Аффективность в психологии это: Аффективность | Понятия и категории

Автор: | 23.08.1970

Содержание

Аффективность — это… Что такое Аффективность?

Аффективность
— бурное элементарное реагирование на ситуацию, быстрый переход от одного эмоционального состояния к другому, эмоциональная импульсивность.

Психология человека от рождения до смерти. — СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК. Под общей редакцией А.А. Реана. 2002.

  • Аффективно-защитная функция воображения
  • Афферентные нервы

Смотреть что такое «Аффективность» в других словарях:

  • Негативная аффективность — (negative affectivity) – общая категория, обозначающая тревогу и депрессию вместе с другими, общими для них отрицательными эмоциями (страхом, печалью, чувством вины) …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • АФФЕКТ — (от лат.

    affectus душевное состояние), термин, употребляемый для обозначения явлений в области чувства. Наиболее древнее объяснение слова А. встречается у Августина, к рый приравнивает его к латинскому perturbatio. Т. о., в этом значении,… …   Большая медицинская энциклопедия

  • НЕВРОННАЯ ТЕОРИЯ — НЕВРОННАЯ ТЕОРИЯ. Неврономпринято называть нервную клетку со всеми ее отростками дендритами и невритом (см. Нервные клетки), включая сюда и окончания этих отростков (двигательные и чувствительные нервные окончания). Под невронной теорией… …   Большая медицинская энциклопедия

  • Парсонс Толкотт — (Parsons) (1902 1979), американский социолог теоретик, один из главных представителей структурно функционального анализа в социологии. С 1927 в Гарвардском университете. Основные сочинения: «Структура социального действия» (1937), «Социальная… …   Энциклопедический словарь

  • Резонёрство — Основная статья: Мышление (психология) Резонёрство один из видов нарушений мышления, характеризующийся пустым, бесплодным многословием, рассуждательством с отсутствием конкретных идей и целенаправленности мыслительного процесса. По классификации… …   Википедия

  • Парсонс, Толкотт — Толкотт Парсонс Talcott Parsons Дата рождения: 13 декабря 1902(1902 12 13) Место рождения: Колорадо Спрингс Дата смерти …   Википедия

  • Парсонс Толкотт — Талкотт Парсонс Талкотт Парсонс (англ. Talcott Parsons, 13 декабря 1902, Колорадо Спрингс  6 мая 1979, Мюнхен)  американский социолог теоретик, глава школы структурного функционализма, один из создателей современной теоретической социологии и… …   Википедия

  • Резонерство — Основная статья: Мышление (психология) Резонёрство один из видов нарушений мышления, характеризующийся пустым, бесплодным многословием, рассуждательством с отсутствием конкретных идей и целенаправленности мыслительного процесса. По классификации… …   Википедия

  • ПАРСОНС Толкотт — (PARSONS, Talkott) (1902 1979) Сын приходского священника, Т.Парсонс всю свою жизнь занимался наукой в Соединенных Штатах, за исключением короткого периода аспирантской учебы в Европе. Он оказал существенное влияние на социологию после Второй… …   Социологический словарь

  • Шизофрения — (от греч. schizo расщепляю и phren ум, разум, мысль)         наиболее распространённое психическое заболевание, которое характеризуется разнообразными проявлениями и имеет тенденцию к хроническому течению. Ещё в 17 в. Т. Виллизий наблюдал… …   Большая советская энциклопедия


Глава 2. Аффективность. Воображаемое. Феноменологическая психология воображения

Глава 2. Аффективность

С самого начала необходимо изложить некоторые замечания по поводу глубинной природы аффективности. Работы Брентано, Гуссерля и Шелера утвердили в Германии определенное понимание чувственности, знакомство с которым пошло бы на пользу французским психологам. По правде говоря, в рубрике, посвященной аффективности, французская психология остается современницей Рибо.[59] Если мы откроем новое исследование Дюма, то найдем в нем старые напыщенные дискуссии о периферическом и интеллектуалистском тезисах. Со времен Джемса и Нагловского в психологии аффективности достигнуты некоторые успехи. Но само понятие чувственности не стало более понятным.[60] Двелсховерс верно резюмирует общее мнение, говоря о том, что аффективное состояние «есть некое

переживание». Это выражение, как и комментарии к нему, имеет своим следствием радикальное отделение чувства от его объекта. Чувство представляется чем-то вроде чисто субъективного и невыразимого потрясения, которое, хотя и имеет весьма индивидуальную окрашенность, остается сосредоточенным в субъекте, который это потрясение испытывает. В сущности оно остается всего лишь осознанием тех или иных органических изменений. И ничем кроме этого. Это чистая субъективность, чисто внутренняя сфера. Отсюда вытекают все те же положения, согласно которым эффективность представляет собой примитивную стадию психического развития: на этой стадии мир вещей еще не существует, как, впрочем, и коррелятивный ему мир людей. Существуют лишь переживания, поток субъективных, невыразимых качеств.
В конечном итоге аффективность смешивается с кинестезией. Признается несомненным, что аффективные состояния наиболее часто связаны с представлениями. Но эти связи устанавливаются извне. Речь идет не о живом синтезе представления и чувства: мы остаемся в механической области ассоциаций. Перенос, конденсация, деривация, сублимация — все это уловки ассоцианистской психологии. Не продвинулась дальше и литература: отвергнув старую и глубокую паскалевскую теорию любви-уважения, писатели XIX века изображали чувства как совокупность прихотливых явлений, которые иногда случайно соединяются с представлениями, но в сущности не имеют реальной связи со своими объектами. А еще лучше сказать, что чувства вовсе не имеют объектов. Связь между моей любовью и любимым человеком для Пруста и его последователей имеет по сути дела лишь характер смежности. В этом отношении у психологов и романистов дело доходит до своего рода аффективного солипсизма. Причина возникновения этих диковинных концепций состоит в том, что ощущение отделяется от его значения.

На самом деле не существует аффективных состояний, то есть неких инертных содержаний, влекомых потоком сознания и время от времени, в силу случайного сопряжения, закрепляющихся в представлениях. Рефлексия говорит нам об аффективных сознаниях. Радость, тоска, меланхолия — суть сознания. И мы должны применять к ним основной закон сознания: всякое сознание есть сознание чего-либо. Одним словом, чувства имеют особую интенциональность, они представляют собой один из способов трансцендировать себя. Ненависть есть ненависть к кому-либо, любовь есть любовь к кому-либо. Джемс говорил: устраните физиологические проявления ненависти, негодования, и у вас останутся лишь абстрактные суждения, а аффективность исчезнет. Сегодня мы можем ему ответить: попробуйте реализовать в себе субъективные проявления ненависти, негодования так, чтобы эти феномены не были ориентированы на ненавистную личность, на несправедливое действие, — вас может бить дрожь, вы можете стучать кулаком, краснеть, но ваше внутреннее состояние ничуть не будет затронуто негодованием или ненавистью.

Ненавидеть Поля — значит интенционально усматривать в нем трансцендентный объект некоего сознания. Но не следует совершать и интеллектуалистскую ошибку, полагая, что Поль дан как объект интеллектуального представления. Чувство нацеливается на тот или иной объект, но оно нацеливается на него своим собственным, а именно, аффективным способом. Классическая психология (то есть уже Ларошфуко) утверждает, что чувство является сознанию в субъективной окрашенности. При этом рефлексирующее сознание путают с неотрефлексированным. Чувство как таковое предстает перед рефлексирующим сознанием, значение которого как раз и состоит в том, чтобы осознать это чувство. Но чувство ненависти не есть сознание ненависти. Оно сознает Поля как ненавистного; любовь не является сознанием самой себя: она есть сознание прелестей любимого человека. Сознавать Поля как человека ненавистного, раздражающего, симпатичного, вызывающего беспокойство, привлекательного, отталкивающего и т. д., значит каждый раз приписывать ему новое качество, конституировать его в новом измерении.
В каком-то смысле эти качества не являются собственными качествами объекта, и, в сущности, сам термин «качество» неточен. Было бы лучше сказать, что они задают смысл объекта и тем самым являются аффективной структурой: в своей полноте они пронизывают объект; когда они исчезают (как, например, в случае деперсонализации объекта), это не затрагивает восприятия, не касается это и внешнего вида вещей, и тем не менее мир оказывается существенно обедненным. Таким образом, чувство в некотором смысле представляет собой разновидность познания. Если я люблю тонкие и белые руки некоей особы, то направленная на эти руки любовь может рассматриваться как один из способов, которым они являются моему сознанию. Именно чувство нацеливается на их
тонкость,
их белизну, живость их движений: что значила бы любовь, если бы она не была любовью к этим качествам? Следовательно, здесь мы имеем дело с определенным способом, которым мне может быть явлена тонкость, белизна и живость. Но это познание не имеет отношения к интеллекту. Можно было бы сказать, что любить тонкие руки — это определенный способ любить эти руки тонкими. Кроме того, не осуществляет ли сама любовь интенцию в отношении тонкости этих пальцев как репрезентативного качества: она проецирует на объект определенную окрашенность, которую можно было бы назвать аффективным смыслом этой тонкости и этой белизны. Лоуренсу, когда он, казалось бы, всего лишь описывает форму и цвет объектов, в совершенстве удается сделать так, чтобы мы попали под воздействие этих приглушенных аффективных структур, конституирующих более глубокую реальность. Вот, например, англичанка, которая не может противиться странному очарованию индейцев.

«Говорил все время один и тот же человек. Он был молод, его большие, сверкающие глаза, черные и живые, искоса разглядывали ее. На смуглом лице приятно выделялись черные усы и редкая курчавая бородка. Его длинные, черные, полные жизни волосы свободно ниспадали на плечи. У него была такая темная кожа, что складывалось впечатление, будто он давно не мылся». [61]

Репрезентативный аспект сохраняет некую первичность. Белые и тонкие руки, их оживленные движения появляются сначала как чисто репрезентативный комплекс, а затем определяют аффективное сознание, которое придает им новое значение. В этих обстоятельствах может возникнуть вопрос, что происходит, когда мы производим аффективное сознание в отсутствие объекта, на который оно нацелено.

Поначалу возникает искушение преувеличить первичность репрезентативного аспекта. Многие станут утверждать, что, для того чтобы вызвать какое-либо чувство, всегда необходимо представление. Нет ничего более ошибочного. Прежде всего, чувство может быть вызвано другим чувством. Кроме того, даже в том случае, когда именно представление пробуждает чувство, ничто не говорит о том, что чувство будет нацелено на это представление. Если я вхожу в комнату, где жил мой друг Пьер, вид хорошо известной мебели, несомненно, может дать мне повод к тому, чтобы у меня возникло аффективное сознание, направленное непосредственно на нее. Но этот вид может спровоцировать и такое чувство, которое будет нацелено на самого Пьера, исключив все другие объекты. Проблема остается во всей своей полноте.

Таким образом, я полагаю, что в случае, когда упомянутая особа отсутствует, у меня вновь возникает чувство, которое некогда вызвали во мне ее прекрасные белые руки. Для пущей ясности предположим, что оно свободно от всякого знания. Очевидно, речь здесь идет о пограничном случае, но у нас есть возможность такой случай вообразить.

Это чувство не является чисто субъективным содержанием, оно не может не подчиняться закону всякого сознания — оно трансцендирует себя, при анализе его содержания мы обнаружили бы первоначальное содержание, которое призваны оживить весьма особые интенциональности; короче говоря, это чувство есть аффективное сознание этих рук. Только руки, на которые оно нацелено, это сознание не полагает таковыми, то есть как синтез представлений. Знание и чувственные представления совершают ошибку (согласно гипотезе). Это, скорее, сознание чего-то тонкого, грациозного, чистого, со строго индивидуальным оттенком тонкости и чистоты. Без сомнения, все, что мне представляется уникальным в этих руках и что не могло бы выразиться в знании, будь оно знанием образным, — цвет кожи на кончиках пальцев, форма ногтей, морщинки вокруг фаланг — все это мне является. Но эти детали не выступают в своем репрезентативном аспекте: я сознаю их как неразличенную и не поддающуюся никакому описанию массу. И эта аффективная масса характеризуется тем, чего недостает самому ясному и самому полному знанию: она наличествует. В самом деле, чувство наличествует, и аффективная структура объектов конституируется, коррелируя с определенным аффективным сознанием. Таким образом, чувство не является пустым сознанием; оно уже кое-чем обладает. Эти руки даны мне в своей аффективной форме.

Предположим теперь, что мое чувство не является просто аффективным напоминанием об этих руках; кроме этого, допустим, что я их желаю. Желание, естественно, есть прежде всего сознание желаемого объекта, ведь я не могу желать как-нибудь иначе. Однако, — если предположить, что оно свободно от какого бы то ни было знания, — оно не может повлечь за собой познание своего объекта, оно не может само по себе полагать его как представление. Таким образом, желание должно примешиваться к аффективному сознанию своего объекта в новом синтезе. Следовательно, желание в каком-то смысле уже есть обладание; для того чтобы оно желало эти руки, нужно, чтобы оно полагало их в аффективной форме, и направляется оно именно на этот их аффективный эквивалент. Но оно не познает их в качестве рук. Так, после утомительной и бессонной ночи мне случается ощутить зарождение некоего в высшей степени определенного желания. В аффективном плане его объект строго определен, в нем нельзя ошибиться; однако я не знаю, в чем оно состоит. Желаю ли я выпить какого-нибудь освежающего и подслащенного напитка; хочу ли я спать, или же речь идет о сексуальном желании? Напрасно всякий раз я извожу себя предположениями. По-видимому, я становлюсь жертвой иллюзии: мое сознание рождается на фоне усталости и принимает форму желания. Это желание, разумеется, полагает какой-то объект; но последний не существует иначе, нежели как коррелят некоего аффективного сознания: это не напиток, не сон, он вообще не относится к сфере реального, и любая попытка определить этот коррелят по своей природе обречена на провал.

Одним словом, желание есть слепое усилие, направленное на то, чтобы в репрезентативном плане обладать тем, что мне уже дано в аффективном плане; посредством аффективного синтеза оно нацеливается на нечто потустороннее, что оно предчувствует, не имея возможности познать; оно направляется на аффективное «нечто», данное ему в настоящее время, и схватывает его как репрезентант желаемого. Таким образом, в случае желания структура аффективного сознания уже оказывается структурой образного сознания, поскольку, как и в случае образа, наличный, осуществленный синтез замещает собой отсутствующий репрезентативный синтез.

Одна из психологических теорий, называемая «теорией констелляций» или «законом интереса» и постоянно встречающаяся вплоть до сочинений Рибо, говорит о том, что чувство осуществляет выбор среди образных констелляций и вовлекает в сознание ту из них, которая послужит его фиксации. Поэтому Энар мог написать: «Всякая волна аффектов у существа, обладающего сознанием, стремится породить образ, в котором она получит свое оправдание; всякое чувство, связанное с внешним объектом, стремится получить оправдание и выразить себя благодаря внутреннему представлению этого объекта».

В таком случае образ был бы психическим образованием, в корне инородным аффективным состояниям, но большинство аффективных состояний сопровождались бы образами, притом что в случае желания в образе представлено то, чего мы желаем. Эта теория полнится ошибками: тут и смешение образа с его объектом, и иллюзия имманентности, и отрицание аффективной интенциональности, и полное непонимание природы сознания. В действительности, как мы только что видели, образ представляет собой для чувства что-то вроде идеала, для аффективного сознания он представляет собой некое предельное состояние, то, в котором желать в то же время означало бы и познавать. Образ, выступающий в качестве нижнего предела, к которому стремится вырождающееся знание, предстает и в качестве высшего предела, к которому направлена стремящаяся познать себя аффективность. Быть может, образ как раз и является синтезом аффективности и знания?

Чтобы хорошо понять природу такого синтеза, надо отказаться от сравнений, руководствующихся представлениями о физической смеси: в сознании знания, которое было бы в то же время и аффективным сознанием, не могут иметь места, с одной стороны, знание, а с другой — чувства. Сознание всегда прозрачно для самого себя; следовательно, оно должно в одно и то же время в полной мере быть и знанием, и аффектив-ностью.

Вернемся к прекрасным белым рукам: если вместо чистого аффективного сознания я произвожу когнитивно-аффективное сознание, то эти руки в одно и то же время оказываются объектом и знания и чувства, или, скорее, они полагаются эффективностью, которая является знанием, и познанием, которое является чувством. Желание полагает объект, который является аффективным эквивалентом этих рук: нечто трансцендентное, нечто, что не есть я, что дано как коррелят моего сознания. Но в то же время это нечто появляется для того, чтобы наполнить образное знание, и я постигаю, что оно вполне соответствует этим «двум рукам». Такая уверенность появляется внезапно: по отношению к этому аффективному объекту я нахожусь в установке квази-наблюдения. Эти руки действительно присутствуют здесь: проникающее в них знание полагает их для меня «как руки такой-то особы, как белые руки и т. д.»; в то же время чувство в аффективном плане воспроизводит все, что есть невыразимого в ощущении белизны, тонкости и т. д.; оно придает этому пустому знанию ту непрозрачность, о которой мы говорили в предыдущей главе. Я знаю, что трансцендентный объект, присутствующий здесь, перед моим сознанием, соответствует двум белым и тонким рукам; в то же время я чувствую эту белизну и эту тонкость и, самое главное, эту всегда столь своеобразную природу рук. Но одновременно я осознаю, что эти руки еще не достигли уровня существования. Передо мной лишь замещающий их эквивалент, конкретный и наполненный, но неспособный существовать сам по себе. Когда этот эквивалент присутствует, он в полной мере сообщает мне об этих руках, но в то же время его природе свойственно требовать, чтобы присутствовали руки, которые он полагает, и я сознаю, что нацеливаюсь на них через него. Следует вспомнить, чем характеризуется сущность ментального образа.[62] это определенный способ, которым обладает объект, для того чтобы отсутствовать в самой глубине своего присутствия. Мы вновь обнаруживаем здесь эту характерную черту; и в самом деле, только что описанный нами аффективно-когнитивный синтез есть не что иное, как глубинная структура сознания образа. Несомненно, нам еще встретятся и более сложные образные сознания, у которых аффективный элемент, напротив, почти полностью исключен, но если мы хотим постичь образ в его истоке, то исходить нужно именно из этой структуры. Впрочем, многие образы больше ничего и не содержат. Это имеет место во всех тех случаях, когда объектом образа является цвет, вкус, какой-нибудь пейзаж, выражение лица, короче говоря, когда образ в принципе нацелен на иные чувственные качества, нежели на форму и движение. «Я не могу, — говорит Стендаль, — видеть физиономии вещей. У меня есть лишь моя детская память. Я вижу образы, я вспоминаю, как они действовали на мое сердце, но не знаю причин этих физиономий. Я вижу череду образов, очень четких, но лишенных физиономии. Более того, я вижу эту физиономию, лишь припоминая то действие, которое она на меня произвела».

Психология, психотерапия, психиатрия | «Четырехлистный клевер»

Трудно найти человека, на жизнь которого не повлияла бы новая коронавирусная инфекция: если Вы её и не переносили, то скорее всего столкнулись с переживаниями за своё здоровье и здоровье близких Вам людей, угрозой потери или даже потерей работы, ограничениями передвижений, ухудшением финансового положения и пр.

Основываясь на нашем опыте работы и информации из открытых источников, влияние Covid-19 на ментальное здоровье можно квалифицировать следующим образом:
Подробнее →

У значительной части пациентов с аффективными расстройствами рецидив симптоматики возникает в определённое время года (чаще всего осенью, зимой и весной, реже – летом). Основная причина лежит в изменении светового дня. Осенью, когда солнечного света становится меньше, а темноты – больше, предрасположенные к аффективным расстройствам лица имеют довольно высокий риск появления депрессии.

Подробнее →

Когда мы говорим о биполярном расстройстве, то подразумеваем, что повышение (такие состояния называют гипоманией или манией в зависимости от выраженности симптомов) или снижение внутренней энергии (депрессии) носят патологический характер. Очень часто в таких случаях можно услышать от человека, испытавшего на себе данные перепады, следующее: «Это был будто другой «я», «В обычном состоянии я бы никогда такого не совершил», «Не знаю, что на меня нашло».

Подробнее → Стресс – это универсальный ответ нервной системы на всевозможные изменения окружающего мира или нашего организма, которые «кажутся» ей достаточно весомыми (т.е. существенными по силе или продолжительности). Стресс нужен для того, чтобы спровоцировать определённые нейрогормональные механизмы, с помощью которых мы сможем адаптироваться к новым условиям. Насколько успешно произойдёт эта адаптация, настолько и будет крепко наше физическое и психическое здоровье.

Подробнее →

«Хватит видеть одни недостатки», «посмотри, какая ты красивая/красивый», «вон у людей рук/ног нет и ничего, живут же как-то», «ты просто комплексуешь», — так обычно пытаются успокоить человека, который сомневается в своей привлекательности, даже не подозревая о том, что для пациента с дисморфофобией эти фразы будут иметь ровно обратный характер.

Подробнее →

Март 2020 г.

Практически каждый первый, обращающийся за помощью к врачу психиатру/психотерапевту, задаёт этот вопрос. Он не лишён смысла, однако главная ошибка вопрошающего заключается в том, что он уверен, будто бы тревогу можно «побороть».
Подробнее →

Март 2020 г.

Мы начинаем цикл публикаций, посвящённых проблеме тревожных расстройств.
Их актуальность сегодня трудно переоценить: это одно из самых распространённых психических расстройств.
Подробнее →

Декабрь 2019 г.

Ревность старших детей к новорожденному – такое случается сплошь и рядом. Несколько советов, которые помогут родителям справиться с этой нелегкой ситуацией или предупредить ее. Подробнее →

Автор: Семейный психотерапевт, врач-психиатр высшей категории Татьяна Зайченко.
Июнь 2016 г.

Миф №1 «Психиатры ставят диагнозы, подлежащие обязательному учету»
На самом деле, постановка на диспансерный учет к психиатру проводится в крайних случаях, лишь при тяжелых хронических психических расстройствах (к примеру, таких как шизофрения).
Подробнее →

Общая психопатология | Обучение | РОП

Аффекты, или аффективно-шоковые реакции — предельно выраженные эмоциональные реакции, возникающие у человека при столкновении с экстремальными (в том числе угрожающими жизни) ситуациями и отличающиеся большой силой, способностью тормозить другие психические процессы (в том числе рациональное мышление), навязывая определенный, закрепленный эволюцией способ «аварийного» преодоления ситуации. Такие реакции, как правило, кратковременны и завершаются по мере минования опасности. Выделяют как минимум три варианта такого инстинктивного поведения, которые можно выразить формулой «бей, беги или замри».

Подобное реагирование на события чрезвычайной значимости досталось человеку от животных. В широко известных примерах поведения животных мы можем увидеть такие реакции с особой наглядностью. Например, если кошка поймала мышь и играет с ней, то жертва обычно попеременно выбирает два варианта поведения — либо замирает, чтобы кошка ее не видела или сочла мертвой и потеряла интерес, либо, наоборот, хаотично мечется, стремясь каким-то случайным отчаянным образом вырваться из создавшегося положения, избежать своей участи. А если к самой кошке вплотную подошла угрожающая ей собака, то теперь уже кошке нужно будет выбирать между тем, чтобы наброситься на собаку или убежать от нее.

Так же как и у животных, у человека в момент серьезной опасности происходит подготовка к действию за счет активации гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы, выброса адреналина и норадреналина в кровь с соответствующими эффектами: расширением зрачков, повышением частоты сердечных сокращений и дыхания, повышением артериального давления и изменением сосудистого тонуса (расширение кровеносных сосудов в мышцах, сужение сосудов во внутренних органах и кожных покровах), мышечного тонуса, повышением уровня глюкозы крови и пр. Сознание человека в этот момент называют суженным (аффективно-суженным состоянием сознания): в этом состоянии воспринимаются только раздражители, непосредственно связанные с текущей угрозой, другие раздражители игнорируются (наиболее наглядно видно в феномене туннельного зрения — сужении полей зрения при сильных эмоциях, человек воспринимает только то, что находится непосредственно в центре его взора), снижается способность рационально рассуждать, рассматривать альтернативные варианты действий, оценивать их последствия, нарушается способность к самоконтролю, на первый план выходят очень быстрые, интуитивные решения и реакции, направленные на скорейшее избавление от опасности.

Переживание серьезной опасности у человека возникает в ситуациях, несущих непосредственную угрозу жизни, здоровью и привычному укладу его жизни и близких ему лиц, например во время природных и техногенных катастроф, пожаров, при несчастных случаях, боевых действиях, террористических атаках, насилии со стороны преступников, сексуальном насилии и др.

Варианты аффективно-шоковых реакций:

· Агрессивное поведение, направленное на активное устранение угрозы (реакция «бей»). В судебной практике особо рассматриваются состояния «внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта)», вызванные внешней угрозой и приводящие к чрезмерному использованию силы и в отношении лиц, представлявших такую угрозу. В этих случаях состояния, которые сопровождаются суженным, но не помраченным сознанием, называют физиологическим аффектом. Считается, что такое состояние снижает способность к самоконтролю и оценке последствий своих действий, тем не менее эти способности полностью не утрачены, поэтому человек, совершивший в таком состоянии правонарушение, не освобождается от уголовного наказания. Физиологический аффект необходимо дифференцировать с аффектом патологическим (см. таблицу ниже).

· Психомоторное возбуждение, «двигательная буря» (реакция «беги»). Характеризуется двигательным возбуждением с нецеленаправленными, плохо осмысляемыми действиями, которые потенциально могли бы помочь человеку вырваться из создавшегося положения, но зачастую, напротив, в силу своей неосмысленности несут для него дополнительную опасность. Например, во время пожара некоторые люди, поддавшись своему эмоциональному состоянию, вместо того, чтобы воспользоваться предусмотренными путями эвакуации, мечутся во всех направлениях, иногда выбрасываясь из окон в то время, когда еще доступны безопасные пути выхода из пожара. Во время военных действий описаны ситуации, когда неопытные новобранцы во время первой атаки врага выскакивали из окопов и принимались беспорядочно стрелять во всех людей, которые пытались к ним приблизиться, в том числе в своих сослуживцев. Особую опасность лица в состоянии «двигательной бури» представляют в местах массовых скоплений людей, когда их поведение может быстро «заражать» окружающих, вызывая массовую панику и давку.

· Двигательный ступор (обездвиженность), «мнимая смерть» (реакция «замри»). Случаи, когда эмоции «парализуют» действия человека, необходимые для того, чтобы избежать или минимализировать последствия грозящей ему опасности. Будучи не в состоянии справиться с охватившими его эмоциями, человек остается лишь пассивным наблюдателем происходящих вокруг него угрожающих событий. Например, мать, услышав зов о помощи своего тонущего сына, останавливается «как вкопанная», «руки и ноги не слушаются», в ужасе смотрит на то, как сын тонет у нее на глазах, хотя находится всего в нескольких десятках метров от него.

Эмоции в некоторых случаях мешают людям справляться и с менее чрезвычайными ситуациями. Например, некоторые студенты, отвечая на экзамене, могут быть напуганы ситуацией экзамена и вопросами экзаменатора до такой степени, что также впадают в крайние состояния:

  • Состояние «двигательной бури», когда студенты начинают произносить сразу все знакомые им термины из данной дисциплины, видимо, в надежде случайным образом приблизиться к правильному ответу. Однако во многих дисциплинах (особенно в психиатрии, где студентам медицинских вузов приходится усваивать много новых для них терминов) такое неосмысленное использование специальных терминов заставляет экзаменатора решить, что студент не только не знает ответа на его вопрос, но и значения всех тех слов, которые он употребляет.
  • Состояние «мнимой смерти», когда студенты оказываются не в состоянии вымолвить ни слова, не в состоянии решиться дать ответ даже на достаточно простые и очевидные вопросы. Длительные паузы между ответами обычно очень раздражают экзаменаторов, ведь другие студенты в это время ждут возможности ответить.

Такие же состояния возможны и у врачей (особенно малоопытных), в том числе во время оказания неотложной помощи. При развитии жизнеугрожающих состояний у пациентов недостаточно подготовленный врач опять же склонен впадать в крайние состояния — «двигательной бури» (когда выполняет все лечебные и диагностические манипуляции, которые в данным момент доступны, вместо того, чтобы действовать согласно необходимому для спасения жизни пациента алгоритму) или «мнимой смерти» (когда врачом не предпринимается никаких, даже простейших действий). Помочь врачам справляться со своими эмоциями ради спасения их пациентов могут:

  1. Прочно усвоенные («зазубренные») знания, хорошо заученные, простые и непротиворечивые алгоритмы оказания помощи. При оказании помощи в неотложных состояниях у врача нет ни времени на размышления, ни способности последовательно логически рассуждать (в связи с аффективно-суженным сознанием), поэтому в его распоряжении остается лишь прочно заученная информация (см. раздел «Память»).
  2. Тренировки. Врачебный опыт позволяет не только хорошо освоить практическое выполнение тех или иных врачебных манипуляций, но и научиться справляться со своими эмоциями, контролировать их. Однако не очень хорошо, когда такой опыт приобретается на реальных пациентах. В мировом медицинском образовании все большее значение приобретает обучение врачей в специально созданных симуляционных центрах, а также с помощью решения различных ситуационных задач, моделирующих в том числе различные неотложные состояния. Только после того, как действия в тех или иных ситуациях доведены до автоматизма (подобно тому, что достигается в ходе учений пожарных, спасателей, пилотов), врач может приступать к практической работе без опасений за последствия своих собственных действий для пациентов.
  3. Доступность средств оказания неотложной помощи. Если вспомнить феномены аффективно-суженного сознания и туннельного зрения, становится понятным, почему так важно, чтобы средства оказания неотложной помощи, даже те, которые необходимы очень редко, были в прямом смысле «всегда под рукой» у медицинского персонала, а инструкции к ним наглядны и однозначны.

Дифференциальная диагностика патологического и физиологического аффектов

Физиологический аффект

Патологический аффект

Сознание не помрачено, но сужено.

1. Кратковременность (секунды-минуты)

2. Соответствие силе переживания (адекватность раздражителю)

3. Возникает сразу в ответ на действие раздражителя (реакция «короткого замыкания»)

4. Действия носят целенаправленный характер

5. Как правило, после помнят все

6. После — эмоциональное облегчение

7. Не освобождает от уголовной ответственности, но может являться смягчающим вину обстоятельством («состояние сильного душевного волнения»)

Представляет собой вариант сумеречного помрачения сознания (часто в виде галлюцинаторно-бредового варианта)

1. Минуты-часы

2. Несоответствие реакции силе раздражителя

3. Нет реакции «короткого замыкания»

4. В действиях отражаются психотические переживания

5. Амнезия всего периода

6. После — терминальный сон

7. Признаются невменяемыми


Как по поведению младенца понять, каким человеком он вырастет

  • Кристиан Джарретт
  • BBC Future

Автор фото, Glenn/Flickr/CC BY -SA 2.0

Признаки темперамента, которым будет обладать взрослый человек, начинают проявляться у него еще до того, как он научится говорить. Но как мы можем использовать это знание?

Личность человека формируется под воздействием множества факторов. На то, кем вы являетесь сейчас, повлияли ваши гены, ваши друзья, школа, которую вы посещали, и многое другое.

Но когда именно ваша личность начала принимать четкие очертания? Если сейчас вы застенчивы, означает ли это, что вы были таким и в детстве?

Скорее всего, да. Исследования показывают, что поведенческие тенденции, проявляющиеся у ребенка через несколько месяцев после рождения, тесно связаны с его будущей личностью.

Это не означает, что характер человека формируется в столь раннем возрасте и не меняется со временем. Тем не менее основные черты его личности можно разглядеть и отследить уже в самые первые дни жизни ребенка.

Психологи, изучающие детей, обычно используют термин «темперамент», а не «личность». Одной из первых научных работ в этой области стало долгосрочное исследование под названием New York Longitudinal Study, начатое в 1950 году в Нью-Йорке.

В его рамках супружеская пара психологов Стелла Чесс и Александр Томас наблюдали за 133 детьми с момента рождения до достижения ими 30-летнего возраста, а также опрашивали их родителей.

На основании полученных данных ученые предложили выделять девять принципиальных аспектов темперамента младенцев, включая степень активности, настроение и отвлекаемость.

Они также заметили определенные закономерности при оценке некоторых параметров, и на их основании выделили три группы детей.

Следует отметить, что в то время политической корректности еще не придавали такого значения, как сейчас, поэтому указанные группы получили следующие названия: дети с трудным темпераментом, дети с легким темпераментом, и «медленно разогревающиеся» дети.

Автор фото, Celeste Lindell/Flickr/CC BY 2.0

Подпись к фото,

Исследование 1950 года показало, что детей можно разделить на три категории: дети с трудным темпераментом, дети с легким темпераментом, и «медленно разогревающиеся» дети

Предопределяют ли эти виды темпераментов будущий тип личности человека? Нью-йоркское исследование показало, что дети, имевшие легкий или трудный темперамент в возрасте трех лет, как правило, попадали в те же группы в старшем юношеском возрасте.

Тем не менее исследователи не изучали фактическую связь между детским темпераментом и личностью взрослого человека.

На самом деле психологи, изучающие темперамент младенцев, и психологи, изучающие типы личности взрослых людей, долгое время не имели никаких точек соприкосновения.

Ситуация начала меняться лишь в течение последнего десятилетия. Несмотря на то, что по темпераменту младенца невозможно точно определить тип его личности в будущем, эти категории, несомненно, связаны между собой.

Стоит также отметить, что системы оценки темперамента младенцев со временем претерпели изменения.

Сегодня изначальные девять аспектов темперамента превратились в три обширные категории (к сожалению, иногда ученые из разных психологических лабораторий называют их по-разному).

Вот они: «контроль, требующий усилий», описывающий способность младенца контролировать себя и концентрировать внимание (например, устоять перед искушением в виде интересной игрушки), «негативная аффективность», связанная с уровнем отрицательных эмоций наподобие страха и фрустрации, а также «экстраверсия» или «динамизм», касающиеся уровня активности, возбуждения и общительности.

Их попросили оценить темперамент своих детей в возрасте нескольких месяцев (в среднем семи), а затем снова оценить личность ребенка в возрасте около восьми лет на основании основных черт личности взрослого человека, таких как экстраверсия и невротизм.

Автор фото, Chris Carter/Flickr/CC BY 2.0

Подпись к фото,

Дети с более высоким уровнем экстраверсии менее склонны к неврозам во взрослом возрасте

Сравнив эти показатели, ученые выявили ряд закономерностей: например, младенцы, показавшие более высокий результат по шкале экстраверсии или динамизма (чаще улыбавшиеся, например), в возрасте восьми лет показывали меньший результат по взрослой шкале невротизма (то есть проявляли большую эмоциональную устойчивость).

В то же время младенцы, показавшие более высокий результат по шкале, эквивалентной контролю, требующему усилий, в детском возрасте продемонстрировали высокие показатели в том, что касается такой «взрослой» характеристики, как аккуратность.

Так что если у вашего ребенка повышенная степень устойчивости внимания — это хорошо, так как, скорее всего, он будет поддерживать порядок в своей комнате, когда немного подрастет.

Однако некоторые результаты этого исследования оказались противоречивыми. Например, улыбчивые и более общительные младенцы в более взрослом возрасте не показывали высокого уровня экстраверсии.

Это еще раз напоминает нам о том, что темперамент, который мы имеем в младенческом возрасте, не всегда остается с нами по мере взросления.

Как бы то ни было, полученные результаты подкрепляют все более единодушное мнение ученых о том, что «характеристики темперамента, проявляющиеся в первые годы жизни, становятся фундаментом для формирования личности человека».

Как ни удивительно, некоторые связи могут охватывать целых четыре десятилетия.

В другом исследовании, опубликованном в 2007 году, ученые из Чехии оценивали темперамент младенцев в чуть более старшем возрасте — от 12 до 30 месяцев — и в результате выявили довольно интересную связь между чертами личности одного и того же человека при повторной проверке 40 лет спустя.

Речь идет о расторможенности у младенцев (этот параметр схож с более широко используемой шкалой экстраверсии или динамизма) и экстраверсии у взрослых.

Это означает, что если участники были активными и независимыми в младенческом возрасте, то с большой долей вероятности, став взрослыми, они будут демонстрировать высокий уровень экстраверсии и самоэффективности (веры в собственные силы).

И если ребенок — это отец человека (так писал поэт Уильям Вордсворт), то, как заявили исследователи, к этой цитате стоит добавить: «…младенец — его близкий родственник».

Читая эти исследования, важно помнить, что личность человека постоянно развивается, пусть и по определенным законам, и невозможно определить конкретный момент, когда личность человека, сформировавшаяся в юности, стала личностью взрослого человека (помимо прочего, это будет зависеть от того, в каком возрасте считать человека взрослым).

Но есть и кое-что более или менее определенное. По мере того как младенец растет и становится ребенком, его личность постепенно формируется. Подождите, пока ему не исполнится, к примеру, три года, и тогда его поведение с большей долей вероятности подскажет, каким он будет, когда вырастет.

Автор фото, Steve Greer/Flickr/CC BY 2.0

Подпись к фото,

Многие родители пытаются понять, каким вырастет их ребенок, по мельчайшим особенностям его поведения

Об этом говорят результаты исследования, опубликованного в 2003 году, в рамках которого ученые из Института психиатрии в Лондоне сравнили параметры поведения тысячи детей трехлетнего возраста, измеренные в 1975-1976 гг., с личностными параметрами тех же людей при достижении ими возраста 26 лет.

На основании указанных параметров они разделили участников на несколько групп: «уравновешенные», «с недостаточным уровнем контроля», «уверенные», «зажатые» и «сдержанные».

На этот раз — спустя почти три десятилетия — было обнаружено множество удивительных закономерностей. Возьмем хотя бы один из примеров: уверенные дети стали взрослыми с самым высоким уровнем экстраверсии, а у зажатых детей этот показатель, напротив, был самым низким.

Те, у кого есть собственные дети, и люди, которые проводят с детьми много времени, знают, насколько велико искушение искать признаки зарождающихся черт личности в улыбке или хмуром взгляде малыша.

Последние исследования в области психологии показывают, что в этом есть доля здравого смысла.

Ученые все чаще находят подтверждение того, что в основе психологических проблем взрослых людей могут лежать поведенческие тенденции, впервые появившиеся в раннем детстве.

Возможно, научившись распознавать эти признаки, мы сможем осторожно вмешаться в эти процессы и помочь детям вырасти более здоровыми людьми.

Что такое положительный и отрицательный аффект в психологии? Определения + шкала

Разница между «аффектом» и «эффектом» достаточно сложна для многих из нас.

Что есть что, опять же? Оказываю ли я влияние на своего супруга? Влияет ли мое правописание на мою оценку или на мою оценку?

Отслеживание этих двух разных версий уже может оказаться сложной задачей, но вы, возможно, видели третью версию этого слова, которая на самом деле относится к совершенно другой идее — теперь у вас есть еще один «эффект», который можно добавить к вашему словарю!

(Между прочим, я влияю на своего супруга, и мое написание влияет на мою оценку — написание «e» для существительного, а «a» — для глагола).

Однако есть простой способ разделить их: в этом поможет произношение! В то время как первые две версии обычно произносятся одинаково (что-то вроде «у-фект» или «э-фект»), третья версия произносится с ударением на первом слоге. «Аффект» в этом контексте произносится с «а», как это произносится в «яблоке».

Теперь, когда мы закончили наш урок грамматики (прошу прощения, если вы заснули), мы можем перейти к действительно важной части: выяснить, к чему относится эта третья версия слова.

Прежде чем вы продолжите чтение, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши 3 упражнения на эмоциональный интеллект. Эти научно обоснованные упражнения не только улучшат вашу способность понимать свои эмоции и работать с ними, но также дадут вам инструменты для развития эмоционального интеллекта ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Вы можете бесплатно скачать PDF-файл здесь.

Что такое положительное и отрицательное влияние?

Слово «аффект» — это, по сути, более технический способ говорить об эмоциях и их выражении.Это относится к эмоциям или чувствам, которые мы испытываем и проявляем, особенно с точки зрения того, как эти эмоции влияют на нас, чтобы мы действовали и принимали решения.

Положительная аффективность относится к положительным эмоциям и самовыражению, включая жизнерадостность, гордость, энтузиазм, энергию и радость. Отрицательная аффективность — это отрицательные эмоции и выражения, которые включают печаль, отвращение, летаргию, страх и страдание.

Положительная и отрицательная аффективность не только играет большую роль в нашем повседневном опыте и нашем удовольствии, наша аффективность также может влиять на наши мнения, мысли, производительность, способности и даже активность нашего мозга!

Положительный эффект vs.Отрицательный эффект

Люди часто предполагают, что положительный и отрицательный аффекты находятся на двух противоположных концах биполярной шкалы. Вы можете находиться только в одной точке этой шкалы, что означает, что вы можете испытывать в определенной степени один тип аффекта (от очень легкого до чрезвычайно сильного), но не другой одновременно.

Подумайте немного над этой идеей. Вы когда-нибудь испытывали одновременно хорошие и плохие эмоции? Возможно, когда вы видите, как друг выполняет что-то, чего вы еще не достигли, или когда бывший, с которым вы расстались в хороших отношениях, находит счастье с кем-то другим?

Готов поспорить, вы можете придумать хотя бы один или два сценария, в которых вы одновременно испытали как положительную, так и отрицательную аффективность.Способность испытывать и то, и другое одновременно означает, что биполярная модель положительной и отрицательной аффективности неточна; вам не нужно находиться только в одной точке спектра, поскольку необходимо учитывать два спектра: один для положительного аффекта, а другой — для отрицательного.

Эта идея подтверждается исследованиями. Когда исследователи сравнили уровень переживаемого положительного аффекта с уровнем переживаемого отрицательного аффекта, они обнаружили интересный феномен: положительный и отрицательный аффекты на уровне предрасположенности (или черты характера) не связаны, но положительный и отрицательный аффекты на уровне состояния связаны отрицательно (Schmukle , Egloff, & Burns, 2002).

Это означает, что общий уровень положительного аффекта, который испытывает человек, не связан с уровнем отрицательного аффекта, который он испытывает, и наоборот. В настоящий момент люди обычно склоняются к тому или иному, но общие положительные и отрицательные эмоции имеют тенденцию полностью различаться.

10 примеров положительного и отрицательного влияния

Легко понять положительную и отрицательную аффективность на интуитивном уровне, но просто чтобы прояснить, что мы имеем в виду, когда говорим об этих двух типах аффекта, просмотрите эти примеры.

Положительный эффект:

  • Радость
  • Удовлетворенность
  • Проценты
  • Помолвка
  • Гордость

Отрицательное влияние:

Психология положительной и отрицательной аффективности

Традиционно положительной аффективности в литературе уделялось не так много внимания, как отрицательной. Только во второй половине 20 века исследователи начали проявлять значительный интерес к этой концепции.

Первый крупный теоретический прорыв произошел в 1975 году, когда в публикации Пола Мила изучалась концепция «гедонистического потенциала». Мил считал, что гедонистическая способность, или способность испытывать удовольствие, у каждого из нас разная.

Миль также предположил, что гедонистическая способность отличается от индивидуальных различий в отрицательной эмоциональности, предложение, которое перевернуло старую идею о положительной и отрицательной аффективности, живущей в одном масштабе.

Итак, что мы узнали из всех исследований, учитывая повышенный интерес к аффективности? Достаточно много!

Характеристики и личностные качества ПА и НА

Как вы, вероятно, ожидаете, исследования показали, что положительная аффективность связана с «ориентацией человека на счастье».«Те, у кого высокая положительная аффективность, с большей вероятностью будут искать счастья в жизни, полной смысла и удовольствия, чем те, кто этого не делает; однако интересно отметить, что негативная аффективность не коррелирует с ориентацией на счастье (Bhutoria & Hooja, 2018).

Это означает, что человек с высокой положительной аффективностью, скорее всего, обретет счастье через переживание смысла и удовольствия, но его уровень отрицательной аффективности не связан с тем, как он испытывает счастье или стремится к нему.

Дальнейшие исследования позволили изучить взаимосвязь между положительной и отрицательной эмоциональностью и личностными качествами. Положительный аффект — как и ожидалось — отрицательно коррелирует с невротизмом. ПА также положительно коррелирует с экстраверсией, открытостью опыту, доброжелательностью и сознательностью (Işık & Üzbe, 2015). С другой стороны, отрицательный аффект сильно, положительно коррелирует с невротизмом, но отрицательно коррелирует с другими чертами личности (Işık & Üzbe, 2015; Zanon, Bastianello, Pacico, & Hutz, 2013).

Эти данные показывают, что чем более открытым, дружелюбным, ответственным и общительным является человек, тем выше вероятность того, что он испытает сильные положительные эмоции и низкие отрицательные эмоции. Точно так же те, кому не хватает эмоциональной стабильности и самооценки, с большей вероятностью испытают негативные эмоции и с меньшей вероятностью будут иметь высокие позитивные эмоции.

Какие факторы больше всего влияют на положительную и отрицательную аффективность?

Теперь, когда у нас есть представление о том, с чем связаны положительная и отрицательная аффективность, давайте ответим на следующий логичный вопрос: какие факторы НАИБОЛЕЕ влияют на положительную и отрицательную аффективность?

Как мы отметили выше, невротизм является сильным предсказателем как положительного, так и отрицательного аффекта.Учитывая то, что мы знаем о невротизме, это имеет смысл; Те, кто менее эмоционально стабильны и более «капризны», обычно испытывают больше негативных эмоций и меньше позитивных, чем люди, которые обычно находятся в спокойном состоянии.

График положительных и отрицательных воздействий — Весы PANAS

График положительных и отрицательных воздействий, или сокращенно PANAS, был разработан для измерения как положительных, так и отрицательных эмоций у людей. С момента своего создания в 1988 году (Watson, Clark, & Tellegen) эта шкала была одной из наиболее широко используемых в психологии и особенно популярна в позитивной психологии.

Шкалы состоят из 20 настроений или аффективных состояний, оцениваемых по шкале от 1 (очень незначительно или совсем нет) до 5 (чрезвычайно). Эти аффективные состояния включают, как правило, положительные состояния, такие как возбужденное, восторженное и вдохновленное, наряду с обычно отрицательными состояниями, такими как беспокойство, чувство вины и раздражительность.

Инструкции предназначены для оценки того, как вы себя чувствуете в настоящий момент, или того, что вы чувствовали за последнюю неделю, что может дать два разных показателя положительного и отрицательного воздействия на одного и того же человека.Оба типа показателей преследуют исследовательские цели, но при планировании использования PANAS важно тщательно обдумать, какая мера вам нужна. Текущее настроение человека и его настроение за последнюю неделю могут быть самыми разными!

Чтобы получить оценку PANAS, просто сложите оценки по каждому положительному и отрицательному пунктам. И положительный, и отрицательный аффект может варьироваться от 10 до 50, причем более высокие баллы указывают на более высокий опыт этого типа аффекта. Для получения общих базовых данных вы можете обратиться к средним баллам, предоставленным разработчиками PANAS:

.
  • Положительное влияние (мгновенное): 29.7
  • Положительное влияние (еженедельно): 33,3
  • Отрицательное влияние (мгновенное): 14,8
  • Отрицательное влияние (еженедельно): 17,4

Весы, тесты и анкеты прочие

В целом, существует два основных типа показателей позитивной аффективности: те, с помощью которых респонденты оценивают свои средние чувства, и те, которые оценивают многогранность личности. Первый тип более популярен, поскольку для измерения аффективности доступно множество шкал, а также некоторые из самых популярных шкал (например,г., ПАНАС). Двумя другими примерами шкал этого типа являются шкалы дифференциальных эмоций (DES) и Пересмотренный контрольный список прилагательных множественных влияний (MAACL-R).

DES оценивает уровень десяти различных эмоций респондента во время определенного опыта (или в текущий момент). Десять эмоций:

  1. Радость
  2. Сюрприз
  3. Гнев
  4. Отвращение
  5. Презрение
  6. Позор
  7. Вина
  8. Страх
  9. Проценты
  10. Печаль (Изард, Догерти, Блоксом и Котч, 1974)

Шкала включает 30 прилагательных (по три на эмоцию), оцениваемых по шкале от 1 (никогда) до 5 (очень часто).Хотя он не дает ни единой меры положительного аффекта, ни единой меры отрицательного аффекта, легко взглянуть на 10 эмоций и определить, какие эмоции к какой категории относятся.

Другой вариант для самооценки положительного и отрицательного аффекта — MAACL-R; эта шкала измеряет положительную и отрицательную аффективность как черту (общая форма) или состояние (сегодняшняя форма). В MAACL-R есть пять подшкал: положительный аффект, поиск ощущений, враждебность, депрессия и тревога.Этот список из 132 прилагательных, связанных с настроением, доступен только при покупке шкалы, которую вы можете найти здесь (Lubin & Zuckerman, 1999).

Другой тип измерения положительной аффективности — это оценка многогранной личности. Примерами этого типа являются фасетные шкалы активности и положительных эмоций из Пересмотренного инвентаря личности NEO и шкала благополучия из многомерного вопросника личности. Хотя эти весы используются не так часто, они также могут быть полезны в исследовательских проектах.Чтобы узнать больше о NEO-PI-R, нажмите здесь, а чтобы узнать о MPQ, нажмите здесь.

Как положительное и отрицательное влияют на здоровье

Положительная аффективность приносит много пользы в повседневной жизни. Доктор Барбара Фредриксон, исследователь счастья и положительных эмоций, предположила, что положительная аффективность может расширить сиюминутный репертуар мыслей и действий человека; Другими словами, положительный аффект побуждает людей быть более открытыми, заинтересованными и проявлять творческий подход.

Например, когда человек счастлив, он, вероятно, будет испытывать более сильное побуждение взаимодействовать с другими и пробовать что-то новое, чем когда он чувствует себя отрицательно или нейтрально.

Эта теория называется теорией положительных эмоций «Расширяй и развивай», и в ней утверждается следующее:

  1. Когда мы испытываем негативные эмоции, такие как страх, грусть и беспокойство, мы с большей вероятностью сузим наши мысли и варианты, которые мы рассматриваем для следующего шага.
  2. Когда мы испытываем положительные эмоции, такие как радость, вдохновение и участие, мы с большей вероятностью расширим наши мысли и варианты, которые мы рассматриваем для следующего шага.
  3. Это расширение позволяет нам наращивать наши ресурсы, навыки и знания (Fredrickson, 2001).

Эти ресурсы обычно делятся на одну из трех групп:

  • Физические ресурсы: энергия, выносливость, физическая форма, здоровье, общее самочувствие и т. Д.
  • Психологические ресурсы: способность быть более оптимистичным, способность избавиться от размышлений, способность выдерживать напряженный график без перегорания и т. Д.
  • Социальные ресурсы: поддерживающая дружба, друзья, которые рядом с вами, соседи, которые заботятся о вас, и здоровые, полноценные романтические отношения (Скотт, 2018).

Чтобы лучше понять это, давайте придумаем пример для каждого сценария.

Представьте, что человеку противостоит крадущийся хищник. Что лучше для него — удовлетворение или ужас? Скорее всего, ему будет лучше, если он почувствует ужас.

Если он чувствует удовлетворение, он может просто уйти от хищника, думая о счастливых мыслях, и мало обращать внимания на то, что делает хищник. Если он чувствует ужас, он, вероятно, не будет испытывать счастливых мыслей, а вместо этого будет сфокусирован на том, что он может сделать, чтобы выжить в этой опасной ситуации.В этом сценарии чувство ужаса связано с гораздо лучшим исходом, чем чувство удовлетворения.

С другой стороны, представьте, что на мероприятии компетентный профессионал работает в сети с множеством умных и важных людей, занимающихся ее работой. Что лучше для нее: быть уверенной и общительной или боязливой?

Как и в первом примере, правильный ответ очевиден: ей лучше испытать уверенность и общительность, чем страх. Если она общительна и уверена в себе, она, вероятно, встретит больше людей и представит себя более компетентной и дружелюбной, установив новые ценные связи, которые она сможет использовать позже.

Если она боится и нервничает по поводу присутствия на мероприятии, она, вероятно, не протянет руку и не завяжет много новых знакомств, и она может показаться недружелюбной, некомпетентной или просто странной!

Теория Фредриксона гласит, что как положительные, так и отрицательные эмоции имеют эволюционные преимущества; отрицательные эмоции побуждают людей выживать в жизненных ситуациях, но положительные эмоции побуждают нас развивать свои навыки и создавать новые ресурсы.

В приведенных выше примерах мужчина с большей вероятностью уйдет от хищника невредимым, когда он испытывает негативное воздействие, но сетевой профессионал развивает свои коммуникативные и сетевые навыки, наращивает ресурсы, устанавливая связи, и в целом улучшает себя и себя. способности.

Фредриксон основала некоторые из своих теорий на предыдущих выводах исследователя аффективности Алисы Айзен. Айзен (1987) провела исследование, чтобы изучить, как положительные эмоции могут влиять на познание, и обнаружила, что переживания положительного аффекта могут расширить познавательный контекст и повлиять на творческое мышление.

Говоря простым языком, это означает, что чувство положительных эмоций делает людей более гибкими и более широкими при систематизации и ссылках на информацию и идеи.

Помимо обеспечения эволюционных преимуществ, улучшения навыков и увеличения ресурсов, положительные эмоции также оказывают более непосредственное влияние на наше здоровье и благополучие.

Положительный аффект связан с меньшим стрессом, оптимизмом, экстраверсией, счастьем и успехом в целом (Скотт, 2018).

Прежде чем мы продолжим, ознакомьтесь с этим кратким списком способов улучшить свою позитивную эмоциональность и воспользоваться перечисленными выше преимуществами:

  1. Ведите дневник благодарности: напишите о том, за что вы благодарны, и впоследствии вы почувствуете себя еще более благодарным и счастливым.
  2. Не откажите себе в удовольствии в жизни: включите в свою жизнь приятные переживания, чтобы чаще испытывать положительные эмоции.
  3. Занимайтесь хобби, которое вам нравится: погружение в поток ваших любимых увлечений может вызвать у вас больше положительных эмоций, меньше стресса и чувство выполненного долга и удовлетворения.
  4. Практикуйте медитацию любящей доброты: этот тип медитации — отличный способ поднять вам радость и избавиться от стресса.
  5. Занимайтесь спортом так, как вам нравится: все мы знаем, что активность связана со здоровьем, но важно убедиться, что физическая активность, которой вы занимаетесь, доставляет вам удовольствие.
  6. Наслаждайтесь позитивом: как можно чаще вспоминайте позитивные воспоминания и хорошие времена, которые вы пережили (Скотт, 2018).

Хотя более позитивный эффект — не всегда хорошо, вам, вероятно, не стоит переусердствовать, поэтому попробуйте все эти стратегии!

Как PA и NA влияют на мозг

Положительные и отрицательные аффекты находятся под влиянием того, что происходит в мозге, и влияют на них. Наш мозг определяет, что является положительным и потенциально полезным (провоцирующим положительный аффект), а что отрицательным и потенциально вредным (провоцирующим отрицательный аффект), но существует петля обратной связи, в которой положительное и отрицательное влияние также влияют на активность мозга.

Например, исследование с использованием ЭЭГ для измерения электрической активности мозга показало, что люди с высокой отрицательной аффективностью не справляются с пространственной задачей по сравнению с людьми с высокой положительной аффективностью (Bell & Fox, 2003). Это различие в производительности может быть объяснено различиями в активации мозга: те, у кого высокая негативная аффективность, не испытывают повышенной активации теменной доли во время пространственной задачи, которую испытывают те, у кого высокая позитивная аффективность.

Не вдаваясь в подробности, кажется, что существует сильная обратная связь между активностью мозга и аффективностью, так что положительная аффективность подавляет и усиливает активацию в других областях, чем отрицательная аффективность.

Позитивная аффективность и неожиданность

Срочность — это склонность испытывать и демонстрировать высокий уровень положительного аффекта. Этот термин чаще всего используется в развивающей работе для обозначения темперамента ребенка, но может применяться и ко взрослым.Это связано с высокой активностью, отсутствием застенчивости и социальным доминированием, а тех, кто проявляет повышенную активность, можно сказать,

.

«энергичный, общительный, позитивный и общительный, любит увлекательные или интенсивные занятия»

(Холмбо, 2016, с. 1).

Как вы, вероятно, можете понять из описания, хирургическое вмешательство связано с экстраверсией — люди с высоким уровнем хирургического вмешательства также получают высокие баллы по измерению экстраверсии Большой пятерки. Вы можете подумать, что внезапность тоже связана с покладистостью, но не обязательно; люди с высоким уровнем хирургии могут быть общительными и общительными, но они легко могут доминировать в разговоре и с меньшей вероятностью «плывут по течению».”

Эта концепция экстренной помощи — один из примеров того, как положительный аффект может иметь свои недостатки. Быть счастливым, дружелюбным и общительным — это здорово, но вам может быть трудно найти хороших друзей, если вы доминируете в разговоре со своей бодростью и энергией!

Позитивная аффективность и тревога

В то время как низкая положительная аффективность является сильным индикатором депрессии (за исключением других возможных объяснений, таких как временная грусть от горя, побочный эффект лекарств и т. Д.), оказывается, что положительная аффективность не является хорошим предиктором проблем с тревогой.

И депрессия, и тревога характеризуются более высокой отрицательной аффективностью, чем средняя, ​​но положительная аффективность связана только с депрессией (менее положительная аффективность связана с более высокой депрессией), что означает, что тревога не обязательно вызвана или является причиной слабого положительного аффекта (Watson , Clark, & Carey, 1988).

Однако позитивная аффективность и тревожность могут быть связаны по-другому; люди с тревожными расстройствами склонны регулировать свою реакцию на положительный аффект иначе, чем люди без него.Тревожные люди чаще «подавляют» свои положительные эмоции, то есть они используют стратегии для уменьшения, ослабления или подавления положительных эмоций (Eisner, Johnson, & Carver, 2009).

Для этого есть много причин: это может быть сделано для того, чтобы избежать того, что человек считает неуместными положительными эмоциями на публике, или это может быть сделано потому, что человеку некомфортны какие-либо сильные эмоции. Поиск способов более полно взаимодействовать с положительными эмоциями и наслаждаться ими — отличная цель для людей, борющихся с тревогой.

Положительное влияние и принятие решений

Положительное влияние играет важную роль в принятии решений; он способствует более эффективному решению проблем и принятию решений, а также более гибкой, инновационной и творческой когнитивной обработке (Isen, 2001).

Однако к этому открытию есть предостережение: исследования показывают, что положительное влияние улучшает процесс принятия решений только тогда, когда задача является «значимой, интересной или важной для лица, принимающего решения» (Isen, 2001, p.78).

Группы с высоким положительным аффектом, выполняющие групповую задачу, приняли решение раньше, продемонстрировали меньшую избыточность в процессе задачи и смогли исключить из рассмотрения маловажные факторы.

Эти преимущества положительного воздействия во время принятия решений проистекают из улучшенной способности интегрировать материал для принятия решений и меньшего количества путаницы при столкновении с большим количеством информации, что позволяет лицам, принимающим решения, работать быстрее и раньше или переходить к другим важным соображения.В целом, те, кто испытывает положительный аффект, более гибкие, открытые и новаторские, но в то же время более осторожны и тщательнее относятся к важным соображениям (Isen, 2001).

Позитивное влияние и творческое решение проблем

Как отмечалось выше, положительное влияние может помочь повысить эффективность принятия решений и решения проблем. Одна из причин, почему положительный аффект повышает эффективность решения проблем, — это стимул к творчеству, который могут принести положительные эмоции.

Участники, которым подарили небольшой пакет конфет или несколько минут комедийного фильма, превзошли другие группы (две из которых выполняли упражнения и одна испытали негативные эмоции) в двух творческих задачах по решению проблем (Isen, Daubman, & Nowicki, 1987 ).

Подобные результаты были обнаружены в исследовании врачей; Те, кто испытал усиление положительного аффекта, лучше справились с творческой задачей и даже сообщили о различных источниках удовлетворения, полученных от работы (Estrada, Isen, & Young, 1994).

Исследователи полагают, что этот эффект возникает из-за того, что мы с большей вероятностью комбинируем материал по-новому и отмечаем сходство между различными стимулами, когда испытываем положительный аффект.

Взгляд на низкий положительный эффект

Низкий положительный аффект может быть большой проблемой, особенно у детей. Когда у маленьких детей низкий уровень позитивного аффекта и высокий уровень сдержанности в поведении — две черты, которые часто идут рука об руку, — они с меньшей вероятностью будут подходить и взаимодействовать (Laptook, Klein, Durbin, Hayden, Olino, & Carlson, 2008).Этот эффект сильно проявляется в новых ситуациях, в которых вы хотите, чтобы дети подошли и участвовали.

Когда дети подходят к новым предметам и людям и пробуют новое, они учатся.

Это делает низкий положительный эффект потенциально огромным вредом для детей; Конечно, взрослым нехорошо иметь слабый положительный аффект и избегать большего, чем они приближаются, но это может настроить детей на всю жизнь с меньшей открытостью, менее расчетливым принятием риска и большей изоляцией.Слабый положительный аффект у детей — это то, о чем любой родитель поступил бы, если заметит это.

С другой стороны, слишком много положительного воздействия в некоторых ситуациях может иметь и отрицательные последствия.

Что такое толерантность к положительному влиянию?

«Толерантность к положительному аффекту» может показаться странным термином — в конце концов, кому нужна «толерантность» к положительному аффекту?

К сожалению, есть много людей, которым может быть трудно или неудобно ощущать положительный аффект.Многие из этих людей пережили эмоциональное пренебрежение или даже явное насилие в детстве. Положительная толерантность к аффектам, или ПАТ, — это метод, помогающий этим людям научиться терпеть и интегрировать положительные эмоции и события в общий положительный опыт самости (Лидс, 2007).

Одним из примеров упражнения в PAT является то, что делать, когда вы активно получаете признательность, комплименты или похвалу:

  1. Поддерживайте зрительный контакт.
  2. Сделайте более глубокий вдох в верхнюю часть груди, чтобы расширить пространство вокруг сердца и освободить место для положительных эмоций.
  3. Поддерживая зрительный контакт, скажите: «Спасибо. Я ценю, что ты это говоришь.

Подобные упражнения могут помочь людям, в прошлом подвергавшимся жестокому обращению, научиться лучше принимать положительные состояния и чувствовать себя более комфортно, испытывая положительные эмоции.

Взаимность отрицательного влияния

У вас есть брат или сестра? Если нет, есть ли у вас двое или более детей? Если да, то вы, вероятно, видели легкую форму взаимности негативного аффекта.

Взаимодействие негативных аффектов, которое также иногда называют «взаимностью негативности» или «взаимной эскалацией», определяется как склонность негативного поведения одного человека провоцировать или поощрять негативное поведение другого человека (Манусов, н.д.). Например, негативная взаимность аффектов (или NAR) — это то, что происходит, когда один ребенок плохо себя ведет или ведет себя недоброжелательно по отношению к своему брату или сестре, что побуждает его наброситься на собственное плохое поведение.

Это явление, конечно, не ограничивается детьми; взрослые в романтических отношениях также могут быть затронуты НАР. Это может быть как незаметно, как один партнер демонстрирует отрицательные эмоции всякий раз, когда другой демонстрирует отрицательные эмоции, так и катастрофическим, как неверность одного партнера, провоцирующая другого партнера на измену.

Взаимность часто упоминается как отплата за услугу или «уплата вперед» чего-то хорошего, что кто-то сделал для вас, но имейте в виду, что взаимность может легко работать и в обратном направлении.

Синдром отрицательного аффекта

Синдром негативного аффекта или НАС — это общее психологическое состояние, включающее негативные настроения и эмоции, которые настолько сильны, что нарушают или нарушают нормальное функционирование и отрицательно влияют на самочувствие (Henriques, 2013).

Эта общая категоризация намеренно широкая и действует как более простая альтернатива постоянно возрастающей сложности и специфичности Диагностического и статистического руководства.Он основан на том, что мы знаем о работе человеческого мозга и нервной системы; На общем уровне одна из основных задач мозга — вычислить затраты и выгоды. Издержки — это вещи, которых вы хотите избежать, а выгоды — это вещи, к которым вы хотите приблизиться.

NAS возникает, когда мозг не может найти эффективное соотношение затрат и выгод (т. Е. Человек не может удовлетворить свои потребности), что приводит к страданиям человека. НАС может вызывать чувство меланхолии, безнадежности, беспокойства, нервозности и многих других негативных настроений и эмоций.

Есть аргументы как за, так и против перехода к более простой категоризации негативных аффектов, но может быть полезно, по крайней мере, иметь широкую категоризацию, которая подчеркивает сходство между различными диагнозами депрессии и тревоги.

Отрицательная эффективность на рабочем месте

Хотя слишком сильная негативная аффективность может быть вредной независимо от того, где и когда она проявляется или проявляется, она может быть особенно вредной на рабочем месте.

Отчасти причина того, что он имеет более разрушительный потенциал на рабочем месте, заключается в том, что люди обычно находятся в тесном контакте и тесно сотрудничают.

Это дает больше возможностей для сотрудничества, инноваций и командной работы, но также может выступать в качестве возможности для таяния и распространения негатива.

Ранняя работа над этой темой показала, что люди с высоким уровнем негативной аффективности с большей вероятностью считают себя жертвами агрессии своих коллег, особенно если они занимали «низкостатусное» положение (Акино, Гровер, Брэдфилд и Аллен , 1999).Легко понять, как агрессия (мнимая или реальная) в сочетании с высокой негативной аффективностью может отравить рабочее место!

Потенциальные последствия высокой негативной аффективности на рабочем месте могут иметь разрушительные последствия для организации. Высокая негативная аффективность связана с отклонениями на рабочем месте, включая такие виды поведения, как прогулы, воровство сотрудников, снижение производительности и снижение эффективности организации (Chen, Chen, & Liu, 2013).

Отрицательная аффективность в менеджменте

Как вы понимаете, отрицательные результаты, связанные со слишком большой негативной аффективностью на работе, могут быть усилены, когда NA отображается в руководстве.

Согласно теории обмена лидером и членом, лидеры склонны формировать отношения разного качества со своими подчиненными, а не отношения аналогичного качества во всех своих отношениях лидер-член (Tse, Ashkanasy, & Dasborough, 2012). Когда в картину проявляется негативная аффективность, страдают все.

Отрицательная аффективность в отношениях лидер-член может снизить вероятность того, что подчиненные будут идентифицировать себя со своей командой или подразделением, и негативно повлияет на производительность их работы.Кроме того, негативное влияние на руководителей связано с жестоким обращением руководителей со своими подчиненными и косвенно связано с более сильным негативным воздействием, более низким уровнем удовлетворенности работой и меньшим количеством личных инициатив сотрудников (Pan & Lin, 2018).

Хотя важно убедиться, что сотрудники, которых вы нанимаете или с которыми работаете, не слишком негативны, гораздо важнее убедиться, что менеджеры, на которые вы нанимаете или работаете, не проявляют негативной аффективности. Потенциал негативных результатов просто слишком велик для менеджеров, занимающих высокие позиции в АН.

Однако не сбрасывайте со счетов тех, кто проявляет какие-либо негативные эмоции — читайте дальше, чтобы узнать, почему.

Есть ли польза от отрицательного воздействия?

Хотя слишком много отрицательного аффекта — определенно плохо, низкий уровень отрицательного аффекта на самом деле может быть положительным.

Согласно группе японских студентов, есть две основные категории преимуществ NA:

  1. Польза для самого себя
  2. Преимущества межличностных отношений (Сакамото и др., 2006)

Польза для себя включает такие вещи, как самоконтроль ( может привести к принятию себя и самовыражению), повышенное желание улучшить себя, умственный рост, который может возникнуть в результате преодоления негативного мышления, или повышение творческих способностей.

Выгоды для межличностных отношений можно найти в форме более глубокого понимания других и мира (что может привести к улучшению отношений) и более эффективной самопрезентации (например, получение помощи от других, когда вам плохо).

Никогда не бывает приятно чувствовать себя подавленным, но это не значит, что от этого нет применения!

Более недавнее исследование показало, что негативная аффективность может улучшить память, уменьшить количество ошибок в суждениях и улучшить коммуникацию за счет изменения стиля когнитивной обработки (Forgas, 2014). Кроме того, плохое настроение также может повысить настойчивость, приложенные усилия и мотивацию к успеху.

Наконец, плохое настроение также может повысить вероятность того, что вы будете справедливо относиться к другим и лучше убеждать других (Forgas, 2014).

Это много потенциальных преимуществ для чего-то, что кажется просто обломом!

Сообщение о возвращении домой

В этой статье дается определение аффекта, различие между положительным и отрицательным аффектами, приводятся примеры каждого из них и делается более глубокое погружение в литературу о том, как положительные и отрицательные аффекты влияют на нас и на них влияют мы.

Я надеюсь, что вы нашли время, потраченное на эту статью, полезным и полезным для улучшения вашего понимания этой темы.Если вы уберете из этого фрагмента только одну вещь, пусть будет так: положительный и отрицательный аффекты не обязательно связаны, и вы можете повысить свой уровень положительного аффекта. Если вы боретесь со слабым позитивным аффектом или сильным негативным аффектом, который прерывает или вторгается в вашу жизнь, надежда есть!

Чтобы узнать больше о положительных и отрицательных эмоциях, просмотрите литературу, набрав «положительная и отрицательная аффективность» в строке поиска Google Scholar. Чтобы укрепить ваше понимание аффекта и не отставать от новых исследований в этой области, не забудьте обратить внимание на работы известных в этой области: Уотсона, Кларка, Теллегена, Фредриксона и Айзена.

Что вы думаете о положительной и отрицательной аффективности? Испытывали ли вы какую-либо аномально высокую или низкую эмоциональность? Вы лечили аномально высокую или низкую аффективность? Считаете ли вы, что PANAS по-прежнему является хорошим способом измерения аффективности? Дайте нам знать об этом в комментариях!

Спасибо за чтение!

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать наши 3 упражнения на эмоциональный интеллект бесплатно.

Если вы хотите узнать больше, наш мастер-класс по эмоциональному интеллекту © представляет собой 6-модульный учебный пакет по эмоциональному интеллекту для практикующих, который содержит все материалы, которые вам понадобятся, чтобы стать экспертом в области эмоционального интеллекта, помогая вашим клиентам обуздать свои эмоции и развивать эмоциональную связь. в их жизни.

  • Акино, К., Гровер, С. Л., Брэдфилд, М., и Аллен, Д. Г. (1999). Влияние негативной аффективности, иерархического статуса и самоопределения на виктимизацию на рабочем месте. Журнал Академии Менеджмента, 42, 260-272.
  • Белл, М.А., и Фокс, Н.А. (2003). Познание и аффективный стиль: индивидуальные различия в электрической активности мозга во время пространственных и вербальных задач. Познание мозга, 53 , 441-451.
  • Bhutoria, K., & Hooja, H.(2018). Роль положительного аффекта и отрицательного аффекта в ориентации на счастье: исследование на работающем населении. Индийский журнал здоровья и благополучия, 9 , 76-82.
  • Chen, C., Chen, M. Y., & Liu, Y. (2013). Отрицательная аффективность и отклонения на рабочем месте: сдерживающая роль этического климата. Международный журнал управления человеческими ресурсами, 24 , 2894-2910.
  • Эйснер, Л. Р., Джонсон, С. Л., и Карвер, К. С. (2009). Регулирование положительного аффекта при тревожных расстройствах. Журнал тревожных расстройств, 23 , 645-649.
  • Эстрада, К. А., Айзен, А. М., и Янг, М. Дж. (1994). Положительный аффект улучшает творческое решение проблем и влияет на источник удовлетворенности врачами от практики. Мотивация и эмоции, 18 , 285-299.
  • Форгас, Дж. П. (2014). Может ли печаль быть вам полезна? О когнитивных, мотивационных и межличностных преимуществах негативного аффекта. В книге У.Г. Паррота (ред.) The Positive Side of Negative Emotions, pp.3-36. Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Публикации Гилфорда.
  • Фредриксон, Б. Л. (2001). Роль положительных эмоций в позитивной психологии: теория позитивных эмоций, расширяющая и развивающая. Американский психолог, 56, , 218-226.
  • Энрикес, Г. (2013). Синдром негативного аффекта. Психология сегодня. Получено с https://www.psychologytoday.com/us/blog/theory-knowledge/201308/negative-affect-syndrome
  • Холмбо, К. (2016). Скорая помощь. В В. Зейглер-Хилл и Т.К. Шакелфорд (ред.), Энциклопедия личности и индивидуальных различий .
  • Изен, А. М. (1987). Положительный аффект, когнитивные процессы и социальное поведение. В L. Berkowitz (Ed.), Advances in Experimental Social Psychology Volume 20 , pp. 203-253. Сан-Диего, Калифорния, США: Academic Press.
  • Изен, А. М. (2001). Влияние положительного эффекта на принятие решений в сложных ситуациях: теоретические вопросы с практическим применением. Journal of Consumer Psychology, 11, 75-85.
  • Изен, А. М., Даубман, К. А., и Новицки, Г. П. (1987). Положительное влияние способствует творческому решению проблем. Журнал личности и социальной психологии, 52 , 1122-1131.
  • Işık,, & Üzbe, N. (2015). Личностные черты и положительные / отрицательные аффекты: анализ смысла жизни взрослых. Образовательные науки: Теория и практика, 15.
  • Изард К. Э., Догерти Ф. Э., Блоксом Б. М. и Котч Н. Э. (1974). Шкала дифференциальных эмоций: метод измерения субъективного восприятия дискретных эмоций.Нэшвилл, Теннесси, США: Издательство Университета Вандербильта.
  • Лэпток, Р. С., Кляйн, Д. Н., Дурбин, К. Э., Хайден, Э. П., Олино, Т. М., и Карлсон, Г. (2008). Дифференциация между низкой положительной аффективностью и поведенческой заторможенностью у детей дошкольного возраста: сравнение поведенческого подхода в новых и не новых контекстах. Личность и индивидуальные различия, 44 , 758-767.
  • Лидс, А. М. (2007). Материалы Ежегодной конференции Международной ассоциации EMDR 2007: Научитесь хорошо относиться к положительным эмоциям с помощью Протокола толерантности к положительному влиянию и интеграции. Получено с https://web.archive.org/web/20130228083901/http://www.andrewleeds.net:80/training/EMDRIADL/handoutsEMDRIADL_files/322AndrewLeeds2007.pdf
  • Любин Б. и Цукерман М. (1999). Руководство для MAACL-R: Контрольный список прилагательных с множественным воздействием — пересмотренный вариант . Сан-Диего, Калифорния, США: Служба образовательного и промышленного тестирования.
  • Манусов В.В. (н.о.). Негативно влияет на взаимность. Энциклопедия человеческих отношений.
  • Пан С., Линь К.J. (2018). Кто страдает, когда руководители недовольны? Роли обмена лидером и членом и жестокого надзора. Журнал деловой этики, 151 , 799-811.
  • Сакамото, С., Мориваки, А., Сасаки, Дж., Мията, Ю., Кобори, О. Бандо, Н.,… и Танно, Ю. (2006). Преимущества негативного мышления и негативного аффекта: анализ ответов на открытый вопрос японских студентов. Психологические отчеты, 99, 449-461.
  • Schmukle, S.C., Egloff, B., И Бернс, Л. Р. (2002). Взаимосвязь между положительным и отрицательным аффектами в графике положительных и отрицательных аффектов. Журнал исследований личности, 36 , 463-475.
  • Э. Скотт (2018). Положительный эффект и стресс. Очень хорошо разум. Получено с https://www.verywellmind.com/positive-affect-and-stress-3144628
  • Це, Х. Х. М., Ашканасы, Н. М., и Дасборо, М. Т. (2012). Относительный обмен лидером и членом, негативная аффективность и социальная идентификация: экзамен с модерацией посредничества. The Leadership Quarterly, 23 , 354-366.
  • Уотсон Д., Кларк Л. А. и Кэри Г. (1988). Положительная и отрицательная аффективность и их связь с тревожными и депрессивными расстройствами. Журнал аномальной психологии, 97 , 346-353.
  • Уотсон Д., Кларк Л. и Теллеген А. (1988). Разработка и проверка кратких показателей положительного и отрицательного воздействия: Весы PANAS. Журнал личности и социальной психологии, 54 , 1063-1070.
  • Занон К., Бастианелло М. Р., Пачико Дж. К. и Хатц К. С. (2013). Отношения между положительным и отрицательным аффектом и пятью личностными факторами в бразильской выборке. Пайдея, 23, 285–292.

Аффект в психологии: определение и типы — видео и стенограмма урока

Типы аффекта

Аффект — это термин, который широко используется в психологии, особенно при описании того, как человек с психическим расстройством представляет себя во время сеансов терапии.Когда психологи или терапевты пишут заметки после сеанса, они всегда документируют аффект человека. Есть разные типы аффектов, и мы обсудим их сейчас.

Широкое влияние

Это аффект психологически здорового человека. Этот человек способен выражать самые разные аффекты, выражая печаль, волнение, счастье, страх, смущение и т. Д.

Способность выражать эмоции с помощью различных выражений лица является показателем здоровых социальных навыков и психического здоровья.

Ограниченное или ограниченное влияние

Обозначает ограниченный диапазон аффектов, которые человек может продемонстрировать.Говоря о чем-то, что их волнует, они могут не улыбаться внешне или открывать глаза — аффекты, которые обычно указывают на волнение.

Затупленный аффект

Это когда ограниченный или ограниченный аффект становится более серьезным и когда выражение эмоции становится еще более отсутствующим. Например, кто-то может отреагировать на новость о том, что в семье только что наступила смерть, однообразным тоном или крайне апатичным видом.

Flat Affect

Это ограничение любого выражения эмоций.Человек с плоским аффектом не будет выражать эмоции мимикой или движениями тела.

Лабильный эффект

Это аффект, который является нестабильным или несоразмерным ситуации. Возможно, терапевт скажет что-нибудь слегка смешное, а реакция пациента — неудержимый и бурный смех в течение 20 секунд. Лабильный аффект часто не соответствует ситуации.

Влияние как индикатор психического заболевания

Влияние часто отмечается психологами и терапевтами, поскольку оно может быть основным индикатором психического заболевания.Например, у людей с шизофренией иногда может быть притупленный или плоский аффект. Люди с биполярным расстройством могут иметь лабильный аффект и чрезмерно возбуждаться, если они переживают эпизод мании. Люди с депрессией могут проявлять ограниченный или ограниченный аффект.

На этом автопортрете 1889 года Винсента Ван Гога он точно изобразил свою депрессию через аффект незадолго до того, как покончил жизнь самоубийством.

Культурные различия в влиянии

Важно отметить, что культура играет определенную роль в способах самовыражения разных людей.Большинство исследований показывают, что основные эмоции счастья, страха, печали и гнева имеют одинаковое выражение лица и влияют на разные культуры. Но существует разница между культурами в том, сколько эмоций выражается. Например, исследования показывают, что китайцы ценят эмоциональный контроль и сдержанность при внешнем выражении эмоций. С другой стороны, мексиканская культура ценит открытые и внешние проявления чувств и эмоций.

Краткое содержание урока

Аффект — это наше внешнее выражение чувств и эмоций.Это может быть выражение лица, тон голоса или язык тела. Аффект очень важен, так как это один из важнейших инструментов общения и социальных взаимодействий. Следовательно, наличие широкого аффекта , или способности внешне проявлять ряд эмоций, является показателем хорошего психического и эмоционального здоровья.

Существуют также другие типы аффектов, в том числе следующие:

  • Ограниченный , который обозначает ограниченный диапазон аффектов, которые человек может продемонстрировать
  • Затупление , которое является более серьезным, чем ограниченное, и когда выражение эмоций становится еще более отсутствующим
  • Плоский , ограничивающий любое выражение эмоций
  • Лабильный , который является аффектом, нестабильным или непропорциональным ситуации

Аффект часто является мерой психической устойчивости или болезни.Важно отметить, что существуют культурные различия в том, что считается уместным в отношении внешнего выражения чувств, эмоций и, конечно же, аффекта.

Пять типов воздействия

Аффект — это наше внешнее выражение чувств и эмоций.
  • Широкий: аффект психологически здорового человека, выражающий широкий спектр эмоций и выражений
  • Ограниченный: ограниченный диапазон аффектов, которые может продемонстрировать человек
  • Затупление: выражение эмоций даже меньше, чем при ограниченном аффекте
  • Квартира: ограничение любого выражения или эмоций
  • Ответственный: аффект, который нестабилен или не соответствует ситуации

Результаты обучения:

После того, как вы закончите, вы должны уметь:

  • Объяснять, что означает «аффект» в психологии и как это соотносится с покерным лицом
  • Назовите и опишите пять типов аффекта
  • Поймите, как аффект может указывать на психическое заболевание
  • Напомните о важности учета культуры при наблюдении за аффектами

границ | Существует ли нейтральный эффект? Как сложные три убеждения о нейтральном аффекте могут способствовать развитию аффективных исследований

Введение

Существует ли нейтральный аффект? Исследователи, интересующиеся аффектом, часто не рассматривают этот вопрос, потому что они сосредоточены на понимании наличия чувств, а не предполагаемого их отсутствия.Тем не менее, то, как исследователи думают о возможности нейтрального аффективного состояния, представляет собой интересное упражнение, поскольку оно раскрывает фундаментальные убеждения исследователей относительно природы аффекта. Эта статья ставит под сомнение три мнения исследователей о существовании нейтрального аффекта. Для каждого убеждения мы представляем доказательства, которые ставят его под сомнение и даем новый способ размышления о природе аффекта. В последнем разделе статьи мы обсуждаем, как эти новые перспективы потенциально могут привести к теоретическим и методологическим инновациям.

Прежде чем обсуждать, каких убеждений исследователи могут придерживаться относительно существования нейтрального аффекта, необходимо определить некоторые термины. Аффект определяется как чувственное состояние (Schimmack and Crites, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Традиционно аффект обладает как минимум двумя ключевыми качествами: валентностью (приятность / неприятность) и возбуждением (Wundt, 1897; Clore and Schnall, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Люди могут воспринимать свои аффективные состояния как реакцию на все, о чем они сейчас думают (Clore and Schnall, 2005).Например, положительный или отрицательный аффект может восприниматься как положительная или отрицательная оценка объекта, человека или темы (Clore and Schnall, 2005). Люди также могут воспринимать аффект как качество или особенность самого стимула, например, когда кто-то считает американские горки пугающими. Однако, как указали Барретт и Блисс-Моро (2009), то, что заставляет каботажное судно казаться пугающим, — это не каботажное судно как таковое , а скорее опыт людей. То есть аффект по-прежнему воспринимается как индикатор собственных оценочных реакций людей на мир.Аффект — это общий термин, охватывающий аффективные черты, настроения и эмоции. Настроение и эмоции — это аффективные состояния. Однако настроение обычно менее интенсивное и более продолжительное, чем эмоции. Кроме того, в отличие от эмоций, которые часто имеют четкий объект (например, я тревожусь, когда вижу змею), у настроений обычно отсутствует явная причина (например, я просыпаюсь с ощущением небольшого беспокойства; Ekman and Davidson, 1994; Beedie et al. ., 2005).

Мы определяем нейтральный аффект как чувство безразличия, ничего особенного и отсутствие предпочтений тем или иным образом.Обратите внимание: когда мы используем термин «безразличный», мы не используем его для обозначения неприязни к чему-либо, потому что это будет означать скорее негативную, чем нейтральную реакцию. Также важно помнить, что нейтральный аффект теоретически может сочетаться с положительным и / или отрицательным аффектом. Например, родитель может расслабиться на диване, когда их ребенок спрашивает, могут ли они вместе поиграть в парке. Родители могут относиться к потенциальному клиенту нейтрально, поскольку они не особо хотят идти в парк, но они также не против того, чтобы пойти в парк.Несмотря на то, что родитель нейтрально относится к походу в парк, он также может чувствовать себя счастливым, потому что их ребенок хочет проводить с ними время. Таким образом, нейтральный аффект определяется как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие или низкий уровень положительного или отрицательного аффекта. В следующих разделах мы предоставим дополнительные сведения о нейтралитете, в том числе о том, как его концептуализировать и измерить.

В этой статье мы исследуем три ключевых убеждения исследователей о природе нейтрального аффекта.Вот эти убеждения: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют; (2) нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность; и (3) нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на познание или поведение. В процессе обсуждения свидетельств, которые ставят под сомнение эти убеждения, мы проливаем свет на предположения исследователей о том, что такое аффект, и предлагаем альтернативные точки зрения, которые могут привести к теоретическим и методологическим открытиям.

Убеждение: невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют

Первое убеждение, которое мы хотим обсудить, — это представление о том, что нейтрального аффекта не существует, потому что люди всегда что-то чувствуют (Damasio, 2003; Izard, 2007). Дамасио (2003) указал, что «… все ваши переживания происходят в мире, полном эмоций. Дело в том, что мы живем не в нейтральном мире. Наш опыт всегда эмоционально нагружен… »(стр. 50). Изард (2007) заявил: «… не существует такого понятия, как ум без эмоций; аффект или эмоция присутствуют всегда »(стр.270). Хелсон (1964) писал: «Все переживания более или менее окрашены аффектами» (стр. 341). Поскольку аффект присутствует всегда, некоторые исследователи могут полагать, что люди не могут ничего не чувствовать. Следовательно, нейтрального аффекта не существует.

Более слабая версия этого убеждения состоит в том, что нейтральный аффект может иметь место, но это редкое или мимолетное явление. Например, Вундт (1897) признал существование нейтрального аффекта, но как редкое явление, заявив: «… мы, возможно, никогда не находимся в состоянии, полностью свободном от чувств, хотя общая природа чувств требует зоны безразличия.Точно так же Томкинс и Маккартер (1964) писали: «… люди чаще испытывают аффект, чем не чувствуют никакого аффекта» (стр. 150). Брендл и Хиггинс (1996) проанализировали работу, указав, что отсутствие положительного воспринимается как отрицательное; тогда как отсутствие отрицательного воспринимается как положительное. Если так, то, возможно, нейтралитет встречается редко. Другие исследователи задаются вопросом, можно ли когда-либо создать в лаборатории нейтральное настроение, потому что то, что обычно считается нейтральным, все еще остается вэйлансным.Действительно, Форгас (1999) отметил, что «… невозможно экспериментально вызвать действительно нейтральное настроение у участников» (стр. 933). Другие исследователи назвали манипуляции нейтральным настроением «неправильным термином» (Albarracin and Hart, 2011) или «так называемым нейтральным настроением» (Gendolla, 2012), что отражает их скептицизм по отношению к ним.

Вера в то, что нейтрального аффекта не существует или что это очень редкое явление, может происходить из необоснованных предположений о природе нейтрального аффекта. Во-первых, вера в то, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы всегда что-то чувствуем, часто проистекает из предположения, что нейтральный аффект отражает буквальное отсутствие чувства.Действительно, исследователи описали их нейтральные аффективные состояния как неаффективные состояния, при которых не возникает никаких эмоций (Fredrickson, 1998; Rotteveel et al., 2001; Evers et al., 2009). Но что, если чувство нейтральности — это не буквальное отсутствие аффекта, а, скорее, наличие нейтрального аффекта? Мы утверждаем, что нейтральный аффект не сродни буквально ничего не чувствуя, а скорее сродни , не чувствуя ничего в частности .

Во-вторых, некоторые исследователи предполагают, что если присутствует какое-либо валентное состояние, то человек не является нейтральным.Отчасти проблема с этим предположением «все или ничего» заключается в том, что люди часто ощущают сразу несколько состояний (Roseman, 2011). Например, даже после манипуляции с печальным настроением люди сообщают, что испытывают некоторое счастье (Samson et al., 2016). Счастье не отменяет чувства печали. Точно так же люди могут рассматривать свой опыт как нейтральный, но все же сообщать о наличии других аффективных состояний.

Третья причина, по которой на первый взгляд исследователи могут подумать, что нейтральный аффект не существует или встречается редко, заключается в том, что, по крайней мере, на английском языке, можно легко представить себе людей, говорящих, что они «счастливы», «грустны», «сумасшедшие, сумасшедшие». »И« тревожный », но не« нейтральный ».«Эвристика доступности предполагает, что если идея нелегко приходит в голову, мы думаем, что она менее вероятна (Tversky and Kahneman, 1973). Действительно, Watson et al. (1999) утверждали, что одна из причин, по которой они рассматривают аспект активации / возбуждения в исследованиях настроения как проблематичный, заключается в том, что «… оказалось, что трудно определить аффективно нейтральные термины, которые попадают непосредственно на предполагаемую ось активации» (стр. 829). Предполагается, что если люди не используют нейтральные термины для описания своих чувств, то нейтральные состояния не являются ни обычным, ни важным явлением.Неспособность определить подходящие нейтральные термины может не указывать на то, что это состояние встречается редко, а скорее является следствием того, что исследователи не выбрали подходящие термины на английском языке. В английском языке есть термины, отражающие нейтральный аффект, например, когда люди говорят, что они чувствуют себя «так себе», «так себе» или «ничего особенного». Для аффективно основанных оценок, когда люди относятся к проблемам нейтрально, они могут сказать: «Я нейтрален», но они также говорят такие вещи, как «все равно», «мне все равно» или «у меня нет предпочтений .«Люди выражают нейтральные эмоции через выражения лица и даже отправляя текстовые сообщения через смайликов с нейтральным лицом. Неспособность исследователей идентифицировать нейтральные государства может быть связана с их неправильной оценкой.

Четвертая причина, по которой некоторые исследователи могут не рассматривать нейтральный аффект как обычно переживаемое состояние, связана с культурой. Восточные культуры придают большее значение эмоциональному балансу, чем западные (Sims et al., 2015). Этот акцент на балансе может быть вызван тем, что восточноазиатские культуры, особенно находящиеся под влиянием конфуцианства, склонны ценить баланс, умеренность, равновесие и поиск «срединного пути» (Peng and Nisbett, 1999).Если так, нейтральный аффект может быть более распространен в восточной, чем в западной культурах, потому что он может отражать видение себя как ничего особенного. В соответствии с этой гипотезой Мескита и Карасава (2002) попросили студентов американских и японских колледжей заполнять анкеты эмоций четыре раза в день. Первый вопрос заключался в том, испытывал ли человек эмоции за последние 3 часа. Процент студентов из американской выборки и японских студентов, обучающихся в Америке, которые выбрали, что они не испытывали никаких эмоций, составил 7.5 и 6,67% соответственно. Тем не менее, если посмотреть на японских студентов, обучающихся в Японии, этот процент увеличился до 22%. Важно помнить, что утверждение, что человек не испытывал эмоции, не обязательно аналогично заявлению о том, что он чувствовал себя нейтральным, но это подтверждает, что культурные ожидания могут определять представление о том, что человек должен испытывать некоторую эмоцию, а не никакую конкретную эмоцию. Таким образом, культурные практики могут приводить к тому, что западные участники сообщают о менее нейтральном аффекте по сравнению с некоторыми восточными культурами.

Но каковы эмпирические доказательства того, что люди действительно чувствуют нейтральный аффект? Один из способов собрать эти данные — попросить респондентов оценить интенсивность своих нейтральных чувств. Хотя эта практика еще не стала обычным явлением, когда исследователи ею занимались, респонденты сообщали о своих нейтральных реакциях (Storm and Storm, 1987; Zelenski and Larsen, 2000; Tay, 2011; Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al. др., 2016; Гальегос, Гаспер, 2018). В целом эти данные показывают, что респонденты часто испытывают нейтральные состояния и на уровнях, равных или чуть ниже переживаний положительного аффекта (Зеленский и Ларсен, 2000; Гальегос и Гаспер, 2018).Например, Гальегос и Гаспер (2018) исследовали, влияет ли социальное отторжение, принятие или ни одно из них на чувство нейтралитета людей (оценивается по степени, в которой люди чувствуют себя безразличными, ничто, безэмоционально, так себе, не испытывают сильных ощущений в одну сторону или другой, и meh) по шкале от 1 ( совсем не ) до 7 ( крайне ). В контрольных условиях средние уровни нейтрального аффекта (эксперименты 1-3 соответственно: M = 3,50, SD = 1,42; M = 3.02, SD = 1,12; M = 3,05, SD = 1,33) были больше или не отличались статистически от средних уровней положительного аффекта ( M = 2,69, SD = 1,24; M = 3,31, SD = 1,15; M = 3,31, SD = 1,36; t (54) = 3,06, p = 0,003; t (57) = 1,66, p = 0,10; t (186) = 1,68, p = 0,10). Более того, если нейтрального аффекта не существует, то его невозможно экспериментально вызвать в лаборатории.Тем не менее, несколько исследований, в которых изучалась эффективность манипуляций с нейтральным настроением путем непосредственной оценки нейтрального аффекта, показывают, что респонденты действительно сообщают о более нейтральном аффекте, чем о положительном или отрицательном, после просмотра стимулов, предназначенных для создания нейтрального настроения, таких как нейтральные фотографии (Гаспер и Хакенбрахт, 2015) и видео (Samson et al., 2016). Таким образом, люди сообщают о том, что испытывают нейтральный аффект на относительно высоком уровне, и можно вызвать нейтральные аффективные состояния. Эти данные явно ставят под сомнение веру в то, что нейтральный аффект никогда не возникает или возникает редко.

Даже если часто сообщается о нейтральном аффекте, каковы доказательства того, что нейтральный аффект является переживанием ощущений ? Возможно, нейтральный аффект отражает отсутствие чувств и, следовательно, переживания. Один из способов проверить, является ли нейтральный аффект ощущаемым переживанием, — это выяснить, в какой степени нейтральные аффективные реакции занимают объем рабочей памяти. Такие теории, как гипотеза поглощения (Erber and Tesser, 1992) и гипотеза о простых ресурсах (Van Dillen and Koole, 2007), утверждают, что аффективные состояния создают мысли, связанные с аффектами.Эти мысли занимают объем рабочей памяти. Если для переживания аффекта необходима рабочая память, то интенсивность ощущаемых аффективных реакций можно снизить, попросив людей выполнять задачи, требующие познавательной деятельности, которые будут конкурировать за эти умственные ресурсы (Erber and Tesser, 1992; Rusting and Nolen-Hoeksema, 1998 ; Gerin et al., 2006; Joormann et al., 2007; Van Dillen, Koole, 2007; Kron et al., 2010). Гаспер и Хакенбрахт (2015) предположили, что если ощущается нейтральный аффект, то он также должен переживаться с меньшей интенсивностью, когда объем рабочей памяти обременен нагрузкой, чем когда это не так.Чтобы проверить эту идею, они попросили респондентов просмотреть положительные, отрицательные или нейтральные изображения, выполнить либо когнитивно сложную, либо нетребовательную задачу, а затем оценить свои положительные, отрицательные и нейтральные состояния. В соответствии с гипотезой о том, что нейтральный аффект занимает рабочую память, респонденты, которые видели нейтральные фотографии, сообщали о менее нейтральном аффекте, когда их рабочая память была истощена, чем когда это не так. Если бы нейтральные состояния просто ничего не чувствовали, тогда нельзя было бы ожидать, что на нейтральные чувства повлияет изменение умственных способностей, потому что не было бы никакого опыта, который можно было бы изменить.Ключевым следствием этой работы является то, что нейтральные состояния — это ощущаемый опыт, для поддержания которого требуются когнитивные ресурсы.

Кроме того, важно отметить, что нейтральный аффект отличается от других невалентных состояний, таких как чувство онемения или шока. Онемение возникает, когда люди переживают эмоциональную травму, чтобы помочь им справиться с болью. Подобно тому, как люди реагируют на физическую боль онемением тела, люди могут реагировать на психологическую боль, такую ​​как отказ, эмоциональным онемением (DeWall and Baumeister, 2006).Нейтральный аффект, то есть ничего особенного, должен отличаться от онемения, то есть ощущения, что человек не может ответить эмоциями. Кроме того, когда происходит неожиданное событие, возникает шок, похожий на крайнюю форму неожиданности. Как и неожиданность, шок может быть хорошим или плохим (например, шок от беременности может быть хорошим или плохим в зависимости от обстоятельств). Ничего особенного (т. Е. Нейтральность) не должно отличаться от шока. Галлегос и Гаспер (2018) исследовали, отличается ли нейтральный аффект от онемения и шока, исследуя, вызывает ли переживания межличностного отторжения онемение, шок или нейтральные реакции.Они обнаружили, что по сравнению с контрольным условием отторжение приводило к тому, что люди чувствовали оцепенение (т. Е. Оцепенение, бесчувственность, отстраненность, нечувствительность и эмоциональную мертвость, d Коэна = 0,33, 95% ДИ [0,16, 0,49]) и шок (т.е. , ошеломленный, шокированный, ошеломленный, удивленный, ошеломленный, все три эксперимента, d = 0,80, 95% ДИ [0,62, 0,97]), но не изменили нейтральный аффект (т. е. безразличный, ничего, безэмоциональный, так- Итак, не чувствуй себя сильно тем или иным, и, да, d = 0.06, 95% ДИ [-0,11, 0,22]). Это важный вывод, поскольку исследователи должны знать, что состояния, которые обычно описываются как невалентные, можно отличить друг от друга. Сгруппирование этих состояний вместе может привести к неправильным выводам, например, когда исследователи утверждают, что отторжение вызывает нейтральные реакции (Blackhart et al., 2009).

Таким образом, вера в то, что ставит под сомнение существование или возникновение нейтрального аффекта, может происходить из (1) неточного определения, что нейтральный аффект буквально ничего не чувствует, (2) заблуждения о том, что нейтральный аффект не может сочетаться с другими валентными состояниями, ( 3) ложное предположение о том, что английскому языку не хватает словарного запаса, чтобы напрямую описать состояние нейтрального чувства, и (4) культурные различия в выражении эмоциональности.Чтобы продемонстрировать, что эти предположения о нейтральном аффекте необоснованны, мы рассмотрели исследования, показывающие, что (1) люди действительно чувствуют себя нейтральными и интенсивность нейтрального аффекта варьируется, (2) чувство нейтральности — это ощущаемый опыт, требующий когнитивных ресурсов, и (3) нейтральный аффект сочетается с другими аффектами и отличается от других невалентных состояний, таких как онемение и шок.

Убеждение: нейтралитет не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность

При обсуждении аффективной валентности важно четко понимать, как человек использует этот термин.Согласно Коломбетти (2005), среди прочего, валентность может относиться либо к оценочной валентности, либо к аффективной валентности. Оценочная валентность относится к тому, как оценивается окружающая среда. Например, человек может оценить ситуацию как ужасную, что приведет к страху. Аффективная валентность относится к гедонистическому качеству эмоционального состояния. Например, страх может восприниматься как отрицательный, если он мешает человеку говорить эффективно, но он может восприниматься как положительный, если действует как мотиватор.Здесь мы обсуждаем нейтральность как с точки зрения оценочной, так и аффективной валентности.

Оценочная валентность

Аффект по определению носит оценочный характер. Эмоциональная система помогает людям оценить биологическое значение стимулов, с которыми они сталкиваются (LeDoux, 1989). Валентность является важным компонентом аффекта (Russell, 2003; Peters et al., 2006), поскольку, помимо прочего, аффективная валентность предоставляет важную информацию о том, каково состояние окружающей среды — хорошее или плохое.Watson et al. (1999) писал: «В самом деле, валентность является настолько важным аспектом нашего процесса оценки, что люди почти мгновенно оценивают свое текущее состояние как приятное / положительное или неприятное / отрицательное…» (стр. 828). Эволюционно эта гипотеза имеет смысл в том смысле, что людям необходимо знать, является ли что-то угрозой или возможностью, чтобы они могли избежать этого или приблизиться к нему (Nesse, 2004).

Тем не менее, размышляя о роли вэйланса в аффективных исследованиях, стоит помнить о различии между аффектом и эмоцией.Эмоции действуют как сигнальная система, захватывая и отвлекая внимание от того, что является важным (Simon, 1967). Валентность является такой ключевой чертой эмоций, что Ортони и Тернер (1990) писали: «… мы предполагаем, что эмоциональная валентность является необходимым условием для того, чтобы состояние было эмоцией. Из этой точки зрения исключена возможность того, что эмоция может быть аффективно нейтральной »(стр. 317). Точно так же Нессе (2004) писал: «Если ситуация не содержит ни угроз, ни возможностей, она не повлияет на приспособленность.Вот почему нейтральных эмоций мало, если они вообще есть »(с. 1338). Таким образом, некоторые исследователи утверждают, что эмоции должны иметь валентность, потому что главная функция эмоций — предупреждать людей о потенциально важных угрозах и возможностях. Поскольку нейтральная информация, вероятно, не имеет решающего значения, некоторые исследователи считают, что эмоции не могут быть нейтральными.

Хотя возможно, что эмоции не могут быть нейтральными, мы утверждаем, что эмоции могут быть нейтральными. Эмоции действуют как срочный сигнализатор.Поскольку, как правило, не важно знать, что ситуация нейтральна, мы признаем, что появление нейтральных эмоций может иметь меньшую вероятность. Но здесь мы не будем заходить так далеко, чтобы сказать, что нейтральных эмоций не существует. Например, нейтральные эмоции могут возникнуть в ситуациях, когда критически важно соблюдать нейтралитет, например, когда человек пытается быть справедливым и беспристрастным. Однако мы полагаем, что это проблематично, если исследователи по ошибке распространят это рассуждение о возможности нейтральных эмоций до нейтральных эмоций .В частности, мы думаем, что ошибочно полагать, что, поскольку аффект предоставляет валентную информацию об окружающей среде, аффект не может быть нейтральным.

Мы утверждаем, что когда люди оценивают свое окружение, они не только хотят знать, что полезно или вредно, но также и то, что не является ни тем, ни другим. Внимание людей ограничено, поэтому точно так же, как знать, что хорошо, а что плохо, функционально, но также полезно знать, что ни то ни другое. Кажется, что чрезвычайно важно знать, о чем не нужно беспокоиться.Таким образом, нейтральный аффект дает информацию о валентности, сигнализируя о том, что немедленное внимание не требуется. В соответствии с этой точкой зрения, обсуждая, как думать о валентности, Хиггинс (2014) писал: «… природа валентности зависела от того, как определялась нейтральность: чтобы понять валентность, вам нужно понять« 0 »» (стр. 429; «0»). ”Относится к нейтралитету). Тем не менее, исследователи редко обсуждают нейтралитет как ключевой элемент валентности. При оценке нейтрального аффекта нейтральность часто представляет собой просто точку или небольшую область вдоль одного биполярного или двух униполярных валентных измерений (см. Cacioppo et al., 1999; Рассел, 2003; Ларсен и др., 2009). Нейтральный аффект редко концептуализируется или оценивается независимо от положительного или отрицательного аффекта. Мы считаем такой подход проблематичным. Карвер и Шайер (1990) хорошо проиллюстрировали наши опасения, когда они утверждали, что отсутствие одного государства не означает наличие другого. Они сказали:

… знание того, что человек не находится в депрессии, не дает оснований делать вывод о том, что человек счастлив. Знание того, что человек несчастен, не дает оснований делать вывод о том, что он плохо себя чувствует.Иногда люди эмоционально нейтральны (Carver and Scheier, 1990, стр. 27).

Точно так же мы утверждаем, что нейтральный аффект не может быть выведен из отсутствия других аффектов. Его следует оценивать отдельно от положительного и отрицательного воздействия. Более того, когда это делается, нейтральный аффект оказывается измерением, которое в некоторой степени не зависит от положительного и отрицательного аффекта.

Каковы доказательства того, что меры нейтрального аффекта фиксируют уникальную информацию, а меры позитивного и негативного аффекта — нет? Напомним, мы определили нейтральный аффект как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие положительного или отрицательного аффекта.Это определение допускает возможность возникновения нейтральных реакций независимо от положительных и / или отрицательных реакций и одновременно с ними. Недостаточно вывести нейтральный аффект из отсутствия положительного и отрицательного аффекта, потому что нейтральность может возникнуть, когда присутствуют оба. В соответствии с этой точкой зрения, в исследованиях, в которых изучается как оценочная валентность, так и аффективная валентность, нейтральный аффект сочетается с положительным и отрицательным аффектом (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al., 2016; Гальегос и Гаспер, 2018). Более того, самоотчеты людей о нейтральном аффекте не очень коррелируют с сообщениями о положительном и отрицательном аффекте (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016), предполагая, что нейтральный аффект — это не просто состояние, которое усиливается при положительном / отрицательном аффекте. уменьшается. Кроме того, в отличие от гипотезы о том, что наличие положительного или отрицательного аффекта подразумевает менее нейтральный аффект, иногда эти корреляции являются положительными (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Gallegos and Gasper, 2018).Факторный анализ аффективных состояний, представленных в пяти различных выборках, показал, что в дополнение к положительным и отрицательным факторам аффекта существует четкий и последовательный третий, нейтральный фактор аффекта (Gasper and Danube, 2016). Данные точечной диаграммы также показали, что некоторые участники сообщают, что чувствуют себя резко отрицательно, например, и в то же время нейтрально (Hu and Gasper, 2019, представлено). Таким образом, нейтральный аффект может быть независимым измерением, которое предоставляет релевантную для валентности информацию, которую невозможно уловить, просто оценивая положительный и отрицательный аффект.

В целом, мы полагаем, что было бы ошибкой рассматривать только стимулы как положительные или отрицательные. Валентность предоставляет людям информацию, которая может определять их действия. Таким образом, кажется важным знать, что хорошо, что плохо, а что нет. Учитывая ограниченные когнитивные способности людей, людям нужен не только способ расставить приоритеты в том, что важно, но и осознавать то, что не так важно. Ключевым выводом здесь является то, что исследователи должны рассмотреть возможность расширения своего взгляда на валентность, включив в него оценки стимулов как хороших, плохих и нейтральных.Действительно, рейтинги нейтральности могут возникать независимо от оценок положительности и отрицательности. Поэтому мы утверждаем, что нейтральный аффект действительно является аффектом, потому что он предоставляет важную информацию, относящуюся к валентности.

Аффективная валентность

До сих пор мы сосредоточились на оценочной валентности, но как насчет гедонистического опыта нейтрального аффекта? Люди воспринимают нейтральный аффект как нейтральный, приятный или неприятный? Испытывается ли то или иное аффективное состояние как гедонически приятное или болезненное, зависит от контекста (Barrett et al., 2007, 2011; Кондон и др., 2014). Например, даже если обычно считается, что счастье доставляет удовольствие для гедонизма, это не обязательно (Condon et al., 2014). С учетом этого взгляда, то, как переживается нейтральный аффект, также может быть предметом преднамеренного фокуса и интерпретации, в зависимости от эмоциональной цели и контекста, в котором возникает нейтральность (Barrett et al., 2007). Ниже мы рассмотрим несколько способов, которыми исследователи концептуализировали нейтральный аффект с учетом его гедонической валентности.

В теориях адаптации нейтральность отражает текущий уровень адаптации людей в том смысле, что это состояние возникает, когда люди адаптировались к своей среде.Адаптация не считается ни хорошей, ни плохой. Он служит ориентиром для оценки других государств (Helson, 1964). Например, удовольствие исходит не от попыток быть нейтральным, а скорее от «… несоответствия между стимуляцией и преобладающим уровнем адаптации» (Helson, 1964, стр. 49). Без какого-либо нейтрального состояния было бы трудно понять, что такое радость и печаль, потому что нет состояния, с которым можно было бы их сравнивать (Любомирский, 2011). С этой точки зрения нейтралитет — это не гедонически искомое состояние, а, скорее, текущий стандарт, используемый для оценки того, увеличивает или уменьшает событие удовольствие или боль.

Подобно тому, как нейтральность может использоваться в качестве стандарта для оценки гедонистических качеств других аффективных состояний, другие аффективные состояния потенциально могут определять гедонические качества нейтрального состояния. Нейтралитет может восприниматься как приятный или неприятный в зависимости от того, уменьшается ли боль или удовольствие. Например, переход от болезненного состояния к нейтральному, вероятно, ощущается как улучшение, тогда как переход от радостного состояния к нейтральному может восприниматься как упадок.Таким образом, нейтральный аффект можно было либо найти, либо избежать.

Идея о том, что ситуация может изменить то, как воспринимаются, казалось бы, нейтральные ситуации, очевидна в рамках теории регулятивного фокуса. Кто-то может возразить, что статус-кво — это нейтральный опыт — ничего не изменилось, поэтому должен быть нейтральный ответ. Тем не менее, значение статус-кво также зависит от ситуации. В теории регулятивного фокуса, в которой обсуждаются эмоциональные реакции людей на выигрыши и потери, достижение статус-кво (ни выгода, ни потеря) не должно восприниматься как нейтральное (Брендл и Хиггинс, 1996; Хиггинс, 2014; Хиггинс и Либерман, 2018).Напротив, то, как воспринимается статус-кво , зависит от того, сосредоточен ли человек на продвижении (сосредоточен на получении выгоды) или на предотвращении (сосредоточен на предотвращении потерь), и испытывает ли он отсутствие прибыли или убытка. Когда человек сосредоточен на продвижении, он сосредоточен на том, чтобы что-то получить. Если они ничего не добиваются (не выигрывают), то они воспринимают статус-кво как разочарование, потому что это отражает отсутствие желаемой выгоды. И наоборот, когда человек сосредоточен на профилактике, он хочет сохранить статус-кво , а не терпеть убытки.Если они не испытывают убытков (отсутствия убытков), то они воспринимают статус-кво как облегчение, поскольку потери не произошло. Таким образом, статус-кво , который некоторые могут рассматривать как создающий нейтральное состояние, поскольку не произошло никаких изменений в обстоятельствах, может быть воспринят как разочарование или облегчение, в зависимости от того, занимается ли человек продвижением или профилактикой в ​​данный момент.

Кроме того, личные и культурные теории людей о желательности нейтральных чувств могут определять, будет ли нейтральный аффект восприниматься как приятный или болезненный.Например, такие сайты, как Reddit, содержат вопросы о том, что такое нейтральный аффект и является ли он нормальным. Если в обществе ценится позитивное чувство, то нейтральное чувство может восприниматься как ненормативное и, следовательно, негативное состояние по сравнению с предполагаемой позитивной нормой. Однако, если в обществе ценится чувство уравновешенности, а не излишне позитивное, то нейтральный аффект может восприниматься как нормативный и, следовательно, соответствующая реакция. Например, ключевым элементом буддизма является практика медитации, чтобы люди осознавали свой опыт.В буддизме люди, которые не обращают внимания на свои чувства, обычно реагируют на нейтральные чувства, игнорируя их. Буддийская философия утверждает, что, когда люди игнорируют свои нейтральные чувства, они с большей вероятностью испытают скуку и невежество, потому что все чувства, в том числе нейтральные, требуют внимания (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015). Дхаммадинна, монахиня, заявила, что когда люди испытывают нейтральные чувства, игнорирование их и незнание может быть болезненным и неприятным, тогда как знание нейтрального чувства приятно (Аналайо, 2017).Тич Нхат Хан, вьетнамский буддийский монах, пошел еще дальше, говоря о практике внимательности в отношении нейтральных чувств:

В процессе практики мы обнаруживаем, что нейтральные чувства очень интересны. Когда мы сидим, возникает нейтральное ощущение. Когда мы привносим внимательность в нейтральное чувство, вы обнаруживаете, что это довольно приятно. Вы видите, что у вас уже достаточно условий для счастья с нейтральным чувством. Если вы внимательно посмотрите на нейтральное чувство, вы увидите, что оно чудесно.Когда вы видите, что ваши чувства текут, как река, вы видите, что 80% ваших нейтральных чувств довольно приятны. Благодаря внимательности наше нейтральное чувство превращается в счастье (Thich, 2011).

С этой точки зрения осознание и знание нейтральных чувств, а не самих чувств, может способствовать счастью и удовольствию.

Итак, мы утверждаем, что нейтральные чувства можно гедонически переживать как положительные, отрицательные или нейтральные. Это утверждение не означает, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы аналогичным образом утверждаем, например, что счастье не обязательно должно быть позитивным, а страх не обязательно негативным (Condon et al., 2014). То, как переживаются чувства, зависит от человека и контекста. Нейтралитет может быть состоянием, которое люди используют в качестве ориентира, ищут, избегают или на котором сосредотачиваются, чтобы осознать. Нейтральные состояния не обязательно воспринимать как нейтральные, но этот вывод не отрицает их значимости и значимости в аффективной сфере.

Убеждение: нейтральное влияние неважно, потому что оно не влияет на познание или поведение

Аффективные состояния влияют на поведение. Согласно теории аффекта как информации, это может происходить из-за того, что аффективные состояния предоставляют людям информацию или обратную связь, которые могут влиять на то, как люди думают или действуют (обзоры см. В Clore et al., 2001; Шварц и Клор, 2003; Гаспер и Исбелл, 2007; Гаспер и Спенсер, 2018). Некоторые исследователи могут считать, что нейтральный аффект не очень важен, потому что они полагают, что нейтральные состояния свободны от аффектов и, следовательно, предоставляют мало информации или обратной связи. Например, Коэн и Андраде (2004) обсуждали нейтральный аффект как менее информативный в оценочном процессе, чем другие настроения. Нейтральный аффект также используется в качестве условия контроля, предположительно потому, что нет никакого аффекта, которое могло бы изменить эксперимент (Гаспер, 2018).Однако эти предположения могут быть необоснованными. Мы утверждаем, что, как и другие аффективные состояния, нейтральный аффект может влиять на познание и поведение, потому что он также предоставляет людям ценную аффективную информацию.

Итак, какой тип аффективной информации может предоставить нейтральный аффект? Одна ключевая информация, которую могут предоставить нейтральные государства, состоит в том, что они сигнализируют о том, что не нужно заботиться об окружающей среде, потому что в ней нет ничего особенно примечательного. Этот взгляд отражен в самых разных моделях.Например, в буддизме существует три основных режима чувств: приятное, болезненное и нейтральное (например, De Silva, 1995). Кудесиа и Ньима (2015) утверждали, что эти приятные, отталкивающие и нейтральные чувства соответственно вызывают «… тенденцию к действию, продлевающую приятное восприятие, устранение неприятного восприятия и игнорирование нейтрального восприятия» (стр. 916). То есть, поскольку нейтральные чувства не являются ни приятными, ни болезненными, их часто не замечают, и люди игнорируют эти реакции или остаются в неведении (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015).Нейтральный аффект сигнализирует о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания или важна. Похожая точка зрения возникает в перспективе основного аффекта (Russell, 2003), поскольку нейтральный аффект может не ощущаться сознательно, отчасти потому, что он уходит на второй план из-за отсутствия необходимости уделять ему внимание.

В дополнение к нейтральному аффекту, который, возможно, сигнализирует о том, что человеку не нужно заботиться об окружающей среде, нейтральный аффект также может сигнализировать о том, что человек понимает окружающую среду.В модели аффективной адаптации AREA Уилсон и Гилберт (2008) утверждали:

Люди анализируют поступающую информацию, имея в виду два вопроса: «Это важно для меня?» и «Достаточно ли я понимаю?» Если событие считается одновременно релевантным для себя и необъяснимым, люди уделяют ему внимание, и событие вызывает аффективную реакцию. И наоборот, если событие считается неважным или достаточно объясненным, люди не обращают на него внимания, и событие не вызывает аффективной реакции (Wilson and Gilbert, 2008, p.372).

Таким образом, как и буддийская точка зрения, эта точка зрения подразумевает, что нейтральный аффект может указывать на то, что событие неважно. Но он также основан на буддийском воззрении, поскольку нейтральный аффект может сигнализировать о том, что человек понимает, знает или понимает событие.

Помимо сигнала понимания, нейтральный аффект может сигнализировать о том, что ситуация нормальная. Взгляд Любомирского и его коллег на гедонистическую адаптацию утверждает, что адаптация происходит, когда восприятие людьми чего-либо как положительного или отрицательного становится нейтральным (Любомирский, 2011; Armenta et al., 2014). События, к которым трудно адаптироваться, — это те, которые привлекают внимание, они разнообразны / динамичны и новы / удивительны, предполагая, что нейтральные события не привлекают внимания, не являются динамичными и нормативными. Брендл и Хиггинс (1996) также рассматривали нейтралитет как потенциально отражающий норму. Они писали: «… нормальные события не должны восприниматься как причинные, и, следовательно, они не должны способствовать достижению цели; то есть их следует оценивать как нейтральные по валентности и качеству »(Brendl and Higgins, 1996, p.128). В частности, используя теорию нормы (Канеман и Миллер, 1986), Брендл и Хиггинс (1996) утверждали, что объекты, отношения и события, которые являются примером нормы, вызывают нейтральные реакции. Более того, поскольку норма легко приходит на ум, они также утверждали, что легкость, с которой приходит знание, может служить сигналом нейтралитета. Например, они обсуждали исследование Острома и Апшоу (1968), в котором изучали, насколько легко / сложно людям записать убеждение, отражающее различные точки шкалы отношений.В соответствии с представлением о том, что нейтральный аффект может отражать то, что легко понять, респонденты посчитали, что легче всего думать о средних и конечных точках. Таким образом, нейтральные государства могут сигнализировать о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, понятна и нормальна.

Наконец, нейтралитет также может сигнализировать о том, что никто не думает об окружающей среде так или иначе. Этот опыт может иметь ряд потенциальных последствий, в том числе помочь людям справиться с ситуацией.Эта возможность хорошо проиллюстрирована притчей из другой восточной философии / религии, даосизма. В притче убегает фермерская лошадь. Соседи говорят, что это невезение, но фермер отвечает: «Может быть». На следующий день лошадь возвращается с тремя другими дикими лошадьми. Соседи говорят о том, насколько прекрасна эта новостройка. Фермер отвечает: «Может быть». Затем сын фермера ломает ногу, пытаясь оседлать дикую лошадь. Соседи сочувствуют этому негативному событию.В ответ фермер отвечает «возможно». История продолжается, но ее критический посыл заключается в том, что фермер понимает, что мы никогда не можем точно знать, будет ли ситуация хорошей или плохой. Фермер придерживается нейтральной точки зрения, поскольку валентность еще не определена. История отражает мнение о том, что иногда важно быть беспристрастным и непредвзятым.

В настоящее время существует не так много исследований, которые эмпирически изучают, действительно ли нейтральные государства сигнализируют о том, что ситуация не требует внимания, что ее понимают, что она нормативна и что никто не чувствует того или иного.Тем не менее, есть несколько направлений работы, которые подтверждают гипотезу о том, что нейтральные аффективные состояния могут влиять на познание и поведение. Например, в модели саморегуляции Карвера и Шейера (1998) нейтральный аффект дает информацию о том, что заслуживает действия. В модели положительный аффект сигнализирует о том, что человек приближается к своей цели быстрее, чем ожидалось; отрицательно сказывается то, что человек приближается к нему медленнее, чем ожидалось; а нейтральный аффект указывает на то, что человек приближается к своей цели с соответствующей скоростью.Следовательно, нет необходимости менять свое ориентированное на цель поведение. Нейтральный аффект сигнализирует о том, что следует придерживаться курса. Идея о том, что нейтральный аффект побуждает людей продолжать делать то, что они делают, может проистекать из того, что он сигнализирует о том, что не нужно уделять дополнительное внимание своим действиям, что он достиг понимания или что он не чувствует того или иного, прочее, никаких настроек не требуется.

Недавнее исследование, проведенное Гаспером и Дунаем (2016), также поддерживает гипотезу о том, что нейтральный аффект сигнализирует об отсутствии предпочтений.Они выдвинули гипотезу, что нейтральный аффект сигнализирует о том, что у человека нет того или иного чувства к объекту суждения. Следовательно, люди могут полагаться на свои нейтральные чувства как на основу своих нейтральных суждений. В шести исследованиях они обнаружили, что положительный аффект объясняет наибольшую дисперсию положительных суждений, отрицательный аффект объясняет большую часть дисперсии отрицательных суждений, а нейтральный аффект (не положительный, отрицательный или даже амбивалентный аффект) составляет большую часть дисперсии в нейтральных суждениях.Таким образом, когда дело доходит до оценки того, придерживается ли кто-то нейтрального мнения о проблеме, люди полагаются на информацию, предоставляемую их нейтральным аффектом, сверх той, что предоставляется этими другими аффективными состояниями. В этой связи Гаспер и Дунай (2016) обнаружили, что нейтральное, но не отрицательное отношение было связано с отказом от поведения, которое люди должны делать, но часто не делают (например, есть пять порций фруктов или овощей в день).

Предполагается, что нейтральный аффект не только потенциально предоставляет информацию, которая изменяет познание, но и имеет важные последствия для межличностного поведения.В модели регулирования настроения, основанной на социальных ограничениях, Эрбер и Эрбер (2001) предположили, что нейтральные состояния полезны в определенных ситуациях из-за той гибкости, которую они предлагают. То есть людей иногда побуждают регулировать свои аффективные состояния в сторону нейтралитета, чтобы справиться с конкретными непредвиденными обстоятельствами. Например, Erber et al. (1996) пришли к выводу, что нейтральные состояния наиболее желательны при взаимодействии с незнакомцами, поскольку неизвестно, будут ли такие взаимодействия положительными или отрицательными. Соответственно, люди, которые ожидают взаимодействия с незнакомцами, скорее всего, будут сдерживать свое текущее настроение, независимо от того, является ли их настроение положительным или отрицательным.Точно так же Де Сильва (1976) концептуализировал нейтралитет как защиту от возникновения сентиментальных привязанностей. В соответствии с этим некоторые организации просили своих сотрудников сохранять свой эмоциональный опыт на работе в относительно нейтральном диапазоне (например, Hochschild, 1983; Judge, 1992; Morris and Feldman, 1996), возможно, из-за идеи, что нейтральное поведение демонстрирует способствует созданию рациональной рабочей среды. Таким образом, нейтральный аффект может иметь важные межличностные последствия, когда люди регулируют свой аффект так, чтобы он был нейтральным, чтобы иметь лучшие межличностные взаимодействия.

В итоге, нейтральные аффективные состояния могут предоставить людям различную информацию, в том числе о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, что она понятна, что это нормально и что человек не ощущает ее. так или иначе. В настоящее время мало эмпирических исследований, подтверждающих эти утверждения, но существующие исследования показывают, что нейтральный аффект может формировать познание и поведение способами, отличными от положительных и отрицательных аффективных состояний.

Новые теоретические направления

Слишком долго исследователи, интересующиеся аффектом, игнорировали нейтральные состояния. Возможно, они сделали это, потому что человеческая природа сосредоточена на том, что кажется заметным, а не на незаметном. Тем не менее важно замечать то, что отсутствует. Например, в фильме « Собака Баскервилей» Шерлок Холмс решил загадку, заметив, что собаки не лают. Чтобы понять, что такое аффект и как он функционирует, очень важно понимать, что значит не чувствовать ничего конкретного.С этой целью мы стремились понять нейтральный аффект путем критического изучения трех потенциальных убеждений исследователей о нейтральном аффекте. В частности, мы бросили вызов следующим убеждениям: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют, (2) нейтральный аффект не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность, и (3) нейтральный аффект. неважно, потому что не влияет на познание или поведение. Мы считаем, что отказ от допущений, лежащих в основе этих убеждений, продвинет теорию и методы, касающиеся природы аффекта, в новом направлении.

Рассматривая альтернативы первому убеждению, есть несколько важных способов, которыми исследования могут продвинуться вперед. Во-первых, для некоторых исследователей это могло быть ключевым сдвигом парадигмы — думать о нейтральном аффекте не как об отсутствии аффекта, а как о наличии нейтрального аффекта. Если нейтральный аффект — это присутствие опыта, становится важным понять, на что это похоже и как оно действует. Нейтральный аффект теперь становится частью аффективной сферы, а не неаффективным условием контроля.Следовательно, исследователи должны осознавать, насколько нейтральный аффект укладывается в их теоретические рамки и предположения, которые они делают по этому поводу. Даже если модель аффекта исследователя не включает нейтральный аффект, важно, чтобы они хотя бы объяснили, почему, вместо того, чтобы просто игнорировать возможность нейтрального состояния. Рассмотрение этих вопросов может привести к тому, что исследователи пересмотрят свои вопросы относительно природы аффекта. Например, какие черты у нейтральных государств есть у других аффективных состояний? Что отличает нейтральный аффект от других аффектов? Может ли нейтральный аффект помочь людям справиться с ситуацией? Различаются ли люди по своей склонности к нейтральности? Если да, то как эти индивидуальные различия могут формировать мысли, действия и психическое благополучие? Кроме того, исследователям может потребоваться переосмыслить, что является подходящим условием контроля (см. Gasper, 2018), поскольку нейтральный аффект не всегда может быть подходящим условием контроля.

Во-вторых, если существует нейтральный аффект, чрезвычайно важно, чтобы исследователи разработали соответствующее определение конструкта. Как только это установлено, исследователи могут работать над разработкой соответствующих средств для его измерения. В этой статье мы представили конкретную точку зрения; однако другие исследователи могут по-разному концептуализировать нейтральный аффект (Gasper, 2018; Yih et al., 2019). Например, исследователь, изучающий регуляцию эмоций, может рассматривать нейтральный аффект как базовое состояние человека. Другие могут рассматривать нейтральный аффект как сродни аффективным терминам с низким уровнем возбуждения, таким как скука, расслабление или молчание (Зеленский и Ларсен, 2000).Если так, то первостепенное значение приобретает четкое определение нейтрального аффекта. Также важно провести эксперименты, чтобы убедиться, что эти конструкции эквивалентны друг другу или отражают различные состояния. Подобно тому, как онемение может отличаться от нейтрального аффекта, мы подозреваем, что чувство типичного или слабого аффективного переживания, такого как скука или спокойствие, может отличаться от чувства нейтральности (как определено в этой статье). Мы поощряем исследования по этой теме, потому что надеемся, что такая работа прольет свет на сложный спектр переживаний, из которых состоит повседневный, возможно, более приземленный эмоциональный опыт людей.

В-третьих, если нейтральные состояния сосуществуют с положительными и отрицательными состояниями, как они могут это сделать? Одна из возможностей состоит в том, что возникает более одного состояния, но они возникают из разных аспектов одной и той же ситуации. Например, человек может описать свои ощущения от обеда с бабушкой как счастливые и нейтральные. Счастье проистекает из того факта, что они наслаждаются обществом своей бабушки, тогда как нейтралитет может отражать тот факт, что еда была ничем не примечательной. Оба состояния ощущаются, но относятся к разным аспектам опыта.Возникают интересные вопросы о том, когда лучше всего сосредоточиться на каждом элементе (бабушка или еда) или когда лучше всего сосредоточиться на комбинированной аффективной реакции (обед с бабушкой). Вторая возможность состоит в том, что вместо каждого состояния, проистекающего из разных элементов одного и того же опыта, два состояния могут объединиться, чтобы сформировать независимый, уникальный эмоциональный опыт. Например, счастье и нейтральный аффект можно воспринимать как беспечность — ситуация оценивается как положительная, и у человека нет предпочтений, потому что все хорошо.И наоборот, негативное и нейтральное состояние вместе могут восприниматься как апатия — ситуация оценивается как негативная, и у человека нет предпочтений, потому что все это плохо. Третья возможность — также подумать о том, могут ли нейтральные состояния в сочетании с другими состояниями вызывать амбивалентные реакции. Об амбивалентности часто думают как о позитивном и негативном чувстве одновременно. Однако может случиться так, что люди испытывают амбивалентность, когда они чувствуют положительный или отрицательный эффект нейтрального аффекта. Ху и Гаспер, 2019, представили.Например, при мысли об обеде с бабушкой может возникнуть амбивалентность, потому что он был одновременно позитивным и нейтральным. Если да, то каковы последствия того, как этот тип амбивалентности влияет на мысли, действия и психологическое благополучие?

Второе убеждение, на котором мы сосредоточились, касалось понятия, что аффект должен быть валентным. Мы обсуждали это убеждение как с точки зрения оценочной валентности, так и аффективной валентности. Что касается оценочной валентности, возникает ряд вопросов. Например, оценивают ли люди новые стимулы не только с точки зрения того, являются ли стимулы положительными или отрицательными, но и нейтральными? Если положительно валентные чувства обычно сигнализируют о приближении, а отрицательно валентные чувства — избегании, обязательно ли нейтральные чувства ни к чему другому? Или возможно, как в теориях, подобных модели оценочного пространства, что существует смещение позитивности, при котором нейтральные состояния продвигают мотивацию подхода, потому что в противном случае люди могут упустить потенциальные возможности в своей среде (Cacioppo et al., 2012)? Если что-то оценивается как нейтральное, насколько устойчивым или податливым будет этот опыт?

С точки зрения аффективной валентности рассмотрение нейтрального аффекта как аффективной реакции порождает множество интересных гипотез относительно гедонистических последствий чувства нейтральности. В Соединенных Штатах счастье высоко ценится в том смысле, что люди ищут ситуации, в которых счастье может произойти (Mesquita and Markus, 2004). Действительно, многие социальные контексты в США продвигают счастье или положительные чувства в качестве своей основной цели, а также вопросы или комментарии, такие как «Вам весело?» и «Я рад, что ты счастлив.»Являются обычным явлением (Маркус и Китайма, 1994). Одним из следствий этого поощрения счастья может быть то, что некоторые люди обеспокоены, когда они испытывают нейтральные, а не счастливые чувства. Фактически, исследования показывают, что чрезмерная оценка счастья в выборках из США может привести к снижению благополучия (Mauss et al., 2011) и депрессии (Ford et al., 2014), а также к усилению одиночества и слабости у людей. социальные связи (Mauss et al., 2012). Люди могут рассматривать свои нейтральные чувства как указание на то, что они не достигли идеала счастья.Таким образом, сосредоточенность на чувстве счастья может иметь негативные психологические последствия. Возможно, люди могли бы стать психологически более здоровыми, если бы вместо сосредоточения на счастье и волнении они также сосредоточились на балансе и умеренности, которые могут возникнуть при нейтральном аффекте. Если Тхич Нат Хан прав, то внимание к нейтральным чувствам может привести к счастью. Таким образом, когда дело доходит до практических разветвлений, рассмотрение нейтрального аффекта как важного повседневного состояния может привести к признанию другого и потенциально более достижимого пути к психическому благополучию.

Третье убеждение, которое мы обсуждали, заключалось в том, что нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на мысли или действия. Ничего особенного не сигнализируя, нейтральный аффект может привести к тому, что человек ничего не сделает. Как мы уже отмечали, нейтральный аффект потенциально предоставляет ряд аффективной информации, которая может формировать мысли и действия. Нейтральный аффект может указывать на то, что внимание не требуется, что человек понимает ситуацию, что ситуация нормальная и что у человека нет чувств, так или иначе (т.е., без предпочтений). Необходимо провести исследования, чтобы проверить эти предположения, но они могут иметь интересные последствия. Если нейтральный аффект сигнализирует, например, о том, что внимание не требуется, то нейтральный аффект потенциально может повлиять на память. Если люди не обращают внимания на нейтральные стимулы, они с меньшей вероятностью будут вспоминать. Кроме того, нейтральный аффект может сигнализировать о понимании, и если это так, то люди, которые чувствуют себя нейтральными, могут с большей вероятностью интерпретировать свой опыт как указание на то, что они понимают сложные, новые или нелогичные аргументы.Если нейтральный аффект сигнализирует о нормальности, то нейтральные аффективные реакции могут служить индикаторами прототипичности, что, возможно, приведет к тому, что люди будут более открытыми в своих точках зрения. Наконец, если нейтральный аффект означает отсутствие предпочтения, то нейтральный аффект может быть идеальным состоянием, когда требуется беспристрастность, баланс или справедливость, например, при работе в присяжных. Учитывая потенциальную информацию, которую может предоставить нейтральный аффект, существует множество вопросов, на которые можно будет ответить в будущих исследованиях, чтобы понять, как нейтральный аффект может формировать познание и поведение.

Coda

У исследователей есть убеждения относительно того, что они исследуют. Важно признать эти убеждения, изучить их обоснование и эмпирически проверить их. В этой статье мы бросили вызов трем представлениям исследователей о нейтральном аффекте, а именно, что нейтральный аффект не возникает, этот аффект должен быть валентным и что нейтральный аффект не имеет большого значения. В процессе мы предложили и обеспечили поддержку альтернативных концептуализаций.Мы признаем, что исследования нейтральных аффективных реакций немногочисленны, но мы надеемся, обсудив и развеяв некоторые неправильные представления об этом, исследователи расширит свои теории, методологию и практику, включив в них нейтральный аффект. Чтобы понять аффективный ландшафт, исследователи должны обращать внимание на все состояния, включая то, что происходит, когда человек ничего особенного не чувствует.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, проанализированные в этой рукописи, не являются общедоступными.Запросы на доступ к наборам данных следует направлять в KG, [email protected]

Авторские взносы

KG написала первый черновик статьи и провела повторный анализ данных Гальегоса и Гаспера (2018). LS и DH пересмотрели первый вариант. KG, LS и DH провели исследование для статьи, отредактировали ее и проверили ссылки на точность.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Элизабет Пинель за то, что она обратила наше внимание на притчу о фермере.

Сноски

Список литературы

Альбаррасин Д. и Харт В. (2011). Положительное настроение + действие = отрицательное настроение + бездействие: влияние общих концепций действия и бездействия на решения и производительность как функция аффекта. Эмоция 11, 951–957. DOI: 10.1037 / a0024130

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Армента, К., Бао, К. Дж., Любомирский, С., Шелдон, К. М. (2014). «Возможны ли долгосрочные изменения? Уроки модели предотвращения гедонической адаптации »в Стабильность счастья: теории и доказательства того, может ли счастье измениться. ред. К. М. Шелдон и Р. Э. Лукас (Нью-Йорк: Academic Press), 57–74.

Google Scholar

Барретт, Л.Ф., Мескита, Б., и Гендрон, М. (2011). Контекст в восприятии эмоций. Curr. Реж. Psychol. Sci. 20, 286–290. DOI: 10.1177 / 0963721411422522

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биди, К., Терри П. и Лейн А. (2005). Различия между эмоциями и настроением. Cognit. Эмот. 19, 847–878. DOI: 10.1080 / 02699930541000057

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блэкхарт, Г. К., Нельсон, Б. К., Ноулз, М. Л., и Баумейстер, Р. Ф. (2009). Отвержение вызывает эмоциональные реакции, но не вызывает непосредственного беспокойства и не снижает самооценку: метааналитический обзор 192 исследований социальной изоляции. Личный. Soc. Psychol. Ред. 13, 269–309.DOI: 10.1177 / 1088868309346065

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бодхи Б. (2000). Всеобъемлющее руководство Абхидхаммы: Абхидхамматтха сангаха Ачарии Ануруддхи . 1st BPS Pariyatti Edn. Сиэтл: издание BPS Pariyatti.

Google Scholar

Брендл, К. М., Хиггинс, Э. Т. (1996). «Принципы оценки валентности: что делает события положительными или отрицательными?» в Успехи экспериментальной социальной психологии .Vol. 28, изд. М. П. Занна (Сан-Диего, Калифорния, США: Academic Press), 95–160.

Google Scholar

Качиоппо, Дж. Т., Бернсон, Г. Г., Норрис, К. Дж., И Голлан, Дж. К. (2012). «Модель оценочного пространства» в Справочнике по теориям социальной психологии. ред. П. А. М. Ван Ланге, А. В. Круглански и Э. Т. Хиггинс (Таузенд-Окс, Калифорния: Sage Publications Ltd), 50–72.

Google Scholar

Cacioppo, J. T., Gardner, W. L., and Berntson, G. G. (1999). Система аффекта имеет параллельные и интегрирующие компоненты обработки: форма следует за функцией. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 839–855. DOI: 10.1037 / 0022-3514.76.5.839

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карвер, С. С., и Шайер, М. Ф. (1990). Истоки и функции положительного и отрицательного аффекта: взгляд на процесс управления. Psychol. Rev. 97, 19–35. DOI: 10.1037 / 0033-295X.97.1.19

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карвер К. С. и Шайер М. Ф. (1998). О саморегуляции поведения . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Клор, Г. Л., Гаспер, К., и Гарвин, Э. (2001). «Аффект как информация» в Справочник по аффектам и социальному познанию . изд. Дж. П. Форгас (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум), 121–144.

Google Scholar

Клор, Г. Л., и Шналл, С. (2005). «Влияние аффекта на отношение» в Справочник отношений . ред. Д. Альбаррасин, Б. Т. Джонсон и М. П. Занна (Mahwah: Erlbaum), 437–489.

Google Scholar

Коэн, Дж.Б., и Андраде, Е. Б. (2004). Аффективная интуиция и регулирование аффекта, обусловленное конкретными задачами. J. Consum. Res. 31, 358–367. DOI: 10.1086 / 422114

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коломбетти, Г. (2005). Оценка валентности. J. Сознание. Stud. 12, 103–126.

Google Scholar

Кондон П., Уилсон-Менденхолл К. Д. и Барретт Л. Ф. (2014). «Что такое положительная эмоция? Психологическая конструкция приятного страха и неприятного счастья »в Справочник положительных эмоций .ред. М. М. Тугаде, М. Н. Шиота и Л. Д. Кирби (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press), 60–81.

Google Scholar

Дамасио, А. (2003). Имея в виду добродетель. New Sci. 180, 49–51.

Google Scholar

Де Силва, П. (1976). Психология эмоций с буддийской точки зрения . Канди: Буддийское издательское общество.

Google Scholar

Де Силва, П. (1995). «Теоретические взгляды на эмоции в раннем буддизме» в Эмоции в восточноазиатской мысли: диалог в сравнительной философии. ред. Дж. Маркс и Р. Т. Эймс (Олбани, штат Нью-Йорк: Государственный университет Нью-Йорка), 109–122.

Google Scholar

ДеУолл, К. Н., и Баумейстер, Р. Ф. (2006). Один, но не чувствую боли: влияние социальной изоляции на переносимость физической боли и болевой порог, аффективное прогнозирование и межличностное сочувствие. J. Pers. Soc. Psychol. 91, 1–15. DOI: 10.1037 / 0022-3514.91.1.1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экман, П.и Дэвидсон Р. Дж. (1994). Природа эмоции: фундаментальные вопросы . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Эрбер Р. и Эрбер М. В. (2001). «Настроение и обработка информации: взгляд с точки зрения саморегуляции» в Теории настроения и познания: руководство пользователя . ред. Л. Л. Мартин и Г. Л. Клор (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates), 63–84.

Google Scholar

Эрбер Р., Тессер А.(1992). Задача усилия и регуляция настроения: гипотеза поглощения. J. Exp. Soc. Psychol. 28, 339–359. DOI: 10.1016 / 0022-1031 (92) -T

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эрбер Р., Вегнер Д. М. и Террио Н. (1996). О том, что он крутой и собранный: регулирование настроения в ожидании социального взаимодействия. J. Pers. Soc. Psychol. 70, 757–766. DOI: 10.1037 / 0022-3514.70.4.757

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Форд, Б.К., Шеллкросс, А. Дж., Мосс, И. Б., Флорке, В. А., и Грубер, Дж. (2014). Отчаянно ищите счастье: оценка счастья связана с симптомами и диагнозом депрессии. J. Soc. Clin. Psychol. 33, 890–905. DOI: 10.1521 / jscp.2014.33.10.890

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Форгас, Дж. П. (1999). О хорошем самочувствии и грубости: аффективное влияние на использование языка и формулировки запросов. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 928–939.DOI: 10.1037 / 0022-3514.76.6.928

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гаспер, К. (2018). Использование нейтральных аффективных состояний в исследованиях: теория, оценка и рекомендации. Emot. Ред. 10, 255–266. DOI: 10.1177 / 1754073918765660

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гаспер, К., Дунай, К. Л. (2016). Объем наших аффективных влияний: когда и как естественные положительные, отрицательные и нейтральные факторы влияют на другие суждения. Личный. Soc. Psychol. Бык. 42, 385–399. DOI: 10.1177 / 0146167216629131

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гаспер, К., Хакенбрахт, Дж. (2015). Слишком занят, чтобы чувствовать себя нейтральным: сокращение когнитивных ресурсов ослабляет нейтральные аффективные состояния. Motiv. Эмот. 39, 458–466. DOI: 10.1007 / s11031-014-9457-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гаспер, К., Исбелл, Л. М. (2007). «Ощущение, поиск и подготовка: как аффективные состояния изменяют поиск информации» в . Помогают ли эмоции или мешают принятию решений? Хеджфоксианская перспектива .ред. К. Вохс, Р. Ф. Баумейстер и Г. Левенштейн (Нью-Йорк: Пресса Фонда Рассела Сейджа), 93–116.

Google Scholar

Гаспер, К., Спенсер, Л. А. (2018). «Аффективные ингредиенты: рецепты для понимания того, как аффективные состояния влияют на когнитивные результаты» в Справочник благополучия . ред. Э. Динер, С. Оиши и Л. Тай (Солт-Лейк-Сити, Юта: DEF Publishers).

Google Scholar

Гендолла, Г. Х. Э. (2012). Влияние настроения на регуляцию аффекта. Swiss J. Psychol. 71, 59–65. DOI: 10.1024 / 1421-0185 / a000071

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Герин В., Дэвидсон К. В., Кристенфельд Н. Дж. С., Гойал Т. и Шварц Дж. Э. (2006). Роль гневных размышлений и отвлечения в восстановлении артериального давления после эмоционального возбуждения. Психосом. Med. 68, 64–72. DOI: 10.1097 / 01.psy.0000195747.12404.aa

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Helson, H.(1964). Теория уровня адаптации . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Google Scholar

Хиггинс, Э. Т. (2014). «Продвижение и предотвращение: как« 0 »может создать двойные мотивационные силы» в Теории двойного процесса социального разума . ред. С. Дж. Шерман, Б. Гавронски и Ю. Троп (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press), 423–435.

Google Scholar

Хиггинс, Э. Т., Либерман, Н. (2018). Утрата неприятие потерь: обращаем внимание на ориентиры. J. Consum. Psychol. 28, 523–532. DOI: 10.1002 / jcpy.1045

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хохшильд А. Р. (1983). Управляемое сердце . Беркли: Калифорнийский университет Press.

Google Scholar

Изард, К. Э. (2007). Основные эмоции, естественные виды, схемы эмоций и новая парадигма. Перспектива. Psychol. Sci. 2, 260–280. DOI: 10.1111 / j.1745-6916.2007.00044.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джорманн, Дж., Симер, М., Готлиб, И. Х. (2007). Регулирование настроения при депрессии: различные эффекты отвлечения внимания и вспоминания счастливых воспоминаний на грустное настроение. J. Abnorm. Psychol. 116, 484–490. DOI: 10.1037 / 0021-843X.116.3.484

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Судья Т.А. (1992). «Диспозиционная перспектива в исследованиях человеческих ресурсов» в Исследования в области управления персоналом и человеческими ресурсами . ред. Г. Р. Феррис и К. М. Роуленд (Гринвич, Коннектикут: JAI Press), 31–72.

Google Scholar

Канеман Д. и Миллер Д. Т. (1986). Теория нормы: сравнение реальности с ее альтернативами. Psychol. Ред. 93, 136–153.

Google Scholar

Крон, А., Шуль, Ю., Коэн, А., и Хассин, Р. Р. (2010). Чувства доставляются нелегко: изучение природы чувств, требующих усилий. J. Exp. Psychol. Gen. 139, 520–534. DOI: 10.1037 / a0020008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кудесиа, Р.С., Ньима В. Т. (2015). Осознанность в контексте: интеграция буддийского и нейропсихологического подходов к познанию. Внимательность 6, 910–925. DOI: 10.1007 / s12671-014-0337-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ларсен, Дж. Т., Норрис, К. Дж., МакГроу, А. П., Хокли, Л. К., и Качиоппо, Дж. Т. (2009). Сетка оценочного пространства: одноэлементная мера позитивности и негативности. Cognit. Эмот. 23, 453–480. DOI: 10.1080 / 02699930801994054

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леду, Дж.Э. (1989). Когнитивно-эмоциональные взаимодействия в мозге. Cognit. Эмот. 3, 267–289. DOI: 10.1080 / 02699938

2709

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Любомирский С. (2011). «Гедоническая адаптация к положительному и отрицательному опыту» в Оксфордский справочник стресса, здоровья и преодоления трудностей . изд. С. Фолкман (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 200–224.

Google Scholar

Маркус, Х. Р., Китайма, С. (1994). «Культурное формирование эмоций: концептуальные рамки» в Эмоции и культура: эмпирические исследования взаимного влияния .ред. С. Китайма и Х. Р. Маркус (Вашингтон, округ Колумбия, США: Американская психологическая ассоциация), 339–351.

Google Scholar

Мосс, И. Б., Савино, Н. С., Андерсон, К. Л., Вейсбух, М., Тамир, М., и Лауденслагер, М. Л. (2012). В погоне за счастьем может быть одиноко. Эмоция 12, 908–912. DOI: 10.1037 / a0025299

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мосс И. Б., Тамир М., Андерсон К. Л. и Савино Н. С. (2011). Может ли поиск счастья сделать людей несчастными? Парадоксальные эффекты оценки счастья. Эмоция 11, 807–815. DOI: 10.1037 / a0022010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мескита Б. и Карасава М. (2002). Разная эмоциональная жизнь. Cognit. Эмот. 16, 127–141. DOI: 10.1080 / 0269993014000176

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мескита, Б., и Маркус, Х. Р. (2004). «Культура и эмоции: модели действия как источники культурных различий в эмоциях» в Исследования эмоций и социального взаимодействия.Чувства и эмоции: Амстердамский симпозиум . ред. А. С. Р. Мэнстед, Н. Фрайда и А. Фишер (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: издательство Кембриджского университета), 341–358.

Google Scholar

Моррис, Дж. А., и Фельдман, Д. К. (1996). Размеры, антецеденты и последствия эмоционального труда. Acad. Manag. Ред. 21, 986–1010. DOI: 10.5465 / amr.1996.9704071861

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Остром Т. М. и Апшоу Х. С. (1968).«Психологическая перспектива и изменение отношения» в Психологические основы отношений. ред. А. Г. Гринвальд, Т. К. Брок и Т. М. Остром (Нью-Йорк: Academic Press), 217–242.

Google Scholar

Пэн К. и Нисбетт Р. Э. (1999). Культура, диалектика и рассуждения о противоречии. Am. Psychol. 54, 741–754. DOI: 10.1037 / 0003-066X.54.9.741

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерс, Э., Вестфьялл, Д., Гэрлинг, Т., и Slovic, P. (2006). Аффект и принятие решения: «горячая» тема. J. Behav. Decis. Мак. 19, 79–85. DOI: 10.1002 / bdm.528

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роземан И. Дж. (2011). Эмоциональное поведение, эмоциональные цели, эмоциональные стратегии: несколько уровней организации объединяют вариативные и последовательные реакции. Emot. Ред. 3, 434–443. DOI: 10.1177 / 1754073

0744

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ржавчина, К.Л. и Нолен-Хуксема С. (1998). Регулирование реакции на гнев: влияние размышлений и отвлечения на гневное настроение. J. Pers. Soc. Psychol. 74, 790–803. DOI: 10.1037 / 0022-3514.74.3.790

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Самсон, А.С., Крейбиг, С.Д., Содерстром, Б., Уэйд, А.А., и Гросс, Дж. Дж. (2016). Выявление положительных, отрицательных и смешанных эмоциональных состояний: библиотека фильмов для аффективных ученых. Cognit. Эмот. 30, 827–856.DOI: 10.1080 / 02699931.2015.1031089

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шиммак, У., и Крайтс, С. Л. мл. (2005). «Структура аффекта» в Справочник отношений . ред. Д. Альбаррасин, Б. Т. Джонсон и М. П. Занна (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates), 397–435.

Google Scholar

Шварц, Н., Клор, Г. Л. (2003). Настроение как информация: 20 лет спустя. Psychol. Inq. 14, 296–303. DOI: 10.1207 / S15327965PLI1403 и 4_20

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Симс, Т., Симс, Т., Цай, Дж. Л., Цай, Дж. Л., Цзян, Д., Цзян, Д. и др. (2015). Желание максимизировать положительное и минимизировать отрицательное: последствия для смешанного эмоционального опыта в американском и китайском контекстах. J. Pers. Soc. Psychol. 109, 292–315. DOI: 10.1037 / a0039276

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сторм, К., и Сторм, Т. (1987).Таксономическое исследование словаря эмоций. J. Pers. Soc. Psychol. 53, 805–816. DOI: 10.1037 / 0022-3514.53.4.805

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тай, С. К. (2011). Психометрические принципы аффекта: идеальны ли они? Докторская диссертация. Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн.

Google Scholar

Томкинс, С.С., и Маккартер, Р. (1964). Что и где основные аффекты? Некоторые доказательства теории. Восприятие.Mot. Навыки 18, 119–158. DOI: 10.2466 / pms.1964.18.1.119

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тверски А. и Канеман Д. (1973). Доступность: эвристика для оценки частоты и вероятности. Cogn. Psychol. 5, 207–232. DOI: 10.1016 / 0010-0285 (73)

-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уотсон Д., Визе Д., Вайдья Дж. И Теллеген А. (1999). Две общие системы активации аффекта: структурные данные, эволюционные соображения и психобиологические данные. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 820–838. DOI: 10.1037 / 0022-3514.76.5.820

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йих, Дж., Уусберг, А., Цянь, В., и Гросс, Дж. Дж. (2019). Комментарий: оценка нейтральных аффективных состояний. Emot. Rev. doi: 10.1177 / 1754073919868295 [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зеленский, Дж. М., и Ларсен, Р. Дж. (2000). Распределение основных эмоций в повседневной жизни: состояние и черты характера на основе данных выборки опыта. J. Res. Чел. 34, 178–197. DOI: 10.1006 / jrpe.1999.2275

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эффективность — обзор | Темы ScienceDirect

2.1 Отрицательный и положительный аффект

Все рассмотренные психосоциальные ресурсы имеют лежащий в основе положительный эмоциональный тон, поэтому возникает вопрос, объясняют ли отсутствие отрицательного аффекта, наличие положительного аффекта или и то, и другое их преимущества.

Психосоциальные ресурсы могут быть (отрицательно) связаны с отрицательной аффективностью.Люди с высоким уровнем негативной аффективности / невротизма выражают дистресс, дискомфорт и неудовлетворенность в широком диапазоне ситуаций (Gunthert, Cohen, & Armeli, 1999; Watson & Clark, 1984). Они более склонны к депрессии (Francis, Fyer, & Clarkin, 1986) и к вредным привычкам, связанным со здоровьем, таким как чрезмерное употребление алкоголя (Frances, Franklin & Flavin, 1986), что может предрасполагать их к более высокому уровню заболеваемости. Невротизм связан с повышенным риском артрита, диабета, заболеваний почек, печени, проблем с желудком, проблем с желчным пузырем и язв (Goodwin, Cox, & Clara, 2006), а также с астмой, артритом, головными болями, ишемической болезнью сердца ( Friedman & Booth-Kewley, 1987), а также повышенная восприимчивость к простуде после заражения (Cohen, Doyle, Turner, Alper, & Skoner, 2003b).У пессимистичных и тревожных взрослых артериальное давление выше, чем у более оптимистичных взрослых (Räikkönen, Matthews, Flory, Owens, & Gump, 1999), и у них более высокий уровень воспаления (Kiecolt-Glaser, McGuire, Robles, & Glaser, 2003), что частично объясняется из-за повышенной вероятности ожирения, гипертонии и диабета (Roy et al., 2010). Хроническая негативная аффективность также связана с повышенной частотой сердечных сокращений (Daly, Delaney, Doran, Harmon, & MacLachlan, 2010) и с факторами риска ишемической болезни сердца (Midei & Matthews, 2009).Хемингуэй и Мармот (1999) обнаружили, что в 11 из 11 проспективных исследований депрессия и тревожность предсказывали ишемическую болезнь сердца у здоровых взрослых, а в 6 из 6 исследований эти состояния предсказывали прогрессирование заболевания. Отрицательная аффективность также связана с более высоким риском смертности в среднем и пожилом возрасте (Weiss, Gale, Batty, & Deary, 2009; Wilson et al., 2005).

Связь между негативной аффективностью / невротизмом и последствиями для здоровья настолько прочна, что психологический дистресс, включающий негативные эмоции депрессии, тревоги и враждебности, как полагают, формирует ядро ​​склонной к болезням личности (Friedman & Booth-Kewley, 1987; Suls & Bunde, 2005).Повышенная активность надпочечников может быть частью пути, связывающего негативную аффективность с неблагоприятными последствиями для здоровья (Polk, Cohen, Doyle, Skoner, & Kirschbaum, 2005). Таким образом, возможно, что психосоциальные ресурсы отражают отсутствие этого токсичного набора факторов риска.

Исследователи недавно изучили, защищают ли положительные эмоциональные состояния психическое и физическое здоровье (Cohen & Pressman, 2006; Pressman & Cohen, 2005), и поэтому могут ли положительные аффективные состояния объяснять связь психосоциальных ресурсов с психическим и физическим здоровьем. тоже жизнеспособный вопрос.Положительные и отрицательные аффекты взаимосвязаны, но удивительно независимы друг от друга (Diener & Emmons, 1984), и было показано, что как положительные, так и отрицательные аффекты влияют на биологические процессы, связанные со здоровьем, независимо друг от друга (Ryff et al., 2006; Steptoe, Wardle, & Marmot, 2005). Следовательно, важность положительных эмоциональных состояний может рассматриваться отдельно от значения отрицательной аффективности.

Что касается показателей психического здоровья, то возможность испытывать положительные эмоции даже в контексте очень стрессовых событий, по-видимому, является одним из способов справиться с ситуацией, на который опираются устойчивые люди (Tugade & Fredrickson, 2004).Например, в одном исследовании (Fredrickson, Tugade, Waugh, & Larkin, 2003) возможность испытать положительные эмоции, такие как благодарность или любовь, после терактов 11 сентября, позволила многим людям справиться с этими тревожными событиями и даже испытать пост травматический рост. Фредриксон (2004) предположил, что положительные эмоции позволяют людям расширять свой репертуар мысли и действия, с помощью которого они могут создавать дополнительные личные ресурсы (то есть теория положительных эмоций «расширяй и развивай»).

Что касается показателей физического здоровья, Pressman and Cohen (2005) сообщили, что положительное влияние на черты характера связано с увеличением продолжительности жизни, снижением заболеваемости, уменьшением симптомов и боли и увеличением продолжительности жизни среди пожилых людей, живущих в общинах. Ограниченное количество исследований показало, что положительные эмоции способствуют сопротивлению болезням (Cohen, Alper, Doyle, Treanor, & Turner, 2006). Люди с высоким положительным аффектом воспринимают свое тело более позитивно, и они также могут испытывать изменения в физиологических процессах, основанных на аффектах, хотя доказательства по этому поводу менее ясны (Cohen et al., 2006).

В метаанализе 35 исследований Chida и Steptoe (2008) обнаружили, что положительный эффект был связан со снижением смертности среди здоровых групп населения и со снижением показателей смертности у пациентов, инфицированных ВИЧ или находящихся в группе риска сердечно-сосудистых заболеваний или почечной недостаточности. Несколько дополнительных (по крайней мере частично перекрывающихся) метаанализов также показали связь между положительным благополучием и смертностью (Howell, Kern, & Lyubomirsky, 2007; Lyubomirsky, King, & Diener, 2005).В целом доказательства того, что положительный аффект связан с физическим здоровьем и долголетием у здоровых групп населения, сильнее, чем доказательства того, что они предсказывают выживаемость у людей с существующими заболеваниями (Pressman & Cohen, 2005). Исследования, пытающиеся связать положительный эффект с поведением, связанным со здоровьем, выявили неоднозначную картину; одни исследования показывают положительные отношения, другие — нет (Diener & Chan, 2011; Steptoe, Dockray, & Wardle, 2009).

Положительные эмоции влияют на биологические медиаторы, которые, как считается, являются связующим звеном между психосоциальными ресурсами и результатами для здоровья: в частности, положительный эмоциональный стиль связан с более низким уровнем кортизола (Polk et al., 2005), для улучшения иммунного ответа на вакцинацию (Marsland, Cohen, Rabin, & Manuck, 2001) и для снижения уровня гликозилированного гемоглобина у пожилых людей (что имеет решающее значение, например, в лечении диабета типа I и типа II; Ценкова , Любовь, певица и Райфф, 2007). Положительный эффект был связан с более быстрым восстановлением кожного барьера (Robles, Brooks, & Pressman, 2009) и более быстрым восстановлением сердечно-сосудистой системы после лабораторных стрессоров (Fredrickson, Mancuso, Branigan, & Tugade, 2000). Любомирский и др.(2005) сообщили о величине эффекта 0,38 между индуцированным положительным аффектом и физиологическими исходами, включая иммунное функционирование и сердечно-сосудистую реактивность (см. Также Howell, Kern, & Lyubomirsky, 2007; Pressman & Cohen, 2005). Благополучие было связано с показателями лучшего функционирования иммунной системы (выработка антител sIgA), более высокой толерантностью к боли и более низким уровнем кортизола (Howell et al., 2007).

Исследование положительного аффекта предполагает, что он может быть одним из факторов, лежащих в основе преимуществ психосоциальных ресурсов, а положительный аффект может даже рассматриваться как психосоциальный ресурс сам по себе.Однако пауза для этого вывода связана с исследованиями жизнерадостности. Веселые люди умирают несколько раньше, чем не веселые (Friedman et al., 1993). Жизнерадостные люди могут быть более безразличными к своему здоровью и, как следствие, подвергаться риску для здоровья (Martin et al., 2002). Соответствующие результаты были опубликованы Pressman and Cohen (2005), согласно которым люди с чрезвычайно высоким уровнем положительного аффекта, особенно в контексте терминальной стадии болезни, могут иметь повышенный риск смерти.Маккаррон, Ганнетт, Харрисон, Окаша и Дэйви Смит (2003) обнаружили, что гипомания предопределяет повышенный риск сердечно-сосудистой смертности, а Ритц и Степто (2000) сообщили о связи чрезвычайно позитивного настроения со снижением легочной функции.

Объясняет ли отрицательная аффективность и / или положительное влияние влияние психосоциальных ресурсов на результаты в отношении здоровья? Чтобы окончательно ответить на этот вопрос, потребуется больше доказательств, чем существует в настоящее время. Однако имеющиеся данные свидетельствуют о том, что воздействие психосоциальных ресурсов не объясняется полностью отсутствием негативной аффективности или наличием позитивного аффекта.Хотя связь между оптимизмом и физическими симптомами, о которых сообщают сами пациенты, можно объяснить отрицательным отношением оптимизма к отрицательной аффективности (Smith, Pope et al., 1989), другие результаты, такие как благополучие и исходы, основанные на здоровье, не столь концептуально или операционально смешанные с аффективностью (см. Aspinwall & Brunhart, 2000). Кубзанский и др. (2001) обнаружили, что оптимизм защищает от нефатального инфаркта миокарда и смерти от ишемической болезни сердца даже после контроля депрессии и тревоги.Scheier, Carver и Bridges (1994) проанализировали данные более 4000 участников и показали, что ассоциации оптимизма с депрессией и совладанием остаются значимыми даже при контроле показателей невротизма и негативной аффективности. Адаптивность восприятия контроля также не объясняется отсутствием негативной аффективности; скорее, ощущение контроля, по-видимому, играет причинную роль в уменьшении тревожности и депрессии, которые могут окружать болезнь (Taylor, Helgeson, Reed, & Skokan, 1991).Исследования самоутверждения обычно показывают, что утверждения важных ценностей не влияют на самооценку настроения (Fein & Spencer, 1997; Schmeichel & Martens, 2005; Sherman et al., 2000; Spencer, Fein, & Lomore, 2001) и манипуляции настроения не вызывают эффекта самоутверждения (Steele, Spencer, & Lynch, 1993).

Положительный аффект и отсутствие отрицательного аффекта, безусловно, коррелируют с психосоциальными ресурсами, и они могут частично объяснять благотворное влияние ресурсов, особенно на психологическое благополучие.Однако, как показывают приведенные выше данные, психосоциальные ресурсы, по-видимому, имеют преимущества, превышающие их связь с аффектом. Однако окончательные тесты провести сложно. Контроль положительного и / или отрицательного воздействия при расчете отношения ресурсов к здоровью почти наверняка представляет собой статистическую избыточную поправку. Как также отмечают Сулс и Бунде (2005), трудно надлежащим образом контролировать эффекты положительных и отрицательных эмоциональных состояний, относящиеся к ресурсам и болезни, потому что сами эмоциональные состояния могут отражать факт прогрессирования болезни.Таким образом, важность аффекта в отношении психосоциальных ресурсов к результатам психического и физического здоровья никоим образом не решена.

Аффект (психология) — wikidoc

Аффект , как и прилагательное аффективный , относится к переживанию чувства или эмоции. [1] Аффект — это ключевая часть процесса взаимодействия организма со стимулами. Это слово также иногда относится к отображению аффекта, которое представляет собой «лицевое, голосовое или жестовое поведение, которое служит индикатором аффекта».»(APA 2006)

Аффективная область представляет собой один из трех классических разделов психологии: когнитивную, конативную и аффективную. Одна из современных психологических теорий — латерализация функции мозга — утверждает, что одна половина мозга имеет дело в основном с аффективным или эмоциональным, а другая половина — в основном с когнитивным или рациональным. Согласно некоторым взглядам, относительное может рассматриваться как часть аффективного, [2] или аффективное как часть когнитивного. [3] .

В этой статье обсуждаются теоретические перспективы, история и психологические значения этого термина, а также различия между настроением и эмоциями.

Теоретическая перспектива

Термин «аффект» может использоваться для обозначения инстинктивной реакции на стимуляцию, происходящей до типичных когнитивных процессов, которые считаются необходимыми для формирования более сложной эмоции. Роберт Б. Зайонц утверждает, что эта реакция на стимулы является первичной для человека и доминирующей реакцией для низших организмов.Зайонц предполагает, что аффективные реакции могут возникать без обширного перцептивного и когнитивного кодирования и могут быть выполнены раньше и с большей уверенностью, чем когнитивные суждения (Зайонц, 1980).

Многие теоретики (например, Lazarus, 1982) считают аффект посткогнитивным. То есть считается, что аффект возникает только после того, как был выполнен определенный объем когнитивной обработки информации. С этой точки зрения аффективная реакция, такая как симпатия, антипатия, оценка или переживание удовольствия или неудовольствия, основана на предшествующем когнитивном процессе, в котором проводится множество различий по содержанию и идентифицируются признаки, исследуются на их ценность, и взвешены с учетом их вклада (Брюин, 1989).

Расхождение от узкой модели подкрепления эмоций позволяет взглянуть на то, как аффект влияет на эмоциональное развитие, с другой точки зрения. Таким образом, темперамент, когнитивное развитие, паттерны социализации и особенности семьи или субкультуры взаимодействуют друг с другом нелинейным образом. Например, темперамент ребенка с высокой реактивностью / низким уровнем самоуспокоения может «непропорционально» влиять на процесс регуляции эмоций в первые месяцы жизни (Griffiths, 1997).

История

Был проведен ряд экспериментов по изучению социальных и психологических аффективных предпочтений (то есть того, что людям нравится или не нравится). Были проведены специальные исследования предпочтений, отношения, формирования впечатления и принятия решений. Это исследование противопоставляет результаты распознавания памяти (старые-новые суждения), позволяя исследователям продемонстрировать достоверные различия между ними. Суждения, основанные на аффектах, и когнитивные процессы были исследованы с указанием отмеченных различий, и некоторые утверждают, что аффект и познание находятся под контролем отдельных и частично независимых систем, которые могут влиять друг на друга различными способами (Zajonc, 1980).И аффект, и познание могут представлять собой независимые источники эффектов в системах обработки информации. Другие предполагают, что эмоция является результатом ожидаемого, переживаемого или воображаемого результата адаптационной трансакции между организмом и окружающей средой, поэтому процессы когнитивной оценки являются ключом к развитию и выражению эмоции (Lazarus, 1982).

Бессознательный аффект и восприятие

Что касается восприятия, то тип бессознательного аффекта может быть отдельным от когнитивной обработки стимулов окружающей среды.Моногеирархия восприятия, аффекта и познания рассматривает роли возбуждения, тенденций внимания, аффективного превосходства (Zajonc, 1980), эволюционных ограничений (Shepard, 1984; 1994) и скрытого восприятия (Weiskrantz, 1997) в рамках восприятия и обработки предпочтений. и дискриминации. Эмоции — это сложные цепочки событий, запускаемых определенными стимулами. Невозможно полностью описать эмоцию, зная только некоторые из ее компонентов. Устные сообщения о чувствах часто неточны, потому что люди могут не знать точно, что они чувствуют, или они могут испытывать несколько разных эмоций одновременно.Также возникают ситуации, в которых люди пытаются скрыть свои чувства, и есть люди, которые считают, что публичные и частные события редко совпадают в точности и что слова для обозначения чувств обычно более двусмысленны, чем слова для обозначения объектов или событий.

Аффективные ответы, с другой стороны, более простые и могут быть менее проблематичными с точки зрения оценки. Брюин предложил два эмпирических процесса, которые определяют некогнитивные отношения между различными аффективными переживаниями.Те, которые являются предварительно запрограммированными диспозициями (то есть бессознательными процессами), способными «выбирать из общего массива стимулов те стимулы, которые имеют случайное значение, используя такие критерии, как перцептивная значимость, пространственно-временные сигналы и прогностическая ценность по отношению к данным, хранящимся в памяти. »(Brewin, 1989, с. 381), и те, которые являются автоматическими (то есть подсознательные процессы), характеризуются как« быстрые, относительно негибкие и трудно поддающиеся изменению… (требующие) минимального внимания для возникновения и… (способные быть) активированы без намерения или осознания »(1989, стр.381).

возбуждение

Возбуждение — это основная физиологическая реакция на предъявление стимулов. Когда это происходит, бессознательный аффективный процесс принимает форму двух механизмов контроля; одна мобилизация, а другая иммобилизация. В человеческом мозгу миндалевидное тело регулирует инстинктивную реакцию, инициирующую этот процесс возбуждения, либо замораживая человека, либо ускоряя мобилизацию.

Реакция возбуждения проиллюстрирована исследованиями, посвященными системам вознаграждения, которые контролируют поведение, связанное с поиском пищи (Balliene, 2005).Исследователи сосредоточились на процессах обучения и модуляционных процессах, которые присутствуют при кодировании и извлечении значений цели. Когда организм ищет пищу, ожидание вознаграждения, основанное на событиях окружающей среды, становится еще одним фактором, влияющим на поиск пищи, который отличается от вознаграждения в виде самой пищи. Следовательно, получение вознаграждения и ожидание вознаграждения — это отдельные процессы, и оба они создают возбуждающее влияние сигналов, связанных с вознаграждением. Оба процесса диссоциированы на уровне миндалины и функционально интегрированы в более крупные нейронные системы.

Влияние и настроение

Настроение, как и эмоция, является аффективным состоянием. Однако эмоция имеет тенденцию иметь четкую направленность (т.е. ее причина очевидна), в то время как настроение имеет тенденцию быть более несосредоточенным и рассеянным. Согласно Бэтсону, Шоу и Олесону (1992), настроение включает в себя тон и интенсивность, а также структурированный набор убеждений об общих ожиданиях в отношении будущего переживания удовольствия или боли, или положительных или отрицательных эмоций в будущем. В отличие от мгновенных реакций, которые вызывают аффект или эмоции и которые меняются вместе с ожиданиями будущего удовольствия или боли, настроение, будучи рассеянным и несфокусированным, и, следовательно, с ним труднее справиться, может длиться дни, недели, месяцы или даже годы (Schucman, 1975). ).Настроения — это гипотетические конструкции, отображающие эмоциональное состояние человека. Исследователи обычно делают вывод о существовании настроения на основании различных поведенческих референтов (Blechman, 1990).

Положительный аффект и отрицательный аффект представляют собой независимые области эмоций в общей популяции, а положительный аффект тесно связан с социальным взаимодействием. Положительные и отрицательные повседневные события показывают независимое отношение к субъективному благополучию, а положительное влияние прочно связано с социальной активностью.Недавние исследования показывают, что высокая функциональная поддержка связана с более высоким уровнем положительного аффекта. Точный процесс, посредством которого социальная поддержка связана с положительным воздействием, остается неясным. Этот процесс может происходить из предсказуемого, упорядоченного социального взаимодействия, из досуга, когда основное внимание уделяется расслаблению и позитивному настроению, или из удовольствия от совместной деятельности.

Влияние и настоящий момент

В книге The Stillness of the Mind Экхарт сосредотачивается на самосознании и восприятии настоящего, которое приводит к когнитивному, сознательному аффективному состоянию человеческого состояния.Это осознание аффекта в настоящий момент включает в себя различные стимулы, обрабатываемые в рамках культур, организаций и окружающей среды, и все они вносят вклад в развитие эмоционального состояния человеческого организма (Tolle, 1999, 2003).

Социальное взаимодействие

Аффекты, эмоции или чувства передаются другим через мимику, жесты рук, позу, характеристики голоса и другие физические проявления. Эти аффективные проявления варьируются между культурами и внутри них и проявляются в различных формах, от самых дискретных выражений лица до самых драматичных и плодотворных жестов (Batson 1992).Отображение аффекта — важный аспект межличностного общения. Эволюционные психологи выдвинули гипотезу о том, что гоминиды эволюционировали со сложной способностью читать аффектные проявления и обнаруживать обман. [ требуется ссылка ]

Смыслы в искусстве

Различие между внешне наблюдаемым аффектом и внутренним настроением неявно принимается в искусстве, да и в самом языке. Слово «головокружительный», например, несет в себе коннотацию того, что характеризуемый человек может демонстрировать счастье, которое говорящий / наблюдатель считает неискренним или недолговечным. [ требуется ссылка ]

Список литературы

  • APA (2006). ВанденБос, Гэри Р., изд. Психологический словарь APA Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, стр. 26.
  • Баллиене, Б. У. (2005). Влияние питания на ожирение: окружающая среда, поведение и биология. Физиология и поведение , 86 (5), стр. 717-730
  • Батсон, К. Д., Шоу, Л. Л., Олесон, К. С. (1992). Дифференциация аффекта, настроения и эмоции: к функционально-ориентированным концептуальным различиям. Эмоции . Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage
  • Блехман, Э. А. (1990). Настроения, аффекты и эмоции . Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс: Хиллсдейл, Нью-Джерси
  • Брюин, К. Р. (1989). Процессы когнитивных изменений в психотерапии. Психологический обзор , 96 (45), стр. 379-394
  • Гриффитс, П. Э. (1997). Что такое эмоции на самом деле: проблема психологических категорий . Издательство Чикагского университета: Чикаго
  • Лазарус Р. С. (1982).Мысли о взаимосвязи эмоций и познания. Американский физиолог , 37 (10), стр. 1019-1024
  • Шукман, Х., Тетфорд, К. (1975). Курс чуда . Нью-Йорк: пингвин викингов
  • Шепард Р. Н. (1984). Экологические ограничения на внутреннее представление. Психологический обзор , 91, стр. 417-447
  • Шепард, Р. Н. (1994). Перцептивно-когнитивные универсалии как отражение мира. Psychonomic Bulletin & Review , 1, стр.2-28.
  • Толле, Э. (1999). Сила настоящего . Ванкувер: Namaste Publishing.
  • Толле, Э. (2003). Безмолвие говорит . Ванкувер: Namaste Publishing
  • Weiskrantz, L. (1997). Утраченное сознание . Оксфорд: Oxford Univ. Нажимать.
  • Зайонц, Р. Б. (1980). Чувства и мышление: предпочтения не требуют выводов. Американский психолог , 35 (2), стр. 151-175

Внешние ссылки

См. Также

af: Affek bg: Афект de: Affekt et: Afekt lt: Афектас nl: Влияние ск: Афективита ср: Афект sv: Affekt великобритания: Афект

Шаблон: Источники WikiDoc

(PDF) Эмоциональная аффективность

распознавание тревожных и депрессивных симптомов.

Журнал аномальной психологии, 103, 544–552.

Кринг, А. М., и Гордон, А. Х. (1998). Половые различия в

эмоциях: выражение, опыт и физиология.

Журнал личности и социальной психологии, 74,

686–703.

Ларсон, Р., и Чиксентмихайи, М. (2014). Метод отбора проб опыта

. В потоке и основы

позитивной психологии. Собрание сочинений Михай

Чиксентмихайи (стр.21–34). Дордрехт: Спрингер.

О’Брайен А., Терри Д. Дж. И Джиммисон Н. Л. (2008).

Отрицательная аффективность и реакция на производственные стрессоры:

Экспериментальное исследование. Тревога, стресс и преодоление трудностей, 21,

55–83.

Оатли К. и Дункан Э. (1994). Опыт эмо-

эмоций в повседневной жизни. Познание и эмоции, 8,

369–381.

Квирин, М., и Боде, Р. К. (2014). Альтернатива самоотчетам

об аффектах черт и состояний: неявные положительные

и отрицательные тесты (IPANAT).Европейский журнал

психологической оценки, 30, 231–237.

Квирин, М., Казен, М., и Кул, Дж. (2009). Когда чушь

звучит счастливым или беспомощным: Тест неявно положительного и

отрицательного воздействия (IPANAT). Журнал личности

и социальной психологии, 97, 500–516.

Квирин, М., Врубель, М., Норчини Пала, А., Стигер, С.,

Броссхот, Дж., Казен, М., … Куль, Дж. (2016). Перекрестное —

культурное подтверждение неявного положительного и отрицательного

теста на аффект (IPANAT): результаты из десяти стран

на трех континентах. Европейский журнал психической оценки

.DOI: 10.1027 / 1015-5759 / a000315.

Ревелл, В. и Шерер, К. Р. (2009). Личность

и эмоции

. В Д. Сандер и К. Р. Шерер (ред.), Оксфорд

, компаньон по аффективным наукам. Оксфорд: Oxford

University Press.

Робинсон, М. Д., и Клор, Г. Л. (2002). Убеждение и чувство:

Доказательства модели доступности эмоционального «я» —

отчет. Психологический бюллетень, 128, 934–960.

Рассел, Дж. А., и Кэрролл, Дж.М. (1999). Феникс биполярности

: ответ Ватсону и Теллегену. Psychologi-

Cal Bulletin, 125, 611–617.

Шерер, К. Р., Враник, Т., Сангсу, Дж., Тран, В., и Шерер,

U. (2004). Эмоции в повседневной жизни: вероятность возникновения

, факторы риска, оценка и характер реакции.

Информация о социальных науках, 43, 499–570.

Шварц, Н. (2007). Ретроспективные и параллельные отчеты

: основание для сбора данных в реальном времени.In

A. Stone, S. S. Shiffman, A. Atienza, & L. Nebeling

(Eds.), Наука сбора данных в реальном времени: отчеты Self-

по исследованиям в области здравоохранения (стр. 11–26). Нью-Йорк:

Oxford University Press.

Спилбергер, К. Д., Горсуч, Р. Л., Лушене, Р., Вагг,

,

П. Р., и Джейкобс, Г. А. (1983). Пособие для государства —

Перечень признаков тревожности. Пало-Альто: Consulting Psychol-

ogists Press.

Теллеген, А., Ликкен, Д.Т., Бушар, Т. Дж., Младший, Уилкокс,

,

К. Дж., Сигал, Н. Л. и Рич, С. (1988). Личность

сходство у близнецов, воспитанных отдельно и вместе. Журнал

личности и социальной психологии, 54, 1031–1039.

Томаркен А. Дж., Дэвидсон Р. Дж., Уиллер Р. Э. и Досс,

Р. К. (1992). Индивидуальные различия в передней части мозга

асимметрия и фундаментальные измерения эмоций.

Журнал личности и социальной психологии, 62,

676–687.

Уотсон Д. (2000). Настроение и темперамент. Нью-Йорк:

Guilford Press.

Уотсон Д. и Кларк Л. А. (1994a). Превратности

настроения: Схематическая модель. В П. Экман и Р. Дж. Дэвид —

сын (ред.), Природа эмоции: фундаментальные вопросы —

тонов (стр. 400–405). Нью-Йорк: Oxford University

Press.

Уотсон Д. и Кларк Л. А. (1994b). PANAS-X: Man-

ual для расписания положительных и отрицательных воздействий —

Расширенная форма.Получено с http://ir.uiowa.edu/

cgi / viewcontent.cgi? Article = 1011 & context = psychool

ogy_pubs.

Уотсон Д. и Теллеген А. (1985). К консенсуальной структуре настроения

. Психологический бюллетень, 98,

219–235.

Уотсон Д., Кларк Л. А. и Теллеген А. (1988). Разработка —

и проверка кратких мер положительного и

отрицательного воздействия: шкалы PANAS. Журнал личности —

,

и социальная психология, 54, 1063–1070.

Уотсон Д., Визе Д., Вайдья Дж. И Теллеген А. (1999).

Две общие системы активации аффекта: структурные

находки, эволюционные соображения и психобиологические

логические свидетельства. Журнал личности и социального

Психология, 76, 820–838.

Йик М., Рассел Дж. А. и Штайгер Дж. Х. (2011). 12-точечная кольцевая структура аффекта ядра

. Эмоция, 11,

705–731.

Эмоциональная аффективность 5

Понимание неприемлемого аффекта

Аффект относится к внешнему выражению внутренних эмоций человека.Для большинства людей существует соответствие между аффектом и обстоятельствами; например, если вам сообщат новость о том, что ваш друг скончался, вашей реакцией будет грусть и слезы.

Однако для определенного процента населения внешний аффект не соответствует ситуации, в которой он находится. Это называется несоответствующим аффектом и может иметь множество причин.

Если вы знаете кого-то, кто улыбается во время трагедии или не проявляет эмоций, когда этого можно было бы ожидать, возможно, он испытывает неуместное влияние.

Чтобы полностью понять все разветвления неуместного аффекта, мы подробно рассмотрим симптомы, причины, родственные состояния, диагноз, преодоление, лечение и связанные с этим вопросы.

Обзор

Как уже отмечалось, неподходящий аффект подразумевает проявление реакций, которые не соответствуют ситуации, в которой вы находитесь, или, возможно, даже вашему внутреннему состоянию.

Эмоции, действия или общее поведение, которые кажутся неуместными в ситуации, подпадают под общий общий термин «неуместный аффект.«

Несоответствующий аффект может быть признаком различных физических или психических проблем, но также может быть и самим расстройством. Психиатры и другие специалисты уже более 100 лет признают несоответствующий аффект проблемой среди пациентов, беспричинно сообщая о таких событиях, как смех или слезы.

Изучая в 1909 году то, что мы теперь называем шизофренией, Странский назвал «интрапсихическую атаксию» состоянием, включающим нарушение между мыслями и аффектами.В 1950 году Блейлер отметил, что клинический прогноз у больных шизофренией, проявляющих несоответствующий аффект, был намного хуже, чем у тех, у кого этого не было.

Причины

Существует ряд различных потенциальных причин несоответствующего аффекта, но они подпадают под категории, описанные ниже.

Повреждение мозга или неврологическая дисфункция

Неадекватный аффект может быть результатом физического повреждения головного мозга, например, вызванного опухолью головного мозга, повреждением головного мозга, деменцией, травмой головного мозга, травмой головы и т. Д.

Когда несоответствующий аффект является результатом структурной проблемы мозга, обычно поражаются лимбическая система, передняя поясная корка и префронтальная кора.

Шизофрения и другие психотические расстройства

Вторая основная причина несоответствующего аффекта — психические расстройства, включая депрессию, шизофрению, биполярное расстройство, шизоаффективное расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Часто эти люди не утратили способности к эмоциональным реакциям, но, по-видимому, потеряли способность вызывать их нормальным и ожидаемым образом.Это потому, что их аффект — это реакция на их галлюцинации или заблуждения и их предположения о причинах действий других людей.

Вместо этого у них могут быть странные реакции, которые не имеют смысла для стороннего наблюдателя. Таким образом, они демонстрируют эмоции и поведение, которые кажутся несовместимыми с реальностью ситуации, но на самом деле они соответствуют их внутреннему восприятию ситуации.

При шизофрении тип несоответствующего аффекта иногда называют «плоским аффектом», когда он проявляется как уменьшенное выражение эмоции.

Лекарства для лечения психических расстройств

Согласно исследованию, опубликованному в Международном журнале биполярных расстройств , эмоциональное притупление также может быть вызвано некоторыми лекарствами, используемыми для лечения шизофрении и других психотических расстройств, в том числе:

  • Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), такие как лексапро (эсциталопрам), прозак (флуоксетин), золофт (сертралин) и паксил (пароксетин)
  • Селективные ингибиторы обратного захвата норэпинефрина (СИОЗСН), такие как Цимбалта (дулоксетин), Пристик (десвенлафаксин) и Эффексор XR (венлафаксин)
  • Трициклические и тетрациклические антидепрессанты, такие как Элавил (амитриптилин) и Ремерон (десвенлафаксин)
  • Антипсихотические средства, такие как Серентил (мезоридазин), Торазин (хлорпромазин) и Труксал (хлорпротиксен)
  • Литий, такой как Duralith, Eskalith, Lithobid, Lithotabs, Lithane, Lithizine и Lithonate
  • Противоэпилептические средства (противосудорожные средства), такие как вальпроат (Депакот), габапентин (нейронтин) и топирамат (топамакс)

Если вы считаете, что ваше лекарство вызывает эмоциональное притупление, не прекращайте лечение, не поговорив предварительно со своим врачом, который поможет вам снизить дозу или переключить вас на другое лекарство.Резкое прекращение приема пищи может привести к возобновлению симптомов депрессии или вызвать противоположный эффект, включая беспокойство, возбуждение и бессонницу.

Психологические факторы

Могут быть и другие причины неуместного аффекта, не связанные с повреждением мозга или психическим расстройством. В большинстве этих случаев человек способен нормально реагировать, но по той или иной причине — нет. Например, человек, проходящий терапию, может смеяться, описывая сложную ситуацию, чтобы контролировать свои эмоции в целях самозащиты.

Диагностика

Если вы обеспокоены тем, что вы или кто-то из ваших знакомых живет с неподобающим аффектом, важно получить диагноз у лицензированного специалиста по психическому здоровью. Ваш врач может направить вас к необходимым специалистам, таким как невролог, психолог или психиатр.

Первым шагом обычно было бы исключить какое-либо физическое или неврологическое состояние, вызывающее неуместное воздействие. Ваш специалист в области психического здоровья может использовать обследование психического статуса, которое представляет собой структурированный способ наблюдения и оценки психологической функции человека с точки зрения отношения, поведения, познания, суждения, настроения, восприятия и мыслительных процессов.

Часто несоответствующий аффект является симптомом другого расстройства, а не самим синдромом, поэтому следует проводить оценку психических расстройств, которые также могут быть потенциальной причиной. Также будет оценена серьезность проблемы, чтобы определить, где она находится в диапазоне от легкой до тяжелой.

Условия, связанные с неприемлемым воздействием

С несоответствующим аффектом могут быть связаны различные состояния:

Неврологические состояния
  • Повреждение мозга

  • Псевдобульбарный аффект

  • Аутизм

  • Деменция

  • Болезнь Альцгеймера

  • Травма головы

  • Опухоль головного мозга

  • Рассеянный склероз

Симптомы

Конкретные симптомы неуместного аффекта будут зависеть от первопричины и проявляться в выражениях лица, тоне вашего голоса и содержании того, что вы говорите.Ниже приведены некоторые возможные симптомы:

  • Неконтролируемый плач, даже когда не грустно
  • Признание того, что ваша реакция неуместна
  • Эмоции, не соответствующие реальности
  • Счастье во время трагедии
  • Злость без какой-либо внешней провокации
  • Плоский аффект или отсутствие ожидаемых эмоциональных реакций (но не в случае простого сдерживания эмоций)

Ясно, что конкретные типы испытываемых симптомов будут зависеть от основной причины несоответствующего аффекта.

Типы неуместных аффектов

Помимо общих симптомов несоответствующего аффекта, существует ряд конкретных категорий, в которые можно сгруппировать симптомы. Помните, что неподходящий аффект — это просто то, что не соответствует ситуации или внутреннему эмоциональному состоянию человека.

Ниже перечислены различные типы.

Затупление

Притупление аффекта — распространенный симптом шизофрении и связанных с ней расстройств и относится к пониженному уровню интенсивности эмоционального выражения.Человек с притупленным аффектом мало чувствует даже в эмоциональных ситуациях. Например, человек с притупленным аффектом может рассказать историю о автокатастрофе, но мало говорить о том, что это заставило его чувствовать, говорить монотонно и не иметь много выражений лица.

Ограниченное воздействие

Ограниченный аффект — это сокращение диапазона экспрессии. Таким образом, человек, описывающий автомобильную аварию, может показать некоторые чувства и эмоции, но это меньше, чем можно было бы ожидать, исходя из содержания сказанного.

Плоский эффект

Плоский аффект означает полное отсутствие чувств или эмоций независимо от обстоятельств. Это ступень ниже притупленного аффекта, поскольку он полностью лишен эмоционального выражения.

Лабильный эффект

Человек с лабильным аффектом показывает быстрые изменения в своих эмоциях, которые, кажется, не связаны с какими-либо внешними ситуациями или кажутся неуместными для данной ситуации. Другими словами, если у вас лабильный аффект, вы будете демонстрировать быстрые и повторяющиеся изменения настроения или аффекта.Кажется, что человек с лабильным аффектом не может контролировать свои эмоции.

Этот тип аффекта часто наблюдается при неврологических расстройствах, таких как псевдобульбарный аффект, в маниакальных эпизодах при биполярном расстройстве и при пограничном расстройстве личности. Лабильный аффект также может быть результатом усталости, стресса / беспокойства и чрезмерной стимуляции.

Мелкое воздействие

Поверхностный аффект имеет то же значение, что и притупленный аффект, но его часто используют для описания эмоционального опыта людей с психопатией.Человек с поверхностным аффектом не будет испытывать особых эмоций в ситуациях, которые могут вызвать определенные чувства.

Это означает, что вещи, которые вызывают у большинства людей негативные эмоции, не имеют такого же воздействия на психопатов. Например, американский серийный убийца Ричард Рамирес, также известный как Ночной Сталкер, когда его приговорили к смертной казни, ответил: «Большое дело. Смерть всегда шла вместе с территорией. Увидимся в Диснейленде».

Лечение

Лечение неадекватного аффекта зависит от первопричины.Правильное лечение зависит от точного диагноза, поэтому так важно посетить врача, если вы или кто-то из ваших знакомых страдаете от таких симптомов.

Большинство типов неуместного аффекта можно лечить с помощью лекарств в зависимости от тяжести симптомов. Даже если используется психотерапия, она обычно является дополнением к лекарствам, потому что сама по себе терапия часто не помогает решить проблему.

Лекарства, которые могут быть использованы, включают нейролептики (в случае шизофрении или психоза), антидепрессанты или стабилизаторы настроения (в случае расстройств настроения или связанных с ними проблем), а также определенные лекарства, одобренные U.S. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов для лечения псевдобульбарного аффекта (комбинация декстрометорфана и хинидина).

Помощь кому-то с неподобающим влиянием

Если вы ухаживаете за человеком, испытывающим неуместные эмоции, вам тоже может быть тяжело. Вы можете отрицательно или оборонительно реагировать на поведение другого человека, что может ухудшить ситуацию. Вы также можете быть сбиты с толку их поведением и не знаете, как реагировать.

Как помощник по уходу важно, чтобы вы нашли время, чтобы получить помощь и для себя.Группы поддержки или другие способы связи с другими людьми, которые сталкиваются с теми же проблемами, могут быть полезны. Вы также можете подумать о разговорной терапии для себя, чтобы лучше узнать, как управлять ситуацией и своими потребностями и эмоциями.

Копинг

Если вы живете с несоответствующим аффектом, может быть трудно понять, как справиться с этим. Ниже приведены несколько советов о том, как свести к минимуму влияние неуместного воздействия на вашу жизнь.

Обратиться за профессиональной помощью

Посетите врача, чтобы определить основную причину вашего неуместного аффекта.Этот человек сможет порекомендовать подходящее лечение для вашей ситуации.

Положитесь на друзей и семью

Если у вас есть неврологическое заболевание, которое заставляет вас реагировать несоответствующим образом, может быть полезно рассказать об этом самым близким вам людям, чтобы они могли лучше понять, что происходит.

Обратитесь за социальной поддержкой

Если у вас шизофрения или связанное с ней заболевание, важно обратиться за социальной поддержкой, например в группу поддержки по шизофрении или посттравматическому стрессу.

Управляйте стрессом

Согласно исследованию, проведенному в журнале Cardiovascular Psychiatry and Neurology, уменьшение ежедневного стресса и депрессии может помочь уменьшить наступление нежелательного эффекта. Чтобы справиться со стрессом и помочь сбалансировать настроение, регулярно выполняйте физические упражнения, уделяйте первостепенное внимание сну, избегайте употребления таких веществ, как алкоголь. и ешьте здоровую пищу.

Слово Verywell

Вы или кто-то из ваших знакомых живете с неподобающим аффектом? Хотя это может быть изнурительным состоянием, поскольку оно влияет на каждую область вашей жизни, от работы до социальных отношений, с помощью медицинского работника можно уменьшить влияние на вашу жизнь.Как только вы возьмете под контроль свои симптомы, все области вашей жизни должны улучшиться, и ваше чувство контроля улучшится.

Независимо от того, прописаны ли вам лекарства и / или вы получаете психотерапию, важно следовать предписанному протоколу, чтобы обеспечить наилучшие шансы на успех.

Помните, что даже если вы чувствуете себя лучше, большинство состояний, требующих приема лекарств, подразумевают прием этого лекарства в течение длительного времени. По этой причине вы всегда должны следовать советам врача и никогда не принимать решения о лечении самостоятельно.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *