о способности .

Исследования воспринимаемого контроля делятся на две широкие области: (а) нормативные возрастные изменения в восприятии контроля на протяжении всей жизни и (2) связь воспринимаемого контроля и различных функциональных результатов, таких как выполнение заданий, школьные оценки, субъективные оценки. благополучие и здоровье (см. также обзор у Schulz and Heckhausen 1999).

Исследования развития ощущаемого контроля в детстве показали, что убеждения о контроле становятся все более реалистичными, что приводит к отходу от иллюзорных грубых переоценок контроля в раннем детстве (Weisz 1983). Однако степень, в которой восприятие личного контроля становится реалистичным в среднем, подростковом и взрослом возрасте, является функцией культурных различий (Little et al. 1995). Школьники в Соединенных Штатах, например, придерживаются убеждений относительно своей компетентности для получения хороших оценок (т. Е. Убеждений агентств), которые мало связаны с их фактическими оценками в школе, тогда как дети в бывшей Германской Демократической Республике сообщали о убеждениях агентств, которые очень похожи на их фактические школьные достижения.

Кроме того, исследования в области развития показали, что в среднем детстве все более дифференцировались компоненты влияния и средств и целей контрольных убеждений, а также убеждения о различных причинных факторах (например, способности, усилия, удача, учитель). уникальные траектории развития и отношения к результатам. Скиннер и др. (1998), например, показали, что в середине детства циклы влияний между воспринимаемым личным контролем и успеваемостью в школе были сосредоточены на различных компонентах в разном возрасте. Убеждения об усилиях преобладали в циклах у младших школьников, тогда как убеждения в отношении способностей были в центре регуляторных циклов у детей старшего возраста (см. Саморегуляция в детстве, ).

Что касается нормативных возрастных изменений в зрелом возрасте, полученные на сегодняшний день данные дают смешанную картину (см. Обзор Schulz and Heckhausen 1999). В то время как более ранние обзоры литературы содержали мало доказательств связанных с возрастом изменений в общих показателях контроля (Lachman 1986a), более поздние исследования выявили снижение воспринимаемого контроля в зрелом возрасте (например,г., Мировский 1995). Тем не менее, Лахман был первым, кто подчеркнул и предоставил доказательства для конкретных областей восприятия контроля и их возрастных траекторий (Lachman 1986b). Исследование Лахмана показывает, что пожилые люди сообщают о снижении восприятия контроля в тех областях, в которых их более ограниченные социальные роли и ухудшение физической формы приводят к ухудшению возможностей и ресурсов для контроля.

Связь воспринимаемого контроля и здоровья широко изучалась с использованием полевых экспериментальных парадигм, включающих вмешательства, улучшающие возможности объективного контроля (например,g., Langer and Rodin 1976, Schulz and Hanusa 1978, Baltes and Baltes 1986), квазиэкспериментальные методы, использующие естественные изменения окружающей среды, способствующие контролю (например, Timko and Moos 1989), и опросы больших выборок (например, Krause 1987, Менек и Чипперфилд 1997). Результаты всех этих исследований, исследовательских парадигм и оценок воспринимаемого контроля и результатов для здоровья сходятся, чтобы показать, что высокое восприятие контроля приносит пользу своему здоровью, а низкое восприятие контроля может нанести вред (см. Также обзор у Schulz and Heckhausen 1999) ( см. Контрольные убеждения: перспективы здоровья ; Здоровье: саморегулирование ; Саморегулирование в зрелом возрасте ().

Теория атрибуции — ситуационная и диспозиционная

  1. Социальная психология
  2. Теория атрибуции

Теория атрибуции

Автор Саул МакЛеод, опубликовано в 2012 г.


Теория атрибуции связана с тем, как обычные люди объясняют причины поведения и событий . Например, кто-то злится из-за того, что он вспыльчивый, или из-за того, что случилось что-то плохое?

Формальное определение дано Фиске и Тейлором (1991, стр.23):

«Теория атрибуции касается того, как социальный воспринимающий использует информацию, чтобы прийти к причинным объяснениям событий. Он исследует, какая информация собирается и как она объединяется, чтобы сформировать причинное суждение ».

Хайдер (1958) полагал, что люди — наивные психологи, пытающиеся разобраться в социальном мире. Люди склонны видеть причинно-следственные связи даже там, где их нет!

Хайдер не столько сам разработал теорию, сколько выделил определенные темы, которыми занимались другие.Он выдвинул две основные идеи, которые стали влиятельными: диспозиционная (внутренняя причина) и ситуативная (внешняя причина) атрибуции.


Диспозиционная атрибуция против ситуационной

Диспозиционная атрибуция против ситуационной

1. Диспозиционная атрибуция

Диспозиционная атрибуция связывает причину поведения с некоторыми внутренними характеристиками человека, а не с внешними силами.

Когда мы объясняем поведение других, мы ищем устойчивые внутренние атрибуты, такие как черты личности.Это известно как фундаментальная ошибка атрибуции.

Например, мы связываем поведение человека с его личностью, мотивами или убеждениями.

2. Ситуационная атрибуция

Процесс приписывания причины поведения некоторой ситуации или событию, находящемуся вне контроля человека, а не какой-то внутренней характеристике.

Когда мы пытаемся объяснить собственное поведение, мы склонны делать внешние атрибуты, например, ситуативные или средовые особенности.


Теория вывода корреспондента Джонса и Дэвиса

Теория вывода корреспондента Джонса и Дэвиса

Джонс и Дэвис (1965) считали, что люди обращают особое внимание на намеренное поведение (в отличие от случайного или бездумного поведения).

Теория Джонса и Дэвиса помогает нам понять процесс внутренней атрибуции. Они говорят, что мы склонны делать это, когда видим соответствие между мотивом и поведением. Например, когда мы видим соответствие между кем-то, ведущим себя дружелюбно, и дружелюбным человеком.

Диспозиционные (т. Е. Внутренние) атрибуции предоставляют нам информацию, на основе которой мы можем делать прогнозы о будущем поведении человека. Соответствующая теория вывода описывает условия, при которых мы придаем диспозиционные атрибуты поведению, которое мы воспринимаем как намеренное.

Дэвис использовал термин «корреспондирующий вывод» для обозначения случая, когда наблюдатель делает вывод, что поведение человека совпадает или соответствует его личности. Это термин, альтернативный диспозиционной атрибуции.

Итак, что заставляет нас сделать соответствующий вывод? Джонс и Дэвис говорят, что мы опираемся на пять источников информации:

  1. Выбор : если поведение выбирается свободно, считается, что оно обусловлено внутренними (диспозиционными) факторами.
  2. Случайное и преднамеренное поведение : Преднамеренное поведение, вероятно, связано с личностью человека, а поведение, которое является случайным, скорее всего, будет отнесено на счет ситуации / внешних причин.
  3. Социальная желательность : Поведение с низким уровнем социальной желательности (несоответствие) заставляет нас делать (внутренние) диспозиционные выводы больше, чем социально нежелательное поведение. Например, если вы наблюдаете, как человек садится в автобус и сидит на полу вместо одного из сидений.Такое поведение имеет низкую социальную привлекательность (несоответствие) и, вероятно, соответствует личности человека.
  4. Гедонистическая релевантность: Если поведение другого человека явно направлено на пользу или вред.
  5. Персонализм : Если поведение другого человека кажется намеренным оказать на нас влияние, мы предполагаем, что оно «личное», а не просто побочный продукт ситуации, в которой мы оба находимся.

Модель ковариации Келли

Модель ковариации Келли

Модель ковариации Келли (1967) — самая известная теория атрибуции.Он разработал логическую модель для суждения о том, следует ли отнести конкретное действие к какой-либо характеристике (диспозиционной) человека или окружающей среде (ситуативной).

Термин «ковариация» просто означает, что человек имеет информацию из нескольких наблюдений, в разное время и в разных ситуациях, и может воспринимать ковариацию наблюдаемого эффекта и его причин.

Он утверждает, что, пытаясь обнаружить причины поведения, люди действуют как ученые. В частности, они принимают во внимание три вида доказательств.

  • Консенсус : степень, в которой другие люди ведут себя одинаково в аналогичной ситуации. Например, Элисон курит сигарету, когда идет поужинать со своим другом. Если ее друг курит, ее поведение вызывает согласие. Если курит только Элисон, это низкий уровень.
  • Самобытность : степень, в которой человек ведет себя одинаково в аналогичных ситуациях. Если Элисон курит только, когда она гуляет с друзьями, ее поведение отличается от других.Если она курит в любое время и в любом месте, различимость невысока.
  • Последовательность : степень, в которой человек ведет себя подобным образом каждый раз, когда возникает ситуация. Если Элисон курит только тогда, когда она гуляет с друзьями, последовательность будет высокой. Если она курит только один раз, консистенция будет низкой.

Давайте рассмотрим пример, который поможет понять его особую теорию атрибуции. Наш объект зовется Том. Его поведение — смех. Том смеется над комиком.

1. Консенсус

Если все в аудитории смеются, консенсус высокий. Если только Том смеется, консенсус низкий.

2. Самобытность

Если Том только посмеется над этим комиком, самобытность высока. Если Том над всем смеется, то отличимость низкая.

3. Последовательность

Если Том всегда смеется над этим комиком, последовательность высока. Если Том редко смеется над этим комиком, значит, последовательность невысока.

Итак, если все будут смеяться над этим комиком, если они не будут смеяться над комиком, который следует за ним, и если этот комик всегда вызывает смех, тогда мы сделаем внешнюю атрибуцию, то есть предположим, что Том смеется, потому что комик очень смешно.

С другой стороны, если Том — единственный человек, который смеется над этим комиком, если Том смеется над всеми комиками и если Том всегда смеется над комиком, тогда мы сделаем внутреннюю атрибуцию, т. Е. Предположим, что Том смеется потому что он из тех, кто много смеется.

Итак, мы имеем дело с людьми, приписывающими причинность на основе корреляции. То есть; мы видим, что две вещи идут вместе, и поэтому предполагаем, что одно вызывает другое.

Однако одна проблема заключается в том, что у нас может не быть достаточно информации, чтобы сделать такое суждение. Например, если мы не так хорошо знаем Тома, у нас не обязательно будет информация, чтобы узнать, является ли его поведение постоянным с течением времени. Так что же нам тогда делать?

Согласно Келли, мы опираемся на прошлый опыт и ищем либо

    1) Несколько необходимых причин .Например, мы видим, спортсмен выиграл марафон, и мы причина того, что она должна быть очень хорошей форме, высоко мотивированы, упорно тренировался и т.д., и что она должна иметь все это, чтобы выиграть

    2) Несколько достаточных причин . Например, мы видим, что спортсменка не проходит тест на наркотики, и мы полагаем, что она, возможно, пытается обмануть, или случайно приняла запрещенное вещество, или ее тренер обманом заставил ее принять. Достаточно любой причины.

Как сослаться на эту статью:
Как сослаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2012). Теория атрибуции . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/attribution-theory.html

Ссылки на стиль APA

Фиск, С. Т., и Тейлор, С. Е. (1991). Социальное познание (2-е изд.) . Нью-Йорк: McGraw-Hill

Heider, F. (1958). Психология межличностных отношений . Нью-Йорк: Вили.

Джонс, Э. Э. и Дэвис, К. Э. (1965) От действий к диспозициям: процесс атрибуции в социальной психологии, в Л.Берковиц (ред.), Достижения экспериментальной социальной психологии (Том 2, стр. 219-266), Нью-Йорк: Academic Press

Kelley, H.H. (1967). Теория атрибуции в социальной психологии. В Д. Левине (ред.), Симпозиум Небраски по мотивации (Том 15, стр. 192-238). Линкольн: Университет Небраски Press.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S. A. (2012). Теория атрибуции .Просто психология. https://www.simplypsychology.org/attribution-theory.html

6.2 Вывод диспозиций с использованием причинной атрибуции — Принципы социальной психологии

Цели обучения

  1. Ознакомьтесь с фундаментальными принципами причинной атрибуции.
  2. Сравните и сопоставьте тенденцию приписывать людям необычные события, принцип ковариации и модель успеха и неудачи Вайнера.
  3. Опишите некоторые факторы, которые приводят к неточности в причинной атрибуции.

Мы увидели, что используем личные качества, чтобы помочь нам понять людей, которых мы знаем, и общаться о них. Но как узнать, какие качества есть у людей? Люди не ходят с надписью «Я щедрый» или «Я агрессивный» на лбу. В некоторых случаях мы можем узнать о человеке косвенно, например, из комментариев, которые другие люди делают об этом человеке. Мы также используем техники человеческого восприятия, чтобы помочь нам узнать о людях и их качествах, наблюдая за ними и интерпретируя их поведение.Если Фрэнк ударит Джо, мы можем заключить, что Фрэнк агрессивен. Если Лесли оставит официантке большие чаевые, мы можем заключить, что Лесли щедр. Такие выводы кажутся естественными и разумными, поскольку мы можем предположить (часто, но не всегда правильно), что поведение вызвано личностью. Именно агрессивность Фрэнка заставляет его бить, и именно щедрость Лесли привела к тому, что ей дали большой совет.

Хотя иногда мы можем сделать вывод о личности, наблюдая за поведением, это не всегда так.Помните, что на поведение влияют как наши личные характеристики, так и социальный контекст, в котором мы находимся. Это означает, что поведение, которое мы наблюдаем за другими людьми, может не всегда отражать их личность — это поведение могло быть вызвано ситуацией, а не основными характеристиками человека. Возможно, Фрэнк ударил Джо не потому, что он действительно агрессивный человек, а потому, что Джо первым его оскорбил или спровоцировал. И, возможно, Лесли оставила большие чаевые, чтобы произвести впечатление на своих друзей, а не потому, что она действительно щедрая.

Поскольку поведение определяется как человеком, так и ситуацией, мы должны попытаться определить, какая из этих двух причин фактически определила поведение. Процесс попытки определить причины поведения людей известен как причинная атрибуция (Heider, 1958). Поскольку мы не можем видеть личность, мы должны работать над ее выводом. Когда знакомая нам пара расстается, несмотря на то, что казалось браком, заключенным на небесах, нам от природы становится любопытно. Что могло стать причиной разрыва? Что-то сказал или сделал один из них? Или, возможно, виноват стресс из-за финансовых трудностей?

Установление причинно-следственной связи немного похоже на проведение эксперимента по социальной психологии.Мы внимательно наблюдаем за людьми, которые нам интересны, и замечаем, как они ведут себя в разных социальных ситуациях. После того, как мы сделали наши наблюдения, мы делаем выводы. Мы делаем личную (или внутреннюю, или диспозиционную) атрибуцию , когда мы решаем, что поведение было вызвано в первую очередь человеком . Личная принадлежность может быть примерно такой: «Я думаю, они расстались, потому что Сара не была привержена отношениям». В других случаях, мы можем определить, что поведение было вызвано в первую очередь ситуацией — мы называем это ситуативной (или внешней) атрибуцией.Ситуационная атрибуция может быть примерно такой: «Я думаю, они расстались, потому что находились в таком финансовом состоянии». В других случаях мы можем решить, что поведение было вызвано как человеком, так и ситуацией.

Делать выводы о личности

В одних случаях указать свою личность легче, чем в других. Когда поведение является необычным или неожиданным, нам легче приписать его себе. Представьте, что вы идете на вечеринку и вас знакомят с Тесс.Тесс пожимает вам руку и говорит: «Приятно познакомиться!» Можете ли вы на основании такого поведения сделать вывод, что Тесс — дружелюбный человек? Возможно нет. Поскольку социальный контекст требует, чтобы люди действовали дружелюбно (пожимая вам руку и говоря: «Приятно познакомиться»), трудно понять, вела ли Тэсс дружелюбно из-за ситуации или потому, что она действительно дружелюбна. Однако представьте, что вместо того, чтобы пожать вам руку, Тесс показывает вам язык и уходит. Я думаю, вы согласитесь, что в этом случае легче сделать вывод о том, что Тесс недружелюбна, потому что ее поведение настолько противоречит тому, что можно было бы ожидать.

Чтобы проверить эту идею, Эдвард Джонс и его коллеги (Jones, Davis, & Gergen, 1961) провели эксперимент, участники которого просмотрели одну из четырех различных видеозаписей человека, который претендовал на работу. Для половины участников просмотренное видео указывало на то, что мужчина проходил собеседование по поводу работы подводника, должности, которая требовала тесного контакта со многими людьми в течение длительного периода времени. Опрашиваемому человеку, а также участникам исследования было ясно, что чтобы быть хорошим подводником, нужно быть экстравертом (т.е., вам должно нравиться быть рядом с другими). Другая половина участников увидела видео, на котором мужчина проходил собеседование о приеме на работу в качестве космонавта, в ходе которого (помните, это исследование проводилось в 1961 году) он находился в одиночестве в маленькой капсуле в течение нескольких дней. В данном случае всем было ясно, что для того, чтобы быть хорошим космонавтом, нужно иметь интровертную личность.

Во время видеозаписи интервью также была изменена вторая переменная. Одна половина участников видела, что мужчина указал, что он на самом деле интроверт (он говорил такие вещи, как «Мне нравится работать самостоятельно», «Я мало гуляю»), а другая половина видела, как мужчина сказал что он на самом деле был экстравертом (он говорил такие вещи, как «Я хотел бы быть продавцом», «Я всегда получаю идеи от других»).После просмотра одной из четырех видеозаписей участников попросили указать, насколько интровертом или экстравертом, по их мнению, был кандидат.

Как вы можете видеть в Таблице 6.2 «Связь с ожидаемым и неожиданным поведением», когда кандидат давал ответы, которые лучше соответствовали требованиям, предъявляемым к работе (т. Е. В отношении работы подводника заявитель сказал, что он экстраверт, а в отношении работа космонавта, он сказал, что был интровертом), участники не думали, что его утверждения были такими показательными для его основной личности, как когда заявитель сказал противоположное тому, что ожидалось от работы (т.е., когда работа требовала, чтобы он был экстравертом, но он сказал, что был интровертом, или наоборот).

Таблица 6.2 Связь с ожидаемым и неожиданным поведением

Заявка на вакансию Экстравертный Интроверт
Астронавт 91 71
Подводник 71 45
Мы с большей вероятностью привлечем персональную атрибуцию, когда поведение будет неожиданным.Цифры представляют собой процент экстравертных ответов, которые, по мнению участников, соискатель фактически одобрил бы, если бы он сказал полную правду. Участники с большей вероятностью поверили, что заявитель был более экстравертным (91%) и более интровертированным (45%), когда он сказал, что , а не , обладает личностными качествами, необходимыми для работы, чем когда он сказал, что он имел личностные качества, необходимые для работы. Данные взяты из Jones, Davis, and Gergen (1961).

Идея здесь в том, что заявления, которые были необычными или неожиданными (исходя из требований к работе), просто казались невозможными, поэтому участники действительно думали, что интервьюируемый говорит правду. С другой стороны, когда интервьюируемые делали заявления, которые соответствовали требованиям ситуации, было сложнее быть уверенным в том, что он говорил правду (возможно, он просто говорил эти вещи, потому что хотел получить работу). , и участники сделали более слабые личные приписывания его поведения.

Мы также можем упростить личную атрибуцию, если знаем, что у человека был выбор в поведении. Если человек предпочитает быть дружелюбным, даже в ситуациях, в которых он может не находиться, это, вероятно, означает, что он дружелюбен. Но если мы сможем определить, что он был вынужден проявить дружелюбие, это узнать будет труднее. Я уверен, вы согласитесь с тем, что если вы увидели человека, направившего пистолет на другого человека, а затем вы увидели, что этот человек отдал свои часы и бумажник стрелку, вы не сделаете вывод, что этот человек был щедрым!

Джонс и Харрис (1967) предложили студентам-участникам исследования прочитать эссе, написанные другими студентами.Половина участников думала, что студенты выбрали темы для эссе, в то время как другая половина думала, что студентам эти темы назначил их профессор. Участники с большей вероятностью лично указали, что студенты действительно верили в сочинение, которое они писали, когда они выбирали темы, а не были назначены темам.

Иногда человек может попытаться заставить других приписывать свое поведение себе, чтобы они казались более правдоподобными.Например, когда политик делает заявления в поддержку дела перед аудиторией, которая не согласна с его позицией, политик будет рассматриваться как более приверженный ее убеждениям и может быть более убедительным, чем если бы он приводил тот же аргумент в перед публикой, которая, как известно, поддерживает ее взгляды. Опять же, идея основана на принципах атрибуции — если есть очевидная ситуативная причина для утверждения (аудитория поддерживает взгляды политика), то личную атрибуцию (то, что политик действительно верит в то, что он говорит), сделать сложнее. .

Обнаружение ковариации между личностью и поведением

До сих пор мы рассматривали, как мы делаем личные атрибуции, когда у нас есть только ограниченная информация, то есть поведение, наблюдаемое только в один момент времени — женщина оставляет большие чаевые в ресторане, мужчина отвечает на вопросы на собеседовании. , или политик произносит речь. Но процесс атрибуции также происходит, когда мы можем наблюдать за поведением человека в более чем одной ситуации. Конечно, мы можем узнать больше о щедрости Лесли, если она даст большие чаевые в разных ресторанах с разными людьми, и мы сможем больше узнать о убеждениях политика, наблюдая за речами, которые она произносит перед разной аудиторией с течением времени.

Когда у людей есть несколько источников информации о поведении человека, они могут делать атрибуции, оценивая связь между поведением человека и социальным контекстом, в котором оно происходит. Один из способов сделать это — использовать принцип ковариации, согласно которому данное поведение с большей вероятностью было вызвано ситуацией, если это поведение зависит (или изменяется) в зависимости от ситуации. Наша задача, таким образом, состоит в том, чтобы изучать модели поведения человека в различных ситуациях, чтобы помочь нам сделать выводы о причинах такого поведения (Jones et al., 1987; Келли, 1967).

Исследования показали, что люди сосредотачиваются на трех видах ковариационной информации, когда они наблюдают за поведением других (Cheng & Novick, 1990).

  • Информация о согласованности . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация всегда вызывает поведение . Например, если я все время начинаю плакать на свадьбах, то кажется, что свадьба — причина моих слез.
  • Информация об особенностях .Ситуация кажется причиной поведения, если поведение возникает, когда ситуация присутствует, но не когда ее нет . Например, если я плачу только на свадьбах, а не в другое время, то кажется, что свадьба является причиной моих слез.
  • Консенсусная информация . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация вызывает такое же поведение у большинства людей . Например, если многие люди плачут на свадьбах, то кажется, что свадьба является причиной моих (и других) слез.

Представьте, что ваша подруга Джейн любит встречаться с множеством разных парней, и вы наблюдали ее поведение с каждым из этих парней с течением времени. Однажды ночью она идет на вечеринку с Джимми, где вы наблюдаете что-то необычное. Хотя Джейн пришла на вечеринку с Джимми, она полностью игнорирует его всю ночь. Она танцует с другими парнями и в конце концов уходит с вечеринки с кем-то другим. Это ситуация, которая может заставить вас задуматься о причине поведения Джейн (является ли она грубым человеком или это поведение вызвано больше Джимми?), И для которой вы можете использовать принцип ковариации, чтобы попытаться сделать некоторые выводы.

Согласно принципу ковариации, вы должны уметь определять причину поведения Джейн, рассматривая три типа информации о ковариации: последовательность, различимость и консенсус. Вы можете спросить, всегда ли Джейн так обращается с Джимми, когда встречается с ним. Если да, то у вас есть некоторая согласованная информация — ситуация (присутствие Джимми) всегда вызывает одно и то же поведение Джейн. Если вы заметили, что Джейн игнорирует Джимми больше, чем других мужчин, с которыми встречается, то у вас также есть отличительная информация — поведение проявляется только (или, по крайней мере, чаще или сильнее), когда присутствует социальная ситуация (Джимми).Наконец, вы можете также поискать согласованную информацию: если другие женщины, с которыми встречается Джимми, также относятся к нему таким образом, то опять же кажется, что причиной такого поведения является Джимми.

Рассмотрим еще один пример. Представьте, что ваш друг говорит вам, что он только что посмотрел новый фильм и что это лучший фильм, который он когда-либо видел. Когда вы задаетесь вопросом, следует ли вам приписывать эту ситуацию (фильм), вы, естественно, спросите о консенсусе — нравится ли фильм другим людям? Если это так, то у вас есть положительная консенсусная информация о том, насколько хорош фильм.Но у вас, вероятно, также есть некоторая информация о том, как ваш друг смотрел фильмы с течением времени. Если вы похожи на меня, у вас, вероятно, есть друзья, которым нравится каждый фильм, который они смотрят; Если это так с этим другом, вы, вероятно, еще не настолько уверены в том, что это отличный фильм — в этом случае реакция вашего друга не будет отличительной. С другой стороны, если вашему другу не нравится большинство фильмов, которые он смотрит, но он любит этот, то отличительная черта сильна (поведение проявляется только в этой конкретной ситуации).Если это так, то вы можете быть более уверены в том, что фильм вызвал энтузиазм вашего друга. Следующей вашей мыслью может быть: «Я сегодня посмотрю этот фильм». Вы можете увидеть еще один пример использования информации о ковариации в Таблице 6.3 «Использование информации о ковариации».

Таблица 6.3 Использование информации о ковариации

Атрибуция Консенсус Самобытность Последовательность
Внешняя атрибуция (ситуации, в данном случае телешоу) более вероятна, если… Все мои друзья смеются над этим телешоу Билл больше смеется над этим телешоу Билл всегда смеется над этим телешоу больше, чем над другими сериалами
Внутренняя атрибуция (человеку, в данном случае Биллу) более вероятна, если… Очень немногие из моих друзей смеются над этим телешоу Билл смеется над этим телешоу так же сильно, как он смеется над другими телешоу Билл только иногда смеется над этим телешоу
В соответствии с принципом ковариации мы используем три источника информации, чтобы помочь нам определить, следует ли приписывать свое отношение к ситуации или к человеку.В этом примере атрибуция либо личная (моему другу Биллу), либо ситуативная (к телешоу, которое мы смотрим).

Атрибуты успеха и неудач

Еще один раз, когда мы можем использовать наши способности каузальной атрибуции, чтобы помочь нам определить причины событий, — это когда мы пытаемся определить, почему мы или другие преуспели или потерпели неудачу в решении задачи. Вспомните на мгновение тест, который вы прошли, или, возможно, другое задание, которое вы выполнили, и подумайте, почему вы выполнили его хорошо или плохо.Затем посмотрите, отражают ли ваши мысли то, что Бернард Вайнер (1985) считал важными факторами в этом отношении.

Вайнера интересовало, как мы определяем причины успеха или неудачи, потому что он чувствовал, что эта информация особенно важна для нас: точное определение того, почему мы преуспели или потерпели неудачу, поможет нам увидеть, какие задачи мы уже хорошо выполняем, а какие нам нужны. работать над улучшением. Вайнер также предложил, чтобы мы делали эти определения, задействовав причинную атрибуцию, и чтобы результаты нашего процесса принятия решений были связаны либо с человеком («Я добился успеха / потерпел неудачу из-за моих личных характеристик»), либо с ситуацией («Я удалось / не удалось из-за какой-то ситуации »).

Анализ

Вайнера показан на Рисунке 6.5 «Атрибуты успеха и неудач». Согласно Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как исходящие от личных причин (способности или мотивация) или от ситуационных причин (удача или сложность задачи). Однако он также утверждал, что эти личные и ситуативные причины могут быть либо стабильными (менее вероятно, что они изменятся с течением времени), либо нестабильными (с большей вероятностью будут меняться с течением времени).

Если вы хорошо справились с тестом, потому что вы действительно умны, то это личная и стабильная атрибуция способности .Это явно что-то, что вызвано лично вами, и это также стабильная причина: вы умны сегодня и, вероятно, будете умны в будущем. Однако если вы добились большего, потому что усердно учились, то это успех благодаря мотивации . Это опять-таки личное (вы учились), но оно также нестабильно (хотя вы очень усердно учились для этого теста, вы можете не так усердно работать для следующего). Вайнер рассматривал сложность задачи как ситуативную причину — вы могли успешно пройти тест, потому что это было легко, и он предположил, что следующий тест, вероятно, будет легким и для вас (т.е., что задача, какой бы она ни была, всегда либо трудная, либо легкая). Наконец, Вайнер считал успех удачей (вы правильно угадали много ответов) ситуативной причиной, но более нестабильной, чем сложность задачи.

Оказывается, что, хотя атрибуции Вайнера не всегда идеально подходят (например, сложность задачи может иногда меняться со временем и, таким образом, быть по крайней мере несколько нестабильной), четыре типа информации довольно хорошо отражают типы атрибуции, которые люди делают для успеха и неудача.

Точны ли наши авторства?

Мы увидели, что человеческое восприятие помогает нам успешно взаимодействовать с другими. Если мы сможем выяснить, почему наш сосед по комнате сердится на нас, мы сможем отреагировать соответствующим образом, чтобы решить проблему; и если мы сможем определить, почему мы так плохо справились с последним тестом по психологии, мы можем попытаться подготовиться по-другому, чтобы сделать следующий тест лучше. Поскольку успешная навигация в социальном мире основана на точности, мы можем ожидать, что наши навыки атрибуции будут довольно хорошими.Однако, хотя люди достаточно точны в своих атрибутах — мы могли бы, возможно, сказать, что они «достаточно хороши» (Fiske, 2003), — они далеки от совершенства. На самом деле (и я сомневаюсь, что это вас удивит) причинные атрибуции подвержены тем же типам предубеждений, что и любые другие типы социальных суждений. Давайте рассмотрим несколько причин, по которым наша атрибуция может ошибаться.

Преувеличение роли человека

Одна из причин, по которой наша атрибуция является предвзятой, состоит в том, что мы часто слишком быстро приписываем поведение других людей чему-то личному в них, а не чему-то в их ситуации.Это классический пример общей человеческой склонности недооценивать, насколько на самом деле важна социальная ситуация для определения поведения. Это предубеждение происходит двумя способами. Во-первых, мы слишком склонны делать сильные личные приписывания, чтобы объяснить поведение, которое, как мы наблюдаем, проявляют другие. То есть мы с большей вероятностью скажем «Лесли оставила большие чаевые, поэтому она должна быть щедрой», чем «Лесли оставила большой совет, но, возможно, это потому, что она пыталась произвести впечатление на своих друзей ». Во-вторых, мы также склонны делать более личные приписывания поведения других (мы склонны говорить «Лесли — щедрый человек»), чем мы сами (мы склонны говорить «Я щедр в одних ситуациях, но не в других» ).Давайте рассмотрим по очереди каждое из этих предубеждений (фундаментальная ошибка атрибуции и разница между актером и наблюдателем ).

Когда мы объясняем поведение других, мы склонны переоценивать роль личных факторов и упускать из виду влияние ситуаций . На самом деле такая тенденция настолько распространена, что известна как фундаментальная ошибка атрибуции (смещение соответствия).

В ходе одной демонстрации фундаментальной ошибки атрибуции Линда Скитка и ее коллеги (Скитка, Маллен, Гриффин, Хатчинсон и Чемберлин, 2002) предложили участникам прочитать краткий рассказ о профессоре, который выбрал двух студентов-добровольцев, чтобы они подошли к ним. класс для участия в викторине.Было описано, что учащихся случайным образом назначали на роль викторины или участника, вытягивая соломинку. Ведущего попросили составить пять вопросов, исходя из его специфических знаний, с условием, что он знает правильный ответ на все пять вопросов.

Джо (ведущий викторины) впоследствии задал свои вопросы другому студенту (Стэну, участнику). Например, Джо спросил: «Какой приятель актера ковбойского кино — Смайли Бернетт?» Стэн выглядел озадаченным и наконец ответил: «Я действительно не знаю.Единственный ковбой из фильма, который мне приходит в голову, — это Джон Уэйн ». Джо задал четыре дополнительных вопроса, а Стэн ответил правильно только на один из пяти вопросов. После прочтения рассказа учеников попросили высказать свое впечатление об интеллекте Стэна и Джо.

Если вы подумаете о настройке здесь, вы заметите, что профессор создал ситуацию, которая может иметь большое влияние на результаты. Джо, ведущий викторины, имеет огромное преимущество, потому что ему нужно выбирать вопросы.В результате конкурсанту сложно ответить на вопросы. Но осознавали ли участники, что ситуация стала причиной результатов? Они не. Скорее, студенты оценили Джо как значительно более умного, чем Стэн. Вы можете себе представить, что Джо просто казался ученикам действительно умным; в конце концов, он знал все ответы, тогда как Стэн знал только один из пяти. Но конечно это ошибка. Разница была вызвана вовсе не личными факторами, а полностью ситуацией — Джо использовал свой личный запас эзотерических знаний, чтобы создавать самые сложные вопросы, которые он мог придумать.Наблюдатели допустили фундаментальную ошибку атрибуции и недостаточно приняли во внимание ситуационное преимущество викторины.

Фундаментальная ошибка атрибуции связана с предвзятым отношением к тому, насколько легко и часто мы приписываем друг другу личные или ситуативные атрибуты. Другой аналогичный способ, которым мы переоцениваем силу личности, заключается в том, что мы склонны делать больше личных приписываний поведения других, чем самих себя, и делать более ситуативные приписывания нашему собственному поведению, чем поведению других .Это известно как различие между актером и наблюдателем (Nisbett, Caputo, Legant, & Marecek, 1973; Pronin, Lin, & Ross, 2002). Когда нас спрашивают о поведении других людей, мы, как правило, быстро приписываем черты характера («О, Сара, она действительно застенчивая»). С другой стороны, когда мы думаем о себе, мы с большей вероятностью примем во внимание ситуацию — мы склонны говорить: «Ну, я стесняюсь на уроках психологии, но с моими друзьями по бейсболу я не в себе. все застенчивые. » Когда наша подруга ведет себя услужливо, мы, естественно, верим, что она дружелюбный человек; когда мы ведем себя таким же образом, с другой стороны, мы понимаем, что может быть много других причин, по которым мы сделали то, что сделали.

Вы можете почувствовать разницу между актером и наблюдателем, пройдя следующую короткую викторину. Во-первых, подумайте о человеке, которого вы знаете — о своей маме, соседе по комнате или о ком-то из одного из ваших классов. Затем в каждой строке обведите, какой из трех вариантов лучше всего описывает его или ее личность (например, является ли личность более энергичной, расслабленной или это зависит от ситуации?). Затем ответьте на вопросы еще раз, но на этот раз о себе.

1. Энергетик Расслабленный Зависит от ситуации
2. Скептик Доверяя Зависит от ситуации
3. Тихий Разговорчивый Зависит от ситуации
4. интенсивный Спокойствие Зависит от ситуации

Ричард Нисбетт и его коллеги (Nisbett, Caputo, Legant, & Marecek, 1973) предложили студентам колледжа выполнить именно эту задачу — они сделали это для себя, для своего лучшего друга, для своего отца и для ведущего новостей Уолтера Кронкайта.Как вы можете видеть в Таблице 6.4 «Различие между актером и наблюдателем», участники чаще проверяли одно из двух черт характера для других людей, чем для себя, и чаще отмечали «зависит от ситуации» для себя, чем для себя. для другого человека — это разница между актером и наблюдателем.

Таблица 6.4 Разница между актером и наблюдателем

Термин признака Зависит от ситуации
Собственная 11.92 8,08
Лучший друг 14,21 5,79
Отец 13,42 6,58
Уолтер Кронкайт 15,08 4,92
В этой таблице показано среднее количество раз (из 20), когда участники отметили термин «черта» (например, «энергичный» или «разговорчивый»), а не «в зависимости от ситуации», когда их просили описать личности. самих себя и других людей.Вы можете увидеть разницу между актером и наблюдателем. Участники значительно чаще отметили «в зависимости от ситуации» для себя, чем для других. Данные взяты из Nisbett, Caputo, Legant, and Marecek (1973).

Как и фундаментальная ошибка атрибуции, различие между действующим лицом и наблюдателем отражает нашу склонность преувеличивать личные объяснения поведения других людей. Однако недавний метаанализ (Malle, 2006) показал, что разница между действующим лицом и наблюдателем может быть не такой сильной, как фундаментальная ошибка атрибуции, и может иметь место только у некоторых людей.

Тенденция переоценивать личные приписывания, кажется, возникает по нескольким причинам. Одна из причин заключается просто в том, что другие люди так важны в нашей социальной среде. Когда я смотрю на вас, я вижу вас как свою цель, поэтому я, вероятно, сделаю личные приписывания вам. Это просто, потому что я смотрю прямо на тебя. Когда я смотрю на то, как Лесли дает большие чаевые, я вижу ее — и поэтому решаю, что это она виновата в иске. Однако когда я думаю о своем поведении, я не вижу себя, а больше сосредоточен на своей ситуации.Я понимаю, что не только я, но и разные ситуации, в которых я нахожусь, определяют мое поведение. Я помню другие случаи, когда я не давал больших чаевых, и поэтому пришел к выводу, что мое поведение вызвано скорее ситуацией, чем моей основной личностью. Фактически, исследования показали, что мы склонны приписывать больше личных качеств людям, за которыми мы непосредственно наблюдаем в нашем окружении, чем другим людям, которые являются частью ситуации, но за которыми мы не наблюдаем напрямую (Taylor & Fiske, 1975).

Вторая причина тенденции делать так много личных приписываний состоит в том, что их просто сделать проще, чем ситуативные приписывания. На самом деле, личные приписывания кажутся спонтанными, без каких-либо усилий с нашей стороны и даже на основе очень ограниченного поведения (Newman & Uleman, 1989; Uleman, Blader, & Todorov, 2005). Личная атрибуция просто приходит в голову раньше, чем ситуативная.

В-третьих, личные приписывания также преобладают, потому что нам необходимо их создавать, чтобы понять ситуацию.То есть мы не можем сделать ни личную атрибуцию (например, «Лесли щедра»), ни ситуативную атрибуцию («Лесли пытается произвести впечатление на своих друзей»), пока мы сначала не определим поведение как великодушное («Оставив это большие чаевые были щедрыми делом »). Итак, мы начинаем с личной атрибуции («щедрость») и только позже пытаемся исправить или скорректировать наше суждение («О, — мы думаем, — возможно, это действительно была ситуация, которая заставила ее это сделать»).

Корректировка наших суждений обычно требует больше усилий, чем вынесение первоначального суждения, и зачастую такой корректировки недостаточно.Мы с большей вероятностью совершим фундаментальную ошибку атрибуции — быстро придем к выводу, что поведение вызвано лежащей в основе личностью — когда мы устали, отвлечены или заняты другими делами (Geeraert, Yzerbyt, Corneille, & Wigboldus, 2004; Gilbert, 1989; Trope & Alfieri, 1997).

Надеюсь, вы могли заметить, что здесь применяется важная мораль о восприятии других: Мы не должны слишком быстро судить других людей! Легко думать, что бедные люди ленивы, что люди, которые причиняют вред кому-то другому, злые, а люди, которые говорят что-то резкое, грубые или недружелюбные.Но эти приписывания часто могут переоценивать роль человека. Иногда это может приводить к чрезмерно жестким оценкам людей, которые на самом деле их не заслуживают — мы склонны обвинять жертву даже в событиях, которые они не могут контролировать (Lerner, 1980). Иногда люди ленивы, злы или грубы, но они также могут быть жертвами ситуаций. Когда вы обнаружите, что делаете сильную личную атрибуцию поведения других, ваш опыт работы в качестве социального психолога должен побудить вас остановиться и подумать более тщательно: хотите ли вы, чтобы другие люди персонально приписывали ваше поведение в той же ситуации, или вы предпочитаете, чтобы они более полно учитывали ситуацию вокруг вашего поведения? Возможно, вы делаете основную ошибку атрибуции?

Самостоятельная атрибуция

Вы можете вспомнить, что процесс установления причинных связей должен осуществляться осторожным, рациональным и даже научным образом.Но это предположение оказывается, по крайней мере частично, неверным. Наши приписывания иногда искажаются аффектом — особенно фундаментальным желанием улучшить себя. Хотя нам хотелось бы думать, что мы всегда рациональны и точны в своих атрибуциях, мы часто склонны искажать их, чтобы почувствовать себя лучше. Самостоятельная атрибуция — это атрибуций, которые помогают нам удовлетворить наши желания видеть себя позитивно (Mezulis, Abramson, Hyde, & Hankin, 2004).

Я заметил, что иногда делаю самоусиливающиеся атрибуты.Если мои ученики хорошо сдают один из моих экзаменов, я лично приписываю им их успехи («В конце концов, я отличный учитель!»). С другой стороны, когда мои ученики плохо сдают экзамен, я склоняюсь к ситуативной атрибуции — я виню их за неудачу («Почему вы, ребята, не учились усерднее?»). Вы можете видеть, что этот процесс явно не тот тип научного, рационального и осторожного процесса, которому, по мнению теории атрибуции, я должен следовать. Это несправедливо, хотя я чувствую себя лучше.Однако, если бы я действительно действовал как ученый, я бы заранее определил, что является причиной хороших или плохих оценок за экзамен, и сделал бы соответствующую атрибуцию независимо от результата.

Возможно, вы заметили, что тоже делаете эгоистичную атрибуцию. Возможно, вы обвинили другого водителя в аварии, в которой вы оказались, или обвинили в разрыве отношений своего партнера, а не себя. Или, возможно, вы взяли на себя кредит (внутреннюю) за свои успехи, но возложили вину за свои неудачи на внешние причины.Если эти суждения были несколько менее точными, даже если они принесли вам пользу, то они действительно корыстны.

Основные выводы

  • Причинная атрибуция — это процесс попытки определить причины поведения людей.
  • Атрибуция связана с личными или ситуативными причинами.
  • Легче приписать себе личную принадлежность, когда поведение необычно или неожиданно, и когда люди, как считается, решили этим заниматься.
  • Принцип ковариации предполагает, что мы используем информацию о согласованности, информацию о различиях и информацию о консенсусе, чтобы делать выводы о причинах поведения.
  • Согласно Бернарду Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как происходящие из личных причин (способности и мотивация) или ситуативных причин (удача и сложность задачи).
  • Наши навыки атрибуции «достаточно хороши», но не идеальны. Примерами ошибок в каузальной атрибуции являются фундаментальная ошибка атрибуции, различие между действующим лицом и наблюдателем и тенденция к корыстной атрибуции.

Упражнения и критическое мышление

  1. Опишите время, когда вы использовали причинную атрибуцию, чтобы сделать вывод о личности другого человека.Каков был результат процесса атрибуции? Как вы думаете, атрибуция была точной?
  2. Рассмотрим случай, когда вы приписали свой успех или неудачу. Как ваш анализ ситуации соотносился с идеями Вайнера об этих процессах?
  3. Опишите время, когда вы или кто-то из ваших знакомых допустили фундаментальную ошибку атрибуции, разницу между актером и наблюдателем или корыстную атрибуцию. Каков был результат ошибки для вас или для другого человека?

Список литературы

Ченг, П.У. и Новик Л. Р. (1990). Вероятностная контрастная модель причинной индукции. Журнал личности и социальной психологии, 58 (4), 545–567.

Фиске, С. Т. (2003). Социальные существа . Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

Гираерт, Н., Изербит, В. Ю., Корнель, О., и Вигболдус, Д. (2004). Возвращение диспозиционализма: о лингвистических последствиях диспозиционного подавления. Журнал экспериментальной социальной психологии, 40 (2), 264–272.

Гилберт, Д. Т. (Ред.). (1989). Легко думать о других: автоматические компоненты процесса социального вывода . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Heider, F. (1958). Психология межличностных отношений . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Джонс, Э. Э., и Харрис, В. А. (1967). Атрибуция отношений. Журнал экспериментальной социальной психологии, 3 (1), 1-24.

Джонс, Э. Э., Дэвис, К. Э. и Герген, К.Дж. (1961). Варианты ролевой игры и их информационная ценность для восприятия человека. Журнал аномальной и социальной психологии, 63 (2), 302–310.

Jones, E. E., Kanouse, D. E., Kelley, H.H., Nisbett, R.E., Valins, S., & Weiner, B. (Eds.). (1987). Атрибуция: понимание причин поведения . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Келли, Х. Х. (1967). Теория атрибуции в социальной психологии. В Д. Левине (ред.), Симпозиум Небраски по мотивации (Vol.15. С. 192–240). Линкольн, штат Невада: Университет Небраски Press.

Лернер, М. Дж. (1980). Вера в справедливый мир: фундаментальное заблуждение . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пленум.

Малле, Б. Ф. (2006). Асимметрия актера-наблюдателя в атрибуции: (удивительный) метаанализ. Психологический бюллетень, 132 (6), 895–919.

Мезулис, А. Х., Абрамсон, Л. Ю., Хайд, Дж. С., и Ханкин, Б. Л. (2004). Существует ли универсальная предвзятость в атрибуции? Метааналитический обзор индивидуальных, возрастных и культурных различий в корыстной атрибуционной предвзятости. Психологический бюллетень, 130 (5), 711–747.

Ньюман, Л. С., и Улеман, Дж. С. (1989). Спонтанный вывод признаков. В J. S. Uleman & J. A. Bargh (Eds.), Непреднамеренная мысль (стр. 155–188). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Nisbett, R.E., Caputo, C., Legant, P., & Marecek, J. (1973). Поведение глазами актера и наблюдателя. Журнал личности и социальной психологии, 27 (2), 154–164.

Пронин, Э., Лин, Д. Ю., и Росс, Л. (2002). Слепое пятно предвзятости: восприятие предвзятости в себе по сравнению с другими. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (3), 369–381.

Скитка, Л. Дж., Маллен, Э., Гриффин, Т., Хатчинсон, С., и Чемберлин, Б. (2002). Диспозиции, сценарии или мотивированные исправления? Понимание идеологических различий в объяснении социальных проблем. Журнал личности и социальной психологии, 83 (2), 470–487.

Тейлор, С. Э., и Фиск, С.Т. (1975). Точка зрения и представления о причинно-следственной связи. Журнал личности и социальной психологии, 32 (3), 439–445.

Trope, Y., & Alfieri, T. (1997). Легкость и гибкость диспозиционных процессов суждения. Журнал личности и социальной психологии, 73 (4), 662–674.

Улеман, Дж. С., Блейдер, С. Л., и Тодоров, А. (ред.). (2005). Неявные впечатления . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Вайнер, Б.(1985). Атрибуционная теория мотивации достижения и эмоции. Психологический обзор, 92 , 548–573.

5.3: Вывод диспозиций с использованием причинной атрибуции

Цели обучения

  1. Ознакомьтесь с фундаментальными принципами причинной атрибуции.
  2. Изучите тенденцию приписывать необычные события себе.
  3. Просмотрите основные компоненты принципа ковариации.
  4. Опишите модель успеха и неудачи Вайнера.

Мы увидели, что используем личные качества, чтобы помочь нам понять людей, которых мы знаем, и общаться о них. Но как узнать, какие качества есть у людей? Люди не ходят с надписью «Я щедрый» или «Я агрессивный» на лбу. В некоторых случаях, вспоминая наши обсуждения репутации в главе 3, мы можем узнать о человеке косвенно, например, через комментарии, которые другие люди делают об этом человеке. Мы также используем техники человеческого восприятия, чтобы помочь нам узнать о людях и их качествах, наблюдая за ними и интерпретируя их поведение.Если Зоя ударит Джо, мы можем сделать вывод, что Зоя агрессивна. Если Седжай оставит официантке большие чаевые, мы можем заключить, что он щедрый. Такие выводы кажутся естественными и разумными, поскольку мы можем предположить (часто, но не всегда правильно), что поведение вызвано личностью. Именно агрессивность Зои заставляет ее бить, и именно щедрость Седжея привела к тому, что он получил большие чаевые.

Хотя иногда мы можем сделать вывод о личности, наблюдая за поведением, это не всегда так.Помните, что на поведение влияют как наши личные характеристики, так и социальный контекст, в котором мы находимся. Это означает, что поведение, которое мы наблюдаем за другими людьми, не всегда может отражать их личность; вместо этого поведение могло быть вызвано скорее ситуацией, чем лежащими в основе личными характеристиками. Возможно, Зоя ударила Джо не потому, что она действительно агрессивный человек, а потому, что Джо первым ее оскорбил или спровоцировал. И, возможно, Седжай оставил большие чаевые, чтобы произвести впечатление на своих друзей, а не потому, что он действительно щедрый.

Поскольку на поведение может влиять как человек, так и ситуация, мы должны попытаться определить, какая из этих двух причин на самом деле более строго определяла поведение. Процесс попытки определить причины поведения людей известен как причинная атрибуция (Heider, 1958). Поскольку мы не можем видеть личность, мы должны работать над ее выводом. Когда знакомая нам пара расстается, несмотря на то, что казалось браком, заключенным на небесах, нам от природы становится любопытно.Что могло стать причиной разрыва? Что-то сказал или сделал один из них? Или, возможно, виноват стресс из-за финансовых трудностей?

Установление причинной атрибуции может быть немного похоже на проведение эксперимента по социальной психологии. Мы внимательно наблюдаем за людьми, которые нам интересны, и замечаем, как они ведут себя в разных социальных ситуациях. После того, как мы сделали наши наблюдения, мы делаем выводы. Мы делаем персональным (или внутренним или диспозиционным ) атрибуцией , когда мы решаем, что поведение было вызвано в первую очередь человеком .Личная принадлежность может быть примерно такой: «Я думаю, они расстались, потому что Сара не была привержена отношениям». В других случаях мы можем определить, что поведение было вызвано в первую очередь ситуацией — мы называем это установлением ситуационной (или внешней ) атрибуции . Ситуационная атрибуция может выглядеть примерно так: «Я думаю, они расстались, потому что находились в таком финансовом состоянии». В других случаях мы можем решить, что поведение было вызвано как человеком, так и ситуацией; «Я думаю, что они расстались, потому что отсутствие обязательств у Сары стало проблемой, когда у них возникли финансовые проблемы.”

Делать выводы о личности

В одних случаях указать свою личность легче, чем в других. Когда поведение является необычным или неожиданным в той конкретной ситуации, в которой оно происходит, мы можем более легко приписать его себе. Представьте, что вы идете на вечеринку и вас знакомят с Тесс. Тесс пожимает вам руку и говорит: «Приятно познакомиться!» Можете ли вы на основании такого поведения сделать вывод, что Тесс — дружелюбный человек? Возможно нет. Поскольку социальный контекст требует, чтобы люди действовали дружелюбно (пожимая вам руку и говоря: «Приятно познакомиться»), трудно понять, вела ли Тэсс дружелюбно из-за ситуации или потому, что она действительно дружелюбна.Однако представьте, что вместо того, чтобы пожать вам руку, Тесс игнорирует вас и уходит. В таких случаях легче сделать вывод, что Тесс недружелюбна, потому что ее поведение настолько противоречит тому, что можно было бы ожидать.

Чтобы проверить эту идею, Эдвард Джонс и его коллеги (Jones, Davis, & Gergen, 1961) провели классический эксперимент, в котором участники просмотрели одну из четырех различных видеозаписей человека, который претендовал на работу. Для половины участников видео показало, что мужчина проходил собеседование с целью получить работу подводника, должность, которая требовала тесного контакта со многими людьми в течение длительного периода времени.Опрашиваемому человеку, а также участникам исследования было ясно, что для того, чтобы быть хорошим подводником, нужно быть экстравертом (то есть вам должно нравиться быть рядом с другими). Другая половина участников увидела видео, на котором мужчина проходил собеседование о приеме на работу в качестве космонавта, в ходе которого (помните, это исследование проводилось в 1961 году) он находился в одиночестве в маленькой капсуле в течение нескольких дней. В данном случае всем было ясно, что для того, чтобы быть хорошим космонавтом, нужно иметь интровертную личность.

Во время видеозаписи интервью также была изменена вторая переменная. Одна половина участников видела, что мужчина указал, что он на самом деле интроверт (он говорил такие вещи, как «Мне нравится работать самостоятельно», «Я мало гуляю»), а другая половина видела, как мужчина сказал что он на самом деле был экстравертом (он говорил такие вещи, как «Я хотел бы быть продавцом», «Я всегда получаю идеи от других»). После просмотра одной из четырех видеозаписей участников попросили указать, насколько интровертом или экстравертом, по их мнению, был кандидат.

Как вы можете видеть в Таблице 5.2.1, «Связь с ожидаемым и неожиданным поведением», когда кандидат давал ответы, которые лучше соответствовали требованиям, предъявляемым к работе (т. Е. Для работы подводником, кандидат сказал, что он экстраверт, и для работы в космонавте, он сказал, что он был интровертом), участники не думали, что его утверждения были такими показательными для его основной личности, как когда заявитель сказал противоположное тому, что ожидалось от работы (то есть, когда работа требовал, чтобы он был экстравертом, но он сказал, что он интроверт, или наоборот).

Таблица 5.2.1 Связь с ожидаемым и неожиданным поведением

Заявка на вакансию Экстравертный Интровертный
Астронавт 91 71
Подводник 71 45
Мы с большей вероятностью привлечем персональную атрибуцию, когда поведение будет неожиданным.Цифры представляют собой процент экстравертных ответов, которые, по мнению участников, соискатель фактически одобрил бы, если бы он сказал полную правду. Участники с большей вероятностью поверили, что заявитель был более экстравертным (91%) и более интровертированным (45%), когда он сказал, что , а не , обладает личностными качествами, необходимыми для работы, чем когда он сказал, что он имел личностные качества, необходимые для работы. Данные взяты из Jones, Davis, and Gergen (1961).Джонс, Э. Э., Дэвис, К. Э. и Герген, К. Дж. (1961). Варианты ролевой игры и их информационная ценность для восприятия человека. Журнал аномальной и социальной психологии, 63 (2), 302–310.

Идея заключается в том, что заявления, которые были необычными или неожиданными (исходя из требований к должности), просто казались так, будто они не могли быть вызваны ситуацией, поэтому участники действительно думали, что интервьюируемый говорил правда.С другой стороны, когда интервьюируемый делал заявления, которые соответствовали требованиям ситуации, было труднее быть уверенным в том, что он говорит правду (возможно, вспоминая обсуждение стратегической самопрезентации в главе 3). , он просто говорил эти вещи, потому что хотел получить работу), и участники сделали более слабые личные приписывания его поведения.

Мы также можем упростить личную атрибуцию, если знаем, что у человека был выбор в поведении.Если мужчина предпочитает быть дружелюбным, даже в ситуациях, в которых он может не находиться, это, вероятно, означает, что он дружелюбен. Но если мы сможем определить, что он был вынужден проявить дружелюбие, это узнать будет труднее. Если, например, вы увидели человека, направившего пистолет на другого человека, а затем вы увидели, что этот человек отдал свои часы и бумажник стрелку, вы, вероятно, не сделаете вывод, что этот человек был щедрым!

Джонс и Харрис (1967) предложили студентам-участникам исследования прочитать эссе, написанные другими студентами.Половина участников думала, что студенты выбрали темы для эссе, в то время как другая половина думала, что студентам темы назначил их профессор. Участники с большей вероятностью лично указали, что студенты действительно верили в сочинение, которое они писали, когда они выбирали темы, а не были назначены темам.

Иногда человек может попытаться убедить других приписывать свое поведение себе, чтобы он казался более правдоподобным.Например, когда политик делает заявления в поддержку дела перед аудиторией, которая не согласна с его позицией, он будет считаться более приверженным своим убеждениям и может быть более убедительным, чем если бы он приводил тот же аргумент перед аудиторией. аудитория, как известно, поддерживает ее взгляды. Опять же, идея основана на принципах атрибуции: если есть очевидная ситуационная причина для заявления (аудитория поддерживает взгляды политика), то личную атрибуцию (то, что политик действительно верит в то, что он говорит), сделать сложнее. .

Обнаружение ковариации между личностью и поведением

До сих пор мы рассматривали, как мы делаем личные ссылки, когда у нас есть только ограниченная информация; то есть поведение, наблюдаемое только в определенный момент времени — мужчина оставляет большие чаевые в ресторане, мужчина отвечает на вопросы на собеседовании при приеме на работу или политик выступает с речью. Но процесс атрибуции также происходит, когда мы можем наблюдать за поведением человека в более чем одной ситуации. Конечно, мы можем узнать больше о щедрости Седжая, если он даст большие чаевые в разных ресторанах с разными людьми, и мы сможем больше узнать о убеждениях политика, наблюдая за речами, которые он произносит перед разной аудиторией с течением времени.

Когда у людей есть несколько источников информации о поведении человека, они могут делать атрибуции, оценивая связь между поведением человека и социальным контекстом, в котором оно происходит. Один из способов сделать это — использовать принцип ковариации , , который гласит, что данное поведение с большей вероятностью было вызвано ситуацией, если это поведение изменяется (или изменяется) в разных ситуациях . Наша работа, таким образом, заключается в изучении моделей поведения человека в различных ситуациях, чтобы помочь нам сделать выводы о причинах такого поведения (Jones et al., 1987; Келли, 1967).

Исследования показали, что люди сосредотачиваются на трех видах ковариационной информации, когда они наблюдают за поведением других (Cheng & Novick, 1990).

  • Информация о согласованности . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация всегда вызывает поведение в цели . Например, если я все время начинаю плакать на свадьбах, то кажется, что свадьба — причина моих слез.
  • Информация об индивидуальности .Ситуация кажется причиной поведения, если поведение возникает, когда ситуация присутствует, но не когда ее нет . Например, если я плачу только на свадьбах, а не в другое время, то кажется, что свадьба является причиной моих слез.
  • Консенсусная информация . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация вызывает такое же поведение у большинства людей . Например, если многие люди плачут на свадьбах, то кажется, что свадьба является причиной моих (и других) слез.

Представьте, что ваша подруга Джейн любит встречаться с множеством разных мужчин, и вы наблюдали ее поведение с каждым из этих мужчин с течением времени. Однажды ночью она идет на вечеринку с Рави, где вы наблюдаете что-то необычное. Хотя Джейн пришла на вечеринку с Рави, она полностью игнорировала его всю ночь. Она танцует с другими мужчинами и, в конце концов, уходит с вечеринки с кем-то другим. Это ситуация, которая может заставить вас задуматься о причине поведения Джейн (является ли она грубым человеком, или это поведение вызвано в большей степени Рави?), И для которой вы можете использовать принцип ковариации, чтобы попытаться сделать некоторые выводы.

Согласно принципу ковариации, вы должны уметь определять причину поведения Джейн, рассматривая три типа информации о ковариации: последовательность, различимость и консенсус. Вы можете спросить, всегда ли Джейн так обращается с Рави, когда встречается с ним. Если да, то у вас есть некоторая согласованная информация: восприятие того, что ситуация всегда вызывает одно и то же поведение у человека. Если вы заметили, что Джейн игнорирует Рави больше, чем других мужчин, с которыми встречается, то у вас также есть отличительная информация: восприятие того, что поведение возникает, когда ситуация присутствует, а не когда ее нет.Наконец, вы можете поискать консенсусную информацию: представление о том, что ситуация вызывает ту же реакцию у большинства людей — склонны ли другие люди относиться к Рави таким же образом?

Рассмотрим еще один пример. Представьте, что ваш друг говорит вам, что он только что посмотрел новый фильм и что это лучший фильм, который он когда-либо видел. Когда вы задаетесь вопросом, следует ли вам приписывать ситуацию (фильм), вы, естественно, спросите о консенсусе; фильм нравится другим людям? Если это так, то у вас есть положительная консенсусная информация о том, насколько хорош фильм.Но у вас, вероятно, также есть некоторая информация о том, как ваш друг смотрел фильмы с течением времени. Если вы похожи на большинство людей, у вас, вероятно, есть друзья, которым нравится каждый фильм, который они смотрят. Если это так с этим другом, вы, вероятно, еще не настолько уверены в том, что это отличный фильм — в этом случае реакция вашего друга не будет отличительной. С другой стороны, если вашему другу не нравится большинство фильмов, которые он смотрит, но он любит этот, то отличительная черта сильна (поведение проявляется только в этой конкретной ситуации).Если это так, то вы можете быть более уверены в том, что фильм вызвал энтузиазм вашего друга. Следующей вашей мыслью может быть: «Я сегодня посмотрю этот фильм». Вы можете увидеть еще один пример использования информации о ковариации в Таблице 5.2.2, «Использование информации о ковариации».

Таблица 5.2.2 Использование информации о ковариации

Атрибуция Консенсус Самобытность Согласованность
Внешняя атрибуция (ситуации, в данном случае телешоу) более вероятна, если… Все мои друзья смеются над этим телешоу. Билл больше смеется над этим телешоу. Билл всегда смеется над этим телешоу.
Внутренняя атрибуция (человеку, в данном случае Биллу) более вероятна, если… Очень немногие из моих друзей смеются над этим телешоу. Билл смеется над этим телешоу так же сильно, как он смеется над другими телешоу. Билл всегда смеется над этим телешоу.
В соответствии с принципом ковариации мы используем три источника информации, чтобы помочь нам определить, следует ли приписывать свое отношение к ситуации или к человеку.В этом примере атрибуция либо личная (моему другу Биллу), либо ситуативная (к телешоу, которое мы смотрим).

Таким образом, ковариационные модели предсказывают, что мы, скорее всего, сделаем внешние атрибуции, когда консенсус, различимость и согласованность будут высокими. Напротив, когда консенсус и разборчивость низки и это сопровождается высокой согласованностью, то мы, скорее всего, придем к внутренней атрибуции (Kelley, 1967). В других ситуациях, когда модель консенсуса, согласованности и отличительности не попадает ни в один из этих двух вариантов, предполагается, что мы будем склонны приписывать как человеку, так и ситуации.

Эти прогнозы обычно подтверждаются исследованиями атрибуции, которые обычно просят людей сделать атрибуцию о поведении незнакомца в виньетках (Kassin, 1979). В исследованиях в более естественном контексте, например, в исследованиях, касающихся самих себя и других, которых мы хорошо знаем, многие другие факторы также будут влиять на типы атрибутов, которые мы делаем. К ним относятся наши отношения с человеком и наши прежние убеждения. Например, наша атрибуция по отношению к своим друзьям часто более благоприятна, чем по отношению к незнакомцам (Campbell, Sedikides, Reeder, & Elliot, 2000).Кроме того, в соответствии с нашим обсуждением схем и социального познания в главе 2, они часто согласуются с содержанием схем, которые важны для нас в то время (Lyon, Startup, & Bentall, 1999).

Атрибуты успеха и неудач

Причинная атрибуция участвует во многих важных жизненных ситуациях; например, когда мы пытаемся определить, почему мы или другие преуспели или не смогли выполнить задачу. Вспомните на мгновение тест, который вы прошли, или другое задание, которое вы выполнили, и подумайте, почему вы его выполнили хорошо или плохо.Затем посмотрите, отражают ли ваши мысли то, что Бернард Вайнер (1985) считал важными факторами в этом отношении.

Вайнера интересовало, как мы определяем причины успеха или неудачи, потому что он чувствовал, что эта информация особенно важна для нас: точное определение того, почему мы преуспели или потерпели неудачу, поможет нам увидеть, какие задачи мы уже хорошо выполняем, а какие нам нужно работать над улучшением. Вайнер предложил, чтобы мы делали эти определения, используя причинную атрибуцию, и чтобы результатом нашего процесса принятия решений была атрибуция, сделанная либо человеку («Я добился успеха / потерпел неудачу из-за моих личных характеристик»), либо ситуации («Я удалось / не удалось из-за какой-то ситуации »).

Анализ

Вайнера показан на Рисунке 5.2.1, «Атрибуция успеха и неудачи». Согласно Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как исходящие от личных причин (например, способности, мотивация) или от ситуационных причин (например, удачи, сложности задачи). Однако он также утверждал, что эти личные и ситуативные причины могут быть либо стабильными (менее вероятно, что они изменятся с течением времени), либо нестабильными (с большей вероятностью будут меняться с течением времени).

Рисунок 5.2.1 Атрибуты успеха и неудачи

На этом рисунке показана потенциальная ответственность, которую мы можем сделать для нашего успеха или неудачи или других людей. Locus учитывает, связаны ли атрибуции с человеком или ситуацией, а стабильность рассматривает, будет ли ситуация оставаться такой же с течением времени.

Если вы хорошо справились с тестом, потому что вы действительно умны, то это личная и стабильная атрибуция способности . Это явно что-то, что вызвано лично вами, и это также довольно стабильная причина: вы умны сегодня и, вероятно, будете умны в будущем.Однако если вы добились большего, потому что усердно учились, то это успех благодаря мотивации . Это снова личное (вы учились), но оно также потенциально нестабильно (хотя вы очень усердно учились для этого теста, вы можете не так усердно работать для следующего). Вайнер считал сложность задачи ситуационной причиной: вы могли успешно пройти тест, потому что это было легко, и он предположил, что следующий тест, вероятно, будет легким и для вас (т. Е. Что задача, какой бы она ни была, является всегда либо сложно, либо легко).Наконец, Вайнер считал успех удачей (вы правильно угадали много ответов) ситуативной причиной, но более нестабильной, чем сложность задачи. Оказывается, хотя атрибуции Вайнера не всегда идеально подходят (например, сложность задачи может иногда меняться со временем и, таким образом, быть, по крайней мере, несколько нестабильной), четыре типа информации довольно хорошо отражают типы атрибуции, которые люди делают для успеха и неудачи. .

Мы рассмотрели некоторые важные теории и исследования того, как мы делаем атрибуцию.Другой важный вопрос, к которому мы сейчас обратимся, — насколько точно мы приписываем причины поведения. Одно дело полагать, что кто-то кричал на нас, потому что он или она агрессивный характер, но совсем другое — доказать, что ситуация, включая наше собственное поведение, не была более важной причиной!

Основные выводы

  • Причинная атрибуция — это процесс попытки определить причины поведения людей.
  • Атрибуция связана с личными или ситуативными причинами.
  • Легче приписать себе личную принадлежность, когда поведение необычно или неожиданно, и когда люди, как считается, решили этим заниматься.
  • Принцип ковариации предполагает, что мы используем информацию о согласованности, информацию о различиях и информацию о консенсусе, чтобы делать выводы о причинах поведения.
  • Согласно Бернарду Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как происходящие из личных причин (способности и мотивация) или ситуативных причин (удача и сложность задачи).

Упражнения и критическое мышление

  1. Опишите время, когда вы использовали причинную атрибуцию, чтобы сделать вывод о личности другого человека. Каков был результат процесса атрибуции? Как вы думаете, насколько точна атрибуция? Зачем?
  2. Опишите ситуацию, в которой вы использовали информацию о консенсусе, согласованности и отличительности, чтобы приписать чье-то поведение. Насколько хорошо принцип ковариации объясняет тип атрибуции (внутреннюю или внешнюю), которую вы сделали?
  3. Рассмотрим случай, когда вы приписали свой успех или неудачу.Как ваш анализ ситуации соотносился с идеями Вайнера об этих процессах? Как вы относились к себе после такой атрибуции и почему?

Список литературы

Эллисон, С. Т., и Мессик, Д. М. (1985b). Ошибка групповой атрибуции . Журнал экспериментальной социальной психологии, 21 (6), 563-579.

Кэмпбелл, В. К., Седикидес, К., Ридер, Г. Д., и Эллиот, А. Дж. (2000). Среди друзей: экзамен на дружбу и корыстолюбие. Британский журнал социальной психологии, 39, 229-239.

Ченг, П. В., и Новик, Л. Р. (1990). Вероятностная контрастная модель причинной индукции. Журнал личности и социальной психологии, 58 (4), 545–567.

Heider, F. (1958). Психология межличностных отношений . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Джонс, Э. Э., и Харрис, В. А. (1967). Атрибуция отношений. Журнал экспериментальной социальной психологии, 3 (1), 1-24.

Джонс, Э. Э., Дэвис, К. Э. и Герген, К. Дж. (1961). Варианты ролевой игры и их информационная ценность для восприятия человека. Журнал аномальной и социальной психологии, 63 (2), 302–310.

Jones, E. E., Kanouse, D. E., Kelley, H.H., Nisbett, R.E., Valins, S., & Weiner, B. (Eds.). (1987). Атрибуция: восприятие причин поведения . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Кассин, С. М. (1979). Информация о консенсусе, прогноз и причинная атрибуция: обзор литературы и проблем. Журнал личности
и социальная психология, 37, 1966-1981.

Келли, Х. Х. (1967). Теория атрибуции в социальной психологии. В Д. Левине (ред.), Симпозиум Небраски по мотивации (Том 15, стр. 192–240). Линкольн, штат Невада: Университет Небраски Press.

Лион, Х. М., и Startup, М., и Бенталл, Р. П. (1999). Социальное познание и маниакальная защита: атрибуции, избирательное внимание и самосхема при биполярном аффективном расстройстве. Journal of Abnormal Psychology, 108 (2), 273-282.Frubin

Улеман, Дж. С., Блейдер, С. Л., и Тодоров, А. (ред.). (2005). Неявные впечатления . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Вайнер, Б. (1985). Атрибуционная теория мотивации достижения и эмоции. Психологический обзор, 92 , 548–573.

Авторы

Чарльз Стангор (Мэрилендский университет), Раджив Джангиани (Квантленский политехнический университет) и Хаммонд Тарри (Адлерская школа профессиональной психологии).Название OpenStax, логотип OpenStax, обложки книг OpenStax, название OpenStax CNX и логотип OpenStax CNX не подпадают под действие лицензии Creative Commons и не могут быть воспроизведены без предварительного и явного письменного согласия Rice University. По вопросам, связанным с этой лицензией, обращайтесь по адресу [email protected]

Теория атрибуции (Б. Вайнер) — InstructionalDesign.org

Теория атрибуции касается того, как люди интерпретируют события и как это связано с их мышлением и поведением.Хайдер (1958) был первым, кто предложил психологическую теорию атрибуции, но Вайнер и его коллеги (например, Jones et al, 1972; Weiner, 1974, 1986) разработали теоретическую основу, которая стала основной исследовательской парадигмой социальной психологии. Теория атрибуции предполагает, что люди пытаются определить, почему люди делают то, что они делают, то есть приписывают причины поведению. Человек, стремящийся понять, почему другой человек что-то сделал, может приписать этому поведению одну или несколько причин. В основе атрибуции лежит трехэтапный процесс: (1) человек должен воспринимать или наблюдать поведение, (2) затем человек должен верить, что поведение было совершено намеренно, и (3) затем человек должен определить, верит ли он другому человек был вынужден выполнить такое поведение (в этом случае причина приписывается ситуации) или нет (в этом случае причина приписывается другому человеку).

Вайнер сосредоточил свою теорию атрибуции на достижениях (Weiner, 1974). Он определил способности, усилия, сложность задачи и удачу как наиболее важные факторы, влияющие на приписывание достижений. Атрибуции классифицируются по трем причинным параметрам: локус контроля, стабильность и управляемость. Измерение локуса контроля имеет два полюса: внутренний и внешний локус контроля. Параметр стабильности фиксирует, вызывают ли изменения с течением времени или нет. Например, способности можно классифицировать как стабильную внутреннюю причину, а усилия — как нестабильные и внутренние.Контрасты контролируемости причин, которые можно контролировать, например умение / эффективность, от причин, которые нельзя контролировать, таких как способности, настроение, действия других и удача.

Теория атрибуции тесно связана с концепцией мотивации. В нем также рассказывается о работе, проделанной Шэнком в области теории сценария и логических выводов.

Приложение

Теория Вайнера широко применяется в образовании, юриспруденции, клинической психологии и сфере психического здоровья. Между самооценкой и достижениями существует сильная связь.Вайнер (1980) утверждает: «Причинная атрибуция определяет аффективные реакции на успех и неудачу. Например, вряд ли кто-то будет испытывать гордость за успех или чувство компетентности, когда получает пятерку от учителя, который ставит только эту оценку, или когда побеждает теннисиста, который всегда проигрывает … С другой стороны, «От учителя, который поставил несколько высоких оценок, или победа над теннисистом с высоким рейтингом, после долгой практики, производит большое положительное влияние». (стр.362). Учащиеся с более высоким рейтингом самооценки и высшей успеваемостью склонны приписывать успех внутренним, стабильным, неконтролируемым факторам, таким как способности, в то время как они способствуют неудаче либо внутренним, нестабильным, контролируемым факторам, таким как усилия, либо внешним, неконтролируемым факторам, таким как как сложность задания.Например, учащиеся, которые неоднократно терпят неудачи в чтении, скорее всего, будут считать себя менее компетентными в чтении. Такое самовосприятие способности к чтению отражается в ожиданиях детей от успехов в выполнении заданий по чтению и в рассуждениях об успехе или неудаче в чтении. Точно так же учащиеся с нарушением обучаемости кажутся менее склонными, чем сверстники без инвалидности, приписывать неудачу усилиям, нестабильному, контролируемому фактору, и с большей вероятностью приписывать неудачу способностям, стабильному, неконтролируемому фактору.

Lewis & Daltroy (1990) обсуждают приложения теории атрибуции к здравоохранению. Интересный пример теории атрибуции, применяемой к развитию карьеры, предоставлен Дейли (1996), который исследовал атрибуции, которой придерживались сотрудники в отношении того, почему они не получили повышения по службе.

Пример

Теория атрибуции использовалась для объяснения разницы в мотивации людей с высокими и низкими достижениями. Согласно теории атрибуции, успешные люди будут приближаться к задачам, связанным с успехом, а не избегать их, потому что они верят, что успех обусловлен высокими способностями и усилиями, в которых они уверены.Считается, что неудача вызвана неудачей или плохим экзаменом, то есть не по их вине. Таким образом, неудача не влияет на их самооценку, но успех создает гордость и уверенность. С другой стороны, люди с низкой успеваемостью избегают работы, связанной с успехом, потому что они склонны (а) сомневаться в своих способностях и / или (б) предполагать, что успех связан с удачей или с тем, «кого вы знаете», или с другими факторами, находящимися вне их контроля. Таким образом, даже в случае успеха это не так выгодно для малоуспевающего, потому что он / она не чувствует себя ответственным, т.е., это не увеличивает его / ее гордости и уверенности.

Принципы

  1. Атрибуция — это трехэтапный процесс: (1) поведение наблюдается, (2) поведение определяется как преднамеренное, и (3) поведение приписывается внутренним или внешним причинам.
  2. Достижение можно отнести к (1) усилиям, (2) способностям, (3) уровню сложности задания или (4) удаче.
  3. Причинные измерения поведения: (1) локус контроля, (2) стабильность и (3) управляемость.

Ссылки

  • Дейли, Деннис. (1996). Теория атрибуции и стеклянный потолок: развитие карьеры среди федеральных служащих. Государственное управление и менеджмент: интерактивный журнал [http://www.hbg.psu.edu/faculty/jxr11/glass1sp.html]
  • Heider, F. (1958). Психология межличностных отношений. Нью-Йорк: Wiley.
  • Джонс, Э. Э., Д. Э. Каннус, Х. Х. Келли, Р. Э. Нисбетт, С. Валинс, Б. Вайнер, Eds.(1972). Атрибуция: понимание причин поведения. Морристаун, Нью-Джерси: General Learning Press.
  • Харви, Дж. И Вири, Г. (1985). Атрибуция: основные вопросы и приложения, Academic Press, Сан-Диего.
  • Льюис, Ф. М. и Далтрой, Л. Х. (1990). «Как причинные объяснения влияют на поведение в отношении здоровья: теория атрибуции». В Glanz, K., Lewis, F.M. и Ример, Б.К. (ред.) Медицинское просвещение и поведение в отношении здоровья: теория, исследования. и практика. Сан-Франциско, Калифорния: Jossey-Bass Publishers, Inc.
  • Вайнер Б. (1974). Мотивация достижения и теория атрибуции. Морристаун, Нью-Джерси: General Learning Press.
  • Вайнер Б. (1980). Мотивация человека . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.
  • Вайнер, Б. (1986). Атрибуционная теория мотивации и эмоций . Нью-Йорк: Springer-Verlag.

ПРИМЕЧАНИЕ : Спасибо Джону Черри за предложение о включении Вайнера в базу данных TIP.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *