То что действует на органы чувств раздражитель: Органы чувств

Автор: | 27.11.1979

Содержание

Органы чувств

Чувства и стимуляция ребенка

Чувства играют существенную роль в нашей жизни: они являются каналами, через которые мы воспринимаем в информацию из нашей среды: виды, звуки, ощущения, запахи и вкусы, оценка нашего положения в пространстве, равновесие и многое другое. В первые несколько месяцев, чувства ребенка еще не созрели и они передают информацию лишь частично. Но в 4 месяца его чувства готовы перерабатывать разнообразные данные из окружающей среды.Чувства вашего ребенка созревают в ответ на полученную стимуляцию звуками, видами, запахами и ощущениями.
В ответ на стимуляцию сенсорные рецепторы ребенка передают и стимулируют нервную активность в соответствующей части головного мозга. Например, когда вы показываете ребенку яркие, контрастные изображения, начинают действовать нервы в области мозга, которая контролирует зрение, и это содействует развитию и созреванию сетчатки, роговицы и мышц глаза.

  • В то время, как сенсорная стимуляция крайне важна, вы должны понимать также границы ребенка. Стимулы должны соответствовать возрасту и этапу развития ребенка, и дозироваться соответственно.

    Общение с малышом Вы можете превратить во взаимный процесс познания и развития. Богатая и разнообразная стимуляция органов чувств увеличивает удовольствие, получаемое от запахов, вкусов, образов и ощущений, получаемых от окружающего мира.

  • Растем вместе: Ваша роль в качестве родителей

    Вы можете превратить общение с ребенком в увлекательное путешествие с совместными открытиями и взрослением. Богатая, диверсифицированная сенсорная стимуляция в течение всей жизни повышает удовольствие от видов, запахов, вкусов и ощущений мира вокруг нас.Когда вы поете, танцуете или разговариваете с вашим ребенком, вы развиваете его чувство слуха. Постоянная стимуляция такого вида приведет к более тонкому слуховому восприятию, например, способности не только узнать, мелодию или песню, но, возможно, также распознать инструменты или научиться больше ценить музыку.
    В то время, как сенсорная стимуляция крайне важна, вы должны понимать также границы ребенка. Стимулы должны соответствовать возрасту и этапу развития ребенка, и дозироваться соответственно.

  • Обучение: Правильный момент

    Насколько мы восприимчивы, когда мы устали, голодны или отвлекаемся? Ребенок наиболее восприимчив к обучению и исследованию, когда он хорошо отдохнул, не голоден и спокоен. Помните, что каждый ребенок, каждый человек, является уникальным в своем сенсорном восприятии (то есть, как ребенок воспринимает мир вокруг него и регулирует на раздражители, с которыми он сталкивается). Если вы чувствуете, что ваш ребенок гиперчувствительной в одном чувстве или имеет пониженную чувствительность в другом, не пытайтесь изменить это.

    Определенный баланс развивается с взрослением, и, постепенно знакомясь с ребенком, вы будете адаптировать под него стимулы. Слушайте и наблюдайте. Характер вашего ребенка, его поведение и реакции являются вашим лучшим маяком.

  • Любые советы и информация, представленные на данном сайте, являются лишь предложениями и не должны рассматриваться как профессиональная медицинская диагностика или мнение. Мы рекомендуем вам также обратиться к врачу, и призываем вас немедленно связаться с ним, если ваш вопрос не терпит отлагательства.

Тест. Как действуют органы чувств и анализаторы

Будьте внимательны! У Вас есть 10 минут на прохождение теста.
Система оценивания — 5 балльная. Разбалловка теста — 3,4,5 баллов, в зависимости от сложности вопроса. Порядок заданий и вариантов ответов в тесте случайный. С допущенными ошибками и верными ответами можно будет ознакомиться после прохождения теста. Удачи!

Список вопросов теста

Вопрос 1

Человек воспринимает окружающую действительность при помощи … органов чувств.

Вопрос 2

В результате сбоев в работе анализатора у человека возникают .

..

Вопрос 3

Без каких структур анализатора человек способен видеть сны?

Варианты ответов
  • рецепторы
  • зрительная кора больших полушарий
  • проводниковый отдел
  • центральный отдел
Вопрос 4

Какая часть анализатора обозначена на рисунке?

Вопрос 5

Расположите по порядку звенья анализатора.

Варианты ответов
  • периферическое
  • проводниковое
  • центральное
Вопрос 6

Какие раздражители не воспринимаются органами чувств человека?

Варианты ответов
  • ультразвук
  • инфракрасное излучение
  • видимый свет
  • давление
  • микроскопические объекты
Вопрос 7

Рецепторы — это:

Варианты ответов
  • совокупность специализированных структур нервной системы, которые осуществляют процесс приема и обработки информации из внешней и внутренней среды
  • структура, в которой происходят процессы преобразования энергии раздражителей в нервные импульсы
  • чувствительные нейроны, доставляющие информацию в сенсорные центры
  • скопление нервных клеток в различных областях мозга, образующих ядра
Вопрос 8

В результате контакта анализатора с раздражителем нервные импульсы возникают в:

Варианты ответов
  • рецепторах
  • нервах
  • головном мозге
  • коре больших полушарий
  • периферическом отделе анализатора
  • центральном отделе анализатора
Вопрос 9

Проводящие пути — это:

Варианты ответов
  • совокупность специализированных структур нервной системы, которые осуществляют процесс приема и обработки информации из внешней и внутренней среды
  • структура, в которой происходят процессы преобразования энергии раздражителей в нервные импульсы
  • чувствительные нейроны, доставляющие информацию в сенсорные центры
  • скопление нервных клеток в различных областях мозга, образующих ядра
Вопрос 10

Анализатор — это:

Варианты ответов
  • совокупность специализированных структур нервной системы, которые осуществляют процесс приема и обработки информации из внешней и внутренней среды
  • структура, в которой происходят процессы преобразования энергии раздражителей в нервные импульсы
  • чувствительные нейроны, доставляющие информацию в сенсорные центры
  • скопление нервных клеток в различных областях мозга, образующих ядра
Вопрос 11

Сколько звеньев включает в себя каждый анализатор?

Что чувствует программа? / Хабр

Предисловие

Представляю вашему вниманию очередную часть опуса о мыслящей программе. Это не самостоятельная статья, а логическое продолжение

первой части

, так что всех «новеньких» настоятельно прошу пройти по ссылке. А пока мы их ждем, можете заварить себе кофе (чай, сделать морс, возможно, что-то покрепче) и приготовиться к активной мыслительной деятельности – информации много. Сегодня в центре внимания будут органы чувств.


Продолжу мысль, озвученную в конце прошлой статьи. Для достижения нашей цели нужно выделять всевозможные особенности человека и смотреть, от каких можно относительно безболезненно отказаться, а какие так сильно связаны с другими, что их уже придется реализовать. К последним можно отнести, например, сон. Он играет важную роль в жизни человека, а для нас в первую очередь интересно, что во сне человек восстанавливает эмоционально-мотивационный баланс и психологическую защиту. Так что без сна – никак. Еще один пример, о котором я недавно думал – это способность пересказывать тексты, которая вытекает из наших механизмов распознавания и устройства памяти.

Вообще в выделении подобных особенностей есть и более практический смысл – в будущем они помогут откалибровать систему, сравнивая результаты программы и человека. Тогда будет понятно, какие параметры можно подкрутить, чтобы программа справлялась с задачей эффективнее человека, но при этом в целом сохраняла свое поведение. Вполне может оказаться, что у скорости обучения будут какие-то ограничения помимо мощности компьютера.

Такой анализ и нахождение связей между особенностями – чуть ли не единственный способ спроектировать столь сложную программу. Ведь нет возможности представить всю модель целиком. Нет такой науки. Есть нейрофизиология, есть психология и есть науки, созданные на их пересечении. Есть множество «типа» наук, которые, несмотря на общую абсурдность и заведомую неточность, местами содержат весьма полезные идеи (мнемотехника, НЛП). Но самое интересное – это то, что все они либо противоречат друг другу, либо вообще не имеют точек пересечения, а модели, описываемые внутри каждой далеки от полноценных и законченных. Это я только раньше думал, что возьму толстый справочник по физиологии человека и найду там ответы на все вопросы.

В итоге действовать приходится практически интуитивно. В первой статье был задан своеобразный уровень абстракции, на котором и будет выстраиваться вся система. Очевидно, что этот уровень выше, чем у ЦНС человека, но это еще не повод считать данную модель заведомо неработоспособной. Изначально, почти год назад, я выделял функции на еще более высоком уровне абстракции, который, к сожалению, не поддается формализации и теперь приходится подбирать фундамент. А здесь неизбежны ошибки по все той же причине – невозможно представить всю модель целиком. Так что не удивляйтесь, если первоначальная концепция узлов будет претерпевать изменения – она адаптируется под новый функционал.

Органы чувств

Прежде чем рассматривать, как человек запоминает, вспоминает, распознает речь и находит решение задач нужно знать, как информация распределена по узлам. А для этого нужно проследить ее путь от внешнего источника и до памяти. Итак, поговорим об органах чувств.

У человека они реализованы на особых группах нейронов, связанных с клетками, которые чувствительны к особым раздражителям. Но у нас несколько иная организация. У человека от рождения уже присутствуют зоны мозга на все случаи жизни. А у нас некоторые создаются в процессе работы в оперативной памяти.

Справиться с этой проблемой не трудно. Органы чувств будут представлять собой такие же узлы или группы узлов, только находиться они будут за пределами памяти, а содержание их будет функцией соответствующего раздражителя. Каждый раз, когда это содержание изменяется, в оперативной памяти создается логическая единица-отражение. Именно она и запускает все мыслительные процессы, но об этом после.

Пока что решение не совсем удачное – рано или поздно оперативная память сожрет весь своп и все еще будет требовать добавки. Да и человек не может все держать в голове. Ведь подсчитали, что в среднем мы можем держать в уме семь (плюс-минус 2) новых образов. Но не многие знают или просто не задумывались о том, что это относится только к одному органу чувств. Т. е. человек может удержать в голове в два раза больше цифр, если половину он запомнит визуально, а половину на слух.

Используем это наблюдение, чтобы дополнить нашу модель. Итак, для каждого органа чувств в оперативной памяти должен отводиться определенный объем – количество узлов для отражений. При превышении этого ограничения происходит ротация – новый узел замещает собой самый старый из группы данного органа. Если старый узел не успел до этого связаться со своими братьями из постоянной или оперативной памяти, то он удаляется безвозвратно.

Вроде бы все круто – оперативная память уже не растет в арифметической прогрессии, а имеет фиксированный размер. Но что делать, когда новые узлы перестают поступать? Продолжать обрабатывать старые? Это равносильно тому, как если бы вы собирались лечь спать и, выключив телевизор и закрыв глаза, продолжали бы слышать последние аккорды и видеть замерших на экране исполнителей. Что-то здесь не так! Что-то мы упустили…

А упустили мы такую вещь, как краткосрочная память. Хоть ее и называют так, она не является памятью в обычном понимании этого слова. Т. е. сама по себе она не инициирует никакого связывания, и, если его не инициировал никто другой, содержимое краткосрочной памяти будет потеряно безвозвратно и никакой гипноз не поможет. Единственное, что она делает – это искусственно продлевает жизнь ощущениям, источники которых – раздражители – уже перестали действовать. И все это для того, чтобы мы смогли «осознать» эти ощущения и, если надо, успеть обработать.

Чтобы понять это, представьте себе такую ситуацию – ночь, темная комната, срабатывает вспышка фотоаппарата. Длится она доли секунды, но у вас появляется несколько секунд, чтобы «разглядеть» комнату. Или другая ситуация – утро, темная комната, противно визжит будильник. Вы машинально нащупываете кнопку, визг прекращается, но вы еще некоторое время можете слышать его отголоски. У человека это реализовано за счет инертности чувствительных клеток. А в нашей системе подобное поведение можно смоделировать, устанавливая таймер – время жизни – для каждого узла-отражения.

Если информация о раздражителе обновляется быстро и пришел черед перезаписывать старый узел, но срок его жизни еще не вышел, то он все равно перезаписывается. Если же информация обновляется медленно или вообще перестает поступать, то после срабатывания таймеров узлы освобождают оперативную память (направляются в постоянную или в /dev/null).

Ну вот, теперь мы проследили путь информации от органов чувств и до памяти.

Мотивации и эмоции

Разберемся, что же происходит у человека во время работы органов чувств на низком уровне – на уровне нейронов. У реального нейрона довольно много параметров, которые могут изменяться в зависимости от разных факторов, но в данный момент нас интересует лишь один – поляризация мембраны. При нормальном не возбужденном состоянии ее величина составляет около 70-ти милливольт.

Когда на клетку начинает действовать раздражитель, разность потенциалов постепенно увеличивается процентов на 25, а затем начинает скакать до нуля и обратно, генерируя тем самым импульсы. Это нормальное рабочее состояние. Далее амплитуда колебаний начинает постепенно снижаться до нуля, колебания прекращаются, при этом разность потенциалов на поверхностях мембраны уже вдвое ниже нормы. Это происходит вследствие истощения ресурсов клетки. Если раздражитель все еще продолжает действовать, а приспособиться так и не удалось, то напряжение далее начинает просто монотонно падать. Кода оно достигнет нуля – клетка погибнет.

О чем говорят эти цифры? Поляризация мембраны – это отражение процессов, происходящих в клетке, которая мобилизует свои резервы, чтобы повысить устойчивость к раздражителям, адаптироваться к ним. Каждый новый для клетки раздражитель изначально является неблагоприятным, что заставляет клетку пытаться подстроиться под него. Если в итоге она адаптируется к раздражителю, то он считается положительным, так как повышает биологическую устойчивость клетки, и организм должен стремиться к таким раздражителям. Если адаптироваться не удалось, а клетка истощила свои резервы, следствием чего является низкая поляризация, то такой раздражитель является отрицательным и организм должен его избегать, так как он снижает биологическую устойчивость.

Наверное, уже должно быть немного понятно, откуда растут ноги у эмоций и мотивации. На низком уровне они действуют по принципу приближения-отдаления – стремление поддержать положительный раздражитель и избавиться от отрицательного. Но для того, чтобы перенести все это на нашу модель, информации еще недостаточно.

Обратим внимание вот на какой момент: в нормальном рабочем состоянии поляризация сначала монотонно повышается, а затем начинаются колебания – что это значит? А это значит, что сначала клетка сама пытается обработать раздражитель, а затем сигналит своим соседям, чтобы они помогли ей в этом. Ну, а дальше энергии на колебания уже не хватает. Наступает так называемый период утомления, когда клетка уже бессильна что-либо сделать и находится на грани смерти.

Вот, уже можно начинать переносить все это хозяйство на наши любимые узлы. Первое, что бросается в глаза – это состояние клетки, которое естественным образом реализуется в виде свойства объекта «узел». Его содержимое можно попробовать представить в виде перечисления (состояний). Пока я не знаю, достаточно ли будет этого. Иначе придется решать в лоб — использовать числа с плавающей точкой. Такое решение, несомненно, ближе к оригиналу, но платой за это будет процессорное время, что в нашем случае крайне нежелательно.

Теперь встает вопрос – что значит «клетка сама пытается обработать раздражитель»? Клетка – это в нашем случае узел. Пытается сама – другие узлы пока что не участвуют. Обработать раздражитель – а здесь уже не все так просто. В общем случае это значит, что в итоге должна последовать какая-либо реакция, действие.

У человека эта особенность реализована с помощью рефлексов, которые, как известно, делятся на условные (приобретенные) и безусловные (врожденные). И те и другие работают схожим образом – возбуждение в одной области мозга по образованным ранее связям распространяется на другую область. Эта другая область может непосредственно отвечать за совершение какого-либо внешнего действия (закрыть глаза, схватить предмет). А может передавать возбуждение по своим связям в третью область. Таким образом, рефлексы могут быть первого, второго и более порядков.

Но у нас, как уже говорилось ранее, иная организация и распределение функций. Попробуем перенести на нее описанное выше поведение. Итак, первой областью, с которой начинается возбуждение, будет наш узел-отражение, пришедший от органов чувств. Так как он пока что ни с чем не связан, то придется найти в памяти его ближайший аналог по содержанию, эдакий «звонок другу». Сразу говорю, что у человека подобной операции не существует, так как у него при передаче информации от органов чувств не происходит никакого копирования (создание отражения).

Найденный аналог копируется в оперативную память для последующей работы с ним. Таким образом, у нас проясняется кое-что о структуре этой памяти. Помимо областей, отведенных для хранения отражений, в ней есть отдельная область для воспоминаний. Подозреваю, что она также имеет деление на соответствующие органы чувств с соответствующими объемами, измеряемыми в узлах (объемы могут и отличаться от аналогичных в области отражений). В области воспоминаний начинается уже сама обработка раздражителя – поиск реакции с целью продлить его или наоборот – прекратить. Подробнее об этом я напишу в одной из следующих статей.

Но, если соответствующая реакция не найдена или если не найден сам аналог раздражителя, наступает вторая фаза работы узла – подключение к поиску своих соседей, эдакая «помощь зала».

Чтобы понять, кто такие эти соседи, рассмотрим простой пример органа чувств – командная строка. Он будет состоять из нескольких узлов, каждый из которых может хранить по одному введенному символу. Так как входящая информация может содержать несколько строк, наш орган будет не в состоянии воспринять весь текст целиком. Следовательно, содержимое нашего органа чувств (массива узлов) будет сменяться, как сменяются кадры кинопленки.

Тогда, если первая фаза обработка раздражителя сводится к поиску символа, то во время второй фазы происходит поиск по фрагменту строки. Далее все происходит, как и в первой фазе – найденная группа узлов копируется в область воспоминаний и уже там с ней производятся манипуляции.

Третья фаза – это период утомления. Она наступает тогда, когда две предыдущие не дали результатов. Ничего особенного в ней не происходит, просто тормозятся все процессы поиска. Орган чувств перестает реагировать на этот раздражитель. У реальных нейронов существует еще и четвертая фаза – смерть. Но мне кажется, что можно обойтись и без нее.

Подведем итог. В области отражений проходят следующие процессы – ротация, удаление по таймеру поиск аналогов с последующим созданием копий в области воспоминаний. Но осталось еще два момента, которые до сих пор не прояснились – это, собственно, мотивации и эмоции, в честь которых и назван этот раздел.

На самом деле, на низком уровне между мотивациями и эмоциями существует прямая связь. Чуть выше я писал, что помимо основного содержимого узла (в примере с командной строкой им является символ) у него есть еще и свойство, которое в реальном времени отражает состояние, в котором находится узел (покой, возбужденное, утомление).

Так вот, после обработки в области воспоминаний, когда узел отправляется на хранение, в него записывается это самое состояние. Если это состояние возбуждения, то это означает, что данному раздражителю была найдена адекватная реакция. Соответственно этот раздражитель становится положительным, и в будущем будет вызывать положительную эмоцию. Если же узел находится в состоянии утомления, то это означает, что реакция не найдена и раздражитель становится отрицательным, вызывающим отрицательную эмоцию.

Напоследок рассмотрим пример, который иллюстрирует данное поведение. Представьте, что дома вы решаете сложную задачу по математике. Если вам удастся ее решить, то она запомнится вам с положительными эмоциями, и, когда в классе вам предложат решить нечто похожее, то вы с радостью это сделаете и предложите помочь соседу. Но, если дома решить задачу не удалось, то она запомнится с отрицательными эмоциями, так как вызвала у вас только утомление, а результат так и не был найден. Тогда, когда вам в классе подсунут ту же самую задачу, то у вас просто опустятся руки.

Послесловие

В этой статье я наглядно продемонстрировал метод, о котором писал в самом начале – выделение особенностей и их формализация. Как видите, на данный момент наша модель местами расходится с устройством ЦНС. Но что для вас главнее – идентичность на низком уровне или идентичность в поведении? И то и то в данном случае невозможно, так как ЦНС работает на живых клетках, а у нас в распоряжении есть только компьютер и языки программирования. Так что на низком уровне у нас неизбежно будут расхождения вследствие особенностей нашей платформы. Но это вовсе не означает, что таким образом мы не сможем реализовать высокоуровневое поведение. Кроме того у нас появляется бонус – мы можем крутить множество параметров как угодно, тем самым влияя на производительность программы в целом.

И напоследок у меня есть вопрос к тем, кого заинтересовала данная статья. Здесь было рассмотрено общее поведение органов чувств, а так же приведен пример одного из них – командная строка. А какие еще «органы чувств» можно реализовать на такой платформе?

Внешние и внутренние раздражители в маркетинге

Маркетологи часто используют в своей практике внешние и внутренние раздражители, посредством которых можно воздействовать на потребителей и потенциальных клиентов.

Так, например, внешними раздражителями можно считать все то, что воздействует извне на человеческие нервные рецепторы (нервные окончания органов чувств). Всего органов чувств у нормального человека пять.

Это глаза, уши, язык, нос и поверхность кожи. Мы получаем сообщения (сведения об окружающем нас мире) посредством зрения, слуха, вкусовых ощущений, обоняния и тактильных  ощущений.

Соответственно, если у людей по мере старения или от рождения имеются какие-то недостатки, то получить полноценную информацию с помощью всех органов чувств они, к сожалению, не могут. Но маркетологи, конечно, ориентируются на среднестатистических потребителей, у которых имеются все необходимые и нормально функционирующие органы чувств.

Так, яркие красочные рекламные плакаты, оформленные в определенной цветовой гамме упаковки могут служить скрытым посылом для покупки. А неправильно подобранные расцветки могут наоборот отпугнуть потенциальных покупателей.

К примеру, избыток красного может вызвать агрессию, а черного — депрессию. Так что лучше такими цветами не злоупотреблять.

Как еще используются внешние и внутренние раздражители в маркетинге?

Во-первых, нужно наконец-то определиться, что представляют собой внутренние раздражители. Если с внешними относительно все понятно, то здесь немного посложнее.

Речь идет не о физическом воздействии (как происходит с нервными рецепторами), а о психологическом. То есть, обрабатываются какие-то внутренние рычаги, ниточки человеческой души, психики, посредством которых потребителя можно спровоцировать совершить покупку.

К примеру, воздействовать на разные человеческие слабости. Среди которых: жадность, тщеславие, пафос, зависимость от новых покупок (шопоголизм), желание быть модным или не хуже других и т.п.

Многие люди ориентируются в выборе вещей не только и не столько на их качество, сколько на популярность продукции, бренды, тренды и прочие популяризируемые тенденции. Поэтому их ловят на живца.

Заманивают в маркетинговые сети всевозможными супермодными новинками, которые есть уже у всех известных успешных людей, звезд шоу-бизнеса, представителей бомонда, сливок общества. Или достаточно просто привнести в рекламу нотку технической новизны и функциональной необходимости и вот уже очередной гаджет становится повседневностью молодежи.

Какие еще внешние и внутренние раздражители бывают?

Конечно же, это звуковое, ароматическое, вкусовое, тактильное воздействие. Продвигать продукцию можно с помощью ароматных или стимулирующих запахов. А также прокручивая в магазине расслабляющую или просто приятную музыку, которая не дает покидать магазин.

А значит предоставляет больше шансов, что потребители все-таки что-то купят. Возможно, даже совершат не одну, а сразу несколько покупок.

Особенно применимо это для крупных магазинов (гепермаркетов, супермаркетов).

Что касается тактильного воздействия, то здесь особенно важна возможность покупателя пощупать или опробовать товар. Например, тест-драйв позволяет полностью вкусить прелести управления автомобилем конкретной марки.

Именно на подобные захватывающие ощущения и рассчитана эта маркетинговая акция.

Кроме того, именно здесь объединяются внутренние и внешние раздражители.  Потому что помимо физических ощущений, у человека, прокатившегося на новеньком автомобиле понравившейся марки возникает и определенное психологическое желание владеть “нашей прелестью”.

Эти статьи блога Вам должны быть интересны:

2.1. Виды и особенности ощущений

Перечень всех учебных материалов

Государство и право

Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


2.1. Виды и особенности ощущений

  Ощущения (англ. sensation, feeling) — это простейший психический процесс, состоящий в отражении отдельных свойств предметов и явлений окружающего мира, а также внутренних состояний организма при непосредственном воздействии материальных раздражителей на соответствующие рецепторы.
  Роль ощущений в жизнедеятельности человека трудно переоценить, т.к. они являются источником наших знаний о мире и нас самих. Мы ощущаем при помощи органов чувств, это — единственные каналы, по которым внешний мир проникает в человеческое сознание. Ощущения отражают разнообразные свойства среды, такие как свет, вкус, звук и др., давая человеку возможность ориентироваться в окружающем мире.
  Физиологической основой ощущения является нервный процесс, возникающий при действии раздражителя на адекватный ему анализатор. Анализатор состоит из: рецептора; афферентных (центростремительных) и эфферентных (центробежных) нервных путей; центрального отдела, расположенного в головном мозге, где происходит обработка сигналов, поступающих от рецептора.
  Как возникают ощущения? Когда появляется раздражитель, его воздействие на рецептор приводит к возникновению раздражения, преобразующегося в нервное возбуждение, которое по центростремительному нерву передаётся в центральную часть анализатора. Когдавозбуждение её достигает, мы ощущаем свет, вкус или другие качества раздражителей. Затем возникает ответ организма на раздражение (передаётся от головного мозга к органу чувств с помощью центробежного нерва) — мы перемещаем взгляд и т.д.
  Роль ощущений состоит в своевременном доведении до центральной нервной системы сведений о состоянии внешней и внутренней среды, наличии в ней биологически значимых факторов.
  Виды ощущений многообразны (рис. 12).

Рис. 12. Классификация ощущений

  Экстероцептивные ощущения дают информацию, поступающую из внешней среды . Зрительные образы мы получаем благодаря наличию клеток, носящих название «колбочки» и «палочки»; палочки обеспечивают зрение в сумерках, а колбочки — цветовое зрение. Ухо человека реагирует на колебания давления воздуха, которые воспринимаются как звук. Вкусовые «луковицы», расположенные на сосочках языка, воспринимают четыре основных вкуса — кислый, сладкий, солёный и горький. Запахи улавливаются при воздействии молекул пахучего вещества на слизистую носа. Тактильные ощущения возникают при воздействии механических раздражителей на различные виды рецепторов, расположенных в коже пальцев, ладоней, губ и т.д.
  Информацию о состоянии мышц нам предоставляют проприоцептивные ощущения. Они отмечают степень сокращения или расслабления мышц, предоставляют сведения о положении тела в пространстве, о взаимном расположении частей тела, о движении. Интероцептивные ощущения информируют о состоянии внутренних органов, о химическом составе жидкостей в организме, о наличии во внутренней среде биологически полезных или вредных веществ, давлении и т.д.
  Общими для разных анализаторов являются болевые ощущения, сигнализирующие о разрушительной силе раздражителя.
  Свойства ощущений. Различные ощущения, несмотря на свою специфичность, обладают общими свойствами: качество, интенсивность (в т.ч. пороги ощущений, адаптация), продолжительность (в т.ч. скрытый период, последовательные образы), пространственная локализация, взаимодействие (сенсибилизация, синестезия).
  Качество — основная особенность ощущения, отличающая его от других видов ощущений и варьирующая в пределах данного вида ощущения. Так, слуховые ощущения отличаются по высоте, тембру, громкости; зрительные — по насыщенности, тону и т.п.
  Интенсивность — количественная характеристика ощущения, которая определяется силой действующего раздражителя и функциональным состоянием рецептора.
  Различные органы чувств могут быть более или менее чувствительны к отображаемым ими явлениям. Их чувствительность характеризуется понятием «порога» ощущений. Нижний порог — это минимальная величина (сила) раздражителя, которая способна вызвать едва заметное ощущение. Соответственно, чем меньше величина порога, тем выше чувствительность анализатора. Верхний порог — это максимальная сила раздражителя, при которой ещё возникает адекватное действующему раздражителю ощущение.
  Важно подчеркнуть, что чувствительность органов чувств не постоянна — она изменяется под влиянием различных условий. Адаптация — это изменение (повышение или понижение) чувствительности органов чувств в результате определённого (сильного, слабого, длительного) воздействия раздражителей. Например, лёгкий груз, в течение некоторого времени неподвижно лежащий на коже, вскоре перестаёт ощущаться.
  Длительность ощущения — это его временная характеристика, которая определяется временем действия раздражителя и его интенсивностью. Однако необходимо учитывать следующие особенности. При воздействии раздражителя на орган чувств ощущение возникает не сразу, а спустя некоторый отрезок времени, который называется скрытым (латентным) периодом ощущений; он неодинаков для различных видов ощущений. И наоборот — ощущение не исчезает одновременно с прекращением действия раздражителя, оно обладает инерцией. След от раздражителя остаётся в виде последовательного образа. Так, каждому знаком «звон в ушах», сохраняющийся некоторое время после воздействия громких звуков.
  Пространственная локализация раздражителя — ещё один важный аспект анализа, осуществляемого в процессе ощущения. Этот анализ производится в отношении и внешней среды (с помощью дистантных рецепторов), и внутренней (с помощью рецепторов, «сообщающих» о той части тела, на которую воздействует раздражитель).
  Все наши анализаторные системы способны в большей или меньшей степени влиять друг на друга. Взаимодействие ощущений — это эффект, при котором происходит изменение чувствительности одного анализатора под влиянием раздражения других органов чувств; он может проявляться двумя способами. Сенсибилизацией называется повышение чувствительности в результате взаимодействия анализаторов — например, изменение у человека чувствительности языка (вкусового анализатора) при произнесении собеседником слов «кислый, как лимон» (т.е. воздействии на слуховой анализатор). Синестезией называется возникновение под влиянием раздражения одного анализатора ощущения, характерного для другого анализатора. Наиболее распространены зрительно-слуховые синестезии, когда при воздействии звуковых раздражителей у человека возникают зрительные образы.


Ответы на вопрос «44.Анализаторы, органы чувств, сенсорные системы человека. Строение …»

Человек представляется как некая система, обрабатывающая символы при решении своих задач, то можно представить и важнейшую черту индивидуальности человека — сенсорную организацию личности.

 «Сенс» — переводится как «чувство», «ощущение».

Сенсорные системы — это воспринимающие системы организма (зрительная, слуховая, обонятельная, осязательная, вкусовая, болевая, тактильная, вестибулярный аппарат, проприоцептивная, интероцептивная).

Восприятие — это перевод характеристик внешнего раздражения во внутренние нервные коды, доступные для обработки и анализа нервной системой (кодирование), и построение нервной модели раздражителя (сенсорного образа).

Восприятие позволяет строить внутренний образ, отражающий существенные характеристики внешнего раздражителя. Внутренний сенсорный образ раздражителя — это нервная модель, состоящая из системы нервных клеток. Важно понять, что эта нервная модель не может полностью соответствовать реальному раздражителю и всегда будет отличаться от него хотя бы в некоторых деталях.

Анализаторами называют часть нервной системы, состоящую из множества специализированных воспринимающих рецепторов, а также промежуточных и центральных нервных клеток и связывающих их нервных волокон.

И.П. Павлов создал учение об анализаторах. Это упрощённое представление о восприятии. Он делил анализатор на 3 звена.

Периферическая часть (отдаленная) — это рецепторы, воспринимающие раздражение и превращающие его в нервное возбуждение.

Проводниковый отдел (афферентные или чувствительные нервы) — это проводящие пути, передающие сенсорное возбуждение, рождённое в рецепторах.

Центральный отдел — это участок коры больших полушарий головного мозга, анализирующий поступившее к нему сенсорное возбуждение и строящий за счёт синтеза возбуждений сенсорный образ.

Для сенсорных систем характерен процесс адаптации к раздражению.

Адаптация — это процесс приспособления сенсорной системы и ее отдельных элементов к действию раздражителя.

Отличия между понятиями «сенсорная система» и «анализатор»

1) Сенсорная система активна, а не пассивна в передаче возбуждения.

2) В состав сенсорной системы входят вспомогательные структуры, обеспечивающие оптимальную настройку и работу рецепторов.

3) В состав сенсорной системы входят вспомогательные низшие нервные центры, которые не просто передают сенсорное возбуждение дальше, а меняют его характеристики и разделяют на несколько потоков, посылая их по разным направлениям.

4) Сенсорная система имеет обратные связи между последующими и предшествующими структурами, передающими сенсорное возбуждение.

5) Обработка и переработка сенсорного возбуждения происходит не только в коре головного мозга, но и в нижележащих структурах.

6) Сенсорная система активно подстраивается под восприятие раздражителя и приспосабливается к нему, т. е. происходит её адаптация.

7) Сенсорная система сложнее, чем анализатор.

Вывод: Сенсорная система = анализатор + система регуляции.

3) Сенсорные рецепторы

Сенсорные рецепторы — специфические клетки, настроенные на восприятие различных раздражителей внешней и внутренней среды организма и обладающие высокой чувствительностью к адекватному раздражителю. Адекватный раздражитель — это раздражитель, дающий максимальную ответную реакцию, при минимальной силе раздражения.

Деятельность сенсорных рецепторов является необходимым условием для осуществления всех функций ЦНС. Сенсорные рецепторы являются первым звеном в рефлекторном пути и периферической частью более сложной структуры — анализаторов. Совокупность рецепторов, стимуляция которых приводит к изменению активности каких-либо нервных структур, называют рецептивным полем.

Рецепторы классифицируются по нескольким признакам:

А. вид воспринимаемого раздражителя:

Механорецепторы. Они расположены в коже, сосудах, внутренних органах, опорно-двигательном аппарате, слуховой и вестибулярной системах.

 Хеморецепторы. К ним относятся вкусовые и обонятельные рецепторы, а также рецепторы, реагирующие на изменение состава крови, лимфы, межклеточной и цереброспинальной жидкости. Такие рецепторы есть в слизистой оболочке языка и носа, каротидном и аортальном тельцах, гипоталамусе и продолговатом мозге.

 Терморецепторы. Они подразделяются на тепловые и холодовые рецепторы и находятся в коже, сосудах, внутренних органах, гипоталамусе, среднем, продолговатом и спинном мозге.

 Фоторецепторы в сетчатке глаза воспринимают световую (электромагнитную) энергию.

 Ноцицепторы (болевые рецепторы). Раздражителями для них являются механические, термические и химические факторы. Болевые стимулы воспринимаются свободными нервными окончаниями, которые имеются в коже, мышцах, внутренних органах, дентине, сосудах.

Б.рецепторы подразделяют в соответствии с органами чувств и формируемыми ощущениями на зрительные, слуховые, вкусовые, обонятельные и тактильные.

В. По расположению в организме рецепторы делят на экстеро- и интерорецепторы. К экстерорецепторам относят рецепторы кожи, видимых слизистых оболочек и органов чувств: зрительные, слуховые, вкусовые, обонятельные тактильные, кожные, болевые и температурные. К интерорецепторам принадлежат рецепторы внутренних органов (висцерорецепторы), сосудов и ЦНС, а также рецепторы опорно-двигательного аппарата (проприорецепторы) и вестибулярные рецепторы. Если одна и та же разновидность рецепторов локализованы как в ЦНС, так и в других местах (сосуды), то такие сосуды подразделяют на центральные и периферические.

Г.степень специфичности рецепторов, т.е. от их способность отвечать на один или более видов раздражителей. выделяют мономодальные и полимодальные рецепторы. В принципе каждый рецептор может отвечать не только на адекватный, но и на неадекватный раздражитель, однако, чувствительность к ним разная. Если чувствительность к адекватному намного превосходит таковую к неадекватным раздражителям, то это мономодальные рецепторы. Мономодальность особенно характерна для экстрерорецепторов. Полимодальные рецепторы приспособлены к воприятию нескольких адекватных раздражителей, например механического и температурного или механического, химического и болевого. К ним относятся ирритальные рецепторы легких.

Д. По структурно-функциональной организации различают первичные и вторичные рецепторы. В первичном рецепторе раздражитель действует непосредственно на окончание сенсорного нейрона: обонятельные, тактильные, температурные, болевые рецепторы, проприорецепторы, рецепторы внутренних органов. Во вторичных рецепторах имеется специальная клетка, синаптически связанная с окончание дендрита сенсорного нейрона, она и передает сигнал через окончание дендрита к проводящим путям: слуховые, вестибулярные, вкусовые рецепторы, фоторецепторы сетчатки.

Е. По скорости адаптации рецепторы делятся на 3 группы: фазные (быстро адаптирующиеся): рецепторы вибрации и прикосновения кожи, тонические (медленно адаптирующиеся): проприорецепторы, рецепторы растяжения легких, часть болевых рецепторов, фазно-тонические (смешанные, адаптирующиеся со средней скоростью): фоторецепторы сетчатки, терморецепторы кожи.

СВОЙСТВА РЕЦЕПТОРОВ

Высокая возбудимость рецепторов.

Адаптация рецепторов.

Спонтанная активность рецепторов.

Значение для организма регуляции активности рецепторов заключается в наилучшем согласовании их возбудимости с силой раздражения.

4) Общие принципы устройства сенсорных систем

1. Принцип многоэтажности

В каждой сенсорной системе существует несколько передаточных промежуточных инстанций на пути от рецепторов к коре больших полушарий головного мозга. В этих промежуточных низших нервных центрах происходит частичная переработка возбуждения (информации). Уже на уровне низших нервных центров формируются безусловные рефлексы, т. е. ответные реакции на раздражение, они не требуют участия коры головного мозга и осуществляются очень быстро.

2. Принцип многоканальности

Возбуждение передается от рецепторов в кору всегда по нескольким параллельным путям. Потоки возбуждения частично дублируются, и частично разделяются. По ним передается информация о различных свойствах раздражителя.

Во всех сенсорных системах обязательно существуют три пути (канала) передачи возбуждения:

1) специфический путь: он ведет в первичную сенсорную проекционную зону коры,

2) неспецифический путь: он обеспечивает общую активность и тонус коркового отдела анализатора,

3) ассоциативный путь: он определяет биологическую значимость раздражителя и управляет вниманием.

3. Принцип конвергенции

Конвергенция — это схождение нервных путей в виде воронки. За счёт конвергенции нейрон верхнего уровня получает возбуждение от нескольких нейронов нижележащего уровня.

4. Принцип дивергенции

Дивергенция — это расхождение потока возбуждения на несколько потоков от низшего этажа к высшему (напоминает расходящуюся воронку).

5. Принцип обратной связи

Обратная связь обычно означает влияние управляемого элемента на управляющий. Для этого существуют соответствующие пути возбуждения от низших и высших центров обратно к рецепторам.

В работе сенсорных систем определенным рецепторам соответствуют свои участки корковых клеток.

Специализация каждого органа чувств основана не только на особенности строения рецепторов анализаторов, но и на специализации нейронов, входящих в состав центральных нервных аппаратов до которых доходят сигналы, воспринимаемые периферическими органами чувств. Анализатор является не пассивным приемником энергии, он рефлекторно перестраивается под воздействием раздражителей.

Согласно когнитивному подходу движение стимула при его переходе из внешнего мира во внутренний, происходит следующим образом:

1) стимул вызывает определенные изменения энергии в рецепторе,

2) энергия преобразуется в нервные импульсы,

3) информация о нервных импульсах передается соответствующим структурам коры головного мозга.

Ощущения зависят не только от возможности мозга и сенсорных систем человека, но также и от особенностей самого человека, его развития и состояния. При заболевании или утомлении у человека меняется чувствительность к некоторым воздействиям.

Имеют место и случаи патологий, когда человек лишен, например, слуха или зрения. Если эта беда врожденная, то происходит нарушение притока информации, что может привести к задержкам психического развития. Если же эти дети были обучены специальным приемам, компенсирующим их недостатки, то возможно некоторое перераспределение внутри сенсорных систем, благодаря которому они смогут нормально развиваться.

Каждый вид ощущения характеризуется не только специфичностью, но и имеет общие свойства с другими видами: качество ,интенсивность, длительность, пространственная локализация.

Но не всякое раздражение вызывает ощущение. Минимальная величина раздражителя, при которой появляется ощущение — абсолютный порог ощущения. Величина этого порога характеризует абсолютную чувствительность, которая численно равна величине, обратно пропорциональной абсолютному порогу ощущений. А чувствительность к изменению раздражителя называется относительной или разностной чувствительностью. Минимальное различие между двумя раздражителями, которое вызывает чуть заметное различие ощущений, называется разностным порогом.

Исходя из этого, можно сделать заключение, что возможно измерение ощущений.

Общие принципы работы сенсорных систем:

1. Преобразование силы раздражения в частотный код импульсов — универсальный принцип действия любого сенсорного рецептора.

Причём во всех сенсорных рецепторах преобразование начинается с вызванного стимулом изменения свойств клеточной мембраны. Под действием стимула (раздражителя) в мембране клеточного рецептора должны открыться (а в фоторецепторах, наоборот, закрыться) стимул-управляемые ионные каналы. Через них начинается поток ионов и развивается состояние деполяризации мембраны.

2. Топическое соответствие — поток возбуждения (информационный поток) во всех передаточных структурах соответствует значимым характеристикам раздражителя. Это означает, что важные признаки раздражителя будут закодированы в виде потока нервных импульсов и нервной системой будет построен внутренний сенсорный образ, похожий на раздражитель — нервная модель стимула.

3. Детекция — это выделение качественных признаков. Нейроны-детекторы реагируют на определенные признаки объекта и не реагируют на все остальное. Нейроны-детекторы отмечают контрастные переходы. Детекторы придают сложному сигналу осмысленность и уникальность. В разных сигналах они выделяют одинаковые параметры. К примеру, только детекция поможет вам отделить контуры маскирующейся камбалы от окружающего её фона.

4. Искажение информации об исходном объекте на каждом уровне передачи возбуждения.

5. Специфичность рецепторов и органов чувств. Их чувствительность максимальна к определенному типу раздражителя с определенной интенсивностью.

6. Закон специфичности сенсорных энергий: ощущение определяется не стимулом, а раздражаемым сенсорным органом. Ещё точнее можно сказать так: ощущение определяется не раздражителем, а тем сенсорным образом, который строится в высших нервных центрах в ответ на действие раздражителя. Например, источник болевого раздражения может находиться в одном месте тела, а ощущение боли может проецироваться на совсем другой участок. Или же: один и тот же раздражитель может вызывать очень разные ощущения в зависимости от адаптации к нему нервной системы и/или органа чувств.

7. Обратная связь между последующими и предшествующими структурами. Последующие структуры могут менять состояние предшествующих и менять таким способом характеристики приходящего к ним потока возбуждения.

Специфичность сенсорных систем предопределяется их структурой. Структура ограничивает их реакции на один раздражитель и способствует восприятию других.

 

Время реакции. Изменение времени реакции.

Время реакции

Время реакции – это период от начала действия раздражителя до начала реакции. Его называют также «латентностью реакции», так как речь идет о периоде, необходимом организму для того, чтобы он мог заметно реагировать.

Но латентность является латентностью с точки зрения наблюдате­ля. За период, проходящий от начала раздражения до начала реакции, возбуждение передается от органа чувств к головному мозгу, а оттуда к мышце, т. е. от рецептора к эффектору (рефлекторная дуга).

Первые опыты по изучению реактивного времени произвел физио­лог Гельмгольц в 1850 году.

Время реакции зависит от органа чувств, на который действует раз­дражитель. Для взрослых (с тренировкой) типичными являются следу­ющие величины: для света 108 мс, для звука 140, для прикосновения 140. Имеет значение также и место стимуляции. Более чувствительные пун­кты и более близко расположенные к коре головного мозга отвечают на раздражитель быстрее.

Время реакции зависит также от силы раздражителя. Оно бывает длительным, если раздражитель очень слаб, и укорачивается, если раз­дражитель имеет среднюю или большую интенсивность.

Но прежде всего время реакции зависит от самого организма. На­пример, реакция ускоряется при чрезвычайно эффективной мотивации (страх перед наказанием, страх перед опасностью и т. п. Было доказано, что в коллективе, перед которым индивид не хочет опозориться, его вре­мя реакции бывает значительно лучшим, чем при выполнении работы в одиночестве и т. п.).

Другими факторами являются: тренировка, возраст, колебания вни­мания, различные факторы поведения (действие лекарственных веществ, температуры т. п.).

Об этих в общем известных фактах мы упоминаем, потому что они имеют большое значение для научных исследований во всех областях медицины. Если ими пренебрегают, то результаты часто очень трудоем­кого опыта превращаются в артефакты, не имеющие никакой цены. Но и в практической психологии больного время реакции имеет такое же большое значение, как и в практике вообще. (Так, например, очень труд­но управлять автомобилем при больших скоростях. При скорости 80 км/ч автомобиль проходит за секунду 22 м и водитель под влиянием алкоголя вообще не способен вовремя затормозить при этой скорости, так как его время реакции значительно замедлено так же, как и у уто­мленного водителя. Неуместной бывает нетерпеливость врача при за­медленных реакциях пожилых людей, особенно, страдающих атероскле­розом, или людей, психически истощенных, депрессивных, невротиче­ских и т. п.).

Взаимоотношения между восприятиями

Взаимоотношения между восприятиями очень сложны. Например, если одновременно с каким-нибудь раздражителем действует и другой силь­ный раздражитель, чувствительность наших органов чувств значительно понижается – новый раздражитель своей силой уменьшает интенсив­ность предыдущего раздражителя (это давно известный факт из практи­ки: плачущего ребенка можно успокоить, если отвлечь его внимание при помощи более сильного раздражителя). И, наоборот, при воздействии более слабого раздражителя наша чувствительность («восприимчи­вость») повышается (существуют лица, которые во время работы вклю­чают радио, но негромко играющее; при обучении чтению людей с пло­хим зрением используют негромкое тикание часов; с аутистическими больными или с больными шизофренией в состоянии катотонии разго­вариваем тихим голосом, чтобы получить ответ и т. п.). Однако здесь присоединяются еще и другие факторы.

К данной главе относятся и так называемые симультанные и после­дующие контрасты. После экспозиции зеленого квадрата, если фиксиро­вать еще и площадь, видим красный «след» и после прекращения экспо­зиции. После сладкого другое менее сладкое вещество кажется кислым; более теплая вода кажется немного теплее; серая поверхность кругов на белом фоне кажется темнее, а на черном светлее (псевдокартины Пурки- не исследуются и по отношению к неврологической диагностике и по от­ношению к типу высшей нервной деятельности).

Влияние одного восприятия на другое восприятие вполне отчетливо показывают и так называемые сенсорные иллюзии (которые, однако, являются не обманами, а подчиняются строгим закономерностям. Об­манами они являются лишь с нашей субъективной точки зрения, гак как мы ожидали восприятия адекватного раздражителю. Поэтому «сломан­ная» палка в воде нам кажется обманом зрения).

Если, например, нарисовать три параллельных линии и пересечь их рядом коротких линий так, что верхнюю линию будем пересекать косы­ми линиями слева направо, среднюю линию справа налево, нижнюю – опять слева направо, то средняя линия нам будет казаться не параллель­ной а отклоняющейся вправо вверх. (Фигура Цельнера. Нарисуите ее!). На рисунке, на котором изображен коридор, перспективно сужающийся, из двух фигур, одинаковых по высоте, более удаленная от нас фигура бу­дет казаться большей, так как мы считаемся с перспективным уменьше­нием. Опять здесь видно участие всей личности и всего нашего прошло­го опыта (рис. 16).

 

(В каждом большом учебнике психологии можно наити ряд фигур такого типа, как фигура Мюллера-Лейера, параллелограмм Сандерса и т. д.,).

 

Chemesthesis — обзор | Темы ScienceDirect

B Чувствительность тройничного нерва

В дополнение к этим двум классическим системам химической чувствительности существует более общая химическая чувствительность носа и рта, а также всего тела. Слизистые оболочки, такие как задний проход, также чувствительны — старая венгерская поговорка гласит, что хороший перец обжигает дважды, и подобные чувства известны в других странах с острой и острой кухней. В носу и рту эта более общая химическая раздражительность в первую очередь опосредуется тройничными нервами (рис.1). Эти системы недавно были описаны термином «хеместезис» по аналогии с соместезисом (Green & Lawless, 1991). Разнообразные повседневные вкусовые ощущения возникают из-за стимуляции тройничного нерва: шипящее покалывание от CO 2 в содовой, ожог от острого перца, черного перца и специй, таких как имбирь и тмин, назальная острота горчицы, хрена, укус от сырой лук и чеснок, не говоря уже об их слезоточивом действии и многих других. Это важное химическое чувство легко упускается из виду при рассмотрении вкуса и запаха, потому что оно подвергалось меньшим экспериментальным исследованиям, чем классические модальности вкуса и запаха.Однако простая демонстрация, такая как сравнение ощущений от теплой, плоской (декарбонизированной) соды с теплой газированной газировкой, должна легко убедить человека в важности ощущений тройничного нерва.

Конечно, этот набор нервов также опосредует тактильные, тепловые и болевые ощущения, поэтому различие между химическим и тактильным ощущением несколько размывается. Это размытие, пожалуй, хуже всего при ощущении терпкости. Танины в пище — это химические стимулы, но вяжущие ощущения, которые они вызывают, кажутся в основном тактильными.Они вызывают ощущение шероховатости и сухости во рту и вызывают ощущение тяги, морщинистости или стягивания в щеках и мышцах лица (Bate Smith, 1954). Хотя научный анализ классифицирует терпкость как группу химически индуцированных оральных тактильных ощущений, большинство дегустаторов вина скажут, что терпкость является важным компонентом винного «вкуса». Это еще раз подчеркивает интегрирующий характер вкуса при объединении входов из нескольких модальностей.

Механизмы, вызывающие эти ощущения, плохо изучены, но одна давняя и популярная теория гласит, что дубильные вещества связываются с белками слюны и мукополисахаридами (скользкими составляющими слюны), вызывая их агрегацию или осаждение, тем самым лишая слюну его способность покрывать и смазывать ткани полости рта.Этот результат ощущается как ощущение грубости и сухости на тканях полости рта, даже когда во рту есть жидкость. Обратите внимание, что «шероховатость» и «сухость» трудно ощутить, если человек не двигает языком по другим тканям полости рта (что мы делаем все время во время еды). Для терпкого восприятия требуется активный воспринимающий. Терпкость хорошо подходит для изучения с активными наблюдателями-людьми и менее подходит для изучения с иммобилизованными животными в электрофизиологических препаратах.

Важность химиотерапии можно обосновать двумя причинами: анатомическим и экономическим.Огромное количество волокон тройничного нерва по сравнению с другими химическими органами чувств впечатляет. Одно исследование показало, что в грибовидных сосочках крысы в ​​три раза больше волокон тройничного нерва, чем волокон лицевого нерва, иннервирующих вкусовые рецепторы (Farbman & Hellekant, 1978). Студенты, изучающие анатомию вкуса, обычно рассматривают грибовидный сосочек как анатомическую структуру, которая удерживает вкусовые рецепторы и, таким образом, обеспечивает орган вкуса, или, точнее, он считается органом для восприятия ожога перца чили! Кажется, что даже сама вкусовая почка организована таким образом, чтобы обеспечить тройничный доступ к ротовой среде.Волокна тройничного нерва поднимаются вокруг самой вкусовой луковицы, образуя чашеобразную структуру (Whitehead, Beeman, & Kinsella, 1985). Похоже, что окончания тройничного нерва используют специализированную структуру вкусовых рецепторов, чтобы найти канал для выхода во внешнюю среду. Это предположение согласуется с наблюдением высокой чувствительности к химическим веществам перца в таких областях, как верхняя часть языка, которые богаты грибовидными сосочками (Lawless & Stevens, 1988).

Экономическое влияние стимуляции тройничного нерва на пищевую и ароматическую промышленность легко недооценить.Если считать CO 2 ароматизатором тройничного нерва, то торговля газированными напитками — газированными напитками, пивом, игристыми винами и т. Д. — составляет несколько миллиардов долларов продаж ароматизатора тройничного нерва только в этой стране. Отложив в сторону CO 2 , мы можем спросить об экономическом влиянии отдельных специй или их использования в различных продуктах. Перецовый бизнес составляет несколько сотен миллионов долларов ежегодно. Кроме того, так называемые этнические продукты питания переживают период быстрого роста из-за продолжающегося притока иммигрантов из культур с острой острой кухней и растущей тенденции к менее неофобской и более авантюрной трапезе со стороны многих американцев.Подтверждением этого является то, что в 1992 году продажи сальсы впервые превысили продажи кетчупа.

Хемосенсорные свойства системы тройничного нерва

ACS Chem Neurosci. 2011 19 января; 2 (1): 38–50.

Instituto de Neurociencias de Alicante, Universidad Miguel Hernández-CSIC, 03550, Сан-Хуан-де-Аликанте, Испания.

Автор, ответственный за переписку. * Почтовый адрес: Instituto de Neurociencias de Alicante Universidad Miguel Hernández-CSIC Apartado 18, San Juan de Alicante 03550, Spain.Телефон: 34 96 5919347. Факс: 34 965919561. Электронная почта: [email protected]

Поступило 5 ноября 2010 г .; Принято 14 декабря 2010 г.

Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

Способность кожи, включая окончания тройничного нерва, обнаруживать химические вещества, известна как хеместезия или кожная химиочувствительность. Эта сенсорная функция включает активацию ноцицепторных и терморецепторных окончаний и выполняет защитную или защитную функцию, поскольку многие из этих веществ являются раздражителями или ядовиты.Однако люди также развили склонность к отчетливой остроте или остроте многих продуктов, напитков и специй после активации тех же сенсорных афферентов. Наше понимание клеточных и молекулярных механизмов химиочувствительности в тройничной системе претерпело огромный прогресс за последнее десятилетие после клонирования и функциональной характеристики нескольких ионных каналов, активируемых физическими и химическими стимулами. В этом кратком обзоре предпринята попытка обобщить наши текущие знания в этой области, включая функциональное описание различных сенсорных каналов, особенно каналов TRP, участвующих в химиочувствительности тройничного нерва.Наконец, некоторые из этих новых открытий обсуждаются в контексте патофизиологии химиочувствительности тройничного нерва, включая боль, зуд, мигрень, кашель, воспаление дыхательных путей и офтальмологические заболевания.

Ключевые слова: Хеместез, острота, специи, капсаицин, ментол, канал TRP, TRPV1, TRPV2, TRPV3, TRPA1, TRPM8, KCNK, боль, кашель, астма, сухость глаз

Большое разнообразие натуральных продуктов растительного происхождения а другие химические агенты вызывают сенсорные реакции с бесконечным оттенком перцептивных качеств.Восприятие химических стимулов сенсорными средствами называется хемосенсией или хеморецепцией. У человека обонятельная и вкусовая системы являются основными хемосенсорными системами и субстратами для обоняния и вкуса соответственно (1). Восприятие химических веществ, таких как духи или запах фруктов, тесно связано с памятью и может вызывать приятные чувства. Они также важны при питании и выборе пищи. Однако обнаружение многих химических веществ может также иметь защитную или защитную функцию, поскольку многие из них являются раздражителями или ядовиты.Их присутствие в растениях служит сдерживающим фактором против животных, ищущих пищу.

Соматосенсорная система тройничного нерва, хотя и менее известна, также играет фундаментальную роль в химиочувствительности и общем «вкусе» пищевых продуктов. Сенсорные окончания тройничного (V черепного) нерва иннервируют кожу, покрывающую лицо, слизистые оболочки носовой и ротовой полостей, роговицу и конъюнктиву глаза (рисунок). Эти окончания могут активироваться физическими стимулами (механическими силами и температурой) и огромным набором химических веществ (2) и вызывать ощущения прикосновения, температуры и боли.Способность кожи, включая окончания тройничного нерва, обнаруживать химические вещества, известна как хеместезия или кожная химиочувствительность (3). Химиочувствительные язычно-глоточные (IX краниальный) и блуждающие (X краниальные) нервные волокна, иннервирующие ротоглотку и дыхательные пути, попадают в ту же категорию. Хеместезия полости рта объясняет едкий или острый вкус многих различных продуктов и специй, таких как перец чили, хрен, корни васаби и сычуаньский перец, прохладу перечной мяты, покалывание газированных напитков и раздражение, вызываемое такими веществами, как никотин или сырье. экстракты чеснока (таблица 1).Защитные реакции, вызванные стимуляцией тройничного нерва, включают слюноотделение, слезотечение, кашель, угнетение дыхания и чихание. Более того, резкое раздражение или жгучая боль — очень частый побочный эффект лекарств, наносимых на кожу местно.

Молекулярные детерминанты химиочувствительности окончаний тройничного нерва. Ветви тройничного нерва человека, иннервирующего лицо, глаза, носовую и ротовую полости. Температура и многие химические вещества могут напрямую стимулировать химиочувствительные каналы.Эти каналы экспрессируются в сенсорных нервных окончаниях и эпителиальных клетках слизистой оболочки или кератиноцитах кожи. Открытие катионных каналов (TRP, ASIC) или закрытие калий-селективных каналов (KCNK) генерирует ступенчатый ток трансдукции, деполяризацию и запуск потенциалов действия. Управляемые напряжением натриевые (Na V ), кальциевые (Ca V ) и калиевые (K V ) каналы участвуют в электрогенезе потенциала действия и передаче нервного импульса в ствол мозга.Механическая деформация кожи может вызвать высвобождение АТФ из кератиноцитов и активацию пуринергических (P2 X ) рецепторов из сенсорных нервных окончаний.

Таблица 1

Растительные агонисты химиочувствительных ионных каналов a

V3, V1, A1
химический агонист природный источник рецептор ref
капсаицин перец чили Стручковый перец sp.) V1 (13), (17)
резинифератоксин высушенный латекс кактуса ( Euphorbia RESINIFERA ) V1 (13), (72)
пиперин черный перец ( Piper nigrum) V1> A1 (24), 161 , (162)
Δ9-тетрагидроканнабинол растение марихуаны ( Cannabis sativa ) A1, V2 (83), (84), (109)
каннабидиол растение марихуаны ( Cannabis sativa ) V1, V2 (83), (84)
камфора камфорное лавровое дерево ( Cinnamomum camphora ) V3, V1 (59), (85), (87)
ацетат инсенсола ладан ( Boswellia sp .) V3 (89)
тимол тимьян ( Thymus vulgaris ) V3, A1 (88), (100), (115),
карвакрол душица ( Origanum vulgare ) V3, A1 (88), (100)
эвгенол гвоздичное масло ( Eugenia charophyllata , Syzygium aromaticum ) (96), (100)
аллилизотиоцианат горчичное масло ( Brassica nigra ), хрен ( Armoracia rusticana ) васаби ( Wasabia japonica ) A1> V1 (96), (97), (107), (109)
коричный альдегид масло корицы ( Cinnamomum cassia ) A1 (96), ( 103), ( 110),
аллицин чеснок ( Allium sativum ) A1> V1 (98), (99), (163)
диаллилдисульфид чеснок ( Allium sativum ) A1> V1 (98), (99), (164)
1′-ацетоксихавикола ацетат галангал ( Alpinia galanga , Kaempferia galanga ) A1 (165)
метилсалицилат масло винтергрин ( Betula lenta , Spiraea sp., Gaultheria sp.) A1, V1 (96), 107
имбирь имбирь ( Zingiber officinale ) A1, V1 (96), (166)
ментол масло мяты перечной ( Mentha piperita ) M8, A1> V3 (16), (59), (115), (117), (123)
эвкалиптол масло эвкалипта ( Eucalyptus polybractea ) M8 (16), (123)
линалоол кориандр ( Coriandrum sativum 80), лавр80 ), сычуаньский перец ( Zanthoxylum piperitum ) M8, A1 (123), (129)
цитраль лимонник ( Cymbopogon citratus ) M8> V1A1> V3 (86) b
никотин табак ( Nicotiana tabacum ) A1 (114)
гидрокси-α-sanshool сычуаньский перец ( Zanthoxylum piperitum ) KCNK, A1, V1 (14), (129)

Чувствительность соматосенсорных окончаний к химическим раздражителям была впервые обнаружена Паркером в 1912 году при изучении аверсивных реакций у рыб. придумал термин «здравый химический смысл» для описания этого свойства (2,4,5).Некоторые ранние исследователи, в том числе Паркер, описывали это чувство как отличное от вкуса, запаха, прикосновения и боли, в то время как другие защищали точку зрения, что боль и общая химическая чувствительность опосредованы одними и теми же нервными окончаниями (6). Большинство современных авторов согласны с тем, что кожная хемосенсибилизация определяется в первую очередь химической активацией ноцицепторов и терморецепторов (7,8).

Химическая сигнализация вкуса и запаха включает метаботропный механизм; связывание химического агента с рецептором активирует гетеротримерный G-белок, который инициирует каскад трансдукции (1).Напротив, активация соматосенсорных афферентов химическими веществами включает прямое закрытие ионного канала химическим стимулом и называется ионотропной трансдукцией. В любом случае химический сигнал приводит к изменению ионной проницаемости и деполяризации сенсорного рецептора. Ощущения, вызываемые химическими веществами, нанесенными на кожу или слизистые оболочки, различаются по качеству (например, жжение, покалывание, зуд, покалывание, холод), временному профилю и интенсивности. Даже ощущения, вызываемые отдельными химическими веществами, сложны.Объяснение этой сложности обеспечивается перекрывающейся чувствительностью отдельных ионных каналов к химическим агонистам (таблица 1), что приводит к комбинаторной активации различных классов окончаний одним химическим веществом (9,10).

В последние годы был достигнут огромный прогресс в нашем понимании того, как различные химические вещества обнаруживаются окончаниями тройничного нерва (8,11,12). Знаковым открытием стало использование капсаицина для клонирования ваниллоидного рецептора и идентификация каналов транзиторного рецепторного потенциала (TRP) как преобразователей физических (например,ж., температура) и химические сигналы в сенсорных волокнах млекопитающих (13) (рисунок). Помимо TRP-каналов, другие ионные каналы, экспрессируемые в нейронах тройничного нерва, по-видимому, играют важную роль в химиочувствительности (14,15). Другие натуральные продукты (например, ментол) также сыграли важную роль в идентификации и функциональной характеристике других сенсорных каналов (16). В этом кратком обзоре предпринята попытка обобщить наши текущие знания о клеточных и молекулярных механизмах химиочувствительности в системе тройничного нерва.Некоторые из этих новых открытий обсуждаются в контексте патофизиологии химиочувствительности тройничного нерва. Другие авторы обращались к некоторым аспектам этой темы в последние годы (17-19).

Химиочувствительные ответы культивируемых мышей сенсорных нейронов тройничного нерва. Визуализация кальцием Fura-2 вызванных агонистами ответов отдельных сенсорных нейронов на капсаицин (100 нМ) и теплую температуру (A), ментол (100 мкМ) и холодную температуру (B), нифедипин (10 мкМ) и горчичное масло (100 мкМ) ) (C), клотримазол (10 мкМ), капсаицин (100 мкМ), ментол (100 мкМ) и горчичное масло (100 мкМ) (D), никотин (1 мМ) и горчичное масло (100 мкМ) (E), АТФ (1 мМ) (F).Ответы были получены с использованием разных систем визуализации, и абсолютная амплитуда не может быть сравнена. (А) Р. Мадрид (неопубликовано), (В) из Мадрида и др. (159), (C) из Fajardo et al. (113), (D) из Meseguer et al. (160), (E) В. Месегера (неопубликовано) и (F) Э. де ла Пена (не опубликовано). Запись в (D) была получена от мыши Trpv1 — / — .

Острота

Острота относится к острым или кусающим ощущениям, вызываемым некоторыми продуктами питания, специями или летучими соединениями при контакте с окончаниями тройничного нерва носового или орального эпителия.Порог реакции тройничных волокон на химические стимулы обычно на 1-2 логарифмических единицы выше, чем обонятельные пороги для тех же соединений (2,20). Это не относится к окончаниям роговицы глаза, которые могут быть чрезвычайно чувствительны к химическим раздражителям. Чтобы достичь нервных окончаний и вызвать ощущение, агонистам сначала необходимо пройти через липидную фазу эпителиального барьера или через плотные контакты. Несколько озадачивает, почему некоторые сильные агонисты каналов ноцицептивной трансдукции не обладают остротой при нанесении на кожу или поверхности слизистых оболочек.Классическое исследование Szolcsanyi и Jancso-Gabor показало, что некоторые аналоги капсаицина вызывают быструю десенсибилизацию сенсорных терминалей, но не обладают характеристиками остроты (21). Ольванил ( N -9- Z -октадеценоил-ваниламид) — еще один агонист каналов TRPV1, не обладающий остротой капсаицина. Кроме того, SDZ249-665, мощный агонист каналов TRPV1, проявляет небольшое раздражение при закапывании в нос или глаза морских свинок (22). Это контрастирует с резким раздражением, вызываемым капсацином, за которым следует длительная десенсибилизация — свойство, которое клинически используется для достижения антиноцицепции.Кожное нанесение анандамида, эндогенного каннабиноида, вызывает расширение микрососудов кожи через TRPV1-зависимый механизм (23). Интересно, что нанесение анандамида на кожу не вызывает боли.

Механизмы, объясняющие это отсутствие остроты некоторых агонистов TRPV1, не ясны. В случае анандамида, неселективного агониста TRPV1, возможно, что хорошо известные дополнительные эффекты, такие как ингибирование натриевых и кальциевых каналов и активация калиевых каналов, могут предотвратить электрическое распространение афферентного сообщения.Другая возможность заключается в том, что связывание с рецептором невкусными агонистами происходит медленно, вызывая прогрессирующую деполяризацию и инактивацию рецепторного потенциала на нервных окончаниях. Недавно Ursu et al. оценили остроту некоторых агонистов TRPV1, охватывающих широкий диапазон потенций, и обнаружили сильную корреляцию между кинетикой поступления кальция, остротой (оцениваемой по увеличению количества салфеток для глаз, производимых этим соединением) и липофильностью (24). Авторы оценили влияние агонистов на мембранный потенциал и срабатывание потенциала действия с помощью токовых фиксаций нейронов DRG и обнаружили, что начало деполяризации, индуцированной олванилом (т.е.е., невкусный агонист) был гораздо более медленным и необратимым по сравнению с эффектами, вызванными капсаицином. Эта медленная деполяризация, хотя и такой же степени, как у капсаицина, выражается в низкой вероятности пробуждения потенциалов действия. Молекулярное понимание механизмов, вовлеченных в длительную десенсибилизацию TRPV1 агонистами капсаицина, имеет решающее значение для его потенциального применения в терапии, нацеленной на рецептор TRPV1, включая лечение хронической боли и синдрома гиперактивного мочевого пузыря.

Перцептивное взаимодействие между температурой и химической чувствительностью

В тройничной системе ощущения, вызываемые многими химическими агентами, демонстрируют явное перекрестное взаимодействие с температурой (25). Многие химические вещества (например, капсаицин) повышают чувствительность к температуре. Кроме того, температура и прикосновение добавляют дополнительные перцепционные качества к сенсорному опыту, вызываемому химическими веществами, контактирующими с тройничной системой. Ментол усиливает ощущение холода (26).В соответствии с этими психофизическими данными, ментол сенсибилизирует реакции окончаний тройничного нерва на холодную температуру (27).

Эти взаимодействия легко объяснить аллостерическим закрытием каналов TRP химическими и термическими стимулами (см. Ниже) (13,28,29). Каналы ТРП с выраженной чувствительностью к температуре получили название термоТРП (30).

Хемосенсорная передача сигналов между клетками кожи и нервными волокнами

Особый тип хемосенсорной коммуникации обеспечивается передачей сигналов между клетками кожи (например,g., кератиноциты, тучные клетки) и соседние нервные окончания (31,32). Чувствительность к химиотерапии ненейронными клетками также важна в тканях, которые обычно подвергаются воздействию веществ, передаваемых с пищей или кровью, таких как эпителий желудочно-кишечного тракта.

Стало очевидным, что определенные каналы thermoTRP функционально экспрессируются в многочисленных типах ненейрональных клеток кожи. Было высказано предположение, что травматическая или термическая активация клеток кожи может высвобождать диффундирующие молекулы, которые активируют соседние нервные окончания (рисунок).В системе совместного культивирования механическая активация кератиноцитов приводит к распространению волны Ca 2+ и активации соседних нейронов DRG с помощью механизма, включающего высвобожденный АТФ (33). Недавнее элегантное исследование предоставило убедительные доказательства термической активации каналов TRPV3 на кератиноцитах и ​​последующего высвобождения АТФ во внеклеточное пространство (34). АТФ является принятым передатчиком или ко-передатчиком в различных сенсорных нервах (35,36). Действительно, сенсорные нейроны, расположенные в непосредственной близости от активированных кератиноцитов, ответили деполяризующим внутренним током (34).

Ощущение зуда

Зуд, формально известный как зуд, определяется как неприятное ощущение, которое вызывает непреодолимое желание почесаться. Сильный зуд — частая проблема со здоровьем при плохом лечении. Ряд химических агентов действует как медиаторы зуда (т.е. зуд), включая эндогенные вещества, такие как гистамин, нейропептиды, простагландин E2, протеазы и цитокины. Такие препараты, как хлорохин, клонидин и морфин, также могут вызывать зуд.

Зуд и боль — это тесно связанные ощущения, имеющие важные сходства (например, сенсибилизацию), но, тем не менее, разные по своим поведенческим проявлениям. Медиаторы зуда и боли, а также нейрональные пути, участвующие в их экспрессии, сильно пересекаются (37). Однако недавние исследования убедительно подтверждают концепцию специальной сенсорной маркированной линии для зуда, отдельной от линии, сообщающей о боли. Таким образом, выборочная абляция определенного класса интернейронов в заднем роге спинного мозга может устранить зуд, в то время как болевые ощущения остаются полностью нормальными (38).Напротив, потеря другой популяции тормозящих интернейронов в поверхностном дорсальном роге усиливает зудящие реакции без изменения ноцицепции (39). Также в этой линии избирательное удаление транспортера глутамата VGlut2 из сенсорных афферентов, экспрессирующих TRPV1, приводит к сильному усилению спонтанного поведения почесывания у мышей (40). Наконец, недавняя работа предполагает, что измененная функция каналов TRPV3 вызывает аллергический и зудящий дерматит у грызунов (41).

Химическая чувствительность к протонам

Внеклеточное закисление типично для тканей в условиях ишемии или воспаления.Кислые растворы, наносимые на кожу или слизистые оболочки, вызывают боль (см. Ссылку (42)). Эти растворы активируют и сенсибилизируют терминалы тройничного нерва полимодальных ноцицепторов (43,44) и индуцируют внутренние токи в сенсорных нейронах тройничного нерва малого диаметра (45) (46). Токи в отдельных нейронах имеют разные кинетические свойства, фармакологию и чувствительность к pH, что позволяет предположить, что они опосредуются более чем одним типом рецепторов. Некоторые ионные каналы, экспрессируемые в ноцицепторах тройничного нерва, чувствительны к низкому pH, включая TRPV1, ASIC и TASK каналы.

Кислоточувствительные ионные каналы (ASIC), члены суперсемейства DEG / ENaC, активируются внеклеточными протонами и сверхэкспрессируются во время воспаления. Некоторые ASIC экспрессируются в нейронах TG (например, ASIC-α, ASIC-β, DRASIC). Амилорид снижает или устраняет токи, управляемые протонами, во многих нейронах TG, предположение и важный вклад ASIC (46). Более того, психофизические и фармакологические данные у людей предполагают, что ASIC играют важную роль в ощущении кожной боли, вызванной кислотой.

Внеклеточные протоны также активируют каналы TRPV1 и сильно повышают чувствительность ответа на ваниллоидные агонисты (13). Многие исследования выявили pH-чувствительный ток, блокируемый специфическими антагонистами TRPV1 (например, капсазепином) в нейронах TG (13,46,47). В отличие от токов, опосредованных ASIC, эти токи обычно не инактивируются.

Среди каналов 2P-домена K + субъединицы TASK (TASK-1, TASK-2, TASK-3) представляют собой фоновые выпрямители, направленные наружу, которые конститутивно активны при мембранном потенциале покоя и ингибируются внеклеточными кислотными значениями pH (48 ).Закрытие этих каналов деполяризует нейрон. Каналы TASK-1 и TASK-3 были обнаружены в некоторых сенсорных нейронах с ноцицептивными свойствами (47). Более того, pH-чувствительный ток в этих нейронах лишь частично чувствителен к капсазепину.

Химическая чувствительность к CO

2

Газированные напитки, содержащие растворенный CO 2 , вызывают очень отчетливые ощущения, сочетающие в себе жгучие и едкие качества. Это сложное ощущение, безусловно, привело к популярности газированных напитков среди потребителей.До недавнего времени нервная основа этого ощущения оставалась неясной; некоторые авторы отдавали предпочтение механической гипотезе (т. е. лопание крошечных пузырьков CO 2 могло бы возбудить механорецепторы), а не химиочувствительному механизму. Хорошо известно, что CO 2 активирует ноцицепторы тройничного нерва в роговице и эпителии носа (49,50). Хотя многие волокна, чувствительные к CO 2 , чувствительны к капсаицину, механизм действия, по-видимому, не зависит от TRPV1, поскольку активация не блокируется капсазепином и лишь частично десенсибилизируется капсаицином (51).В соответствии с нейрофизиологическими данными, ощущения, вызываемые растворами CO 2 на языке, лишь частично десенсибилизируются капсаицином (52). Некоторые исследования постулировали превращение CO 2 в угольную кислоту, реакцию, катализируемую карбоангидразой, и стимуляцию полимодальных ноцицепторов протонами. Однако большая часть язычных нервных волокон, чувствительных к газированной воде, не активируется кислым раствором, что указывает на то, что изменения pH слизистой оболочки не являются прямыми медиаторами ответа на CO 2 53 .Этот механизм был недавно выяснен в элегантном исследовании (см. Ниже) и, по-видимому, опосредуется внутриклеточным закислением окончаний тройничного нерва и активацией каналов TRPA1 (54). Интересно, что охлаждение усиливает острый и покалывающий вкус газированной воды (55). Неизвестно, связано ли это с физико-химическими факторами (т.

TRP-каналы как полимодальные преобразователи

Суперсемейство ионных каналов переходного рецепторного потенциала (TRP), которое впервые было описано у плодовой мухи Drosophila melanogaster , образует большую группу катион-проницаемых ионных каналов, сохраняемых у дрожжей и червей. , насекомые, рыбы и млекопитающие (57). Эти рецепторы имеют структурное сходство с потенциалозависимыми каналами K + и классифицируются в соответствии с их первичной аминокислотной последовательностью (58). Они, вероятно, являются тетрамерными, и каждая субъединица, как предполагается, имеет шесть трансмембранных (TM) перекрывающих доменов с короткой порообразующей гидрофобной петлей между TM доменами 5 и 6.

Отличительной особенностью многих каналов TRP является их полимодальная активация физическими (например, температурой, механическими силами) и химическими стимулами (9,59). Эта характеристика идеально подходит для использования в качестве детектора раздражителей окружающей среды, действуя как молекулярный интерфейс между внешним миром и нервной системой. Многие каналы TRP экспрессируются в сенсорных нейронах (60) и клетках кожи и могут активироваться различными физическими и химическими стимулами, чтобы действовать как интеграторы сигналов (61).Важно отметить, что разные стимулы демонстрируют аллостерические взаимодействия при закрытии каналов: воздействие одного стимула повышает чувствительность ответа к другому (29). Прототипом этой характеристики является рецептор TRPV1, который объединяет вредное тепло, тканевый ацидоз и химические раздражители, которые, как известно, вызывают боль (13,62).

Сенсорные ионные каналы и хемосенсибилизация

Далее я кратко остановлюсь на химической чувствительности отдельных ионных каналов, выраженных в сенсорных нейронах тройничного нерва (рисунок).Акцент делается на функциональной значимости различных каналов для обнаружения внешних стимулов. Читателю отсылают к ряду недавних обзоров, в которых подробно описаны фармакологические свойства и химическая чувствительность некоторых из этих каналов трансдукции (19, 63–66).

TRPV1

TRPV1, также известный как «рецептор капсаицина или ваниллоида», представляет собой проницаемый для Ca 2+ неселективный катионный канал, который принадлежит к семейству ионных каналов TRP.Идентификация и функциональная характеристика этого белка как полимодальной молекулы, передающей физические и химические стимулы в соматосенсорной системе млекопитающих, представляет собой важную веху в молекулярных исследованиях боли и химиочувствительности тройничного нерва (13). TRPV1 активируется капсаицином (13,67), острым компонентом «острого» перца чили, давно известным как селективный активатор полимодальных ноцицепторных окончаний (обзор см. В ссылках (68 и 69)). Местное нанесение капсаицина на кожу или слизистые оболочки вызывает ощущение жгучей боли (70).Соответственно, канал также активируется вредными тепловыми температурами (порог ~ 43 ° C) и внеклеточными протонами (см. Обзор (71)). Ранняя реакция на применение капсаицина включает повышенную чувствительность к вредным и безвредным раздражителям.

Другие ваниллоиды также активируют рецептор TRPV1 (17,66). Среди них резиниферотоксин, алкалоид, экстрагируемый из некоторых видов кактусоподобных растений Euphorbia , является одним из наиболее сильных известных химических агонистов TRPV1 (72).Различные производные жирных кислот, называемые эндованилоидами, являются активаторами каналов TRPV1 (66). Недавно некоторые токсины животных были идентифицированы как агонисты TRPV1 (73).

TRPV1 предпочтительно экспрессируется в небольших немиелинизированных первичных сенсорных нейронах тройничного нерва и ганглиях DRG, классических полимодальных ноцицепторах. Таким образом, TRPV1 был предложен в качестве молекулярного субстрата для полимодальности в этих нейронах, обеспечивающего их способность реагировать на тепло и потенциально вредные химические стимулы, вызывающие боль (13,62) (Рисунок A).Совсем недавно TRPV1 был обнаружен в других тканях, включая кератиноциты, уротелий, эндотелиальные клетки и ядра мозга, что расширило его биологическую роль.

Ортологи TRPV1 птиц нечувствительны к капсаицину. Эта характеристика была использована Джордтом и Джулиусом, создавая химерные белки между рецепторами TRPV1 млекопитающих и птиц, чтобы идентифицировать структурные элементы в TRPV1, важные для чувствительности к капсаицину (67). Авторы обнаружили, что Tyr 511 и Ser 512, расположенные в области между второй внутриклеточной петлей и третьим доменом TM, являются критическими для действия ваниллоидных лигандов.Дальнейшие исследования установили важность дополнительных остатков в чувствительности к капсаицину (см. Ссылку (71)). Другие исследования установили молекулярные детерминанты чувствительности к теплу и протонам в TRPV1. Кислотный остаток Glu 600, расположенный во внеклеточной петле рядом с порой канала, участвует в потенцировании протонами активности TRPV1, тогда как Glu 648 имеет решающее значение для активации TRPV1, вызванной протонами (74).

Важной функциональной характеристикой каналов TRPV1 является их высокая проницаемость для ионов Ca 2+ (13).Кроме того, длительное воздействие на TRPV1 ваниллоидных агонистов приводит к модификации ионных свойств пор (т.е. «расширению поры») (75) с трехкратным увеличением относительной проницаемости для Ca 2+ (по сравнению с натрием). . Это приводит к перегрузке чувствительных к капсаицину нервных окончаний Ca 2+ , сокращению эпидермальных нервных волокон и длительной функциональной десенсибилизации ноцицептивных сенсорных окончаний (76). Эти структурные и функциональные изменения являются основой для терапевтического использования участков кожи с высоким содержанием капсаицина для лечения периферических нейропатических состояний, включая постгерпетическую невралгию, диабетическую невропатию и сенсорную невропатию, связанную с ВИЧ-инфекцией (77,78).Это функциональное расширение пор TRPV1 агонистами также является основой нового метода доставки мембранно-непроницаемого местного анестетика QX-314 к терминалам чувствительных нервов, экспрессирующим TRPV1, что приводит к их избирательному блокированию (79,80).

TRPV2

TRPV2 представляет собой ионный канал с аминокислотной последовательностью ∼50% идентичной TRPV1 (81). Он выражен в сенсорных нейронах среднего и большого диаметра. Канал нечувствителен к капсаицину и низкому внешнему pH. TRPV2 активируется ядовитым теплом с порогом активации (~ 52 ° C) выше, чем у TRPV1 (81), и при изменении осмолярности (82).Известно очень мало природных химических агонистов TRPV2, и ни один из них не считается селективным. Δ9-Тетрагидроканнабинол и каннабидиол растения марихуаны активируют канал (83,84).

TRPV3

TRPV3 представляет собой ионный канал, структурно аналогичный TRPV1, который сильно экспрессируется в кератиноцитах кожи. Экспрессия TRPV3 в периферических сенсорных нейронах является спорным вопросом (85,86). При трансфекции в клетки млекопитающих этот канал реагирует на температуру с порогом около 33 ° C, но не на капсаицин или изменения pH (см. Ссылку (30)).TRPV3 нулевые мыши имеют сильный дефицит в ответах на безвредное и вредное тепло, что указывает на их участие в термочувствительности (85).

TRPV3 активируется рядом природных химических соединений, включая камфору (87) и карвакрол, монотерпеноидный фенол, присутствующий в высоких концентрациях в эфирном масле душицы. Другие монотерпены, такие как 6- трет -бутил- m -крезол, эвгенол (полученный из гвоздики), дигидрокарвеол, тимол (из тимьяна), карвеол и (+) — борнеол, также активируют TRPV3 (87,88).Инсенсола ацетат, соединение в смоле, полученной из деревьев Boswellia , также активирует TRPV3 (89). Фарнезилпирофосфат (FPP), промежуточный метаболит в пути мевалоната, является специфическим активатором TRPV3. Кожные ощущения, возникающие при нагревании и охлаждении, могут быть усилены совместным применением камфоры (90).

TRPA1

TRPA1 представляет собой неселективный катионный канал TRP (1119 аминокислот у человека), филогенетически удаленный от других белков TRP млекопитающих.Подобно другим TRPs, каналы TRPA1 имеют шесть предполагаемых трансмембранных доменов с цитоплазматическими N- и C-концевыми концами (91,92). Активация этого канала отвечает за едкость многих продуктов и приправ, включая изотиоцианаты, которые естественным образом содержатся во фруктах и ​​растениях, таких как зелень горчицы и каперсы (Таблица 1). В частности, химическая чувствительность этого рецептора сохранилась в процессе эволюции, будучи сходной у людей и мух (93).

Химические активаторы TRPA1 были недавно рассмотрены в нескольких публикациях (59,91,92,94,95).Список агонистов TRPA1 продолжает расти с каждым днем ​​и включает множество природных и синтетических раздражителей, таких как аллилизотиоцианат (в горчичном масле) (96,97) (Рисунок C), коричный альдегид (в масле корицы) (96), аллицин и диаллилдисульфид (в экстракт чеснока) (98,99), метилсалицилат (в масле грушанки) (96), имбирь (96), карвакрол (в орегано) (100), формалин (101), естественные средства от грибка, такие как изовеллераль (102), ненасыщенные альдегиды такие как акролеин (103), изоцианаты (104) и окислители, такие как гипохлорит (OCl ) и пероксид водорода (H 2 O 2 ) (64,105).Некоторые одоранты (α-терпинеол, амилацетат, бензальдегид, толуол), которые, как известно, активируют волокна тройничного нерва, также активируют каналы TRPA1 (106). Уникальная химическая чувствительность этого ионного канала к некоторым из этих раздражителей была выяснена на мышах с нокаутом TRPA1 (103). Эти животные были совершенно нечувствительны к горчичному маслу и аллицину (но см. Ссылку (107)). Кроме того, у этих животных был выраженный дефицит ноцицепторного возбуждения, вызванного брадикинином, что подчеркивает фундаментальную роль TRPA1 в нейрогенной воспалительной боли (96, 97, 103, 108).

Механизмы активации TRPA1

Старая загадка в литературе о боли касалась разнообразных физико-химических свойств химических сенсорных раздражителей. Недавняя работа раскрыла уникальный молекулярный механизм активации каналов TRPA1, объясняя его способность распознавать многие структурно не связанные химические вещества. В отличие от традиционных хеморецепторов (например, обонятельных рецепторов), которые могут различать близкородственные химические структуры, TRPA1 активируется структурно разными молекулами с высокой химической реактивностью.Эти высокоэлектрофильные соединения взаимодействуют с тиоловыми группами в боковых цепях внутриклеточных цистеинов во внутриклеточной N-концевой области молекулы TRPA1, образуя ковалентные связи (109, 110). Эти ковалентные модификации вызывают длительные открытия каналов, которые можно обратить вспять с помощью восстановителей, таких как дитиотреитол (110). Мутационные исследования выявили несколько остатков цистеина и лизина, участвующих в активации каналов (109, 110). В TRPA1 человека ключевые остатки для активации каналов аллилизотиоцианатом включают кластер цистеинов (Cys619, Cys639 и Cys663) и Lys708 (109).Фактически, активация TRPA1 электрофильными соединениями более сложна, чем описано здесь (для получения дополнительной информации обратитесь к ссылкам (91, 95 и 111). Например, некоторые Cys-реагирующие соединения демонстрируют видоспецифичные ответы в каналах TRPA1 (112).

Другие агонисты TRPA1, по-видимому, действуют посредством обычных обратимых взаимодействий лиганд-рецептор. Они включают, среди прочего, ицилин, нифедипин (113), никотин (114) (Рисунок E), ментол (115) (Рисунок D), эвгенол, карвакрол и Δ9-тетрагидроканнабинол.Мутация критических цистеинов в нереактивные серины не предотвращает агонистического действия некоторых из этих соединений (109, 110).

Растворенный CO 2 активирует TRPA1-экспрессирующие нейроны тройничного нерва. Эта активация отменяется в нейронах, полученных от TRPA1 — / — животных. Кроме того, внутриклеточные протоны активируют каналы TRPA1 в вырезанных участках дозозависимым образом, предполагая, что механизм активации в интактных нейронах включает диффузию CO 2 через плазматическую мембрану и внутриклеточное подкисление за счет повторного уравновешивания CO 2 и H 2 O в бикарбонате (HCO 3 ) и свободном протоне (H + ) (54).

TRPM8

Переходный канал рецепторного потенциала меластатина 8 (TRPM8) представляет собой неселективный катионный канал, активируемый умеренно низкими температурами (порог около 25 ° C в гетерологичных системах) и охлаждающими соединениями, такими как ментол. Белок TRPM8 состоит из 1104 аминокислот (16,116,117) и обнаруживается в субпопуляции (10-15%) чувствительных к холоду периферических сенсорных нейронов малого диаметра (16,117). Те же нейроны активируются охлаждающими соединениями (Рисунок B). Термочувствительные нервные окончания этих сенсорных нейронов иннервируют кожу и слизистые оболочки (роговица, ротовая полость) (118-120), где TRPM8 играет очевидную физиологическую роль в обнаружении сигналов окружающей среды при низкой температуре (см. Обзор ссылок (121 и 122)).

В дополнение к холоду TRPM8 может быть активирован натуральными и синтетическими охлаждающими веществами, такими как ицилин (AG-3-5), эвкалиптол, ментол и множество аналогов ментола (123-125), при этом WS-12 является самый мощный из них, описанный на сегодняшний день в научной литературе. Другие природные слабые агонисты TRM8 включают гидроксицитронеллаль, гераниол и линалоол (123). Химические модуляторы TRPM8 и их механизмы блокировки каналов были недавно рассмотрены (63).

Каналы KCNK

Алкиламиды — это уникальный класс соединений, которые вызывают отчетливое покалывание при нанесении на язык (126).Природные алкиламиды растительного происхождения, такие как α-гидрокси-саншул, содержатся в сычуаньском перце ( Zanthoxylum piperitum ) и широко используются в восточной кулинарии. На клеточном уровне α-гидрокси-саншул активирует механорецепторы и термочувствительные нейроны тройничного нерва (127, 128). Вызываемое ощущение четко отличается от острого ощущения, вызываемого капсаицином или изотиоцианатами, специфическими активаторами TRPV1 и TRPA1, соответственно. Это предполагает особый молекулярный механизм действия.Недавно Bautista et al. обнаружили, что природные алкиламиды ингибируют определенный класс фоновых или утечек калиевых каналов с двумя поровыми доменами (KCNK3, KCNK9 и KCNK18) (14). Закрытие этих калий-селективных каналов приводит к деполяризации и возбуждению. In vitro записи сенсорных волокон показали, что саншул оказывает сильное возбуждающее действие на D-волосковые клетки, сверхчувствительный рецептор легкого прикосновения и механорецепторы Aβ. Саншул также активировал субпопуляцию очень медленно проводящих С-волокон (128).Возбуждение, вызванное sanshool, не подавлялось антагонистами TRPA1 и TRPV1. Однако другие исследования установили возбуждающее действие саншула на каналы TRPV1 и TRPA1 (129).

Пуринергические рецепторы

Нанесение АТФ на волдыри на коже болезненно. Обычно АТФ может высвобождаться вместе с норадреналином из симпатических нервных окончаний или из клеток кожи в ответ на механическую деформацию (например, напряжение сдвига) (36). Применение АТФ или α, β-метилен-АТФ возбуждает чувствительные к капсаицину языковые афференты тройничного нерва (130) (Рисунок F).Первичные сенсорные нейроны и нервные окончания экспрессируют все подтипы ионотропных пуринергических рецепторов (P2X). Субъединица P2X 3 избирательно экспрессируется в ноцицепторах IB4 (+), образуя гетеромерные ансамбли с субъединицами P2X 2 (15). Кроме того, высокий процент сенсорных нейронов экспрессирует метаботропные рецепторы P2Y.

Патофизиология химиочувствительности тройничного нерва

Раздражающие стимулы тройничного нерва, применяемые повторно через короткие межстимульные интервалы, вызывают сенсибилизацию ответа (3).Кроме того, во время воспаления ноцицепторные окончания тройничного нерва могут стать сенсибилизированными, повышая их возбудимость и неадекватно реагируя на безобидные раздражители (аллодинию), а также усиливая их реакцию на вредные раздражители (гипералгезия) (131).

Молекулярные механизмы сенсибилизации ноцицепторов после травмы сложны (131 132). Один механизм включает устойчивую активацию, посттрансляционные модификации и транслокацию через мембрану каналов TRPV1 различными эндогенными агентами, высвобождаемыми после повреждения или воспаления, включая брадикинин и эндогенные липиды, что приводит к сенсибилизирующему / возбуждающему действию полимодальных ноцицепторных нейронов во время этих патологических состояний ( 133−138).Каналы TRPV1 имеют решающее значение при воспалительной тепловой гипералгезии (139).

Экспрессия каналов TRPV1 и TRPA1 в блуждающих хемосенсорных немиелинизированных афферентах, иннервирующих легкие и дыхательные пути (140, 141), предполагает, что активация этих рецепторов может быть вовлечена в симптоматологию и патогенез различных заболеваний дыхательных путей. Действительно, каналы TRP становятся важными медиаторами таких патологий, как астма, химическая гиперчувствительность, хронический кашель и хроническая обструктивная болезнь легких (см. Ссылки (95 и 142-144)).Многие агонисты TRPA1 представляют собой летучие органические соединения, присутствующие в сигаретном дыме и смоге, которые вызывают раздражение глаз, чихание, кашель, бронхоспазм, угнетение дыхания, слизистую секрецию и нейрогенное воспаление дыхательных путей. вредные химикаты.

Капсаицин является мощным кашлевым агентом, и TRPV1 активируется во время воспаления дыхательных путей (144). Агонисты TRPA1, в том числе акролеин и кротональдегид, два α, β-ненасыщенных альдегида, присутствующие в сигаретном дыме (145), также могут вызывать кашлевые рефлексы, реакцию, подавляемую HC-030031, селективным антагонистом TRPA1 (146, 147).

Эндогенные ненасыщенные альдегиды, такие как 4-гидроксиноненаль и 4-оксо-ноненаль, также активируют TRPA1 (105 148) и вагусные бронхолегочные волокна (149). Эти α, β-ненасыщенные альдегиды образуются во время окисления мембранных фосфолипидов в ответ на повреждение ткани, воспаление и окислительный стресс. Ингибирование TRPA1 с помощью HC-030031 предотвращает опосредованное нейропептидами сужение бронхиальных колец, вызванное воздействием сигаретного дыма или α, β-ненасыщенных альдегидов (145). Другие эндогенные продукты окислительного стресса также активируют TRPA1, включая перекись водорода (H 2 O 2 ) и простагландин циклопентенон, 15-дезокси-Δ (12,14) -простагландин J2, электрофильное соединение (105,150,151).Сероводород (H 2 S) представляет собой газообразную молекулу, образующуюся эндогенно во время воспаления. Он активирует TRPA1 мыши и человека в рекомбинантных системах и вызывает гиперактивность детруссора мочевого пузыря, предполагая роль этого медиатора воспаления в симптомах, вторичных по отношению к инфекции нижних мочевых путей (152). Нитролиновая кислота, побочный продукт нитрующего стресса, также активирует TRPA1 посредством ковалентной модификации (153). Гипохлорит, окисляющий медиатор хлора, активирует рекомбинантные каналы TRPA1 и нейроны, экспрессирующие TRPA1 (64).

Исследование на животной модели предполагает, что каналы TRPA1 участвуют в этиологии воспаления дыхательных путей и гиперреактивности, характерной для астмы (154). После провокации овоальбумином у сенсибилизированных мышей воспалительный и аллергический ответ, характеризующийся увеличением лейкоцитов (в первую очередь эозинифилов) и T h 2 интерлейкинов и TNF-α, был отменен генетическим устранением или фармакологическим ингибированием TRPA1 (154). Более того, гиперреактивность дыхательных путей к ацетилхолину отсутствовала у мышей TRPA1 ko или после специфической блокады TRPA1.

Воздействие многих летучих химических раздражителей, таких как формальдегид, толуол или акролеин, может вызвать головную боль. Недавнее исследование Kunkler et al. показали, что активация каналов TRPA1 и высвобождение CGRP имеют решающее значение для расширения менингеальных сосудов, вызванного раздражителями окружающей среды (155). Эти данные свидетельствуют о том, что TRPA1 участвует в активации тригемино-сосудистой системы после воздействия летучих раздражителей, открывая новую потенциальную терапевтическую мишень для лечения мигренозной головной боли.

Базальный разрыв необходим для поддержания влажности глазной поверхности. В недавнем исследовании Парра и его коллеги обнаружили снижение скорости базального слезоотделения у мышей TRPM8 ko (120). Эти животные показали полное отсутствие спонтанной и вызванной холодом активности в окончаниях терморецепторов тройничного нерва и роговицы, и авторы предполагают, что сниженный рефлекторный ввод холодовых и ментол-активируемых сенсорных афферентов роговицы к слезным железам снижает базальное слезотечение. В соответствии с этой гипотезой, повышение температуры поверхности роговицы у людей-добровольцев, маневр, который, как ожидается, заставит замолчать роговичные холодовые терморецепторы, также уменьшил базальное слезоточение.Эти результаты имеют важное значение для патофизиологии и потенциального лечения синдрома сухого глаза и других патологий слизистых оболочек, таких как синдром жжения во рту и сухость влагалища.

Мыши, лишенные гена Trpv3, имеют изменения кожи и вьющиеся усы (156). В кератиноцитах канал образует сигнальный комплекс с TGF-α / EGFR. Активация EGFR приводит к увеличению активности канала TRPV3 и притоку Ca 2+ , что, в свою очередь, стимулирует высвобождение TGF-α, важного эффектора в морфогенезе волос и развитии эпидермиса (156).Недавнее исследование Yoshioka et al. предполагает важную роль TRPV3 в развитии аллергического и зудящего дерматита (41). Мыши с мутацией усиления функции (G573S) TRPV3 (157) имели более высокие уровни TRPV3 в эпидермальных кератиноцитах, были лысыми и у них развивались типичные признаки дерматита, включая эритему, отек, сухость кожи, эрозии кожи и ссадины (41). ). Эти мыши также демонстрировали значительно более сильное царапание по сравнению с мышами дикого типа, что свидетельствует о спонтанном развитии зуда.Эти данные делают каналы TRPV3 перспективными кандидатами для разработки новых методов лечения зуда (158).

Заключительные замечания

Химиочувствительность тройничного нерва является важным аспектом сенсорной физиологии человека, имеющим отношение к удовольствию от еды, питанию, периферическим механизмам зуда и боли, терморегуляции, физиологии кожи, токсикологии окружающей среды, респираторным заболеваниям и патологиям глаз. Работа за последнее десятилетие значительно расширила наше понимание клеточных и молекулярных аспектов химиочувствительности тройничного нерва.Идентификация конкретных ионных каналов, особенно каналов TRP, участвующих в различных патофизиологических механизмах, включая боль, зуд, головную боль, хронический кашель и астму, открывает новые возможности для их лечения. К сожалению, количество специфических антагонистов, нацеленных на каналы TRP, все еще очень ограничено, и их характеристика с использованием моделей заболевания in vivo очень фрагментарна. Однако крупные фармацевтические компании в этой области вкладывают большие средства в программы открытия лекарств.Есть большая надежда на то, что темпы прогресса в этой области будут ускоряться, и в ближайшие годы ожидаются значительные изменения, которые, как мы надеемся, приведут к созданию новых терапевтических средств для некоторых из этих заболеваний.

Благодарности

Автор благодарен нынешним и бывшим членам группы сенсорной трансдукции и ноцицепции за оригинальные записи и обсуждения. Стюарту Ингэму приписывают помощь с рисунком.

Примечания

Автор выражает признательность за финансирование со стороны испанских проектов MICINN BFU2007-61855, CONSOLIDER-INGENIO 2010 CSD2007-0002 и проекта PROMETEO / 2010/046 Generalitat Valenciana.

Ссылки

  • Файн Г. Л. (2003) Сенсорная трансдукция, Sinauer Associates Inc., Сандерленд, Массачусетс. [Google Scholar]
  • Брайант Б. П. и Сильвер У. Л. (2000) в книге «Нейробиология вкуса и запаха» (Фингер Т. Э. и Сильвер У. Л., ред.), Стр. 73-100, Wiley-Liss, New York. [Google Scholar]
  • Грин Б. Г. (1996) Trends Food Sci. Technol. 7, 415–420. [Google Scholar]
  • Parker G.H. (1912) J. Acad. Nat. Sci. 15, 221–234. [Google Scholar]
  • Кил К.А. (1962) Arch. Int. Pharmacodyn. Ther. 139, 547–557. [PubMed] [Google Scholar]
  • Джонс М. Х. (1954) Am. J. Psychol. 67, 696–699. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wood J. N .; Дочерти Р. (1997) Анну. Rev. Physiol. 59, 457–482. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lee Y .; Lee C.H .; О, У. (2005) Мол. Клетки 20, 315–324. [PubMed] [Google Scholar]
  • Belmonte C .; Виана Ф. (2008) Мол. Боль 4, 14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Wang Y .; Эриксон Р.П.; Саймон С. А. (1993) J. Gen. Physiol. 101, 843–866. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Patapoutian A .; Tate S .; Вульф К. Дж. (2009) Нат. Rev. Drug Discovery 8, 55–68. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Nilius B .; Воец Т. (2004) Компания Новартис. Symp. 258, 140–149. [PubMed] [Google Scholar]
  • Катерина М. Дж .; Шумахер М. А .; Томинага М .; Розен Т. А .; Levine J. D .; Юлиус Д. (1997) Природа 389, 816–824. [PubMed] [Google Scholar]
  • Баутиста Д.М .; Сигал Ю. М .; Мильштейн А. Д .; Гаррисон Дж. Л .; Zorn J. A .; Цуруда П. Р .; Nicoll R.A .; Юлиус Д. (2008) Нат. Neurosci. 11, 772–779. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Chen C.C .; Акопян А. Н .; Сивилотти Л .; Colquhoun D .; Burnstock G .; Вуд Дж. Н. (1995) Природа 377, 428–431. [PubMed] [Google Scholar]
  • McKemy D. D .; Neuhausser W. M .; Юлиус Д. (2002) Природа 416, 52–58. [PubMed] [Google Scholar]
  • Calixto J. B .; Kassuya C.A .; Андре Э .; Феррейра Дж. (2005) Pharmacol.Ther. 106, 179–208. [PubMed] [Google Scholar]
  • Герхольд К. А .; Баутиста Д. М. (2009) Ann. N.Y. Acad. Sci. 1170, 184–189. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Vriens J .; Нилиус Б .; Веннекенс Р. (2008) Curr. Neuropharmacol. 6, 79–96. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Tucker D. (1963) J. Gen. Physiol 46, 453–489. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Szolcsanyi J .; Янчо-Габор А. (1975) Арзнейм. Форш. 25, 1877–1881. [PubMed] [Google Scholar]
  • Урбан Л.; Кэмпбелл Э. А .; Панесар М .; Patel S .; Chaudhry N .; Kane S .; Buchheit K .; Sandells B .; Джеймс И. Ф. (2000) Боль 89, 65–74. [PubMed] [Google Scholar]
  • Movahed P .; Evilevitch V .; Андерссон Т. Л .; Jonsson B. A .; Wollmer P .; Зигмунт П. М .; Хогестатт Э. Д. (2005) Br. J. Pharmacol. 146, 171–179. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ursu D .; Кнопп К .; Битти Р. Э .; Лю Б .; Шер Э. (2010) Eur. J. Pharmacol. 641, 114–122. [PubMed] [Google Scholar]
  • Грин Б. Г.(2004) J. Neurobiol. 61, 13–29. [PubMed] [Google Scholar]
  • Green B.G. (1985) Physiol. Behav. 35, 427–434. [PubMed] [Google Scholar]
  • Schafer K .; Браун Х. А .; Isenberg C. (1986) J. Gen. Physiol. 88, 757–776. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Malkia A .; Madrid R .; Meseguer V .; de la P.E .; Валеро М .; Бельмонте С .; Виана Ф. (2007) J. Physiol. 581, 155–174. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Voets T .; Droogmans G .; Wissenbach U .; Янссенс А.; Flockerzi V .; Нилиус Б. (2004) Природа 430, 748–754. [PubMed] [Google Scholar]
  • Patapoutian A .; Пайер А. М .; Рассказ Г. М .; Вишванат В. (2003) Нат. Rev. Neurosci. 4, 529–539. [PubMed] [Google Scholar]
  • Dussor G .; Koerber H.R .; Oaklander A. L .; Rice F. L .; Молливер Д. К. (2009) Brain Res. Ред. 60, 24–35. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Lee H .; Катерина М. Дж. (2005) Pflugers Arch. 451, 160–167. [PubMed] [Google Scholar]
  • Koizumi S .; Фуджишита К.; Иноуэ К .; Сигемото-Могами Й .; Цуда М .; Иноуэ К. (2004) Biochem. Дж. 380, 329–338. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Mandadi S .; Сокабе Т .; Shibasaki K .; Katanosaka K .; Mizuno A .; Moqrich A .; Patapoutian A .; Фукуми-Томинага Т .; Mizumura K .; Томинага М. (2009) Pflugers Arch. 458, 1093–1102. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Dunn P.M .; Чжун Ю .; Бернсток Г. (2001) Прог. Neurobiol. 65, 107–134. [PubMed] [Google Scholar]
  • Burnstock G. (2007) Physiol Rev.87, 659–797. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ikoma A .; Steinhoff M .; Stander S .; Йосипович Г .; Шмельц М. (2006) Нац. Rev. Neurosci. 7, 535–547. [PubMed] [Google Scholar]
  • Sun Y. G .; Zhao Z. Q .; Meng X. L .; Инь Дж .; Лю X. Y .; Чен З. Ф. (2009) Наука 325, 1531–1534. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ross S.E .; Мардинлы А.Р .; McCord A.E .; Zurawski J .; Cohen S .; Jung C .; Hu L .; Мок С. И .; Шах А .; Савнер Э. М .; Tolias C .; Corfas R .; Chen S .; Инквимберт П.; Xu Y .; McInnes R. R .; Rice F. L .; Corfas G .; Ma Q .; Woolf C.J .; Гринберг М. Э. (2010) Нейрон 65, 886–898. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Lagerstrom M. C .; Рогоз К .; Abrahamsen B .; Persson E .; Reinius B .; Nordenankar K .; Olund C .; Smith C .; Mendez J. A .; Chen Z. F .; Wood J. N .; Wallen-Mackenzie A .; Кулландер К. (2010) Нейрон 68, 529–542. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Yoshioka T .; Имура К .; Asakawa M .; Suzuki M .; Осима I .; Hirasawa T .; Саката Т.; Хорикава Т .; Аримура А. (2009) Дж. Инвест. Дерматол. 129, 714–722. [PubMed] [Google Scholar]
  • Reeh P. W .; Стин К. Х. (1996) Прог. Brain Res. 113, 143–151. [PubMed] [Google Scholar]
  • Belmonte C .; Gallar J .; Посо М. А .; Реболло I. (1991) J. Physiol. 437, 709–725. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Bryant B. P .; Мур П. А. (1995) Am. J. Physiol. 268, R58 – R65. [PubMed] [Google Scholar]
  • Krishtal O. A .; Пидопличко В. И. (1981) Неврология. 6, 2599–2601.[PubMed] [Google Scholar]
  • Liu L .; Саймон С. А. (2000) Physiol. Behav. 69, 363–378. [PubMed] [Google Scholar]
  • Baumann T. K .; Chaudhary P .; Мартенсон М. Э. (2004) Eur. J. Neurosci. 19, 1343–1351. [PubMed] [Google Scholar]
  • Talley E.M .; Sirois J. E .; Lei Q .; Бейлисс Д. А. (2003) нейробиолог 9, 46–56. [PubMed] [Google Scholar]
  • Chen X .; Gallar J .; Посо М. А .; Baeza M .; Бельмонте К. (1995) Eur. J. Neurosci. 7, 1154–1163. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cain W.S .; Мерфи К. Л. (1980) Природа 284, 255–257. [PubMed] [Google Scholar]
  • Chen X .; Бельмонте С .; Ранг Х. П. (1997) Боль 70, 23–29. [PubMed] [Google Scholar]
  • Dessirier J. M .; Саймонс С. Т .; Карстенс М. И .; O’Mahony M .; Карстенс Э. (2000) Chem. Чувства 25, 277–284. [PubMed] [Google Scholar]
  • Komai M .; Брайант Б. П. (1993) Brain Res. 612, 122–129. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wang Y. Y .; Chang R. B .; Лиман Э. Р. (2010) J. Neurosci. 30, 12958–12963. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Грин Б.G. (1992) Chem. Чувства 17, 435–450. [Google Scholar]
  • Karashima Y .; Talavera K .; Everaerts W .; Janssens A .; Kwan K. Y .; Vennekens R .; Нилиус Б .; Воец Т. (2009) Тр. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ 106, 1273–1278. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Montell C. (2005) Sci. Сигнализация 2005, re3. [PubMed] [Google Scholar]
  • Clapham D. E .; Юлиус Д .; Montell C .; Шульц Г. (2005) Pharmacol. Ред. 57, 427–450. [PubMed] [Google Scholar]
  • Macpherson L.J., Hwang S. W., Miyamoto T., Dubin A. E., Patapoutian A., and Story G. M. (2006) Mol. Cell Neurosci. 32, 335-343. [PubMed] [Google Scholar]
  • Eid S. R .; Кортрайт Д. Н. (2009) Handb. Exp Pharmacol. 261–281. [PubMed] [Google Scholar]
  • Клэпхэм Д. Э. (2003) Природа 426, 517–524. [PubMed] [Google Scholar]
  • Tominaga M .; Катерина М. Дж .; Мальмберг А. Б .; Розен Т. А .; Gilbert H .; Скиннер К .; Raumann B.E .; Басбаум А. И .; Юлиус Д. (1998) Нейрон 21, 531–543. [PubMed] [Google Scholar]
  • Малкиа А., Моренилла-Палао К. и Виана Ф. (2010) Curr. Pharm. Biotechnol. 8 ноября [Epub перед печатью] PMID: 20932258. [Google Scholar]
  • Bessac B. F .; Sivula M .; фон Хен С. А .; Escalera J .; Cohn L .; Джордт С. Э. (2008) J. Clin. Инвестировать. 118, 1899–1910. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Pingle S.C .; Matta J. A .; Ахерн Г. П. (2007) Handb. Exp. Pharmacol. 155–171. [PubMed] [Google Scholar]
  • Vriens J .; Appendino G .; Нилиус Б. (2009) Мол. Pharmacol. 75, 1262–1279.[PubMed] [Google Scholar]
  • Jordt S.E .; Юлиус Д. (2002) Cell 108, 421–430. [PubMed] [Google Scholar]
  • Szolcsanyi J. (2004) Нейропептиды 38, 377–384. [PubMed] [Google Scholar]
  • Szolcsanyi J. (1977) J. Physiol. (Париж) 73, 251–259. [PubMed] [Google Scholar]
  • Rentmeister-Bryant H .; Грин Б. Г. (1997) Chem. Чувства 22, 257–266. [PubMed] [Google Scholar]
  • Tominaga M. и Tominaga T. (2005) Pflugers Arch. 451, 143-150. [PubMed] [Google Scholar]
  • Салласи А.; Блумберг П. М. (1989) Неврология 30, 515–520. [PubMed] [Google Scholar]
  • Болен К. Дж .; Priel A .; Чжоу С .; King D .; Siemens J .; Юлиус Д. (2010) Cell 141, 834–845. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Jordt S.E .; Томинага М .; Юлиус Д. (2000) Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. 97, 8134–8139. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Chung M. K .; Гулер А.Д .; Катерина М. Дж. (2008) Нат. Neurosci. 11, 555–564. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кеннеди В.Р.; Ванхове Г. Ф .; Lu S. P .; Тобиас Дж .; Блей К. Р .; Прогулка D .; Wendelschafer-Crabb G .; Simone D. A .; Селим М. М. (2010) Дж. Пейн 11, 579–587. [PubMed] [Google Scholar]
  • Backonja M .; Уоллес М. С .; Блонский Э. Р .; Катлер Б. Дж .; Malan P. Jr .; Rauck R .; Тобиас Дж. (2008) Lancet Neurol. 7, 1106–1112. [PubMed] [Google Scholar]
  • Noto C .; Паппагалло М .; Салласи А. (2009) Curr. Opin. Инвестировать. Наркотики 10, 702–710. [PubMed] [Google Scholar]
  • Биншток А.М .; Бин Б. П .; Вульф К.J. (2007) Природа 449, 607–610. [PubMed] [Google Scholar]
  • Kim H. Y .; Ким К .; Li H. Y .; Chung G .; Park C.K .; Kim J. S .; Jung S. J .; Ли М. К .; Ahn D. K .; Hwang S.J .; Кан Й .; Биншток А. М .; Бин Б. П .; Woolf C.J .; О С. Б. (2010) Боль 150, 29–40. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Катерина М. Дж .; Розен Т. А .; Томинага М .; Тормоз A. J .; Юлиус Д. (1999) Природа 398, 436–441. [PubMed] [Google Scholar]
  • Muraki K .; Iwata Y .; Katanosaka Y .; Ито Т .; Охя С.; Shigekawa M .; Имаидзуми Ю. (2003) Circ. Res. 93, 829–838. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bisogno T .; Hanus L .; De Petrocellis L .; Чилибон С .; Понде Д. Э .; Брэнди И .; Мориелло А. С .; Davis J. B .; Mechoulam R .; Ди М., V (2001) Br. J. Pharmacol. 134, 845–852. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Qin N .; Непер М. П .; Liu Y .; Хатчинсон Т.Л .; Любин М.Л .; Флорес К. М. (2008) J. Neurosci. 28, 6231–6238. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Moqrich A.; Hwang S.W .; Эрли Т. Дж .; Петрус М. Дж .; Мюррей А. Н .; Спенсер К. С .; Андахази М .; Рассказ Г. М .; Патапутян А. (2005) Наука 307, 1468–1472. [PubMed] [Google Scholar]
  • Stotz S.C .; Vriens J .; Martyn D .; Кларди Дж .; Клэпхэм Д. Э. (2008) PLoS One 3, е2082. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Xu H .; Blair N.T .; Клэпхэм Д. Э. (2005) J. Neurosci. 25, 8924–8937. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Vogt-Eisele A. K .; Вебер К .; Шерхели М. А .; Вильхабер Г.; Panten J .; Gisselmann G .; Хэтт Х. (2007) Br. J. Pharmacol. 151, 530–540. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Moussaieff A .; Риммерман Н .; Брегман Т .; Straiker A .; Felder C.C .; Shoham S .; Кашман Ю.; Хуанг С. М .; Ли Х .; Шохами Э .; Mackie K .; Катерина М. Дж .; Уокер Дж. М .; Fride E .; Мешулам Р. (2008) FASEB J. 22, 3024–3034. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Грин Б. Г. (1990) J. Invest Dermatol. 94, 662–666. [PubMed] [Google Scholar]
  • Виана Ф.; Феррер-Монтьель А. (2009) Эксперт. Opin. Ther. Пэт 19, 1787–1799. [PubMed] [Google Scholar]
  • Garcia-Anoveros J .; Нагата К. (2007) Handb. Exp. Pharmacol. 347–362. [PubMed] [Google Scholar]
  • Kang K .; Pulver S. R .; Панзано В.К .; Chang E.C .; Griffith L.C .; Теобальд Д. Л .; Гаррити П. А. (2010) Природа 464, 597–600. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Peterlin Z .; Chesler A .; Файрестейн С. (2007) Нейрон 53, 635–638. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бессак Б.F .; Джордт С. Э. (2008) Физиология (Bethesda) 23, 360–370. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Bandell M .; Рассказ Г. М .; Hwang S.W .; Вишванатх V .; Eid S. R .; Петрус М. Дж .; Эрли Т. Дж .; Патапутян А. (2004) Нейрон 41, 849–857. [PubMed] [Google Scholar]
  • Jordt S.E .; Баутиста Д. М .; Chuang H. H .; McKemy D. D .; Зигмунт П. М .; Hogestatt E.D .; Meng I.D .; Юлиус Д. (2004) Природа 427, 260–265. [PubMed] [Google Scholar]
  • Macpherson L. J .; Гейерстангер Б. Х.; Вишванатх V .; Bandell M .; Eid S. R .; Hwang S .; Patapoutian A. (2005) Curr. Биол. 15, 929–934. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bautista D. M .; Movahed P .; Hinman A .; Axelsson H.E .; Sterner O .; Hogestatt E.D .; Юлиус Д .; Jordt S.E .; Зигмунт П. М. (2005) Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. 102, 12248–12252. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Xu H .; Деллинг М .; Jun J. C .; Клэпхэм Д. Э. (2006) Нат. Neurosci. 9, 628–635. [PubMed] [Google Scholar]
  • Макнамара К. Р.; Mandel-Brehm J .; Баутиста Д. М .; Siemens J .; Деранян К. Л .; Zhao M .; Хейворд Н. Дж .; Chong J. A .; Юлиус Д .; Моран М. М .; Фангер К. М. (2007) Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. 104, 13525–13530. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Escalera J .; фон Хен С. А .; Бессак Б. Ф .; Sivula M .; Джордт С. Э. (2008) J. Biol. Chem. 283, 24136–24144. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Баутиста Д. М .; Jordt S.E .; Никаи Т .; Цуруда П. Р .; Прочтите A.J .; Poblete J .; Ямоа Э.N .; Басбаум А. И .; Юлиус Д. (2006) Cell 124, 1269–1282. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bessac B. F .; Sivula M .; фон Хен С. А .; Касерес А. И .; Escalera J .; Джордт С. Э. (2009) FASEB J. 23, 1102–1114. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Andersson D. A .; Gentry C .; Moss S .; Беван С. (2008) J. Neurosci. 28, 2485–2494. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Richards P .; Johnson E.C .; Сильвер В. (2010) Chemosens. Восприятие 3, 190–199. [Google Scholar]
  • Охта Т.; Имагава Т .; Ито С. (2009) Мол. Pharmacol. 75, 307–317. [PubMed] [Google Scholar]
  • Kwan K. Y .; Allchorne A. J .; Воллрат М. А .; Кристенсен А. П .; Zhang D. S .; Woolf C.J .; Кори Д. П. (2006) Нейрон 50, 277–289. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hinman A .; Chuang H. H .; Баутиста Д. М .; Юлиус Д. (2006) Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. 103, 19564–19568. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Macpherson L. J .; Дубин А.Е .; Эванс М. Дж .; Marr F .; Шульц П.Г .; Краватт Б.F .; Патапутян А. (2007) Природа 445, 541–545. [PubMed] [Google Scholar]
  • Nilius B., Prenen J., Owsianik G. (2010) J. Physiol. 15 ноября [Epub перед печатью]. [Google Scholar]
  • Chen J .; Zhang X. F .; Корт М. Э .; Huth J. R .; Sun C .; Miesbauer L.J .; Cassar S.C .; Neelands T .; Скотт В. Э .; Морленд Р. Б .; Рейли Р. М .; Hajduk P.J .; Kym P.R .; Hutchins C.W .; Фалтинек К. Р. (2008) J. Neurosci. 28, 5063–5071. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Фахардо О.; Meseguer V .; Бельмонте С .; Виана Ф. (2008) Каналы (Остин) 2, 429–438. [PubMed] [Google Scholar]
  • Talavera K .; Джиз М .; Карашима Й .; Месегер В. М .; Vanoirbeek J. A .; Damann N .; Everaerts W .; Benoit M .; Janssens A .; Vennekens R .; Viana F .; Немеры Б .; Нилиус Б .; Воец Т. (2009) Нац. Neurosci. 12, 1293–1299. [PubMed] [Google Scholar]
  • Karashima Y .; Damann N .; Prenen J .; Talavera K .; Segal A .; Воец Т .; Нилиус Б. (2007) J. Neurosci. 27, 9874–9884. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Цавалер Л.; Шаперо М. Х .; Морковский С .; Лаус Р. (2001) Cancer Res. 61, 3760–3769. [PubMed] [Google Scholar]
  • Peier A. M .; Moqrich A .; Hergarden A.C .; Рив А. Дж .; Андерссон Д. А .; Рассказ Г. М .; Эрли Т. Дж .; Dragoni I .; Макинтайр П .; Беван С .; Патапутян А. (2002) Cell 108, 705–715. [PubMed] [Google Scholar]
  • Dhaka A .; Эрли Т. Дж .; Watson J .; Патапутян А. (2008) J. Neurosci. 28, 566–575. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Takashima Y .; Дэниелс Р. Л .; Ноултон В.; Teng J .; Liman E. R .; МакКеми Д. Д. (2007) J. Neurosci. 27, 14147–14157. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Parra A .; Madrid R .; Echevarria D .; Del Olmo S .; Morenilla-Palao C .; Acosta M. C .; Gallar J .; Дакка А .; Viana F .; Бельмонте К. (2010) Нат. Med. 16, 1396–1399. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рид Г. (2005) Pflugers Arch. 451, 250–263. [PubMed] [Google Scholar]
  • Daniels R. L .; МакКеми Д. Д. (2007) Мол. Боль 3, 23. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Behrendt H.J .; Germann T .; Gillen C .; Hatt H .; Джосток Р. (2004) Br. J. Pharmacol. 141, 737–745. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Bodding M .; Wissenbach U .; Флокерци В. (2007) Клеточный кальций 42, 618–628. [PubMed] [Google Scholar]
  • Beck B .; Bidaux G .; Bavencoffe A .; Lemonnier L .; Thebault S .; Шуба Ю .; Barrit G .; Скрыма Р .; Преварская Н. (2007) Клеточный кальций. 41, 285–294. [PubMed] [Google Scholar]
  • Albin K. C .; Саймонс К. Т. (2010) PLoS One 5, e9520. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Bryant B.П.; Mezine I. (1999) Brain Res. 842, 452–460. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lennertz R.C .; Цунодзаки М .; Баутиста Д. М .; Стаки К. Л. (2010) J. Neurosci. 30, 4353–4361. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Riera C.E .; Menozzi-Smarrito C .; Affolter M .; Michlig S .; Munari C .; Роберт Ф .; Vogel H .; Саймон С. А .; le Coutre J. (2009) Br. J. Pharmacol. 157, 1398–1409. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rong W .; Burnstock G .; Спайер К. М. (2000) J. Physiol.524 Pt 3, 891–902. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Gold M. S. и Gebhart G. F. (2010) Nat. Med. 16, 1248–1257. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Basbaum A. I .; Баутиста Д. М .; Scherrer G .; Юлиус Д. (2009) Cell 139, 267–284. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Planells-Cases R .; Garcia-Sanz N .; Morenilla-Palao C .; Феррер-Монтьель А. (2005) Pflugers Arch. 451, 151–159. [PubMed] [Google Scholar]
  • Di M., V; Блумберг П.М .; Салласи А. (2002) Curr. Opin. Neurobiol. 12, 372–379. [PubMed] [Google Scholar]
  • Zhang X .; Хуанг Дж .; Макнотон П. А. (2005) EMBO J. 24, 4211–4223. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Zygmunt P.M .; Petersson J .; Андерссон Д. А .; Chuang H .; Sorgard M .; Ди М., В; Юлиус Д .; Хогестатт Э. Д. (1999) Природа 400, 452–457. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bhave G .; Gereau R. W. (2004) J. Neurobiol. 61, 88–106. [PubMed] [Google Scholar]
  • Салласи А.; Кортрайт Д. Н .; Blum C.A .; Курбан-байрам С. Р. (2007) Нац. Rev. Drug Discovery 6, 357–372. [PubMed] [Google Scholar]
  • Катерина М. Дж .; Leffler A .; Мальмберг А. Б .; Martin W. J .; Trafton J .; Petersen-Zeitz K. R .; Кольценбург М .; Басбаум А. И .; Юлиус Д. (2000) Наука 288, 306–313. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fajardo O .; Meseguer V .; Бельмонте С .; Виана Ф. (2008) J. Neurosci. 28, 7863–7875. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Nassenstein C .; Kwong K .; Тейлор-Кларк Т.; Колларик М .; Macglashan D. M .; Браун А .; Ундем Б. Дж. (2008) J. Physiol. 586, 1595–1604. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Колсоул Б., Нилиус Б. и Веннекенс Р. (2009) Clin. Exp. Аллергия 39, 1456−1466. [PubMed] [Google Scholar]
  • Taylor-Clark T. E .; Nassenstein C .; МакАлександр М. А .; Ундем Б. Дж. (2009) Pulm. Pharmacol. Ther. 22, 71–74. [PubMed] [Google Scholar]
  • Geppetti P .; Patacchini R .; Nassini R .; Матерацци С. (2010) Легкое 188 (Дополнение 1), S63 – S68.[PubMed] [Google Scholar]
  • Andre E .; Campi B .; Materazzi S .; Trevisani M .; Amadesi S .; Massi D .; Creminon C .; Ваксман Н .; Nassini R .; Civelli M .; Баральди П.Г .; Пул Д. П .; Bunnett N.W .; Geppetti P .; Patacchini R. (2008) J. Clin. Инвестировать. 118, 2574–2582. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Andre E .; Gatti R .; Trevisani M .; Preti D .; Баральди П.Г .; Patacchini R .; Джеппетти П. (2009) Br. J. Pharmacol. 158, 1621–1628. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Биррелл М.А .; Бельвиси М. Г .; Грейс М .; Садофский Л .; Faruqi S .; Hele D. J .; Maher S. A .; Freund-Michel V .; Морис А. Х. (2009) Am. J. Respir. Крит. Care Med. 180, 1042–1047. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Trevisani M .; Siemens J .; Materazzi S .; Баутиста Д. М .; Nassini R .; Campi B .; Imamachi N .; Андре Э .; Patacchini R .; Коттрелл Г. С .; Gatti R .; Басбаум А. И .; Bunnett N.W .; Юлиус Д .; Джеппетти П. (2007) Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. 104, 13519–13524. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Taylor-Clark T.E .; МакАлександр М. А .; Nassenstein C .; Sheardown S. A .; Wilson S .; Thornton J .; Карр М. Дж .; Ундем Б. Дж. (2008) J. Physiol. 586, 3447–3459. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Cruz-Orengo L .; Дакка А .; Heuermann R.J .; Young T. J .; Montana M. C .; Кавано Э. Дж .; Kim D .; Рассказ Г. М. (2008) Мол. Боль 4, 30. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Taylor-Clark T. E .; Ундем Б. Дж .; MacGlashan D. W. Jr .; Ghatta S .; Карр М. Дж .; МакАлександр М.А. (2008) Мол. Pharmacol.73, 274–281. [PubMed] [Google Scholar]
  • Streng T .; Axelsson H.E .; Hedlund P .; Андерссон Д. А .; Jordt S.E .; Беван С .; Андерссон К. Э .; Hogestatt E.D .; Зигмунт П. М. (2008) Eur. Урол. 53, 391–399. [PubMed] [Google Scholar]
  • Taylor-Clark T. E .; Ghatta S .; Беттнер В .; Ундем Б. Дж. (2009) Мол. Pharmacol. 75, 820–829. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Касерес А. И .; Brackmann M .; Elia M. D .; Бессак Б. Ф .; дель Камино Д .; D’Amours M .; Witek J. S .; Фангер К.М .; Chong J. A .; Хейворд Н. Дж .; Гомер Р. Дж .; Cohn L .; Хуанг X .; Моран М. М .; Джордт С. Э. (2009) Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. 106, 9099–9104. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Кунклер П. Э., Баллард К. Дж., Оксфорд Г. С. и Херли Дж. Х. (2010) Боль, 12 ноября [Epub перед печатью]. [Google Scholar]
  • Cheng X .; Джин Дж .; Hu L .; Шен Д .; Dong X. P .; Сами М. А .; Knoff J .; Eisinger B .; Лю М. Л .; Хуанг С. М .; Катерина М. Дж .; Демпси П .; Майкл Л. Э .; Длугош А. А .; Эндрюс Н.C .; Clapham D. E .; Сюй Х. (2010) Cell 141, 331–343. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Asakawa M .; Йошиока Т .; Matsutani T .; Хикита I .; Suzuki M .; Осима I .; Цукахара К .; Arimura A .; Хорикава Т .; Hirasawa T .; Саката Т. (2006) Дж. Инвест. Дерматол. 126, 2664–2672. [PubMed] [Google Scholar]
  • Steinhoff M .; Биро Т. (2009) J. Invest. Дерматол. 129, 531–535. [PubMed] [Google Scholar]
  • Madrid R .; Донован-Родригес Т .; Meseguer V .; Acosta M. C .; Бельмонте К.; Виана Ф. (2006) J. Neurosci. 26, 12512–12525. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Meseguer V .; Карашима Й .; Talavera K .; D’Hoedt D .; Донован-Родригес Т .; Viana F .; Нилиус Б .; Воец Т. (2008) J. Neurosci. 28, 576–586. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • McNamara F. N .; Randall A .; Гунторп М. Дж. (2005) Br. J. Pharmacol. 144, 781–790. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Okumura Y .; Narukawa M .; Iwasaki Y .; Ishikawa A .; Мацуда Х.; Yoshikawa M .; Ватанабэ Т. (2010) Biosci. Biotechnol. Biochem. 74, 1068–1072. [PubMed] [Google Scholar]
  • Salazar H .; Льоренте I .; Jara-Oseguera A .; Гарсия-Виллегас Р .; Munari M .; Гордон С. Э .; Islas L.D .; Розенбаум Т. (2008) Нац. Neurosci. 11, 255–261. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Koizumi K .; Iwasaki Y .; Narukawa M .; Iitsuka Y .; Fukao T .; Seki T .; Арига Т .; Ватанабэ Т. (2009) Biochem. Биофиз. Res. Commun. 382, 545–548. [PubMed] [Google Scholar]
  • Нарукава М.; Коидзуми К .; Iwasaki Y .; Кубота К .; Ватанабэ Т. (2010) Biosci. Biotechnol. Biochem. 74, 1694–1696. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дедов В. Н .; Тран В. Х .; Duke C.C .; Коннор М .; Кристи М. Дж .; Mandadi S .; Руфогалис Б. Д. (2002) Br. J. Pharmacol. 137, 793–798. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Симптомы респираторного и сенсорного раздражения у жителей, подвергшихся воздействию от слабого до умеренного загрязнения воздуха биоразлагаемыми отходами

Мы исследовали прямую и косвенную связь между воздействием в жилых помещениях от низких до- умеренное загрязнение воздуха биологически разлагаемыми отходами (в основном от сельского хозяйства, животноводства и сельскохозяйственной деятельности) и респираторные симптомы, о которых сообщают сами люди, на основе индивидуальных воздействий химического вещества в жилых помещениях и с использованием формального посреднического анализа.Мы продемонстрировали, что люди, подвергавшиеся более высокому уровню загрязнения воздуха этими отходами, чаще испытывали раздражение и респираторные симптомы, такие как «зуд в глазах, сухость или раздражение», «кашель» и «хрипы или свист в груди», и это увеличение показало доза-реакция с более высокими отношениями шансов при более высоких уровнях воздействия. Кроме того, мы провели анализ посредничества, чтобы лучше понять причинные процессы, которые могут предшествовать и приводить к появлению симптомов.Важно отметить, что мы обнаружили доказательства того, что не все ассоциации были полностью опосредованы неприятным запахом; также были доказательства прямого воздействия на некоторые симптомы.

В нашем исследовании экспозиции NH 3 в жилых помещениях варьировались от 0,14 мкм г / м 3 до 11 мкм г / м 3 . Чтобы оценить уровень воздействия, эти значения сравнивали с уровнями воздействия, указанными в литературе. Фоновые наземные концентрации аммиака в незагрязненных районах Европы могут составлять приблизительно 1 9 1017 μ 9 10 18 г / м 3 . 36 В отдаленных районах концентрации NH 3 могут быть довольно низкими, <0,035 μ г / м 3 , тогда как вблизи таких источников, как сельскохозяйственные районы и фермы, они обычно намного выше. 37 В Альберте (США), Legge et al. 38 обнаружил среднюю фоновую концентрацию NH 3 0,26 μ г / м 3 , в то время как в сельскохозяйственных районах соответствующие концентрации составляли 1,5–2,0 μ г / м 3 с максимальным диапазоном с 8.3 мкм г / м 3 до 11,9 мкм г / м 3 . В исследовании, проведенном в Великобритании, среднегодовые концентрации NH 3 вблизи ряда птицефабрик составили 60 μ г / м 3 и снизились до 3 μ г / м 3 на расстоянии 650 м от корпусов. 39 В исследовании, проведенном в Калифорнии, Biermann et al. , 40 обнаружили, что концентрации NH 3 составляли около 40 μ г / м 3 , когда ветер дул со стороны сельскохозяйственных районов с высокой плотностью хозяйств на гораздо более низкие уровни (<0.70–1,40 μ г / м 3 ), когда ветер дул с другой стороны. Концентрация аммиака над полем во время внесения удобрений может быть намного выше (213 μ г / м 3 ), в то время как личное воздействие аммиака среди рабочих свиноводческих хозяйств может достигать 15000 μ г / м 3 . 41, 42 Принимая во внимание эти результаты, мы назвали воздействие в нашем исследовании «воздействием от слабого до умеренного».

Что касается связи между воздействием газа и симптомами, мы обнаружили значительную прямую связь между индивидуальным воздействием NH 3 и четырьмя симптомами («зуд в глазах, сухость или раздражение», «кашель», «хрипы или свист в груди» и «насморк»). »).Насколько нам известно, о связи между симптомами и долгосрочным индивидуальным воздействием в жилых помещениях прокси-газа из мест размещения биоразлагаемых отходов ранее в литературе не сообщалось. Поэтому наши результаты будут обсуждаться в связи с результатами экспериментальных исследований и наблюдательных исследований, которые основаны на оценках воздействия на основе расстояния, оцененных на уровне сообщества. В контролируемом эксперименте с 48 добровольцами Schiffmann et al. 43 показали, что субъекты с большей вероятностью сообщали о некоторых физических симптомах (таких как раздражение глаз) при воздействии в течение 1 часа разбавленного свиного воздуха, чем в контрольных условиях.Однако авторы предупредили о необходимости эпидемиологических исследований, которые включают субъектов с широким диапазоном историй воздействия, которые непроизвольно и периодически подвергаются неприятным запахам, для учета сенсибилизации и адаптации к запахам. Некоторые обсервационные исследования документально подтвердили учащение специфических симптомов среди жителей, проживающих вблизи мест размещения биоразлагаемых отходов. Wing and Wolf 9 показали, что у людей, живущих рядом с объектами по переработке отходов животноводства, чаще наблюдаются насморк, боль в горле, чрезмерный кашель и жжение в глазах по сравнению с жителями общины, где не ведется интенсивное животноводство; Чт и др. 44 сообщили об увеличении распространенности мокроты, кашля, одышки, стеснения в груди и хрипов; и Radon et al. 8 обнаружил связь между количеством животноводческих помещений рядом с домом и хрипом. Однако другие обсервационные исследования не обнаружили последовательного изменения в описании физических симптомов в зависимости от расстояния от свалок. 11, 12 Таким образом, предыдущие эпидемиологические исследования не позволяют сделать убедительные, основанные на фактах, выводы относительно взаимосвязи воздействия и симптомов.Наши результаты, основанные на индивидуальных оценках воздействия, подтверждают существование значимой взаимосвязи воздействия и симптомов.

Что касается связи между воздействием и раздражением, результаты показали сильную связь между концентрацией NH 3 в доме и неприятным запахом. Эти результаты полностью согласуются с предыдущими исследованиями, которые показали, что воздействие NH 3 в жилых помещениях на открытом воздухе может использоваться как показатель раздражающего запаха, вызываемого биоразлагаемыми отходами в загородных районах. 18, 21

Мы дополнительно исследовали связь между неприятным запахом и сообщениями о симптомах. Наши результаты показали, что жители, которых немного раздражал запах в жилом районе, чаще испытывали «зуд в глазах, сухость или раздражение», «зуд в носу, сухость или раздражение», «насморк» и «кашель»; в то время как жители, которых «умеренно, очень или чрезвычайно раздражали» запахи, чаще испытывали более частые предыдущие симптомы, а также «хрипы или свист в груди» и «затрудненное дыхание».Эти результаты согласуются с предыдущими исследованиями, в которых раздражение запаха от биоразлагаемых отходов было связано с физическими симптомами, о которых сообщали сами люди, включая необычные затруднения дыхания, раздражение глаз, носа и горла и охриплость голоса / сухость в горле. 4, 11

Учитывая эти взаимосвязи между воздействием, раздражением и симптомами, возникает вопрос, является ли связь между воздействием и симптомами прямой или косвенной, опосредованной раздражением. Предыдущие исследования пришли к выводу, что запах играет посредническую роль в ассоциациях «воздействие-симптом», основываясь на двух аргументах: (1) Тот факт, что после поправки на раздражение связь между воздействием и симптомами перестала быть значимой, что авторы интерпретировали как « полное посредничество », 3, 4 и (2) Тот факт, что симптомы были обнаружены в первую очередь у тех соседей, которые жалуются на запахи, то есть анализ умеренности. 11, 45, 46 Хотя эти исследования ценны тем, что указывают на важность раздражения, к выводам относительно посредничества следует относиться с осторожностью, поскольку эти статистические процедуры и аргументы не должны использоваться для проверки или заключения о посредничестве. 32, 47 В нашем исследовании мы провели формальный анализ посредничества, чтобы проверить, возможна ли структура посредничества в данных. Результаты были совместимы с гипотезой о том, что неприятный запах действует как медиатор воздействия воздействия на симптомы, полностью или частично.Наши результаты показали полное опосредование (только косвенный эффект) для двух симптомов («зуд в носу, сухость или раздражение» и «насморк»), в то время как при дихотомии воздействия было обнаружено частичное опосредование (включающее как прямые, так и косвенные эффекты) « зуд в глазах, сухость или раздражение »и« кашель ». Одно из возможных объяснений взаимосвязи прямого воздействия и последствий для здоровья, когда NH 3 присутствует в концентрациях ниже пороговых значений токсичности и раздражения, заключается в том, что он может действовать как маркер воздействия токсикологически значимых концентраций других опасных агентов, включая твердые частицы и эндотоксины.Однако эта гипотеза нуждается в экспериментальной проверке в будущих исследованиях. Также возможна обратная причинно-следственная связь, при которой воздействие вызывает симптомы, а симптомы вызывают раздражение. Однако результаты анализа обратного посредничества не соответствовали гипотезе о том, что связь между воздействием и раздражением опосредована симптомами. Следует отметить, что в нашем исследовании мы рассмотрели медиацию двумя способами: рассматривая воздействие как непрерывную переменную и как дихотомическую переменную.Причина последнего заключается в том, что по соглашению результаты эпидемиологического анализа часто представляются одним OR для дихотомической переменной воздействия. Для простоты в литературе в основном используется дихотомический подход. Однако выбор конкретного ограничения для дихотомизации непрерывных переменных может повлиять на результаты. 48 В нашем исследовании мы использовали обычно используемое значение отсечения, то есть медиану. 49 Мы также проанализировали данные, рассматривая NH 3 как непрерывную переменную.Хотя результаты этого подхода труднее интерпретировать, их преимущество заключается в том, что они не зависят от выбора конкретного значения отсечки.

Наше исследование имеет некоторые ограничения, о которых следует упомянуть. Во-первых, анализ посредничества в обсервационных исследованиях предоставляет только предварительные доказательства того, правдоподобна ли предложенная причинно-следственная модель (то есть согласуется с данными), но они не могут доказать причинную связь. Экспериментальные исследования, включающие воздействие и манипулирование медиаторами, а также анализ временных предшественников, необходимы для получения более убедительных доказательств того, являются ли связи между переменными причинными. 47, 50 Однако на практике эти экспериментальные исследования очень сложно провести, поскольку они должны воспроизводить непроизвольные и непредсказуемые воздействия в естественных условиях, включать уязвимые группы населения, учитывать предыдущие истории воздействия субъектов и качество — жизненные вопросы и возможность установить временной приоритет. 43 Кроме того, основным недостатком экспериментальной методологии является то, что результаты этих исследований не могут быть напрямую экстраполированы на реальные условия, поскольку реакция раздражающего запаха частично возникает из контекста, в котором происходит воздействие. 51 Вторым ограничением нашего исследования является тот факт, что раздражение и последствия для здоровья измерялись только на основе самооценки. Из-за ретроспективного характера опроса ответы на вопросы могли быть подвержены предвзятости при припоминании. Систематическая ошибка воспоминаний может привести к недооценке или переоценке связи между воздействием и результатом. В нашем исследовании существует вероятность того, что респонденты, подвергшиеся воздействию, были более склонны вспоминать симптомы и чрезмерно приписывать симптомы воздействию, чем респонденты, не подвергавшиеся воздействию.В будущих исследованиях следует дополнить самоотчет о физических симптомах дополнительными методами измерения, такими как объективные медицинские оценки и записи. Еще одним ограничением может быть относительно низкая скорость отклика. Однако анализ неполучения ответов не выявил значительных предубеждений с точки зрения воздействия, возраста и пола. Другим ограничением является использование одного химического вещества (например, NH 3 ) в качестве заменителя воздействия загрязнения воздуха отходами (которые обычно содержат множество загрязнителей в сложной смеси).В нескольких исследованиях была предпринята попытка определить ключевое соединение или соединения, которые могут быть связаны с загрязнением воздуха биоразлагаемыми отходами (включая NH 3 , сероводород (H 2 S), летучие жирные кислоты, фенолы или индолы), что показало различные результаты. . 2 Дальнейшее обсуждение целесообразности выбора NH 3 в качестве косвенного показателя воздействия запаха в загородных жилых районах можно найти в Blanes-Vidal et al. 18, 21 Наконец, еще одна проблема заключается в том, что оценочные воздействия были получены в результате применения моделей дисперсии к данным о выбросах.Эти оценки воздействия включают неопределенность, которая может смещать результаты в сторону нуля или наоборот. В связи с этим наибольший вклад в неопределенность вносят ошибки в инвентаризации выбросов. 24

Насколько нам известно, это первое исследование, в котором изучаются прямые и косвенные связи между воздействием в жилых помещениях от низкого до умеренного загрязнения воздуха биоразлагаемыми отходами и респираторными симптомами, о которых сообщают пациенты, на основе индивидуального индивидуального воздействия в жилых помещениях. прокси-химикат и с использованием формального посреднического анализа.В целом, это исследование подтверждает существование косвенных (опосредованных раздражением) связей между воздействием в жилых помещениях от низкого до умеренного загрязнения воздуха отходами и симптомами, а также прямых зависимостей «доза-реакция» для некоторых симптомов. Для количественной оценки воздействия загрязнения воздуха биоразлагаемыми отходами на здоровье населения и изучения связанных со стрессом механизмов, лежащих в основе этих эффектов, необходимы дополнительные исследования на основе наблюдений, основанные на надежных оценках воздействия и здоровья.Улучшение понимания причин и промежуточных путей, которые приводят к результатам для здоровья, необходимо для определения потенциальных вмешательств, направленных на смягчение негативного воздействия, которое эта деятельность может оказать на здоровье и благополучие жителей.

Как COVID-19 может повредить все пять органов чувств

Учитывая, насколько он болен, Майкл Голдсмит казался одним из счастливчиков, потому что он выжил. После тяжелого заболевания COVID-19 в марте 2020 года он провел 22 дня на аппарате искусственной вентиляции легких в отделении интенсивной терапии.К счастью, состояние Голдсмита улучшилось, и по мере выздоровления его перевели в больницу на средний уровень лечения. Именно тогда он начал понимать, что потерял большую часть слуха на левое ухо.

«Все, что я слышал, должно было быть громким, и тогда это звучало как учитель Чарли Брауна», — говорит Голдсмит, которому сейчас 35, имея в виду бессмысленные звуки, издаваемые учителем в популярном мультсериале.

У него также был статический звук в ухе, который оказался тиннитусом. После того, как он полностью выздоровел от инфекции и вернулся в свой дом в Бергенфилде, штат Нью-Джерси, аналитик по ИТ-безопасности и отец двоих детей посещали одного врача за другим, пытаясь избавиться от проблем со слухом.Он попробовал несколько разных лекарств, отпускаемых по рецепту, и все равно ему не стало лучше.

Легко принять наши чувства как должное, пока не возникнет проблема с одним из них. Это то, что обнаружили многие люди, пострадавшие от COVID-19, когда они неожиданно потеряли обоняние и вкус. Однако совсем недавно стало очевидно, что инфекция COVID-19 также может влиять на зрение, слух и осязание.

В краткосрочной и долгосрочной перспективе этот вирус может повлиять на все способы нашего восприятия мира и взаимодействия с ним.

Хотя это и не опасно для жизни, «потеря любого из этих чувств обезоруживает, особенно внезапно, как это происходит в контексте этой инфекции», — говорит Дженнифер Фронтера, профессор неврологии Медицинской школы им. Гроссмана Нью-Йоркского университета.

Снижение слуха

Как и Голдсмит, многие люди, вылечившиеся от COVID-19, продолжали испытывать некоторую потерю слуха. В мартовском выпуске Международного журнала аудиологии , исследователи рассмотрели опубликованные тематические исследования и другие отчеты о симптомах COVID-19, и они подсчитали, что потеря слуха произошла примерно у 8 процентов пациентов с COVID. , в то время как у около 15 процентов развился тиннитус.

Механизмы до конца не изучены, но эксперты подозревают, что болезнь может поражать евстахиеву трубу, которая соединяет среднее ухо с горлом. «При любой вирусной инфекции у вас может быть дисфункция евстахиевой трубы, которая может привести к скоплению жидкости в среднем ухе — это действует как механический демпфер на барабанной перепонке», — объясняет Элиас Михаэлидис, доцент отоларингологии в Университете Раша. Медицинский центр в Чикаго.

Как только кто-то выздоравливает, евстахиева труба дренируется, и слух в большинстве случаев приходит в норму, хотя это может занять пару недель, говорит он.Между тем, прием противозастойного средства и назальный стероидный спрей могут ускорить дренаж.

Но если вирус повреждает сенсорные нейроны внутреннего уха или улитки, может произойти внезапная потеря слуха, и она может быть постоянной. Неясно, как именно происходит это повреждение нервов, хотя, возможно, это связано со способностью COVID-19 запускать каскад воспалительных эффектов и повреждение мелких кровеносных сосудов.

Поскольку у Голдсмита не улучшился слух в левом ухе после того, как он полностью выздоровел и попробовал различные лекарства, отпускаемые по рецепту, он пошел к Дж.Томас Роланд младший, заведующий отделением отоларингологии, хирургии головы и шеи, NYU Langone Health. Роланд сказал ему, что он хороший кандидат на кохлеарный имплант, небольшое электронное устройство, которое может напрямую стимулировать слуховой нерв и генерировать сигналы, которые мозг воспринимает как звук.

«Внутреннее ухо — очень деликатный орган и очень восприимчив к микрососудистым заболеваниям и воспалениям, поэтому я не удивлен, что люди испытали потерю слуха или шум в ушах, связанные с COVID», — говорит Роланд.

В сентябре 2020 года Голдсмиту хирургическим путем установили кохлеарный имплант в левое ухо. По его словам, это имеет огромное значение. «Теперь у меня есть 80% распознавания отдельных слов, и это даже лучше, если у меня есть полные предложения в левом ухе». А когда аппарат включен, у него полностью исчезает шум в ушах. «Хотел бы я, чтобы мне это не понадобилось, — говорит Голдсмит, — но я рад, что он у меня есть».

Затуманенное зрение

Другие люди, переболевшие COVID-19, сообщали о проблемах со зрением.Исследование, опубликованное в прошлом году в BMJ Open Ophthalmology , показало, что светочувствительность, боли в глазах и помутнение зрения являются одними из наиболее распространенных заболеваний глаз, с которыми сталкиваются пациенты. А в исследовании с участием 400 пациентов с COVID-19, которые были госпитализированы, исследователи обнаружили, что у 10 процентов были заболевания глаз, включая конъюнктивит, изменения зрения и раздражение глаз.

«Определенно вирусная нагрузка в глазу вызывает симптомы, но это не означает, что она обязательно вызывает долгосрочные заболевания глаз», — говорит соавтор исследования Шахзад И.Миан, профессор офтальмологии и визуальных наук в Медицинской школе Мичиганского университета.

Тем не менее, некоторые врачи обнаруживают, что вирус SARS-CoV-2 может увеличить риск образования тромбов по всему телу, в том числе в кровеносных сосудах сетчатки, что может вызвать нечеткое зрение или некоторую степень его потери, — объясняет Джулия А. Халлер, главный офтальмолог офтальмологической больницы Уиллса в Филадельфии.

Эксперты говорят, что если кто-то испытывает какие-либо изменения зрения, возможно, связанные с COVID-19, ему важно как можно скорее обратиться к офтальмологу.«Некоторые формы потери зрения поддаются лечению с помощью лекарств, в зависимости от того, сколько повреждений было нанесено», — говорит Халлер.

Покалывание и онемение

На осязание человека также может повлиять инфекция COVID-19, поскольку было доказано, что это заболевание вызывает стойкие неврологические симптомы.

В исследовании, опубликованном в мае 2021 года, исследователи оценили 100 человек, которые не были госпитализированы из-за COVID-19, но имели постоянные симптомы. Они обнаружили, что у 60% онемение и покалывание через шесть-девять месяцев после начала болезни.Иногда эти симптомы распространялись по всему телу; в других случаях они были локализованы на руках и ногах.

Точные механизмы, лежащие в основе этих устойчивых симптомов, не совсем понятны, но, скорее всего, они связаны с локальным воспалением и локальной инфекцией нервов вирусом COVID-19, — объясняет Игорь Коральник, профессор неврологии в Северо-западной медицинской школе им. Файнберга. и заведующий отделением нейроинфекционных заболеваний и глобальной неврологии Северо-Западного мемориального госпиталя в Чикаго.

«В большинстве случаев [онемение и покалывание] со временем улучшаются», — говорит он. «Каждый идет в своем собственном темпе». А в некоторых случаях покалывание и другие симптомы невропатии можно лечить такими лекарствами, как габапентин, лекарство, которое используется для предотвращения судорог и снятия нервной боли.

Потеря запаха и вкуса

Пожалуй, самый узнаваемый эффект, который COVID-19 оказывает на органы чувств, — это один-два удара утраченного запаха и вкуса. Элизабет ДеФранко, медицинский представитель из Кливленда, штат Огайо, испытала оба сенсорных изменения вскоре после развития легкой инфекции COVID-19 в июне 2020 года.

«Я ела картофельные чипсы с солью и уксусом и ничего не ощущала», — вспоминает 58-летняя ДеФранко. Затем она поняла, что тоже ничего не чувствует. Эти потери остаются с ней по сей день, хотя время от времени она ощущает легкий запах свежескошенной травы.

Потеря запаха, вызванная вирусами, существовала еще до того, как кто-либо слышал о COVID-19, но, по словам экспертов, процент людей, страдающих дисфункцией или потерей обоняния, намного выше, чем при других типах инфекций.Обзор исследований, опубликованных в 2020 году, показал, что из 8000 субъектов с подтвержденным COVID-19 41 процент испытывали проблемы с запахом, а 38 процентов сообщили о проблемах со вкусом. Когда люди, которые заразились COVID-19, теряют обоняние, состояние, называемое аносмией, они теряют его по всем направлениям, а не только с одним типом запаха.

Вообще говоря, существует два основных типа потери запаха. Кондуктивная потеря запаха может происходить, когда заложенность носа или заложенность носа препятствуют проникновению молекул запаха в носовую полость.Потеря сенсоневрального запаха связана с повреждением или дисфункцией обонятельных нейронов, что, по-видимому, и происходит с COVID-19.

«При COVID-19 у большинства людей не наблюдается большого количества назальных симптомов, но потеря обоняния может быть довольно серьезной», — говорит Джастин Тернер, доцент кафедры отоларингологии, хирургии головы и шеи в Медицинском центре Университета Вандербильта и директор Центра запаха и вкуса Вандербильта. «Мы считаем, что это происходит из-за повреждения чувствительных клеток, которые живут в носу и особенно восприимчивы к заражению вирусом.«

По мере того, как люди выздоравливают от COVID-19, регенерирующие клетки могут начать действовать и создавать новые функциональные нейроны», — объясняет Тернер. Это позволяет большинству людей восстановить обоняние через шесть-восемь недель после заражения, но не у всех. В этот момент врачи могут назначить системные или местные стероиды, а иногда и кондиционирование запаха, которое включает многократное воздействие эфирных масел с разными запахами. Это похоже на обонятельный эквивалент физиотерапии.

«Вы подвергаете обонятельную систему воздействию этих запахов и помогаете мозгу формировать новые связи», — объясняет Тернер.«После того, как повреждение [нейронов] нанесено, мы полагаемся на регенеративную способность обонятельной системы, чтобы помочь людям восстановить обоняние».

Утрата вкусовых ощущений обычно сопровождается потерей обоняния, говорит Майкл Беннингер, профессор и заведующий кафедрой отоларингологии — хирургии головы и шеи Медицинского колледжа Лернера клиники Кливленда.

«Мы , а не видим людей, которые действительно потеряли чувство вкуса [с инфекцией COVID-19].Когда люди теряют обоняние, их вкус ухудшается », то есть теряется их способность различать разные вкусы. «Если возвращается обоняние, возвращается и вкус», — говорит Беннингер.

С тех пор, как ДеФранко выздоровела от COVID-19, она испробовала множество вмешательств, включая стероидные препараты, антибиотики, криотерапию, краниосакральную терапию, добавки, гомеопатические средства и обучение обонянию. Ничего не помогло. Поэтому она нашла способы обойти эти ограничения, чтобы защитить свою безопасность.Она установила в своем доме дополнительные детекторы дыма, потому что не чувствовала запаха дыма. Она выбрасывает всю еду до истечения срока годности и часто заставляет соседей нюхать еду из ее холодильника, чтобы убедиться, что она не испортилась.

Хуже всего: «Очень удручающе думать, что эта аносмия может длиться вечно. Я не получаю удовольствия от еды », — говорит она. «Возможно, я никогда не смогу оценить вкус вина или шоколада, запах барбекю или печенья, запеченного в духовке, или соль в воздухе, когда я пойду в океан.Никто не может по-настоящему посочувствовать, если это не случится с ними ».

Неврология прикосновения и боли

iStock.com/vadimguzhva

Держа друга за руку, вы чувствуете тепло его кожи, мягкость или шероховатость его ладони и давление их пальцев. Осязание передает важную социальную информацию, помогая укрепить связи между людьми. Если ваш друг так сильно сжимает вашу руку, что становится больно, прикосновение дает вам понять, что что-то не так или опасно, через чувство боли.

Карты коры головного мозга и чувствительность к прикосновению

Ощущения начинаются с сигналов, генерируемых сенсорными рецепторами на вашей коже. Они перемещаются по чувствительным нервам, состоящим из связанных волокон, которые соединяются с нейронами спинного мозга. Затем сигналы поступают в таламус, который передает информацию остальной части мозга. Следующая остановка — соматосенсорная кора, где сигналы преобразуются в сенсорное восприятие.

Соматосенсорная информация со всего тела распространяется на кору головного мозга, образуя топографическую карту, которая вьется вокруг мозга, как наушники.Чувствительные области, такие как губы и кончики пальцев, стимулируют гораздо более крупные области коры головного мозга, чем менее чувствительные части. Чувствительность региона зависит от количества рецепторов на единицу площади и расстояния между ними. В отличие от очень чувствительных губ и рук, рецепторы на вашей спине немногочисленны и расположены далеко друг от друга, поэтому она гораздо менее чувствительна.

Неврологи измеряют чувствительность, исследуя минимальное расстояние между двумя точками на коже, которое человек может идентифицировать как отдельные раздражители, а не как отдельный раздражитель.Восприятие лучше всего там, где двухточечный порог самый низкий, в наиболее плотно упакованных нервными тканями областях, таких как пальцы и губы. Но различить два стимула на своей спине можно, только если они находятся на расстоянии нескольких сантиметров друг от друга.

Сигналы боли и зуда

Слишком сильно ударите ногой о дверной косяк, и вы почувствуете неприятное ощущение: боль. Прежде всего, это предупреждающий сигнал, боль — это способ мозга сигнализировать о том, что с телом что-то не так. Как сенсорное, так и эмоциональное переживание, боль сигнализирует о повреждении тканей или о возможности повреждения и делает переживание неприятным и расстраивающим.

После того, как ваш палец ноги касается дверного косяка, особые сенсорные нейроны, ноцицепторы, реагируют на удар. Ноцицепторы настроены на раздражители, вызывающие повреждение тканей. Они реагируют на сильные раздражители, сообщая вам, когда что-то действительно опасно. Осторожно прикоснуться к дверному косяку не повредит. Если пнуть его слишком сильно, можно сломать кость. Разные ноцицепторы чувствительны к разным болевым раздражителям, таким как термические (тепло или холод), механические (раны) и химические (токсины или яды).

Некоторые ноцицепторы реагируют только на химические раздражители, вызывающие зуд.Рецепторы гистамина активируются, когда раздражение кожи, укусы насекомых или аллергия вызывают высвобождение гистамина в организме. Рецепторы зуда имеют молекулярные каналы в клеточной мембране, которые открываются при обнаружении гистамина. Ученые определили другие рецепторы, специфичные для зуда, которые активируются, когда они обнаруживают другие молекулы, включая простагландины, нейропептиды и протеазы, которые организм высвобождает в ответ на боль и раздражители.

Травма вызывает выделение различных химикатов в месте повреждения, вызывая воспаление.Этот воспалительный «суп» вызывает нервные импульсы, которые заставляют вас чувствовать боль, поэтому вы защитите травму. Простагландины делают рецепторы более чувствительными к боли, поэтому боль ощущается более интенсивной. Длительная травма может привести к изменениям нервной системы, которые усиливают воспринимаемую боль, даже без болевых раздражителей. Эта невропатическая боль вызвана сверхчувствительной нервной системой, а не травмой. При диабетической невропатии длительное воздействие высокого уровня сахара в крови повреждает нервы в руках и ногах, посылая сигналы о онемении, покалывании, жжении или ноющей боли.

Отправка и получение сообщений

Исследовать Таламус 3D МОЗГ

Сообщения о боли и зуде передаются в спинной мозг через нервные волокна A-дельта и C. Миелинизированные волокна А-дельта изолируют нерв, поэтому электроны направляются эффективно и перемещаются быстрее, позволяя почувствовать немедленную, острую и легко определяемую боль. Немиелинизированные С-волокна передают сообщения медленнее, а их нервные окончания распространяются на большую площадь. Они помогают почувствовать тупую боль, которую трудно определить. Из спинного мозга сигналы направляются в таламус, который передает сигналы в области коры головного мозга, преобразуя сообщения в сознательный опыт.Осознав это, вы можете принять решение быть более осторожным в следующий раз, когда подойдете к двери.

Обезболивание

Если вы и ваш друг ударите ногой об один и тот же дверной косяк, вы, вероятно, испытаете боль по-разному. Боль зависит как от силы стимула, так и от эмоционального состояния и обстановки, в которой происходит травма. Когда сообщения поступают в кору головного мозга, мозг может обрабатывать их по-разному в зависимости от того, был ли у вас хороший день или только что расстался со своей девушкой.

Кора головного мозга посылает сообщения о боли периакведуктальному серому веществу, которое активирует пути, модулирующие боль. Пути отправляют сообщения в сети, которые выделяют эндорфины — природные опиоиды, которые действуют как болеутоляющее морфин. Адреналин, вырабатываемый во время эмоционально напряженных ситуаций, также действует как болеутоляющее. Высвобождение этих химических веществ помогает регулировать и уменьшать боль, перехватывая сигналы, проходящие через спинной мозг и ствол мозга.

Хотя у каждого есть эти мозговые цепи, то, насколько хорошо они работают и насколько они чувствительны, влияет на то, сколько боли кто-то чувствует.Вот почему у некоторых людей развивается хроническая боль, которую невозможно облегчить с помощью обычного лечения. Эндорфины действуют на несколько типов опиоидных рецепторов в головном и спинном мозге. Врачи могут вводить опиоидные препараты в спинной мозг до, во время и после операции, чтобы уменьшить боль. Ученые изучают способы электрической стимуляции спинного мозга для облегчения боли, избегая при этом вредных последствий длительного употребления опиоидов.

Ни одна область мозга не отвечает за восприятие боли и зуда. Эмоциональные и сенсорные компоненты создают мозаику деятельности, влияющую на то, как мы воспринимаем боль.Некоторые успешные методы лечения нацелены на эмоциональный компонент, такой как медитация, гипноз, когнитивно-поведенческая терапия и контролируемое употребление каннабиса. Пациенты с хронической болью все еще чувствуют боль, но не так сильно. Визуализация мозга показывает, что каннабис подавляет активность только в нескольких областях боли, в основном в лимбической системе, эмоциональном центре мозга. Ученые еще не до конца понимают, как работают эти методы лечения.

Можно узнать больше о том, как мозг и тело обнаруживают и обрабатывают прикосновения и боль.Эта история показывает сложность и важность соматосенсорной системы.


Эта статья была адаптирована Мариссой Фессенден из 8 -го издания журнала Brain Facts .

Об авторе

Сандра Блуменрат

Сандра Х.Блуменрат, доктор философии, магистр наук, научный писатель, редактор и разработчик контента. В настоящее время она работает в Ассоциации информации о наркотиках (DIA) в Вашингтоне, округ Колумбия, где создает научный и медицинский контент для самых разных аудиторий. Сандра живет в Силвер-Спринг, штат Мэриленд, с мужем, дочерью и аквариумом, полным рыбы.

Список литературы

Гарибян, Л., Рейнгольд, К. Г., & Лернер, Э. А. (2013). Понимание патофизиологии зуда. Дерматологическая терапия , 26 (2), 84–91. DOI: 10.1111 / dth.12025

Факты об аммиаке

Общая информация

Копия фактов об аммиаке (общая информация) доступна в формате Adobe Portable Document Format (PDF, 63 КБ, 3pg.)

Примечание для читателя: Этот информационный бюллетень предназначен для обеспечения общей осведомленности и просвещения по конкретному химическому веществу.Для получения информации о готовности и реагировании (например, для служб быстрого реагирования и персонала скорой медицинской помощи), пожалуйста, обратитесь к следующим ресурсам Департамента:

Что такое аммиак?

Аммиак — одно из наиболее широко производимых химических веществ в США. В чистом виде он известен как безводный аммиак. Аммиак также производится в организме человека и обычно встречается в природе. Он необходим в организме как строительный блок для создания белков и других сложных молекул. В природе аммиак попадает в почву в результате бактериальных процессов.Он также образуется при разложении растений, животных и отходов животноводства.

Каковы свойства аммиака?

Аммиак — бесцветный сильно раздражающий газ с резким удушающим запахом. Он легко растворяется в воде с образованием раствора гидроксида аммония, который может вызвать раздражение и ожоги. Газообразный аммиак легко сжимается и под давлением образует прозрачную бесцветную жидкость. Обычно он поставляется в виде сжатой жидкости в стальных баллонах. Аммиак не является легковоспламеняющимся, но емкости с аммиаком могут взорваться при воздействии высокой температуры.

Как используется аммиак?

Около 80% производимого в промышленности аммиака используется в сельском хозяйстве в качестве удобрения. Аммиак также используется в качестве хладагента, для очистки источников воды и при производстве пластмасс, взрывчатых веществ, тканей, пестицидов, красителей и других химикатов. Он содержится во многих бытовых и промышленных чистящих средствах. Чистящие растворы для промышленного использования содержат более высокие концентрации аммиака и могут быстро вызвать раздражение и ожоги.

Как люди могут подвергаться воздействию аммиака?

Большинство людей подвергаются воздействию аммиака при вдыхании его газа или паров.Поскольку аммиак существует в природе и также присутствует в чистящих средствах, воздействие может происходить из этих источников. Широкое использование аммиака на фермах, а также в промышленных и коммерческих помещениях означает, что воздействие может также произойти в результате случайного выброса или преднамеренного террористического нападения.

Газообразный аммиак легче воздуха и поднимается вверх, поэтому обычно он не оседает в низинах. Однако в присутствии влаги аммиак может образовывать пары тяжелее воздуха.Эти пары могут распространяться по земле или другим низко расположенным местам.

Как действует аммиак в организме?

Когда аммиак попадает в организм в результате дыхания, глотания или контакта с кожей, он вступает в реакцию с водой с образованием гидроксида аммония. Это химическое вещество очень едкое и повреждает клетки тела при контакте.

Каковы специфические признаки и симптомы отравления аммиаком?

Аммиак вызывает коррозию. Тяжесть воздействия на здоровье зависит от пути воздействия, дозы и продолжительности воздействия.Воздействие высоких концентраций аммиака в воздухе вызывает немедленное жжение глаз, носа, горла и дыхательных путей и может привести к слепоте, повреждению легких или смерти. Вдыхание более низких концентраций может вызвать кашель, раздражение носа и горла.

Проглатывание аммиака может вызвать ожоги рта, горла и желудка. Попадание концентрированного аммиака на кожу или в глаза также может вызвать раздражение и ожоги.

Что вы можете сделать, если считаете, что подверглись сильному выбросу аммиака?

Если вы подверглись значительному выбросу аммиака, например, в результате опрокидывания автоцистерны или из протекающей железнодорожной цистерны, выполните следующие действия:

  • Быстро отойдите от места, где, по вашему мнению, вы подверглись воздействию.Если выпуск был в помещении, выйдите на улицу.
    • Если вы находитесь рядом с выбросом аммиака, координаторы по чрезвычайным ситуациям могут посоветовать вам либо покинуть этот район, либо «укрыться на месте». «Укрыться на месте» означает оставаться в помещении, чтобы избежать воздействия химического вещества. Находясь в помещении, закройте и заприте все двери и окна; выключить кондиционеры, вентиляторы и обогреватели; и закрыть каминные заслонки.
    • Для получения дополнительной информации об эвакуации во время химической чрезвычайной ситуации см. Факты об эвакуации .Для получения дополнительной информации о укрытии на месте во время химической чрезвычайной ситуации см. Факты об укрытии на месте .
  • Быстро снимите всю одежду, на которой может быть нашатырный спирт. Если возможно, одежду, которую обычно снимают через голову (например, футболки и свитера), следует отрезать от тела, чтобы предотвратить дополнительный контакт с агентом.
    • Поместите одежду в пластиковый пакет и плотно закройте его.
    • Не прикасайтесь к пластиковому пакету и дождитесь инструкций по правильной утилизации.
    • Утилизируйте одежду в запечатанном пакете, чтобы защитить вас и других людей от любого дополнительного воздействия.
    • Храните одежду в мешках в безопасном месте, вдали от людей, особенно детей.
  • Быстро смойте кожу с кожи большим количеством мыла и воды и промойте глаза большим количеством воды.
    • Снимите и утилизируйте контактные линзы.
    • Вымойте очки водой с мылом перед тем, как надеть их.
    • Не используйте отбеливатель для удаления аммиака с кожи.
  • При необходимости немедленно обратитесь за медицинской помощью.

Как лечится отравление аммиаком?

Чтобы уменьшить последствия воздействия аммиака, важно как можно быстрее промыть глаза и кожу большим количеством воды.

Противоядия от отравления аммиаком не существует, но его последствия можно лечить, и большинство жертв выздоравливает. Людям, у которых наблюдаются серьезные признаки и симптомы (например, сильный или постоянный кашель или ожоги в горле), может потребоваться госпитализация.

Помогут ли лабораторные исследования принять решение о лечении, если кто-то подвергся воздействию аммиака?

Лабораторные исследования на воздействие аммиака бесполезны при принятии решений об оказании неотложной помощи. Существуют тесты, позволяющие обнаружить аммиак в крови и моче. Однако эти тесты не могут однозначно определить, подвергался ли кто-либо воздействию аммиака из внешнего источника, потому что аммиак также обычно содержится в организме. Человек, подвергшийся воздействию вредного количества аммиака, сразу заметит это из-за сильного неприятного запаха; сильный вкус; и вероятное раздражение кожи, глаз, носа и горла.

Как я могу получить дополнительную информацию об аммиаке?

Позвоните по следующим номерам или посетите веб-сайты, указанные в разделе «Источники».

  • Горячая линия общественного реагирования Центров по контролю и профилактике заболеваний (1-888-246-2675)
  • Агентство регистрации токсичных веществ и заболеваний (1-888-422-8737)
  • Региональный токсикологический центр (1-800-222-1222)

Источники:

Агентство регистрации токсичных веществ и заболеваний.2004. ToxFAQs по аммиаку. Отдел токсикологии Министерства здравоохранения и социальных служб США. Служба общественного здравоохранения: Атланта, Джорджия. По состоянию на 6 мая 2004 г. http://www.atsdr.cdc.gov/toxfaqs/tf.asp?id=10&tid=2

Агентство регистрации токсичных веществ и заболеваний. 2004. Руководство по медицинскому менеджменту (MMG) для аммиака. Отдел токсикологии Министерства здравоохранения и социальных служб США. Служба общественного здравоохранения: Атланта, Джорджия. По состоянию на 6 мая 2004 г. http://www.atsdr.cdc.gov/mmg/mmg.asp?id=7&tid=2

Центры по контролю и профилактике заболеваний.2003. Таблицы готовности к чрезвычайным ситуациям в области общественного здравоохранения и ответных мер. Министерство здравоохранения и социальных служб США. Служба общественного здравоохранения: Атланта, Джорджия. По состоянию на 6 мая 2004 г. http://www.bt.cdc.gov/agent/ammonia/index.asp

Этот информационный бюллетень основан на самой последней информации. Он может обновляться по мере поступления новой информации.

Обновлено: 28 июля 2004 г.

Раздражающий и аллергический контактный дерматит

Контактный дерматит — это состояние, при котором кожа воспаляется, становится красной, зудящей, опухшей и, возможно, с появлением сыпи после контакта с определенным веществом.Известно, что он бывает двух основных типов; раздражающий или аллергический контактный дерматит.

Раздражающий контактный дерматит

Это довольно распространенное явление — встречается чаще, чем аллергический тип контактного дерматита. Это результат раздражения и проникновения вещества на поверхность кожи. По этой причине характер и степень высыпания зависят от количества раздражителя и продолжительности воздействия.

Этот тип реакции не показывает характерного промежутка времени между воздействием и началом дерматита.Факторы, которые могут ускорить реакцию или действовать как раздражители, включают воздействие через влажную кожу, сухую кожу и экстремальные климатические условия.

Типичные раздражители включают:

  • Химические вещества, такие как кислоты или щелочи, обжигающие кожу, включая мыло и моющие средства
  • Химикаты для обработки тканей, например смягчители ткани или растворители
  • Шампуни
  • Цемент
  • Краска для волос
  • Влажность при длительном ношении подгузников
  • Weedicides или пестициды
  • Перчатки резиновые

Причина

Сыпь или кожная реакция возникает в результате раздражения кожи, вызванного химическим веществом.

Контактный аллергический дерматит

Это реакция гиперчувствительности замедленного типа или типа IV, осуществляемая Т-лимфоцитами эпидермиса. Эти клетки вступают в контакт с антигеном, связавшимся с поверхностью клетки, с образованием нового иммуногена.

Сенсибилизирующие агенты могут включать:

  • Клеи, используемые для вспомогательных косметических средств, такие как прикрепленные парики
  • Некоторые антибиотики местного применения
  • Некоторые смолы
  • Одежда
  • Ароматы, используемые в парфюмерии, мыле или косметике
  • Косметика прочая, включая лак для ногтей или средства для ухода за волосами
  • Никель, хром или другие металлы
  • Ядовитые растения, такие как ядовитый плющ или ядовитый сумах
  • Перчатки или обувь из резины или латекса

Причина

Контакт между иммунными клетками кожи и специфическими антигенами сенсибилизатора вызывает иммуноопосредованную или аллергическую реакцию.

Реакция протекает в две фазы, как показано ниже:

  1. Сенсибилизация — это когда иммунные клетки реагируют на гаптен определенным образом. Во время этой фазы неспецифические иммунные клетки захватывают комплекс гаптен-белок-носитель и мигрируют в местные лимфатические узлы. Там они активируют антиген-специфические лимфоциты, чтобы произвести пролиферативный клон Т-клеток, которые попадают в кровоток и проникают в дерму. Теперь процесс сенсибилизации завершен, и новые Т-клетки готовы ответить на антиген, если они столкнутся с ним.Весь процесс занимает около 10-14 дней.
  2. Выявление — эта фаза следует за повторным воздействием антигена. Подготовленные Т-клетки вызывают иммунную реакцию, вызывающую аллергическую реакцию. Более частое употребление может привести к стойким или тяжелым реакциям. Эта фаза длится в среднем 24-48 часов при первом улавливании антигена после сенсибилизации. Однако последующие воздействия вызывают более быстрые реакции, что называется анамнезом.

Реакции светочувствительности

Это тип кожной аллергии, при которой причинный продукт вызывает реакцию только в том случае, если кожа одновременно подвергается воздействию ультрафиолета или других форм излучения, присутствующих в солнечном свете.Некоторые виновники включают:

  • Ингредиенты солнцезащитного крема
  • Лосьоны для бритья
  • Сульфосодержащие мази
  • Каменноугольные продукты
  • Некоторые натуральные масла и некоторые духи

Симптомы

Аллергические реакции носят острый характер (в течение 24–48 часов) или требуют нескольких дней или месяцев, чтобы впервые проявиться. Такие реакции обычно очень зудящие, папулезные и плохо выраженные. Кожа покраснела. Могут возникать везикулярные и мокнущие поражения.Изъязвление бывает редко. Однако более высокие концентрации некоторых аллергенных веществ также могут вызывать раздражающие реакции.

Раздражающий контактный дерматит чаще сопровождается жжением или покалыванием, а также зудом или вместо него. Кожа может быть потрескавшейся, шероховатой и сухой. При хроническом раздражающем контактном дерматите могут развиться покраснение, мокнущие высыпания и воспаление. Боль может присутствовать, если кожа потрескалась и порезана, а эта область обычно очень нежная.

Обе формы контактного дерматита обнаруживаются на частях тела, подверженных воздействию возбудителя.Таким образом, руки, особенно межпальцевые перепонки, являются типичным местом. Часто присутствуют экзематозные поражения с выделениями, папулами, корками или утолщением.

Различия между раздражающим и аллергическим контактным дерматитом

В следующей таблице приведены некоторые основные различия между двумя типами:

Раздражающий контактный дерматит

Аллергический контактный дерматит

Часто острое начало

Острое, подострое или хроническое начало

Появляется после первого воздействия

Необходима сенсибилизация до появления реакции

Феномен Decrescendo — достигает быстрого пика и начинает разрешаться

Феномен крещендо — продолжает ухудшаться и разрешается медленнее

Красная опухшая кожа, иногда изъязвленная, в острой форме

Везикулы встречаются часто, но язвы или некроз кожи в острых случаях встречаются редко

Утолщение, эрозия, трещины или блестящая кожа в результате хронического раздражения

Везикулы не могут быть обнаружены в хронических случаях

Резко отграниченная сыпь в области контакта

Более нечеткие границы, но поражения обычно обнаруживаются в зонах контакта

Жжение или покалывание в сильно болезненной области

Сильно зудящие образования

Диагностика и лечение

Тщательный анамнез с физическим осмотром дополняется кожной пробой с использованием пластыря, если реакция часто повторяется или сохраняется в течение длительного времени.Лечение может варьироваться от абсолютно необработанной кожи или промывания ее обильным количеством воды и предотвращения дальнейшего контакта с вредным веществом до терапии кортикостероидами. Смягчающие вещества необходимы для фиксации кожного сала и предотвращения шелушения кожи, способствуя процессу заживления. В большинстве случаев кожа становится прозрачной в течение 3 недель. Мыло не следует использовать на пораженных участках.

Тяжелые, стойкие или инфицированные поражения могут потребовать системных кортикостероидов, антибиотиков или ингибиторов кальциневрина.

Список литературы

  1. https://medlineplus.gov/ency/article/000869.htm
  2. https://www.med.umich.edu/intmed/allergy/edu/syllabus/TOPICS/Contact%20Dermatitis/contactderm.htm
  3. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/1017189
  4. http://www.aafp.org/afp/2010/0801/p249.html

Дополнительная литература

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *