Психика человека с позиций системного подхода: Системный подход в психологии Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Автор: | 15.01.2020

Содержание

Системный подход в психологии Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Беломестнова Н.В.*

Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, г. Санкт-Петербург

СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД В ПСИХОЛОГИИ

В статье рассматриваются теоретические, методологические и эмпирические основания для авторской модели психики. Автор стремится рассматривать изучение психики в широком научном контексте. При этом явное преимущество отдается одному из базовых подходов, при котором исходными становятся отношения между психикой и организмом ее носителя. В частности, в статье говорится о специфике психики как объекта познания; об уровнях психической организации человека; о семи современных отечественных моделях психики человека; об общих принципах системного подхода и о возможных категориях, уместных, с точки зрения автора, при осуществлении этого подхода.

Автор предлагает свою схему строения психики как развитие принятых теоретико-методологических оснований. Использован большой фактический материал, эмпирический и теоретический, и это делает статью весьма информативной.

Проблема и методологические

рамки дискурса

Проблема структурного описания психики в настоящее время приобрела довольно острый характер. Уже Аристотель описал основные психические образования (компоненты, элементы, части, единицы, ингредиенты психики) и классифицировал их в три структурных блока. С тех пор появились, конечно, многочисленные концепции, чисто философские, не подкрепленные естественнонаучными аргументами, но практически все они имели в своей основе аристотелевскую триаду. В соответствии с парадигмой Просвещения психология начала оформляться в самостоятельную науку

— со своей эмпирической базой и с естественнонаучными операндами. Исследователи стали изучать отдельные составляющие психики, не покушаясь на описание ее в качестве целостной системы. И это положение адекватно отражало экспериментально-эмпирический этап развития науки, без которого невозможно вторичное обобщение. (Первичным обобщением будем считать аристотелевское обобщение обыденных наблюдений и их философский анализ.)

С 60-х годов XX века начались попытки описывать психику в целом с использованием кибернетических и математических понятий, а затем и с использованием теории систем. Базовой либо по-прежнему остается триада (16, 17, 18, 20, 32, 33, 43, 44), либо в качестве основания предлагается пентабазис (21, 41). Расширяется перечень психических образований; в разных учебниках их число варьирует от 7 до 11 и более (21). В числе компонентов психики перечисляются явно не рядоположные образования: наряду с ощущениями, эмоциями и т. д. назы-

ваются мотивы, темперамент, личность. Как правило, этот перечень компонентов не систематизируется (за исключением описываемых ниже теорий). Если же систематизация осуществлена, то структура психики приобретает разнообразные геометрические формы: от простой трехчленной схемы до многопараметрической трехосевой объемной конфигурации (41). К настоящему времени нам удалось обнаружить в отечественной литературе семь концепций строения психики человека. (Человека! Но ведь психика есть и у животных, начиная от корней эволюции живого. С нашей точки зрения, общая схема психики должна охватывать все ее филогенетические варианты.)

В то же время неразумно было бы сетовать на разнообразие позиций. Это, скорее всего, положительное явление, указывающее на настоятельную потребность решать проблему и разрабатывать концепции, приближающие нас к реальности, в частности, разрабатывать природосообразные схемы строения психики. Общие модели психики лежат в основе анализа всех систем, в которые включена психическая деятельность; на таких моделях базируются все психологические экспериментальные исследования. Как справедливо полагает А.С. Горба-тенко, в соответствии с наиболее общими моделями психики должны строиться и курсы общей психологии (22).

Следует учесть и сложность самой психики как системного образования. Конечно, все науки вправе считать свой объект и свой предмет сложными — в силу принципа дифференциации и усложнения взаимосвязей в любых самораз-вивающихся системах. Тем не менее, психика и ее явления имеют повышенную сложность для изучения. И у этого есть свои причины.

* Автор приносит благодарность доктору психол. наук Б.А. Еремееву за редактирование рукописи.

Так, естественники изучают мир действительной реальности, как выражаются психологи, для того, чтобы отличить его от мира иде-альной1 (или психической) реальности (16, 17, 18, 50, 51). Гуманитарии изучают мир продуктов психической и психологической деятельности человека.

В каждом из этих миров действуют свои закономерности. Психологи же заняты психикой как реальностью, в которой едины действительное и идеальное (50, 51).

Эта особенность психологии так и оставалась бы в рамках чисто философских размышлений, не очень сильно влияющих на эмпирические психологические исследования. Однако в работах Б.Г. Ананьева (3) и Л.М. Веккера (16, 17, 18) было показано, что познание природы психического требует учитывать не только собственно психологические закономерности, но и определяющие их биологические, а также более общие кибернетические и математические законы и принципы. Показана необходимость учитывать единыге закономерности как в биологических механизмах, так и в механизмах психики. Именно в такой формулировке мы предлагаем использовать рубинштейновский принцип единства действительного и идеального в психике как в особой реальности. Правда, такое расширение предметной области создает дополнительные трудности для психолога.

В то же время выход за пределы своего объекта помогает исследователю разрешить многие проблемы, ранее казавшиеся непреодолимыми.

Вторая причина сложности изучения психического мира заключается в двойной его детерминации, которую можно назвать средово-генетической. Казалось бы, такая детерминация имеет место только у человека, что нашло себе отображение в культурно-исторической концепции генезиса высших психических функций. Но и психика животных является итогом не только эволюции, но и воздействия среды в онтогенезе. Это явление можно было бы назвать фил-онтогенетической детерминацией — в параллель к биосоциальной детерминации у человека.

Особенно явно такая детерминация проявляется у высокоорганизованных животных. У них не только индивидуальный опыт накапливается в поколениях одной популяции и передается «по духовному наследству» (не генети-

ко-биологическому) с помощью механизма подражания. У таких животных даже инстинктивные программы обычно включаются только при общении с им подобными (34, 53, 55). О том же свидетельствует факт удлинения периода детства относительно общей длительности жизни у особи по мере эволюции: чем более высоко организованным является животное, тем дольше длится его детство (12).

Третья причина сложности познания психики имеет еще более общий характер. Это природа психического как системного образования. Природа таких образований учитывается общей теорией систем (ОТС). В мире живого вообще и в психике — в особенности проявляется особое свойство самоорганизующихся систем — нелинейность (29, 45). Это значит, что в отличие от большинства неживых систем (но не всех) все живые системы развиваются необратимо и детерминируются неоднозначно. Т о есть из предыдущего состояния системы нельзя однозначно вывести текущее состояние и тем более — будущее ее состояние. Прогноз системы может быть только вероятностным.

Еще более странным может показаться и такое проявление нелинейности, как ограниченная возможность ретрогноза. При известном текущем состоянии и известных линейных закономерностях невозможно однозначно «вычислить» прошлое данной системы. Предположение о прошлом тоже имеет вероятностный характер, или многовариантно. (В естественных науках, при механистической парадигме, рет-рогноз является вполне определенным, однозначным.) В психике нелинейность развития выражена еще сильнее, чем в биологических системах, не являющихся носителями психики, а в социальных системах нелинейность развития проявляется наиболее мощно.

И, наконец, самый мешающий познанию феномен, который давно заявил о себе в физике микромира. Это влияние инструмента измерения на измеряемым объект. Причем в психологии ситуация осложняется еще и тем, что психика является и объектом, и инструментом измерения. Формы такого влияния многообразны.

С помощью изощренных экспериментальных процедур еще можно бороться с такими помехами, как эффект постороннего, выполнение ожиданий, принятие роли испытуемым. А

1 Двадцатый век подарил миру третью реальность — виртуальную. Впрочем, новизну третьей реальности можно оспорить. Таковой можно считать весь мир искусства со времени его возникновения.

вот скорректировать структурирование эксперимента и интерпретацию результатов в пользу выдвинутой гипотезы весьма трудно.

Пока речь идет о психике в ее наиболее общих, имеющих биологические основания качествах и о биологических детерминантах психики. С психологией человека еще сложнее. Но сначала надо уточнить используемую терминологию, в частности — дифференцировать понятия «психический» и «психологический», чего настоятельно требуют современные психологические тексты и программы эмпирических исследований.

Мы делаем это так же, как это делает В.Н. Панферов (42, 43).

Мы считаем, что психологию человека можно изучать на трех уровнях.

Первый, или психический, — это уровень психических образований (компонентов, элементов психики), порожденных биологическими механизмами и подчиняющихся биологическим законам. Возникновение психических явлений на уровне одноклеточных организмов не означает наличия у них психики во всех ее аспектах и компонентах, имеющихся у высокоорганизованных животных и, тем более, у человека. Но уже у эукариотов есть взаимодействие со средой в форме двигательной активности, есть чувствительность, репрезентирующая свойства среды (30, 31), есть регуляторно-интег-рирующие механизмы, есть внутриклеточные сигнальные медиаторы (1, 2).

Филогенез с его дифференциацией, структурно-уровневой организацией и усложняющимися механизмами интеграции приводит к психике человека как Homo sapiens sapiens с ее высшими психическими функциями — ВПФ (20). Но это еще не психология человека. Для отнесения ВПФ к уровню психических, а не психологических образований может служить аргументом прежде всего тот факт, что формировались они в ноогенезе, или в социоантропокуль-турогенезе (26, 27), т. е. до становления Homo sapiens sapiens. Другой аргумент — как свидетельствуют результаты научных исследований, возникновение и развитие ВПФ генетически запрограммировано в нейронных структурах. Следует уточнить также, что психические образования человека являются видоспецифичны-

ми, т. е. присущи любому человеку, независимо от его индивидуальных свойств.

Т аким образом, термин «психика человека» (и его дериват — «психический») означает психику прежде всего в ее биологических детерминантах.

Второй уровень, психологический, предполагает те свойства человека в их психосоматическом единстве, которые сформированы и проявляются в процессе социального взаимодействия, причем как в онто-, так и в филогенезе. К примеру, темпераментальные свойства (и, возможно, другие) по праву считаются генотипически обусловленными2. Формировались же они, по убедительной гипотезе В.П. Казначеева, в культурной, цивилизационной, т. е. искусственной среде (4, 28). И главная проблема здесь

— индивидуально-типологические различия3 как в соматических, так и в психологических проявлениях, или интериндивидуальная вариативность. Но самая существенная часть психологии человека все же формируется как со-циальнодетерминированная и обнаруживает себя в форме проявления свойств человека как личности.

Таким образом, термин «психология человека» (и его дериват «психологический») обозначает индивидуально-психологические свойства человека в его психосоматическом единстве.

Третий уровень, социально-психологический, предполагает те параметры человека, которые формируются и проявляются только в группах людей, в процессе интериндивидуального взаимодействия. Это такие качества личности, как лидерство, организационные способности, фе-мининность — маскулинность, суггестивность, направленность и т. д. Сюда же входят и все социально-психологические феномены: моббизм, электоральное поведение, социальная перцепция, социализированные («канализированные») и гетеродеструктивные (криминальные) формы агрессивного поведения и т. д.

Прояснив разницу между психикой и психологией человека, рассмотрим основания для утверждения о том, что психология человека -это самый сложный объект познания.

Во-первых, психика животных детерминируется фил-онтогенетически. А у человека даже

2 Напомним, что геном человека — это набор видоспецифичных генов, а генотип человека — это набор генов, определяющих индивидуально-типологические свойства.

3 В нашей предыдущей статье (Н. В. Беломестнова. Индивидуальность человека как интегративная категория // Интегративный подход в психологии. Сб. научных статей. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 2003. Стр.70-90) мы уже аргументировали необходимость применения термина «индивидуально-типологический» вместо «индивидуально-психологический».

его ВПФ биосоциальныг по происхождению, не говоря уже о психологических свойствах. И если «социальная» среда животных (сообщество им подобных) универсальна для каждого вида (видоспецифична), то идеальная социальная среда человека «культуроспецифична». Это значит, что она различается у разных этносов, у носителей различных культур, в различных обществах, даже в отдельных общественных институтах. Различными являются микро-, мезо- и макросредовые параметры. Поэтому биосоциальная детерминация психологии человека — гораздо более сложное явление, чем ее аналог у животных.

Второе основание для утверждения об особой сложности психологии человека как объекта познания — это мультифакторная вертикальная детерминированность продуктов психической активности: психических образов, психических состояний, психологических свойств человека и т. д. (32, 33). То есть ситуацию усложняет множественность переменных, которые следует учитывать в исследованиях. Ведь даже такое, казалось бы, чисто биологическое свойство, как телосложение человека (его морфологическая конституция), имеет детерминанты на разных уровнях. На генетическом уровне — это наследственность. На биохимическом уровне -пренатальные биохимические факторы, гормональные и диетические особенности образа жизни в онтогенезе. На физиологическом уровне — это особенности функционирования органов и/или их систем. На психологическом уровне — взаимодействие различных компонентов субъективного опыта в формировании тонуса нервно-мышечного аппарата и состояния вегетативной нервной системы, в провоцировании возникновения психосоматических отклонений и заболеваний. На духовном уровне — это сознательное формирование собственного морфологического облика в системе бодибилдинга.

А детерминантами психологических и, в частности, личностных свойств являются уже и микро-, и мезо-, и макросоциальные, культурально-исторические и иные факторы. Не последнюю роль в этом спектре влияний играет и обратная вертикальная детерминация. Влияние распространяется не только снизу вверх (субстрата на дериват), но и наоборот: порожденное начинает влиять на свое «материнское» образование. Влияние психики на сому сегодня не требует доказательств, и эффекты гипноза, самовнушения, психотерапев-

тические технологии широко используются на практике, в частности для лечения психосоматических расстройств.

Третье основание для утверждения об особой сложности психологии человека как объекта познания — это наличие у человека рефлексии как направленности познавательной деятельности на свои собственные акты. Человек способен отражать, в частности — анализировать и понимать свои собственные психические явления. Казалось бы, этот интроспективный способ получения знаний должен способствовать изучению психики. Но выше мы уже отметили эффект влияния инструмента познания на познаваемое. Особенно велик этот эффект, когда инструмент познания и познаваемое совпадают. С нашей точки зрения, амплификацией этого тезиса является концепция А.Н. Леонтьева о пятом квазиизмерении личности: о наличии у человека «образа мира», или его субъективной картины, которая начинается с сенсорных субъективных шкал и кончается смысловым пространством личности (30).

Не облегчает ситуацию и наличие у человека такого свойства, как субъектность (четвертое основание для характеристики психологии человека как особенно сложной для познания). Субъектность понимается нами как способность к произвольной активности, детерминированной не внешними условиями, а внутренней мотивацией; как способность самоинициа-ции, самодетерминации, проявления активной жизненной позиции. Здесь становится особенно весомым кибернетическое понятие — метафора «черного ящика».

Пятое основание носит уже не естественнонаучный, а экзистенциальный характер. В психологии человека существенную и принципиальную роль играет образование под названием «душа», не имеющее пока четкого определения. (На наш взгляд, такое определение, вероятнее всего, невозможно в принципе.) Однако это образование нередко оказывает мощное влияние даже на биологические свойства человека. Достаточно вспомнить такое явление, как самопожертвование — как состояние, как процесс, как акт. Его проявления принципиально нарушают биологическую потребность выжить.

Можно привести и обратный пример, когда духовные детерминанты позволяют человеку выживать в условиях, как будто бы биологически несовместимых с жизнью. Условия

концлагеря способствуют вымиранию людей по биопсихологическим причинам: голод, физические перегрузки, отсутствие гигиены провоцируют психосоматические нарушения и гибель. Выживали в таких условиях те, кто могли поддерживать в себе интеллектуальную жизнь и следовали морально-этическим нормам поведения (54). Может быть, душа — это система морально-этических норм, система социальные ценностей, совесть и иныге образования, сформированные в процессе социализации человека и обеспечивающие функционирование и самосохранение человечества в целом. Такое ее понимание близко пониманию, выраженному естественниками (56, 57, 58).

Современные модели строения психики

Неудивительно, что даже в такой, казалось бы, давно разрабатываемой проблеме, как строение психики, существуют серьезные разногласия.

Первая исторически известная схема строения психики принадлежит Аристотелю. Одновременно она является классификацией психических явлений — как познания, чувства, воли. Или, в современной терминологии, — как блок когнитивных образований (чувственное и рациональное познание, память и внимание), блок аффективных состояний (эмоции и чувства) и регуляторно-волевой блок, включающий (кроме воли) и движения.

Опустим множество умозрительно-философских вариантов этой схемы, появлявшихся последующие две с половиной тысячи лет.

Вторую схему в числе рассматриваемых нами предложил Л.М. Веккер (16, 17, 18). Эта схема буквально повторяла три тех же блока. Однако теоретические и эмпирические исследования привели Л.М. Веккера к тому, чтобы раскрывать организацию каждого блока в соответствии с генетико-иерархическим принципом -от первичных форм психических образований до их высших форм у человека. Такая иерархия предполагалась4 в блоке аффективных состояний и в блоке психомоторики, который по традиции еще назывался регуляторно-волевым. А блок когнитивных образов (процессов) получил строгое экспериментальное обоснование и наглядное отображение в виде «этажерки» — по выражению самого Л.М. Веккера. Сюда вош-

ли сенсорные и перцептивные первичные образы, представления (вторичные образы) и мышление. Память, внимание и сознание Л.М. Век-кер отнес к числу «сквозных», интегративных (точнее было бы сказать — интегрирующих) психических образований, однако он не стал объединять их в дополнительный блок, как мы полагаем, соблюдая аристотелевскую традицию.

Б.Ф. Ломов (32, 33) также выделил в психике человека три подсистемы: когнитивную, регуляторную и коммуникативную. В соответствии с одним из заявленных им же принципов (изучать и строить систему надо «в развитии») когнитивная подсистема строится Б.Ф. Ломовым иерархически: как сенсорно-перцептивный уровень, уровень представлений и речемыслительный уровень. Регуляторная подсистема включает в себя все поведенческие проявления (видимо, психомоторные), а структура коммуникативной подсистемы не уточняется. При конкретизации двух последних подсистем об уровнях не говорится.

В.А. Г анзен (21) дал структурное описание психики в соответствии с предложенной им универсальной схемой анализа и компоновки

— на основе пентабазиса исходных свойств. В качестве таковых взяты «пространство», «время», «энергия», «информация» и объединяющий их «субстрат». Используя соответствующие категории, В.А. Ганзен предложил элегантное, логически полное четырехсекторное структурное описание психики человека. Выделенные компоненты психики были объединены по «логической и семантической близости» в «перцепцию» (ощущения и восприятие), «мышление» (представление и речь), «аффект» (эмоции и чувства) и «волю» (мотив и действие). Эти объединения становятся компонентами системы посредством их интеграции таким образованием, как «сознание», объединяющим внимание и память. И дополнительным структурообразующим фактором является активность — пассивность.

В.Н. Панферов (43, 44), как уже было выше отмечено, разделил идеальные свойства человека на психические и психологические. Поэтому в его концепции и психических структур оказалось две. Первая — это структура психики в ее имплицитных, т. е. биологически детерминированных, свойствах. Сюда вошли гностические,

4 В опубликованных на русском языке книгах Л.М. Веккера это не было явно сформулировано, но в процессе чтения спецкурсов для общих психологов в ЛГУ в 1973-78 гг. эта идея высказывалась.

аффективные и регуляторные образования -классическая психологическая триада. А вот вторая структура описывает психологию человека. Здесь учитывается субъектность человека, конкретизированная еще Б.Г. Ананьевым в форме характеристики человека как субъекта деятельности в трех основных сферах: в познании, труде и общении. При этом различается взаимодействие человека с материальной средой, внешней и внутренней (окружающая среда и организм), и с идеальной средой, также внешней (общественные явления) и внутренней (собственная душа).

Таким образом, структура психологии человека оказывается пятичленной. Во-первых, выделяется блок деятельностно-психологических образований: человек как субъект труда взаимодействует с внешней материальной средой. Во-вторых, выделяется блок социальнопсихологических образований: человек как субъект общения взаимодействует с социальной средой, или с внешней идеальной средой. В-третьих, это блок психофизических образований: человек как субъект познания взаимодействует с внешней материальной средой. В-четвертых, блок психофизиологических образований: человек как субъект познания взаимодействует с внутренней средой собственного организма. И, в-пятых, — это центральный интегрирующий блок психорефлексивных образований: человек как субъект познания взаимодействует с внутренней идеальной средой. Для описания трансформации этих психических образований в процессе экстериоризации применяются категории общего, особенного (специального) и единичного.

В.В. Никандров (41), развивая концепцию В.А. Ганзена, постулировал три фактора, обеспечивающих эффективность взаимодействия организма со средой. Это интенсивность поведения, адекватность поведения и увеличение доли совместных действий в общей жизнедеятельности вида. Данные факторы, по мнению автора, предопределяют три фундаментальные функции психики: стимуляцию активности, психическое отражение и коммуникацию с себе подобными. Дополнение соответствующих категорий превращает пентабазис В.А. Г анзена в объемную модель психики.

А.С. Горбатенко (22), критикуя состояние психологической теории, подчеркнул неразработанность концепции строения психики и несогласованность даже основной терминологии

в общей психологии. По мнению автора, учебный курс общей психологии должен строиться в соответствии с актуальной моделью психики, а логика курса общей психологии должна совпадать с логикой строения (и, добавим, развития) психики. А.С. Горбатенко предложил гипотезу генезиса психики с позиций системотехники и соответствующую трехблочную модель. В число процессов формирования психического образа, составляющих первый блок, включены внимание, ощущение, восприятие, эмоции, мышление и память. В качестве самостоятельного блока выделена целенаправленная психическая активность, формирующая все деятельностные образования. И в третий блок включены побудители психической активности, к которым отнесены потребности и мотивы.

В.Д. Балин (5) строит свою модель психики также из трех компонентов. Эндопсихика формирует психический продукт в виде эмоций, чувств и мотивов. Экзопсихика обеспечивает возникновение всех психических образов. Ме-зопсихика обслуживает моторику. Все три компонента психики имеют одну универсальную, фундаментальную функцию — отражение среды.

Все рассмотренные взгляды имеют свою логику — в соответствии с критериями и системообразующими основаниями, заявленными авторами. С нашей точки зрения, актуален вопрос о модели психики, которая была бы наиболее адекватной природным основаниям психики. Как представляется, здесь уместно использовать системный подход, позволяющий описывать и сопоставлять образования разного организационно-генетического уровня: орга-низмические, нервные, психические. И здесь уже встает вопрос о требованиях к системному подходу и о признаках его.

Методологические принципы

системного подхода

Идеи системного подхода, т. е. идеи анализа всех открытых самоорганизующихся и са-моразвивающихся образований как систем, обсуждаются уже около полувека, начиная с работ Л. фон Берталанфи (11). В психологии предполагается, что системный подход является обязательным, поэтому исследователи почти всегда декларируют его использование. Предложено несколько критериев для выявления того, в какой степени соблюдается системный подход. Поскольку нас интересует моде-

лирование психики, рассмотрим основные точки зрения психологов.

Впервые использование системного подхода в психологии стал обсуждать Б.Ф. Ломов (32, 33). В дальнейшем его идеи получили развитие в трудах его сторонников и последователей (6,

7, 47). С точки зрения Б.Ф. Ломова, системный анализ предполагает: 1) многомерность образования, 2) его многоуровневость и иерархичность, 3) многомерную классификацию его свойств, 4) признание его полидетерминированности и 5) изучение взятого образования в его развитии.

М.С. Роговин (49) выделил четыре принципа системного подхода:

1. Каждая рассматриваемая система обладает признаком целостности, т. е. у нее есть качественно новые свойства, не сводимые к свойствам суммы ее частей.

2. Система (ее строение) детерминирована своей функцией, которую называют системообразующей. Этот принцип является главным для функционального подхода, т. е. системный подход включает в себя функциональный.

3. Система находится в информационном и энергетическом взаимодействии со средой. То есть информационно-энергетический подход также включается в системный подход.

4. Любая система находится в процессе развития. Поэтому генетический подход также должен быть включен в системный подход.

В.А. Ганзен детально рассмотрел проблемы системных описаний и выделил три вида системного подхода: комплексный, структурный и целостный (21). Таким образом, предложена идея полноты при реализации системного подхода в различных теориях. Описание системы, с точки зрения В.А. Ганзена, должно включать: 1) ее элементный состав, 2) структуры, или подсистемы, образуемые этими элементами, 3) функции системы, ее подсистем и элементов, 4) интегральные свойства системы, 5) системообразующие факторы, 6) взаимосвязи со средой.

Казалось бы, идея системного подхода является вполне установившейся и общепринятой, а ее конкретизация в принципах анализа систем вполне определенна. Несмотря на это, В.П. Зинченко (24) и А. Раппопорт (48) высказывают скептическое мнение о реализации системного подхода в предлагаемых психологических теориях. Иными словами, методологическая определенность еще не столь велика, как хотелось бы.

Поэтому мы предлагаем свой вариант конкретизации принципов системного подхода в психологии. Обозначения принципов совпадают с общепринятыми, однако мы уточняем их содержание, а иногда и придаем свой смысл — в контексте моделирования психики с опорой на характеристики организма.

I. Принцип целостности системы. Система (или данныгй тип систем) имеет один или несколько фундаментальные атрибутов, отличающих ее от других систем. Если фундаментальных атрибутов, в частности функций, две или больше, то для выполнения каждой из них в процессе эволюции формируется своя специализированная подсистема. Атрибут системы — это ее принадлежность, необходимая для существования в диапазоне экологически нормативных параметров среды, внешней и внутренней, действительной и идеальной, а также для характеристики этой системы. При патологии одной из подсистем (или одного из атрибутов) система теряет свою целостность, и ее функционирование приобретает ауто- и гетеродеструктивный характер.

II. Принцип функциональной детерминированности системы и ее подсистем. Этот принцип в формулировке «единства строения и функции органа» закладывался еще основоположниками диалектико-материалистических принципов психологии (20, 50, 51). Функция системыг (или подсистемыг) является образующим ее фактором (системообразующим фактором — СОФ).

III. Принцип генетико-иерархической структурно-уровневой организации системы.

Генетический принцип известен со времен Аристотеля, а в XX веке был конкретизирован Л.С. Выготским (20) и С.Л. Рубинштейном (50, 51). С середины XX века, можно сказать, стало обязательным указание на необходимость изучать психику в развитии (23, 32, 33, 46). Но часто это указание оставалось только декларацией. Фило- и онтогенез психики, с одной стороны, и ее строение — с другой стороны, чаще всего изучались порознь (5, 16, 18, 21, 22, 31, 32, 33, 41, 43, 53).

Принцип структурно-уровневой организации также сформулирован давно (23, 32, 33, 47). Следование ему считается необходимым для любого современного исследования, как теоретического, так и эмпирического. Этот принцип предполагает, что любая относительно сложная система имеет несколько уровней организации, у каждого из которых — свое строение и механизмы.

Структурно-генетический принцип у нас назван генетико-иерархическим. Он сформулирован позже других. В соответствии с ним каждый качественный этап в филогенезе живой са-моразвивающейся системы закрепляется в ее строении и представляет собой очередной уровень ее организации.

Все три аспекта принципа генетико-иерархической, структурно-уровневой организации объединяются через центральное (в буквальном смысле) понятие структуры. В целом этот принцип можно конкретизировать следующим образом. Уровни организации и генезис системыг воплощеныг в ее структуре. При этом каждыгй уровень организации соответствует специфичному этапу ее развития — как в фило-, так и в онтогенезе. Каждыгй этап структурно оформлен и имеет свою организацию: состав, механизмыг, законыг.

IV. Принцип вертикальной регуляции генетико-иерархических уровней в системе имеет две составляющих.

а) исходные, более общие законы нижних уровней сохраняются на верхних уровнях с определенными ограничениями. Их сохранение не означает неизменности; накладываемые ограничения порождают частные варианты общих законов. Примерами этого являются знаменитые феномены Пиаже и уровни актуального перцеп-тогенеза, выделенные Веккером;

б) верхние уровни в структурной организации влияют на функционирование нижних уровней. Как правило, осуществляется коррекция по механизму отрицательной обратной связи (положительные обратные связи бывают очень редко). В неврологии и психической деятельности тормозящее влияние вышележащих образований на нижележащие было открыто И.М. Сеченовым (52, 62). Затем оно было учтено в модели функциональной иерархической организации психомоторной деятельности А.Н. Бернштейном (9, 10) и было описано как важнейший принцип управления в кибернетике (19). Существенно, что в неявной форме соответствующее положение используется в культурологии и теории государства и права: культура и общественные институты рассматриваются как ограничитель степеней свободы для отдельного человека.

В рамках материалистической философской позиции следование принципу вертикальной регуляции предполагает учет в человеческой природе и биологического, и социального, и психического уровней; предполагает учет их функционирования и строения (14, 15, 56, 57, 58, 58).

Четыре конкретизированных здесь принципа имеют общий характер и применяются для анализа различных системных объектов и для оценки соответствия предлагаемых моделей системному подходу. В частности, они позволяют оценить полноту реализации системного подхода при разработке психологических концепций. На наш взгляд, общие принципы нужно дополнить рядом определений, существенных при разработке теории системного объекта. Исходя из всего изложенного выше, таких определений восемь.

1. Дефиниция системы в ее оптимальном варианте. Известно, что на начальных этапах распознавания системы не всегда возможно дать полное ее определение. Как правило, первые определения носят операциональный характер и даются только для обозначения явления так, как его понимает исследователь. Неизбежно эта дефиниция является дескриптивной, описывающей явление в первом приближении. Затем даются функциональные, компонентные и т. п. определения. И только на зрелых этапах познания возможна дефиниция в виде родо-видовой конструкции с учетом фундаментальных функций познаваемого.

2. Компонентами системы являются прежде всего составляющие ее элементы. Для нас это — психические образования, обладающие определенной степенью самостоятельности и поэтому выделяющиеся в системе как ее состав. Как считал В.А. Ганзен, именно состав воплощает субстанциальный аспект существующего (21).

3. Структура системы. Под ней мы понимаем подсистемы, каждая из которых обеспечивает какую-либо фундаментальную функцию и объединяет для этого ряд компонентов психики, появившихся в процессе эволюции.

4. Функции системы — это те отношения системы со средой (или подсистем с метасистемой), которые объясняют цель появления системы (или подсистем).

5. Свойства системы — те качественные признаки, по которым система выделяется из среды (или подсистема из метасистемы). Перечень свойств обычно называется феноменологией явления.

6. Системообразующие и системоформирующие факторыг. Системообразующие факторы, внешние по отношению к системе, детерминируют ее возникновение. Системоформирующие факторы суть те объектные свойства действи-

тельности (43), которые дают возможность системе (или подсистеме) сформироваться.

7. Интегративныге (или интегрирующие) механизмы системы. Это те механизмы, которые объединяют отдельные блоки системы, согласовывают их функционирование и обеспечивают целостность всей конструкции.

8. Генезис и эволюция системы. В соответствии с третьим принципом структура системы воспроизводит этапы ее эволюции, в частности как биологической, так и постбиологи-ческой (культурной). Отсюда следует, что становится необходимым описание фил-онтогене-за системы и учет формирования ее структуры, в том числе и детерминант этого формирования.

Модель строения психики как проекция

ее естественно-системных детерминант

В соответствии с изложенной проблемой и описанными принципами системного подхода предлагается следующая схема строения психики.

Сама психика появилась на эволюционном уровне эукариотов (одноклеточных простейших) с целью самосохранения этих организмов. Их главные объектные свойства — это гетеротрофное питание и спонтанная активность. При гетеротрофном питании органические вещества для восполнения затрат организма в соответствии со вторым законом термодинамики необходимо искать во внешней среде. Это становится возможным благодаря спонтанной активности. В биохимии известны даже протеины со спонтанной сократительной активностью. При активном движении необходимо отражать быстро меняющиеся свойства среды. Отсюда психика — одна из регуляторных систем (подсистем) организма, осуществляющая свои функции с помощью отражения свойств внешней и внутренней средыг и трансформирующего взаимодействия с внешней средой5.

У носителей психики на фоне универсальной системообразующей функции всех самосох-раняющихся систем появились три фундаментальные психические функции: репрезентативная, интерактивная и интегративная (или регуляторная). Все эти функции выражены уже у простейших (движение, внутренняя регуляция, чувствительность).

Далее три фундаментальные функции реализуются и эволюционируют в трех блоках психики — когнитивном (репрезентативная функция ), психомоторном (интерактивная) и интегративном (регуляторная). Энергетическую стимуляцию психической деятельности осуществляет блок активационно-аффективны х психических состояний.

Такое глобальное строение психики находит свое подтверждение в строении организма, а точнее — в его эмбриогенезе (12). Как известно со времен К.М. Бэра (13), первоначальная однослойная бластула формируется в двуслойную гаструлу, состоящую из эктодермы и эндодермы. Из внутреннего зародышевого лепестка (эндодермы) в дальнейшем формируются слизистые ткани, сосудистая, пищеварительная и другие системы внутренних органов — недаром в XIX веке эмбриологи называли этот слой вегетативным. Системы, являющиеся дериватами этого слоя, обеспечивают энергетическое восполнение организмических потерь (питание). Наружный зародышевый слой (эктодерма) в XIX веке носил название анималь-ного, или «животного». Причина такого названия кроется в том, что далее он делится на два слоя — собственно эктодерму (архаичное название XIX века — кожный, или «сенсорный») и мезодерму (мускульный, или двигательный). Из мезодермы образуется опорнодвигательный аппарат (скелет и мышцы), а из эктодермы — покровные ткани и вся нервная система. Этап двуслойного строения гаструлы отражает «кишечнополостной» этап эволюции животного мира. В дальнейшем происходит процесс дифференциации каждой из трех подсистем организма на органы и более частные подсистемы, что отражено в биогенетическом законе: этапы филогенеза воспроизводятся в этапах эмбриогенеза. А все этапы филогенеза зафиксированы в дефинитивном строении зрелого организма. Тем самым реализуется принцип генетико-иерархической, структурноуровневой организации системы.

Таким образом, в сопоставлении с общим генетико-иерархическим строением организма становится прозрачной и схема строения психики. Вегетативный слой обеспечивает энергетические потребности системы, а роль вегетативной нервной системы и внутренних потреб-

5 Именно такое определение психики, где главной функцией является не отражение, а регуляция, мы обосновываем в другой нашей статье «Уровни знаковой регуляции».

ностей организма в детерминации эмоций не вызывает сомнений. (Правда, у эмоций имеется двойная детерминация — детерминация внешней и внутренней средой. Тут проявляется роль «психической» энергии в обеспечении организма биологической, материальной энергией.) Дериваты мезодермы (опорно-двигательный аппарат) предназначены для взаимодействия со средой — трансформировать среду в разнообразных проявлениях. Осуществляется такое взаимодействие в психомоторных актах. Эктодерма, кроме покровных элементов, формирует нервную систему с целью отражения свойств среды6 и вторичной (дополнительной) регуляции отношений организма со средой. Можно указать и на такую амплификацию закономерностей эмбриогенеза, как теория Кречмера -Шелдона, которая в свете данного дискурса получает второе дыхание.

Неудивительно, что в концепции строения головного мозга А.Р. Лурии (56) также присутствуют три из четырех рассмотренных выше блоков строения психики, и мы подробно обосновали это в более ранних наших публикациях (8, 14, 15). В частности, А.Р. Лурия выделил блок регуляции тонуса и бодрствования, или активационно-аффективные психические состояния. Морфологические структуры, обеспечивающие регуляцию, имеют непосредственное отношение не только к активации, но и к эмоциональному тонусу индивидуума. Во-вторых, выделен блок приема, переработки и хранения информации, или когнитивный блок. В-третьих, выделен блок программирования и регуляции деятельности, или психомоторный блок. Морфологические корреляты интегративных (интегрирующих) механизмов не могут быть определены ввиду того, что их обеспечивает не просто ЦНС, но организм (система) в целом: как психика есть функция системы Организм -Среда, так и ее интегративные механизмы суть производные этой общей функции.

Но три луриевских блока поддерживают три фундаментальных функции психики (независимо от этапа эволюции вида). А как же с дробным членением внутри каждого блока психических образований?

В соответствии с принципом генетикоиерархической, структурно-уровневой организации психики когнитивный блок формируется из четырех уровней — сенсорного, перцептивного (двух уровней первичных образов), вторичных репрезентативных образов7 и мышления. Эта иерархия методологически построена и экспериментально проверена в работах Л.М. Веккера (18). Кроме того, данные сравнительной психологии (53) и нейропсихологии не оставляют сомнений в наличии самостоятельного этапа сенсорной психики, хотя некоторые исследователи и полагают ее вторичность по отношению к перцептивной психике (21, 41).

Эти четыре уровня когнитивного блока обеспечиваются работой первичных (проекционных) зон коры головного мозга, вторичных зон и ассоциативных (или третичных) полей париетальной доли. Мышление есть результат взаимодействия двух гемисфер больших полушарий головного мозга.

Морфологические корреляты психомоторных процессов также не вызывают сомнения. Уже Н.А. Бернштейн и А.Р. Лурия раскрыли иерархическое строение психомоторной и, шире, психической деятельности. Первый — как физиологию активности в организменных подсистемах, второй — как нейропсихологию в кортикальных структурах. Об иерархии проявлений активности мы уже говорили ранее (15). Она раскрывается в последовательности: движение (акт) — действие — поведение — социальная деятельность.

Иерархия активационно-эмоциональных образований еще требует подробной теоретической разработки и эмпирического обоснования. Однако вполне определенной основой здесь являются нейрофизиологическая теория темпераментальных свойств В.М. Небылицы-на (40) и теория дифференцированных эмоций К. Изарда (25).

Включаемые в словари и учебники глобальные эмоции в их полярных проявлениях позитивной и негативной аттрактивности, по-видимому, все же являются гипотетической абстракцией. Как показывают работы А.Е. Ольшанни-

6 Почему нервная регуляция оказалась вторичной по отношению к психической (вопреки традиционному взгляду) — тема отдельной нашей статьи. Мы не одиноки в таком подходе (1, 2, 60, 61).

7 Повторение наименования «репрезентативный» для обозначения одной из фундаментальных функций психики и для наиме-

нования частного уровня когнитивного блока крайне неудобно и методологически недопустимо. Но другого удобного термина для уровня представлений пока что найти не удается, т. к. образы памяти не синонимичны образам представлений, как это нередко декларируется в учебниках психологии. Образы памяти могут быть и сенсорными, а сама память может быть психомоторной и эмоциональной.

ковой (42) и наши предварительные исследования, фундаментальный, первый уровень организации эмоций раскрывается тремя или четырьмя модальностями. В их числе удовольствие, страх, интерес и, возможно, гнев (или печаль). Перечень генетически детерминированных базовых эмоций, имеющих подкорковую локализацию, попытался обосновать К. Изард. В его концепции базовые эмоции в процессе онтогенеза дифференцируются и сочетаются. В результате формируются субъективные шкалы интенсивности. Например, базовая эмоция «удовольствия — счастья» трансформируется в шкалу с множеством градаций от удовлетворения до восторга. Предполагается, что дифференцированные эмоции человека обеспечиваются кортикально, хотя и эта гипотеза требует верификации. А дифференцированные эмоции, в свою очередь, определяют формирование устойчивых социальных чувств, объективной основой для которых являются социальные ценности.

Блок интегративных механизмов, обеспечивающий единство и целостность функционирования структурных блоков (когнитивного, психомоторного и аффективного), формируется из внимания, памяти, сознания и воли. Первые три компонента в концепции Л.М. Веккера были названы «сквозными», объединяющими про-

цессами. По традиции Л.М. Веккер оставил волю в регуляторно-волевом блоке, но при этом в данном блоке он рассматривал только психомоторные процессы.

Подробное обоснование для предложенного состава блока интегративных механизмов будет сделано нами в последующих статьях. Причем излишне уточнять, что в настоящее время уже бессмысленно искать морфологическую локализацию не только для сознания и воли, но даже для внимания и памяти. И это доказано в фундаментальных работах по нейропсихологии (35, 36, 37, 38, 39, 56, 57, 58, 59).

В каждом блоке имеется «верхнее», самое молодое психическое образование, специфичное для Homo sapiens sapiens. Это мышление, чувства, сознание и воля, которые не имеют морфологических коррелятов, так как обеспечиваются функционированием организма в целом, а не только обеих гемисфер. То же можно сказать и о таком еще более интегративном психическом образовании, как речь, которая включает знаково-интеллектуальные, психомоторные и эмоциональные компоненты.

Таким образом, в предлагаемой концепции отображены, как нам представляется, универсалии строения организма, нервной системы и психики, что позволяет считать ее отвечающей принципам системного подхода.

Список использованной литературы:

1. Акмаев И.Г. Взаимодействие нервных, эндокринных и иммунных механизмов мозга //Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова, 1998, № 3. стр. 54-56.

2. Акмаев И.Г. Современные представления о взаимодействиях регулирующих систем: нервной, эндокринной и иммунной // Успехи физиологических наук, 1996, т. 27, №1, стр. 3-20.

3. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды: в 2-х томах / Под ред. А.А. Бодалева, Б.Ф. Ломова. — М.: Педагогика, 1980.

— т. 1, 230 с., т. 2, 287с.

4. Асмолов А.Г. Психология личности. Принципы общепсихологического анализа: Учебник. М.: Изд-во МГУ, 1990. 367 с.

5. Балин В.Д. Психическое отражение: элементы теоретической психологии. — СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 2001. 376 с.

6. Барабанщиков В.А. Б.Ф. Ломов: системный подход к исследованию психики // Психологический журнал, т. 23, №4, 2002. стр. 27-38.

7. Барабанщиков В.А. Системная организация и развитие психики // Психологический журнал, 2003, т. 24, №1. стр. 29-46.

8. Беломестнова Н.В. Атрибуты психического //Фундаментальные проблемы психологии: личность в исторической психологии (Материалы научной конференции 23-25 апреля 2002 г.) /Под общей ред. проф. В.М. Аллахвердова, доц. О.В. Защирин-ской. — СПб.: Изд-во СПб ун-та, 2002. стр.3-4.

9. Бернштейн Н.А. О ловкости и ее развитии. — М.: «Физкультура и спорт», 1991. 288 с.

10. Бернштейн Н.А. Очерки по физиологии движений и физиологии активности. — М.: Медицина, 1966. 349 с.

11. Берталанфи Л. фон. Общая теория систем: критический обзор // Исследования по общей теории систем. Сборник переводов /Общая редакция и вступительная статья В.Н. Садовского и Э.Г. Юдина. — М.: Изд-во «Прогресс», 1969. стр. 23-82.

12. Богоявленский Ю.К., Улиссова Т.Н., Яровая И.М., Ярыгин В.Н. Биология: Учебник для медицинских вузов / Под ред. В.Н. Ярыгина. — М.: Медицина, 1985. 560 с.

13. Бэр К.М. История развития животных. Т.1, т. 2. — М.: АН СССР, 1950, 1953. 466 с., 626 с.

14. Васильева Н.В. Некоторые системные принципы структуры психики и функций головного мозга //Психолого-педагогичес-кие проблемы развития личности в современных условиях: Тезисы докладов межвузовской научной конференции, Санкт-Петербург, 18-20 мая 1999. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 1999. стр. 23-25.

15. Васильева Н.В. Структура психики как проявление принципов строения самосохраняющихся систем //Психология человека: интегративный подход: Сборник научных статей. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2000. стр.18-32.

16. Веккер Л.М. Психика и реальность: единая теория психических процессов. — М.: Смысл, 1998. 685 с.

17. Веккер Л.М. Мир психической реальности: структура, процессы и механизмы. — М.: Информационно-издательское агентство «Русский мир», 2000. 512 с.

18. Веккер Л.М. Психические процессы. — Л.: ЛГУ, т. 1,1974, 335 с.; т. 2, 1976, 343 с.; т. 3, 1981, 327 с.

19. Винер Н. Кибернетика (управление и связь в животном и машине). — М.: Радио, 1966

20. Выготский Л.С. Собрание сочинений в 6-ти томах. — М.: Педагогика, 1982-84 гг.

21. Ганзен В.А. Системные описания в психологии. — Л.: ЛГУ, 1984. 176 с.

22. Г орбатенко А.С. Системная концепция психики и общей психологии. — Ростов-на-Дону: Изд-во Рост. педагог. ун-та, 1994. 106 с.

23. Завалишина Д.Н. Принцип иерархии в психологии // Принцип системности в психологических исследованиях /Ред. докт. псих. н. Д.Н.Завалишина, к.пс.н. В.А.Барабанщиков. — М.: Наука, 1990. с. 25-33.

24. Зинченко В.П. Системный анализ в психологии? // Психологический журнал, т.12, 1991, N4. с. 120-138.

25. Изард К.Э. Психология эмоций /Перев. с англ. — СПб.: Изд-во «Питер», 2000. 464 с.

26. Каган М.С. Историческая типология художественной культуры (пять лекций). — Самара, 1996. 86 с.

27. Каган М.С. Философия культуры: становление и развитие. — СПб.: Лань, 1998. 443с.

28. Казначеев В.П. Космопланетарный феномен человека. Проблема комплексного изучения. — Новосибирск: Наука, СО, 1991. 304 с.

29. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Основания синергетики. Режимы с обострением, самоорганизация, темпомиры. — СПб.: Алетейя, 2002. 414 с.

30. Леонтьев А.Н. Образ мира // Избранные психологические произведения: в 2-х томах /Под ред. В.В. Давыдова и др. — М.: «Педагогика», 1983. — т. II, стр. 251-261.

31. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. — 3-е изд. — М.: Изд-во Московского университета, 1972. 576 с.

32. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии — М.: Наука, 1984. 444 стр.

33. Ломов Б.Ф. О системном подходе в психологии // Вопросы психологии, 1975, N2. стр.31-45.

34. Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»): пер. с нем. — М.: изд.группа «Прогресс, «Универс», 1994. 272с.

35. Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. — М.: МГУ, 1973. 374с.

36. Лурия А.Р. Функциональная организация мозга //Естественнонаучные основы психологии /Под ред. А.А.Смирнова, А.Р. Лурия, В.Д.Небылицына. — М.: Педагогика, 1978. Стр.109-139.

37. Лурия А.Р. Нейропсихология в локальной диагностике мозговых поражений //Вопросы психологии, №2, 1964. стр. 3-15.

38. Лурия А.Р. Язык и мозг //Вопросы психологии, 1974, №1. стр.49-60.

39. Лурия А.Р. Язык и сознание /Под ред. Е.Д.Хомской. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1979. — 320стр.

40. Небылицын В.Д. Основные свойства нервной системы человека как нейрофизиологическая основа индивидуальности // Естественнонаучные основы психологии /Под ред. А.А.Смирнова, А.Р.Лурия, В.Д.Небылицына. — М.: Педагогика, 1978. стр. 295-336.

41. Никандров В.В. Пространственная модель функциональной структуры психики человека //Вестник СПбГУ, 1999, сер. 6, вып. 3. — с. 73-80.

42. Ольшанникова А.Е., Поцявичюс И.В. Роль индивидуально-типичных характеристик эмоциональности в саморегуляции деятельности //Психологический журнал, т. 2, №1, 1981. стр. 70-81.

43. Панферов В.Н. Психология человека: Учебное пособие. — СПб., 2000. 160 стр.

44. Панферов В.Н. Основания интегративных моделей психической организации человека //Психолого-педагогические проблемы развития личности в современных условиях: Тезисы докладов Межвузовской научной конференции, Санкт-Петербург, 18-20 мая 1999г. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена. стр. 3-6.

45. Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант: К решению парадокса времени. — М.: Изд. группа «Прогресс», 1994. 266 с.

46. Принцип развития в психологии /Отв. ред. докт. психол. наук Л.И. Анцыферова. — М.: Изд-во «Наука», 1978 368 стр.

47. Принцип системности в психологических исследованиях /Ред. докт. псих. н. Д.Н. Завалишина, к.пс.н. В.А. Барабанщиков.

— М.: Наука, 1990. 184 с.

48. Раппопорт А. Системный подход в психологии // Психологический журнал, т.15, 1994, N3. с. 3-16.

49. Роговин М.С. Структурно-уровневые теории в психологии: Методологические основы. — Ярославль: ЯрГУ, 1977. 79 с.

50. Рубинштейн С.Л. Избранные философско-психологические труды. Основы онтологии, логики и психологии. — М.: «Наука», 1997. 464с.

51. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. — М.: Учпедгиз, 1946. 704 стр.

52. Сеченов И.М. Избранные философские и психологические сочинения. — М., 1947.

53. Фабри К.Э. Основы зоопсихологии. — М.: Изд-во МГУ, 1976. 288 с.

54. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. / Авт.вступ.статья П.С. Гуревича. — М.: Республика, 1994. 447 с.

55. Хайнд Р. Поведение животных. Пер. с англ. — М.: Изд-во «Мир», 1975. 855 с.

56. Хомская Е.Д. Сознание как проблема нейропсихологии // Вестник МГУ, сер.14, 1999, вып.4. с. 3-19.

57. Хомская Е.Д. Изучение биологических основ психики с позиций нейропсихологии //Вопросы психологии, 1999, N3. с. 27-38.

58. Хомская Е.Д. К проблеме нейрофизиологических основ системной организации высших психических функций человека // Системный подход к психофизиологической проблеме. Сборник статей /Отв. ред. В.Б.Швырков. — М.: Наука, 1982. стр. 23-34.

59. Хомская Е.Д. Нейропсихология. М.: МГУ, 1987. 288 с.

60. Швырков В.Б. Введение в объективную психологию. Нейрональные основы психики. — М.,1995. 164 с.

61. Швырков В.Б. Системно-эволюционный подход к изучению мозга, психики и сознания //Психологический журнал, 1988, т.9, №1. стр.132-149.

62. Ярошевский М.Г. Сеченов и мировая психологическая мысль. — М.: Изд-во «Наука», 1981. 392 с.

Системный подход к профилактике здорового образа жизни

Системный подход к профилактике здорового образа жизни

Система – совокупность элементов, объединенных общей функциональной средой и целью функционирования в единую структуру с помощью прямых и обратных причинных связей. Функциональная среда системы – характерная универсальная совокупность алгоритмов и параметров, по которым осуществляется как взаимодействие (обмен, взаимоотношение) между элементами системы, так и функционирование системы в целом.

Системный подход – методологический принцип, который по своему месту в иерархии уровней выступает как связующее звено между философской методологией и методологией специальных наук.

Человек — это система жизни, входящая как часть (подсистема) в большую систему (надсистему) — человечество. Но он одновременно включает в себя меньшие системы организма. Человек — это открытая энергетическая система, нормальное функционирование которой определяется полнотой системных отношений, то есть взаимодействием с окружающим миром. Цели подсистем не должны противоречить целям надсистемы. Постичь ее невозможно инструментарием и оснащенностью самой системы. Поэтому важно знать общие закономерности развития, в соответствии с которыми можно определить направленность — интенцию развития систем. Существуют открытые и закрытые системы. Открытая система развивается благодаря энергообмену с окружающим миром. Закрытая система, живущая только для себя, обречена на разрушение.

Итак, как говорилось выше, человек – сложная система, единство ядра личности и ее социальной формы. Человек – неотъемлемая часть своей среды жизнеобеспечения. Человек – триединство Духа, Души и Тела. Единство состоит из трех сфер существования личности: духовного, психического и физического бытия. Человек, как и все человечество, представляет собой сложную, динамическую, открытую, саморазвивающуюся систему и затратную, живую самосознательную биосоциальную систему, являющуюся единицей человеческой популяции. Открытая система (саморазвивающаяся) осуществляет информационный, энергетический и материальный обмен со средой. Закрытая или затратная система никогда не восстанавливает использованную энергию или материю. Саморазвивающаяся система развивается по фазовым законам сохранения, роста и развития. Самосознательная система имеет внутренний потенциал развития уровней сознания за счет бессознательного компонента психики. Человек – «чело, идущее по векам», сознание и самосознание, сохраняющееся, растущее и развивающееся в пространстве и времени.

Здоровый образ жизни

Наиболее полно взаимосвязь между образом жизни и здоровьем выражается в понятии «здоровый образ жизни». Для формирования здорового образа жизни необходимо вспомнить определения здоровья.

Социальное здоровье понимается как система ценностей, установок и мотивов поведения в социальной среде.

                Физическое здоровье – это текущее состояние функциональных возможностей органов и систем организма.

                Психическое здоровье – состояние психической сферы человека, характеризующееся общим душевным комфортом, обеспечивающее адекватную регуляцию поведения и обусловленное потребностями биологического и социального характера.

                Социальный и психологический аспекты здоровья определяют гармонический процесс развития внутреннего мира человека (согласие с самим собой – понимаю, принимаю, анализирую, контролирую, люблю) и взаимоотношения с окружающими, адаптацию в социуме. Поэтому целесообразно рассмотреть единый социально – психологический аспект здоровья.

Прежде чем говорить об уровнях системных отношений и иерархии потребностей, важно определить первичные факторы, влияющие на формирование потребностей и уровни системных отношений. Под направленностью личности в отечественной психологии чаще всего понимают систему убеждений, мировосприятие, идеалы, устремления, интересы, желания человека, которые являются социально обусловленными. Это так же превалирующие отношения, которые в процессе развития личности интеллектуализируются, дифференцируются и обобщаются. Это и стойкие закрепления в сознании, установки личности.

Так в отечественной психологии личностная направленность является характеристикой личности и детерминируется социальными факторами. Личностная направленность так же выступает как система доминирующих отношений личности, которая проявляется в двух позициях: отношение личности к себе; и отношение к другим.

                Здоровый образ жизни объединяет все то, что способствует выполнению человеком профессиональных, общественных и бытовых функций в оптимальных для здоровья условиях и выражает ориентированность личности в направлении формирования, сохранения и укрепления как индивидуального, так и общественного здоровья.

                С позиций генетической природы данного человека и ее соответствия условиям жизнедеятельности принято определять здоровый образ жизни как способ жизнедеятельности, соответствующий генетически обусловленным типологическим особенностям данного человека и конкретным условиям жизни и направленный на формирование, сохранение и укрепление здоровья и полноценное выполнение человеком его социально – биологических функций.

                При формировании индивидуального здоровья стиль жизни имеет большое значение, так как несет персонифицированный характер и определяется историческими и национальными традициями (менталитетом), личными наклонностями. Поэтому, при более или менее одинаковом уровне потребностей каждая личность характеризуется индивидуальным способом их удовлетворения. Это проявляется в разном поведении людей, что, в первую очередь, определяется воспитанием, и в разнообразии индивидуального образа жизни каждого человека. При этом необходимо учитывать как типологические особенности каждого человека, так и возрастно — половую принадлежность и социальную обстановку, в которой он живет. Важное место в исходных посылках должны занимать личностно – мотивационные качества данного человека, его жизненные ориентиры. Личностно – мотивационная установка человека на воплощение своих социальных, физических, интеллектуальных и психических способностей и возможностей лежит в основе формирования здорового образа жизни. При формировании здорового образа жизни мы учитываем основные потребности человека (иерархию потребностей) и уровни системных отношений, позволяющие поэтапно развиться человеку.

Иерархия потребностей (по А. Маслоу)

  1. Физиологические потребности
  2. Потребность в безопасности
  3. Потребность в любви и привязанности. Принадлежность к той или иной социогруппе
  4. Потребность в уважении, признании и оценке другими достоинств
  5. Потребность в самоактуализации – самоуважении, как потребность в осуществлении субъектом своих творческих способностей, талантов.

Характеристика уровней системных отношений

               7

 

               6

               5

               4

 

               3

               2

               1

Под уровнями системных отношений в системном подходе понимается уровень сознания человека, в котором основными целями (направленностью личности) является качественное проявление характеристик уровней системных отношений.

1. Физический, психофизический уровень.

Основная цель на данном уровне – реализация человека в окружающем мире, особенности поведения человека в конкретных жизненных обстоятельствах, отношение к материальным ценностям, к здоровью, гигиене тела; умение управлять своим телом и бытом.

Физический уровень является уровнем реализации и воплощением идеи или замысла в конкретное дело. Достижение результата.

2. Межличностный уровень, система взаимодействия  «человек и окружающий мир» (психоэмоциональный уровень).

Этот уровень характеризует способность человека выражать и контролировать свои эмоции, чувства, желания. Способность к контактам, коммуникабельность; чувственное реагирование на окружающий мир. На данном уровне человек учится выстраивать гармоничные отношения с противоположным полом, строить прочные семейные отношения.

3. Интеллектуальный деятельностный уровень.

На данном этапе определяется способность человека управлять обстоятельствами, умение планировать свою деятельность, находящую проявление в индивидуальном творчестве. Активность и динамизм в реализации своих планов. Управление процессами своей жизнедеятельности, в том числе материальными и чувственно-эмоциональной сферой. Выражение упорства в достижении цели, способность к реализации поставленных целей, их практичность.

4. Социальная индивидуализация (переориентация личности с акцента «для себя» на «для всех») Переходный уровень от коллективно-бессознательного к коллективно-сознательному (социальный уровень).

Данный уровень – признание человека обществом. Выбор между личным и общим благом. Способность человека к объединению с позиции сотрудничества и совместной согласованной деятельности. Понимание сути объединения для общественно-полезных целей.

Чувство коллективизма, трудового единства. Способность к всестороннему приятию обстоятельств, ситуаций, людей, окружающего мира как надсистемы.

5. Коллективно – творческий уровень.

Формирование системы коллективных ценностных ориентиров. Внутренняя ответственность, самодисциплина. Групповая согласованная деятельность выступает как наиболее эффективный путь развития. Способность объемно, системно мыслить; синтезирующая способность мышления. Способность к служению обществу во имя высших ценностных ориентиров развития.

6. Уровень общественного сознания (мировоззренческий уровень).

Мировоззрение человека. Способность отличать «добро» от «зла», способность использовать накопленный личный и общечеловеческий опыт в различных областях жизнедеятельности. Стремление к познанию мира с целью практического применения полученных знаний; осознание цели развития человека. Способность личности к интеграции в системе общественных отношений.

7. Уровень общечеловеческого сознания (межобщественная креативно-причинная интеграция).

Осознание человеком себя частью единого природного планетного организма. Осознание единства и целостности жизни на Земле. Понимание и принятие эволюционной цели и пути развития планетного человечества. Способность человека участвовать в формировании условий обновления общества.Принятие целевых установок развития большей системы и понимание цели развития человека как неотъемлемой части большей системы. Постоянное удержание в сознании позитивной цели.

Учитывая данные уровни развития, можно прогнозировать этапы развития: человека, общества.

Классификация системных подходов – основа решения сложных многофакторных проблем общества, науки и техники

АННОТАЦИЯ

В статье предлагается классификация научных подходов к исследованию объектов. Особо внимание уделено классификации системных подходов. В качестве критерия классификации использована мировоззренческая позиция и интерпретация понятия «система», лежащие в основе соответствующего подхода. Обосновывается предположение, что отдельные виды системных подходов имеют разную зависимость от решения общефилософских проблем системного исследования. Показано, что возникновение парадоксов системного мышления свойственно только тем видам системных подходов, в которых органически связывают объект исследования с его осознанием как определённой целостности (обобщённой субъективной характеристики объекта исследования, обладающего сложной внутренней структурой) и целого (обобщённого идентификационного признака объекта). Для системных подходов, которые связывают объект исследования с его осознанием, как единого (объективного начала любого систематизированного множества) парадоксы системного мышления заменяются императивами и максимами, проявляющимися не только в структуре системы дисциплинарных знаний, но и в характере внешних и внутренних взаимодействий объекта, как фрагмента единой упорядоченной среды.

ABSTRACT

In the article the classification of scientific approaches to objects investigation is offered. Special attention is given to the classification of systematic approaches. As a classification criterion, worldview and interpretation of the concept «system» that underlie in the basis of the appropriate approach are used. The assumption is justified that certain types of systematic approaches have different dependence on the decisions of general philosophical problems of system research. It is shown that the emergence of systems thinking paradoxes is peculiar only to those types of systems approaches which are organically linked with the object of research with its knowledge as a certain integrity (generalized subjective characteristics of the research object which has a complex internal structure) and the whole (generalized object identification attribute). For systematic approaches, which connect the object of research with its knowledge as a single one (objective start of any systematic set), paradoxes of systems thinking are replaced by the imperatives and maxims manifested not only in the structure of the system of disciplinary knowledge, but also in the nature of external and internal interactions of the object as a fragment of single clustered environment.

 

Введение

В октябре 1968 года под эгидой Международной организации по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР) в г. Белладжо (Италия) состоялся Международный симпозиум по вопросам долгосрочного планирования и прогнозирования. В итоговой декларации участники симпозиума заявили следующее: «Многие из наиболее серьезных конфликтов, в которые вовлечено человечество в результате взаимодействия социальных, экономических, технологических, политических и психологических сил, уже не могут больше решаться раздробленными подходами отдельных дисциплин. Прошло время, когда экономический рост мог рассматриваться без учёта социальных последствий и, когда технологии могли разрабатываться без учёта изменения социальных предпосылок или социальных последствий такого изменения» [10, с. 7]. В работе этого симпозиума приняли участие известные учёные: Э. Янч, А. Кинг, Д. Габор, Д. Форрестер, которые, позже, стали основателями и членами всемирно известного Римского клуба.

Стремление изучить социально-экономическое развитие во всей его сложности и многофакторности, усложнение восприятия объектов исследования в целом, способствовали появлению с середины 70-х годов ХХ века множества подходов. Разные характерные особенности этих подходов, принципы, положенные в основу синтеза знаний, позволили называть их междисциплинарными, интердисциплинарными, полидисциплинарными, плюродисциплинарными, мультидисциплинарными и т. п.

Отсутствие классификации научных подходов на основе очевидных критериев, по которым производится разделение на группы, (классы) и т. п., создаёт определённые трудности у исследователей и практиков в понимании потенции их методов, целесообразности и последовательности применения для решения задач и проблем различного уровня сложности и синтеза дисциплинарных знаний. Для классификации подходов междисциплинарного системного синтеза знаний нами предлагается использовать в качестве критерия мировоззренческую позицию и понятие «система», лежащие в основе соответствующего подхода.

Существующие подходы к междисциплинарному синтезу знаний

Большинство научных знаний получены в рамках дисциплинарных подходов. Для дисциплинарных подходов принципиальна не столько картина мира, сколько локальное дисциплинарное понимание объекта исследования, его конкретные идентификационные признаки, характеристики и параметры, складывающиеся в дисциплинарный образ объекта. Например, для химиков объект исследования – это совокупность взаимодействующих атомов и химических веществ, для биологов – совокупность взаимодействующих клеток, живых организмов и т. п. Как пишет В.Н. Садовский: «Классическая наука всегда стремилась получить единственное, истинное знание о своих объектах. Если, получаемое знание удовлетворяло соответствующим критериям, то внутри науки рассматривалось как истинное абсолютно. Вскрытие новых сторон объекта дисциплинарного исследования и (или) появление новых средств анализа лишало ранее полученное знание свойства абсолютной истины, однако получаемое в этот момент времени, также как и прежде, претендовало на то, что оно даёт абсолютно истинное в данное время описание исследуемого объекта [8, c. 245].

Таким образом, дисциплинарные подходы классической науки предназначены для того, чтобы получить максимально возможное количество знаний об объекте, создать их классификации, выделить в нём предметы исследования, а также сформировать теоретические принципы и особые приёмы исследования. В результате, в рамках дисциплинарных подходов формируется частно-научная методология.

Усложнение дисциплинарных образов объектов и предметов исследования, которое является неизбежным в процессе развития познания, создаёт условие для междисциплинарных взаимодействий. Такие взаимодействия осуществляются в рамках междисциплинарных, мультидисциплинарных и трансдисциплинарных подходов, которые начали активно развиваться в науке с середины 70-х годов ХХ века.

Междисциплинарные подходы сосредоточились на не столько на синтезе истинных дисциплинарных знаний, сколько на получении новых знаний об объектах исследования за счёт поиска в них сходных предметных областей. Это обстоятельство позволило использовать методологию одной дисциплины для решения проблем другой дисциплины. При этом происходило взаимное обогащение языка этих дисциплин, а также происходило усиление их дисциплинарной методологии. Например, выводы о состоянии сосудистой системы у биологического объекта делают на основе давления – физической величины, которая характеризует силу, приложенную к единице площади. Поиск и нахождение сходных предметных областей в различных научных дисциплинах привёл к формированию множества междисциплинарных подходов таких как: биофизика, геофизика, физическая химия, геохимия и т. д. Главным идентификационным признаком междисциплинарных подходов является установление подчинённости между взаимодействующими дисциплинами. В этом случае, «ведущей» дисциплиной будет являться та дисциплина, с позиции которой проводится трактовка результатов междисциплинарного классического научного исследования объекта. «Ведомая» дисциплина предоставляет для этого исследования лишь свой методологический аппарат [4, с. 29]. Так, например, биофизика исследует живое с точки зрения физических процессов, происходящих в нём (биооптика, биомеханика и т. д.). Физическая химия объясняет химические явления и устанавливает их закономерности на основе общих принципов физики (квантовая химия, химическая термодинамика и др.) и т. д.

Другой разновидностью междисциплинарных взаимодействий является мультидисциплинарные подходы. В рамках этих подходов осуществляется поиск сочетания не только сходных предметных областей, но и тех из них, которые не имеют сходства, но существенны для познания и понимания исследуемого объекта. Поэтому, по своей сути, мультидисциплинарные подходы представляет собой метод экспертных оценок или метод экспертных групп. Успешность этих методов гарантируются консенсусом мнений, основанных на результатах дисциплинарных исследований и компромиссом экспертов, достигаемым в рамках норм профессиональной и деловой этики.

Анализ принципов, которые реализуют в междисциплинарных взаимодействиях полидисциплинарные, интердисциплинарные и плюродисциплинарные подходы, свидетельствует о том, что они тождественны по своей сути мутидисциплинарному подходу.

И, наконец, четвёртой разновидностью междисциплинарных взаимодействий является трансдисциплинарный подход. Такой подход, как считали Ж. Пиаже и Э. Янч, представляет собой новую область знаний, отличную от мультидисциплинарности. Отличительной особенностью трансдисциплинарного подхода является стремление исследователей «поместить дисциплинарные знания о мире, объекте исследования, их предметные области внутри некой глобальной системы, без строгих границ между дисциплинами» [11, с. 171].

Системные подходы к междисциплинарному синтезу знаний

Арсенал современных познавательных средств, созданный в основном классической наукой, имеет ярко выраженную аналитическую природу и не пригоден для анализа целостности, иерархичности и организованности, присущих системе. Поэтому системное мышление может быть развито путём модификации наличных познавательных средств [8, c. 238]. Отличие системного подхода состоит в том, что он позволяет рассматривать объект исследования как систему. Несмотря на существование множества определений понятия «системы» большая их часть сводится к тому, что сегодня под «системой» понимается совокупность определённых дисциплинарных знаний и предметных областей, частей или фрагментов объекта или самих объектов, находящихся в закономерной связи. В этом случае роль «закономерной связи» могут играть: гармония, производственная необходимость, естественные обстоятельства, объективные закономерности и прочее. Как следствие, системный подход может представляться в различных формах – от эмперического полуинтуитивного описания специальных процедур до строго математического выражения общесистемных процедур и методов [8, с. 27]. Представление объекта в виде такого образа системы и предполагаемая изоморфность, то есть, постоянство её форм, содержало потенцию выявления всеобщих законов для любых дисциплинарных объектов и трактовки дисциплинарных знания, которыми они описаны. Появилась возможность создания методологического аппарата, открывающего перспективы однообразного толкования проблем и результатов как дисциплинарных, так и междисциплинарных исследований. Это обстоятельство позволило излагать результаты дисциплинарных исследований в терминах, которые будут понятны специалистам других научных дисциплин и практикующим специалистам.

Такие особенности системного подхода обусловили колоссальный интерес к нему всего научного сообщества и способствовали его стремительному развитию. Если первые работы появились в 30-х годах ХХ века, то уже к концу века практически в каждой развитой стране появились научные учреждения, занимающиеся системной проблематикой на самом высоком уровне. Сегодня, без терминов: система, структура и функции, точки бифуркации, синергетический эффект, структурный кризис, системный кризис и т. п. не обходится ни один ученый и практик.

Следует отметить, что истоки системной методологической концепции, провозглашающей существенные признаки системы такие, как единство и целостность, были заложены в рамках древнегреческой философии (Платон) и античной философии (Пло́тин), задолго до Л. Берталанфи. Эти философы выделились своим принципиально разным пониманием сути единого-целого, как основы мира. Различие их мировоззренческих позиций, в конечном счёте, обусловило не только разное современное понимание системы, но и способствовало, формированию одного из трёх главных областей системного подхода, обозначенной, как общие философские проблемы системного исследования.

У Платона Мир представляет собой Целое. Целое состоит из частей. Части Целого могут иметь самостоятельное значение, собственные цели, задачи и законы развития. Поэтому платоновская система является множеством взаимосвязанных частей, а также «меряется множеством, объединяющих ею частей, то есть, их числом» [6]. У Пло́тина Мир представляет собой Единое. В едином мире «нет частей, но есть фрагменты самого единого, которые объединены в нём, особым порядком» [7]. Такие фрагменты вне Единого самостоятельного значения не имеют. В отсутствии частей пло́тиновская система представляет собой порядок, обусловливающий единство фрагментов мира и их взаимодействий. Поэтому пло́тиновская система меряется единицами такого порядка. Эти различия, в конечном, счёте, обусловили два основных направления системного подхода: холистическое и единоцентрическое.

Платоновское понимание системы, было развито южноафриканским философом Я. Смэтсом и представлено им в 1926 году в образе «принципа целостности» (холизма). В контексте холизма целостность объекта, как системы и устойчивость её развития, обусловлена согласованностью взаимодействия всех её частей (подсистем), что подразумевает гармонию в отношениях и устранение возникающих конфликтов путем компромисса или нахождения консенсуса. Холистический подход стал основным трендом в междисциплинарных исследованиях в ХХ веке. Об этом свидетельствует анализ многочисленных публикаций последних десятилетий.

Признавая высокий исследовательский потенциал холистического подхода необходимо отметить, что в его концепции остаётся открытым вопрос – какими должны быть объективные нормативные значения отношений подсистем, их гармонии в рамках общей системы, чтобы сама такая система поэтапно продвигалась в направлении общей цели? В этой связи академик П.К. Анохин, критикуя статус универсальности в понимании системы отмечал, что термин «общая», применительно к теории систем Л. Берталанфи, не имеет достаточного логического обоснования, поскольку в данной постановке игнорируется основная проблема системологии – раскрытие системообразующего фактора. «…отсутствие системообразующего фактора, не дает возможности установить изоморфность между явлениями различного класса, а, следовательно, и не может сделать теорию общей» [1, с. 61]. В свою очередь, рассуждая о проблеме системообразующего фактора, основатель и первый директор Института системного анализа (ВНИИСИ) Д.М. Гвишиани справедливо отмечал, что «научное познание идёт путем дифференциации, изучая сами подсистемы и оставляя без внимания их взаимодействие с той большой системой, в которую они входят, и которая оказывает определяющее воздействие на всю глобальную систему в целом. Чтобы понять целостность, её системный анализ непременно должен быть дополнен глубоким системным синтезом. Здесь необходим совершенно новый научный инструментарий» [2].

Основой такого нового научного инструментария является трансдисциплинарный подход, картина мира которого, построена на философских предпосылках пло́тиновского единоцентризма и его понимания системы. «Согласно концепции единоцентризма мир представляет собой единую упорядоченную среду. В такой среде системой является неизменный и всеобщий порядок, обусловливающий её единство. С позиции единоцентрического подхода основой устойчивого системного развития мира является коэволюционное развитие его фрагментов, или, иными словами, безусловное требование того, чтобы их развитие не нарушало единство, образованных ими вертикальных и горизонтальных функциональных ансамблей на любом уровне действительности. При этом каждый фрагмент должен реализовывать этот единый порядок не только во внешних взаимодействиях, но и во внутренних взаимосвязях собственных фрагментов» [5].

Образ Единого мира, единственность, всеобщность порядка изначально предполагает изоморфизм для мира и всех его фрагментов. Это обстоятельство позволяет осуществить системный синтез дисциплинарных знаний посредством трансдисциплинарной методологии, использующей трансдисциплинарные модели единиц этого порядка. Такие методологические приёмы позволяют заранее предполагать наличие необходимых элементов и связей в мире, в исследуемом объекте, а также содержание их организующего влияния на объекты и окружающую их среду. Придавая особое значение развитию трансдисциплинарного подхода в тексте «Всемирной декларации о высшем образовании для XXI века: Подходы и практические меры», прошедшей в ЮНЕСКО в октябре 1998 г. было отмечено, что наряду с междисциплинарным подходом, в решении сложных социально-экономических проблем общества, так и в организации и проведении исследований необходимо широко применять трансдисциплинарный подход [3].

За годы, последовавшие после принятия этой декларации, термин «трансдисциплинарность» прочно вошел в словари науки и образования в мире. Во многих странах мира по трансдисциплинарной тематике проводятся конференции, симпозиумы и семинары, образованы академии и институты трансдисциплинарного образования, использование трансдисциплинарного подхода является необходимым условием для выполнения дипломных, магистерских и докторских работ. Например, в 2013 году Американской академией науки и культуры был опубликован доклад об основах опережающего развитии науки и техники США [9]. Среди целей, обозначенных в докладе, выделена главная цель – осуществить в науке переход от междисциплинарности к трансдисциплинарности. Трансдисциплинарность, по мнению авторов доклада, предполагает «функциональный синтез методологий», создание на их основе совершенно новых исследовательских концепций.

Классификация системных подходов

С учётом различия приведённых выше мировоззренческих позиций и интерпретаций понятия «система» предлагается следующая классификация системных подходов. Подходы к познанию мира, которые можно применять к исследованию сложных объектов, представленных в виде систем, следует разделить на четыре группы: системно-дисциплинарные, системно-междисциплинарные, системно-мультидисциплинарные и системно-трансдисциплинарные.

Системно-дисциплинарные подходы предполагают особый способ интеграции дисциплинарных знаний. К процессу такой интеграции допускаются не все существующие знания, а только те, которые специально отбираются исследователем по определённым критериям при моделировании объекта, как системы (совокупности определённых дисциплинарных знаний и предметных областей, частей или фрагментов объекта или самих объектов, находящихся в закономерной связи). В этом случае, системно-дисциплинарные подходы, по сути, являются формой восприятия методов и принципов системного исследования, которой пользуются специалисты конкретных научных дисциплин, работающие в области конкретного научного знания об объектах как системах. Развитие системно-дисциплинарных подходов способствовало тому, что в среде многообразного дисциплинарного знания возникли, так называемые, эмпирические системные научные дисциплины (системные теории): системная психология, системная биология, системная психиатрия и т. п. Используя системно-дисциплинарный подход исследователь, с одной стороны, сознательно избавляет образ объекта от характеристик, несущественных для целей конкретного системного исследования. С другой стороны, в такой модели системы он упорядочивает отношения знаний по конкретным предметным областям объекта. Например, для того, чтобы определить текущее состояние здоровья человека достаточно из сотни возможных физиологических анализов получить лишь несколько, относящихся к общему анализу крови. В таком конкретном системной исследовании не принимаются во внимание психофизическое состояние человека, состояние его сосудистой системы и прочих систем организма, возможно приведших к таким показателям анализа крови.

Системно-междисциплинарные подходы предполагают способ интеграции дисциплинарных знаний сходных предметных областей в рамках моделирования их отношений, в образе объекта, как системы. В результате такой интеграции происходит усложнение логики и методологии системных исследований, обогащение языка системных теорий (эмпирических системных дисциплин). Например, чтобы провести анализы крови необходимо воспользоваться сходной предметной областью в органической химии; чтобы провести анализ давления в кровеносной системе необходимо воспользоваться сходной предметной областью в физике; чтобы провести анализ работы сердца необходимо воспользоваться сходной предметной областью в электротехнике и т. п.

Следует признать, что системно-дисциплинарные и системно-междисциплинарные подходы в меньшей степени зависят от картины мира. В большей степени они зависят от эмпирического описания процедур системного исследования, от способов моделирования объекта и его предметных областей в образе системы, подкрепленного их строгим математическим выражением. Это обстоятельство обусловлено тем, что принцип упрощения образа объекта при его системном моделировании, перенесён и на формирование локальной (частнонаучной) картины мира. Иными словами, субъективное упрощение картины мира, избавление её от некоторых характеристик, несущественных для целей исследования, может привести к тому, что неучтёнными могут оказаться характеристики, которые в определённых условиях начнут играть роль определяющих факторов развития мира.

Устранить это обстоятельство позволяют следующие два подхода в классификации: системно-мультидисциплинарный и системно-трансдисциплинарный подходы. Отличительная особенность этих подходов состоит в том, что они в меньшей степени зависят от эмпирического описания процедур системного исследования. Они в большей степени зависят от существующих общефилософских решений, от образа интерсубьективной картины мира, влияющих на содержание «онтологических и гносеологических аспектов исследования систем, оценку перспектив и основных направлений развития системных исследований» [8, с. 27]. В этом случае важными для развития этих видов системного подхода являются эвристические, систематизирующие и мировоззренческие функции картины мира, которые сами имеют системную организацию. Также важными являются представления о пространстве и времени, как философских категориях, имеющих непосредственное отношение к фундаментальным объектам (мир, Вселенная), а также определение понятия «истина» в субъективном (относительная истина) и объективном (абсолютная истина) контексте, обусловливающих соответственно целостность или единство объекта как системы.

Системно-мультидисциплинарные подходы предполагают интеграцию дисциплинарных знаний предметных областей в направлении целостного образа объекта исследования. В этом случае, формирование целостности объекта предполагает нахождение порядка сочетания и согласованности сходных и несходных предметных областей. При этом сами предметные области играют роль элементов платоновской системы. Это обстоятельство задаёт вектор поиска относительной истины, поиска решений в направлении нахождения компромисса между всеми элементами системы и консенсуса между субъективными мнениями исследователей. Поэтому системно-мультидисциплинарные подходы важны, прежде всего, для попыток выделения сложного объекта в определённой среде или постановки многофакторной проблемы. Например, человека изучают около 200 научных дисциплин. Среди этих дисциплин существуют такие науки, которые изучают человека, как биологический вид (генетика, анатомия, палеонтология и т. п.). Другие дисциплины изучают его в составе человеческого общества (социология, экономика, демография, этнография и т. п.). Следующая группа дисциплин изучает человека в его взаимодействии с природой и космосом (экология, курортология, космическая медицина и т. п.). Некоторые дисциплины составляют собой группу, которая изучает человека как личность (этика, эстетика, педагогика, психология и т. п.). Есть группа научных дисциплин, которая изучает человека как субъект деятельности (эвристика, эргономика, инженерная психология и т. п.). Поэтому, чтобы ответить на вопрос, например: «Могут ли сегодня люди жить в 30-ти километровой зоне Чернобыльской АЭС?», – необходимо использовать именно системно-мультидисциплинарный подход, который предполагает синтез сходных и несходных предметных областей целостного образа объекта исследования, консенсус мнений специалистов разных областей знаний и компромисс частных предположений в общем (системном) ответе на поставленный вопрос.

Следует отметить, что отсутствие или не принятие во внимание объективного системообразующего фактора наделяет системно-мультидисциплинарный подход, так называемыми, парадоксами системных исследований. Суть парадоксов можно свести к следующему утверждению: «Для того чтобы корректно выделить самоорганизующуюся систему, мы должны знать условия и причины самоорганизации; для того же, чтобы понять эти условия и причины, мы должны выделить самоорганизующуюся систему, как необходимый момент их теоретического изучения» [8, с. 248]. Возможно, что при построении и исследовании технических систем и сложных систем «человек-машина», можно пренебречь неопределённостью, которую привносят парадоксы системных исследований. В этом случае эти системные исследования и их результаты будут находиться в сфере относительной истины. Однако когда речь идёт о системах, от которых зависит развитие планеты – общей системы, существование которой изначально предполагает некую конкретную цель, то системные исследования таких систем, как геологические системы, социальные системы, экологические системы, их системное взаимодействие, должны максимально исключить любые неопределённости.

Системно-трансдисциплинарные подходы предполагают интеграцию дисциплинарных знаний сходных и несходных предметных областей в направлении единого образа объекта исследования. Статус единого объекта, свидетельствует о необходимости директивного размещения знаний и предметных областей в соответствии со структурой и принципами, заранее определёнными, универсальным порядком. Порядок, обусловливающий Единство, не формируется, как это делается в системно-мультидисциплинарных подходах, а постулируется изначально посредством моделей трансдисциплинарной единицы порядка. Благодаря этим моделям исследователь оперирует уже не только имеющимися знаниями сходных и несходных предметных областей, а изначально определяет их необходимое число и виды. В этом случае у него появляется возможность обосновать параметры системообразующего фактора, его объективные нормативные значения, а также определить вектор поиска решений в контексте законов коэволюции – совместного направленного развития фрагментов любого сложного объекта на любом уровне действительности. Иными словами, трансдисциплинарно-системный подход оперирует универсальным или глобальным образом системы, в внутри которой дисциплинарные знания о мире, объекте исследования, сходные и несходные предметные области располагаются без строгих границ между дисциплинами, но в соответствии с объективной истиной – того, как должно быть, чтобы существовал образ единого мира, единого объекта и их взаимодействий.

Заключение

Таким образом, для решения сложных многофакторных проблем науки и техники, для успешного научного познания и развития системного подхода, необходим весь арсенал методов междисциплинарного взаимодействия в вопросах синтеза дисциплинарных знаний – от классических научных подходов, использующих линейную логику систематизации знаний, до системных подходов, стремящихся к использованию логики системного построения целостного и единого образа объекта исследования. Использование в качестве критерия в вышеприведённой классификации научных подходов мировоззренческую позицию (картину мира) и понятие «система», лежащие в основе соответствующего подхода, позволит устранить взаимные претензии различных точек зрения на их суть и содержание, а также обеспечит более эффективное развитие этих подходов и их практическое использование в решении сложных многофакторных проблем общества, науки и техники.

 


Список литературы:

1. Анохин П.К. Философские аспекты теории функциональной системы: избр. тр. / Отв. ред. Ф. В. Константи-нов, Б.Ф. Ломов, В.Б. Швырков; АН СССР, Ин-т психологии. – М.: Наука, 1978. – 399 с.
2. Гвишиани Д.М. Пределы роста – первый доклад Римскому клубу // Институт истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ihst.ru/~biosphere/Mag_2/gvishiani.htm#_Toc10288479 (дата обращения: 10.12.2016).
3. Декларация Организации Объединенных наций по вопросам образования, науки и культуры «Высшее об-разование в XXI веке: подходы и практические меры» (Париж, 9 октября 1998 года) / [Электронный ре-сурс]. – Режим доступа: http://www.nic.gov.ru/ru/docs/foreign/other/declaration_1998 (дата обращения: 10.12.2016).
4. Мокий В.С. Основы трансдисциплинарности. – Н.: ГП КБР Республиканский полиграфкомбинат им. Рево-люции 1905 года, 2009. – 368 с.
5. Мокий В.С., Лукьянова Т.А. От философии науки – к императивам устойчивого развития // Universum: Об-щественные науки : электрон. научн. журн. – 2015. – № 10 (19) / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://7universum.com/ru/social/archive/item/2679 (дата обращения: 10.12.2016).
6. Парменид, 142е-143. Электронная библиотека античной философии / [Электронный ресурс]. – Режим до-ступа: URL:http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/Platon/parm.php (дата обращения: 01.12.2016).
7. Плотин. «Эннеады»: перевод с греческого языка под редакцией профессора Г.В. Малеванского и др. (часть переводов с английского перевода Маккена). VI.4 «О том, что единое, тождественное, сущее везде, во всём, во всей целости присутствует» (8) / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.magister.msk.ru/library/babilon/greek/plotin/plotin1r.htm (дата обращения: 10.12.2016).
8. Садовский В.Н. Основания общей теории систем. – М.: Наука, 1974. – 255 с.
9. ARISE 2 (Advancing Research in Science and Engineering). American academy of Arts and Sciences, 2013 / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL : https://www.amacad.org/multimedia/pdfs/publications/researchpapersmonographs/arise2.pdf. (дата обращения: 10.12.2016).
10. Jantsch E. Perspectives of Planning. Proceedings of the OECO working symposium on long-range forecasting and planning. Bellagio, Italy, (27th October – 2nd November 1968). Paris, OECO Publications Center, 1969. 528 p.
11. Piaget J. L’épistémologie des relations interdisciplinaires. Internationales Jahrbuch für interdisziplinäre Forschung, 1974, vol.1, pp. 154-172.

Системное моделирование с применением традиционных инструментов управления или еще один заход на системный подход

Стратегический менеджмент как прикладная наука, лишь только придя в российскую бизнес-среду, получил мощнейший стимул к развитию. Это произошло за счет уникальной национальной специфики ведения бизнеса в условиях, существенно отличающихся от веками складывавшейся исторической канвы развития тех стран и бизнес-культур, где бизнес как сущность зародился.

Результатом такого толчка стало переосмысление многих западных и восточных концепций теории и практики управления. Благодаря такому переосмыслению происходит бурное развитие уже стандартизированных по форме, но качественно отличающихся по содержанию и контексту методологий и технологий:

  • инициации,
  • разработки,
  • постановки,
  • внедрения.

крупномасштабных, ориентированных на долгосрочную перспективу, изменений в бизнес-системах. Равно как и качественно иным стал традиционно применявшийся инструментарий организационных изменений.

Между тем, за небольшим исключением, несметное число консалтинговых компаний, равно как и бизнес-организаций, самостоятельно пытающихся выработать концепцию своего развития и реализовать изменения, при вполне искренних декларациях следования принципам системного подхода, так и не смогло сформировать «идеальную» комплексную модель системы управления.

Отчасти это связано с тем, что многие компании последовательно (или не очень) концентрируют свое внимание на отдельных предметных и функциональных областях своей деятельности (подход, исключающий комплексность и системность). Или пытаются охватить заботой аспекты всего комплекса управления, при этом все равно продолжая работать с локальными блоками (при этом страдает системность). В обоих случаях нарушается один из основополагающих системных законов. Согласно этому закону, широко известному в технике, но регулярно нарушаемому при управлении организациями, улучшение работы отдельных элементов системы не приводит к улучшению функционирования системы в целом.

В предлагаемой вашему вниманию статье изложены принципы концептуально иного взгляда на систему управления. Отличие его именно идеологическое, при этом инструментарий разработки и внедрения изменений в основном сохраняется прежним, уже используемым, апробированным и зарекомендовавшим свою прикладную полезность. Но применяется он в контексте приведенной ниже концепции, а некоторые модели и инструменты разработаны в рамках демонстрируемой методологии.

1. Эффективное управление организацией как социальной системой

1.1 Системный подход к управлению организацией

В стремительно взрослеющей российской бизнес-среде системный подход постепенно входит в теорию и практику организационного управления. Законы управления большими сложными системами с помощью информации стали объективными законами организационного развития.

Определим ключевые для дальнейшего понимания термины: что мы все-таки подразумеваем под понятием «управление системами»? Попробуем рассуждать просто о сложном.

Вселенная едина и неоднородна. Объективно в природе систем нет. Человек в попытках познать высшие закономерности мироздания, создает модели, объединяющие те или иные элементы реальности в системы. Отсюда — фундаментальный постулат: систему определяет наблюдатель. И обозревает ее, изучая, анализируя и обобщая наблюдения, или же пытается системой управлять.

Ключевой принцип управления сводится к тому, что управляющий сам является частью управляемой им системы. Управляющий не является человеком, посаженным над системой высшей властью и реализующим свои полномочия. В любой системе функции управления распределены по всей ее архитектуре. Управление невозможно отделить от системы, но его существование вытекает из поведения самой системы. Более того, управление совершенствуется с ростом и развитием системы, и, оглянувшись на историю этого развития, становится очевидным, что и управляющий развивался вместе с системой.

По этой причине уместно спрашивать о том, как система узнает о себе и своем состоянии, чем спрашивать, как то же самое узнает управляющий. Не стоит отождествлять систему с личностью, лучше, как уже говорилось, принять за систему те границы, в которых ее различает обозреватель. Будем далее определять состояние системы по ее поведению, то есть выделять в поведении то, что можно считать типичным для любой действующей системы. Обычная деятельность системы отображает ее естественную динамику, то есть элементы системы действуют типичным образом. Далее посмотрим, что произойдет, если управляющий вмешается и произведет некое воздействие — воткнет палку в систему, крикнет на нее или изменит параметры окружающей среды. Если система как-то ответит на эти стимулы, то можно сказать, что это действительно существующая система, потому что она чувствует вмешательство в нее. Тогда за стимул следует принимать такое вмешательство, которое так или иначе будет воспринято системой, будучи не слишком незначительным, чтобы не отразиться на ее деятельности, и не слишком сильным, чтобы ее разрушить. Посредством стимулов управляющий производит изменения.

Далее, почувствовавшая вмешательство система как-то реагирует на стимул. За реакцию системы примем некоторое изменение ее состояния, вызванное вмешательством. Система, реагирующая на стимул, вмешательство, управляющее воздействие, реагирующая на изменения является действующей системой. Система изменяет свое состояние.

Реакция действующих систем на стимулы бывает либо негативной, либо позитивной. В первом случае система склонна избегать враждебных ей стимулов, во втором — усиливать благоприятные. Мы подкрались к выводу, что действующая система в известном смысле обладает возможностью судить о том, что к чему. Но… Действенность не эквивалентна самосознанию; система не обязана судить о важности стимулов. Все, что ей нужно, так это механизм, регистрирующий полезность или вредность стимулов, но эти термины в общем случае не несут этической нагрузки. Важно другое. Если система обладает критерием устойчивой работы, она может быть организована для работы по благоприятному для нее критерию.

В качестве вывода из сказанного можно принять, что очерченные взглядом наблюдателя системы реально существуют, и они работают. Если нет, то они не системы. Управление есть то, что способствует существованию и работе систем.

Как эти выводы, рожденные в технике и информатике, приложить к бизнес-системам — организациям?

Организация, являясь сложной открытой социотехнической системой, действующей в многомерной и многофакторной среде, подчиняется всем законам системного подхода. При этом необходимо учесть, что организация, в силу того, что ее ключевыми элементами являются люди, становится усовершенствованной, разумной, обучающейся системой, обладающей самосознанием и способной самостоятельно определять критерии своей устойчивой работы, равно как и цели и направления своего развития.

Одним из основополагающих принципов управления организацией является системное свойство эквифинальности. Закон эквифинальности определяет, что некое целевое состояние системы может быть достигнуто разными путями. Для организационного развития важны также некоторые следствия этого закона:

  • всегда существует несколько способов решения любой организационной задачи;
  • наиболее быстрый способ решения задачи не всегда самый короткий;
  • самый короткий путь не всегда самый эффективный.

Следует признать, что представленная трактовка закона эквифинальности представляет собой лишь частный случай, отражающий несколько механистический, жесткий подход к управлению. Поставлена конкретная цель, определены параметры актуального состояния системы. Из актуального состояния в желаемое, характеризуемое целевыми критериями устойчивости системы, можно попасть различными путями.

Необходимо понимать, как уже отмечалось, что, говоря об управлении сложной социотехнической системой — организацией — следует учитывать, что это еще и мягкая система. Ключевыми элементами мягкой системы являются люди. Управляющая информация воспринимается и транслируется элементами системы с учетом ментальных моделей ее участников. Поэтому, во-первых, задать жестко прописанный, учитывающий все возможные факторы изменений, алгоритм перехода из актуального состояния в целевое, практически не удается никогда. Реальный маршрут всегда будет отклоняться от предначертанного: его будут корректировать сами участники перехода, реализуя механизм обратной связи со средой и интерпретируя полученную информацию. Во-вторых, и само целевое состояние при его достижении может в части параметров отличаться от того, которое было задано в процессе постановки цели. Это может быть качественно несколько иное состояние, потому что качественно изменилась сама действующая система в процессе достижения целей.

Чтобы несколько упростить моделирование процесса понимания закона эквифинальности и сконцентрироваться на ключевых аспектах этого свойства, примем допущение, что «из пункта А в пункт Б» можно попасть несколькими путями. Тогда, с точки зрения выбора стратегии развития организации, справедливо допустить, что, как сама стратегия, так и способы и направления реализации такой стратегии могут быть разными. Задачей стратегического управления становится выбор целей развития, стратегии достижения целевого состояния и механизмов ее реализации. При этом необходимо задать целевые критерии устойчивости и осуществлять мониторинг следования выбранным путем.

1.2 Цикл деятельности организации и оценка ее эффективности

Для того чтобы уйти от сужения возможностей решения данной задачи, обратимся в терминах системного анализа к базовым понятиям, используемым в стратегическом менеджменте (несмотря на то, что, судя по публикациям, большинство западных авторов понимает их каждый по-своему).

Одно из наиболее значимых ключевых понятий управления, используемых как повсеместно, так, зачастую, и неуместно — эффективность.

Эффективность — комплексное операционное свойство процесса функционирования системы, характеризующее его приспособленность к достижению целей и задач системы. Основная характеристика эффективности — степень соответствия результатов операции ее цели [Системный анализ и принятие решений: Словарь-справочник, 2004, стр. 601-603].

Чтобы далее не заблудиться, уже сейчас уместно начать моделировать. Определим само понятие цели. Цель — это идеальная модель будущего результата. Тогда с точки зрения совпадения реально достигнутого результата с целевой установкой мы можем говорить о трех уровнях эффективности как способности системы достигать поставленные цели.

Техническая (или информационная) эффективность. Она означает, что организация смогла внедрить в практику своей деятельности какую-либо техническую или информационную систему. Этот уровень называется утилитарностью.

Функциональная эффективность. Означает, что организация наладила выполнение новой (или оптимизировала исполнение прежней) функции. Этот уровень эффективности называется полезностью.

Экономическая эффективность. Означает, что организация в результате системных преобразований добилась роста и достижения целевых финансово-экономических показателей. Этот уровень эффективности называется успешностью.

Рис. 1. Структура показателей эффективности

Для того чтобы оценить эффективность системы управления в целом, необходимо описывать ее во всех трех разрезах в зависимости от уровня организационно-структурной декомпозиции. При этом логика описания выстраивается в соответствии с моделью цикла деятельности следующим образом (Рис.2):

Рис. 2. Цикл деятельности

На верхнем уровне находятся цели управления, то есть описание того результата, для достижения которого собственно и создается любая организация, становящаяся механизмом реализации целей. Если цели амбициозны (а иначе — зачем они!), внутренних резервов системы может оказаться недостаточно. Для достижения заданного результата требуются внешние ресурсы (люди и организации людей), удовлетворение интересов которых осуществляется за счет соответствующих характеристик внутренних процессов. А для их обеспечения требуются соответствующие внутренние ресурсы: люди, технологии, методологии, информационные системы и т.п.

Внутренние процессы и внутренние ресурсы — это то, чем мы можем непосредственно управлять. Состояние и благоприятие относительно нашей системы внешних ресурсов отражает их удовлетворенность результатами наших внутренних процессов. И внешние ресурсы содействуют нам в достижении результата.

При такой постановке подход к построению стратегического управления становится универсальным и позволяет оценить любую систему управления вне зависимости от ее предназначения.

2. Модель «Человек — Стратегия — Организация»

В качестве системы координат, в которой, как правило, мы ведем общение с нашими заказчиками — собственникам и руководителям компаний, мы предлагаем свое видение модели системы управления бизнесом. В ней не заложена строгая математическая логика, и она не предполагает одинакового содержания для разных случаев. Это логика здравого смысла, принцип построения максимально жизнеспособных и эффективных организаций, «точкой сборки» которых является Человек:

Рис. 3.

Любая организация использует энергию человека. Однако, вид и объем человеческой энергии, вовлекаемой в деятельность организации, зависит от того, какое место занимает Человек в системе управления.

Установление разумного баланса между целями организации и личными целями работающих в ней людей сегодня является необходимым условием для существования и развития бизнеса. Система управления — это всего лишь способ преобразования энергии человека для достижения целей дела, в котором он участвует. Желательно — при условии принятия и разделения им этих целей, так как экономическая эффективность любой организации основана на максимальной продуктивности человеческой деятельности, опирающейся на внутреннюю мотивацию. Чем более серьезное и внимательное отношение в организации к Человеку, чем выше ее «точка сборки», тем больше тот внутренний потенциал, который можно превратить в движение к результату.

Как строится и работает такая система управления?

Таблица 1. Логика преобразования энергии. Уровни

Человек

Личность человека определяет стратегию

Стратегия

Стратегия требует формулировки целей и способов их достижения

Организация

Организация обеспечивает реализацию целей

Построение системы управления — это последовательное связывание всех трех уровней. Для этого на каждом из них производится набор действий, которые можно объединить названиями, отражающими их общую цель — Осмысление, Фокусировка и Настройка.

Таблица 2. Логика преобразования энергии. Действия

Человек

Личность человека определяет стратегию

Осмысление

Стратегия

Стратегия требует формулировки целей и способов их достижения

Фокусировка

Организация

Организация обеспечивает реализацию целей

Настройка

В результате этих действий формируются три модели: смысловая модель, бизнес-модель, организационная модель Они образуют сквозную вертикаль, по которой сверху вниз передается управляющий сигнал, а снизу вверх оценивается результат управления.

Таблица 3. Логика преобразования энергии. Результат

Человек

Осмысление

Смысловая модель

Стратегия

Фокусировка

Бизнес-модель

Организация

Настройка

Организационная модель

Модели определяют правила, по которым строится и работает организация. Все управленческие решения принимаются на основе этих правил, интерпретирующих то, что происходит, и придающих фактам и объективным данным тот или иной смысл. Возможность для любых организационных изменений, например, для реализации новой стратегии, появляется только, если все или большинство участников организационных коммуникаций принимают участие в изменении существующих правил или соглашаются с этими изменениями.

Таблица 4. Логика преобразования энергии. Состав моделей

Уровень

Действие

Результат

Элементы модели

Человек

Осмысление

Смысловая модель

Миссия

Принципы бизнес-этики и организационной культуры

Видение бизнеса

Агентская модель (способ делегирования полномочий и контроля)

Стратегия

Фокусировка

Бизнес-модель

Стратегическая карта (инструмент — ССП)

Требования к организации

Организация

Настройка

Организационная модель

Бизнес-процессы Регламенты

Корпоративная информационная система

К сожалению, часто руководители российских компаний игнорируют верхние уровни. Например, ССП начинает строиться до решения вопросов на уровне «Человек» и поэтому превращается в жесткую, механистическую систему управления, которая не понимается и отвергается сотрудниками предприятия. Еще более тупиковой выглядит ситуация описания и оптимизации бизнес-процессов до предъявления требований к организации с уровня «Стратегия».

3. Стратегическое управление организацией: теория и практика

3.1 ССП как инструмент стратегического управления

Управление определяет эффективность функционирования системы. Одним из инструментов стратегического управления, определяющим настройку всей системы управления организацией на реализацию стратегии, является Сбалансированная Система Показателей (ССП). Суть данного инструмента заключается в выявлении и управлении факторами деятельности, которые приводят к достижению долгосрочного результата.

Основополагающая работа Роберта Каплана и Дэвида Нортона, которые первыми представили концепцию ССП(Balanced Scorecard, BSC), былаопубликованавстатьеHarvard Business Review в1992 году. Концептуально авторы предлагали для коммерческих организаций для оценки эффективности их деятельности построить карту-схему, базирующуюся на 4 перспективах (взглядах) [Каплан, Роберт С., Нортон, Дейвид П., 2003]

  • Финансы
  • Рынок/клиенты
  • Внутренние процессы
  • Обучение и развитие (мы ее еще трактуем как Сотрудники/ Инфраструктура)

Цели и показатели данных перспектив должны быть взаимоувязанными между собой на основе причинно-следственной связи и призваны отвечать на вопросы:

  • Каких финансовых результатов хочет добиться предприятие?
  • Как нужно удовлетворить клиентов, чтобы они обеспечили данные финансовые результаты?
  • Как нужно настроить внутренние процессы, чтобы удовлетворить клиентов?
  • Какие компетенции персонала и технологии (в том числе, мотивационные, обучающие и проч.) нужны для обеспечения внутренних процессов?

В дальнейшем ССП получила развитие с точки зрения использования в некоммерческих организациях, а так же для оценки эффективности управления личной деятельностью [Рамперсад К. Хьюберт. 2005].

Однако основным недостатком многих работ является приверженность авторов к базовым перспективам Нортона и Каплана с той лишь разницей, что финансовые цели могут быть переведены в разряд либо ресурсов, либо ограничений.

С другой стороны, многие проблемы, связанные с разработкой и внедрением ССП возникают не только из-за использования «классического» подхода и недооценки аспектов теории эффективности, но и из-за нарушения последовательности разработки ССП и настройки системы управления предприятием.

3.2 Проблемы построения системы управления на основе ССП в контексте модели «Человек-Стратегия-Организация»

Помимо нарушения последовательности разработки системы управления можно выделить и другие проблемы. Перечислим только некоторые из них.

  • Нарушения на уровне «Человек»
    • Неучастие владельцев бизнеса и руководства в проекте. В этом случае проект обречен. Ни одна даже самая грамотная управленческая (проектная команда) не способна полностью адекватно отразить ценности лиц, принимающих решение. Кроме того, руководить проектом построения системы управления должно лицо не ниже второго в иерархии управления. С другой стороны, если руководителем предприятия является не собственник (что характерно для большинства российских предприятий среднего уровня), то должно быть учтено мнение собственников относительно развития бизнеса. Например, приходилось сталкиваться с ситуацией, когда стратегия разрабатывалась, исходя из предполагаемого намерения собственника извлекать доход от владения бизнесом, а на самом деле он собирался поднять стоимость бизнеса с целью его продажи.
    • Авторитарный стиль построения системы управления. При этом снижается роль коммуникации между инсайдерами бизнеса. А, меду тем, коммуникация — основа согласованной коллективной деятельности. Утрата общего языка ведет к разладу и провалу любой совместной деятельности. Самый грандиозный проект человечества — Вавилонская башня — одновременно и самый яркий пример зависимости результата от степени взаимопонимания. Безусловно, владелец бизнеса или руководитель предприятия (в зависимости от степени делегирования полномочий) принимает окончательное решение, но он видит проблемы, только исходя из своей компетентности и ментальности. Поэтому, для того чтобы рассмотреть вопрос с разных сторон, необходимо выслушать и принять мнение привлеченных к проекту сотрудников. При этом они чувствуют вовлеченность в проект и действуют заинтересованно.
    • Непонимание руководством роли нематериальных активов. А зря: Александр Васильевич Суворов не проиграл ни одного из всех своих сражений. Причем, его войска никогда не имели численного преимущества. Во-первых, он всегда добивался понимания солдатами своих действий, а не требовал просто механического исполнения приказов. Во-вторых, он всегда ценил своих солдат, а не считал их пушечным мясом. В-третьих, он всегда занимался обучением своих солдат, а не гнал их просто на смерть. В-четвертых, он всегда заботился о них, и делил с ними все тяготы военной жизни. И солдаты отвечали ему взаимностью, охотно подчиняясь его приказам. Далее можно не комментировать, так как основные принципы системы управления инварианты к объекту управления.
    • Стремление копировать так называемые «передовые мировые практики» приводит к механическому перенесению чужих компетенций на реальность своего бизнеса. Нематериальные активы бизнеса не увеличиваются, а, наоборот, уменьшаются: привнесенное механистически извне всегда отторгается.
  • Нарушения на уровне «Стратегия»
    • Разработка стратегии и перевод ее в формат ССП для корпорации в целом, а не для отдельных бизнесов (стратегических хозяйственных единиц — СХЕ). СХЕ характеризуется наличием уникальных по сравнению с другими СХЕ клиентами и конкурентами. Особенно важен учет так называемой потребительской ценности в терминах функционала продукта (услуги), способов и каналов доставки продукта до клиентов и взаимодействия с клиентами в процессе его продажи и обслуживания, способов продвижения и позиционирования продукта и компании, создания и поддержания необходимого представления о них у клиента. Разные СХЕ могут быть, чаще всего, объединены в корпоративную модель на уровне финансово-экономических результатов или на уровне использования общих ресурсов и организационной культуры. Но бизнес-стратегия и конкурентная стратегия у них будут разными.
    • Отсутствие горизонта стратегического планирования (желание не обозначать его). Бизнес может иметь одно состояние через 3 годы и совершенно иное через 5 лет. Это может, в том числе, приводить к противоречию целей в одном периоде (увеличение доли рынка и увеличение прибыли одновременно), а, следовательно, и к демотивации управленцев.
    • Стремление совместить намерения владеть бизнесом и продать его. Совершенно очевидно, что, владея чем-либо, мы обращаем больше внимания на одни факторы, стремясь продать — на другие. Важно определиться, что является оптимизируемым показателем, а что выступает в качестве ограничений.
    • Неучет специфических факторов деятельности, например, тенденций развития отрасли, а так же интересов заинтересованных групп (стейкхолдеров).
    • Отсутствие фокусировки. Наиболее часто проявляется при определении конкурентной стратегии. Хочется одновременно быть и лидером по продукту, и близким к клиенту, и иметь операционное превосходство. В данном случае необходимо понять, кто является клиентом результатов бизнеса, какую роль в его потребительской ценности играют цена и характеристики качества. Нужно задать вопрос, что нужно оптимизировать.
    • Нарушение петли обратной связи в структуре ССП, то есть несогласованность причины и следствия. Например, результат хорошего планирования (то есть совпадение плана и факта) в предыдущем периоде не является причиной получения хорошего результата в последующем периоде.
    • Ошибки в выборе показателей эффективности: несоответствие показателя(ей) цели, отсутствие содержательности показателя или невозможность его измерить (например, степень инновационности персонала).
    • Отсутствие причинно-следственной связи между целями и показателями верхних и нижних уровней.
    • Несоответствие формулировок целей, а соответственно, и показателей смыслу перспектив. Для «классической» ССП наиболее характерно непонимание разницы между внешней перспективой «Рынок/клиенты» и перспективой внутренних процессов. Как правило, на уровне финансовой перспективы показатели эффективности должны иметь характер успешности, на уровне рыночной перспективы — полезности, на уровне внутренних перспектив — утилитарности.
    • Остановка описания стратегии на верхнем уровне ССП. Необходимо перейти к нижним уровням управления в рамках организационной структуры («спуститься на землю»), что позволит в подразделениях бизнеса на оперативном уровне управлять факторами деятельности (декомпозиция показателей верхнего уровня на уровни оргструктуры).
    • Нарушение правил декомпозиции. Чаще всего, это подмена эффективности экономичностью. То есть на верхнем уровне стратегии стремимся к удовлетворению клиента, а на нижних — к снижению расходов.
    • Отражение в ССП не показателей, а критериев (то есть конкретных плановых значений показателей) и последующее стремление найти между ними не причинно-следственные, а счетные связи.

Указанные нарушения далеко не исчерпывают полный перечень. Но можно сказать, что практически все они связаны с непониманием цикла деятельности и понятия эффективности.

  • Нарушения на уровне «Организация»
    • Нарушение последовательности построения системы управления (построение, например, от бюджетирования или автоматизации).
    • Нестыковка различных подсистем управления (например, противоречия стратегического и оперативного управления). Достаточно распространенная ситуация, когда элементы системы управления (стратегия, оргструктура, бизнес-процессы, финансовая структура и бюджеты, система мотивации и т.п.) существуют абсолютно независимо друг от друга.
    • Отсутствие управления проектом разработки (настройки) системы управления.

Проблема существования этих нарушений приводит к тому, что цели на уровне «Человек», то есть цели собственника, топ-менеджмента и сотрудников не могут быть достигнуты.

4. Коммуникации при проектировании и управлении организацией

Создание управленческих моделей — это коллективный и творческий процесс. Его результат всегда уникален. Индивидуальность моделей обеспечивается личным отношением и вовлеченностью ключевых сотрудников, прежде всего, первого лица организации. Необходимое условие жизнеспособности этих моделей — постоянная коммуникация всех участников в процессе их создания и применения.

Как построить хорошую модель? Предлагаем схему, описывающую условия адекватности любой модели тому объекту, который она отражает (Рис. 4). Иначе говоря — условия качественного моделирования.

Рис. 4. Условия адекватности модели объекту

Для построения адекватной модели организации или ее подсистем должны быть обеспечены необходимые и достаточные условия. Одним из необходимых условий адекватности модели является ее близость к Человеку, автору модели или участнику ее разработки. Поскольку управленческое моделирование почти никогда не бывает индивидуальным процессом, и никогда — абсолютно рациональным, то мы выделяем здесь две составляющих: эмоциональную и рациональную. Эмоциональная близость подразумевает восприятие участниками проектной команды друг друга, общее доверие и стремление к конструктивному диалогу. Рациональная близость подразумевает, насколько участники воспринимают друг друга как специалистов, используют одну и ту же терминологию, компетентны в области данного конкретного бизнеса.

С другой стороны, для адекватности необходима еще и корректность, содержащая содержательную и инструментальную составляющие. Содержательная корректность характеризует соответствие описания реальным процессам предприятия. Никто кроме сотрудников предприятия не может ее обеспечить (часто возникает надежда на решение данного вопроса внешними консультантами). Инструментальная корректность отражает возможность использования конкретного инструментария (математического аппарата, метода, методики и т.п.) для решения данной задачи.

Как близость к Человеку, так и корректность могут быть обеспечены только посредством коммуникации. При этом коммуникации должна быть построены как среди сотрудников предприятия, так и с привлеченными консультантами. В противном случае проект разработки системы управления обречен на неудачу.

Достаточными условиями адекватности являются точность и полезность. Они находятся в противоречии друг с другом: модель может быть очень точной, но абсолютно бесполезной. Например, на некоторых предприятиях в число ключевых показателей деятельности в рамках ССП включено более 400 показателей, более того почти 100 из них завязаны на Генерального Директора. Такую модель просто невозможно использовать, исходя из психофизиологических особенностей человека. Но модель может быть полезной при низкой точности: выделяем 2-3 ключевых показателя и управляем на их основе.

5. Управление организацией на разных этапах ее жизненного цикла

Закономерен вопрос: для всех ли организаций при построении системы управления может применяться модель «Человек-Стратегия-Организация»? Мы отвечаем на него так: да, но по-разному. Чтобы разобраться, как это сделать в конкретном случае, сформулируем три базовых положения:

  • Возраст бизнеса не определяет его управленческую зрелость
  • Система управления бизнесом должна соответствовать этапу его развития
  • Удельный вес составляющих Человек, Стратегия и Организация (профиль Ч-С-О) отражает соответствие системы управления целям развития бизнеса на данном этапе

Приведенная ниже таблица иллюстрирует изменение профиля Ч-С-О на основных этапах развития бизнеса. Центр тяжести последовательно смещается от Человека, как основного источника энергии при создании и «раскрутке» нового дела к материальным или интеллектуальным (чаще — и то и другое, например, товар + бренд) ресурсам, в которые воплощается эта энергия, и в которых она затем работает на Человека, возвращая вложенное. Превращение энергии в бизнесе происходит по цепочке: первичный «человеческий» капитал превращается в продукт для рынка (в широком смысле слова), который затем «эксплуатируется» для извлечения прибыли. Соответственно, меняется профиль управленческих компетенций, которые необходимы для успешного «прохождения» каждого из этапов этой цепочки.

Таблица 5. Профили Ч-С-О

Жизненный цикл успешного бизнеса

Особенности и основные задачи этапов

Становление

Рост

Стабилизация

Профиль
«Человек-
Стратегия-
Организация»


Стартовый
Ч > C > О


Сбалансированный
Ч = C = О


Инерционный
Ч < C < О

Источник развития бизнеса

Использование первичного интеллектуального ресурса

Создание вторичного материального и/ или интеллектуального ресурса — товаров/ услуг, технологии, бренды и т.п.

Активное использование вторичного материального и/или интеллектуального ресурса — товаров/ услуг, технологии, бренды и т.п.

Общий алгоритм действий по оценке профиля управленческих компетенций с помощью модели Ч-С-О:

1. Определение этапа развития бизнеса.

В первом приближении это можно сделать по приведенной здесь таблице или более точно — в ходе индивидуальной диагностики.

2. Постановка целей развития бизнеса

Задача этого шага — точно сформулировать цели развития бизнеса на данном этапе его жизни. Часто разрыв между желаниями и возможностями возникает из-за неправильно сформулированных желаний.

3. Построение системы управления бизнесом, соответствующей целям его развития на данном этапе

Определение профиля Ч-С-О «как есть» для выявления дефицита управленческих компетенций, применительно к поставленным целям. И далее — ликвидация этого дефицита.

Таким образом, использование трехуровневой модели «Человек-Стратегия-Организация» позволит многим организациям, разрабатывающим свою систему управления, добиться успеха. При этом особое внимание следует обратить на уровень «Человек», так как именно на нем проявляются ценности и цели, определяющие показатели эффективности, стратегию и организационные элементы. Только при удовлетворении интересов всех заинтересованных сторон на всех уровнях управления предприятие становится сбалансированным, согласованным, а, следовательно, эффективным.

Литература

  1. Каплан, Роберт. С, Нортон, Дейвид П. Сбалансированная система показателей : От стратегии к действию/ Роберт С. Каплан, Дейвид П. Нортон; [Пер. с англ. М. Павлова]. — М. : Олимп-бизнес, 2003.
  2. Каплан, Роберт. С, Нортон, Дейвид П. Стратегические карты. Трансформация нематериальных активов в материальные результаты. — М. : ЗАО Олимп-бизнес, 2005.
  3. Нивен Поль Р. Диагностика системы сбалансированных показателей. Поддерживая максимальную эффективность. Днепропетровск, «Баланс Бизнес Бук», 2006.
  4. О΄Коннор Дж. Искусство системного мышления: Необходимые знания о системах и творческом подходе к решению проблем/ Джосеф О΄Коннор и Иан Макдермотт. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2006.
  5. Ольве Нильс-Горан, Карл-Йохан Петри, Жан Рой, Софии Рой. Баланс между стратегией и контролем/ Пер. с англ. Е. Колотвиной по ред. Е. Добровольского. — СПб.: Питер, 2005.
  6. Рамперсад К. Хьюберт. Универсальная система показателей деятельности: Как достигать результатов, сохраняя целостность. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2005
  7. Системный анализ и принятие решений: Словарь-справочник: Учеб. Пособие для вузов/ Под ред. В.Н. Волковой, В.Н. Козлова. — М.: Высш. Шк., 2004.
  8. Хервиг Р. Фридаг, Вальтер Шмидт. ССП: руководство по внедрению. М.: Омега Л, 2006.
  9. Бир Стаффорд. Мозг фирмы: Пер. с англ. Изд. 2-е, стереотипное. — М.: Едиториал УРСС, 2005.
  10. 10. В.И.Вернадский. Живое вещество. — М.: «Наука», 1978.

Узнать больше и записаться на семинар «Стратегическое управление. Формирование конкурентных позиций»

Системный подход — обзор

2 Сравнительные методы в исследованиях

Исследования и научные исследования в образовании используют две разные стратегии исследования. Одна стратегия — это целостный или системный подход, при котором характеристики или части рассматриваются по отношению к целому, к которому они принадлежат. В рамках этой стратегии исследуются закономерности взаимоотношений между частями и процессами, действующими внутри целого. Вопросы, связанные с исследованием, заключаются в том, можно ли считать, что элементарная часть или характеристика существует, и является ли модель целого, построенная из частей, адекватным представлением реальности.Вторая стратегия — это сравнительный подход, при котором характеристики или части сравниваются в двух или более исследовательских ситуациях. Если между двумя ситуациями обнаруживается различие с достаточной степенью правдоподобия или вероятности, то ищется происхождение или причину различия. Более того, если различия не обнаружено, то причины сходства могут заинтересовать исследователя. Сравнительный метод в первую очередь касается второй стратегии. Однако установление существования характеристики, части или взаимосвязи должно предшествовать проведению сравнения, хотя можно утверждать, что обнаружение различия посредством сравнения может рассматриваться как свидетельство существования объекта. , характеристика или отношения.

Сравнительные исследования в образовании могут проводиться как с научной, так и с гуманистической точки зрения, где первое включает измерение и статистический анализ, а второе в основном описательное или этнографическое. Кроме того, сравнительные исследования в образовании могут опираться на одну или несколько основных дисциплинарных областей, таких как история, философия, социология и социальная психология. Однако есть четыре конкретных идеи относительно методов и характера сравнительного образования, которые следует считать ошибочными.

Во-первых, это заблуждение, выдвинутое Холмсом (1965) в его исследовании Проблемы в образовании: сравнительный подход , что существует единый научный метод сравнительного исследования в образовании. Он опирался на труды Джона Дьюи и выдвинул последовательность из восьми основных шагов как метод исследования, который привел к получению новых знаний в образовании. Хотя такое систематическое исследование может быть желательным в определенных исследованиях по решению проблем, исследования в области сравнительного образования опираются на более чем одну дисциплинарную область и их методы исследования и не могут быть ограничены определенной последовательностью шагов в исследовании.

Во-вторых, существует заблуждение, что сравнительные исследования в образовании включают выбор между количественным или качественным подходом или даже комбинацией этих двух подходов (Раст и др., 1999). Различие между количествами и качествами неправильно понимается, когда они рассматриваются как четкие альтернативы. В настоящее время доступны сложные статистические процедуры для тщательного изучения категориальных или качественных данных, когда информация записывается по двум или более категориям, которые не включают никаких попыток измерения, а просто используют классификацию.Преимущество измерения состоит в том, что повышенная точность увеличивает вероятность обнаружения или отклонения предполагаемой взаимосвязи.

В-третьих, существует ошибка проведения четкого различия между исследованиями, ориентированными на политику, и исследованиями, ориентированными на дисциплины, или между исследованиями, основанными на принятии решений, и исследованиями, основанными на выводах, в сравнительном образовании. Холмс (1965) признал, что сравнительное образование обеспечивает стратегию исследования, которая ведет к большему пониманию образовательных систем, а также предоставляет информацию для запланированного развития образовательной системы.Однако чрезмерный акцент, сделанный политиками и администраторами на аспектах « скачки » в международных исследованиях образовательных достижений, в ущерб развитию более глубокого понимания работы систем с помощью сравнительных исследований, по-видимому, влечет за собой серьезное недопонимание. природа социального действия и сила идей. Он предполагает, что результаты исследований в области социальных и поведенческих наук, включая образование, применяются таким же образом, как и результаты исследований в области физических и биологических наук с помощью технологий и прикладных наук.Следовательно, существует потребность в том, чтобы институты ЮНЕСКО, Всемирный банк и Центр образовательных исследований и инноваций Организации экономического сотрудничества и развития обеспечили международные форумы для обсуждения и обсуждения результатов сравнительных исследований в образовании в термины, которые политики могут понять и впоследствии применять как в политике, так и на практике.

Наконец, существует заблуждение, что сравнительные исследования в образовании связаны не с результатами и продуктами образования, а только с действующими процессами.Тем не менее, наивные модели затрат и результатов в образовании не представляют особой ценности для разработки политики или улучшения практики, равно как и чрезмерно упрощенные акценты на результатах достижений, которые очевидны в презентациях в СМИ результатов некоторых международных исследований образовательных достижений. .

Системный подход к экспериментальному анализу детей младшего возраста в JSTOR

Являясь ведущим журналом Общества исследований в области развития детей, с 1930 года издание Child Development публикует статьи, эссе, обзоры и учебные пособия по различным темам в области развития ребенка.Журнал охватывает множество дисциплин и предоставляет новейшие исследования не только для исследователей и теоретиков, но и для детских психиатров, клинических психологов, социальных работников-психиатров, специалистов в области дошкольного образования, педагогических психологов, учителей специального образования и других исследователей.

Wiley — глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование.Наши основные предприятия выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни. Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять свои потребности и воплощать в жизнь их чаяния.Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми сообществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS. Благодаря постоянно растущему предложению открытого доступа, Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому нами контенту и поддерживает все устойчивые модели доступа.Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

Феномены и теории — Методы исследования в психологии — 2-е канадское издание

  1. Дайте определение терминам феномен и теория и проведите четкое различие между ними.
  2. Объясните цели научных теорий.
  3. Объясните, почему обычно существует много правдоподобных теорий для любого набора явлений.

Феномен (множественное число, феномен) — это общий результат, который достоверно наблюдался в систематических эмпирических исследованиях. По сути, это установленный ответ на вопрос исследования. Некоторые явления, с которыми мы столкнулись в этой книге, заключаются в том, что выразительное письмо улучшает здоровье, женщины говорят не больше, чем мужчины, а использование мобильного телефона ухудшает способность управлять автомобилем. Некоторые другие заключаются в том, что диссоциативное расстройство личности (ранее называвшееся расстройством множественной личности) значительно увеличилось в распространенности в конце 20 века, люди лучше справляются с легкими задачами, когда за ними наблюдают (и хуже с трудными задачами), и люди вспоминают представленные предметы. в начале и в конце списка лучше, чем элементы, представленные в середине.

Явлениям часто дают имена их первооткрыватели или другие исследователи, и эти имена могут прижиться и стать широко известными. Следующий список представляет собой небольшую выборку известных явлений в психологии.

  • Слепое зрение. Люди с повреждением зрительной коры часто способны реагировать на зрительные стимулы, которые они не видят сознательно.
  • Эффект свидетеля. Чем больше людей присутствует в аварийной ситуации, тем меньше вероятность того, что кто-то из них поможет.
  • Фундаментальная ошибка атрибуции. Люди склонны объяснять поведение других с точки зрения их личных характеристик, а не ситуации, в которой они находятся.
  • Эффект Мак-Гурка. Когда звук основного речевого звука комбинируется с видео, на котором человек делает движения ртом для другого речевого звука, люди часто воспринимают звук, который является промежуточным между ними. См. Демонстрацию здесь: Эффект МакГерка
  • Эффект другой расы. Люди узнают лица людей своей расы точнее, чем лица людей других рас.
  • Эффект плацебо. Плацебо (ложное психологическое или медицинское лечение) часто приводит к улучшению симптомов и улучшению функционирования людей.
  • Эффект простой экспозиции. Чем чаще люди подвергаются воздействию стимула, тем больше он им нравится, даже если стимул предъявляется подсознательно.
  • Эффект последовательного положения. Стимулы, представленные в начале и в конце списка, запоминаются лучше, чем стимулы, представленные в середине. См. Демонстрацию здесь: Serial Position Effect
  • Самопроизвольное выздоровление.Погашенная условная реакция часто возвращается без дальнейшей тренировки по прошествии времени.

Хотя эмпирический результат может быть назван феноменом после однократного наблюдения, этот термин с большей вероятностью будет использоваться для результатов, которые были воспроизведены. Репликация означает повторное проведение исследования — либо в точности так, как оно было первоначально проведено, либо с изменениями — чтобы убедиться, что оно дает те же результаты. Отдельные исследователи обычно тиражируют свои собственные исследования перед их публикацией.Многие отчеты об эмпирических исследованиях включают первоначальное исследование, а затем одно или несколько последующих исследований, которые воспроизводят первоначальное исследование с небольшими изменениями. Особо интересные результаты привлекают внимание других исследователей, которые проводят свои собственные репликации. Положительное влияние выразительного письма на здоровье и отрицательное влияние использования мобильного телефона на способность управлять автомобилем — это примеры явлений, которые многократно воспроизводились многими различными исследователями.

Иногда повторение исследования дает результаты, которые отличаются от результатов первоначального исследования.Это различие может означать, что результаты первоначального исследования или результаты репликации были случайностью — они возникли случайно и не отражают то, что в целом верно. В любом случае дополнительные репликации могут устранить это несоответствие. Неспособность получить такие же результаты также может означать, что репликация каким-то важным образом отличается от первоначального исследования. Например, ранние исследования показали, что люди выполняли множество задач лучше и быстрее, когда за ними наблюдали другие, чем когда они были одни.Однако некоторые более поздние повторения показали, что люди работали хуже, когда за ними наблюдали другие. В конце концов исследователь Роберт Зайонц выявил ключевое различие между двумя типами исследований. Казалось, что люди лучше справляются со своими задачами, когда за ними наблюдают при выполнении хорошо отработанных задач, но хуже, когда за ними наблюдают при выполнении относительно невыполненных задач (Zajonc, 1965). Эти два явления теперь стали называть социальным содействием и социальным торможением.

В физике есть законы движения, а в химии — закон сохранения массы.В отличие от других наук, в психологии есть не законы, а эффекты. Законы подразумевают, что это явление универсально верно и редко в психологии можно не найти исключения. Даже установленные эффекты часто зависят от культуры. Например, фундаментальная ошибка атрибуции чаще совершается в Северной Америке, чем в Восточной Азии (Miyamoto & Kitayama, 2002).

Что такое теория?

Теория — это последовательное объяснение или интерпретация одного или нескольких явлений.Хотя теории могут принимать различные формы, их объединяет то, что они выходят за рамки объясняемых ими явлений, включая переменные, структуры, процессы, функции или принципы организации, которые не наблюдались напрямую. Рассмотрим, например, теорию Зайонца о социальной поддержке и социальном запрете. Он предположил, что наблюдение со стороны других во время выполнения задания создает общее состояние физиологического возбуждения, которое увеличивает вероятность доминирующей (наиболее вероятной) реакции.Таким образом, для хорошо отработанных задач наблюдение увеличивает склонность к правильным ответам, но для относительно невыполненных задач наблюдение увеличивает склонность к неправильным ответам. Обратите внимание, что эта теория, которая стала называться теорией влечений, дает объяснение как социальной помощи, так и социального торможения, выходящих за рамки самих явлений, путем включения таких понятий, как «возбуждение» и «доминирующая реакция», наряду с такими процессами, как влияние возбуждения на доминирующую реакцию.

Вне науки, обращение к идее как к теории часто подразумевает, что она не проверена — возможно, не более чем безумное предположение. В науке же термин теория не имеет такого значения. Теория — это просто объяснение или интерпретация набора явлений. Его можно не проверять, но также можно тщательно протестировать, хорошо поддержать и принять как точное описание мира в научном сообществе. Например, теория эволюции путем естественного отбора является теорией, потому что она объясняет разнообразие жизни на Земле, а не потому, что она не проверена или не подтверждена научными исследованиями.Напротив, доказательства этой теории в подавляющем большинстве положительны, и почти все ученые принимают ее основные предположения как точные. Точно так же «микробная теория» болезни является теорией, потому что она объясняет происхождение различных заболеваний, а не потому, что есть какие-либо сомнения в том, что многие заболевания вызываются микроорганизмами, поражающими организм.

В дополнение к теории , исследователи психологии используют несколько связанных терминов для обозначения своих объяснений и интерпретаций явлений.Перспектива — это широкий подход, более общий, чем теория, к объяснению и интерпретации явлений. Например, исследователи, придерживающиеся биологической точки зрения, склонны объяснять явления с точки зрения генетики или структур и процессов нервной и эндокринной системы, в то время как исследователи, придерживающиеся поведенческой точки зрения, склонны объяснять явления с точки зрения подкрепления, наказания и других внешних событий. Модель — это точное объяснение или интерпретация определенного явления, часто выражаемое в терминах уравнений, компьютерных программ или биологических структур и процессов.Гипотеза может быть объяснением, основанным всего на нескольких ключевых концепциях, хотя этот термин чаще относится к предсказанию нового явления, основанному на теории (см. Раздел 4.3 «Использование теорий в психологических исследованиях»). Атеоретическая основа может быть такой же широкой, как перспектива, или конкретной, как модель, но это контекст, применяемый для понимания явления. Путаницу усугубляет тот факт, что исследователи часто используют эти термины как синонимы. Не будет считаться неправильным называть теорию привода моделью привода или даже гипотезой привода.И биопсихосоциальная модель психологии здоровья — общая идея о том, что здоровье определяется взаимодействием биологических, психологических и социальных факторов — на самом деле больше похожа на определенную здесь точку зрения. Однако имейте в виду, что самым важным различием остается различие между наблюдениями и интерпретациями.

Для чего нужны теории?

Конечно, научные теории предназначены для точного объяснения или интерпретации явлений. Но это должно быть нечто большее, чем это объяснение.Учтите, что теория может быть точной, но не очень полезной. Сказать, что экспрессивное письмо помогает людям «справляться со своими эмоциями», может быть точным, но кажется слишком расплывчатым, чтобы от него можно было много пользы. Учтите также, что теория может быть полезной, не будучи полностью точной. На рис. 4.1 представлена ​​классическая многоуровневая модель человеческой памяти, которая до сих пор цитируется исследователями и обсуждается в учебниках, несмотря на то, что теперь известно, что она во многих отношениях неточна (Izawa, 1999).Эти два примера предполагают, что теории преследуют иные цели, чем просто предоставление точных объяснений или интерпретаций. Здесь мы рассмотрим три дополнительных цели теорий: организация известных явлений, предсказание результатов в новых ситуациях и создание новых исследований.

Рисунок 4.1. Представление многоуровневой модели человеческой памяти. В многоуровневой модели человеческой памяти информация из окружающей среды проходит через сенсорное хранилище на пути к краткосрочному хранилищу, где она может быть воспроизведена, а затем в долговременное хранилище, где ее можно хранить и извлекать в большом количестве. потом.Эта теория оказалась чрезвычайно успешной в систематизации старых явлений и предсказании новых.

Организация

Одна из важных целей научных теорий — организовать явления таким образом, чтобы помочь людям думать о них ясно и эффективно. Например, теория влечения социальной поддержки и социального торможения помогает систематизировать и осмыслить большое количество, казалось бы, противоречивых результатов. Модель человеческой памяти с несколькими хранилищами эффективно суммирует многие важные явления: ограниченный объем и короткое время хранения информации, которая обрабатывается, но не репетируется, важность повторения информации для долгосрочного сохранения, эффект последовательной позиции и так далее.Или рассмотрим классическую теорию интеллекта, представленную на рис. 4.2. Согласно этой теории, интеллект состоит из общей умственной способности, g, плюс небольшое количество более специфических способностей, на которые влияет g (Neisset et al., 1996). Хотя существуют и другие теории интеллекта, эта хорошо суммирует большое количество статистических взаимосвязей между тестами различных умственных способностей. Эта теория включает в себя тот факт, что тесты всех базовых умственных способностей имеют тенденцию к некоторой положительной корреляции, и тот факт, что определенные подмножества умственных способностей (например,g., понимание прочитанного и завершение аналогии) коррелируют более положительно, чем другие (например, понимание прочитанного и арифметика).

Рисунок 4.2. Представление одной теории интеллекта. В этой теории интеллекта общая умственная способность (g) влияет на каждую из трех более конкретных умственных способностей: числовые способности, пространственные способности и вербальные способности. Теории этого типа помогают организовать большое количество статистических соотношений между тестами различных умственных способностей.

Таким образом, теории хороши или полезны в той степени, в которой они организуют больше явлений с большей ясностью и эффективностью.Ученые обычно следуют принципу экономичности, также известному как бритва Оккама, согласно которому теория должна включать только столько концепций, сколько необходимо для объяснения или интерпретации интересующих явлений. Более простые и экономные теории организуют явления более эффективно, чем более сложные и менее экономные теории.

Прогноз

Вторая цель теорий — позволить исследователям и другим людям делать прогнозы о том, что произойдет в новых ситуациях. Например, тренер по гимнастике может задаться вопросом, будет ли успеваемость ученика лучше или хуже во время соревнований, чем при тренировке в одиночку.Даже если этот конкретный вопрос никогда не изучался эмпирически, теория влечений Зайонца предлагает ответ. Если ученица обычно выполняет без ошибок, она, вероятно, будет лучше выступать во время соревнований. Если она обычно работает с большим количеством ошибок, скорее всего, она будет работать хуже.

В клинической психологии решения о лечении часто основываются на теориях. Рассмотрим, например, диссоциативное расстройство личности (ранее называвшееся расстройством множественной личности). Преобладающая научная теория диссоциативного расстройства идентичности состоит в том, что люди развивают множественность личностей (также называемых альтерами), потому что они знакомы с этой идеей из популярных изображений (например,g., фильм «Сибил»), а также потому, что их врачи непреднамеренно поощряют их к этому (например, просят «встретить» алтер). Эта теория подразумевает, что вместо того, чтобы побуждать пациентов разыгрывать несколько личностей, лечение должно включать в себя отговорку от этой ролевой игры (Lilienfeld & Lynn, 2003).

Поколение новых исследований

Третья цель теорий — стимулировать новые исследования, поднимая новые вопросы. Рассмотрим, например, теорию о том, что люди совершают самоповреждающее поведение, такое как резание, потому что это снижает негативные эмоции, такие как грусть, беспокойство и гнев.Эта теория сразу же наводит на несколько новых интересных вопросов. Действительно ли существует статистическая взаимосвязь между сокращением и количеством испытываемых отрицательных эмоций? Это причинно? Если да, то что именно в резке имеет такой эффект? Это боль, вид травмы или что-то еще? Влияет ли обрезка на все негативные эмоции одинаково?

Обратите внимание, что теория не обязательно должна быть точной, чтобы служить этой цели. Даже неточная теория может породить новые интересные исследовательские вопросы.Конечно, если теория неточна, ответы на новые вопросы будут не соответствовать теории. Это новое направление заставит исследователей переоценить теорию и либо пересмотреть ее, либо отказаться от нее в пользу новой. И этот цикл пересмотра — это то, как научные теории со временем становятся более подробными и точными.

Множественные теории

В любой момент времени исследователи обычно рассматривают несколько теорий для любого набора явлений. Одна из причин заключается в том, что человеческое поведение чрезвычайно сложно, поэтому на него всегда можно взглянуть с разных точек зрения.Например, биологическая теория сексуальной ориентации может сосредоточиться на роли половых гормонов в критические периоды развития мозга, в то время как социокультурная теория может сосредоточиться на культурных факторах, которые влияют на то, как выражаются основные биологические тенденции. Вторая причина заключается в том, что даже с одной и той же точки зрения обычно существуют разные способы «выйти за пределы» интересующих явлений. Например, в дополнение к теории влечений о социальном содействии и социальном торможении существует другая теория, которая объясняет их в терминах конструкции, называемой «оценочное опасение» — беспокойства по поводу того, что аудитория оценивает их.Обе теории выходят за рамки феноменов, которые нужно интерпретировать, но они делают это, предлагая несколько разные лежащие в основе процессы.

Различные теории одного и того же набора явлений могут дополнять друг друга, каждая из которых представляет собой часть большой головоломки. Биологическая теория сексуальной ориентации и социокультурная теория сексуальной ориентации могут точно описывать разные аспекты одного и того же сложного явления. Точно так же социальная помощь может быть результатом как общего физиологического возбуждения, так и предвкушения оценки.Но разные теории одного и того же явления могут конкурировать в том смысле, что если одна точна, то другая, вероятно, нет. Например, альтернативная теория диссоциативного расстройства личности — посттравматическая теория — утверждает, что изменения создаются пациентом бессознательно как средство совладания с сексуальным насилием или другим травмирующим опытом. Поскольку социокогнитивная теория и посттравматические теории приписывают диссоциативное расстройство идентичности фундаментально разным процессам, маловероятно, что оба могут быть точными.См. Примечание 4.10 «Откуда берутся множественные личности?» для получения дополнительной информации об этих конкурирующих теориях.

Тот факт, что существует несколько теорий для любого набора явлений, не означает, что любая теория так же хороша, как и любая другая, или что невозможно узнать, дает ли теория точное объяснение или интерпретацию. Напротив, ученые постоянно сравнивают теории с точки зрения их способности организовывать явления, предсказывать результаты в новых ситуациях и проводить исследования.Те, которые не работают, считаются менее точными и отбрасываются, в то время как те, которые работают хорошо, считаются более точными, сохраняются и сравниваются с более новыми — и, надеюсь, лучшими — теориями. Хотя ученые, как правило, не верят, что их теории когда-либо дают совершенно точное описание мира, они все же предполагают, что этот процесс порождает теории, которые все ближе и ближе к этому идеалу.

В литературе по диссоциативному расстройству идентичности (DID) представлены две конкурирующие теории.Социокогнитивная теория состоит в том, что ДРИ возникает потому, что пациенты осведомлены о расстройстве, знают его характерные особенности и их терапевты поощряют их к тому, чтобы принимать на себя несколько личностей. Посттравматическая теория состоит в том, что множественные личности развиваются как способ справиться с сексуальным насилием или какой-либо другой травмой. В настоящее время имеется несколько линий доказательств, которые поддерживают социокогнитивную модель над посттравматической моделью (Lilienfeld & Lynn, 2003).

  • Диагностика ДРИ значительно усилилась после выхода в свет книги и фильма Сибил — о женщине с ДРИ — в 1970-х.
  • DID крайне редко встречается за пределами Северной Америки.
  • Очень небольшой процент терапевтов отвечает за диагностику подавляющего большинства случаев ДРИ.
  • Литература по лечению ДРИ включает множество практик, которые побуждают пациентов разыгрывать несколько личностей (например, иметь доску объявлений, на которой личности могут оставлять сообщения друг для друга).
  • Нормальные люди могут легко воссоздать симптомы ДРИ с минимальным внушением в симулированных клинических интервью.
  • Ученые различают явления, которые являются их систематическими наблюдениями, и теории, которые являются их объяснениями или интерпретациями явлений.
  • Помимо точных объяснений или интерпретаций, научные теории преследуют три основные цели. Они организуют явления, позволяют людям предсказывать, что произойдет в новых ситуациях, и помогают проводить новые исследования.
  • Исследователи обычно рассматривают несколько теорий для любого набора явлений.Различные теории одного и того же набора явлений могут дополнять друг друга или противоречить друг другу.
  1. Практика: подумайте по крайней мере о трех различных теориях, чтобы объяснить тот факт, что женатые люди обычно сообщают о большем уровне счастья, чем неженатые.
  2. Практика: найдите недавнюю статью в профессиональном журнале и сделайте две вещи:
    1. Определите основное представляющее интерес явление.
    2. Укажите теорию или теории, используемые для объяснения или интерпретации этого явления.
  3. Обсуждение: Может ли теория быть полезной, даже если она неточна? Как?

(PDF) Недоразумения в применении эволюции к человеческому разуму и поведению и его причинам: систематический обзор

Недоразумения относительно эволюционной психологии

EvoS Journal: Журнал Консорциума эволюционных исследований

ISSN: 1944-1932 — http: // evostudies.org/evos-journal/about-the-journal/

2013, том 5 (1), стр. 81-107. —

105-

Динер Р.О., Винегард Б. М. и Винегард Б. М. (2010). Искажения

теории эволюции в учебниках социальных наук. Annals of the 22

nd

Annual

Conference of Human Behavior and Evolution Society, Юджин, Орегон.

Деннет, Д. (1995). Опасная идея Дарвина. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Диссанаяке, Э. (1995). Homo Aestheticus. Откуда искусство и почему. Сиэтл:

Вашингтонский университет Press.

Эллис, Б. Дж., И Кетелаар, Т. (2002). Разъяснение основ эволюционной психологии

: ответ Ллойду и Фельдману. Психологический опрос, 13 (2), стр.

157-164.

Эванс, Д., и Зарате, О. (1999). Введение в эволюционную психологию. Кембридж:

Инкон Букс.

Фицджеральд, К. Дж., И Уитакер, М. Б. (2010). Изучение принятия и

сопротивления эволюционной психологии. Эволюционная психология, 8 (2), стр.

284-296.

Фредерик, Д.А., Пиллсворт, Э.Г., Гальперин, А., Гилдерслив, К.А., Филоссоф, Ю. Р.,

Фейлес, М. Р., Лопес, К. Р., Луйер, Ф. С., Фупханич. М. Э. и Снайдер Дж. Б.

(2009). Анализ эволюционной социальной науки и ее популяризация — Книга

Рецензия. Эволюция и поведение человека, 30, стр. 301-304.

Гангестад, С. У. и Симпсон, Дж. А. (ред.). (2007). Эволюция разума:

Фундаментальные вопросы и споры.Нью-Йорк: Гилфорд.

Гехер, Г. (2006). Эволюционная психология — это не зло! (… И вот почему…).

Психологические темы, 15 (2), 181-202.

Гласс, Д.Дж., Уилсон, Д.С., и Гехер, Г. (2012). В высшем образовании катастрофически не хватает эволюционной подготовки в отношении

человеческих дел. EvoS Journal:

Журнал Консорциума эволюционных исследований, 4 (2), 16-22.

Гетц, А. Т., и Шакелфорд, Т. К. (2006). Современное применение эволюционной теории

в психологии: ключевые концепции и пояснения.Американский журнал

Психология, 119 (4), 567-584.

Грегори Т. Р. (2009). Понимание естественного отбора: основные концепции и

распространенных заблуждения. Эволюция, образование и пропаганда, 2 (2), 156-175.

Хаген, Э. Х. (2005). Спорные вопросы эволюционной психологии. В M. D. Buss

(Ред.) Справочник по эволюционной психологии (стр. 145-173). Хобокен:

John Wiley & Sons.

Хасс, Р. Г., Чаудхари, Н., Клейман, Э., Нуссбаум, А., Пулиц, А., и Тисон, Дж.

(2000). Взаимосвязь теории эволюции и социальных

наук, в частности психологии. Анналы Нью-Йоркской академии

наук, 207, 1-20.

Хенрих Дж., Бойд Р. и Ричерсон П. Дж. (2008). Пять недоразумений по поводу

культурной эволюции. Человеческая природа, 19 (2), 119-137.

Холкомб III, Х.Р. (2001). Оценивая эволюционную психологию: посмотрите в объектив.В H.

Р. Холкомб III (ред.) Концептуальные проблемы эволюционной психологии:

инновационных исследовательских стратегий (стр. 375-392). Дордрехт: Спрингер.

Курцбан Р. (2002). Увы, плохая эволюционная психология: несправедливо обвинен, несправедливо осужден

. Обзор человеческой природы, 2, 99-109.

Леже, Д. В., Камил, А. К., и Френч, Дж. А. (2001). Введение: Страх и ненависть

эволюционной психологии в социальных науках. В: J.A.French, A.C.

Анализ себя: систематический подход к психоаналитическому лечению нарциссических расстройств личности (9780226450124): Кохут, Хайнц: Книги

.a-tab-content> .a-box-inner {padding-top: 5px; padding-bottom: 5 пикселей; } #mediaTabs_tabSetContainer .a-tab-content {border-radius: 0px; } #mediaTabsHeadings {white-space: nowrap; переполнение: скрыто; } #mediaTabsHeadings.nonJSTabs {пробел: нормальный; } #mediaTabsHeadings ul.a-tabs {background: # f9f9f9; } #mediaTabsHeadings .mediaTab_heading .mediaTab_logo {padding-left: 3px; вертикальное выравнивание: базовая линия; } #mediaTabsHeadings #mediaTabs_tabSet {margin-top: 5px; плыть налево; граница справа: 0 пикселей; } #mediaTabsHeadings .mediaTab_heading {margin-left: -1px; } #mediaTabsHeadings .mediaTab_heading a {color: # 111; граница справа: сплошной 1px #ddd; padding-top: 8 пикселей; padding-bottom: 7 пикселей; } #mediaTabsHeadings .mediaTab_heading.a-active a {color: # c45500; маржа сверху: -5 пикселей; padding-top: 11 пикселей; граница слева: сплошной 1px #ddd; border-top-width: 3px;} #mediaTabsHeadings .tabHidden {display: none! important; } #bookDescription_feature_div {дисплей: встроенный блок; ширина: 100%;} ]]>

Доставка и продажа на Amazon.com.

Доступно по более низкой цене у других продавцов, которые могут не предлагать бесплатную доставку Prime.
Доступно по более низкой цене у других продавцов, которые могут не предлагать бесплатную доставку Prime.

4 Определение проблемы: важность системного подхода | Устранение пробелов в фактических данных по профилактике ожирения: основа для принятия решений

Houghton, J., Y. Ding, D. Griggs, M. Noguer, P. J. van der Linden, X. Dai, K. Maskell, and C.A. Johnson. 2001. Изменение климата 2001: Научное обоснование. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Huang, T. T., A. Drewnowski, S. K. Kumanyika, T. A. Glass. 2009. Системно-ориентированная многоуровневая основа для борьбы с ожирением в 21 веке. Профилактика хронических заболеваний 6 (3): A82.

Джеймс, У. П. Т. и Т. Лобштейн. 2009. Скрининг и наблюдение за ИМТ: международная перспектива. Педиатрия 124 (Приложение 1).

Джебб, С. 2009. Разработка стратегической основы для предотвращения ожирения. Представлено на семинаре МОМ по применению системного мышления для разработки и использования фактических данных в процессе принятия решений по профилактике ожирения, 16 марта, Ирвин, Калифорния.

Канеман Д., Динер Э. и Шварц Н. 1999. Благополучие: основы гедонической психологии. Нью-Йорк: Рассел Сейдж.

Leischow, S. J., and B. Milstein. 2006. Системное мышление и моделирование для практики общественного здравоохранения. Американский журнал общественного здравоохранения 96 (3): 403-405.

Лейшов, С. Дж., А. Бест, В. М. Трохим, П. И. Кларк, Р. С. Галлахер, С. Е. Маркус и Э. Мэтьюз. 2008. Системное мышление для улучшения здоровья населения. Американский журнал Профилактическая медицина 35 (2, Приложение 1): S196-S203.

Леви Д. Т., Х. Росс, Л. Пауэлл, Дж. Э. Бауэр и Х. Р. Ли. 2007. Роль государственной политики в сокращении распространенности курения и смертности от курения в Аризоне: результаты моделирования политики в отношении табака в Аризоне. Journal of Public Health Management и Practice 13 (1): 59-67.

Леви, Д. Т., А. Л. Грэм, П. Л. Мабри, Д. Б. Абрамс и К.Т. Орлеан. 2010a. Моделирование влияния политики лечения для прекращения курения на показатели отказа от курения. Американский журнал Профилактическая медицина 38 (3, Приложение 1).

Леви Д. Т., П. Л. Мабри, А. Л. Грэм, К. Т. Орлеан и Д. Б. Абрамс. 2010b. Достижение здоровых людей 2010 к 2013 г .: симуляция SimSmoke. Американский журнал профилактики Медицина 38 (3, Приложение 1).

Мабри П. Л., Д. Х. Олстер, Г. Д. Морган и Д. Б. Абрамс.2008. Междисциплинарность и системная наука для улучшения здоровья населения. Взгляд из отдела исследований поведенческих и социальных наук NIH. Американский журнал профилактической медицины 35 (Приложение 2).

Департамент общественного здравоохранения Массачусетса. 2009. Руководство по скринингу ИМТ для школ. http://www.mass.gov/Eeohhs2/docs/dph/mass_in_motion/community_school_screening.pdf (по состоянию на 5 апреля 2010 г.).

Meadows, D. 1999. Точки воздействия: места для вмешательства в систему. Hartland, VT: Институт устойчивого развития.

Миджли, Г. 2000. Системное вмешательство: философия, методология и практика. Нью-Йорк: Kluwer Academic / Plenum.

Milstein, B., and J. Homer. 2006. Справочная информация по имитационному моделированию системной динамики с — резюме основных исследований общественного здравоохранения. Атланта, Джорджия: CDC. http://www.caldiabetes.org/get_file.cfm?contentID=501&ContentFilesID=389 (по состоянию на 3 февраля 2010 г.).

Мильштейн, Б., и Дж. Гомер. 2009. Моделирование системной динамики в поддержку принятия решений по профилактике ожирения. Представлено на семинаре Института медицины по применению системного мышления для разработки и использования фактических данных в процессе принятия решений по профилактике ожирения, 16 марта, Ирвин, Калифорния. http://www.iom.edu/~/media/Files/Activity%20Files/PublicHealth/ObesFramework/IOMIrvine16Mar09v52MilsteinHomer.ashx

Наука и психология постановки целей 101

Фото Мэтью Генри из Burst

Представьте, что вы каждый день бесцельно работаете, разговариваете с другими без причины, тренируетесь только потому, что вам это нужно, и не имеете никаких стремлений к себе или окружающим.Как бы вы себя чувствовали?

Постановка целей в психологии — важный инструмент самомотивации и самоуправления — как на личном, так и на профессиональном уровне. Это придает смысл нашим действиям и цели достижения чего-то более высокого.

Устанавливая цели, мы получаем дорожную карту того, к чему мы идем и каков правильный путь, который приведет нас туда. Это план, который держит нас в перспективе: чем эффективнее мы его составляем, тем выше наши шансы на достижение того, к чему мы стремимся.Рик МакДэниел процитировал,

Задачицы целей видят будущие возможности и общую картину.

Постановка целей связана с более высокой мотивацией, самооценкой, уверенностью в себе и самостоятельностью (Локк и Латан, 2006), и исследования установили прочную связь между постановкой целей и успехом (Мэтьюз, 2015).

Этот пост посвящен пониманию преимуществ постановки целей и внедрению этих знаний в нашу повседневную жизнь. В следующих разделах мы подробно рассмотрим, как постановка целей влияет на ум, заставляя его меняться к лучшему и вносить свой вклад в принятие более разумных решений для нас самих.

Прежде чем вы продолжите, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши три упражнения для достижения целей. Эти подробные, научно обоснованные упражнения помогут вам или вашим клиентам ставить перед собой практические цели и овладевать методами, позволяющими изменить поведение на долгое время.

Что такое постановка целей? Психологическое определение

Постановка целей в психологии — это успешный план действий, который мы устанавливаем для себя. Он помогает нам выбрать правильные ходы, в нужное время и правильным путем.В исследовании, проведенном среди работающих профессионалов, Эдвин А. Локк, пионер в области постановки целей, обнаружил, что люди, ставившие весьма амбициозные цели, имели лучшую производительность и производительность, чем те, кто этого не делал.

Фрэнк Л. Смолл, доктор философии. а рабочий психолог из Вашингтонского университета подчеркивал три основных особенности постановки целей, которые он назвал А-В-С целей. Хотя его исследования были больше сосредоточены на спортивной и ориентированной на спорт постановке целей, результаты касались наиболее успешных спортсменов во всех профессиях.

Азбука целей

Смолл сказал, что эффективными целями являются те, которые:

  • A — достижимо
  • B — правдоподобно
  • C — совершено

Постановка целей как психологический инструмент повышения продуктивности включает пять правил или критериев, известных как правило S-M-A-R-T. Джордж Т. Доран ввел это правило в 1981 году в исследовательской работе по менеджменту Washington Power Company, и на сегодняшний день это одно из самых популярных положений психологии целей.

Цели SMART

Ворота S-M-A-R-T обозначают:

  • S (Особые) — Они нацелены на определенную область деятельности и сосредоточены на ее создании.
  • M (измеримый) — Результаты можно измерить количественно или, по крайней мере, указать некоторые качественные признаки. Это помогает отслеживать прогресс после выполнения планов.
  • A (достижимо / достижимо) — Цели нацелены на подходящих людей и индивидуализированы.Они принимают во внимание тот факт, что ни одно правило не подходит для всех, и проявляют гибкость в этом отношении.
  • R (Реалистичный) — Они практичны и спланированы таким образом, чтобы их было легко реализовать в реальной жизни. Цель умной цели — не просто предоставить план, но и помочь человеку выполнить его.
  • T (с ограничением по времени) — Элемент времени делает цель более сфокусированной. Он также предоставляет временные рамки для достижения задачи.

Цели SmartER

Хотя это было золотым правилом постановки целей, исследователи также добавили к нему еще две составляющие и назвали это правилом S-M-A-R-T-E-R.

К смежным относятся:

  • E (Оценочный / этический) — Вмешательства и исполнение соответствуют профессиональной и личной этике.
  • R (Вознаграждение) — Конечный результат постановки целей приносит положительное вознаграждение и приносит пользователю чувство выполненного долга.

Сесил Алек Мейс был первым человеком, который провел эмпирические исследования по постановке целей. Его работа подчеркивала важность готовности к работе и указывала на то, что правильные планы могут быть верным предиктором профессионального успеха (Mace, 1935).Оттуда Локк продолжил свои исследования по постановке целей и в 1960-х придумал объяснение полезности целей для более счастливой и более счастливой жизни.

Сегодня планирование целей является неотъемлемой частью педагогической и организационной психологии. Многие организации поощряют сотрудников проходить отбор на предмет постановки целей и использовать ресурсы для измерения своей продуктивности на работе (Kleingeld et al., 2011).

Психология постановки целей

Цели играют доминирующую роль в формировании того, как мы видим себя и других.Сосредоточенный и целеустремленный человек, вероятно, будет более позитивно подходить к жизни и воспринимать неудачи как временные неудачи, а не как личные недостатки.

Тони Роббинс, всемирно известный оратор и тренер по мотивации, сказал, что « Постановка целей — это первый шаг от превращения невидимого в видимое.

Исследования показали, что, когда мы тренируем свой ум думать о том, чего мы хотим от жизни, и работаем над достижением этого, мозг автоматически перестраивается, чтобы получить идеальное представление о себе и сделать его неотъемлемой частью нашей личности.Если мы достигаем цели, мы достигаем ее выполнения, а если нет, наш мозг продолжает подталкивать нас, пока мы не достигнем ее.

Психологи и исследователи психического здоровья связывают цели с более высокой предсказуемостью успеха по следующим причинам:

Цели связаны с ценностями

Эффективные цели основываются на высоких ценностях и этике. Так же, как цели С-М-А-Р-Т-Е-Р, они помогают человеку понять свои основные ценности, прежде чем приступать к постановке целей для достижения успеха.Исследования показали, что чем больше мы согласовываем наши основные ценности и принципы, тем больше вероятность того, что наши целевые планы принесут пользу. (Кирнс)

Цели связывают нас с реальностью

План практических целей требует проверки на практике. Мы осознаем свои сильные и слабые стороны и выбираем действия, соответствующие нашим возможностям. Например, хороший оратор должен ставить перед собой цель процветать как оратор, а выразительный писатель должен стремиться к успеху как автор.

Осознание наших способностей и их принятие — жизненно важный аспект постановки целей, поскольку это дает место для самоанализа и помогает установить реалистичные ожидания от самих себя.

Цели требуют самооценки

Успешное достижение поставленных целей — явный показатель нашего успеха. Когда мы достигли поставленных перед собой целей, нам не нужно одобрение со стороны других. Объем самооценки повышает уверенность в себе, эффективность, уверенность в своих силах и дает нам мотивацию продолжать ставить практические цели на всех последующих этапах жизни.

4 шага к успешной постановке целей

1. Составьте план

Первый шаг к успешной постановке целей — блестящий план.Определение наших целей по нашим сильным сторонам, устремлениям и привязанностям — отличный способ построить рабочую программу. План облегчает формирование привычки — мы знаем, на чем сосредоточить внимание и как выполнять действия.

2. Изучите ресурсы

Чем больше мы узнаем о постановке целей и их преимуществах, тем легче нам будет их придерживаться. Мы можем начать наращивать нашу базу знаний, воспользовавшись советами экспертов, поговорив с руководителями на рабочем месте или участвуя в самооценке.

Оценки и взаимодействие помогают нам осознать пробелы в знаниях и обучиться в соответствующих областях.

3. Подотчетность

Важнейшим условием постановки целей является подотчетность. Мы, как правило, работаем лучше, когда за нами присматривают, например, легче нарушить диету или пропустить спортзал, когда мы делаем это в одиночку.

Но в тот момент, когда мы объединяемся в пары или у нас появляется тренер, который проведет нас через этот процесс, у нас повышаются шансы, что мы будем придерживаться целей и преуспеть в них.

4. Используйте награды и отзывы

Вознаграждение себя за наши усилия и достижения делает для нас более комфортным выполнение плана. Менеджеры, которые регулярно предоставляют обратную связь своим сотрудникам и товарищам по команде, лучше работают в своих командах, чем те, кто не взаимодействует с сотрудниками по поводу их прогресса.

Как постановка целей используется в психологии?

Постановка целей дает нашему разуму возможность представить свое идеальное будущее таким, каким мы хотим видеть себя в ближайшие годы.Понимая наши желания и потребности, мы осознаем нашу реальность и можем устанавливать разумные ожидания.

Постановка целей влияет как на внутреннюю, так и на внешнюю мотивацию, поэтому большинство успешных спортсменов и бизнес-профессионалов полагаются на продуманный план действий, прежде чем погрузиться в какую-либо работу.

Есть много примеров того, как постановка целей эффективно используется в качестве психологического вмешательства.

Например:

  • Популярные терапевтические практики, такие как КПТ или Управление гневом, часто используют еженедельные планировщики целей или графики, чтобы фиксировать прогресс клиентов и помогать им отслеживать упражнения, которые они должны выполнять дома.Даже в детской терапии консультанты часто используют диаграммы настроения или устанавливают еженедельные упражнения для ребенка и дают ребенку положительное подкрепление при их выполнении.
  • Практически все учебные заведения сегодня согласны с тем, что постановка четких целей помогает учащимся реализовать свои сильные стороны и работать над их достижением. Это повышает их уверенность в себе и позволяет им определять более широкие цели в жизни.
  • Постановка целей как личная привычка также помогает смотреть в будущее.Постановка личных целей может быть такой же простой, как ведение ежедневного списка дел или предварительное планирование карьерного роста. Поскольку у нас есть четкое видение конечных целей, нам становится легче продвигаться к ним.

Типы целей

В психологии есть три основных типа целей:

  1. Цели процесса
    Это те, которые связаны с выполнением планов. Например, ходить в спортзал утром или вовремя принимать добавки для здоровья и повторять одно и то же действие каждый день — это цель процесса.Главное — сформировать привычку, которая в конечном итоге приведет к успеху.
  2. Цели Производительность
    Эти цели помогают в отслеживании прогресса и дают нам повод для продолжения напряженной работы. Например, занятия не менее 6 часов в день или тренировки не менее 30 минут в день могут помочь нам в количественной оценке наших усилий и измерении прогресса.
  3. Конечные цели
    Конечные цели — это успешное выполнение целей процесса и производительности.Они позволяют нам видеть перспективу и помогают сосредоточиться на более широкой картине. Примеры целей по результату могут включать в себя победу в спорте, потерю желаемого веса или получение высшего ранга в школе.

Модель постановки целей E-E-E

Модель постановки целей E-E-E была упомянута в журнале, опубликованном Американской психологической ассоциацией (APA). Это личностно-ориентированный подход, который описывает, как успешная дорожная карта способствует осуществлению изменений.

Автор Новак К. заявил, что постановка целей обеспечивает успех, служа трем целям:

  1. Просвещение нас
    Обеспечение значимого понимания наших способностей и слабостей и помощь в расстановке приоритетов в наших целях в зависимости от наших потребностей.
  2. Воодушевляет нас
    Это дает мотивацию и мужество для достижения целей и эффективного выполнения планов.
  3. Поддерживая нас
    Постановка целей позволяет нам достичь баланса между нашим настоящим и идеальным «я».Реализуя цели и преуспевая в этом, мы восстанавливаем уверенность в себе, социальную поддержку и можем оценить свои достижения.

Постановка целей и позитивная психология

Цели направляют наши действия и открывают нам множество новых возможностей. Они помогают нам придерживаться соответствующих занятий и избавляться от того, что не имеет отношения к достижению цели.

Исследования и открытия Мартина Селигмана в области позитивной психологии были направлены на то, чтобы сместить фокус психологии с проблем на решения.В его работах особое внимание уделялось вмешательствам, которые повысят производительность менеджеров и помогут лидерам улучшить свою работу в целом (Luthans, 2002).

Позитивная психология включает в себя принципы целеполагания несколькими способами:

  • Он совершает определенный набор действий для постановки целей.
  • Прежде чем ставить цели, он учитывает индивидуальную этику и основные ценности.
  • Он соотносит действия с индивидуальными способностями и сильными сторонами характера.
  • В нем есть место для самоанализа и понимания своих мыслей, эмоций и восприятий.
  • Это помогает в постановке реалистичных целей и ожиданий, тем самым повышая уверенность в себе и энергию за счет выполнения задач.

Профессор Гэри П. Лэтэм (Университет Торонто) подчеркнул роль позитивной психологии и ее взаимосвязь с целеполаганием в своей новаторской работе по жизненным целям и психологии. Он упомянул, что оптимистичные люди обладают сильным чувством собственного достоинства, которое помогает им получать мотивацию для постановки целей и расширять их для самосовершенствования.

По словам Лэтэма, позитивная психология пересекается с постановкой целей в том смысле, что она призывает к развитию самоэффективности и созданию чувства господства над нашим внутренним и внешним окружением.

Автор Дуг Смит в своей знаменитой книге « Сделайте успех измеримым! Книга мыслей для постановки целей и выполнения действий »отметила, что для успешной постановки целей в основном нужно задать себе три вопроса:

  • Насколько важна для нас цель?
  • Насколько мы уверены в достижении цели?
  • Насколько цель соответствует нашим основным ценностям и убеждениям?

Смит сказал, что успешные лидеры и профессионалы в области управления используют этот систематический подход, когда стремятся к достижению целей, и используют элементы позитивной психологии, такие как оптимизм, замена мыслей, сила и устойчивость.

Возникающая область позитивной психологии обеспечивает более прочную основу для эффективного целеполагания и управления.

Взгляд на теорию постановки целей

Теория постановки целей Эдвина Локка (1968) ответила на все, казалось бы, важные вопросы о важности целей для успешной жизни. Первым делом Локка было установить способность ставить точные и измеримые цели.

Он считал, что вместо того, чтобы сосредотачиваться на общих результатах, профессиональная постановка целей и управление должны сосредоточиться на тщательности выполнения задач и достижении конкретных целей для каждой области достижения.Теория постановки целей, разработанная Локком, дала толчок к повышению производительности и достижению результатов.

Принципы теории Локка

Теория постановки целей Локка — это дорожная карта для сегодняшней мотивации на рабочем месте и навыков для ее построения. В своем аргументе он упомянул, что эффективное целеполагание напрямую способствует производительности и повышает удовлетворенность сотрудников на всех профессиональных уровнях.

Локк считал, что существует пять ключевых принципов постановки целей:

  1. Ясность — Насколько конкретна и всеобъемлющая цель.
  2. Challenge — Насколько сложна цель и в какой степени она требует от нас расширения наших возможностей.
  3. Обязательства — Насколько мы посвящены достижению цели и какую ценность это приносит нам.
  4. Обратная связь — Как наши достижения воспринимаются и признаются другими. Положительная обратная связь увеличивает удовлетворение после достижения цели.
  5. Сложность — Сложность задач, которые нам нужно выполнить для достижения конечной цели.

Основные концепции теории постановки целей

Локк сказал, что есть четыре основных компонента цели, которые делают ее полезной. Это ключевые аспекты, о которых мы должны помнить, прежде чем приступить к реализации плана.

1. Сложность

Сложные цели предполагают более значительные достижения. Простые и удобные цели редко бывают продуктивными, поскольку для их достижения нам не нужно использовать большую часть наших способностей.

Хотя при выборе цели мы можем избегать выбора более сложных, трудные цели, несомненно, более мотивируют, заряжают энергией и приносят удовлетворение после достижения.

2. Специфика

Конкретные цели подразумевают более определенную постановку задачи. Прежде чем устанавливать план целей, мы должны четко представлять себе результаты и то, в какой части нашей личной или профессиональной жизни будет улучшено достижение цели.

Видение результата укрепляет наши намерения и помогает сосредоточиться.

3. Напоминания о наградах

Локк подчеркнул важность следования вдохновляющим размышлениям и мотивационным речам для достижения целей.Он сказал, что человеческий разум слишком привык получать напоминания из своей внутренней или внешней среды, когда он сталкивается с недостатком чего-либо.

Например, недостаток пищи или воды вызван чувством голода и жажды, которые побуждают нас снова достичь равновесия. Но с профессиональными целями или жизненными целями не будет абсурдным терять мотивацию, если мы не будем постоянно напоминать себе, почему мы должны ее достигать.

4. Эффективность цели

Успех теории Локка обязан ее беспощадному практическому подходу.Упоминая о предвзятости оптимизма, по его мнению, Локк сказал, что мы часто склонны выбирать цели, которые нас временно волнуют.

Например, мы можем выбрать профессию, соблазнившись ее финансовой выгодой, не замечая того тяжелого труда, который нам нужно будет приложить, чтобы пользоваться преимуществами. В результате мы, вероятно, потеряем мотивацию и потеряем приверженность после того, как погрузимся в реальность работы.

Таким образом, прежде чем ставить цели, важно, чтобы мы выбирали только те, которые действительно приносят нам вознаграждение, независимо от того, сколько нам нужно приложить для этого.

Психологические исследования и исследования по постановке целей

Постановка целей — это область психологии, корни которой лежат в научных данных и эмпирических данных. Это гибкая теория, которая открыта для модификаций в соответствии с меняющимися временами, но служит цели:

  1. Максимальный успех.
  2. Минимизация неудач и разочарований.
  3. Оптимизация личных способностей (Латам и Локк, 2007)

Исследование влияния постановки целей на спортивную реабилитацию и тренировку показало, что группы, которые следовали твердому плану действий, были более подготовлены, имели более высокую самоэффективность и были более организованными в своем подходе.

В экспериментальной популяции было три группы, только одна из которых получила целеполагающее вмешательство. Постэкспериментальные измерения показали, что существует значительная разница в уровнях духа и мотивации между группой, которая получила вмешательства по постановке целей, и двумя другими группами.

Исследование Джорджа Уилсона « Ценностно-ориентированный подход к постановке целей и планированию действий » также привело к некоторым революционным открытиям. Он основал обзор семи практик, упомянутых Селигманом в своем исследовании позитивной психологии и целеполагания.

Уилсон назвал их «ключевыми выводами» и призвал организации учитывать эти семь основных моментов при разработке своих программ управления целями:

1. Приверженность ценностям

Уилсон сформулировал пять основных ценностей, используя контрольный список на основе ценностей. Его исследование показало, что когда при постановке целей делается акцент на основных ценностях, это увеличивает вероятность достижения успеха в соответствии с целевым планом.

Он назвал пять основных ценностей: честность, ответственность, справедливость, надежда и достижения.

2. Согласование целей и ценностей

Уилсон поставил цели в своем исследовании на основе основных ценностей, так что каждая цель удовлетворяет по крайней мере одну или несколько целей, упомянутых выше. Результаты показали, что цели, которые были связаны с ценностями, доставили участникам большее удовлетворение, чем те, которые не были.

3. Сильные стороны характера и действия

В открытиях Селигмана четко сказано, что при постановке целей и достижении необходимо учитывать сильные стороны характера человека.

При отсутствии мировоззрения персонажа остается шанс выбрать действия, которые слишком просты или слишком сложны для выполнения человеком. Уилсон расширил свое исследование на основе этого открытия и использовал инвентарь «Ценности в действии» (VIA), чтобы исключить сильные стороны и способности участников, прежде чем выбрать для них правильные цели.

4. Уверенность в себе

Исследование позитивной психологии постановки целей показало, как уверенность и цели дополняют друг друга.Исследование Уилсона включало регулярные самопроверки в течение одного года после опроса, чтобы изучить уровень уверенности в себе респондентов и определить его влияние на их достижения.

5. Настойчивость

Частые исследования в форме самооценки, интервью или обратной связи важны для определения того, соответствуют ли участники своим целям. Селигман и его коллеги считали настойчивость и последовательность чрезвычайно важными для успешного выполнения поставленных планов.

6. Реалистичный прогноз

Невозможно переоценить важность установления реалистичных ожиданий, говоря об успешном постановке целей. Исследование Уилсона по постановке целей побудило участников пройти тест на оптимизм Селигмана, чтобы получить представление о самовосприятии, и следовало трем подходам, чтобы поддерживать оптимистичный взгляд на участников:

  1. Отделение фактов от негативных мыслей и размышлений.
  2. Поощрение позитивного разговора с самим собой в группах.
  3. Использование по крайней мере одного положительного утверждения в каждом из еженедельных отчетов, где он упоминает целевые планы и цели, связанные с ними.

7. Самоустойчивость

Уилсон предположил, что измерение коэффициента устойчивости (RQ) участников перед тем, как ставить перед ними цели, является отличной идеей для оптимизации успеха и обеспечения счастья. После введения респондентам шкал устойчивости постановка целей и постановка задач стали более доступными и гарантировали лучшие результаты.

3 интересных результата исследований

1. Исследование взаимосвязей между участием сотрудников, индивидуальными различиями и постановкой целей

Якул и Латам опубликовали это исследование в 1978 году, в котором они исследовали взаимосвязь между постановкой целей и индивидуальными личностными факторами.

В течение 10 недель 41 участник получил планы целей, которые были установлены руководителями или выбраны самими участниками, и результаты показали, что:

  1. Участники с трудными целями добились большего успеха, чем другие.
  2. Участники с более высокой самооценкой лучше справились с заданиями.
  3. Участники с большим пониманием того, почему цель была им необходима, имели больше шансов на успех с целевыми планами.

2. Исследование по постановке целей доктора Гейл Мэтьюз (2015)

Исследование, проведенное доктором Гейл Мэтьюз из Доминиканского университета, стремилось найти доказательства утверждений Гарвардской школы бизнеса о том, что хорошо спланированные и хорошо написанные цели влияют на успеваемость и достижения студентов.

В этом исследовании приняли участие 267 участников из предприятий и профессиональных сетевых групп. Затем эти участники были разделены на пять групп:

человек.
  • Первая группа не ставила целей и не имела конкретных планов.
  • Вторая группа поставила цели, но не подготовила план их выполнения.
  • Третья группа подготовила четко определенные цели и планы действий по их достижению.
  • Четвертая группа подготовила четко определенные цели и планы действий, а затем отправила их поддерживающему другу.
  • Пятая группа подготовила четко сформулированные цели и планы действий, а затем отправила их другу, который вас поддерживал, вместе с еженедельными отчетами о ходе работы.

Результаты показали, что пятая группа, чьи цели были записаны с конкретными планами действий и опирались на поддержку друга, чтобы привлечь их к ответственности, достигла значительно большего, чем все другие группы. Это исследование призвано подчеркнуть преимущества написания целей и планов действий, а также преимущества публичной приверженности и подотчетности как движущих сил достижения целей и успеха в жизни.

3. Исследование успеха и целей

Это было исследование, ориентированное на небольшие предприятия, в котором изучалось, как постановка целей и предпринимательские качества влияют на продуктивность сотрудников и общий успех организации. Результаты показали важность маркетинговых способностей руководителя организации, чтобы иметь значительное влияние на планы компании по постановке целей (Телл, 2009).

3 Практические примеры постановки целей

1.Пример из практики Эмили ван Зонненберг

Эмили Зонненберг, позитивный психолог и тренер по вопросам счастья, представила свой пример из жизни студентов, чтобы объяснить важность наличия целей в жизни.

Целевой группой ее исследования были молодые люди, не имеющие психологического образования. Она упомянула о начале каждой сессии с позитивных вмешательств, таких как краткая медитация, внимательность и планирование задач, и призвала своих испытуемых ежедневно записывать лакомые кусочки этих позитивных вмешательств.

Через некоторое время Эмили обнаружила, что люди, которые вели подробный учет своих ежедневных целей и соответствующим образом планировали свои задачи, были более продуктивными, менее скучными и демонстрировали признаки более высокого самодовольства, чем другие.

Далее она упомянула, что задавала себе такие вопросы, как « Что ты собираешься делать сегодня? »или« . Чего вы хотите добиться в жизни? »и т. Д., Может прояснить нашу мотивацию и помочь более эффективно ставить наши цели.

Хотя ее исследование было нацелено только на определенную возрастную группу, результаты действительны для людей разного возраста и профессионального опыта.

2. Пример постановки целей Редмонд

Это тематическое исследование было основано на профессиональной постановке целей и использовании целей S-M-A-R-T-E-R для достижения успеха. Следуя критическим выводам книги Джонса и Джорджа « Contemporary Management », исследователь Брайан Ф. Редмонд предложил участникам поставить перед собой разумные цели и регулярно сообщать о своем прогрессе руководителям (Redmond, 2011).

Один участник исследования, Джон, получил План профессионального развития (PDP), направленный на развитие его потенциала и максимизацию его достижений.PDP позволил ему внимательно оценить сильные стороны своего характера и определить области, которые нуждались в улучшении.

Джон ставил цели, основываясь на своих способностях, и продолжал сообщать о своем прогрессе и выполнении задач своим руководителям, которые продолжали расширять и изменять цели в зависимости от того, были ли они достигнуты.

Это индивидуальное тематическое исследование подтвердило роль постановки разумных целей в достижении успеха и развитии личных навыков.

3.Пример постановки целей Хардин

Дидра Хардин опубликовала ценный сборник увлекательных тематических исследований по постановке целей и успеху на разных организационных уровнях.

Из серии исследований заслуживает упоминания одно тематическое исследование эффективности целеполагания на военной службе.

Руководитель группы командирского отряда, отвечавший за обучение более ста солдат, отвечал за обеспечение того, чтобы члены его команды соответствовали физическим, систематическим и оперативным требованиям лучших в своей области.Цели, которые командующий ставил перед своей армией, во многом были связаны с физической подготовкой и умными целями, которые помогли бы его команде достичь того же.

Хардин сказал, что причиной того, что командир преуспел в создании быстрых целей для своих команд, была его интуиция и понимание точных требований к команде.

Продолжая исследование, авторы исследования заявили, что для успешного построения плана целей, который может гарантировать удовлетворение как администратора, так и респондента, жизненно важно понимать, что именно нужно команде и как цели могут помочь им в этом. .

Кроме того, исследование также показало, что постановка целей может стать успешной только после того, как результаты будут проанализированы и проконтролированы властями или самими участниками (Hollenbeck & Klein, 1987).

Постановка целей и мозг: взгляд на неврологию

Постановка целей повышает наше систолическое артериальное давление (САД), что заставляет нас с готовностью действовать в соответствии с ним (Granot, Stern, and Balcetis, 2017). Когда цель непростая, но все же достижимая, SBP получает усиленный всплеск, который увеличивает наше рвение действовать и достигать ее.

Невозможные или сложные цели, или те, которые заставляют нас сомневаться в наших способностях, связаны с низким систолическим давлением и не дают толчка к готовности к действию. Обширные исследования показали, как нейронные связи и деятельность мозга повышают нашу мотивацию для постановки и достижения целей.

Например, медиальная префронтальная кора (MPFC) отвечает за текущую ориентацию процесса постановки целей. Активация MPFC позволяет нам думать о том, что нам нужно сделать прямо сейчас для достижения наших целей, и мы соответственно устанавливаем цели.

Если цель кажется слишком далекой или слишком ориентированной на будущее, активация MPFC значительно снижается, поэтому мы можем потерять интерес к достижению целей или потерять видение того, что могло бы быть наилучшим способом их достижения.

Обычно цели — это инциденты, которые еще не произошли с нами, но мы хотим, чтобы они произошли. А поскольку они не могут возникнуть сами по себе, мы следуем набору правил или плану, чтобы гарантировать достижение. (Balcetis, & Dunning, 2010).

Чувство борьбы и проверки силы, которое включает в себя процесс постановки целей, делает его таким привлекательным для нас.Например, основной движущей силой или внутренней мотивацией, которая заставляет нас преуспевать в новом или сложном задании, является способность продемонстрировать и подтвердить свои навыки (McClelland, 1985).

Таким образом, прежде чем мы приступим к постановке целей, важно понять лежащие в основе нейрохимические изменения, которые вызывают эту мотивацию продолжать гореть.

RAS и постановка целей

Ретикулярная активирующая система (РАС) — это часть мозга, которая играет решающую роль в регулировании наших действий по постановке целей.РАС — это кластер клеток, расположенный в основании мозга, который обрабатывает все информационные и сенсорные каналы, связанные с вещами, которые сейчас требуют нашего внимания.

Интересным фактом об активации RAS является то, что она дает нам признаки. Например, человек, чьей целью является создание семьи, скорее всего, увидит вокруг себя больше пар и семей.

Это происходит из-за активации RAS. РАС знает, что именно на это человек обращает внимание в данный момент, и поэтому он предпочитает регистрировать только связанную с этим информацию.

Прежде чем принять решение о создании семьи, РАН, естественно, отфильтровал бы любую такую ​​информацию. Человек, возможно, раньше видел так много пар, проходящих мимо него, но никогда особо не обращал на них внимания, пока не решил сам пожениться. (Альварес и Эмори, 2006).

Ретикулярная активация действует двояко, когда дело доходит до постановки целей:

1. Написание целей

RAS активируется простым актом, когда наши цели записываются ручкой и бумагой.Видение наших целей, написанных ясными словами перед нами, ощущение прикосновения пера или участие в мыслительном процессе написания целей запускают функции РАС и гарантируют, что мы добьемся этого.

2. Планирование целей

Искусство воображения необходимо, когда дело касается постановки целей. Исследования показали, что люди, которые способны визуализировать свои цели, прежде чем определять свои действия, имеют более высокую активацию на уровне мозга.

Неоднократное воображение успеха и напоминание себе о наших целях поддерживает постоянную стимуляцию в RAS и способствует эффективному постановке целей (Berkman, Lieberman, 2009).

Активация RAS помогает сосредоточить внимание на той части информации, которая связана с целями, которых мы стремимся достичь.

Неврологи, занимающиеся наукой о постановке целей, доказали, что мозг не может отличить реальность от воображаемой реальности. Итак, когда мы представляем себе картину цели, которую хотим достичь, ум начинает верить, что она реальна.

В конце концов, мозг начинает побуждать нас предпринимать действия для создания состояния, и, следовательно, постановка целей становится успешной.

Сообщение о возвращении домой

Как гласит известная поговорка: « Начни с конца. ”Самым важным аспектом постановки целей является построение эффективного плана.

Если мы ставим цели на основе сильных сторон нашего характера, основных ценностей, уровня мотивации и обязуемся придерживаться плана до тех пор, пока не достигнем цели, мы не сможем ее достичь.

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать наши три упражнения для достижения целей бесплатно.

Если вы хотите помочь другим добиться успеха в жизни, наш Мастер-класс по мотивации и достижению целей © представляет собой комплексный шаблон обучения для практиков, который содержит все необходимое, чтобы помочь вашим клиентам достичь своих целей и овладеть методами повышения мотивации.

  • Доран, Г. Т. (1981). «Есть S.M.A.R.T. Как написать цели и задачи руководства », Management Review, Vol. 70, Issue 11, pp. 35-36.
  • https: //journals.sagepub.com / doi / abs / 10.1111 / j.1467-8721.2006.00449.x
  • https://econtent.hogrefe.com/doi/abs/10.1027/1016-9040.12.4.290
  • https://gbr.pepperdine.edu/2010/08/the-positive-psychology-approach-to-goal-management/
  • https://drive.google.com/file/d/0BwtuTxvmFPGTTTZjNzJ2SWtMYjA/view
  • https://cpb-us-e1.wpmucdn.com/blogs.uoregon.edu/dist/1/172/files/2017/04/NeuroGoals_Berkman-13b1r9h.pdf
  • Кляйнгельд А., ван Мирло Х. и Арендс Л. (2011). Влияние постановки целей на результативность группы: метаанализ. Журнал прикладной психологии, 96 (6), 1289-1304.
  • Локк, Э. А., и Лэтэм, Г. П. (2006). Новые направления в теории целеполагания. Текущие направления в психологической науке, 15 (5), 265-268.
  • Мэтьюз Г. (2015). Резюме исследования цели. Доклад, представленный на 9-й ежегодной международной конференции отдела психологических исследований Афинского института образования и исследований (ATINER), Афины, Греция.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *