Структура социального действия парсонс: Талкотт Парсонс. Структура социального действия – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

Автор: | 08.12.2020
Талкотт Парсонс. О структуре социального действия
ol2511_22.jpgПарсонс Т. О структуре социального действия. — М.: Академический Проект, 2000. — 880 с. ISBN 5-8291-0016-9

Талкотт Парсонс, безусловно, один из самых крупных и интересных социологов-теоретиков XX столетия. Ко времени, когда появились на страницах научных журналов его первые статьи, в Европе, разоренной мировой войной и социальными катастрофами, стоящей на пороге еще более тяжелых социальных потрясений, сходит со сцены первое поколение великих создателей социологической теории (Эмиль Дюркгейм умер в 1918 г., Макс Вебер — в 1921 г., В. Парето — в 1923 г.; Ф. Теннис еще писал свои работы, но был отстранен от преподавания, и связи его с международной научной общественностью были в значительной степени прерваны), а США, хотя быстро набирали научный потенциал, все-таки оставались еще пока окраиной научного мира. В1978 г., когда Т. Парсонс умер, США превратились в сильнейшую научную державу. Значение Парсонса как ученого не только в том, что он способствовал этому превращению (хотя, конечно, свой немалый вклад он вложил в этот процесс), но, что важнее для мировой социологии, он осуществил преемственность в развитии социологической теории. Глубоко вникнув в работы социологов-классиков (по преимуществу европейцев) и проникнувшись их идеями, он ассимилировал богатейший потенциал их теоретических разработок в свои концепции, которые по этой причине никогда не отличались беспочвенностью и не страдали поверхностностью. Обращаясь к теоретическим работам Т. Парсонса, мы всегда ощущаем в них этот глубинный и богатейший пласт — бережно сохраненное наследие классического периода социологии, не устаревающее и плодоносное и в наши дни.

Содержание

  • Предисловие
  • Структура социального действия
  • Мотивация экономической деятельности
  • Аналитический подход к теории социальной стратификации
  • Современное состояние и перспективы систематической теории и социологии
  • К общей теории действия. Теоретические основания социальных наук
  • Новый аналитический подход к теории социальной стратификации
  • Еще раз о стандартных переменных: ответ Роберту Дубину
  • Новые тенденции в структурно-функциональной теории
  • Функциональная теория изменения
  • Впечатление американца о социологии в Советском Союзе
  • Судьбы теории Талкотта Парсонса в России
  • Библиография работ Т. Парсонса
Эссе по работе Талкотта Парсонса «О структуре социального действия».
juliachemova
March 19th, 2013

Данное эссе посвящено рассмотрению нескольких глав из работы Талкотта Парсонса «О структуре социального действия». Талкотт Парсонс — один из самых влиятельных и интересных социологов XX века, представитель структурно — функционального анализа в социологии.
Целью работы Т. Парсонса является «раскрытие «преступления», жертвой которого стало нечто большее, чем просто судьба и репутация одного мыслителя». Автор имеет ввиду Г. Спенсера, идеи которого потеряли свою актуальность в XX веке. Основная идея исследования американского социолога состоит в том, что с прогрессом в научном знание прежние исследования зачастую забываются.

Прежде чем продолжить анализ, следует вспомнить основные идеи Г. Спенсера. Г. Спенсер- английский философ и социолог, родоначальник эволюционизма. Он верил в то, что развитие общества — линейный процесс, который непрерывен по своей сути и начинается с появления социума. Он говорил что в последствии цель, преследуемая одним индивидом будет средством для удовлетворения потребностей целого общества. Кроме того Г. Спенсер считал, что «религия является продуктом невежества и заблуждений». Однако с течением времени теории Г. Спенсера потеряли свою актуальность, на место теории линейного развития пришли циклические теории, индивидуализм подвергался резкой критике и на это были основания. Всё происходящее обуславливалось прежде всего «идеологическим отражением определённых социальных изменений», а так же «имманентным» развитием основных частей эмпирического знания. Последнее является гипотезой, которая лежит в основе данного исследования.
Далее Т. Парсонс делает насколько методологический замечаний, которые легли в основу исследования. Т. Парсонс пишет о том, что существует мнение суть которого состоит в том, что «сущность прогресса научного знания состоит в накоплении «фактуальных открытий»», а познание считается количественным делом. И в основе этой системы взглядов лежит положение о том, что «процесс открытия факта, рассматриваемый как независимый от существующей «теории», является результатом некого импульса, наподобие «праздного любопытства»». В противовес этому взгляду лежит другой, который заключается в том, что «научная «теория» — в самой общей форме определяемая как совокупность логически взаимосвязанных и эмпирически соотнесённых «общих понятий»- является не только зависимой переменной в развитии науки». Очевидно, что истинная теория должна соответствовать фактам, однако из этого не следует то, что факты, открытые независимо от теории определяют её. «Любая теоретическая система должна иметь достаточно строгую логическую структуру», то есть все аспекты теории должны полностью соответствовать содержанию эмпирических фактов. Тем более, что вся теория состоит либо либо из утверждений о факте, либо из описания и анализа взаимодействия фактов. Следовательно малейшее изменение части теории должно привести к пересмотру всей теории, которое предполагает под собой возникновение некоторых последствий. И именно в этих последствиях состоит научная важность изменений в знании факта. Для науки так же важен процесс верификации, который состоит в «обдуманном и преднамеренном постижении явлений с ожиданием результатов, полученных сначала в умозрительной теории, и в проверке того, согласуются или не согласуются вновь открытые факты с этим ожиданием».
Итак, Т. Парсонс уделяет особое внимание логической структуре теоретического исследования, поскольку именно в ней заключается важность тех или иных проблем, а от разрешения этих проблем зависит эмпирический интерес к фактам. Кроме того, логическая структура теоретической системы не только говорит нам, что мы знаем,но и ставит вопрос: что мы хотим знать? Она указывает на всевозможные варианты решения этого вопроса. Если же она не удовлетворяет всему этому, то сама нуждается в перестройке. Однако логическим системам присуще стремление к замкнутости. Система становится логически замкнутой в том случае, «если каждая из логических импликаций, выведенных из любого положения внутри системы, находит выражение в другом положении той же системы». Т. Парсонс в качестве примера замкнутой логической системы приводит систему уравнений. Замкнутая логическая система важна, если логическая система не является таковой, то значит, что сформулированные в теории доказательства основываются на одной или нескольких несформулированных предпосылках. Этот критерий применяется в логическом анализе с целью раскрыть неявные предпосылки.
Т. Парсонс в своей работе даёт общее определение проблемы развития научного знания, которое «состоит в увеличении знания об эмпирических фактах, тесно связанном с изменением теоретической интерпретации этой совокупности фактов, следовательно, с изменением общих формулировок относительно этих фактов и, в неменьшей степени, с изменением структуры самой теоретической системы». Особое внимание Т. Парсонс просит обратить на внутреннюю взаимосвязь общих утверждений об эмпирическом факте с логическими элементами и структурой теоретических систем. Задачей же настоящего исследования является «проверка такого понимания природы науки и её развития в социальной области». Т. Парсонс и его сторонники утверждают, что «переворот в эмпирическом содержании общества внутренне связан с не менее радикальными изменениями, происшедшими в структуре социологической теории». Проверка гипотезы, выдвинутой Т. Парсонсом будет осуществляться в монографической форме. Особое внимание в данной работе уделено процессу возникновения волюнтаристической теории действия и процессу перехода от одной фазе развития этой системы к другой, а так же определение основных понятий этой теории. Главной задачей исследования является обрисовка основ волюнтаристической теории действия. Следует учитывать, что данная работа не является историей социологической теории в Европе прошлого поколения и не является общим истолкованием произведений приведённых в исследовании авторов. Волюнтаристическую теорию действия следует рассматривать в тесной взаимосвязи с эмпирическими аспектами работ соответствующих авторов, концепции которых будут освещены в работе. Выбор авторов был связан со следующими соображениями: 1. Причастность авторов к разработке теории действия. 2. Несмотря на принадлежность учёный примерно к одному времени, не обнаруживается их прямого влияние друг на друга, за исключением того, что Парето испытал влияние Маршалла.
Последнее замечание Т. Парсонса относительно понимания его работы состоит в том, что «исследование задумано как органическое целое, имеющее дело с идеями, логически взаимосвязанными и пронизывающими всю работу».
Прежде чем приступить к изложению основной работы Т. Парсонс делает акценты на нескольких важных по его мнению темах, к числу которых относятся: Остаточные категории, Теория, методология и философия, Типы понятий, Замечание о понятии «факт».
Остаточные категории- это логическое название некой неизведанности, которая находится вокруг уже известного и описанного в научном знании и появляется в результате стремления системы к логической замкнутости. Из остаточных категорий можно выделить «позитивно определённые понятия», то есть те понятия важные, известные, как существующие, описанные и подходящие с теоретической точки зрения. В ходе выделения из остаточных категорий позитивно определённых понятий происходит перестройка теоретической системы. В следствие всего этого повышается интерес к остаточным категориям. И, действительно, «один из видов прогресса в теоретической работе состоит именно в вычленении из остаточных категорий позитивно определённых понятий и их верификации в эмпирическом исследовании».
В утилитаристской ветви позитивистского направления «центральным фактом» (не подлежащим сомнению) является то, что «в определённых условиях в определённой степени действия человека рациональны», то есть индивиды способны не только приспосабливаться, но и приспосабливать средства к своим целям так, что данные цели будут достигнуты.
Далее следует пункт Теория, философия и методология, в котором Т. Парсонс приводит отличие науки от философских дисциплин. И пишет о том, что для данного исследования философия является остаточной категорией, поскольку в данном исследовании опор делается на эмпирические методы, а философия пользуется методами, отличными от них. Однако не стоит думать, что философия и наука не имеют ничего общего, поскольку они имеют общий принцип, который состоит в том, что разум всегда стремится к разумному объяснению всего, что находится вокруг. Поэтому данная работа не будет совсем лишена философского аспекта. Однако, Т. Парсонс делает особый акцент на критике философских положений с научной точки зрения и на методологических предпосылках. Методологией в своей работе Т. Парсонс называет ту «пограничную область, существующую между наукой, с одной стороны, и логикой и гносеологией, с другой». «Методология рассматривает общие основания достоверности научных положений и их систем». Далее Т. Парсонс выделяет три уровня анализа: 1. Собственно научная теория. 2. Методологическое рассмотрение. 3. Философский уровень.
Эмпирическим предметом исследования Т. Парсонса является действие человека в обществе (цель, мотив, причины, результат, последствия действий).
В пункте Типы понятий Т. Парсонс рассматривает основные формы понятий, важных для данного исследования.
Основным положением данной работы является то, что все эмпирические знания выражены в форме понятий. И концептуальные схемы в данном случае заключены в структуре языка. Т. Парсонс выделяет три типа концептуальных схем, которые представляют интерес для данного исследования и являются схемой общих фактуальных отношений. Важно заметить, что описание фактов связано с наличием концептуальных схем и одни и те же эмпирические факты можно фиксировать в терминах нескольких схем. Далее Т. Парсонс различает понятия части и понятия целого. И затем подчёркивает различие между двумя видами понятий: «типами-частями» и «эмпирическими обобщениями».
Прежде чем приступить к дальнейшему анализу работы Т. Парсонса следует дать определения следующим понятиям: «аналитические законы»- «единообразные отношения между значениями аналитических элементов». «Аналитические элементы» — «общие атрибуты конкретных явлений, релевантных в рамках дескриптивной системы координат, а также их определённые комбинации». «Единицы» — части действия.
Рассмотрение частей действия распадается распадается на несколько разделов: определение, классификация и структурные отношения. В основе данной работы лежит рассмотрение структуры действия. А название работы — «Структура социального действия» — отражает описание «действия», как наиболее интересного и в тоже время элементарного феномена, анализ в терминах схемы действия.
Т. Парсонс приспосабливает определение понятия «факт» Гендерсона к своему исследованию и понимает его как «эмпирически проверяемое утверждение о явлениях в терминах концептуальной схемы». Факт соотносится с явлением только в том смысле, что факт является высказыванием об одном или нескольких явлениях.
Далее Т. Парсонс переходит к описанию теории действия, которая является концептуальной схемой теории действия. Концептуальная схема имеет свои особенности, одной из которых является расчленение её на единицы действия. Единица систем действия или акт действия — это части системы действия, которая является неопределённой, представляемое, а также существует какое-то число фактов и терминов для её описания. «Акт действия» имеет следующее содержание: 1. Предполагает наличие актора. 2. Наличие цели. 3. «Акт предпринимается в «ситуации», направление развития которой в одном или нескольких отношениях кардинально отличается от цели». 4. Содержит в себе определённый способ взаимосвязи элементов. То есть в выборе средств достижения существует определённая «нормативная ориентация» действия и различение возможных её видов является одним из наиболее важных вопросов данного исследования. Но прежде чем приступить к изложению видов Т. Парсонс выделяет несколько посылок из общей концептуальной схемы: 1. Действия всегда совершается во времени. 2. Действие может закончиться неудачей, ошибками с случае неправильного выбора средств. 3. Субъективность. Выбор теории действия имеет свои следствия. 1. Следует различать объективное и субъективное. 2. Совершает действие не организм, а личность. 3. Отношения объективности и субъективности. 4. Ситуация действия включает в себя физическое окружение и биологическую природу человека.
Следует так же заметить, что концептуальную схему можно использовать на двух уровнях: «конкретном» и «аналитическом». В первом случае единичный акт представляется нам как «конкретный действительный акт», а его элементы, как «конкретные целостности, из которых он состоит». По конкретной целью подразумевается «предполагаемое будущее положение вещей в целом в той мере, в которой оно релевантно системе координат теории действия». На аналитическом уровне цель определяется как «различие между предвидимым будущим положение вещей в результате действий актора и тем положением вещей, которое можно бы предсказать, исходя из начальной ситуации, если бы в неё не вмешалось действие актора».
Т. Парсонс более конкретно описывает человеческое поведение с использованием схемы действия в утилитаристской системе. Несмотря на то, что единичный акт является одним, но различные возможности описания его основных элементов ещё не исчерпаны. Описание систем действия происходили не в один определённый момент, а длились на протяжении времени. Так, среди наиболее ярких особенностей более ранних описаний выделяются: 1. «Атомизм», в котором прослеживается «отчётливая тенденция рассматривать главным образом свойства концептуально изолированных единичных актов и выводить свойства систем действия только посредством процесса «прямого» их обобщения». Это значит, что рассматривались наиболее простейшие элементы. И их группировка происходила в соответствии с тем, чьими актами они являются. Эта тенденция была усиленна некоторыми специфическими традициями западноевропейской традиции, к которой индивид растворялся в обществе. И это положение шло наперекор индивидуализму, который был больше этическим, нежели научным. Источниками индивидуализма считают христианство, протестантизм и другие корни культурного наследия. 2. Важное место уделено «рациональности» действия. Недопустимо иррациональное поведение, то есть отклонение от норм. Это было определенно следующими влияниями: обыденная жизнь сама по себе даёт весомые основания для того, что рациональность действия играло большое значение; ритуальные действия, как противоположные рациональным; большое количество видов деятельности; возникновение науки современного типа. Т. Парсонс определяет рациональность действия следующим образом: «действия рационально в той мере, в которой оно преследует цели, достигаемые в условиях данной ситуации и при помощи наиболее подходящих средств, которыми располагает актор». Наука является наиболее ярким примером рационального разума и поэтому описываемый в работе подход «принимал форму аналогии между учёным- исследователем и актором в его повседневной деятельности». Утилитаристская система использует в качестве единицы системы действия рациональный единичный акт, который является «конкретной единицей конкретных систем действия». 3. Эмпиризм. 4. Постулат произвольности целей. Цели случайны, поскольку случайны действия акторов. Таким образом, утилитарная система социальной теории — это теоретическая система действия, свойствами которой являются: атомизм, рациональность, эмпиризм и постулат произвольных целей. Т. Парсонс объяснят выбор утилитаризма тем, что утилитаризм, разработанный экономической доктриной полезности отражает элементы полезности человеческой деятельности.
Далее Т. Парсонс рассматривает позитивистскую теорию действия, которую он считает рациональной системой и рассматривает свойства системы действий уже относительно данной теорию. Т. Парсонс критикует утилитарную систему, он пишет, что она не предоставляет альтернативы, не имеет выбора как целей, так и средств. Поскольку актор рассматривается в качестве учёного- исследователя, то основой являются когнитивные элементы в субъективном аспекте действия. Единственной возможной когнитивной связью человека с внешней средой является позитивная наука. Именно поэтому данная теория носит название «позитивистской». Далее автор прослеживает историческое развитие позитивизма, который возник с момента отделения социальных мыслей от религиозного учения. Стоит заметить, что утилитаризм является первым этапом развития позитивизма.
Элемент в позитивистской теории заключается только в «имплицитной посылке, что цели следует принимать как данные не только в эвристическом смысле для некоторых аналитических идей, но и исходя из эмпирической реальности, и следовательно, полагать, что они случайны по отношению к связи — средства и её центральному компоненту — знанию актором своей ситуации». Позитивистская теория столкнулась с некоторой трудностью в понимании статуса целей: либо актор независимо выбирает цели, либо выбор цели поглощается условиями ситуации. Отказ от принятия обоих точек зрения характеризуется как отход от позитивизма. Ещё одной проблемой с которой сталкивается позитивистская теория является касается статуса норм рациональности. Актор должен адекватно понимать ситуацию, отклонение от этого ассоциируется с недостаточностью знаний. В позитивистской теории факторы можно свести к несубъективным категориям. Позитивисты не доводили свои рассуждения до аналитического уровня, останавливаясь на конкретном применении схемы действий. В данной работе Т. Парсонс рассматривает следующие положения: схема действий и позитивизм несовместимы друг с другом; теория действия может сыграть огромную роль в социальной науке, если освободится от связей с позитивизмом.
Описывая утилитарную систему Т. Парсонс упомянул понятие «эмпиризма». Поэтому в следующем пункте автор поясняет, что будет иметься ввиду под данным понятием в работе. Т. Парсонс пишет, что «эмпиризм» будет применяться в труде в том случае, если категории системы теории будут адекватны для объяснения научных данных. Мы можем возразит Т. Парсонсу, поскольку эмпиризм тесно связан с позитивизмом, однако он поясняет, что несмотря на это они логически не предполагают друг друга. Далее автор делает некоторые замечания насчёт понятия «индивидуализм». Хотя данной понятие и влияло на теорию действия в этическом аспекте, однако главное направление позитивизма являлось индивидуалистическим в научном контексте. Автор приходит к выводу, что все элементы укладываются в индивидуалистическую модель, поскольку любая теоретическая система является зависимой от индивида.
Далее Т. Парсонс делает несколько примечаний, основной смысл которых будет описан ниже.
Примечание А: О понятии «нормативный». Т. Парсонс определяет понятие «норма», как «вербальное описание конкретного хода действия, который, таким образом, рассматривается как желательный, в сочетании с предписанием согласовывать будущие действия с этим образцом». Понятие «нормативный» в работе «О структуре социального действия» применяется только тогда, когда указывает на «чувство, присущее одному или нескольким акторам, будто нечто является целью само по себе, независимо от его статуса как средства для достижения какой-то другой цели, стоящей перед членами коллектива, перед некоторой частью членов коллектива или перед коллективом как целым». Данный понятия тесно связанны с теорией действия, поскольку не существует такого действия, которое не стремилось бы соответствовать нормам.
Примечание Б: Схематический очерк системы типов в теории действия. Данной примечание написано Т. Парсонсом в качестве справочного материала. Под теорией действия автор понимает «любую теорию, эмпирическим рефреном которой является конкретная система, которую можно рассматривать как состоящую из единичных актов». Единичный акт включает в себя: цель, ситуацию (средства, условия), нормативный стандарт выбора. Позитивистская теория действия, идеализм и утилитаризм имеют ограничения, урезающие общую формулу теории действия. Не имеет ограничений лишь волюнтаристическая теория действия. Далее следует описание теорий действия.
1. Позитивистская теория действия. В позитивистской системе единичный акт допускает описание в терминах, которые могут изменяться по отношению к каждому элементу при этом они не зависят от случайных элементов. Ситуация может представляться как в объективных, так и в субъективных терминах. Содержание цели не зависит от ситуации и знания о ней. Позитивистская теория делится на подклассы: радикальный позитивизм (радикально- рационалистический, радикально- антиинтеллектуалистический), «статистический» позитивизм. Так же выделяются следующий типы позитивизма: «индивидуалистический» позитивизм, «социологический» позитивизм.
2. Волюнтаристская теория действия. Основным принципом данной теории действия является то, что «методологическая схема научно обоснованного знания не может ни позитивно, ни негативно исчерпать существенные субъективные элементы действия». Волюнтаристская система включает в себя элементы нормативного характера и рассматривает во взаимной связи с этими элементами ненормативные элементы.
3. Идеалистическая теория действия. В данной теории схема приобретает следующий вид: «смысл- выражение смысла». «Действия» превращается в процесс «эманации» и «самовыражения» нормативных факторов.
Примечание В: О содержании несубъективных категорий в теории действия. Т. Парсонс пишет: «Одной из главных особенностей теории действия является то, что она формируется в терминах субъективных категорий», это значит, что нельзя строго теоретически сформулировать все элементы действий человека, исследователь должен привлекать и субъективные категории, поскольку в противном случае теория потеряет смысл. В данном случает ставится под вопрос систематическое знание и вообще роль науки в изучении теории действия, а ведь существует множество доказательств того, что факторы, формируемые науками могут оказывать влияние на поведение человека через определённые механизмы. Для практических целей роль элементов действия, допускающих несубъективные формулировки в категориях наследственности и биологическом смысле суммируются. Таким образом, теория действия допускает как объективные, так и субъективные категории.
Примечание Г: О соотношении биологического и психологического. В данном пункте Т. Парсонс рассматривает вопрос о том, как биологические факторы соотносятся с психологическими и делает вывод, что термины «среда» и «наследственность», используемые в теории действия, должны рассматриваться как термины, включающие биологические и психологические элементы. Т. Парсонс написал данной примечание, чтобы раскрыть источник трудности, который заключается в том, что вывод, сделанный им нестабилен. Его правильность зависит от теории, которой мы придерживаемся.
Следующая глава посвящена систематической теории действия Макса Вебера.В данной главе Т. Парсонс выдвигает гипотезу, по поводу того, как могут быть эмпирически верифицированы идеальные типы М. Вебера, а их классификация непротиворечива. Главной задачей данной главы Т. Парсонс считает «проверить эту гипотезу, систематически анализируя логическую конструкцию веберовской классификации и общую схему структуры системы действия». Основой теории М. Вебера является понятие действия. Вебер пишет, что «действием мы будем называть любую человеческую установку или деятельность, если и поскольку актор или акторы связывают с ним субъективное значение. Социальное действие — это такое действие, которое, соответственно своему субъективному значению для актора или акторов, имплицитно включает установки и действия других и в своём развитии ориентировано на них». Т. Парсонс пишет, что Вебер даёт ошибочное понятие «действию», поскольку действия связано с человеческим поведением, а человеческое поведение недоступно субъективному аспекту понимания. Таким образом, понятие Вебера не является понятием нормативной науки. Правильная интерпретация понятия «действия» предполагает, что и мотивы и внешние обстоятельства установлены правильно и что их связь поддаётся пониманию. Мотив Т. Парсонс определяет как «комплекс значений, который представляется самому актору или наблюдателю осмысленной основой его установки или действия». М. Вебер приводит деление социального действия на целерациональное, ценностнорациональное, аффективное. Рассмотрим первые два. Целерациональное действие соответствует ожиданиям окружающих и посредством этих ожиданий индивид достигает цели. Ценностнорациональное действие- индивид осознаёт ценности и подстраивает своё поведение под них, независимо от результатов данное действие интерпретируется как этическая. Существует два возможных типа этической установки: 1. «Этика ответственности» предполагает не только выбор цели, но и оценку ценностей. 2. «Этика принципа».
Для данного исследования различение двух типов действия можно рассматривать как основное различение двух «противоположных типов систем конечных целей».
Большую роль в эмпирических трудах М. Вебера по социологии имеет традиционализм. Т. Парсонс интерпретирует традиционное действие следующим образом: «это, по- видимому, тип полного действия, его традиционность заключается в фиксации некоторых существенных аспектов, их иммунитете по отношению к рациональному и вообще к критике». Традиционализм соотносится с привычкой таким образом, что привычка является своеобразной моделью поведения для индивида в каждой конкретной ситуации. У М. Вебера традиционализм, как понятие означает: 1. «конкретное содержание норм, принятых без какой бы то ни было рациональной критики из пошлого». 2. «Качество или свойство определённых конкретных действий». Анализируя теорию М. Вебера следует сказать несколько слов о категории аффективного действия, которая является остаточной категорией, поскольку М. Вебер нигде не пишет о том, что теории четырёх типов действия исчерпывающая. Далее следует рассмотреть понятие социальных отношений, которые заключаются в «вероятности того, что при определённых обстоятельствах действие становится предсказуемым, независимо от того, на чём основана эта вероятность».
Далее важно рассмотреть способы ориентации действия по М. Веберу.М. Вебер интересуется только теми элементами регулирования человеческих действий, которые поддаются пониманию и в связи с этим он, сужая сферу, сосредотачивает своё внимание на «способах ориентации».
М. Вебер выделяет следующие способы ориентации: 1. Интерес- «целерациональные ориентации на сходные ожидания». 2. Обычай. 3. Законный порядок. У М. Вебера наблюдается связь между ориентации действия, нормой и порядком, которая выражается в то что, интерес предполагает рациональность в осуществлении целей, законный порядок предполагает под собой элемент законности и обязанности, обычай же, хотя и является сомнительным, но всё же предполагает под собой нормативными трактовки, поскольку с точки зрения М. Вебера является «единообразием действия» и «дан как действительная практика». Так же в концепции М. Вебера наблюдается связь между ориентации действия и экономическим действием, которая заключается в том, что по его мнению действие «экономически ориентировано, поскольку оно касается, в соответствии с его субъективным значением, удовлетворения желаний получения «пользы»». Однако экономическое действие отличается от рациональной техники, политики и власти. Поскольку по концепции М. Вебера эти три понятия означают принуждение и неравенство, что отрицается в экономических нормах.
Следующий пункт работы Т. Парсонса посвящён законному порядку, харизме и религии. Начнём с классификации мотивов поддержания законного порядка, которые Т. Парсонс обнаруживает у М. Вебера. 1. «Классификация способов «гарантирования законности и порядка»». 2. «Классификация причин, по которым акторы придают порядку обязательную законность». Если раскрывать первую классификацию, то мотивации поддержания порядка могут быть: 1. Аффективными. 2. Ценностнорациональными. 3. Религиозными. Мотивация в данном случае может быть как внутренней, так и внешней. Далее раскроем вторую классификацию, которая распадается на 1. Традиционные. 2. Аффективные. 3. Ценностнорациональные. 4. Поддерживаемые в качестве законных позитивными институтами. Различия между первой и второй классификацией состоит в том, что во второй классификации исчезает интерес, а также вторая классификация является классификацией мотивов, по которым порядку приписывается законность. В этом же пункте Т. Парсонс рассматривает понятие «харизма», которое М. Вебер определяет, как «исключительное качество, присущее престижу и авторитету», в применении к индивидам харизматическое качество М. Вебер определяет как «нечто, чему можно подражать». Харизма хоть и связанна с законностью, но отличается от неё, поскольку харизма, предполагая антитрадиционализм, в конечном счёте «становится, напротив, специфической санкцией неподвижного традиционализма».
Глава 18 работы Т. Парсонса «О структуре социального действия» посвящена эмпирически верифицируемым выводам. Автор поясняет, что исследование является попыткой эмпирической монографии, поскольку оно имеет дело с фактами и их объяснением. Т. Парсонс в данной главе рассматривает теории учёных и производит систематизацию доказательств некоторых выводов , которые можно считать эмпирически обоснованными.
В утилитаризме формулируются отношения норм внутренней рациональности со средой и наследственностью, эти отношения можно проследить в двух контекстах: 1. «Когда действие считается процессом рациональной адаптации средств к целям, последние выступают в роли конечных средств и условий действия». 2. «Элементы наследственности и среды вводятся в утилитаристскую теорию в связи с ситуациями, где норма рациональности не выполняется». Главной формой развития мысли, которое разбирается в данном исследовании было чёткое разграничение «утилитаристской дилеммы»: либо строго утилитарная точка зрения, либо чисто позитивистская. Первое направление основывалось на эмпирических наблюдениях, которые сложно было объяснить в терминах. Второе же направление предполагает отказ от схемы «средство-цель» в качестве необходимой. Далее Т. Парсонс анализирует три различных движения мысли, в ходе которых совершалась реконструкция радикальной теории, которая должна была устранить «утилитаристскую дилемму».
Т. Парсонс обращается к теориям Маршалла, которые уклоняются от утилитарной отказом принятия постулата о независимости потребностей, а так же отказом признать, что конкретные действия следует рассматривать только как средства для удовлетворения потребностей. Эти два уклонения Маршалл вместил в понятие «деятельность», которое является остаточной категорией и является «важным эмпирическим элементом экономического порядка». Главной движущей силой социальной эволюции являются для Маршалла накопление эмпирических знаний, развитие ценностной системы, рост рациональность. На этот теория Маршалла исчерпывается, но несмотря на свою ограниченность Маршалл сделал решающий шаг, введя общую теорию ценностей, разделяемую большими группами людей.
Далее Т. Парсонс обращается к теории Парето, методологические постулаты которого «расчистили путь для эксплицидного построения волюнтаристической теории действия». Парето выявил и исправил ошибку не правильно рассматриваемой конкретности. Парето так же как и Маршалл разработал теорию пользы, и так же как и Маршалл считал, что с помощью неё нельзя объяснить конкретное действие индивида. В остальном же Парето и Маршалл имели разные точки зрения. Парето принадлежит концепция остатков и производных элементов. Так как Парето построил данную концепцию без явной связи с проблемой структуры, задачей данной работы является выявление следствий его концепции для структуры систем. Т. Парсонс выделяет следующие следствия: 1. Способ определения понятий Парето таков, что не соответствует главному положению данного исследования: «различение в системах действия нормативных аспектов и аспектов, связанных с условиями». 2. «Ценностный элемент не исчерпывается этим особым видом остатков, которые представляют собой лишь рационализированный крайний случай». 3. Логической действие нужно подразделить, поскольку оно не является структурно однородным.
Следующим объектом исследование Т. Парсонса являются концепции Э. Дюркгейма, который проявил интерес к проблемам экономического индивидуализма, а решение этих проблем связанны с утилитарной точкой зрения. Э. Дюркгейм критиковал утилитаристскую теорию о оставался в рамках «утилитаристской дилеммы», устремляюсь в сторону радикально-позитивистской альтернативы. Т. Парсонс считает социальные факты являются остаточными категориями, поскольку являются внешними и могут оказывать принуждающее воздействие. Тупик в которые зашёл Э. Дюркгейм, пытаясь выявить остаточные категории, был преодолён посредством различения социального принуждения и естественной причинности. Социальная среда порой не поддаётся индивиду, однако поддаётся обществу. Для Э. Дюркгейма актор всегда пассивен и поэтому он приближается к волюнтаристскому подходу. И следующим шагом, который изменяет это положение, является признание того, что «страх перед санкциями составляет только второстепенный мотив соблюдения институциональных норм; первичный же мотив — это моральный долг». Дюркгейм и Парето приходят к общему выводу: «социальный элемент предполагает существование общепризнанной системы ценностей». Однако пути по которым учёные пришли к этому выводу различны. Дюркгейм оперировал с индивидом, действующим в окружении, а затем проводил анализ этого окружения. Парето же развивал схему «средства- цель», обобщал и сформулировал понятие социального элемента, как «цель, которую должно преследовать общество». Дальнейшее развитие идей Э. Дюркгейма было революционным по значению. Такое развитие можно увидеть в исследовании религии Э. Дюркгеймом. В этом исследовании Э. Дюркгейм выделяет понятие ритуала и считает, что он является способом для достижения определённых целей.
Т. Парсонс делает вывод, что «концептуальные элементы, дифференцированные в анализе в работах Парето и Дюркгейма действительно принадлежат к одной и тоже теоретической системе». Все элементы можно найти в работах всех исследователей, включая Вебера.
На основе исследований Т. Парсонс выделяет пять тезисов, связанных с работами учёных. 1. Во всех работах очертание схемы социального действия совпадает. 2. Обобщенная система теоретических категорий представляет собой новую разработку теории. 3.Создание новой теоретической системы было связанно с основными эмпирическими обобщениями. 4. Одним из главных источников возникновения волюнтаристской теории действия является правильное наблюдение эмпирических фактов социальной жизни. 5. Четыре приведённых выше вывода являются эмпирической верификацией теории.
В заключение Т. Парсонс говорит, что если взять все пять тезисов, то можно сделать следующий вывод: «исследование имеет право на то, чтобы его рассматривали не просто как вклад в осмысление некоторых социальных теорий и процессов их развития, но также и как вклад в социальную динамику. Ибо развитие эмпирического знания является чрезвычайно важным фактором процесса социального изменения, поскольку оно тесно связано с рациональным действием, которое и является главной темой исследования». (Продолжение далее).

Парсонс Т. «О структуре социального действия»

Previous Entry | Next Entry

Согласно произведению Т.Парсонса «О структуре социального действия» «смерть Спенсера» олицетворяет собой результат «преступления», жертвой которого пало нечто большее, чем просто судьба и репутация одного мыслителя.
Согласно Спенсеру религия возникает из донаучных представлений человека, т.е религии присущи невежество и заблуждение. Таким образом, я считаю, высказывания Спенсера были скептически непризнанны. Концепции линейной эволюции, трактуемой Спенсером начали сходить со сцены, и их место стали за­нимать циклические теории. На их месте стали возникать различного рода соци­алистические, коллективистические и организмические теории. Так и происходил упадок интереса к Спенсеровской теории.
Прагматизм в самом широком смысле слова был идеологическим фоном, на котором сложилась эмпирическая тенденция в социологии. Восприняв некоторые идеи Г. Спенсера, американские социологи под влиянием основоположников прагматизма, интенсивно развивавших психологическую науку, старались провести аналогию не между биологическими, а между социальными явлениями и процессами.
Согласно мнению Парсонса, «Важное значение для Спенсера имеет процесс наблюдения. В соответствии с этим взглядом, теория должна состоять из обобщений по­знанных фактов в том смысле, что общие выводы долж­ны подтверждаться суммой таких фактов[1]Спенсер сформулировал основные принципы функционального подхода, которые затем развил Парсонс. Эти принципы состояли в следующем:
«1. Общество рассматривается как целостная структура, единый организм, состоящий из множества частей: экономической, политической, военной, религиозной и т.д.
2. Каждая часть может существовать только в рамках целостной системы, где она выполняет определенные функции.
3. Функции частей всегда означают удовлетворение какой-либо общественной потребности. Все вместе функции направлены на поддержание устойчивости общества и его воспроизводство.
4. Поскольку каждая из частей выполняет только ей присущую функцию, в случае нарушения деятельности частей, выполняющих определенные функции, чем больше эти функции отличаются, тем труднее другим частям восполнить нарушенные функции[2]Критерии научного знания следующие:

  1. теоретический подход;

  2. систематизированность;

  3. обоснованность и доказательность выводов;

  4. объективность, т.е исключение эмоциональных и идеологических аргументов;

  5. в отличие от простого знания, научное знание стремится к созданию нового знания на основе уже существующих или вновь добытых.

Следует выделить, что нормативно-ролевое понятие о соц. институтах, имеющееся в структурно-функциональном разборе, является более часто встречаемым не лишь в западной, но и в отечественной социологической литературе.
Согласно Парсонсу, выделение экономики, политики и идеологии как основных и взаимосвязанных сфер целостного общества, развивает идею повального распорядка, который гносеологически обосновывается и аксиологически выводится как ограничение существования сетка в качестве 1-го целого. Одновременно уточняется социологическое мнение об устройстве общества, что позволяет подметить и изучить базовые базы, регулирующие каждую из выделенных сфер и обеспечивающих функционирование 1-го общественного организма.
Для анализа в данном исследовании Парсонсом выбираются концепции таких мыслителей как позиция Дюркгейма,  Маршалла, а также Парето. Парето, конечно, испытал влияние Маршалла при создании своей чисто экономической теории, но столь же безусловно отсутствие такого влияния во всех иных отношениях, представляющих интерес для данного исследования.
Основными способами, используемыми для построения социологической концепции Т. Парсонса, по моему понятию, являются такие общенаучные способы, как аксиоматичный и дедуктивный способы. Она основывается методом аксиоматического вступления базисных мнений, логического выведения связей меж ними и построения их классификаций.
В творении Т. Парсонса наблюдается некая численность шагов исследования: 1. Во-первых, это шаг «волюнтаристской» теории действия, обрисовывающий методы воззрений М. Вебера и Э. Дюркгейма; 2. Этап сотворения общей теории деяния и теории публичной системы какие понимаются как «приборы разбора», а не как отражение публичной реальности; 3. Этап внедрения Т. Парсонсом своей концептуальной схемы для разбора эмпирических неувязок, в том числе в качестве исходной теории, объясняющей ключевые веяния развития современной цивилизации.
Исходя из разбора творения, одной из определяющих частей парсоновской теории является усердие к интеграции публичной психологии и социологии. Парсонс, вровень с научными построениями У. Томасом и Э. Мэйо, интегрировал в социологическую теорию элементы психоаналитической теории 3. Фрейда, и, до этого лишь, прикасающихся процесса социализации личности.
Социологическая концепция Парсонса является многофакторной, так как не дает приоритета ни одному из известных обстоятельств общественной жизни. Выражением предоставленной многофакторности является мнение о публичной системе.
Парсонс представляет процесс социализации как принципиальный сочиняющий вещество социологической концепции и вводит термин социализация в категориальный аппарате социологической теории. Наряду с неким он включил в социологической контекст социально-психологические представления статуса и роли, создав свою статусно-ролевую теорию публичной системы.
В социологической концепции Т. Парсонса имеют все шансы существовать и выделены различные объяснительные модели для внедрения как на уровне микросоциологического исследования (статусно-ролевая теория публичной системы), так и на макроуровне ( четырехфункциональная способ).
Парсонс устанавливает взаимосвязь меж философией и наукой, коль скоро различие меж ними понятно, является обыденный дедукцией из общей природы самого разума. Общий принцип состоит в том, что интеллект по своей природе стремится к верно последовательному объяснению лишь опыта, находящегося в его границах. Поскольку как к философским, так и к научным положениям привлекается энтузиазм одного разума, то естественно хотение установления логической согласованности меж ними. Отсюда практически так же следует, что «в человеческом опыте не может существовать непроходимых перегородок. Рациональное познание является единым органическим целым».
Термином «методология» обозначается конкретно эта пограничная область, наличествующая меж наукой, с одной стороны, и логикой и гносеологией, с иной. Поэтому этот термин относится до этого только не к «способам» эмпирических изучений, таковым как статистика, монографическое изучение, интервью и т. п. Последнее наиболее целенаправлено именовать техникой изучений. Методология разглядывает общие основания достоверности научных положений и их систем.
Общество – это таковой тип общественной системы, который владеет наивысшей ступенью самодостаточности сравнительно собственной среды, включающей и остальные общественные системы. Самодостаточность в отношении среды означает не обособленность, но стабильность взаимообмена со средой и дееспособность системы надзирать этот взаимообмен в заинтересованностях собственного функционирования.
Социальная система – одна из подсистем системы деяния. Т. Парсонс описывает ее как систему, «образуемую состояниями и действиями общественного взаимодействия меж действующими субъектами, характеристики которых не выводимы из параметров работающих субъектов»[3]
Ее наименьшим составляющей является не индивидум, а статус-роль; малое известие представляет собой стандартизированное взаимодействие, когда любой соучастник разбирается на остальных. Функцию привыкания в общественной системе реализует подсистема экономики, функцию поддержания эталона – подсистема социализации, функцию целеполагания – политическая подсистема, предполагающая вероятность принудительного контроля за поведением индивидов, функцию интеграции – подсистема общественного контроля, исполняемого за поведением индивидов в силу их добровольной лояльности к тем соц. группам, в какие они вступают. Некоторые общественные системы Т. Парсонс именует сообществами.
Это система вербальной коммуникации, система родства, религию, разработка, соц. стратификация, легитимация стратификации, бюрократия, средства и рыночный комплекс, безличные правовые нормы, демократические соединения.
Наличие последних 2-ух эволюционных универсалий приемлемо для так называемых современных сообществ (сообществ модерна), различающихся от обыденных сообществ.
В обыденных обществах, с точки зрения Парсонса, «доминируют дела меж личностями в целом, а не меж отдельными статусами и ролями, как в современных обществах. Традиционное общество характеризуется диффузностью (размытостью, неотчетливостью) соц. статусов и ролей, слабым разделением труда, в то время как в современных обществах имеется развитое разделение труда, статусы и роли специфичны и имеют все шансы быть отличены от индивида (к образцу, в экономической сделке люди имеют все шансы взаимодействовать как просто заказчик и просто купец, а не как две личности во всем их богатстве)»[4]
В обыденных обществах доминируют приписываемые статусы, практически все из которых наследуются по рождению и родству; в современных – достигаемые, связанные с своими усилиями и заслугами. «Поэтому в обыденных обществах человека расценивают до этого лишь с точки зрения его принадлежности к той или иной группе, а в современных – с точки зрения его собственных способностей. При выборе партнеров по взаимодействию в обыденных обществах ориентируются на конкретных индивидов или членов определенных групп, а в современных обществах – на рынок, состоящий из абстрактных индивидов[5]
Развитие стратификации рассматривается Т. Парсонсом как один из качеств привыкания общественной системы. В современных сообществах проф. расположение исполняется чрез систему признания собственных возможностей и наград, а переносимость гораздо лучше, чем в обычных сообществах. Статусы профессий отвечают иерархии материальных возмездий и общественного престижа в согласовании с их многофункциональной значимостью для сообщества в целом. Высокие возмездия нужны для такого, чтоб заставить людей делать функционально важные работы.
Парсонс разглядывает социальную эволюцию как «перемещение от обычных к наиболее трудным формам сообщества». С течением времени проистекают конфигурации в сфере культуры, меняются ценности, что и предопределяет более масштабные образцы смен. Для их обозначения Парсонс выделяет две группы культурных ценностей, какие он называет структурными переменными А и Б. Основанием для их деления служат способы, с помощью которых общество решает более жизненно-важные вопросы личных членов. Согласно Парсонсу, структурные переменные типа А свойственны для обычных сообществ, в то время как структурные переменные типа Б характерны исторически наиболее высочайшим индустриальным сообществам. Конкретизирует собственный взор на общественную эволюцию социолог средством последующих 5 проблем, в которых 1-ая дробь относится к социуму со структурными переменными типа А, а 2-ая — к типу Б.
«Формулировка трудности нередко наиболее существенна, чем ее позволение, которое может существовать занятием только математического или экспериментального художества. Постановка новых вопросов, формирование новых  способностей, обсуждение старых проблем под новеньким углом зрения требуют творческого воображения и отображают настоящий прорыв в науке».
У Парсонса в его схеме «структурных переменных», т. е. которые тем или иным образом решаются индивидумами, действующими в публичной системе, во каждой паре соотнесенных понятий разрешено отыскать черты общины и общества ( напр., » универсализм – партикуляризм «).
Парсонс пытался сконструировать общую аналитическую логико-дедуктивную теоретическую систему, охватывающую гуманную реальность во всем ее богатстве.
«Аналитический закон» В собственной работах Парсонс дополнил статистический анализ соц. систем разбором протекания действий. Процессы в соц. системах сначала представляют собой интеракции.
Поскольку общественные системы являются системами деяния, интеракции проистекают с поддержкой языковых и неязыковых знаков, стают коммуникациями.
Понятие функции Парсонс объединяет структуру и процесс с точки зрения системы. Общественное создание рассматривается как процесс функциональной дифференциации в подсистемах и как процесс интеграции в целях сохранения границ публичной системы, а еще её подсистем как функциональной квалификации.
В таком плане Парсонс изучит создание действий дифференциации в обществе и связанных с ними действий приспособления, интеграции и обобщения ценностей.
Функции соц. систем не только имеют все шансы быть привлечены как приборы для установления структурных долей, но и сами рассматриваются как процессы: так как они, в общем, формализованы в направлению постоянно растущих дифференциации и квалификации, они представляют собой взоры эволюционного развития.
Общественная эволюция интерпретируется Парсонсом как кибернетические коммуникационные процессы меж обществами, вызванные ростом пособности приспособления. Результатом этого делается конфигурации типа общества с точки зрения формы экономики, режима, общественной структуры и системы ценностей.
Приспособив к целям данного исследования определение доктора Гендерсона мировоззрение » факт «, понимается факт как » эмпирически проверяемое предписание о явлениях в определениях концептуальной схемы «. Система научной теории вообщем является абстракцией непосредственно потому, что факты, из которых она состоит, не придумывают безукоризненного описания всех относящихся к ней явлений, а формируются » в определениях концептуальной схемы «, т. е. воплощают в себе только факты о явлениях, какие главны для теоретической системы, используемой в данное время.
Это различие меж фактом как выражением о явлениях и самими явлениями, какие являются. конкретными, реальными сущностями, непременно несомненно поможет избежать недоразумений. Основную штуку Парсонс назвает » единичным актом «. » Так же как единицы механической системы в ее классическом осмысливании — частички — имеют все шансы существовать определены лишь в определениях их параметров, таковых, как толпа, прыть, пространство в пространстве, направленность движения и т. д., единицы систем деяния еще владеют некими главными качествами, без которых нереально доставить себе такую штуку » имеющейся «.
» Говоря о штуке деяния как о чем-то существующем, мы не владеем в виду при этом какое-то конкретное пространственное или другим образом определенное наличие » — данное выражение прокомментируем как попытку вызволить вещество системы из всеобщего кружка целостной единицы, средством обобщения особенности в целом.
Нормативная ориентация деяния -это аналитически данный метод дела частей деяния друг к другу. Для мнения деяния, даже в каждом конкретном случае, не так главен тип нормы, как сам факт, что в действии постоянно имеется нормативная ориентация.
Задав простую штуку деяния, Парсонс оказался перед неувязками, связанными с организацией данных единиц в единицы более высокого уровня взаимодействия. Данная неувязка, произнесу, не могла показаться у Вебера или Знанецкого, так как для них исходной штукой разбора было соц. действие. В нее смотрелись и » другой «( соц. объект), таким образом, открывался путь к их взаимодействию.
Всего этого нереально сообщить о парсонсовском элементарном действии, которое, как подмечалось более, задается через нормативно обусловленное весть » цель средства «. Находящиеся в поле деяния объекты имеют все шансы обладать определенное воздействие на нрав деяния, но оно ни в коей мерке не может сравниться с тем воздействием, которое оказывают на действие цели и средства, предлагаемые индивидумом.
Теоретически возникающую делему попытаемся сконструировать: как может существовать действие в случае, когда покупка цели объединено с другим работающим целенаправлением? Если считать это элементом ситуации (без помощи других условием или средством), то тем самым нарушается один из исходных постулатов действия, так как тогда нормативная ориентация и ситуация совпадают, т. е. в ситуации появляется существо, который не может быть отнесен ни к условиям, ни к средствам.
А если признать иной норматив составляющей, то это означает, что в действии имеется 2-ое деятельное существо, преследующее свою мишень.
Тогда почему-то, как может быть действие, ибо в простом действии нет процедуры, объединяющей цели меж собой.
При формировании из простых единиц деяния наиболее трудных, именуемых «работающим элементом», это еще может существовать когда-то понято, или желая бы принято как факт. Однако остается существования систем деяния, состоящих из работающих лиц и обществ. Именно тут и сконцентрированы главные трудности перехода от простого деяния к системам деяния вообще и к соц. деянию в частности. В пределах всякой из данных 3-х групп наук, сообразно Парсонсу развились и есть подсистемы, являющиеся во многом самостоятельными. Главный принцип дела подсистем в науках о действии состоит в том, «что с возрастанием трудности простых систем возникают новейшие эмерджентные характеристики, какие вызывают к жизни новейшие абстрактные трудности, не имеющие дела к наиболее простым системам».
Важная изюминка данных систем несводимость их одна к иной и к «простому деянию». Последнее представляет собой ограничивающий вариант систем, входящих в науки о действии. Поэтому «простое действие «обязано рассматриваться постоянно не разъединено, а как единичка наиболее широкой системы, которая подключает в себя очень много схожих действий, именуемых в целом «системой деяния». Идя от представления о системах деяния, Парсонс пришел к выводу о том, что в всякой отдельной науке о действии обязана существовать выделена специфичная для нее окончательная единица, котора
Т. Парсонс » О структуре социального действия».: selivanova17 — LiveJournal
selivanova17 (selivanova17) wrote,
selivanova17
selivanova17
Categories: Т. Парсонс начинает свою работу с рассмотрения проблем, которые он описывает в своей книге. Он говорит о своем видение теории социального действия. В Самом начале он говорит о «смерти» Спенсера, т.е. о « смерти» его идей. Его идеи забылись быстрее, чем идеи других мыслителей. Поэтому Спенсера он считает «мертвым». Сложно считать человека живым, когда о его идеях и теориях никто не помнит.
 Далее он в своей работе пишет о теории и ее взаимодействии с фактами. По его мнению, теория должна состоять из фактов, которые были рассмотрены. Теория состоит из эмпирических фактов, а они постоянно развиваются и дополняют ее.
 Перед собой Парсонс ставит задачу: проверить данное понимание науки и рассмотреть ее развитие в социальной области. Парсонс также пишет об эмпирических методах: «Эмпирическим методом данного исследования является действие человека в обществе» [12]. Это, надо понимать, и есть трактовка социального действия, о котором ранее писал Вебер. Но это труд Парсонса, и он здесь дал своё видение понятия и его роль в этой книге. Но каковы же черты этого действия? Они таковы: «Люди приписывают своим действиям субъективные мотивы. Если спросить их, почему они совершают некоторый поступок, они ссылаются на «мотив». Безусловно так же, что они выражают причины своих поступков, т.е. субъективные чувства, идеи, мотивы, как при помощи языковых символов, так и другими путями. Кроме того, как в действии, так и в науке, встречаются некоторые классы конкретных явлений, подобных следам чернил на бумаге» [13]. Действительно, на теорию Вебера выше указанное понятие было только похоже. Во всяком случае, я не припоминаю, чтобы он писал о мотивах. Вебер говорил об ориентации действия на общество.
Парсонс использует такое понятие, как «теоретическое объяснение». Вот что он пишет о способах его осуществления: «Теоретическое объяснение требует разбивки его на более простые элементы, которые должны служить единицами одной и более теоретических систем, в терминах которых он будет описан. Эта разбивка может идти не в одном, а по крайней мере в двух логически разных направлениях. С одной стороны, мы можем разбить конкретный объект на части или единицы. На физическом или биологическом уровне их достаточно легко увидеть» [14]. Впрочем, надо говорить не о физическом или биологическом уровнях, а о теоретическом объяснении, которое никак нельзя не показать, а только растолковать на словах. Дальше уже работает такая наука, как логика.
Теперь немного о самих словах. Почему же Парсонс назвал так свой труд – «Структура социального действия»? Вот почему: «Рассмотрение частей или единиц действия распадается, естественно, на два раздела – определение и классификация элементарных единиц и определение соответствующих отношений единиц в системах. Последние для данных целей могут быть обозначены как структурные отношения. Тогда основным каркасом настоящей работы может считаться анализ структурного аспекта систем действия, в некотором смысле их «анатомия». Необходимо привлечь внимание к тому факту, что относительно тех же конкретных явлений возможно проводить функциональный анализ на различных уровнях. Взаимоотношения четырёх систем, рассмотренных выше, в первую очередь являются отношениями различных уровней, на которых можно описывать «социальную структуру». Один из этих четырёх – «действие», наиболее интересный для нас, может считаться самым элементарным. Последующее является не анализом социальной структуры во всех возможных терминах, а лишь анализом в терминах схемы действия. Отсюда и название нашей работы – «Структура социального действия» [15]. Вот такое длинное, но несложное объяснение названию дал нам автор. Тут-то и видны все различия между трактовками социального действия в исполнении Парсонса и Вебера.
А в конце введения Парсонс вернулся к тому, чему обещал, — растолковать понятие «факт». После длительных рассуждений автор пришёл к выводу: «Ни одно явление никогда не является «фактом», если только это не говорится в эмпирическом смысле» [16]. Действительно, к фактам мы можем прийти только опытным путём, они могут подтверждены или опровергнуты, но всё это делается лишь посредством опыта.
Вторую главу – «Теория действия» — Парсонс начал с понятия «единица систем действия». А что это? Из чего она состоит? Автор пишет следующее: «Подобно тому как единицы механической системы в её классическом понимании – частицы – могут быть определены только в терминах их свойств, таких, как масса, скорость, место в пространстве, направление движения и т.д., единицы систем действия также обладают некоторыми основными свойствами, без которых невозможно представить себе такую единицу «существующей». Мы говорим о возможности представить себе акт действия как единицу с точки зрения определённой системы координат» [17]. Иными словами, нужно выявить какую-то мельчайшую частицу (не в физическом смысле), которая станет единицей системы действия.
Далее Парсонс перечислил важные посылки теории действия: «Первая важная посылка – это то, что действие есть всегда процесс, совершающийся во времени. Временная категория – это основная категория для данной схемы. Вторая, столь же существенная посылка предполагает наличие некоторой сферы выбора, доступной актору, в отношении как целей, так и средств, в сочетании с понятием нормативной ориентации, а также предполагает возможность «ошибки» (error), неудачи в достижении цели или «неправильного» выбора средств. Третья посылка состоит в том, что система координат данной схемы в определённом смысле субъективна. А теперь рассмотрим четвёртое следствие, вытекающее из теории действия. Разумеется, ситуация действия включает в себя элементы того, что на общепринятом языке называется физическим окружением и биологическим организмом – если упоминать хотя бы два этих аспекта. С одинаковой уверенностью эти элементы ситуации действия можно анализировать как в терминах физических, так и в терминах биологических наук, и явления, которые мы рассматриваем, бывают предметом анализа в терминах тех единиц, которые используются вышеупомянутыми науками» [18]. Таковы следствия теории действия. Здесь трудно не согласиться с автором, всё очень подробно и точно рассказано.
А вот и ещё один интересный момент – как исследовать единичный акт на «конкретном» и «аналитическом» уровнях: «На конкретном уровне под единичным актом понимается конкретный действительный акт, а под его «элементами» — конкретные целостности, из которых он состоит. Так, под конкретной целью подразумевается предполагаемое будущее положение вещей в целом в той мере, в которой оно релевантно системе координат теории действия. Тогда цель в аналитическом смысле следует определить как различие между предвидимым будущим положением вещей в результате действий актора и тем положением вещей, которое можно было бы предсказать, исходя из начальной ситуации, если бы в неё не вмешалось действие актора» [19].
Можно задуматься: а почему же Парсонс исследует утилитаризм? Вот его ответ: «Выбор, сделанный нами, основывается прежде всего на том, что наиболее последовательно логические последствия были разработаны современной экономической доктриной полезности (утилитарности). При том, что они нуждаются во всевозможных поправках, связанных с помещением их в более широкую теоретическую схему, принимающую во внимание также и другие элементы, элементы полезности человеческого действия на самом деле были элементами, к правильной оценке которых ближе всех подошла именно утилитарная теория в вышеуказанном смысле» [20]. Иначе говоря, именно с помощью утилитаризма можно раскрыть проблему, поставленную в тексте. Хотя, может быть, я ошибаюсь…
Пожалуй, на этом я закончу разбор текста, а напоследок приведу понятие «эмпиризм» по Парсонсу: «Термин «эмпиризм» будет применяться к системе теории в том случае, если она утверждает, что категории данной теоретической системы сами по себе адекватны для объяснения всех имеющих научное значение данных, относящихся к тому комплексу явлений, к которому она применяется» [21]. Видимо, автор имеет в виду, что эмпирические теории – это те теории, которые могут подойти для объяснения той или иной проблемы.

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

Т. ПАРСОНС И ЕГО ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ДЕЙСТВИЯ И СОЦИАЛЬНЫХ СИСТЕМ — Студопедия

Видное место среди наиболее известных социологов XX ве­ка принадлежит профессору Гарвардского университета Толкотту Парсонсу (1902-1979). В своем стремлении соз­дать общую теорию систем действия, опирающуюся на принципы изменения, интеграции и стабильности, он предлагал альтернативу марксистскому пониманию первенствующего значения революции и радикального преобразования мира. Единая идея его работ в том, что социальная реальность, несмотря на сложность и противоречивость, организована ра­ционально и обладает системным характером. С точки зрения Парсонса, социологическая теория занимается явлениями институционализации образцов ценностных ориентаций, а также мотивационными процессами, протекающими в социальной сис­теме.

Т. Парсонс считал, что основной проблемой социологии как теоретической дисциплины является исследование процессов ин­теграции социальных систем. Поэтому социология должна зани­маться широким кругом факторов и последствий «интегральных состояний» социальных систем самых различных уровней, начиная с семьи и малых групп, через промужеточные уровни локальных общностей и формальных организаций, и кон­чая обществами как таковыми и даже целыми системами обществ.

Социальная система в связи с этим рассматривается не как конкретное целое, а как определенный набор абстракций, полу­ченных логическим путем из конкретных форм взаимосвязи и по­ведения, исследуемых с точки зрения взаимодействия. А это озна­чает, что социальная система состоит из взаимодействий индиви­дов, каждый из которых одновременно является и действующим лицом (актором), имеющим определенные цели, установки, стрем­ления и т.п., и объектом ориентации как для других действующих лиц, так и для себя самого. Вместе с тем социальная система рас­сматривается Т. Парсонсом как «открытая», находящаяся в отно­шениях взаимозависимости и взаимопроникновения с рядом ок­ружающих систем.


Любую социальную систему можно представить в двух ее неразрывных аспектах. С одной стороны, она выступает как структура, т.е. как ряд единиц или компонентов со стабильными свойствами. В этом выражается статика систе­мы, составляющая объект ее синхронного аспекта исследования. С другой стороны, система предстает как ряд событий, процессов, в ходе которых нечто происходит, изменяя некоторые свойства и отношения между структурными единицами.


Эти изменения со­ставляют в своей совокупности динамику системы, служащую объектом диахронного аспекта ее исследования. Если рассматри­вать социальную систему с точки зрения ее структуры, то мини­мальной единицей такой системы является роль участвующего ин­дивидуального субъекта действия, а минимальное отношение пред­ставляет собой стандартизированное взаимодействие, когда ориен­тируясь на других, и наоборот, каждый является объектом для всех остальных. Таким образом, даже на самом своем элементарном уровне социальная система предстает в органической взаимосвязи структуры и событий, с ней происходящих, т.е. изменений, свя­занных с действием.

Из этого следует, что социальные системы рассматриваются не как агрегации взаимодействующих людей и проявляющих себя в поступках, а как сложные и целостные совокупности социальных действий людей, включающих в себя различные взаимодействия и изменения структур, возникающих в результате взаимодействий. «Мы предпочитаем использовать термин «действие», а не «пове­дение», — подчеркивает Т. Парсонс, — поскольку нас интересует не физическая событийность поведения сама по себе, но его образец, смыслосодержащие продукты действия (физические, культурные и др. — от простых орудий до произведений искусства, а также ме­ханизмы и процессы, контролирующие этот образец».

Т. Парсонс выделяет общую модель действия, названную им «единичным актом», который включает в себя два основных ком­понента:

1. Действующее лицо (актор), т.е. субъекта действия, наде­ленного стремлением действовать, имеющего определенные цели, способного описать способы их достижения и осуществить их.

2. Ситуационное окружение — изменяемые и неизменные факторы окружения, по отношению к которым направлено дейст­вие и от которых оно зависит.

Таким образом, действие предстает как некоторый процесс в системе «субъект действия — ситуация», имеющий мотивационное значение для действующего индивида или — в случае коллектива — для составляющих его индивидов. Это значит, что ориентация со­ответствующих процессов действия связана с достижением удов­летворения или уклонением от неприятностей со стороны соответ­ствующего субъекта действия. Поэтому отношение к ситуации со стороны субъекта действия носит мотивационный характер и свя­зано с удовлетворением или неудовлетворением как от самого действия, так и от полученного в результате его итога.

Кроме это­го, действующее лицо развивает систему ожиданий (экспектаций), относящихся к различным объектам ситуации. Эти ожидания мо­гут быть организованы только относительно его собственных потребностей — установок и вероятности удовле­творения или неудовлетворения в зависимости от альтернатив действия, которое может осуществить данное действующее лицо. Но в случае взаимодействия с социальными объектами в эту модель добавляются новые параметры. Часть ожиданий субъекта действия, а во многих случаях наиболее значительная их часть, сводится к вероятным реакциям «другого» на возможное действие «Я», что существенно влияет на собственные выборы «Я». Вследствие этого различные элементы ситуации приобретают специальные «значения» для «Я» в качестве «знаков» или «симво­лов», соответствующих организации (структуре) его системы ожи­даний. Такие знаки и символы, особенно там, где существует со­циальное взаимодействие, приобретают общее значение и служат средством коммуникации между действующими лицами.

Но когда возникают символические системы, способные стать посредниками в коммуникации, можно говорить о началах культуры, которая становится частью систем действия соответст­вующих действующих лиц. Поэтому Т. Парсонс рассматривает со­циальные системы только на таком уровне их развития, где систе­мы взаимодействия между действующими лицами и определен­ными ситуациями включают в себя общепринятую систему куль­турных символов. Таким образом, социаль­ная система состоит из множества индивидуально действующих лиц и их коллективов, взаимодействующих друг с другом в опре­деленной ситуации, а их отношение к ситуации, включая отноше­ние друг к другу, определяется и опосредуется системой общепри­нятых символов, являющихся элементами культуры.

Ситуационное окружение действующих субъектов состоит из определенного числа социальных, культурных и физических факторов, делающих возможным действие, но вместе с тем огра­ничивающих пространство совершаемого действующим лицом выбора.

Первым фактором ситуационного окружения, считает Т. Пар­сонс, является биологический организм, первичной структурной характеристикой которого выступает не анатомическое строение, а видовой тип организма, рассматриваемый с точки зрения физиче­ских требований органической жизни. Первичными среди этих проблем являются обеспечение пищей и жильем, а также разделе­ние на два пола, влияющего на все человеческие действия. С этим тесно связаны технологические процессы, очевидным образом служащие реализации человеческих потребностей и желаний. Этот фактор включает в себя общие органические про­цессы, которые обеспечивают адекватное функционирование лич­ности, в особенности в отношении к комплексам родства, места жительства и здоровья. А это означает, что данный фактор ситуа­ционного окружения рассматривается Т. Парсонсом не в физическо-биологическом смысле, а в смысле социетальном, т.е. преобразованном решающим влиянием социальной системы.

Вторым фактором ситуационного окружения действующей системы является, согласно Т. Парсонсу, система культуры. Яд­ром общества как системы, выступает структури­рованный нормативный порядок, посредством которого организу­ется коллективная жизнь популяции, т.е. всех членов общества. Этот порядок состоит из культурных объектов, представляющих собой символические элементы культурной традиции: идеи, веро­вания, ценности, нормы и правила. Именно он задает понимание члена общества, которое проводит различие между людьми, принадлежащими обществу и не принадлежащими к нему. Поэто­му для выживания и развития социальное сообщество должно под­держивать единство общей культурной ориентации, в общем раз­деляемой (хотя и не обязательно единообразно и единодушно) его членами в качестве основы их социальной идентичности.

Т. Парсонс подчеркивает социетальную сущность культур­ной системы. Несмотря на большие способности человеческого организма к обучению и к созданию отдельных культурных эле­ментов, ни один человек сам по себе, вне взаимодействия с други­ми людьми, не в состоянии создать культурную систему. Дело в том, что главные образцы культурных систем изменяются только на протяжении жизни многих поколений, их всегда придержива­ются относительно большие группы людей, они никогда не явля­ются принадлежностью одного или нескольких индивидов. Инди­вид всегда развивается так, что может внести в них побочное творческое (созидательное или разрушитель­ное) изменение. Именно общие культурные образцы, которых придерживается большинство членов общества, обеспечивают сис­темы действий высокоустойчивыми структурными опорами, ана­логичными той устойчивости, которую создает генетический код биологического вида.

Т. Парсонс считает, что в границах, определяемых биологи­ческими факторами, в частности генетикой, человека как опреде­ленного вида, и упорядочивающими культурными образцами, располагаются возможности для данных индивидов и их групп развивать независимые, свойственные только той или иной лично­сти, структурированные поведенческие системы. Поскольку инди­вид обучается определенным стереотипам, нормам и правилам по­ведения в контексте определенной культурной системы, его усвоенная посредством научения поведенческая система (которая в сущности своей является его личностью) имеет общие с другими личностями черты, например, язык, на котором он привык говорить.

Каждый индивид обладает генетически определенным био­логическим организмом, вместе с тем каждый индивид усваивает что-то из общей с другими индивидами культуры. Но в то же вре­мя его организм и его окружение — физическое, социальное и культурное — всегда в определенных аспектах уникальны. Поэтому личность в качестве определенной социальной системы не своди­ма ни к организму, ни к культуре. Личность, согласно Т. Парсонсу, образует аналитически независимую структуру, являющуюся третьей и важнейшей подсистемой более общей системы действия.

Структурная иерархия систем, считает Т. Парсонс, не огра­ничивается тремя названными системами — организмом, культурой и личностью, а включает в себя еще одну систему — социальную. Обладая относительной автономией друг от друга, эти системы включены в эволюционный процесс социальной интеграции. «Процесс социальной интеграции, хотя он внутренне связан с личностями взаимодействующих индивидов и образцами культурных систем, образует четвертую систему, которая аналитически независима как от систем личности и культуры, так и от организма».

Сама же социальная сис­тема образуется интеграциями человеческих индивидов, выступающих в качестве личностей, действующих в соответствии с нормативными предписаниями образцов культуры. Социальная система отличается «интегративным состоянием», ко­торое возникает в результате взаимодействий входящих в нее ин­дивидов, а ее важнейшей функцией является интегративная функция. Система действий, согласно Т. Парсонсу, выполняет несколь­ко взаимосвязанных функций.

Эти функции таковы:

1. Адаптация, нацеленная на установление отношений меж­ду системой действий и окружающей ее средой. С помощью адап­тации система: а) приспосабливается к окружающей среде и к ее ограничениям; б) приноравливает ее к своим потребностям.

2. Целедостижение заключается в определении целей сис­темы и мобилизации энергии и ресурсов для ее достижения.

3. Интеграция представляет собой стабилизирующий пара­метр системы. Она направлена на поддержание координации меж­ду частями системы, ее связности, на защиту ее от резких измене­ний и крупных потрясений, и осуществляет тем самым воспроиз­водство образца.

4. Любая система действий должна обеспечивать необходи­мую мотивацию своих акторов (действующих субъектов). Она располагает запасом мотиваций — накопителем и источником не­ обходимой энергии. Эта функция направлена на обеспечение со­
хранения верности акторов нормам и ценностям системы и на то,

 

Из представленного рисунка видно, что биологический организм соответствует функции адаптации. Именно через ощущения устанавливаются контакты с внешним миром для: а) приспособления к нему; б) манипулирования им; в) преобразо­вания его.

Психологически индивидуальная система личности соот­ветствует функции целеполагания и целедостижения. Именно пси­хически своеобразная личность определяет цели, активизирую энергию и мобилизует ресурсы для их достижения.

Социальная система соответствует функции интеграции. Она создает солидарность взаимодействующих индивидов, отно­шениям между которыми свойственна склонность к конфликту и дезорганизации. Налагая ограничения на эти склонности, поддер­живая связность между индивидами, она приводит к интегративному состоянию.

Система культуры соответствует функции поддержания об­разца. Она предполагает или навязывает акторам — действующим субъектам — нормы, правила, идеалы, ценности, которые мотиви­руют их действия.

Раскрыв сущность и значимость каждого из четырех компо­нентов структурной иерархии систем, Т. Парсонс особо выделяет системообразующую роль культуры. Эта роль предопределяется тем, что в соответствии с системной иерархией, система более вы­сокого информационного уровня выполняет преобладающую роль в контроле над поведением других систем. А именно функция контроля является основой в системе культуры, которая представляет каждой личности, социокультурной группе и обще­ству в целом символически организованные культурные образцы, стандарты поведения, контролируя уровень их выполняемое в социальных действиях.

Человеческие действия являются «куль­турными», поскольку смыслы и намерения действий выражаются в терминах символических систем (включая коды, посредством ко­торых они реализуются в соответствующих образцах), связанных главным образом с языком как общей принадлежностью человече­ских обществ. Главные же образцы культурных систем обладают колоссальной устойчивостью, они изменяются только на протяже­нии жизни многих поколений, их всегда придерживаются относи­тельно большие группы людей, они не являются принадлежностью одного или нескольких индивидов. Эти образцы обладают всеобщей значимостью и именно вследствие этого они обес­печивают системы действий устойчивыми структурными опорами, в полной мере аналогичными тем, которые обеспечива­ются генетическими материалами вида.

Такая система культурных образцов создает устойчивые свя­зи для структурирования индивидов в единую социальную систе­му, поскольку научение человека образцам поведения происходит в контексте определенной культурной системы, а усвоенная им посредством обучения поведенческая система (которую Т. Парсонс называет его личностью) имеет общие с другими личностями черты, например, язык, на котором он привык говорить. И в то же время вследствие уникальности личности каждого человека его собственная поведенческая система оказывается уникальным ва­риантом культуры и ее специфическим образцом действия.

В силу того, что система культуры определяет основания для прав и запретов, которыми должна руководствоваться каждая лич­ность (разумеется, при сохранении своей уникальности и автоном­ности), именно эта система структурирует обязательства лично­стей перед социальной реальностью в значимые ориентации по отношению к остальному окружению и системам действия, физи­ческому миру, организмам, личностям и социальным системам. В кибернетическом смысле именно она занимает высшее место в системе действия, выполняя роль регулятора по отношению ко всем остальным системам — к социальной системе, личности и ор­ганизму. «Поэтому, — подчеркивает Т. Парсонс, — мы должны со­средоточиться на кибернетически высокоорганизованных структу­рах — культурной системе среды общества — для того, чтобы уви­деть главные источники широкомасштабных изменений».

Что же представляют из себя социальные системы? Отвечая на этот вопрос, Т. Парсонс пишет: «Социальные системы — это системы, образуемые состояниями и процессами социального взаимодействия между действующими субъектами». В та­ких системах социальные действия субъектов (акторов) органиче­ски взаимосвязаны с социальными структурами, в которые акторы включены. «Структуру социальных систем можно анализировать, применяя четыре типа независимых переменных: ценности, нор­мы, коллективы и роли». Каждая из названных независи­мых переменных, являясь структурным компонен­том социальной системы, выполняет определенные функции в этой системе.

Ценности занимают ведущее ме­сто в том, что касается исполнения социальными системами функ­ций по сохранению и воспроизводству образца, т.к. они суть не что иное, как представления акторов о желаемом типе социальной системы, и именно они регулируют процессы принятия субъекта­ми действия определенных обязательств.

Нормы, существующие в обществе и выполняющие в нем основную функцию — интегрировать социальные системы — всегда конкретны и специализированы применительно к отдельным со­циальным функциям и типам социальных ситуаций. Они не только включают элементы ценностной системы, конкретизированные к соответствующим уровням в структуре социальной системы, но и подразумевают конкретные способы ориентации для действия в определенных функциональных и ситуационных условиях, специ­фичных для определенных индивидов, коллективов и ролей.

Коллективы представляют такие структурные компоненты социальной системы, для которых наиболее важна функция целедостижения. Т. Парсонс относит к числу коллективов далеко не все групповые скопления людей. Толпа, собирающаяся по случай­ному поводу, в его представлении коллективом не является. Кол­лектив как специфическая социальная общность, считает он, дол­жен отвечать двум критериям. Во-первых, он должен иметь опре­деленный статус членства, позволяющий проводить четкое разли­чие членов и не членов данного коллектива, критерий, при­меняемый от элементарной семьи до политических сообществ. Во-вторых, внутри коллектива должна существовать дифференциация его членов по статусами и функциям, так что от некоторых его членов ожидается, что они будут делать нечто определенное, а именно то, чего не ожидают от других.

Социальная роль — это такой структурный компонент соци­альной системы, который в первую очередь выполняет адаптив­ную функцию. С ее помощью определяется класс индивидов, ко­торые посредством взаимных ожиданий включаются в тот или иной коллектив. Поэтому роли охватывают основные зоны взаи­мопроникновения социальной системы и личности индивида. Од­нако отдельно взятая роль никогда не составляет единственную отличительную особенность конкретного индивида. Отец является особенным отцом только для своих детей; с точки зрения ролевой структурны всего общества он лишь один из социальной ко­горты отцов. Одновременно он участвует во множестве дру­гих видов взаимодействия, например, выполняет роль в про­фессиональной структуре в качестве учителя или адвоката.

Все названные структурные компоненты социальной систе­мы являются по отношению друг к другу независимыми переменными. Например, абстрактные ценности, такие как любовь, долг, справедливость, свобода, вовсе не всегда реализуются в одних и тех же нормах, коллективах и ро­лях при любых обстоятельствах. Точно так же многие нормы регу­лируют действия множества коллективов и ролей, но лишь в опре­деленной части их действий. Поэтому коллектив обычно функ­ционирует под контролем большого числа специальных норм. И, тем не менее, социальные системы состоят из различных комбина­ций структурных компонентов. Чтобы эффективно действовать, коллективы и роли должны руководствоваться кон­кретными ценностями и нормами, а сами ценности институциона­лизируются в той мере, в какой они воплощаются в жизнь конкретными коллективами и индивидами, выполняющими опре­деленные роли.

В теоретической социологической конструкции, разработан­ной Т. Парсонсом, четыре структурных компонента социальной системы оказываются органически связанными с четырьмя основ­ными функциями, выполняемыми системами действия, охаракте­ризованными выше, и с основными аспектами процесса развития, которых также четыре. Все это вместе взятое в своем непрестан­ном взаимодействии приводит к формированию четырех основных подсистем в системе общества. Так, подсистема сохранения и воспроизводства образца преимущественно касается отношений общества с культурной реальностью; целедостиженческая, или по­литическая, подсистема, затрагивает главным образом отношения с личностными системами; адаптивная, или экономическая, под­система охватывает отношения с поведенческим организмом и че­рез него с материальным миром (эти взаимосвязи отражены на рис.12.

 

 

имеет определение «обязательств, вытекающих из лояльности по отношению к социетальному коллективу как для его членов в це­лом, так и для различных категорий дифференцированных стату­сов и ролей внутри общества». Причем особую важность пред­ставляют «отношения между лояльностями подгрупп и индивидов по отношению к социетальному коллективу, то есть всему обще­ству». Характеризуя структуру социетального сообщества, Г. Парсонс отмечает, что оно представляет собой сложную сеть взаимопроникающих коллективов и коллективных лояльностей; систему, для которой характерны дифференциация и сегментация. Так, например, семейные ячейки, деловые фирмы, церкви, учебные заведения и т.п. отделены друг от друга, т.е. дифференцированы.

С иерархической точки зрения, подчеркивает Т. Парсонс, нормативное упорядочение социетального сообщества в терминах членства подразумевает существование стратификационной шка­лы, т.е. шкалы признаваемого и легитимизированного престижа входящих в это сообщество в качестве членов его, коллективов, отдельных лиц, а также их статусов и ролей. В стратификацион­ных механизмах социальной дифференциации существенную роль традиционно играли родовые коллективы, этнические группы, со­словия, социальные классы. Однако в современном обществе, счи­тает Т. Парсонс, индивиды во все большей мере высвобождаются из таких коллективных уз, а это существенно изменяет характер современных систем стратификации.

Кроме стратификационных компонентов в структуру социе­тального сообщества включается также граж­данство, особенно значимое для современных демократических обществ, религиозная, политическая, экономическая системы, а также высокоразвитая правовая система, занимающая центральное место в стабильном социетальном сообществе. В своей общей теории действия Т. Парсонс движется от рассмотрения индивидуального выбора, осуществляемого актором, к общей концепции действия, к рассмотрению действующей систе­мы.

Эта общая система действия структурирована и представлена взаимодействием четырех охарактеризованных «аналитически от­личимых» подсистем: биологической, культурной, личностной и социальной. Все они оказывают влияние на действие, каждая из них стремится к поддержанию своих границ и к интеграции, обме­нивается информацией с другими подсистемами. В иерархии систем действия высшее место занимает культурная система, которая обладает наивысшим организационным потенциалом, вследствие чего оказывает наибольшее контролирующее влияние на другие системы действия. Именно она осуществляет легитимацию обще­ственного нормативного порядка, определяет основания сущест­вующих в обществе прав и запретов, прежде всего, требует использования власти.

В результате включенности индивидуальных действий мно­гих акторов в единую действующую систему, каждый индивид, взаимодействуя с другими, приходит к ожиданию определенных действий от других индивидов в определенных ситуациях. Такое ожидание во взаимодействии с другими акторами и их экспектациями приводит к возникновению определенных пра­вил, норм и общепринятых ценностей, помогающих регулировать и гарантировать характер ответных реакций.

Все это вместе взятое создает сложную «сеть позиций», систему «ролевых статусов», каждому из которых приписывается определенное ожидаемое по­ведение, а также поощрение или наказание за соответствие или не­соответствие этим ожиданиям. Решающую же роль в упорядочи­вании и организации совместной деятельности индивидов — акто­ров принадлежит нормативным образцам, ценностям и идеалам культуры. Именно система культуры легитимирует, упорядочива­ет, нормирует действия индивидов, делает обоснование для оценки их как правильных или неправильных, соответствующих или не­соответствующих действующим в обществе правилам и нормам.

Каждая из действующих в обществе систем, в свою очередь, также сложно структурирована на ряд взаимосвязанных подсистем, выполняющих специфические интеграционные и дифференциро­ванные функции. Так, внутри социальной системы функцию адап­тации осуществляет экономическая подсистема, функцию целедостижения — политическая подсистема, функцию интеграции — пра­вовая подсистема и существующие в обществе обычаи, а функцию поддержания образца и тем самым воспроизводства структуры — подсистема культуры.

Свою теорию социального действия и социальных систем Т. Парсонс использовал в качестве методологической основы для анализа исторического процесса эволюции обществ. Он выдвинул и обосновал идею всеобщей направленности развития общества через «процессы, усиливающие адаптивную способность либо внутри общества путем порождения нового типа структуры, либо через культурное проникновение и вовлечение других факторов в комбинации с новым типом структуры, внутри других обществ». Важнейшую роль в этом процессе играет дифференциация, в ходе которой определенная подсистема, обла­дающая определенным местом в обществе, разделяется на новые элементы и системы, различающиеся как по структуре, так и по функциональному значению для более широкой системы.

Возь­мем, например, организацию хозяйства в крестьянских общинах. Последняя является одновременно и местом проживания и первичной единицей сельскохозяйственного производства. В более слож­но организованном индустриальном обществе подавляющая часть производственной деятельности осуществляется в специализиро­ванных местах — на заводах, в офисах и т.п., а люди, занятые в них, одновременно с этим, являются членами семейного домашнего хо­зяйства, отделенного от их основной работы. Таким образом, два набора ролей и коллективов дифференцируются, а их функции разделяются. К тому же экономическое производство на заводе, как правило, более эффективно, чем в домашнем хозяйстве. Здесь проявляется процесс адаптивного усиления цикла эволюционного развития общества.

Однако процесс дифференциации приводит к воз­никновению новых проблем, связанных с интеграцией системы. Например, в индустриальной системе, где есть работа по найму и профессиональная занятость, глава дома не в состоянии кон­тролировать производство в рамках своей роли, определяемой род­ством. Производственные и домашние структуры должны быть скоординированы внутри более широкой системы, т.е. требу­ют усиления процессов интеграции, осуществляемой высшим клас­сом (собственников), который обходится с низшим классом как с гражданами второго сорта. А это требует формирования новых норм и образцов поведения, которые более подходят для нового ти­па возникающей более сложной системы, т.е. приводит к изменени­ям в культуре, выполняющей функцию поддержания образца.

По такой именно схеме, считает Т. Парсонс, осуществляется переход от «первобытного» общества к «промежуточному», и от него — к «современному». Переход от «примитивного» общества к «промежуточному» определяется возникновением письменности, социальной стратификации и культурной легитимизации. Переход от этого общества к современному связан с формированием ры­ночной экономики, дифференциацией экономической и политиче­ской подсистем, формированием административной бюрократии и демократизацией избирательной системы.

На более позднем этапе развития современного общества должно произойти, согласно взглядам Т. Парсонса, отделение «социального сообщества» от по­литической системы, и, наконец, благодаря начинающейся образо­вательной революции, — отделение от «социального сообщества» подсистемы воспроизводства структуры и поддержания культур­ного образца, т.е. системы культуры. Именно кодовые элементы нормативных структур, воплощенных в системе культуры, высту­пают, по Т. Парсонсу, критериями разделения, или водоразделами между главными стадиями развития общества.

Теория социального действия и социальных систем Т.Парсонса — Студопедия

Послевоенный период в развитии социологии (вторая половина 40-х—60-е гг.) ознаменовал­ся крупными работами еще одного «столпа» зарубежной науки, известного американского теоретика Талкотта Парсонса (1902—1979). Из многочисленных концепций, сформулирован­ных им, отметим прежде всего две — теорию социального дейст­вия и структурно-функциональный анализ.В методологическом отношении они связаны, причем первая является базовой. Тео­рию социального действия Парсонс стал разрабатывать еще в 30-е гг., находясь под влиянием идей Вебера, Дюркгейма и др. В 1937 г. вышла его книга «Структура социального действия». В послевоенный период социолог развивал идеи этой теории.

Суть ее сводится к следующему. Любое социальное действие предполагает наличие, во-первых, действующего лица, во-вто­рых, конкретной ситуации, в-третьих, условий действия, состоя­щих из его цели и нормативных предписаний. Само действие, ко­торому Парсонс придает ключевое значение, выступает как самоорганизующаяся система, которая характеризуется наличием символических механизмов регуляции (языка, ценностей и др.), нормативностью (зависимостью действия от принятых в общест­ве норм и ценностей), волюнтаристичностью (независимостью от условий среды).

Центральное место в теории социального действия занимает понятие «система действия».Под ней Парсонс понимает различ­ные уровни социальной реальности, определенным образом вза­имосвязанные между собой. Он выделяет четыре основные сис­темы: социальная система, культура, личность, организм. Чтобы каждая система действия нормально функционировала, требуется «соблюдение» ею четырех условий: поддержание ценностного образца системы, интеграция, целедостижение, адаптация.По существу, это инвариантный набор функциональных проблем, которые должны решаться в каждой системе и ее подсистемах. При всей сложности теоретических построений Парсонса в них проходит лейтмотивом главная задача социологии — исследова­ние структур и механизмов, которые обеспечивали бы устойчивость социальной системы. Сама социальная система выступает как структура взаимосвязанных четырех основных элементов: норм, ценностей, ролей и коллективных организаций. Акценти­руя в структурно-функциональном анализе первую его часть — структурность(в отличие от Р. Мертона, подчеркивавшего зна­чимость второй стороны — функций социальной системы), Пар­сонс делал упор на доказательство ее стабильностиприменительно к рассматриваемым им социальным системам.


На решение этой задачи и был направлен структурно-функциональный анализ, в соответствии с которым общество и его истемы рассматривались с точки зрения выполнения ими «определенного набора функций. Однако в 60-е гг. стало очевид­ным, что при таком толковании социальных процессов трудно объяснить противоречия, конфликты, дестабилизацию, многие ильные явления.


Появилась необходимость в углублении структурно-функционального анализа. Если позже Мертон прибегнул к широкому использованию дисфункций(неблагоприятных последствий), явных и латентных функций(осознаваемых и неосознаваемых последствий), то Парсонс искал пути усиления концепции за ее пределами. Так возник его неоэволюционизм,связанный со структурной дифференциацией общества. Под ней Парсонс понимал поэтапное(от примитивного состояния к современному) усложнение социальной структуры, уменьшающее стабильность общества и его подсистем. Если в «примитивном» (по Парсонсу) обществе дифференциация отсутствует, то в «промежуточном» начинает разворачиваться, но по-настоящему дает о себе знать в «современном» обществе.

Три типаобщества, по Парсонсу, в процессе развертывания,

перехода от одного к другому подготавливают последовательную сменуреволюций. «Промышленную революцию»,дифференцирующую экономическую и политическую системы, сменяет «демократическая», разделяющая социальную и политичес­кую системы. Ей на смену приходит «образовательная револю­ция», задача которой — отделить от социальной системы систе­му воспроизводства культуры.


Талкотт Парсонс: структура социального действия

По словам Парсонса, «это исследование… исследование одной конкретной проблемы… возникновение теоретической системы, которая была названа« волюнтаристской теорией действия »» (14). Критическая точка для понимания цели «Структуры социальных действий» изложена в предисловии ко второму изданию; он «призван быть главным вкладом в систематическую социальную науку» (A, B). Соответственно, анализ представляет собой сравнение и сопоставление конвергентного теоретического развития, связанного с научным анализом социальных явлений.Это отправная точка для исследования Парсонса и стремления определить процесс, с помощью которого можно максимально изучать социальные действия и динамику. То, что он предполагает, — это развитие необходимого, предварительного и точного процесса, с помощью которого можно развивать знания. Система, которую он представляет, обеспечивает систематическое понимание теорий и их процессов относительно рациональных действий.

Несмотря на то, что в книге частично рассматриваются четыре основных социальных автора, Альфред Маршалл, Вильфредо Парето, Эмиль Дюркгейм и Макс Вебер, она скорее предназначена для использования в качестве первоисточника.Вместо того, чтобы исследовать этих теоретиков для их конкретного теоретического вклада, Парсонс рассматривает совокупность их вклада, поскольку они вносят вклад в общую научную структуру самой системы теории. Это ключевой момент, который читатель не должен пропустить. Следовательно, за четырьмя теоретиками следуют, чтобы лучше понять развитие теоретической системы (vi). Посредством этого анализа утверждается, что научная теория в области социальных наук является продуктом наблюдения, рассуждения и проверки.Этот процесс изучает факты, применяет причину, а затем возвращает факты для проверки. «Факт» для этого текстового исследования принят у профессора Хендерсона, «эмпирически проверяемое утверждение о явлениях в терминах концептуальной схемы» (41). Эмпиризм относится к утверждению, что «категории данной теоретической системы сами по себе адекватны для объяснения всех научно значимых фактов» о конкретных рассматриваемых явлениях (69-70).

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА

Надлежащая структура теоретической системы может быть сформулирована как единое целое систематических теоретических рассуждений, прослеживаемых посредством критического анализа.Отсюда мы находим, что для теории (7) существует «логическая структура». Поэтому теоретическая система не должна просто наблюдать факты и делать логические выводы. Если эмпирически правильно, оно также должно быть способным к предсказанию или сообщению, «какие эмпирические факты следует иметь в виду при данной совокупности обстоятельств» (8). Этот процесс требует, как минимум, чтобы теоретик принял во внимание все соответствующие известные факты, которые могут быть получены, а затем изучил каждый из них, чтобы выяснить, согласны ли они с теорией.После этого теоретик должен проверить те ожидания теории, которые, по-видимому, согласуются с представленными фактами. Этот процесс и составляет «систему» ​​теоретической науки. Только таким образом можно одновременно заявить, что известно в настоящее время, дать возможность сформулировать вопросы о том, что необходимо знать, а затем проверить альтернативы и возможные ответы на вопросы.

Факты, которые еще не связаны или не связаны с теорией, не составляют «науку» (16).Эти остатков, являются лишь кусочками знаний и их не следует путать с положительной теоретической системой. Теоретические системы должны иметь дело с эмпирически идентифицируемыми переменными. Цель научной системы — исключить из рассмотрения остаточные категории науки и сосредоточиться на положительно определенных эмпирических переменных (19). Только такое систематическое теоретическое изучение позволит науке развиваться. Это главное различие между наукой и философией.

Философия

Наука и философия не одно и то же, но они могут принести взаимную выгоду. Пример Канта является иллюстративным (24). Философия — это остаточная категория, потому что она представляет собой простую попытку рационализировать когнитивное понимание человеческого опыта другими способами, помимо эмпирических данных (21). Ключевой концепцией для рассмотрения является методология. В качестве предисловия рассмотрим, что для каждого положительного есть отрицательный (22). Для каждой научной теории существуют философские последствия и другие предположения.Хорошо это или плохо, двойственность существует. Некоторые вопросы приведут к достоверным знаниям с помощью эмпирически обоснованных предложений. Этот процесс является методологией. Методология в узком смысле определяется как «рассматриваемые общие основания для обоснованности научных положений» (24). Это определение больше, чем метод исследования посредством интервью, анкетирования или статистического анализа. Следовательно, методология отделяет науку от философии, которая основана на логике и эпистемологии.

Концепции

Существуют различные типы теоретических концепций, и тип определяет, как концепция формируется (или, возможно, оформляется) для научных исследований.Цитата Хендерсона хорошо иллюстрирует этот момент: «все эмпирические наблюдения« с точки зрения концептуальной схемы »» (28). Языковые различия хороши в качестве примера того, как структура понятий отличается. Парсонс называет эти описательные системы отсчета или схемами (28). Эти схемы представляют собой методологический уровень научного наблюдения. Из них важную роль играет схема социального действия, предполагающая, что конкретные люди адаптируют средств для достижения целей (30). (Это звучит как рациональное действие Вебера.) Чтобы связать более раннее обсуждение, эмпирические факты должны рассматриваться в рамках схемы или концептуализации. Подобно историческому человеку Вебера, этот процесс использования схемы позволяет идентифицировать интересующие явления и определять их в группах (концептуализировать), а затем осмысленно изучать. Понятия могут быть затем использованы или разбиты на части для дальнейшего изучения. Цель состоит в том, чтобы разработать наблюдательные операции, с помощью которых схема позволяет исследовать эмпирические данные и тем самым позволяет решать проблемы (37 — 39).

Следовательно, теоретическая система должна включать систему отсчета, концептуализированную структуру конкретных систем, к которым применяется система, и определенные «части». Основной аспект этой части связан с ее структурой в системах действия; скелет или социальная структура. Следовательно, этот анализ социальной структуры критически связан со схемой действий, и, как отмечает Парсонс, название текста Структура социальной деятельности (39).

ТЕОРИЯ ДЕЙСТВИЙ

Теоретические системы Парсонса для социальных наук опираются на то, что действие — это единица или часть.Должны быть «актер», «конец» акта и «ситуация», которая инициировала актера. Примечание B на странице 77 подробно рассматривает эту концепцию. Ситуация может допускать контроль или отсутствие контроля над актом. Это можно назвать средствами или условиями соответственно. Кроме того, отношения между частями могут предусматривать нормативные альтернативы. Факторами действия являются время, выбор, субъективная точка зрения актера, физическая среда / биологический организм (45). Время движется из настоящего в будущее.Без актера, делающего что-то, будущее не изменилось бы. Посредством этого процесса актеры достигают, осознают или достигают целей. Таким образом, система — это собственный атом. Позже Парсонс, кажется, использует это для своей базы, перечисляя атомизм как первую преобладающую особенность развивающейся системы (56, 743). Выбор приравнивается к «диапазону выбора, доступному для актера». Существует широкий выбор средств действия и конечных результатов, на которые влияет нормативная направленность.В этом процессе возможна ошибка из-за ошибки в выборе. Внешний мир взаимодействует с субъективным состоянием отдельного субъекта. Следовательно, необходимо определить, вызваны ли действия внешним миром или внутренней точкой зрения действующих лиц. Физическая среда может мешать действию. В заключение отметим, что атом является не актором как индивидуумом, а атомом (72).

В своем обсуждении утилитаризма Парсонс отмечает, что основной проблемой социальных мыслителей было обоснование («ценности») поведения или политики, которые они предлагают, а не оценка объективных и понятных фактов (53).Он доказывает свою точку зрения, используя в первую очередь этические и религиозные контексты христианства, а во-вторых, культурную мысль греческого полис (53-55). Противоположность ошибочной цели объяснения, основанной на значении, приводит ко второй преобладающей особенности развивающейся системы, которая называется « рациональность ». Это не должно быть полностью объяснено обсуждением иррациональности или нерациональности. Скорее, позитивной нормой рациональности является действие, понимаемое как «научное или… научно обоснованное знание обстоятельств актера» (58).Это приводит к оценке того, какие цели возможны в условиях конкретной ситуации, а затем к оценке того, какие средства разумно поняты и проверены как доступные и наилучшим образом адаптированные для достижения целей (рационально действующая единица). Эта единица (автомизм, рациональность, эмпиризм и случайные цели) учитывает конкретный эмпиризм и дополняет утилитарную систему. Парсонс отмечает, что рациональность также играет роль в теории действия. Унитаризм, позитивизм и идеализм синтезированы в его теории действий.

Волюнтаристическая акция

Действие является добровольным и включает в себя участника, цели отдельных субъектов, альтернативные средства достижения целей и желаний, внутренние и внешние ограничения, которые влияют на выбор, и субъективные решения субъектов (60-69). Утилитарист присваивает актору определенную степень рациональности, поэтому унитаризм можно назвать позитивистским, но есть и другие позитивистские примеры (62). Позитивистская мысль была центральной для маршала, Парето и Дюркгейма.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ И ПОСЛЕДСТВИЯ

Парсонс завершает анализ напоминанием о том, что он попытался провести эмпирическое исследование. Неважно, что рассмотренные теории теоретиков имели дело с различными явлениями; скорее эти теоретики были эмпирическими данными, по которым изучался процесс развития научной мысли. Синтез понятий, относящихся к утилитарному, позитивистскому и идеалистическому, приводит к «волюнтаристской теории действия». По этой теории возможна категоризация социальных явлений.Из этой теории были сделаны пять конкретных тезисов.

Пять тезисов

Во-первых, есть схема или структура, называемая волюнтаристской теорией действия (62). Это так, хотя разные исследователи использовали разные термины (720). Во-вторых, эти различные категории в целом создают новую систему, которая, хотя она включает в себя части более ранних систем, не имеет всех частей какой-либо одной системы, поэтому она индивидуально несовместима с какой-либо предшествующей системой.В-третьих, в целом новая система позволяет понимать и объяснять (близость) эмпирических взглядов каждого более раннего автора, будь то позитивистских, эволюционных, утилитарных или идеалистических. В-четвертых, предстоит еще многое изучить. Следовательно, эмпирическое исследование продолжается (721). В-пятых, эмпирическое исследование — это многогранный процесс. Для лучшего понимания феномена необходим полностью интегрированный системный подход к изучению эмпирических фактов. Без этого подхода возникает несколько ошибок, изложенных на странице 726.

Суть в том, что развитие эмпирических знаний должно быть неотъемлемой частью измерения развития социальных изменений. Этот метод не просто имеет доминирующее значение для изучения динамики, но имеет большое значение (726).

Последствия исследования

Многое еще нужно сделать. Проверочная часть теории требует, чтобы ученые продолжали проверять теорию на эмпирическом факте. Тем не менее, ученые справедливо устанавливают пределы и параметры своей работы и определяют контекст своего исследования.Определяя параметры исследования, теоретик может прийти к завершению своей работы и оставить дополнительное исследование и проверку другим ученым (727). Установление параметров исследования относится к определению проблемы в начальном исследовании. Пытаясь ограничить исследование эмпирическими данными, Парсонс признает, что ему пришлось частично полагаться на философские соображения (728).

Ссылка

Парсонс, Талкотт.[1937] 1961. Структура социального действия. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса Гленко.

Нравится:

Нравится Загрузка …

,
Талкотт Парсонс, различные теории социальных действий, социальные действия, определения социальных действий

Главная » Социальное действие » Различные теории социальных действий » Тэлкотт Парсонс

Теория социального действия Парсона основана на его концепции общества. Парсонс известен в области социологии в основном своей теорией социального действия.

Действие — это процесс в системе субъект-ситуация, который имеет мотивационное значение для отдельного субъекта или, в случае коллективно, его составных лиц.

На основании этого определения можно сказать, что процессы действия связаны с достижением удовлетворения или предотвращением лишений соответствующего субъекта и влиянием на него, какими бы они ни были конкретно в свете относительных личностных структур, которые может быть. Все социальные действия исходят из механизма, который является их конечным источником. Это не значит, что эти действия связаны исключительно с организмом. Они также связаны с отношениями актера с социальными ситуациями и культурой других людей.

Системы социального действия
Социальные действия руководствуются следующими тремя системами, которые также можно назвать тремя аспектами систем социального действия. Система личности. Этот аспект системы социальных действий отвечает за потребности, для выполнения которых человек прилагает усилия и совершает определенные действия. Но как только человек прилагает усилия, он должен соответствовать определенным условиям. Эти ситуации имеют определенное значение и отличаются различными символами и симптомами.Различные элементы ситуации имеют несколько значений для эго как знаки или символы, которые становятся важными для организации его системы ожиданий.

Культурная система: как только процесс социального действия развивает символы, и знаки приобретают общее значение. Они также развиваются в результате систематизированной системы и, в конечном итоге, когда различные субъекты в рамках определенной культурной системы осуществляют различные социальные взаимодействия, возникает особая ситуация.

Социальная система. Социальная система состоит в том, что отдельные субъекты взаимодействуют друг с другом в ситуации, в которой, по крайней мере, присутствует физический или экологический аспект, и субъекты мотивированы с точки зрения склонности к оптимизации удовлетворения и чьим отношениям к ситуации, включая каждого. другое определяется и мотивируется в терминах системы культурно структурированных и фигурных символов.

По мнению Парсона, каждый из трех основных типов систем социальных действий — культура, личность и социальные системы — играет особую координирующую роль в процессе действия и, следовательно, имеет некоторую степень причинной автономии. Таким образом, личности организуют полный набор изученных потребностей, требований и действий каждого отдельного актера, среди которых нет двух одинаковых.

Каждая социальная система сталкивается с 4 функциональными проблемами. Эти проблемы связаны с поддержанием модели, интеграцией, достижением цели и адаптацией.Поддержание модели относится к необходимости поддерживать и укреплять основные ценности социальной системы и разрешать противоречия, возникающие в результате постоянной приверженности этим ценностям. Интеграция относится к распределению прав и обязанностей, вознаграждений и возможностей для обеспечения гармонии отношений между членами социальной системы. Достижение цели связано с необходимостью мобилизовать участников и ресурсы организованным образом для достижения конкретных целей. Адаптация относится к необходимости производства или приобретения обобщенных средств или ресурсов, которые могут быть использованы для достижения различных конкретных целей.Социальные системы имеют тенденцию дифференцировать эти проблемы, чтобы увеличить функциональные возможности системы. Такая дифференциация, будь то через временную специализацию структурно недифференцированной единицы или через появление двух или более структурно отличных единиц от одной недифференцированной единицы, считается основной проверкой четырехкратной функционалистской схемы. Он также обеспечивает структуру, в рамках которой рассматриваются множественные обмены, которые происходят между структурно дифференцированными единицами, чтобы предоставить им необходимые входные данные для выполнения своих функций и дать им возможность распоряжаться производимыми ими выходными данными.

Переменные образца
Аффектность против нейтральности аффекта: шаблон эффективен, когда система организованного действия подчеркивает удовлетворение, то есть когда актер пытается избежать боли и максимизировать удовольствие; модель является аффективно нейтральной, когда она налагает дисциплину и отказ от некоторых вознаграждений в пользу других интересов.

Самоориентация против коллективной ориентации: эта дихотомия зависит от социальных норм или общих ожиданий, которые определяют как законное преследование личных интересов актера или обязывают его действовать в интересах группы.

Партициализм против универсализма: первый относится к стандартам, определяемым конкретными отношениями актера с определенными отношениями с конкретным объектом; последнее относится к ценностным стандартам, которые высоко обобщены.

Качество против производительности: выбор между модальностями социального объекта. Это дилемма подчинения первичной обработки объекту на основании того, что оно само по себе является врожденным качеством или что оно делает, и качеством его работы. Первый включает в себя определение людей на основе определенных атрибутов, таких как возраст, пол, цвет кожи, национальность и т. Д .; последний определяет людей на основе их способностей.

Диффузия против специфики: это дилемма определения отношений между субъектом и субъектом как бесконечно широких по охвату, бесконечно широких по вовлечению, нравственно обязательных и значительных в плюралистических ситуациях или конкретно ограниченных по объему и вовлеченности.

,

Талкотт Парсонс | Американский социолог

Талкотт Парсонс (родился 13 декабря 1902 года, Колорадо-Спрингс, Колорадо, США — умер 8 мая 1979 года, Мюнхен, Западная Германия), американский социолог и ученый, чья теория социальных действий повлияла на интеллектуальные основы несколько дисциплин современной социологии. Его работа связана с общей теоретической системой анализа общества, а не с более узкими эмпирическими исследованиями. Ему приписывают то, что он представил работу Макса Вебера и Вильфредо Парето американской социологии.

После получения своего Б.А. из колледжа Амхерста в 1924 году Парсонс учился в Лондонской школе экономики и в Гейдельбергском университете, где получил степень доктора философии. в 1927 г. он поступил на факультет Гарвардского университета в качестве преподавателя экономики и начал преподавать социологию в 1931 г. В 1944 г. он стал полноправным профессором, а в 1946 г. был назначен председателем новой кафедры общественных отношений, должность Парсонса занимала до 1956. Он оставался в Гарварде до своей отставки в 1973 году.Парсонс также занимал пост президента Американского социологического общества в 1949 году.

Парсонс объединил клиническую психологию и социальную антропологию с социологией, слияние, которое все еще действует в социальных науках. Считается, что его работа представляет собой целую школу социальной мысли. В своей первой крупной книге «Структура социального действия » (1937 г.) Парсонс использовал элементы из работ нескольких европейских ученых (Вебера, Парето, Альфреда Маршалла и Эмиля Дюркгейма), чтобы разработать общую систематическую теорию социальных действий, основанную на по волюнтаристскому принципу — я.то есть, выбор между альтернативными ценностями и действиями должен быть хотя бы частично свободным. Парсонс определил локус социологической теории как находящийся не во внутреннем поле личности, как это постулировали Зигмунд Фрейд и Вебер, а во внешнем поле институциональных структур, разработанных обществом. В г. «Социальная система » (1951 г.) он обратил свой анализ к крупномасштабным системам и проблемам социального порядка, интеграции и равновесия. Он защищал структурно-функциональный анализ, изучение путей, которыми взаимосвязанные и взаимодействующие единицы, которые формируют структуры социальной системы, способствуют развитию и поддержанию этой системы.

Другие работы Парсонса включают эссе по социологической теории (1949; ред. Изд. 1954), Экономика и общество (1956; с Нилом Дж. Смелзером), Структура и процесс в современных обществах (1960), общества: эволюционные и сравнительные перспективы (1966), социологическая теория и современное общество (1967), политика и социальная структура (1969), и Американский университет (1973; с Джеральдом М. Платтом и Нилом Дж. ,Смелзер).

Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего первого издания 1768 года с вашей подпиской. Подпишитесь сегодня ,
Цитаты из Талкотт Парсонс — Концепции для социологии

(¶1.50) … вся научная теория связана с анализом элементы единообразия в эмпирических процессах. Это то, что обычно подразумевается динамический интерес теории. Существенный вопрос насколько далеко развито состояние теории до уровня разрешения дедуктивные переходы из одного аспекта или состояния системы в другой, так что можно сказать, что если факты в секторе А являются W и X, в секторе B должны быть Y и Z…

(.51.52) … полностью необработанный эмпиризм преодолевается путем описания явления как части или процессы в рамках систематически задуманного эмпирические системы. Набор описательных категорий занятых … является тщательно … разработал систему концепций, которые способны к применению для всех соответствующих частей или аспектов конкретной системы в согласованном порядке.

(¶1.53) Особенно важный аспект нашего Система категорий является (п.21) структурный аспект . Мы просто не в состоянии «поймать» единообразия динамический процесс в социальная система кроме здесь и там. Но для того, чтобы дать тем мы можем поймать обстановку и быть в наиболее выгодном положении, чтобы расширить наши динамические знания, мы должны иметь картину системы в пределах которого они подходят, из заданных отношений его частей в данном состоянии системы, и где происходят изменения, что меняется на что через какой порядок промежуточных этапов.Система структурных категорий является концептуальная схема, которая дает настройку для динамического анализ…

(.51.54) … наша главная задача в этой работе должна быть связана с классификация структуры социальных систем, режимы структурных дифференциация в таких системах и диапазоны изменчивость с ссылка на каждую структурную категорию между системами.

(¶1.55) … мы… «поместить» динамический процесс структурно в социальную система. Но помимо этого у нас должна быть проверка значимости обобщения относительно этого. Этот тест … принимает форму Функциональность Актуальность процесса. Тест состоит в том, чтобы спросить Вопрос, каковы будут дифференциальные последствия для системы двух или более альтернативных результатов динамического (С.22) обработать? Такие последствия будут найти вписаться в условия поддержания стабильности или производства изменение, интеграция или разрушение системы в некотором смысле.


,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *