Примеры сотрудничества и соперничества: Сотрудничество и соперничество

Автор: | 20.08.1973

Содержание

Сотрудничество и соперничество

Каждый из нас, хочет он того или нет, постоянно взаимодействует с другими людьми. Такое взаимодействие ещё принято называть социальным, а основными его формами выступают сотрудничество и соперничество.

Давайте попробуем с вами разобраться в том, что же принято понимать под этими терминами.

Как правило, под сотрудничеством понимается конкретный тип взаимодействия, при котором люди осуществляют определённые действия для достижения общей цели.

Американский писатель Наполеон Хилл говорил: «Если вы не верите в сотрудничество, посмотрите, что происходит с повозкой, потерявшей одно колесо».

В большинстве случаев сотрудничество является обоюдно выгодным для всех сторон. Например, такая взаимная выгода свойственна сотрудничеству в рамках бизнеса. Возьмём трёх предпринимателей: у первого есть деньги, которые он готов вложить в дело, у второго есть продут, который востребован потребителем, а у третьего – производственные мощности для выпуска большого количества товара.

Объединив свои возможности и договорившись о дальнейшем взаимодействии, каждый из партнёров будет получать определённый доход. Как мы видим, такое сотрудничество можно назвать взаимовыгодным, так как каждый из участников сделки получает определённый, устраивающий его доход.

Суть сотрудничества неплохо отражена в притче о двух лошадях.

Один богатый человек ехал в роскошной карете, запряжённой шестёркой породистых лошадей, купленных в разных странах. На одном из поворотов карета застряла в грязи, и сколько кучер не погонял лошадей, они не смогли сдвинуть карету с места. Мимо проезжал крестьянин на телеге, которую тянула пара обычных лошадей. Телега с лёгкостью проехала через грязь.

Богач удивился и спросил крестьянина: «В чём сила твоих лошадей?» На что крестьянин ответил: «Ваши лошади хоть и сильны в отдельности, но все разной породы, и нет между ними никакой связи. Каждая считает себя породистее другой и клонит в свою сторону: стегнёшь одну, а другая этому только радуется. А у меня лошадки простые, одной масти – кобыла со своим жеребёнком. Чуть пригрозишь кнутом одной из них, так другая все силы прикладывает, чтобы помочь той, что рядом».

Для сотрудничества людей также характерно стремление к согласованной, слаженной работе с другими людьми, готовность поддержать и оказать им помощь даже в безнадёжной ситуации.

Неслучайно же работающих вместе в офисе или на заводе людей принято называть сотрудниками.

Ведь от их слаженной совместной работы, начиная от простого охранника и заканчивая директором, зависит прибыль компании, и соответственно, материальное благополучие сотрудников.

Понятие соперничества прямо противоположно понятию сотрудничества. Под этим термином принято понимать такие взаимоотношения между людьми, которым свойственно состояние явной или скрытой борьбы, конкуренции с кем-либо.

Особенность соперничества состоит в том, что люди имеют одни и те же цели, но преследуют не общие, а исключительно личные интересы.

Например, несколько строительных компаний участвуют в конкурсе по застройке городского квартала. Одна из них предложила построить большой парк развлечений, а вторая застроить данный квартал офисными и жилыми зданиями.

Цель у обеих компаний одна – выиграть конкурс и получить заказ на строительство, а вот интересы совершенно разные. Становится вполне понятным то, что конкурс выиграет та фирма, проект которой не только заинтересует

городские власти, но и предложит самые выгодные условия.

Например, японский писатель Ямагучи Тадао в своей книге «Путь к торговле» приводит вот такой пример:

«Ученик пришёл к учителю и попросил его совета касательно следующей ситуации. Придя к одному из своих постоянных клиентов, он увидел у него на столе договор, подписанный с его конкурентом. Заметив это, хозяину документа стало очень неудобно, он спрятал его под другие бумаги и попытался отвлечь своего гостя.

Учитель внимательно выслушал историю и спросил:

– Ты же женат?

– Женат, – удивлённо ответил ученик.

– Вспомни, как ты ухаживал за будущей женой. У тебя же были соперники, но ты во многом превзошёл их, демонстрируя свои лучшие стороны.

Ученик на минуту задумался и улыбнулся.

Как мы с вами видим, соперничество характерно не только для сферы бизнеса, но и для простых бытовых взаимоотношений между людьми.

Соперничеству свойственно определённое равенство между оппонентами, согласитесь, что не может быть соперничества между национальной сборной Бразилии по футболу и вашей дворовой командой, а вот если вы однажды выйдете на поле со своими бразильскими сверстниками, тогда ваши команды по праву можно будет назвать соперниками.

Никогда не недооценивайте своего соперника. Помните, что даже слабый всегда может одолеть сильного.

Как это произошло в библейской притче о Давиде и Голиафе. Находясь в заведомо проигрышной ситуации, Давид смог одолеть очень сильного соперника, который уже заранее отпраздновал победу в поединке.

Стоит отметить, что для некоторых людей соперничество перерастает в манию. Такие люди готовы идти по головам, не обращая внимания на окружающих. Это происходит даже в тех случаях, когда сотрудничество является более выгодным и более близким путём для достижения цели.

В данном случае вспоминается следующая история.

Один рыцарь шёл по пустыне. Он шёл так долго, что неимоверно устал, но больше усталости его очень сильно мучала жажда. Вдруг вдалеке он увидел озеро. Собравшись с последними силами, рыцарь подошёл к воде и увидел, что на берегу озера спит трёхглавый дракон. Рыцарь выхватил свой меч и начал сражаться с чудовищем. Несколько дней шла битва. Дракон и рыцарь, сражаясь друг с другом, устали настолько, что упали без сил. И тогда дракон спросил:

– Рыцарь, а ты чего хотел-то?

– Воды попить.

– Ну, так и пил бы…

Так что в следующий раз перед тем, как кого-то объявлять своим соперником, подумайте о том, что, возможно, это не так уж и необходимо.

Сегодня учёные выделяют шесть разновидностей межличностных отношений, которые в той или степени характеризуют сотрудничество и соперничество:

·        «Я выиграл, и ты выиграл»,

·        «Я выиграл, а ты проиграл»,

·        «Я проиграл – ты выиграл»,

·        «Я проиграл, но и ты проиграл»,

·        «Я выиграл, а интересы и проблемы другой стороны меня абсолютно не волнуют»,

·        «Обе стороны заботятся не только о своей выгоде, но в случае сомнений в том, что кто-то не выиграет, решают не связываться».

Как вы думаете, что из этого перечня характерно для сотрудничества, а что для соперничества и почему? Поразмышляйте об этом на досуге.

Сотрудничество и соперничество.

Конспект урока по обществознанию 6 класс

Сотрудничество и соперничество.

Цели и задачи: Познакомить обучающихся с понятиями, отличительными чертами; исследовать сферу как основу взаимоотношений; определить факторы способствующие или препятствующие их эффективному применению.

Тип урока: Ознакомление с новым материалом.

Планируемые результаты: Обучающиеся должны характеризовать сущность и виды сотрудничества и соперничества; сравнивать социальные объекты, выясняя их общие черты и различия; вести дискуссию, эвристическую беседу, работать с документами, анализировать проблемы, решать проблемные задачи, работать в группе.

Понятия и термины: Сотрудничество, соперничество, конкуренция, конфликт.

Ход урока

I.Организационный момент

II.Актуализация знаний

Давайте вспомним тему прошлого урока.

Межличностные отношения.

-Что такое межличностные отношения?

Межличностные отношения – это отношения в малой группе, возникающие между хорошо знакомыми людьми в процессе их постоянного общения.

-Что включают в себя межличностные отношения?

Взаимопонимание, взаимовосприятие, взаимодействие и т.д.

-Какие бывают межличностные отношения?

Деловые, приятельские, личные, семейные.

III. Мотивация

Сейчас я вас прошу послушать притчу и ответить на вопрос:

— Как вы поняли смысл этой притчи?

Один рыцарь шёл по пустыне. Он шёл так долго, что неимоверно устал, но больше усталости его очень сильно мучала жажда. Вдруг вдалеке он увидел озеро. Собравшись с последними силами, рыцарь подошёл к воде и увидел, что на берегу озера спит трёхглавый дракон. Рыцарь выхватил свой меч и начал сражаться с чудовищем. Несколько дней шла битва. Дракон и рыцарь, сражаясь друг с другом, устали настолько, что упали без сил. И тогда дракон спросил: – Рыцарь, а ты чего хотел-то? – Воды попить. – Ну, так и пил бы… IV. Постановка учебных задач Каждый из нас, хочет он того или нет, постоянно взаимодействует с другими людьми. Такое взаимодействие ещё принято называть социальным, а основными его формами выступают сотрудничество и соперничество.

Давайте попробуем с вами разобраться в том, что же принято понимать под этими терминами. V. Изучение нового материала. Беседа 1.Сотрудничество как вид взаимодействия проявляется во множестве конкретных взаимоотношений между людьми: деловое партнерство, дружба, солидарность, политический союз между партиями, государствами и др. Оно является основой объединения людей в организации или группы, проявления взаимопомощи, взаимоподдержки и др. Отличительные черты: · обоюдная заинтересованность, выгодность взаимодействия для обеих сторон; · возможная направленность на достижение возникающей совместной цели; · подкрепление сотрудничества такими средствами обмена как верность, признательность, уважение.  (Записать в тетрадь) Суть сотрудничества неплохо отражена в притче о двух лошадях. Один богатый человек ехал в роскошной карете, запряжённой шестёркой породистых лошадей, купленных в разных странах. На одном из поворотов карета застряла в грязи, и сколько кучер не погонял лошадей, они не смогли сдвинуть карету с места. Мимо проезжал крестьянин на телеге, которую тянула пара обычных лошадей. Телега с лёгкостью проехала через грязь. Богач удивился и спросил крестьянина: «В чём сила твоих лошадей?» На что крестьянин ответил: «Ваши лошади хоть и сильны в отдельности, но все разной породы, и нет между ними никакой связи. Каждая считает себя породистее другой и клонит в свою сторону: стегнёшь одну, а другая этому только радуется. А у меня лошадки простые, одной масти – кобыла со своим жеребёнком. Чуть пригрозишь кнутом одной из них, так другая все силы прикладывает, чтобы помочь той, что рядом».Для сотрудничества людей также характерно стремление к согласованной, слаженной работе с другими людьми, готовность поддержать и оказать им помощь даже в безнадёжной ситуации. Неслучайно же работающих вместе в офисе или на заводе людей принято называть сотрудниками. 2.Соперничество как тип взаимодействия предполагает в качестве предпосылок наличие единого неделимого объекта притязаний обеих сторон (авторитет, территория, властные права, полномочия, голоса избирателей и др.). Основа соперничества: 1. Стремление отстранить, подчинить, уничтожить соперника; 2. Отсутствие общих целей, но обязательное наличие аналогичных целей относительно неделимого объекта: оба хотят овладеть кошельком покупателя, властью и др.; 3. Подкрепление длительного соперничества негативными средствами обмена (зависть, хитрость, неприязнь, озлобление, неискренность, скрытность), сила проявления которых зависит от формы соперничества (Записать в тетрадь) Например, японский писатель Ямагучи Тадао в своей книге «Путь к торговле» приводит вот такой пример:«Ученик пришёл к учителю и попросил его совета касательно следующей ситуации. Придя к одному из своих постоянных клиентов, он увидел у него на столе договор, подписанный с его конкурентом. Заметив это, хозяину документа стало очень неудобно, он спрятал его под другие бумаги и попытался отвлечь своего гостя.Учитель внимательно выслушал историю и спросил: – Ты же женат? – Женат, – удивлённо ответил ученик. – Вспомни, как ты ухаживал за будущей женой. У тебя же были соперники, но ты во многом превзошёл их, демонстрируя свои лучшие стороны. Ученик на минуту задумался и улыбнулся. Как мы с вами видим, соперничество характерно не только для сферы бизнеса, но и для простых бытовых взаимоотношений между людьми. 3.Соперничество может принимать вид конкуренции и конфликта.(Записать в тетрадь) Конкуренция – соперничество двух социальных субъектов или более за что-то находящееся вне этих субъектов (чаще всего соперничество за признание кем-то третьим, например, конкуренция претендентов на должность, политических партий на власть в государстве). Конкуренция не обязательно предполагает знание конкретного соперника (конкурс при приеме в вуз). Даже если соперник известен, то главное, на что направлены действия в условиях конкуренции – добиться признания третьими своих усилий, т.е. добиться предпочтения. Однако, некоторые конкуренты могут пренебречь правилами конкуренции и прибегнуть к прямому воздействию на конкурента, чтобы оттеснить его от объекта конкурентной борьбы (экономическая война, гражданская война, физическое устранение противника). В этом случае конкуренция перерастает в конфликт. Конфликт – это всегда прямое столкновение соперников. Для конфликта характерны: · знание соперника; · знание причин конфликта; · ожидание ответных действий, противоборства VI . Первичное осмысление и закрепление знаний Сегодня учёные выделяют шесть разновидностей межличностных отношений, которые в той или степени характеризуют сотрудничество и соперничество: ·        «Я выиграл, и ты выиграл», ·        «Я выиграл, а ты проиграл», ·        «Я проиграл – ты выиграл», ·        «Я проиграл, но и ты проиграл», ·        «Я выиграл, а интересы и проблемы другой стороны меня абсолютно не волнуют», ·        «Обе стороны заботятся не только о своей выгоде, но в случае сомнений в том, что кто-то не выиграет, решают не связываться». Как вы думаете, что из этого перечня характерно для сотрудничества, а что для соперничества и почему? Учитель читает стихотворение Анатолия Скоробогатова «О дружбе и содружестве» Когда на душе мерзопакость и слякоть Советую другу в жилетку не плакать. Но радостью надо с друзьями делиться, Иначе как дружбе надежной родиться? Весь свой позитив ты друзьям подари. Взамен же получишь потоки любви. Ведь дружба слагается общим трудом, А злость остается за крепким замком. И быстро построится дружеский храм, Ведь общие мысли строитель вобрал. Пусть это звучит и довольно банально, Но эти слова надо взять в подсознанье. Желаю содружеству много я лет И жизни без войн и космических бед! И быстро построится дружеский храм, Ведь общие мысли строитель вобрал. Как вы думаете, что имел ввиду автор говоря : «Желаю содружеству много я лет И жизни без войн и космических бед! И быстро построится дружеский храм, Ведь общие мысли строитель вобрал.» Почему? А теперь давайте проведем тест и узнаем какой ты друг? Тест «Какой ты друг?» 1.При обращении к ребятам ты используешь в основном…

а) фамилию    (2)

б) кличку   (3)

в) имя (1)

2. Если кого-то из ребят незаслуженно обвинил взрослый, ты…

а) молчишь  (2)   

б) заступаешься  (1)

в) радуешься чужому несчастью  (3)

3. Если ты хотел идти гулять, а друг попросил помочь ему, ты…

а) идешь гулять (2)

б) помогаешь другу  (1)

в) говоришь, что занят  (3)

4. Если у твоего друга плохое настроение, ты…

а) не обращаешь внимания на него   (3)

б) стараешься утешить его  (1)

в) хочешь отмстить его обидчику (2)

5. Во время ссоры ты…

а) стараешься говорить по существу  (1)

б) обзываешься и обижаешь собеседника   (3)

в) прибегаешь к помощи окружающих для решения вопроса: кто прав, а кто виноват (2)

 6. Если друг не поздравил тебя с днем рождения, ты…

а) будешь напоминать ему об этом проступке постоянно   (2)

б) не поздравишь его в день рождения тоже   (3)

в) простишь его забывчивость. (1)

VII. Домашнее задание

Параграф № ,читать. Найти в дополнительных источниках и записать в тетрадь «Методы разрешения конфликта.»

VIII.Итоги урока. Рефлексия. Оценивание работы, эмоционального состояния на уроке

Закончите предложение:

-Я научился…..

-Я смог…

-Меня заинтересовало…

-У меня получилось…

-Мне понравилось…

5. Соперничество и сотрудничество. Интенсивная подготовка менеджера

5. Соперничество и сотрудничество. Интенсивная подготовка менеджера

ВикиЧтение

Интенсивная подготовка менеджера
Обозов Николай Н.

5. Соперничество и сотрудничество

Каждый нормальный человек чувствует психологическую атмосферу в группе и характер отношений между конкретными людьми. Необязательно делать это самоцелью, но знать характер отношений всегда полезно. И если в чисто мужских коллективах ориентация только на дело оправдывается хорошими результатами, то в женских коллективах такое безразличие к отношениям недопустимо. Более того, женщины сумеют показать «равнодушному» его незавидное место в коллективе. Замечено, что чаще всего соперничество между мужчинами возникает из-за женщины, а между женщинами – из-за мужчины. Это мало кто осознает, но на психологическом климате это сказывается.

Двумерная модель регулирования конфликтов К. Томаса. Для описания типов поведения людей в конфликтах используется двумерная модель регулирования конфликтов К. Томаса. Основополагающими в ней являются кооперация, связанная с вниманием человека к интересам других людей, вовлеченных в ситуацию, и напористость, для которой характерен акцент на собственных интересах (методика адаптирована Н. В. Гришиной [33] ).

Соответственно этим двум измерениям К. Томас выделяет пять способов разрешения конфликтов:

Соперничество (конкуренция) – стремление добиться своих интересов в ущерб другому.

Приспособление – принесение в жертву собственных интересов ради другого.

Компромисс – соглашение на основе взаимных уступок; предложение варианта, снимающего возникшее противоречие.

Избегание – отсутствие стремления как к кооперации, так и к достижению собственных целей.

Сотрудничество – участники ситуации приходят к альтернативе, полностью удовлетворяющей интересы обеих сторон.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

Win-win-сотрудничество

Win-win-сотрудничество Мы всегда спрашиваем себя, интересны ли масс-медиа огромное количество пресс-релизов, своего рода информационный шум, который не замолкает никогда? Признаемся, что нет: слишком много компаний, неограниченные линейки продуктов, масса различных

Сотрудничество или противостояние

Сотрудничество или противостояние Достаточно часто наблюдается ситуация противостояния внутренней службы компании и внешнего провайдера. Не хотим обидеть коллег, но такова суровая правда жизни. У всех специалистов по подбору персонала задача одна, но вместо того,

6.8. Деловое сотрудничество

6.8. Деловое сотрудничество Сотрудничество – это кооперация организаций для совместного решения общих проблем и взаимного наращивания потенциала. В сфере образования сотрудничество (стратегическое и долговременное партнерство) приобретает иногда первостепенное

Сотрудничество

Сотрудничество Успешное сотрудничество основывается на доверии и взаимных обязательствах. Как мы уже обсуждали в главе 3, сайты социальных сетей позволяют людям добиваться большего взаимопонимания и, следовательно, могут помочь в создании более доверительной и

Межграничное сотрудничество

Межграничное сотрудничество Ценность открытых социальных сетей лежит в основанной на сотрудничестве природе инноваций. Инновации, в отличие от изобретений, происходят поперек границ, а не внутри них. Идеи пересекают границы отраслей, сообществ и приложений. Однородные

15.3. Конкуренция и сотрудничество

15.3. Конкуренция и сотрудничество Зададимся вопросом: «Можно ли победить обстоятельство ограниченности ресурсов в относительно замкнутой системе посредством сотрудничества, т. е. направляя ресурсы на организацию развития, основанного на взаимодействии с

Сотрудничество с магазинами

Сотрудничество с магазинами Если в вашем городе есть магазины рукоделия, магазины-студии, сувенирные отделы, арт-салоны, вы можете предложить им

Стратегии разрешения конфликта — урок. Обществознание, 8 класс.

Если у индивида или нескольких индивидов возникает проблемная противоречивая ситуация в какой-либо социальной группе, или же у одной социальной группы возникает проблемная ситуация с другой социальной группой, мы можем говорить о возникновении конфликта. Понятно, что в этом случае возникает необходимость устранить эти противоречия, то есть разрешить конфликт. А это означает, что перед каждым участником конфликта встаёт вопрос о выборе модели (стратегии) поведения.

Современная конфликтология выделяет пять стратегий возможного поведения индивида (или группы) в конфликтной ситуации:


1. Приспособление.

Приспособление — это соглашательская политика.

Одна сторона конфликта соглашается с другой стороной, признавая её правоту несмотря на имеющиеся возражения. Зачастую это происходит потому, что индивид (или группа) просто боится высказать своё мнение. Поэтому, несмотря на внутренний протест, всё же соглашается с мнением оппонента.
Эта стратегия встречается нередко, однако, как ты понимаешь, конфликт не разрешается таким путём, он просто затухает на время, и есть вероятность его повторного возникновения.


2. Избегание.

Избегание конфликта — это уход от конфликтной ситуации

При избегании любая из сторон стремится «перевести стрелки» на что-то другое, для того чтобы не концентрировать внимание на самом конфликте.
Это тоже довольно частая модель поведения, однако имеющая тот же, что и в первом случае, существенный недостаток: конфликтная ситуация не разрешена, а значит, существует опасность возникновения конфликта снова и, быть может, даже в более сильной форме.
3. Соперничество.

Соперничество — это активное противостояние одной конфликтующей стороны другой в борьбе за что-то ценное, имеющее значимость для обеих сторон.

Существует, по сути, два вида соперничества: структурное и мотивационное.
Структурное соперничество — это борьба за то, что необходимо для выживания человека (еда, вода и т. п.) — в современном обществе практически не встречается.
Мотивационное соперничество главной целью ставит лидирующую позицию в чём-либо, несмотря на то, что для выживания это вовсе не необходимо. На первый план выходит самоутверждение.
Опасность соперничества при конфликте состоит в том, что слишком высока мотивация к победе, пусть даже и любой ценой. Человек начинает считать, что он просто обязан победить, обязан быть всегда правым. И в этом случае, к сожалению, человек может прийти к мысли, что чужой успех — это его поражение. А это, как ты понимаешь, совсем непродуктивно, потому что на самом деле сравнивать человека можно только с ним же самим, ибо все люди уникальны.
Итогом такой стратегии будет агрессивное и настороженное отношение друг к другу, а это сделает решение конфликта, по сути, невозможным… Конфликт будет отложен на время, пока «проигрывающая сторона» не «накопит сил для борьбы». И, поскольку само соперничество очень увлекательно, люди частенько забывают о том, что можно ведь и договориться без борьбы, прийти к решению путём диалога. И это будет гораздо эффективней и ценней.
4. Компромисс.

Компромисс — это совместно найденное решение конфликтной ситуации, удовлетворяющее обе стороны.

При компромиссе каждая из сторон отказывается от первоначальных требований в какой-то части, идя на уступки оппоненту. При этом — обратите внимание — это взаимный и добровольный процесс. Ни о каком силовом давлении речь здесь не идёт. Это исключительно путь диалога, путь переговоров.
Результатом является именно решение конфликта, что не достигается при предыдущих стратегиях поведения. Потому что итогом будет выработка такого решения, которое удовлетворит, пусть и не в полной мере, обе стороны. И поэтому компромисс, безусловно, путь конструктивный.

 

5. Сотрудничество.

Вершиной конструктивного разрешения конфликтной ситуации является сотрудничество.

Сотрудничество — попытка разрешить конфликт, учитывая как интересы противоположной стороны, так и ценность межличностных отношений.

Сотрудничество— самый сложный вариант разрешения конфликта, потому что в этом случае речь идёт не о взаимных уступках, как при компромиссе, а о сохранении прежде всего межличностных отношений между противоборствующими сторонами.

Поэтому при стратегии сотрудничества обе стороны конфликта могут отказаться от первоначальной позиции, а затем совместно выработать общую позицию, которой сообща же и будут придерживаться, или же станут осуществлять общую деятельность. В этом случае их общей задачей становится разрешение проблемы именно совместными усилиями.

Иногда при невозможности разрешить конфликт между сторонами прибегают к помощи тех, кто гарантированно не разделяет интересы ни одной из сторон, но кому доверяют обе стороны конфликта. Это — третьи лица, или «третейский суд» (совсем необязательно в рамках судебной системы). При социальном конфликте ими могут быть общие знакомые или люди, уважаемые всеми сторонами конфликта, например.

 

Обрати внимание!

Компромисс — это путь взаимных уступок.

На первый план при сотрудничестве выступают именно межличностные отношения.

Самые важные критерии «третейского суда» — объективность и признание его решения конфликтующими сторонами.

Конфликты могут быть конструктивными и неконструктивными.

При конструктивном конфликте стороны не выходят за рамки деловых отношений и не «переходят на личности».

При неконструктивном конфликте стороны могут, уходя от сути спора, прибегать к нравственно осуждаемым действиям, например, оскорблять друг друга, вспоминать противной стороне прошлые ошибки и неудачи, высмеивать её.

 

Осталось запомнить, что конфликты могут быть межличностными, о которых теперь ты знаешь, локальными, затрагивающими отдельные стороны общества, и глобальными — в которых принимает участие значительная часть государств.

Сначала познай себя. Тема «Научись управлять собой… (Сотрудничество или соперничество)». Старшие классы

Рассмотреть специфику проблем межличностных взаимоотношений. Изучить явления сотрудничества и соперничества с социальной и психологической сторон. Средствами тестирования провести самоанализ учащихся, выявив тем самым характерные особенности стиля поведения. Предложить возможные пути преодоления соперничества как разрушительной тенденции взаимоотношений. Тема сотрудничества и соперничества стара как мир. История изобилует примерами. Это Филипп II и Александр Македонский, Моцарт и Сальери и многие другие примеры, когда сотрудничество и родственные чувства были разрушены соперничеством.

показал, что в нашем поведении нередко преобладает противоборство, соперничество. Не в споре рождается истина, а в соразмышлении. Авторитет велик не тем, что навязывает свое мнение, а тем, что возвышает до себя и над собой других. Критерий истины – не мнение большинства, а гармония интересов.

Цели и задачи

Издавна философы и теологи сотрудничество рассматривали как социальную добродетель. Соперничество – как эгоистическое, антисоциальное поведение, которое может принимать жестко соревновательный, агрессивный характер. Соперничество неизбежно приводит к конфликту, который может осознаваться или не осознаваться, носить скрытый или явный характер.

В науке серьезно этот вопрос стал изучаться только в конце 40-х – начале 50-х годов ХХ века. Термины «сотрудничество» и «соперничество» относятся, по существу, к совместным усилиям и конкуренции, возникающим либо в отношении обоюдно желаемых целей, либо в отношении средств достижения индивидуальных или общих целей.

Благоприятными для сотрудничества условиями являются ситуации, в которых цель одного человека может быть достигнута только при условии достижения своих целей другими участниками событий. Соперничество, или конкуренция, – борьба за достижение наилучших результатов, больших выгод. Это ситуации в которых индивидуальные цели могут быть достигнуты только при условии недостижения своих целей другими. Большинство жизненных ситуаций представляют и то и другое.

Всегда ли люди способны к сотрудничеству? Далеко не всегда. На способность к сотрудничеству влияют многие факторы – возраст, пол, культурная принадлежность, мотивы деятельности. А кроме того, характер взаимозависимости, коммуникативность.

Чаще всего соперничество возникает спонтанно, носит не рациональный, а эмоциональный, разрушительный характер. Но не зря мыслители древности говорили: «Научись управлять собой и будешь управлять миром».

Это означает, что сотрудничеству можно и нужно научиться. Первым шагом должно стать познание себя. Изучение привычного для самих себя стиля поведения. В самоисследовании, обращении к собственному опыту нам поможет тест. Для выполнения теста мы будем применять синоним слов «соперничество» и «конкуренция» – противоборство.

Тест

Из предложенных утверждений нужно выбрать вариант «а» или «б».

1.

а) обычно я настойчиво добиваюсь своего;

б) чаще я стараюсь найти точки соприкосновения.

2.

а) я стараюсь избежать неприятностей;

б) считаю, что когда доказываешь то, в чем считаешь себя правым, на дискомфорт внимания обращать не следует.

3.

а) мне неприятно отказываться от своей точки зрения;

б) я всегда стараюсь войти в положение другого человека.

4.

а) я думаю, что не стоит волноваться из-за разногласий с другими людьми;

б) разногласия всегда волнуют меня.

5.

а) я стараюсь успокоить другого и сохранить отношения;

б) я считаю, что всегда надо доказывать свою точку зрения.

6.

а) считаю, что всегда надо искать общие точки зрения;

б) думаю, что надо стремиться к осуществлению своих замыслов.

7.

а) я обычно, сообщая свою точку зрения, прошу людей высказаться;

б) я считаю, что лучше демонстрировать преимущество своей точки зрения.

8.

а) я обычно пытаюсь убедить других людей;

б) чаще я пытаюсь понять точку зрения других людей.

9.

а) я всегда склоняюсь к прямому обсуждению проблемы;

б) беседуя, я слежу за развитием мысли собеседника.

10.

а) я обычно отстаиваю свою позицию;

б) я склонен, если меня убедят, переменить свою позицию.

Обработка результатов

П = 1а, 2б, 3а, 4а, 5б, 6б, 7б, 8а, 9а, 10а.

С = 1б, 2а, 3б, 4б, 5а, 6а, 7а, 8б, 9б, 10б.

Подсчитайте количество совпадений по «П» (противоборство) и «С» (сотрудничество).

Оцените степень выраженности характера вашего поведения.

Тест показал, что в нашем поведении нередко преобладает противоборство, соперничество.

Как же добиться того, чтобы в конкретной деятельности преобладало сотрудничество? Прежде всего следует определить цель сотрудничества. Она может быть общая, но не всегда осознаваться таковой. Поэтому цель необходимо сформулировать. Ясная формулировка позволяет координировать усилия. Иногда высказывается мнение, что при отсутствии цели, усилия затрачиваются гораздо более значительные. Следующий этап – определение общих средств достижения этой цели. Определение того кто, что, как и в какие сроки будет выполнять. Психологи отмечают, что наиболее продуктивна работа групп людей с разным характером, темпераментом и прочими особенностями личности. Но как же быть, когда люди испытывают неприязнь друг к другу. Эти дисгармоничные моменты можно преодолеть путем тренинга. Повернитесь друг к другу лицом сначала в одну сторону, затем в другую со словами: «Ты не должен мне нравиться, а должен (должна) работать со мной».

Вы можете почувствовать, что эмоциональное неприятие становится меньше. Что необходимо предпринять для того, чтобы во взаимоотношениях преобладало сотрудничество? Означает ли это, что необходимо приспосабливаться, адаптироваться к любой ситуации в обществе? Конечно, нет. Необходимо попытаться изменить, перестроить ситуацию на основе понимания. Для создания ситуации сотрудничества целесообразно постараться отстраниться от ситуации, выйти за границы происходящего и определить наиболее эффективные пути организации отношений. При наличии неудач и барьеров в решении поставленной задачи необходим поиск путей разрешения проблем. Характер взаимоотношений и тон общения должны в любом случае оставаться эмоционально позитивными. Конструктивно предпринять следующие шаги:

задать вопросы на понимание и попытаться понять мысли другого или других;

зафиксировать успешные совместные результаты и достижения;

выразить поддержку, свое положительное отношение к личности и поступкам другого;

спросить о согласии, попросить подтвердить правильность своей позиции;

предложить способы разрешения противоречия;

предложить более глубоко осмыслить ситуацию, ответив на ряд специальных вопросов;

попытаться обосновать свои поступки и суждения, интерпретировав их смысл и значение.

Применение таких шагов позволит в значительной степени преодолеть отношения соперничества, позволит направить их в конструктивное русло.

В XXI веке в России и в мире следует переосмыслить принципы межличностных отношений и организацию общественной жизни. Особенно актуально построение таких отношений, при которых каждый сможет реализовать свой творческий потенциал и найти свое место. Отношения должны связывать между собой разных людей, поколения, народы, религии, культуры.

Еще древние египтяне поняли и отразили в своих притчах «золотые правила» отношений.

1. Не в споре рождается истина, а в соразмышлении.

2. Авторитет велик не тем, что навязывает свое мнение, а тем, что возвышает до себя и над собой других.

3. Критерий истины – не мнение большинства, а гармония интересов.

Ирина ДОЛИНИНА, кандидат педагогических наук, доцент Пермского государственного университета

Почему мы соревнуемся?

Наша жизнь представляет собой поток разнообразных событий и явлений. Одни события становятся менее яркими и заметными, другие продолжают нас воодушевлять и привлекать своей новизной и величием. Многие вещи, которые раньше воспринимались нами как необычные и новые, по прошествии некоторого времени становятся неприметными. Они становятся «буднями» нашей жизни. Как бы вы отреагировали на заявление о том, что человек может перемещаться из одной точки пространства в другую за считанные доли секунды? Или о том, что ученые нашли способ обучения детей, при котором дети смогут освоить программу средней школы за один час!? Конечно, эти заявления привлекают наше внимание. Также как и заявления, что стирать можно без порошка, а спать 3 часа в день!

Сегодня мы поговорим о психологических аспектах соперничества. Как мы видим, вся наша жизнь буквально пропитана соревновательностью и соперничеством. Мы соревнуемся всегда и везде. В спорте, на производстве, в шоу-бизнесе, в искусстве, в семьях, с друзьями. В этом процессе задействованы все категории и типы людей: мужчины, женщины, молодежь и пожилые. Более того, мы учим соперничать наших детей в школах и детских садах, и соперничать с неменьшим рвением, чем это делаем мы, взрослые. Но самое главное – это мы считаем, что психология и практика соревновательности и соперничества очень полезна для процесса развития индивидуума, развития характера, силы воли, мотивации к совершенствованию себя и развитию своего внутреннего потенциала.

Все «обычные» идеи не только подвергаются сомнению многими современными психологами, но и доказывается их отрицательное воздействие. Актуальность данной темы вытекает не только из индивидуальной составляющей, но связана с общим выживанием человеческого вида на планете Земля. Так как мир становится все более взаимосвязанным и взаимозависимым, новые, и в некоторой степени революционные идеи о психологии соперничества и соревновательности представляет собой необходимый элемент осознания того, что мы делаем, как себя ведем должно быть не только пересмотрено, но и перестроено.

Идеи единства и сотрудничества, как основной составляющей выживания человеческой расы на глобальном уровне не новы. Нова идея отрицательного влияния того поведения, которое мы считаем положительным.

Страсть быть Первым!

Иногда человеку очень сложно остановиться и подумать о том, что он делает изо дня в день. Мы просто дышим воздухом и не думаем над природой и химическим составом данной среды. Рыба не задумывается о природе воды, она не может себе представить, что воды могло и не быть вообще. А раз так, то она и не замечает, что вода существует. Это очень интересная аналогия, потому что многие вещи, которые мы делаем, мы не задумываемся, почему мы это делаем, и правильно ли мы это делаем.

Соперничество окружает нас повсюду. Поэтому мы даже себе не можем представить, что жить без этого не только можно, но и нужно. Для современного человека выиграть – это не только все, это единственное, что нужно рассматривать. Для начала посмотрим на феномен соперничества более пристальным взглядом, чтобы прийти к более тонкому пониманию этого механизма.

Итак, есть два вида соперничества. Представьте себе двух голодных людей и одну тарелку супа. Первый вид соперничества назовем «структурным». В этом случае вы не будете спокойно сидеть и ждать, пока ваш сосед станет ПЕРВЫМ обладателем этой тарелки супа. Вы начнете с ним соперничать, потому что вы также голодны как и он. От этой тарелки супа зависит ваша жизнь. В первом случае соперничество приемлемо, ибо идет борьба за выживание, борьба за «суп».

Но есть и другой тип соперничества. Это когда для меня важно быть «Первым»! Суп уже не важен. Второй вид соперничества назовем – «мотивационным». Во втором случае речь идет о психологической мотивации быть первым, получить признание и более высокий статус.

Мы боремся за мяч, чтобы забить гол, потому что мяч в сетке ворот означает признание, означает быть первым. Тут уже «не важен суп». Например, одинаково знаменитыми людьми могут быть и те, кто умеет шевелить мозгами и те, кто умеет шевелить ушами. Тот, кто бегает быстрее всех людей на земле стометровку, даже в большей степени стяжает почет и уважение, чем тот, кто изобретет стиральную машину, которая стирает без порошка, хотя пользы обществу, экологической целесообразности от этого изобретения будет гораздо больше и значимей.

Теперь давайте вспомним детскую игру «Царь горы», где задача участников оказаться единственным на вершине горы. В случае потопа, вам просто необходимо там оказаться и это соперничество будет борьбой за выживание, а соответственно, приемлемым. Но никакого потопа нет. И еще, заметьте, единственным! Если там будет стоять двое участников, вы будете неудовлетворенны. Точно также как были неудовлетворенны спортсмены-фигуристы на одном из чемпионатов мира по фигурному катанию, когда два первых места поделили между собой две пары. Чего тебе еще надо? Ты на высшей ступеньке почета! Нет, мне этого мало, мне необходимо быть там единственным! Все это наша страсть быть Первым! Мы буквально ослеплены этой страстью.

Таким образом, важно не обладание объектом соревнования, а выяснение ценности участников соревнования. Поэтому соревнования устраиваются таким образом и по четко определенной схеме: мой выигрыш – это обязательно твой проигрыш. То есть, чтобы я смог выиграть, другой, обязательно должен проиграть. Двух выигравших быть не может. Например, если «Мисс Киев» выигрывает, то «Мисс Житомир» обязательно проигрывает. Таким образом, мы имеем людей, которые постоянно сравнивают себя с другими людьми в ситуациях, где это совсем не необходимо.

Также соперничество может быть проявлено как между индивидуумами, так и между группами людей. В группе индивидуумы действительно могут сотрудничать, но это сотрудничество ради соперничества с другой группой. Поэтому основным мотивом является все-таки соперничество.

В нашей жизни мы постоянно пытаемся добиться и достичь определенных целей. Есть три возможные пути достижения целей: соревнуясь, сотрудничая и независимо друг от друга. Многие полагают, что достижение некоторых целей возможно только, если участники будут соперничать. Но это ошибка. Например, человек может поднимать тяжести, соревнуясь с самим с собой. Но соперничество предполагает взаимодействие и взаимосталкивание двух и более индивидуумов в борьбе за статус и положение.

Действительно ли соперничество неизбежно?

Но многие могут заявить, что соперничество – это часть человеческой природы. Если это часть, то ее невозможно изменить, как невозможно стереть пятна со шкуры ягуара. Дело в том, что сотрудничество также как и соперничество, в равной степени занимает свое место в жизни человека. Неоспорим также тот факт, что соперничество – это феномен, которому человек обучается , приобретает его в процессе жизни.

Известно высказывание одного из ученых, который исследовал эту проблему, Эшли Монтагу о том, что многие говорят, что человечество выжило благодаря тому, что соперничало. Но человечество выжило благодаря тому, что некоторые члены этого соперничающего общества сотрудничали.

Регулярные примеры детей до трех лет указывают на то, что в игре дети сами и спонтанно делятся своими игрушками, по очереди играют. Это должно насторожить тех, кто все еще думает, что соперничество врожденное качество человека. Еще одно доказательство это работа В. С. Алли «Кооперация среди животных», где красной линией проходит основная тема о том, что в животном мире больше кооперативных примеров, чем соперничающих. Вот некоторые примеры этого. Бабуины и газели сотрудничают в случае опасности. Последние смотрят, первые слушают и используют обоняние. Шимпанзе охотятся вместе. Также как и пеликаны ловят рыбу корпоративно. И последним мощным доводом является то, что для выживания более эффективным средством является именно сотрудничество, а не соперничество.

Примеров того, что люди обучаются соперничеству также множество. Вся наша образовательная система построена таким образом, что, если вы студент и знаете ответ, а учитель вызвал другого, то вы непременно будете желать, чтобы этот студент ошибся или не дал ответа вообще, для того, чтобы именно вам представилась возможность ответить на вопрос и учитель вас похвалил за это. Дети действительно смотрят друг на друга в школе как на врагов.

Помогать другому ученику отвечать рассматривается как большой «грех». За это учителя наказывают. Мы учим детей соперничать и соревноваться со школьной скамьи, если не раньше. Ошибка соседа по парте рассматривается как успех для себя. Его печаль является причиной радости для соседа. Есть только один победитель. Ты либо успел написать работу первым, либо ты проиграл. Двух первых мест не бывает.

Мы также учим наших детей, что все игры должны иметь выигравшего и проигравшего. В действительности, в играх должны все выигрывать. Но наш менталитет построен таким образом, что игра это процесс: «как стать Первым». Вот, что самое главное! Игра не важна, важен результат. Однажды известный психолог Жан Пиаже, общаясь с шестилетним Макаром, спрашивает его: «Кто выиграл?» «Мы оба выиграли» — отвечает Макар. «Но кто выиграл больше?»… Пиаже не только учится у маленького «информатора», он еще его и учит!

Проведенный ниже эксперимент еще раз доказывает, что соперничеству мы учимся. В одной из групп экспериментаторы предложили детям соперничающий вид деятельности и обучения. Потом – корпоративный. 65% детей высказались, что им больше понравился последний.

Рассматривая другие культуры, мы также можем убедиться в правильности наших предположений. Изучая доисторические культуры можно сделать вывод, что доисторические общества были в значительной степени корпоративны. Основным отличием было именно степень взаимосвязанности и коллективности. Интересны будут описания при изучении примитивных народов живущих в наше время, исследователя Маргарет Мид. В своей книге: «Сотрудничество среди Примитивных Народов» она отмечает:

• Индейцы Зуни. Ориентация их всех социальных институтов – принцип сотрудничества. Нет стремления к накоплению материальных благ. Имеется общий свободный доступ к вещам, соответственно нет соперничества в экономической сфере. Основным развлечением является «кум» – религиозный ритуал, четырехмильный забег. Каждый имеет право участвовать в забеге. Выигравший не получает заметного признания и его имя даже не объявляется. Интересен даже тот факт, что те, кто постоянно выигрывают, не допускаются к забегу.

• Иракские индейцы. Сельскохозяйственная деятельность построена таким образом, чтобы получить удовольствие от групповой работы.

Также отмечается более высокий уровень сотрудничества и кооперации в неурбанизированных культурах. Например, израильские дети кибуцы более коллективны, чем их городские сверстники.

Все это говорит о том, что примеров людей, которые не соперничают достаточно, чтобы отвергнуть идею врожденности.

Продолжение …

Антон Медведев

Приглашаем на бизнес-практикум «Сотрудничество или соперничество? Ldt самых модных стратегий маркетинга в российских и зарубежных практиках»

Мероприятие состоится 8 июля 2017 года в городе Астана, Казахстан.

 

Организатор бизнес-практикума — ассоциация слушателей и выпускников Высшей Школы Корпоративного Управления. Спикер — Александр Царев, за плечами которого 20 успешных лет в маркетинге прямых коммуникаций, управляющий партнер агентства AceTarget, ведущий программы «Прожектор Филип Котлера», основатель портала btl-mag.ru и проекта Lead Marketing Tools, бизнес-тренер программ Executive MBA и DBA ВШКУ РАНХиГС.

 

Ниже представлена подробная программа мероприятия:

 

10:30 – Регистрация участников, нетворкинг

 

11:00 — Часть 1 «Стратегия номера 2». «Догоняющий» маркетинг для крупных компаний. Использование чужой энергии и энергии коротких трендов. Почему лидеры готовы партизанить? Audi и Mercedes / BMW, Burger King vs McDonalds и другие примеры конкурентной борьбы на грани приличия. Когда, кому и почему приносит пользу противостояние с лидером?

 

13:30 – 14:00 – Кофе-брейк.

 

14:00 — Часть 2. Сотрудничество брендов, как тренд 21 века. Коллаборация брендов, как популярный, модный и эффектный элемент стратегии продвижения. Когда бренды получают синергию от сотрудничества и коммуникаций. Опыт искусства, моды, рекламы и селебрити на службе торговых марок. Упаковка, как холст для ко-брендинга.

 

17:00 – Презентация программ дополнительного профессионального образования ВШКУ РАНХиГС

 

18:00 – Закрытие мероприятия

 

Адрес проведения бизнес-практикума: Казахстан, г. Астана, отель «Дипломат», ул. Динмухамеда Кунаева 29/1

 

 

Стоимость участия: для членов Ассоциации – 50 $. Для слушателей и выпускников ВШКУ РАНХиГС – 100 $.

 

Контактное лицо: Леонова Маргарита Вячеславовна

+7 (495) 937-02-89, +7 (967) 033-02-02;

[email protected]

www.emba.ranepa.ru

 

Соперничество между существующими конкурентами в отрасли — Кооперативы

Автор: Джон Парк, Техасский университет A&M, [email protected]

Суть конкуренции заключается в том, что фирмы стремятся к преимуществу над своими соперниками. Таким образом, соперничество обычно является самой сильной из пяти конкурентных сил в любой отрасли. Его можно определить как конкуренцию между фирмами, пытающимися увеличить свою долю на рынке. Например, это можно рассматривать как конкуренцию, с которой сталкивается кооператив, когда члены ищут в другом месте, чтобы очистить свой хлопок, продать свою продукцию или купить свои запасы.Из-за природы сельскохозяйственных товаров это соперничество обычно сосредоточено на ценовой конкуренции, при этом фирмы стремятся обеспечить минимально возможную цену на вводимые ресурсы и максимально возможную цену на продукцию сельского хозяйства.

Это раскрывает одну из многих проблем кооперативного управления — соперничество на нескольких фронтах. Многие кооперативы не только конкурируют за участие своих членов-владельцев, но и конкурируют за продажу продукции. Некоторые кооперативы поддерживают отношения снабжения со своими членами, некоторые — отношения клиентов со своими членами, а некоторые — и то и другое.Излишне говорить, что совместное управление — сложная задача, требующая сложной стратегии и направления для ее поддержки.

Какую стратегию кооперативного бизнеса лучше всего использовать, чтобы обеспечить ему конкурентное преимущество перед конкурентами? Стратегия каждой фирмы зависит от стратегий конкурирующих фирм, а также от желания и способности всех фирм вкладывать ресурсы в свои усилия. Хотя соперничество динамично и постоянно меняется, на соперничество влияют несколько общих факторов:

  • Обычно сильнее, когда спрос на продукцию растет медленно.
  • Более интенсивен в отраслях с высокими постоянными затратами. Эти условия побуждают конкурентов использовать снижение цен или другое конкурентное оружие для увеличения объемов производства, чтобы покрыть эти затраты.
  • Сильнее, когда покупатели не платят за смену «бренда».
  • Как правило, сильнее, когда выход из бизнеса обходится дороже, чем оставаться в нем и конкурировать.
  • Становится более изменчивым и непредсказуемым с более разнообразными конкурентами с точки зрения их целей, стратегий, ресурсов и стран происхождения.
  • Сильнее там, где низкая дифференциация продукта.

Твоя очередь…

  • Насколько интенсивно соперничество в вашем кооперативе?
  • Составьте список ваших непосредственных конкурентов и спросите себя, какие преимущества или недостатки имеют эти предприятия по сравнению с вашим бизнесом.

Международное соперничество, взаимное сотрудничество и смена руководителей на JSTOR

Абстрактный

Различные исследовательские традиции предполагают, что голубиные лидеры будут изгнаны с должности при суровых внешних обстоятельствах. Ниже я разрабатываю модель поддержания соперничества, которая основывается на исследованиях, касающихся пребывания на руководящих постах и ​​внешней политики, и уточняет их. В частности, я ожидаю, что лидер, предлагающий безответное сотрудничество сопернику (голубю), с большей вероятностью будет лишен власти, чем лидер, занимающий более жесткую позицию по отношению к сопернику (ястреб).Я проверяю ожидания, используя методы истории событий и данные за период 1950–1990 годов, и нахожу убедительные доказательства того, что «голубиные» лидеры платят избирательную цену в контексте соперничества. Полученные данные свидетельствуют о наличии обусловленного международным сообществом внутреннего стимула для сохранения соперничества и конфликта с течением времени.

Информация о журнале

Американский журнал политических наук (AJPS), опубликовано четыре раза в год — один из самых читаемых политологических журналов. В Соединенных Штатах.AJPS — общий политологический журнал. открыт для всех представителей профессии и для всех областей политической дисциплины. наука. JSTOR предоставляет цифровой архив печатной версии American Journal. политологии. Электронная версия американского журнала политологии доступна по адресу http://www.blackwell-synergy.com/servlet/useragent?func=showIssues&code;=ajps. Авторизованные пользователи могут иметь доступ к полному тексту статей на этом сайте.

Информация об издателе

Ассоциация политологии Среднего Запада, основанная в 1939 году, является национальной организацией. более 2800 профессоров политологии, исследователей, студентов и государственные администраторы со всей территории США и более 50 иностранных страны.Ассоциация посвящена развитию научного общения. во всех областях политологии. Ежегодно ассоциация спонсирует трехдневную конференцию политологов. в Чикаго с целью представления и обсуждения последних исследований в политологии. В конференции принимают участие более 2000 человек, в котором представлены 300 панелей и программ о политике. MPSA имеет головной офис в Университете Индианы. Для получения дополнительной информации свяжитесь с Уильямом Д.Морган, руководитель Директор, электронная почта: [email protected]

Международное сотрудничество в целях развития в эпоху стратегического соперничества США и Китая

Определяющей геополитической чертой первой половины 21 века, если нынешняя напряженность между Соединенными Штатами и Китаем продолжит эскалацию, почти наверняка будет стратегическое соперничество или даже новая холодная война между этими двумя странами. Геополитическое столкновение дорого обойдется обеим странам.Такой исход может быть даже катастрофическим для Китая, где сочетание жесткого ленинского режима, возрождения культа личностно-ориентированного лидерства и застопорившихся экономических реформ идет по рельсам, чтобы подорвать страну, стремящуюся к высокому уровню развития. -экономия доходов.

В более широком смысле, этот конфликт нанесет огромный побочный ущерб во всем мире. Помимо демонтажа высокоэффективной мировой цепочки поставок и возможного раздвоения технологических стандартов, стратегическое соперничество США и Китая с нулевой суммой может лишить человечество возможности противостоять сегодняшней климатической чрезвычайной ситуации (в основном потому, что политики в каждой стране будут рассматривать друг друга как своего существенного существа). угроза).Между тем сокращение бедности значительно замедлится, потому что фрагментация мировой экономики замедлит глобальный рост.

В отличие от холодной войны, разворачивающееся стратегическое соперничество между США и Китаем не будет соревнованием между противоборствующими идеологиями (хотя идеологические ценности, более узкие в терминах демократии и автократии, будут разжигать спор). В том виде, как это принято в настоящее время в Вашингтоне и Пекине, это, по сути, соревнование за мировое превосходство или власть. Также, в отличие от холодной войны, U.С географической точки зрения соперничество между Южным Китаем и Китаем вряд ли охватит весь мир. Учитывая стратегический приоритет, который он придает своему собственному региону, Азия станет главным театром безопасности и экономического соперничества Китая с США

.

На данный момент остается надежда на то, что можно предотвратить абсолютно нулевую и дорогостоящую холодную войну. Это связано с двумя факторами. Во-первых, быстрое ухудшение двусторонних отношений было вызвано главным образом элитами, и восприятие того, что две страны движутся к неограниченному долгосрочному конфликту, к счастью, в значительной степени ограничивается этими элитами.Поскольку ни одна из элит обеих стран не заручилась устойчивой народной поддержкой дорогостоящего и неограниченного конфликта, возможность деэскалации, хотя и небольшая, все же существует. Во-вторых, учитывая почти определенность непредвиденных последствий и сопутствующего ущерба, вполне вероятно, что обе страны обнаружат, что растущие издержки открытой конфронтации перевешивают предполагаемые геополитические выгоды. Под давлением международного сообщества и внутренних заинтересованных групп обе страны могут предпочесть деэскалацию и найти более высокую основу для налаживания взаимного сотрудничества.

Тем не менее, текущие тенденции в двусторонних отношениях не предполагают признаков деэскалации и, что еще хуже, политики, которая уже была принята, например, решение Вашингтона включить Huawei в «список организаций» (шаг, направленный на то, чтобы нанести вред китайскому телекоммуникационному гиганту). ), имеют необратимые последствия. Это означает, что перспективы сотрудничества в области развития между США и Китаем в ближайшие годы, вероятно, будут плохими, особенно в Юго-Восточной Азии, Центральной Азии и Южной Азии.Это потому, что именно в этих субрегионах каждая страна будет связывать геополитические цели со своими программами помощи в целях развития и смотреть на программы развития друг друга с огромным подозрением.

Между тем, для остального мира перспективы сотрудничества в области развития между США и Китаем, хотя и невелики, также не являются полностью мрачными.

По всей вероятности, перспективы сотрудничества во многом зависят от: (1) геополитической чувствительности конкретных вопросов, (2) геополитической важности заинтересованных стран, (3) совпадения интересов и (4) стороны, контролирующей U.С. Исполнительная власть.

1. Геополитическая чувствительность конкретных вопросов

Сотрудничество в целях развития между США и Китаем более вероятно, если рассматриваемые вопросы не являются геополитически чувствительными. Лучший пример — здравоохранение и инфекционные заболевания. Сотрудничество в области оказания медицинской помощи и борьбы с инфекционными заболеваниями практически не влечет за собой потерь в плане безопасности или геополитического влияния для любой из стран. Еще одна острая проблема для сотрудничества США и Китая в области развития — защита окружающей среды (например, чистой питьевой воды) по тем же причинам.Однако, если конкретные вопросы имеют особое геополитическое значение, преобладает конкуренция, а не сотрудничество. Ярким примером является Китайская инициатива «Один пояс, один путь» (BRI). Даже если BRI будет изменен и превратится в скорее программу помощи в целях развития, чем геополитическую инициативу, сопротивление США, вероятно, сохранится, потому что американцы рассматривают BRI как плохо замаскированную попытку Китая расширить свое геополитическое присутствие. Арена технологий также будет в основном конкурентной, потому что здесь задействованы стандарты и безопасность.Ожидается, что продвижение Китаем своих технологий, которые могут быть менее технологически низкими, но более рентабельными и конкурентоспособными в развивающихся странах, встретит решительный отпор со стороны США. Это связано с тем, что принятие китайских стандартов, вероятно, будет происходить за счет технологического превосходства Америки и потенциальной потери безопасности.

2. Геополитическое значение соответствующих стран

Вообще говоря, США и Китай с большей вероятностью будут сотрудничать в странах, которые имеют маргинальную безопасность или экономическое значение.Географически сотрудничество более вероятно в странах, удаленных от Азии и Северной Америки, поскольку центральный театр их стратегического соперничества находится в Азии, особенно в Юго-Восточной Азии. Несмотря на то, что интересы безопасности Китая в Латинской Америке имеют второстепенный характер, действия Китая на пресловутой территории США почти наверняка будут рассматриваться как недружественные и, следовательно, нежелательные для США. С точки зрения безопасности, страны, расположенные вблизи ключевых узких мест, например, по обе стороны основных торговых путей будут арены У.Южно-Китайская конкуренция, а не сотрудничество. Кроме того, США и Китай с большей вероятностью будут конкурировать, а не сотрудничать в своей соответствующей помощи в целях развития в странах, которые обладают стратегическими товарами, такими как нефть и природный газ (важнейшие энергетические ресурсы для Китая) или редкие полезные ископаемые (например, кобальт).

3. Перекрывающиеся интересы

США и Китай с большей вероятностью будут сотрудничать в сфере помощи в целях развития в странах, где у них есть общие интересы, такие как безопасность, стабильность и инвестиции.Возьмите Афганистан. Несмотря на то, что конкуренция между США и Китаем будет скорее правилом, чем исключением в Южной Азии, Афганистан — это страна, где у США и Китая, вероятно, будут совпадающие интересы. Оба хотят видеть стабильный Афганистан по разным причинам. Вашингтон стремится закончить там свою долгую войну и оставить после себя правящий режим, в то время как Китаю нужна стабильность в стране, прилегающей к его беспокойному региону Синьцзян. Сотрудничество более вероятно, чем конкуренция, если постконфликтный режим в Афганистане будет рассматриваться обеими странами как нейтральный.Другим кандидатом на сотрудничество может быть Сомали, где стабильность может повысить безопасность коммерческого судоходства (хотя сотрудничество также зависит от степени нейтралитета правительства в стране с точки зрения стратегического соперничества США и Китая). Третью группу кандидатов могут составить Судан и Южный Судан. Для США прекращение этнического насилия и защита прав человека в этих двух раздираемых конфликтами странах являются важными интересами, в то время как Китаю необходимо защитить свои огромные инвестиции в энергетику в обоих местах.

США и Китай также с большей вероятностью будут иметь совпадающие интересы в усилиях по продвижению низкоуглеродной экономики и защите океанов (хотя это и немыслимо при крайне правых республиканских администрациях). В основном это связано с тем, что, играя позитивную роль в этих сферах, не связанных с безопасностью, можно заработать ценный международный политический капитал, не рискуя при этом потерять национальную безопасность.

4. Партия, контролирующая исполнительную власть в США

Республиканские администрации с меньшей вероятностью будут сотрудничать с Китаем в области помощи в целях развития, глобальных общественных благ и изменения климата, чем демократические, потому что они традиционно отдают предпочтение интересам безопасности над помощью в целях развития и, в вопросе низкоуглеродной экономики и изменения климата, был категорически против международных коллективных действий.Вдобавок республиканские политики склонны смотреть на мир с точки зрения нулевой суммы и, следовательно, с большей вероятностью будут рассматривать деятельность Китая в области развития как вредную для американских интересов. Что наиболее важно, поскольку помощь в целях развития в ближайшие десятилетия будет сосредоточена на изменении климата, которое в значительной степени является табу для Республиканской партии, сотрудничество с Китаем в области изменения климата было бы немыслимо для республиканской администрации. Напротив, демократические администрации с большей вероятностью будут сотрудничать с Китаем, где такое сотрудничество будет касаться вопросов, которые они считают важными, таких как изменение климата и сокращение бедности.

Заключение

Из приведенного выше обсуждения следует, что потенциальные области сотрудничества в целях развития между США и Китаем действительно существуют, хотя они, вероятно, будут ограниченными. Помимо четырех указанных выше сдерживающих факторов, мы должны знать, что их стратегическое соперничество также серьезно ограничит формы и масштабы их сотрудничества. По всей вероятности, сотрудничество будет ограничиваться обменом информацией, недопущением дублирования усилий и воздержанием от препятствующих действий.

На данном этапе трудно понять, будет ли чистый результат стратегического соперничества между США и Китаем полезным или пагубным для дела развития. Есть аргументы с обеих сторон. С одной стороны, соперничество может побудить обе стороны выделять больше ресурсов на помощь в целях развития, особенно в областях или вопросах, которые считаются стратегически важными. С другой стороны, введение геополитических стратегических целей в деятельность по развитию, скорее всего, приведет к проектам сомнительной ценности для развития, потому что критерии выбора будут геополитическими, а не экономическими и социальными.Кроме того, стратегическое соперничество между США и Китаем, вероятно, снизит степень прозрачности (поскольку обе стороны хотят скрыть свои намерения и планы в секрете) и принесет пользу правящим элитам в целевых странах (которые будут соблазнены обещаниями значительных частных выгод).

Что бы ни происходило в политике помощи развитию в Вашингтоне и Пекине, развивающиеся страны, как и весь остальной мир, окажутся зажатыми между двумя экономическими гигантами, зажатыми во враждебном сосуществовании и бескомпромиссном геополитическом соперничестве.Несомненно, это величайшая геополитическая трагедия 21 века. И все же, похоже, именно туда мир движется.

«Логика американо-китайского соперничества» Джозеф С. Най, младший

Успех политики президента США Джо Байдена в отношении Китая будет зависеть от того, смогут ли две державы сотрудничать в производстве глобальных общественных благ, конкурируя в других областях. Отношения между США и Китаем представляют собой «совместное соперничество», в котором условия конкуренции потребуют равного внимания с обеих сторон оксюморона.Это будет нелегко.

КЕМБРИДЖ. В своем недавнем обращении к Конгрессу США президент Джо Байден предупредил, что Китай смертельно серьезно относится к попыткам стать самой значительной державой в мире. Но Байден также заявил, что автократы не выиграют будущее; Америка будет. При неправильном подходе соперничество великих держав между США и Китаем может быть опасным. Но если Соединенные Штаты сыграют правильно, соперничество с Китаем может быть здоровым.

  1. Почему в Афганистане не удалось построить нацию Президентский дворец Афганистана через Getty Images

Успех политики Байдена в отношении Китая частично зависит от Китая, но также и от того, как изменятся США.Сохранение технологического лидерства Америки будет иметь решающее значение и потребует инвестиций в человеческий капитал, а также в исследования и разработки. Байден предложил и то, и другое. В то же время США должны справиться с новыми транснациональными угрозами, такими как изменение климата и пандемия, унесшая жизни большего числа американцев, чем все войны страны вместе взятые с 1945 года. Решение этих проблем потребует сотрудничества с Китаем и другими странами.

Таким образом, перед Байденом стоит устрашающая повестка дня, и он рассматривает конкуренцию с Китаем как «момент спутника».Хотя он упомянул в своем обращении к президенту Франклину Д. Рузвельту и Великой депрессии и избежал вводящей в заблуждение риторики времен холодной войны, уместное сравнение с 1950-ми годами, когда президент Дуайт Эйзенхауэр использовал шок от запуска спутника Советского Союза, чтобы воодушевить США. инвестиции в образование, инфраструктуру и новые технологии. Может ли Америка сделать то же самое сейчас?

Китай набирает силу, но также имеет значительные слабости, в то время как США имеют важные долгосрочные преимущества в силе.Начнем с географии. В то время как США окружены океанами и дружественными соседями, у Китая есть территориальные споры с Индией, Японией и Вьетнамом. Точно так же преимущество США. Америка теперь является чистым экспортером энергии, в то время как Китай зависит от импорта нефти, транспортируемой через Индийский океан, где США сохраняют значительное военно-морское присутствие.

Кроме того, США обладают финансовой мощью в результате своих глобальных институтов и международной гегемонии доллара. В то время как Китай стремится к большей глобальной финансовой роли, надежная резервная валюта зависит от конвертируемости валюты, глубоких рынков капитала, честного правительства и верховенства закона — всего того, чего Китаю не хватает.У США также есть демографические преимущества: их рабочая сила увеличивается, в то время как в Китае начинает сокращаться.

Америка также находится в авангарде ключевых технологий, а исследовательские университеты США доминируют в мировых рейтингах высшего образования. В то же время Китай вкладывает значительные средства в исследования и разработки, в настоящее время успешно конкурирует в некоторых областях и стремится к 2030 году стать мировым лидером в области искусственного интеллекта. Учитывая важность машинного обучения как универсальной технологии, Китай добивается успехов в AI особенно важны.

Подпишитесь на Project Syndicate

Подписаться на Project Syndicate

Наслаждайтесь неограниченным доступом к идеям и мнениям ведущих мыслителей мира, включая еженедельные длинные чтения, обзоры книг, тематические коллекции и интервью; Год вперед годовой печатный журнал; полный архив PS ; и более — за меньше 9 долларов в месяц .

Подпишитесь сейчас

Более того, китайский технический прогресс больше не основан исключительно на имитации.Хотя администрация Трампа правильно наказала Китай за кражу и принудительную передачу интеллектуальной собственности, а также за несправедливую торговую практику, успешный ответ США на технологический вызов Китая будет больше зависеть от улучшений внутри страны, чем от внешних санкций.

По мере того как Китай, Индия и другие страны с формирующейся рыночной экономикой продолжают расти, доля Америки в мировой экономике будет оставаться ниже уровня примерно 25% в начале этого века. Кроме того, усиление других держав затруднит организацию коллективных действий по продвижению глобальных общественных благ.Тем не менее, ни одна страна, в том числе Китай, не собирается вытеснять США с точки зрения общих энергетических ресурсов в следующие несколько десятилетий.

Быстрый азиатский экономический рост стимулировал горизонтальный сдвиг власти в регионе, но в Азии существует свой внутренний баланс сил. Сила Китая уравновешивается, в частности, Японией, Индией и Австралией, при этом решающую роль играют США. Если Америка сохранит свои союзы, у Китая будет невысокая перспектива вытеснить ее из западной части Тихого океана, не говоря уже о мировом господстве.

Но конкуренция с Китаем — это только половина проблемы, стоящей перед Байденом. Как утверждает американский эксперт по технологиям Ричард Данциг: «Технологии XXI века глобальны не только по своему распространению, но и по своим последствиям. Патогены, системы искусственного интеллекта, компьютерные вирусы и радиация, которые могут случайно высвободить другие, могут стать такой же серьезной нашей проблемой, как и их проблемы ». По этой причине, утверждает Данциг, «согласованные системы отчетности, общий контроль, общие планы действий в чрезвычайных ситуациях, нормы и соглашения должны использоваться как средства уменьшения наших многочисленных общих рисков.”

В некоторых областях одностороннее американское руководство может в значительной степени решить проблему предоставления общественных благ. Например, ВМС США жизненно важны для соблюдения морского права и защиты свободы судоходства в Южно-Китайском море. Но когда дело доходит до новых транснациональных проблем, таких как изменение климата и пандемии, успех потребует сотрудничества других. Хотя американское лидерство будет иметь важное значение, США не могут решить эти проблемы, действуя в одиночку, потому что парниковые газы и вирусы не признают границ и не реагируют на военную силу.

В области экологической взаимозависимости власть становится игрой с положительной суммой. Таким образом, Америка не может просто мыслить категориями своей мощи над другими, но также должна учитывать свою мощь вместе с другими. По многим транснациональным вопросам расширение прав и возможностей других может помочь Америке достичь ее собственных целей; США выиграют, если Китай повысит свою энергоэффективность и выбросит меньше углекислого газа. Таким образом, Америка должна сотрудничать с Китаем, одновременно конкурируя с ним.

Некоторые опасаются, что Китай увяжет сотрудничество по борьбе с изменением климата с уступками США в традиционных областях конкуренции, но при этом игнорируется, сколько Китай должен потерять, если тают гималайские ледники или затопление Шанхая.Примечательно, что президент Китая Си Цзиньпин участвовал в недавней конференции Байдена по глобальному климату, несмотря на двустороннюю напряженность из-за критики в адрес Китая в отношении прав человека со стороны США.

Ключевой вопрос при оценке успеха политики Байдена в отношении Китая будет заключаться в том, могут ли две державы сотрудничать в производстве глобальных общественных благ, при этом сильно конкурируя в других областях. Отношения между США и Китаем представляют собой «совместное соперничество», в котором условия конкуренции потребуют равного внимания с обеих сторон оксюморона.Это будет нелегко.

Анализ заклятых врагов: арктический репертуар сотрудничества и соперничества

Abstract

Интенсивное транснациональное сотрудничество и проявления соперничества между НАТО и Россией в области безопасности продолжаются более 30 лет в Арктике после окончания холодной войны. Опираясь на концепцию репертуаров из литературы о социальных движениях, эта статья стремится внести концептуальный вклад в то, как мы могли бы лучше анализировать и артикулировать одновременность этих практик и нарративов сотрудничества и соперничества в циркумполярном регионе.Репертуар обычно определяется как совокупность полуструктурированных / полуимпровизационных практик, составляющих контекстно-зависимое исполнение (например, гражданское общество по отношению к «государству»). Утверждается, что эти репертуары создаются и исполняются в «спорных эпизодах», а не структурируются долгосрочными тенденциями или отражаются в отдельных событиях. В переводе на глобальную политику подход, основанный на репертуарах, обещает отдать предпочтение анализу инструментов и эффективности (и аудитории) государственного управления в «спорных эпизодах» над соображениями о том, как различные формы глобального порядка или геополитические нарративы структурируют варианты для государственных субъектов.Акцент на выполнении управления государством в ключевых эпизодах, в свою очередь, позволяет нам рассмотреть, правильно ли понимать взаимодействие между практиками сотрудничества и соперничества как коллективный репертуар управления государством, а не как беспорядочный результат разрозненных долгосрочных тенденций. в конечном итоге направляя участников в регионе к более совместной или более конкурентоспособной форме арктического регионального порядка. Статья открывается двумя ключевыми моментами в арктической политике — распадом Советского Союза и низкой ледовой обстановкой в ​​Арктике в 2007 году.Сильная научная база, которую накопили эти сложные моменты, иллюстрирует, как исследователи арктической региональной политики уже используют эпизодическую перспективу, которую можно с пользой расширить и закрепить с помощью идей и методов, заимствованных из литературы по социальным движениям по репертуарам. Затем 18-месячный период после аннексии Крыма Россией рассматривается подробно как «спорный эпизод» с сопутствующими усилиями по реализации основанного на репертуарах подхода к глобальной политике.В статье делается вывод о том, что подход, основанный на репертуаре, способствует систематическому рассмотрению смешанных практик дружбы и вражды в циркумполярном государственном управлении с течением времени и сравнению с другими регионами, а также предлагает один многообещающий ответ на растущий интерес к воплощению идей конструктивистской науки в внешнеполитическая стратегия.

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

© 2019 Автор. Опубликовано Elsevier Ltd.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Преодоление соперничества великих держав в 21 веке

Международная система после холодной войны подходит к концу, а вместе с ней и легкие предположения о характере У.С. Стратегия по отношению к великим державам мира. После периода, когда доминирующая западная коалиция во главе с США в значительной степени устанавливала и обеспечивала соблюдение правил международного порядка — и когда другие крупные державы, такие как Россия и Китай, в значительной степени соглашались с лидерством США в этом порядке, — глобальная система перестала существовать. возвращение к состоянию более острой и явной конкуренции великих держав. Россия и Китай активно оспаривают первенство и союзы США в Восточной Европе и Восточной Азии. Они продвигают свое собственное видение многополярного порядка, при котором Америка более ограничена, а ее влияние ослаблено.Они заявляют о своих прерогативах в качестве великих держав более амбициозно, чем когда-либо за последнюю четверть века. Другие стремящиеся к великим державам — от Японии и Германии до Индии и Индонезии — также усиливают свое стремление к влиянию как в непосредственной близости от них, так и за их пределами. Соперничество великих держав снова становится главной темой мировой политики.

Такое соперничество — скорее норма, чем исключение в истории международных отношений. Но каким бы «нормальным» он ни был, конфликт между великими державами, тем не менее, сбивает с толку и опасен.Это увеличивает вероятность крупной «системной» войны, которая может иметь катастрофические последствия, и подрывает функционирование международных институтов. Это усложняет международные усилия по решению ряда насущных проблем, которые по своей сути являются транснациональными по своему характеру и, следовательно, требуют широкого многостороннего ответа. Изменение климата, джихадистский терроризм, нестабильность на Ближнем Востоке — это всего лишь несколько примеров проблем, которые могут быть решены только посредством эффективного международного сотрудничества, и которые будут только усугубляться без такого сотрудничества.Короче говоря, конкуренция между великими державами не только увеличивает шансы на войну между великими державами, но и повышает вероятность возникновения более беспорядочной, конфликтной и замкнутой международной системы.

Это сценарий, который, как надеялись многие наблюдатели, мир оставил позади с окончанием холодной войны, и который немногие приветствуют сегодня. В результате видные аналитики все чаще задаются вопросом, можно ли предотвратить такой исход — возможно, путем заключения «грандиозных сделок» между Соединенными Штатами и их великодержавными соперниками или, возможно, даже путем формирования какого-то нового типа концерт великих держав, посредством которого можно управлять и стабилизировать международные дела.Если у нас вряд ли будет «однополярный концерт», в котором ценности и прерогативы Соединенных Штатов и их либеральных союзников будут такими же доминирующими, как и в 1990-е годы, можно подумать, может быть, есть какой-то способ привлечь конкурирующие великие державы … а именно Россию и Китай — в более равноправный концерт, который удовлетворяет их основные интересы и желания, не ставя под угрозу фундаментальные интересы США? И может ли это помочь сохранить международную стабильность, вежливость и сотрудничество, которые в противном случае были бы потеряны из-за возврата к более острой конкуренции великих держав?

Это хорошая идея, и она, вероятно, не сработает.История подсказывает, что для того, чтобы концерты возникли и продолжались, необходимо выполнить ряд важнейших геополитических предпосылок. Между ведущими державами международной системы должна быть устойчивая конфигурация сил. Эти силы должны быть готовы уважать общий свод правил. У них должна быть какая-то идеологическая общность — то, что их идеологически объединяет, должно быть больше того, что их разделяет. Наконец, концерты обычно обретают форму, когда появляется какая-то надвигающаяся угроза — или воспоминания о каком-то великом катаклизме, — которые побуждают к сотрудничеству.Там, где присутствовали эти предварительные условия — в первую очередь, во время концерта Европы 19-го века — устойчивое сотрудничество великих держав в поддержку общего видения международного порядка стало возможным. Там, где даже некоторые из этих факторов отсутствовали — например, после Второй мировой войны — концерты великих держав оказались невозможными.

Проблема сегодня в том, что структурных предпосылок для концерта просто не существует. Конфигурация власти в международной системе меняется, и именно поэтому ревизионистские державы, такие как Россия и Китай, чувствуют себя вправе бросить вызов американскому превосходству.Соединенные Штаты и их великие соперники не принимают общий набор глобальных правил. Москва и Пекин бросают вызов нормам, которые предпочитает Вашингтон, от ненападения в Восточной Европе до свободы судоходства в Южно-Китайском море. Идеологические разногласия между великими державами гораздо менее серьезны, чем они были во время холодной войны, но раскол между ведущей демократией мира и двумя ведущими авторитарными державами достаточно значителен, чтобы стать источником конфликта.И, наконец, более чем через 70 лет после последней войны великих держав, похоже, не существует какой-либо общепризнанной угрозы, достаточно мощной, чтобы преодолеть эти другие факторы и вынудить к устойчивому сотрудничеству. Сегодня многие великие державы, похоже, сосредоточили свое внимание на оппортунистическом захвате влияния, а не на насущном страхе перед лицом катастрофы, если они не смогут найти способы координировать свои действия с другими.

Таким образом, усилия по организации концерта великих держав могут оказаться безуспешными; пойти на уступки России или Китаю в надежде вовлечь их в такой концерт, возможно, скорее дестабилизирует, чем стабилизирует.Но управление этими отношениями — и при этом сохраняя максимально возможную степень стабильности — остается актуальной задачей для Соединенных Штатов. В ближайшие годы официальные лица США будут искать стратегии и концепции, которые будут руководить их взаимодействием с другими великими державами: если это не может быть концертом, какая концепция или структура будут продвигать интересы США? Еще слишком рано делать наброски окончательной формы, которую примет такая структура, — но еще не рано быть уверенным, что американские стратеги, по крайней мере, задают правильные вопросы о будущем отношений великих держав.

На наш взгляд, есть семь критических вопросов, ответы на которые будут иметь большое значение для помощи Соединенным Штатам в новой эпохе соперничества великих держав. Мы не согласны со всеми ответами, но мы согласны с несколькими важными принципами, которыми должна руководствоваться стратегия США. Более того, мы согласны с критической важностью тщательного анализа этих вопросов и необходимостью усилий по выработке последовательной и действенной стратегии.

1. Что важно U.С. интересы поставлены на карту в этих отношениях?

Естественной отправной точкой для любой концепции стратегии национальной безопасности США является оценка интересов: что Соединенные Штаты поставили на карту в их отношениях с другими великими державами? Вопрос сложный, потому что интересы США многочисленны и иногда противоречат друг другу. Соединенные Штаты обеспокоены нормой ненападения в Европе и безопасностью Украины. Однако он также хочет продуктивных отношений с Россией не только ради нее самих (чтобы снизить риск конфликта), но и как путь к достижению других интересов, таких как нераспространение.Соединенные Штаты также хотят хороших отношений с Китаем по причинам, связанным с экономическим процветанием, региональной стабильностью и глобальным управлением. Однако Вашингтон также заинтересован в сохранении правил поведения в отношении суверенного статуса географических объектов Южно-Китайского моря. То, как Соединенные Штаты расставляют приоритеты и уравновешивают эти интересы, будет играть решающую роль в определении характера их стратегий в отношении других великих держав.

2. Какому долгосрочному видению мировой политики служит стратегия?

Любая стратегия должна основываться на некотором видении или теории соответствующих долгосрочных тенденций: как развивается международная система и что это говорит нам о возможностях и рисках для Соединенных Штатов? Во время «холодной войны» Вашингтон изложил трансформирующее видение, которое транслировало веру в силу либеральных ценностей, которые в конечном итоге затмят и трансформируют советскую систему.Таким образом, стратегия США может оставаться относительно терпеливой — сдерживать Советский Союз, а не предпринимать более рискованные подходы к откату и позволить долгосрочным тенденциям, предполагаемым стратегией, делать свое дело. Некоторые из самых больших ошибок в американской стратегии холодной войны возникли, когда Соединенные Штаты позволили срочности краткосрочного вызова преодолеть эту важную уверенность.

Каковы основные мировые тенденции сегодня? Некоторые видят самые важные долгосрочные истины о соперничестве великих держав крайне пессимистично.Китай и Россия противостоят влиянию, ценностям и американскому порядку США. Нелиберализм растет. Относительная мощь Америки уменьшается. Более оптимистичный взгляд может основываться на прогнозах ведущих экономик мира в 2030 или 2040 годах: великие державы (включая Германию, Японию, Индонезию, Мексику и Бразилию) почти все являются членами либерального международного порядка, несущими карты. Такое видение предполагает, что, хотя Россия, несомненно, представляет собой значительную краткосрочную и среднесрочную угрозу международному порядку и Соединенному Королевству.С. интересов, в долгосрочной перспективе у Вашингтона есть не столько проблема «отношений великих держав», сколько «проблема Китая»: его главная задача состоит в том, чтобы гарантировать, что Китай не станет враждебным и агрессивным выброс. В любом случае ответы на такие вопросы могут решающим образом сформировать подход США к другим великим державам — их срочность или терпение, их амбиции и их цели.

3. Существует ли согласованный набор великих держав, природа, предпочтения и международное поведение которых достаточно схожи, чтобы оправдать единую стратегию?

Существенные различия в национальном стратегическом стиле, управлении, интересах и уровне агрессивности между такими государствами, как Китай, Россия, Индия, Германия, Индонезия и Бразилия, означают, что ни один единый подход, скорее всего, не приведет к достижению U.С. голы. Вместо общей стратегии Вашингтону может потребоваться дискретный подход к каждому из этих государств, а также какой-то способ объединения результирующих отношений во взаимоподдерживающие, а не саморазрушительные модели.

В какой-то момент эти глобальные соображения — как совместить мозаику страновых стратегий — начнут во многом походить на всеобъемлющую стратегию. Более того, многие великие державы имеют схожие интересы и предпочтения: безопасность, получение власти и влияния, достижение статуса и престижа.В некоторой степени стремящиеся к влиянию великие державы могут создавать аналогичные стратегические задачи, и стратегия может быть основана на наборе общих принципов. В любом случае ответы на эти вопросы укажут на то, насколько универсальной или индивидуальной должна быть стратегия великой державы.

4. Каковы намерения других великих держав?

Детальное, тонкое понимание мотивов, предпочтений и намерений других великих держав является важной отправной точкой для любой стратегии.Такой анализ должен начинаться с отдельного анализа двух государств, которые, скорее всего, представляют угрозу безопасности — России и Китая. Насколько ограничены или обширны их амбиции? Что наше понимание их мотивов говорит о возможности компромисса? Это может быть самый важный аналитический вопрос для формирования стратегии великой державы. Скептики по поводу результатов переговоров считают Россию и Китай решительными ревизионистами, которых сдерживают только политика и сила США, в то время как оптимисты утверждают, что Москва и Пекин преследуют ограниченные, в основном оборонительные цели, и что их желания довольно легко могут быть удовлетворены.Ответ поможет определить, смогут ли Соединенные Штаты жить с этими государствами в значимом общем порядке — и приведет ли компромисс к большей международной стабильности или просто к более высоким ревизионистским требованиям.

5. Насколько значимы области потенциального компромисса и сотрудничества с каждой великой державой?

Этот вопрос вытекает из анализа интересов и намерений и указывает на доступное пространство для взаимного согласования.Если он будет минимальным, политика США в отношении этих стран столкнется с жесткими ограничениями. Например, список вопросов, по которым Соединенные Штаты и Россия могут плодотворно сотрудничать, возможно, более ограничен, чем предполагают некоторые наблюдатели. С другой стороны, широкие области возможного компромисса предложили бы возможность создать мощный общий порядок или, по крайней мере, возможность сочетать конкуренцию с сотрудничеством. Как и на многие из этих вопросов, ответы будут отличаться от одной великой державы к другой.

6. Какова основная цель стратегии: содействие хорошим отношениям и недопущение войны или противодействие агрессии и соблюдение правил?

Стратегия в отношении потенциально агрессивных великих держав может, с одной стороны, идти на компромиссы и уступки для сохранения наилучших возможных отношений — в значительной степени игнорируя, например, авантюризм России в ее «ближнем зарубежье». Или он может сделать приоритетом строгое соблюдение правил дорожного движения в мировой политике — например, работу по изоляции России от международного сообщества, если она нарушает нормы суверенитета и ненападения.Выбор здесь в первую очередь связан с тем, как Вашингтон взвешивает опасности конкуренции и конфликта, с одной стороны, по сравнению с опасностями, связанными с подрывом международного порядка, с другой стороны.

Этот вопрос действительно применим только к подгруппе великих держав, поскольку многим из них (Германия, Япония, Бразилия и другие) вряд ли нужно противостоять. Фактически, на данный момент этот вопрос касается только Китая, России и, возможно, — если это считается великой державой — Ирана. Вопрос требует оценки наиболее эффективного пути к долгосрочному миру: сдерживает ли он, сдерживает и в конечном итоге подавляет амбиции группы потенциальных ревизионистов; или это путем вовлечения этих государств в смягчение этих амбиций? U.Политика С. на протяжении последних трех с лишним десятилетий искала своего рода золотую середину, стремясь к взаимодействию, одновременно сдерживая себя на обочине. По мере того, как эти государства становятся все более откровенно агрессивными, возможен ли такой средний путь?

7. Какие глобальные варианты положения и операционные концепции доступны для поддержки этих стратегий?

Определение характера проблемы великой державы — это только половина дела; Соединенные Штаты также должны сформулировать стратегии или концепции для формирования своих усилий.В геополитическом и военном плане, например, Вашингтон может выбирать из множества военных стратегий, глобальных систем позиционирования и операционных концепций. Хотя этот выбор иногда кажется загадочным, он играет важную роль в определении характера этих стратегических отношений, транслируя защитные или наступательные намерения. Нужно ли Соединенным Штатам развернуть военную силу победного уровня на окраинах альянса НАТО? Нужны ли ему концепции, обещающие проецировать силу вглубь родины России и Китая с самого начала конфликта? Можно ли смело полагаться на понятия «оффшорного балансирования», которые приносят больше всего U.С. военная мощь вернулась домой?

Каждый вариант несет в себе преимущества и опасности. Большая сдержанность может избежать ненужных войн и сэкономить деньги, но она также может сигнализировать об отсутствии приверженности и вызвать серьезное беспокойство среди союзников США. Военное наращивание и развертывание вперед, ориентированные на наступление позиции могут усилить сдерживание, но они также несут в себе свои собственные опасности. Они могут вызвать циклы действия-противодействия, усугубляя опасения потенциальных противников в отношении безопасности и создавая динамику эскалации, которая может привести к непреднамеренным войнам.

Одно из болезненных ограничений любого анализа альтернативных стратегий для отношений между великими державами состоит в том, что имеющиеся свидетельства просто не поддерживают окончательные суждения о подходах, которые, скорее всего, приведут к желаемым нами целям. Возьмем лишь один пример: некоторые данные свидетельствуют о том, что существенное усиление вооруженных сил США в Восточной Европе укротит Россию и приведет к более конструктивному диалогу, но другие исследования предполагают, что это может спровоцировать Москву на более опасные действия.Окончательный выбор неизбежно будет отражать значительную степень субъективного суждения.

На пути к консенсусу

Мнения, исторические аналогии и подробные аналитические исследования широко расходятся в правильных ответах на эти вопросы. Действительно, мы вдвоем отвечаем на многие вопросы по-разному. Мы в некоторой степени не согласны с истоками недавней враждебности в Европе: Мазар считает многие действия США провокационными, а поведение России — в значительной степени оборонительным.Напротив, Брэндс считает, что поведение России проистекает из давнего желания доминировать в своем «ближнем зарубежье», и рассматривает многие усилия НАТО как важнейшие инвестиции в правила и нормы поведения. Мы расходимся во мнениях относительно возможности какого-либо значимого евроатлантического соглашения с Россией (Мазарр сохраняет некоторую надежду на это, Бренды — в меньшей степени), а также относительно рисков дополнительного развертывания вооруженных сил.

Тем не менее, мы согласны с тремя основными моментами и полагаем, что они могут стать основой для предварительного консенсуса по U.С. Подход к отношениям великих держав. Во-первых, мы согласны с важной ролью руководства США в управлении отношениями между великими державами. Мир отходит от неоспоримого превосходства США, которое характеризовало раннюю эпоху после холодной войны, но международная система по-прежнему вращается вокруг центра силы и ценностей США. В самом деле, ситуация более сложных взаимодействий между великими державами потребует законного координирующего голоса. В обозримом будущем это могут быть только Соединенные Штаты. Отчасти поэтому мы согласны с желательностью U.С. передового присутствия в ключевых регионах и необходимости инвестиций, чтобы закрыть пробелы в возможностях США для ведения крупной войны.

Во-вторых, мы согласны с тем, что окончательные ответы на один важный вопрос — масштаб российских и китайских амбиций и шаги, которые они готовы предпринять для их достижения — остаются неизвестными, даже если мы не согласны с тем, на какую сторону указывают существующие свидетельства. Есть веские и растущие причины для беспокойства, но также накапливаются свидетельства того, что эти два государства считают стабильный международный порядок важным для своих интересов.Делать излишне оптимистичные или пессимистические предположения на этом этапе было бы преждевременно и потенциально опасно.

В-третьих, хотя мы в некоторой степени не согласны с возможностью значительного сотрудничества с другими великими державами, мы согласны с необходимостью подчеркивать это везде, где это возможно, способами, которые не нарушают глобальные нормы или ценности США. Особенно в эпоху более оспариваемого превосходства США любые попытки наладить отношения между великими державами должны быть улицей с двусторонним движением. Соединенные Штаты не могут игнорировать опасения других по поводу безопасности, даже если они кажутся преувеличенными или основанными на заговорщических представлениях о U.Роль С. в мире. Тем не менее, он также не может отказываться от своих сильных сторон, партнерских отношений и преимуществ в надежде, что это разрешит бесчисленные точки напряженности с такими конкурентами, как Россия или Китай. Поэтому, не жертвуя требованиями сдерживания или неизменной приверженности нашим ценностям, Соединенные Штаты, как правило, должны стремиться избегать ситуаций, в которых они бросают вызов жизненно важным интересам безопасности других великих держав.

Помимо этих трех пунктов политики и стратегии, мы согласны с более широким пунктом.Соединенные Штаты вступают в новую и потенциально опасную группу соперничества, не имея четкой стратегии для руководства своими различными инициативами и без тщательного анализа этих вопросов. Другими словами, мы согласны с тем, что Соединенным Штатам срочно нужны строгие, исторически обоснованные, аналитически сложные дебаты для изучения этих вопросов. Важность стратегического мышления — и риск того, что она не будет реализована — сейчас выше, чем когда-либо с 1945 года.

Майкл Дж.Мазарр — старший политолог в некоммерческой беспартийной корпорации RAND и заместитель директора программы по стратегии, доктрине и ресурсам центра RAND Arroyo. Он является одним из руководителей проекта RAND по созданию устойчивого международного порядка.

Хэл Брэндс — заслуженный профессор глобальных отношений им. Генри А. Киссинджера Школы перспективных международных исследований Университета Джонса Хопкинса. Его последние книги: Making the Unipolar Moment: U.S. Внешняя политика и наступление периода после холодной войны Порядки (2016) и Что хорошего в Великой стратегии? Сила и цель в американском государственном управлении от Гарри С. Трумэна до Джорджа Буша (2014).

Изображение: общественное достояние

Между сотрудничеством и системным соперничеством: отношения между ЕС и Китаем | Heinrich Böll Stiftung | Офис в Брюсселе

Рейнхард Бутикофер , Член Европейского парламента от зеленых, Германия и д-р Янка Эртель Директор Азиатской программы и старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям в беседе с Катрин Альтмайер, руководителем азиатского отдела , Heinrich-Böll-Stiftung, Берлин

Катрин Альтмайер : Я хотел бы начать со Стратегии ЕС-Китай, опубликованной в марте 2019 года и имеющей целью введение общей всеобъемлющей политики Китая.Как развивалась эта дискуссия в Брюсселе? Как на это отреагировали государства-члены? Как будет выглядеть стратегия, следующая за статьей?

Рейнхард Бутикофер : Публикация этой статьи стала большим прорывом в области реализма. Мы системные соперники. Этот Большой Взрыв стал возможен, потому что Комиссия обошла пару типичных бюрократических маршрутов в Брюсселе; он не позволял оказывать сильное влияние на тех, кто разбавлял текст до того, как он стал известен.С другой стороны, это означало ограниченное участие стран-членов. В целом, статья вызвала большой положительный резонанс, поскольку в ней очень ловко удалось интегрировать различные точки зрения европейской политики в отношении Китая. Это позволило принять его по разным позициям. Газета не прощается с сотрудничеством с Китаем, хотя мы системные соперники. На этом, однако, заканчивается засилье беспроигрышной риторики. Но в ходе недавних дискуссий стала очевидной слабость: сотрудничество и конкуренция с Китаем должны формироваться на основе понимания того, что означает, что мы являемся системными соперниками.Теория конвергенции провалилась; скорее, расхождения увеличиваются. Таким образом, простое сопоставление сотрудничества, конкуренции и соперничества остается неточным.

Янка Эртель : За последние пару лет отношения Европы и Китая заметно изменились. Документ о стратегических перспективах от марта 2019 года стал важной вехой, достигнутой к концу последнего срока полномочий Комиссии ЕС. То же самое верно и для стратегии подключения. Обе эти ключевые темы теперь должны получить новое внимание, потому что, к сожалению, консенсус 2019 года уже устарел.Партнер, конкурент, системный соперник — уже недостаточно просто перечислять эти элементы взаимоотношений параллельно. Европа должна конкретно определить, что влекут за собой эти аспекты. Акцент сместился. Политика европейского Китая, серьезно относящаяся к системному соперничеству, означает четкое определение красных линий в определенных областях и активное решение отказаться от сотрудничества, если оно увеличивает зависимость и снижает стратегический суверенитет Европы. Текущие дебаты о 5G — хороший тому пример. У правительства Германии были месяцы, чтобы определить свой собственный путь — европейский по сути, экономически разумный и с ясным пониманием существующих рисков безопасности.Теперь мы сталкиваемся с воздействием еще более жестких ограничений США на китайские компании, и мы принимаем ответные меры, а не активные. Печально, что мы не смогли прийти к независимому и четкому политическому решению в разумные сроки — Германия действительно могла сыграть ведущую роль в этой сфере.

Как может работать баланс между созидательной политикой и конкурирующей системой? Как ЕС может расставить приоритеты? В чем вы видите особенно большие конфликты интересов между отдельными государствами-членами в отношении формата 17 + 1?

Янка Эртель : Политика Китая начинается дома — и она может быть эффективной только в том случае, если она встроена в сильный ЕС.Мы также должны начать обдумывать неудобные сценарии усиления конфронтации с Китаем и внимательно прислушиваться к заявлениям, исходящим из Пекина, чтобы понять, как меняются приоритеты, чтобы быть готовыми к тому, что может произойти.

Политика Китая в области климата — хороший тому пример. Нам нужен Китай для эффективной борьбы с изменением климата, но в настоящее время мы не видим никаких ограничений с китайской стороны на то, чтобы действительно проявлять активность. Нам нужно усилить давление на Пекин, чтобы добиться поставленных целей. Если Китай хочет быть нашим партнером по вопросам климатической политики, этого уже недостаточно — нам нужно увидеть реальные действия.

Другой ключевой фактор — европейская солидарность. В начале пандемии коронавируса Китаю оказалось слишком легко разделить европейцев в его попытке изменить представление о кризисе.

Европе необходимо более уверенно определять свою политику. Это требует от нас сосредоточения внимания на наших сильных сторонах и интересах. Что касается таких форматов, как 17 + 1, важно также подумать о возможностях. Это формат, который включает двенадцать стран-членов ЕС и пять кандидатов на вступление! Мы очень заинтересованы в развитии сотрудничества и интеграции между этими двенадцатью и пятью.У всех этих стран есть свобода действий, у них есть свои интересы, и они могут внести свой вклад в более конструктивную общую политику европейского Китая. Формат сильно изменился с момента своего основания и до некоторой степени лишился загадочности для своих европейских участников.

Пекин в настоящее время уделяет первоочередное внимание технологическому лидерству в своей попытке поднять внутреннюю экономику после чрезвычайной ситуации в области здравоохранения и, как следствие, экономического спада. Это включает строительство 600 000 базовых станций 5G к концу года и 2 миллиарда долларов США инвестиций в технологический сектор в течение следующих пяти лет.Это может дать Китаю реальное преимущество в секторах, основанных на технологии 5G. Европе необходимо срочно последовать их примеру и инвестировать в собственную конкурентоспособность — в зеленую экономику и цифровизацию. Связь — ключ к успеху. Но, конечно же, вопросы «Куда мы инвестируем? Какие рабочие места необходимо сохранить? »Может стать настоящим испытанием для европейского единства. Мы должны решить, знаменует ли кризис коронавируса начало чего-то нового или мы хотим продолжить ту же политику, что и раньше. Изменение наших отношений с Китаем будет ключевым моментом в определении экономического будущего Европы.

Доктор Янка Эртель

Д-р Янка Эртель — директор Азиатской программы Европейского совета по международным отношениям. Ранее она работала старшим научным сотрудником в программе по Азии Немецкого фонда Маршалла в берлинском офисе США, где занималась политикой трансатлантического Китая, в том числе новыми технологиями, внешней политикой Китая и безопасностью в Восточной Азии. До прихода в GMF она работала директором программ в берлинском офисе Körber Foundation.

Рейнхард Бутикофер : Федерика Могерини неоднократно говорила о Европе как о сверхдержаве. Она не была единственной, кто предположил, что роль Европы может быть найдена в построении своего рода мира G3 с Китаем, США и ЕС как тремя полюсами глобальной мощи. Этого мира G3 никогда не будет. Наилучшее развитие, с европейской точки зрения, могло бы создать мир, в котором будет возрождена и развита многосторонность, чтобы можно было обуздать гегемонистское соревнование между двумя сверхдержавами.Европа должна сыграть ведущую роль в достижении этой цели. Такой подход может быть успешным только в том случае, если Европа объединится с партнерами-единомышленниками в других регионах мира. В частности, могут быть привлечены актеры глобального Юга, потому что это должно позволить им более высокую степень свободы воли. Мы также должны задуматься об альянсах внутри ЕС. Во время своего последнего визита в Китай президент Макрон взял с собой министра Германии. Это был хороший политический сигнал. Но одного германо-французского сотрудничества недостаточно, это слишком узко.Почему правительство Германии не может систематически вовлекать наших европейских партнеров в наши напряженные отношения с Китаем? Думайте по-европейски!

Важным моментом в отношении 17 + 1 является то, что 17 стран достигли лучшего взаимопонимания между собой. На данный момент все управление процессом 17 + 1 де-факто находится в руках Китая. Это не так, как должно быть. Что касается роли Германии, мы должны продемонстрировать конструктивное отношение к «17 + 1» и в то же время попытаться релятивизировать этот формат, найдя новые способы, с помощью которых европейские партнеры могут участвовать и извлекать выгоду из силы Германии по отношению к Китаю.То, что большинству малых стран следует ждать в ожидании того, что в какой-то момент с немецкого стола упадут несколько крошек, не будет служить основанием для твердой европейской политики.

В ходе пандемии коронавируса экономические связи стали намного более очевидными, а вопросы экономической зависимости приобрели новое измерение. В то же время Китай также пытается расширить свое двустороннее влияние. Как вы оцениваете долгосрочные последствия пандемии для роли ЕС?

Янка Эртель : С китайской стороны существует четкое определение приоритетов в отношении того, сколько денег будет потрачено, чтобы вернуть свою экономику в норму, особенно в технологическом секторе.Мера, направленная на строительство шестисот тысяч станций 5G к концу года, огромна и может дать Китаю качественное преимущество во всех технологиях, создаваемых на основе 5G. Страны Европы должны инвестировать одновременно в две вещи: зеленую экономику и цифровизацию. Вопросы «Куда инвестировать? Какие рабочие места нам нужно сохранить? »Может стать решающим испытанием. Это также заметно в Китае. Мы в Европе также должны точно взвесить, следует ли рассматривать этот момент «нового старта».Однако это должно быть ясно: пересмотр наших отношений с Китаем является абсолютной ключевой предпосылкой для вопроса о том, как может формироваться наша экономика.

Reinhard Bütikofer: Кризис с коронавирусом выглядит исторической вехой. Китай впервые действует с большой уверенностью в себе как глобальная держава с лидерскими амбициями. Они стремятся по-новому определить рамки международных отношений. И они верят, что сейчас у них есть возможность для важных достижений.Посмотрите на конфликты на ближайшей периферии Китая: в Гонконге, против Тайваня, Индии и даже Бутана, вокруг японских островов Сэнкаку или по всему Южно-Китайскому морю. Пекин агрессивно играет за расширение своей политической власти.

Однако мой оптимизм поддерживает тот факт, что ЕС не стоит на месте перед лицом этих проблем. Внутренне: Соглашение о Фонде восстановления — беспрецедентный и важный шаг вперед в интеграции европейской экономической политики.Это помогает укрепить внутренний рынок, который является нашей сильной экономической опорой. На международном уровне: WHA представляет собой пример того, как «лидерство через многостороннее сотрудничество» может работать. Именно австралийцы и европейцы потребовали расследования развития коронавируса, в том числе роли Китая. Первоначально против этого выступил Китай, в то время как США играли роль упрямого одиночки. Тем не менее, нам удалось привлечь более 130 стран к спонсорам этого движения, и оно было успешным. У нас тоже есть очевидные слабые места.В технологической политике мы должны увеличить объем инвестиций, и нам нужно больше концептуальных обсуждений. Китай работает над собственной кибервалютой, которая упростила бы абсолютный государственный контроль над экономикой. Это было бы совершенно новым измерением тоталитарной утопии. А где мы? В контексте Международного союза электросвязи (МСЭ) Китай работает над тем, чтобы мировое сообщество обязалось использовать новый интернет-протокол, протокол нисходящего Интернета, который предложит каждому авторитарному правительству переключатель цензуры.Есть и другие идеи, например, от Европейского института телекоммуникационных стандартов (ETSI). Но этим дебатам по-прежнему уделяется слишком мало политического внимания.

Рейнхард Бютикофер

Райнхард Бутикофер — член Европейского парламента (Зеленые / EFA). Он входит в состав Комитета по иностранным делам (AFET), где он является официальным представителем по иностранным делам Зеленых / EFA, и в Комитете по международной торговле (INTA) в качестве заместителя члена.Он является председателем делегации Европейского парламента по отношениям с Китайской Народной Республикой, а также членом делегации в Соединенных Штатах и ​​заместителем члена делегации АСЕАН.

Янка Эртель: В настоящее время в Брюсселе много думают об этих проблемах, но передача в страны-члены не всегда работает очень хорошо.

Reinhard Bütikofer: Я за общегосударственные усилия, но мы также должны учитывать потребность во всесоюзном подходе, чтобы адекватно ответить на вызовы Китая.Ключевым моментом является наращивание компетенций за пределами институциональных границ. Швеция лидирует с национальной стратегией по Китаю и Китайским центром компетенций.

Я также хотел бы спросить вас, какие, с вашей точки зрения, наиболее важные темы для будущих отношений между ЕС и Китаем? Поскольку «Лейпцигский формат» (саммит, запланированный на сентябрь в Лейпциге, Германия) был отменен или отложен, отправная точка изменилась.

Reinhard Bütikofer : На переговорах по инвестиционному соглашению наш девиз — главное превыше скорости.Инвестиционное соглашение может быть успешным только в том случае, если Пекин существенно продвинется по трем направлениям: доступ к рынку, более справедливые условия для конкуренции, что особенно затрагивает роль государственных предприятий, и устойчивость. Рынок Европы очень открыт, а рынок Китая — нет. По этой причине мы не готовы идти навстречу Китаю. Это было бы стратегическим поражением. Помимо инвестиций и торговли, в высокопоставленных контактах с китайским руководством также должны подниматься спорные вопросы. Например, вопрос о системных репрессиях в Синьцзяне с принудительной стерилизацией в зверских масштабах и применением принудительных работ к уйгурам.Что касается инициативы «Один пояс, один путь», мы должны очень критически выступить против политики Китая по продвижению экспорта угольных технологий.

Янка Эртель : Мы должны вернуться к вопросу о том, готов ли Пекин придерживаться обязательств и международных договоров после того, как был принят новый Закон о безопасности в Гонконге. Это действительно затрагивает самую суть наших отношений с Китаем. В Европе мы должны действительно подумать о снижении зависимости от Китая, чтобы укрепить нашу позицию на переговорах по всем тем вопросам, которые действительно важны для нас.Уменьшение внимания к Китаю — это не конец глобализации и начало эрозии международного экономического порядка — как раз наоборот! Он включает в себя более активное взаимодействие с нашими партнерами в Восточной, Южной и Юго-Восточной Азии, а также в Африке, чтобы найти новые пути сотрудничества и улучшить взаимосвязь. Кроме того, мы начинаем понимать, что нам необходимо лучше координировать свои действия не только с партнерами за пределами ЕС, но и внутри европейских структур. Было бы чрезвычайно ценно, если бы Европе удалось создать устойчивые механизмы в этом отношении, даже без встречи лидеров, которая была предусмотрена председательством Германии в Совете.У Германии есть особая ответственность. Мы должны поставить Европу на первое место в нашей политике в отношении Китая.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *