Нравственная культура что такое: 404 | Университет СИНЕРГИЯ

Автор: | 08.12.2019

Содержание

Духовно-нравственная культура народов России

Духовно-нравственная культура народов России

Как известно, действующий Федеральный государственный стандарт основного общего образования включает в себя обязательную предметную область «Духовно-нравственная культура народов России» (далее — ОДНКНР).

Она упоминается в пунктах 11.4 (Результаты освоения данной предметной области) и 18.3.1 (Учебный план основного общего образования) ФГОС ООО. Однако, в эту предметную область, в отличие от других, ни одного предмета не включено. Возникает вопрос: как же реализовывать её на практике?

Из разъясняющего письма Министерства образования от 25 мая 2015 года № 08-761 вытекает, что реализация предметной области «Духовно-нравственная культура народов России», её наполнение и организационные формы признаются компетенцией регионов и конкретных образовательных организаций. Со стороны федерального центра речь может идти только об установке общих концептуальных и методологических принципов, которые лежат в основе ОДНКНР, а также о создании ряда альтернативных учебных программ и учебно-методических комплектов (УМК), прошедших профессиональную экспертизу и одобренных педагогическим сообществом.

Большинство трудностей и конфликтов при внедрении ОДНКНР связано, по нашему мнению, именно с недостатком вариативных курсов, которые школа может предложить родителям на выбор.

Безусловно, никто не вправе ограничивать возможности самих конфессий участвовать в разработке таких курсов при соблюдении их культурологического характера. Уже разрабатываются курсы, посвящённые основам православной, мусульманской, буддийской, иудейской культур. Родители и образовательные организации, заинтересованные именно в таком варианте, могут свободно выбирать и реализовывать их. Однако в обществе существует потребность в полностью светских, внеконфессиональных обзорных курсах и соответствующих УМК, предназначенных для предметной области ОДНКНР. Такие курсы должны давать широкую картину того, как исторически развивалось понимание людьми нравственности и духовности, а также выявлять то общее «ядро» этических представлений, которое сложилось во всех национальных, религиозных и нерелигиозных культурах.

Именно с целью заполнения этой «ниши» Федеральный институт развития образования выносит на общественное рассмотрение свою версию программы для ОДНКНР, которую образовательные организации могут при желании выбрать и использовать полностью или частично. Так как школам предлагается свободно выбирать не только содержание предметной области ОДНКНР, но и формы её реализации (урочной, внеурочной, в виде включения материала в уроки по другим предметам), мы сознательно не уточняем, в каких конкретных классах (с V по IX) и в течение какого количества лет будет изучаться соответствующий материал. Планирование в представленной программе носит рамочный характер.

Федеральный институт развития образования будет чрезвычайно благодарен всем, кто примет участие в обсуждении данного продукта и тем самым поможет усовершенствовать его.

Письмо Министерства образования № 08-761 от 25 мая 2015 г.

Примерная программа «Основы духовно-нравственной культуры народов России»

Принять участие в обсуждении

Беседа «Нравственная культура вайнахов» 2020, Урус-Мартановский район — дата и место проведения, программа мероприятия.

Беседа «Нравственная культура вайнахов» 2020, Урус-Мартановский район — дата и место проведения, программа мероприятия.Показать

Беседа «Нравственная культура вайнахов»

Встречи

Вход свободный

Показать

Беседа «Нравственная культура вайнахов»

Событие завершено

Онлайн-трансляция будет доступна на канале школы в YouTube Среди этих норм нравственной культуры у вайнахов занимает одно из ведущих мест. Преподаватель теоретических дисциплин Мункаева Зарита Имрановна проведет беседу с учащимися средних и старших классов об этнических нормах  и нравственной культуре в отношении поведения человека, каким конкретно следует поведение в поведении человека. В ходе беседы Зарита Имрановна покажет учащимся иллюстрации на данную тематику. В конце беседы будет проведена небольшая викторина.

Теги:

Дата и время проведения

Событие завершилось

Место проведения

Сведения предоставлены организацией (МКОУ ДО «ДШИ» Урус-Мартановского МР Чеченской Республики) и опубликованы автоматически.
Администрация портала «Культура.РФ» не несет ответственности за предоставленный материал, а также за действия Организатора и/или иных лиц, действующих от его имени и по его поручению либо от своего имени, но по поручению Организатора, в том числе в связи с реализацией такими лицами билетов, а равно за организацию, проведение и содержание Мероприятия.

Для размещения информации в этом разделе зарегистрируйтесь в личном кабинете учреждения культуры.

События в этом месте

Администрация портала «Культура.РФ» не несет ответственности за содержимое этого сайта. Ссылка носит информационный характер, ее разместил организатор мероприятия.

Смотрите также

{«storageBasePath»:»https://www.culture.ru/storage»,»services»:{«api»:{«baseUrl»:»https://www.culture.ru/api»,»headers»:{«Accept-Version»:»1.0.0″,»Content-Type»:»application/json»}}}}

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура. РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура. РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Пожалуйста подтвердите, что вы не робот

Войти через

или

для сотрудников учреждений культуры

Перезагрузить страницу

Мы используем сookie

Во время посещения сайта «Культура.РФ» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.
Подробнее.

БГЭУ: Персональные страницы

Публикации

1996  

Лаптенок, А.С. На пути к нравственной культуре / А.С. Лаптенок // Беларуская думка. – 1996. – № 9. – С. 167 – 172.

Лапцёнак, А.С. Этнаэтыка ў сiстэме маральнага выхавання / А.С. Лапцёнак // Нацыянальная самасвядомасць i выхаванне моладзi / пад рэд. А.С. Лапцёнка, В.А. Салеева. – Мiнск, 1996. – С. 52 – 59.

1997  

Лапцёнак, А.С Спецыфiка этычнай адукацыi / А.С. Лапцёнак // Адукацыя i выхаванне. – 1997. – № 3. – С. 97 – 102.

Лапцёнак, А.С Гранi маральнай культуры / А.С. Лапцёнак // Адукацыя i выхаванне. – 1997. – № 6. – С. 75 – 80.

Лапцёнак, А.С Пераходнасць як стан сучаснай маральнай культуры / А.С. Лапцёнак // Адукацыя i выхаванне. – 1998. – № 9. – С. 3 – 14.

1998  

Лаптенок, А.С. Моральное наследие в истории этического образования и просвещения / А.С. Лаптенок // Этика в системе образования: традиции и современность / под ред. А.С. Лаптенка. – Минск, 1998. – С. 41 – 58.

Лаптенок, А.С. Искусство и моральное наследие / А.С. Лаптенок // Художественное образование в школе / под ред. А.С. Лаптенка, В.Д. Юркевич. – Минск, 1998. – С. 33 – 53.

1999  

Лаптенок, А.С. Нравственная культура общества: преемственность и новации / А.С. Лаптенок. – Минск: НИО, 1999. – 202 с.

Лаптенок, А.С. Мораль в культуре этноса / А.С. Лаптенок // Адукацыя i выхаванне. – 1999. – № 10. – С. 3 – 10.

Лаптенок, А.С. Образовательный стандарт. Общее среднее образование. Искусство / А.С. Лаптенок, Т.Я.Вазинская, О.О.Грачева, Н.Д.Минц, О.Ф.Таланцева, В.Д.Юркевич, Т.П.Королева; руководитель авт. кол-ва А.С. Лаптенок. // Общее среднее образование. Социально-гуманитарные дисциплины – Минск, 1999. – С. 321 – 367.

2000  

Лаптенок, А.С. Религия и моральное наследие / А.С. Лаптенок // Исторические судьбы христианства и современность. – Брест, 2000. – С. 11 – 18.

2001  

Лаптенок, А. С. Современная нравственная культура / А.С. Лаптенок. –  Минск, Знание, 2001. – 39 с.

Лаптенок, А.С. Проблемы нравственного сознания / А.С. Лаптенок // Адукацыя i выхаванне. – 2001. – № 3. – С. 53 – 62.

Лаптенок, А.С. Нравственная культура личности: понятие и структура / А.С. Лаптенок // Нравственная культура личности: условия формирования / под ред. А.С. Лаптенка. – Минск, 2001. – С. 3 – 7.

Лаптенок, А.С. Традиция как условие формирования нравственной культуры общества / А.С. Лаптенок // Нравственная культура личности: условия формирования / под ред. А.С. Лаптенка. – Минск, 2001. – С. 49 – 68.

Лаптенок, А.С. Роль морального наследия в формировании личности / А.С. Лаптенок // Человек. Мораль. Общество. – Мозырь, 2001. – С. 43 – 52.

Лаптенок, А.С. Отечественная и мировая художественная культура. Экспериментальная программа для 8 класса общеобразовательной школы / А.Б. Горбунов, О.О. Грачева, А.С. Лаптенок, О.П. Чудайкина, В.В. Позняков, Б.В. Светлов, О. Ф. Таланцева, В.Д. Юркевич. – Минск: НИО, 2001. – 12 с.

2002  

Лаптенок, А.С. Моральное наследие в социодинамике культуры / А.С. Лаптенок. – Минск: БГУ, 2002. – 124 с.

Лаптенок, А.С. Отечественная и мировая художественная культура. Экспериментальные программы для 8-10 классов общеобразовательной школы / Л.В. Блохина, Т.Я. Вазинская, А.Б. Горбунов, А.С. Лаптенок, Г.Н. Наполова, О.Ф. Нечай, В.Ф. Шматов, В.Д. Юркевич. –Минск: НИО, 2002. – 96 с.

2003  

Лаптенок, А.С. Обоснование универсальности моральных ценностей в христианстве / А.С. Лаптенок // Христианство. Культура. Образование. – Минск, 2003. – С. 85 – 94.

Лаптенок, А.С. Альтруизм / А.С. Лаптенок // Словарь социального педагога и социального работника. – Минск: БелЭн, 2003. – С. 9 – 10.

Лаптенок, А.С. Добро и зло / А.С. Лаптенок // Словарь социального педагога и социального работника. – Минск: БелЭн, 2003. – С. 51 – 52.

Лаптенок, А.С. Конформизм / А. С. Лаптенок // Словарь социального педагога и социального работника. – Минск: БелЭн, 2003. – С. 93 – 95.

Лаптенок, А.С. Ответственность / А.С. Лаптенок // Словарь социального педагога и социального работника. – Минск: БелЭн, 2003. – С. 141 – 142.

Лаптенок, А.С. Поступок / А.С. Лаптенок // Словарь социального педагога и социального работника. – Минск: БелЭн, 2003. – С. 146 – 147.

Лаптенок, А.С. Субкультура. / А.С. Лаптенок // Словарь социального педагога и социального работника. – Минск: БелЭн, 2003. – С. 204 – 206.

2004  

Лаптенок, А.С. Мораль как феномен культуры / А.С. Лаптенок // Основы культуры – Минск, 2004. – С. 12 – 14.

Лаптенок, А.С. Отечественная и мировая художественная культура. Программа для 8 класса общеобразовательной школы / Л.В. Блохина, Т.Я. Вазинская, А.Б. Горбунов, А.С. Лаптенок, Г.Н. Наполова, О.Ф. Нечай, О.Ф. Таланцева, В.Ф. Шматов, В.Д. Юркевич. – Минск: Министерство образования Республики Беларусь, 2004. – 32 с.

Лаптенок, А.С. Основы культуры. Программа курса по выбору для 11 кл. / А.С. Лаптенок, Мартынов В.Ф. и др.  Минск.: НИО, 2004. – 12 с.

2005  

Лаптенок, А.С. Нравственная культура этноса в контексте глобализации / А.С. Лаптенок // Диалог культур и перспективы социокультурной глобализации в современном обществе / под ред. В.Ф. Мартынова, М.А. Можейко, А.С. Лаптенка и др. – Минск, 2005. – С. 126 – 132.

2006  

Лаптенок, А.С. Моральные и религиозные ценности в системе образования / А.С. Лаптенок // Брэсцкая царкоўная ўнія (1596-2006): гісторыя і сучаснасць. – Брэст. 2006. – С. 15 – 27.

2007  

Лаптенок, А.С. Моральное наследие в современной художественной культуре / А.С. Лаптенок // Мастацкая культура i адукацыя. – 2007. – № 2. – С. 15 – 18.

Лаптенок, А.С. Формирование нравственной культуры современного студента как условие гуманизации университетского образования / А.С. Лаптенок // Хуманизация и демократизация на педагогическия процесс усвовията на университетското образования. – София. –2007. – с. 220-224.

Лаптенок, А.С. Формирование нравственной культуры личности учащегося / А.С. Лаптенок // Образование и педагогическая наука. — Труды Национального института образования. – Выпуск 1. – Серия 4. – Воспитание детей и учащейся молодежи. – Мн.: НИО, 2007. – С. 81 – 91.

Лаптенок, А.С. Концепция непрерывного воспитания детей и учащейся молодежи в Республике Беларусь: принята М-вом образования Р. Б., пост. от 14.12.2006 № 125 / К.В. Гавриловец, И.И. Казимирская, Н.К. Катович, В.Н. Ковалева, А.С. Лаптенок, Е.И. Луговцова, В.В. Макоско, О.С. Попова, Т.А. Сезень, М.А. Станчиц, Г.Е. Смотрицкая, В.В. Чечет, Л.И. Шумская, В.В. Якжик // Праблемы выхавання. – 2007. – № 2. – С. 3 – 19.

Лаптенок, А.С. Основы культуры. Программа курса по выбору для 11 кл. / А.С. Лаптенок, Мартынов В.Ф. // Мастацкая адукацыя i культура. – 2007. – № 4. – С. 30 – 37.

2008  

Лаптенок, А.С. Аморальность / А.С. Лаптенок // Праблемы выхавання. – 2008. – № 5. – С. 34, 39.

Лаптенок, А.С. Органичное единство теории и практики воспитания / А.С. Лаптенок // Праблемы выхавання. – 2008. – № 5. – С. 3 – 5.

Лаптенок, А.С. Формирование нравственной культуры личности в системе образования / А.С. Лаптенок // Праблемы выхавання. – 2008. – № 5. – С. 12 – 19.

Лаптенок, А.С.Социальное развитие детей раннего возраста с нарушением слуха в системе непрерывного образования / А.С. Лаптенок, С.Ф. Левяш, Т.И. Обухова // Образование и педагогическая наука. Труды Национального института образования. – Серия 6. – Образование лиц с особенностями психофизического развития. – Выпуск 2. – Методики и технологии. – Минск. – НИО, 2008. – С. 135 – 150.

Лаптенок, А.С. Моральные регулятивы в формировании культуры игры в сфере спорта и досуга молодежи / А.С. Лаптенок // Забавы i гульнi ў культуры правядзення вольнага часу гарадской i сельскай моладзi / Под ред В.П. Люкевича, А.С Лаптенка и др. – Брест: Альтернатива, 2008. – С. 48 – 55.

Лаптенок, А.С. Моральные ценности в системе воспитания личности / А.С. Лаптенок // Образование и педагогическая наука. Труды Национального института образования. – Серия 4. – Воспитание детей и учащейся молодежи. – Выпуск 2. – Содержание и технологии воспитания. – Минск. – НИО, 2008. – С. 26 – 39.

Лаптенок, А.С. Нравственная культура общества в период глобализации: тенденции и перспективы развития / А.С. Лаптенок // Этика и мораль в эпоху глобализации. Сборник научных трудов / Под ред. В.П. Люкевича, А.С. Лаптенка и др. – Брест: Альтернатива, 2008. – С. 118 – 127.

2009  

Лаптенок, А.С. Нравственное воспитание как условие формирования культуры свободного времени / Культура проведения свободного времени молодежью: вчера и се ня / Под ред. В.П. Люкевича, А.С. Лаптенка и др. / А.С. Лаптенок // Брест, 2009. – С. 55 – 62.

2010  

Лаптенок, А.С. Особенности нравственного развития личности в современной культуре / А. С. Лаптенок // Адукацыя i выхаванне. – 2010. — № 7. – С. 71 – 79.

Лаптенок, А.С. Гражданское воспитание в системе формирования нравственной культуры личности / А.С. Лаптенок // Гражданско-патриотическое воспитание как основа формирования активной жизненной позиции и высокого нравственного облика молодежи Республики Беларусь: материалы республиканской научно-практической конференции, Минск, 20 апр. 2010 г. – редсовет: Н.К. Катович, А.С. Лаптенок и др. – Минск: Адукацыя i выхаванне, 2010. 280 с. – С. 28 – 33.

Лаптенок, А.С. Нравственное развитие личности в системе непрерывного образования / А.С. Лаптенок // Образование и педагогическая наука. Труды Национального института образования. – Серия 4. – Воспитание детей и учащейся молодежи. – Выпуск 3. – Социально-философские и педагогические аспекты. – Минск. – НИО, 2010. – С. 88 – 105.

2011  

Лаптенок, А.С. Воспитательный потенциал дополнительного образования / А.С. Лаптенок // Дополнительное образование детей и молодежи: опыт, перспективы развития / под ред. Васильченко Н.В., Лаптенка А.С. и др. – Минск: НЦХТ, 2011. – С. 15 – 21.

Лаптенок А.С. Современная философия в социально-антропологическом измерении / А.С. Лаптенок // Неман. – 2011. — № 9. – С. 245 – 247.

Лаптенок, А.С. Детство как объект научного анализа / А.С. Лаптенок // Ребенок в социуме. – 2011. – № 1. – С. 19 – 24.

Лаптенок, А.С. Профилактика противоправного поведения несовершеннолетних / А.С. Лаптенок // Ребенок в социуме. – 2011. – № 2. – С. 20 – 28.

Лаптенок, А.С. 4.3. Профилактическая работа с несовершеннолетними правонарушителями в специальных учебно- и лечебно-воспитательных учреждениях, а также с лицами, возвратившимися из этих учреждений / А.С. Лаптенок // Отчет национального исследования эффективности профилактической работы с несовершеннолетними правонарушителями в Республике Беларусь. – Минск: ГУ «НПЦ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры Республики Беларусь; ЮСИСЕФ. – 2011. – с. 166 – 182.

Лаптенок, А. С. 3.2. Профилактическая работа с несовершеннолетними правонарушителями органов и организаций образования, здравоохранения, труда, занятости и социальной защиты / А.С. Лаптенок // Отчет национального исследования эффективности профилактической работы с несовершеннолетними правонарушителями в Республике Беларусь. – Минск: ГУ «НПЦ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры Республики Беларусь; ЮСИСЕФ. – 2011. – С. 81 – 97.

2012  

Лаптенок, А.С. Подготовка учащихся к жизни в поликультурном мире / А.С. Лаптенок, Е.И. Луговцова, А.А. Павильч // Минск, НИО, 2012. 200 с.

Лаптенок, А.С. Нравственное развитие личности в условиях современной культуры / А.С. Лаптенок // Социализация личности на разных этапах возрастного развития: опыт, проблемы, перспективы. Гродно: ГрГУ им. Я. Купалы: редкол.: Н.В. Михалкович (гл. ред.) и др., 2012. С. 51 – 54.

Лаптенок, А.С. Предисловие / А.С. Лаптенок // «Социально-философские аспекты учения Ф. Гюлена: взгляд белорусских учёных». Минск: 2012. С. 6 – 8.

Лаптенок А.С. Особенности формирования личности в условиях современной социокультурной среды / А.С. Лаптенок // Педагогическое взаимодействие в системе отдыха и оздоровления детей и молодежи: развитие временного детского объединения в современной социокультурной среде. – Минск, НДООЦ «Зубренок», 2012. – С. 6 – 10.

2013  

Лаптенок, А.С. Особенности нравственного воспитания учащихся в системе образования Республики Беларусь / А.С. Лаптенок // Адукацыя i выхаванне. – 2013. – № 2. – С. 3 – 8.

Лаптенок, А.С. Моральные ценности в системе воспитания личности / А.С. Лаптенок // Педагогическая наука и образование. – 2013. – № 1 (2). С. 68 – 76.

Лаптенок, А.С. Проблемы социализации личности учащегося в контексте современных социокультурных трансформаций / А.С. Лаптенок // Ребенок в социуме – 2013. – № 2. – С. 13 – 17.

Лаптенок, А.С. Вместо предисловия / А.С. Лаптенок, А.С. Рубис // Юридическая этика. Сборник нормативно-правовых документов. – Минск: Харвест, 2013. – 320 с. – С. 3 – 8.

Лаптенок, А.С. Мораль в информационном обществе: верность традиции или новые парадигмы / А.С. Лаптенок // Дискурсы этики. – СПб. — 2013. – № 5. – С. 18 – 21.

2014  

Лаптенок, А.С. Мораль в системе универсалий культуры / А.С. Лаптенок // Синтез философии, науки, культуры. – Минск: БГУ. – 2014. – С. 256 – 261.

 2015  

Лаптенок, А.С. Социальные факторы нравственного развития личности / А.С. Лаптенок // Адукацыя i выхаванне. – 2015. – № 5. – С. 3 – 7.

Лаптенок, А.С. Концепция непрерывного воспитания детей и учащейся молодежи в Республике Беларусь: принята М-вом образования Р. Б., пост. от 14.12.2006 № 125 / О.Л.Жук, Н.К.Катович, А.С.Лаптенок, С.Г.Молочников, О.С.Попова, В.А.Хриптович, Л.М.Шумская, В.В.Якжик  // Выхаванне i дадатковая адукацыя. – 2015. — № 10. – С. 3-22.

Лаптенок, А.С. Социальная этика и индивидуальная мораль / А. С. Лаптенок // Философия и социальные науки. – 2015. – № 4. – С. 4 – 8.

2016  

Лаптенок, А.С. Личность, культура, мораль в социальных системах / А.С. Лаптенок // Современный социум в мире глобальных перемен. – Минск: Беларуская навука. – 2016. – С. 172 – 182.

Лаптенок, А.С. Этика ненасилия как основа реализации диалога культур / А.С. Лаптенок // Диалог культур в эпоху глобальных рисков. – Минск, Изд. центр БГУ, 2015 – С. 80 – 83.

2017  

Лаптенок А.С. Национальное этическое знание в контексте социально-исторического развития Беларуси /Павловская О.А., Лаптенок А.С., Винокурова С.П., Степаненко Н.А. //Философские исследования. – Минск. – Беларуская навука. – 2017. – С. 59-71.

Лаптенок А.С. Этика добродетелей в современной культуре. /А.С. Лаптенок// Национальная философия в глобальном мире. Материалы Первого белорусского философского конгресса. г. Минск, 18 – 20 октября 2017 г. – Минск, Право и экономика, 2018. – С. 548 – 552.

2018  

Лаптенок А.С. Дополнительное образование как фактор развития личности/А.С.Лаптенок//Педагогическое взаимодействие в системе отдыха и оздоровления детей и молодежи: дополнительное образование в воспитательно-оздоровительном учреждении образования как пространство культурного досуга, персонального развития и профессионального самопределения. Материалы VII Международной научно-практической конференции НДЦ «Зубренок», 10-12 апреля 2018 г. – Минск, 2018. – С. 9-12.

Лаптенок А.С. Моральный фактор в экономике. /А.С. Лаптенок// Экономический рост Республики Беларусь: глобализация, инновационность, устойчивость: Материалы XI Международной научно-практической конференции (Минск, БГЭУ,    17 мая, 2018 г.). – Минск, БГЭУ, 2018. –  С. 245-246.

Лаптенок А.С. Восприятие гуманитарной составляющей Союзного государства в массовой сознании жителей Беларуси. /А.С. Лаптенок, И.В. Лашук, Е.В. Мартищенкова // М.-Минск: ЦСПИ-БГЭУ, 2018. – 80 с.

2019  

Лаптенок А.С. Формирование гражданской идентичности обучающихся: возможности самореализации молодого человека в пространстве своей страны и своего времени/ А.С. Лаптенок//Материалы Международного молодежного форума, посвященного у малой родины. – Слоним: Слонимская типография. – 2019. – С. 7 – 11.

Лаптенок А.С. Феномен благотворительности в современной белорусской экономике/ А.С.Лаптенок//Экономический рост Республики Беларусь: глобализация, инновационность, устойчивость. Материалы Международной научно-практической конференции. – Минск: БГЭУ. – 2019. С. 322-323.

ИФП / Антиномии (ежегодник) / Ежегодник / Медиация и нравственная культура общества

Медиация и нравственная культура общества

УДК 140

Яркова Е.Н.
Медиация и нравственная культура общества // Антиномии: Научный ежегодник Института философии и права УрО РАН).– 2018.– Т. 18. Вып. 2.– С. 40-54.

Статья посвящена анализу нравственных аспектов медиации как социально-правового института. Отмечается, что понятие «медиация», в различных направлениях исследований используется для обозначения разных феноменов: в социально-правовых исследованиях оно обозначает альтернативную судебному разбирательству процедуру урегулирования споров и конфликтов; в культурологических исследованиях – логику культуры направленную на синтез сложившихся оппозиционных смыслов. Предлагается соединить различные интерпретации понятия «медиация», превратив его в понятие междисциплинарное. Утверждается, что развитие социально-правового института медиации зависит от становления медиации как логики нравственной культуры. Определяется главная цель исследования – поиск точек роста медиации как логики нравственной культуры. В качестве технологии исследования привлекаются методология идеальной типизации, компаративистики и герменевтики. Выделяются и анализируются три типа нравственной культуры: традиционный, утилитарный (умеренный и развитой) и креативный.
Новизна исследования: устанавливается, что нравственный феномен медиации зарождается в ценностно-смысловом пространстве развитого утилитаризма; эксплицируются предпосылки, катализаторы, механизмы становления этого феномена.
В заключение констатируется – главной причиной торможения медиационных социально-правовых практик в современном российском обществе является «застревание» его нравственной культуры на установках умеренного утилитаризма, абсолютизирующего либо индивидуальную, либо общественную пользу. Решения этой проблемы – культивирования на всех уровнях российского общества важнейшего принципа развитого утилитаризма – взаимозависимости индивидуальной, общественной, государственной пользы.

Abstract. The article is devoted to the analysis of moral aspects of the development of mediation as socio-legal institution. It is noted that the term “mediation” in various areas of research refers to different phenomena: socio-legal research – to alternative trial procedure of settlement of disputes and conflicts; cultural studies – to the logic of culture, which is focused on the synthesis of current opposition of meanings. It is proposed to synthesize different interpretations of the concept of “mediation” turning it into interdisciplinary one. It is argued that the development of socially legal institute of mediation depends on the formation of mediation as the logic of moral culture. The author defines the main objective of the study – the search for points of mediation’s growth as the logic of moral culture. Technology of the study involves methodology of ideal typing, comparative studies, and hermeneutics. The author distinguishes and analyzes three types of moral culture: traditional, utilitarian (elementary and advanced), and creative. The novelty of the study: it is established that the phenomenon of moral mediation begins in axiological space of advanced utilitarianism; prerequisites, catalysts, and mechanisms of its formation are explicated.
In conclusion, it is stated that the main cause of slowing up mediation practices in contemporary Russian society is “looping” its moral culture on elementary utilitarianism. The solution to this problem is the cultivation of harmony of private and public interests at all levels of Russian society.
Полный текст>>

Новости 01.02.2019 | VI Международная научно-практическая конференция «Духовно-нравственная культура в высшей школе»

29 января 2019 года преподаватель ИНПО и настоятель домового храма св. муч. Татианы священник Максим Санников принял участие в VI Международной научно-практической конференции «Духовно-нравственная культура в высшей школе. Студенческая молодежь: свобода и ответственность», организованной Российским университетом дружбы народов, Учебным комитетом Русской Православной Церкви и Московской духовной академией в рамках XXVII Международных Рождественских образовательных чтений.

Конференция этого года была посвящена обсуждению духовно-нравственных проблем студенческой молодежи в свете вызовов современного общества, практик духовного и нравственного воспитания в ВУЗах, духовно-нравственных ориентиров в подготовке современных специалистов и другим вопросам.

В заседании приняли участие представители органов государственной власти, научно-педагогического и студенческого сообщества духовных и светских высших учебных заведений, учреждений дополнительного образования из различных городов России.

К участникам конференции обратились с приветствиями: Л.С. Гумерова, первый заместитель председателя Комитета по науке, образованию и культуре Совета Федерации Федерального Собрания РФ; А. В. Третьяков, главный советник Управления по внутренней политике Президента РФ; А. И. Рожков, директор Департамента государственной политики в сфере высшего образования и молодежной политики; протоиерей Максим Козлов, председатель Учебного комитета Русской Православной Церкви; Н. Н. Малофеев, вице-президент Российской академии образования.

о. Максим в своём выступлении обратился к проблеме наставничества в вопросе духовно-нравственного становления студенческой молодёжи. «духовно-нравственное воспитание сейчас — это прежде всего создание условий педагогической поддержки формирования личности, заключающееся в приобщении человека к традиционным ценностям, развитии у него чувства ответственности за свободно принимаемые решения, становлении воли к служению истине, побуждении к нравственному поведению, имеющее своей целью содействие достижению воспитанником Абсолютного Идеала» — особо отметил о. Максим в своей речи.

Участники форума обсудили основные аспекты развития духовно-нравственной культуры в высшей школе, а также особо подчеркнули необходимость общими усилиями представителей государственной власти, общественности, научного сообщества и религиозных организаций находить точки соприкосновения в воспитании молодежи.

На пленарном заседании выступили: ректор Московской духовной академии архиепископ Верейский Амвросий, ректор Московского педагогического государственного университета член-корр. РАО А. В. Лубков и другие докладчики; в дискуссии на пленарном заседании также принял участие

профессор Д. В. Шмонин.

При подведении итогов конференции участниками было предложено консолидировать ресурсы экспертного сообщества и образовательных организаций для развития духовно-нравственной культуры в высшей школе, а также сделать традиционным обмен между светскими и духовными образовательными организациями в решении конкретных воспитательных задач.

Официальный сайт МБОУ «СОШ №1» п.г.т.Уренгой — Основы духовно

Во исполнение поручения Президента Российской Федерации от 2 августа 2009 г. № Пр-2009  и Распоряжения Правительства Российской Федерации от 28 января 2012 г. №84-р с 2012-2013 учебного года во всех субъектах Российской Федерации в общеобразовательных учреждениях введён новый комплексный учебный курс «Основы духовно — нравственной культуры народов России» ( далее ОДНКНР) 

С 1 сентября 2012-2013 учебного года курс «Основы духовно-нравственной культуры народов России» включен в обязательную часть образовательной программы 4-го класса начальной школы в объеме 34 часа (1 час в неделю) в течение всего учебного года.

Курс ОДНКНР является культурологическим и направлен на формирование у школьников  представлений о нравственных идеалах и ценностях, составляющих основу религиозных и светских традиций многонациональной культуры России, на понимание их значения в жизни современного общества, а также своей сопричастности к ним.

Курс ОДНКНР представлен следующими предметными модулями:

1.Основы православной культуры;

2.Основы исламской культуры;

3.Основы иудейской культуры;

4.Основы буддийской культуры;

5.Основы мировых религиозных культур;

6.Основы светской этики.

Родители (законные представители) школьников могут выбрать ОДИН из модулей для обучения своего ребенка.

Любой выбранный модуль позволит дать школьникам представление о многообразии и взаимопроникновении религиозной и светской КУЛЬТУРЫ, предоставит возможность обсуждать нравственные вопросы и вопросы светской этики,  с опорой на те культурные особенности и традиции, которые для них представляют наибольший интерес.

Цель учебного курса ОДНКНР – формирование у младшего подростка мотиваций к осознанному нравственному поведению, основанному на знании и уважении культурных и религиозных традиций многонационального народа России, а также к диалогу с представителями других культур и мировоззрений.

Задачи учебного курса ОДНКНР:

1) знакомство обучающихся с основами православной, мусульманской, буддийской, иудейской культур, основами мировых религиозных культур и светской этики;

2) развитие представлений младшего подростка о значении нравственных норм и ценностей для достойной жизни личности, семьи, общества;

3) обобщение знаний, понятий и представлений о духовной культуре и морали, полученных обучающимися в начальной школе, и формирование у них ценностно-смысловых мировоззренческих основ, обеспечивающих целостное восприятие отечественной истории и культуры при изучении гуманитарных предметов на ступени основной школы;

4) развитие способностей младших школьников к общению в полиэтнической и многоконфессиональной среде на основе взаимного уважения и диалога во имя общественного мира и согласия.

Место комплексного учебного курса «Основы духовно-нравственной культуры народов России» в программе обучения

Курс, раскрывающий основы духовно-нравственной культуры народов России, предлагается изучать на переходной стадии от начальной к основной ступени общеобразовательной школы. И по месту в учебном плане, и по содержанию он служит важным связующим звеном между двумя этапами гуманитарного образования и воспитания школьников. С одной стороны, учебный курс ОДНКНР дополняет обществоведческие аспекты предмета «Окружающий мир», с которым знакомятся учащиеся основной школы. С другой стороны, этот курс предваряет начинающееся в 5 классе изучение предмета «История». Таким образом, ознакомление с нравственными идеалами и ценностями религиозных и светских духовных традиций России происходит в контексте, отражающем глубинную связь прошлого и настоящего.

1. Модуль «Основы православной культуры»

Россия – наша Родина.

Введение в православную духовную традицию. Особенности восточного христианства. Культура и религия. Священное Писание. Священное Писание и Священное Предание. Во что верят православные христиане. Что говорит о Боге и мире православная культура. Что говорит о человеке православная культура. Христианское учение о спасении. Добро и зло в православной традиции. Христианская этика: заповеди блаженства. Золотое правило нравственности. Любовь к ближнему. Добродетели и страсти. Отношение к труду. Долг и ответственность. Милосердие и сострадание. Спаситель. Жертвенная любовь. Победа над смертью. Православие в России. Православный храм и другие святыни. Православные Таинства. Символический язык православной культуры. Христианское искусство (иконы, фрески, церковное пение, прикладное искусство). Православный календарь, его символическое значение. Почитание святых. Праздники. Христианская семья и ее ценности.

Любовь и уважение к Отечеству. Патриотизм многонационального и многоконфессионального народа России.

2. Модуль «Основы исламской культуры»

Россия – наша Родина.

Введение в исламскую духовную традицию. Культура и религия. Пророк Мухаммад – образец человека и учитель нравственности. Жизнеописание Пророка Мухаммада. Проповедническая миссия Пророка Мухаммада. Прекрасные качества Пророка Мухаммада. Священный Коран и Сунна как источники нравственности. Общие принципы ислама и исламской этики. Столпы ислама и исламской этики. Исполнение мусульманами своих обязанностей. Обязанности мусульман. Для чего построена и как устроена мечеть. Мусульманское летоисчисление и календарь. Ислам в России. Семья в исламе. Нравственные основы семьи в исламе. Нравственные ценности ислама: сотворение добра, отношение к старшим, дружба, гостеприимство, любовь к отечеству, миролюбие. Забота о здоровье в культуре ислама. Ценность образования и польза учения в исламе. Праздники исламских народов России: их происхождение и особенности проведения. Искусство ислама.

Любовь и уважение к Отечеству. Патриотизм многонационального и многоконфессионального народа России.

3. Модуль «Основы буддийской культуры»

Россия – наша Родина.

Ведение в буддийскую духовную традицию. Культура и религия. Будда и его Учение. Буддийский священный канон. Буддийская картина мира. Добро и зло. Ненасилие и доброта. Любовь к человеку и ценность жизни. Милосердие и сострадание. Отношение к природе. Буддийские святые. Будды. Семья в буддийской культуре и ее ценности. Буддизм в России. Основы буддийского Учения и этики. Человек в буддийской картине мира. Буддийские символы. Буддийский храм. Буддийские святыни. Буддийский календарь. Праздники в буддийской культуре. Искусство в буддийской культуре. Священные буддийские сооружения. Буддийские ритуалы.

Любовь и уважение к Отечеству. Патриотизм многонационального и многоконфессионального народа России.

4. Модуль «Основы иудейской культуры»

Россия – наша Родина.

Введение в иудейскую духовную традицию. Культура и религия. Тора – главная книга иудаизма. Сущность Торы. «Золотое правило Гилеля». Письменная и Устная Тора. Классические тексты иудаизма. Патриархи еврейского народа. Евреи в Египте: от Йосефа до Моше. Исход из Египта. Получение Торы на горе Синай. Пророки и праведники в иудейской культуре. Храм в жизни иудеев. Назначение синагоги и ее устройство. Суббота (Шабат) в иудейской традиции. Субботний ритуал. Молитвы и благословения в иудаизме. Добро и зло. Иудаизм в России. Основные принципы иудаизма. Милосердие, забота о слабых, взаимопомощь. Традиции иудаизма в повседневной жизни евреев. Совершеннолетие в иудаизме. Ответственное принятие заповедей. Еврейский дом – еврейский мир: знакомство с историей и традицией. Знакомство с еврейским календарем: его устройство и особенности. Еврейские праздники: их история и традиции. Ценности семейной жизни в иудейской традиции.         Праматери еврейского народа.

Любовь и уважение к Отечеству. Патриотизм многонационального и многоконфессионального народа России.

5. Модуль «Основы мировых религиозных культур»

Россия – наша Родина.

Культура и религия. Возникновение религий. Древнейшие верования. Религии мира и их основатели. Священные книги религий мира: Веды, Авеста, Трипитака, Тора, Библия, Коран. Хранители предания в религиях мира. Человек в религиозных традициях мира. Священные сооружения. Искусство в религиозной культуре. Добро и зло. Возникновение зла в мире. Понятие греха, раскаяния и воздаяния. Рай и ад. Религии России. Религия и мораль. Нравственные заповеди в религиях мира. Религиозные ритуалы. Обычаи и обряды. Религиозные ритуалы в искусстве. Календари религий мира. Праздники в религиях мира. Семья, семейные ценности. Долг, свобода, ответственность, учение и труд. Милосердие, забота о слабых, взаимопомощь, социальные проблемы общества и отношение к ним разных религий.

Любовь и уважение к Отечеству. Патриотизм многонационального и многоконфессионального народа России.

6. Модуль «Основы светской этики»

Россия – наша Родина.

Культура и мораль. Этика и ее значение в жизни человека. Род и семья – исток нравственных отношений в истории человечества. Ценность родства и семейные ценности. Семейные праздники как одна из форм исторической памяти. Образцы нравственности в культурах разных народов. Нравственный образец богатыря. Дворянский кодекс чести. Джентльмен и леди.
Государство и мораль гражданина. Образцы нравственности в культуре
Отечества. Мораль защитника Отечества. Порядочность. Интеллигентность. Трудовая мораль. Нравственные традиции предпринимательства. Что значит «быть нравственным» в наше время? Добро и зло. Долг и совесть. Честь и достоинство. Смысл жизни и счастье. Высшие нравственные ценности. Идеалы. Принципы морали. Методика создания морального кодекса в школе. Нормы морали. Этикет. Этикетная сторона костюма. Школьная форма – за и против. Образование как нравственная норма. Человек – то, что он из себя сделал. Методы нравственного самосовершенствования.

Любовь и уважение к Отечеству. Патриотизм многонационального и многоконфессионального народа России.


Федеральный уровень
  • Конституции Российской Федерации, ст.28.
  • Федеральный закон  «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 г. № 125- ФЗ.
  • Закон  Российской Федерации  «Об образовании»  в редакции  от  01.12.2007  г.  № 309- ФЗ.
  • Концепция национальной образовательной политики Российской Федерации (одобрена приказом Минобрнауки России от 3 августа 2006 г. № 201).
  • Поручение Президента Российской Федерации от 2 августа 2009 г. (Пр-2009 ВП-П44-4632).
  • Протокол заседания Межведомственного координационного совета по реализации плана мероприятий по апробации в 2009  — 2011 годах комплексного учебного курса для общеобразовательных учреждений «Основы религиозных культур и светской этики» от  7 декабря 2009 г., в котором одобрены  примерная программа комплексного учебного курса  и структура учебных пособий для школьников.
  • «О направлении методических материалов ОРКСЭ». Методические материалы    Министерства     образования и     науки Российской Федерации (№ МД- 883/03) от 8 июля 2011 г.
  • Решение  Комитета по образованию Государственной  Думы Федерального собрания Российской Федерации «О проекте Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России» (№ 41-1) от 17 сентября 2009 г.
  • Протокол заседания Межведомственного координационного совета по реализации плана мероприятий по апробации в 2009  — 2011 годах комплексного учебного курса для общеобразовательных учреждений «Основы религиозных культур и светской этики» от 19 сентября 2011 г. о поэтапном введении с 1 апреля  2012 г. курса ОРКСЭ  во всех субъектах Российской Федерации, не участвовавших в апробации.
  • Протокол заседания Межведомственного координационного совета по реализации плана мероприятий по апробации в 2009 — 2011 годах комплексного учебного курса для общеобразовательных учреждений «Основы религиозных культур и светской этики» от 4 октября 2011 г. о взаимодействии государственных образовательных учреждений и религиозных организаций в решении вопросов, связанных с преподаванием основ религиозных культур в Российской Федерации.
  • Письмо Министерства образования и науки Российской Федерации «О выполнении поручения Президента Российской Федерации» о введении с 2012 года во всех субъектах Российской Федерации в общеобразовательных учреждениях нового предмета «Основы религиозных культур и светской этики» (МД-942/03) от 18.07.2011.
  • Письмо Министерства образования и науки Российской Федерации «Об обеспечении преподавания комплексного учебного курса ОРКСЭ» (МД-1427/03) от 24.10.2011.
  • ПИСЬМО МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 8 июля 2011 г. N МД-883/03 О НАПРАВЛЕНИИ МЕТОДИЧЕСКИХ  МАТЕРИАЛОВ  ОРКСЭ
  • ПИСЬМО МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 24 октября 2011 г. N МД-1427/03 ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ ПРЕПОДАВАНИЯ КОМПЛЕКСНОГО УЧЕБНОГО КУРСА ОРКСЭ
  • РАСПОРЯЖЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ от 28 января 2012 г. № 84-р об утверждении плана мероприятий по введению с 2012/13 учебного года во всех субъектах Российской Федерации комплексного учебного курса для общеобразовательных учреждений «Основы религиозных культур и светской этики»
  • ПРИКАЗ МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 31 января 2012 г. № 69 О внесении изменений в федеральный компонент государственных образовательных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования, утвержденный приказом Министерства образования Российской Федерации от 5 марта 2004 г. № 1089
  • ПРИКАЗ МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 01 февраля 2012 г. № 74 О внесении изменений в федеральный базисный учебный план и примерные учебные планы для образовательных учреждений Российской Федерации, реализующих программы общего образования, утвержденные приказом Министерства образования Российской Федерации от 9 марта 2004 г. № 1312
  • ПИСЬМО МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 09.02.2012 г. № МД-102/03 О ВВЕДЕНИИ КУРСА ОРКСЭ С 1 СЕНТЯБРЯ 2012 г.

Региональный уровень

Нравственность из культуры | Деловая этика

Первый кандидат в источник нравственности — культура. Люди очень часто считают, что социальные условности создают мораль, а их культура определяет, что допустимо, а что недопустимо, посредством своего рода негласного консенсуса. Люди, придерживающиеся этой точки зрения, думают, что все, что большинство людей в их обществе считает допустимым, является — именно по этой причине — допустимым, и точно так же все, что большинство людей в этой культуре считает недопустимым, является недопустимым.

Эта точка зрения называется культурным релятивизмом, позиция, согласно которой мораль относительно по отношению к культуре человека. Культурный релятивизм — это моральная теория. Это теория в научном смысле, поскольку это система для объяснения того, как работает мораль, точно так же, как квантовая теория представляет собой систему для объяснения поведения квантовых (субатомных) частиц. Хотя тот, кто придерживается точки зрения, что культура является источником морали, определенно был бы культурным релятивистом, дело не в том, что каждому источнику морали соответствует соответствующая моральная теория.Некоторые источники морали могут привести к нескольким моральным теориям, а некоторые моральные теории можно проследить до более чем одного источника морали. Не волнуйтесь, мы будем идти по одному, чтобы не усложнять задачу.

Итак, признание: есть причина, по которой мы сначала обсуждаем культурный релятивизм. Это потому, что культурный релятивизм — ерунда, и хотя это может быть наиболее распространенная точка зрения людей, никогда не изучавших этику, это наименее правдоподобное объяснение того, как работает мораль, и, возможно, вовсе не настоящая моральная теория.Сначала мы обсуждаем это, чтобы устранить и перейти к более разумным теориям.

«Но подождите! — воскликнете вы, — культурный релятивизм кажется совершенно разумной точкой зрения, и если так много людей верят в нее, они не могут все ошибаться!» Я понимаю ваше беспокойство. Вы выросли в обществе, которое защищает разнообразие и уважает культурные различия людей. Всем известно, что мы должны уважать разные культуры и их моральные убеждения. Вы можете подумать: «Если они считают, что что-то дозволено, тогда кто мы такие, чтобы говорить им, что они неправы?»

Во-первых, да, все они могут ошибаться (вспомните Коперника), а во-вторых, потому что многие люди — возможно, целая культура людей — все могут ошибаться, мы не обязаны уважать на каждые культурных различий.Фактически, причина, по которой большинство людей считают себя культурными релятивистами, на самом деле является точной причиной того, почему они не таковы. Большинство релятивистов думают, что им следует уважать другие культуры, а не судить людей других культур по стандартам своей собственной. Но это показывает, что есть одна вещь, которую релятивисты не считают относительной: уважение к другим культурам. Если всегда морально обязательно уважать другие культуры, то идея уважения других культур не должна исходить из культуры.Он должен исходить из одного из других источников морали.

Так почему же умные, благонамеренные люди защищают культурный релятивизм? Часто люди, считающие себя культурными релятивистами, являются антропологами или социологами, людьми, изучающими поведение культур и людей в них. Это умные люди, которые просто сделали одну ключевую ошибку. Они предполагают, что то, что люди на самом деле делают , — то же самое, что и то, что они должны делать . Но если подумать, это предположение не имеет никакого смысла.Люди делают то, что им не следует делать все время. Абсурдно думать, что люди должны делать то же, что они на самом деле делают , и, кроме того, что люди должны делать то же самое, потому что они на самом деле это делают в любом случае (утверждение культурного релятивизма). Другой способ, которым кто-то может попытаться защитить релятивизм, — это сказать, что это не то, что люди в культуре на самом деле делают , это то, во что они верят. Но, конечно, вера в то, что что-то правда, не делает это правдой, а вера в то, что что-то морально дозволено, не делает это дозволенным.Так что эта защита релятивизма так же неудачна, как и первая.

Давайте рассмотрим пример из реальной жизни, посвященный другому аспекту культурного релятивизма. Если культуры морально оправданы в том, что они делают, потому что они верят, что это правильно, то мы должны согласиться с тем, что это верно всегда. То есть, что бы ни считала культура правильным в какой-то момент в прошлом, культурный релятивист должен был бы признать, что это было морально допустимым в то время. Даже если с тех пор та же культура изменила свои взгляды.Конкретный пример этого, который я представляю, — это история рабства в Америке. Когда-то в американской истории большинство людей в этой культуре считали морально допустимым владение другими людьми как собственностью, и это утверждение мы считаем сейчас морально отталкивающим. Культурный релятивист должен был бы признать, что, поскольку американцы в то время считали рабство морально допустимым, было . Для релятивиста дело не в том, что рабство всегда было неправильным, и людям просто нужно время, чтобы это понять.Культурные релятивисты должны признать, что рабство было морально правильным в Америке середины девятнадцатого века, потому что оно было общепринятым.

Может ли утверждение типа «рабство недопустимо с моральной точки зрения» быть ложным в одно время и истинным в другое время? Может ли утверждение типа «к женщинам следует относиться так же, как к мужчинам», быть правдой в Америке и ложью в Саудовской Аравии? Может ли что-нибудь быть одновременно истинным и ложным? Если бы это было так, это было бы ерундой в буквальном смысле слова. Мы не могли понять этого.

Прежде чем мы продолжим, нужно сказать еще одно о культурном релятивизме. Это характерно не для всех. Если мораль проистекает из того, что есть у всех людей общего, культура на самом деле не работает. Очевидно, что не у всех есть общая культура. Есть много культур, которые радикально отличаются друг от друга. Таким образом, культурный релятивизм как система принятия решений о том, что правильно и неправильно с моральной точки зрения, не только ненадежен, но и противоречив и в конечном итоге бессмыслен.

Разве не то, что правильно, только то, что решает большинство? Этика

«Разве то, что правильно, не то, что решает большинство?»

Вопросы такого рода часто отражают представления студентов об этике родственника .

Важно дать понять студентам, что, хотя этические взгляды, кажется, меняются в зависимости от времени и места, этика не является просто родственницей.

Представление о взаимосвязи ценностей с культурой известно как культурный релятивизм . Культурный релятивизм — это описательный взгляд, он описывает, как отношение к ценностям различается в разных культурах.

Пропагандируя культурный релятивизм, студенты признают важность социальных факторов в определении убеждений о том, как обстоят дела должны быть, а также признают, как социальные факторы могут отличаться от место на место, и со временем.Эта точка зрения полезна для уважения верования культур, отличных от тех, с которыми мы знакомы.

Нормативный или этический релятивизм — это другая точка зрения, тот, кто держит то, что ценно, хорошо или правильно, определяется обществом. Это не просто описание изменчивости представлений о ценности, но предлагая, как следует понимать ценности. Часто нормативный релятивисты предполагают, что этичное определяется большинством в обществе.Итак, студенты, которые думают, что этика — это то, большинство считает себя нормативными релятивистами такого рода.

Хотя релятивизм — это распространенная точка зрения, которую разделяют студенты, прежде чем они размышлять об этических вопросах, есть всевозможные проблемы с точки зрения, особенно в нашем все более взаимосвязанном мире.

Три самые большие проблемы, связанные с наивными формами этического релятивизма:

1. Хотя мы часто очень привязаны к своим социальным и культурным перспективы, похоже, что мы не так застряли в наши собственные перспективы, которые мы никогда не увидим за их пределами.

2. Для того, чтобы релятивизм был истинным, необходимо определение того, что или кто составляет общество, которое определяет право и неправильно. Но это редко бывает ясно. Что считается одним общество / культура? Всегда ли общественные взгляды представлены большинством? Они нужны?

3. Если релятивизм истинен, то несогласие меньшинства по этическим соображениям невозможно. Если мы считаем, что то, что большинство считает правильным, тогда нас приводят к убеждению, что мнение меньшинства обязательно ошибочно.Например, подумайте о последствиях, которые может иметь такой взгляд на мораль. о сопротивлении Гитлеру, противодействию рабству или гражданскому Борьба за права в этой стране в 1960-е годы.

Дополнительное обсуждение морального релятивизма см .:
Стэнфордская энциклопедия, статья о моральном релятивизме

Для широкого философского обсуждения релятивизма перейдите по ссылке:
Статья о релятивизме в Стэнфордской энциклопедии

Мы более сострадательны, чем 100 лет назад, но также более осуждаем

Такие ценности, как забота, сострадание и безопасность, сейчас для нас важнее, чем в 1980-е годы.Важность уважения к власти упала с начала 20 века, в то время как суждение о добре и зле, основанное на лояльности стране и семье, неуклонно возрастало.

Наш анализ, проведенный с использованием базы данных Google Книги и опубликованный в Plos One, показал отличительные тенденции в наших моральных приоритетах с 1900 по 2007 год.

Как мы должны понимать эти изменения моральной чувствительности — интересная проблема. Мораль не жесткая или монолитная. Теория моральных основ, например, предлагает пять моральных грамматик, каждая со своим набором связанных добродетелей и пороков.

Это:

  • нравственность, основанная на чистоте, основанная на идеях святости и благочестия. Когда стандарты чистоты нарушаются, реакция вызывает отвращение, а нарушители считаются нечистыми и запятнанными

  • мораль, основанная на авторитете, которая ценит долг, почтение и социальный порядок. Он ненавидит тех, кто проявляет неуважение и непослушание

  • мораль, основанная на честности, которая противостоит морали, основанной на авторитете.Он судит о добре и зле, используя ценности равенства, беспристрастности и терпимости, и не признает предвзятость и предубеждения

  • Внутригрупповая мораль, в которой ценится верность семье, сообществу или нации и осуждается тот, кто угрожает им или подрывает их, как аморальные

  • Мораль, основанная на вреде, которая ценит заботу, сострадание и безопасность и рассматривает неправоту с точки зрения страдания, жестокого обращения и жестокости.

Люди разного возраста, пола, личности и политических убеждений используют эту мораль в разной степени.Например, люди с правыми политическими позициями с большей вероятностью будут придерживаться моральных принципов чистоты, авторитета и лояльности внутри группы. Те, кто слева, больше полагаются на мораль зла и справедливость. Женщины склонны больше поддерживать мораль, основанную на причинении вреда, чем мужчины.

В нашем анализе мы использовали эти пять моральных оснований. Проще говоря, наша культура, по крайней мере в том виде, в каком она раскрывается через моральный язык в книгах, которые мы читаем и пишем, усиливает акцент на одних моральных основах и уменьшает акцент на других.


Прочитайте больше: Величайший моральный вызов нашего времени? Так мы думаем о самой морали


Историческое изменение моральных представлений

Моральные психологи много знают о том, как сегодня люди различаются по своему моральному мышлению, но они в значительной степени игнорируют исторические изменения морального мышления. По мере развития культур и общества меняются и представления людей о добре и зле.Природа этой трансформации остается предметом предположений.

Одно повествование предполагает, что наша недавняя история — это история деморализации . С этой точки зрения наши общества становятся все менее чопорными и осуждающими. Мы стали более восприимчивыми к другим, рациональными, нерелигиозными и научными в том, как мы подходим к вопросам правильного и неправильного.

Противоположный рассказ предполагает повторную морализацию . По этой причине наша культура становится все более и более критичной.Все больше нас оскорбляет и возмущает, а растущая поляризация политических дебатов обнаруживает крайности праведности и самодовольства.

Мы хотели выяснить, какая из этих историй лучше всего отражает изменение морали с течением времени, и мы использовали для этого новую область исследований — культуромику. Культуромика использует очень большие текстовые базы данных для отслеживания изменений культурных верований и ценностей. Изменение моделей использования языка с течением времени может выявить изменения в том, как люди понимают свой мир и самих себя.

Образцы языка — это один из способов увидеть, как люди понимают себя и мир. Энни Спратт / unsplash

Самой распространенной платформой для изучения таких культурных сдвигов является база данных Google Книги. База данных, содержащая более 500 миллиардов слов из 5 миллионов отсканированных и оцифрованных книг, является богатым источником информации о растущей и падающей популярности слов.

Исследования с использованием книг на английском языке, например, показали рост индивидуалистических ценностей, проявляющийся в уменьшении «нас» и увеличении «я».Исследования книг на китайском языке показали аналогичное снижение количества слов, связанных с коллективистскими ценностями, в последние десятилетия.


Прочитайте больше: Обширная библиотека Google свидетельствует о растущей волне слов о климате в литературе


На сегодняшний день было проведено только одно культурологическое исследование морального языка. Исследователи изучили изменения в частоте употребления таких добродетельных слов, как «совесть», «честность» и «доброта» в течение ХХ века.Как и предсказывал деморализующий рассказ, популярность большинства этих слов резко упала, что свидетельствует о том, что идеи моральной добродетели стали менее заметными в культурном отношении.

В нашем исследовании мы более глубоко изучили изменения в морали 20 века. Каждая из пяти основ была представлена ​​большими, хорошо проверенными наборами слов добродетели и порока. Мы также изучили изменения в наборе основных моральных терминов, таких как «добро», «мораль», «праведник»; и «плохой», «злой» и «неправильный».

Мы извлекли относительную частоту каждого слова в наборе для каждого года, стандартизировали ее так, чтобы год, в котором эта частота достигла пика, составил 100, а затем усреднили слова в наборе.Траектория этих усредненных ценностей с течением времени отражает широкие изменения в значимости каждой формы морали.

Другой моральный

Мы обнаружили, что основных моральных терминов (см. Черную линию ниже) стало значительно меньше в англоязычных книгах по мере развития 20-го века, что соответствует нарративу деморализации. Но не менее драматический подъем начался примерно в 1980 году, что означало поразительную реморализацию.

С другой стороны, пять моральных основ демонстрируют кардинально меняющуюся траекторию.Основа чистоты (зеленая линия) показывает то же падение и отскок, что и основные моральные термины. Идеи святости, благочестия и чистоты, а также греха, осквернения и непристойности упали примерно до 1980 года, а затем выросли.

Другие морали показывают совсем другие пути. Возможно, удивительно, что эгалитарная мораль справедливости (синий цвет) не демонстрировала последовательного роста или падения.

Напротив, мораль власти, основанная на иерархии (серый цвет), в течение первой половины столетия постепенно упала.Затем он резко вырос, когда в конце 1960-х годов надвигающийся кризис власти потряс западный мир. Эта мораль послушания и подчинения, неповиновения и восстания затем столь же резко отступила в течение 1970-х годов.

Мораль Ingroup (оранжевая), отраженная в общем языке лояльности и единства, инсайдеров и аутсайдеров, демонстрирует наиболее четкую тенденцию к росту в 20 веке. Заметные неровности двух мировых войн указывают на преходящий подъем в морали «мы и они» в сообществах, которым угрожает опасность.

Наконец, мораль, основанная на вреде (красный цвет), представляет собой сложную, но интригующую тенденцию. Его известность падает с 1900 по 1970-е годы, прерываясь подобными ударами военного времени, когда темы страданий и разрушения стали по понятным причинам актуальными. Но ущерб резко возрастает примерно с 1980 г. в отсутствие единого доминирующего глобального конфликта.

Что можно сказать по этому поводу?

Десятилетия, прошедшие с 1980 года, можно рассматривать как период возрождения нравственных проблем. То, что привело к этому возрождению, остается открытым для предположений.Некоторые могут рассматривать избрание консервативных правительств в США, Великобритании и Австралии в начале этого периода как поворотное изменение.

Этим можно объяснить рост типично консервативной морали, основанной на чистоте, но не еще более резкое усиление типично либеральной основы вреда.

Другие могут указать на рост озабоченности социальной справедливостью — или «политкорректность» для критиков — как основу подъема нравственности, основанной на вреде. Всплеск вредного языка в военное время в начале и середине века может указывать на то, что подъем конца века был связан с так называемыми «культурными войнами».Безусловно, одновременный рост консервативной (чистота) и леволиберальной (вред) морали с тех пор является рецептом морального конфликта и поляризации.


Прочитайте больше: Как мы решаем, кто и что нам небезразлично, и есть ли у роботов шансы


Наше исследование имеет свои ограничения. Книги — это окно только в некоторые аспекты культуры. Среди англоязычных книг преобладают американские и в меньшей степени британские тома, и мы не можем выделить шаблоны, характерные для разных англоязычных стран.База данных Google Книги не позволяет нам изучить изменения в морали за последнее десятилетие.

Тем не менее, это исследование указывает на некоторые важные культурные трансформации. То, как мы склонны думать о добре и зле, сейчас отличается от того, как мы думали когда-то, и, если верить тенденциям, как мы будем думать в будущем.

ценностей в напряжении: этика вдали от дома

Когда мы выходим из дома и пересекаем границы нашей страны, моральная ясность часто размывается.Без общих взглядов и без знакомых законов и судебных процедур, определяющих стандарты этического поведения, уверенность неуловима. Следует ли компании инвестировать в чужую страну, где нарушаются гражданские и политические права? Следует ли компании соглашаться с дискриминационной практикой приема на работу в принимающей стране? Если компании в развитых странах переводят производственные мощности в развивающиеся страны, в которых отсутствуют строгие экологические и санитарные нормы, или если эти компании решают заполнить руководящие и другие руководящие должности в принимающей стране людьми из родной страны, чьи стандарты должны преобладать?

Даже наиболее информированные руководители с лучшими намерениями должны пересмотреть свои представления о деловой практике в зарубежных странах.То, что работает в стране происхождения компании, может потерпеть неудачу в стране с другими стандартами этического поведения. Подобные трудности неизбежны для бизнесменов, которые живут и работают за границей.

Но как менеджеры решить проблемы? Какие принципы могут помочь им преодолеть лабиринт культурных различий и установить кодексы поведения для этичной деловой практики в глобальном масштабе? Как компании могут ответить на самый сложный вопрос глобальной деловой этики: что происходит, когда этические стандарты принимающей страны кажутся ниже, чем этические стандарты страны происхождения?

Конкурирующих ответов

Один ответ стар, как философский дискурс.Согласно культурному релятивизму, ни одна культурная этика не может быть лучше любой другой; следовательно, нет никаких международных прав и ошибок. Если народ Индонезии терпит подкуп своих должностных лиц, что с того? Их отношение не лучше и не хуже, чем у людей в Дании или Сингапуре, которые отказываются предлагать или принимать взятки. Точно так же, если бельгийцы не считают инсайдерскую торговлю морально отвратительной, кого это волнует? Не соблюдение законов об инсайдерской торговле не более или менее этично, чем соблюдение таких законов.

Кредо культурного релятивизма — находясь в Риме, делай, как римляне, — соблазнительно, особенно когда не делать того, что делают местные жители, означает упускать возможности для бизнеса. Однако неадекватность культурного релятивизма становится очевидной, когда рассматриваемая практика наносит больший ущерб, чем мелкое взяточничество или инсайдерская торговля.

В конце 1980-х некоторые европейские кожевенные заводы и фармацевтические компании искали дешевые свалки. Они приблизились практически ко всем странам западного побережья Африки от Марокко до Конго.Нигерия согласилась принимать высокотоксичные полихлорированные дифенилы. Незащищенные местные рабочие в стрингах и шортах разгрузили бочки с ПХД и поместили их рядом с жилым районом. Ни жители, ни рабочие не знали, что в бочках были токсичные отходы.

Мы можем осуждать правительства, которые допускают такие злоупотребления, но многие страны не могут надлежащим образом контролировать транснациональные корпорации, даже если они этого хотят. А во многих странах сочетание неэффективного правоприменения и неадекватного регулирования приводит к явно неправильному поведению недобросовестных компаний.Например, несколько лет назад группа инвесторов заинтересовалась реставрацией SS United States , некогда роскошного океанского лайнера. Перед тем, как начать реставрацию, с корабля пришлось снять асбестовую обшивку. Предложение американской компании, основанное на стандартах США на удаление асбеста, оценило работу более чем в 100 миллионов долларов. Компания в украинском городе Севастополе предложила выполнить работы менее чем за 2 миллиона долларов. В октябре 1993 года судно было отбуксировано в Севастополь.

Культурный релятивист не возражает против такого исхода, но я считаю. Страна имеет право устанавливать свои собственные правила охраны труда и техники безопасности, но в случае, описанном выше, стандарты и условия контракта не могли защитить рабочих в Севастополе от известных рисков для здоровья. Даже если контракт соответствует украинским стандартам, этичные бизнесмены должны возражать. Культурный релятивизм морально слеп. Существуют фундаментальные ценности, пересекающиеся между культурами, и компании должны их поддерживать.(Экономический аргумент против культурного релятивизма см. Во вставке «Культура и этика компьютерного пиратства».)

На другом конце спектра культурного релятивизма находится этический империализм, который побуждает людей поступать везде точно так же, как они делают дома. Опять же, подход, понятный и привлекательный, но явно неадекватный. Рассмотрим крупную американскую компанию по производству компьютерных товаров, которая в 1993 году ввела курс по сексуальным домогательствам на своем предприятии в Саудовской Аравии.Под знаменем глобальной согласованности инструкторы использовали тот же подход к обучению менеджеров из Саудовской Аравии, который они использовали с менеджерами из США: участников попросили обсудить случай, когда менеджер делает откровенно сексуальные замечания новой сотруднице-женщине за напитками в ресторане. бар. Инструкторы не смогли продумать, как это упражнение будет работать в культуре со строгими соглашениями, регулирующими отношения между мужчинами и женщинами. В результате тренировки были просто смехотворными. Они сбили с толку и оскорбили саудовских участников, и призыв избегать принуждения и дискриминации по признаку пола был утерян.

Теория этического империализма — абсолютизм, основанный на трех проблемных принципах. Абсолютисты считают, что существует единый список истин, что они могут быть выражены только одним набором концепций и что они призывают к точно такому же поведению во всем мире.

Первое утверждение противоречит убеждению многих людей в том, что необходимо уважать различные культурные традиции. В некоторых культурах верность сообществу — семье, организации или обществу — является основой любого этического поведения.Японцы, например, определяют деловую этику с точки зрения лояльности к своим компаниям, своим деловым сетям и своей нации. Американцы больше ценят свободу, чем верность; традиция прав США подчеркивает равенство, справедливость и свободу личности. Трудно сделать вывод, что правда лежит на той или иной стороне, но абсолютист хотел бы, чтобы мы выбрали только одну.

Вторая проблема абсолютизма — это предположение, что люди должны выражать моральную истину, используя только один набор концепций.Например, некоторые абсолютисты настаивают на том, что язык основных прав обеспечивает основу для любого обсуждения этики. Однако это означает, что следует игнорировать все культурные традиции. Понятие права появилось с ростом демократии в Европе и США после Возрождения, но этот термин не встречается ни в конфуцианской, ни в буддийской традициях. Все мы изучаем этику в контексте наших конкретных культур, и сила принципов глубоко связана с тем, как они выражаются.Признанные на международном уровне списки моральных принципов, такие как Всеобщая декларация прав человека Организации Объединенных Наций, основаны на многих культурных и религиозных традициях. Как заметил философ Майкл Уолцер: «В глобальной этике нет эсперанто».

Третья проблема абсолютизма — это вера в глобальный стандарт этического поведения. Контекст должен формировать этическую практику. Например, очень низкая заработная плата может считаться неэтичной в богатых развитых странах, но развивающиеся страны могут действовать этично, если они поощряют инвестиции и повышают уровень жизни, принимая низкую заработную плату.Точно так же, когда люди недоедают или голодают, правительству может быть разумно использовать больше удобрений для повышения урожайности, даже если это означает довольствоваться относительно высоким уровнем загрязнения термальной воды.

Когда в культурах действуют разные стандарты этичного поведения и разные способы борьбы с неэтичным поведением, компания, придерживающаяся абсолютистского подхода, может совершить катастрофическую ошибку. Когда менеджер крупной американской компании по производству специализированных товаров в Китае поймала сотрудника на воровстве, она последовала практике компании и передала сотрудника властям провинции, которые его казнили.Менеджеры не могут работать в другой культуре, не зная об отношении этой культуры к этике.

Если компании не могут ни принять этические нормы принимающей страны, ни расширить стандарты своей страны, каков будет ответ? Даже традиционная лакмусовая бумажка — что бы люди подумали о ваших действиях, если бы они были написаны на первой полосе газеты? — является ненадежным руководством, поскольку нет международного консенсуса в отношении стандартов делового поведения.

Уравновешивание крайностей: три руководящих принципа

Компании должны помогать менеджерам отличать просто разные практики от неправильных.Для релятивистов нет ничего святого и плохого. С точки зрения абсолютистов, многие вещи неверны. Ни одна из крайностей не освещает реальный мир принятия деловых решений. Ответ лежит где-то посередине.

Когда дело доходит до формирования этического поведения, компании должны руководствоваться тремя принципами.

  • Уважение к основным человеческим ценностям, которые определяют абсолютный моральный порог для всей деловой активности.
  • Уважение к местным традициям.
  • Убеждение, что контекст имеет значение при принятии решения, что правильно, а что нет.

Рассмотрите эти принципы в действии. В Японии люди, ведущие совместный бизнес, часто обмениваются подарками, иногда дорогими, в соответствии с давними японскими традициями. Когда американские и европейские компании начали вести активный бизнес в Японии, многие западные бизнесмены думали, что практика дарения подарков может быть неправильной, а не просто иной. Для них принятие подарка было похоже на взятку.Однако по мере того, как западные компании стали более знакомыми с японскими традициями, большинство из них стали терпимо относиться к этой практике и устанавливать другие ограничения на дарение подарков в Японии, чем где-либо еще.

Уважение различий — важнейшая этическая практика. Исследования показывают, что этика управления различается в разных культурах; Уважение этих различий означает признание того, что некоторые культуры имеют очевидные слабости, а также скрытые сильные стороны. Менеджеры в Гонконге, например, более терпимы к некоторым формам взяточничества, чем их западные коллеги, но они гораздо менее терпимы к непризнанию работы подчиненного.В некоторых частях Дальнего Востока кража кредита у подчиненного — почти непростительный грех.

Люди часто приравнивают уважение к местным традициям к культурному релятивизму. Это неверно. Некоторые практики явно неверны. Один из примеров — трагический опыт компании Union Carbide в Бхопале, Индия. Руководители компании серьезно недооценили, насколько необходимо участие руководства на заводе в Бхопале, чтобы компенсировать слабую инфраструктуру и возможности регулирования в стране.После катастрофической утечки газа урок очевиден: компании, использующие сложные технологии в развивающейся стране, должны оценить способность этой страны контролировать ее безопасное использование. После инцидента в Бхопале Union Carbide стала лидером в консультировании компаний по безопасному использованию опасных технологий в развивающихся странах.

Некоторые действия неправильны независимо от того, где они происходят. Но некоторые практики, которые неэтичны в одной обстановке, могут быть приемлемы в другой. Например, химический почвенный фунгицид EDB запрещен к применению в США.Однако в жарком климате он быстро становится безвредным из-за воздействия интенсивной солнечной радиации и высоких температур почвы. Пока химическое вещество находится под контролем, компании могут использовать EDB с соблюдением этических норм в определенных частях мира.

Определение этического порога: основные ценности

На несколько этических вопросов менеджерам легко ответить. Но есть некоторые суровые истины, которыми должны руководствоваться менеджеры, — набор того, что я называю основных человеческих ценностей , которые определяют минимальные этические стандарты для всех компаний. 1 Право на хорошее здоровье и право на экономический прогресс и повышение уровня жизни являются двумя основными человеческими ценностями. Другой — то, что западные люди называют золотым правилом, которое узнаваемо во всех основных религиозных и этических традициях по всему миру. Например, в книге 15 своего Analects Конфуций советует людям поддерживать взаимность или не делать другим то, что они не хотят делать с собой.

Хотя ни один список не удовлетворил бы каждого ученого, я считаю, что можно сформулировать три основных ценности, которые включают работы множества теологов и философов со всего мира.Чтобы иметь широкое значение, эти ценности должны включать элементы, присущие как западным, так и незападным культурным и религиозным традициям. Рассмотрим примеры ценностей во вставке «Что у этих ценностей общего?»

Что общего у этих ценностей?

На первый взгляд значения, выраженные в двух списках, кажутся совершенно разными. Тем не менее, в духе того, что философ Джон Ролз называет перекрывающимся консенсусом , можно видеть, что кажущиеся расходящимися значения сходятся в ключевых точках.Несмотря на важные различия между западными и незападными культурными и религиозными традициями, обе они выражают общие взгляды на то, что значит быть человеком. Во-первых, люди не должны обращаться с другими просто как с инструментами; Другими словами, они должны признать ценность человека как человека. Далее, отдельные лица и сообщества должны относиться к людям таким образом, чтобы уважать их основные права. Наконец, члены сообщества должны работать вместе, чтобы поддерживать и улучшать институты, от которых зависит сообщество.Я называю эти три ценности уважением человеческого достоинства , уважением основных прав и хорошим гражданством.

Эти ценности должны быть отправной точкой для всех компаний при формулировании и оценке стандартов этичного поведения в стране и за рубежом. Но это только отправная точка. Компаниям нужны гораздо более конкретные руководящие принципы, и первым шагом к их разработке является преобразование основных человеческих ценностей в основные ценности для бизнеса. Что, например, означает для компании уважать человеческое достоинство? Как компания может быть хорошим гражданином?

Я считаю, что компании могут уважать человеческое достоинство, создавая и поддерживая корпоративную культуру, в которой к сотрудникам, клиентам и поставщикам относятся не как к средствам достижения цели, а как к людям, внутренняя ценность которых должна быть признана, и путем производства безопасных продуктов и услуг в безопасное рабочее место.Компании могут уважать основные права, действуя таким образом, чтобы поддерживать и защищать индивидуальные права сотрудников, клиентов и окружающих сообществ, и избегая отношений, которые нарушают права человека на здоровье, образование, безопасность и достаточный уровень жизни. И компании могут быть хорошими гражданами, поддерживая важные социальные институты, такие как экономическая система и система образования, и работая с правительствами принимающих стран и другими организациями в целях защиты окружающей среды.

Основные ценности устанавливают моральный компас для деловой практики. Они могут помочь компаниям определить методы, которые являются приемлемыми и недопустимыми, даже если они совместимы с нормами и законами принимающей страны. Сброс загрязняющих веществ рядом с домами людей и принятие неадекватных стандартов обращения с опасными материалами — два примера действий, нарушающих основные ценности.

Аналогичным образом, если прием на работу детей не позволяет им получить базовое образование, такая практика является недопустимой.Ложь о технических характеристиках продукта в процессе продажи может не повлиять напрямую на человеческую жизнь, но она также недопустима, поскольку подрывает доверие, необходимое для поддержания корпоративной культуры, в которой уважают клиентов.

Иногда проблемы создают не действия компании, а действия поставщика или клиента. Возьмем, к примеру, семью Тан, крупного поставщика Levi Strauss. Танцы якобы заставляли 1200 китайских и филиппинских женщин работать 74 часа в неделю на охраняемых территориях на Марианских островах.В 1992 году, после неоднократных предупреждений в адрес загара, Леви Страус разорвал с ними деловые отношения.

Эта статья также встречается в:

Создание этической корпоративной культуры

Основные ценности для бизнеса, которые я перечислил, могут помочь компаниям начать применять этические суждения и думать о том, как действовать этично в чужих культурах, но они недостаточно конкретны, чтобы направлять менеджеров через настоящие этические дилеммы. Леви Стросс опирался на письменный кодекс поведения, когда выяснял, как вести себя с семьей Тан.В Глобальном руководстве компании по поиску и работе, ранее называвшемся Условиями взаимодействия с бизнес-партнерами, говорится, что Леви Страусс будет «стремиться выявлять и использовать бизнес-партнеров, которые индивидуально и в своей деятельности стремятся соблюдать ряд этических стандартов, которые несовместимы. с нашими собственными ». Всякий раз, когда возникают невыносимые бизнес-ситуации, менеджеры должны руководствоваться точными заявлениями, которые разъясняют поведение и методы работы, которых требует компания.

Девяносто процентов всех компаний Fortune 500 имеют кодексы поведения, а 70% имеют заявления о видении и ценностях.В Европе и на Дальнем Востоке процентные показатели ниже, но быстро растут. Означает ли это, что у большинства компаний есть то, что им нужно? Едва ли. Несмотря на то, что у большинства крупных американских компаний есть как заявления о ценностях, так и кодексы поведения, многим было бы лучше, если бы они этого не сделали. Слишком много компаний ничего не делают с документами; они просто наклеивают их на стену, чтобы произвести впечатление на сотрудников, клиентов, поставщиков и общественность. В результате руководители высшего звена, составлявшие заявления, теряют доверие, провозглашая ценности и не соблюдая их.Однако такие компании, как Johnson & Johnson, Levi Strauss, Motorola, Texas Instruments и Lockheed Martin, очень много делают для того, чтобы слова имели смысл. Johnson & Johnson, например, стала хорошо известна благодаря своим сессиям Credo Challenge, на которых менеджеры обсуждают этику в контексте своих текущих бизнес-проблем, и им предлагается критиковать кредо компании и вносить предложения по изменениям. Идеи участников передаются руководству компании. Lockheed Martin создала инновационный сайт во всемирной паутине и в своей локальной сети, который дает сотрудникам, клиентам и поставщикам доступ к этическому кодексу компании и возможность высказывать жалобы.

Многие компании ничего не делают со своими кодексами поведения; их просто наклеивают на стену.

Кодексы поведения должны давать четкие указания относительно этичного поведения, когда соблазн вести себя неэтично является самым сильным. Заявление в кодексе поведения о недопустимости взяточничества бесполезно, если оно не сопровождается инструкциями по подаркам, платежам за товары через таможню и «просьбами» от посредников, которых нанимают для получения взятки.

Ценности

Motorola сформулированы очень просто: «Как мы всегда будем действовать: [с] постоянным уважением к людям [и] бескомпромиссной честностью». Однако кодекс поведения компании четко определяет реальную деловую практику. В отношении взяточничества, например, кодекс гласит, что «средства и активы Motorola не могут прямо или косвенно использоваться для незаконных платежей любого рода». Однозначно, какой вид платежа является незаконным: «дача взятки государственному служащему или откат денежных средств сотруднику клиента…». Далее в кодексе прописываются конкретные процедуры для обработки комиссионных посредникам, продажи счета-фактуры и раскрытие конфиденциальной информации в сделке купли-продажи — все ситуации, в которых сотрудники могут иметь возможность принять или предложить взятки.

Кодексы поведения должны быть ясными, чтобы быть полезными, но они также должны оставлять место для менеджера, чтобы использовать свое суждение в ситуациях, требующих учета культурных особенностей. Сотрудников страны пребывания нельзя принуждать к принятию всех ценностей страны проживания и отказу от своих собственных. Опять же, код Motorola является образцовым. Во-первых, он дает четкое указание: «Сотрудники Motorola будут уважать законы, обычаи и традиции каждой страны, в которой они работают, но в то же время не будут участвовать в поведении, которое, даже если оно является законным, обычным, и принятые в любой такой стране, могут быть сочтены нарушающими принятую деловую этику Motorola или законы США, касающиеся деловой этики.Изложив такие принципы, код Motorola ясно дает понять, когда потребуется индивидуальное суждение. Например, сотрудники могут иногда принимать определенные виды небольших подарков «в редких случаях, когда отказ принять подарок» может нанести ущерб «законным деловым интересам Motorola». При определенных обстоятельствах такие подарки «могут быть приняты до тех пор, пока подарок действует в пользу Motorola», а не «в пользу сотрудника Motorola».

Достижение надлежащего баланса между четким указанием направления и предоставлением возможности для индивидуального суждения делает разработку заявлений о корпоративных ценностях и кодексов этики одной из самых сложных задач, с которыми сталкиваются руководители.Слова — это только начало. Руководители компании должны часто ссылаться на кредо и кодекс своей организации, а сами должны быть заслуживающими доверия, приверженными и последовательными. Если старшие менеджеры действуют так, как будто этика не имеет значения, остальные сотрудники компании тоже не думают, что они имеют значение.

Конфликты развития и конфликты традиций

Менеджеры, живущие и работающие за границей, которые не готовы бороться с моральной двусмысленностью и напряжением, должны собрать чемоданы и вернуться домой.Мнение о том, что все методы ведения бизнеса можно отнести к этичным или неэтичным, слишком простое. Как сообщается, Эйнштейн сказал: «Все должно быть как можно проще, но не проще». Многие методы ведения бизнеса, считающиеся неэтичными в одних условиях, могут быть этичными в других. Такие действия не являются ни черными, ни белыми, но существуют в том, что мы с Томасом Данфи назвали моральным свободным пространством . 2 В этой серой зоне нет жестких предписаний для поведения компании.Менеджеры должны наметить свои собственные курсы, если они не нарушают основных человеческих ценностей.

Многие виды деятельности не являются ни хорошими, ни плохими, но существуют в моральном свободном пространстве .

Рассмотрим следующий пример. Некоторые успешные индийские компании предлагают сотрудникам возможность одному из их детей устроиться на работу в компании после того, как ребенок завершит определенный уровень в школе. Компании соблюдают это обязательство, даже когда другие кандидаты более квалифицированы, чем ребенок сотрудника.Этот бонус чрезвычайно ценен для страны, где трудно найти работу, и он отражает веру индийской культуры в то, что Запад зашел слишком далеко, допуская экономические возможности для разделения семей. Неудивительно, что этот бонус является одним из самых любимых среди сотрудников, но в большинстве западных стран это будет заклеймено как неприемлемое кумовство. В Соединенных Штатах, например, этический принцип равных возможностей гласит, что рабочие места должны получать кандидаты с наилучшей квалификацией. Если U.Компания S. дала такие обещания своим сотрудникам, что это нарушит правила, установленные Комиссией по равным возможностям при трудоустройстве. Учитывая эту разницу в этических взглядах, как менеджеры США должны реагировать на кумовство Индии? Должны ли они осуждать индийские компании, отказываясь принимать их в качестве партнеров или поставщиков до тех пор, пока они не согласятся исправить свои действия?

Несмотря на очевидное противоречие между кумовством и принципами равных возможностей, я не могу осуждать эту практику для индийцев.В такой стране, как Индия, которая делает упор на клановые и семейные отношения и имеет катастрофический уровень безработицы, эту практику следует рассматривать в моральном свободном пространстве. Решение предоставить специальный бонус для сотрудников и их детей не обязательно является неправильным — по крайней мере, для жителей этой страны.

Как менеджеры могут открыть пределы морального свободного пространства? То есть, как они могут научиться отличать ценность, находящуюся в противоречии с их собственной, от ценности, которая является невыносимой? Чтобы помочь менеджерам выработать правильные этические суждения, компании должны четко понимать свои основные ценности и кодексы поведения.Но даже самые подробные инструкции не всегда могут дать ответы. Это особенно верно в отношении самых сложных этических дилемм, когда этические стандарты принимающей страны не только отличаются, но и кажутся ниже, чем этические стандарты страны происхождения. Менеджеры должны осознавать, что, когда страны имеют разные этические стандарты, обычно возникают два типа конфликтов. Каждый тип требует своего рассуждения.

В конфликте первого типа, который я называю конфликтом относительного развития , конфликтом этических стандартов является разный уровень экономического развития стран.Как упоминалось ранее, развивающиеся страны могут принимать ставки заработной платы, которые кажутся негуманными более развитым странам, чтобы привлечь инвестиции. По мере улучшения экономических условий в развивающейся стране частота конфликтов такого рода обычно уменьшается. Второй тип конфликта — конфликт культурной традиции . Например, Саудовская Аравия, в отличие от большинства других стран, не позволяет женщинам работать в качестве корпоративных менеджеров. Вместо этого женщины могут работать только в нескольких профессиях, таких как образование и здравоохранение.Запрет проистекает из твердых религиозных и культурных убеждений; любое повышение уровня экономического развития страны, которое и без того достаточно высок, вряд ли изменит правила.

Чтобы разрешить конфликт относительного развития, менеджер должен задать следующий вопрос: была бы такая практика приемлемой дома, если бы моя страна находилась на аналогичной стадии экономического развития? Рассмотрим разницу между стандартами заработной платы и безопасности в США и Анголе, где граждане принимают более низкие стандарты в обоих случаях.Если американская нефтяная компания нанимает ангольцев для работы на оффшорной ангольской нефтяной платформе, может ли компания платить им зарплату ниже, чем платит американским рабочим в Мексиканском заливе? Разумные люди должны ответить «да», если альтернативой Анголе является потеря как иностранных инвестиций, так и рабочих мест.

Учитывайте также различия в нормативно-правовой базе. В 1980 году правительство Индии упорно боролись, чтобы иметь возможность импортировать CibaGeigy в кишечно Vioform, препарат, известный быть чрезвычайно эффективным в борьбе с дизентерией, но тот, который был запрещен в Соединенных Штатах, потому что некоторые пользователи испытывали побочные эффекты.Хотя дизентерия не была большой проблемой в Соединенных Штатах, в Индии плохая санитария способствовала повышению эпидемического уровня болезни. Было ли неэтичным делать препарат доступным в Индии после того, как он был запрещен в Соединенных Штатах? Напротив, разумные люди должны считать неэтичным не делать этого. Примените наш тест: использовали ли Соединенные Штаты на более ранней стадии разработки этот препарат, несмотря на его побочные эффекты? Ответ однозначно положительный.

Но есть много случаев, когда ответ на подобные вопросы отрицательный.Иногда стандарты принимающей страны неадекватны на любом уровне экономического развития. Если стандарты загрязнения в стране настолько низки, что работа на нефтяной вышке значительно увеличивает риск заболевания раком, иностранные нефтяные компании должны отказываться вести там бизнес. Точно так же, если опасные побочные эффекты лекарственного лечения перевешивают его преимущества, менеджеры не должны соглашаться со стандартами здоровья, игнорирующими риски.

Когда относительные экономические условия не вызывают напряженности, существует более объективный тест для решения этических проблем.Руководители должны считать практику допустимой только в том случае, если они могут ответить «нет» на оба следующих вопроса: Возможно ли успешное ведение бизнеса в принимающей стране, не прибегая к этой практике? и Является ли практика нарушением основных человеческих ценностей? Подарок в Японии — прекрасный пример конфликта культурных традиций. Большинство опытных бизнесменов, как японцев, так и неяпонцев, согласятся, что вести бизнес в Японии было бы практически невозможно без принятия этой практики.Нарушает ли дарение подарков основную человеческую ценность? Я не могу определить тот, который он нарушает. В результате дарить подарки иностранным компаниям в Японии может быть разрешено, даже если это противоречит этическим нормам в стране. Фактически, этот вывод широко принят даже такими компаниями, как Texas Instruments и IBM, которые открыто выступают против взяточничества.

Если компания объявила, что все дарения неэтична, она не сможет вести бизнес в Японии.

Из этого следует, что все неденежные подарки приемлемы или что взятки в целом приемлемы в странах, где они распространены? Нисколько.(См. Вставку «Проблема взяточничества».) То, что делает обычную практику дарения подарков приемлемой в Японии, — это ограничения в ее объеме и целях. Когда дарение подарков выходит за эти рамки, это вскоре вступает в противоречие с основными человеческими ценностями. Например, когда Карл Котчян, президент Lockheed в 1970-х годах, нес чемоданы с деньгами японским политикам, он вышел за рамки норм, установленных японской традицией. Этот инцидент пробудил общественное мнение в Конгрессе США и помог принять Закон о борьбе с коррупцией за рубежом.Точно так же Ро Тэ У вышел за рамки норм, установленных корейской культурной традицией, когда он принял взятки в размере 635,4 миллиона долларов в качестве президента Республики Корея в период с 1988 по 1993 год.

Руководящие принципы этического лидерства

Чтобы научиться замечать недопустимые действия и проявлять здравый смысл при возникновении этических конфликтов, требуется практика. Создание корпоративной культуры, поощряющей этичное поведение, имеет важное значение. Могут помочь следующие рекомендации по выработке глобальных этических взглядов среди менеджеров.

Относитесь к корпоративным ценностям и формальным стандартам поведения как к абсолютным.

Какие бы этические стандарты ни выбрала компания, она не может отступать от своих принципов ни дома, ни за рубежом. Рассмотрим, что стало частью корпоративной истории Motorola. Примерно в 1950 году один из руководителей высшего звена вёл переговоры с официальными лицами правительства Южной Америки о продаже на 10 миллионов долларов, которая увеличила бы годовую чистую прибыль компании почти на 25%. Однако, когда переговоры приблизились к завершению, исполнительный директор отказался от сделки, поскольку чиновники просили 1 миллион долларов в качестве «гонорара».Генеральный директор Роберт Гэлвин не только поддержал решение исполнительного директора, но и дал понять, что Motorola не примет сделку ни на каких условиях и не будет снова вести дела с этими правительственными чиновниками. Эта история, пересказываемая на протяжении десятилетий, демонстрирует решимость Гэлвина, помогла укрепить этическую культуру для тысяч сотрудников Motorola.

Разработка и реализация условий взаимодействия для поставщиков и клиентов.

Будет ли ваша компания вести дела с клиентами или поставщиками? Что делать, если покупатель или поставщик использует детский труд? Что, если у него прочные связи с организованной преступностью? Что, если это заставит вашу компанию нарушить законы принимающей страны? Такие вопросы лучше не решать спонтанно.Некоторые компании это осознали. Sears, например, разработала политику отказа от заключения контрактов на производство с компаниями, которые используют труд заключенных или нарушают права рабочих на здоровье и безопасность. А BankAmerica определил в качестве условия для многих своих кредитов развивающимся странам соблюдение экологических стандартов и прав человека.

Разрешить иностранным бизнес-подразделениям помогать формулировать этические стандарты и интерпретировать этические вопросы.

Французская фармацевтическая компания Rhône-Poulenc Rorer разрешила зарубежным дочерним компаниям дополнить списки корпоративных этических принципов своими собственными предложениями.Texas Instruments уделила особое внимание вопросам международной деловой этики, создав Совет по глобальной деловой практике, который состоит из менеджеров из стран, в которых работает компания. С всеобъемлющим намерением создать «глобальную стратегию этики, реализуемую на местном уровне», мандат совета заключается в обучении этике и создании местных процессов, которые помогут менеджерам зарубежных бизнес-подразделений компании разрешать этические конфликты.

Поддержать в принимающих странах усилия по снижению институциональной коррупции.

Индивидуальные менеджеры не смогут искоренить коррупцию в принимающей стране, сколько бы взяток они ни отказались. Когда налоговая система, процедуры импорта и экспорта и практика закупок принимающей страны благоприятствуют неэтичным игрокам, компании должны принять меры.

Многие компании начали участвовать в реформировании институтов принимающей страны. General Electric, например, заняла твердую позицию в Индии, используя средства массовой информации для неоднократного осуждения взяточничества в бизнесе и правительстве.Однако General Electric и другие обнаружили, что одна компания обычно не может избавиться от укоренившейся коррупции. Transparency International, организация, базирующаяся в Германии, оказала эффективную помощь коалициям компаний, правительственных чиновников и других лиц в работе по реформированию взяточниковой бюрократии в России, Бангладеш и других странах.

Тренируйте нравственное воображение.

Использование морального воображения означает ответственное и творческое разрешение противоречий. Coca-Cola, например, постоянно отклоняла просьбы о взятках от египетских чиновников, но сумела заручиться политической поддержкой и общественным доверием, спонсируя проект по посадке фруктовых деревьев.Возьмем, к примеру, компанию Levi Strauss, которая в начале 1990-х обнаружила, что двое ее поставщиков в Бангладеш нанимали детей в возрасте до 14 лет — практика, которая нарушала принципы компании, но допускалась в Бангладеш. Принуждение поставщиков к увольнению детей не гарантировало бы получение детьми образования и создало бы серьезные трудности для семей, зависящих от заработной платы детей. В рамках творческой договоренности поставщики согласились выплачивать детям обычную заработную плату, пока они учились в школе, и предложить каждому ребенку работу в возрасте 14 лет.Леви Стросс, в свою очередь, согласился оплатить обучение детей и предоставить им книги и форму. Эта договоренность позволила Levi Strauss отстаивать свои принципы и обеспечить долгосрочную выгоду для страны пребывания.

Многие люди считают ценности мягкими; для некоторых они обычно не произносятся. Общество островов Южных морей использует слово мокита , что означает «правда, которую все знают, но никто не говорит». Какими бы сложными ни были их формулировки, ценности влияют на то, как мы все ведем себя. В глобальной деловой среде противоречащие друг другу ценности являются скорее правилом, чем исключением.Без обязательств компании заявления о ценностях и этических кодексах превращаются в пустые банальности, которые не дают руководителям оснований для этичного поведения. Сотрудники нуждаются в большем и заслуживают большего, и ответственные члены глобального бизнес-сообщества могут подавать пример другим. Темные последствия таких инцидентов, как катастрофа Union Carbide в Бхопале, напоминают нам, насколько высоки могут быть ставки.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за сентябрь – октябрь 1996 г.

Культурный релятивизм

доктора Калеба Росадо

Мы живем в быстро меняющемся мировом обществе, которое все больше сближает людей разных культур друг с другом. Это взаимодействие может быть положительным или отрицательным в зависимости от уровня чувствительности и уважения людей к другим культурным группам. Эти два типа поведения связаны с двумя важными концепциями, рассматриваемыми в данной презентации: этноцентризмом и культурным релятивизмом.Отрицательное отношение к другим культурам и / или этническим группам возникает из этноцентризма, в то время как положительное отношение является результатом культурно релятивистского подхода. Если люди собираются добиться успеха в сегодняшнем многокультурном информационном мировом обществе, им нужно будет выработать культурно чувствительные системы взглядов и способ работы. Цель данной презентации — помочь людям перейти от этноцентрического, исключительного мышления к культурно чувствительному образцу действий, разъясняя, что имеется в виду под этноцентризмом и культурным релятивизмом, как действует каждый из них и какие шаги позволяют человеку от него отказаться. перспектива к другому.

Одна из самых противоречивых проблем в изучении социальной этики исходит из методологического подхода социальных наук, называемого культурным релятивизмом. «Культурный релятивизм — это, по сути, подход к вопросу о природе и роли ценностей в культуре» (Херсковиц, 1973, с. 14). Если ценности представляют собой общие идеалы, порождающие убеждения и нормы поведения, вокруг которых группа организует свою коллективную жизнь и цели, культурный релятивизм заявляет, что эти ценности относятся к той культурной среде, из которой они возникают.

Из-за этого специалисты по этике полагают, что концепция культурного релятивизма угрожает этической дисциплине, поскольку, если ценности относятся к данной культуре, это должно означать, что не существует универсальных моральных абсолютов, по которым можно судить о поведении людей. Следовательно, «если нет наблюдаемого контроля, выходящего за пределы всех культур, нет вечной книги правил, тогда правильное и неправильное — это вопрос мнений, и не имеет значения, что мы делаем: все идет!» (Руджеро 1973, стр.17). Таким образом, мы не можем выносить суждения о том, что делают другие люди.Ибо, «если всякая мораль относительна, то какое моральное возражение можно было бы возразить против нацистского холокоста, экономических лишений латиноамериканского низшего класса или против того, чтобы милитаристская нация обрушила ядерные разрушения на других? эксперименты над маленькими детьми, используя их для тематических исследований долгосрочных психологических последствий нанесения увечий? В мире, где не существует апелляционного суда по вопросам морали, может быть справедливо. Единственная апелляция может быть к власти »(Holmes, 1984, стр.17,18). Но именно такую ​​позицию культурный релятивизм пытается оспорить. И причина, по которой культурный релятивизм подвергся критике, состоит в том, «что он подвергался различным интерпретациям» (Ruggiero, p. 17). Антрополог Клайд Клакхон (1944, стр. 43) заявляет:

Концепцией культуры, как и любым другим знанием, можно злоупотреблять и неправильно истолковывать. Некоторые опасаются, что принцип культурной относительности ослабит мораль. «Если Бугабуга это делает, почему мы не можем? Все равно все относительно.«Но это именно то, что не означает культурная относительность.

Принцип культурной относительности не означает, что, поскольку членам какого-то дикого племени разрешено вести себя определенным образом, этот факт дает интеллектуальное основание для такого поведения во всех группах. Культурная относительность, напротив, означает, что уместность любого положительного или отрицательного обычая должна оцениваться с точки зрения того, как эта привычка сочетается с другими групповыми привычками. Наличие нескольких жен имеет экономический смысл среди пастухов, а не среди охотников.Выращивая здоровый скептицизм по поводу вечности любой ценности, ценимой конкретным народом, антропология теоретически не отрицает существования моральных абсолютов. Скорее, использование сравнительного метода предоставляет научные средства обнаружения таких абсолютов. Если все выжившие общества сочли необходимым наложить одни и те же ограничения на поведение своих членов, это является сильным аргументом в пользу того, что эти аспекты морального кодекса необходимы.

Отчасти проблема связана с этноцентризмом, полной противоположностью культурного релятивизма.Обе концепции, этноцентризм и культурный релятивизм, можно рассматривать как полярные концы континуума, каждая из которых отражает свой подход, будь то исключительный или инклюзивный; другое мышление, закрытое или открытое для различий, а также отношение и поведение, которые либо нечувствительны, либо чувствительны к другой культуре.

Что такое этноцентризм? Существует три уровня этноцентризма: положительный, отрицательный и крайне отрицательный. Позитивное определение определяет этноцентризм как «точку зрения, согласно которой один образ жизни должен быть предпочтительнее всех других» (Herskovits, p.21). В таких чувствах нет ничего плохого, поскольку «они характеризуют то, как большинство людей думают о своей культуре, независимо от того, вербализируют ли они свои чувства» (Herskovits, p. 21). Именно этноцентризм дает людям чувство принадлежности к людям, групповой идентичности и места в истории — все это ценные черты, которыми нужно обладать. Этноцентризм становится негативным, когда «собственная группа становится центром всего, а все остальные оцениваются и оцениваются со ссылкой на нее» (Sumner 1979, p.13). Он достигает своей крайней отрицательной формы, когда «более могущественная группа не только навязывает свою власть другой, но и активно обесценивает вещи, которые они считают ценными» (Herskovits, p. 103). Апартеид, холокост и геноцид американских индейцев — все это примеры третьего уровня этноцентризма. Одри Смедли дает нам ключ к пониманию этноцентризма, когда заявляет: «Важным моментом в этноцентризме является то, что он основан на эмпирической реальности и восприятии социокультурных различий и разделенности интересов и целей, которые это может повлечь за собой.[Не может] быть этноцентризма без культурных различий, какими бы тривиальными или незначительными они ни казались постороннему »(Smedley, 1993: 31).

Винсент Руджеро говорит нам, что« так же, как для нас естественно читать поведение других с точки зрения наших собственных стандартов, поэтому естественно рассматривать действия в других культурах, исходя из кодексов нашей культуры. То, что нам кажется справедливым, мы считаем справедливым по отношению к ним; и когда мы видим действие, которое считаем предательским, мы также предполагаем, что они нарушили свой кодекс.Однако более глубокое понимание их кодекса может показать, что они не только не нарушали его, но и фактически соблюдали его »(Руджеро, стр. 18).

Как можно устранить этноцентризм? Винсент Руджеро (стр. 18) предлагает три важные шаги, которые позволят нам «разобраться с обманом внешнего вида».

Но чтобы не поспешить судить об этике, необходимо осознать, что социология делает то же самое с религией. Поскольку Бог не соответствует параметрам эмпирического подхода, многие социологи склонны отвергать божественный аспект религии.Каждый из них использует другой инструмент — аналог телескопа и микроскопа — не может учесть перспективу другого (см. Рисунок выше). Но это потому, что они использовали нормы одной дисциплины для оценки результатов другой, что культурный релятивизм пытается предотвратить в первую очередь. Каждую культуру, каждое общество или, в данном случае, каждую дисциплину следует оценивать с точки зрения ее собственных структур, ценностей и предпосылок, а не с точки зрения других.Только при таком подходе можно будет понять его вклад.

Этот принцип оценки других точек зрения по их достоинствам важен для всех дисциплин, а не только для этики и социальных наук. Обычный подход — это ошибка попытки объяснить всю реальность с узкой точки зрения одной дисциплины, обычно своей собственной. Подробнее об этом позже.

Объяснение культурного релятивизма:

Понимание этой разницы в подходах может помочь нам осознать важность культурного релятивизма и то, где специалисты по этике неправильно поняли его положительный вклад.Что такое культурный релятивизм? Идея заключается в том, что каждую культуру или этническую группу следует оценивать на основе ее собственных ценностей и норм поведения, а не на основе ценностей и норм другой культуры или этнической группы. Основной принцип, из которого возникает культурный релятивизм, прост: «Суждения основаны на опыте, и опыт интерпретируется каждым человеком с точки зрения его или ее собственной инкультурации» (Herskovits, p. 15). Это просто процесс познания культуры. Это потому, что человеческое знание имеет тенденцию быть социально обусловленным.Другими словами, «наше мышление определяется нашим социальным положением» (Mannheim, 1936, с. 125). И «мысль направляется в соответствии с тем, что ожидает конкретная социальная группа. Таким образом, из возможных данных опыта каждая концепция объединяет в себе только то, что в свете интересов исследователей важно понять и понять. инкорпорировать »(Mannheim, pp. 273-274). По этой причине «люди, занимающие разные социальные позиции [и культурные условия], думают по-разному» (Мангейм).Таким образом, ваше положение определяет то, что вы видите!

Таким образом, мы должны понимать, что «ценности, которыми [люди] живут, зависят от конкретного вида культурного обучения, которое они испытали» (Herskovits, p. 93). Культурный релятивизм, конечно, имеет дело не только с моралью, этикой и ценностями; он также связан с оценками времени, пространства и объема, различиями в восприятии и познании, а также поведением (Herskovits, p. 52). Но именно в области этики бушуют споры о его последствиях.

То, что создает трудности для специалистов по этике, — это неспособность признать два важных фактора, составляющих культурный релятивизм. Первая и, возможно, главная область, в которой специалистам по этике не удается понять культурный релятивизм, — это неспособность провести различие между внутрикультурным и межкультурным релятивизмом. 1 Культурный релятивизм не означает, что не существует системы моральных ценностей, определяющих поведение человека. Скорее, это предполагает, что каждое общество имеет свой собственный моральный кодекс, которым руководствуются члены этого общества, но что эти ценности ценны для тех, кто живет по ним, хотя они могут отличаться от наших собственных (Herskovits, p.31). Неспособность понять эту разницу заставляет такого специалиста по этике, как Авраам Эдель, заявить: «Если культурная относительность является социологической истиной, то ваша мораль является функцией вашего места жительства. Если моральные утверждения просто выразительны, все зависит от того, что вы чувствовать »(Эдель 1955, стр. 27-28). Но проблема здесь в непонимании того, что принцип культурного релятивизма актуален только для разных культур, а не для одной культуры. Это межкультурный принцип, а не внутрикультурный.Неспособность признать, что культурный релятивизм является межкультурным принципом, побуждает специалистов по этике рассматривать внутрикультурный релятивизм, при котором отрицается действительность любого общества, имеющего какие-либо моральные стандарты, что приводит к моральному хаосу и этической анархии (Herskovits, p. 64 ).

Тем не менее, культура ни одного общества отмечена той моральной дезинтеграцией, которую внутрикультурный релятивизм, если его практиковать, вызвал бы, поскольку каждая культура имеет свой собственный моральный кодекс поведения для членов своего собственного общества, без которого нет общество было бы возможно.Однако эти ценности имеют ценность и значение только для этого общества и не могут и не должны использоваться для измерения нравственности другого общества. Наше индивидуальное этическое поведение формируется нашим культурным опытом, тем, как мы были социализированы для поведения в данном социальном контексте. В каждом обществе есть свой собственный процесс социализации, который приучает членов к тому, как вести себя нравственно. «В каждом обществе есть свои правила поведения, этическая система, моральный кодекс, которые отдельные члены редко подвергают сомнению.Внутрикультурно любое действие, выходящее за пределы принятой вариации, будет оцениваться в соответствии с уже существующими стандартами и либо отклоняться, либо согласовываться с ними. Тем, кто создает общество, не больше трудностей в определении реальности, чем в определении хорошего поведения и плохого. Но это внутри общества. Культурный релятивизм развился потому, что факты различий в этих концепциях реальности или в моральных системах, плюс наше знание механизмов культурного обучения, вынудили осознать проблему поиска действительных межкультурных норм.В каждом случае, когда предлагались критерии оценки образа жизни разных народов, независимо от того, в каком аспекте культуры, сразу возникал вопрос: «Чьи стандарты?» Сила культурного опыта направляет все суждения. Фактически, потребность в культурной релятивистской точке зрения стала очевидной из-за осознания того, что в эту игру вынесения суждений в разных культурах нельзя играть, кроме как с нагруженными игральными костями »(Herskovits, p. 56).

Другими словами. словами, «каждую культуру необходимо исследовать с точки зрения ее собственной структуры и ценностей, вместо того, чтобы оценивать ее по стандартам какой-либо другой цивилизации, превозносимой как абсолют, — что на практике, конечно, всегда является нашей собственной цивилизацией» (Kroeber 1950, цитируется Херсковицем). , п.39).

Культурный релятивизм — это не то же самое, что этический релятивизм. «Культурный релятивизм имеет исключительную межкультурную отсылку; в то время как этический релятивизм по сути своей является внутрикультурным по своей сути. Первый поднимает вопрос о правомерности применения критериев, которые санкционируют поведение и направляют мышление людей одного общества к стандарты другого; второй поднимает вопрос о том, могут ли быть применены какие-либо стандарты для регулирования индивидуального поведения »(Herskovits, p.88) в любом обществе. Культурный релятивизм не защищает индивидуальный или этический релятивизм. Пока антропологические и социологические исследования показывают, что ни одно общество не терпит моральной или этической анархии.

Это приводит нас ко второй проблеме, непониманию разницы между абсолютом и универсалием. Абсолюты — это фиксированные ценности, которые не допускаются как изменчивые, но которые различаются от культуры к культуре и от эпохи к эпохе. В то время как универсалии — это ценности, выходящие за рамки культур, которые проявляются во всех культурах (Herskovits, p.32). Абсолюты происходят из универсалий. В то время как универсалии выходят за рамки культур, абсолюты — это способ, которым конкретные культуры реализуют абсолюты в своих конкретных обществах. Возьмем, к примеру, скромность. В каждом обществе есть универсальный принцип скромности. Но то, что считается скромностью в одном обществе, скажем, например, в арабских обществах на Ближнем Востоке, совсем не то, что считается скромностью в Ро де Жаньеро в Бразилии или на пляже Малибу в Калифорнии. Таким образом, «каждое общество … имеет свой моральный кодекс, несущий неоспоримые санкции для его членов.Но как только мы переходим в другое общество, мы обнаруживаем ряд ценностей, которые иначе концептуализируются, по-разному сформулированы, но имеют санкции равной силы. Следовательно, при распространении этого наблюдения на человеческое общество в целом становится очевидным, что, хотя тот факт, что каждая культура имеет принятый кодекс, регулирующий отношения и поведение, который был установлен эмпирически, абсолютная ценность любого из этих кодексов «для других культур, за исключением данного общества с точки зрения его собственной культуры, не было эмпирически подтверждено (Herskovits, p.89). Таким образом, «мораль универсальна, равно как и наслаждение красотой, и является неким эталоном истины. Однако многие формы, которые принимают эти концепции, являются всего лишь продуктами особого исторического опыта обществ, которые их проявляют» (Херсковиц). Другими словами, в каждом обществе есть свои абсолюты, но не все абсолюты универсальны.

Таким образом, чтобы избежать проблемы этноцентризма, когда наша культура служит стандартом для оценки других культур, поведение других культур и обществ должно оцениваться с точки зрения общей структуры его социальных и культурных форм и санкции, которые он предписывает.Важность этого заключается в том, что «ценности, которые каждая человеческая группа приписывает своим конвенциям, вытекают из ее собственного исторического фона и могут быть поняты только в свете этого фона» (Herskovits, стр. 41 и 47).

Однако это не означает, что все культурные обычаи одинаково допустимы. Хотя каждую культурную практику можно понимать на фоне этой культуры, это не означает, что каждая культурная практика уместна и, следовательно, должна терпеть и уважаться.Некоторые культурные обычаи лучше других. Например, если вы цените рентабельное производство или получение максимальной прибыли с минимальными усилиями, то стальной топор и плуг лучше, чем каменные и деревянные, а западная медицина более эффективна в искоренении болезней, чем зелья животных и ведьм. заваривает. С нашей стороны это не просто этноцентрическая точка зрения, а прагматический принцип, согласно которому «то, что работает,« лучше », чем то, что не работает» (Багиш, 1990, с. 34). Но что это значит? Это означает, что «любое убеждение или практика, которые позволяют людям предсказывать и контролировать события в их жизни с большей степенью успеха, чем предыдущие убеждения или практики, можно сказать,« работают лучше ».«Лучшее предсказание и лучший контроль над событиями — вот два основных ингредиента, которые позволяют людям лучше адаптироваться к окружающему миру» (Багиш, стр. 34). Таким образом, не все культурные практики действительны или равноценны. Хотя эта позиция позволяет нам понять абсолютные ценности данного общества, такие как: жадность англо-американцев в усилиях по геноциду, стоящих за доктриной и практикой «Явной судьбы», в результате которой было уничтожено более 75% всех американских индейцев; образ мышления Гитлера и Третьего рейха, который в конечном итоге привел к уничтожению шести миллионов евреев; или идеология белого превосходства южноафриканцев, которая до недавнего времени отказывала чернокожим во многих основных правах человека, не оправдывает эти ценности.Как же тогда разрешить эту дилемму и очевидный конфликт между абсолютами и универсалиями? Таким образом. Когда абсолютные ценности нарушают универсальные ценности, обычно рассматриваемые как «права человека», такие как неприкосновенность жизни или уважение достоинства и благополучия других людей, люди другой культуры имеют право и обязаны возражать против такой дегуманизации .

Культурный релятивизм и религия:

Культурный релятивизм, однако, создает для себя проблему в том смысле, что, как и в любой дисциплине, он имеет тенденцию рассматривать реальность исключительно с ее узкой точки зрения.Это то, что Абрахам Каплан называет «законом инструмента» (Kaplan 1964, стр. 28). В его основе лежит старая пословица: «Если у вас есть только молоток, все будет похоже на гвоздь». Позвольте мне проиллюстрировать. Когда моему сыну было пять лет, моя жена купила ему небольшой деревянный молоток Фишера Прайса и небольшую скамейку с колышками, которые он мог забить, а затем перевернуть и снова забить. После десяти минут игры с этой игрушкой моему сыну наскучили скамейки и колышки, но не молоток. Вскоре мы начали обнаруживать разбитые в доме вещи: лампочки, выключатели, посуду, чашки, собачьи визги и так далее.Мой сын был одержим молотком, определяя с его помощью свой маленький мир. По его мнению, проблемы в обществе заключались в том, что надо было взяться за дело. Решение? Забей их! Следовательно, у нас есть Закон инструмента — инструмент определяет проблему так же, как и решение. Применительно к любой области исследования закон инструмента обнажает ошибочность попытки объяснить социокультурную реальность исключительно с одной дисциплинарной точки зрения. Таким образом, какой бы важной ни была культурная релятивистская перспектива, это все же лишь одна перспектива; это только один способ взглянуть на явления.

Основная посылка антропологии и социологии заключается в том, что «весь опыт культурно опосредован. [Человечество] не знает реальности вне или в дополнение к культурной [или социальной] реальности. Вся известная реальность культурно [и социально] ] определяется. Как только это базовое предположение обосновано, тогда априори следует, что все способы восприятия и все оценочные суждения также культурно обусловлены, поскольку культура представляет собой замкнутую, самоинтерпретируемую систему. Этот тезис подразумевает, что культура является абсолютной реальностью в том смысле только эта культура автономна и независима, и что все способы человеческого опыта и мышления относительны к ней, потому что они являются функциями культуры и зависят от нее по своей форме и содержанию »(Bidney 1959, p.66).

Но социальные науки предлагают только одну точку зрения на реальность — человеческую. Божественная перспектива, лежащая за пределами области социальных наук, отсутствует; и, тем не менее, наиболее важен для понимания нравственного поведения человека. Следовательно, «в отличие от некритического предположения культурного релятивизма о том, что культура является основным определяющим фактором человеческого опыта и что вся известная реальность является культурной реальностью», важно понимать, «что культура является лишь одним из условий человеческого опыта» ( Бидни).

Существует «мета-культурная реальность», которая «существует независимо от человеческого опыта и которая постепенно обнаруживается, но никогда полностью не постигается в ходе человеческого опыта» (Бидни). Таким образом, «атрибуты, по которым мы познаем реальность, никогда не исчерпывают природу реальности» (Бидни). Это не отрицает вклада культурного релятивизма, поскольку «факт культурной обусловленности и вытекающий из этого культурный релятивизм в человеческом опыте и перспективе должен теперь рассматриваться как установленный.Предлагаемая здесь критика касается только степени этого культурного детерминизма и культурного релятивизма. Культура — не единственный или главный фактор человеческого опыта; это всего лишь одно из существенных условий человеческого опыта »(Bidney, p. 67).

Позвольте мне пояснить этот дальнейший рисунок из типологии источников знания, которую Джонатан Х. Тернер обсуждает в своей книге« Структура социологической теории »(1986). : 3). Тернер заявляет:

Типология задает два основных вопроса: (1) является ли поиск знаний оценочным или нейтральным? И (2) разрабатываются ли знания, чтобы иметь отношение к фактическим эмпирическим событиям и процессам, или они должны быть о неэмпирических реальностях? Другими словами, должно ли знание говорить нам, что должно быть или что есть? и должно ли оно относиться к наблюдаемому миру или другим, менее наблюдаемым областям? Если знание должно указывать нам, что должно существовать (и косвенно, чего не должно происходить) в эмпирическом мире, то это идеологическое знание.Если он сообщает нам о том, что должно быть, но не относится к наблюдаемым событиям, тогда это знание является религиозным или о силах и существах в другой сфере существования. Если знание не является ни эмпирическим, ни оценочным, то это формальная система логики, такая как математика. А если речь идет об эмпирических событиях, а не о оценках, то это наука.

Тернер предлагает с этой типологией следующее:

Существуют разные способы смотреть на мир, интерпретировать и развивать знания о мире.Наука — только один путь. Он основан на предположении, что знание может быть свободным от ценностей, что оно может объяснить действительную работу эмпирического мира и что оно может быть пересмотрено на основе тщательных наблюдений за эмпирическими событиями.

И все же этот взгляд на науку сам по себе ошибочен, поскольку никто из нас не видит мир объективно. Реальность — это не столько то, что перед нами, а то, что у нас в голове. Даже вопросы, которые мы задаем о себе, фильтруются через наш опыт. Однако цель этого топологического обсуждения состоит в том, чтобы предположить, что наши знания о мире приходят к нам из разных источников, и наука является лишь одним из них.

Другим источником для религии является божественное откровение. Божественное обращается к человечеству в священных писаниях, таких как Библия, Тора, Коран или Бхагавад-Гита, из которых возникают различные культурные ценности. Однако даже здесь эти священные писания, как и другие реальности, понимаются людьми через их собственный культурный опыт. Тем не менее эти моральные учения, многие из которых выходят за рамки культур, должны восприниматься культурно.

Христианин, например, сталкиваясь с социальной этикой, должен признать важность культурного релятивизма, а также тот факт, что Бог обращается к человечеству в рамках его собственного специфического культурного контекста.Таким образом, Слово, живое и написанное, обретает плоть — социально-культурную обусловленную плоть — для того, чтобы удовлетворить потребности человечества.

Таким образом, культурный релятивизм как новый способ видения является необходимой оптикой для восприятия социокультурной реальности в сегодняшнем мультикультурном мировом обществе. Это «ново» в том смысле, что большинство людей склонны социализироваться в рамках этноцентрической точки зрения. Отойти от такой точки зрения и принять культурно релятивистскую точку зрения может быть довольно травматично для большинства людей.Однако такая перспектива необходима, если человек хочет стать «гражданином мира» — человеком, который способен выйти за пределы своей собственной расовой / этнической, гендерной, культурной и социально-политической реальности и идентифицировать себя с человечеством во всем мире, все уровни человеческих потребностей. Он / она — трансцендентная личность, которая не знает границ, и чей жизненный принцип — сострадание — способность брать на себя роль другого.

Это цель, которую нужно достичь как культурному релятивисту, стать гражданином мира.Потребности 21 века не требуют меньшего. И мультикультурный подход к образованию — это процесс, который сделает это возможным.

Авторское право 1998 г. Сеть культуры.

2.11 Моральный релятивизм — этика в правоохранительной деятельности

Принципы морали можно рассматривать как релятивистские или абсолютистские (Souryal, 2011). Моральный релятивизм относится к различиям в морали от культуры к культуре. С точки зрения морального релятивиста, в зависимости от культуры то, что морально в одной культуре, может не быть моральным в другой культуре.Офицерам полиции важно понимать это в плюралистическом обществе, в котором многие культуры и религии составляют сообщество, в котором работает полицейский. Офицерам важно понимать, что то, что может быть аморальным в традиционном канадском смысле, может не быть моральным по отношению к представителям культуры, традиционно существующей за пределами Канады. Понимая это, офицеры могут воздерживаться от суждений или, по крайней мере, сочувствовать членам этого сообщества за то, что с точки зрения офицера может быть аморальным поступком.

Мораль в полицейской деятельности в большинстве случаев релятивистская, поскольку полицейские склонны принимать моральные стандарты, которые позволяют им достигать целей в рамках полицейской субкультуры, часто иногда вопреки морали в основном обществе (Catlin and Maupin, 2002). Именно моральный релятивизм позволяет полицейским соглашаться с ложью подозреваемых во время допросов, чтобы получить признательные показания, или свидетелям, чтобы добиться согласия. В этом случае офицер может считать, что ложь недопустима с моральной точки зрения при определенных обстоятельствах, но допустима в других ситуациях.Другой пример, в котором моральная релятивистская точка зрения может помочь офицеру, — это понимание обстоятельств физического наказания детей, которые плохо себя ведут. Культура может утверждать, что физическое наказание морально допустимо, даже если в Канаде такое же наказание может быть нарушением Уголовного кодекса. Офицерам полезно понимать это при расследовании этих преступлений, чтобы они могли установить взаимопонимание и сочувствовать подозреваемым, а также использовать моральную относительность в качестве темы в интервью, чтобы облегчить чувство вины, которое может испытывать подозреваемый.

В отличие от релятивизма, моральный абсолютизм относится к убеждению, что мораль одинакова во всех культурах; что то, что правильно в одной культуре, правильно во всех культурах, а то, что неправильно в одной культуре, неправильно в каждой культуре. Здесь аморальное действие всегда неправильно, независимо от культуры, потому что существуют универсальные правила, регулирующие мораль. Полицейские, которые являются абсолютистами, отвергают ложь, полагаясь вместо этого на деонтологическую точку зрения, в которой последствия лжи не имеют значения.

Моральный релятивизм — это метаэтическая теория, потому что она стремится понять, одинакова ли мораль в разных культурах. Сторонники морального релятивизма не соблюдают универсальных правил нравственного поведения; скорее, моральные правила зависят по крайней мере от одного из:

  • Личность (McDonald, 2010)
  • Культура (Макдональдс, 2010)
  • ситуаций (Catlin and Maupin, 2010).

Трудность применения релятивизма к полицейской культуре заключается в том, что он не принимает во внимание разнообразие людей, составляющих полицейскую культуру (Westmarland, 2008).Одна из инициатив по охране общественного порядка заключается в том, что в настоящее время полицейские органы набирают сотрудников из самых разных этнических и культурных слоев (Barlow and Barlow, 2009; Kalunta-Crumpton, 2009). Это разнообразие в правоохранительных органах отражается в широком спектре отношения полиции к различным вопросам и в изменениях, произошедших в самой полиции (Newburn and Reiner, 2007). Способность культурных норм изменяться всегда присутствует, и нормы могут меняться и изменяются, отражая ценности других культур (Groarke, 2011).В конечном итоге культурный релятивизм отражает представление о том, что то, что правильно, допустимо в той культуре, в которой находится актер, и что моральные принципы не универсальны (McDonald, 2010). В контексте полицейской деятельности моральные устои членов полицейской субкультуры часто идут в ногу с моралью основного общества, но иногда это не так.

Формирует ли стиль воспитания нашу моральную культуру?

Моральная культура — это совокупность убеждений и обычаев в обществе, определяющая ценности и нормы, которые (по мнению людей) должны быть приняты людьми, живущими в этом обществе.Есть много разных моральных культур. Психологи и социологи часто говорят, например, о моральных культурах, основанных на чести. Это культуры, в которых моральная ценность каждого человека неодинакова. Это зависит от чести каждого человека. Следовательно, завоевание и защита чести является центральным элементом моральных убеждений и обычаев в такой культуре. Культуры, основанные на чести, иногда противопоставляются моральным культурам, основанным на достоинстве, которые, по сути, утверждают, что все люди имеют равную моральную ценность, и это равенство должно уважаться моральными убеждениями и практикой общества.

Это просто иллюстративные примеры. Понятие моральной культуры шире. Поскольку моральная культура, по сути, представляет собой просто определенное созвездие моральных убеждений и практик, обычно скрепляемых некой общей лежащей в основе моральной теорией или парадигмой, мы также можем говорить об индивидуалистической, коммунитарной и эгалитарной моральных культурах.

Как вы, наверное, знаете, в последнее время я довольно много писал об идее моральных изменений и моральной революции. Это очевидный исторический факт, что нравственные убеждения и практика людей со временем меняются.Более драматические моральные изменения — революции — часто связаны с изменениями лежащей в основе моральной культуры. Например, переход от морали, основанной на чести, к морали, основанной на достоинстве, часто считается значительным. Но вот интересный вопрос: влияет ли стиль воспитания на моральную культуру? И могут ли изменения в стиле воспитания ускорить или вызвать моральные революции?

Недавно я наткнулся на статью, в которой рассматриваются эти вопросы. Его написали Маркус Кристен, Дарсия Нарваес и Эвелин Гуцвиллер-Хельфенфингер (далее «Кристен и др.»), И он назывался «Сравнение и интеграция биологического и культурного нравственного прогресса».В статье рассматривается ряд различных вопросов философии, психологии и истории морали. Я не буду рассматривать их все. Но комментарии, которые он сделал о стиле воспитания, показались мне весьма важными, особенно в свете моих собственных недавних размышлений о соответствующем этическом стиле воспитания. Поэтому я хочу пересмотреть и критически проанализировать то, что они говорят.

Я сделаю это в трех частях. Во-первых, я объясню, почему стиль воспитания может играть важную роль в формировании моральной культуры.Во-вторых, я рассмотрю контраст между древним и современным стилем воспитания и то, как это может повлиять на нашу моральную культуру. В-третьих, я рассмотрю некоторые проблемы с утверждением, что современный стиль воспитания оказывает негативное влияние на нашу моральную культуру.

1. Почему стиль воспитания имеет значение для моральной культуры?

В более ранней статье я попытался объяснить «механику» моральных изменений. В этой статье я сделал несколько наблюдений об эволюции и развитии мозга, которые, кажется, стоит повторить здесь.

Грубо говоря, мы могли бы ожидать, что эволюция сыграет значительную роль в формировании правил, которые мы принимаем в своей жизни. В конце концов, он делает то же самое с другими животными. Например, обитающий в море лосось соблюдает достаточно строгие правила, когда дело доходит до собственного воспроизводства: плавание обратно в реки, в которых они нерестились, для продолжения цикла жизни.

Но одна из интересных особенностей эволюции человека заключается в том, насколько гибкими на самом деле являются наши правила поведения.Хотя есть некоторые вещи, которые люди должны делать, чтобы выжить и процветать, их на удивление мало. Они определенно не могут объяснить всего, что, по мнению людей, они должны делать. В самом деле, правила и нормы, которым люди следуют в своей жизни, в том числе такие странности, как отказ от свинины и добровольное соблюдение целибата в целях религиозного поклонения, разнообразны, культурно обусловлены и не всегда очевидно связаны с эволюционным давлением. Как возникло это разнообразие?

Частично ответ кроется в эволюции человеческого мозга.Вместо того, чтобы приходить в мир с полным набором заранее запрограммированных правил поведения и фиксированных шаблонов действий, люди приходят с гибкой обучающей машиной — мозгом — которая позволяет им создавать и изучать правила поведения в ответ на культурные, географические и другие обстоятельства. исторические факторы. Развитие этого мозга дорого обошлось. Учитывая ограничения человеческого родового канала, человеческие дети не могут родиться в зрелом и дееспособном состоянии. Они должны родиться в беспомощном и незрелом состоянии.Это делает их очень зависимыми от своих родителей, особенно от матерей, а также от своих более широких семей и сетей по уходу за заботой и руководством в ранние годы.

Это приводит к некоторому напряжению, когда дело доходит до нравственного развития человека. С одной стороны, у нас есть гибкая способность изучать множество различных моральных правил, но с другой стороны, мы эволюционировали, чтобы привязаться к своим родителям и другим опекунам и зависеть от них в первые годы нашей жизни. Это означает, что стиль воспитания, которому мы подвергаемся, может иметь важное подталкивающее влияние на те моральные правила, которым мы склонны следовать в дальнейшей жизни.

Здесь можно наблюдать влияние стиля воспитания на моральную культуру. Стили обучения или правила поведения не обязательно эквивалентны моральным культурам, но они являются их существенной частью. Родители и опекуны предоставляют возможности своим детям и накладывают на них ограничения. Эти возможности и ограничения явно или неявно учат детей, что ценить и что делать. Это формирует их будущие моральные убеждения и обычаи, побуждая их отдавать предпочтение определенным формам моральной культуры.

Это также может повлиять на то, насколько люди восприимчивы к моральным изменениям в дальнейшей жизни. Интуитивно кажется, что чем строже и консервативнее человек воспитывается, тем менее открытым для моральных изменений он может оказаться в будущем. Но это лишь приблизительное предположение. На склонность человека к нравственным изменениям повлияет не только стиль воспитания. На это также будут влиять генетические факторы, а также другие более широкие социальные факторы. Например, моральные убеждения и обычаи, преобладающие во время войны или голода, могут сильно отличаться от тех, которые преобладают во время мира и изобилия.Это приспособление не обязательно связано со стилем воспитания.

2. Древние и современные стили воспитания

Вы заметите, что в предыдущем разделе я несколько двусмысленно высказывался в отношении родителей и более широких сообществ опекунов в некоторых моих комментариях. Эта двусмысленность была преднамеренной, но ее необходимо прояснить сейчас, прежде чем она приведет к ненужной путанице.

В настоящее время мы думаем о родителях (один или два взрослых) как о главных опекунах детей.Но, конечно, редко когда один или два человека несут единоличную ответственность за уход за детьми. Дети воспитываются в сообществах, которые состоят из расширенных членов семьи (тети, дяди, бабушки и дедушки), сверстников (друзей, соседей) и социальных учреждений (школы, церкви и т. Д.). Именно эти более широкие попечительские сообщества, а не только биологические или приемные родители, воспитывают детей.

Это побуждает переформулировать вопрос, который я задал в самом начале. Вместо того, чтобы спрашивать: имеет ли стиль воспитания значение для моральной культуры? Вероятно, правильнее спросить: имеет ли стиль ухода (включая то, что делают родители и более широкие сообщества по уходу) значение для моральной культуры?

Эта переформулировка важна, когда дело касается понимания утверждений, сделанных Кристеном и др. В их статье.Хотя они комментируют стиль воспитания и, в частности, роль матерей в формировании моральной культуры, совершенно очевидно, что они сосредоточены на уходе в целом, а не только на том, что могут делать матери и отцы.

Так какие аргументы они приводят по поводу стилей ухода? Они проводят контраст между нашей исконной формой ухода и современной заботой. Как и многие психологи и антропологи, они предполагают, что люди развивались в небольших группах охотников-собирателей.Некоторые такие группы все еще существуют сегодня, и есть этнографические записи таких групп, датируемые несколькими столетиями. Глядя на такие банды охотников-собирателей, можно заметить особый стиль ухода. Кристен и другие утверждают, что этот стиль ухода за людьми является исходной, развитой формой ухода за людьми.

Каковы отличительные черты этого старинного стиля ухода? В своей предыдущей работе Дарсия Нарваэс (один из соавторов статьи Кристен и др.) Перечислила ее основные особенности.Четыре особенно важны:

Ласковое прикосновение — Дети находятся в тесном контакте (кожа к коже) со своими матерями и регулярно кормят грудью, часто до четырехлетнего возраста.
Ответственность — Родители готовы помочь своим детям, когда они находятся в бедственном положении, и регулярно это делают.
Бесплатная игра — Детям дается много времени, чтобы играть самостоятельно и с другими детьми в относительно свободной и открытой форме, часто включая грубую игру.
Alloparenting and Social Support — Дети находятся под опекой не только родителей или матерей, но и более широких социальных сетей в рамках группы охотников-собирателей.

Эти особенности встречаются у большинства групп охотников-собирателей и, согласно Нарваезу, они характеризуют развитую нишу развития (или EDN) для людей. Другими словами, именно к такому стилю ухода было адаптировано человеческое развитие, особенно развитие мозга. В своей работе Нарваез уделяет большое внимание роли матери и материнскому прикосновению в рамках этой EDN, но, как видно из только что приведенного списка функций, этот стиль ухода касается не только матери.Речь также идет о возможностях для свободной игры и социального взаимодействия, которые предоставляются детям.

Эта исконная и развитая форма ухода контрастирует с современным стилем ухода, особенно с тем, который появился в США и который также, возможно, в меньшей степени, можно найти в других развитых странах. Прочитав несколько статей Нарваэса о стилях ухода, я все еще не совсем уверен, каковы ключевые особенности современного стиля ухода, но мне кажется, что их лучше всего понять как противоположность развитому стилю.Таким образом, другими словами, современное воспитание детей, по-видимому, характеризуется меньшим количеством нежных прикосновений (меньшая близость, физическая связь с матерями в частности), меньшей родительской реакцией (дети, оставленные плакать или оставленные в детском саду), меньшим количеством свободных игр и более изолированным стиль воспитания (родители-одиночки или двойные родители берут на себя большую часть ухода при некоторой удаленной институциональной поддержке). В этой форме воспитания также шире используются наказания и принуждения, чтобы обеспечить принятие детьми определенных поведенческих норм.Кажется, этого нет в развитом стиле ухода.

Как все это влияет на моральную культуру? Аргумент Кристен и др. (И подтвержденный эмпирической работой Нарваэса) состоит в том, что это оказывает заметное и, возможно, негативное влияние на нашу моральную культуру. Они утверждают, что унаследованный от предков стиль ухода поддерживает просоциальную «этику взаимодействия». Детей учат делиться с другими членами своей группы и заботиться о них. Их учат сочувствовать другим; видеть себя членами поддерживающих сообществ, а не изолированными людьми.Затем они часто смотрят на ресурсы как на общую общую собственность, а не как на то, что принадлежит только определенным людям. Напротив, современный стиль ухода поддерживает более изоляционистскую этику «самозащиты». Детей учат видеть во внешнем мире, включая других, источник потенциальных угроз их существованию. Их учат, что ресурсы являются предметом имущественных прав (некоторые вещи «мои», а другие нет), а не общественной собственности.

Есть еще кое-что, но в этом суть тезиса: различия в стилях ухода поддерживают очень разные моральные культуры.И один из них, по мнению Кристен и др., «Отклоняется от нормы» и противоречит человеческому процветанию. Нет призов за то, чтобы угадать, какой.

Кристен и др. Не вдавались в подробности в своей статье, но меня поразило то, что их аргументы подтверждают тезис, развитый Джейсоном Мэннингом и Брэдли Кэмпбеллом в их работе о «Культуре жертв». Грубо говоря, Мэннинг и Кэмпбелл утверждают, что мы (на Западе, особенно в США) переживаем сдвиг в нашей основной моральной культуре. Как отмечалось выше, раньше мы перешли от культуры, основанной на чести, на культуру, основанную на достоинстве.Ключевой контраст между этими культурами был связан с тем, как мы воспринимали моральную ценность человека, а также права и обязанности, вытекающие из этого восприятия. В культуре, основанной на чести, ценность — это то, что вы должны обрести и поддерживать: если она находится под угрозой, вы имеете право защищать свою честь. В культуре, основанной на достоинстве, каждый имеет равную моральную ценность, и институты власти уважают и защищают ее. Тогда люди могут жить своей жизнью так, как они считают нужным, с некоторыми моральными ограничениями, связанными с уважением к другим.В культуре жертвы моральная ценность снова нестабильна и находится под угрозой (каждый является потенциальной или реальной жертвой такой угрозы). В этом случае моральная ценность связана с идентичностью и подлинностью. Однако, в отличие от культуры, основанной на чести, быть жертвой в этой культуре на самом деле усиливает ваше уважение. Кроме того, вы не защищаете себя от угроз; вместо этого вы обращаетесь к властям (родителям, школам, штатам) с просьбой сделать это. По мнению Мэннинга и Кэмпбелла, стиль ухода играет определенную роль в формировании этой культуры, устанавливая определенную концепцию самооценки и выделяя угрозы и риски.Я думаю, вы понимаете, как протекционистский стиль воспитания может поддержать это.

3. Некоторые критические размышления

Большая часть этого аргумента мне кажется верной. Я, конечно, думаю, что есть аспекты современного воспитания детей, особенно вертолетного стиля, которые поддерживают этику самозащиты. Как я уже отмечал ранее, многие родители из моей расширенной группы сверстников (средний класс, с высшим образованием, живущие в экономически развитых странах) очень защищают, конкурентоспособны и проявляют интервенционизм, когда дело касается их детей.Они защищают их от угроз, пытаются оптимизировать свое образование и здоровье, а также сами поддерживают полную занятость (карьеры, которые часто означают, что они разлучены со своими детьми на большую часть дня / недели). Мне кажется, что такой стиль воспитания вызывает много беспокойства как у родителей, так и у детей.

Это не для того, чтобы осудить этих родителей или предположить, что я сам защищен от этих практик. Я не. Это то, что я вижу в группе сверстников. Это перекликается с тем, что Кристен и другие говорят о современном воспитании детей.Более того, что более важно, Дарсия Нарваес в своей эмпирической работе собрала разумное количество доказательств, позволяющих предположить, что мы можем проследить влияние этого стиля воспитания на когнитивное и моральное развитие ребенка. Я рекомендую прочитать его и повторить, что говорят она и ее сотрудники.

Тем не менее, у меня есть некоторые опасения по поводу диссертации. Во-первых, меня беспокоит чрезмерная морализация стилей ухода. Как уже отмечалось, из того, как они это преподносятся, очень ясно, что Кристен и другие считают, что современный стиль ухода морально неполноценен или уступает по сравнению с развитым стилем ухода.Этот аргумент имеет для меня зловоние натуралистической ошибки: потому что мы эволюционировали, чтобы развиваться в той нише ухода, которая является оптимальной с моральной точки зрения для нас. Это может быть правдой, и есть способы сделать это утверждение более правдоподобным и устранить из него привкус натуралистической ошибки, но есть также причины полагать, что современное воспитание детей может быть морально приемлемым ответом на изменения в социальном и технологическом развитии (Кристен и др. ссылаются на это сами).

В конце концов, современный мир на несколько порядков сложнее в социальном и техническом плане, чем в небольших отрядах охотников-собирателей.Это означает, что в современном мире у людей больше возможностей (больше дел, людей, с которыми можно взаимодействовать, опыта и т. Д.), Но это также связано с повышенными угрозами и рисками для благосостояния людей (угрозы со стороны других людей, из-за выбора, который они может сделать и из технологического мира, в котором мы сейчас живем). В таком мире было бы уместно быть более защищенным. Более того, я думаю, вы можете возразить, что современное воспитание представляет собой разумный компромисс между различными ценностями и интересами.Родители ценят успешную карьеру и семьи, дети должны быть обеспечены в отношении их образования и будущего. Учитывая эти ценности и интересы, с моральной точки зрения предпочтительнее больше родительских вложений в работу, больше полагаться на дневной уход и больше разлучаться с детьми. По крайней мере, если это неоптимально с моральной точки зрения, это не то, что сами родители могут легко исправить без институциональной и правовой поддержки (больше оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком, более дешевые расходы на недвижимость и образование и т. Д.).

Поясним: я не большой поклонник современного стиля ухода. Я не. Я уже писал ранее, что, по моему мнению, родители могут слишком защищать и слишком стараться контролировать развитие своих детей. Но я не думаю, что мы можем так легко осудить все это морально.

Это подводит меня ко второй критической точке. Я несколько скептически отношусь к тому, что мы можем легко провести границу между современным и развитым стилями ухода. В представленной выше презентации и в статье Кристен и др. Проводится резкий контраст между двумя стилями.Мы перенимаем современный стиль; другие перенимают развитый стиль. Но на практике я представляю, что линии более размыты, а контраст менее очевиден. Он варьируется от культуры к культуре и от региона к региону. Исходя из моего собственного опыта воспитания детей, я обнаружил, что многие черты развитого стиля ухода присутствуют, активно поощряются и поддерживаются (возможно, в чрезмерной степени). Например, грудное вскармливание и ласковые прикосновения были для моей дочери как пропагандой, так и нормой.Кроме того, когда дело доходит до ухода за ней, мы получаем большую социальную поддержку от более широкой семьи. Пандемия COVID-19, к сожалению, повлияла на это, но у нее есть и свои преимущества, главное из которых состоит в том, что оба ее родителя были гораздо более вовлечены в ее повседневный уход, чем могло бы быть в противном случае.

Возможно, мне просто повезло, но дело здесь не в том, что мой анекдотический опыт является нормой, а в том, что стили ухода, вероятно, не такие уж черно-белые. Если это правда, то влияние на моральную культуру может быть более тонким и тонким, чем мы ожидали.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *