Парсонс о социальных системах: О социальных системах | Парсонс Талкотт

Автор: | 04.08.2019

Содержание

Система современных обществ. Глава 1. Теоретические ориентиры — Гуманитарный портал

Системы действия и социальные системы

Мы рассматриваем социальные подсистемы 1 как составную часть более общей системы действия, другими составляющими которой являются культурные подсистемы, личностные подсистемы и поведенческие организмы, — все это абстракции, аналитически вычленяемые из реального потока социального взаимодействия. В нашем подходе три только что перечисленные подсистемы общей системы действия трактуются по отношению к социальной подсистеме как компоненты её окружающей среды. Такое толкование не вполне обычно, особенно в том, что касается представлений о личностных свойствах индивидов. Полностью обоснования такого подхода представлены в других моих работах, здесь же для понимания последующего изложения важно помнить, что ни социальная, ни личностная подсистемы не являют собой нечто реально существующее.

Различение четырёх указанных подсистем действия носит функциональный характер. Оно проводится на основе четырёх первичных функций, присущих, по нашим представлениям, любым системам действия, — это функции воспроизводства образца, интеграции, целедостижения и адаптации 

2.

Первичная интегративная проблема любой системы действия состоит в координации составляющих её элементов, прежде всего человеческих индивидов, хотя в определённых целях в качестве субъектов действия, можно рассматривать и коллективы. Интегративная функция приписывается здесь преимущественно социальной системе.

За культурной системой закрепляется в основном функция сохранения и воспроизводства образца, равно как и творческого его преобразования. Если в социальных системах на первом месте стоят проблемы социального взаимодействия, то культурные системы складываются вокруг комплексов символических значений — кодов, на основе которых они структурируются, особых сочетаний символов, в них используемых, условий их использования, сохранения и изменения как частей систем действия.

Личности индивида отводится главным образом исполнение целедостиженческой функции. Личностная система — это главный исполнитель процессов действия и, значит, воплощения культурных принципов и предписаний. На уровне вознаграждения, в смысле мотивации, главной целью действия является обеспечение личных потребностей или удовлетворённость личности.

Поведенческий организм трактуется как адаптивная подсистема, как сосредоточение основных возможностей человека, на которые опираются остальные системы. В нём содержатся условия, с которыми должно сообразовываться действие, и основные механизмы взаимодействия с физической средой, в частности механизм получения и обработки информации в центральной нервной системе и механизм двигательной реакции на требования физической среды. Все эти взаимосвязи схематично представлены в таблице 1.

Таблица № 1. Действие

Подсистемы: Преимущественные функции:
Социальная Интеграция
Культурная Воспроизводство образца
Личностная Целедостижение
Организм Адаптация
Затемнённая часть таблицы представляет собой окружающую среду социальной подсистемы.

В этой таблице представлено самое примитивное схематическое описание основных подсистем и соответствующих им функций, присущих общей системе действия, в которой социальная подсистема является одной из четырёх подсистем, которая специализируется на выполнении интегративной функции. Несколько более развёрнутая схема дана в таблице 1 в книге «Societies…» (p 26), а общее обоснование схемы представлено в работе: Some problems of general theory in sociology. // Theoretical Sociology. / Ed by J. C. McKrnney, E. Tyriakian. До Y.: Appleton — Century — Crofts, 1970.

Есть две системы реальности, которые по отношению к системе действия являются её средой, а не составляющими в принятом нами аналитическом контексте. Первая из них — это физическая среда, которая включает в себя не только явления, описываемые в терминах физики и химии, но и мир живых организмов, если только они не интегрированы в систему действия. Вторую систему, которую мы представляем независимой как от физической среды, так и от самих систем действия, назовём в русле философских традиций «высшей реальностью».

Это касается того, что М. Вебер 3 называл «проблемой смысла» человеческих действий и что она связана с системой действия посредством структурирования в культурной системе смысловых ориентации, которые включают в себя познавательные «ответы», отнюдь не ограничиваясь ими 4.

При анализе взаимоотношений между четырьмя подсистемами действия, а также между ними и средой действия важно не упускать из виду явление взаимопроникновения. Возможно, наиболее известным примером взаимопроникновения может служить интернализация социальных объектов и культурных норм в личности индивида. Другим примером является приобретаемое путём обучения содержание опыта, которое систематизируется и хранится в аппарате памяти индивида. Можно упомянуть также институционализацию нормативных компонентов культурных систем в качестве конститутивных структур социальных систем.

По нашему мнению, граница между любой парой систем действия представляет собой некую «зону» структурных компонентов или образований, которые могут теоретически рассматриваться как принадлежащие обеим системам, а не просто относимые к какой-то одной из них. Так, например, было бы неверно утверждать, что извлекаемые из социального опыта нормы поведения, которые и 3. Фрейд (в понятии суперэго), и Э. Дюркгейм (в понятии коллективного сознания) рассматривали как составную часть личности индивида, должны считаться либо таковой, либо частью социальной системы 

5.

Именно благодаря зонам взаимопроникновения может осуществляться процесс взаимообмена между системами. Это особенно верно в отношении уровней символических значений и обобщённых мотиваций. Чтобы быть способными к символической «коммуникации», индивиды должны располагать общими для них культурно организованными кодами (например, языком), которые одновременно интегрированы и в системы их социальных взаимодействий. Чтобы личность могла пользоваться хранящейся в центральной нервной системе информацией, поведенческий организм должен иметь механизмы мобилизации и поиска, которые посредством интерпретации обслуживают мотивации, организованные на личностном уровне.

Таким образом, социальные системы предстают как системы «открытые», находящиеся в состоянии постоянного взаимообмена на входах и выходах в окружающую среду. Кроме того, они изначально дифференцированы на различные подсистемы, которые также постоянно вовлечены в процессы взаимообмена.

Социальные системы — это системы, образуемые состояниями и процессами социального взаимодействия между действующими субъектами. Если бы свойства взаимодействия можно было вывести из свойств действующих субъектов, то социальные системы были бы эпифеноменом, на чём настаивают «индивидуалистские» социальные теории. Наша позиция здесь резко противоположна. Она исходит, в частности, из утверждения Дюркгейма, согласно которому общество — и другие социальные системы — есть реальность suigeneris.

Структуру социальных систем можно анализировать, применяя четыре типа независимых переменных: ценности, нормы, коллективы и роли 6. Ценности занимают ведущее место в том, что касается исполнения социальными системами функции по сохранению и воспроизводству образца, так как они суть не что иное, как представления о желаемом типе социальной системы, которые регулируют процессы принятия субъектами действия определённых обязательств. Нормы, основная функция которых — интегрировать социальные системы, конкретны и специализированы применительно к отдельным социальным функциям и типам социальных ситуаций. Они не только включают элементы ценностной системы, конкретизированные применительно к соответствующим уровням в структуре социальной системы, но и содержат конкретные способы ориентации для действия в функциональных и ситуационных условиях, специфичных для определённых коллективов и ролей. Коллективы принадлежат к числу тех структурных компонентов, для которых наиболее важна целедостиженческая функция.

Отбрасывая многочисленные случаи крайне неустойчивых групповых систем, таких, как толпа, мы считаем коллективом только такие, которые отвечают двум критериям.

Во-первых, они должны иметь определённый статус членства, так что в целом может быть проведено чёткое различение членов и не членов данного коллектива — критерий, применимый в широком спектре случаев — от элементарной семьи до политических сообществ. Во-вторых, внутри коллектива должна наличествовать дифференциация его членов по статусам и функциям, так что от некоторых членов ожидается, что они будут делать нечто определённое, то — чего не ожидают от других. Роль — это такой структурный компонент, который в первую очередь выполняет адаптивную функцию. С её помощью определяется класс индивидов, которые посредством взаимных ожиданий включаются в тот или иной коллектив. Поэтому роли охватывают основные зоны взаимопроникновения социальной системы и личности индивида. Какая-то отдельно взятая роль, однако, никогда не составляет отличительную особенность конкретного индивида.

Отец является особенным отцом только для своих детей, с точки же зрения ролевой структуры своего общества он всего лишь один из категории отцов. Одновременно он также участвует во множестве других видов взаимодействия, например, выполняет свою роль в профессиональной структуре.

То, что социальные системы представляют собой реальность suigeneris, в частности, означает, что все перечисленные типы их структурных компонентов являются по отношению друг к другу независимыми переменными. Так, например, высокоабстрактные ценностные образцы вовсе не всегда узаконивают одни и те же нормы, коллективы и роли при любых обстоятельствах. Точно так же многие нормы регулируют действия бесчисленного множества коллективов и ролей, но лишь в определённой части их действий. Поэтому коллектив обычно функционирует под контролем большого числа специальных норм. В нём всегда наличествует множество ролей, хотя почти каждая значительная роль исполняется во множестве конкретных коллективов. Тем не менее социальные системы состоят из комбинаций этих структурных компонентов.

Чтобы достичь стабильной институционализации, коллективы и роли должны «руководствоваться» конкретными ценностями и нормами, а сами ценности и нормы институционализируются только постольку, поскольку они «воплощаются в жизнь» конкретными коллективами и ролями.

Понятие общества

Мы определяем общество как такой тип социальной системы, который обладает наивысшей степенью самодостаточности относительно своей среды, включающей и другие социальные системы 7. Полная самодостаточность, однако, была бы несовместима со статусом общества как подсистемы системы действия. Любое общество для сохранения себя в качестве системы зависит от того, что оно получает в порядке взаимообмена с окружающими системами. И, значит, самодостаточность в отношении среды означает стабильность отношений взаимообмена и способность контролировать взаимообмен в интересах своего функционирования. Этот контроль может варьироваться от способности предотвратить или «пресечь» какие-то нарушения до способности благоприятным для себя образом формировать отношения со средой.

Физическая среда имеет для общества адаптивное значение в том смысле, что она является непосредственным источником материальных ресурсов, которые используются обществом посредством своих производственных, технологических и экономических механизмов. Распределение доступа к материальным ресурсам, будучи связано с системой разделения труда через экологический аспект жизни общества, требует решения вопросов территориального размещения различных подгрупп населения, а также закрепления за ними различных экономических интересов. У физической среды есть и второй значимый для общества аспект (ввиду важности физической силы для сдерживания нежелательных действий), в соответствии с которым эффективное социетальное целедостижение нуждается в контроле над действиями в пределах определённой территории. Поэтому мы имеем дело с двумя проявлениями самодостаточности общества, которые относятся, соответственно, к экономическому и политическому функционированию в отношениях с физическим окружением — через технологию и организованное использование силы при исполнении военных и полицейских функций.

Третье проявление социетальной самодостаточности относится к личностным системам индивидуальных членов общества, находящихся в особого рода взаимопроникновении с его организмами. Организм непосредственно связан с территориальным комплексом по той простой причине, что действия всегда свершаются в каком-то месте. Но его основная связь с социальной системой осуществляется через личность; главная зона взаимопроникновения — это статус членства. Общество может быть самодостаточным только в той мере, в какой оно может «полагаться» на то, что деяния его членов будут служить адекватным «вкладом» в его социетальное функционирование. В случае взаимоотношений личности и общества их абсолютная интеграция необходима не более, чем в других случаях взаимообмена, предполагающих самодостаточность. Но если подавляющее большинство членов какого-то общества испытывает крайнее «отчуждение», то говорить об этом обществе как самодостаточном нельзя.

Интеграция в общество его членов подразумевает наличие зоны взаимопроникновения между социальной и личностной системами. Однако отношение здесь в основном трёхстороннее, поскольку части культурной системы, так же как и части социальной структуры, интернализованы в личностях, но в то же время части культурной системы институционализированы в обществе.

На социальном уровне институционализированные ценностные образцы выступают в виде «коллективных представлений» 8, которые определяют желаемый тип социальной системы. Эти представления соотносятся с концепциями типов социальных систем, с помощью которых индивиды ориентируются при реализации себя в качестве членов общества. Следовательно, именно консенсус членов общества по поводу ценностной ориентации их собственного общества означает институционализацию ценностного образца. Безусловно, такого рода консенсус достигается в разной степени. И в этом контексте самодостаточность определяется степенью, в которой институты общества легитимизированы согласованными ценностными приверженностями его членов 10.

В конечном счёте ценности легитимизируются главным образом в религиозных терминах. В контексте культурной легитимизации, таким образом, общество является самодостаточным в той мере, в какой его институты легитимизированы ценностями, которые разделяются его членами с относительным согласием и которые в свою очередь легитимизированы благодаря соответствию членов общества другим компонентам культурной системы, в особенности её конститутивному символизму.

Важно помнить, что культурные системы не полностью совпадают с социальными системами, включая и общества. Наиболее значительные культурные системы обычно бывают, в различных вариантах, институционализированы во множестве обществ, в которых наличествуют и субкультуры. Например, культурная система, сложившаяся на базе западного христианства, является общей, со множеством оговорок и вариантов, для всей европейской системы модернизованных обществ.

Далее в книге обсуждаются два способа отношений одного общества к другим. Во-первых, все общества, о которых можно говорить как о «политически организованных», находятся с другими обществами в различного типа «международных отношениях», дружественных или враждебных.

Мы расширим это представление, полагая, что такие отношения сами образуют некую социальную систему, которую можно анализировать с помощью тех же общих понятий, что и другие типы социальных систем. Во-вторых, какая-то социальная система может быть образована из социальных структур, членов и культур, принадлежащих двум или более обществам.

Такие социальные системы многочисленны и многообразны. Американские иммигрантские семьи часто сохраняют действенные связи с родственниками на «старой родине», так что их системы родства имеют американское и иностранное «ответвления». Нечто подобное можно сказать и относительно многих деловых компаний, профессиональных ассоциаций и религиозных объединений. Хотя, например, римско-католическая церковь и представляет собой социальную систему, совершенно очевидно, что она не является обществом, поскольку по нашим критериям её самодостаточность очень низка. Минимален её контроль над экономическими ресурсами через организацию производства; у неё нет автономного политического контроля над территориями; во многих обществах её члены представляют собой меньшинство.

Таким образом, мы принимаем в расчёт социальные системы, имеющие «наднациональный» характер, так как в их составе наличествует множество обществ, и имеющие «межнациональный» характер, члены которых принадлежат многим обществам.

Подсистемы общества

В соответствии с нашей четырёхфункциональной схемой, предназначенной для анализа систем действия, мы аналитически делим общество на четыре основные подсистемы (как показано в таблице 2). Так, подсистема сохранения и воспроизводства образца преимущественно касается отношений общества с культурной системой и через неё с высшей реальностью; целедостиженческая, или политическая, подсистема — отношений с личностными системами индивидов; адаптивная, или экономическая, подсистема — отношений с поведенческим организмом и через него с материальным миром.

Эти различения носят наиболее явственный и наиболее важный характер применительно к обществам, далеко продвинутым по шкале модернизации. Однако сама сложность отношений как между подсистемами системы действия, так и между подсистемами общества мешает чётко проводить эти различения. Например, структуры родства могут быть помещены в каждую из трёх упомянутых подсистем. Через своё отношение к питанию, сексу, биологическому происхождению и месту обитания они замыкаются на организм и физическую среду. Как первичный источник начального приобщения к ценностям, нормам и средствам коммуникации они тесным образом связаны с системой воспроизводства образца. Как первичный источник социализации они выходят на политическую подсистему.

В рамках такого рассмотрения ядром общества как разновидности социальной системы является четвёртый компонент — его интегративная подсистема. Поскольку мы интерпретируем (социальную систему как интегративную для систем действия в целом, то особое внимание надо уделять тому, как она обеспечивает или, наоборот, не обеспечивает различные порядки и уровни внутренней интеграции. Эта интегративная подсистема общества будет называться социетальным сообществом.

Возможно, самой общей функцией социетального сообщества является сочленение системы норм с коллективной организацией, обладающей единством и внутренней логикой. Следуя Веберу, мы называем нормативный аспект системы легитимным порядком», а коллективный аспект предлагаем именовать социетальным сообществом, обладающим свойствами единого, имеющего определённые границы коллектива. Социетальный порядок требует ясной и определённой интеграции в смысле последовательности нормативного строя, с одной стороны, и социетальной «гармонии» и «координированное» — с другой Таблица № 2. Общество или более обобщённо — социальная система

Подсистемы: Структурные компоненты: Аспекты процесса развития: Основная функция:
Социетальное сообщество Нормы Включение Интеграция
Воспроизводство образца или фидуциарная подсистема Ценности Генерализация ценностей Воспроизводство образца
Политика Коллективы Дифференциация Целедостижение
Экономика Роли Повышение адаптивного потенциала Адаптация
В этой таблице предпринята попытка представить в несколько более развёрнутом виде четырёхфункциональную парадигму применительно к обществу или любой другой разновидности социальной системы, играющей роль интегративной подсистемы в общей системе действия. Социетальное сообщество, занимающее в данном анализе место главной подсистемы, помещено в левую колонку; остальные три следуют за ней. Во второй колонке этому набору соответствуют выделенные по тем же функциональным критериям четыре основных структурных компонента социальных систем. Третья колонка содержит соответствующую классификацию аспектов динамических процессов, происходящих в социальных системах; эти категории будут широко использованы в последующем анализе. Наконец, в четвёртой колонке повторены обозначения основных функций.

За исключением парадигмы, относящейся к развитию, эта схема была полностью представлена в более ранней работе «Theories of society» в разделе «General introduction, Part II: An outline of the social system». Для лучшего понимания таблиц 1 и 2 данной книги обратитесь также к таблицам 1 и 2 в книге «Societies…» (р. 28, 29) и к сопровождающим их пояснениям.

Важно не допускать трактовку структуры социетальных норм как монолитной целостности. Поэтому мы аналитически различаем четыре её составляющих, хотя в конкретной реальности они в высшей степени перемешаны между собой. Наши различения касаются оснований обязанностей и прав, а также характера санкций за нарушение норм и вознаграждений за их соблюдение или за высокий уровень их исполнения.

Ядро: социетальное сообщество

Наше центральное понятие — социетальное сообщество звучит несколько непривычно, вероятно из-за того, что проблемы, охватываемые им, обычно обсуждаются в терминах политики или религии, а не в социальном плане. На наш взгляд, основная функция этой интегративной подсистемы состоит в том, чтобы определять обязательства, вытекающие из лояльности по отношению к социетальному коллективу, как для его членов в целом, так и для различных категорий дифференцированных статусов и ролей внутри общества.

Так, в большинстве современных обществ готовность к военной службе является проверкой лояльности для мужчин, но не для женщин. Лояльность состоит в готовности откликнуться на должным образом «обоснованный» призыв, сделанный от лица коллектива или во имя «общественного» интереса или потребности. Нормативная проблема состоит в определении тех случаев, когда подобный отклик устанавливает обязанность. В принципе в лояльности нуждается любой коллектив, но особую важность она имеет для социетального сообщества. Обычно от имени и в интересах социетальной лояльности выступают государственные органы, они же следят за выполнением соответствующих норм. Однако существуют и другие общественные инстанции, пользующиеся таким же правом, как государство, но не являющиеся просто разновидностями его структур.

Особую важность представляют отношения между лояльностями подгрупп и индивидов по отношению к социетальному коллективу, то есть всему обществу, и по отношению к другим коллективам, членами которых они являются. Фундаментальной чертой всех человеческих обществ является ролевой плюрализм, участие одних и тех же людей в ряде коллективов. Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что расширение ролевого плюрализма является важной составляющей процессов дифференциации, ведущих к становлению общества современного типа. Поэтому одной из значительных проблем интеграции, стоящих перед социетальным сообществом, является проблема регулирования лояльностей его членов по отношению к нему самому и к другим различным коллективам.

Индивидуалистская социальная теория настойчиво преувеличивала значимость индивидуального «личного интереса», в его психологическом смысле, как препятствия, стоящего перед интеграцией социальных систем. В целом же личные мотивы индивидов эффективно канализируются в социальную систему через лояльность и членство в различных по отношению к ним коллективах. Непосредственной проблемой для большинства индивидов является проблема выбора и уравновешивания своих обязательств в случаях конфликта конкурирующих между собой лояльностей. Например, нормальный взрослый мужчина в обществах современного типа одновременно является работником и членом семьи. И хотя требования, предъявляемые этими двумя ролями, часто находятся в конфликте, большинство мужчин жизненно заинтересованы в сохранении лояльности обеим ролям.

Социетальное сообщество представляет собой сложную сеть взаимопроникающих коллективов и коллективных лояльностей, систему, для которой характерны дифференциация и сегментация. Так, семейные ячейки, деловые фирмы, церкви, правительственные учреждения, учебные заведения, и так далее — отделены друг от друга (дифференцированы). К тому же каждый такой тип коллектива состоит из множества конкретных коллективов, например из множества семей, каждая из которых насчитывает лишь несколько человек, и из многих локальных сообществ.

Лояльность по отношению к социетальному сообществу должна занимать высокое место в любой устойчивой иерархии лояльностей и потому является предметом особой заботы всего общества. И всё-таки высшее место в этой иерархии принадлежит не ей. Следует подчеркнуть значимость культурной легитимизации нормативного порядка общества, поскольку именно ей принадлежит наивысшая позиция. В первую очередь она действует через институционализацию системы ценностей, которая является составной частью и социетальной, и культурной систем. Затем выборочные ценности, являющиеся конкретизациями общих ценностных образцов, становятся частью каждой конкретной нормы, интегрированной в легитимный порядок. В системе норм, которые управляют лояльностями, следовательно, права и обязанности различных коллективов должны быть согласованы не только между собой, но и с легитимными основаниями порядка в целом 12.

С иерархической точки зрения нормативное упорядочение социетального сообщества в терминах членства подразумевает существование стратификационной шкалы — шкалы признаваемого и легитимизированного (в той мере, в какой усвоены нормы и ценности) престижа входящих в это сообщество в качестве его членов коллективов, отдельных лиц, а также статусов и ролей, распространённых в этом сообществе. Оно должно быть скоординировано как с универсальными нормами, определяющими статус членства, так и с определённым разделением функций коллективов, статусов и ролей, которое в общем-то не обязательно предполагает наличие иерархии. Конкретная стратификационная система, таким образом, представляет собой сложную функцию всех этих составляющих.

Ввиду существования ролевого плюрализма возникает особо сложная проблема статуса индивидов в стратификационной системе. Стратификационные механизмы исторически имели обыкновение рассматривать индивидов прежде всего с точки зрения их принадлежности к большим коллективным системам, членство в которых определяло их статус. Подобную роль играли родовые коллективы, этнические группы, сословия, социальные классы. Однако современное общество требует высвобождения индивидуальных статусов из такого рода коллективных уз, с чем и связан особый характер современных систем стратификации 13.

Положение коллектива или индивида в стратификационной системе измеряется уровнем его престижа или способностью оказывать влияние. Последнее мы рассматриваем как одно из обобщённых символических средств социетального взаимообмена, наряду с деньгами и властью. Оно состоит в способности добиваться от других социальных агентов желаемых решений, не предъявляя им в качестве соблазна какого-то ценного quid proquo и не угрожая им какими-либо пагубными последствиями. Это влияние должно действовать через убеждение объекта воздействия в том, что то решение, которое внушает ему субъект влияния, означает действие в интересах коллективной системы, с которой оба они солидарны. Оно прежде всего апеллирует к коллективному интересу, но обычно исходит из того, что обе стороны, обеспечивая коллективный интерес и взаимную солидарность, удовлетворяют и свои частные интересы.

Типичным случаем использования влияния является уговаривание вступить в контрактные отношения, основанные на «честном слове», или проголосовать за определённого политического кандидата. Влияние может обмениваться на какие-то подходящие случаю блага или на другие формы влияния в том смысле, в каком денежные ресурсы могут использоваться для покупки товаров, а могут накапливаться или обмениваться на другую валюту. Влияние может обмениваться и на другие обобщённые средства обмена, такие, как деньги или власть 14.

Социетальное сообщество и воспроизводство образца

Основания культурной легитимизации трансцендентны по отношению к конкретному и случайному характеру интересов, влияния и солидарности, выступая на социетальном уровне в виде ценностных приверженностей. В противоположность лояльности, проявляемой к коллективу, отличительной чертой ценностных приверженностей при исполнении обязательств является их большая независимость от соображений цены, выгоды или убытков, от текущих потребностей социума или окружающей среды. Нарушение ценностных обязательств определяется как совершение нелегитимного деяния; наоборот, следование долгу является делом чести и совести, которые, в свою очередь, не могут быть представлены без понятий бесчестия и вины.

Хотя подобные формулировки могут звучать чрезмерно запретительно, на самом деле именно таковыми и бывают ценностные обязательства, а вид и степень воздействия их свойства накладывать запреты зависят от целого ряда факторов. Как правило, приверженность ценностям предполагает обязанность совершать конкретные действия по их реализации. Особенно если ценностная система имеет «активистский» характер, что в большинстве случаев присуще современным обществам, то это предполагает реалистическое признание вполне определённых условий для коллективного действия. Так, ценностные системы включают в себя категорию обязательств перед «ценностно обоснованными объединениями», солидарность в рамках легитимных коллективных взаимодействий и предприятий.

Какие объединения являются ценностно обоснованными — это по-разному решается в конкретных обществах. Редко бывает возможно обеспечить легитимность ассоциации, связывая легитимизацию с вполне конкретными действиями, поскольку субъекты действия, чтобы иметь возможность реализовать свои ценности в меняющихся обстоятельствах, должны обладать достаточной свободой принятия решений. Одним из факторов, обусловливающих такую свободу, является высокий уровень генерализации ценностей, на основе которых осуществляется легитимизация объединения. Например, запрет на эксплуатацию человека человеком в экономических взаимодействиях весьма отличается от конкретного запрещения ссужения денег под проценты. Генерализация ценностных систем до такой степени, когда они становятся способными эффективно управлять социальным действием без опоры на подробно расписанные запрещения, является одним из центральных факторов в процессе модернизации.

На уровне культуры в качестве соответствующего аспекта ценностей выступает то, что принято называть моралью. Мораль предполагает оценку объектов опыта в контексте социальных отношений. Моральный поступок есть реализация культурной ценности в социальной ситуации, включающей взаимодействия с другими субъектами. Поскольку речь идёт о взаимодействии, здесь должны присутствовать стандарты, взаимно обязательные для его участников.

Моральные ценности — не единственный компонент ценностного содержимого культурной системы. Существуют другие, например эстетические, познавательные или собственно религиозные ценности. Культуры дифференцируются не только по линии морали; религия, искусство как область экспрессивной символизации, эмпирическое знание (в конечном счёте наука) тоже становятся независимыми дифференцированными культурными системами. Наличие высокодифференцированной культурной системы со сложной сетью взаимосвязей является отличительной чертой современных, модернизованных обществ 15.

Социетальное сообщество и политика

Рассмотрев аспекты социетального нормативного порядка, сосредоточенные вокруг проблем членства и лояльности и вокруг культурной легитимизации, перейдём к третьему аспекту. Влияние и ценностные приверженности действуют по принципу добровольности, через убеждение и апелляцию к чести и совести. Однако ни одна крупная и сложная социальная система не сможет выжить, если согласие с большей частью её нормативных оснований не будет носить обязательного характера, то есть если к непослушанию не будут применяться по ситуации негативные санкции. Такие санкции отчасти и предупреждают непослушание тем, что «напоминают» добропорядочным гражданам об их обязанностях и служат наказанием для нарушителей. Социально организованное и управляемое применение негативных санкций, включая угрозу их применения в случаях, когда подозревается наличие намерения ослушаться, называется функцией принуждения. Чем более дифференцировано общество, тем скорее можно ожидать, что принуждение осуществляется специальными органами, такими, как полиция и военизированные службы 16.

Управляемое принуждение требует существования определённых способов установления действительного факта, субъекта и обстоятельств нарушения норм. Среди специальных органов, действующих в этом направлении, важное место принадлежит судам и юридической гильдии. Сложный нормативный порядок, однако, нуждается не только в принуждении, но и в авторитетной интерпретации. Очень часто судебные системы вынуждены сочетать в особых случаях определение обязательств, наказаний и прочего с интерпретацией значения норм, что подчас является довольно значительной проблемой 18. Мы рассматриваем какое-то явление как политическое в той мере, в какой оно связано с организацией и мобилизацией ресурсов для достижения каким-либо коллективом его целей. Политические аспекты деятельности существуют у деловых компаний, университетов, церквей. В развитии современных обществ, однако, государство все более дифференцируется от социетального сообщества как специализированный орган общества, составляющий ядро его политической подсистемы.

Дифференцируясь, государство имеет тенденцию сосредоточиваться на двух основных функциональных комплексах. Первый охватывает ответственность за поддержание целостности социетального сообщества перед лицом глобальных угроз, с особым, но не исключительным акцентом на его легитимном нормативном порядке. Сюда же относится функция принуждения и, по крайней мере, некоторая доля участия в осуществлении интерпретации. К тому же общий процесс дифференциации сферы управления ведёт к обособлению областей, в которых допускается открытое формулирование и узаконение новых норм, так что частью этого функционального комплекса становится законодательная деятельность. Второй комплекс включает все виды исполнительной деятельности государства, которая связана с коллективными действиями в любых ситуациях, указывающих на необходимость каких-то мер в «общественных» интересах. Границы этой ответственности простираются от безусловно значимых дел, таких, как защита территориальных пределов или поддержание общественного порядка, до почти что любого вопроса, который считается «затрагивающим общественные интересы» 20. Мы определяем власть как способность принимать и «навязывать» решения, которые обязательны для соответствующих коллективов и их членов постольку, поскольку их статусы подпадают под обязательства, предполагаемые такими решениями. Власть следует отличать от влияния, так как издание обязывающих решений совсем не похоже на меры убеждения. В соответствии с нашим определением, гражданин, отдавая свой голос на выборах, осуществляет власть, поскольку совокупность таких голосов обязующим образом определяет исход выборов. Маленькая порция власти — всё равно власть, подобно тому как один доллар — небольшие деньги, но всё равно деньги.

Социетальное сообщество и экономика

Четвёртый компонент нормативного порядка сопряжен с областью практического. Наиболее очевидными сферами его приложения являются экономика и технология, а его руководящий принцип — желательность эффективного управления ресурсами. Даже в тех случаях, когда не затронуты вопросы лояльности, выполнения обязательных постановлений или морали, действия индивида или коллектива будут осуждаться, если они без необходимости расточительны или небрежны. В современных обществах этот нормативный аспект особенно ясен там, где речь идёт о peгyлировании трудовых ресурсов как фактора производства в экономическом смысле этого слова. Сознательное включение в рабочую силу предполагает обязательство эффективно трудиться в соответствии с легитимными условиями найма 21. Как отмечал Вебер, в этом обязательстве имеется решающий моральный элемент. Но и без этого акцента на морали повсеместно одобряется рациональное экономическое и технологическое действие и не одобряется отклонение от соответствующих стандартов рациональности.

Дифференциация автономных структур делает необходимым развитие обобщённого монетарного средства обмена в сочетании с рыночной системой. Деньги и рынок действуют там, где существует довольно широкое разделение труда и где область экономического действия достаточно отделена от политических, общинных и моральных императивов 22. Из всех обобщённых механизмов социетального взаимообмена деньги и рынки менее всего связаны с нормативным порядком, воплощённым в социетальном сообществе. Соответственно, практическая рациональность регулируется главным образом институциональными нормами, прежде всего институтами собственности и контракта, которые имеют другие основания для санкций 23.

Методы интеграции в ускоренно дифференцирующихся обществах

Правовая система

То, что мы описали как социетальный нормативный порядок, стоит очень близко к тому, что обычно подразумевается под понятием права. В большинстве рассуждений о праве подчёркивается критерий обязанности и принудительности, когда право ассоциируется преимущественно с правительством и государством. Другие подходы подчёркивают при объяснении нормативной значимости права его консенсусные элементы, и в этом случае на первое место выходит важность его моральной легитимизации. Мы рассматриваем право как общий нормативный кодекс, регулирующий действия коллективных и индивидуальных членов общества и определяющий ситуацию для них 25.

Решающим обстоятельством является то, что авторитет «исполнительной» власти начинает дифференцироваться от тех управленческих функций, которые имеют непосредственно конституционный характер. В досовременных обществах собственно законодательство как дифференцированная функция почти не существует, так как нормативный порядок в основном задан традицией или откровением. Легитимизация постоянно осуществляемой законодательной функции, таким образом, представляет собой отличительный признак современного развития. Этот процесс, в свою очередь, не без сложностей и оговорок, но всё же требует активного участия социетального сообщества через систему представительства. Развитие направлялось в сторону установления зависимости законодательной власти от взаимодействия законодателей с заинтересованными элементами социума и в конечном счёте (как это имеет место в наиболее модернизованных обществах) со всем электоратом 26. На самом деле такая же зависимость существует у тех, кто занимают посты в исполнительских структурах.

Возникшая в результате описанной эволюции изменяемость закона сделала особенно важным наличие специально предусмотренных процедур, охраняющих «конституционность» законов. Хотя американская, правовая система во многом уникальна, но что касается данного вопроса, то во всех современных конституциях обычно предусматривается некий орган, который не является чисто правительственным, особенно в смысле исполнительском, но за которым закреплена функция давать заключения о конституционной правомочности рассматриваемых вопросов.

Именно в этих широких конституционных рамках функционирует расположенный ниже уровень правовой системы. На этом уровне принимаются обязывающие решения, большей частью официально «уполномоченными» органами (обычно судами), и совершаются различные административные процедуры по их реализации. Особенно важно, что выходящее за рамки конституции содержание закона не сводится ни к особым законодательным актам, ни к обязывающим постановлениям и указам исполнительных органов. Оно включает в себя также юридическую традицию, запечатлённую в прецедентных судебных решениях, и «административное право», обобщающее прежний опыт «постановлений», — все это по контрасту с издаваемыми административными органами решениями по конкретному случаю (подлежащими, однако, законодательному и судебному разбору).

В общем и целом соображения относительно нормативного порядка и его взаимосвязей с политической подсистемой в принципе применимы к любой социальной системе, однако наиболее важны они именно в отношениях между государством и социетальным сообществом. Важность эта обусловлена тем, что обычно только государство бывает уполномочено использовать социально организованную физическую силу в целях принуждения. Действительно, эффективная государственная монополия на применение силы является одним из главных критериев интегрированное высокодифференцированного общества 27. Более того, только правительство наделено правом действовать в контексте целедостижения от имени всего социетального коллектива. Всякая другая организация, претендующая на это, ipso facto совершает революционный акт.

Членство в социетальном сообществе

Обсуждая легитимный порядок в обществе, мы часто затрагивали коллективный аспект социетального сообщества. Множественность наших критериев, определяющих общество, сама по себе указывает на то, что отношение между этими двумя основными аспектами не может не быть сложным, особенно потому, что сфера действия норм и сфера членства в сообществе не могут совпадать в точности. Самое очевидное их несовпадение вытекает из территориальной привязки обществ. Территориальный характер нормативной сферы требует того, чтобы нормы были в известной мере независимыми от членства в социетальном сообществе. Например, нормативному регулированию подлежат временные посетители и долговременные обладатели «вида на жительство», так же как и имущество иностранных владельцев.

Эти соображения указывают на то, что особенно важная часть отношений между нормативным и коллективным аспектами социетального сообщества лежит в плоскости их совместных отношений с государством. Государство не может просто «властвовать», оно должно быть легитимизировано по части управления имеющим относительно чёткие границы сообществом через принятие на себя ответственности за поддержание в нём нормативного порядка. На одном полюсе основное содержание нормативного порядка может считаться более или менее универсальным для всего человечества. Но при этом рождаются острые проблемы относительно того, насколько эффективно могут быть институционализированы столь универсалистские нормы в реальной жизнедеятельности столь обширного коллектива. На другом полюсе как государство, так и нормативный порядок можно отнести только к небольшому обособленному сообществу. В широком диапазоне вариантов между этими двумя крайностями современные социетальные сообщества обычно выступают в форме национального образования. Развитие этой формы включало и процесс дифференциации между социетальным сообществом и государством, и реформирование основ социетального сообщества, особенно в том, что касается членства.

Непосредственной отправной точкой этого развития была в большей части случаев более или менее чётко выраженная «абсолютная» монархия, в которой индивид считался «подданным» своего монарха. Важным обстоятельством было то, что это прямое отношение подданного и суверена пришло на смену запутанным партикуляристским солидарностям феодального общества. Однако «подданный» как образец социетального членства был, в свою очередь, заменён на гражданина.

На первой фазе развития гражданства произошло создание юридических или гражданских рамок, совершенно по-новому определивших пограничные отношения между социетальным сообществом и правительством или «государством» 29. В Англии первые этапы установления внутри протестантизма религиозной терпимости были существенной частью более широкого процесса формирования гражданских прав.

Вторая фаза развития гражданства связана в основном с участием граждан в общественных делах. Хотя попытки влиять на государство и получили защиту со стороны юридических прав (особенно таких, как свобода собраний и свобода печати) уже на предыдущей фазе, на данном этапе были институционализированы позитивные права участия в выборе правящих лидеров, закреплённые в избирательном праве. Распространение права голоса в «низы» классовой структуры происходило постепенно, и всё же бросающейся в глаза общей тенденцией было движение ко всеобщему избирательному праву для взрослых, к принципу «один гражданин — один голос» и к тайному голосованию 30.

Третий главный компонент гражданства состоит в «социальной» заботе о «благосостоянии» граждан, рассматриваемой как часть общественной ответственности 31. Если гражданские права и избирательное право дают возможность автономно реализовывать свой гражданский статус, то социальный компонент связан с созданием реальных условий для лучшего пользования этими правами. Это означает попытку обеспечить широким массам населения адекватный «прожиточный» минимум, доступ к здравоохранению и образованию. Заслуживает особого внимания тот факт, что распространение образования на всё более широкие круги населения и повышение его уровня были тесно связаны с развитием гражданского комплекса.

Развитие современных институтов гражданства внесло многосторонние изменения в принцип национальности как основы солидарности для социетального сообщества. В раннесовременном обществе наиболее сильные основания солидарности существовали там, где в понятии национальности сливались религиозный, этнический и территориальный факторы. В полностью сформировавшихся современных обществах может существовать разнообразие религиозных, этнических и территориальных основ, поскольку достаточным основанием для национальной солидарности служит общий статус гражданства.

Институты гражданства и национальности тем не менее могут сделать социетальное сообщество уязвимым, если только основания плюрализма перерастают в жёстко структурированные расслоения. Поскольку, например, типичное современное сообщество объединяет многочисленное население на обширной территории, то солидарность этого сообщества может испытывать напряжение из-за региональных расхождений. Это особенно справедливо в отношении тех случаев, когда региональные различия совпадают с этническими и/или религиозными. Многие современные общества распались по причине различных комбинаций этих факторов дезинтеграции.

Социетальное сообщество, рыночные системы и бюрократическая организация

Там, где социальная солидарность высвобождается из более архаичных религиозных, этнических и территориальных контекстов, она способствует возникновению других типов внутренней дифференциации и плюрализации. Самые важные из них основываются на экономической, политической и интегративной функциях, последняя выражается в стремлении к добровольному объединению по типу ассоциации, к самоорганизации. Экономическая категория кроме прочего имеет в виду развитие рынков и монетарных механизмов, существенно необходимых для осуществления этих функций, что, как уже отмечалось, предполагает новые формы институционализации отношений собственности и контракта. То есть они покоятся на той части гражданского комплекса, которую образуют «права», ибо экономика, целиком «администрируемая» органами центрального правительства, нарушала бы свободу частных групп вступать в независимые рыночные отношения. Но как только рыночная система экономики достигает высокого уровня развития, она становится для правительства важным каналом мобилизации ресурсов.

На ранних стадиях модернизации рынки имеют преимущественно коммерческий характер, осуществляя торговлю материальными ценностями и лишь во вторую очередь финансовые операции по заимствованиям. Широкое распространение в рыночной системе первичных факторов производства знаменует «индустриальную» фазу экономического развития. Кроме технологического прогресса здесь имеется в виду социальная организация производственного процесса, состоящая в создании новых форм использования трудовых ресурсов в бюрократических контекстах 32.

Обсуждая выше политический аспект общества, мы позволили себе некоторую выборочность. При этом на первый план были выдвинуты отношения между правительством и всем социетальным сообществом, с акцентом на прямую их связь в так называемой системе «поддержки». Эта система охватывает прежде всего взаимодействие между лидерами и теми, кто стремятся занять лидирующие позиции, с одной стороны, и, с другой, теми элементами социальной структуры, которые прямо не участвуют в системе управления как таковой. Этот процесс взаимодействия охватывает как взаимообмен политической поддержки и лидерской инициативы, так и взаимообмен правительственных решений и «потребностей» различных лоббистских групп. Эти взаимообмены образуют систему, нуждающуюся в определённой сбалансированности, если политическая подсистема стремится к устойчивой интеграции с социетальным сообществом.

Другой главной действующей структурой правительств является административная организация (включая силовые структуры), через которую проводятся в жизнь политические решения. Как правило, развитие бюрократических структур происходило в первую очередь, хотя и не исключительно, в правительствах. Среди наиболее важных черт бюрократизации находится институционализация ролей в виде должностей с хорошо очерченными должностными функциями, полномочиями и «властью», отделённых от сфер частной жизни должностного лица. Должности дифференцируются по двум основаниям — по функциям, выполняемым для организации, и по месту в иерархии или «вертикали «подчинения».

Развитие бюрократической организации обыкновенно требует, чтобы каждой профессиональной роли соответствовал определённый вид должности, когда должностное лицо «назначается» посредством заключения некоего «договора о найме». Поэтому существование его семьи обычно зависит от его зарплаты или должностного оклада. В свою очередь, это требует наличия определённого «рынка труда» для распределения человеческих услуг посредством переговоров об условиях найма и карьерных возможностях.

Одной из главных черт индустриальной экономики является бюрократическая организация производства и, соответственно, мобилизация трудовых ресурсов через рынок труда 33. В результате сложной эволюции, имевшей ряд этапов, эта экономика породила невиданное распространение бюрократических форм организации вне правительственной сферы. Один из основных этапов был связан с «семейными предприятиями» раннего индустриального капитализма, который был бюрократизирован на «трудовом», но не на управленческом уровне.

Мы рассматриваем бюрократическую организацию как преимущественно политический феномен, поскольку она в первую очередь ориентирована на достижение коллективных целей. В случае частного предприятия его коллектив является частной группой внутри социетального сообщества; в случае правительства — это всё сообщество целиком, организованное для коллективного достижения целей. Тем не менее мы рассматриваем трудовое соглашение как форму членства в коллективе, оставляя в стороне то, что возможно членство и через другие способы участия в экономическом предприятии. И разумеется, частная бюрократия не ограничивается сферой экономического производства, она встречается в церковных организациях, университетах и во многих других видах коллективов.

Обсуждаемые нами рыночные системы вовлечены во взаимообмен между подсистемами экономики и воспроизводства образца, с одной стороны, и между подсистемами экономики и политики — с другой. Этот взаимообмен не затрагивает напрямую социетальное сообщество, поскольку его функция по отношению к этим подсистемам состоит не столько в их непосредственном конституировании, сколько в общем регулировании через нормативный порядок. Мы также должны подчеркнуть различие между «коммерческими» рынками потребительских товаров и рынками «труда», имеющими дело с человеческими ресурсами, в том числе находящимися на самом высоком уровне компетентности и ответственности. С социологической точки зрения распространённая среди экономистов практика объединять в одну графу «товары и услуги» и трактовать их в таком виде в качестве наиглавного продукта экономики представляется неоправданным смешением понятий.

Добровольная самоорганизация (ассоциация)

Третий главный тип структурирования, для которого открывают возможности современные социетальные коллективы, — это «добровольная самоорганизация» (или ассоциация). Возможно, прообразом ассоциации является само социетальное сообщество, представляемое в виде корпоративного объединения граждан, имеющих относительно полное согласие по поводу её нормативного строя и авторитета лидеров. Главной характеристикой современных ассоциаций является определённый эгалитаризм, наиболее явственно и с наиболее важными последствиями проявляемый в обсуждавшихся нами ранее трёх аспектах гражданства.

Вторая основополагающая черта структур типа ассоциаций — это добровольность. Конечно, этот принцип не может быть применён со всей строгостью в ситуациях повиновения нормативному порядку или коллективным решениям, ибо любым коллективам присущ элемент обязательности. Но он почти буквально выполняется при принятии решений о членстве, и альтернативой послушанию всегда является отставка. Особый случай, однако, представляет собой отношение между социетальным сообществом и государством. Все прочие ассоциации существуют под общей государственной и социетальной защитой, но сама основа их безопасности покоится на этом базисном соединении государства и общества. Поэтому в действии социетального нормативного порядка присутствуют элементы обязательности и принуждения, в других случаях отсутствующие. Аналогом «отставки» здесь выступает эмиграция, которая влечёт за собой гораздо более тяжёлые потери, чем выход из членов ассоциаций другого типа. В принципе эмиграция влечёт также принятие другого социетального и государственного порядка, в то время как в случае, например, развода вовсе не обязательно снова вступать в брак.

Третья характерная черта ассоциаций как особого рода самоорганизации человеческих коллективов, определённо относящаяся к социетальному коллективу и к государственным органам, состоит в той важности, которую придают в них процедурным институтам 34. Хотя особое значение процедурные моменты имеют в системе права, ими насыщены также и процессы принятия решений в любой ассоциации как на уровне представительских, так и на уровне внутренних взаимоотношений. В самых общих чертах процедурные системы состоят из двух уровней, управляемых каждый своим сводом правил. Первый уровень регулирует дискуссии, в ходе которых заинтересованные стороны стремятся убедить участников принять те или иные обязывающие решения. Это происходит в различных формах, но обычно собрания проводятся согласно распорядку, за соблюдение которого ответствен председательствующий. Дискуссии внутри ассоциации — это прежде всего сфера действия влияния как средства, обслуживающего социальный процесс. С точки зрения заинтересованной стороны, дискуссия работает на повышение её шансов добиться возобладания своей позиции; с точки зрения коллектива, она облегчает достижение консенсуса.

Второй уровень процедурной системы относится к самому процессу принятия решения. В судебных органах решающей инстанцией являются присяжный, судья или коллегия судей. Преобладающей практикой, будь то в коллегиях присяжных, судей или в иных, является голосование, тяготеющее, как правило, к принципу «один член — один голос» при полной равновесности голосов, что логически ведёт к правлению большинства. Как бы то ни было, решение большинством голосов должно следовать заранее установленным правилам, включающим ожидание, что принятые при честном соблюдении процедурных правил решения будут признаны побеждённым меньшинством. В таких случаях, как выборы руководителя государства и глав местных администраций, может возникать очень серьёзная напряжённость; соблюдение процедурных требований является решающим признаком успешной институционализации «демократической» солидарности.

Параллельно с развитием принципов ассоциации в государственных органах управления умножалось число ассоциаций и в других секторах общества. Политические партии связаны с процессом управления, но также и с разного рода ассоциированными «группами интересов», большинство из которых представляют различные осуществляющие определённую деятельность коллективы. Имеются также ассоциации, организованные вокруг бесчисленных «общественных проблем», а также различного вида интересов, например развлекательных, художественных, и так далее.

Чрезвычайно важные оперативные функции современных обществ исполняются почти исключительно структурами типа ассоциаций. Это прежде всего участие «фидуциарных» комитетов (осуществляющих общественный надзор) в разнообразных секторах делового предпринимательства и во многих других типах «корпоративных» организаций. По отношению к «исполнительной части управления» они выполняют роль, аналогичную той, какую играет законодательная власть по отношению к исполнительным органам любого современного государства. Иногда члены таких советов в каком-то смысле избираемы, скажем, акционерами, но в большинстве случаев этого нет. Во всяком случае, они во многом заменили наследственный элемент в качестве «небюрократической» верхушки в преимущественно бюрократических структурах бизнеса 35. В «частном неприбыльном» секторе верховный контроль, особенно в том, что касается финансовой ответственности, также имеет тенденцию в каком-то смысле сосредоточиваться в руках надзорных комитетов.

Другой очень важный момент в развитии ассоциаций — это объединения по профессии 36. Несмотря на то что в значительной мере профессиональная функция выполнялась в рамках индивидуальной «частной практики», уже с давних пор профессионалы стремились объединяться для продвижения своих общих интересов, в том числе для поддержания высоких профессиональных стандартов компетентности и добросовестности. В этом комплексе все более видное место отводилось высшему образованию, не в последнюю очередь потому, что оно готовило практикующих профессионалов. Поэтому и профессия преподавателя высшей школы, и профессия университетского исследователя также становились всё более значимыми. Примечательно, что сердцевина структуры академической профессии — факультет — в основе своей имеет характер ассоциации.

Все три главных типа операциональной организации (рынки, бюрократия и ассоциации) выходят на ключевые позиции в процессах дифференциации и плюрализации современных социетальных сообществ (Parsons T. Professions. // The International Encyclopedia of the Social Sciences. — Прим. ред.).

Процессы эволюционных изменений

Хотя в предшествующем изложении дифференциация находилась в центре внимания, аналитически она рассматривается лишь как один из четырёх главных процессов структурного изменения, которые, взаимодействуя друг с другом, составляют «прогрессивную» эволюцию к более высоким системным уровням. Помимо дифференциации в их число входят повышение адаптивной способности, включение и генерализация ценностей (применительно к социальным системам) 37.

Дифференциация представляет собой деление единицы или структуры в какой-либо социальной системе на две или более единицы или структуры, различающиеся по своим характеристикам и функциональной значимости для системы. Мы уже обсуждали сложный случай дифференциации: возникновение как современного домохозяйства, так и современной, основанной на найме организации из более замкнуто функционирующего крестьянского домохозяйства, которое повлекло за собой изменение многих ролей, коллективов и норм. Однако процесс дифференциации имеет своим результатом появление более развитой социальной системы только в том случае, если каждый вновь дифференцировавшийся компонент обладает большей адаптивной способностью, чем прежний компонент, выполнявший его функцию.

Повышение адаптивной способности представляет собой процесс, в результате которого социальные единицы обретают больший выбор ресурсов, высвобождаясь в своём функционировании от некоторых ограничений, присущих их предшественникам. Современные фабрики предполагают гораздо более высокий уровень обобщённости обязательств в отношении труда у тех, кто занят в производстве, чем это требовалось в крестьянских домохозяйствах, но зато на них может выпускаться большее разнообразие товаров с гораздо большей экономией.

Система, углубляющая внутреннюю дифференциацию и повышающая свои адаптивные способности, тем самым усложняется и обязательно сталкивается с проблемами интеграции. Обычно решить эти проблемы можно только путём включения новых единиц, структур и механизмов в нормативные рамки социетального сообщества. Например, когда организации, основанные на найме, дифференцировались от семейных домохозяйств, системы власти в обоих типах коллективов должны вписаться в структуру норм данного общества.

Наконец, если этим различным составляющим общества суждено получить надлежащую легитимизацию и обрести определённые способы ориентации в своих новых образцах действия, то предыдущие три процесса должны быть дополнены генерализацией ценностей. Выше уже отмечалось, что общие ценности общества должны конкретизироваться применительно к великому множеству ситуаций, в которых действие социально структурировано. Здесь же подчёркивается обратный момент, а именно: когда переплетение социально структурированных ситуаций становится более сложным, то для обеспечения социальной стабильности нужно, чтобы ценности получали более обобщённое выражение.

Надо обратить также внимание ещё на один аспект эволюционного развития. При обсуждении обобщённых средств взаимообмена между составными частями социальной системы, то есть денег, влияния, политической власти и ценностных приверженностей, речь шла преимущественно об их наиболее очевидной функции обеспечения рутинного взаимообмена между дифференцированными частями социальной системы. Но они могут способствовать также повышению творческого уровня и расширению диапазона деятельности, совершающейся в социальных системах.

Современные экономисты показали, что через процесс кредитования и инвестирования деньги могут быть одним из первостепенных инструментов повышения уровня производства, равно как и совершенствования обмена в системе разделения труда. В других моих работах высказывалась мысль о том, что фундаментальное свойство денег, то есть их способность через механизм кредита повышать производительность экономики, находит аналоги в действии других обобщённых средств, прежде всего власти и влияния 38. Так, механизм власти может действовать таким образом, чтобы увеличивать эффективность политической подсистемы в долгосрочном плане, а влияние может быть использовано для повышения способности социетального сообщества к достижению солидарности.

Если формулировать кратко, основным условием способности обобщённых средств взаимообмена стимулировать является их опора на подсистемы действия более высокого уровня. Таким образом, в самом широком смысле развитие культуры существенно необходимо для эволюционных продвижений социальных систем. Например, развитие религии лежит в основе всех крупных процессов генерализации ценностей, а прогресс эмпирического знания — в основе институционализации новых технологий. Достаточно высокие уровни генерализации ценностей, реализуемые главным образом через правовую систему, являются предпосылками включения в структуру социетального сообщества. Консенсусная основа, обеспечивающая адекватно применение механизма влияния, необходима для эволюционных сдвигов в системе политической власти. Определённая высокая степень политической интеграции обусловливает возможность выхода денежных экономик за относительно примитивные пределы 39.

Структура + Функция = Общество. Теория Толкотта Парсонса

Одной из самых фундаментальных социологических теорий XX века является структурный функционализм Толкотта Парсонса. Concepture публикует небольшую лекцию, излагающую основные его положения.

Опираясь на данные кибернетики (науки о закономерностях функционирования информации в сложных системах), свою комплексную теорию создает американский социолог Толкотт Парсонс. Работы Парсонса и по сей день продолжают оказывать влияние на ученых. Специалисты признают, что его теории в плане основательности и целостности нет равных в области социологичекой мысли. А положения его структурно-функциональной социологии легли в основу целой научно-исследовательской школы.

Как и всякий фундаментальный теоретик, Парсонс придерживался принципа системности. Точкой отсчета возникновения социологии как науки он считал первую попытку рассмотрения общества как системы. Такую попытку, по его мнению, предпринял Маркс.

Исходя из дефиниции системы как совокупности элементов, взаимосвязь которых образует определенное единство, Парсонс определяет общество в качестве разворачивающихся в пространстве и времени социальных отношений, которые, закрепляясь в устойчивых формах (от ежедневных разговоров на лавочке до организации политических институтов), образуют устойчивую, находящуюся в равновесии сеть (научная метафора), которая устанавливает рамки для всех видов социальной деятельности.

Таким образом Парсонс трактует социальную систему как систему действий, которая регулируется сетью общественных отношений. Регламентация рамок этих действий предполагает не только их закрепление на правовом уровне (институциональная легитимация), но и неформальное ценностное признание со стороны членов общества (аксиологическая ориентация). Социум закрепляет стандарты видов деятельности внтури себя и сохраняет их по отношению к внешним условиям.

Например, получение полного среднего образования осуществляется в течение одиннадцати лет, и это длящийся во времени устойчивый формат, который не изменится даже в случае инфляции, роста числа эмигрантов и т. д. Поскольку элементы, образующие систему, находятся в отношении взаимозависимости, любое изменение части системы сказывается на ее целом. Основными элементами социальной системы являются:

1

Физические условия жизни, при которых возможна полноценная человеческая деятельность (удовлетворение базовых витальных потребностей).

2

Психологические условия, обеспечивающие продолжительность существования общества (удовлетворение социальных потребностей).

3

Наличие устойчивого набора социальных норм и ценностей, формируюших определенный способ деятельности (удовлетворение духовных потребностей).

Вышеперечисленные пункты образуют структуру общества. Но в соответствии с теорией Парсонса каждая структура обладает еще и функцией (напомним, что его теория получила название «структурный функционализм»). Если структурный аспект составляют системообразующие факторы, то функциональный составляют факторы контролирующие. Их тоже три:

 

1

Экономика (обеспечивает контроль производства и распределения ресурсов среди населения).

2

Политика (обеспечивает внешний контроль над событиями, происходящими на территории, на которой проживает общество).

3

Культура (обеспечивает внутренний контроль жизнедеятельности людей в соответствии с принятыми в обществе нормами и ценностями).

Можно заметить, что системообразующие и контролирующие факторы соотносятся друг с другом: экономика создает необходимые физические условия, политика – психологические (толерантность, транспарентность [открытость информации], демократизм), культура дает духовную пищу. При этом, по Парсонсу, любой социум как система стремится к адаптации, целеполаганию, интеграции и порядку.

Адаптация

Адаптация – это приспособление общества к природным условиям окружающей среды. Важно понять, что Парсонс представляет общество состоящим из множества подсистем, в том числе физиологических. Поэтому функцию адаптации выполняет такая подсистема как организм.

Целеполагание

Целеполагание – это преобразование обществом окружающей среды, и поскольку оно гораздо сложнее простого приспособления, эту функцию выполняет личность (еще одна подсистема общества).

Интеграция

Интеграция – это установление устойчивых форм взаимодействия между человеком и обществом. Оно осуществляется на основе общей ценностной ориентации. Например, в восточных обществах ценность коллектива ставится выше ценности индивидуума, в то время как на Западе все обстоит ровно наоборот – отсюда различие форм взаимодействия внутри обществ.

Порядок

Порядок основывается на принятии и одобрении (легитимации) большинством одних и тех же норм и ценностей. Эту функцию выполняет культура. Она создает комплексы значений тех или иных социальных действий, тем самым ограничивая возможность произвольности их совершения. Проще говоря, человеку запрещается как попало совершать свою деятельность. Одним из таких комплексов является, например, этикет.

В ходе анализа эволюции человеческих обществ Парсонс обнаруживает тенденцию к росту их адаптивной способности за счет усложнения социальной организации. Это проявляется в сознательном увеличении контроля и регламентации способов человеческой деятельности. Другими словами, Парсонс считает, что современное общество более жизнеспособно и устойчиво во времени, чем традиционное.

Исторический пример: Наполеон считал, что захватив Москву, он покорит Россию. Подобная стратегия может быть сработала, если бы это был древний Вавилон, где все общество зависит от сакрального центра (столицы). Однако в случае с Россией XIX века ничего не вышло, поскольку способ организации общества Российской империи носил модульный, а не централизованный характер.

Основной недостаток этой теории критики видят в нивелировании свободы воли человека и роли творческого потенциала отдельных субъектов. Системная теория Парсонса предлагает модель общества как огромной хорошо работающей машины, винтиками которой являются люди. Однако если отбрасывать в сторону неправомерную идеализацию образа человека, можно сказать, что в действительности так оно и есть.

(PDF) The innovations in the theories of T. Parsons at the turn of the XX-XXI centuries

17

внимания выдвигаются два взаимосвязанных понятия — “комму-

никация” и “система”. В теории Лумана коммуникация выступает

тем элементарным процессом, который конституирует, создает со-

циальную реальность. Этот процесс характеризуется определенным

“смыслом”, поскольку в нем всегда присутствуют нереализованные

возможности событий и действий, каждое из которых могло быть

тем, каким стало, или совершенно иным, вследствие чего человек

постоянно осуществляет выбор из многих возможностей. Выбороч-

ными являются внимание и понимание отправителя и получателя

сообщений, содержание информации и способ ее передачи (восприя-

тие). Процесс коммуникации замкнут на себе, ибо в него включены

только те индивиды, которые коммуницируют между собой, сле-

довательно, он самореферентен. Каждый из коммуницирующих

знает, что восприятия его партнера, как и приходящие ему самому

сообщения, могли бы быть и другими. Эту вариантность сообще-

ния и его восприятия Луман вслед за Парсонсом называет “двой-

ной контингентностью”. В процессе коммуникации получатель

сообщения может принять или отклонить его. Отклонение тоже

является актом коммуникации, поскольку одно и то же сообще-

ние может иметь разный смысл для разных людей (например, со-

общение о мяче, забитом в ворота одной из футбольных команд

или победе одной из них), в коммуникации заключена возмож-

ность разногласия, “потенциального конфликта”. Такой конфликт

превращается в социальную реальность в случае отказа, отклоне-

ния коммуникации. В этом случае коммуникаторы (как отдельные

индивиды, так и целые социальные системы) оказываются перед

выбором: избежать конфликта или же разрешить возникшую про-

блему посредством давления, влияния, насилия. Социальные сис-

темы, как считает Луман, многообразны, а в их совокупности

можно выделить три основных типа. Первый из них — системы

взаимодействия, которые возникают и функционируют в тех слу-

чаях, когда присутствующие индивиды воспринимают друг друга,

а также воспринимают само взаимное восприятие. Личное при-

сутствие является здесь принципом формирования границ таких

систем. Примерами могут служить семейный ужин (в отличие от

самой семьи), игра в покер, массовая демонстрация, поездка на

такси. В каждом из подобных случаев присутствующие имеют

приоритетное рассмотрение, а забота об отсутствующих уменьша-

ется, независимо от того, каково их влияние. Второй тип систем —

социетальные системы, они свободны от каких-либо ограничений,

являются всеохватывающими, независимыми и “авторитарными”.

В качестве примера такой системы можно привести мировое со-

общество, являющееся не просто совокупностью личностных и

Социальная система — социальные системы. Социальная систе

Пользователи также искали:

саморегуляция социальных систем, социальная система особенности, социальная система парсонс, социальная система примеры, топливная система инфинити fx35, топливная система хендай гетц, топливная система м57 е39, топливная система мазда мпв, топливная система шевроле авео т250, топливная система шевроле авео т300, топливная система тнвд, тойота королла топливная система, псс, грайтек, медицине, такое, документ, пистолет, купить, псс мчс, псс спб, псс грайтек, что такое псс в медицине, псс документ, псс пистолет, псс вул купить, псс -, система, социальная, социальной, системы, систему, социальная система, социальных, систем, социальных систем, социальной системы, системой, системе, социальные системы, системы социальной, функции,

                                     

ПАРСОНС Т. Социальные системы. сокращается внутреннее разнообразие систем в процессе эволюции?. действий в социальной системе, нам необходимо предварительно рас -.. .. Информационно энтропийные свойства социальных систем. Эта индивидуальность и создает большие трудности при разработке и реализации решений в социальной системе. В такой системе необходимо. .. Моделирование иерархической структуры социальных систем. Структура социальной системы это способ взаимосвязи взаимодействующих в ней. .. Как реформировать систему социального страхования. Интерпретация социальных закономерностей состоит в том, что они объективны и необходимы конкретной социальной системе. Следовательно, их. .. Формирование и развитие социальных систем. Единая государственная информационная система социального обеспечения Внедрение данной системы позволит повысить эффективность. .. Интеграция индивида в социальную систему – тема научной. Со времени возникновения социологии как самостоятельной науки ученые всегда пытались. .. Системная теория Лумана ПостНаука. Взаимодействия личности с социальной средой образует социальные явления: Интеграция индивида в социальную систему Текст научной статьи по. .. Социальная система это Что такое Социальная система?. Демонстрация систем распознавания лиц на Всемирной конференции по. Система социального кредита предусматривает и ряд. .. Научим Родину любить: как работает китайская система. Любое социальное развитие сопряжено с формированием социальных систем. Все социальные системы, как изначально искусственные по. .. Л. И. Савинов. Социология закономерностей социальных систем. Бывшие заместители министра социального развития Юрий Воронин, Евгений Гонтмахер и Александр Сафонов о необходимости. Единая государственная информационная система социального. Предлагаемая вниманию читателя книга подводит итог длительной работе автора в области социальной психологии. Взаимоотношения людей. .. Общество как социальная система. образом приспособлена к описания и анализа социального вза имодействия, рассматриваемого как класс эмпирических систем. Эти системы. .. Психологические отношения человека в социальной системе. Социолог Александр Филиппов о появлении новой теории, социальных системах в мире и самореференции в построении систем.. .. Как работает система социального доверия в Китае ТАСС. Учебные курсы. Лекция 9. ОБЩЕСТВО КАК СОЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА. В социологии все социальные явления и процессы рассматриваются как системы. .. Единая государственная информационная система социального. Законопослушность, честность, даже потребительское поведение самые разные стороны жизни гражданина отслеживает китайская. .. Имиджевая практика как ресурс адаптации в социальной. Единая государственная информационная система социального обеспечения ЕГИССО. О СОЗДАНИИ СИСТЕМЫ. Федеральным законом от. .. 2 каковы особенности технических, биологических и социальных. 7 дек 2001 Моделирование иерархической структуры социальных систем. Коробицын В.В. Пять организационных уровней социальной системы.. .. Цифровая диктатура: как в Китае вводят систему социального. Впервые о системе Шэхуэй синьюн тиси 社会信用体系, что в переводе с китайского означает система социального доверия,. .. Китайская система социального рейтинга будет определять. В наше спорное время Китай стал первой страной, которая к 2020 году планирует внедрить систему социального рейтинга. Система. .. Лекция 9. ОБЩЕСТВО КАК СОЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА. Имиджевая практика как ресурс адаптации в социальной системе Текст в адаптации личности как социального субъекта в социальной системе,.

Парсонс и его теория действия реферат по социологии

2. Теория общества как социальной системы Система для Парсонса в общих чертах характеризуется взаимозависимо-

стью частей. На основе упорядоченного характера взаимозависимых вариантов

система имеет тенденцию к самосохранению, что обычно именуется равновесием

системы, если один элемент не вписывается в этот порядок, то либо происходит

исключение элемента, либо другие части системы приспосабливаются к нему.

Систему личности и социальную систему Парсонс считал эмпирическими

системами, которые настолько разнятся друг с другом, что не могут быть сведены

друг к другу. Тем не менее, между ними существует взаимопроникновение, т.е.

невозможно себе представить систему личности, не включённую в социальную

систему, и социальную систему, которая не является составной частью системы

личности.

Социальная система представляет собой в тоже время подсистему действий,

поскольку каждое «отдельное действие» складывается из элементов, как системы

культуры, так и системы личности, организма и социальной системы. Социальная

система возникает через интерактивные процессы, которые, в свою очередь, можно

считать взаимозависимостью систем действия.

Социальная система состоит из отношений между деятелями и интеракциями,

определяемыми её структурой. Мельчайшей единицей социальной системы является

роль, т.е. тот структурный отрезок из ориентации деятеля, который определяет и

конституирует его участие в интерактивном процессе на основании дополнительных

ожиданий. Роли определяются общепринятыми ценностями представлениями, они

являются частью институтов, где они «осуществляют» распределение власти и

престижа; они основываются на процессах дифференцирования и распределения,

которые, в свою очередь, делают необходимым интегративные процессы.

Проблемы интеграции касаются сохранения и развития коллективности как

таковой, и определяется переменными ориентации на себя / ориентации на

Социальная система Парсона

Социальная система Парсона Социальная система Парсона (структурные функционалисты)

Талкотт Парсонс попытался разработать и усовершенствовать общую аналитическую модель подходит для анализа всех типов коллективов. В отличие от марксистов, кто сосредоточился на наступлении радикальных изменений, Парсонс исследовал, почему общества стабильны и функционируют. Его модель AGIL , которая представляет собой четыре основные функции, которые должны выполнять все социальные системы, если они хотят сопротивляться. Это была одна из первых теорий организации открытых систем.

Адаптация: проблема получения достаточных ресурсов.

Достижение цели: проблема определения и реализации целей

Интеграция: проблема сохранения солидарности или координации между субъединицы системы.

Задержка: проблема создания, сохранения и передачи самобытная культура и ценности системы

Он применил эту модель в социально-психологических, структурных и экологических уровни.С точки зрения общества в целом организационный тип, который служил каждая функция (плюс несколько примеров):

Адаптация — Организации, ориентированные на экономическое производство — Деловые фирмы

Приставка к цели — Организации, ориентированные на политические цели — Государственные агентства, банки

Интеграция — Интегрирующие организации — Суды, политические партии, социальный контроль агентства

Latency — Pattern — организация обслуживания — музеи, образовательные организации, религиозные организации.

То, что является целью конкретной организации, является функцией более крупных общество. Организация может рассчитывать на получение ресурсов и одобрения на основе о важности его функции в обществе. Эта система целей / функций также могут быть воспроизведены на формальном уровне организации путем проверки подразделений. Хотя он не настаивает на создании конкретных подразделений, он подразумевает, что они будут формироваться на основе этих четырех подразделений, потому что различные функциональные потребности несколько противоречат друг другу.

Например, в неформальных группах внутренняя напряженность может создать необходимость в «руководитель задачи», ведущий к цели, и «социально-эмоциональный лидер «, чтобы справиться с напряжением и мотивировать людей.

Парсонс далее выделяет свою типологию AGIL. Например, в статье» Достижение цели » он описывает четыре типа решений:

Политические решения — решение, какие цели преследовать и как они будут быть достигнутым (подсектор Gg)

Решения о распределении ресурсов — распределение ресурсов и ответственности среди персонала (подсектор Ga)

Координационные решения — как персонал будет мотивирован и вклад координировано (подсектор Gi)

Поддерживающие значения — значения, которые служат для легитимации и авторизации право принятия решений в системе (подсектор Gl). (Все выше от Скотта П. 70-71)

Каждый из других секторов в AGIL также отличается.

Парсонс указывает, что организации отличаются от других социальных системы своей ориентацией на достижение поставленной цели.

Что еще более важно для последующих исследователей, Парсонс выделяет три основных уровни организационной структуры: внизу находится техническая система , где производится собственно продукт (рабочие, учителя в классах, ученые в лабораториях и т. д.). Выше находится система управления , которая посредничать между организацией и средой задач и администрировать внутренние дела. Вверху находится институциональная система , чья функция — связать организацию с обществом в целом.

Хотя система Парсона исчерпывающая, ясная и применима во многих уровней, у него много проблем. Его AGIL сложно реализовать переменные и подсекторы. На самом деле это скорее концептуальная основа чем полезная теория с проверяемыми предложениями.

Кац и Кан: организационные подсистемы

Кац и Кан (1978) разрабатывают систему Парсона и описывают организации как имеющий пять подсистем:
1. Производство: (переработка, трансформация материалов)
2. Поддерживающий : (собрать входные ресурсы, обработать выход, получить легитимность)
3. Техническое обслуживание : (набор, социализация, обучение, сохранение система, награды)
4. Адаптивный: (распознает изменения окружающей среды и определяет значение для организация, стратегия — исследование продукта, исследование рынка, долгосрочное планирование, и т. д.)
5. Управленческий : (управляющая, координирующая и направляющая подсистемы, разработка политики, — использовать как механизмы регулирования (обратная связь), так и структуры власти принятие и реализация решений).

Они также видят три основные функции вспомогательных подсистем — закупщиков т материалов и ресурсов, утилизация и сбыт продукции, и институциональная подсистема (ala Parsons) — легитимность и поддержка из окружающей среды.

Интеграция и социальный порядок на макроуровне: структурно-функциональная перспектива Парсонса

Для современной социологии функциональная теория была разработана наиболее систематически Талкоттом Парсонсом вместе с многочисленными коллегами. Хотя самый ранний вклад Парсонса был попыткой интегрировать предыдущие взгляды в всеобъемлющую теорию социального действия, его лучше всего помнят за его структурный / функциональный анализ всего общества. С этой точки зрения основное внимание уделяется тому, как действия индивидов организованы через их роли в социальных институтах таким образом, чтобы они способствовали удовлетворению основных функциональных требований общества.Хотя функциональная теория обычно считается наиболее подходящей для макроуровневого анализа самого общества, стратегия функционального анализа может применяться к любой социальной системе, в том числе на микро- и мезоуровнях. После краткого вводного раздела основные темы структурно-функциональной структуры Парсонса, которые будут обсуждаться в этой главе, следующие:
  • Волюнтаристская теория социального действия — Парсонс утверждал, что человеческое поведение включает в себя выбор, который делают люди, но этот выбор регулируется общими ценностями и нормами.

  • Переменные шаблона — это относится к ряду конкретных выборов, которые люди делают в рамках нормативных руководящих принципов своего общества в отношении своей ориентации по отношению к другим, а также приоритета, который они должны отдавать своим собственным интересам по сравнению со своими нормативными обязательствами. .

  • Стратегия структурно-функционального анализа. Этот раздел, который иногда считают сердцем теории Парсонса, будет иметь дело с тем, как основные институциональные структуры общества сочетаются друг с другом в выполнении его функциональных требований.Модель Парсонса AGIL, которая, возможно, является его самым прочным наследием современной теории, будет рассматриваться как применимая к другим социальным системам, а также ко всему обществу.

  • Иерархия культурного контроля. В этом разделе показано, что социальные системы связаны с культурой, личностными моделями и поведенческим организмом как аналитически отдельные системы. Культурные ценности и нормы рассматриваются как контролирующие динамику социальных систем и формирование личности, но этот контроль действует в рамках ограничений и условий, установленных системами нижнего уровня в иерархии.

  • Структурная дифференциация и эволюционные изменения. Несмотря на то, что он уделял большое внимание стабильности и социальному порядку, Парсонс также использовал свою точку зрения для анализа эволюционных изменений, ведущих к современному обществу.

  • Высший смысл человеческой жизни — В этом разделе отражены усилия Парсонса по предоставлению всестороннего анализа «человеческого состояния», который включает в себя уровень высших или трансцендентных значений (выраженных, например, в религиозных верованиях и символах) как а также материальная среда и биологические характеристики человека.

Социальная система по Талкотту Парсону

РЕФЕРАТ . В этой статье социальная система будет рассматриваться в соответствии с идеей Талкотта Парсонса, всегда обращая внимание на те сегменты социальной системы, которые он считает важными для обеспечения благосостояния социального процесса. Его вывод о том, что общество, по сути, представляет собой сложность взаимодействующих частей, доказывает его влияние на функциональный подход, соответственно мысли Дюркгейма, однако Парсонс был удостоен значительной сложности этого подхода.Есть несколько причин, по которым идеи Парсонса важны: во-первых, они оказали влияние на американскую социологию и не только; Во-вторых, включить эти идеи в свое собственное столкновение между отдельными долями индивида и социальной системы; В-третьих, этот крах продолжается, и это факт, который требует дальнейшего изучения социальной системы; И, наконец, идеи Парсонса о функционировании социальной системы носят провокационный и описательный характер. По большому счету, его способность состоит в том, как включить идеи Дюркгейма в свою схему.

Ключевые слова : социальная система, функционализм, макро-перспектива, микроперспектива, социализация, социальный контроль, gemeinschaft, gesellschaft.

Введение

Если вам кажется, что вы поняли некоторые из этих вещей с первого чтения, пусть это будет предупреждением. Вы что-то получите, но чтобы по-настоящему понять, вы должны возвращаться, назад и назад.

Парсонс , короткий счет

Мое интеллектуальное развитие

13 декабря 1902 года в Колорадо-Спринг родился Талкотт Парсонс.Он был сыном президента колледжа Мариетта в Огайо. Со времени его окончания он был полон решимости продолжить изучение социальных наук и с самого начала находился под влиянием Бронислава Малиновского. В 1925 году он поступил в Гейдельбергский университет, где получил докторскую степень по экономике. Очень скоро в Гарвардском университете он нанял преподавателя экономики. В 1931 году он перешел на недавно открытый факультет социологии и семь лет оставался на той же должности без какого-либо громкого имени.Поворотным моментом в его академическом путешествии стала публикация работы «Социальная структура действия» в 1937 году, событие, принесшее мгновенную и прочную известность. С начала 1950-х годов Талкотт Парсонс стал самым выдающимся социальным теоретиком, если не сказать более спорным в Соединенных Штатах Америки.

Как Талкотт Парсонс определяет социальную систему? Какие сегменты рассматривает Парсонс, которые он считал важными в социальных процессах?

В Соединенных Штатах Америки Талкотт Парсон считается первым держателем функционалистского подхода в стране и основным участником работ Дюркгейма и Конта по функционалистскому подходу.Его главной заботой было то, как социологи должны анализировать социальные системы, уделяя особое внимание тому, как выстроить свой подход к изучению семьи, бюрократии и структуры политических и других социальных категорий. Большинство критиков считают его крупнейшим творцом социологической мысли. Более того, некоторые утверждают, что они были самой влиятельной фигурой в становлении академической социологии в Соединенных Штатах Америки.

[…]

Социальная система | Энциклопедия.com

ОБЪЕМ КОНЦЕПЦИИ

ЧЕТЫРЕХФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ПАРАДИГМА

ОБЩИЕ МЕДИА

LUHMANN И АВТОПОЭТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ

КОММУНИКАЦИЯ И СОЦИАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ

СОЦИАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ СОЦИАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ

Социальная система Талкотта Парсонса, опубликованная в 1951 году. Формулировки Парсонса были смоделированы на основе концепций гомеостаза, разработанных в физиологии, а не более простых понятий равновесия, используемых Вильфредо Парето и другими более ранними теоретиками.Парсонс изображал равновесие в социальных системах не как статическое равновесие между силами, а как сложную взаимозависимость, предполагающую взаимную корректировку многих независимых компонентов. Он подчеркнул, что социальные системы движутся к равновесию, которое приспосабливается к изменениям при сохранении общей стабильности. Он отметил, что равновесие может нарушиться, что приведет к аномии, напряжению и конфликтам.

Парсонс считал, что для того, чтобы системная концепция была полезной в социологии, она требует адаптации к эмпирической природе социальной реальности.Социальные системы — это не конкретные, непосредственно наблюдаемые сущности, а, скорее, аналитически определенные области объектов. Их можно идентифицировать, только абстрагируя социальное взаимодействие, отношения и институты от явлений окружающей среды — физико-химических, биологических, психологических и культурных. Тем не менее, социальные системы также взаимопроникают или разделяют элементы со своим окружением. Они существуют во времени, пространстве и экологической обстановке. Они получают структуру за счет институционализации ценностей и норм, которые берут свое начало в культурных системах.Аффективная привязанность их членов к нормативным порядкам и мотивация преследовать социально обоснованные цели проистекают из систем личности.

Социальные системы различаются по размеру и длительности. Кратковременные взаимодействия между людьми можно рассматривать как социальные системы. То же самое и с крупномасштабными обществами, существующими веками, такими как китайская цивилизация. Институты промежуточного масштаба — бизнес-корпорации, медицинская практика или избирательная политика — являются социальными системами. Комплексы институтов, такие как современные мегаполисы или глобальная торговля, могут быть проанализированы как социальные системы.Люди участвуют во многих социальных системах, обычно принимая на себя различные социальные роли в каждой — сотрудники коммерческих фирм, члены политических партий, отцы или матери в семьях.

Парсонс рассматривал социальное взаимодействие как динамическую компромисс между ожиданиями независимых участников. Актеры подкрепляют свои ожидания санкциями, которые могут применяться к другим в качестве вознаграждения, если ожидания оправдываются, или в качестве наказания, когда ожидания не оправдываются. Парсонс считал, что поведение актора, даже в простых отношениях, является двояким условием и зависит от ожиданий и санкций как со стороны актера, так и со стороны других сторон.Из-за разного опыта и подверженности социальному напряжению акторы часто придерживаются противоречивых ожиданий относительно выполнения своих собственных или чужих ролей. Конфликты в ожиданиях возникают в повседневном взаимодействии, например, между родителями и детьми, и в ролевых отношениях, имеющих макросоциальное значение, например, между президентом и членами Конгресса в отношении законодательного надзора.

Конфликты по поводу ролевых ожиданий могут вызвать сильное мотивированное давление с целью изменить роли и институты, которые их координируют.После корректировки ролей и основополагающих норм и ценностей может возникнуть новое равновесие. Таким образом, мотивация, которая отличается от ожиданий от предыдущей роли, может быть источником творческих социальных изменений. Тем не менее, должностные лица мобилизуют санкции, чтобы противостоять отклоняющимся ожиданиям, и, как правило, способны подавлять потенциальные изменения. Социальные институты имеют тенденцию восстанавливать установившееся равновесие посредством неформального взаимодействия, процедур официальных организаций или юридических процедур.

Парсонс определил четыре общие системные проблемы, с которыми сталкиваются все социальные системы.Он называл их функциями и рассматривал их как общие измерения организации социальных систем. Идея замкнутого и упорядоченного набора функций, применимого ко всем социальным системам, была радикальным нововведением. Предыдущие функциональные теории основывались на неограниченных списках функций без теоретических ограничений. Четырехфункциональная парадигма обеспечила концептуальную основу для работы Парсонса после середины 1950-х годов. Это четыре функции:

  1. Адаптация или получение контроля над условиями в окружающей среде системы.Адаптивные процессы включают разработку новых ресурсов или улучшение распределения ресурсов для усиления возможностей и эффективности системы.
  2. Достижение цели, или процессы организации деятельности социальных единиц для достижения ценного состояния во взаимоотношениях системы с окружающей средой, обычно включая другие социальные системы.
  3. Интеграция, или процессы взаимного согласования компонентов системы для обеспечения их долгосрочной зависимости друг от друга и привязанности к системе.
  4. Поддержание шаблонов, или процессы развития долгосрочной приверженности ценностям и другим принципам, которые отличают систему от окружающей среды.

Парсонс предположил, что парадигма четырех функций может очертить основные аспекты структурной дифференциации в обществах. Таким образом, он разработал теорию четырех функционально специализированных подсистем общества, в которой каждая подсистема рассматривается как сложный набор взаимозависимых институтов, даже как отдельные подсистемы.Четыре подсистемы общества:

  1. Экономика выполняет адаптивную функцию. В современных обществах это включает рынки труда и капитала, бизнес-корпорации, предпринимательские роли и правовые институты собственности, контрактов, кредита и занятости.
  2. Государство выполняет функцию достижения цели. В современных обществах он включает государственные органы, включая административные, исполнительные, законодательные и судебные органы.
  3. Социальное сообщество выполняет интегративную функцию.Он охватывает узы социальной солидарности, включая социальные классы, статусные группы, добровольные ассоциации, группы образа жизни, этнические группы и группы расширенного родства. Явления интеграции, стратификации и конфликта формируются в основном институтами классовой структуры, статусного порядка и изначальных связей, но также и общим правом, неформальными нормативными порядками и общественным мнением.
  4. Фидуциарная система выполняет функцию поддержания модели, сосредотачиваясь на развитии общих ценностей и культуры общества.Его основные институты касаются религии, семьи, социализации и образования. Следуя акценту Макса Вебера на религиозной этике, Парсонс утверждал, что изменение фидуциарных систем является величайшим источником долгосрочных макросоциальных изменений.

Теория социальных подсистем Парсонса так и не была полностью детализирована, несмотря на два десятилетия усилий по анализу институциональных структур четырех систем. Он утверждал, что каждая подсистема имеет свои собственные формы неравенства, и главные институты соответствующих подсистем — экономический обмен, отношения политической власти, уединенные связи в статусных группах и социализация в семейной жизни — переплетаются с такими факторами, как раса и этническая принадлежность. , пол, культурное происхождение и образовательные различия, хотя и исторически различаются.Он также утверждал, что институты в каждой подсистеме объединяют нормативные элементы и элементы, основанные на интересах, а также идеальные и материальные факторы. Там, где социальный контроль эффективен, преследование личного интереса усиливает контролирующие нормативные институты, например, когда ведение бизнеса опирается на институты собственности, контрактов и занятости.

Функциональная теория утверждает, что дифференцированные подсистемы общества взаимозависимы. Каждая подсистема может выполнять свою специализированную функцию, только если другие подсистемы выполняют свои функции.Применяя это предположение к социальным процессам, а также к структурам, Парсонс предположил, что каждой подсистеме нужны ресурсы из других подсистем для выполнения своих собственных процессов. Он разработал модель, в которой четыре подсистемы связаны через шесть двойных обменов или обменов ресурсами между парами подсистем. Основой этой модели послужила трактовка экономистов кругового потока между коммерческими фирмами и домашними хозяйствами (заработная плата, потребительские расходы на товары и услуги), которые Парсонс определил как взаимообмен между экономикой и фидуциарной системой.Затем он выделил пять других двойных развязок.

Отметив, что деньги являются важным посредником экономических процессов, включая круговой поток, Парсонс определил дополнительные символические средства массовой информации , которые регулируют процессы для других трех подсистем общества. Он предположил, что власть — это символическая среда государственного устройства, влияние — это социальное сообщество, а обязательства — это фидуциарная система. Определение набора символических средств массовой информации, которые регулируют процессы внутри и за пределами четырех подсистем, значительно продвинули теоретический анализ процессов равновесия в обществе.

За годы, прошедшие после того, как теория социальных систем Парсонса достигла зрелости с только что обсужденными концепциями, наиболее оригинальное мышление о социальных системах принадлежит немецкому социологу Никласу Луману. Луман находился под влиянием Парсонса и сохранил часть своей терминологии, но разработал отдельную теорию.

В концепции социальных систем Луманна подчеркивается не равновесие, а автопоэзис — термин, который он заимствовал из биологической теории. Автопоэтические (буквально самовоспроизводящиеся) системы способны к самовоспроизведению своих компонентов.Луман подчеркивал самоорганизующиеся, самоподдерживающиеся качества социальных систем и их компонентов, а не баланс между компонентами, как в теориях равновесия. Луманн придерживался функционального анализа, но рассматривал функцию как связь между системой и ее многочисленными средами. Представляя свою концепцию как продолжение дарвиновского естественного отбора, он предположил, что автопоэтические системы адаптируются в определенных экологических условиях.

Луман подчеркивал, что автопоэтические системы всех видов возникают за счет уменьшения сложности организации среди различных систем в их среде.Каждая система представляет собой сокращение предшествующих экологических сложностей. Биологические системы уменьшают сложность их физической и химической среды. Психические и социальные системы возникли как сокращение биологической, а также физико-химической среды. После развития социальных систем они поддерживали сложные динамические отношения со своим окружением — психическим, биологическим и физико-химическим. Отношения с психическими системами особенно важны, поскольку они тоже являются системами значений, и значения передаются туда и обратно между психическими и социальными системами.Сами социальные системы становятся сложными как естественный процесс адаптации к их разнообразной и замысловато организованной среде. Затем их сложность создает возможности для возникновения внутри самих себя новых систем — подсистем — по тому же принципу уменьшения сложности.

Луман, определяя социальные системы как системы коммуникации, использовал теорию информации и кибернетику для анализа процессов коммуникации. Он раскритиковал передачу теорий коммуникации, подчеркнув, что один не отказывается ни от чего, передавая идеи другому.Более того, то, что получает другой, не обязательно является первоначально задуманным сообщением. Соответственно, он сосредоточил анализ коммуникации на том, как она меняет получателя. Коммуникация с этой точки зрения выбирает среди открытых возможностей, подтверждая одни возможности и исключая другие. Получив сообщение, человек знает, как ориентировать свое будущее поведение на определенные возможности и оставить в стороне другие. Общение часто происходит просто с помощью физических жестов, но его значение может быть сформировано, передано или усилено с помощью трех классов средств массовой информации: языка, используемого в повседневном обмене между людьми; средства распространения в письменной, печатной или электронной формах, которые могут достигать широкую или специализированную аудиторию в течение длительного времени и в разных местах; и символически обобщенные средства массовой информации, которые воздействуют на отношения между мотивацией и избирательными эффектами коммуникации.Символические медиа помогают связать коммуникацию с макросоциальными структурами, но Луман не соотносил медиа с конкретными подсистемами общества, как это делал Парсонс. Он давал разные списки символических средств массовой информации в своих работах, но обычно включали истину, любовь, деньги, власть или закон, а также религиозные или идеологические убеждения.

Символические медиа также служат катализаторами дифференциации общества, предположил Луман. Он отверг четырехфункциональную теорию социальных подсистем Парсонса, утверждая, что подсистемы возникают только при использовании определенных возможностей для снижения сложности окружающих систем.Таким образом, появление подсистем в конкретных обществах может быть идентифицировано только путем анализа исторических условий, которые создали возможности для снижения сложности. Тем не менее, Луман определил право, политику, экономику, религию и идеологию, а также науку как общие подсистемы современных обществ. Каждая из подсистем содержит исторически сложившиеся семантические коды для регулирования коммуникации, коды, которые также регулируют использование символических носителей. Проблемы дискриминации по расе, этнической принадлежности, полу или культурному происхождению можно понять, проанализировав семантические коды конкретных носителей.

Концептуальная схема Парсонса была разработана для руководства эмпирическими исследованиями в области социологии и связанных с ней социальных наук. За период в несколько десятилетий был проведен значительный объем эмпирических исследований, в том числе и многие из них. Луман разработал свою теорию социальных систем, уделяя больше внимания метатеоретическим вопросам, чем эмпирическим исследованиям. Его долгосрочное влияние, вероятно, будет зависеть от критического взгляда, который он дает на другие теории.Оба раздела теории демонстрируют важность теоретического анализа социальных систем, но при этом оба оставляют важные вопросы открытыми для дальнейшего исследования.

СМОТРИ ТАКЖЕ Связь; Дискриминация; Функционализм; Средства массовой информации; Парето, Вильфредо; Парсонс, Талкотт; Ролевой конфликт; Ролевая теория; Социология, Парсониан; Структурализм; Теория систем

Луман, Никлас. 1982. Дифференциация общества . Пер. Стивен Холмс и Чарльз Лармор.Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Луман, Никлас. 1986. Любовь как страсть: кодификация близости . Пер. Джереми Гейнс и Дорис Л. Джонс. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Луман, Никлас. 1989. Экологическая коммуникация . Пер. Джон Беднарз-младший. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Луман, Никлас. 1990. Очерки саморекламы . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Луман, Никлас. 1995 г. Социальные системы . Пер. Джон Беднарз-младший и Дирк Беккер. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Парсонс, Талкотт. 1951. Социальная система . Гленко, Иллинойс: Свободная пресса.

Парсонс, Талкотт. 1969. Политика и социальная структура . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Парсонс, Талкотт. 1971. Система современных обществ . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Парсонс, Талкотт и Джеральд М. Платт. 1973. Американский университет .Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Парсонс, Талкотт и Нил Дж. Смелсер. 1956. Экономика и общество: исследование интеграции экономической и социальной теории . Гленко, Иллинойс: Свободная пресса.

Виктор Лидз

Талкотт Парсонс: ничьи теории не были больше

Это то, что Парсонс, обученный как биологии, так и экономике, стремился сделать в социологии, и это помогает объяснить, почему теория Парсона настолько сложна, что немногие социологи, а тем более непрофессионалы, утверждают, что понимают это полностью.Он неоднократно предупреждал своих читателей, что имеет дело не с конкретными явлениями, а с «аналитическими абстракциями», набором логических категорий, в которые вписываются все социальные действия.

Парсонс однажды написал, что он хотел заменить марксистскую дихотомию между капитализмом и социализмом различием между Gemeinschaft (первичным, лицом к лицу сообществом дома и семьи) и Gesellschaft (безличным бюрократическим обществом). Собственно, к этому и стремились почти все социологические «отцы».«Они не обязательно были антимарксистскими, но исторически капитализм и социализм были конкретными, частными сущностями, слишком жесткими и узкими, по мнению социолога, чтобы объяснить все человеческие общества. Разделение Gemeinschaft-Gesellschaft, напротив, представляет собой логический тип социальных отношений, достаточно широкий, чтобы охватить любое общество, от деревенского до индустриального.

По мнению Парсонс, все социальные отношения подпадают под следующие категории, которые можно использовать в качестве основы для сравнения различных обществ:

• Нормы или стандарты, которые могут быть «универсалистскими» или «партикуляристскими».”

• Статусы, которые могут быть получены в результате работы или учебы или присвоены, то есть присвоены.

• Роли, которые могут быть конкретными, как у учителя, или размытыми, как у отца.

• Эмоции, которые могут быть нейтральными или беспристрастными или аффективными, то есть частичными.

Парсонс пытался показать, что все социальные группы, от родственных групп до сложных обществ, имеют четыре «функциональных требования», если они хотят оставаться стабильными. То есть им нужны систематические способы удовлетворения четырех основных потребностей: достижение целей, приспособление к окружающей среде, интеграция различных слоев общества и устранение отклонений от принятых стандартов.Но Парсонс не был механистом. Он считал, что общества стремятся реализовать ценности и что их ценности (например, мотив достижения в американской системе) оправдывают все другие действия. Для Парсонса ценности были частью культурной системы; роли социальной системы; мотивации системы личности и биологических функций системы организма. Он считал, что все четыре системы находятся под контролем «кибернетического контроля», заложенного в системе ценностей.

Все эти идеи были результатом усилий Парсонса по установлению «морфологии» общества, способа изучения формы и структуры общества.Его очень сложному и дифференцированному видению можно противопоставить гораздо более простую идею Маркса о том, что вся социальная структура является классовой структурой и что все социальные отношения, будь то в литературе или в воспитании детей, можно рассматривать через призму класса. Мощный луч, правда, но одномерный.

Сколько выживет в архитектонической системе Парсонса — вопрос открытый. В последнее десятилетие многие социологи, сочтя его концепции слишком абстрактными, вернулись к истории. Другие обратились к феноменологии или детальному исследованию небольших сегментов социального поведения; другие — к «интерпретативной» социологии или акценту на значении.Но остаются большие, непреодолимые проблемы. Отойдя от частностей и ища инвариантные отношения, как далеко по пути, пройденному Парсонсом, нужно идти? Социологи еще долго будут обсуждать этот вопрос.

(Больше идей и тенденций, стр. 22.)

Перейти к основному содержанию Поиск