Речь внешняя и внутренняя: Виды речи. Внешняя и внутренняя. | net22.ru – Внутренняя речь — психология

Автор: | 20.04.2020

Речь внешняя и внутренняя

Из различных методов сокращения артикуляции наиболее эффективным является метод центральных речевых помех, или метод аритмического постукивания. Этот метод разработан Н.И. Жинкиным и использован им при исследовании закономерностей внутренней речи. Понятие внутренней речи для нас очень важно, поэтому давайте разберемся более подробно с тем, что же такое внутренняя речь. АА Леонтьев считает, что «внутренняя речь – это речь, которая обслуживает только мышление и не служит, как другие виды речи, целям общения. Классический пример внутренней речи можно встретить в любом классе любой школы в тот момент, когда учитель открывает журнал, чтобы начать опрос. Он говорит в раздумье (обычно про себя, по иногда вслух): „Александрова я уже спрашивал вчера… Белова только что пришла после болезни… Васильева спрошу в следующий раз…“

«Обычно про себя, а иногда и вслух», – сказали мы. Вы, вероятно, тоже припомните случаи, когда, решая сложную мыслительную задачу, и вы начинали рассуждать ВСЛУХ. Кстати (в подтверждение теории умственных действий), маленький ребенок совершенно не умеет рассуждать про себя: всякое рассуждение он старается производить во всеуслышание, чем иногда крайне смущает взрослых. Внутренняя речь всегда развивается из речи внешней. Многие психологи думают даже, что внутренняя речь – это скрытая форма внешней речи, т. е. что мозг продолжает подавать необходимые сигналы в губы, гортань и другие органы речи, но эти сигналы слишком слабы, чтобы заставить язык произносить слова.

НИ.Жинкин доказал, что чаще всего внутренняя речь вообще перестает быть речью:

мы начинаем оперировать не речевыми единицами – звуками, словами, предложениями, а зрительными образами, обобщенными схемами и т. д. Доказывается это очень простым способом, с помощью ритмическою постукивания. Суть в том, что внешняя речь развертывается во времени: слова произносятся последовательно, одно за другим, на каждое тратится доля секунды, различная доля, в зависимости от длины слова. Так вот, когда человек говорит вслух, ему трудно монотонно постукивать, он сбивается с ритма. Когда человек читает, он тоже мысленно произносит слова и тоже сбивается. Но в большинстве случаев постукивание не мешает и само тоже не нарушается: значит, внутренняя речь не развертывается во времени, как внешняя. Иначе говоря,

речь как бы растворяется в мышлении человека, порождая в нем, правда, то, чего раньше не было, – образы и схемы. Происходит процесс формирования новой системы перекодирования. Эта система обеспечивает при чтении текста его полноценное понимание уже не за счет проговаривания и внутреннего прослушивания каждого слова, а принципиально иным способом, основанным на использовании ярких наглядных образов.

Как научиться читать молча

Итак, только сокращение артикуляции обеспечивает настоящее быстрое чтение. Как же освоить, сформировать новый способ чтения? Мы предлагаем вам изучить и затем многократно выполнить упражнение, которое мы назвали «выстукивание ритма». Суть его в следующем. Читая про себя, вы выстукиваете кистью руки специальный ритм, не соответствующий обычной ритмике русской речи. Он включает в себя двухтактное постукивание с четырьмя ударными элементами в первом такте и двумя во втором и со значительным усилением удара на первом элементе каждого такта.

Постоянно слышимый аритмический рисунок акустического воздействия разрушает привычный ритм естественных мелодических речедвижений при чтении русского текста, т. е. становится помехой для любой артикуляции – и внешней, и внутренней. Помеха возникает оттого, что слова в русском языке, составляющие речевой поток, обладают разноместным ударением.

Главная особенность этого метода в том, что на деятельность речевых органов (губы, язык, глотка, гортань) непосредственно никакого воздействия не оказывается, все механизмы речеобразования остаются свободными. При выстукивании рукой специального ритма в коре головного мозга возникает зона индуктивного торможения, которая делает невозможным произнесение читаемых слов, т. е. сокращает периферическую артикуляцию из центра. Чтобы разобраться в том, как это происходит, посмотрим, какие зоны мозга управляют процессами речи и ее пониманием.

В 1861 г. французский ученый П. Брока обнаружил, что при поражении мозга в области второй и третьей лобных извилин.(рис. 14) человек перестает членораздельно говорить и издает лишь бессвязные звуки, хотя сохраняет способность понимать, то, что говорят другие. Здесь находится речевая моторная зона, или зона Брока. У пишущих правой рукой она находится в левом полушарии мозга, у левшей в большинстве случаев – в правом.

Слуховая область

В 1874 г. другой французский ученый Э. Вернике установил зону сенсорной речи. Поражения верхней височной извилины приводят к тому, что человек слышит слова, но перестает их понимать. Здесь учитываются логические связи слов с предметами и действиями, которые слова обозначают. При этом больной может механически повторять слова, не понимая их смысла. Такую зону мозга назвали зоной Вернике.

В зоне Вернике, как в своеобразной картотеке, хранятся все усвоенные в течение жизни человека звуковые образы слов. Конечно, они находятся там не в виде цепочки закодированных слов (такое хранение неэкономично), а в виде так называемых нейронных следов звуковых образов. Всю жизнь человек пользуется этой картотекой. Для нормальной работы мозга большое значение имеют мышечные ощущения, возникающие при артикуляции. Для быстрого же чтения сокращение артикуляции – обязательное условие. Очевидно, для его выполнения необходимо найти средство воздействия на

зону Брока в процессе чтения, с тем чтобы преградить путь управляющим импульсам, поступающим из этой зоны для формирования артикуляции.

Как установили ученые, движения пальцев рук в ходе развития человека оказались тесно связанными с речью. Исследования ленинградского профессора М. Кольцовой показали, что речевая деятельность у детей частично развивается и под влиянием импульсов, поступающих от пальцев рук Наблюдая детей в возрасте 10–12 месяцев, она установила, что их речь, образно говоря, находится на кончиках пальцев.

Известно, что речь-вторая сигнальная система и она нам от рождения не дана. Если ребенка не учить говорить, он будет немым. М. Кольцова рекомендует специальные упражнения для тренировки пальцев рук детей б-7-месячного возраста. В результате ребенок гораздо раньше начинает произносить полные слова, обычно трудные для этого возраста. Таким образом, существует прямая связь между движением руки и произнесением слов. Значит, здесь есть постоянное функциональное взаимодействие предметной и речевой информации, которое объяснено И. Павловым как взаимодействие первой (предметной) и второй (речевой) сигнальных систем.

Приведем примеры трех различных способов коммуникации:

зрительного, слухового, двигательного.

Представьте себе, что вы беседуете с приятелем, который пришел к вам по делу. Обсудив все вопросы, вы распрощались с ним. И вдруг вспомнили, что забыли сказать нечто важное. Нужно вернуть его. Как это сделать, используя каждый из названных способов коммуникации?

Зрительный . Быстро набросав фломастером плакатик:

«Вернись, пожалуйста!», вы выходите на балкон и показываете его приятелю, который, выйдя из подъезда, обернулся на прощание помахать рукой. Увидев вас, он удивился странной форме общения, но все же выполнил вашу просьбу.

Слуховой. Выйдя на балкон, вы просто кричите: «Вернись, пожалуйста!»

Двигательный. Выйдя на балкон, вы делаете выразительное движение рукой, призывающее приятеля вернуться.

Итак, три разных способа коммуникации, а результат один —сообщение принято, понято и реализовано. Разобранные примеры – прямая аналогия с чтением. Различие лишь в том, что при чтении мы принимаем сообщения и от нас в принципе зависит, каким способом (в каком коде) этот прием реализовывать: зрительном, слуховом или двигательном. Вместе с тем из всего этого можно сделать вывод: если движения рукой позволяют реализовать речевые коммуникативные действия, то, очевидно, такие движения, безусловно, возбуждают и определенные отделы коры головного мозга, посылая туда соответствующие импульсы. О том, что рука действительно играет большую роль в организации различных функций мозга, можно судить по рис. 15. Здесь показан условный человечек, так называемый гомункулус. Размеры различных частей его тела соответствуют той части коры головного мозга, которая связана с анализом тех или иных ощущений, поступающих в мозг от различных частей тела.

Обратите внимание, какая большая часть коры головного мозга вовлекается в активную деятельность каждый раз, когда кисть руки выполняет определенные действия, например выстукивает ритмы. При этом речедвигательный канал восприятия оказывается занят и пройти по нему встречным нервным импульсам уже нельзя. Теперь представьте себе, что, продолжая движения рукой (выстукивая ритм) и порождая при этом помеху в речедвигательном канале, вы начинаете читать про себя текст. Зону Брока охватывает отрицательная индукция из-за помехи, и канал для прохождения управляющих импульсов закрыт. В этом варианте читать можно только в том случае, если чтение не сопровождается артикуляцией. Как только произносится вслух читаемое слово, ритм сразу же сбивается. И наоборот, пока выстукивается ритм, проговаривать читаемое невозможно: зона Брока заперта, речедвигательный канал закрыт.

Приведенное объяснение, конечно, весьма условно, но оно отражает основную идею метода постукивания: ритмические движения рукой запирают речедвигательный канал, и артикуляция практически становится невозможной. Естественно, возникает вопрос: неужели читающие быстро все время так и постукивают при чтении? Конечно, нет. Достаточно 20 часов почитать с постукиванием ритма, чтобы созрела и окрепла новая программа работы мозга, сформировался новый стереотипный код, обеспечивающий обработку поступающей по зрительному каналу в мозг информации без проговаривания.

Главное в освоении метода – правильно разучить и выстукивать ритм, для чего необходимо вначале внимательно прочитать правила выполнения этого несложного упражнения, затем простучать сам ритм и многократно повторить его. Следует помнить, что эффект метода проявляется только в том случае, если читатель самостоятельно работает с текстом – непрерывно выстукивает ритм и контролирует правильность звучания на слух. Читать текст с выстукиванием можно только после того,

как выучен ритм. Для проверки правильности рисунка ритма надо контролировать его по нотной записи (рис. 16).

Как показывает опыт, при систематическом выполнении упражнений практически все обучающиеся достигают нужного эффекта. Для успешного подавления артикуляции, как правило, достаточно чтения с одновременным выстукиванием ритма в лечение 20 часов. Однако в зависимости от типа нервной системы и других индивидуальных психофизиологических особенностей освоение упражнений протекает у некоторых обучающихся по-разному.

Речь внешняя и внутренняя

Из различных методов сокращения артикуляции наиболее эффективным является метод центральных речевых помех, или метод аритмического постукивания. Этот метод разработан Н.И. Жинкиным и использован им при исследовании закономерностей внутренней речи. Понятие внутренней речи для нас очень важно, поэтому давайте разберемся более подробно с тем, что же такое внутренняя речь. АА Леонтьев считает, что «внутренняя речь – это речь, которая обслуживает только мышление и не служит, как другие виды речи, целям общения. Классический пример внутренней речи можно встретить в любом классе любой школы в тот момент, когда учитель открывает журнал, чтобы начать опрос. Он говорит в раздумье (обычно про себя, по иногда вслух): „Александрова я уже спрашивал вчера… Белова только что пришла после болезни… Васильева спрошу в следующий раз…“

«Обычно про себя, а иногда и вслух», – сказали мы. Вы, вероятно, тоже припомните случаи, когда, решая сложную мыслительную задачу, и вы начинали рассуждать ВСЛУХ. Кстати (в подтверждение теории умственных действий), маленький ребенок совершенно не умеет рассуждать про себя: всякое рассуждение он старается производить во всеуслышание, чем иногда крайне смущает взрослых. Внутренняя речь всегда развивается из речи внешней. Многие психологи думают даже, что внутренняя речь – это скрытая форма внешней речи, т. е. что мозг продолжает подавать необходимые сигналы в губы, гортань и другие органы речи, но эти сигналы слишком слабы, чтобы заставить язык произносить слова. НИ.Жинкин доказал, что чаще всего внутренняя речь вообще перестает быть речью:

мы начинаем оперировать не речевыми единицами – звуками, словами, предложениями, а зрительными образами, обобщенными схемами и т. д. Доказывается это очень простым способом, с помощью ритмическою постукивания. Суть в том, что внешняя речь развертывается во времени: слова произносятся последовательно, одно за другим, на каждое тратится доля секунды, различная доля, в зависимости от длины слова. Так вот, когда человек говорит вслух, ему трудно монотонно постукивать, он сбивается с ритма. Когда человек читает, он тоже мысленно произносит слова и тоже сбивается. Но в большинстве случаев постукивание не мешает и само тоже не нарушается: значит, внутренняя речь не развертывается во времени, как внешняя. Иначе говоря, речь как бы растворяется в мышлении человека,порождая в нем, правда, то,чегораньше не было, – образы и схемы. Происходит процесс формирования новой системы перекодирования. Эта система обеспечивает при чтении текста его полноценное понимание уже не за счет проговаривания и внутреннего прослушивания каждого слова, а принципиально иным способом, основанным на использовании ярких наглядных образов.

Как научиться читать молча

Итак, только сокращение артикуляции обеспечивает настоящее быстрое чтение. Как же освоить, сформировать новый способ чтения? Мы предлагаем вам изучить и затем многократно выполнить упражнение, которое мы назвали «выстукивание ритма». Суть его в следующем. Читая про себя, вы выстукиваете кистью руки специальный ритм, не соответствующий обычной ритмике русской речи. Он включает в себя двухтактное постукивание с четырьмя ударными элементами в первом такте и двумя во втором и со значительным усилением удара на первом элементе каждого такта.

Постоянно слышимый аритмический рисунок акустического воздействия разрушает привычный ритм естественных мелодических речедвижений при чтении русского текста, т. е. становится помехой для любой артикуляции – и внешней, и внутренней. Помеха возникает оттого, что слова в русском языке,составляющие речевой поток, обладают разноместным ударением.

Главная особенность этого метода в том, что на деятельность речевых органов (губы, язык, глотка, гортань) непосредственно никакого воздействия не оказывается, все механизмы речеобразования остаются свободными. При выстукивании рукой специального ритма в коре головного мозга возникает зона индуктивного торможения, которая делает невозможным произнесение читаемых слов, т. е. сокращает периферическую артикуляцию из центра. Чтобы разобраться в том, как это происходит, посмотрим, какие зоны мозга управляют процессами речи и ее пониманием.

В 1861 г. французский ученый П. Брока обнаружил, что при поражении мозга в области второй и третьей лобных извилин.(рис. 14) человек перестает членораздельно говорить и издает лишь бессвязные звуки, хотя сохраняет способность понимать, то, что говорят другие. Здесь находится речевая моторная зона, или зона Брока. У пишущих правой рукой она находится в левом полушарии мозга, у левшей в большинстве случаев – в правом.

Слуховая область

В 1874 г. другой французский ученый Э. Вернике установил зону сенсорной речи. Поражения верхней височной извилины приводят к тому, что человек слышит слова, но перестает их понимать. Здесь учитываются логические связи слов с предметами и действиями, которые слова обозначают. При этом больной может механически повторять слова, не понимая их смысла. Такую зону мозга назвали зоной Вернике.

В зоне Вернике, как в своеобразной картотеке, хранятся все усвоенные в течение жизни человека звуковые образы слов. Конечно, они находятся там не в виде цепочки закодированных слов (такое хранение неэкономично), а в виде так называемых нейронных следов звуковых образов. Всю жизнь человек пользуется этой картотекой. Для нормальной работы мозга большое значение имеют мышечные ощущения, возникающие при артикуляции. Для быстрого же чтения сокращение артикуляции – обязательное условие. Очевидно, для его выполнения необходимо найти средство воздействия на зону Брокав процессе чтения, с тем чтобы преградить путь управляющим импульсам, поступающим из этой зоны для формирования артикуляции.

Как установили ученые, движения пальцев рук в ходе развития человека оказались тесно связанными с речью. Исследования ленинградского профессора М. Кольцовой показали, что речевая деятельность у детей частично развивается и под влиянием импульсов, поступающих от пальцев рук Наблюдая детей в возрасте 10–12 месяцев, она установила, что их речь, образно говоря, находится на кончиках пальцев.

Известно, что речь‑вторая сигнальная система и она нам от рождения не дана. Если ребенка не учить говорить, он будет немым. М. Кольцова рекомендует специальные упражнения для тренировки пальцев рук детей б‑7‑месячного возраста. В результате ребенок гораздо раньше начинает произносить полные слова, обычно трудные для этого возраста. Таким образом, существует прямая связь между движением руки и произнесением слов. Значит, здесь есть постоянное функциональное взаимодействие предметной и речевой информации, которое объяснено И. Павловым как взаимодействие первой (предметной) и второй (речевой) сигнальных систем.

Приведем примеры трех различных способов коммуникации:

зрительного, слухового, двигательного.

Представьте себе, что вы беседуете с приятелем, который пришел к вам по делу. Обсудив все вопросы, вы распрощались с ним. И вдруг вспомнили, что забыли сказать нечто важное. Нужно вернуть его. Как это сделать, используя каждый из названных способов коммуникации?

Зрительный . Быстро набросав фломастером плакатик:

«Вернись, пожалуйста!», вы выходите на балкон и показываете его приятелю, который, выйдя из подъезда, обернулся на прощание помахать рукой. Увидев вас, он удивился странной форме общения, но все же выполнил вашу просьбу.

Слуховой. Выйдя на балкон, вы просто кричите: «Вернись, пожалуйста!»

Двигательный. Выйдя на балкон, вы делаете выразительное движение рукой, призывающее приятеля вернуться.

Итак, три разных способа коммуникации, а результат один –сообщение принято, понято и реализовано. Разобранные примеры – прямая аналогия с чтением. Различие лишь в том, что при чтении мы принимаем сообщения и от нас в принципе зависит, каким способом (в каком коде) этот прием реализовывать: зрительном, слуховом или двигательном. Вместе с тем из всего этого можно сделать вывод: если движения рукой позволяют реализовать речевые коммуникативные действия, то, очевидно, такие движения, безусловно, возбуждают и определенные отделы коры головного мозга, посылая туда соответствующие импульсы. О том, что рука действительно играет большую роль в организации различных функций мозга, можно судить по рис. 15. Здесь показан условный человечек, так называемый гомункулус. Размеры различных частей его тела соответствуют той части коры головного мозга, которая связана с анализом тех или иных ощущений, поступающих в мозг от различных частей тела.

Обратите внимание, какая большая часть коры головного мозга вовлекается в активную деятельность каждый раз, когда кисть руки выполняет определенные действия, например выстукивает ритмы. При этом речедвигательный канал восприятия оказывается занят и пройти по нему встречным нервным импульсам уже нельзя. Теперь представьте себе, что, продолжая движения рукой (выстукивая ритм) и порождая при этом помеху в речедвигательном канале, вы начинаете читать про себя текст. Зону Брока охватывает отрицательная индукция из‑за помехи, и канал для прохождения управляющих импульсов закрыт. В этом варианте читать можно только в том случае, если чтение не сопровождается артикуляцией. Как только произносится вслух читаемое слово, ритм сразу же сбивается. И наоборот, пока выстукивается ритм, проговаривать читаемое невозможно: зона Брока заперта, речедвигательный канал закрыт.

Приведенное объяснение, конечно, весьма условно, но оно отражает основную идею метода постукивания: ритмические движения рукой запирают речедвигательный канал, и артикуляция практически становится невозможной. Естественно, возникает вопрос: неужели читающие быстро все время так и постукивают при чтении? Конечно, нет. Достаточно 20 часов почитать с постукиванием ритма, чтобы созрела и окрепла новая программа работы мозга, сформировался новый стереотипный код, обеспечивающий обработку поступающей по зрительному каналу в мозг информации без проговаривания.

Главное в освоении метода – правильно разучить и выстукивать ритм, для чего необходимо вначале внимательно прочитать правила выполнения этого несложного упражнения, затем простучать сам ритм и многократно повторить его. Следует помнить, что эффект метода проявляется только в том случае, если читатель самостоятельно работает с текстом – непрерывно выстукивает ритм и контролирует правильность звучания на слух. Читать текст с выстукиванием можно только после того,

каквыучен ритм. Для проверки правильности рисунка ритма надо контролировать его по нотной записи (рис. 16).

Как показывает опыт, при систематическом выполнении упражнений практически все обучающиеся достигают нужного эффекта. Для успешного подавления артикуляции, как правило, достаточно чтения с одновременным выстукиванием ритма в лечение 20 часов. Однако в зависимости от типа нервной системы и других индивидуальных психофизиологических особенностей освоение упражнений протекает у некоторых обучающихся по‑разному.

Речь внешняя и внутренняя

Из различных методов сокращения артикуляции наиболее эффективным является метод центральных речевых помех, или метод аритмического постукивания. Этот метод разработан Н.И. Жинкиным и использован им при исследовании законо­мерностей внутренней речи. Понятие внутренней речи для нас очень важно, поэтому давайте разберемся более подробно с тем, что же такое внутренняя речь. АА Леонтьев считает, что «внутренняя речь — это речь, которая обслуживает только мы­шление и не служит, как другие виды речи, целям общения. Классический пример внутренней речи можно встретить в любом классе любой школы в тот момент, когда учитель от­крывает журнал, чтобы начать опрос. Он говорит в раздумье (обычно про себя, по иногда вслух): «Александрова я уже спра­шивал вчера… Белова только что пришла после болезни… Васи­льева спрошу в следующий раз…»

«Обычно про себя, а иногда и вслух», — сказали мы. Вы, ве­роятно, тоже припомните случаи, когда, решая сложную мыс­лительную задачу, и вы начинали рассуждать ВСЛУХ. Кстати (в подтверждение теории умственных действий), маленький ребенок совершенно не умеет рассуждать про себя: всякое рассуждение он старается производить во всеуслышание, чем иногда крайне смущает взрослых. Внутренняя речь всегда развивается из речи внешней. Многие психологи думают даже, что внутренняя речь — это скрытая форма внешней речи, т.е. что мозг продолжает подавать необходимые сигналы в губы, гортань и другие органы речи, но эти сигналы слишком слабы, чтобы заставить язык произносить слова. НИ.Жинкин доказал, что чаще всего внутренняя речь вообще перестает быть речью:

мы начинаем оперировать не речевыми единицами — звуками, словами, предложениями, а зрительными образами, обобщен­ными схемами и т.д. Доказывается это очень простым способом, с помощью ритмическою постукивания. Суть в том, что внешняя речь развертывается во времени: слова произносятся последо­вательно, одно за другим, на каждое тратится доля секунды, различная доля, в зависимости от длины слова. Так вот, когда человек говорит вслух, ему трудно монотонно постукивать, он сбивается с ритма. Когда человек читает, он тоже мысленно произносит слова и тоже сбивается. Но в большинстве случаев постукивание не мешает и само тоже не нарушается: значит, внутренняя речь не развертывается во времени, как внешняя. Иначе говоря, речь как бы растворяется в мышлении человека, порождая в нем, правда, то,чегораньше не было, — образы и схемы. Происходит процесс формирования новой системы перекодирования. Эта система обеспечивает при чтении текста его полноценное понимание уже не за счет проговаривания и внутреннего прослушивания каждого слова, а принципиально иным способом, основанным на использовании ярких нагляд­ных образов.

Как научиться читать молча

Итак, только сокращение артикуляции обеспечивает на­стоящее быстрое чтение. Как же освоить, сформировать новый способ чтения? Мы предлагаем вам изучить и затем многократно выполнить упражнение, которое мы назвали «выстукивание ритма». Суть его в следующем. Читая про себя, вы выстукиваете кистью руки специальный ритм, не соответствующий обычной ритмике русской речи. Он включает в себя двухтактное посту­кивание с четырьмя ударными элементами в первом такте и двумя во втором и со значительным усилением удара на первом элементе каждого такта.

Постоянно слышимый аритмический рисунок акустичес­кого воздействия разрушает привычный ритм естественных мелодических речедвижений при чтении русского текста, т.е. становится помехой для любой артикуляции — и внешней, и внутренней. Помеха возникает оттого, что слова в русском языке,составляющие речевой поток, обладают разноместным «ударением.

Главная особенность этого метода в том, что на деятельность речевых органов (губы, язык, глотка, гортань) непосредственно никакого воздействия не оказывается, все механизмы речеобразования остаются свободными. При выстукивании рукой специального ритма в коре головного мозга возникает зона индуктивного торможения, которая делает невозможным про­изнесение читаемых слов, т. е. сокращает периферическую артикуляцию из центра. Чтобы разобраться в том, как это про­исходит, посмотрим, какие зоны мозга управляют процессами речи и ее пониманием.

В 1861 г. французский ученый П. Брока обнаружил, что при поражении мозга в области второй и третьей лобных извилин .(рис. 14) человек перестает членораздельно говорить и издает лишь бессвязные звуки, хотя сохраняет способность понимать , то, что говорят другие. Здесь находится речевая моторная зона, или зона Брока. У пишущих правой рукой она находится в левом полушарии мозга, у левшей в большинстве случаев — в правом.

Слуховая область

В 1874 г. другой французский ученый Э. Вернике установил зону сенсорной речи. Поражения верхней височной извилины приводят к тому, что человек слышит слова, но перестает их понимать. Здесь учитываются логические связи слов с пред­метами и действиями, которые слова обозначают. При этом больной может механически повторять слова, не понимая их смысла. Такую зону мозга назвали зоной Вернике.

В зоне Вернике, как в своеобразной картотеке, хранятся все усвоенные в течение жизни человека звуковые образы слов. Конечно, они находятся там не в виде цепочки закодированных слов (такое хранение неэкономично), а в виде так называемых нейронных следов звуковых образов. Всю жизнь человек поль­зуется этой картотекой. Для нормальной работы мозга большое значение имеют мышечные ощущения, возникающие при ар­тикуляции. Для быстрого же чтения сокращение артикуляции — обязательное условие. Очевидно, для его выполнения необходимо найти средство воздействия на зону Брокав про­цессе чтения, с тем чтобы преградить путь управляющим импульсам, поступающим из этой зоны для формирования артикуляции.

Как установили ученые, движения пальцев рук в ходе разви­тия человека оказались тесно связанными с речью. Исследова­ния ленинградского профессора М. Кольцовой показали, что речевая деятельность у детей частично развивается и под влия­нием импульсов, поступающих от пальцев рук Наблюдая детей в возрасте 10-12 месяцев, она установила, что их речь, образно говоря, находится на кончиках пальцев.

Известно, что речь-вторая сигнальная система и она нам от рождения не дана. Если ребенка не учить говорить, он будет немым. М. Кольцова рекомендует специальные упражнения для тренировки пальцев рук детей б-7-месячного возраста. В резуль­тате ребенок гораздо раньше начинает произносить полные слова, обычно трудные для этого возраста. Таким образом, суще­ствует прямая связь между движением руки и произнесением слов. Значит, здесь есть постоянное функциональное взаимо­действие предметной и речевой информации, которое объяс­нено И. Павловым как взаимодействие первой (предметной) и второй (речевой) сигнальных систем.

Приведем примеры трех различных способов коммуникации:

зрительного, слухового, двигательного.

Представьте себе, что вы беседуете с приятелем, который пришел к вам по делу. Обсудив все вопросы, вы распрощались с ним. И вдруг вспомнили, что забыли сказать нечто важное. Нужно вернуть его. Как это сделать, используя каждый из названных способов коммуникации?

Зрительный.Быстро набросав фломастером плакатик:

«Вернись, пожалуйста!», вы выходите на балкон и показываете его приятелю, который, выйдя из подъезда, обернулся на про­щание помахать рукой. Увидев вас, он удивился странной форме общения, но все же выполнил вашу просьбу.

Слуховой.Выйдя на балкон, вы просто кричите: «Вернись, пожалуйста!»

Двигательный.Выйдя на балкон, вы делаете выразительное движение рукой, призывающее приятеля вернуться.

Итак, три разных способа коммуникации, а результат один -сообщение принято, понято и реализовано. Разобранные при­меры — прямая аналогия с чтением. Различие лишь в том, что при чтении мы принимаем сообщения и от нас в принципе зависит, каким способом (в каком коде) этот прием реализовы­вать: зрительном, слуховом или двигательном. Вместе с тем из всего этого можно сделать вывод: если движения рукой позволяют реализовать речевые коммуникативные действия, то, очевидно, такие движения, безусловно, возбуждают и опре­деленные отделы коры головного мозга, посылая туда соответ­ствующие импульсы. О том, что рука действительно играет большую роль в организации различных функций мозга, можно судить по рис. 15. Здесь показан условный человечек, так назы­ваемый гомункулус. Размеры различных частей его тела соот­ветствуют той части коры головного мозга, которая связана с анализом тех или иных ощущений, поступающих в мозг от различных частей тела.

Обратите внимание, какая большая часть коры головного ‘мозга вовлекается в активную деятельность каждый раз, когда кисть руки выполняет определенные действия, например выстукивает ритмы. При этом речедвигательный канал восприятия оказывается занят и пройти по нему встречным нервным им­пульсам уже нельзя. Теперь представьте себе, что, продолжая движения рукой (выстукивая ритм) и порождая при этом помеху в речедвигательном канале, вы начинаете читать про себя текст. Зону Брока охватывает отрицательная индукция из-за помехи, и канал для прохождения управляющих импульсов закрыт. В этом варианте читать можно только в том случае, если чтение не сопровождается артикуляцией. Как только произносится ‘вслух читаемое слово, ритм сразу же сбивается. И наоборот, пока выстукивается ритм, проговаривать читаемое невозможно: зона Брока заперта, речедвигательный канал закрыт.

Приведенное объяснение, конечно, весьма условно, но оно отражает основную идею метода постукивания: ритмические движения рукой запирают речедвигательный канал, и артику­ляция практически становится невозможной. Естественно, возникает вопрос: неужели читающие быстро все время так и постукивают при чтении? Конечно, нет. Достаточно 20 часов почитать с постукиванием ритма, чтобы созрела и окрепла новая программа работы мозга, сформировался новый стереотипный код, обеспечивающий обработку поступающей по зрительному каналу в мозг информации без проговаривания.

Главное в освоении метода — правильно разучить и высту­кивать ритм, для чего необходимо вначале внимательно про­читать правила выполнения этого несложного упражнения, затем простучать сам ритм и многократно повторить его. Следует помнить, что эффект метода проявляется только в том случае, если читатель самостоятельно работает с текстом — непрерывно выстукивает ритм и контролирует правильность звучания на слух. Читать текст с выстукиванием можно только после того,

каквыучен ритм. Для проверки правильности рисунка ритма надо контролировать его по нотной записи (рис. 16).

Как показывает опыт, при систематическом выполнении упражнений практически все обучающиеся достигают нужного эффекта. Для успешного подавления артикуляции, как правило, достаточно чтения с одновременным выстукиванием ритма в лечение 20 часов. Однако в зависимости от типа нервной системы .и других индивидуальных психофизиологических особенностей освоение упражнений протекает у некоторых обучающихся по-разному.

Речь внешняя и внутренняя

Из различных методов сокращения артикуляции наиболее эффективным является метод центральных речевых помех, или метод аритмического постукивания. Этот метод разработан Н.И. Жинкиным и использован им при исследовании законо­мерностей внутренней речи. Понятие внутренней речи для нас очень важно, поэтому давайте разберемся более подробно с тем, что же такое внутренняя речь. АА Леонтьев считает, что «внутренняя речь — это речь, которая обслуживает только мы­шление и не служит, как другие виды речи, целям общения. Классический пример внутренней речи можно встретить в любом классе любой школы в тот момент, когда учитель от­крывает журнал, чтобы начать опрос. Он говорит в раздумье (обычно про себя, по иногда вслух): «Александрова я уже спра­шивал вчера… Белова только что пришла после болезни… Васи­льева спрошу в следующий раз…»

«Обычно про себя, а иногда и вслух», — сказали мы. Вы, ве­роятно, тоже припомните случаи, когда, решая сложную мыс­лительную задачу, и вы начинали рассуждать ВСЛУХ. Кстати (в подтверждение теории умственных действий), маленький ребенок совершенно не умеет рассуждать про себя: всякое рассуждение он старается производить во всеуслышание, чем иногда крайне смущает взрослых. Внутренняя речь всегда развивается из речи внешней. Многие психологи думают даже, что внутренняя речь — это скрытая форма внешней речи, т.е. что мозг продолжает подавать необходимые сигналы в губы, гортань и другие органы речи, но эти сигналы слишком слабы, чтобы заставить язык произносить слова. НИ.Жинкин доказал, что чаще всего внутренняя речь вообще перестает быть речью:

мы начинаем оперировать не речевыми единицами — звуками, словами, предложениями, а зрительными образами, обобщен­ными схемами и т.д. Доказывается это очень простым способом, с помощью ритмическою постукивания. Суть в том, что внешняя речь развертывается во времени: слова произносятся последо­вательно, одно за другим, на каждое тратится доля секунды, различная доля, в зависимости от длины слова. Так вот, когда человек говорит вслух, ему трудно монотонно постукивать, он сбивается с ритма. Когда человек читает, он тоже мысленно произносит слова и тоже сбивается. Но в большинстве случаев постукивание не мешает и само тоже не нарушается: значит, внутренняя речь не развертывается во времени, как внешняя. Иначе говоря, речь как бы растворяется в мышлении человека, порождая в нем, правда, то,чегораньше не было, — образы и схемы. Происходит процесс формирования новой системы перекодирования. Эта система обеспечивает при чтении текста его полноценное понимание уже не за счет проговаривания и внутреннего прослушивания каждого слова, а принципиально иным способом, основанным на использовании ярких нагляд­ных образов.

Как научиться читать молча

Итак, только сокращение артикуляции обеспечивает на­стоящее быстрое чтение. Как же освоить, сформировать новый способ чтения? Мы предлагаем вам изучить и затем многократно выполнить упражнение, которое мы назвали «выстукивание ритма». Суть его в следующем. Читая про себя, вы выстукиваете кистью руки специальный ритм, не соответствующий обычной ритмике русской речи. Он включает в себя двухтактное посту­кивание с четырьмя ударными элементами в первом такте и двумя во втором и со значительным усилением удара на первом элементе каждого такта.

Постоянно слышимый аритмический рисунок акустичес­кого воздействия разрушает привычный ритм естественных мелодических речедвижений при чтении русского текста, т.е. становится помехой для любой артикуляции — и внешней, и внутренней. Помеха возникает оттого, что слова в русском языке,составляющие речевой поток, обладают разноместным «ударением.

Главная особенность этого метода в том, что на деятельность речевых органов (губы, язык, глотка, гортань) непосредственно никакого воздействия не оказывается, все механизмы речеобразования остаются свободными. При выстукивании рукой специального ритма в коре головного мозга возникает зона индуктивного торможения, которая делает невозможным про­изнесение читаемых слов, т. е. сокращает периферическую артикуляцию из центра. Чтобы разобраться в том, как это про­исходит, посмотрим, какие зоны мозга управляют процессами речи и ее пониманием.

В 1861 г. французский ученый П. Брока обнаружил, что при поражении мозга в области второй и третьей лобных извилин .(рис. 14) человек перестает членораздельно говорить и издает лишь бессвязные звуки, хотя сохраняет способность понимать , то, что говорят другие. Здесь находится речевая моторная зона, или зона Брока. У пишущих правой рукой она находится в левом полушарии мозга, у левшей в большинстве случаев — в правом.

Слуховая область

В 1874 г. другой французский ученый Э. Вернике установил зону сенсорной речи. Поражения верхней височной извилины приводят к тому, что человек слышит слова, но перестает их понимать. Здесь учитываются логические связи слов с пред­метами и действиями, которые слова обозначают. При этом больной может механически повторять слова, не понимая их смысла. Такую зону мозга назвали зоной Вернике.

В зоне Вернике, как в своеобразной картотеке, хранятся все усвоенные в течение жизни человека звуковые образы слов. Конечно, они находятся там не в виде цепочки закодированных слов (такое хранение неэкономично), а в виде так называемых нейронных следов звуковых образов. Всю жизнь человек поль­зуется этой картотекой. Для нормальной работы мозга большое значение имеют мышечные ощущения, возникающие при ар­тикуляции. Для быстрого же чтения сокращение артикуляции — обязательное условие. Очевидно, для его выполнения необходимо найти средство воздействия на зону Брокав про­цессе чтения, с тем чтобы преградить путь управляющим импульсам, поступающим из этой зоны для формирования артикуляции.

Как установили ученые, движения пальцев рук в ходе разви­тия человека оказались тесно связанными с речью. Исследова­ния ленинградского профессора М. Кольцовой показали, что речевая деятельность у детей частично развивается и под влия­нием импульсов, поступающих от пальцев рук Наблюдая детей в возрасте 10-12 месяцев, она установила, что их речь, образно говоря, находится на кончиках пальцев.

Известно, что речь-вторая сигнальная система и она нам от рождения не дана. Если ребенка не учить говорить, он будет немым. М. Кольцова рекомендует специальные упражнения для тренировки пальцев рук детей б-7-месячного возраста. В резуль­тате ребенок гораздо раньше начинает произносить полные слова, обычно трудные для этого возраста. Таким образом, суще­ствует прямая связь между движением руки и произнесением слов. Значит, здесь есть постоянное функциональное взаимо­действие предметной и речевой информации, которое объяс­нено И. Павловым как взаимодействие первой (предметной) и второй (речевой) сигнальных систем.

Приведем примеры трех различных способов коммуникации:

зрительного, слухового, двигательного.

Представьте себе, что вы беседуете с приятелем, который пришел к вам по делу. Обсудив все вопросы, вы распрощались с ним. И вдруг вспомнили, что забыли сказать нечто важное. Нужно вернуть его. Как это сделать, используя каждый из названных способов коммуникации?

Зрительный.Быстро набросав фломастером плакатик:

«Вернись, пожалуйста!», вы выходите на балкон и показываете его приятелю, который, выйдя из подъезда, обернулся на про­щание помахать рукой. Увидев вас, он удивился странной форме общения, но все же выполнил вашу просьбу.

Слуховой.Выйдя на балкон, вы просто кричите: «Вернись, пожалуйста!»

Двигательный.Выйдя на балкон, вы делаете выразительное движение рукой, призывающее приятеля вернуться.

Итак, три разных способа коммуникации, а результат один -сообщение принято, понято и реализовано. Разобранные при­меры — прямая аналогия с чтением. Различие лишь в том, что при чтении мы принимаем сообщения и от нас в принципе зависит, каким способом (в каком коде) этот прием реализовы­вать: зрительном, слуховом или двигательном. Вместе с тем из всего этого можно сделать вывод: если движения рукой позволяют реализовать речевые коммуникативные действия, то, очевидно, такие движения, безусловно, возбуждают и опре­деленные отделы коры головного мозга, посылая туда соответ­ствующие импульсы. О том, что рука действительно играет большую роль в организации различных функций мозга, можно судить по рис. 15. Здесь показан условный человечек, так назы­ваемый гомункулус. Размеры различных частей его тела соот­ветствуют той части коры головного мозга, которая связана с анализом тех или иных ощущений, поступающих в мозг от различных частей тела.

Обратите внимание, какая большая часть коры головного ‘мозга вовлекается в активную деятельность каждый раз, когда кисть руки выполняет определенные действия, например выстукивает ритмы. При этом речедвигательный канал восприятия оказывается занят и пройти по нему встречным нервным им­пульсам уже нельзя. Теперь представьте себе, что, продолжая движения рукой (выстукивая ритм) и порождая при этом помеху в речедвигательном канале, вы начинаете читать про себя текст. Зону Брока охватывает отрицательная индукция из-за помехи, и канал для прохождения управляющих импульсов закрыт. В этом варианте читать можно только в том случае, если чтение не сопровождается артикуляцией. Как только произносится ‘вслух читаемое слово, ритм сразу же сбивается. И наоборот, пока выстукивается ритм, проговаривать читаемое невозможно: зона Брока заперта, речедвигательный канал закрыт.

Приведенное объяснение, конечно, весьма условно, но оно отражает основную идею метода постукивания: ритмические движения рукой запирают речедвигательный канал, и артику­ляция практически становится невозможной. Естественно, возникает вопрос: неужели читающие быстро все время так и постукивают при чтении? Конечно, нет. Достаточно 20 часов почитать с постукиванием ритма, чтобы созрела и окрепла новая программа работы мозга, сформировался новый стереотипный код, обеспечивающий обработку поступающей по зрительному каналу в мозг информации без проговаривания.

Главное в освоении метода — правильно разучить и высту­кивать ритм, для чего необходимо вначале внимательно про­читать правила выполнения этого несложного упражнения, затем простучать сам ритм и многократно повторить его. Следует помнить, что эффект метода проявляется только в том случае, если читатель самостоятельно работает с текстом — непрерывно выстукивает ритм и контролирует правильность звучания на слух. Читать текст с выстукиванием можно только после того,

каквыучен ритм. Для проверки правильности рисунка ритма надо контролировать его по нотной записи (рис. 16).

Как показывает опыт, при систематическом выполнении упражнений практически все обучающиеся достигают нужного эффекта. Для успешного подавления артикуляции, как правило, достаточно чтения с одновременным выстукиванием ритма в лечение 20 часов. Однако в зависимости от типа нервной системы .и других индивидуальных психофизиологических особенностей освоение упражнений протекает у некоторых обучающихся по-разному.

Внутренняя речь

Внутренняя речь (речь «про себя») — это речь, лишенная звукового оформления и протекающая с использованием языковых значений, но вне коммуникативной функции; внутреннее проговаривание. Внутренняя речь — это речь, не выполняющая функции общения, а лишь обслуживающая процесс мышления конкретного человека. Она отличается по своей структуре свернутостью, отсутствием второстепенных членов предложения. Внутренняя речь может характеризоваться предикативностью.

Предикативность — характеристика внутренней речи, выражающаяся в отсутствии в ней слов, представляющих субъект (подлежащее), и присутствии только слов, относящихся к предикату (сказуемому).

Внутренняя речь отличается от внешней не только тем внешним признаком, что она не сопровождается громкими звуками, что она – «речь минус звук». Внутренняя речь отлична от внешней и по своей функции. Выполняя иную функцию, чем внешняя речь, она в некоторых отношениях отличается от нее также по своей структуре; протекая в иных условиях, она в целом подвергается некоторому преобразованию. Не предназначенная для другого, внутренняя речь допускает «короткие замыкания»; она часто эллиптична, в ней пропускается то, что для пользующегося ею представляется само собой разумеющимся. Иногда она предикативна: намечает, что утверждается, при этом опускается как само собой разумеющееся, как известное то, о чем идет речь; часто она строится по типу конспекта или даже оглавления, когда намечается как бы тематика мысли, то, о чем идет речь, и опускается как известное то, что должно быть сказано.

Выступая в качестве внутренней речи, речь как бы отказывается от выполнения первичной функции, ее породившей: она перестает непосредственно служить средством сообщения, для того чтобы стать прежде всего формой внутренней работы мысли. Не служа целям сообщения, внутренняя речь, однако, как и всякая речь, социальна. Она социальна, во-первых, генетически, по своему происхождению: «внутренняя» речь несомненно производная форма от речи «внешней». Протекая в иных условиях, она имеет видоизмененную структуру; но и ее видоизмененная структура носит на себе явные следы социального происхождения. Внутренняя речь и протекающие в форме внутренней речи словесное, дискурсивное мышление отображают структуру речи, сложившуюся в процессе общения.

Внутренняя речь социальна и по своему содержанию. Утверждение о том, что внутренняя речь – это речь с самим собой, не совсем точно. И внутренняя речь по большей части обращена к собеседнику. Иногда это определенный, индивидуальный собеседник. «Я ловлю себя на том, – читаю я в одном письме, – что я целыми часами веду нескончаемую внутреннюю беседу с вами»; внутренняя речь может быть внутренней беседой. Случается, особенно при напряженном чувстве, что человек ведет про себя внутреннюю беседу с другим человеком, высказывая в этой воображаемой беседе все то, что по тем или иным причинам он ему не мог сказать в реальной беседе. Но и в тех случаях, когда внутренняя речь не принимает характера воображаемой беседы с определенным собеседником, тогда она посвящена размышлению, рассуждению, аргументации, и тогда она обращена к какой-то аудитории. Выраженная в слове мысль каждого человека имеет свою аудиторию, в атмосфере которой протекают его рассуждения; его внутренняя аргументация обычно рассчитана на аудиторию и к ней приноровлена; внутренняя речь обычно внутренне направлена на других людей, если не на реального, то на возможного слушателя.

Внутренняя речь—это внутренний беззвучный речевой про­цесс. Она недоступна восприятию других людей и, следователь­но, не может быть средством общения. Внутренняя речь — сло­весная оболочка мышления. Внутренняя речь своеобразна. Она очень сокращена, свернута, почти никогда не существует в форме полных, развернутых предложений. Часто целые фразы сокращаются до одного слова (подлежащего или сказуемого). Объясняется это тем, что предмет собственной мысли человеку вполне ясен и поэтому не требует от него развернутых словес­ных формулировок. К помощи развернутой внутренней речи прибегают, как правило, в тех случаях, когда испытывают за­труднения в процессе мышления. Трудности, которые переживает иногда человек, пытаясь объяснить другому понятную ему самому мысль, часто объясняются трудностью перехода от сокращенной внутренней речи, понятной для себя, к развернутой внешней ре­чи, понятной для других [4].

Речь внешняя и внутренняя

Из различных методов сокращения артикуляции наиболее эффективным является метод центральных речевых помех, или метод аритмического постукивания. Этот метод разработан Н.И. Жинкиным и использован им при исследовании законо­мерностей внутренней речи. Понятие внутренней речи для нас очень важно, поэтому давайте разберемся более подробно с тем, что же такое внутренняя речь. АА Леонтьев считает, что «внутренняя речь — это речь, которая обслуживает только мы­шление и не служит, как другие виды речи, целям общения. Классический пример внутренней речи можно встретить в любом классе любой школы в тот момент, когда учитель от­крывает журнал, чтобы начать опрос. Он говорит в раздумье (обычно про себя, по иногда вслух): «Александрова я уже спра­шивал вчера… Белова только что пришла после болезни… Васи­льева спрошу в следующий раз…»

«Обычно про себя, а иногда и вслух», — сказали мы. Вы, ве­роятно, тоже припомните случаи, когда, решая сложную мыс­лительную задачу, и вы начинали рассуждать ВСЛУХ. Кстати (в подтверждение теории умственных действий), маленький ребенок совершенно не умеет рассуждать про себя: всякое рассуждение он старается производить во всеуслышание, чем иногда крайне смущает взрослых. Внутренняя речь всегда развивается из речи внешней. Многие психологи думают даже, что внутренняя речь — это скрытая форма внешней речи, т.е. что мозг продолжает подавать необходимые сигналы в губы, гортань и другие органы речи, но эти сигналы слишком слабы, чтобы заставить язык произносить слова. НИ.Жинкин доказал, что чаще всего внутренняя речь вообще перестает быть речью:

мы начинаем оперировать не речевыми единицами — звуками, словами, предложениями, а зрительными образами, обобщен­ными схемами и т.д. Доказывается это очень простым способом, с помощью ритмическою постукивания. Суть в том, что внешняя речь развертывается во времени: слова произносятся последо­вательно, одно за другим, на каждое тратится доля секунды, различная доля, в зависимости от длины слова. Так вот, когда человек говорит вслух, ему трудно монотонно постукивать, он сбивается с ритма. Когда человек читает, он тоже мысленно произносит слова и тоже сбивается. Но в большинстве случаев постукивание не мешает и само тоже не нарушается: значит, внутренняя речь не развертывается во времени, как внешняя. Иначе говоря, речь как бы растворяется в мышлении человека, порождая в нем, правда, то,чегораньше не было, — образы и схемы. Происходит процесс формирования новой системы перекодирования. Эта система обеспечивает при чтении текста его полноценное понимание уже не за счет проговаривания и внутреннего прослушивания каждого слова, а принципиально иным способом, основанным на использовании ярких нагляд­ных образов.

Как научиться читать молча

Итак, только сокращение артикуляции обеспечивает на­стоящее быстрое чтение. Как же освоить, сформировать новый способ чтения? Мы предлагаем вам изучить и затем многократно выполнить упражнение, которое мы назвали «выстукивание ритма». Суть его в следующем. Читая про себя, вы выстукиваете кистью руки специальный ритм, не соответствующий обычной ритмике русской речи. Он включает в себя двухтактное посту­кивание с четырьмя ударными элементами в первом такте и двумя во втором и со значительным усилением удара на первом элементе каждого такта.

Постоянно слышимый аритмический рисунок акустичес­кого воздействия разрушает привычный ритм естественных мелодических речедвижений при чтении русского текста, т.е. становится помехой для любой артикуляции — и внешней, и внутренней. Помеха возникает оттого, что слова в русском языке,составляющие речевой поток, обладают разноместным «ударением.

Главная особенность этого метода в том, что на деятельность речевых органов (губы, язык, глотка, гортань) непосредственно никакого воздействия не оказывается, все механизмы речеобразования остаются свободными. При выстукивании рукой специального ритма в коре головного мозга возникает зона индуктивного торможения, которая делает невозможным про­изнесение читаемых слов, т. е. сокращает периферическую артикуляцию из центра. Чтобы разобраться в том, как это про­исходит, посмотрим, какие зоны мозга управляют процессами речи и ее пониманием.

В 1861 г. французский ученый П. Брока обнаружил, что при поражении мозга в области второй и третьей лобных извилин .(рис. 14) человек перестает членораздельно говорить и издает лишь бессвязные звуки, хотя сохраняет способность понимать , то, что говорят другие. Здесь находится речевая моторная зона, или зона Брока. У пишущих правой рукой она находится в левом полушарии мозга, у левшей в большинстве случаев — в правом.

Слуховая область

В 1874 г. другой французский ученый Э. Вернике установил зону сенсорной речи. Поражения верхней височной извилины приводят к тому, что человек слышит слова, но перестает их понимать. Здесь учитываются логические связи слов с пред­метами и действиями, которые слова обозначают. При этом больной может механически повторять слова, не понимая их смысла. Такую зону мозга назвали зоной Вернике.

В зоне Вернике, как в своеобразной картотеке, хранятся все усвоенные в течение жизни человека звуковые образы слов. Конечно, они находятся там не в виде цепочки закодированных слов (такое хранение неэкономично), а в виде так называемых нейронных следов звуковых образов. Всю жизнь человек поль­зуется этой картотекой. Для нормальной работы мозга большое значение имеют мышечные ощущения, возникающие при ар­тикуляции. Для быстрого же чтения сокращение артикуляции — обязательное условие. Очевидно, для его выполнения необходимо найти средство воздействия на зону Брокав про­цессе чтения, с тем чтобы преградить путь управляющим импульсам, поступающим из этой зоны для формирования артикуляции.

Как установили ученые, движения пальцев рук в ходе разви­тия человека оказались тесно связанными с речью. Исследова­ния ленинградского профессора М. Кольцовой показали, что речевая деятельность у детей частично развивается и под влия­нием импульсов, поступающих от пальцев рук Наблюдая детей в возрасте 10-12 месяцев, она установила, что их речь, образно говоря, находится на кончиках пальцев.

Известно, что речь-вторая сигнальная система и она нам от рождения не дана. Если ребенка не учить говорить, он будет немым. М. Кольцова рекомендует специальные упражнения для тренировки пальцев рук детей б-7-месячного возраста. В резуль­тате ребенок гораздо раньше начинает произносить полные слова, обычно трудные для этого возраста. Таким образом, суще­ствует прямая связь между движением руки и произнесением слов. Значит, здесь есть постоянное функциональное взаимо­действие предметной и речевой информации, которое объяс­нено И. Павловым как взаимодействие первой (предметной) и второй (речевой) сигнальных систем.

Приведем примеры трех различных способов коммуникации:

зрительного, слухового, двигательного.

Представьте себе, что вы беседуете с приятелем, который пришел к вам по делу. Обсудив все вопросы, вы распрощались с ним. И вдруг вспомнили, что забыли сказать нечто важное. Нужно вернуть его. Как это сделать, используя каждый из названных способов коммуникации?

Зрительный.Быстро набросав фломастером плакатик:

«Вернись, пожалуйста!», вы выходите на балкон и показываете его приятелю, который, выйдя из подъезда, обернулся на про­щание помахать рукой. Увидев вас, он удивился странной форме общения, но все же выполнил вашу просьбу.

Слуховой.Выйдя на балкон, вы просто кричите: «Вернись, пожалуйста!»

Двигательный.Выйдя на балкон, вы делаете выразительное движение рукой, призывающее приятеля вернуться.

Итак, три разных способа коммуникации, а результат один -сообщение принято, понято и реализовано. Разобранные при­меры — прямая аналогия с чтением. Различие лишь в том, что при чтении мы принимаем сообщения и от нас в принципе зависит, каким способом (в каком коде) этот прием реализовы­вать: зрительном, слуховом или двигательном. Вместе с тем из всего этого можно сделать вывод: если движения рукой позволяют реализовать речевые коммуникативные действия, то, очевидно, такие движения, безусловно, возбуждают и опре­деленные отделы коры головного мозга, посылая туда соответ­ствующие импульсы. О том, что рука действительно играет большую роль в организации различных функций мозга, можно судить по рис. 15. Здесь показан условный человечек, так назы­ваемый гомункулус. Размеры различных частей его тела соот­ветствуют той части коры головного мозга, которая связана с анализом тех или иных ощущений, поступающих в мозг от различных частей тела.

Обратите внимание, какая большая часть коры головного ‘мозга вовлекается в активную деятельность каждый раз, когда кисть руки выполняет определенные действия, например выстукивает ритмы. При этом речедвигательный канал восприятия оказывается занят и пройти по нему встречным нервным им­пульсам уже нельзя. Теперь представьте себе, что, продолжая движения рукой (выстукивая ритм) и порождая при этом помеху в речедвигательном канале, вы начинаете читать про себя текст. Зону Брока охватывает отрицательная индукция из-за помехи, и канал для прохождения управляющих импульсов закрыт. В этом варианте читать можно только в том случае, если чтение не сопровождается артикуляцией. Как только произносится ‘вслух читаемое слово, ритм сразу же сбивается. И наоборот, пока выстукивается ритм, проговаривать читаемое невозможно: зона Брока заперта, речедвигательный канал закрыт.

Приведенное объяснение, конечно, весьма условно, но оно отражает основную идею метода постукивания: ритмические движения рукой запирают речедвигательный канал, и артику­ляция практически становится невозможной. Естественно, возникает вопрос: неужели читающие быстро все время так и постукивают при чтении? Конечно, нет. Достаточно 20 часов почитать с постукиванием ритма, чтобы созрела и окрепла новая программа работы мозга, сформировался новый стереотипный код, обеспечивающий обработку поступающей по зрительному каналу в мозг информации без проговаривания.

Главное в освоении метода — правильно разучить и высту­кивать ритм, для чего необходимо вначале внимательно про­читать правила выполнения этого несложного упражнения, затем простучать сам ритм и многократно повторить его. Следует помнить, что эффект метода проявляется только в том случае, если читатель самостоятельно работает с текстом — непрерывно выстукивает ритм и контролирует правильность звучания на слух. Читать текст с выстукиванием можно только после того,

каквыучен ритм. Для проверки правильности рисунка ритма надо контролировать его по нотной записи (рис. 16).

Как показывает опыт, при систематическом выполнении упражнений практически все обучающиеся достигают нужного эффекта. Для успешного подавления артикуляции, как правило, достаточно чтения с одновременным выстукиванием ритма в лечение 20 часов. Однако в зависимости от типа нервной системы .и других индивидуальных психофизиологических особенностей освоение упражнений протекает у некоторых обучающихся по-разному.

Речь внешняя и внутренняя

Из различных методов сокращения артикуляции наиболее эффективным является метод центральных речевых помех, или метод аритмического постукивания. Этот метод разработан Н.И. Жинкиным и использован им при исследовании законо­мерностей внутренней речи. Понятие внутренней речи для нас очень важно, поэтому давайте разберемся более подробно с тем, что же такое внутренняя речь. АА Леонтьев считает, что «внутренняя речь — это речь, которая обслуживает только мы­шление и не служит, как другие виды речи, целям общения. Классический пример внутренней речи можно встретить в любом классе любой школы в тот момент, когда учитель от­крывает журнал, чтобы начать опрос. Он говорит в раздумье (обычно про себя, по иногда вслух): «Александрова я уже спра­шивал вчера… Белова только что пришла после болезни… Васи­льева спрошу в следующий раз…»

«Обычно про себя, а иногда и вслух», — сказали мы. Вы, ве­роятно, тоже припомните случаи, когда, решая сложную мыс­лительную задачу, и вы начинали рассуждать ВСЛУХ. Кстати (в подтверждение теории умственных действий), маленький ребенок совершенно не умеет рассуждать про себя: всякое рассуждение он старается производить во всеуслышание, чем иногда крайне смущает взрослых. Внутренняя речь всегда развивается из речи внешней. Многие психологи думают даже, что внутренняя речь — это скрытая форма внешней речи, т.е. что мозг продолжает подавать необходимые сигналы в губы, гортань и другие органы речи, но эти сигналы слишком слабы, чтобы заставить язык произносить слова. НИ.Жинкин доказал, что чаще всего внутренняя речь вообще перестает быть речью:

мы начинаем оперировать не речевыми единицами — звуками, словами, предложениями, а зрительными образами, обобщен­ными схемами и т.д. Доказывается это очень простым способом, с помощью ритмическою постукивания. Суть в том, что внешняя речь развертывается во времени: слова произносятся последо­вательно, одно за другим, на каждое тратится доля секунды, различная доля, в зависимости от длины слова. Так вот, когда человек говорит вслух, ему трудно монотонно постукивать, он сбивается с ритма. Когда человек читает, он тоже мысленно произносит слова и тоже сбивается. Но в большинстве случаев постукивание не мешает и само тоже не нарушается: значит, внутренняя речь не развертывается во времени, как внешняя. Иначе говоря, речь как бы растворяется в мышлении человека, порождая в нем, правда, то,чегораньше не было, — образы и схемы. Происходит процесс формирования новой системы перекодирования. Эта система обеспечивает при чтении текста его полноценное понимание уже не за счет проговаривания и внутреннего прослушивания каждого слова, а принципиально иным способом, основанным на использовании ярких нагляд­ных образов.

Как научиться читать молча

Итак, только сокращение артикуляции обеспечивает на­стоящее быстрое чтение. Как же освоить, сформировать новый способ чтения? Мы предлагаем вам изучить и затем многократно выполнить упражнение, которое мы назвали «выстукивание ритма». Суть его в следующем. Читая про себя, вы выстукиваете кистью руки специальный ритм, не соответствующий обычной ритмике русской речи. Он включает в себя двухтактное посту­кивание с четырьмя ударными элементами в первом такте и двумя во втором и со значительным усилением удара на первом элементе каждого такта.

Постоянно слышимый аритмический рисунок акустичес­кого воздействия разрушает привычный ритм естественных мелодических речедвижений при чтении русского текста, т.е. становится помехой для любой артикуляции — и внешней, и внутренней. Помеха возникает оттого, что слова в русском языке,составляющие речевой поток, обладают разноместным «ударением.

Главная особенность этого метода в том, что на деятельность речевых органов (губы, язык, глотка, гортань) непосредственно никакого воздействия не оказывается, все механизмы речеобразования остаются свободными. При выстукивании рукой специального ритма в коре головного мозга возникает зона индуктивного торможения, которая делает невозможным про­изнесение читаемых слов, т. е. сокращает периферическую артикуляцию из центра. Чтобы разобраться в том, как это про­исходит, посмотрим, какие зоны мозга управляют процессами речи и ее пониманием.

В 1861 г. французский ученый П. Брока обнаружил, что при поражении мозга в области второй и третьей лобных извилин .(рис. 14) человек перестает членораздельно говорить и издает лишь бессвязные звуки, хотя сохраняет способность понимать , то, что говорят другие. Здесь находится речевая моторная зона, или зона Брока. У пишущих правой рукой она находится в левом полушарии мозга, у левшей в большинстве случаев — в правом.

Слуховая область

В 1874 г. другой французский ученый Э. Вернике установил зону сенсорной речи. Поражения верхней височной извилины приводят к тому, что человек слышит слова, но перестает их понимать. Здесь учитываются логические связи слов с пред­метами и действиями, которые слова обозначают. При этом больной может механически повторять слова, не понимая их смысла. Такую зону мозга назвали зоной Вернике.

В зоне Вернике, как в своеобразной картотеке, хранятся все усвоенные в течение жизни человека звуковые образы слов. Конечно, они находятся там не в виде цепочки закодированных слов (такое хранение неэкономично), а в виде так называемых нейронных следов звуковых образов. Всю жизнь человек поль­зуется этой картотекой. Для нормальной работы мозга большое значение имеют мышечные ощущения, возникающие при ар­тикуляции. Для быстрого же чтения сокращение артикуляции — обязательное условие. Очевидно, для его выполнения необходимо найти средство воздействия на зону Брокав про­цессе чтения, с тем чтобы преградить путь управляющим импульсам, поступающим из этой зоны для формирования артикуляции.

Как установили ученые, движения пальцев рук в ходе разви­тия человека оказались тесно связанными с речью. Исследова­ния ленинградского профессора М. Кольцовой показали, что речевая деятельность у детей частично развивается и под влия­нием импульсов, поступающих от пальцев рук Наблюдая детей в возрасте 10-12 месяцев, она установила, что их речь, образно говоря, находится на кончиках пальцев.

Известно, что речь-вторая сигнальная система и она нам от рождения не дана. Если ребенка не учить говорить, он будет немым. М. Кольцова рекомендует специальные упражнения для тренировки пальцев рук детей б-7-месячного возраста. В резуль­тате ребенок гораздо раньше начинает произносить полные слова, обычно трудные для этого возраста. Таким образом, суще­ствует прямая связь между движением руки и произнесением слов. Значит, здесь есть постоянное функциональное взаимо­действие предметной и речевой информации, которое объяс­нено И. Павловым как взаимодействие первой (предметной) и второй (речевой) сигнальных систем.

Приведем примеры трех различных способов коммуникации:

зрительного, слухового, двигательного.

Представьте себе, что вы беседуете с приятелем, который пришел к вам по делу. Обсудив все вопросы, вы распрощались с ним. И вдруг вспомнили, что забыли сказать нечто важное. Нужно вернуть его. Как это сделать, используя каждый из названных способов коммуникации?

Зрительный.Быстро набросав фломастером плакатик:

«Вернись, пожалуйста!», вы выходите на балкон и показываете его приятелю, который, выйдя из подъезда, обернулся на про­щание помахать рукой. Увидев вас, он удивился странной форме общения, но все же выполнил вашу просьбу.

Слуховой.Выйдя на балкон, вы просто кричите: «Вернись, пожалуйста!»

Двигательный.Выйдя на балкон, вы делаете выразительное движение рукой, призывающее приятеля вернуться.

Итак, три разных способа коммуникации, а результат один -сообщение принято, понято и реализовано. Разобранные при­меры — прямая аналогия с чтением. Различие лишь в том, что при чтении мы принимаем сообщения и от нас в принципе зависит, каким способом (в каком коде) этот прием реализовы­вать: зрительном, слуховом или двигательном. Вместе с тем из всего этого можно сделать вывод: если движения рукой позволяют реализовать речевые коммуникативные действия, то, очевидно, такие движения, безусловно, возбуждают и опре­деленные отделы коры головного мозга, посылая туда соответ­ствующие импульсы. О том, что рука действительно играет большую роль в организации различных функций мозга, можно судить по рис. 15. Здесь показан условный человечек, так назы­ваемый гомункулус. Размеры различных частей его тела соот­ветствуют той части коры головного мозга, которая связана с анализом тех или иных ощущений, поступающих в мозг от различных частей тела.

Обратите внимание, какая большая часть коры головного ‘мозга вовлекается в активную деятельность каждый раз, когда кисть руки выполняет определенные действия, например выстукивает ритмы. При этом речедвигательный канал восприятия оказывается занят и пройти по нему встречным нервным им­пульсам уже нельзя. Теперь представьте себе, что, продолжая движения рукой (выстукивая ритм) и порождая при этом помеху в речедвигательном канале, вы начинаете читать про себя текст. Зону Брока охватывает отрицательная индукция из-за помехи, и канал для прохождения управляющих импульсов закрыт. В этом варианте читать можно только в том случае, если чтение не сопровождается артикуляцией. Как только произносится ‘вслух читаемое слово, ритм сразу же сбивается. И наоборот, пока выстукивается ритм, проговаривать читаемое невозможно: зона Брока заперта, речедвигательный канал закрыт.

Приведенное объяснение, конечно, весьма условно, но оно отражает основную идею метода постукивания: ритмические движения рукой запирают речедвигательный канал, и артику­ляция практически становится невозможной. Естественно, возникает вопрос: неужели читающие быстро все время так и постукивают при чтении? Конечно, нет. Достаточно 20 часов почитать с постукиванием ритма, чтобы созрела и окрепла новая программа работы мозга, сформировался новый стереотипный код, обеспечивающий обработку поступающей по зрительному каналу в мозг информации без проговаривания.

Главное в освоении метода — правильно разучить и высту­кивать ритм, для чего необходимо вначале внимательно про­читать правила выполнения этого несложного упражнения, затем простучать сам ритм и многократно повторить его. Следует помнить, что эффект метода проявляется только в том случае, если читатель самостоятельно работает с текстом — непрерывно выстукивает ритм и контролирует правильность звучания на слух. Читать текст с выстукиванием можно только после того,

каквыучен ритм. Для проверки правильности рисунка ритма надо контролировать его по нотной записи (рис. 16).

Как показывает опыт, при систематическом выполнении упражнений практически все обучающиеся достигают нужного эффекта. Для успешного подавления артикуляции, как правило, достаточно чтения с одновременным выстукиванием ритма в лечение 20 часов. Однако в зависимости от типа нервной системы .и других индивидуальных психофизиологических особенностей освоение упражнений протекает у некоторых обучающихся по-разному.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *