Аддикция это в психологии: Аддикция. Что такое «Аддикция»? Понятие и определение термина «Аддикция» – Глоссарий

Автор: | 11.02.2020

Содержание

Что такое аддикция? | Блог РСВ

Если вы не можете жить без смартфона или не выходите из дома без наушников, если вам трудно работать без утреннего кофе или лечь спать без сериала, то вы склонны к аддикции. Сначала кажется, что в этих привычках нет ничего плохого, и это скорее необходимость, чем зависимость. Но аддикция влияет на неосознанные рычаги, которые могут привести к физиологическим или социальным последствиям. Давайте разберемся в понятии «аддикция».

Аддикция — что это такое?

Аддикция — это навязчивая привычка, которая может спровоцировать психологические заболевания. Аддиктивное поведение сначала проявляется в фиксации внимания, главная черта которой повторить пережитый опыт изменения сознания вновь. Человек все чаще повторяет прошлый опыт и его сознание все больше концентрируется только на том, как бы воссоздать это особенное действие. В результате человек полностью погружается в свою зависимость, что плохо сказывается на его жизни в целом. Существует целая наука «аддиктология», которая изучает формы, стадии и классификации девиантного поведения, характеризующееся тягой человека избавиться от проблем путем изменения сознания.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Как определить, зависимы ли мы от чего-либо или нет?

Если бы мы могли моментально определить у себя процесс возникновения определенного типа аддикции, то, скорее всего, зависимых людей не было. Самостоятельно диагностировать начальный этап развития зависимости достаточно сложно, в отличии от тех же плохих привычек. В определенном смысле каждый из нас от чего-то зависим, например, от социальных сетей, от интернета. Конечно, сейчас сложно представить современную жизнь без гаджетов, но везде и всегда важна мера.

Человек является аддиктом, когда у него с неодушевленной вещью налаживается неразрывная связь. Когда его расстраивает небольшое количество лайков под постом, когда совершает путешествие ради фото в Инстаграм или экономит на еде, чтобы купить дорогой телефон. Когда не может успокоиться, не выпив бокальчик вина или не съев пирожное. Все эти факторы будут признаками аддиктивного поведения.

Как избежать аддикции?

Ущерб от аддиктивного поведения может быть разным, от психических заболеваний, расстройств до бесконечных кредитов и долгов, чтобы сделать очередную ставку в букмекерской конторе. Сохраняйте полезные рекомендации по профилактике различных видов зависимости:

  1. Живите осознанно, управляйте собственной жизнью, относитесь ответственно к происходящему и влияйте на обстоятельства. Для этого вам нужно составить личную стратегию. Это глобальный план действий, постановка целей и разработка пути реализации задач. Вы сможете посмотреть на свою жизнь со стороны и доработать свои слабые стороны, найти баланс.
  2. Постоянно развивайтесь и не бойтесь перемен. Ищите в себе таланты и занимайтесь интересными хобби. Сформируйте полезные навыки из ваших способностей. Не бойтесь меняться. Используйте эффективные методы по выявлению способностей, которые точно помогут вам открыть и развить свои сильные стороны.
  3. Работайте над своими эмоциями. Эмоции играют важную роль в жизни человека, имея свойство влиять на образ жизни. Вы можете управлять своими ощущениями и настроением. Эта способность называется эмоциональным интеллектом – возможность понимать и контролировать свои эмоции, чувствовать и управлять настроением других людей.
  4. Замените плохие привычки на полезные. Любая аддикция направлена на получение удовольствия. Подумайте, чем вам нравится заниматься или что вы еще хотели бы попробовать, чтобы максимально заменить прошлую привычку и заполнить освободившееся время.
  5. Разбавляйте скучные будни интересными занятиями или встречами с друзьями. Однообразие и рутина лучшие друзья аддикции. Не оставляйте себе время на грусть скуку, погуляйте в парке после работы, сходите в кино или на концерт с друзьями, побольше общайтесь с людьми.

Если вы не знаете, с чего начать прямо сейчас, какое обучение пройти или в каком мероприятие поучаствовать. То посмотрите 100 бесплатных онлайн-курсов на платформе «Россия — страна возможностей». На сайте собраны лучшие курсы, вебинары, мероприятия по маркетингу, личностному росту, финансам, менеджменту, информатике, психологии и другие. Вы точно найдете для себя полезную и интересную информацию. И проведете свободное время с пользой!

Зависимость: причины и способы лечения

Можно ли победить зависимость? Понятие, причины, профилактика и лечение аддикций. Зависимость – не приговор, или Как избавиться от деструктивной аддикции. Избавление от зависимости: сложно, но возможно?

Пожалуй, каждому человеку встречались на жизненном пути люди, страдающие той или иной зависимостью. К сожалению, статистика неутешительна. По данным социологических исследований, около 3,5% населения имеет алкогольную или наркотическую зависимость. Число людей, страдающих от психологических зависимостей, не поддается учёту. Аддикция причиняет боль близким и мешает полноценно жить самому человеку. Однако, не стоит отчаиваться. При грамотно подобранном лечении возможно вернуться к нормальной жизни. Для этого нужно понимать механизм формирования зависимости, её причины, а главное – обратиться к хорошему специалисту и серьезно взяться за выздоровление.

Что такое зависимость

В психологии зависимость называют аддиктивным поведением. Это непреодолимое влечение к веществам или объектам, выражающееся в совершении определенных действий, при отсутствии которых человек испытывает психологический дискомфорт. Отличие зависимости от увлечений и хобби – разрушительное воздействие на личность. Индивид с аддиктивным поведением направляет всю свою активность на удовлетворение своей зависимости. При этом не развиваются другие стороны личности, имеющие потенциал, часто обрываются социальные связи. Формируется окружение таких же аддиктивных личностей, что вовлекает человека в замкнутый круг.

Зависимости разделяют на два основных вида:

  1. Химические аддикции. Это зависимость от определенных веществ. Потребность в объекте зависимости выражается физиологическими реакциями. Сюда относится наркомания, алкоголизм и токсикомания.
  2. Нехимические (психологические) аддикции. Потребность в объекте выражается в крайнем психологическом дискомфорте. При этом возможны психосоматические проявления. Количество психологических зависимостей растет. Например, зависимости от компьютерных игр и порнографии связаны с развитием интернет-технологий.

Химические и психологические аддикции связаны между собой. Они формируются по единому механизму. Алкоголик и игроман с точки зрения аддиктологии очень похожи. Аддикции могут перетекать одна в другую, к примеру, игроман может стать алкоголиком, а избавившийся от алкогольной зависимости человек может пристраститься к азартным играм. Аддиктивная личность – это человек, склонный к зависимому поведению в любой форме. Общая черта – стремление уйти от реальности путем изменения психического состояния.

Факторы возникновения аддиктивного поведения

  1. Биологические.

Наследственность имеет влияние на возникновение зависимости. Дети алкоголиков нередко становятся такими же зависимыми личностями, даже если проживали отдельно от пьющих членов семьи. Дело в том, что особенности функционирования нейромедиаторных систем обуславливают степень изначальной толерантности к психоактивным веществам. У людей с высокой толерантностью, которая имеет генетическое происхождение, зависимость формируется быстрее.

  1. Психологические факторы.

Это различные патологии в личностной сфере. Сюда относят акцентуации характера и психопатии.

  1. Мотивационно-потребностные факторы.

Это стремление самоутвердиться в коллективе, поддержать субкультурную традицию или удовлетворить любопытство. Мотивационно-потребностный фактор часто является причиной аддиктивного поведения у подростков.

  1. Социальные факторы.

У человека, выросшего в дисфункциональной семье, есть большой риск возникновения зависимости. Этот риск возрастает, если в семье злоупотребляли алкоголем или наркотиками.

Факторы часто пересекаются. Как правило, у людей, имеющих акцентуации характера, были проблемы в родительской семье. Именно взаимосвязь факторов ведет к стремлению уйти от реальности путем патологических пристрастий.

Как распознать зависимость

Зависимость отличается от увлечения тем, что не несет никакой пользы для личностного развития.

Она причиняет ущерб социальной жизни, отношениям с близкими, мешает раскрывать потенциал. Увлеченный человек:

  • имеет широкий спектр интересов;
  • соблюдает баланс между работой и отдыхом;
  • имеет широкие социальные связи, находится в хороших отношениях с близкими;
  • делает выбор в пользу основной работы, семьи и друзей.

Зависимый человек:

  • теряет социальные связи, находится в конфликте с близкими;
  • зачастую все свободное время посвящает одной деятельности;
  • терпит неудачи в карьере и личной жизни, не имея сил отказаться от объекта зависимости;
  • отрицает факт наличия зависимости;
  • при недоступности объекта впадает в дисфорические или депрессивные состояния.

Если возникает подозрение о наличии у человека зависимости, необходимо попытаться принять меры. Чем дольше аддиктивная личность находится во власти своей зависимости, тем сложнее от нее избавиться.

Методы коррекции аддиктивного поведения

Методы избавления от зависимостей бывают медикаментозными и психологическими. Медикаментозное лечение является частью избавления от химических зависимостей. Важно понимать, что без психотерапевтической работы лечение малоэффективно. Избавившись от соматических симптомов при отсутствии объекта зависимости, человек сталкивается с психологическим дискомфортом. Он будет вновь искать способ ухода от реальности. Для лечения алкоголизма иногда используют препараты, которые блокируют центры удовольствия при попадании алкоголя в организм. Человек действительно может перестать пить. Однако, здесь существует опасность перетекания алкоголизма в другую зависимость. Также возможно формирование психических расстройств. Только проработав причины зависимости, можно надеяться на положительный результат в лечении.

Существует версия, что истинная причина наркомании и алкоголизма не в формировании физиологической зависимости к веществу, а неустроенность собственной жизни. Употребление психоактивных веществ – самый доступный и быстрый способ достичь изменения сознания и почувствовать себя более счастливым. Медикаментозное лечение без работы над жизненными целями, мотивацией и без психокоррекции не только не принесет результатов, но и причинит страдания зависимому. Его лишат единственного смысла, при этом он не сможет заполнить образовавшуюся пустоту конструктивными мыслями и действиями.

Избавиться от нехимической зависимости можно методами психотерапии. Нужно быть готовым, что психотерапевтическое лечение – небыстрый процесс. Лишь последовательность и регулярность сеансов помогут зависимому вернуться к нормальной жизни. Срок лечения определяется индивидуально. Если имеются сопутствующие психические расстройства, необходима консультация врача-психиатра.

Примерная схема работы с психологическими зависимостями:

  • Сбор анамнеза для выявления первых предпосылок зависимости, проведение диагностики.
  • Работа с причинами, побудившими повторно прибегнуть к объекту зависимости.
  • Осознание проблемы пациентом.
  • Психотерапевтическая работа.
  • Реабилитация или заключительная часть – это поддержка зависимого после прохождения курса психотерапии.

Важная роль отведена семье и близким людям. Их поддержка во многом способствует благополучному избавлению от зависимости. На семейной терапии родственников обучают правильному взаимодействию с зависимым человеком.

Виды психотерапии при работе с зависимостями

  1. Поведенческая терапия.

Это обучение новым моделям поведения, которые будут приемлемы в уже знакомых человеку ситуациях. Отработка стратегий отказа и избегания ситуаций, провоцирующих аддиктивное поведение.

  1. Когнитивная терапия.

Это работа над изменением способов мышления. В ней происходит анализ ситуаций, в которых запускалось аддиктивное поведение. Вместе с психотерапевтом человек заново проживает эти моменты и ищет точку, с которой начинался запуск привычных действий. После обнаружения этой точки отрабатывается другое, верное решение, после которого ход событий мог бы измениться.

  1. Расслабляющая терапия.

Эта терапия направлена на борьбу со страхами и депрессивными проявлениями. Как правило, она сопровождает основную терапию, поскольку в её процессе человек сталкивается с травмирующими воспоминаниями. Поддержание устойчивого психического состояния крайне важно при психотерапевтической работе с зависимыми людьми.

  1. Программы самопомощи.

Сюда входят группы поддержки, групповая терапия, чтение литературы по теме, наставники из числа успешно вылечившихся и т.д.

Программы самопомощи применяются после прохождения всех этапов лечения. Некоторые люди посещают групповую терапию не один год.

Профилактика аддиктивного поведения

Выделяют первичную, вторичную и третичную профилактику.

Первичная профилактика – это меры, направленные на предотвращение возникновения аддиктивного поведения. Это работа с психологом (при наличии личностных проблем), расширение круга интересов, отсутствие зависимых личностей в круге общения и здоровые отношения в семье.

Вторичная профилактика – предотвращение повторных эпизодов аддиктивного поведения. Она включает те же меры, что и первичная, но на этом этапе уже могут подключаться узкие специалисты (психиатр, нарколог и т.д.).

Третичная профилактика – это поддержка вылечившихся людей. В ней обязательны профилактические посещения специалистов для учета состояния.

Проведение первичной профилактики целесообразно с подросткового возраста. Многие аддикции формируются именно в этот период. Подростки наиболее подвержены как химическим, так и психологическим зависимостям из-за личностной незрелости.

Проведение своевременной профилактики аддиктивного поведения поможет человеку в полной мере реализовать свой потенциал и успешно социализироваться. Лечение зависимостей – сложный многоуровневый процесс, поэтому предупредить аддикцию гораздо легче, чем избавиться от неё.

Список литературы:
  • 1. Даулинг С. Психология и лечение зависимого поведения, М.: Класс, 2011 — 349 с.
  • 2. Змановская Е. В., Рыбников В. Ю. Девиантное поведение личности и группы: Учебное пособие. — Санкт-Петербург: Питер 2013 г.— 352 с.
  • 3. Короленко Ц.П. Психосоциальная аддиктология/ Ц.П. Короленко, Н.В. Дмитриева.- Новосибирск: Олсиб, 2013, — 245 с.
  • 4. Руководство по аддиктологии. / ред. Менделевич В.Д. – Спб: Речь, 2014.- 522 с.

Автор: Гаврилова Анна, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна


Купить в Литрес Купить в OZON Купить в Лабиринте

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Феномен познавательной аддикции в развитии интеллектуально одаренных подростков — Консультативная психология и психотерапия

В последнее десятилетие активно изучается феномен нехимических (поведенческих) аддикций. К настоящему времени создано множество классификаций видов аддикций, в основу которых положены самые разные объекты зависимости [Короленко, 2001; Войскунский, 2004; Котляров, 2006; Егоров, 2007; Акопов, 2008; Griffiths, 1999; Young, 1998 и др.].

Например, А.Ю. Егоров приводит следующую классификацию поведенческих аддикций: гемблиннг, эротические аддикции, «социально приемлемые» аддикции (трудоголизм, спортивные аддикции или аддикции упражнений, аддикции отношений, траты денег, религиозная аддикция или фанатизм), технологические аддикции (интернет-, гаджет-аддикции и т.п.), пищевые аддикции.

Особый интерес в данной классификации представляет выделение группы «социально приемлемых» поведенческих аддикций, возникающих в определенных культурных, исторических, социальных условиях.

Классификации пополняются все новыми видами аддиктивного поведения, и это позволяет предположить, что объектом поведенческой зависимости при определенных условиях может стать практически любая деятельность человека. «По существу получается, что нехимические зависимости покрывают весь спектр поведенческих актов человека, все стороны его жизни» [Егоров, 2007, с. 135].

Определения аддикций, хотя и различаются терминологически в зависимости от научной ориентации исследователей, описывают общую психологическую реальность. Так, Л.М. Додс определяет аддикцию как компульсивно побуждаемую активность, характеризующуюся интенсивностью и неослабевающим упорством, относительной потерей автономии Эго (включая способность реагировать на факторы реальности и функции заботы о себе) [Психология и лечение зависимого поведения, 2000, с. 164].

В.Д. Менделевич (2003) понимает под аддикцией любое сверхценное увлечение, при котором объект увлечения или деятельность становится определяющим вектором поведения человека, оттесняющим или блокирующим другие деятельности.

Психологический портрет зависимой личности | Статья в журнале «Молодой ученый»



С древних времен по настоящее время мы встречаем определенный тип людей, которые интенсивно увлечены какой-либо деятельностью. Это может быть спорт, игры различного характера, увлечение социальными сетями, употребление чрезмерно или систематически алкоголя или наркотических средств, которые в дальнейшем меняют картину жизни человека. Все перечисленное выше мы можем назвать зависимым поведением или пристрастием.

В словаре Ожегова слово пристрастие определяется, как сильная склонность к чему-либо, страстное влечение. Это образ жизни, сопутствующий компульсивному поведению, которое не поддается волевому контролю [1, с. 12].

В психологии термин «Пристрастие» используется как синоним к слову — зависимость или аддикция [2, с. 102].

За рубежом людей, с влечением, пристрастием, зависимых, обозначают как «аддиктов». Аддикт — это зависимый человек, который не в состоянии контролировать свое влечение к тому или иному поведению.

Доктор Д. Р. Меерс определяла аддикцию как следствие извращения нормальности [3, с. 25].

Исследователь Л. М. Доддсу утверждал, что аддикция — это компульсивно побуждаемая активность, которая характеризуется интенсивностью, неослабевающим упорством, относительной потерей автономии Эго [4].

Исходя из этого, термин «аддикция» можно охарактеризовать как систематическое влечение, не соответствующее норме.

На наш взгляд, зависимость, в какой то, мере является изменением нормальности, изменением своего привычного уклада жизни, но также это и является непреодолимым желанием к употреблению.

Изначально термин «аддиктивное поведение» был введен М.Ландри и В. Миллером, которые понимали под аддиктивным поведением — период злоупотребления веществами, изменяющими психическое состояние человека до того, как от них сформируется зависимость [5, с. 295].

Большинство зарубежных ученых исследователей считают аддикцию, формой зависимости, а аддиктивное поведение — зависимым поведением.

Понимание аддикции В. Миллером и M.Ландри близко к пониманию аддикции отечественного исследователя С. А. Кулакова, который объясняет аддиктивное поведение как, некое нарушение поведения в отсутствии физической и индивидуальной психологической зависимости [6, с. 40].

Большинство отечественных исследователей такие как С. А. Кулаков, Н. П. Фетискин, Е. В. Змановская, В. С. Донских, Е. П. Ильин, Ц. П. Короленко, А. Е. Личко, Ю. В. Попов, и др. считают аддиктивное поведение необходимо применять к химическим веществам, как состояние не просто употребления, а пристрастием к употреблению, но еще не в стадии системной зависимости, а также как отклоняющееся поведение. Такое же понимание, как одну из форм отклоняющегося, устремленного к искусственному повышению своего эмоционального состояния, специальное изменение своего психического состояния посредством употребления химических веществ, или как заострение внимания на определенной деятельности, как метод и способ ухода от реальности. Данное определение мы можем увидеть в работах К. В. Судакова, Б. Д. Карвасарского, П. И. Сидорова.

Доктор медицинских наук, профессор А. О. Бухановский видит сущность аддикции в возможности какой-либо деятельности вызывать развитие интенсивных положительных эмоций, что ведет к потребности в намеренном изменении своего эмоционального состояния. Приобретая системный и постоянный характер, аддиктивное поведение ведет аддикта к отказу существующей реальности, поведение становится девиантным [7, с. 60].

Исследователи Т. А. Донских, Н. В. Дмитриева, Ц. П. Короленко, Л. Г. Леонова, Н. Л. Бочкарёва, которые исследуют проблемы аддикции, приобщают данное поведение к одной из форм деструкции, которое заключается в постоянном желании ухода от реальности путем изменения своего психического состояния путем употребления психоактивных веществ, лекарственных препаратов, либо одержимость определенной деятельностью.

В психологическом словаре аддиктивное поведение определяется, как форма деструктивного поведения, которое выражается в стремлении к уходу от реальности при помощи изменения своего психического состояния [8, с. 470].

Например, профессор психологии Вашингтонского университета Г. Марлатт на ряду с российским психотерапевтом, наркологом В. Д. Менделевичем считают, что аддиктивное поведение — это «пагубная привычка» [9, с. 223].

Отечественные исследователи определяют аддикцию как болезнь, а зависимость как форму нарушенного поведения. Большинство исследователей понимают под аддикцией способ приспособления к сложившимся сложным ситуациям, условиям работоспособности, а также общению, искусственному повышению своего эмоционального состояния, снятия напряжения.

Переход от аддикции к зависимости определяется несколькими факторами, а именно, социальными, биологическими и психологическими.

Зависимость в самом начале своего истока была медицинским термином, и ее определяли как бесконтрольное поведение, которая перетекала в увеличение толерантности и выражалась различными симптомами.

Изначально происхождение зависимости определялась как возникновение напряжения, и соответственно желание вытеснить это напряжение при помощи употребления наркотиков или алкоголя.

Аддикция может развиваться в виде деструктивных форм деятельности — сексоголизм, шопоголизм, лудомания, также в эгоцентричном поведении. Но при систематическом вовлечение в зависимое поведение параллельно с психологической зависимостью наступает физическая форма зависимости, боли в мышцах, спазмы, подавленность и разбитость — состояние, которое сложнее всего преодолеть.

Два вида зависимостей психологическая и ситуационная выделяет доктор психологических наук Е. В. Змановская. Ситуационная носит характер непостоянства, то есть временное явление, которое не вызывает изменения в личности человека. Психологическое же представляет собой личностное образование, которое начинает проявляться в поведении индивида и характеризуется определенными устойчивыми признаками [10, с. 288].

Какой бы не была зависимость постоянной или временной это все же проблема. Не бывает такого, чтобы временная зависимость, не перерастала в психологическую, рано или поздно это произойдет. Наше мнение, если в поведении личности усматривается зависимое поведение, хоть и не постоянная, это серьезный повод задуматься и обратиться к специалистам.

Во всех формах химической зависимости присутствует психологическая привязанность к объекту или субъекту зависимости. Большинство отечественных исследователей считают проявления любого вида зависимостей, будь то это химическая или не химическая, абсолютно одинаковой.

Таким образом, следует что, образование зависимого поведения связывают с образом жизни человека, которая помогает не замечать проблемы в реальной жизни. Проведенный нами теоретический анализ отдельных исследований отечественных и зарубежных ученых позволяет отметить неоднозначное толкование понятий «аддикция» и «зависимость». Как было показано, одни авторы рассматривают аддикцию как сходную по значению с термином зависимость. Другие авторы выделяют аддикцию как первичный этап формирования зависимости, третьи авторы относят аддикцию к одной из форм девиантного поведения, но без образования зависимости. Некоторые исследователи разграничивают аддикцию и зависимость и определяют их как самостоятельные понятия, имеющие собственное смысловое содержание.

На мой взгляд, аддикция является первым шагом от познания «приятных ощущений» к формированию симптомов зависимости. Постоянный прием химических препаратов, осуществление деструктивных моделей поведения переходит в негативное поведение индивида, в результате которого образуется зависимость. Следовательно, аддикция является основой для развития зависимости или зависимого поведения личности.

Зависимость — это состояние, в корне которого находится непреодолимое желание, физиологическая и эмоциональная потребность человека к определенному набору действий. Которая, обуславливает полную вовлеченность. Доставляет быстрый эмоциональный комфорт, снимает негативные чувства и напряжение и выражается в негативном (деструктивном) поведении. Человек, находящийся под влиянием зависимости, утрачивает основное качество — свободу воли.

Большинство исследователей, говоря о аддикции или зависимости, считают их абсолютно схожими синонимами, обозначая, возможность восстановление от пагубного воздействия без негативных последствий. Но аддикция или зависимость это не просто «слабость», которую можно побороть, это гораздо сильнее, так как невозможно предугадать поведение зависимого человека.

Все это вызывает значительную нестабильность в эмоциональной, интеллектуальной и волевой сферах. А также к нестабильному поведению. В итоге человек становится «заложником своей привычки» он больше не управляет своим поведением.

Для различных форм зависимости разрабатываются различные коррекции, которые используются в диагностике зависимости от начала курса коррекции до восстановления человека в социуме с иным образом мышления.

Литература:

  1. Гилинский, Я. И. Социология девиантного поведения как специальная социологическая теория. // Соц. исслед. 2001 № 4.
  2. Кризис нашего времени: социальный и культурный обзор = The crisis of our age/ Питирим Сорокин. — М.: ИСПИ РАН, 2015. -102 с.
  3. Общетеоретические проблемы социологии // Социология сегодня: Проблемы и перспективы / Р. К. Мертон, Л.Брум., Л. С. Котрелл (ред.). — М.: Прогресс, 1965. — с.25–67.
  4. Daniëlle, A. I. Unhealthy Lifestyles Do Not Mediate the Relationship Between Socioeconomic Status and Incident Depressive Symptoms: The Health ABC study Original Research Article [Electronic recourse] –The American Journal of Geriatric Psychiatry, In Press, Corrected Proof. — Available online 6 February 2013. — Access mode: http://linkinghub.elsevier.com/retrieve/
  5. Козер, Л. А. Функции социального конфликта / Пер. с англ. О. Назаровой; Под общ. ред. Л. Г. Ионина. — М.: Дом интеллектуальной книги: Идея-пресс, 2000. — 295 с.
  6. Сборник информационно-методических материалов Республиканского обучающего семинара «Подростковые девиации, проблемы социализации и ресоциализации среди несовершеннолетних»/ Сост.: О. М. Иванова, В. Л. Юлдашев, И. А. Степанов, Л. М. Билалова, С. Д. Галиуллина, Г. А. Зайнетдинова. — Уфа: Уфимский государственный университет экономики и сервиса, 2013. — С. 40.
  7. Бухановский, А. О. Зависимое поведение: клиника, динамика, систематика, лечение, профилактика.Ростов-на-Дону,2002.60с.
  8. Кулаков, С. А. Психотерапия и психопрофилактика аддиктивного поведения у подростков. М. — СПб.: Гардарика, 2003. 470 с.
  9. Marlatt G. A., Baer J. S., Donovan D. M., Kivlahan, D. R. Addictive behaviors: etiology and treatment // Annual Review of Psychology. 2008. V. 39.P.223–252
  10. Змановская, Е. В. Девиантология: Психология отклоняющегося поведения. М.: Издательский центр «Академия», 2003. 288 с.

Основные термины (генерируются автоматически): зависимое поведение, поведение, зависимость, психическое состояние, эмоциональное состояние, большинство, зависимый человек, искусственное повышение, какая-либо деятельность, непреодолимое желание.

Бельтюков А.А. Аддиктивность — предмет психоаналитического исследования

От автора:«Статья об аддиктивности[1] выросла из попытки понять, что такое промискуитет — какую брешь в своей психической реальности пытается закрыть человек, лихорадочно вступающий во все новые и новые сексуальные контакты. В результате – и совсем для меня неожиданно – родилась эта работа, этакая «универсальная теория зависимостей», где промискуитетное поведение является одной из эволюционных ступеней всеобщей «аддиктивной лестницы». Другими словами, предлагаемая Вашему вниманию работа – еще одна попытка описать механизмы формирования и эволюции «сковывающих уз» и «освобождающих связей». В последние годы в литературе психодинамического направления появились работы, с различных позиций развивающие тему аналитической работы с аддиктивными пациентами[2].

В настоящей работе автор предпринял попытку интеграции различных подходов современного психоанализа к пониманию аддиктивного поведения, природе аддиктивности, сделал предположение о связи аддиктивности с уровнем развития личности и предложил вариант подхода к работе с аддиктивным клиентом.

 

История и современное состояние вопроса

Основатели психоанализа считали, что коррекция этой психопатологии выходит за пределы возможностей психоанализа как терапевтического метода. Современное психоаналитическое учение обогати­лось значительным количеством данных и новых взглядов на природу возникновения и методы лечения зависимостей[3].

Развитие теории аддиктивного поведения и подходов к его лечению отражает всю историю психоаналитического мышления. В современной психодинамической терапии представлены четыре основные парадигмы: теория инстинктивных влечений (драйвов), эго-психология, теория объектных отношений и сэлф-психология. При этом каждая из этих систем может иначе, чем другие, охарактеризовать один и тот же случай, детально освещая свой особенный, важный и клинически полезный нюанс опыта; именно поэтому т.н. полимодальный, эклектический подход обретает особую ценность. (Иными словами – на сегодняшний день отсутствует единая теория, в рамках которой была бы создана вполне удовлетворительная модель аддиктивного поведения. – Прим. Скептика.)

Наиболее изученными и представленными в психоаналитической литературе являются случаи химической аддикции. Это связано с более «яркими», по сравнению с другими видами аддикции, проявлениями, явной вредоносностью – деструктивность такого поведения очевидна.

Изначально выдвинутое психоанализом предположение о том, что все случаи злоупотребления химическими веществами представляют собой регрессию на оральную стадию психосексуального развития, уступило место иной концепции, согласно которой большинство таких случаев имеют защитную и адаптивную функции. Использование химических веществ может временно изменить регрессивные состо­яния, усиливая защиты Эго, направленные против мощных аффектов, «таких как гнев, стыд и депрессия»[4].

Отходит в прошлое и точка зрения о том, что главным в аддиктивном поведении является импульс к саморазрушению — многие современные психоаналитики говорят о дефиците адекватной интернализации родительских фигур и, как следствие, нарушение способности к самозащите. По этой же причине аддикты страдают от нарушения других функций: у них снижена способность рассуждать, нарушены саморегуляция аффективной сферы, контроль над импульсами; они не способны поддерживать высокую самооценку. Эти проявления дефицитарности создают соответствующие проблемы в объектных отношениях, подтвержде­нием чему является неспособность многих аддиктов поддерживать близкие межличностные отношения и регулировать их.

Зависимость (в частности, от наркотиков) можно рассматривать как адаптивное поведение, направленное на то, чтобы облегчить боль, вызванную аффектами, и на некоторое время повысить способность владеть собой и функционировать. Аддиктивное поведение представляет собой отчаянную попытку вылечить себя столь небезопасным «лекарством».[5]

 

Ряд исследователей наркотической зависимости (Blatt, Berman, Bloom-Feshback, Sugarman, Wilber, Kleber; 1984)[6] обнаружили, что она определяется рядом факторов:

  • потребностью в контейнировании агрессии;
  • страстным желанием удовлетворить стремление к симбиотическим отношениям с материнской фигурой;
  • желанием ослабить депрессивное состояние.

Фенихель, а позднее Сэвитт[7] отмечают, что аддикты действуют так, как если бы любое напряжение грозило им тяжелой травмой. Поэтому основная цель аддикта – это не достижение удовольствия, а избегание напряжения и боли. Состояние «аддикта под напряжением» схоже с недифференцированным состоянием новорожденного, когда тот, еще не способный связывать напряжение, оказывается переполненным стимулами, от которых у него пока нет адекватного механизма защиты.

Подход Ханзяна[8] — «Главная причина всех аддиктивных расстройств — это страдание…» — особое внимание он уделяет уязвимости личностной организации, связанной с трудностями в:

  • аффективной защите;
  • самооценке;
  • межличностных отношениях;
  • способности позаботиться о себе.

По Ханзяну – «Аддиктивные индивидуумы страдают от того, что …не чувствуют себя «хорошими» и поэтому не способны удовлетворить свои потребности или установить удовлетворяющие их отношения с другими людьми. Основным препятствием для стабильной самооценки является их необычайная непоследовательность в ходе удовлетворения своей зависимости. Они мечутся между самопожертвованием и эгоцентризмом».[9]

В своих ранних работах Вёрмсер основой аддиктивных расстройств называет «дефект аффективной защиты»; по этой же причине Видер и Каплан назвали вещества, вызывающие зависимость, «корректорами» и «протезами».[10]

Дальнейшие разработки темы аддиктивности Вёрмсером сделаны в аспекте рассмотрения архаической и мучительной вины от примитивного Супер-Эго.

Г.Кристал[11] рассматривает аддиктивную зависимость как следствие защиты от различных травмирующих эпизодов младенчества. В его формулировке травма провоцирует преждевременную потерю младенческой симбиотической иллюзии всемогущества, оставляя малышу неисчезающий параноидный страх. Постулируя первичный эго-дефект, который он называет «аффективной защитой», Кристал считает, что такие травмированные младенцы гипотетически не способны распознавать разницу в чувствах.

В работе[12] Г.Кристалл говорит о том, что «аффективная защита» (и, как следствие, аддикция) могут активироваться и вследствие «взрослой травмы» — в результате переживания «катастрофического травматического состояния» — ситуации, когда «субъективная оценка приводит к выводу о том, что ужасная опасность является неизбежной…»

Д. МакДугалл[13] раскрывает основы модели «аддиктивного» развития и функционирования психики, опираясь на модель Д.В.Винникотта. «Достаточно хорошая» мать переживает чувство слияния со своим ребенком в первые недели его жизни. Однако, если это отношение слияния продолжает существовать и в дальнейшем, оно становится патологическим, превращается в преследование младенца. Любая соматопсихическая активность младенца может развиваться только до той степени, до которой сама мать позитивно загружает соответствующий аспект.

Мать так же легко может тормозить развитие (нарциссическое усиление) эмоциональной живости, смышлености, чувствительности и телесной эрогенности в соматопсихической структуре своего младенца, если он служит для смягчения переживаний по поводу неосуществленной потребности в ее собственном внутреннем мире. Такое взаимодействие мать-младенец затем влияет на развитие переходного феномена (переходная деятельность и/или объекты) и порождает у ребенка страх перед развитием собственных психических ресурсов, позволяющих справляться с напряжением самому. Развитие того, что Винникотт обозначил как «способность быть одному» (даже когда мать рядом), подвергается опасности: ребенок постоянно ищет материнского присутствия, чтобы справиться с любым аффективным переживанием, независимо от того, происходит ли оно из внутреннего психологического конфликта или из столкновения с внешней средой. Из-за своей собственной тревожности или бессознательных страхов и желаний мать потенциально способна исподволь внушать своему младенцу то, что может быть определено как наркотическое отношение к ее присутствию и ее функциям по уходу за ним. В определенном смысле, мать и сама находится в состоянии «зависимости» от своего ребенка.

В результате ребенок остается неспособным к самоуспокоению и заботе о себе в моменты внутреннего и внешнего напряжения. Ответ на отсутствие интроектов заботы о себе взрослый неизбежно пробует найти во внешнем мире, так же, как это происхо­дило в раннем детстве. В этом аспекте отношения с другим человеком (в т.ч. сексуальные), наркотики, пища, алкоголь, табак и т. п. оказываются объектами, которые можно использовать для смягчения болезненных душевных состояний: они исполняют функцию матери, которую взрослый не способен выпол­нить сам для себя. Эти «наркотические объекты» (термин МакДугалл) занимают место переходных объектов детства, которые воплощают материнское окружение и в то же время освобождают ребенка от полной зависимости от мате­ринского присутствия. Однако, в отличие от переходных, наркотиче­ские объекты обязательно терпят неудачу, потому что они являются скорее соматическими, чем психологическими попытками справиться с отсутствием матери, и потому обеспечивают только временное облегчение. По этой причине в более ранних работах МакДугалл рассматривала «наркотические объекты» (объекты аддикции) скорее как «преходящие» (временные), чем как «переходные».

 

О природе аддиктивности

Все вышеприведенные авторы сходятся во мнении, что аддикция в любом из её видов является скорее описанием, чем диагнозом.

Согласно статье Р.Сэвитта «Психоаналитическое исследование аддикции: структура Эго и наркотическая зависимость» (приводится в изложении Э.Сэбшин[14]), наркотическая зависимость – злокачественное переходное состояние между психоневрозом и психозом. Наркозависимость – симптомокомплекс, а не отдельная болезнь. Имеет место отчаянная потребность спастись от невыносимого для аддиктивной личности напряжения. «Пока напряжение не будет полностью снято, аддикт остается в ситуации, напоминающей недифференцируемое состояние новорожденного, когда тот, еще не способный связывать напряжение, оказывается переполненным стимулами, от которых у него нет пока адекватного механизма защиты»[15].

«У каждого человека присутствует ядро аддиктивных процессов, которое проявляется в таких мягких формах, как пристрастие к еде, табаку, сладостям или кофе».[16]

По Д. Р. Меерсу[17] «Аддикция – это следствие извращения нормальности. Благодаря свойственному каждому из нас романтическому, предвзятому, покровительственному отношению к определенным вещам мы освобождаем наиболее глубоко присущие человеку проявления аддикции – влюбленность и сексуальность – от этого ярлыка…… …императивные, повторяющиеся зависимости мы наблюдаем во всех формах патологического поведения и во многих формах обычных человеческих переживаний».

«… имеет ли смысл с точки зрения диагностики различение между нормативными и патологическими аддикциями? Общие для них импульсивные, императивные, безусловные типы удовлетворения чувственной сферы производят на меня впечатление инстинктивно аддиктивных. Близость, любовь и сексуальность циркулярно, щедро вознаграждаются и поддерживают самих себя; их аддиктивный характер неочевиден до тех пор, пока человек не лишается чего-то одного или всего перечисленного».[18]

Итак, если исходить из того, что аддикция – это патологическое проявление некоего качества, присущего всем людям[19] (назовем это качество «базисной зависимостью»), получается, что аддикция – следствие какого-то нарушения процесса нормального развития и функционирования психического аппарата.

Тогда можно заключить, что «базисная зависимость» есть результат действия некоего влечения (см. выше об «инстинктивной аддиктивности»). Отсюда логично вытекает предположение о том, что аддикция как патология – это проявление грубых, «сырых», неадаптивных форм этого влечения (и глубина патологии определяется степенью дезадаптивности).

Для однозначного толкования, приведем несколько положений, выдвинутых З.Фрейдом («Я и ОНО»):

«Влечение – наличное в живом организме стремление к восстановлению какого-либо прежнего состояния, которое под влиянием внешних препятствий живое существо принуждено было оставить…»[20] и далее: «Самыми основными источниками… внутреннего раздражения служат так называемые влечения организма, которые являются представителями всех действующих сил, возникающих внутри организма и переносимых на психический аппарат; именно они и являются самым важным и самым темным элементом психологического исследования».[21]

«…влечения к самосохранению, к власти и самоутверждению… являются частными влечениями…»[22]

«Влечения, имеющие в виду судьбу элементарных частиц, переживающих отдельное существо, старающиеся поместить их в надежное место, пока они беззащитны против раздражений внешнего мира, и ведущие к соединению их с другими зародышевыми клетками и т. д., составляют группу сексуальных влечений…. Они-то, собственно, и являются влечениями к жизни…».[23]

Привлечем также определение, данное О.Кернбергом: «Влечения – относительно последовательные системы мотивации психики, находящиеся на границе между телесным и психическим … влечения проявляются не просто через аффекты, но через активацию конкретного объектного отношения, включающего в себя аффект, в котором влечение представлено как конкретное желание. Бессознательная фантазия … включает в себя конкретное желание, направленное на объект. Желание есть производная влечения, оно более точно, чем аффективное состояние – и это добавочная причина, почему не аффекты, а влечения должны стоять на вершине иерархической системы мотивации.»[24] (там же, с.298 – аффекты являются «кирпичиками», составляющими влечение).

Опираясь на приведенные цитаты, конкретизируем наше предположение: «Базисная зависимость» — это форма проявления какого-то (частного?) влечения из группы влечений к жизни. В работе В.Н. Шлыкова[25] представлено описание «подходящего» влечения, там оно называется «влечением к любви/сотрудничеству».

Исходя из определения Кернберга и принимая во внимание нестабильность аффективной сферы у аддикта («избыточность» или «дефицит» аффектов), можно предположить, что имеет место сбой в работе механизма «упаковки» аффектов в «тело» влечения. Возникшая в результате «дефектность», «инвалидность» влечения – невозможность его «вызревания» и перехода в зрелую форму, приводит к невозможности разрядки возникающего внутрипсихического специфического напряжения «естественным» путем. В этих условиях психический аппарат вынужден использовать суррогатные способы снятия этого напряжения. Аддиктивность – внешнее проявление того, что некое влечение не достигло зрелой формы. Следовательно, «вину» за возникновение патологии (аддикции) несет часть психического аппарата, ответственная за формирование влечений. В структурной модели можно говорить о недостаточности эго-функционирования[26], в сэлф-психологии – о слабости структуры сэлф[27].

Как следствие, получаем, что при ослаблении сэлф (эго), вызванного, например, внешней фрустрацией, либо заболеванием, у человека возникают предпосылки для проявления аддикции. Значительное ослабление психических структур, ответственных за формирование влечений, неизбежно повлечет возникновение аддикции. (Частный пример – кратковременное, но ярко проявляющееся сплочение многочисленных родственников при смерти одного из них – возникновение «отношенческой аддикции» при соприкосновении с ощущением своей беззащитности перед смертью).

 

О природе различных видов аддикций

В научной литературе[28] встречается предположение о том, что в основе любой аддикции находится созависимость (аддикция отношений или «отношенческая аддикция»), которая провоцирует развитие других аддикций. На наш взгляд, в эволюционном аспекте точнее будет: «Отношенческая аддикция является наиболее высокоорганизованной формой проявления аддиктивности (как патологического феномена), высшей формой адаптации аддикта к объективной реальности. Фрустрация потребности в зависимости от «живого» объекта ведет к регрессии на нижележащий уровень аддиктивной организации – уровень химической аддикции. »

Другими словами — недостаточная зрелость влечения «базисной зависимости» обусловливает невозможность установления зрелых межчеловеческих отношений (связей) по причине высокого «остаточного» уровня интрапсихического напряжения. «Срыв» или ненахождение удовлетворяющих потребность аддикта отношений приводит к тому, что человек теряет «опору», «протез», позволяющий переносить ужасную интрапсихическую реальность. Поиск нового «протеза» – это не вопрос более комфортного существования, это вопрос выживания или смерти. Отсюда императивная потребность изменения интрапсихической реальности другими, не «отношенческими», средствами. («Активация» психическим аппаратом других влечений). Такими средствами часто становятся химические вещества.

Тогда любая «отношенческая» аддикция сама по себе уже является предвестником аддикции химической. В качестве иллюстрации можно привести достаточно типичную жизненную ситуацию: уход мужа из семьи (крах отношенческой аддикции первого уровня) влечет за собой промискуитетное поведение женщины как попытку восстановления (суррогатного замещения) утраченного объекта зависимости (отношенческая аддикция второго уровня), а через некоторое время – отказ от поисков партнера и переход к химической аддикции (алкоголизм, наркомания).

Исходя из вышеизложенного, можно утверждать, что наличие промискуитетного поведения – это индикатор «сползания» человека от «удовлетворительной» отношенческой аддикции к «очень плохой» аддикции химической.

И наоборот — восстановление «добротной» отношенческой аддикции – нахождение подходящего внешнего объекта – должно повлечь за собой исчезновение императивной потребности в аддикции химической.

 

О связи аддиктивности с уровнем развития личности

В настоящей работе сделана попытка установить связь аддиктивности с уровнем развития организации личности, здесь «уровень…» рассматривается в психоаналитической парадигме – психотический, пограничный, невротический[29].

Невротический уровень функционирования характеризуется проявлениями аддикций в неявном, размытом виде, (либо данный вид аддикции является социально одобряемым, и потому – социализирующим, социально адаптирующим фактором), не считается патологией и не является «мишенью» для психокоррекционной работы.

Психотический уровень функционирования предполагает отсутствие в психической реальности субъекта внешних объектов, следовательно, на этом уровне функционирования аддиктивные проявления невозможны.

Получается, что проявления аддиктивного поведения как очевидно неадекватного свойственны лицам с пограничным (borderline) уровнем организации. Тогда можно утверждать, что «патологическая» (несоциализирующая) аддикция является вполне достаточным диагностическим критерием для причисления человека к разряду «пограничников». В экстремальной формулировке это можно представить в виде утверждения «ВСЯКИЙ АДДИКТ – ЭТО «ПОГРАНИЧНИК»».

Это утверждение согласуется с предположением отечественных аддиктологов — «…пограничные личностные расстройства представляют в целом гетерономную основу для развития аддикции»[30].

Интересно было бы пойти дальше и поискать ответ на вопрос – а почему не перевернуть наше утверждение, и не написать «ВСЯКИЙ «ПОГРАНИЧНИК» – ЭТО АДДИКТ»?

Для этого привлечем Балинта: в описании работы с клиентами на уровне базисного дефекта он столкнулся с тем, что состояние фрустрации у таких людей «…принимается просто как факт, причиняющий боль. Больше всего удивляет, как мало гнева (и воли к борьбе) вызывается этой ситуацией».[31] Я полагаю, что этот феномен объясняется (бессознательной?) установкой таких людей на абстиненцию. Можно охарактеризовать основную идею абстинентной аддиктивности – «страдание (воздержание от чего-либо) есть единственно возможный способ существования». Частным случаем этого является т.н. «сухие» алкоголики. Вот что пишут о них Ц.Короленко и Н.Дмитриева: «…потеряв возможность реализовывать аддикцию, человек не перестает быть аддиктом. Он остается аддиктом, но без реализации. Отсюда происхождение термина «сухой» алкоголик. Человек не употребляет алкоголь, но остаются механизмы, ждущие своей реализации»[32].

Интересны в этой связи и результаты наблюдений М.Пордера – участника Исследовательской группы Криса (Kris Study Group), возглавляемой доктором Бреннером, которая с 1973 по 1977 год изучала пограничных пациентов.[33] «…они (пограничники – А. Б.)… проявляли отчаянную прилипчивость и зависимое поведение или, наоборот, ледяное равнодушие…».

Исходя из вышеизложенного, логично предположить, что «пограничник» с внешне непроявленной аддиктивностью – это человек, который в силу особенностей своей истории (временно) потерял способность «нормальным» (т.е. ранее привычным для себя) способом реализовывать свою аддикцию, но не регрессировал к более архаичной форме зависимости, а каким-то образом инвертировал свою потребность. Такой человек – абстинентный аддикт, человек, болезненно зависящий от своей не-зависимости. В этом аспекте можно рассмотреть «связку» булимия-анорексия как пример «нормальной» пищевой аддикции — булимия и абстинентной (инвертированной) аддикции — анорексия.

В комедии А.С.Грибоедова блестяще описан абстинентный «отношенческий» аддикт — Чацкий. Это человек с неуравновешенными аффектами, демонстративно не приемлющий социальные ценности и установки современного общества, его «любовь» к Софье – это некий интеллектуальный конструкт, за которым «влюбленный» не способен увидеть живого человека. Антагонист Чацкого, Молчалин, произносит ужасную для нашего героя фразу «Ведь надобно ж зависеть от других…». Я предлагаю дать феномену «абстинентной аддиктивности» название – «синдром Чацкого».

Допуская, что всё вышеизложенное справедливо, можно принять и справедливость утверждения: «ВСЯКИЙ «ПОГРАНИЧНИК» – ЭТО ЯВНЫЙ ИЛИ АБСТИНЕНТНЫЙ АДДИКТ».

 

О коррекции аддиктов

Опираясь на изложенное в предыдущей главе, можно далее утверждать, что коррекция аддиктивности – это, по сути, работа с пограничным пациентом. И наоборот – работа с пограничным пациентом может быть построена на работе с аддиктивностью (явной или абстинентной). В этом аспекте работа аналитика на первом этапе должна иметь своей целью формирование у клиента «отношенческой аддикции» первого рода (см. главу «О природе различных видов аддикций») по отношению к аналитику, либо по отношению к терапевтической группе. Восстановление у клиента возможности иметь «отношенческую аддикцию» первого рода связано с преодолением его абстинентности, обусловленной фрустрацией потребности в такой зависимости. Абстинентность эта может быть выражена как простым «воздержанием от отношений зависимости» (вариант формы проявления – промискуитетное поведение), так и регрессом на «нижележащую» стадию зависимости химической.

При этом критически важным является тот факт, что аддикт в любом случае (осознанно или нет) боится возникновения «…своей зависимости от терапевта как от реального объекта или ярости, вызванной фрустрацией потребности в этой зависимости.»[34].

Для преодоления этого препятствия, на наш взгляд, одной из составляющих этого этапа динамической терапии может быть осторожное обсуждение зависимости аналитика от отношений с людьми, и в том числе – зависимости аналитика от отношений со своим клиентом. Аналитик, проявляя свою зависимость от отношений с аддиктом, при этом демонстрирует свою сохранность. – «Я завишу от отношений с тобой – и это не разрушает меня, я продолжаю жить и остаюсь самим собой».

Формирование «добротной» отношенческой аддикции первого уровня устраняет психическую потребность как в отношенческой аддикции второго уровня (непостоянность и неразборчивость в межличностных отношениях), так и в химической зависимости.

В случае успешного формирования такой «полезной» зависимости естественным образом может происходить процесс интернализации (интроекции с последующей идентификацией) аддиктом объекта зависимости, превращение внешнего объекта в сэлф-объект[35]. Таким образом, зависимость остается, но она «помещается внутрь», что приводит к очевидному повышению уровня автономии личности.

При этом «на внутреннем плане» можно говорить о «залечивании базисного дефекта»[36], появлении спаянного (нерасщепленного) self — «восстановлении самости»[37], преодолении, развитии «истинного Я» по Д.В.Винникотту, преодолении «диффузной идентичности»[38].

 

 

Зависимость: виды, причины возникновения, пути преодоления

Факторы часто пересекаются. Глядя на алкоголика, можно решить, что он является проблемным сам по себе или больным человеком. От взгляда обывателя ускользает тот факт, что этот человек существует не отдельно сам по себе, это не «отрезанный ломоть», а часть общей системы семьи, в которой он родился, и частью той семьи, которую создал сам, став взрослым. У зависимого есть партнёр. В психологии такого человека называют «созависимым», т.е. зависимым от человека с зависимостью. Созависимый не принимает наркотики, не уходит в запой, ему это ни к чему, ведь его наркотик – это его партнёр. У каждого в этой паре есть нечто общее, хотя на первый взгляд они кажутся противоположностями друг друга. Как у зависимых, так и у созависимых личностей в анамнезе – травма, сопряженная с проявлением сильных чувств, которые были вытеснены в бессознательное. Одна или несколько важных стадий развития в детстве были не пройдены эффективно. Такие люди не позволят себе чувствовать боль, грусть, злость и направлять их по адресу. Отказавшись от негативных чувств, они перекрывают одновременно поток чувств вообще, и позитивных тоже. Созависимые и зависимые люди плохо дифференцируют свои чувства и эмоции, с трудом могут сказать, что они чувствуют, будь то гнев или радость. Для них характерно ощущение унылой, серой жизни. Отсюда возникает желание увеличить амплитуду эмоций, чтобы получить хоть какое-то подтверждение, что они живы. Зависимый и созависимый, оба нуждаются в психологической помощи. Причиной зависимости может быть  незавершенность одной из наиболее важных стадий развития в раннем детстве – стадии установления психологической автономии. Психологическая автономия необходима для развития собственного «Я», отдельного от родителей. Люди, у которых эта стадия развития завершается успешно, в дальнейшем не зависят от людей или вещей, находящихся вовне, которые управляли бы ими. У них существует целостное внутреннее ощущение своей уникальности и четкое представление о своем «Я» и о том, кто они есть. Они могут находиться в близких отношениях с другими людьми, не опасаясь потерять себя как личность. Они могут эффективно удовлетворять все свои потребности, обращаясь непосредственно к другим лицам, если им необходима помощь. И наконец, они не теряют общего позитивного представления о самом себе, когда окружающие критикуют их. Незавершенность этой жизненно важной стадии может лишить человека полноты ощущений всех его человеческих качеств и заставить вести очень замкнутую жизнь, в которой будет преобладать страх, неискреннее поведение и зависимости.

Аддикции -что это такое?

Все чаще в наших средствах массовой информации встречаются термины: аддиктивные товары, блага, поведение.

Что же это такое?

В психологии, социологии, наркологии, употребляется термин аддиктивное поведение. Аддиктивность — способность вызывать и развивать зависимость; повышенный риск физиологических нарушений; но возможность исключения из потребления без последствий для организма; изменение психоэмоционального фона принятия решений, формирование мотивации к уходу от реальности.

Очевидно, что любой товар в той или иной степени обладает аддиктивностью. Соответственно, аддикт – человек, пристрастный к определенным веществам, употребление которых вызывает удовлетворение как в физическом плане, так и в эмоциональном. Им претит традиционная жизнь с ее устоями, размеренностью и прогнозируемостью.

Не умея достигать гармонии с миром естественным образом, люди прибегают к психотропным средствам – аддиктивным товарам (табачные изделия, алкоголь, энергетические напитки, наркотики, психотропные лекарственные средства), которые способны приводить человека в состояние эйфории и пребывания как бы вне времени и пространства. Они не требуют больших усилий от человека, возникают спонтанно. Потребность в аддиктивных товарах прямо не входит в число естественных жизненных потребностей, как, например, необходимость в кислороде или пище, без которых человек существовать не может. Однако, сформировавшаяся привычка, например, к алкоголю, оказывает влияние и на последующие поколения, порождая предрасположенность к нему.

Аддикции могут быть приемлемыми и не приемлемыми, опасными и неопасными. Например, социально приемлемыми аддикциями считаются спортивная аддикция, аддикция личных отношений, религиозная аддикция. Интернет-зависимость, зависимость от мобильных телефонов и других гаджетов уже приобретает характер социально неприемлемой и опасной для здоровья детей и подростков.

Аддиктивная реализация заменяет дружбу, любовь, другие виды активности. Она поглощает время, силу, энергию и эмоции до такой степени, что аддикт оказывается неспособным поддерживать равновесие в жизни, включаться в другие формы активности, получать удовольствие от общения с людьми, увлекаться, отдыхать, развивать другие стороны личности, проявлять симпатии, сочувствия, эмоциональную поддержку даже наиболее близким людям.

Группа аддиктивных товаров пополнилась цифровыми средствами – компьютеры, телефоны, планшеты, кансоли — позволяющими время, предназначенное для физически активного отдыха, использовать на абсолютно противоположное.

Рекламная индустрия цифрового маркетинга алкоголя, табака и нездоровых пищевых продуктов пытается и, очень даже успешно, сделать детей и подростков мишенью своих маркетинговых приемов, воздействуя на них через социальные сети и трудно поддающиеся контролю мобильные устройства. А дети все больше времени проводят в интернете и социальных сетях. ВОЗ призывает правительства всех стран в кратчайшие сроки создать и начать применять инструменты для мониторинга цифрового воздействия.

Что же происходит с мозгом ребенка и подростка, злоупотребляющих гаджетами?

Происходит перевозбуждение подкорковых структур головного мозга, следствием чего является нарушение баланса в деятельности вегетативной нервной системы, в частности, превалирование симпатической нервной системы над парасимпатической, обеспечивающей ночной отдых организма. Именно на этом этапе начинается формирование вегетативных дисфункций: так называемый синдром гиперактивности и дефицита внимания, вегето-сосудистая дистония с ее многочисленными и разнообразными клиническими проявлениями. Вовлечение в патологический процесс эпифиза , отвечающего за выработку гормона сна – мелатонина, влечет нарушение сна. Именно ночью, а особенно интенсивно в период «золотых часов сна», происходит переработка мозгом полученной накануне днем информации. Максимум его эффективной выработки приходится на 22-00 – 01-00. Эти дети засиживаются далеко за полночь – отсюда и возникает дефицит сна, его неполноценность. Нельзя не принимать во внимание и вовлечение психической сферы. Там еще более серьезные изменения.

Во всей совокупности — и позитивных, и негативных потребностей человека, их влияния на человека и общество, доминирующую роль все же играет рост «качества» потребностей, их влияние на позитивное развитие личности, на общественно полезное поведение человека. В данном аспекте все более возрастающую роль играют взрослые члены семьи, школа, которые обязаны направить развивающийся интеллект, потребности ребенка в разумное русло охраны его здоровья.

 ВОЗ и ЮНЕСКО начинают новую инициативу «Сделаем каждую школу – здоровой школой» путем разработки и продвижения Глобальных стандартов для здоровых школ. Предполагается, что эта инициатива охватит более 2,3 млрд. детей школьного возраста в мире и будет способствовать реализации Тринадцатой Общей программы ВОЗ, целью которой является сделать 1 млрд. жизней более здоровыми к 2023 году.

В современном мире расход энергии за счет физической активности сведен к минимуму, а в повседневной жизни подростков превалирует сидячий образ жизни, в котором молодые люди проводят около 60% времени бодрствования. Таким образом, очевидно, что малоподвижные формы поведения (помимо сна) приобретают среди детей и подростков наибольшую распространенность. А с началом полового созревания, в период с 11 до 13 лет, наблюдается наиболее резкий переход к малоподвижному образу жизни. Научные данные демонстрируют, что недостаток физической активности является ведущим фактором риска нарушений здоровья, выходя далеко за рамки вопросов, связанных с контролем веса, и влияя как на физическое, так и на психическое благополучие. За последние несколько лет стимулирование физической активности все в большей степени признается в Европе в качестве приоритета общественного здравоохранения, и поэтому многие разрабатывают стратегии и вмешательства в этой области. Для поддержки усилий государств-членов Европейское региональное бюро ВОЗ разработало рекомендации по повышению привлекательности физической активности для молодежи. Они должны стать ресурсом для лиц, пропагандирующих важность физической активности, упор в них делается на поддерживающую городскую среду и условия, где дети и молодые люди живут, учатся и играют.

По информации оф. сайта ВОЦМП

Зависимость | Психология сегодня

Лицо, страдающее зависимостью, употребляет какое-либо вещество или ведет себя так, как положительный эффект, который является убедительным стимулом для повторения действия, несмотря на пагубные последствия. Зависимость может включать употребление таких веществ, как алкоголь, ингалянты, опиоиды, кокаин и никотин, или такое поведение, как азартные игры.

Есть свидетельства того, что аддиктивное поведение имеет общие нейробиологические особенности: они интенсивно задействуют мозговые пути поощрения и подкрепления, в которых задействован нейромедиатор дофамин.И, в соответствии с другими высокомотивированными состояниями, они приводят к сокращению синапсов в префронтальной коре, где находятся высшие функции мозга, так что внимание сосредоточено на сигналах, связанных с целевым веществом или активностью. Важно знать, что такие изменения в мозге обратимы после прекращения употребления психоактивных веществ или поведения.

Как расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, так и игровое поведение, имеют повышенную вероятность того, что они сопровождаются психическими расстройствами, такими как депрессия и тревога, или другими ранее существовавшими проблемами.Расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ и азартными играми, не только задействуют одни и те же мозговые механизмы, но и реагируют на многие из тех же подходов к лечению.

Нарушения, связанные с употреблением психоактивных веществ и азартными играми, представляют собой сложные состояния, которые влияют на системы вознаграждения, подкрепления, мотивации и памяти мозга. Для них характерно нарушение контроля над использованием; социальные нарушения, связанные с нарушением повседневной деятельности и отношений; и страстное желание. Продолжение употребления, как правило, вредит отношениям, а также обязательствам на работе или в школе.

Еще одной отличительной чертой зависимости является то, что люди продолжают заниматься этим видом деятельности, несмотря на причиненный им физический или психологический вред, даже если этот вред усугубляется повторным употреблением. Обычно толерантность к веществу увеличивается по мере того, как организм адаптируется к его присутствию.

Поскольку зависимость влияет на исполнительные функции мозга, сосредоточенные в префронтальной коре, люди, у которых развивается зависимость, могут не осознавать, что их поведение создает проблемы для них самих и других. Со временем погоня за приятными эффектами вещества или поведения может доминировать в деятельности человека.

Все зависимости могут вызывать чувство безнадежности и неудач, а также стыд и вину, но исследования показывают, что выздоровление является скорее правилом, чем исключением. Есть много путей к выздоровлению. Люди могут добиться улучшения физического, психологического и социального функционирования самостоятельно — так называемое естественное восстановление. Другие извлекают выгоду из поддержки сообщества или одноранговых сетей.А третьи выбирают выздоровление в клинических условиях с помощью квалифицированных профессионалов.

Путь к выздоровлению редко бывает прямым: рецидив или повторное употребление психоактивных веществ — обычное дело, но определенно не конец пути. Исследователи сообщают, что для тех, кто достигает ремиссии наркозависимости в течение пяти лет, вероятность рецидива не выше, чем среди населения в целом. Нейробиологи сообщают, что синаптическая плотность постепенно восстанавливается.

Психологическая зависимость: значение, симптомы, лечение

Психологическая зависимость — это термин, который описывает эмоциональные или психические составляющие расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ, такие как сильная тяга к этому веществу или поведению и трудности с мыслями о чем-либо еще.

Вы также можете слышать, как это называют «психологической зависимостью». Термины «зависимость» и «наркомания» часто используются как синонимы, но это не совсем одно и то же:

  • Зависимость относится к процессу, в результате которого ваш разум и тело становятся зависимыми от вещества, поэтому вы продолжаете чувствовать определенным образом. Когда вы прекращаете употреблять это вещество, это обычно приводит к симптомам отмены.
  • Зависимость — заболевание мозга, связанное с компульсивным употреблением психоактивных веществ, несмотря на отрицательные результаты.Это сложное состояние с психологическими и физическими элементами, которые трудно (если не невозможно) разделить.

Когда люди используют термин психологическая зависимость, они часто говорят о психологической зависимости, а не о зависимости.

Однако важно отметить, что врачи все еще используют эти термины по-прежнему по-разному.

Фактически, последнее издание «Руководства по диагностике и статистике психических расстройств» (DSM-5) удалило диагнозы «зависимость от психоактивных веществ» и «злоупотребление психоактивными веществами» (также известная как наркомания) из-за большой путаницы.(Теперь оба диагноза объединены в один диагноз — расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ — и измеряются от легкой до тяжелой.)

Симптомы психологической зависимости могут варьироваться от человека к человеку, но обычно они включают в себя сочетание следующего:

  • убеждение что вам нужно вещество для определенных вещей, будь то сон, общение или просто нормальное функционирование
  • сильная эмоциональная тяга к этому веществу
  • потеря интереса к своим обычным занятиям
  • тратить много времени на употребление вещества или думать о нем

Физическая зависимость возникает, когда ваше тело начинает полагаться на какое-то вещество. Когда вы прекращаете употреблять это вещество, вы испытываете физические симптомы отмены. Это может происходить с психологической зависимостью или без нее.

Однако это не всегда «негатив». Например, у некоторых людей есть зависимость от лекарств от кровяного давления.

Чтобы лучше проиллюстрировать, вот как они могут выглядеть по отдельности и вместе в контексте кофеина.

Только физическая зависимость

Если вы пьете кофе каждое утро, чтобы проснуться, ваше тело может полагаться на него, чтобы оставаться бодрым и стоять.

Если однажды утром вы решите пропустить кофе, у вас, вероятно, будет сильная головная боль, а позже днем ​​вы почувствуете себя вялым. Это физическая зависимость.

Физическая и психологическая зависимость

Но, возможно, вы также проводите все утро, думая о том, как кофе на вкус и запах, или о своем обычном ритуале извлечения зерен и измельчения их, пока вы ждете, пока вода нагреется.

В этом случае вы, вероятно, имеете дело как с физической, так и с психологической зависимостью.

Только психологическая зависимость

Или, может быть, вы предпочитаете энергетические напитки, но только тогда, когда у вас приближается важный день. Утром одного из таких важных дней вы теряете счет времени и упускаете шанс подобрать банку по дороге в офис.

Вы внезапно начинаете панику, потому что собираетесь провести масштабную презентацию. Вас охватывает страх, что вы запутаетесь со словами или испортите слайды из-за того, что не получили дозу кофеина.

Когда дело доходит до отмены, многие люди думают о классических симптомах, связанных с отменой таких вещей, как алкоголь или опиоиды.

При отсутствии контроля абстиненция от некоторых веществ может быть серьезной и в некоторых случаях даже опасной для жизни. Другие симптомы абстиненции, подобные тем, которые упомянуты в примере с кофе, просто вызывают дискомфорт.

Но вы также можете испытать психологическую замкнутость. Подумайте о панике и страхе в третьем примере выше.

Вы также можете испытывать симптомы абстиненции как физического, так и психологического характера.

Постострый абстинентный синдром (PAWS) — еще один пример психологической абстиненции.Это состояние, которое иногда возникает после исчезновения симптомов абстиненции.

По некоторым оценкам, примерно 90 процентов людей, выздоравливающих от опиоидной зависимости, и 75 процентов людей, выздоравливающих от алкогольной или других зависимостей, будут иметь симптомы PAWS.

Симптомы обычно включают:

Это состояние может длиться неделями, даже месяцами, а симптомы могут варьироваться от легких до тяжелых.

Симптомы также могут меняться, со временем улучшаясь и усиливаясь, когда вы находитесь в состоянии сильного стресса.

Вылечить чисто физическую зависимость довольно просто. Наилучший подход, как правило, предполагает работу со специалистом, чтобы либо постепенно сократить употребление, либо полностью прекратить употребление под наблюдением, чтобы справиться с симптомами отмены.

Лечение психологической зависимости немного сложнее. Для некоторых людей, имеющих дело как с физической, так и с психологической зависимостью, психологическая сторона вещей иногда разрешается сама по себе после лечения физической зависимости.

Тем не менее, в большинстве случаев работа с терапевтом — лучший способ справиться с психологической зависимостью, независимо от того, возникает ли она сама по себе или наряду с физической зависимостью.

В терапии вы обычно исследуете паттерны, которые запускают ваше использование, и работаете над созданием новых паттернов мышления и поведения.

Говорить о расстройстве, вызванном употреблением психоактивных веществ, может быть сложно, и не только потому, что это деликатная тема. Есть много терминов, которые, хотя и связаны, означают разные вещи.

Психологическая зависимость означает просто то, как некоторые люди эмоционально или мысленно полагаются на какое-либо вещество.


Кристал Рэйпол ранее работала писателем и редактором GoodTherapy. Сфера ее интересов: азиатские языки и литература, перевод на японский, кулинария, естественные науки, секс-позитив и психическое здоровье. В частности, она стремится помочь снизить стигму в отношении проблем психического здоровья.

Сертификация по психологии зависимости | Общество психологии зависимости

Общество психологии зависимости (SOAP) служит основным руководящим органом в рамках Американской психологической ассоциации (APA) для анализа и определения того, что значит для психолога, имеющего докторскую степень, иметь опыт в лечении зависимости.Каждые семь лет SOAP собирается для обновления определений и литературы, связанных с квалификацией в психологии зависимости, посредством формального процесса проверки с Комиссией по признанию специальностей и навыков в профессиональной психологии (CRSPPP). CRSPPP является официальным органом APA, который управляет этим процессом для всех специальностей и навыков психологов. Фактически, существует множество областей, в которых определяются знания и специальности (см. http://www.apa.org/ed/graduate/specialize/recognized.aspx ). Уровень квалификации, относящийся к лечению, относящемуся к психологии зависимости, как определено сейчас (см. http://www.apa.org/ed/graduate/specialize/alcohol.aspx ), утвержден до 2024 года, после долгой истории признания через несколько циклов обзора с момента его первого признания в 2001 году.

6 мая 2020 года Попечительский совет (BOT) Американского совета профессиональной психологии (ABPP) предварительно утвердил Психологию наркомании в качестве специализированного совета .Теперь лицензированные психологи, специализирующиеся на наркозависимости, могут подать заявку на получение сертификата Совета по психологии наркологии . Прежде чем любой лицензированный психолог сможет подать заявку на сертификацию совета по психологии зависимости, должны быть разработаны все соответствующие руководства, требования и формы. Следите за обновлениями, так как мы будем рассылать объявления из рассылки, когда кандидаты могут подавать заявки на получение сертификата совета по психологии зависимости. Мы также надеемся, что через несколько месяцев мы будем присутствовать на веб-странице ABPP для Американского совета по психологии зависимости (ABAP).

Отдельные лицензированные психологи с докторской степенью, которые нуждаются или иным образом стремятся получить удостоверение, подтверждающее их знания в области лечения зависимостей, могут нанять главного консультанта по наркозависимости (MAC) от Национальной ассоциации консультантов по вопросам алкоголизма и наркомании (NAADAC, Ассоциация для наркологов). Предыдущие держатели сертификата COPP могли передать свои учетные данные для получения MAC. В дальнейшем SOAP будет работать с NAADAC, CRSPPP и другими руководителями практики в APA, чтобы работать вместе, чтобы психологи могли продемонстрировать это умение.

Определение, симптомы, абстиненция и лечение

Зависимость — это психологическая и физическая неспособность прекратить употребление химического вещества, наркотика, действия или вещества, даже если оно причиняет психологический и физический вред.

Термин наркомания относится не только к зависимости от таких веществ, как героин или кокаин.Человек, который не может прекратить прием определенного лекарства или химического вещества, имеет зависимость от веществ.

Некоторые зависимости также включают неспособность перестать принимать участие в каких-либо действиях, таких как азартные игры, еда или работа. В этих условиях у человека возникает поведенческая зависимость.

Наркомания — это хроническое заболевание, которое также может возникнуть в результате приема лекарств. Например, чрезмерное употребление прописанных опиоидных обезболивающих является причиной 115 смертей каждый день в Соединенных Штатах.

Когда человек испытывает зависимость, он не может контролировать, как он употребляет вещество или участвует в какой-либо деятельности, и он становится зависимым от него в повседневной жизни.

Ежегодно пристрастие к алкоголю, табаку, незаконным наркотикам и рецептурным опиоидам обходится экономике США более чем в 740 миллиардов долларов в виде затрат на лечение, потерю работы и последствия преступности.

Большинство людей начинают употреблять наркотики или сначала занимаются какой-либо деятельностью добровольно. Однако зависимость может взять верх и снизить самоконтроль.

Наркомания и злоупотребление наркотиками — разные вещи.

Неправильное употребление относится к неправильному, чрезмерному или нетерапевтическому использованию веществ, изменяющих тело и разум.

Однако не у всех, кто злоупотребляет веществом, есть зависимость. Зависимость — это долговременная неспособность уменьшить или прекратить потребление.

Например, человек, который сильно пьет алкоголь на вечеринке, может испытывать как эйфорию, так и вредное воздействие этого вещества.

Однако это не считается зависимостью до тех пор, пока человек не почувствует потребность употреблять это количество алкоголя регулярно, в одиночку или в то время дня, когда алкоголь, вероятно, нарушит регулярную деятельность, например, утром.

Человек, у которого еще не развилось привыкание, может быть отложен в дальнейшем из-за вредных побочных эффектов злоупотребления психоактивными веществами. Например, рвота или просыпание с похмельем после употребления слишком большого количества алкоголя может удержать некоторых людей от употребления этого количества в ближайшее время.

Кто-то с зависимостью будет продолжать злоупотреблять этим веществом, несмотря на вредное воздействие.

Основными признаками зависимости являются:

  • бесконтрольный поиск наркотиков
  • неконтролируемое участие в вредных уровнях привычного поведения
  • пренебрежение или потеря интереса к деятельности, которая не связана с вредными веществами или поведением
  • трудности во взаимоотношениях, которые часто включают в себя набросок на людей, которые идентифицируют зависимость
  • неспособность прекратить употребление наркотиков, хотя это может вызвать проблемы со здоровьем или личные проблемы, такие как проблемы с работой или отношениями
  • сокрытие веществ или поведения и иным образом соблюдение секретности для Например, отказом объяснить травмы, которые произошли в состоянии алкогольного опьянения
  • глубокие изменения внешнего вида, включая заметный отказ от гигиены
  • повышенный риск, как для доступа к веществу или деятельности, так и во время их использования или участия

Когда у человека есть зависимость, и они перестают Принимая вещество или проявляя поведение, они могут испытывать определенные симптомы.

Эти симптомы включают:

  • беспокойство
  • раздражительность
  • тремор и дрожь
  • тошнота
  • рвота
  • усталость
  • потеря аппетита

Если человек внезапно регулярно употреблял алкоголь или бензодиазепины, и они прекращаются или без медицинского наблюдения ломка может быть фатальной.

Достижения в медицине и прогресс в диагностике помогли медицинскому сообществу разработать различные способы управления и избавления от зависимости.

Методы включают:

  • поведенческую терапию и консультирование
  • лекарства и лечение на основе лекарств
  • медицинские устройства для лечения абстиненции
  • лечение связанных психологических факторов, таких как депрессия
  • постоянный уход для снижения риска рецидива

Лечение зависимости является очень индивидуальным и часто требует поддержки сообщества или семьи человека.

Лечение может длиться долго и быть сложным. Зависимость — это хроническое заболевание с рядом психологических и физических последствий. Для каждого вещества или поведения может потребоваться разное управление.

Зависимость — это серьезная хроническая зависимость от вещества или деятельности. Распространенность наркомании ежегодно обходится экономике США в сотни миллиардов долларов.

Человек с зависимостью не может прекратить принимать вещество или вести себя как-то иначе, хотя это оказывает вредное воздействие на повседневную жизнь.

Неправильное употребление отличается от зависимости.Злоупотребление психоактивными веществами не всегда приводит к зависимости, в то время как зависимость предполагает регулярное злоупотребление психоактивными веществами или участие в вредном поведении.

Симптомы зависимости часто включают ухудшение физического здоровья, раздражение, утомляемость и неспособность прекратить употребление веществ или поведение. Зависимость может привести к поведению, которое ухудшает отношения и мешает повседневной деятельности.

Прекращение употребления вещества или поведение часто приводит к синдрому отмены, включая тошноту и дрожь.Не пытайтесь внезапно прекратить употребление алкоголя или бензодиазепинов без медицинского наблюдения.

Лечение наркозависимости может быть трудным, но эффективным. Лучшая форма лечения зависит от вещества и проявления зависимости, которая варьируется от человека к человеку. Тем не менее, лечение часто включает в себя консультирование, лекарства и общественную поддержку.

Q:

У меня есть член семьи с тяжелой зависимостью, но он отказывается обращаться за помощью. Как лучше всего обеспечить родственникам необходимую им помощь?

A:

Лучший способ помочь своему родственнику — это завоевать доверие, чтобы он поверил, что вы заботитесь о его интересах.

Убедитесь, что вы не разговариваете о ваших проблемах, пока они находятся под влиянием. Не критикуйте и не стыдите их за вызывающее привыкание поведение. Вместо этого скажите что-то вроде: «Я забочусь о вас и беспокоюсь о вашей безопасности и здоровье» и поделитесь своими наблюдениями об их поведении.

Помните, многие люди долгое время отрицают, что у них есть проблемы. Если это произойдет, не бросайте им вызов, просто напомните им, что вам не все равно, и попросите разрешения продолжать проверять их.

Этот ресурс может помочь, когда человек признает наличие зависимости.

Вара Сарипалли, PsyD Ответы отражают мнение наших медицинских экспертов. Весь контент носит исключительно информационный характер и не может рассматриваться как медицинский совет.

Введение в психологические модели зависимости — теории и биологические основы зависимости

За прошедшие годы психологические принципы способствовали развитию многих теорий о расстройствах, связанных с употреблением психоактивных веществ и зависимости. Теории обучения представляют собой набор психологических принципов, которые оказали сильное влияние на наше понимание причин зависимости, а также на некоторые из наших стратегий вмешательства. Соответствующие теории обучения включают в себя как оперантные, так и классические принципы обусловливания.

Классический процесс кондиционирования помогает объяснить, почему стимулы в окружающей среде или ощущения, исходящие изнутри тела, часто вызывают у человека тягу к веществу.Некоторые области мозга могут сработать, просто увидев принадлежности, используемые для введения лекарства, вызывая сильную тягу к нему. На самом деле это ничем не отличается от того, что собаки Павлова учатся ассоциировать еду со звоном в колокольчик посредством классического кондиционирования и пускают слюни на ранее не относящийся к делу звук. Стимул, запускающий влечение, из окружающей среды может включать любое из пяти чувств: слух, зрение, осязание, обоняние или вкус. Или тяга может быть вызвана знакомыми внутренними состояниями (например, тревогой, депрессией, одиночеством), которые ранее облегчались приемом наркотиков.

Оперантное кондиционирование — это все о наградах и наказаниях. Человек может впервые употребить наркотик и наслаждаться чувствами, которые он вызывает, что является положительным подкреплением поведения. Точно так же человек может обнаружить, что препарат уменьшает негативные ощущения, такие как боль, плохое настроение или беспокойство. Это тоже будет подкреплением — то, что мы называем отрицательным подкреплением t . Эти базовые теории обучения являются шагом вперед с пониманием теории социального обучения .Человек не обязательно должен сам испытывать награды и наказания; обучение также происходит путем наблюдения за тем, как другие участвуют в поведении, и наблюдения за тем, что с ними происходит.

С помощью обучения с наблюдением мы учимся имитировать как точное поведение, так и общие классы поведения, моделируемые другими в нашей социальной среде. Другими словами, человек может не подражать родителю, который употребляет алкоголь для расслабления от стресса (конкретное или точное поведение), но имитирует общий класс поведения, моделируемый таким образом с помощью марихуаны.

Эта концепция ведет к другому набору психологических принципов в зависимости: наркотики или алкоголь ожидания . Ожидания — это набор убеждений, которые люди развивают относительно того, как употребление этих веществ может на них повлиять. Ожидания у человека формируются из многих источников: других людей, телевидения, фильмов, музыки, новостей, социальных сетей и других, включая их собственный личный предыдущий опыт употребления наркотика.

Было показано, что даже у маленьких детей развиваются как положительные, так и отрицательные ожидания относительно результатов употребления алкоголя (Донован, Молина и Келли, 2009).

Проще говоря, употребление алкоголя или других наркотиков более вероятно, если ожидаются положительные результаты, чем если ожидаются отрицательные результаты. Здесь информативны результаты исследования учащихся средних и старших классов «Мониторинг будущего» 2016 года. Студентов попросили оценить вредность различных видов поведения, связанных с употреблением психоактивных веществ, с точки зрения того, насколько, по их мнению, человек рискует причинить себе вред (физическим или другим способом), употребляя определенные вещества. На рисунке 1 показана часть результатов 8-ми оценщиков -го , 10 -го и 12 -го .Как видите, студенты ожидали меньшего потенциального вреда от экспериментального испытания этих веществ (один или два раза) по сравнению с периодическим или регулярным использованием. Они также различали потенциальный вред употребления разных типов веществ, особенно они считали алкоголь и марихуану менее вредными, чем другие вещества. Эта оценка вредности представляет собой ожидаемое использование этих веществ в описанных схемах.

Рисунок 1. Процент сообщения о «большом риске», если человек…

Схема употребления психоактивных веществ

8 -го грейдеров

10 903 12-е грейдеры

12 903 12-е грейдеры

Попробуйте один или два напитка из алкогольного напитка

14.7

13,3

9,5

Пейте один или два напитка почти каждый день

30,7

32,2

21,6

Выпивайте пять или более напитков один или два раза каждые выходные

53,4

54,5

48,4

Попробуйте марихуану один или два раза

22. 8

16,4

12,9

Время от времени курит марихуану

36,8

24,4

17,1

Регулярно курит марихуану

57,5 ​​

44

31,1

Попробуйте героин один или два раза без иглы

59.2

73,3

66,1

Время от времени принимать героин без иглы

70,3

82,2

74,6

Попробуйте ингалянты один раз

32

40,7

Регулярно принимать ингалянты

52.1

59,7

Примите ЛСД один или два раза

22,6

34,4

31,7

Регулярно принимайте ЛСД

36,8

55,2

58,2

Попробовать кокаин один или два раза

44. 3

54,6

52,7

Время от времени употребляйте кокаин

62,4

70,9

68,6

Попробуйте один или два раза любой наркотик, кроме героина (кодеин, викодин, оксиконтин, перкоцет и т. Д.)

43,6

Время от времени принимать любые наркотики, кроме героина

55.7

Регулярно принимать любые наркотики, кроме героина

72,4

Еще один набор психологических теорий касается обработки информации человека . Эта область когнитивной психологии объясняет, как употребление психоактивных веществ может повлиять на то, как человек получает (воспринимает) информацию из окружающей среды, сохраняет информацию в виде кратковременной памяти, перемещает информацию в долговременную память, а затем извлекает информацию по порядку. влиять на поведение.

Исследования показывают, что, когда человек что-то узнает, находясь под воздействием наркотика, возможно, что он не сможет восстановить то, что он узнал позже, когда человек находится в трезвом состоянии — просто не будет достаточно сигналов для поиска. доступен, чтобы вызвать отзыв. Эта структура обработки информации имеет огромное значение не только для того, как люди функционируют при приеме психотропных веществ, но и на то, как им часто приходится заново учиться многим вещам, когда они начинают выздоравливать или прекращают употребление после периода регулярного употребления.

Прошлая клиническая литература включает дискуссии о « аддиктивной личности ». Эта концепция предполагает наличие определенных черт личности, характеризующих людей, у которых развиваются расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ или зависимостью. Идея состоит в том, что люди предрасположены к развитию зависимости на основе определенных личностных качеств (примерно так же, как мы можем теоретизировать предрасположенность на основе генетики). Хотя могут быть некоторые характеристики, которые обычно наблюдаются в популяции лиц с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, данные не подтверждают наличие универсального набора личностных черт или типа личности, связанного с зависимостью, — свидетельства существования «аддиктивного типа личности». на самом деле не существует (согласно Szalavitz, 2016 со ссылкой на интервью с Джорджем Кубом, директором Национального института злоупотребления алкоголем и алкоголизмом).Аргумент, обсуждаемый Салавиц (2016), заключается в наблюдении, что 18% лиц с зависимостью также имеют «расстройство личности, характеризующееся ложью, воровством, отсутствием совести и манипулятивным антиобщественным поведением». Хотя этот показатель в 18% более чем в четыре раза превышает показатель среди населения в целом, это все же означает, что 82% людей, страдающих зависимостью, не соответствуют этой характеристике. Так обстоит дело с изучением за изучением личностных качеств. Население людей, страдающих зависимостью, чрезвычайно разнообразно и неоднородно по всем параметрам: как по демографии, так и по характеру. Это также означает, что практически любой, независимо от типа личности, потенциально может развить зависимость, если соберется правильное (или неправильное) сочетание факторов.

Также необходимо учитывать психодинамическую, теорию привязанности и самолечение. Эти психологические подходы предполагают, что человек употребляет наркотики, чтобы заполнить ужасающую пустоту в своей эмоциональной жизни или как средство приглушить голоса внутреннего конфликта. Человек может принимать наркотики, чтобы избавиться от физической или эмоциональной боли.

Это так называемые теории самолечения . При таком образе мышления человек использует вещества, чтобы избежать или притупить свои негативные или беспокоящие чувства, как в тексте песен Pink Floyd: «Я стал комфортно оцепенелым». Основная причина боли, которую лечат, обычно связывается с травмой — неблагоприятным детским опытом (ACES), сексуальной травмой или травмой от насилия во взрослом возрасте или другим опытом, связанным с посттравматическим стрессом. Мы действительно знаем, что травмы и посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) обычно встречаются среди женщин и мужчин с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ (мы узнаем больше об этом в Модуле 14, когда будем говорить о сопутствующих проблемах).Однако было бы большим упрощением приписывать эту ассоциацию попыткам самолечения. Последствия травмы сложны и разнообразны и включают изменения (1) неврологических путей — особенно миндалины, которую мы изучали в Модуле 3, которая явно сохраняет присутствие угрозы еще долго после того, как угроза миновала, (2) изменения в биологии и (3) изменения в том, как человек взаимодействует с социальной средой. Более того, травма часто является следствием злоупотребления психоактивными веществами, а не только предшествующей ситуацией.Тем не менее, практикующие врачи теперь хорошо осведомлены о том, насколько важно проверять и оценивать как посттравматическое стрессовое расстройство, так и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, а также лечить обе проблемы вместе, если они возникают одновременно.

В оставшихся материалах этого модуля подробно рассматриваются эти психологические модели и теории.

Позитивная психология: излечение от зависимости

Психология — это наука, изучающая человеческое поведение людей. Человеческое поведение — это усвоенное поведение, что особенно характерно для зависимости.Различные исследования и психологические исследования помогли людям попытаться понять мотивы, лежащие в основе злоупотребления психоактивными веществами, и сделать выбор в пользу нездорового поведения, такого как употребление алкоголя и наркотиков.

Наркомания и алкогольная зависимость — это усвоенное поведение, и для восстановления от зависимости требуется, чтобы люди были достаточно мотивированы, чтобы получить помощь и внести существенные изменения в свое поведение и жизнь. Доказано, что сила позитивной психологии помогает людям с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ (SUD), поверить, что они действительно могут изменить свою жизнь к лучшему. Но как?

Специалисты по наркологии в Granite Mountain Behavioral Healthcare хотели бы рассказать вам о силе позитивной психологии в избавлении от зависимости.

Что такое позитивная психология?

Позитивная психология (ПП) определяется как область исследования, называемая феноменом «хорошей жизни». Название относится именно к тому, что означает это понятие. Он фокусируется на людях, их убеждениях и поведении, а также на характере их персонажей и на том, как это влияет на их поведение.

Исследования, проведенные в Центре позитивной психологии Университета Пенсильвании, описывают понятие позитивной психологии аналогично социально-психологическому феномену, называемому самореализующимся пророчеством.

Эта теория относится к чьей-либо вере, предсказанию или ожиданию того, что что-то осуществится, потому что они верят, что это произойдет. В результате самоисполняющееся пророчество указывает на то, что убеждения людей влияют на их действия, что верно, как и утверждала теория зависимости профессора Джима Орфорда. Это основа научных исследований позитивной психологии.

Теория, лежащая в основе позитивной психологии, позволяет людям найти способ построить осмысленную жизнь, полную не только выживания, но и цели. Все это основано на принципах позитивного мышления и изменения точки зрения.

Для людей с зависимостью использование позитивной психологии в лечении и выздоровлении помогает пациентам сосредоточиться на том, как они могут не только выжить, но и, что наиболее важно, стать более счастливыми и более полноценными в своей жизни, чтобы иметь оптимальные шансы на выздоровление. успешное выздоровление и длительное сохранение трезвости.

Вместо того, чтобы сосредотачиваться на боли, вызванной зависимостью и психическим заболеванием, наука, лежащая в основе позитивной психологии, помогла наркологам, медицинским работникам и лицам, обеспечивающим уход, понять, что именно помогает сделать человека по-настоящему счастливым и здоровым. Основное внимание PP — сосредоточиться на психическом здоровье человека, а не только на его болезни.

Сила позитивной психологии в избавлении от зависимости

Преимущества сохранять позитивный настрой во время восстановления

Позитивный взгляд на ситуацию или принятие решения, несомненно, является важным предсказателем исхода.Совершенно верно, когда говорят, что если вы настроены отрицательно, результат не будет положительным. Позитив чрезвычайно силен.

И наоборот, если у вас более позитивный взгляд на вещи, результат будет положительным. Не всегда все идет по плану, но исследования доказали, что наши убеждения во многом зависят от наших мыслей.

С точки зрения зависимости и лечения позитивная психология — чрезвычайно полезный инструмент. Несмотря на благие намерения, многие стратегии лечения нацелены на то, чтобы помочь человеку выздороветь, но, помимо терапии, иногда тех, кто проходит выздоровление от наркотической и алкогольной зависимости, не учат правильной жизни или навыкам совладания с собой, чтобы иметь возможность правильно управлять и контролировать над их условиями.

Таким образом, хотя это и не намеренно, некоторые стратегии ослабляют веру в свои силы и способности вернуть себе контроль над своей жизнью и оставаться трезвыми. Возможность рецидива всегда не за горами.

При эффективном лечении от зависимости позитивные психологические подходы действительно играют важную роль в достижении долгосрочных целей выздоровления от зависимости. Традиционно людям, решившим попасть в реабилитационный центр для лечения, ставят диагноз заболевания, говорят, что им придется справиться с ним, ожидать рецидива, а также вероятность смерти.Хотя все это правда, этот негативный прогноз может казаться чрезвычайно деморализующим и может кого-то отбросить.

В отделении психического здоровья Granite Mountain наши специалисты по наркологии практикуют позитивную психологию. Основываясь на наших пациентах и ​​их различных потребностях, мы пытаемся предположить, что их зависимость — это поведенческое расстройство, которое было следствием и результатом неправильного выбора.

Мы не только точно диагностируем наших пациентов, но и учим их, что с помощью правильной помощи и техник в терапии и на протяжении всего лечения эти вредные привычки и поведение можно изменить.

Хотя мы не отрицаем отрицательную сторону зависимости и статистику выздоровления от зависимости, нам нравится перефразировать негативную ситуацию в положительную, чтобы люди, страдающие от злоупотребления психоактивными веществами, чувствовали, что выздоровление возможно.

В результате позитивной психологии и поощрения мы увидели реальную разницу и, что наиболее важно, то, что с другой точки зрения и мышления люди чувствуют себя более сильными и мотивированными, чтобы взяться за выздоровление.

Понимание зависимости с психологической точки зрения

Теория зависимости от чрезмерного аппетита

Исследования, основанные на фактах, показали, что большая часть нашего человеческого поведения порождается нашими мыслями и убеждениями. Это включает в себя вызывающее привыкание поведение, например, чрезмерное употребление алкоголя и прием таких наркотиков, как опиоиды.

Согласно сайту verywellmind.com, в 1985 году Джим Орфорд, заслуженный профессор клинической и общественной психологии в Оксфорде, Соединенное Королевство, разработал теорию, которая поможет людям лучше понять зависимость.Эта «болезненная» модель зависимости была изложена в его новаторской книге под названием « Чрезмерные аппетиты: психологический взгляд на зависимости».

В теории чрезмерного аппетита профессора Орфорда он приводит один из самых ярких и сильных аргументов в пользу поведенческих зависимостей. Он заявляет, что пятью основными видами зависимости являются зависимость от азартных игр, пищевая зависимость, наркомания и зависимость от физических упражнений.

В своем исследовании Орфорд описывает, что зависимость происходит в два основных этапа.

Стадия 1: Зависимость — это серьезный психологический процесс, а не физическое заболевание.

Стадия 2: Зависимость возникает как реакция или реакция на широкий спектр различных форм поведения.

В книге зависимости описываются как типы чрезмерного «аппетита», а не, например, зависимость от наркотиков и алкоголя.

Теория подробно описывает идею о том, что зависимости — это аппетиты, которые чрезвычайно распространены, чрезмерны и вызывают беспокойство при развитии сильной привязанности к основным зависимостям.Он утверждает, что пристрастие к наркотикам и алкоголю более признано как примеры зависимости.

Модель

Орфорда описывает его главную мысль, что зависимость развивается как постепенный процесс из-за компульсивного поведения, основной стадией которого является аппетитное поведение.

В заключение, вся суть его теории состоит в том, что в результате нашего поведения возникают негативные последствия. В результате это может нанести серьезный вред людям и окружающим.

Это очень указывает на зависимость.Человеку может нравиться или не нравиться определенная деятельность, в которой он участвует, проблема заключается в его выборе, а не в том, что ему нравится или не нравится.

Настоящая причина того, почему люди становятся психологически зависимыми, утверждает Орфорд, заключается в том, что зависимость является результатом потворства своим желаниям что-то делать, другими словами, аппетитного поведения.

Что-то, что мы склонны делать снова и снова, несмотря на то, что может случиться в результате. Это не потому, что зависимость — это болезнь, а степень, в которой компульсивное поведение человека в конечном итоге причиняет кому-то вред.Несмотря на то, что человек хочет остановиться, его поведение по-прежнему сохраняется, и в этом заключается настоящая проблема.

Подводя итог, Орфорд заявил в книге: «Принятие нового поведения происходит не в психологическом вакууме, а как часть совокупности меняющихся убеждений, предпочтений и привычек».

Итак, другими словами, эта теория прекрасно объясняет зависимость не просто как сложный психологический процесс, но как процесс, в который вовлечено большое количество факторов.

Факторы, способствующие развитию зависимости

На основе проверенной теории зависимости профессора Орфорда зависимость определяется как хроническое компульсивное поведение, которое возникает, несмотря на негативные последствия, которые могут возникнуть в результате.

Знаете ли вы, что у людей, злоупотребляющих такими веществами, как опиоиды или кокаин, в четыре-десять раз больше шансов, чем у тех, кто не является зависимым или зависимым, развить другое аддиктивное поведение, особенно к азартным играм? Обнаружив это, мы можем понять, что зависимости идут рука об руку, замещают друг друга и усиливают друг друга.

Зависимость по-разному влияет на жизнь людей. Каждый человек уникален, и его битва тоже. Из-за этих негативных последствий для поведения, которое они выбрали, зависимость вызывает не только осложнения со здоровьем, но и социально-экономические.

Зависимость не различает. Это стоит людям их свободы, финансов, отношений, проблем в школе и на работе и т. Д.

Однако наиболее серьезными последствиями зависимости, безусловно, являются человеческие жертвы.Этот выбор не только вызывает умственное, физическое и эмоциональное напряжение, но и не имеет себе равных в системе поддержки (друзья и семья) страдающего человека.

Профессор Орфорд утверждает, что этот цикл зависимости обычно начинается в подростковом возрасте, так как именно тогда человек в этом возрасте начинает становиться более подверженным определенным действиям, которые имеют склонность к привыканию.

Подростки обычно любят бунтовать или экспериментировать. Они начинают брать на себя больше ответственности и больше шансов выбирать, чем они тратят свое время и сколько тратят на это.

По мере того, как подростки становятся взрослыми, они, как правило, созревают из-за аддиктивного поведения, но некоторые этого не делают. Причина, по которой кто-то проявляет определенное поведение или нет, зависит от нескольких факторов, в том числе:

  • Личность
  • Окружающая среда
  • человек
  • Культура

Занимаясь различными видами аддиктивного поведения, это часто позволяет людям справляться и чувствовать себя лучше, что бы они ни переживали. Это особенно верно на ранних стадиях цикла зависимости.

Другими словами, определенное поведение в ситуациях зависит от различных факторов, включая личность, окружающую среду, культуру, социально-экономический статус и т. Д. Люди склонны пить и принимать наркотики, чтобы уменьшить напряжение, уменьшить запреты и самосознание, а также убежать. от плохих ситуаций и отрицательных эмоций. Аддиктивное поведение также является результатом следующих факторов риска:

Настроение

Когда люди проявляют зависимость, они обнаруживают, что это улучшает их настроение.Из-за уровней нейротрансмиттеров, называемых дофамином и серотонином, высвобождаемых в мозгу, люди могут начать замечать изменение своего настроения.

Часто, когда кто-то склонен к зависимости и проявляет определенное поведение, например, принимает наркотики и алкоголь. Аспекты аддиктивного поведения, связанные с настроением, также могут помочь с самооценкой или социальным имиджем, а также могут помочь людям справиться с прошлой травмой, такой как физическое или сексуальное насилие.

К сожалению, это не обязательно заставляет их чувствовать себя лучше, а просто маскирует это.Это потому, что такое аддиктивное поведение улучшает настроение. Когда кто-то принимает какое-то вещество или проявляет такое рискованное поведение, чувство печали или депрессии подавляется, в то время как организм выделяет эндорфины, вызывая эмоции счастья, удовольствия и эйфории.

Социальные факторы

Акт употребления алкоголя — особенно социальная деятельность. Кроме того, алкоголь очень доступен и употребляется во всем мире в разных культурах. Известно, что процесс привыкания к поведению является прямым результатом социальных и культурных ситуаций.Исследования показали, что употребление алкоголя или наркотиков во многом зависит от соблюдения социальных норм и семейного анамнеза.

Чем больше людей находится в кругу семьи и друзей, которые любят участвовать в рискованном и вызывающем привыкание образе жизни, таком как употребление алкоголя и наркотиков, это сильно предсказывает, разовьется ли у них не просто зависимость от выбранного вещества, но и настоящая зависимость. Люди, которые обычно становятся зависимыми, к сожалению, не рассматривают зависимость как личный выбор.

Научные ассоциации

С юных лет говорят, что люди, особенно младенцы, учатся по ассоциации. Люди являются естественными наблюдателями и любят имитировать или пытаться отразить подобное поведение других людей. То же самое и для тех, кто страдает от наркомании и токсикомании.

Как только люди начинают проявлять определенное поведение, в данном случае вызывающее зависимость, начинает развиваться нечто, называемое ассоциациями. Это означает, что когда человек чувствует себя определенным образом, то, как он действует, в значительной степени отражает это.

Поведение и душевное состояние тесно связаны. Следовательно, эти ассоциации между настроением и поведением развиваются в мозге по нервным путям и становятся непроизвольными.

Определенные вещи могут активировать память человека и напоминать ему об определенном поведении, которое может побудить кого-то искать такое поведение. В результате со временем наш мозг научил нас ассоциировать чувство с аддиктивным поведением.

Например, поскольку человек осознал, что после алкоголя он чувствует себя менее тревожным, мозг и тело жаждут такого поведения и говорят нам, что оно заставляет его чувствовать себя лучше, хотя на самом деле это не так, а симптомы просто подавляются.

Люди с аддиктивным характером или склонностями приписывают положительные чувства поведению и выстраивают целую систему убеждений и объяснение того, почему их поведение заставляет их чувствовать себя лучше. Они приходят к выводу, что употребление алкоголя или наркотиков является ключом к улучшению их самочувствия, несмотря на часто следующие негативные последствия, включая осложнения для здоровья, кому, передозировку и смерть.

Приложение и обязательства

Люди, которые становятся более привязанными к своему поведению, вызывающему зависимость, более склонны участвовать в нем и выполнять его.Этот уровень привязанности со временем становится все выше и выше.

Повторение и привязывание себя к такому рискованному поведению может привести к новым способам сломать стены и преграды, окружающие это поведение, автоматически увеличивая шансы на усиление воздействия наркотиков или алкоголя и становясь не просто зависимым, но и зависимым.

Зрелость развития

Психологически способность согласовывать наши действия или поведение с нашими убеждениями и ценностями зависит от уровня зрелости человека.Зрелость — это то, что в конечном итоге отличает одного человека от другого.

Люди с зависимостью или склонностями к привыканию обычно действуют, не задумываясь. И, невзирая на последствия, эти люди очень сосредоточены и полны решимости раздвинуть границы.

Способы практики позитивной психологии во время и после выздоровления от зависимости

Итак, мы поговорили о том, как мы используем силу позитивной психологии, чтобы помочь нашим пациентам с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, выздороветь.Задумывались ли вы, как вы или ваш любимый человек можете практиковать позитивную психологию на пути к выздоровлению? Вот несколько примеров, в которых мы заметили разницу:

  1. Медитация
  2. Общайтесь с другими
  3. Вести список благодарностей
  4. Занимайтесь тем, что вам нравится
  5. Поговорите с кем-нибудь — знайте, что всегда есть помощь

Были достигнуты большие успехи в количественной оценке того, какое поведение и отношения способствуют развитию таких чувств, как безмятежность, любовь, удовлетворение радости и покой.Помогая себе практиковать эту идею позитивного мышления, другие люди, переживающие зависимость, почувствуют, что они не одни на своем пути к выздоровлению.

Сама по себе идея позитивной психологии — это еще один компонент или ресурс поддержки, который всем, а не только людям с зависимостью, следует использовать больше.

Гранитная гора может помочь вам выздороветь!

С нашей помощью можно достичь здоровой жизни и долгой трезвости. Мы работаем с нашими клиентами, чтобы помочь им переосмыслить свою жизнь, направив их на путь самопознания, чтобы в конечном итоге они могли восстановить контроль над своей жизнью и возродить отношения, которые наиболее важны для них, для достижения оптимального выздоровления.

Исследование позитивной психологии и ее связи с лечением зависимостей оказалось революционным. Компания Granite Mountain Behavioral Healthcare верит в силу позитивного мышления и видит, что оно помогает нашим пациентам оставаться на правильном пути и мотивировать их к трезвости и вдохновляет других делать то же самое.

Если вы или ваш любимый человек боретесь с зависимостью или злоупотреблением психоактивными веществами, специалисты по наркозависимости в Гранитной горе могут вам помочь. Свяжитесь с нами сегодня, чтобы вернуть себе контроль над своей жизнью!

Список литературы

https: // www.verywellmind.com/psychological-process-of-adicing-22261

https://www.cascadementalhealth.org/poc/view_doc.php?type=doc&id=58686&cn=1409

https://www.verywellmind.com/excessive-appetites-22259

Статья, рецензируемая Грегори Струве

Грег получил степень магистра консультирования в Адлерской аспирантуре в 2006 году. Он обучался в одном из лучших центров лечения травм и тревожности в мире до 2008 года, когда стал преподавателем в Университете Гранд-Каньона. .С 2011 по 2016 год он руководил программой, ведущей в области инновационных методов лечения тревожности и травм. За это время он даже несколько раз появлялся во время вмешательства A&E.

Посмотреть все сообщения Григория Струве

Переосмысление зависимости | Психолог

Два поляризованных взгляда на зависимость и кажущийся бесконечным спор между ними уходят корнями в прошлое. «Моральный» взгляд, зародившийся в доиндустриальные времена, состоит в том, что то, что мы сейчас назвали бы аддиктивным поведением, представляет собой свободный выбор, аналогичный всем другим очевидно автономным выборам, которые люди делают каждый день и за которые полностью несут ответственность.Хотя моральный взгляд на зависимость наиболее четко ассоциируется с донаучным образцом мышления, он также находит выражение в работах ученых, влиятельным примером является книга Миф о зависимости моего друга Джона Б. Дэвиса (умершего в то время). статья была в печати — см. некролог). На противоположной крайности находится точка зрения на болезнь, зародившуюся в начале 19 века и завершившуюся его последним проявлением — моделью зависимости от болезни мозга. Это концептуализирует аддиктивное поведение как полностью непроизвольное и против воли человека: наркоманы «употребляют» не потому, что они хотят, а потому, что они вынуждены.Эта характеристика зависимости сейчас настолько распространена среди ученых и профессионалов, что ее оспаривание кажется еретическим. Но, как мы увидим, существует множество свидетельств против того, что аддиктивное поведение является компульсивным в любом прямом смысле.

Недавний сборник эссе, который я редактировал вместе с Габриэлем Сигалом (Heather & Segal, 2017), исследует «золотую середину» между полностью свободным выбором и отсутствием выбора. Общий посыл заключается в том, что в нашем понимании зависимости необходима третья стадия, которая заменяет моральную стадию и стадию болезни.Междисциплинарное сочетание представителей философии, нейробиологии, психологии, психиатрии и юриспруденции обещает, что эти якобы разные точки зрения могут однажды сойтись в единую модель зависимости. Однако вклад философов является центральным в задаче переосмысления. Как писал Дэниел Деннет в своей книге «Опасная идея» Дарвина, «не существует науки, свободной от философии; есть только наука, философский багаж которой берут на борт без экспертизы »(с.21).

На пути к «липкому» определению
Любая задача переосмысления должна начинаться с фундаментального определения. В течение некоторого времени как непрофессионалы, так и ученые расширили использование этого термина за пределы зависимости от психоактивных веществ до широкого спектра повторяющихся действий, до такой степени, что часто кажется, что он означает немного больше, чем «то, чем люди тратят много времени». Действительно, есть веские основания рассматривать некоторые формы повторяющегося и вредного поведения, не связанного с субстанцией, например пристрастие к азартным играм, как «поведенческую зависимость», но нам нужен критерий, позволяющий отличить поведение, которое обычно считается зависимостью, от того, которое таковым не является.Нам нужна лакмусовая бумажка.

Предлагаемый мной тест: «Человек склонен к определенному поведению, если он продемонстрировал неоднократные и продолжающиеся неудачи в воздержании или радикальном сокращении такого поведения, несмотря на предыдущие решения сделать это». Рассматриваемые решения могут быть более точно определены приняв фразу Ричарда Холтона «намерения, направленные против противоположных наклонностей». То есть решение принимается «в попытке преодолеть противоположные желания, которые, по мнению одного, у человека возникнут, когда придет время действовать» (Holton, 2009, стр.77).

Это определение охватывает то, что почти все практикующие врачи считают основной трудностью в лечении зависимости: первоначального изменения поведения относительно легко добиться, но основная проблема заключается в сохранении этого изменения во времени. Другими словами, отличительной чертой зависимости является ее рецидивирующий характер. Можно возразить, что исследования показывают, что большинство людей, отвечающих формальным критериям зависимости, например, в диагностических системах, таких как DSM или ICD, преуспевают в решении своей проблемы без лечения.Это правда, но исследования также показывают, что эти естественные выздоровления обычно сопровождаются стойкими рецидивами. Например, исследование Рона Борланда и его коллег, опубликованное в статье Addiction в 2012 году, показало, что около 40 процентов курильщиков в четырех англоязычных странах сообщали, что делали по крайней мере одну попытку бросить курить каждый год. Их данные показывают, что к 40 годам средний курильщик, возможно, предпринял до 25 неудачных попыток бросить курить. Это действительная часть народной мудрости о зависимости, что, хотя многие в конечном итоге добиваются успеха, привыкание — это очень сложная привычка.Как сказал Марк Твен: «Бросить курить — это самая легкая вещь в мире. Я знаю, потому что делал это тысячи раз ».

Это не означает, что я рассматриваю другие общепринятые черты зависимости — тягу, озабоченность объектом желания, невыполнение основных ролевых обязательств, приобретенную толерантность и физиологические особенности. абстинентный синдром и другие «симптомы», обнаруженные в классификациях DSM или ICD — как неважные или неинтересные. Я лишь утверждаю, что главный вопрос, который должен привлечь наше теоретическое внимание, — это почему зависимость такая «липкая», почему наркоманам так трудно изменить свое поведение.

Является ли аддиктивное поведение компульсивным?
Суть представления о болезни, что аддиктивное поведение осуществляется против воли зависимого человека, приводит к выводу, что наркоманов нельзя обвинять или наказывать за нарушение правовых и социальных норм, связанных с их аддиктивным поведением. Вместо этого они должны получить сострадание и лечение. Это послание, конечно же, является основой для давних коммуникаций с широкой общественностью и политиками, и, несмотря на то, что теория зависимости возникла не менее 200 лет назад, она до сих пор продвигается как знак современного, просвещенное мнение: зависимость — это действительно болезнь, и люди, страдающие от нее, не могут не вести себя так, как они.

Но правда ли, что аддиктивное поведение является компульсивным? Есть ли доказательства, подтверждающие этот вопрос? Конечно, есть (и заинтересованного читателя отсылают к Heather, 2017a, чтобы узнать больше).

Серия лабораторных экспериментов в 1960-х и 1970-х годах убедительно показала, что употребление алкоголя даже самыми хроническими и тяжелыми наркоманами, обнаруженными в учреждениях, было оперантным поведением, которое во многом определялось его последствиями. Пьянство алкоголиков не отличается качественно и вынужденно, а подчиняется тем же общим законам, которые регулируют нормальное, целенаправленное и произвольное поведение любого рода.

Совсем недавно Карл Харт и его коллеги провели демонстрацию силы альтернативных подкрепляющих веществ в изменении употребления кокаина у опытных курильщиков кокаина, набранных из общины (описана в его книге High Price ). Что примечательно в этих выводах, так это то, что среди людей, которые в основных средствах массовой информации и во многих традиционных научных и профессиональных кругах будут считаться безнадежно зависимыми от крэк-кокаина, относительно небольшая сумма денег может быть эффективной для того, чтобы убедить их отказаться от выбора. кокаина.

Действительно, как показывает большое количество рандомизированных контролируемых исследований, наиболее эффективным методом лечения аддиктивного поведения является управление в непредвиденных обстоятельствах (CM). Эти данные также подтверждают вывод о том, что аддиктивное поведение не является невосприимчивым к своим последствиям. Исследования программ КМ с участием врачей, пилотов авиакомпаний и других профессиональных групп показали поистине замечательные результаты, но такие же высокие показатели выздоровления были получены и среди гораздо менее привилегированных групп (см. Редакционную статью DuPont и Хамфрис в выпуске журнала Substance Abuse за 2011 год). .

Идея принуждения также подразумевает, что аддиктивное поведение негибкое, стереотипное и нерефлексивное, но в своем качественном исследовании потребителей наркотиков (в основном героина) в Шотландии Джоан Нил обнаружила совершенно иную картину. Респонденты Нила, как правило, были не беспомощными жертвами сил, над которыми они мало или совсем не могли повлиять, они были уважающими себя и самоопределяющимися людьми, «которые активно противостояли внешним ограничениям и жизненным возможностям и целенаправленно реагировали на них».

Если зависимость влечет за собой компульсивное поведение, разумно ожидать, что наркоманам потребуется много времени, чтобы выздороветь, если они когда-либо это делали. В книге 2009 года Джин Хейман и его коллеги изучили данные четырех крупномасштабных продольных опросов населения в США, проведенных в разное время с 1980 года. Среди всех респондентов, которые когда-либо соответствовали критериям DSM для зависимости от психоактивных веществ в течение своей жизни, между 76% и 83% находились в стадии ремиссии (т.е. не имели признаков зависимости в прошлом году).Для подавляющего большинства респондентов ремиссия была достигнута без лечения. Несомненно, несовместимо с понятием компульсивного хронического заболевания, что более трех четвертей тех, кто когда-либо им страдал, больше не страдали от него, несмотря на то, что никогда не получали лечения.

Одно из самых сенсационных свидетельств о природе зависимости получено в результате наблюдения за ветеранами войны во Вьетнаме. Ближе к концу войны правительство США встревожилось сообщениями о том, что большая часть американских военнослужащих во Вьетнаме пристрастились к героину или другим наркотикам.Группе исследователей во главе с Ли Н. Робинсом было поручено опросить большую выборку мужчин во Вьетнаме, чтобы определить масштабы и характеристики их употребления наркотиков, а затем проследить за ними после их возвращения в США после выписки в 1971 году. несмотря на все ожидания, подавляющее большинство просто «отказалось» от зависимости. В первый год после возвращения только 5 процентов из тех, кто был зависимым во Вьетнаме, были зависимы в США; и, несмотря на сообщения о симптомах отмены, 88 процентов не возобновили регулярное употребление опиатов в течение трехлетнего периода наблюдения.Этого не произошло из-за отсутствия лекарств после возвращения домой; респонденты сообщили, что они знали, как достать героин, а некоторые употребляли его время от времени, но не регулярно.

Итак, могут быть смыслы, в которых можно описать феноменологию наркомании как навязчивую, но имеющиеся свидетельства категорически противоречат любому понятию принуждения в сильном смысле автоматического поведения, вызываемого непроизвольно связанными с наркотиками сигналами, независимо от поведения человека. мотивационный статус на момент его возникновения.Принуждение может иметь некоторую тягу в более слабом смысле переживания наркомана, когда он чувствует себя неспособным противостоять мощным соблазнам употребления, но это недостаточное условие для возникновения рецидива, о чем свидетельствует просто тот факт, что наркоманы иногда успешно сопротивляются. Верно, что некоторые наркоманы не меняют своего поведения до тех пор, пока не будет нанесен необратимый ущерб, но сказать, что это показывает, что они вынуждены продолжать употреблять наркотики и не могут измениться, — прекрасный пример круговой аргументации.

К сожалению, вместо того, чтобы пытаться согласовать приведенные выше доказательства, нейробиологические теории зависимости, основанные на предположении, что зависимость является компульсивной из-за хронического заболевания мозга, просто игнорируют ее.Это основная причина обвинения таких теорий в ненаучности. Несмотря на очевидные атрибуты науки — красочные изображения мозга, основанные на дорогостоящих методах нейровизуализации, замысловатые диаграммы, иллюстрирующие сложные неврологические цепи, которые, как считается, участвуют в компульсивном поведении, бесчисленные экспериментальные манипуляции с мозгом грызунов — похоже, нет никакого интереса в увязке гипотез механизмы мозга с большим количеством наблюдений за поведением людей-наркоманов в реальном мире.

К теории двойных систем
В равной степени, к сожалению, рассматриваемые доказательства привели некоторых, как мы видели, в заблуждение, чтобы отвергнуть саму концепцию зависимости и рассматривать ее как миф. Хотя аддиктивное поведение не является «против воли» в любом простом смысле, это все же своего рода расстройство, и в в высшей степени иррациональном поведении наркомана есть что-то, что требует специального объяснения.

Одна из возможностей состоит в том, что зависимость — это нарушение временной несогласованности, точку зрения, сформулированную Нилом Леви.Хотя наркоманы реагируют на стимулы и могут выбирать, какое поведение им следует вести, или нет, их автономия нарушается, если их модель выбора рассматривается с течением времени. Кто-то принимает твердое решение воздерживаться от поведения определенного человека, но не выполняет это решение; когда это происходит неоднократно и мучительно, мы можем описать эту модель поведения как зависимость. Если мы отождествляем решимость наркомана с его волей на том основании, что это отражает «тот набор соображений, который (наркоман) — в холодный и не вводящий в заблуждение момент — артикулирует как определяющий добро» (см. Свободную волю Гэри Уотсона, 2003, стр.105), именно в этом смысле аддиктивное поведение противоречит воле. Другими словами, в отношении своего аддиктивного поведения наркоманы не могут эффективно расширять свою волю с течением времени. По словам Леви, в статье Canadian Journal of Philosophy за 2006 год: «Это потому, что зависимость подрывает расширенную свободу действий, так что наркоманы не могут интегрировать свою жизнь и преследовать единую концепцию блага, это ослабляет автономию» (2006). , p.427)

Это согласуется с другим взглядом на зависимость, который рассматривает ее в первую очередь как нарушение саморегуляции.Как мы уже видели, важнейшая задача в изучении зависимости состоит в том, чтобы учесть нарушение решения в момент, когда наркоман поддается искушению. Каковы ключевые факторы, определяющие эту поломку? И наоборот, как нам когда-либо удается настаивать на своих решениях перед лицом сильных противоположных наклонностей? Это древние вопросы, но здесь предлагается, чтобы они и дальше занимали видное место в научных исследованиях зависимости.

Рассмотрение зависимости как расстройства выбора или саморегуляции может быть отнесено к более общему предложению о том, что зависимость может быть объяснена в рамках теории двойных систем человеческого поведения и опыта, предложение, которое никоим образом не ново. (см., например, ссылки в главе 25 Heather & Segal, 2017).Хотя существуют разные версии теории двойных систем, все они дают представление о том, как поведение может быть результатом одной из двух различных систем обработки информации и их взаимодействия — одна имеет дело с неявными, автоматическими и в основном бессознательными процессами и другой — с явными, контролируемыми и в основном сознательными процессами.

Из-за зависимости баланс между двумя системами нарушился. Автоматические процессы, такие как побуждения, вызванные сигналом, предвзятость внимания, тенденции автоматического подхода, неявные ассоциации памяти и познания способствуют поддержанию аддиктивного поведения, в то время как плохое целенаправленное планирование, ограниченная способность к самоконтролю и искаженные суждения и оценки подрывают попытки противостоять ему .«Последний общий путь» открытого поведения смещается в пользу автоматических процессов.

В общем, теория дуальной системы наркомании — это попытка понять то, что Рон Борланд в своей книге Понимание трудно поддерживаемого изменения поведения (2014 г.) называет «ограничениями и потенциалом волевых попыток изменить модели поведения, которые являются допустимыми. под моментальным контролем непредвзятых процессов ». Однако решающий момент резюмируется в редакционной статье 2015 года в «Аддиктивном поведении» Маркантонио Спада и его коллег следующим образом: «… волевое упражнение не теряется из-за автоматизма и неотразимости аддиктивных реакций, а, скорее,… может использоваться для принятия решения о том, следует ли подчиняться и удовлетворять или отрицать и воздерживаться ».

Мозги не зависимы, люди —
Ни один здравомыслящий наблюдатель не стал бы сбрасывать со счетов тот вклад, который неврология внесла и будет вносить в понимание зависимости. Но существуют серьезные и неотъемлемые ограничения того, что одна только нейробиология может сказать нам о расстройстве. Никакая теория, состоящая из описаний активности нейротрансмиттеров, синапсов и нейронных путей, никогда не может быть адекватным объяснением зависимости. Верить в обратное — значит соглашаться с тем, что Деннетт назвал «жадным редукционизмом», который считает, что более базовые уровни объяснения, такие как нейронные, могут сделать избыточные более высокие уровни, выраженные, например, в психологических и социальных терминах.

Это самая общая причина полагать, что рассматривать зависимость как заболевание мозга, подобное паркинсонизму, эпилепсии или болезни Альцгеймера, является фундаментальной ошибкой. Сами выдающиеся нейробиологи разделяют эту точку зрения. Гарольд Калант (2010) показал, что постулирование нейронных механизмов, которым даны причинные роли в изображении зависимости как заболевания мозга, вызванного хроническим воздействием наркотиков, не было экспериментально или клинически подтверждено. Недавно в своей книге The Biology of Desire 2015 года Марк Льюис утверждал, что мозг постоянно меняется и что изменения, вызванные хроническим употреблением наркотиков, аналогичны по своему характеру обучению любой новой привычке или способу поведения.Льюис представляет модель зависимости от развития и обучения, в которой выздоровление, а не возвращение к некоторому предыдущему уровню стабильности или гомеостаза, знаменует собой этап роста за пределами зависимости.

Защита модели зависимости от болезни мозга (BDMA) была представлена ​​в журнале New England Journal of Medicine в 2016 году Норой Волкоу, нынешним директором Национального института по борьбе со злоупотреблением наркотиками в США, и ее коллегами. Однако критики BDMA делятся примерно на два лагеря: те, кто утверждает, что зависимость — это не просто заболевание мозга, подразумевая, что если бы психологическое, социальное и культурное влияние на зависимость было полностью признано, понятие болезни мозга было бы приемлемым; и те, кто утверждает, что зависимость не лучше всего рассматривать как заболевание мозга любого рода.Я в последнем лагере. Аддиктивное поведение является волевым в то время, когда оно осуществляется; наркоманы — это агенты, которые делают выбор. Это не звучит как «болезнь»: какие бы разногласия ни возникали по поводу значения этого слова, болезнь — это то, что случается с нами, а не то, что мы делаем. Может быть полезно описать автоматические процессы, связанные с зависимостью на более низком системном уровне, как представляющие болезнь — например, синдром отмены наркотиков, очевидно, является болезнью — но из этого не следует, что взаимодействие между волевыми и невольными процессами, которое затруднительное положение наркомана полезно описывать как болезнь.

Каковы последствия всего этого?
Спор о том, является ли зависимость болезнью, в конечном итоге должен быть разрешен путем изучения последствий того или иного взгляда. Я попытался показать, что одним из следствий взгляда на болезнь является то, что оно ограничивает шансы на адекватное понимание зависимости. Есть и более практические последствия.

Сторонники BDMA часто слышат заявление о том, что его продвижение — единственный способ убедить общественность не обвинять и не наказывать наркоманов, единственный способ бороться со стигмой, от которой они страдают.Отсюда следует, что отказ от BDMA эквивалентен продвижению идеи о том, что зависимость означает моральный провал со стороны наркомана. Это полностью ложное утверждение (см. Heather, 2017b).

Очевидно, что возможно разработать научное объяснение зависимости, которое не является ни болезнью, ни моральной моделью, но которое может понять публика. Существуют убедительные доказательства того, что общественное признание концепции болезни — это в значительной степени на словах и что утверждение, что BDMA устраняет стигму среди общественности или профессионалов, не соответствует действительности.То, что чье-то отклоняющееся поведение вызвано заболеванием мозга, несомненно, является одной из самых стигматизирующих вещей, в которые можно верить. Могут возникнуть трудности в доведении до сведения общественности морально нейтрального, не связанного с заболеванием мозга, отчета о зависимости, но, если мы хотим добиться прогресса в понимании расстройства и реагировании на него, альтернативы нет.

С другой стороны, продвижение BDMA имеет явные недостатки. Основным практическим достижением, которого ожидают его сторонники, является разработка новых фармакологических веществ и других медицинских процедур для исправления предполагаемого сбоя в работе мозга, ответственного за болезнь.Нет никаких сомнений в том, что фармакотерапия играет определенную роль в лечении зависимости, главным образом, обеспечивая период стабильности, в течение которого могут быть решены проблемы в отношениях, приспособлении, средствах к существованию и т. Д. Но этот важный период стабильности не затрагивает более длительную проблему саморегуляции поведения; любое долгосрочное решение этой проблемы может быть достигнуто только путем изучения способов усиления контроля над аддиктивным поведением, будь то когнитивно-поведенческая терапия, тренинг осознанности, членство в группе взаимопомощи или любой другой подходящий метод.Напротив, аргумент, выдвинутый BDMA для общественности и правительств, о том, что разработка новых лекарств от болезни мозга, связанной с зависимостью, является единственным путем вперед, скорее всего, приведет не к какому-либо чудодейственному излечению, а к увеличению излишнего -медикализация личных и социальных проблем, которых боятся многие из нас. Как утверждали Уэйн Холл и его коллеги (2015), это также может привести к постоянному игнорированию того, что является наилучшим путем вперед — применением политики общественного здравоохранения, направленной на сокращение употребления вредных наркотиков среди населения в целом, и способов увеличения доступ к дешевым и эффективным методам лечения, которые уже существуют.

Еще один важный недостаток BDMA состоит в том, что он может снизить шансы наркоманов на выздоровление, говоря им, что они бессильны измениться без специальной помощи. Это основано на предположении, что вера людей в свою способность изменяться является единственным величайшим фактором, вызывающим эти изменения, и это, конечно же, основной принцип современной когнитивно-поведенческой терапии, которая неоднократно показывалась как наиболее эффективная с эмпирической точки зрения. -поддерживаемый метод лечения поведенческих расстройств.Кажется вероятным, что язык необратимого заболевания мозга и принуждения является сильным препятствием для самоизменения и успеха лечения, направленного на то, чтобы помочь людям измениться. Поэтому нам нужна радикальная трансформация в общении с общественностью о зависимости, при которой они будут убеждены в том, что избавиться от зависимости возможно, и рассказать все, что мы знаем о том, как этого можно добиться.

Об авторе

«Большая часть моей исследовательской карьеры была сосредоточена на повышении эффективности лечения и краткосрочных вмешательствах при алкогольных проблемах, и мне посчастливилось получить за эту работу премию Jellinek Memorial Award 2017.Тем не менее, меня всегда интересовала теория зависимости и то, как ее понимание в обществе влияет на ее проявление и реакцию. После выхода на пенсию из Национальной службы здравоохранения в 2003 году я смог больше времени уделять чтению и размышлениям об этой увлекательной области ».

Редакционная статья 2014 года в Nature побудила 94 ученых и исследователей протестовать против ее« одномерности ». вид наркомании . Затем мы с Дереком Хаймом создали группу Google, Сеть теории зависимости, чтобы координировать критику модели болезни мозга и разрабатывать альтернативные способы понимания зависимости.См. tinyurl.com/hn7f3q s и подайте заявку на присоединение к сети.

— Ник Хизер — почетный профессор исследований алкоголя и других наркотиков на факультете психологии Университета Нортумбрии

[адрес электронной почты защищен]

Иллюстрация Ника Оливера

Ключевые источники

Hall, W., Carter, А. и Форлини, К. (2015). Модель зависимости от болезни мозга: расставленные приоритеты? Lancet Psychiatry, 2, 867.

Heather, N.(2017а). Полезна ли концепция принуждения для объяснения или описания аддиктивного поведения и опыта? Addictive Behavior Reports, 6. doi: 10.1016 / j.abrep.2017.05.002

Heather, N. (2017b). В: Зависимость — это болезнь мозга или моральный недостаток? A: Ни то, ни другое. Нейроэтика, 10 (1), 115–124. Доступно по адресу tinyurl.com/lbn7qzl

Heather, N. & Segal, G. (2017). Зависимость и выбор: переосмысление отношений. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Хейман, Г.М. (2009). Зависимость: расстройство выбора. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Калант, Х. (2010). Чего нейробиология не может сказать нам о зависимости. Наркомания, 105, 780–789.

Леви Н. (Ред.) (2013). Зависимость и самоконтроль: перспективы философии, психологии и нейробиологии. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Wiens, T.K. И Уокер, Л.Дж. (2015). Концепция зависимости от хронических заболеваний: полезно или вредно? Исследования и теория зависимости, 23, 309–321.

Wiers, R.W. & Stacy, A.W. (Ред.) (2006). Справочник неявного познания и зависимости.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *