Связь между мышлением и языком: Вы точно человек? – Учебное пособие для юридических вузов

Автор: | 01.10.2020

мыслительный процесс, словарная база человека, проблемы при отсутствии взаимосвязи

С давних времен философы говорят о том, что язык – это орудие мышления. Связь между способностью человека думать и говорить ни у кого не вызывает сомнения. Не представить книгу, в которой не было бы страниц – так и человек без слов не сможет мыслить. С давних пор ученые сформулировали тезис: словесная – единственная доступная для мысли форма. Слово – явление, известное любому обитающему в социуме. Каждый произносит слова, видит описываемые ими образы и может слышать их в повседневной жизни. Нельзя недооценивать значимость мышления и общения, языка и его инструментов. Впрочем, далеко не всякий обыватель хоть раз в жизни думает о том, каково философское содержание языка.

Все связано

Чтобы понять, какова связь языка и мышления, следует обратиться к формам и явлениям, окружающим нас. Умозаключение, производимое человеком, всегда сформулировано словами. Способность говорить осмысленно – один из важных аспектов, позволивших социуму стать организованным в высокой степени. Во многом именно за счет способности делить свои мысли с окружающими человечество выделилось из общей массы животного мира. Философы, занимающиеся исследованием взаимных связей говорения и мышления, немало времени провели в рассуждениях, посвященных этим реалиям эволюции.

Современный человек не знает сути мыслительного процесса. Ученые смогли установить несколько отдельных составляющих, таких событий, которые случаются в мозговых структурах в период размышления персоны над некоторой задачей. Они предположили, какая именно часть человеческого организма ответственна в наибольшей степени за способность мыслить. Предполагается, что основная роль отведена ретикулярной формации. Этим термином обозначается высокоструктурированная и сложно устроенная зона мозговой коры.

связь языка мышления кратко

Говорить и мыслить

В попытке изучить связь языка с мышлением и сознанием человека ученые пришли к выводу, что способность человека думать – это очень сложный метод отражения мира, в котором персона вынуждена обитать. Следовательно, мышление напрямую зависит от действительности. Речь – это содержание каждой отдельной мысли, для выражения которого индивид прибегает к языковым возможностям. Некоторые философы посчитали, что при таком развитии событий речь первична, другие же расценивают ее как следствие мышления. На этот вопрос, как считают многие, мы так никогда и не получим окончательного ответа.

Вместе с тем не вызывает сомнения тот факт, что слово – мыслительная суть. Из него формируется знание. Слово – это единственный вариант оформления опыта, накопленного человечеством. Речь позволяет разделить накопленные знания с другими персонами. Она является единственным возможным вариантом оформления мысли, помогает систематизировать размышления. Лишь благодаря языку удается построить текст с конкретным содержанием. Слово является материалом, из которого создается окончательная продукция разума – мысль.

Система: единство всех аспектов

Чтобы оценить связь мышления с языком и речью, следует рассмотреть эти явления как единую систему. Ученые давно оценивают их как неразрывные составляющие. Есть две точки зрения, позволяющие оценивать и расценивать эту систему. Генетическая предполагает рассматривать язык как явление, которое неразрывно связано со становлением, моментом появления мыслительного процесса. Второй вариант – функциональный. В рамках этого подхода предполагают единство мысли и языка. Следовательно, по умолчанию предполагается взаимное существование этих двух явлений. Такая система развеивается параллельно.

При этом ученые не рассматривают язык как объект, равноценный мысли, либо наоборот. Научные выкладки, связанные с этими явлениями и присущими им общими особенностями, обусловлена представлением о развитии мышления. Для языка и мысли есть свои уникальные законы, по которым эти явления развиваются, а также специфические нюансы функционирования. Язык представляет собой замкнутую систему, таковой же выступает и мысль. Наполнение этих систем разнится. Нельзя определить мир вокруг как четкую связь мысли и слова – это подтверждается отличиями разных языков и особенностями речевого воспроизведения конкретного размышления.

связь мышления и языка

Не обойтись без разности

Ученые, занимающиеся проблемами связи языка и мышления, обращают внимание на структурные отличия этих двух явлений. Мышление формируется умозаключениями. В его структуре есть понятия, суждения. Единицы, составляющие речь человека – это слова и фонемы, а также иные синтаксические объекты.

Как считают философы, мышление представляет собой отражение происходящего вокруг персоны. Оно позволяет обработать образы, уже существующие в мире. Уровень детализации от случая к случаю разнится. Человек по умолчанию стремится как можно детальнее и корректнее познать сущность некоторого явления, объекта, о котором мыслит. Язык, в свою очередь, превращает полученные сведения в знание, применяя для этого заложенные в его структуре средства. Задача языка – максимально безупречно отразить содержание того мира, в котором обитает персона.

Речь – явление, активно развивающееся. Она представляет собой элемент человеческой культуры. Во многом речь развивается за счет законов, норм, присущих конкретному социуму. Мышление прогрессирует за счет способностей личности познавать. Таковые присущи конкретному субъекту, а не сообществу.

Философия, мышление и говорение

Философы, занимавшиеся связью языка и сознания, речи и мышления, долгие века пытались найти ответы на вопросы о том, как относятся между собой говорение и мыслительный процесс. Эти вопросы затрагивали и взаимную связь, и то, насколько одно обуславливает содержание второго. Мнения разных адептов философии в аспектах этой темы расходятся буквально диаметрально. Некоторые считают, что язык и мысль сливаются – именно такие суждения можно найти в работах Выготского и Гаммана. Другие придерживаются противоположной идеи отсутствия связи между обозначенными явлениями. Довольно любопытны посвященные доказательству этой позиции труды Бенеке.

какова связь мышлением языком

Выготский: работы и умозаключения

Работы этого ученого, посвященные связи языка, мышления и общения, считаются в настоящее время одними из наиболее емких, ценных и важных в рассматриваемой теме. Лев Семенович, изучая философию взаимного влияния речи и мышления, обнаружил ряд аспектов, благодаря чему его вклад оценивается как самый значимый по сравнению с достижениями всех философов, занимавшихся той же темой. К моменту первичного представления теории Выготского общественности его идеи были инновационными, принципиально отличающимися от всего известного ранее. Ученый посчитал, что мышление представляет собой создаваемый персоной в течение всего своего существования продукт, основанный на протекающих в психике процессах. Становление мышления определяется человеческим онтогенезом и тесно связано с историческим формированием конкретного социума.

В работах Выготского, посвященных языку и мышлению человека, сформулировано понятие слова «значение». Таковое рассматривается не как нечто, сконцентрированное на конкретном предмете, но как явление, описывающее комплекс понятий. Значение – это и слово, и мысль одновременно, как считал Выготский. Философ прибегал к методу генетического каузального анализа, позволившего ему проследить особенности речевого становления и развития мыслительного процесса в течение существования конкретной персоны. Кроме онтогенеза, внимание ученого привлекал филогенез, то есть становление этих явлений в течение человеческой истории.

Работы и их содержание: любопытные аспекты

Рассматривая в качестве средства мышления язык, Выготский потратил немало времени, наблюдая за обезьянами. В рамках экспериментов удалось выявить тот факт, что генетический уровень происхождения рассматриваемых явлений отличается, и процессы развития протекали независимо один от другого. Выготский установил, что в периоды развития истории соотношение мыслительного процесса и речи менялось, некоторого постоянного, стабильного значения не существует. Также он заметил, что обезьяны, сходные с человеком, проявляют интеллектуальные реакции лишь применительно к орудиям, но не показывают связи между общением и размышлениями. Удалось выявить фазы, предшествующие формированию интеллекта у животных и способности общаться вслух.

На основании наблюдений были сформулированы выводы, посвященные двум вариантам проявления речи в человеческом социуме. Первый, определенный Выготским, – общение. Способ предполагает озвучивание того, что человек думает, с участием во взаимодействии нескольких персон, передающих друг другу некоторые сведения. Второй тип речевого проявления – это объединение того, кто слушает, с тем, кто произносит. При этом словесная мысленная форма превращается в средство мышления. Такое разделение позволяет выделить внешний, внутренний речевые форматы. В первом случае мысль отражается лексическими оборотами и подчиняется структурам языка, во втором случае речь идет о придании некоего смысла конкретной мысли. Выготский, формулируя такие заключения, считает внешний речевой формат начинающимся от использования слова с постепенным применением все более развернутых и сложных структур. Внутренний прогрессирует от целого к некоторому аспекту, от мысли – к конкретному слову.

язык и мышление

Коммуницирование людей

Язык – это орудие мышления, позволяющее людям взаимодействовать друг с другом. Еще в детском возрасте персона обучается разговорным навыкам, выговаривая сперва слова сами по себе. С годами фразы усложняются, речевые навыки совершенствуются, поэтому человек может отражать в речи все более сложные размышления. Он мыслит развернутыми фразами даже в раннем возрасте, но не может воспроизводить их в таком формате из-за проблематики внешней речи, вынуждающей прибегать к отдельным словам. Выготский предположил, что есть некоторая эгоцентрическая речевая промежуточная стадия. Ранее сходные гипотезы формулировал Пиаже, описывавший этот этап как детский эгоцентризм. Процесс не влияет на детское мышление, поведение, а лишь сопровождает развитие человека. Выготский развил это предположение и посчитал эгоцентрический шаг своеобразной «переплавкой» внешнего речевого аспекта во внутренний.

В рамках изучения языка, речи и мышления Выготский расценивал эгоцентрический шаг самостоятельным типом функционирования речевой системы персоны, обозначив ее «речью для себя». Пиаже предполагал, что эгоцентрическая речь пропадает по мере личностного развития, Выготский же предложил рассматривать ее как трансформирующуюся во внутреннюю. Такая гипотеза является базовой для современных философских течений, рассматривающих мыслительные, речевые процессы. При этом признается отсутствие прямого перехода между мыслями и речью в качестве средства отражения сознательного. По этой причине нечасто можно встретить того, чьи мысли вам сразу понятны, а персона ощущается близкой. Во многом этот факт объясняет обилие споров о речевой этимологии, структуре мышления.

О взаимном

Связь системы мышления и системы языка обусловлена тем фактом, что оба этих явления необходимы для человеческого взаимодействия и отражения мыслительного процесса. Иные считают языковые категории и присущие мыслительному процессу аналогичными, но далеко не каждый философ согласен с этой позицией. Язык – система знаковая, звуковая, объединяющая объекты, при помощи которых можно отразить мысль. Язык позволяет озвучить эти символы. Способность ясно выразить некоторую идею определяется сформированностью мысли. Если таковую выскажут раньше, нежели она полностью оформлена, уменьшается вероятность адекватного понимания сказанного сторонней персоной. В настоящий момент человечество – единственная разновидность жизни на нашей планете, применяющая знаковые системы для коммуникации. Философы, оперируя этим фактом, призывают ответственно следить за мыслительными процессами и сказанным.

Изучая связь языка и мышления, обязательно обращают внимание на тот факт, что мыслительный процесс – высший вариант мозговой деятельности. Он призван отражать происходящее в окружающем мире и позволяет человеку пользоваться накопленными знаниями, получать новые. Мышление – это стремление к познанию нового, оформлению новых связей. Психологи считают одной из важнейших задач своей науки определение того, как сильно язык и мышление друг на друга влияют. Иные считают, что эти два явления могут использоваться лишь вкупе. В рамках таких теорий язык практически приравнивается к мыслительному процессу. Такие идеи можно найти в трудах немецкого ученого Шлейхера, специализирующегося на лингвистике. Он считал, что форма некоторого объекта и его содержание между собой соотносятся.

взаимосвязь языка и мышления

Споры не утихают

В рамках оценки связи мышления и языка звучат иные заключения, позволяющие поспорить с выводами Шлейхера. Многие предпочитают не считать описанные категории тождественными, а лишь признать их тесно связанными друг с другом и взаимно влияющими на развитие. Всякий язык (а их существует огромное количество) имеет особенности грамматических правил и форм, морфологические нюансы. В рамках одного языка возможны разные интерпретации, определяющиеся национальной принадлежностью персоны. Одновременно существуют специфические, редкие языки. Известный американский специалист по лингвистике Уорф считает, что речевые специфические особенности ответственны за формирование мыслительного образа и сценария мыслей, присущего персоне. В некоторой степени это индивидуальный менталитет, непонятный представителям других наций.

В рамках связи мышления и языка особый интерес представляют глухонемые, общающиеся между собой специфическим методом, неясным для большинства обывателей. Звук для таких людей не является опорной точкой, при этом никто не станет спорить с наличием мыслительного процесса у человека с подобной проблемой здоровья.

Мышление сильно влияет на язык, поскольку контролирует речевой аппарат. Ученые сходятся во мнении, что язык и мыслительные процессы – это хоть и два противоречащих друг другу явления, но одновременно являющиеся единством.

Мысли и слова

В последние годы обозначенная проблема становится особенно важной и требующей внимания в силу развития искусственного интеллекта. Социальный заказ оказывает существенное давление на научные области, а ИИ представляет собой тему для исследования ученых уже с середины прошлого столетия. Лица, занятые в этой сфере, особенно заинтересованы в обозначении связи мышления и языка, поскольку постоянно вынуждены учитывать результаты взаимного влияния. Интеллект в простейшем понимании этого термина – разум и рассудок. Более широкая трактовка включает волевые проявления, память и информацию, накопленную об окружающем пространстве. Способности интеллекта персоны заметны в мыслительных процессах, доступных ей. Интеллект можно приравнять к системе мышления в том виде, в каком он воспринимается большинством. На практике ряд речевых отклонений воспринимается окружающими как проблемы мыслительного процесса человека.

Язык – основной метод передачи другим людям сведений, информации, знаний. Выявить сущность мысли непросто, преимущественно это осуществляется через определение психической структуры и намерения персоны. В посвященных языку и мышлению работах Бенвениста можно видеть умозаключения о том, что намерение получает языковое оформление и не может отделиться от языка, стать выше его, иначе мысль становится неопределенной и ее содержание не удается воспринять корректно. Помимо языка, есть лишь побуждения, импульсы воли, отраженные жестами, мимическими инструментами, но недостаточно ясные для продуктивного взаимодействия. Некоторые считают, будто бы язык представляет в некоторой степени одежду для мыслей, но Бенвенист признает это мнение категорическим заблуждением, призывая расценивать слова как часть мысли, которую нельзя отнять, в то время как от одежды избавиться можно. Он признает бессмысленными изыскания на тему обхождения языка при мышлении и исключении его в виде некоторой помехи.

язык мышление функции языка

Образы и опыт

В работах Выготского, посвященных связи языка и мышления, можно найти сравнение процесса создания нового высказывания с облаком, из которого рано или поздно начинается словесный дождь. Одновременно ученый обращал внимание на совершение мысли, а не ее воплощение в словесной форме. Рубинштейн, еще один известный специалист в сфере психологии, предлагал оценивать речь как вариант формулировки мысли, причем процесс сопровождается формированием. Сходные изречения можно видеть у классиков марксизма, предлагавших рассматривать язык как материю, отягощающую человека. Энгельс сравнивал ее с проклятием человечества. Впрочем, из опыта повседневности человек может заключить: зачастую осознанные действия не требуют оформления в слова. Совершая простейшие манипуляции, человек не произносит их вслух. Далеко не всегда удается ощутить внутреннюю речь.

Изучая язык, функции языка и мышление, ученые пришли к выводу, что словесная – это не единственная доступная человеку форма мыслительного процесса. Она относится к одному из ключевых типов, но наравне с ней есть и практическое действенное, а также наглядное образное, техническое. Практическое действенное считается первичным вариантом, поскольку именно так человек впервые смог успешно выйти на охоту. Лишь затем появилось образное, наглядное мышление. В примерах это можно описать воспоминанием об успешной охоте с применением образа в будущем для оценки возможных выгод от повторения набора действий. Лишь на базе этих двух типов сформировалось логическое словесное мышление. Если проводить параллель примеров, то его можно иллюстрировать как передачу сведений об успешной охоте и получаемых через нее выгодах новому поколению.

Применяя к персоне

Взаимосвязь языка и мышления, исследуемая философами и психологами, лингвистами, играет роль в жизни каждого человека, хотя задумываются об этом далеко не все. Язык представляет собой мыслительную действительность, сформированную и протекающую применительно к каждому из нас. Мыслительный процесс для человека обычно свойственен без речевого сопровождения, исключение – люди, предпочитающие вслух комментировать все происходящее. Следовательно, на первый план выходит мышление образами и наглядное. В словесном виде, в логической форме идеальное психическое общение – явление, которое отражается в материальном (в силу своей сущности) языке. Такое мышление доступно исключительно человеку.

О категориях

Исследуя взаимосвязь языка и мышления, ученые пришли к выводу, что более всего общность выражается в грамматических аспектах, сходных с логическими категориями. Лишь признавая взаимосвязь рассматриваемых явлений, можно определить ее природу и сущность. Анализ связей – одна из ключевых задач языкознания, языковой философии. В современной лингвистике один из любопытных методических подходов – дескриптивизм. Он предполагает полностью исключать из поля зрения специфику мыслительного процесса. Впрочем, это крайность, которая в рамках рассматриваемого вопроса взаимной связи не представляет особенного интереса.

О том, какова связь между мышлением и языком, люди размышляют уже долгие века, поскольку именно язык в течение тысячелетий был основным средством выражения человеческой мысли. В силу такого продолжительного использования сформировался грамматический строй, в котором есть категории, четко ассоциирующиеся с мыслительными. Подлежащее соответствует субъекту, процесс обозначается глаголом, а для показания связей используются союзы. В то же время нельзя утверждать тождественность либо симметричность явлений. Мыслительные и языковые категории коррелируют часто, но не всегда. Есть формальные категории языка, у которых нет ничего аналогичного в мышлении. Они обусловлены продолжительным процессом обобщения различных форм, протекающим в конкретном языке под влиянием его закономерностей.

Исследуя, какова связь между мышлением и языком, ученые обратили внимание на специфические категории, отражающие далеко не все слова некоторой части речи. Говоря о чем-то, человек не осознает семантические особенности неодушевленного и не включает их в мыслительное содержание. Мысли о некотором объекте, выраженные на разных языках, зачастую сходны, но грамматические категории имеют обилие различий – это доказывает возможность переводить содержание текста с языка на язык.

система мышления система языка

Познание и специфичность

Если говорить кратко, связь языка и мышления – это мироведение. Именно такой термин предлагал использовать Гумбольдт. Лексика и грамматика находятся в несимметричных отношениях, но каждая из этих систем позволяет представить мыслительный процесс народности. Классификация – это в первую очередь показатель мышления как выявления тождественного и отличного. Различные народности делят реалии окружающего мира по категориям довольно неожиданно для конкретного специалиста, в силу чего лингвистика представляет собой сложный объект исследования.

Пытаясь освоить эту тему и изложить ее максимально кратко, о связи языка и мышления лингвисты говорят как об отражении народного осознания. Иных интересует, насколько реально опознать его и стать его внутренней частью. Это возможно через изучение, анализирование, наблюдение форм языка. Важно учитывать связь языка с отвлеченным мышлением. Категоризация, присущая речи, является незаменимой и неотъемлемой, органичной частью любого языка. Такие представления в языковой системе закреплены категориями. Классификация всегда связана со специфическими принципами, присущими конкретному народу.

Говоря о взаимной связи произносимого и мыслительного процесса, нужно учитывать особенности невербального мышления. Язык представляет собой отражение способности человека мыслить и познавать. Возможность обобщения заключена в словах, при этом не каждое слово в равной степени обладает такими качествами, хотя они присущи даже именам собственным. Обобщение – это не только лексика, но и грамматика. Мышление, в свою очередь, дает возможность абстрагироваться, и это отражается именно через языковую грамматику.

ЯЗЫК И МЫШЛЕНИЕ • Большая российская энциклопедия

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 35. Москва, 2017, стр. 647-648

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: А. С. Мельничук

ЯЗЫ́К И МЫШЛЕ́НИЕ, два не­раз­рыв­но свя­зан­ных ви­да об­ще­ст­вен­ной дея­тель­но­сти, от­ли­чаю­щих­ся друг от дру­га по сво­ей сущ­но­сти и спе­ци­фи­че­ским при­зна­кам. Мыш­ле­ние – выс­шая фор­ма ак­тив­но­го от­ра­же­ния объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти, це­ле­на­прав­лен­ное, опо­сред­ст­во­ван­ное и обоб­щён­ное по­зна­ние су­щест­вен­ных свя­зей и от­но­ше­ний пред­ме­тов и яв­ле­ний. Язык – зна­ко­вая (в сво­ей ис­ход­ной фор­ме зву­ко­вая) дея­тель­ность, обес­пе­чи­ваю­щая ма­те­ри­аль­ное оформ­ле­ние мыс­лей и об­мен ин­фор­ма­ци­ей ме­ж­ду чле­на­ми об­ще­ст­ва.

Вы­яс­не­ние кон­крет­но­го ха­рак­те­ра свя­зи ме­ж­ду Я. и м. – од­на из центр. про­блем тео­ре­тич. язы­ко­зна­ния и фи­ло­со­фии язы­ка. В ре­ше­нии этой про­бле­мы об­на­ру­жи­ва­лись глу­бо­кие рас­хо­ж­де­ния – от пря­мо­го ото­жде­ст­в­ле­ния Я. и м. (Ф. Шлей­ер­махер, И. Г. Га­ман) или их чрез­мер­но­го сбли­же­ния с пре­уве­ли­че­ни­ем ро­ли язы­ка (К. В. фон Гум­больдт, Л. Ле­ви-Брюль; би­хе­вио­ризм, не­огум­больд­ти­ан­ст­во, нео­по­зи­ти­визм) до от­ри­ца­ния не­по­средств. свя­зи ме­ж­ду ни­ми (Ф. Э. Бе­не­ке) или, ча­ще, иг­но­ри­ро­ва­ния мыш­ле­ния в ме­то­ди­ке лин­гвис­тич. ис­сле­до­ва­ния (лин­гвис­тич. фор­ма­лизм, де­ск­рип­ти­визм).

Язык яв­ля­ет­ся не­по­средств. ма­те­ри­аль­ной опо­рой толь­ко сло­вес­но-ло­гич. мыш­ле­ния (в от­ли­чие от его прак­ти­че­ски-дей­ст­вен­но­го и на­гляд­но-об­раз­но­го ви­дов). Как про­цесс об­ще­ния ме­ж­ду чле­на­ми об­ще­ст­ва язы­ко­вая дея­тель­ность лишь в не­зна­чит. час­ти слу­ча­ев (напр., при мыш­ле­нии вслух в рас­чё­те на вос­при­ятие слу­ша­те­лей) сов­па­да­ет с про­цес­сом мыш­ле­ния, обыч­но же вы­ра­жа­ет­ся уже сфор­ми­ро­ван­ная мысль.

Сло­вес­но-ло­гич. вид мыш­ле­ния обес­пе­чи­ва­ет­ся дву­мя спе­ци­фич. осо­бен­но­стя­ми язы­ка: ес­те­ст­вен­но не мо­ти­ви­ро­ван­ным, ус­лов­ным ха­рак­те­ром ис­то­ри­че­ски ус­та­но­вив­шей­ся свя­зи слов как зна­ко­вых еди­ниц с обо­зна­чае­мы­ми сущ­но­стя­ми и чле­не­ни­ем ре­че­во­го по­то­ка на от­но­си­тель­но ог­ра­ни­чен­ные по объ­ё­му, фор­маль­но раз­ме­жё­ван­ные и внут­рен­не ор­га­ни­зо­ван­ные от­рез­ки – пред­ло­же­ния. Сло­ва, в от­ли­чие от на­гляд­ных пси­хич. об­ра­зов пред­ме­тов и яв­ле­ний, не об­на­ру­жи­ва­ют, за ис­клю­че­ни­ем зву­ко­под­ра­жа­ний, ни­ка­ких сходств с чув­ст­вен­но вос­при­ни­мае­мы­ми осо­бен­но­стя­ми обо­зна­чае­мых объ­ек­тов, что по­зво­ля­ет соз­да­вать на ос­но­ве слов и ас­со­ции­ро­вать с ни­ми не толь­ко обоб­щён­ные пред­став­ле­ния о пред­ме­тах, но и по­ня­тия лю­бой сте­пе­ни аб­ст­ракт­но­сти. Пред­ло­же­ния, ис­то­ри­че­ски вос­хо­дя­щие к эле­мен­тар­ным вы­ска­зы­ва­ни­ям, обу­сло­ви­ли вы­де­ле­ние в по­то­ке мыш­ле­ния отд. еди­ниц, ус­лов­но под­во­ди­мых в ло­ги­ке и пси­хо­ло­гии под разл. ви­ды су­ж­де­ний и умо­за­клю­че­ний. Од­на­ко пря­мо­го со­от­вет­ст­вия ме­ж­ду еди­ни­ца­ми мыш­ле­ния и со­от­но­си­тель­ны­ми с ни­ми еди­ни­ца­ми язы­ка нет: в од­ном и том же язы­ке од­на мысль или её ком­по­нен­ты (по­ня­тия и пред­став­ле­ния) мо­гут быть оформ­ле­ны раз­ны­ми пред­ло­же­ния­ми, сло­ва­ми или сло­во­со­че­та­ния­ми, а од­ни и те же сло­ва мо­гут быть ис­поль­зо­ва­ны для оформ­ле­ния раз­ных по­ня­тий и пред­став­ле­ний. Кро­ме то­го, слу­жеб­ные сло­ва, ука­за­тель­ные и т. п. сло­ва во­об­ще не мо­гут обо­зна­чать по­ня­тий или пред­став­ле­ний, а, напр., по­бу­дит., во­про­сит. и по­доб­ные пред­ло­же­ния рас­счи­та­ны толь­ко на вы­ра­же­ние во­ле­изъ­яв­ле­ний и субъ­ек­тив­но­го от­но­ше­ния го­во­ря­щих к к.-л. фак­там. Мно­го­ве­ко­вой про­цесс оформ­ле­ния и вы­ра­же­ния мыс­лей по­сред­ст­вом язы­ка обу­сло­вил раз­ви­тие в грам­ма­тич. строе язы­ков ря­да фор­маль­ных ка­те­го­рий, час­тич­но со­от­но­си­тель­ных с не­ко­то­ры­ми ка­те­го­рия­ми мыш­ле­ния; напр., под­ле­жа­щее, ска­зуе­мое, до­пол­не­ние и оп­ре­де­ле­ние при­бли­жён­но со­от­вет­ст­ву­ют смы­сло­вым ка­те­го­ри­ям субъ­ек­та, пре­ди­ка­та, объ­ек­та и ат­ри­бу­та; фор­маль­ные ка­те­го­рии су­ще­ст­ви­тель­но­го, гла­го­ла, при­ла­га­тель­но­го, чис­ли­тель­но­го и грам­ма­тич. ка­те­го­рия чис­ла при­бли­жён­но со­от­вет­ст­ву­ют смы­сло­вым ка­те­го­ри­ям пред­ме­та или яв­ле­ния, про­цес­са (в т. ч. дей­ст­вия или со­стоя­ния), ка­че­ст­ва и ко­ли­че­ст­ва; фор­маль­ные ка­те­го­рии сою­зов, пред­ло­гов, па­де­жей и грам­ма­тич. вре­мён при­бли­жён­но со­от­вет­ст­ву­ют смы­сло­вым ка­те­го­ри­ям свя­зи, от­но­ше­ния, вре­ме­ни и т. д. Об­щие ка­те­го­рии мыш­ле­ния сфор­ми­ро­ва­лись как пря­мой ре­зуль­тат раз­ви­тия са­мо­го мыш­ле­ния, а фор­маль­ные ка­те­го­рии язы­ка – как ре­зуль­тат не кон­тро­ли­руе­мо­го мыш­ле­ни­ем дли­тель­но­го сти­хий­но­го про­цес­са обоб­ще­ния язы­ко­вых форм, ис­поль­зо­вав­ших­ся для об­ра­зо­ва­ния и вы­ра­же­ния мыс­лей. Вме­сте с тем в грам­ма­тич. строе язы­ков раз­ви­ва­ют­ся обя­за­тель­ные для оп­ре­де­лён­ных час­тей ре­чи и кон­ст­рук­ций пред­ло­же­ния фор­маль­ные ка­те­го­рии, не имею­щие к.-л. со­от­вет­ст­вия ка­те­го­ри­ям мыш­ле­ния или со­от­вет­ст­вую­щие к.-л. фа­куль­та­тив­ным его ка­те­го­ри­ям (ка­те­го­рия грам­ма­тич. ро­да, оп­ре­де­лён­но­сти-не­оп­ре­де­лён­но­сти ка­те­го­рия, ка­те­го­рия ви­да гла­го­ла и др.). Др. ка­те­го­рии (напр., ка­те­го­рия мо­даль­но­сти) от­ра­жа­ют субъ­ек­тив­ное от­но­ше­ние го­во­ря­ще­го к со­дер­жа­нию вы­ска­зы­ва­ния. Тре­тьи (напр., ка­те­го­рия ли­ца) обо­зна­ча­ют ти­пич­ные ус­ло­вия уст­но­го язы­ко­во­го об­ще­ния и ха­рак­те­ри­зу­ют язык не со сто­ро­ны его мыс­ли­тель­ной, а со сто­ро­ны ком­му­ни­ка­тив­ной функ­ции. Грам­ма­тич. се­ман­ти­ка та­ких ка­те­го­рий (ро­да, ви­да и т. п.) го­во­ря­щи­ми не осоз­на­ёт­ся и в кон­крет­ное со­дер­жа­ние мыс­ли прак­ти­че­ски не вклю­ча­ет­ся. Ес­ли ме­ж­ду се­ман­ти­кой грам­ма­тич. ка­те­го­рии и кон­крет­ным со­дер­жа­ни­ем оформ­ляе­мой мыс­ли воз­ни­ка­ет про­ти­во­ре­чие (напр., при не­со­от­вет­ст­вии грам­ма­тич. под­ле­жа­ще­го субъ­ек­ту мыс­ли), в язы­ке изы­ски­ва­ют­ся др. сред­ст­ва для аде­к­ват­ной пе­ре­да­чи со­от­вет­ст­вую­ще­го ком­по­нен­та со­дер­жа­ния (напр., ин­то­на­ция). По­это­му свой­ст­вен­ные разл. язы­кам се­ман­тич. осо­бен­но­сти грам­ма­ти­че­ских ка­те­го­рий не вно­сят су­щест­вен­ных межъ­я­зы­ко­вых раз­ли­чий в со­дер­жа­ние оформ­ляе­мых при их по­мо­щи мыс­лей об од­них и тех же объ­ек­тив­ных сущ­но­стях.

Язык и мышление — это… Что такое Язык и мышление?

Язы́к и мышле́ние —

два неразрывно связанных вида общественной деятельности, отличающихся друг от друга по своей сущности и специфическим признакам. «Мышление — высшая форма активного отражения объективной реальности, целенаправленное, опосредствованное и обобщённое познание существенных связей и отношений предметов и явлений. Оно осуществляется в различных формах и структурах (понятиях, категориях, теориях), в которых закреплен и обобщён познавательный и социально-исторический опыт человечества» («Философский энциклопедический словарь», 1983). Процессы мышления проявляются в трёх основных видах, выступающих в сложном взаимодействии, — практически-действенном, наглядно-образном и словесно-логическом. «Орудием мышления является язык, а также другие системы знаков (как абстрактных, например математических, так и конкретно-образных, например язык искусства)» (там же). Язык — это знаковая (в своей исходной форме звуковая) деятельность, обеспечивающая материальное оформление мыслей и обмен информацией между членами общества. Мышление, за исключением его практически-действенного вида, имеет психическую, идеальную природу, между тем как язык — это явление по своей первичной природе физическое, материальное.

Выяснение степени и конкретного характера связи между языком и мышлением составляет одну из центральных проблем теоретического языкознания и философии языка с самого начала их развития. В решении этой проблемы обнаруживаются глубокие расхождения — от прямого отождествления языка и мышления (Ф. Э. Д. Шлейермахер, И. Г. Гаман) или их чрезмерного сближения с преувеличением роли языка (В. фон Гумбольдт, Л. Леви-Брюль, бихевиоризм, неогумбольдтианство, неопозитивизм) до отрицания непосредственной связи между ними (Ф. Э. Бенеке) или, чаще, игнорирования мышления в методике лингвистического исследования (лингвистический формализм, дескриптивизм).

Диалектический материализм рассматривает взаимоотношение языка и мышления как диалектическое единство. Язык является непосредственной материальной опорой мышления только в его словесно-логическом виде. Как процесс общения между членами общества языковая деятельность лишь в незначительной части случаев (например, при мышлении вслух в расчёте на восприятие слушателей) совпадает с процессом мышления, обычно же, когда язык выступает именно как «непосредственная действительность мысли» (К. Маркс), выражается, как правило, уже сформированная мысль (в т. ч. и как результат практически-действенного или наглядно-образного мышления).

Словесно-логический вид мышления обеспечивается двумя специфическими особенностями языка: естественно не мотивированным, условным характером исторически установившейся связи слов как знаковых единиц с обозначаемыми сущностями и членением речевого потока на относительно ограниченные по объёму, формально размежёванные и внутренне организованные отрезки — предложения. Слова, в отличие от наглядных психических образов предметов и явлений, не обнаруживают, за исключением звукоподражаний, никаких сходств с естественными, чувственно воспринимаемыми особенностями обозначаемых объектов, что позволяет создавать на основе слов и ассоциировать с ними не только обобщённые представления о предметах, но и понятия любой степени обобщённости и абстрактности. Предложения, исторически восходящие к элементарным высказываниям, обусловили выделение в потоке мышления отдельных относительно отграниченных друг от друга единиц, условно подводимых в логике и психологии под различные виды суждений и умозаключений. Однако прямого соответствия между единицами мышления и соотносительными с ними единицами языка нет: в одном и том же языке одна мысль или её компоненты — понятия и представления — могут быть оформлены разными предложениями, словами или словосочетаниями, а одни и те же слова могут быть использованы для оформления разных понятий и представлений. Кроме того, служебные, указательные и т. п. слова вообще не могут обозначать понятий или представлений, а, например, побудительные, вопросительные и подобные предложения рассчитаны только на выражение волеизъявлений и субъективного отношения говорящих к каким-либо фактам.

Многовековой процесс оформления и выражения мыслей посредством языка обусловил развитие в грамматическом строе языков ряда формальных категорий, частично соотносительных с некоторыми общими категориями мышления, например подлежащее, сказуемое, дополнение и определение приближённо соответствуют смысловым категориям субъекта, предиката (в разных их пониманиях), объекта и атрибута; формальные категории имени существительного, глагола, прилагательного, числительного и грамматические категории числа приближённо соответствуют смысловым категориям предмета или явления, процесса (в т. ч. действия или состояния), качества и количества; формальные категории союзов, предлогов, падежей и грамматических времён приближённо соответствуют смысловым категориям связи, отношения, времени и т. д. Категории, имеющие своё основание в одних и тех же свойствах действительности, формировались в мышлении и языке неодинаково: общие категории мышления — прямой результат развития самого мышления, а формальные категории языка — результат не контролируемого мышлением длительного процесса стихийного обобщения языковых форм, использовавшихся для образования и выражения мыслей. Вместе с тем в грамматическом строе языков развиваются обязательные для определённых частей речи и конструкций предложения формальные категории, не имеющие никакого соответствия категориям мышления или соответствующие каким-либо факультативным его категориям. Например, категории грамматического рода, определённости​/​неопределённости, вида глагола возникают в результате обусловленного системным характером языка распространения на все слова определённой части речи формальных признаков, свойственных в истории языка лишь отдельным словам и не всегда актуальных для мышления. Другие категории, как, например, категория модальности, отражают субъективное отношение говорящего к содержанию высказывания, третьи, как, например, категория лица, обозначают типичные условия устного языкового общения и характеризуют язык не со стороны его мыслительной, а со стороны коммуникативной функции. Грамматическая семантика таких категорий (рода, вида и т. п.) говорящими не осознаётся и в конкретное содержание мысли практически не включается. Если между семантикой грамматической категории и требующим выражения конкретным содержанием оформляемой мысли возникает противоречие (например, при несоответствии грамматического подлежащего субъекту мысли), в языке изыскиваются другие средства для адекватной передачи соответствующего компонента содержания (например, интонация). Поэтому свойственные различным языкам семантические особенности грамматических категорий никогда не вносят существенных межъязыковых различий в содержание оформляемых при их помощи мыслей об одних и тех же объективных сущностях.

В ходе исторического развития языка и мышления характер их взаимодействия не оставался неизменным. На начальных этапах развития общества язык, развивавшийся в первую очередь как средство общения, вместе с тем включался в процессы мышления, дополняя два первоначальных его вида — практически-действенный и наглядно-образный — новым, качественно высшим видом словесно-логического мышления и тем самым активно стимулируя развитие мышления вообще. Развитие письменности усилило воздействие языка на мышление и на саму интенсивность языкового общения, значительно увеличило возможности языка как средства оформления мысли. В целом же по мере исторического развития мышления во всех его видах постепенно усиливается его воздействие на язык, сказывающееся главным образом в расширении значений слов, в количественном росте лексического и фразеологического состава языка, отражающем обогащение понятийного аппарата мышления, и в уточнении и дифференциации синтаксических средств выражения смысловых отношений.

  • Маркс К. и Энгельс Ф., Немецкая идеология, Соч., 2 изд., т. 3;
  • Выготский Л. С., Мышление и речь, в его кн.: Избранные психологические исследования, М., 1956;
  • Мышление и язык, М., 1957;
  • Колшанский Г. В., Логика и структура языка, М., 1965;
  • Язык и мышление, М., 1967;
  • Общее языкознание, т. 1. Формы существования, функции, история языка. М., 1970;
  • Серебренников Б. А., Развитие человеческого мышления и структуры языка, в кн.: Ленинизм и теоретические проблемы языкознания, М., 1970;
  • Панфилов В. З., Взаимоотношение языка и мышления, М., 1971;
  • Кацнельсон С. Д., Типология языка и речевое мышление, Л., 1972;
  • Потебня А. А., Мысль и язык, в его кн.: Эстетика и поэтика, М.,1976;
  • Лурия А. Р., Язык и сознание, М., 1979;
  • Березин Ф. М., Головин Б. Н., Общее языкознание. М., 1979;
  • Carroll J. B., Language and thought, Englewood Cliffs (N. J.), [1964];
  • Kainz F., Über die Sprachverführung des Denkens, B., [1972].

А. С. Мельничук.

Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. ред. В. Н. Ярцева. 1990.

Язык и сознание. Диалектика их взаимосвязи.

Язык и сознание. Диалектика их взаимосвязи.

Аристанова Л.С., Араньязова Э.Р.

Научный руководитель: Кузнецова М.Н.

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава РФ

Кафедра философии, гуманитарных наук и психологии

Язык и сознание. Диалектика их взаимосвязи.

Аристанова Л.С., Араньязова Э.Р.

Научный руководитель: Кузнецова М.Н.

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава РФ

Кафедра философии, гуманитарных наук и психологии

  В философии понятия сознания и языка тесно связаны,
а это говорит о том, что узнать внутренний мир человека можно, проанализировав то,
что он говорит и как.

Сознание неразрывно связано с языком, и возникает одновременно с ним. Отсюда следует, что между языком и сознанием есть определенные  взаимоотношения. Язык выступает способом существования сознания. Связь сознания с языком проявляется в том, что возникновение и формирование индивидуального сознания возможно в том случае , если человек включен в мир словесного языка. Вместе с речью индивид усваивает логику мышления, начинает рассуждать о существовании мира и себя. Чем богаче содержание духовного мира , тем больше ему нужно языковых знаков для его передачи.

Язык так же  древен, как и сознание. Язык во взаимосвязи с сознанием представляют органическое единство, не исключающее и противоречия между ними. Сущность языка обнаруживает себя в его функциях.

Стоит отметить, что издавна в философии такие мыслители, как Платон, Гераклит и Аристотель изучали взаимосвязь между сознанием, мышлением и языком. Именно в Древней Греции последние воспринимались, как единое целое. Не зря ведь это отразилось в таком понятии, как «логос»,
что дословно означает «мысль неразрывна со словом». Школа философов-идеалистов считала ,
что мысль невозможно выразить словесно.

В начале 20 ст. возникает новое направление, называемое «философия языка», согласно которому сознание оказывает влияние на мировосприятие человека, на его речь и, следовательно, на общение
с окружающими. Основоположником этого течения считается философ Вильгельм Гумбольд.

Прежде всего, язык выступает как средство общения, передачи мыслей, т.е выполняет коммуникативную функцию. Мысль представляет собой идеальное отображение предмета и поэтому не может быть ни выражена, ни передана без материального обрамления. А в роли материальной, чувственной оболочки мысли и выступает слово как единство знака, звучания и значения, понятия. Речь представляет собой деятельность, сам процесс общения, обмена мыслями, чувствами и т.п., осуществляемый с помощью языка как средства общения.

Но язык не только средство общения, но и орудие мышления, средство выражения мыслей. Дело в том, что мысль, понятие лишены образности, и потому выразить и усвоить мысль — значит облечь ее в словесную форму. Даже тогда, когда мы мыслим про себя, мы мыслим, отливая мысль в языковые формы. Выполнение языком этой своей функции обеспечивается тем, что слово — это знак особого рода:
в нем, как правило, нет ничего, что напоминало бы о конкретных свойствах обозначаемой вещи,
явления, в силу чего оно и может выступать в роли знака — представителя целого класса сходных предметов, т.е. в роли знака понятия.

Наконец, язык выполняет роль инструмента, накопления знаний, развития сознания. В языковых формах наши представления, чувства и мысли приобретают материальное бытие и благодаря этому могут стать и становятся достоянием других людей. Через речь осуществляется мощное воздействие одних людей на других. Эта роль языка видна в процессе обучения в том значении, которое в наши дни приобрели средства массовой информации. Вместе с тем успехи в познании мира, накопление знаний ведут к обогащению языка, его словарного запаса.  С возникновением письменности знания и опыт закрепляются в рукописях, книгах и становятся общественным достоянием.

Языку присущи следующие функции:

Одним из условий возможности формирования и объективации сознания индивида является способность посредством языка заявить о своем самостоятельном бытии. В речевом общении человек обретает способность к сознанию и самосознанию. Содержание сознания напрямую зависит от пространства речевого общения. Специфика национального языка оказывает влияние на характер и содержание национальной культуры. Различие между сознанием и языком заключается в том, что мысль — это отражение объективной реальности, а слово — способ закрепления и передачи мысли.
Язык способствует взаимопониманию между людьми, а также осознанию человеком своих действий и самого себя.

Можно выделить следующие виды речи:

Слово, как единица языка, имеет внешнезвуковую (фонетическую) и внутреннесмысловую (семантическую) стороны. Среди неязыковых знаков выделяют знаки-копии (отпечатки), знаки-признаки, знаки-сигналы, знаки-символы. Различают также специализированные (системы символов в математике, физике, химии, лингвистике) и неспециализированные языки (эсперанто). В процессе исторического развития языка сформировался язык науки, отличающийся точностью, строгостью, однозначностью понятий, что способствует точности, ясности формулировок. В социально-гуманитарном познании использование искусственного языка затруднительно.

То есть можно сделать небольшой вывод о выше сказанном ,что человек способен быть человеком только в той естественно-искусственной среде, основными компонентами которой являются артефакты и знаки, и без которой невозможно формирование и функционирование сознания.

Изучая воздействие языка на мышление, можно сказать, что как язык вызывается мышлением, так и мышление развивается через язык. Именно обратным воздействием языка на мышление можно объяснить возникновение первых слов у ребенка, как результат проснувшейся языковой способности, которая, действуя в ребенке, побуждает его через называние предметов к различению объективного и субъективного, окружающего мира и себя как индивидуума, что находит свое выражение в произнесении местоимения «я».

Самое важное в языке, по мысли Гумбольдта, «это не смешение, а четкое разграничение вещи и формы, предмета и отношения» . Согласно этому, сам язык, в силу своего устройства, способствует разделению в мышлении категорий субъективного и объективного, что впоследствии скажется как на формировании речевой деятельности, так и на становлении самосознания ребенка, потому что в его речевой деятельности проявляется работа духа, которая через первые членораздельные звуки свидетельствует о начавшемся формировании этого разделения. Здесь надо отметить, что именно членораздельный звук отличает человека от животного, так как выражает не просто намерение или потребность, но, прежде всего, конкретный смысл произносимого, так как является «сознательным действием создающей его души» , что еще раз указывает на действие сознания в процессе проговаривания первых слов ребенка. 

Возникая и развиваясь в обществе, в процессе общения людей между собой, язык представляет собой объективное явление. Это значит, что, будучи продуктом, созданным обществом, язык существует независимо от отдельных людей. Каждое поколение застает язык уже выработанным предшествующими поколениями и овладевает им, т. е. учится пользоваться им в общении.

Люди воспринимают слова языка так же, как и другие явления окружающей их действительности, т. е. как раздражители, воздействующие на органы чувств. Однако особенность явлений языка заключается в том, что они передают закрепленное в звуках отражение людьми других явлений, результаты познания действительности. Существуя в виде материальных явлений — звуков речи или письменного их изображения, — явления языка в то же время передают знания, понятия, мысли людей, т. е. воплощают в себе явления идеальные, явления общественного сознания.

В процессе развития труда и трудовых общественных связей людей друг с другом вместе с языком возникает, следовательно, особая форма отражения людьми действительности — их сознание.

Необходимо различать общественное и индивидуальное сознание.

К явлениям общественного сознания принадлежат создаваемые обществом знания о природе, обществе,
о человеческом мышлении. Индивидуальное сознание — это высшая форма отражения действительности отдельным человеком, членом общества.

Общественное сознание возникает вместе с формированием этой новой, высшей формы психического отражения действительности отдельных людей, членов общества.

Таким образом, сознание и язык органически связаны друг с другом. Но единство языка и мышления не означает их тождества. Действительно, мысль, понятие как значение слова есть отражение объективной реальности, а слово как знак — средство выражения и закрепления мысли, средство и передачи ее другим людям. К этому следует добавить, что мышление по своим логическим законам и формам интернационально, а язык по его грамматическому строю и словарному составу — национален.
Наконец, отсутствие тождества языка и мышления просматривается и в том, что порой мы понимаем все слова, а мысль, выраженная с их помощью, остается для нас недоступной, не говоря уже о том, что в одно и то же словесное выражение люди с различным жизненным опытом вкладывают далеко не одинаковое смысловое содержание.

Возникновение языка, речи, мышления и связь между ними

Прежде чем мы приступим к выяснению отношения языка к мышлению, попытаемся разобраться: с чем связано возникновение языка и мышления (психологические и физиологические предпосылки), каким образом происходит речевая деятельность и как устроен речевой механизм.

Считается, что из всех живых организмов, населяющих нашу планету только человек способен создать и усвоить сложную систему языка. Бесспорно, что животные могут издавать и издают присущие их виду звуки, но это только звуковая сигнализация, не более того. Гамадрилы, которые генетически очень близки к человеку, могут издавать около 20 различных сигнальных звуков. Ими эти стадные животные оповещают друг друга о приближающейся опасности, о нужде в защите, нахождении новых мест обитания и т.п. Однако их крики нельзя расчленить на элементы, и они не могут быть синтезированы в новые структуры. То есть, если список звуков фиксирован, в данном случае их 20, то обезьяны не могут составить какое-нибудь новое сообщение, кроме этих 20.

Напротив, человеческий язык обладает удивительными возможностями из ограниченного количества речевых звуков (фонем, которых, например, в русском языке 40) создавать неограниченное количество слов, из которых затем создается огромное количество предложений, из последних формируются тексты (речь) также в бессчетном разнообразии.

Теорий происхождения языка множество: от «божественного» наделения человека языком и звукоподражания до мутационных процессов. Наиболее интересная и вероятная в этом плане теория происхождения языка, сформулирована одним из исследователей — Нуаре, впоследствии она была подтверждена рядом других наблюдений и может быть обозначена как трудовая теория происхождения языка.

Эта теория заключается в следующем.

В процессе общественного труда, как указывал Энгельс, у людей возникла объективная потребность что-то сказать друг другу. Это было необходимое явление; когда над одним объектом трудятся несколько человек, например, группа людей тащит ствол поваленного дерева, здесь возникает объективная необходимость не просто сопровождать это какими – то возгласами или криками, выражающими эмоциональное состояние, а обозначить предмет действия или само действие известным знаком.

Это обозначение может иметь характер жеста или звука, но в обоих случаях оно обязательно должно иметь предметное значение, оно должно обозначать нечто вроде следующего: тащи дерево, клади, оставь, осторожно. Эти жесты или возгласы, родившиеся в совместном труде групп людей, были вначале диффузны, они объединяли жест и действие, жест и звук, они не имели никакого значения вне действия, вне труда и не возникали вне труда. Но когда они возникли в основе действия, то понять их можно было только в контексте действия.

Сначала эти “слова” появлялись только в процессе труда, затем они стали появляться при отсутствии предметов, вне процессов труда, и тогда они стали вызывать не переживания, которые появляются во время труда, а образ того предмета, с которым труд был связан. Именно эта элементарная диффузная речь, в которой были элементы действия, жеста, тона и звука, различные для разных предметов, и послужили исходным для дальнейшего формирования языка. Постепенно слово, возникшее в процессе труда, состоявшее из жестов и звуков, начало отделяться от непосредственной деятельности, потеряло непосредственную связь с ним и начинало приобретать известную самостоятельность, сохраняя вместе с тем то значение, которое оно первоначально получило в процессе трудовых действий.

Так постепенно начала развиваться система обозначений, составляющая лексический код языка. И эти слова, возникшие в трудовом действии, отделились от него и превратились в систему сигналов, которая обозначает вещи даже при отсутствии этих вещей. Таким образом, человек получил возможность общаться непосредственно при помощи звуков.

Но такими возможностями может быть наделен организм только с определенной анатомо-физической основой. Это можно подтвердить фактами патологии речи. Так, например, при травмах, кровоизлияниях или опухолях в определенных областях мозга определенным образом нарушается и речь. Здесь мы подошли непосредственно к физиологическим предпосылкам формирования речи.

В левом полушарии мозга у человека имеются поля, совершенно отсутствующие у животных. В левовисочной области расположено поле, анализирующее и синтезирующее акустические сигналы устной речи. В приеме речи важную функцию выполняет также левая теменно-височная-затылочная область. Но особенно существенную роль играют лобные области, регулирующие движения — это так называемый речедвигательный анализатор, работающий в процессе развития речи совместно со слуховым анализатором.

Конечно, возникает вопрос, если мозг и органы речи взрослого человека и новорожденного устроены одинаковым образом, почему последний только агукает и не может произносить членораздельную речь? Оказывается, кроме того, что слухоречедвигательный анализатор у новорожденного еще не заполнен ассоциативными связями, то есть фактически он пуст, речевой аппарат ребенка нуждается в некотором переустройстве, а именно изменении положения надгортанника. Основная функция надгортанника состоит в том, что он при глотании прикрывает просвет гортани и поэтому пища проходит в пищевод, не попадая в дыхательные пути. А у новорожденного он (как и у животных) расположен очень высоко, так, что между полостью рта и глоткой остается очень узкая щель. Так как глотка и рот вместе представляют собой сдвоенный речевой резонатор, в котором формируются специфические для человеческой речи звуки, то разобщение этих двух полостей создает условия, при которых речь не может осуществляться. Постепенно с момента рождения ребенка и примерно до полутора лет надгортанник у него опускается и занимает нормальное низкое положение. Соответственно теперь его рот и глотка образуют общую, так называемую надставную трубку, в которой и могут формироваться речевые звуки.

С этого момента речь ребенка может развиваться разными темпами. Насколько быстро она разовьется и будет в будущем полноценной, зависит от взрослых. Если ребенок очень редко вовлекается в процесс речевого общения, у него может произойти задержка развития не только в речи, но и в интеллектуальном росте.

Уже на первых этапах развития речи ребенок улавливает номинативные замечания взрослых по поводу окружающего: Это собачка, это кошка, это машина и т.п. Так у него происходит познание действительности при помощи языка. Язык помогает ему отличить одну вещь от другой и выделить их из общего фона. Только тогда человек может научиться правильно применять и отбирать слова, когда они усваиваются в процессе восприятия и наблюдения действительности. Например, в детском возрасте это происходит, когда ребенок трогает названный ему предмет, играет с ним или с его изображением. В это время чувственное познание перерабатывается в такой образ вещи, который может регулироваться словесными воздействиями. В дальнейшем на этой почве у ребенка развивается абстрактное мышление.

Как язык, так и мышление не являются неизменными по своей сути. На протяжении всей жизни человека они подвергаются качественным изменениям, причем на каждом возрастном этапе приобретают свои особенности.

На первый взгляд кажется очевидным связь языка и мышления. Но так ли это на самом деле? Можем ли мы ответить на этот вопрос?

По мнению известного лингвиста Ф. Соссюра, мышление в его психологическом отношении — это бесформенная и смутная масса, которая похожа на туманность, где ничто не разграничено. «Нет предустановленных идей, и нет никаких различений до появления языка». (6, с.109). А звуковая субстанция — это не более чем пластическая материя, которая в свою очередь делится на отдельные частицы, могущие служить необходимыми для мысли «означающими».

У него, роль языка по отношению к мысли совсем не заключается в создании материального звукового средства для выражения идей. Здесь скорее язык служит неким посредником между мышлением и звуком и притом таким образом, что их объединение неизбежно приводит к обоюдному разграничению единиц. И тогда мышление, которое по своей природе хаотично, вынуждено уточняться, разлагаясь. «Язык можно также сравнить с листом бумаги: мысль — его лицевая сторона, а звук — оборотная; нельзя разрезать лицевую сторону, не разрезав и оборотную; так и в языке нельзя отделить ни мысль от звука, ни звук от мысли…» (6, с.110)

Однако советский психолог Л.С. Выготский в своей работе «Мышление и речь » указывает на то, что нельзя отождествлять слово и мысль. “…Если слово и мысль совпадают, если это одно и то же, никакое отношение между ними не может возникнуть и не может служить предметом исследования, как невозможно представить себе, что предметом исследования может явиться отношение вещи к самой себе”2. Да и рассматривать, у него, нужно не мысль и слово, а значение слова, ибо звук без значения, пустой звук. Однако «…оно (значение слова от авт.) есть феномен словесной мысли или осмысленного слова, оно есть единство слова и мысли». ( 2, с.277)

Более того, Л.С. Выготский идет дальше. Он отрицает вообще участие языка в формировании элементарного мышления, опираясь на эксперименты, проводимые немецким психологом Келером и американским психологом Йерксом над обезьянами. Суть их экспериментов заключалась в том, что человекоподобным обезьянам предлагалась приманка, которую можно было достать, только используя какое-либо приспособление. Например, палку, если приманку нужно было подвинуть или сбить, или разбросанные ящики, которые нужно было составить друг на друга, если приманка была в подвешенном состоянии.

Данные опыты дали положительный результат, из чего следовало, что формирование элементарного, доречевого мышления происходит без участия языка.

Л.С. Выготский считает, что отсутствие речи и «представлений» являются основными причинами того, что между антропоидом и самым наипримитивнейшим человеком существует величайшее различие. В подтверждение своих слов он приводит цитату Келера: «Отсутствие этого бесконечно ценного технического вспомогательного средства (языка) и принципиальная ограниченность важнейшего интеллектуального материала, так называемых «представлений», являются поэтому причинами того, что для шимпанзе невозможны даже малейшие начатки культурного развития» ( 2, с.82)

1. Язык и мышление.

Будучи орудием общения, язык является орудием обмена мыслями. Поэтому возникает вопрос о соотношении языка и мышления. Есть две точки зрения по этому вопросу:

1. что язык оторван от мышления;

2. язык отождествляется с мышлением.

Мышление развивается гораздо быстрее, чем язык. Но мышление не может обойтись без языка, равно как и язык без мышления невозможен. Язык выражает наши мысли и обеспечивает возможность постоянного обмена мыслями между людьми, но язык непосредственно участвует и в формировании мысли. Ведь когда мы думаем, мы используем те или иные представления слова, в частности речедвигательные. Специалисты с помощью приборов установили, что всем людям свойственно в процессе думанья использовать зачаточные движения органов речи. Таким образом, мысли и рождаются на базе языка и закрепляются в нем.

Однако языкознание говорит о единстве языка и мышления, но одновременно отрицает их отождествление.

  1. Язык — материален, мышление – идеально, хотя и зависимо от своего материального источника.

  2. Язык и мышление имеют разное строение. Все единицы языка составляют материальную сторону языка, поэтому воспринимаются органами чувств. Материальную сторону языка образуют фонемы и морфемы, которые являются наименьшими единицами языка, обладающими значениями. Составной частью мысли является понятие, суждение, умозаключение. Структура мысли и языка не всегда совпадает. Одно предложение может выражать различные значения. Возьмем, например, предложение:

«Инженер завтра утром уезжает в Москву». В зависимости от постановки логического ударения будет изменяться и значение.

3. Язык и мышление имеют различные назначения. Цель мышления – получение новых знаний, а цель языка – оформить мысли, закрепить знания и передать их.

Иногда, кажется, что мысли возникают сами по себе, но опыты показали, что при возникновении мысли у человека намечаются движения артикуляционных органов. Интересна в этой связи теория Сеппер-Уорф, в основе которой лежит тезис, что мышление человека определяется тем языком, на котором он говорит и выйти за эти рамки нельзя, ведь все представления человека об окружающем мире даны ему языком.

Есть другая гипотеза, согласно которой мышление определяется окружающим материальным миром. Определяющая роль, таким образом, принадлежит окружающему миру. Однако не исключается и активность человеческой мысли. Человек моделирует окружающий внешний мир, то есть отражает своей психикой. Это восприятие находит отражение в языке.

Лекция 3. Теории происхождения языка План лекции:

  1. Звукоподражательная теория

  2. Теория эмоционального происхождения языка и теория междометий

  3. Теория трудовых выкриков

  4. Теория социального договора

  5. Человеческое происхождение языка

  6. Трудовая теория Энгельса

  7. Первоначальная человеческая речь.

  8. Проблема праязыка

  9. Образование языков

Люди давно задумывались над вопросом о происхождении языка. Со времен античности сложилось много теорий происхождения человеческой речи. Познакомимся с основными из них.

1. Звукоподражательная теория

Сторонники этой теории Демокрит, Платон полагали, что слова возникли из стремления «безъязычного человека» к подражанию звукам окружающего его мира – рёву зверей, шуму ветра, крику птиц и т.д. Основанием для таких взглядов являлось то, что во всех языках есть звукоподражательные слова (ономатопеи), как в русском языке слова: ку-ку, гав-гав, дзинь-дзинь и т.п. Но, во-первых, таких слов очень мало. Во-вторых «звукоподражать» можно только звучащему, а в природе есть и «безгласые» — камни, дома, солнце и т.п. В-третьих, для того, чтобы звукоподражать нужно иметь развитый речевой аппарат, чем первобытный человек не мог владеть.

Принципы звукоподражательной теории попытался обосновать в конце 17 начале 18 века Лейбниц (1646-1716). Великий немецкий мыслитель рассуждал так: существуют языки производные, поздние, и существует язык первичный, «корневой», из которого образовывались все последующие производные язык. По мысли Лейбница, звукоподражание имело место прежде всего в корневом языке и лишь в той мере, в какой «производные языки» развивали дальше основы корневого языка, они развивали вместе с тем и принципы звукоподражания. В той же мере, в какой производные языки отходили от корневого языка, их словопроизводство оказывалось всё менее «естественно звукоподражательным» и всё более символическим.

Лейбниц также приписывал некоторым звукам связь с качеством. Правда, он считал, что один и тот же звук может быть связан сразу с несколькими качествами. Так, звук l, по Лейбницу, может выражать нечто мягкое (leben жить , lieben любить, liegen лежать), и нечто совсем другое, например, в словах lion (лев) lynx (рысь), loup(волк) звук l отнюдь не означает нечто нежное. Здесь, может быть, обнаруживается связь с каким-либо другим качеством, а именно со скоростью, с бегом (Lauf).

Принимая звукоподражание как принцип происхождения языка, как принцип, на основании которого возник «дар речи» у человека, Лейбниц отвергает значение этого принципа для последующего развития языка. Недостатком звукоподражательной теории можно назвать следующий: сторонники этой теории рассматривают язык не как общественное, а как естественное (природное) явление.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *