Монетаризм доклад по экономике кратко: : — Xreferat.com — , , ,

Автор: | 17.10.2019

Содержание

Основные концепции в современной экономической теории Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

В. М. КОЗЫРЕВ

ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ

УДК 330.8

Рассматриваются четыре основных направления в современной экономической теории: неоклассическое, кейнсианское, социалистическое, uHcmumyuuoHajibHo-социологическое. Анализируются сущность этих направлений, их позитивное или негативное воздействие на реальные экономические процессы. Обосновывается необходимость использования позитивных аспектов этих четырех концепций в процессах экономических преобразований в России и в антикризисных мероприятиях.

Ключевые слова: неоклассицизм, кейнсианство, социализм, институционализм, монетаризм, неолиберализм, кейнсианский крест, эффективный спрос.

The article discusses four major trends in modern economic theory: neoclassical, Keynesian, socialist, institutional and sociological. H’e analyze the nature of these areas, their positive or negative effect on real economic processes. The necessity of using the positive aspects of these four concepts in the process of economic reforms in Russia and the anti-crisis measures.

Key words: neo-classicism, Keynesianism, Socialism, institutionalism, monetarism, neoliberalism, the Keynesian cross, the effective demand.

Экономика как реальность, как процессы производства, распределения, обмена и потребления благ, с одной стороны, и экономика как наука, как теория, с другой стороны, находятся в неразрывной диалектической взаимосвязи. Впервом приближении эту связь можно выразить тезисом: экономика как реальность— причина; экономика кактео-рия — следствие.

В реальной жизни эта взаимосвязь более сложна. Экономическая реальность — это цель наших знаний, это основа, источник знаний, это критерий истинности или ложности наших знаний в науке, которая изучает эту реальность. Много лестных слов можно сказать об эффективности экономических реформ в России в период 1990—2009 годов, можно упрекать руководителей КНР в том, что они неполноценные рыночники, что они не демократы и не либералы.Однако реальные факты развития экономики этой страны говорят о том, что за тридцать лет реформ Китай увеличил ВВП в 15 раз и стократно увеличил внешнеторговый оборот

[5, с.36]. Россия за два десятилетия экономических реформ и к 2009 году не достигла уровня реального ВВП 1989 года; более того, в связи с кризисом 2008—2009 годов уровень ВВП России сократился на 8,5—8,7% [11, с.2]. Следовательно, задача удвоения ВВП в 2000—2010 годы и даже задача превзойти дореформенный уровень ВВП отодвигаются на более поздний период.

Отсюда следует непреложный методологический вывод: в процесс научного познания реальных экономических процессов неумолимо вторгается практика — цель, источник и критерий истинности или ложности наших знаний.

В то же время в процессах взаимосвязи экономической реальности и экономической теории обнаруживается обратная сторона этой взаимосвязи.Экономической теории как науки нет, если нет абстрактного мышления, которое позволяет нам понять сущность и формы проявления экономических процессов, выявить и понять экономические законы. Знание экономических законов в свою очередь оказывает обратное влияние на

динамику реальных экономических процессов. Научное знание позволяет предвидеть развитие экономики, оно реально может вызвать ускорение экономических процессов. Знание ведет к предвидению, а предвидение — к позитивному действию, к рациональному управлению экономическими процессами. По образному выражению великого поэта, «наука сокращает нам опыты быстро текущей жизни» |9, с. 225|. Иными словами, с точки зрения динамики развития взаимосвязей причина и следствие могут меняться методами. Экономическая теория как наука реально может стать действенным инструментом развития экономики в самых различных се проявлениях. Общепризнано, что законы и концепции экономической теории лежат в основе экономической политики того или иного государства в условиях той или иной формы управления.

В этих условиях особое значение приобретает анализ основных концепций и направлений, которые существуют в современной экономической теории.

Современная экономическая теория охватывает период с конца XIX века по наше время и включает в себя четыре основных направления: неоклассическое, кейнсианское, социалистическое, институционально-социологическое.

■ Неоклассическое направление возникло на базе классической теории политической экономии А. Смита (1723—1790) и Д. Риккардо (1772—1823). В наше время это направление явилось дальнейшим развитием взглядов двух выдающихся экономистов. Основателем неоклассического направления по праву считается А. Маршалл (1842—1924). Центром его научного познания стало поведение людей в процессах производства, распределения, обмена и потребления благ и услуг при ограниченных ресурсах — как вещественных, так и трудовых. Исходным пунктом концепции была идея

свободной конкуренции, невидимой руки рынка, которая якобы способна направлять развитие экономики по рациональному, эффективному пути. Однако неоклассики в эту исходную концепцию ввели новый элемент — предельные величины (предельные издержки, предельная прибыль, предельный доход, предельный продукт), а также теорию спроса и предложения, эластичность спроса и предложения. Если классики А.Смит и Д. Риккардо основным законом рынка считали закон стоимости, то неоклассики основными законами рынка стали считать закон спроса и закон предложения.

В наше время представители неоклассического напраатсния пошли еще дальше; во многих учебниках по курсу экономической теории закон стоимости, открытый А. Смитом, вообще нс упоминается; основой основ неоклассической концепции стали закон спроса и закон предложения [3]. Дальнейшим развитием неоклассической концепции на рубеже XX и XXI веков стали теории монетаризма и неолиберализма.

Основатель школы монетаризма М. Фридмен (1912—2006) полагал, что главным стабилизатором экономики и одновременно основным стимулятором развития рыночной экономики является денежная масса, находящаяся в обращении. Исходной основой теории монетаризма является старая классическая концепция: современный рыночный механизм, как и в прошлом, представляет собой устойчивую, саморегулирующуюся систему, которая сама по себе обеспечивает высокую эффективность производства и политическую свободу. Новое состоит в том, что перед государством ставится единственная, но важнейшая задача — регулировать денежное обращение.

Знаменитое «золотое» денежное правило М. Фридмена утверждает, что долговременный темп увеличения денежной массы должен иметь тот же темп роста, каким растет реальный объем производства

(реальный ВВП) и изменяется скорость обращения денег. Этот закон денежного обращения вне всяких сомнений является мощным инструментом в борьбе с инфляционными процессами. Справедливости ради следует заметить, что в СССР инфляции практически не было, если исключить период войны и годы горбачевской перестройки. Цены изменялись лишь на предметы роскоши, поэтому все спокойно копили деньги на сберкнижках 114, с. 159|.

Теория монетаризма со второй половины XX века соседствует с концепцией неолиберализма. Исходной базой этого направления экономической мысли является постулат традиционного либерализма об индивидуальной свободе на основе укрепления и поощрения частной собственности на средства производства, которая для нсолибералов является священной и неприкосновенной. В отличие от либералов традиционного направления неолибералы в духе времени предпринимают попытку оценить не только микро-, но и макроэкономические процессы, но, разумеется, с точки зрения частных предпринимателей, с позиции собственников частных предприятий. Эта теория явилась своеобразной реакцией на мировой экономический кризис

1929—1933 годов. Представители этого направления все беды рыночной экономики и современного капитализма видят в подрыве совершенной конкуренции, в монополизме, который нарушает свободное действие рыночных регуляторов. Сторонники неолиберализма в духе своих традиционных предшественников выступают против вмешательства государства в экономический механизм рынка. Наиболее типичным представителем неолиберализма является немецкий экономист В.Ойксн (1891—1950), полагавший, что все обществснно-экономическис формы могут быть сведены к двум видам: центрально-управляемому или тоталитарному и свободному открытому рыночному хозяйству, которое в полити-

ческом плане предполагает демократию.

Государство при втором типе экономики выполняет скромную роль арбитра, наблюдающего за тем, как члены общества выполняют правила игры, установленные обществом.

Неоклассическое направление в целом, монетаризм и неолиберализм в частности явились теоретической основой экономической реформы в России в 1990—2010 годах. Результатом этих преобразований явилось разрушение СССР, крушение социализма и формирование капитализма. В экономическом аспекте итоги реформ оказались неутешительными. Прирост ВВП шел за счет экспорта нефти, газа, металла и других природных ресурсов. Страна растеряла свой научный потенциал, доля высокотехнологичной продукции резко сократилась, зато с придыханием в стране перечислялись зарубежные новинки. Произошла деградация потенциала российской промышленности в целом и машиностроения в частности [4, с.25].Ухудшилась демографическая ситуация и снизилось качество рабочей силы. Произошло смещение экономической активности от производственной сферы к сфере обращения и услуг.

Разрушено сельское хозяйство: более 40 млн га земли ушло из сельскохозяйственного оборота, валовой сбор зерновых за все годы реформ ни разу не достиг уровня 1990 года, резко сократилось поголовье скота, — аграрная трагедия России нарастает и усугубляется [1, с. 11 —141. Инфляционные процессы в последние два десятилетия стали хроническими. Дифференциация качества жизни и доходов у различных слоев населения достигла громадных пределов [10, с. 122, 123|.Встране возникла продовольственная, промышленная, финансовая, военная, экологическая и криминальная безопасность.

Неоклассическая концепция, монетаризм и неолиберализм легли также в основу антикризисных мер российского правительства в 2008—2010 годы.

■ Вторым важнейшим направлением в современной экономической теории является кейнсианство. Основатель этого направления, выдающийся английский экономист Дж.М. Кейнс (1883—1946) полагал, что современная экономика должна иметь две основы: рынок и государство. Его теория также являлась прямой реакцией на крупнейший кризис мировой капиталистической системы в 1929—1933 годах. Этот кризис, как и современный мировой финансово-экономический кризис 2008—2010 годов, показал неспособность неоклассической теории ответить на вопрос о том, как обеспечить стабильное поступательное развитие рыночной капиталистической экономики. Основным фактором, воздействующим на эффективность рыночной экономики, Дж.М. Кейнс считал государственное регулирование. Более того, он предупреждал об опасности и катастрофичных последствиях рыночной экономики в условиях отсутствия и н е вме шател ьства государст ва.

Основным фактором, воздействующим на экономическую динамику и на выход экономики из кризиса и депрессии, Дж.М. Кейнс считал эффективный совокупный спрос, который, в свою очередь, предопределяется тремя составляющими: потребление населения, инвестиции предприятий и государственные расходы. Знаменитый «Кейнсианский крест» как раз и обосновывает концепцию эффективного спроса, т. е. такого состояния макроэкономического равновесия, когда совокупный спрос соответствует совокупному предложению на всехстади-ях экономического цикла — в фазах кризиса, депрессии, оживления и подъема. На всех этапах динамики совокупного предложения государство, по мнению Дж.М.Кейнса, может и должно поддерживать совокупный спрос с тем, чтобы обеспечить макроэкономическое равновесие.

Неоксйнсианство в современных условиях предпринимает попытку модифи-

цировать основные постулаты учения Дж.М. Кейнса, приспособить их к реалиям нашего времени. Неокейнсиан-цы разделяют исходный постулат своего учителя о неспособности рыночного капиталистического хозяйства к автоматическому установлению макроэкономического равновесия между совокупным спросом и совокупным предложением. Новое в теоретических посылках неокейнсианцев состоит в том, что они стремятся преодолеть статический подход Дж.М. Кейнса к рыночной экономике в рамках краткосрочного периода. Главное внимание последователи Дж.М. Кейнса уделяют долгосрочной динамике экономического развития. В связи с этим в центре внимания теперь оказывается не проблема полной занятости населения на различных фазах экономического цикла, а проблема обоснования долговременного роста. На этой основе предпринимается попытка обосновать политику постоянного систематического управления эффективным совокупным спросом со стороны государства, предлагается необходимость государственного финансирования и стимулирования научных исследований.

Нетрудно увидеть, что многие положения кейнсианской концепции оказали бы хорошую услугу в системе антикризисных мер в современной России. В частности, на основе постулатов данной концепции государство могло бы оказывать финансовую поддержку тем потребителям, которые хотели бы приобретать товары на том или ином сегменте рынка. Иными словами, по логике кейнсианцев, целесообразно было бы увеличивать совокупный спрос бедных и средних слоев населения, что породило бы реальную потребность приобретать товары (в том числе жилье, автомобили отечественного производства). К сожалению, антикризисные меры в России не используют в полной мере рекомендации кейнсианской концепции и ориентируются преимущественно на кон-

цепции монетаризма и неолиберализма. Постулаты кейнсианства используются эпизодически или как временная и даже кратковременная мера, порожденная чрезвычайной кризисной ситуацией.

■ Еще в середине XIX века капиталистическое общество породило антагонистические противоречия между трудом и капиталом, которые вызвали революционные потрясения. Эти противоречия породили утопический социализм, а позднее вызвали к жизни новое экономическое учение — Л/6//ЖС7/Х».Ос НОВО ПОЛОЖИ II-ком этой концепции экономической теории стал выдающийся немецкий ученый К.Г.Маркс (1818—1883).На базе марксизма возникли концепции современного социализма.

Всс эти социалистические концепции экономического развития при самых различных моделях национального характера и исторической специфики включают в себя следующие постулаты:

• существование различных форм собственности с главенствующей ролью государственной собственности;

• плановое ведение хозяйства не только на микро-, но и макроэкономическом уровне;

• государственное регулирование экономики в интересах широких народных масс;

• использование социально ориентированного рыночного хозяйства;

• коллективизм как форма социально-экономических отношений;

• реализация образовательных, медицинских, спортивных и других социальных услуг на бесплатной основе.

Всвязи с крушением СССР и мировой социалистической системы на европейском континенте центр государственного социализма переместился в бурно развивающуюся Азию. Туда же смещается и центр политической жизни. Азия стала «мастерской мира». Реальным воплощением идей государственного социализма стали Китай, Вьетнам, Лаос. Всс более «левым» становится латиноамери-

канский континент. В условиях жесточайшей международной блокады во всех ее формах выстояла героическая Куба.

Китайская Народная Республика в наше время являет собой современное экономическое чудо. Таким колоссом в

1930-е и 1940-е годы была бурно развивающаяся Страна Советов. За 1980-е годы Китай удію ил ВВП в расчете на душу населения (с 250 до 500 долл.). В 1990-е годы Китай вновь удвоил ВВП по общему объему, а к 2002 году и на душу населения (поднял его с 500 до 1000 долл. ). К середине XXI века Китай намечает увеличить ВВП на душу населения еще в 4 раза. Вспомним, что население этой страны ныне составляет более 1320 млн человек. Первые два удвоения были осуществлены за два десятилетия. Третье удвоение — за 6 лет.За период 2000—2007 годов Китай увеличил ВВП в 1,97 раза, т.с.почти в 2 раза за семь лет [10, с.519]. Четырехкратное увеличение ВВП Китай может осуществить не к 2050 году, а к 2020 году |6, с.9, 10]. В2011 году мировой ВВП увеличился на 4,8%, ВВП Китая — на 10,3%, США — на 2,9%, России — на 4%.

Программа международных сопоставлений ВВП по 146 странам мира, инициированная ООН и проводимая на основе паритетов покупательной способности вал ют (а не на основе валютных курсов), показала, что в 2005 году США занимали первое место и произвели 23% мирового ВВП, Китай занял второе место и произвел 10% мирового ВВП, Россия заняла восьмое место и произвела 3% мирового ВВП [2, с. 24]. Есть все основания полагать, что уже к 2020 году доля Поднебесной в мировом ВВП может составить 23%, тогда как доля США составит лишь 18% [7, с. А6|.Иными словами, через 10 лет Китайская Народная Республика реально может стать самой могущественной страной мира в экономическом аспекте.

Мировой экономический кризис 2008—2010 годов для Китая в определен-

ном смысле оказался выгодным подобно тому, как выгодным был мировой экономический кризис 1929—1933 годов для СССР. Стране Советов тот кризис помог ускорить процесс индустриализации, несмотря на все препоны 114, с. 101—131). Потери от экспорта китайских товаров руководство КНР восстановило переориентацией потребительских товаров на внутренний рынок. В условиях государственного социализма и плановой экономики эта переориентация осуществилась в короткие сроки и мобильно. Доходы населения выросли, народ КНР в условиях кризиса стал жить лучше. Количество бедных стремительно сократилось.

Плановая социально ориентированная рыночная экономика социалистического Китая в условиях мирового кризиса показала свою устойчивость. Прирост ВВП Китая в период от первого квартала 2008 года к первому кварталу 2009 года составил 10,1%, тогда как в России за этот период падение ВВП составило 11% [15, с. 6|. На торжественном параде 1 октября 2009 года, оценивая 60 лет развития КНР, Председатель Республики отметил, что только социализм может спасти страну, только политика реформ и открытости могут обеспечить развитие Китая.

■ На базе марксизма и реального социализма возникла общемировая тенденция социализации современного буржуазного общества. Одной из форм выражения этой тенденции стала теория институционально-социологического развития. Основателем этого направления считается американский экономист и социолог Т. Всблсн (1857—1929). Еще в 1899 году, т.е. 110 лет тому назад, он опубликовал свою знаменитую книгу «Теория праздного класса: экономическое исследование институтов’». При более вдумчивом отношении к проблеме можно легко обнаружить, что еще в XVIII и XIX веках философия, социология, этика и экономика обратили внимание на обществен-

ную, социальную природу человека. Уже в ту эпоху витало в науке и этике понятие «дух человека». 111.-Л. Монтескье в 1748 году публикует трактат «О духе законов», в 1807 году Г. Гегель публикует знаменитый трактат «Феноменология духа», в 1848 году Дж.С. Милль выпускает в свет учебник «Основы политической экономии с некоторыми приложениями к социальной философии», М.Вебер издает книгу <>Протестантская этика и дух капитализма». К этому следовало бы добавить творения социалистов-утопистов, а позднее — марксистов. Во всех этих работах утверждалась простая мысль: человек не может быть только индивидуалистом и эгоистом, ибо он живет в обществе, в коллективе.

Человек — дитя Природы, этим объясняется его биологическая сущность. Одновременно человек — дитя Общества, этим объясняется его социальная, духовная сущность. Эта последняя реализуется в системе социальных институтов. Понятие «институт» в этимологическом смысле — это порядок, закрепленный в форме закона или учреждения. Понятие «институция» в этимологическом смысле — это устоявшийся обычай, заведенный порядок. Отсюда понятие «институционализм» — это система учреждений или институтов данного общества, которая предопределяет социальное поведение человека. В понятие «институты» можно включить такие социальные или общественные явления, как государство, профсоюз, партия, общественное движение, корпорация, нация, этнос, семья, моральная или правовая норма, религиозные постулаты, общественное мнение, мода, образование, медицина, искусство и т.д.

Нетрудно увидеть, что человеку в рамках одной только частной собственности, столь любимой и прославляемой российскими (и не только российскими) неолибералами, тесно и душно.Жизнь в условиях робинзонады в принципе невозможна. В этих условиях передовая об-

щественная мысль даже в условиях буржуазного общества ищет формы приобщения человека к социальным условиям. Отсюда поиски общественного выбора, эконом]гчсского порядка как явления, противостоящего хаосу, справедливости в распределении благ, политической свободы, уважения к личности, свободы совести и вероисповедания, толерантности, т. е. терпимости и снисходительности, защиты жизни, чести, достоинства И Т.Д.

Само понятие «институты» в современной экономической и других социальных науках не получило пока четкого определения и границ. Но уже очевидно, что в это понятие следует включать институты экономической, политической, правовой, культурной, идеологической, религиозной сферы, а также инстгпуты домашние, церемониальные, церковные, политические, профессиональные И Т.Д. Известный русский социолог П.А. Сорокин (1889—1968) в понятие социального прогресса включал климатические, географические, этнические, биологические, экономические условия, классовую борьбу, интеллектуальный фактор, религиозные верования. Центральной доминантой этой социокультурной системы, высшей ценностью человеческого духа он (наряду с Ф. М. Достоевским) считал идею Бога 113, с. 22, 429, 4301.

Концепция институционально-социологического направления пронизывает все сферы человеческого бытия. Даже в поведении потребителя на рынке мы явственно обнаруживаем влияние окружающих его людей, влияние окружающей среды. Одни потребители испытывают на себе влияние большинства, т.е. подвержены эффекту присоединения к этому большинству окружающих его людей. Другие, напротив, стремятся выделиться из окружающей среды и подвержены эффекту сноба. Третья группа потребителей яатяется сторонницей эффекта (парадокса) Т. Веблена, на который он указал в своей книге о праздном клас-

се. Это покупатели, которые стремятся покупать дорогие товары, руководствуясь при этом не реальной полезностью, а показной, престижной, рассчитанной на то, чтобы произвести впечатление своим высоким статусом. В современной России этот парадокс Веблена стал массовым явлением среди олигархов и нуворишей.

Концепция институционально-социологического направления в современной капиталистической России имеет особую ценность. Она может оказать положительное воздействие при органи-зации местного самоуправления. И такие попытки уже предпринимаются 112]. Эта теория может оказать методологическую помощь при организации власти на региональном и федеральном уровнях. Россию душат системы коррупции, взяток, рейдерства, бандитизма, всякого рода чрезвычайных происшествий. В этих условиях только репрессии и только государственных органов оказываются неэффективными в борьбе с указанными социальными болезнями. Более того, сам чиновный государственный аппарат, как показывает современный российский опыт, в своей деятельности часто преследует не общенародные, не коллективные, а личные и корыстные интересы. За примерами далеко ходить не надо: ими полны все средства массовой информации. Заметим, что элементы институционально-социологического направления постепенно получают общественное признание |8, с. 3—51. Объективная необходимость требует широкого использования институтов, выражающих интересы страны, народа.

Все вышеизложенное позволяет заключить: в каждой из четырех концепций современной экономической теории есть позитивные аспекты. В условиях России задача состоит в том, чтобы не копировать слепо концепцию неоклассицизма, в том, чтобы взять все положительное, что дают теории кейнсианства, социализма и институционально-социологического

направления. И тогда сама экономиче- ным фактором развития экономики со-ская наука станет реальным действен- временного общества.

ЛИТЕРАТУРА

1. Абалкин Л. Аграрная трагедия России // Вопросы экономики. 2009. М 9.

2. Иванов Ю. О глобальном международном сопоставлении ВВП по 146 странам мира // Воп/юсы экономики. 2008. М 5.

3. Курс экономической теории: учебник. 6-е издание. Киров: АСА,2009.

4. Навой А. Российские кризисы образца 1998 и 2008 годов: найди 10 отличий // Вопросы экономики. 2009. № 2.

5. Овчинников В. Китайцы у себя доші // Российская газета. Приложение «Неделя». 2009,1 октября.

6. Овчинников В. Взлет Китая: чем поучительна формула его успеха ? // Российская газета. 2009,15 апреля.

7. Овчинников В. Шестидесятилетие КНР: уроки для России // Российская газета. Спец. Выпуск «Китай». 2009,13 октября.

8. Послание президента РФ Дмитрия Медведева Федеральному Собранию Россий-

ской Федерации // Российская газета. 2009, 13 ноября.

9. Пушкин А. С. Борис Годунов // Полное собрание сочинений в десяти томах. Изд. четвертое. Том пятый. Л.: Наука, 1978.

10. Россия в цифрах. 2009: Крат. стат. сб. / Росстат. М., 2009.14. Стариков Н. Кризис: Как это делается. СПб.: Питер, 2009.

11. Сидибе П. От лично Путина // Российская газета. 2009,4 декабря.

12. Сергеев П. В. Местное самоуправление в условиях трансформации общественных отношений: аспекты институциональной теории: монография. Курск, 2008.

13. Сорокин П.А. Человек. Цивилизации. Общество. М.: Политиздат, 1992.

14. Стариков Н. Кризис: Как это делается. СПб.: Питер,2009.

15. Юргенс И. Сшбость силы // Российская газета. 2009,10 сентября.

Монетаризм Реферат По Экономике – Telegraph


➡➡➡ ПОДРОБНЕЕ ЖМИТЕ ЗДЕСЬ!

Монетаризм Реферат По Экономике
Понятие, задачи и сущность монетаризма. Становление монетаристской теории, ее основные принципы. Уравнение обмена М. Фишера. Кредитно-денежная политика, специально направленная на контроль роста денежной массы. Приоритетность денежных факторов.
Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.
Размещено на http://www.allbest.ru/
Федеральное агентство железнодорожного транспорта
федеральное государственное бюджетное образовательное
учреждение высшего профессионального образования
«Омский государственный университет
по дисциплине «История экономических учений»
1.1 Становление монетаристской теории
Американский экономист Милтон Фридмен родился в 1912 году в бедном квартале Нью -Йорка, в Бруклине, в семье еврейских эмигрантов, выходцев из Румынии. Еще в школе у Фридмена проявились большие способности в математике. В 1928 году он поступил в Рутжерский колледж, чтобы подготовить себя к карьере страхового актуария. По окончании колледжа он получил степень бакалавра по двум дисциплинам — экономике и математике. Интерес к экономической теории пробудили у него проподаватели колледжа А. Ф. Бернс, будущий директор Федеральной резервной системы США, и Г. Джонс, ставший впоследствии коммерческим директором Федерального резервного банка в Сент — Льюисе. По рекомендации Г. Джонса М. Фридмену была предложена стипендия от экономического факультета Чикагского университета. Одновременно ему предлагалась стипендия по прикладной математике от Броуновского университета. После серьезных колебаний Фридмен предпочел Чикаго и с этого времени целиком посвятил себя занятиям в области экономической теории. В те годы в Чикаго преподавали Ф. Х. Найт, Дж. Винер, Г. Шульц и Г. Саймонс, оказавшие большое влияние на формирование Фридмена как экономиста и определившие в значительной мере сферу его научных интересов.
Получив в 1933 году степень магистра, Фридмен в течении года стажировался в Колумбийском университете. Здесь он под влиянием Г. Хотеллинга и У. К. Митчелла обратился к математической экономике.
В конце 1937 года он перешел на работу в Национальное бюро экономических исследований в Нью — Йорке, где под руководством будущего нобелевского лауреата С. Кузнеца занялся исследованием структуры доходов. Результаты этой работы воплотились в их совместном труде «Доходы от независимой профессиональной деятельности», послужившим основой диссертации, за которую Фридмен в 1946 году был удостоен в Колумбийском университете степени доктора по экономике.
Во время второй мировой войны М. Фридмен работал в качестве экономиста в министерстве финансов, После войны он преподавал вначале в Миннесотском университете, а затем в 1946 году вернулся в Чикаго и уже не покидал родного университета до своего официального ухода в отставку в 1977 году. В 50-х гг. как консультант правительства США М. Фридмен участвовал в реализации плана Маршалла, предусматривавшего восстановление разрушенной войной экономики Западной Европы. Он одним из первых выступил активным сторонником пересмотра Бреттон — Вудской системы и введения плавающих валютных курсов. В начале 60-х гг. М. Фридмен возглавлял группу, выполнявшую исследование роли денег в торговых циклах для Национального Бюро экономических исследований. Интенсивная работа почти 25 лет воплотилась в ряд фундаментальных трудов по истории и теории денежного обращения: «Монетарная история Соединенных Штатов, 1867 -1960гг.», написанную Фридменом в соавторстве со специалистом в области истории экономики Анной Дж. Шварц. Продолжением этой работы стала «Монетарная статистика США», и наконец, «Тренды денежной массы в США и Соединенном Королевстве: Их отношение к доходу, ценам и ставкам процента, 1867 — 1975».
В 60-х гг. М. Фридмен активно выдвигается на общественную арену. В 1964 году он был экономическим советником ультраконсервативного губернатора Б. Голдуортера, в 1968г. — Р. Никсона и в 1980г. — Р. Рейгана. В 1981 г. он становится членом Президентского совета по экономической политике, состоявшего из независимых экспертов. Фридмен участвовал в разработке программ либералистических экономических реформ в Израиле, Чили и ряде других стран. В 1967 — 1970 гг. М. Фридмен занимал почетный пост президента Американской экономической ассоциации. Доклад «Роль монетарной политики», прочитанный им при вступлении на этот пост, стал одной из самых популярных работ. В 1969 Фридмен опубликовал сборник «Оптимальное количество денег и другие очерки», в который вошли наиболее важные работы по теории денег, написанные им на протяжении почти двух десятилетий. Разработка М. Фридменом основ монетаристской доктрины сопровождалась активной полемикой с представителями кейнсианского лагеря. Появление нашумевшей статьи М. Фридмена и Д. Мейсельмена «Относительная стабильность скорости обращения денег и мультипликатор инвестиций в США, 1897 — 1958 гг.» положило начало спору по вопросам монетарно — фискальной политики в 60 — 70-х гг.
В октябре 1976 Фридмен был удостоен Премии Альфреда Нобеля по экономике «За достижения в области анализа потребления, истории денежного обращения и разработки монетарной теории, а также за показ им сложности стабилизационной политики». М. Фридмен, являясь сторонником либерализма и идей Ф. фон Хайека, в 70-х годах был президентом общества «Мон — Перелин», ставившего своей целью распространение принципов свободного рынка. Всемирную известность и популярность среди широкой общественности М. Фридмену принес выход в свет полумиллионным тиражом его книги «Капитализм и свобода» (1962), которую он написал совместно со своей женой Роуз Директор Фридмен. Либеральные идеи М. Фридмена получили свое развитие в совместных с Р. Д. Фридмен работах «Свобода выбора» и «Тирания статус — кво». Перу Фридмена принадлежит более 30 книг, 350 статей. После ухода из Чикагского иберальные идеи М. Фридмена получили свое развитие в совместных с р. дмен.. работки монетарной теорииставителями кейнсианскогоуниверситета М. Фридмен переехал в Сан — Франциско. Помимо Нобелевской премии, он удостоен медали Джона Бейтса Кларка Американской экономической ассоциации в 1951 г., почетных ученых степеней многих американских и зарубежных университетов и колледжей.
Монетаризм — школа экономической мысли, отводящая деньгам определяющую роль в колебательном движении экономики. Монетарный — значит денежный (money — деньги, monetary — денежный). Главную причину нестабильности экономики представители этой школы усматривают в неустойчивости денежных параметров.
В центре внимания монетаристов находятся денежные категории, денежно- кредитные инструменты, банковская система, денежно-кредитная политика. Они рассматривают эти процессы и категории, чтобы выявить связь между объемом денежной массы и уровнем совокупного дохода. По их мнению, банки — ведущий инструмент регулирования, при непосредственном участии которого изменения на денежном рынке трансформируются в изменения на рынке товаров и услуг.
Можно сказать, что монетаризм — это наука о деньгах и их роли в процессе воспроизводства. Это теория, обосновывающая специфические методы регулирования экономики с помощью денежно-кредитных инструментов.
Монетаризм представляет собой одно из наиболее влиятельных течений в современной экономической науке, относящееся к неоклассическому направлению. Он рассматривает явления хозяйственной жизни преимущественно под углом зрения процессов, протекающих в сфере денежного обращения.
Термин «монетаризм» был введен в современную литературу Карлом Бруннером в 1968 г. Обычно он применяется для характеристики экономической школы (преимущественно Чикагской), утверждающей, что совокупный денежный доход оказывает первоочередное влияние на изменение денежной массы.
Первоначально Монетаризм отождествлялся с антикейнсианством, что подтверждается названием некоторых работ видных представителей монетаристкой теории (книга Г. Джонсана «Кейнсианская революция и монетаристская контрреволюция»).
Одновременно с критикой кейнсианской макроэкономической теории и экономической политики, монетарную теорию определения уровня национального дохода и теорию цикла, со своими сторонниками разработал лидер монетаристов Милтон Фридмен.
Мировую известность ему принесли, прежде всего, труды по монетаристской тематике. В их числе изданный под его редакцией сборник статей «Исследования в области количественной теории денег» (1956) и книга, изданная в соавторстве с Анной Шварц «История денежной системы США, 1867—1960» (1963). Фридменовская монетарная концепция, говоря словами американского экономиста Г. Эллиса, привела к «повторному открытию денег» из-за почти повсеместно растущей, особенно в последний период, инфляции.
Последовавший за этим рост влияния и популярности монетаризма, особенно в США и Великобритании, где он был принят в качестве основной теории при разработке экономической политики, связан с обострением инфляционных процессов и их воздействием на состояние экономики.
За более чем три десятилетия существования монетаризм расширил свое влияние, претерпел определенные изменения. Он стал претендовать на роль универсальной общеэкономической доктрины, способной решить такие экономические проблемы, как эффективность экономического регулирования, роль государства в экономической жизни и т.п. Монетаризм широко пропагандируется его представителями как кредитно-денежная политика, специально направленная на контроль роста денежной массы.
Значительное влияние на формирование монетаристской теории оказали американские экономисты 20-40-х годов Г. Саймонс, И.Фишер, Ф. Найт и др.
Они придавали большое значение сфере денежного обращения, которую впоследствии недооценивали кейнсианцы. Именно поэтому одной из заслуг монетаристов ряд западных исследователей считает «реабилитацию» денег в системе экономических категорий. Определенную респектабельность монетаризму придают ссылки на А.Смита и основоположников количественной теории денег Д.Рикардо, Д. Юма, Р. Кантилона, Г.Тортона.
1.1 Становление монетаристской теории
Внимание к монетаристской теории возросло со второй половины 70-х — начала 80-х гг. В этот период обнаружилось, что кейнсианские методы дают сбои. Начался поиск новых подходов к восстановлению экономического равновесия. У Кейнса наиболее острой проблемой, поставленной в центр анализа, была безработица, обеспечение занятости и экономического роста.
Теперь на первый план выдвинулась задача регулирования инфляции.
Рост потребительских цен в странах Запада перешагнул десятипроцентную отметку, составив в 1974—1975 гг. в Великобритании 16— 24%, в США— 9—11%.
Инфляционные процессы в США— экономическом и финансовом центре капиталистического мира — инициировали всплески цен в других странах.
Многомиллионная безработица при одновременном росте инфляции и падающем или застойном производстве означала появление нового, неизвестного ранее феномена, получившего название «стагфляция» (стагнация плюс инфляция). Создался своего рода замкнутый круг. Государственная поддержка убыточных предприятий не способствовала выходу из кризисного состояния. Инвестиционные средства, в которых нуждались новые производства, расходовались понапрасну.
В спорах и дискуссиях экономистов возникали самые различные трактовки причин инфляции и стагфляции. Многие по-прежнему считали, что надо регулировать спрос, но расходились относительно того, как это делать. Меры, направляемые на текущий ремонт хозяйственного механизма, игнорировали задачи долгосрочной политики.
Среди экономистов стал популярен лозунг «Назад к Смиту», что означало отказ от методов активного государственного вмешательства и регулирования, поспешную разработку новой доктрины.
Наибольшее же внимание привлекли взгляды и предложения теоретиков монетаристской школы и сторонников теории «экономики предложения». Они оказали заметное влияние на формирование официальных доктрин и экономическую политику западных держав.
Следует заметить, что с монетаристскими концепциями сторонники этого направления и их признанный глава Милтон Фридмен выступали еще в 50-х гг., но тогда их предложения и выводы особой популярностью не пользовались. Они были востребованы позже, когда на повестку дня выдвинулись новые проблемы.
Чтобы представить концепцию Фридмена, выделим исходные положения, в той или иной мере разделяемые его сторонниками.
1. Признание устойчивости денежного хозяйства. Рыночная экономика, по мнению монетаристов, сама в силу внутренних тенденций и условий стремится к стабильности, к саморегулированию. Система рыночной конкуренции обеспечивает высокую стабильность. Цены выполняют роль главного инструмента, обеспечивающего корректировку в случае нарушения равновесия.
Постулат об устойчивости частного, рыночного хозяйства направлен против утверждения Кейнса о необходимости государственного вмешательства, которое, дескать, нарушает естественный процесс.
2. Приоритетность денежных факторов. Среди различных инструментов,
Бездействующих на экономику, предпочтение предлагается отдать денежным инструментам. Именно они (а не административные, не ценовые инструменты, не налоговая система) способны наилучшим образом обеспечить экономическую стабильность как главную цель регулирования.
Кейнс оценивал бюджетную политику как инструмент, достаточно точный, быстрый и предсказуемый по результатам. В отличие от него Фридмен характеризует подобным образом денежно-кредитную политику.
Он исходит из того, что между движением денег (темпами роста денежной массы) и динамикой валового национального продукта существует достаточно тесная корреляционная связь. Ускорение или замедление темпов роста денежной массы сказывается на совокупном денежном доходе, а значит, на развитии деловой активности, циклических колебаниях производства.
3. Регулирование должно ориентироваться не на текущие, а на долгосрочные задачи. Последствия колебаний денежной массы сказываются на основных экономических параметрах не сразу, а с некоторым разрывом во времени.
Временной лаг (разрыв) составляет обычно несколько месяцев. Он неодинаков по странам, зависит от состояния конъюнктуры, других факторов.
Текущие коррективы с целью воздействия на конъюнктуру обычно запаздывают.
Экономические условия быстро меняются. Денежная политика призвана ориентироваться не на текущие эффекты и краткосрочные изменения, а носить долгосрочный характер.
Монетаристская концепция опирается на количественную теорию денег, хотя ее интерпретация несколько отличается от традиционной. Количественная теория говорит о том, что существует прямая связь между количеством денег и уровнем цен, что цены определяются количеством денег, находящихся в обращении, а покупательная способность денег обусловливается уровнем цен. Увеличивается денежная масса — растут цены. И наоборот, сокращается денежная масса — снижаются цены. При прочих равных условиях товарные цены изменяются пропорционально количеству денег. Допустим, денежная наличность, обеспечивающая оборот, составляет 1/10 годового дохода. Иными словами, деньги совершают примерно десять оборотов в год. Чтобы обеспечить реализацию годового дохода (продукта), к примеру, размером в 10 000 долл., нужно иметь в обращении 1000 долл. Если количество денег в обращении удвоится и составит 2000 долл., то соответственно цены (при неизменности других компонентов) также вырастут в два раза.Один из разработчиков количественной теории американский экономист Ирвинг Фишер (1867—1947) писал: «Складывая вместе все индивидуальные уравнения купли-продажи, мы получим уравнение обмена для известного периода в данном обществе… Уравнение обмена относится ко всем покупкам, совершаемым при помощи денег…»Это уравнение содержит в левой части два показателя: количество денег М и скорость их обращения V. Правая часть уравнения включает две группы величин: количество обмениваемых благ, или реальный объем и уровень цен Р. Уравнение может быть представлено в виде M*V=P*Y. Оно носит название уравнения обмена И. Фишера, уточнившего формулу классиков. Фишер расширил представление о средствах обращения, включив в состав М безналичные деньги, дополнил формулу показателе V,отражающим скорость обращения денег. Уравнение Фишера представляет собой тождество. Оно отражает тот факт, что в практике обычно устанавливается соответствие платежных средств и товарно-денежных операций. Навстречу потоку денег движется поток товаров. При изменении одной составляющей изменяются и другие. Если растет денежная масса, то при стабильности V изменяются либо цены Р, либо объем производства в стоимостном выражении Р* Y. Представители классической школы считали, что V и Y не зависят от колебаний М(денежной массы). Они полагали, что скорость обращения денег и реальный объем производства (выпуск продукции) изменяются незначительно и могут рассматриваться как относительно постоянные параметры.
Основой экономической политики кейнсианцы считают предвидение развития текущей ситуации с тем, чтобы легче маневрировать между различными целями (занятость, рост, внешний баланс и др. ). Монетаристы, напротив, видят в дискреционной (т.е. проводимой «по своему усмотрению») политике правительства главное зло. Целью кейнсианской экономической политики является достижение высокого уровня занятости и обеспечение максимальных темпов роста производства. Для монетаристов главное — обеспечить ценовую стабильность, устойчивость денежной единицы. Состояние показателей «реального» сектора определяется в их моделях структурными факторами и не может быть изменено средствами экономической политики. Поэтому они выступают против «активизма» и стремления устранить циклические колебания конъюнктуры. При этом, если важным объектом макрорегулирования у кейнсианцев является процентная ставка (предполагается, что она влияет на объем и динамику инвестиций), то у монетаристов в этой роли выступает объем денежной массы. Еще в работе 1948 г. «Монетаризм и фискальные рамки для экономической стабильности» М. Фридмен выдвинул идею регулирования объема денежной массы автоматическим способом, выступая против волевых решений ФРС. Здесь он формулирует функции государства: создание стабильных политических, правовых и экономических условий для обеспечения состояния полной определенности. Средствами для достижения этих целей являются «политическая свобода, равенство исходных экономических условий и конкурентный порядок». Далее он предполагал сочетать монетаристскую и бюджетную политику посредством влияния государственного бюджета на объем денежной массы, а также сохранять на неизменном уровне такие элементы бюджета, как общая сумма расходов, трансфертные платежи, ставки налогообложения. В периоды циклических спадов будет образовываться дефицит бюджета, в период подъема — положительное сальдо. При этом объем денежной массы будет автоматически следовать за состоянием бюджета: дефицит будет обозначать уменьшение количества денег, положительное сальдо — их увеличение.
Однако позже М. Фридмен упрощает метод автоматического регулирования объема денежной массы, сведя его к так называемому «денежному правилу»: устойчивый прирост количества денег из года в год, совпадающий с ежегодным темпом роста реального ВНП в длительной перспективе . Фридмен определяет этот показатель в 3 — 5%. Темп роста денежной массы для обеспечения постоянного уровня цен зависит, по Фридмену, также от эластичности спроса на деньги по доходу. Это значение Фридмен определяет равным 2, то есть «1% роста реального дохода соответствует 2% прироста реального количества денег и 1% роста отношения «наличность/доход»».
При этом Фридмен настаивает на жестком соблюдении своего «денежного правила»: без учета колебаний экономической конъюнктуры из месяца в месяц, из года в год объем денежной массы должен изменятся по введенному нормативу.
Важным пунктом при определении экономической политики государства стало признание существования длительных и непредсказуемых лагов между изменением денежной массы и сдвигом в производстве. М. Фридмен ссылается на статистические расчеты, проведенные им совместно с А. Шварц, согласно которым поворотные точки темпов роста (или наоборот, замедления) денежной массы намного опережают поворотные точки хозяйственного цикла — в среднем на 16 месяцев в случае подъемов и на 12 месяцев — в случае циклических спадов. Сам Фридмен, анализируя результаты монетаристской политики в разных странах, был далек от безудержного оптимизма по поводу ее «лечебных» свойств. Он писал, что монетарные рычаги настолько чувствительны, что пользоваться ими нужно очень осторожно. Ведь «наше знание о взаимосвязях между денежной массой, ценами и производством настолько ограниченно, что оперирование ими на практике может принести больше вреда, чем пользы». В свое время он заявил, что «боится приписывать монетарной политике большую роль, чем она в состоянии выполнить; боится требовать от нее результатов, которые она не может дать и, в конце концов, боится не дать ей сделать того, что она сделать действительно в состоянии». Что же касается моего мнения, безусловно, Фридмен сыграл важную роль в монетаристской политике США, но эта политика, по моему мнению, совершенно неприменима к такой стране, как, например, Россия. Если задастся вопросом: можно ли считать спрос на деньги в современной России устойчивым в длительном плане? Ответ может быть только один: ни одной из предпосылок устойчивости в стране не существует.
1. История экономических учений: (современный этап): Учебник / Под. ред. А. Г. Худокормова. — М.: ИНФРА — М, 1998. — 733 с. — (сер. «Высшее образование»).
2. . Бартнев С.А. История экономических учений.-М.:Юрист,2001.-456 с.
3. Курс экономики:Учебник./Под ред.Б.А.Райзберга.-М.:ИНФРА-М,2001.-716 с.
4. Агапова И. И. История экономической мысли. Курс лекций. — М.: Ассоциация авторов и издателей «ТАНДЕМ». Издательство ЭКМОС, 1998 г. — 248с.
5. Ховард К.,Эриашвили Н.Д.,Никитин А.М. Экономическая теория:Учебник для вузов.-М.:ЮНИТИ-ДАНА,2000.-398 с.
Теория монетаризма: эволюция развития. Современный монетаризм. Введение в современный монетаризм. Принципы, цели и инструменты денежной теории. Функция спроса на деньги в монетаристской интерпретации. Монетарная политика государства.

курсовая работа [61,8 K], добавлен 14.12.2005

Роль денежной массы в стабилизации и развитии рыночной экономики. Истоки монетаризма. Мировая известность Милтона Фридмана. Скорость обращения денег. Количественная теория цен. Основные различия монетаризма и кейнсианства. Предложение денежной массы.

курсовая работа [38,5 K], добавлен 20.05.2011

Экономика как объект государственного управления. Анализ монетаризма как направления в экономической теории и политике. Обзор связи между динамикой денежной массы в экономике и номинальным ВВП. Принципы монетарного регулирования в условиях глобализации.

реферат [180,5 K], добавлен 27.03.2013

Понятие денежной массы, ее структурные компоненты. Виды, цели и инструменты монетарной политики. Состояние денежной сферы и реализация денежно-кредитной политики в I полугодии 2009 г. Эффективность государственных мер по управлению денежной массой в РФ.

курсовая работа [597,6 K], добавлен 22.10.2009

Изучение экономической теории, в соответствии с которой денежная масса играет определяющую роль в стабилизации и развитии рыночной экономики. Исследование деятельности и трудов основоположников теории монетаризма. Основные положения количественной теории.

презентация [311,6 K], добавлен 08.11.2013

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.
© 2000 — 2020, ООО «Олбест» Все права защищены

Монетаризм — это одно из направлений неолиберализма…
Реферат по Экономической теории, на тему: «Сущность…»
Понятие монетаризма и его суть — Реферат
Монетаризм
Монетаризм
Система Kanban В Производственной Логистике Курсовая
Система Управления Окружающей Средой Реферат
Внешнее И Внутреннее Дыхание Реферат
Что Открыла Мне Лирика Есенина Сочинение
Авторская Песня Реферат

Милтон Фридман — Гуманитарный портал

Милтон Фридман родился 31 июля 1912 года в Бруклине (Нью-Йорк, США) в семье еврейских эмигрантов из Восточной Европы. Его родители торговали галантерейными товарами, при этом отец, как позже вспоминал Фридман, «безуспешно старался добиться результата в безнадёжных торговых операциях». В 16-летнем возрасте был принят по конкурсному отбору в Рутгерский университет с правом получения частичной стипендии. В 1932 году был удостоен степени бакалавра сразу по двум дисциплинам — экономике и математике. Во время учёбы в университете попал под влияние двух экономистов: А. Ф. Бёрнса, который впоследствии стал председателем Федеральной резервной системы США, и Г. Джонса, будущего специалиста в области теории процентной ставки. Именно Джонсу Фридман обязан написанием дипломной работы по экономике и получением рекомендации для продолжения специализации в этой области в Чикагском университете.

В 1933 году М. Фридман, получив степень магистра экономики в Чикагском университете, перешёл для аспирантской стажировки в Колумбийский университет в Нью-Йорке, где изучал статистику под руководством Г. Хотеллинга. В конце 1934 года он возвращается в Чикагский университет, став ассистентом-исследователем у Г. Шульца. Следующим летом он принял участие в крупномасштабном проекте исследований потребительского бюджета для Национального комитета по природным ресурсам США в Вашингтоне. Сотрудничество Фридмана с Национальным бюро экономических исследований США началось в 1937 году, когда он стал работать помощником у экономиста С. Кузнеца. В 1940 году ими было завершено написание совместного научного труда «Доходы от независимой частной практики» («Income from Independent Professional Practices», 1945). Эта работа впоследствии легла в основу диссертации, за которую Фридман в 1946 году был удостоен в Колумбийском университете степени доктора по экономике. Вместе с тем, некоторые выводы этого исследования вызвали существенные возражения у представителей Национального бюро экономических исследований, поэтому её издание было задержано на несколько лет.

Становление М. Фридмана как влиятельного учёного-экономиста прослеживается с 1940-х годов. В годы Второй мировой войны он участвует в разработке налоговой политики по заданию Министерства финансов США в Вашингтоне, а также проводит исследования в Колумбийском университете по военной статистике. В 1945–1946 годах преподаёт экономику в Миннесотском университете, затем возвращается в Чикагский университет и становится ассистентом-профессором по экономике. В начале 1950-х годов работал в Париже консультантом-экономистом по реализации «Плана Маршалла», разработанного Дж. К. Маршаллом и предусматривавшего восстановление разрушенных Второй мировой войной экономик стран Западной Европы. Познания Фридмана в области теоретических и практических проблем европейской экономики возросли в ходе его пребывания в Кембриджском университете в качестве приглашённого сотрудника международной образовательной программы Фулбрайта в 1954–1955 годах.

На протяжении следующих трёх десятилетий М. Фридман был профессором в Чикагском университете, где стал одним из основоположников и признанным лидером одноимённой экономической школы. В это же время при содействии Национального бюро экономических исследований США Фридман начинает длительную работу над созданием монетарной экономической теории, получившей название «монетаризм». Согласно этой концепции, деньги играют ключевую роль в экономическом развитии общества, а количественные изменения денежной массы влекут за собой изменения в других сферах хозяйственной деятельности. Обоснованием концепции монетаризма, методологически опирающейся на математический анализ равновесных систем, является «оптимизирующее поведение» рационально действующих экономических агентов, которые исходят из неопределённости выгод и издержек и поэтому стремятся максимизировать полезность и прибыль. В этом смысле экономическое регулирование со стороны государства избыточно и представляет интерес только для тех, кто получает выгоды от такого регулирования. Если государство же не будет вмешиваться в регулирование рынка, то в долгосрочной перспективе текущие цены будут стремиться к конкурентным и обоснованным издержками. Центральным звеном концепции монетаризма служит функция спроса на деньги, на основе которой делается вывод о пропорциональности между ростом денежной массы и изменением уровня цен в экономике. Таким образом, в регулировании со стороны государства нуждается только показатель роста денежной массы в обращении. При этом Фридман рекомендует полностью отказаться от последовательной денежно-кредитной политики, всё равно приводящей к циклическим колебаниям, и придерживаться тактики постоянного наращивания денежной массы. Согласно расчётам Фридмана, систематическое и равномерное увеличение денежной массы в обращении на ~ 5% в год обеспечит бесперебойное функционирование экономики. Указанные принципы, по мнению Фридмана и его единомышленников, применимы и к международным торговым отношениям. Позже, основываясь на результатах своих монетарных исследований, Фридман становится активным сторонником идеи плавающих валютных курсов и предсказывает, что международная система фиксированных валютных курсов, введённая в рамках Бреттон-Вудского соглашения 1944 года, нежизнеспособна и в конечном счёте потерпит провал, что и произошло в начале 1970-х годов.

Во второй половине 1950-х годов М. Фридман сформулировал и предложил новую теорию функции потребления, базирующуюся на взаимосвязи постоянного дохода и потребления в экономике. В своей книге «Теория функции потребления» («A Theory of the Consumption Function», 1957). опубликованной в 1957 году, он доказывал, что концепция английского экономиста Дж. М. Кейнса, связывающая текущее потребление с текущим доходом, неизбежно ведёт к ошибочному экономическому курсу. Вместо этого Фридман выдвинул гипотезу, согласно которой потребитель не строит своих потребительских расчётов, за исключением временных, на текущем доходе, а полагается, главным образом, на ожидаемый или прогнозируемый доход. Исследуя обширный массив практических данных о потреблении, он установил, что их результаты в целом соответствовали этой теории. Выводы этого исследования сыграли важную роль в последующей разработке Фридманом количественной теории денег. По мнению многих экономистов, значение теории Фридмана о взаимосвязи дохода и потребления трудно переоценить. Большая часть последующих исследований совокупного потребления подтвердила его концепцию, а разработанная им методика определения и оценки доходов вызвала живой интерес в экономических кругах и стала фундаментом для будущих исследований по макроэкономике. Кроме того, наиболее важные достижения в эконометрике были достигнуты благодаря статистическим методам Фридмана, которые он использовал для обоснования своей теории.

Публикация в 1963 году фундаментального труда «Становление денежной системы в США» («A Monetary History of the United States», 1963). написанного М. Фридманом совместно со специалистом в области экономической истории А. Дж. Шварц, позволила высветить актуальность экономической теории Фридмана не только в прикладном, но также и в историческом контексте. Авторы собрали обширные статистические материалы по вопросам денежного обращения начиная с периода Американской революции и документально доказали всестороннее влияние функционирующей в государственном обороте денежной массы на инфляционные процессы в экономике, при этом раздел их совместного труда, посвящённый эпохе Великой депрессии, содержал критику Федеральной резервной системы США в неспособности поддерживать адекватный уровень ликвидности американской банковской системы в период кризиса.

В 1960-х годах М. Фридман был главным противником экономической политики, основанной на учении Дж. М. Кейнса, а сторонники «кейнсианства», в свою очередь, были его основными оппонентами. Так, в 1963–1964 годах он в соавторстве с экономистом Д. Мейселменом опубликовал ряд программных статей, критикующих основные идеи Кейнса и его последователей с позиции монетарной экономической теории. Ответная критика взглядов Фридмана и Мейселмена со стороны кейнсианцев отражала основные направления дебатов 1960-х и 1970-х годов по вопросам монетарной политики, в ходе которых, однако, пришлось признать некоторые из его предложений вполне приемлемыми и правомерными. В 1970–1980-е годы монетарная доктрина Фридмана была положена в основу многих правительственных программ по реформированию экономик, однако в дальнейшем она часто подвергалась резкой критике за негативные последствия её применения в некоторых странах (в частности, жёстких экономических реформ, проведённых в Чили во второй половине 1970-х годов после военного переворота и прихода к власти А. Пиночета, а также в России в начале 1990-х годов после распада Советского Союза и прихода к власти Б. Ельцина, и получивших собирательное название «шоковой терапии»).

В 1976 году М. Фридман был удостоен Нобелевской премии по экономике «за достижения в области анализа потребления, истории денежного обращения и разработки монетарной теории, а также за практический показ сложности политики экономической стабилизации». В 1977 году он покинул Чикагский университет, проведя в нём 30 лет, и переехал в Сан-Франциско, где стал исследователем Гуверовского института при Стэнфордском университете. В 1980 году Фридман был неофициальным советником Р. Рейгана в ходе предвыборной кампании, а затем вошёл в Президентский консультативный совет по экономической политике, где работал на протяжении обоих президентских сроков. В 1988 году он получил Президентскую медаль Свободы, которую ему вручил руководитель государства. К этому времени Фридман приобрёл репутацию одного из наиболее влиятельных экономистов XX века, а его вклад в теоретические исследования и практику экономической науки получил широкое признание. В течение 1990-х годов и до конца своей жизни он продолжал писать редакторские колонки и выступать на телевидении по экономическим вопросам. Ушёл из жизни 16 ноября 2006 года в Сан-Франциско в возрасте 94 лет.

М. Фридман является последовательным сторонником как экономического так и политического либерализма в его классическом понимании, в основе которого лежит идея свободы индивида от всякого принуждения. В своих книгах, статьях, выступлениях и комментариях он постоянно указывает на важность невмешательства государства в общественную политику, отвергая активное участие государства в регулировании экономических отношений. Фридман полагает, что лишь в условиях системы частной собственности и свободного предпринимательства достижимы рациональные формы хозяйствования и экономической эффективности. По его мнению, политическая свобода невозможна без экономической свободы, а поскольку последняя основывается на частной предпринимательской инициативе и механизме конкурентного рынка, то между капитализмом и либеральной демократией существует неразрывная взаимосвязь. Его идеи о взаимосвязи экономической и политической свобод, ограничения вмешательства государства в экономику и общественную жизнь, гибкого валютного курса и плоской шкалы подоходного налога, разгосударствления систем образования и социального обеспечения, отмены военного призыва и создания контрактной армии, сокращении лицензирования различных товаров и видов деятельности, и многие другие — стали фундаментом для большей части либеральных реформ, осуществляемых в последние десятилетия в разных странах мира.

Неолиберальные взгляды М. Фридмана получили широкую известность во многом благодаря еженедельным публикациям в отведённой для него колонке влиятельного журнала «Newsweek» (с 1966 по 1984 годы), а также его книгам: «Капитализм и свобода» («Capitalism and Freedom», 1962). «Свобода выбирать: наша позиция» («Free to Choose: A Personal Statement», совместно с Р. Фридман, 1980), «Экономическая свобода, свобода человека, политическая свобода» («Economic Freedom, Human Freedom, Political Freedom», 1992). ныне относящимся к числу наиболее значительных произведений либеральной мысли XX века. Ряд работ созданы им в сотрудничестве с женой на протяжении 68 лет — экономистом Роуз Фридман (Rose Friedman; 1910–2009).

В своих научных работах М. Фридман также выступает как методолог экономической науки, обсуждая, в частности, роль моделей, идеализации и мысленных экспериментов, соотношение теории и эмпирии в экономическом знании. Так, в ставшей классической и повлёкшей многочисленные дискуссии статье «Методология позитивной экономической науки» («The Methodology of Positive Economics», 1953) он проводит разграничение позитивной и нормативной экономических теорий. Первая принципиально не зависит от какой-либо этической позиции или нормативных суждений; её задачей является выдвижение гипотез, которые дают правильные и значимые предсказания действительных экономических фактов и процессов. Критерий согласованности выводов гипотезы с реальностью позволяет судить о её качестве. В этом смысле позитивная экономическая теория может быть столь же научной, как и любая теория в естественных науках. Проверка «реалистичности» гипотезы не требует непосредственной верификации её предпосылок. Отвергая эпистемологический реализм, Фридман придерживается инструменталистской трактовки базисных теоретических допущений и моделей теории: нет необходимости обосновывать их «реалистичность» для оправдания исходящих из них экономических построений. Эти предпосылки выбираются из соображений удобства, простоты в описании модели, интуитивного правдоподобия, и так далее. Более того, самые важные из таких предпосылок (например, «совершенная конкуренция», «совершенная монополия», экономический агент как «субъект, рационально максимизирующий результат своей деятельности», и так далее) весьма «нереалистичны» в сопоставлении с «несовершенной» хозяйственной жизнью. Однако их значимость, по Фридману, определяется не столько тем, что они сами по себе служат или нет реалистичными описаниями действительности, сколько тем, что построенная на их основе теория согласованно объясняет многие явления и более эффективно предсказывает новые факты, чем альтернативные теории. Исходя из такой методологии, Фридман отстаивает статус строгой экономической теории против различных вариантов неоинституционализма, с одной стороны, и методологического априоризма, с другой.

Монетаризм vs кейнсианство | Republic

Кейнсианцы начинают | Монетаристы и депрессия | Теории на практике | Выигравшие

В 1960-х, когда я получал высшее образование, среди экономистов бурно дискутировался вопрос: чья версия макроэкономики точнее описывала мир – кейнсианская или монетаристская? Кейнсианцы провозглашали, что производство определяется колебаниями совокупного спроса, монетарная политика не имеет большого значения, а бюджетный стимул – все, что нужно для избавления от экономического спада.
Монетаристы, в свою очередь, считали, что непоследовательная, необдуманная монетарная политика является главной причиной нестабильности, и что путем стабилизации объема денежной массы центральный банк может сгладить тяжесть рецессий и предотвратить депрессию, подобную пережитой США в 1930-х гг.
В отличие от ученых-естествоиспытателей, экономисты не могут провести серию экспериментов в контролируемых условиях, чтобы определить, кто же прав. Нам пришлось ждать семьдесят лет, до наступления финансовой паники того же масштаба, что и в 1930-х, чтобы пролить свет на этот вопрос.

КЕЙНСИАНЦЫ НАЧИНАЮТ

Кейнсианцы исходят из того, что причиной цикличности бизнес-процессов являются изменения в динамике совокупных расходов. Когда компании и потребители настроены оптимистично, они увеличивают свои расходы, и экономика процветает. Если же их ожидания мрачны, то траты падают, и в результате наступает рецессия. Последнему кризису, безусловно, предшествовал период оптимизма, особенно в секторе недвижимости. Когда цены на дома начали стремительно расти, многие владельцы недвижимости почувствовали себя богатыми и увеличили уровень потребления. Некоторые поверили в то, что могут использовать свои дома как банкоматы, обналичивая растущую стоимость принадлежащей им недвижимости (например, закладывая ее). Но затем возросший уровень предложения по недвижимости превысил уровень спроса, эйфория угасла, а цены стали падать. Это, в результате, привело к самому большому падению уровня потребления после окончания Второй мировой войны. Причина рецессии была, действительно, вполне кейнсианской. Монетаристские объяснения, напротив, не годились для анализа причин. Объем денежной массы и кредита продолжали возрастать до самого финансового кризиса. На самом деле, в течение 2007 г., до рецессии, начавшейся в декабре 2007 года, объем денежной массы возрастал быстрее, чем в два предыдущих года. Некоторые заявляли, что причиной пузыря в недвижимости стало то, что Федеральный резерв слишком долго и слишком низко удерживал учетную ставку. Однако, согласно монетаристским воззрениям, важен объем денежной массы, а отнюдь не учетная ставка.

МОНЕТАРИСТЫ И ДЕПРЕССИЯ

Но когда речь заходит о конкретных мерах, призванных вытащить нас из кризиса, монетаристы оказываются куда эффективнее. В фундаментальном труде Милтона Фридмана «Монетарная история Соединенных Штатов» утверждается, что какой бы ни была причина Великой депрессии в 1930-х, экономический спад не был бы таким тяжелым, если бы Федеральный резерв смог поддержать кредитные рынки. В начале 1930-х, когда состояние экономики ухудшилось, миллионы вкладчиков попытались изъять свои средства из банков (системы страхования вкладов тогда не существовало). Хотя ФРС создавалась по решению Конгресса именно с целью обеспечить резервы в критической ситуации, сделано ничего не было, и миллиарды долларов были потеряны. Объем денежных средств резко сократился, вся финансовая активность замерла. Падение объема денежной массы привело к масштабной дефляции, которая ударила не только по рынку акций и недвижимости, но и по товарам широкого потребления. Индекс цен на потребительские товары за период с декабря 1929 г. по декабрь 1932 г. упал на 24 процента. Кризис уровня цен еще больше осложнил положение должников, что привело к еще большему увеличению количества банкротств. Фридман утверждает, что если бы Федеральный резерв предотвратил коллапс банковской системы и стабилизировал объем денежной массы, дефляции можно бы было избежать, и Великой депрессии бы не случилось. Но кейнсианцы не согласны с этим. По Кейнсу, дефляционные силы победили бы центральный банк, оставив его беспомощным. С момента, когда учетная ставка достигла бы нуля, монетарная политика больше не могла бы стимулировать экономику, ведь негативная учетная ставка невозможна. Кейнс назвал такую ситуацию «ловушкой ликвидности» и заявил, что в этих обстоятельствах только фискальные меры – снижение налогов и существенное увеличение государственных расходов – могли бы воспрепятствовать рецессии.

ТЕОРИИ НА ПРАКТИКЕ

Хотя кейнсианцы оказались правы в вопросе о причине кризиса, похоже, что Милтон Фридман и монетаристы нашли верное решение по выходу из него. Глава ФРС Бен Бернанке, изучавший «Монетарную историю» Фридмана, сделал все, чтобы Федеральный резерв не повторил гибельных ошибок 1930-х годов. Он не только подтвердил, что Федеральный резерв продолжает гарантировать банковские вклады, но и расширил область применения гарантии на инвестиционные фонды открытого типа и на счета предприятий, вне зависимости от их размера. Буквально ни один вкладчик или инвестор денежного фонда не потерял деньги в течение этого кризиса. Кейнсианская «ловушка ликвидности», в самом деле, затормозила Федеральный резерв, когда центральный банк в конце прошлого года установил учетную ставку почти в районе нуля. Но Бернанке инициировал ряд мер для борьбы с этим ограничением. Во-первых, ФРС одолжила банкам гораздо больше средств, чем им было необходимо, – получилось так называемое «насыщение денежной массой». Это стало гарантией того, что у банков будет достаточно средств, чтобы пережить любой объем изъятия вкладов. Во-вторых, ФРС стала оказывать собственные услуги по кредитованию, чтобы сдерживать рост процентной ставки на частное кредитование. В период Великой депрессии процентные ставки на частные займы резко выросли, так как кредиторы требовали высокой надбавки за риск. Аналогично, в прошлом году LIBOR, который отражает ставку межбанковского кредитования и на котором основаны триллионы долларов частных займов, после банкротства Lehman сильно вырос. Но когда Федеральный Резерв резко увеличил объемы кредитования банкам и другим финансовым учреждениям, надбавки за риск также сильно упали. Когда общество убедилось, что не рискует потерять свои вклады и инвестиции, паника утихла, рынки акций поднялись, и возросло потребительское доверие. Последние данные свидетельствуют: можно практически с полной уверенностью заявить, что рецессия закончилась этим летом. Кейнсианцы наверняка заявят, что меры фискального стимулирования Обамы, состоящие из налоговых сокращений и увеличения государственных расходов, также сыграли свою роль в экономическом оздоровлении. Я допускаю, что эти меры в какой-то мере простимулировали потребление. Пакет мер администрации Обамы составил $775 млрд за два года, но Федеральный Резерв выдал кредитов на сумму более чем $1 трлн только за первые шесть месяцев кризиса, и был готов выдавать в случае необходимости еще. К счастью, сейчас ФРС снижает объемы выданного кредита, так как многие финансовые организации выплачивают свои займы и уменьшают свои избыточные резервы.

ВЫИГРАВШИЕ

Правы все – и кейнсианцы, и монетаристы. Упор, который в кейнсианстве делается на неожиданных флюктуациях уровня расходов, помог объяснить причины кризиса. Но позиция монетаристов – что крайне важно предотвратить переход из рецессии в депрессию, – также верна.
Я никаким образом не снимаю ответственность с властей, особенно с Федерального резерва, – они не смогли предусмотреть наступление кризиса и защитить финансовую систему. Но мы должны быть благодарны за то, что экономическая теория дает нам инструмент, позволивший предотвратить превращение недавней рецессии в нечто гораздо худшее. Главные победители – не кейнсианцы и не монетаристы, а все мы.

Оригинал статьи

Заказать реферат монетаризм: теория и политика

Нужен на 100% уникальный текст? Наш автор создаст для вас абсолютно индивидуальный проект по любому предмету, в том числе и реферат по экономике в кратчайшие сроки. Каждая работа, вышедшая из нашего центра, проходит любую Антплагиат-проверку, включая машинные тесты и проверку живыми людьми. Каждая заявка обрабатывается нами индивидуально, поэтому ни одна работа не повторяет другую.

Экономика — важная научная дисциплина, которая часто входит в программу студентов других специальностей. Это логично: понимание того, как происходят процессы в системе производства, обмена и потребления, никому не повредит.

Самая распространенная форма домашнего задания по этому предмету — выполнение реферата. Правда, преподаватели часто не учитывают, что у студентов нет за плечами внушительного багажа знаний и опыта, поэтому написать хорошую работу по такому сложному предмету им может быть не так уж просто.

Почему нужно выбрать ФениксХелп

К счастью, каждый студент может получить помощь в студенческом сервисе. Феникс.Хелп — команда опытных авторов, которая привыкла работать на результат. Каждый обратившийся клиент получает помощь и консультацию профильного специалиста, поддержку менеджера и сопровождение до получения удовлетворительной отметки.

Общение с автором проходит напрямую: все учебные вопросы обсуждаются на сайте в личных сообщениях. Мы не распространяем данные заказчиков, поэтому можете быть уверены, что факт обращения не станет известен посторонним лицам, в том числе вашему преподавателю.

Как проходит работа

Сотрудничество начинается с подачи заявки. Для этого зайдите на главную страницу сайта и заполните форму. У нас гибкая система оплаты, которая главным образом зависит от узости темы и близости дедлайна. Поэтому для расчета цены нужно указать тип работы (реферат), дисциплину (экономика), тему и срок сдачи. Если у преподавателя есть отличающиеся от общепринятых требования к работе, не забудьте указать и их.

Дождитесь выставления счета и сделайте предоплату. Работа над рефератом начнется только после подтверждения перевода средств. Не стоит бояться недобросовестных авторов: любая попытка обмана потерпит поражение, так как до окончания сотрудничества деньги будут заморожены.

Каждая работа имеет гарантийный срок в 30 дней. Этого времени достаточно, чтобы показать реферат преподавателю и получить от него обратный отзыв. В течение этого срока специалист сделает бесплатную доработку текста, если это будет необходимо. Феникс.Хелп ценит своих клиентов и никогда не бросает в беде.

8. Основные этапы развития экономической теории. Монетаризм.

Монетаризм (от англ. money — деньги) — экономическая теория, согласно которой денежная масса в обращении играет определяющую роль в формировании экономической конъюнктуры и установлении причинноследственных связей между изменением количества денег и величиной валового национального продукта, а также в развитии производства. Монетаризм возник в середине 50-х гг. XX в. в США. Его лидер — руководитель чикагской школы политической экономии М. Фридмен — выступает против активного и широкомасштабного вмешательства государства в экономику, против государственных мер стимулирования спроса, выдвигая при этом лозунг «Назад, к Смиту». Рыночное хозяйство он считает наиболее рациональным, а возникающие в нем диспропорции — следствием внешнего (государственного) вмешательства. Он, в частности, выступает против налогового и бюджетного регулирования. Поскольку государственное регулирование экономики, как утверждает М. Фридмен, малоэффективно, а между динамиками денежной массы и национального дохода имеется тесная корреляционная связь, его следует заменить автоматическим приростом денежной массы в обращении на уровне 4—5 % в год, или ограничить контролем над денежным обращением. Средствами регулирования экономики монетаристы считают также достижение сбалансованности государственного бюджета, установление высоких процентных ставок. Положительной стороной монетаризма является всеобщий анализ механизма действия денег на рынок товаров, обоснование влияния монетарной политики на развитие экономики, а негативной — необоснованная абсолютизация роли денежной массы как определяющего звена хозяйственного механизма. Выражая интересы самых консервативных кругов монополистического капитала, монетаристы пытаются ликвидировать или существенно урезать социальные программы государства, выступают за массовую безработицу как за средство борьбы с инфляцией. Рецепты монетаристской школы воплощены в программах Международного валютного фонда. Навязывая их государствам — бывшим республикам СССР — в качестве условия предоставления кредитов, эксперты фонда (как и других международных организаций) обосновывают пути выхода этих стран из глубокого экономического кризиса, не учитывая национальной специфики каждой из них, их исторических традиций. Монетаристским рецептам МВФ пытались следовать правительства России и Украины, действовавшие после провозглашения независимости, руководители национальных банков, вследствие чего народное хозяйство этих стран было отброшено на несколько десятилетий назад.

9. Экономические законы и экономические категории.

Экономический закон — это существенное, необходимое, устойчивое отношение в экономических явлениях и процессах, определяющее их развитие.

По своему содержанию экономический закон носит диалектический характер. Элементами содержания закона выступают:

1. стороны причинно-следственной связи;

2. сам процесс взаимодействия между данными сторонами;

3. формы взаимодействия между ними;

4. результат этого взаимодействия.

В обществе действует система экономических законов. Они взаимосвязаны между собой. Различают следующие экономические законы:

1. Всеобщие законы — действующие на всех ступенях развития человеческого общества, во всех общественно-экономических формациях:

1 Законы возвышающихся потребностей;

2 Законы общественного разделения труда;

3 Законы повышения производительности труда и др.

2. Общие Экономические законы — действуют при наличии общих социально-экономических условий (товарно-денежные отношения):

1 Законы стоимости. Закон стоимости есть закон цен, ибо внешней формой проявления стоимости являются цены. Стоимость — это содержание рыночных отношений между участниками рынка, цена — форма этого содержания. Закон стоимости и внутриотраслевая конкуренция формируют отраслевые уровни рыночных цен. Индивидуальные цены могут не совпадать с отраслевым уровнем цен, поэтому товаропроизводители одной отрасли получают различные величины прибыли на единицу капитала. Закон стоимости и межотраслевая конкуренция формируют межотраслевые рыночные цены производства. Товаропроизводители различных отраслей получают на единицу капитала различные величины прибыли, что ведет к переливу капитала и формированию цен производства, которые обуславливают получение равной прибыли на равные капиталы;

Нищета и блеск российских монетаристов. Часть 2 | Глазьев

1. Аналитический обзор // Вестник Банка России. 2008. 14 нояб

2. Глазьев С. Центральный банк против промышленности России // Вопросы экономики. 1998. № 1-2

3. Глазьев С. Кудрявая логика // Политический журнал. 2006. № 138. 20 нояб

4. Глазьев С. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса. М.: Экономика, 2010

5. Глазьев С. О внешних и внутренних угрозах экономической безопасности России в условиях американской агрессии: Научный доклад / Научный совет РАН по комплексным проблемам евразийской экономической интеграции, модернизации, конкурентоспособности и устойчивому развитию, 2014

6. Глазьев С. Между Вашингтоном и Пекином // Экономические стратегии. 2015а. № 1-3

7. Глазьев С. Украинская катастрофа. От американской агрессии к мировой войне. М.: Книжный мир, 2015б

8. Ершов М. Экономический суверенитет России в глобальной экономике. М.: Экономика, 2005

9. Ершов М. Об обеспечении валютной стабильности и о новых финансовых механизмах в условиях санкционного режима // Российский экономический журнал. 2014. № 5

10. Лента новостей РИА «Новости» // РИА «Новости». 2015. 21 янв

11. Маевский В.И. Реальный сектор и банковская система // Журнал новой экономической ассоциации. 2009. № 1-2

12. Митяев Д.А. О динамике саморазрушения мировой финансовой системы (сценарии и стратегии). Возможности адаптации и выбор стратегии для России. Сценарно-игровой доклад // Экономические стратегии. 2009. № 3

13. Обучение рынку / Под ред. С. Глазьева. М.: Экономика, 2004

14. Полеванов В. «Бандитская» приватизация и судьба олигархов // Интервью ИА «Росбалт». 2005. 18 янв

15. Политическое измерение мировых финансовых кризисов. / Под ред. В. Якунина, С. Сулакшина, И. Орлова. М.: Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, 2012

16. Hammond G. State of the art of inflation targeting. Bank of England, 2012

Определение монетаризма

Что такое монетаризм?

Монетаризм — это макроэкономическая теория, которая утверждает, что правительства могут способствовать экономической стабильности, ориентируясь на темпы роста денежной массы. По сути, это набор взглядов, основанных на убеждении, что общая сумма денег в экономике является основным определяющим фактором экономического роста.

Ключевые выводы

  • Монетаризм — это макроэкономическая теория, утверждающая, что правительства могут способствовать экономической стабильности, ориентируясь на темпы роста денежной массы.
  • Центральное место в монетаризме занимает «количественная теория денег», которая утверждает, что денежная масса (M), умноженная на скорость, с которой деньги расходуются в год (V), равняется номинальным расходам (P * Q) в экономике.
  • Монетаризм — это ветвь кейнсианской экономики, которая в отличие от большинства кейнсианцев делает упор на денежно-кредитную политику, а не на налогово-бюджетную для управления совокупным спросом.

Понимание монетаризма

Монетаризм — это экономическая школа мысли, которая утверждает, что денежная масса в экономике является основным двигателем экономического роста.По мере увеличения доступности денег в системе увеличивается совокупный спрос на товары и услуги. Увеличение совокупного спроса стимулирует создание рабочих мест, что снижает уровень безработицы и стимулирует экономический рост.

Денежно-кредитная политика, экономический инструмент, используемый в монетаризме, применяется для корректировки процентных ставок с целью контроля денежной массы. Когда процентные ставки повышаются, у людей появляется больше стимулов откладывать, чем тратить, тем самым сокращая или сокращая денежную массу.Напротив, когда процентные ставки снижаются в соответствии с расширяющей денежно-кредитной схемой, стоимость заимствования уменьшается, что означает, что люди могут брать больше и тратить больше, тем самым стимулируя экономику.

Монетаризм тесно связан с экономистом Милтоном Фридманом, который утверждал, основываясь на «количественной теории денег», что правительство должно поддерживать денежную массу на достаточно стабильном уровне, немного увеличивая ее каждый год, главным образом, чтобы обеспечить естественный рост экономики. Из-за инфляционных эффектов, которые могут быть вызваны чрезмерным расширением денежной массы, Фридман, сформулировавший теорию монетаризма, утверждал, что денежно-кредитная политика должна проводиться путем нацеливания на темпы роста денежной массы для поддержания экономической и ценовой стабильности.

В своей книге A Monetary History of the United States 1867 1960 Фридман предложил фиксированный темп роста, называемый правилом K-процента, предполагающий, что денежная масса должна расти постоянными ежегодными темпами, привязанными к росту номинальной валовой внутреннего продукта (ВВП) и выражаться в виде фиксированного процента в год. Таким образом, ожидается, что денежная масса будет умеренно расти, предприятия смогут предвидеть изменения денежной массы каждый год и планировать соответственно, экономика будет расти стабильными темпами, а инфляция будет удерживаться на низком уровне.

Количественная теория денег

Центральное место в монетаризме занимает «количественная теория денег», которую монетаристы заимствовали из более ранних экономических теорий и интегрировали в общую кейнсианскую структуру макроэкономики. Количественную теорию денег можно резюмировать в уравнении обмена, сформулированном Джоном Стюартом Миллем, в котором говорится, что денежная масса, умноженная на скорость, с которой деньги расходуются в год, равняется номинальным расходам в экономике. Формула имеет следующий вид:

MV = PQ, где: M = денежная масса V = скорость (скорость, с которой деньги переходят из рук в руки) P = средняя цена товара или услуги Q = количество проданных товаров и услуг \ begin {align} & MV = PQ \\ & \ textbf {где :} \\ & M = \ text {денежная масса} \\ & V = \ text {скорость (скорость, с которой деньги переходят из рук в руки)} \\ & P = \ text {средняя цена товара или услуги} \\ & Q = \ text {количество проданных товаров и услуг} \\ \ end {выровнено} MV = PQ, где: M = денежная масса V = скорость (скорость перехода денег из рук в руки) P = средняя цена товара или услуги Q = количество проданных товаров и услуг Взаимодействие с другими людьми

Ключевым моментом, на который следует обратить внимание, является то, что монетаристы считают, что изменение M (денежной массы) является движущей силой уравнения. Короче говоря, изменение M напрямую влияет и определяет занятость, инфляцию (P) и производство (Q). В первоначальной версии количественной теории денег V считается постоянным, но это предположение было опровергнуто Джоном Мейнардом Кейнсом и не принимается монетаристами, которые вместо этого полагают, что V легко предсказуемо.

Экономический рост является функцией экономической активности (Q) и инфляции (P). Если V является постоянным (или, по крайней мере, предсказуемым), то увеличение (или уменьшение) M приведет к увеличению (или уменьшению) P или Q.

Увеличение P означает, что Q останется постоянным, тогда как увеличение Q означает, что P будет относительно постоянным. Согласно монетаризму, колебания денежной массы будут влиять на уровни цен в долгосрочной перспективе и на объемы производства в краткосрочной перспективе. Таким образом, изменение денежной массы будет напрямую определять цены, производство и занятость.

Монетаризм против кейнсианской экономики

Мнение о том, что скорость постоянна, служит яблоком раздора для кейнсианцев, которые считают, что скорость не должна быть постоянной, поскольку экономика непостоянна и подвержена периодической нестабильности. Вместо этого теория предпочтения ликвидности Кейнса подчеркивает, как изменения спроса на деньги (и, следовательно, скорости) влияют на уровень цен и совокупный спрос.

Монетаризм строится на кейнсианской теории, предполагая те же макроэкономические рамки и интегрируя уравнение обмена (при этом V колеблется циклически, как утверждал Кейнс), но вместо этого сосредотачивается на роли, которую играет денежная масса. Поскольку они считают, что V можно относительно легко предсказать, монетаристы утверждают, что уравнение обмена можно реанимировать как подход к политике стабилизации, и выступают за использование денежно-кредитной политики для этого.

Сторонники монетаризма обычно считают, что контроль над экономикой с помощью фискальной политики — плохое решение, потому что он обязательно вносит микроэкономические искажения, снижающие экономическую эффективность. Они предпочитают денежно-кредитную политику как инструмент управления совокупным спросом таким образом, чтобы он был более нейтральным с микроэкономической точки зрения и позволял избежать безвозвратных потерь и социальных издержек, которые налогово-бюджетная политика создает на рынках.

История монетаризма

Расцвет монетаризма пришелся на начало 1980-х годов, когда экономисты, правительства и инвесторы с нетерпением ждали каждой новой статистики денежной массы.

Однако в последующие годы монетаризм потерял популярность у многих экономистов, поскольку связь между различными показателями денежной массы и инфляции оказалась менее очевидной, чем предполагало большинство монетаристских теорий. Сегодня многие центральные банки прекратили устанавливать целевые ориентиры денежно-кредитной политики и вместо этого приняли жесткие целевые показатели инфляции.

Монетаристское определение

Что такое монетарист?

Монетарист — экономист, твердо убежденный в том, что денежная масса , включая физическую валюту, депозиты и кредит , является основным фактором, влияющим на спрос в экономике.Следовательно, показатели экономики , ее рост или сокращение могут регулироваться изменениями денежной массы.

Ключевой движущей силой этого убеждения является влияние инфляции на рост или здоровье экономики, а также идея о том, что, контролируя денежную массу, можно контролировать уровень инфляции.

Ключевые выводы

  • Монетаристы — это экономисты и политики, которые придерживаются теории монетаризма.
  • Монетаристы считают, что регулирование денежной массы является наиболее эффективным и прямым способом регулирования экономики.
  • К известным монетаристам относятся Милтон Фридман, Алан Гринспен и Маргарет Тэтчер.

Понимание монетаристов

По своей сути монетаризм — это экономическая формула. В нем говорится, что денежная масса, умноженная на ее скорость (скорость, с которой деньги переходят из рук в руки в экономике), равна номинальным расходам в экономике (товары и услуги), умноженным на цену. Хотя в этом есть смысл, монетаристы говорят, что скорость в целом стабильна, что обсуждается с 1980-х годов.

Наиболее известным монетаристом является Милтон Фридман, который написал первый серьезный анализ с использованием монетаристской теории в своей книге 1963 года A Monetary History of the United States, 1867–1960 . В книге Фридман вместе с Анной Якобсон Шварц выступили в пользу монетаризма как способа борьбы с экономическими последствиями инфляции. Они утверждали, что нехватка денежной массы усугубила финансовый кризис конца 1920-х годов и привела к Великой депрессии, и что устойчивое увеличение денежной массы в соответствии с ростом экономики приведет к росту без инфляции.

Монетаристская точка зрения была точкой зрения меньшинства как в академической, так и в прикладной экономике до финансовых проблем 1970-х годов.По мере роста безработицы и инфляции доминирующая экономическая теория, кейнсианская экономика, была неспособна объяснить текущую экономическую загадку, представленную экономическим сокращением и одновременной инфляцией.

Кейнсианская экономика утверждала, что высокий уровень безработицы и экономический спад приведут к дефляции из-за коллапса спроса и, наоборот, что инфляция была результатом превышения спроса над предложением в перегретой экономике. Окончательный крах золотого стандарта в 1971 году, нефтяные потрясения середины 1970-х годов и начало деиндустриализации в Соединенных Штатах в конце 1970-х годов — все это способствовало стагфляции, новому явлению, которое кейнсианской экономике было трудно объяснить. .Взаимодействие с другими людьми

Монетаризм, однако, утверждал, что ограничение денежной массы убьет инфляцию, что было бы необходимым шагом к регулированию экономики, даже если бы это произошло за счет краткосрочной рецессии. Именно это и сделал Пол Волкер, глава Федеральной резервной системы с 1979 по 1987 г. Результатом стало окончательное подтверждение монетаризма в глазах экономистов и политиков.

Примеры монетаризма и монетаризма

Большинство монетаристов выступили против золотого стандарта в том смысле, что ограниченное предложение золота остановит количество денег в системе, что приведет к инфляции, что, по мнению монетаристов, должно контролироваться денежной массой, что невозможно при золотом стандарте, если только золото постоянно добывается.

Милтон Фридман — самый известный монетарист. Среди других монетаристов — бывший председатель Федеральной резервной системы Алан Гринспен и бывший премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер.

Экономические условия и политические стратегии: взгляд монетариста

Текущие денежно-кредитные условия

Председатель

Пауэлл выступил с оптимистичным сообщением в Джексон-Хоул с конкретной ссылкой на недавнее поведение безработицы и инфляции, признав при этом трудности, с которыми макроэкономическая теория сталкивается при согласовании низких уровней обеих переменных с кривой Филлипса, которая изображает обратную связь между два.Рост NGDP является еще одним полезным показателем воздействия денежно-кредитной политики на экономику. Изучение его последних тенденций дает другую точку зрения — перекрестную проверку, которую можно использовать, чтобы укрепить или развеять сомнения, вызванные более традиционным, кейнсианским подходом Пауэлла.

Как сумма роста реального ВВП и инфляции номинальных цен, рост NGDP удобно отражает в едином числе работу ФРС по выполнению обеих сторон своего двойного мандата по обеспечению максимального устойчивого роста при стабильных ценах. В то же время, однако, НПВП, именно потому, что это номинальная переменная, измеряемая в долларах, в долгосрочной перспективе находится под контролем центрального банка. Никто не должен ожидать, что ФРС сможет достичь численного целевого показателя роста NGDP на квартальной или даже годовой основе. Но если члены FOMC недовольны средними темпами роста NGDP, преобладающими в течение нескольких лет, они всегда могут скорректировать свои стратегии денежно-кредитной политики, чтобы успешно добиться желаемого устойчивого ускорения или замедления роста номинального дохода.

Более того, способность ФРС регулировать темпы роста NGDP не зависит от стабильности зависимости кривой Филлипса, которая явно беспокоила Пауэлла и находится в центре внимания исследования сотрудников Совета Федеральной резервной системы (Erceg et al. 2018), на которое он ссылался. в своих комментариях в Джексон Хоул. Возвращаясь к Дэвиду Хьюму ([1752] 1985 г.), экономисты ломали голову над отсутствием стабильных закономерностей, посредством которых действия денежно-кредитной политики, по-видимому, влияют на реальные переменные, такие как объем производства и безработица, сначала, а затем меняют номинальные переменные — что Милтон Фридман (1948: 254) широко назвал «длительные и переменные задержки». Но эмпирические исследования, такие как Лукас (1980) и Сарджент (1982), не оставляют сомнений в том, что, в соответствии с экономической теорией, средний темп роста номинальных переменных, таких как NGDP, удовлетворительно определяется стратегией денежно-кредитной политики центрального банка. Более того, в нынешних условиях, когда различные немонетарные факторы вполне могут быть причиной очень низкого уровня измеряемой безработицы, чтобы завышать истинную степень использования ресурсов в экономике США, вместо этого сосредоточение внимания на реальном компоненте роста НПВ защищает от одного из рисков упоминается в замечаниях Пауэлла: политическая позиция, которая становится неуместно ограничивающей из-за озабоченности инфляционным давлением, действующим через неверно воспринятую кривую Филлипса.

Наконец, как отметили Тобин (1983) и МакКаллум (1985), уравнение обмена MV = PY определяет номинальный доход (PY) как меру денежной массы (M), которая автоматически корректируется с учетом изменений скорости (V). . Таким образом, анализ, основанный на поведении роста NGDP, обеспечивает монетаристскую перекрестную проверку против господствующих кейнсианских подходов, таких как подход Пауэлла, организованных вокруг кривой Филлипса. Согласно этой монетаристской точке зрения, взаимодействия между тенденциями в M, отражающими действия денежно-кредитной политики, которые влияют на денежную массу, и V, интерпретируемые вслед за Фридманом (1956) со ссылкой на детерминанты спроса на деньги, заменяют взаимодействия между фактическим и естественным уровнями безработицы. как ключевые механизмы, определяющие инфляцию.

По всем этим причинам очень обнадеживает тот факт, что систематический взгляд на недавнюю динамику роста NGDP подкрепляет положительную оценку председателем Пауэлла текущих денежно-кредитных условий и тем самым укрепляет его аргументы в пользу дополнительного ужесточения денежно-кредитной политики. Графики на Рисунке 1 обновляют графики, представленные в предыдущем документе с изложением позиции SOMC (Ирландия, 2016 г. ), в котором основное внимание уделяется изменениям в росте НПВ после финансового кризиса и Великой рецессии 2007–2009 годов. Эти графики с добавлением самых последних данных показывают, что денежно-кредитные условия сегодня сильно отличаются от тех, какими они были всего два с половиной года назад.

Для облегчения сравнений все три панели, отображающие годовые темпы роста НПВП, реального ВВП и дефлятора цен ВВП, также показывают пунктирными линиями средние значения для каждого ряда за два отдельных подпериода. 1 Первый, рассчитанный с 1990 по 2007 год, устанавливает докризисные нормальные долгосрочные темпы роста для каждой серии. Во-вторых, работает с 2010 года до 2016 года, включает в худшие годы кризиса и спада, чтобы сосредоточиться более конкретно на длительный период удручающе медленного роста и упорно вялой инфляции, которая последовала.

Верхняя панель Рисунка 1 показывает, что среднегодовой рост НПВ снизился на 1,5 процентных пункта, с 5,3 до 3,8 процента, с периода 1990–2007 годов до 2010–16 годов. Одно только это наблюдение подчеркивает, что, несмотря на удержание краткосрочных ставок политики, близких к нулю в течение почти семи лет, и несмотря на массовое увеличение размера своего баланса за счет трех раундов крупномасштабных покупок активов, Федеральная резервная система изо всех сил пыталась предоставить необходимые денежно-кредитные стимулы. для экономики США во время и после кризиса и рецессии.

Остальные две панели показывают, что этот дефицит роста NGDP разбивается на примерно равные доли, приходящиеся на реальную и номинальную составляющие. Среднегодовой рост реального ВВП снизился с 3,0 процента в 1990–2007 годах до 2,2 процента в 2010–2016 годах. Возможно, это стойкое замедление реального экономического роста также отражает последствия жесткой денежно-кредитной политики. Но, конечно же, другие факторы, лежащие вне контроля ФРС, в том числе медленный рост рабочей силы, вызванный демографическими сдвигами и вялый рост производительности, вызванный замедлением темпов технического прогресса, а также фискальные и нормативные препятствия для капиталовложений и предпринимательства. роль.С другой стороны, инфляция цен ВВП также снизилась с 2,3 до 1,6 процента за те же два периода. Если принять утверждение Фридмана (1968b: 39) о том, что «инфляция всегда и везде является денежным феноменом», трудно избежать вывода о том, что очень низкие процентные ставки сами по себе не сигнализируют о том, что денежно-кредитная политика была чрезмерно гибкой на протяжении большей части посткризисного периода. период. Напротив, используя NGDP в качестве ориентира, кажется, что денежно-кредитная политика была чрезмерно жесткой.

Не менее, если не более поразительно, однако, отметить, насколько денежно-кредитные и экономические условия улучшились с 2016 года. Темпы роста ВВП, реального ВВП и инфляции цен на ВВП имеют тенденцию к повышению. За четыре квартала, закончившихся в 2018 г .: 2, NGDP росла на 5,4 процента, с разбивкой на 2,9 процента роста реального ВВП и 2,5 процента инфляции цен ВВП. Эти цифры больше всего напоминают те, которые обычно преобладали до финансового кризиса, что позволяет предположить, что, наконец, U. Экономические показатели С. возвращаются в норму. Точно так же на Рисунке 2 показаны процентные изменения в годовом исчислении в индексах цен для личных потребительских расходов и основных личных потребительских расходов, предпочитаемых FOMC показателей инфляции. Оба показателя в течение прошлого года неуклонно двигались вверх, снова приблизившись к долгосрочному целевому показателю ФРС в 2 процента.

Как можно сопоставить это ускорение роста номинальных переменных с тем фактом, что с конца 2015 года FOMC постепенно повышал краткосрочные процентные ставки? Отчасти мы снова наблюдаем длительные и переменные задержки, с которыми денежно-кредитные стимулы, применяемые в прошлом, наконец, влияют на инфляцию сегодня.Но, кроме того, важно признать, что в соответствии с викселлианским подходом ФРС к проведению денежно-кредитной политики путем управления процентными ставками, а не денежной массой, важен не столько уровень политических ставок, сколько взаимосвязь между этими ставками и базовая естественная процентная ставка. Действительно, в новокейнсианской системе, на которой основана политика ФРС, поддержание стабильных цен требует от центрального банка точного отслеживания основных движений естественной ставки (см. Gali 2015: 103).

Как отмечает Hetzel (2018), потрясения, обрушившиеся на экономику США в 2007 и 2008 годах, скорее всего, привели к тому, что естественная процентная ставка оказалась значительно ниже нуля. Попав в тупик из-за нулевой нижней границы своих учетных ставок, FOMC изо всех сил пытался обеспечить достаточное денежно-кредитное урегулирование. Сегодня, напротив, по мере того, как экономика продолжает набирать обороты, а неприятие риска исчезает, естественный курс почти наверняка вернулся на положительную территорию. Таким образом, несмотря на более высокую ставку по федеральным фондам, вполне возможно, что денежно-кредитная политика сейчас на больше, чем на , чем она была два или три года назад.

Ничто из этого не означает, что проведенное до сих пор повышение процентных ставок не оказало желаемого эффекта в виде ужесточения условий денежно-кредитной политики по сравнению с контрфактическим сценарием, в котором FOMC оставил ставки около нуля на еще более длительный период времени. На Рисунке 3 показаны годовые темпы роста денежных агрегатов Divisia M1, M2 и MZM, чтобы показать, что все эти показатели роста денежной массы заметно замедлились по мере того, как ФРС повысила свои учетные ставки. Без повышения процентных ставок инфляционное давление сегодня было бы еще сильнее.

Сопутствующие панели для того же рисунка также показывают, что давние тенденции к снижению скорости движения денежных агрегатов за последние 12 месяцев изменились на противоположную. Это тоже вполне ожидаемо. Недавняя работа Андерсона, Бордо и Дука (2017) о спросе на деньги связывает предыдущую тенденцию к снижению скорости с тремя факторами: снижением процентных ставок, повышенным неприятием риска и расширением баланса ФРС, которое вытеснило частные средства из государственных облигаций и в депозитные компоненты более широких денежных агрегатов.Теперь, когда процентные ставки растут, уклонение от риска исчезает, а нормализация баланса ФРС идет полным ходом, та же самая модель денежного спроса правильно предсказывает, что скорость должна расти. Скорость роста означает, в свою очередь, что для предотвращения дальнейшего ускорения роста номинального дохода с одновременным превышением инфляции над целевым показателем необходимо дальнейшее ужесточение денежно-кредитных условий.

Таким образом, если смотреть с монетаристской точки зрения, экономические условия сегодня выглядят как обратный образ того, как они казались совсем недавно, в 2016 году.Тогда ФРС все еще изо всех сил пыталась вернуть инфляцию до 2 процентов, в то время как разочаровывающий рост реальной экономики склонил баланс рисков в низкую сторону, заставив FOMC проявить крайнюю осторожность при перенормировке своей политики. Теперь самая большая задача ФРС состоит в том, чтобы уменьшить степень денежно-кредитной политики в достаточной степени, чтобы избежать дорогостоящего скачка инфляции. К счастью, возобновление роста реальной экономики позволяет ФРС переориентировать свое внимание на контроль над инфляцией.Но председатель Пауэлл прав: постепенный подход к повышению ставок кажется наиболее разумным в свете сохраняющейся неопределенности относительно точного уровня естественной процентной ставки, хронической нестабильности кривой Филлипса и, прежде всего, значительного замедления роста широкой денежной массы, которое уже видно на Рисунке 3.

Стратегии политики для управления рисками

Как ясно показывают и кейнсианский, и монетаристский анализ, корректировки ставок FOMC необходимы для поддержания надлежащей денежно-кредитной политики по мере изменения экономических условий.Об этом может быть трудно донести до домохозяйств и владельцев бизнеса, которые неизбежно считают, что более высокие процентные ставки влияют, прежде всего, на стоимость займов для финансирования покупки домов и автомобилей, а также для финансирования проектов капитальных вложений. На политической арене может быть еще труднее общаться, поскольку избранные должностные лица с более короткими временными горизонтами почти всегда будут предпочитать более быстрый экономический рост и более низкую безработицу в краткосрочной перспективе, даже за счет более высокой инфляции в будущем.

члена FOMC сопротивлялись призывам ученых-экономистов и даже членов Конгресса принять и объявить конкретное правило, которое поможет им принимать решения по процентным ставкам. И все же, следуя правилу, они помогли бы себе более эффективно общаться. Любое разумное правило процентной ставки, независимо от того, какое значение оно придает целям инфляции, с одной стороны, и разрыву объема производства или уровню безработицы, с другой, безусловно, будет означать, что при инфляции, столь близкой к 2 процентам, объем производства на уровне потенциального и безработица ниже 4 процентов, краткосрочные процентные ставки должны быть выше, чем ставки политики ФРС сегодня.Последовательная ссылка на любое такое правило политики поможет прояснить, таким образом, что постепенное повышение ставок, предусмотренное FOMC, необходимо не для того, чтобы сорвать расширение, а просто для того, чтобы вернуть политику туда, где она обычно была бы в текущих экономических условиях.

Безусловно, ФРС и экономика США сталкиваются с рисками со всех сторон. Эскалация торговых войн, заметное ухудшение мировых финансовых условий или обращение вспять недавней тенденции к дерегулированию — лишь некоторые из наиболее очевидных угроз для национальной экономики, любая из которых может заставить ФРС отложить дополнительное повышение процентных ставок. которые уже обсуждались, или даже побудят к отмене уже начатого повышения процентных ставок.С другой стороны, инфляционное давление может нарастать быстрее, чем ожидалось, поскольку длительные последствия финансового кризиса и Великой рецессии будут продолжать ослабевать. В этом случае FOMC, возможно, придется поднять ставки быстрее, чем ожидалось.

Но, приняв и объявив политическое правило , теперь и последовательно ссылаясь на него, поскольку они остаются на предпочтительном постепенном пути Пауэлла, члены FOMC, по сути, предоставят себе больше гибкости, чтобы отклониться от этого пути, если экономические обстоятельства меняются тем или иным образом.Это правило поможет сформировать в общественном сознании идею о том, что процентные ставки должны изменяться при изменении основного состояния экономики. Придерживаясь этого правила, доверие к ФРС будет повышено, а не поставлено под угрозу, когда потребуется внести корректировки в ожидаемую траекторию процентной ставки в ответ на изменения в экономических перспективах. Тогда наблюдатели будут рассматривать FOMC как повышение или понижение процентных ставок, чтобы политика оставалась совместимой с четко определенными и неизменными целями, а не потому, что Комитет стал более «ястребиным» или «голубиным» в своих доминирующих настроениях.

Председатель

Пауэлл правильно указывает, ссылаясь на основное исследование Erceg et al. (2018), что неопределенность ФРС в отношении естественных процентных ставок и безработицы и наклона кривой Филлипса значительно затрудняют использование денежно-кредитной политики для тонкой настройки экономики. Но если сделать вывод из его комментариев, что, поскольку естественные ставки ненаблюдаемы, лучшее, что может сделать FOMC, — это продолжать, заседание за заседанием, делать то, что большинство его членов считает наилучшим, оставляет Комитет уязвимым для ошибок, которые неизбежно происходят и критика, которая обязательно последует.Это мечта каждого любителя наблюдателей за ФРС: иметь возможность сидеть сложа руки и ждать, пока постфактум не объяснит с полной уверенностью, что FOMC должен был сделать , без необходимости предлагать собственную стратегию, которая лучше работает в реальности. время. Вместо этого ФРС могла бы лучше защитить себя, определив правило, которое признает неопределенность в отношении работы экономики и, тем не менее, дает приемлемые результаты. Это был урок, который Орфанидес (2003) извлек из своего анализа политики ФРС во время Великой инфляции 1970-х годов, и он применим и сегодня.

Наконец, в этом направлении стоит вспомнить, что та же замечательная разновидность сократического невежества, которая лежит в основе комментариев Пауэлла в Джексон-Хоуле, также лежит в основе аргументов Фридмана (1968a: 15) в пользу простейшего правила политики, направленного на стабилизацию темпов роста денежной массы:

Мы вообще не можем точно предсказать, какое влияние конкретное денежно-кредитное действие окажет на уровень цен и, что не менее важно, когда именно оно окажет такой эффект. Таким образом, попытка прямого контроля уровня цен, вероятно, сделает саму денежно-кредитную политику источником экономических потрясений из-за ложных остановок и запусков.Возможно, по мере продвижения нашего понимания денежных явлений ситуация изменится. Но на современном этапе нашего понимания. . . Я считаю, что сумма в денежном выражении является лучшим текущим доступным непосредственным руководством или критерием денежно-кредитной политики — и я считаю, что гораздо меньше имеет значение, какая конкретная сумма будет выбрана, а не какая будет выбрана.

Аллан Мельцер (1995: 69) развивает аргумент Фридмана, чтобы обосновать правила политики в более общем плане:

Возможно, самой известной чертой монетаризма является рекомендация проводить политику в соответствии со следующими правилами.Правила могут быть адаптивными, а не фиксированными и могут предсказуемо приспосабливаться к постоянным изменениям в реальном росте или посредничестве. . . . Требуемый уровень информации для успешной дискреционной политики — такой, который сводит к минимуму неопределенность, которую должна нести общественность — просто недоступен.

При этом Мельцер определяет «монетаристские предложения», которые подтверждают его аргументы в пользу правил: экономические прогнозы никогда не бывают достаточно точными, чтобы позволить центральному банку сглаживать колебания в среднем, что длинные и переменные лагы делают невозможным предсказание сроков. с какой или даже конечной степенью, в которой меры политики будут влиять на экономику, и что частный сектор работает наиболее эффективно, когда политики устраняют свои собственные действия как источник риска и неопределенности.

Заключение

Именно из-за, а не вопреки рискам и неопределенностям, которые находятся в центре внимания комментариев председателя Пауэлла в Джексон Хоул, подход к выработке политики, основанный на правилах, в настоящее время лучше всего служит ФРС. Приняв и объявив конкретное правило денежно-кредитной политики, FOMC сможет более эффективно сообщать о своих планах, оградить себя от политического давления, защитить себя от несправедливой критики ex post и устранить неуверенность в своих действиях в области политики как источнике нежелательной экономической нестабильности.

Список литературы

Anderson, R.G .; Bordo, M.D .; и Дука, Дж. В. (2017) «Деньги и скорость во время финансовых кризисов: от Великой депрессии до Великой рецессии». Журнал экономической динамики и управления 81 (август): 32–49.

Erceg, C .; Hebden, J .; Кили, М .; Lopez-Salido, D .; и Р. Тетлоу (2018) «Некоторые последствия неопределенности и неправильного восприятия для денежно-кредитной политики». Серия дискуссий по финансам и экономике 2018-059. Вашингтон: Совет управляющих Федеральной резервной системы (9 августа).Доступно на www.federalreserve.gov/econres/feds/files/2018059pap.pdf.

Фридман М. (1948) «Денежно-кредитная и фискальная основа экономической стабильности». American Economic Review 38 (июнь): 245–64.

__________ (1956) «Количественная теория денег: пересмотр». В Исследования по количественной теории денег , 3–21. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

__________ (1968a) «Роль денежно-кредитной политики». American Economic Review 58 (март): 1–17.

__________ (1968b) «Инфляция: причины и последствия». В долларах и дефиците , гл. 1. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Гали Дж. (2015) Денежно-кредитная политика, инфляция и деловой цикл , 2-е изд. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Хетцель, Р. Л. (2018) «Некоторым нравится горячая экономика: или возрождение монетаристских / кейнсианских дебатов». Рабочий доклад № 110, Университет Джона Хопкинса, Институт прикладной экономики, глобального здравоохранения и исследования предпринимательской деятельности (25 июня).Доступно по адресу http://sites.krieger.jhu.edu/iae/files/2018/06/SAE-No.110-June-2018-Some-Like-the-Economy-Hot.pdf.

Д. Хьюм ([1752] 1985) «О деньгах». Перепечатано в эссе: моральные, политические и литературные , изд. 1777 г. Индианаполис: Фонд Свободы.

Ирландия, П. Н. (2016) «Почему рост номинального дохода был таким медленным?» Позиционный документ, Теневой комитет по открытым рынкам (29 апреля). Доступно на http://shadowfed.org/wp-content/uploads/2016/04/IrelandSOMC-April2016.pdf.

Лукас, Р.Э. мл. (1980) «Две иллюстрации количественной теории денег». American Economic Review 70 (декабрь): 1005–14.

МакКаллум, Б. Т. (1985) «О последствиях и критике монетарного таргетинга». Журнал денег, кредита и банковского дела 17 (ноябрь, часть 2): 570–97.

Мельцер, А. Х. (1995) «Денежные, кредитные и (другие) процессы передачи: монетаристская перспектива». Журнал экономических перспектив 9 (осень): 49–72.

Орфанид, А.(2003) «В поисках процветания без инфляции». Журнал монетарной экономики 50 (апрель): 633–63.

Пауэлл, Дж. Х. (2018) «Денежно-кредитная политика в меняющейся экономике». Выступление на симпозиуме «Изменение структуры рынка и последствия для денежно-кредитной политики», организованном Федеральным резервным банком Канзас-Сити, Джексон-Хоул (24 августа). Доступно на www.federalreserve.gov/newsevents/speech/powell20180824a.htm.

Сарджент, Т. Дж. (1982) «Конец четырех больших инфляций.”В Р. Э. Холле (ред.), Инфляция: причины и следствия . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Тобин, Дж. (1983) «Денежно-кредитная политика: правила, цели и шоки». Журнал денег, кредита и банковского дела 15 (ноябрь): 506–18.

1 Дефлятор цен ВВП — это показатель уровня цен в данном году на конечные товары и услуги внутреннего производства. Он рассчитывается как дефлятор ВВП = (номинальный ВВП / реальный ВВП) × 100.

Монетаризм: проблемы и результат

  • Экли, Гарнер. Macroeconomic Theory , New York, NY: Macmillan, 1961.

    Google ученый

  • Андерсен, Леоналл; Джордан, Джерри Л. «Денежно-кредитные и фискальные меры: испытание относительной значимости для экономической стабилизации», Review , Федеральный резервный банк Сент-Луиса, 50, 1968, стр. 11–24.

    Google ученый

  • Болл, Лоуренс; Мэнкью, Н. Грегори. «Манифест липкой цены», Carnegie Rochester Conference Series , 41, декабрь 1994 г., стр.127–51.

    Google ученый

  • Баумоль, Уильям. «Транзакционный спрос на наличные деньги: теоретический подход к инвентаризации», Quarterly Journal of Economics , 66, ноябрь 1952 г., стр. 545–56.

    Google ученый

  • Бланшар, Оливье; Кац, Лоуренс Ф. «Что мы знаем и не знаем о естественном уровне безработицы», , Журнал экономических перспектив , 11, 1997, стр.51–72.

    Google ученый

  • Бруннер, Карл; Мельцер, Аллан Х. Деньги и экономика: вопросы монетарного анализа , Лекции Рафаэля Маттиоли, Кембридж, Массачусетс: Издательство Кембриджского университета, 1993.

    Google ученый

  • __ Monetary Economics , Oxford, United Kingdom: Basil Blackwell, 1989.

    Google ученый

  • __, ред.«Проблема инфляции», Серия конференций Карнеги-Рочестера по государственной политике , 8, 1978 г.

  • Комитет по работе денежно-кредитной системы. Report , Лондон, Соединенное Королевство: Канцелярия Ее Величества, 1959.

  • Фридман, Бенджамин М. «Цели роста и падения денежного роста как руководящие принципы денежно-кредитной политики США» в Ивао Курода, изд., На пути к более эффективной денежно-кредитной политике , Лондон, Соединенное Королевство: Macmillan (совместно с Банком Японии), 1997, стр.137–64.

    Google ученый

  • Friedman, Benjamin M .; Каттнер, Кеннет. «Другой взгляд на доказательства причинно-следственной связи денег и доходов», Journal of Econometrics , 57, 1993, стр. 189–203.

    Артикул Google ученый

  • Friedman, Milton, ed. Исследования по количественной теории денег , Чикаго, Иллинойс: Чикагский университет, 1956.

    Google ученый

  • Фридман, Милтон; Шварц, Анна Дж. Денежная история США, 1867–1960 гг. , Princeton, NJ: Princeton University Press для Национального бюро экономических исследований, 1963 г.

    Google ученый

  • Джордж, Эдди. «Шестнадцатая лекция», ксерокопия, Лондон, Соединенное Королевство: Департамент банковского дела и финансов, Городской университет, 24 июня 1997 г.

    Google ученый

  • Гордон, Роберт А.; Кляйн, Лоуренс Р., ред. Readings in Business Cycles , Homewood, IL: R.D. Irwin, 1965.

    Google ученый

  • Гордон, Роберт Дж. «Ценовая инерция и неэффективность политики в Соединенных Штатах, 1890–1980», , Журнал политической экономии, , 90, 1982, стр. 1087–117.

    Google ученый

  • Hegeland, Hugo. Количественная теория денег , Гетеборг, Швеция: Elanders, 1951.

    Google ученый

  • Хоффман, Деннис; Раше, Роберт. Агрегированные функции спроса на деньги: эмпирические приложения в коинтегрированных системах , Дордрехт, Нидерланды: Kluwer, 1996.

    Google ученый

  • Джефферсон, Филип Н. «Правила домашней базы и денежной базы: элементарные свидетельства 1980-х и 1990-х годов», Совет управляющих: Серия дискуссий по финансам и экономике, No.1997–21 (ксерокопия), 1997.

  • Kaldor, Nicholas. Бич монетаризма , Лондон, Соединенное Королевство: Oxford University Press, 1982.

    Google ученый

  • King, Robert G .; Уотсон, Марк В. «Послевоенная кривая Филлипса в США: ревизионистская эконометрическая история», Серия конференций Карнеги-Рочестера по государственной политике , 41, декабрь 1994 г., стр. 157–220.

    Google ученый

  • Клаус, Вацлав.«Моя кажущаяся принадлежность к Чикагскому университету», неопубликовано, 1 мая 1995 г.

  • Кидланд, Финн; Прескотт, Эдвард К. «Правила, а не усмотрение: несогласованность оптимальных планов», , Журнал политической экономии, , 85, июнь 1977 г., стр. 473–92.

    Google ученый

  • Лонгворт, Дэвид. «Комментарии» в Ивао Курода, изд., На пути к более эффективной денежно-кредитной политике, , Лондон, Соединенное Королевство: Macmillan (совместно с Банком Японии), стр.165–70.

  • McCallum, Bennett. «Свойства устойчивости правила денежно-кредитной политики», Серия конференций Карнеги-Рочестера по государственной политике , 29, осень 1987 г., стр. 173–203.

    Google ученый

  • McCallum, Bennett. «Может ли правило денежной базы предотвратить Великую депрессию?», Journal of Monetary Economics , 26 августа 1990 г., стр. 3–26.

    Артикул Google ученый

  • Мельцер, Аллан Х.«Пределы краткосрочной политики стабилизации», Economic Inquiry , 25 января 1987 г., стр. 1–13.

    Google ученый

  • Мишкин, Фредерик С. Подход рациональных ожиданий к макроэконометрике: проверка неэффективности политики и моделей эффективных рынков , Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press, 1983.

    Google ученый

  • Модильяни, Франко.«Монетаристская полемика или следует ли отказываться от политики стабилизации?», American Economic Review , 67, март 1977 г., стр. 1–19.

    Google ученый

  • Мут, Джон Ф. «Рациональные ожидания и теория колебаний цен», Econometrica , 29, июль 1961 г., стр. 315–35.

    Google ученый

  • Портер, Ричард; Джадсон, Рут. «Расположение У.S. Валюта: Сколько стоит за границей? », Бюллетень Федеральной резервной системы , 82, октябрь 1996 г., стр. 883–903.

    Google ученый

  • Rich, Георг. «Комментарии» в Ивао Курода, изд., На пути к более эффективной денежно-кредитной политике, , Лондон, Соединенное Королевство: Macmillan (совместно с Банком Японии), 1997, стр. 171–5.

    Google ученый

  • Робинсон, Джоан; Уилкинсон, Ф.«Идеология и логика», в издании Ф. Викарелли, «Актуальность Кейнса сегодня», , Филадельфия, Пенсильвания: University of Pennsylvania Press, 1985, стр. 73–98.

    Google ученый

  • Samuelson, Paul A .; Солоу, Роберт М. «Аналитические аспекты антиинфляционной политики», American Economic Review, Papers and Proceedings , 50, май 1961 г., стр. 177–94.

    Google ученый

  • Тейлор, Джон.«Осмотр против правил политики на практике», Серия конференций Карнеги-Рочестера по государственной политике , 39, декабрь 1993 г., стр. 195–214.

    Google ученый

  • Тобин, Джеймс. «Эластичность процентной ставки по операциям и спросу на наличные деньги», Review of Economics and Statistics , 38, август 1956 г., стр. 241–7.

    Google ученый

  • Виллар, Генри. «Денежная теория» в Х.С. Эллис, изд., Обзор современной экономики , Филадельфия, Пенсильвания: Блэкистон для Американской экономической ассоциации, 1948, стр. 314–51.

    Google ученый

  • Винер, Джейкоб. Исследования по теории международной торговли , 1937, перепечатано, Нью-Йорк, Нью-Йорк: Келли, 1965.

    Google ученый

  • Уорбертон, Кларк. «Неуместный акцент в современной теории бизнес-флуктуаций», Journal of Business , 5 октября 1946 г. (перепечатано в журнале Readings in Monetary Theory , Филадельфия, Пенсильвания: Blakiston for the American Economic Association, 1951, стр.284–318).

  • Вытеснение монетаризма: рост денежно-кредитной политики, основанной на правилах, в Великобритании и США и проблемы с рамками изменения парадигмы

  • Альт, Дж. Э. 1991. Опираясь на ветер или уклоняясь от бури? Денежно-кредитная политика США в 1980-е гг. В Политика и экономика в 80-е годы , изд. А. Алесина, Г. Карлинер, 41–82. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google ученый

  • Аргирис, К., и Q.T. Schon. 1994. Организационное обучение . Бостон: Эддисон-Уэсли.

    Google ученый

  • Ассо П. и Р. Лисон. 2012. Правила денежно-кредитной политики: от Адама Смита до Джона Тейлора. В Правило Тейлора и трансформация денежно-кредитной политики , изд. Э. Кениг, Р.Ф. Лисон, Г.А. Кан. Стэнфорд: издательство Гуверовского института.

    Google ученый

  • Аксилрод, С.H. 2011. Внутри ФРС: денежно-кредитная политика и ее управление, Мартин через Гринспена до Бернанке . Кембридж: MIT Press.

    Google ученый

  • Болл, Л. 1999. Эффективные правила денежно-кредитной политики. Международные финансы 2 (1): 63–83.

    Артикул Google ученый

  • Батини, Н., и Холдейн, А. (1998). «Перспективные правила денежно-кредитной политики».Рабочий документ Банка Англии.

  • Батини, Н., и А. Холдейн. 1999. Перспективные правила денежно-кредитной политики. В правилах денежно-кредитной политики , изд. Дж. Б. Тейлор, 157–202. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google ученый

  • Бин, C. 1998. Новые валютные механизмы Великобритании: взгляд из литературы. Экономический журнал 108 (451): 1795–1809.

    Артикул Google ученый

  • Белл, С.2011. Действительно ли нам нужен новый «конструктивистский институционализм» для объяснения институциональных изменений? Британский журнал политических наук 41 (4): 883–906.

    Артикул Google ученый

  • Белл С. и Х. Фенг. 2013. Рост народного банка Китая: политика институциональных изменений . Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

    Google ученый

  • Белл, С., и Х. Фэн. 2014. Как близкие и «метаинституциональные» контексты формируют институциональные изменения: объяснение подъема народного банка Китая. Политические исследования 62 (1): 197–215.

    Артикул Google ученый

  • Бернанке, Б.С., и Ф.С. Мишкин. 1997. Таргетирование инфляции: новая основа денежно-кредитной политики? Журнал экономических перспектив 11 (2): 97–116.

    Артикул Google ученый

  • Бест, Дж.2005. Пределы прозрачности: неоднозначность и история международных финансов . Итака: Издательство Корнельского университета.

    Google ученый

  • Бест, Дж. 2004. Раскрытие кейнсианских норм: как поиск технических решений подорвал режим Бреттон-Вуда. Обзор международных исследований 30: 383–404.

    Артикул Google ученый

  • Бланшар, О.Дж. И Саммерс, Л. Х. (1986). Гистерезис безработицы. European Economic Review 31 (1-2): 288–295.

    Google ученый

  • Blinder, A.S. 1988. Проблема высокой безработицы . Рабочий документ NBER № 2489. NBER Cambridge, MA.

  • Блиндер А. 2006. Денежно-кредитная политика по комитетам: почему и как . Рабочий документ DNB De Nederlandsche Bank Amsterdam, Нидерланды.

  • Блиндер, А.С. 2007. Денежно-кредитная политика по комитетам: почему и как? Европейский журнал политической экономии 23 (1): 106–123.

    Артикул Google ученый

  • Блит М. 2002. Великие преобразования: экономические идеи и институциональные изменения в двадцатом веке . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Бернем П. (1999). Политика управления экономикой в ​​1990-е гг. Новая политическая экономия 4 (1): 37–54.

    Артикул Google ученый

  • Бернем П. 2001. Новые лейбористы и политика деполитизации. Британский журнал политики и международных отношений 3 (2): 127–149.

    Артикул Google ученый

  • Бернем, Питер. 2007. Политика управления экономикой в ​​1990-е годы. Новая политическая экономия 4 (1): 37–54.

    Артикул Google ученый

  • Клифт, Б. 2018a. МВФ и политика жесткой экономии после мирового финансового кризиса . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Клифт, Б. 2018b. МВФ, еврозона и глобальный финансовый кризис, а также политика экономических идей. Сравнительная европейская политика . https: // doi.org / 10.1057 / s41295-018-0146-x.

    Артикул Google ученый

  • Клифт Б. и Дж. Томлинсон. 2012. Когда правила начали действовать: МВФ, неолиберальные экономические идеи и изменение экономической политики в Великобритании. Обзор международной политической экономии 19 (3): 477–500.

    Артикул Google ученый

  • Дуршлаг Д. (1992). Новая кейнсианская экономика в перспективе. Восточный экономический журнал 18 (4): 437–448.

    Google ученый

  • Копли, Дж. 2017. Финансовое дерегулирование и роль государственного управления: уроки британской конкуренции 1971 года и меры кредитного контроля. Новая политическая экономия 22 (6): 692–708.

    Артикул Google ученый

  • Крауч К. и М. Кеуне. 2005. Использование институционального разнообразия в Венгрии и Соединенном Королевстве.В г. За гранью преемственности: институциональные изменения в странах с развитой политической экономией , изд. Стрик и Терлен, 83–102. Издательство Оксфордского университета.

  • Дейл, С. 2013a. Инфляция и рост: какова роль денежно-кредитной политики ?. Выступление Спенсера Дейла, исполнительного директора по денежно-кредитной политике и главного экономиста Банка Англии перед Азиатской деловой ассоциацией и Китайской деловой ассоциацией Лондонской торгово-промышленной палаты, Банк Англии, Лондон, 15 марта .

  • Дейл, С. 2013b. Пределы денежно-кредитной политики. Манчестерская школа 81 (S1): 35–47.

    Артикул Google ученый

  • Де Лонг, Дж.Б. 2000. Триумф монетаризма? Журнал экономических перспектив 14 (1): 83–94.

    Артикул Google ученый

  • Dutta, S.J. 2018. Управление суверенным долгом и глобализация финансов: переосмысление «большого взрыва» лондонского Сити. Конкуренция и изменения 22 (1): 3–22.

    Артикул Google ученый

  • Элджи Р. и Х. Томпсон. 1998. Политика центральных банков . Абингдон: Рутледж.

    Google ученый

  • Fforde, J.S. 1983. Постановка монетарных целей. Ежеквартальный бюллетень Банка Англии 23 (2): 200–208.

    Google ученый

  • Фаррелл, Х., и Дж. Квиггин. 2017. Консенсус, разногласия и экономические идеи: экономический кризис, а также рост и падение кейнсианства. International Studies Quarterly 61: 269–283.

    Артикул Google ученый

  • Фишер, Стэнли. 1988. Последние события в макроэкономике. Economic Journal 98 (391): 294–339.

    Артикул Google ученый

  • Ножка, M.D.K.W. и А. Хотсон. 1979. Контроль денежной базы. Ежеквартальный бюллетень Банка Англии 19 (2): 149–156.

    Google ученый

  • Foot, M.D.K.W. 1981. Денежно-кредитные целевые показатели: их характер и показатели в основных экономиках. В Денежно-кредитные ориентиры , изд. Б. Гриффитс и Г. Вуд, 13–61. Бейзингстоук: Пэлгрейв Макмиллан.

    Google ученый

  • Фридман М.1953. Очерки позитивной экономики . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google ученый

  • Фридман М. 1956. Количественная теория денег: переформулировка. В Исследования по количественной теории денег , изд. М. Фридман. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google ученый

  • Фридман М. 1959. Программа денежной стабильности .Нью-Йорк: Издательство Университета Фродхэма.

    Google ученый

  • Фридман М. 1961. Запаздывание денежно-кредитной политики. Журнал политической экономии 69 (5): 447–466.

    Артикул Google ученый

  • Фридман М. 1968. Роль денежно-кредитной политики. Обзор американской экономики 58: 1–17.

    Google ученый

  • Фридман М.1969. Отставание денежно-кредитной политики. В Оптимальное количество денег , изд. Т. Бьюли. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google ученый

  • Фридман М. 1970. Счетчик революция в денежной теории: первая мемориальная лекция Винкотта, прочитанная в Доме Сената Лондонского университета, 16 сентября 1970 г. (Том 33). Институт экономики.

  • Фридман М.1977 г. Нобелевская лекция: инфляция и безработица. Журнал политической экономии 85 (3): 451–472.

    Артикул Google ученый

  • Фридман, М., и А.Дж. Шварц. 1982. Денежная история США, 1867–1960 гг. . Издательство Принстонского университета.

  • Гэлбрейт, Дж. К. 1958. Общество изобилия . Houghton Mifflin Harcourt.

  • Гэмбл, A. 1988. Свободная экономика и сильное государство: политика тэтчеризма . Бейсингсток: Макмиллан.

    Google ученый

  • Gamble, A. 1990. Великобритания в упадке . 3-е изд. Бейсингсток: Макмиллан.

    Google ученый

  • Джилл, Стивен. 1998. Европейское управление и новый конституционализм: экономический и валютный союз и альтернативы дисциплинарному неолиберализму в Европе. Новая политическая экономия 3 (1): 5–26.

    Артикул Google ученый

  • Глин А., Хьюз А., Липиц А. и Сингх А. 1990. Взлет и падение золотого века. В г. Золотой век капитализма: переосмысление послевоенного опыта , изд. С. А. Марглин, Дж. Б. Шор, стр. 39–125. Издательство Оксфордского университета.

  • Goodhart, C. 1989a. Проведение денежно-кредитной политики. Экономический журнал 99 (396): 293–346.

    Артикул Google ученый

  • Goodhart, C. 1989b. Деньги, информация и неопределенность . 2-е изд. Бейсингсток: Макмиллан.

    Google ученый

  • Гудхарт, C. 1999. Центральные банкиры и неопределенность. Банк Англии. Ежеквартальный бюллетень 39 (1): 102–114.

    Google ученый

  • Серый, Дж.1998. Ложный рассвет: заблуждения глобального капитализма . Лондон: Granta.

    Google ученый

  • Гринспен А. 1993. Свидетельство перед подкомитетом по экономическому росту и формированию кредита комитета по банковскому делу, финансам и городским делам Палаты представителей США, 20 июля. Https://fraser.stlouisfed.org/files /docs/historical/greenspan/Greenspan_19930720.pdf.

  • Холдейн А. 1995. Правила, свобода действий и новая денежно-кредитная система Великобритании .Лондон: Банк Англии.

    Google ученый

  • Холл, П. 1986. Управление экономикой . Кембридж: Политика.

    Google ученый

  • Холл, П. изд. 1989a. Вступление. В Политическая сила экономических идей , стр. 3–26. Принстон: Издательство Принстонского университета.

  • Холл, П. 1989b. Вывод. В г. Политическая сила экономических идей , изд.П. Холл, 361–392. Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Google ученый

  • Холл, П. 1993. Парадигмы политики, социальное обучение и государство: пример разработки экономической политики в Великобритании. Сравнительная политика 25: 275–296.

    Артикул Google ученый

  • Хэй К. 2001. «Кризис» кейнсианства и подъем неолиберализма в Великобритании: идеациональный институциональный подход.В г. Рост неолиберализма и институциональный анализ , изд. Кэмпбелл и Педерсен, 193–218. Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Google ученый

  • Хэй, С. 2004. Доверие, конкурентоспособность и деловой цикл в политической экономии «третьего пути»: критическая оценка экономической политики в Великобритании с 1997 года. Новая политическая экономия 9 (1): 39–56.

    Артикул Google ученый

  • Гувер, К.1984. Два типа монетаризма. Журнал экономической литературы 22: 58–76.

    Google ученый

  • Хоскинс, Дж. 1981. Протокол Хоскинса к MT (резюме отчета Ниханса) [корни повышения курса фунта стерлингов в чрезмерно жесткой денежно-кредитной политике] Национальный архив PREM19 / 438 f103 (http://www.margaretthatcher.org/ document / 113989.

  • Иверсен, Т. 2000. Децентрализация, монетаризм и социал-демократическое государство всеобщего благосостояния.В союзах, работодателях и центральных банках. Макроэкономическая координация и институциональные изменения в социальной рыночной экономике , изд. Т. Иверсен, Дж. Понтуссон и Д. Соскице, 205–231. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Iversen, T., and J. Pontusson. 2000. Сравнительная политическая экономия: Северная Европа. In Профсоюзы, работодатели и центральные банки: макроэкономическая координация и институциональные изменения в социальной рыночной экономике , изд.Т. Иверсен, Дж. Понтуссон и Д. Соскице, 1–37. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Джексон, П. 1992. Экономическая политика. В Реализация политик тэтчерите: Аудит эпохи , изд. Д. Марш, Р.А. Родос. Букингем: Издательство Открытого университета.

    Google ученый

  • Джонсон, Дж. 2003. Зависимость в прошлом или случайность пути? Институциональный дизайн в посткоммунистических финансовых системах.В г. Капитализм и демократия в Центральной и Восточной Европе: оценка наследия коммунистического правления , изд. Г. Экиерт, С.Э. Хэнсон, 289–316. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Кан, Г. 2012. Правило Тейлора и практика центрального банка. В Правило Тейлора и трансформация денежно-кредитной политики , изд. Э. Кениг, Р.Ф. Лисон, Г.А. Кан. Стэнфорд: издательство Гуверовского института.

    Google ученый

  • Кениг, Э., Р.Ф. Лисон, Г.А. Кан. 2012. Правило Тейлора и трансформация денежно-кредитной политики . Стэнфорд: издательство Гуверовского института.

    Google ученый

  • King, M.A. 1997a. Изменения в денежно-кредитной политике Великобритании: правила и усмотрение на практике. Журнал монетарной экономики 39: 81–97.

    Артикул Google ученый

  • Кинг, М.А. 1997b. «Целевой показатель инфляции через пять лет», Лекция на Лондонской фондовой бирже 29 октября https://www.bankofengland.co.uk/-/media/boe/files/speech/1997/the-inflation-target-five-years-on.

  • Кинг, М. 1999. Проблемы денежно-кредитной политики: новые и старые. Банк Англии. Ежеквартальный бюллетень 39 (4): 397.

    Google ученый

  • Кинг, М., Айкман, Д., Барретт, П., Кападиа, С., Праудман, Дж., Тейлор, Т.,… и Йейтс, Т.2010. Неопределенность в разработке макроэкономической политики: искусство или наука, лекция на конференции королевского общества в Лондоне 22 марта.

  • Kydland, F., and E. Prescott. 1977. Правила, а не усмотрение: несостоятельность оптимальных планов. Журнал политической экономии 67: 473–491.

    Артикул Google ученый

  • Лайдлер Д. 1981. Монетаризм: интерпретация и оценка. Economic Journal 91: 1–28.

    Артикул Google ученый

  • Лоусон, Н. 1981. Речь достопочтенного Найджела Лоусона, члена парламента, финансового секретаря казначейства, перед Цюрихским обществом экономики в Kongresshaus, Цюрих, 14 января 1981 г. . http://www.margaretthatcher.org/document/109506.

  • Ли-Пембертон, 1986. Финансовые изменения и широкая денежная масса. Ежеквартальный бюллетень Банка Англии 4: 499–507.

    Google ученый

  • Лукас, Роберт Э. и Томас Дж. Сарджент. 1979. После кейнсианской макроэкономики. Ежеквартальный обзор 3 (2): 49–72.

    Артикул Google ученый

  • Mankiw, N.G. 1988. Последние события в макроэкономике: очень быстрый курс переподготовки. Журнал денег, кредита и банковского дела 20 (3): 436–449.

    Артикул Google ученый

  • Махони, Дж., и К. Телен (ред.). 2010. Объяснение институциональных изменений: двусмысленность, действие и власть . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Мэнкью, Н. Грегори. 1992. Реинкарнация кейнсианской экономики. European Economic Review 36: 559–565.

    Артикул Google ученый

  • McNamara, K.R. 1998. Валюта идей: денежно-кредитная политика в Европейском Союзе .Итака: Издательство Корнельского университета.

    Google ученый

  • Нидхэм, Д. 2014. Денежно-кредитная политика Великобритании от девальвации до Тэтчер, 1967–82 . Берлин: Springer.

    Google ученый

  • Nelson, S.C. 2017. Валюта доверия: как экономические убеждения сформировали отношения МВФ с его заемщиками . Итака: Издательство Корнельского университета.

    Google ученый

  • Нельсон, С.К. и П.Дж.Катценштейн. 2014. Неопределенность, риск и финансовый кризис 2008 года. Международная организация 68 (2): 361–392.

    Артикул Google ученый

  • Нотерманс, Т. 2000. Деньги, рынки и государство: социал-демократическая экономическая политика с 1918 г. . Издательство Кембриджского университета.

  • Palley, T.I. 2005. От кейнсианства к неолиберализму: смена парадигм в экономике ».В Неолиберализм: Критический читатель , изд. С. Альфредо Филью и Д. Джонстон, 20–29. Издательство Чикагского университета.

  • Фелпс, Э. С. 1967. Кривые Филлипса, ожидания инфляции и оптимальная безработица с течением времени. Economica , 254–281.

  • Пирсон, П. 2000. Повышение отдачи, зависимость от пути и изучение политики. Обзор американской политической науки 94 (02): 251–267.

    Артикул Google ученый

  • Пирсон, П.2004. Политика во времени . Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Google ученый

  • Ромер, Дэвид. 1993. Новый кейнсианский синтез. Журнал экономических перспектив 7 (1): 5–22.

    Артикул Google ученый

  • Райнер М. 1999. Неолиберальная глобализация и кризис шведской социал-демократии. Экономическая и промышленная демократия 20 (1): 39–79.

    Артикул Google ученый

  • Сарджент, Т.Дж., и Н. Уоллес. 1975. «Рациональные» ожидания, оптимальный денежный инструмент и правило оптимальной денежной массы. Журнал политической экономии 83 (2): 241–254.

    Артикул Google ученый

  • Шарпф, Ф.В. 1991. Кризис и выбор в европейской социал-демократии . Итака: Издательство Корнельского университета.

    Google ученый

  • Скотт, А., Р. Харрисон, К. Николов, М. Куинн, Г. Рамзи и Р. Томас. 2005. Банк Англии квартальная модель . Лондон: Банк Англии.

    Google ученый

  • Сибрук, Л.С., К. Бан, О. Хельгадоттир, Э. Р. Нильссон и К. Янг. 2015. Встраивание группового мышления: оценка распространения неолиберальных идей и влияния .Париж: Документ, представленный на конференции INET.

    Google ученый

  • Смит Д. 1987. Взлеты и падения монетаризма . Лондон: Книги о пингвинах.

    Google ученый

  • Стрик, У., и К. Телен (ред.). 2005. За пределами непрерывности: институциональные изменения в странах с развитой индустриальной экономикой . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Тейлор, Дж.B. 1990 г. Вклад в совет экономических советников 1990 г. Экономический отчет президента . Вашингтон: Типография правительства США.

    Google ученый

  • Тейлор, Дж. Б. 1993. Осмотр против правил политики на практике. В Карнеги, , Рочестер, серия конференций по государственной политике (Том 39, стр. 195–214). Северная Голландия.

  • Тейлор, Дж. Б. 1999. Исторический анализ правил денежно-кредитной политики.В правилах денежно-кредитной политики , изд. Дж. Б. Тейлор, 319–348. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google ученый

  • Тейлор, Дж. Б. (ред.). 2007. Правила денежно-кредитной политики , vol. 31. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google ученый

  • Тейлор, Дж. Б. 2009. Сойти с пути: как действия и вмешательство правительства вызвали, продлили и усугубили финансовый кризис .Стэнфорд, Калифорния: Пресса Гувера.

    Google ученый

  • Тейлор, Дж. Б. 1981. Стабилизация, приспособление и денежно-кредитные правила. The American Economic Review 71 (2): 145–149.

    Google ученый

  • Томпсон, Г. 1990. Политическая экономия новых правых . Лондон: Пинтер.

    Google ученый

  • Викерс, Дж.1998. Таргетирование инфляции на практике: опыт Великобритании ». Банк Англии. Ежеквартальный бюллетень 38 (4): 368.

    Google ученый

  • Волкер, П. 1992. Принятие инфляции. В г. Изменение состояния: мировые деньги и угроза американскому руководству , изд. П.А. Волкер и Т. Гьохтен, 163–186. Нью-Йорк: Times Books.

    Google ученый

  • Уотсон, М.2004. Теория эндогенного роста: объяснение или рационализация Post Hoc для политики? Британский журнал политики и международных отношений 6 (2): 543–551.

    Артикул Google ученый

  • Уивер, К. 2008. Ловушка лицемерия: Всемирный банк и бедность реформ . Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Google ученый

  • Видмайер, В.2016. Экономические идеи в политическое время . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Вудфорд, М. 2001. Правило Тейлора и оптимальная денежно-кредитная политика. Американский экономический обзор 91 (2): 232–237.

    Артикул Google ученый

  • Монетаризм — обзор | Темы ScienceDirect

    1 Введение

    Наша цель — представить некоторые модели, которые используются в настоящее время, а также разрабатываются в рамках отдельной школы денежно-кредитной экономики.Любой школе нужно название, и мы называем нашу New Monetarist Economics . Ключевой принцип Нового монетаризма состоит в том, что нам нужны прочные микрофундации для институтов, которые облегчают процесс обмена — таких институтов, как деньги, банки, финансовые посредники в целом и т. Д. — если мы хотим добиться прогресса в денежно-кредитной экономике. То, что эта точка зрения не является общепринятой, ясно из того факта, что многие популярные в настоящее время модели, используемые для анализа денежно-кредитной политики, либо не имеют денег (или банков или связанных с ними учреждений), либо, если они есть, они используют специальные подходы, предполагая ограничение предоплаты или вкладывание денег в полезные или производственные функции (некоторые даже прибегают к тому, чтобы поместить государственные облигации и резервы коммерческих банков в функции полезности или производства).Мы не будем здесь углубляться в методологию или историю мысли, но мы скажем это, объясняя свое название. Новые монетаристы находят много привлекательного в старом монетаризме, воплощенном в трудах Фридмана и его последователей, хотя мы также не согласны с ними в нескольких важных моментах. А у новых монетаристов мало общего со старыми или новыми кейнсианцами, хотя это может иметь прямое отношение как к их подходу к денежно-кредитной экономике и микрофондам в целом, так и к жестким ценам.Подробное обсуждение этих вопросов вынесено в сопроводительный документ. 1

    Новый монетаризм включает в себя совокупность исследований по денежно-кредитной теории и политике, а также по банковскому делу, финансовому посредничеству, платежам и рынкам активов, которые проводились за последние несколько десятилетий. В денежно-кредитной экономике это включает основополагающую работу Лукаса (1972) с использованием моделей перекрывающихся поколений и некоторых авторов тома Models of Monetary Economies под редакцией Карекена и Уоллеса (1980), хотя предшественники существуют, включая Самуэльсона (1958). .В последнее время во многих монетарных теориях был принят подход поиска и сопоставления, ранними примерами которого являются Киётаки и Райт (1989, 1993), хотя есть и предшественники этого, в том числе Джонс (1976) и П. Даймонд (1982, 1984). . В экономике банковского дела, посредничества и платежей, которая основывается на достижениях в теории информации, которые произошли в основном в 1970-х, примеры того, что мы имеем в виду, включают Даймонд и Дибвиг (1983), Д. Даймонд (1984), Уильямсон (1986). , 1987), Бернанке и Гертлер (1989) и Фриман (1996).Большая часть этих исследований носит абстрактный и теоретический характер, но в последнее время литература обратилась к эмпирическим и политическим вопросам.

    Ключевой принцип, впервые изложенный во введении к Kareken and Wallace (1980) и развитый в Wallace (1998), заключается в том, что прогресс в денежно-кредитной теории и анализе политики может быть достигнут только путем явного моделирования монетарных механизмов. В соответствии с аргументами Лукаса (1976), чтобы провести политический эксперимент в экономической модели, модель должна быть структурно инвариантной по отношению к рассматриваемому эксперименту.Одна из интерпретаций заключается в следующем: если мы рассматриваем эксперименты с участием операционных характеристик экономики при различных правилах денежно-кредитной политики, нам нужна модель, в которой экономические агенты держат деньги не потому, что они входят в функции полезности или производства, в сокращенной форме, но потому, что деньги уменьшают некоторые фундаментальные трения. Конечно, мнение о том, что денежная теория должна «смотреть в лицо трениям», восходит к Хиксу (1935). Обратите внимание, что здесь мы говорим о явном описании трений в процессе обмена, в отличие от трений в процессе ценообразования, таких как номинальная жесткость в кейнсианской теории, где деньги не помогают (на самом деле это причина проблема).

    Теперь мы знаем, что существуют различные способы явного моделирования трения. В денежно-кредитной и финансовой экономике необходимо учитывать множество важных препятствий, включая личную информацию, ограниченные обязательства и пространственное разделение, и это потенциально затрудняет моделирование. Есть элемент искусства и умения улавливать ключевые трения, сохраняя при этом управляемость. Модели перекрывающихся поколений могут быть простыми, хотя их можно усложнять как угодно. Как упоминалось выше, многие исследования в области денежной теории за последние 20 лет проводились с использованием моделей сопоставления, основанных на идеях поиска и теории игр. 2 Модели соответствия очень удобны для решения многих вопросов денежно-кредитной экономики, хотя ключевой вывод, который в конечном итоге возник из этой литературы, заключается в том, что пространственное разделение само по себе не является критическим трением для получения денег. Как подчеркивал Кочерлакота (1998), учитывая более ранние работы Остроя (см. Ostroy & Starr, 1990) и Townsend (1987, 1989), деньги важны, потому что они преодолевают двойное совпадение желаний в контексте ограниченных обязательств. и несовершенное ведение документации.Безупречное ведение документации будет означать, что эффективное распределение может поддерживаться за счет страховых и кредитных рынков или различных других учреждений без денег. Случайное двустороннее сопоставление среди большого числа агентов — удобный способ создать проблему двойного совпадения и мотивировать неполное ведение записей, но, как мы обсудим, это не единственный способ.

    Хотя важно понимать вышеупомянутые вопросы, Новый монетаризм касается не только роли валюты в процессе обмена.Он также пытается изучить множество связанных институтов. Важным отходом от старого монетаризма является серьезное отношение к роли финансовых посредников и их взаимодействию с центральным банком. Развитие теорий посредничества и платежей за последние 25 лет имеет решающее значение для нашего понимания кредитных и банковских механизмов. В качестве примера, разница между старыми и новыми монетаристами в отношении роли посредничества отражена в их соответствующих оценках предложения Фридмана (1960) о 100% резервных требованиях для транзакционных депозитов.Его аргумент был основан на предпосылке, что жесткий контроль денежной массы центральным банком является ключом к контролю над уровнем цен. Поскольку транзакционные депозиты в банках являются частью того, что он подразумевает под деньгами, а денежный множитель зависит от случайности, даже если бы мы могли полностью контролировать запас внешних денег, внутренние деньги будут перемещаться, если мы не наложим 100% резервы. Поэтому старые монетаристы считали желательными 100% резервы. При этом игнорируется то, что банки выполняют социально полезную функцию по преобразованию неликвидных активов в ликвидные обязательства, а 100% резервные требования неэффективно препятствуют этой деятельности.

    В 80-е годы произошли важные изменения в теории банковского дела и финансового посредничества. Одним из важных вкладов была модель Даймонда и Дайбвига (1983), которую мы теперь понимаем как полезный подход к изучению банковского дела как преобразования ликвидности и страхования (однако для этого требуются некоторые вспомогательные допущения, чтобы вызвать что-либо, напоминающее банковскую панику или бегство; Эннис и Кейстер, 2008 г.). Другая работа включала хорошо диверсифицированных посредников, экономящих на расходах на мониторинг, в том числе Д.Даймонд (1984) и Уильямсон (1986). В этих моделях финансовое посредничество — это эндогенное явление. Полученные посредники хорошо диверсифицированы, каким-то образом обрабатывают информацию и трансформируют активы с точки зрения ликвидности, срока погашения или других характеристик. Теория финансового посредничества также помогла нам понять потенциал нестабильности в банковской и финансовой системе (Ennis & Keister, 2009a, 2009b, 2010), а также то, как структура посредничества и заключения финансовых контрактов может повлиять на совокупные шоки (Bernanke & Gertler, 1989; Williamson, 1987).

    Относительно новый раздел этой теории изучает экономику платежей. Это включает изучение платежных систем, особенно среди финансовых учреждений, таких как Fedwire в Соединенных Штатах, где центральные банки могут играть важную роль. Freeman (1996) — ранний вклад, а Nosal and Rocheteau (2011) представили недавний обзор. Ключевые выводы из этой литературы связаны с ролью внешних денег и кредита центрального банка в клиринге и погашении долга, а также с потенциалом системного риска в результате внутридневного кредита.Несмотря на то, что платежные системы работают хорошо, эта область важна, поскольку цена отказа потенциально велика, учитывая объем платежей, обрабатываемых через такие системы каждый день. Новая монетаристская экономика не только может что-то сказать по этим вопросам, это почти по определению единственный подход, который это делает. Как можно надеяться понять платежи и расчеты без явного моделирования процесса обмена?

    Наша цель — объяснить, какие модели используют люди для изучения этих вопросов.В качестве обзора мы делаем вот что. Сначала мы сделаем обзор работ по денежно-кредитной теории с микроосновами, основанными на теории согласования, показывая, как несколько очевидно различных моделей на самом деле строятся на общих основаниях. Действительно, все они могут рассматриваться как частные случаи общей спецификации. Затем мы излагаем эталонную версию модели, которая очень удобна, но все же позволяет нам решать множество важных проблем. Мы показываем, как его можно использовать для анализа классических экономических тем, таких как влияние инфляции на благосостояние, взаимосвязь между деньгами и накоплением капитала, а также краткосрочная и долгосрочная кривая Филлипса.Затем мы расширяем эталонную модель некоторыми новыми способами и показываем с помощью серии приложений, как ее можно использовать для получения новых идей при изучении платежей, банковского дела и рынков активов.

    Чтобы углубиться в детали, в Разделе 2 мы начнем с моделей денежно-кредитной экономики, которые очень просты из-за предположения, что деньги, а иногда и товары, неделимы. Мы пытаемся объяснить, чем интересны модели и почему они были построены такими, какими они были — что скрывается за абстракциями и упрощениями.В разделе 3 мы переходим к более поздним моделям с делимыми деньгами. Эти модели лучше подходят для решения многих эмпирических и политических проблем, но все же достаточно податливы для получения точных аналитических результатов. Мы излагаем эталонную модель нового монетаризма, основанную на работе Лагоса и Райта (2005), и показываем, как ее можно использовать для решения различных проблем. Опять же, мы объясняем, что лежит в основе допущений, и обсуждаем некоторые из его основных свойств (например, деньги нейтральны, но не сверхнейтральны, правило Фридмана обычно оптимально, но может не давать наилучшего результата и т. Д.). Мы также показываем, как этот эталон можно расширить, чтобы включить накопление капитала, безработицу и другие явления. В качестве одного из примеров мы генерируем традиционную кривую Филлипса — отрицательную связь между инфляцией и безработицей — которая структурно стабильна в долгосрочной перспективе. В этом примере ожидаемая политика может использовать этот компромисс, но не должна : правило Фридмана по-прежнему оптимально. Это демонстрирует ценность подробного описания микродеталей.

    Хотя большая часть материала разделов 2 и 3 уже опубликована, в разделе 4 представлены новые приложения.Во-первых, мы покажем, как эталонную модель можно использовать для формализации взглядов Фридмана (1968) на краткосрочную кривую Филлипса, используя задачу выделения сигнала, как у Лукаса (1972). Это приводит к некоторым выводам, аналогичным выводам Фридмана и Лукаса, но также и к другим. Затем мы используем модель, чтобы проиллюстрировать новые кейнсианские идеи путем введения жестких цен. Это приводит к политическим выводам, аналогичным выводам, сделанным в Clarida, Gali, and Gertler (1999) или Woodford (2003), но также есть различия, снова демонстрирующие важность деталей.Кроме того, мы представляем новую монетаристскую модель эндогенно липких цен с очень разными политическими последствиями. Хотя некоторые из приложений в этом разделе повторно выводят известные результаты в другом контексте, они также служат для того, чтобы прояснить, что другие подходы не противоречат нашей модели. Не следует уклоняться от Нового монетаризма, даже если кто-то считает, что жесткие цены, несовершенная информация и связанные с ними ингредиенты имеют решающее значение, поскольку они относительно легко включаются в теории процесса обмена на микроуровне. 3

    В разделе 5 мы обсуждаем приложения, относящиеся к банковскому делу и платежам. Эти расширения содержат более новые варианты моделирования и результаты, хотя существенные вопросы были подняты в более ранних работах. Один из примеров включает идеи из экономики платежей, аналогичные по духу Фримену (1996), но анализ выглядит иначе через призму нового монетаристского подхода. Другой пример включает существующие идеи в теории банковского подражания из Даймонда и Дибвига (1983), но опять же детали выглядят иначе.В частности, у нас есть подлинно денежные версии этих моделей, которые кажутся актуальными или, по крайней мере, реалистичными, поскольку деньги играют большую роль в реальных банковских и платежных системах (предыдущие попытки создать денежные версии Diamond-Dybvig включают Freeman, 1988 и Champ , Smith, & Williamson, 1996). В разделе 6 мы представляем другое приложение, исследующее новый монетаристский подход к рынкам активов. Этот подход делает упор на ликвидности и изучает рынки, на которых торговля активами может быть затруднена из-за различных трений.

    Мы думаем, что эти приложения иллюстрируют мощь и гибкость нового монетаристского подхода. Мы надеемся, что читатели оценят, что различные модели могут отличаться в деталях, но они имеют много общих черт и основаны на общих принципах. Это верно для простейших моделей денежного обмена, а также для расширений, которые объединяют банковское дело, кредитные механизмы, механизмы платежей и рынки активов. Мы думаем, что это интересно не только с точки зрения экономической теории, но и что необходимо извлечь уроки для понимания текущей экономической ситуации и формирования будущей политики.Поскольку в основе недавнего кризиса лежат проблемы, связанные с банковским делом, ипотечными рынками и другими кредитными механизмами, или информационные проблемы на рынках активов, невозможно решить эти проблемы без моделей, серьезно относящихся к процессу обмена. Мы не утверждаем, что новая монетаристская экономика дает все ответы на все недавние экономические проблемы; мы действительно считаем, что он может внести большой вклад в обсуждение.

    % PDF-1.4 % 220 0 объект > endobj xref 220 69 0000000016 00000 н. 0000001731 00000 н. 0000001914 00000 н. 0000003021 00000 н. 0000003179 00000 п. 0000003263 00000 н. 0000003429 00000 н. 0000003518 00000 н. 0000003669 00000 н. 0000003725 00000 н. 0000003829 00000 н. 0000003885 00000 н. 0000004044 00000 н. 0000004100 00000 н. 0000004196 00000 п. 0000004290 00000 н. 0000004481 00000 н. 0000004536 00000 н. 0000004647 00000 н. 0000004799 00000 н. 0000004990 00000 н. 0000005045 00000 н. 0000005196 00000 н. 0000005330 00000 н. 0000005436 00000 н. 0000005491 00000 п. 0000005602 00000 п. 0000005657 00000 н. 0000005711 00000 п. 0000005810 00000 н. 0000005908 00000 н. 0000005963 00000 н. 0000006018 00000 н. 0000006073 00000 н. 0000006183 00000 п. 0000006299 00000 н. 0000006354 00000 п. 0000006409 00000 п. 0000006563 00000 н. 0000006618 00000 н. 0000006746 00000 н. 0000006801 00000 п. 0000006856 00000 н.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *