Боли психология: Что такое боль и ее роль в психике индивида и эволюции вида / Хабр

Автор: | 26.12.1977

Содержание

Что такое боль и ее роль в психике индивида и эволюции вида / Хабр

Казалось бы, ответ на этот вопрос должен быть простой, понятный и очевидный, поскольку уж а с чем-чем, а с болью (физической и психологической) сталкивались все люди (ну разве что за исключением исчезающее малого процента людей с особыми нейропаталогиями). А учитывая столь частую встречаемость боли в жизни соответственно и количество публикаций на эту тему должно быть много. И их действительно много, но почти все они о том, что делать с болью, как и из-за чего она появляется, как с ней бороться или как с ней быть, что делать, исправлять, изменять, принимать и так далее. Но как можно что-либо делать с тем явлением, суть которого вообще не понятна или не конкретна? А впрочем, разве человека останавливало когда-либо непонимание? Это же человек, а не робот – непонимание сути чего-либо еще не повод отказаться от действий в отношении этого «чего-либо». И это не так уж что бы плохо, скорее даже хорошо, поскольку выступает способом познания – повертеть/покрутить/приложить/стукнуть/поломать, что бы в итоге понять.


И все же — что такое боль? Захожу на Б17 (тусня психологов) и делаю поиск и ищу определение, описание или понимание боли. Вот что нашел (можете пропустить эту часть – все-равно я напишу ниже свое определение, которого нет в этом списке):

• Боль — это наша энергия, которая под влиянием какого-то события приняла отрицательный заряд, который ранил и кусал нашу душу.
• Психическая боль является реакцией на утрату какой-либо ценности и нарушение границ в поле организм/среда.
• Психическая боль – это эмоциональный эффект остановки или деформации процесса переживания.

• Боль – это неизбежный попутчик освобождения в терапии процесса переживания от власти блокировавших его хронических способов организации контакта, в частности от симптомов.
• Природа эмоциональной и физиологической боли, по сути одинаковая — есть неразумная ситуация взаимодействия с миром и как итог травматизация – физическая или эмоциональная.
• Любая боль (физиологическая или эмоциональная) есть результат нашего непринятия реальной действительности, результат искаженного восприятия мира и людей, не обоснованные ожидания в адрес кого-либо или чего-либо.

• Боль — это сигнал организма о том, что в каком-то участке тела есть неполадки
• Боль – сигнал о том, что не реализована какая – то ваша психологическая потребность.
• Боль – реакция на ситуацию — непринятие чего – либо
• Боль — как сигнал пребывания в воспоминаниях о ситуации боли и соответственно об отсутствии в здесь и сейчас.
• Боль — как сигнал нехватки энергии любви внутри.
• Боль всегда есть следствие, каких – либо внутренних причин.
• Боль – симптом, проявление более глубоких переживаний.
• Боль – это то, что человеку очевидно.
• Боль – сигнал отсутствия гармонии во взаимодействии человека с миром.
• Боль – это один из мощных маркеров правильности движения на пути саморазвития, помощник в принятии верного решения.

Кому-то стало очевидно, что такое боль? Мне нет, хотя некоторые определения довольно таки близки к моему пониманию боли, к которому я пришел в результате осмысления двух похожих ситуаций в моей жизни (проблемы с восьмерками и их удаление) одна их которых сопровождалась болезненными переживаниями, а другая – нет. Но об этом чуть позже, а пока перейду к «официальному» определению боли. Международная ассоциация по изучению боли (IASP) дала следующее определение понятию боль: «Боль — неприятное сенсорное и эмоциональное переживание, связанное с истинным или потенциальным повреждением ткани или описываемое в терминах такого повреждения». И это все? Неприятное переживание? Не густо.

Вернусь теперь к своим переживаниям боли и размышлениям о ней. В первый раз проблемы с восьмеркой были для меня болезненны – кроме «неприятных сенсорных и эмоциональных переживаний» — была еще и боль! Которой, по какой-то причине, не было во второй раз, а вот неприятные переживания – были. И были именно как в определении боли – я ощущал повреждения ткани (тела, организма), описывал в терминах такого повреждения, и переживания эти были неприятны – все как в определении. НО БОЛИ – НЕ БЫЛО! Очень странно, подумал я, — ситуации аналогичны, повреждения ткани – аналогичны, описания переживаний – аналогичны, а боль – в одном случае есть, а в другом – нету.

Естественно, что это натолкнуло меня на мысли о том, что боль – это нечто другое. Нечто, что может дополнять, а может и не дополнять «неприятные переживания». Что же отличало лично для меня эти два случая? Понимание происходящего процесса (изменений в организме/теле/тканях), готовность принимать происходящие изменения и их принятие. Все. Дальше можно было бы и не писать, но не стану отказывать себе в удовольствии порассуждать и поумничать 🙂

Какой самый простой пример переживаний боли физической? Например поранили палец – вряд ли найдется такой человек, среди читающих эти строки, которому никогда не делали уколы или не брали кровь на анализ. И, наверное, многие если и не знают, то догадываются, что чем тоньше игла и чем расслабленнее место укола – тем меньше боли при уколе. Комар, когда проникает в ткани, – так вообще почти никто не замечает боли. О чем это говорит? Можно сказать так: чем выше сопротивление повреждениям ткани – тем больше боли. Тоньше иголка – меньше сопротивления, меньше боли.

Напряженные мышцы/ткани в месте укола – больше сопротивления – больше боли. А теперь то же самое, только более обобщенно: сопротивление происходящим изменениям в теле вызывает боль.

Человек (его сознание) под общим наркозом сопротивляется изменениям в его теле? Нет. И боли не чувствует. А под местным? Тут есть два варианта – человек может не знать о том, что происходит (нервные импульсы никак не доходят до головного мозга ни через зрительный канал, ни через периферическую НС) – и тогда боли нет. Или второй вариант – человек знает, что происходит (видит или чувствует иным образом), но и тут может быть два варианта – есть принятие происходящего или его нет. В одном случае, когда есть принятие происходящего – нет сопротивления, а в другом случае – когда нет принятия – человек обычно начинает сопротивляться (физически или морально). И скажите пожалуйста, в каком случае человек будет «ощущать» боль (физическую или душевную), даже когда ему местно обезболили все по самые помидоры?

Ну или более экстремальный случай – перелом, а в качестве наглядной демонстрации – утрированный пример из «Гарри Поттера», где ему случайно «убрали» сломанную кость. Кости и суставы (да и прочие ткани) естественно сопротивляются давлению (возникающим изменениям), что сопровождается болевыми ощущениями. И чем выше давление и, соответствующее ему сопротивление, тем выше уровень боли. Но вот сила воздействия превысила силу сопротивления и кость сломалась – она уже не сопротивляется и, по идее, болеть не должна. Но тут появляется сопротивления близлежайших тканей – «как же так», — скажут они, — «тут всегда было неподвижно, тут всегда на кость можно было опереться и надеяться на ее твердость и несгибаемость, а сейчас этого нет и нас такая ситуация никак не устраивает, айда всем сопротивляться – устроим воспалительно-трудовую стачку!». Т.е., «умно говоря» — нарушение функционала костного аппарата ведет к изменению требований к близлежащим мышечным волокнам, соединительным (и прочим) тканям, что, естественно, вызывает их сопротивление – нефиг тут локально, понимаешь, гомеостаз нарушать. И ежели киношным волшебным образом сломанную кость вовремя (до протестной стачки близлежащих соседей) убрать – тогда и сопротивляться будет некому и незачем и боли, соответственно, не будет – что и продемонстрировали в обозначенном кино более чем явно.

Хотя неприятные ощущения, заметьте – остались. Конечно, этот пример весьма утрирован – рука человека много более сложная система чем «мышца – одна штука, кость – одна штука», и в реальности функционирует множество факторов, в том числе взаимно противодействующие, и если реально кость убрать — все-равно найдутся такие ткани, которые будут сопротивляться и этому изменению и боль, соответственно, все-равно будет.

Ну с телом то, надеюсь, все более-менее понятно, а как с душой быть? Да точно так же – сопротивление к изменению представлений о себе (кто есть я, мои ценности, люди/вещи с которыми я себя отождествляю или отождествляю свою способность к выживанию) или о мире – ведет к чувству боли. Утрата близкого человека, угроза или нанесенный ущерб действующей системе ценностей человека – все это, при естественном течении событий, ведет к принятию этих изменений и соответствующему им изменению представлений о себе или о мире, изменению своей души. Если человек сопротивляется этим изменениям, не желает (не способен) их принимать – здравствуй боль.

Или, к примеру, отщепленные или вытесненные чувства/переживания – неспособность их принять/реинтегрировать вызывает сопротивление естественному ходу процессов, и снова – здравствуй боль. В банальном случае – сопротивление к принятию каких-то мыслей, идей принципов, своих сиюминутных переживаний – здравствуй головная (или иным образом соматизированная) боль. Ну и конечно для разных людей все это будут разные мысли – для кого-то мысль/переживание «муж козел» вызывает боль из-за невозможности принятия подобной мысли, а для кого-то другого это может быть «мама/папа/жена/ребенок/сосед/начальник/президент» и так далее до бесконечности – отщепляемых и вытесняемых переживаний мульйон сто штук, если не больше.

В результате таких размышлений я и пришел к следующему понимании боли: «Боль – ощущения соответствующие сопротивлению к изменениям (в теле или в душе/психике)» или дополненное комплементарным определение: «нежелание/неспособность/неготовность к принятию происходящих изменений, сопротивление к этим изменениям соответствуют ощущению боли». И конечно же это не отменяет, а дополняет все остальные «неприятные переживания связанные с (мнимыми или реальными) изменениями/повреждениями тканей». И даже более того – добавляет много «ярких/темных/сильных красок» к таким себе тусклым «просто неприятным переживаниям», многократно усиливая их влияние и последующие аффекты.

А теперь предлагаю посмотреть на это определение боли, вознесясь до философских высот макро-эволюционного уровня, где (имхо) основной функцией мозга можно считать адаптацию носителя мозга к всевозможным изменениям среды обитания. Тут получается, что боль вынуждает, мобилизует, заставляет принять произошедшие изменения внешней среды (и соответствующие им внутренние изменения организма). И пока такого принятия изменений нет (и не выполняется, соответственно, основная адаптационная задача, возложенная на мозг) – организм чувствует боль. Выходит что боль – необходимая и неотъемлемая часть для эволюционного развития организма и комплементарно соответствует адаптационным способностям организма – чем выше способность к адаптации – тем реже больно, чем быстрее адаптация – тем меньше боль по длительности. Получается, что лишив организм страдания от боли – начнет деградировать его способность к адаптации. Ну, в общем, как-то так.

Психологическая боль., Психология – Гештальт Клуб

Нам часто приходится слышать такие фразы:
— душа болит;
— сердце разбито;
— невыносимо больно;
— рана в груди.

 

Таким образом мы пытаемся описать то эмоциональное состояние, которое нам тяжело пережить.
 

Эти состояния негативно влияют на эмоциональный фон жизни, самочувствие, на наши отношения с другими людьми.
 

Психологи называют такое психоэмоциональное состояние психологической болью. Все люди переживают и описывают это состояние по-разному, но очень часто при упоминании эмоциональной боли звучит такое определение — как невыносимость.
    

Человек воспринимает эмоциональную боль невыносимой. Настолько невыносимой, что хочется немедленно от нее избавиться. И человек выбирает заглушать подобную боль едой, алкоголем и наркотиками, а иногда страдающему может казаться, что физическая смерть лучше, чем душевная боль…
    

Психологические защиты в виде отрицания, вытеснения, обезболивающие: алкоголь и наркотики — только ухудшают состояние человека в будущем, приводят к различным зависимостям.   Единственный способ экологичного переживания  психологической боли – это ее принятие, выражение и проживание.
  

Боль – это естественная реакция организма на изменения, трудности, травмы. Возникает, когда как-то изменено что-то ценное в нашей жизни, когда это ценное утрачено или отобрано у нас. И тут речь идет о потери имущества или работы, ухудшении состояния здоровья, утрате близких отношений, смерти родного человека…
  

И важно научится принимать свою боль, прогоревать потерю, отпустить утрату и жить дальше. А можно выбрать страдания. Страдание же только увеличивает эти болезненные ощущения, которые у вас появились в результате боли. И получается замкнутый круг, который либо заедаешь как-то, запиваешь чем-то, или на который закрываешь глаза, и продолжаешь терпеть и страдать, научаясь испытывать мазохистическое удовольствие от нескончаемой жалости к себе…

 

И если сейчас Вы столкнулись с непереносимой душевной болью – не терпите, разделите ее, проживите ее в атмосфере доверия и безопасности, в контакте с психологом.
 

12 загадок и парадоксов боли

  • Яна Литвинова
  • Би-би-си, Лондон

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Все мы знаем, что боль является объективной реальностью, но при этом ее восприятие глубоко субъективно. Боль может быть и симптомом, и болезнью, и душевной и физической. Насколько мы близки к пониманию, что же это такое?

Острая, тупая, внезапная, хроническая, ноющая, пульсирующая, ослепляющая… Это — далеко не полный перечень эпитетов, которые мы, не задумываясь, применяем, говоря об ощущении, которое испытывали и продолжаем испытывать мы все: о боли.

Она не обращает внимания на цвет кожи, разрез глаз, или социальный статус. Ей все равно, на каком уровне эволюции находится то или другое существо. Боль испытывают люди, собаки, кошки, дельфины, киты, птицы, лягушки и даже, как считают ученые, дождевые черви.

При этом, если ученые говорят, что механизм боли им более-менее понятен, то о том, что же она такое: сигнальная система неполадок, обязательная часть бытия, без которой невозможно понимание физического и душевного благосостояния, чисто физиологический процесс или же результат сложных химических процессов в головном мозге, ни медики, ни даже священнослужители к единому согласию не пришли.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Нам известно, как работает сигнальная система через нейроны в головной мозг и обратно, но многие вопросы по-прежнему остаются без ответа

К тому же есть группа людей, которые в силу генетической аномалии боли не испытывают вообще.

На самом деле им не надо завидовать, потому что они с легкостью могут пропустить начало какого-нибудь заболевания, и умереть, хотя и безболезненно, но совершенно напрасно.

Все наши знания о боли построены на парадоксах.

1. Наш мозг фиксирует сигналы боли, но сам ее не чувствует

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Мозг фиксирует и обрабатывает болевые сигналы изо всех других частей организма, а сам боли не ощущает

Допустим, вы подвернули щиколотку, или обожгли палец. Нервные волокна немедленно посылают сигнал в ваш мозг, который расшифровывает испытываемое ощущение, как боль.

Недаром современная хирургия стала возможной только после открытия анестезии.

Однако, если в качестве объекта операции оказывается сам мозг, то ему обезболивающее ни к чему.

Нервные клетки головного мозга посылают сами себе такие же сигналы, как и при сломанной конечности, вот только центр обработки данных для них отсутствует.

Мозг, привыкший отвечать за весь организм, совершенно не понимает, когда больно должно быть ему самому.

В этом есть нечто жутковатое, но пациенты часто находятся в полном сознании во время операций на мозге, что позволяет хирургам понять, не слишком ли глубоко они залезли в главный процессор нашего тела.

2. Мы все чувствуем боль по-разному

Автор фото, DanielVilleneuve

Подпись к фото,

Боль субъективна: для кого-то агония, а для кого-то небольшое неудобство.

Тот факт, что, после, допустим, естественных родов одна женщина говорит, что было немного дискомфортно, но ничего страшного, а другая уже в самом начале схваток требует обезболивания, вовсе не означает, что одна из них стоик, а другая — слабая размазня.

На то, как мы ощущаем боль, влияет множество факторов: какие химические реакции совершаются в это время в вашем мозге, идет ли где-то в вашем теле воспалительный процесс, а также насколько вы «помните» болевые ощущения, которые вы испытали раньше.

Как сказал однажды глава нью-йоркского центра спинальной хирургии Кеннет Хансрадж: «Кому-то можно сверлить берцовую кость без наркоза, а он вам спокойно скажет, мол, приятель, вытащи-ка ты эту штуку! А другой не вынесет даже прикосновения к коже тоненькой иголки».

3. От боли можно отвлечься

Автор фото, Portra

Подпись к фото,

Боль можно обмануть: если начать трясти ушибленным пальцем, то становится легче

Наш мозг, конечно, является, самым сложным компьютером, когда-либо созданным природой, но при этом он немного туповат.

Дело в том, что ему сложно одновременно анализировать несколько ощущений.

Допустим, вас укусил комар и место укуса отчаянно чешется. Приложите к нему кубик льда, и неожиданно вы поймете, что холод вы-таки ощущаете, а вот зуд пропал.

Вот почему мы инстинктивно потираем ушибленное место или отчаянно трясем пальцем, который случайно прищемили дверью.

4. Рыжим приходится хуже

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Рыжим приходится нелегко: огненный цвет волос сопровождается и нестандартным отношением к обезболивающим

В это трудно поверить, но в 2009 году в журнале Американской зубоврачебной ассоциации появилась статья, согласно которой рыжие очень не любят посещать дантистов.

Дело в том, что та же генетическая комбинация, которая награждает их огненным цветом волос, делает их и менее восприимчивыми к некоторым обезболивающим.

И иногда им требуется доза, которая в два раза превысит то, чего хватило бы какому-нибудь брюнету.

Возможно также, что их организм реагирует на анестезию не совсем тривиальным способом. Некоторые врачи, кстати, делают поправки на цвет волос пациента.

5. Секс спасает от боли

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Занятия сексом могут уменьшить боль от мигрени… если у вас, конечно, хватит сил им заняться

Ну, объективно говоря, если у вас случился приступ мигрени, то секс в такой ситуации представляется делом несколько сомнительным.

Тем не менее, есть некоторые статистические данные, согласно которым 60% страдальцев от мигрени чувствовали себя гораздо лучше, если во время приступа занимались этим самым.

Сексуальное возбуждение вырабатывает в головном мозгу эндорфины, которые являются естественным обезболивающим.

Кстати, с больными мигренью все не так просто. Есть подозрение, что та же самая генная вариация, которая награждает страдальцев мигренью, одновременно существенно увеличивает и их либидо.

6. Разделились беспощадно мы на женщин и мужчин

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Все мы все чувствуем одинаково, только мужчины считают, что надо терпеть

Вообще-то нет никаких научных доказательств того, что мужчины и женщины по-разному чувствуют боль.

Хотя врачи отмечают, что в целом женщины чаще готовы признать, что им больно.

Возможно, это связано с социальным стереотипом, который требует от «настоящих» мужчин терпеть, стиснув зубы.

7. Те, кто не чувствует боли

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Тем, кто не чувствует боли, не так уж и хорошо: простое прикосновение к горячей плите может обернуться ожогом третьей степени

Это — очень редкая генетическая аномалия. Настолько редкая, что за всю историю медицины она встречалась всего несколько десятков раз.

Те, кому крупно не повезло с нею родиться, могут, например, почувствовать, является ли какой-нибудь предмет горячим или холодным, но боли не ощущают.

А это, кстати, совсем плохо. Например, случайное прикосновение к горячей плите может завершиться ожогом третьей степени, вместо небольшого волдыря, который бы возник, если бы они быстро сообразили, что к чему и отдернули руку.

По имеющейся статистике (которая, по вполне очевидным причинам, крайне невелика), средняя продолжительность жизни таких нечувствительных существенно ниже среднего показателя.

8. Самая распространенная боль

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Самая распространенная боль в развитых странах — боль в нижней части спины

Это — боль в спине. Примерно 27% людей в развитых странах утверждают, что страдают от боли в нижней части спины.

Тогда как от постоянных головных болей, либо мигреней — всего 15%. Эксперты советуют не брезговать физическими упражнениями и не набирать излишнего веса.

Однако это — следствие наших эволюционных успехов. Двуногость вовсе не способствует здоровью позвоночника. Четвероногим, у которых вес распределяется гораздо более равномерно, боль в спине не грозит.

9. Что болело у королей и динозавров

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

И короли, и динозавры страдали от подагры. Здесь, правда, дракон, но, наверное он тираннозавру близкий родственник

Подагру, она же артрит, раньше называли болезнью королей, поскольку, она, якобы была следствием излишнего потребления жирной пищи и спиртного.

Понятно, что в далеком Средневековье это могли себе позволить только очень состоятельные люди. Теперь мы знаем, что боль при подагре возникает от образования внутри суставов острых кристаллов мочевой кислоты.

Исследование скелета верхней конечности самки тираннозавра (которую палеонтологи назвали Сью) показало, что этот конкретный хищник Юрского периода тоже страдал от подагры, причем в очень запущенной форме. Вероятно, что все последние годы своей жизни Сью страдала от хронической боли.

10. Природа боли вовсе не однозначна

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Иногда боль из симптома превращается в болезнь. Болит везде, а почему — непонятно

Боль является симптомом, который, однако, дает лишь общее представление о том, что что-то не в порядке, но не дает никакой конкретики.

А у больных, страдающих от центрального болевого синдрома, сама боль становится болезнью, а не ее симптомом.

Такие пациенты жалуются на боль во всем теле, причем ощущения варьируются от «иголок» до «сильного давления». В этом случае мозг является не просто регистратором и процессором болевых ощущений, но и их главным генератором.

11. Не надо недооценивать свой мозг

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Не надо недооценивать свой мозг: он прекрасно знает на какие кнопки и в каких обстоятельствах следует нажимать

Мозг устроен так, что постоянно оценивает поступающие в него сигналы, решая, насколько серьезной является опасность и следует ли предпринимать немедленные меры.

Получив тревожный сигнал, мозг немедленно пытается ответить на главный вопрос: «А насколько это все действительно опасно?»

В оценке ситуации наш центральный процессор пользуется всей имеющейся у него в наличии информацией: от субъективной, исходящей из нашего прошлого опыта, до объективной, получаемой от всего комплекса физических и химических параметров организма.

А получив сигнал, он отправляет «указания» нервным окончаниям о том, как им себя вести. Канадский врач Пол Ингрэм описал происходящий процесс в следующем воображаемом диалоге:

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Мозг командует нейронами как хочет, и тем приходится подчиняться

Нервы: Проблема! Проблема! Огромная! Большая! Красный сигнал тревоги! Включить немедленно!

Мозг: Ммммм, да? Ну ладно, принял к сведению. Но вот что, ребята, у меня тут есть база данных, пардон, она строго секретная, так что уж поверьте мне на слово: не так все это страшно. Расслабьтесь.

Нервы: Нет, нет, послушай, это все очень серьезно!

Мозг: Не-а, не верю.

Нервы: Послушай, может у нас, конечно, и нет доступа к этой «информации», о которой ты постоянно талдычишь, но что такое повреждение тканей нам прекрасно известно! И мы тут не в игрушки играем. Мы не заткнемся, пока ты не примешь меры!

Мозг (голосом гипнотизера): Вы уже не помните, в чем дело. Совершенно незачем посылать мне сигналы. Все абсолютно в порядке, дышите глубже…

Нервы: А, да… О чем это мы? Черт, вроде бы только что хотели о чем-то важном доложить… Ну, ладно, мы потом вернемся.

12. Самый главный начальник

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Мозг сам решает, как регулировать кнопку боли в нашем организме, и почему иногда он останавливается на шести, а иногда — на десяти, мы до сих пор до конца не знаем

Мозг действительно может вертеть периферийными нервными окончаниями, как ему заблагорассудится.

Если ему что-то не понравится, он может затребовать больше информации. А может и приказать своим подчиненным не суетиться.

В последние годы появилось немало информации, согласно которой нервы на периферии могут реально меняться как физически, так и химически, возможно, следуя команде, поступающей из мозга.

Как отметил тот же Пол Ингрем: «Мозг не только может крутить кнопку, регулирующую звук, но запросто менять все оборудование, изменяя сам сигнал задолго до того, как он поступает в динамики».

Вывод

Окончательная природа боли, несмотря на то, что она является неотъемлемой частью существования всех живых существ, нам по-прежнему не известна.

Сила мысли. Как работают психологические методики уменьшения боли | Психология жизни | Здоровье

Наш эксперт – клинический психолог, директор Центра медицинской психологии Эльвира Вильховая

Оговоримся сразу, психотерапия не лечит болезнь, поэтому она не может заменить посещение врача и приём таблеток. Но зато резервы нашей психики вполне можно использовать для уменьшения болевых ощущений и ускорения процесса выздоровления. А раз так, психологические методики должны применяться только в комплексе с медицинскими обследованиями и лечебными процедурами.

Как это работает

Боль – это сигнал от организма о проблеме, которую нужно осознать и срочно принять меры (выпить лекарство, обратиться к доктору). А если сигнал воспринимает наше сознание, значит, оно же способно его отключить. Разумеется, это не решит проб­лему – ожог всё равно появится, а болезнь не пройдёт, однако болевой импульс перестанет поступать или станет намного слабее. Примерно по такому принципу и работает психотерапия боли.

Существуют исследования, которые доказывают, что наше эмоциональное состояние влияет на интенсивность боли – страх и тревога усиливают болевые ощущения. Этому тоже есть вполне логичное объяснение. Во время стресса выделяются особые гормоны, которые заставляют напрягаться стенки сосудов и мышцы нашего тела (ведь в стрессовой ситуации необходимо мобилизовать все ресурсы организма). Но такие зажимы могут усиливать уже имеющуюся боль или приводить к возникновению новых очагов боли. Неслучайно многие виды боли (головную, мышечную) называют болями напряжения.

А раз так, для того чтобы уменьшить боль, нужно в первую очередь успокоиться и расслабиться. Для этого существует несколько техник.

Дыхательные упражнения

Наш организм устроен так, что на вдохе все части нашего тела напрягаются, а на выдохе, наоборот, расслабляются. Поэтому при выполнении дыхательных упражнений нужно делать акцент именно на выдохе.

Вдохните как обычно и сделайте долгий выдох. Достаточно повторить такое упражнение 3–5 раз – и напряжение спадёт, стресс уменьшится, а болевые ощущения пойдут на спад. Такая дыхательная гимнастика эффективна практически при любых видах боли.

Переключение внимания

Эта техника хороша для краткосрочных болей, например, при ушбе или если нужно дождаться, когда подействует обезболивающее.

Все мы  немного гипнотизёры. Но если внушить что-либо окружающим под силу не всем, то воздействовать на себя может каждый.

Попробуйте заморозить свою боль. Сядьте, закройте глаза, мысленно сосредоточьтесь на болезненном месте. Протрите этот участок чем-нибудь холодным, например, кусочком льда или влажной салфеткой. Теперь фиксируйте внимание не на боли, а на ощущении холода, и боль пойдёт на спад. Дело в том, что наша психика устроена так, что в определённый момент времени мы можем испытывать только одно чувство, и на каком из ощущений вы сосредоточитесь в конкретную минуту – во многом вопрос выбора.

Аутогенные тренировки

Эта методика направлена на то, чтобы научиться расслаблять определённые участки тела усилием воли. Особенно эффективны аутогенные тренировки при головной боли. Ведь в самом мозге нет болевых рецепторов, а боль чаще всего возникает из-за напряжения стенок сосудов, например, из-за стресса. Если стресс становится хроническим, то и головная боль беспокоит человека уже не от случая к случаю, а постоянно. Лучший способ убрать такую боль – просто расслабиться. Но достичь релаксации не так просто, как кажется, даже если вы будете полдня уговаривать себя расслабить мышцы, возможно, они всё равно останутся напряжёнными, ведь часто люди просто не замечают скованности.

Поэтому нужно научиться фиксировать момент расслабления. Для этого напрягите нужную часть тела (при головной боли это будет шея и плечи), затем расслабьтесь и попытайтесь прочувствовать разницу. Запомните это ощущение. В момент максимального расслабления боль начнёт уходить. Если делать упражнения постоянно, можно избавиться от хронической головной боли, а заодно и от бессонницы, которая тоже часто связана с сосудистым и мышечным напряжением. Но чтобы ваши мышцы запомнили состояние полного релакса, придётся тренироваться. Повторяйте упражнения по несколько минут утром и вечером в течение трёх недель – и тогда ваши движения станут автоматическими.

Полезные советы

  1. Не воспринимайте психологические техники как замену лечению. Психотерапия просто улучшает ваше состояние, но не лечит болезнь.
  2. Придумывайте себе стимулы для выздоровления. Замечено, что люди, которым есть ради чего выздоравливать, встают на ноги гораздо быстрее. Представьте, чем вы займётесь, когда болезнь уйдёт. Необязательно ставить глобальные цели, можно помечтать о поездке на дачу или о походе в спортзал.
  3. Верьте в себя. На скептиков психологические методики снятия боли действуют хуже, чем на тех, кто верит в свои способности к самоврачеванию. Даже если сложно поверить до конца, просто попробуйте какую-нибудь технику, допуская возможность, что это может иметь эффект.
  4. Ориентируйтесь на свои ощущения. Если определённая методика вам неприятна или совершенно неэффективна, пробуйте другие способы. Кому-то больше подойдёт дыхательная гимнастика, кто-то лучше реагирует на аутогенные тренировки.

Интересно

Мама, подуй!

В ситуации, когда мама дует на ушибленную коленку ребёнка, даёт ему игрушку и тот сразу же забывает о боли, сочетаются сразу несколько психологических техник. Мама подходит к малышу, у него возникает ощущение безопасности и уходит стресс. Затем внимание малыша переключается с ощущения боли на ощущение прохлады от маминого дыхания, а потом появляется ещё один отвлекающий момент – игрушка, которая заставляет малыша навсегда забыть о разбитой коленке.

Психологические стратегии для снижения боли и дистресса у детей и подростков, получающих процедуры с использованием игл

Суть

Психологические стратегии помогают уменьшить детскую боль, дистресс и страх перед иглами. Отвлечение и гипноз полезны, хотя специфичное дыхание (например, раздувание шара) и сочетание нескольких психологических стратегий также могут помочь.

Актуальность

Психологические стратегии влияют на то, как дети думают или что они делают до, во время или после процедур с использованием игл. Они могут применяться у детей при поддержке родителей или медицинских работников, таких как медсестры, психологи или специалисты по детству. Информация касается детей в возрасте от 2 до 19 лет, здоровых или больных, получающих все виды процедур с использованием игл в больнице, клинике или школе.

Основные результаты

Для этого обновления в сентябре 2017 года мы провели поиск клинических испытаний, в которых рассматривали психологические стратегии снижения боли и дистресса у детей и подростков, получающих процедуры с использованием игл. Мы нашли 59 испытаний, включавших 5 550 детей и подростков. Среди них двадцать испытаний были новыми для этого обновления. Мы нашли шесть психологических стратегий, четыре из которых помогают уменьшить боль и дистресс у детей при использовании игл. К ним относятся отвлечение внимания, гипноз, специфическое дыхание и объединение нескольких стратегий («комбинированная когнитивно-поведенческая»). Способы отвлечь детей и подростков во время использования игл включают чтение, просмотр фильмов, прослушивание музыки, применение видеоигр или виртуальной реальности. Гипноз подразумевает глубокую релаксацию и образы, и обычно ребенка готовит обученный профессионал. Примеры стратегий, которые можно объединить, включают отвлечение, дыхание, расслабление, позитивные мысли, обучение ребенка этапам процедуры с использованием иглы, а также обучение родителей способам поддержки своего ребенка. Были исследованы и другие психологические стратегии, но, судя по всему, они не помогали сами по себе. Например, боль или дистресс у детей не уменьшаются, когда им только говорят о том, что произойдет, до или во время процедуры («предоставление информации или подготовка или оба варианта») или кто-то просто говорит ребенку, что ему помогают. Одна из других стратегий – помогать детям позитивнее вспоминать о прошлых процедурах с использованием игл. Пока для оценки пользы информации недостаточно.

Качество доказательств

Мы оценивали качество доказательств в исследованиях по четырем уровням: очень низкое, низкое, умеренное или высокое. Качество доказательств в этом обзоре варьирует от очень низкого до низкого, так как результаты могут быть смещенными из-за включения лишь небольшого числа детей или знания детьми, какое психологическое вмешательство они получали. Это означает, что мы не уверены в результатах.

Психологические методы лечения боли у людей после операции на открытом сердце

Актуальность

Острая послеоперационная боль является одной из самых серьезных (беспокоящих) жалоб после операции на открытом сердце. Это связано с заживлением поврежденных тканей раны, хронической болью и/или депрессией. Психологическое лечение включает улучшение знаний пациента и коррекцию психических расстройств, связанных с операцией, негативных убеждений и несоблюдения назначений. Оно направлено на уменьшение боли и тревоги, а также на улучшение восстановления после операции на открытом сердце.

Это обновление обзора, опубликованного ранее (в 2014 году), исследующего, может ли психологическое лечение успешно снижать острую послеоперационную боль и улучшать течение физического и психологического восстановления пациентов после операции на открытом сердце.

Характеристика исследований

Мы нашли 23 исследования, включающих в общей сложности 2669 участников, в которых сообщалось о влиянии психологического лечения (в сравнении с контрольной группой без психологического лечения) на интенсивность боли, использование обезболивающих лекарств, психические расстройства (дистресс), двигательную активность и время до экстубации после операции.

Основные результаты и качество доказательств

Мы оценивали качество доказательств, полученных в исследованиях, по четырем уровням качества: очень низкое, низкое, умеренное или высокое. Очень низкое качество доказательств означает, что существует высокая степень неопределенности в отношении результатов. Высокое качество доказательств означает, что мы очень уверены в результатах.

Мы не знаем, снижает ли психологическое лечение интенсивность боли, расширяет ли двигательную активность и уменьшает ли время интубации после операции на открытом сердце. Это является следствием недостаточного количества данных для ответа на определенные части вопроса нашего обзора, так как были проблемы с дизайном некоторых исследований или результаты были противоречивыми. Для этих исходов мы нашли доказательства только от очень низкого до среднего качества.

Мы нашли доказательства среднего качества о том, что психологические методы лечения могут уменьшить психические расстройства (дистресс). Это означает, что существует умеренная определенность в результатах, так как одни методы психологического лечения явно уменьшали дистресс, в то время как другие не оказывали влияния.

Доказательства в этом обзоре актуальны по состоянию на февраль 2017 года.

Как устроена боль и почему ее нельзя терпеть? Интервью специалиста в области физиологии мозга Вячеслава Дубынина

Зачем нужна боль? Правда ли, что люди с рыжим цветом волос наиболее к ней чувствительны и как душевная боль может перерасти в физическую? От чего зависит индивидуальный уровень болевого порога?

Почему люди по-разному испытывают боль? Правда ли, что женщины легче ее переносят? Как возникает эффект плацебо и на каком этапе жизни у человека формируется болевой порог? Об этом BFM.ru поговорил с доктором биологических наук, профессором кафедры физиологии человека и животных биологического факультета МГУ, специалистом в области физиологии мозга Вячеславом Дубыниным. С ним беседовали Екатерина Кухаренко и Надежда Донских.

Катя: Боль возникла в процессе эволюции для того, чтобы мы избегали травм. Благодаря боли мы отдергиваем руку от горячей плиты, избегая серьезного ожога. С одной стороны, боль помогает нам жить. С другой стороны, все-таки иногда она делает жизнь невыносимой.

Вячеслав: Так и есть. Боль — это система сигнализации, которая говорит, что где-то какой-то непорядок. Она возникает тогда, когда повреждаются наши клетки, ткани. Поврежденные клетки выделяют химические вещества, их называют еще «сигналом SOS», они и формируют наши болевые ощущения. Но проблема в том, что, в отличие от сигнализации автомобиля, мы ее не можем просто так выключить. Если я не хочу чего-то видеть, я закрываю глаза, если не хочу чего-то слышать, закрываю уши, а с болью сложнее. Поэтому она порой работает слишком назойливо.

Это пример того, что эволюция, когда создает наш организм, не создает совершенство. Она создает некий работающий вариант. Выживаешь, размножаешься — вперед. А совершенство будет когда-нибудь в будущем, может быть, через миллион лет. Кнопочки «Выкл.» нет, и поэтому людям приходится порой от этого страдать — я уже знаю, что у меня рука сломана, а она болит и болит. Ну, вот так — сдано с недоделками.

Надя: Но и совсем не чувствовать боли тоже опасно. Врожденная нечувствительность к боли — редкое генетическое заболевание. Почему так сложно как без боли, так и с ней?

Вячеслав: Сигнализация все равно нужна. То, о чем вы сказали, это, конечно, редкая история. А ведь довольно много людей, у которых, например, поврежден позвоночник. Они передвигаются на инвалидных колясках, у них парализованы ноги, и они не чувствуют, скажем, всю нижнюю часть тела, прикосновения к ногам, не чувствуют боли, и для них это ежедневная проблема. Они должны все время смотреть, не произошла ли там какая-то беда, потому что очень легко ошпариться или обо что-то удариться. Поэтому без сигнализации плохо, когда она слишком чувствительная — тоже. Но без сигнализации хуже.

Катя: Почему люди по-разному чувствуют боль? Это зависит от конкретного организма? Глава нью-йоркского центра спинальной хирургии Кеннет Хансрадж однажды сказал: «Кому-то можно сверлить берцовую кость без наркоза, а он вам спокойно скажет, мол, приятель, вытащи-ка ты эту штуку! А другой не вынесет даже прикосновения к коже тоненькой иглы». Почему это происходит?

Вячеслав: Насчет берцовой кости и ее сверления, мне кажется, он немного преувеличил — таких героев, мне кажется, может, один на миллион, а может, еще меньше. А вот насчет нетерпимости, непереносимости легкой боли, это довольно частая история. Мы уникальны на уровне генов, на уровне мозга, потому что когда наш мозг формируется и нервные клетки устанавливают контакты, возникает уникальная комбинация, и даже у близнецов мозги по-разному сделаны. У нас уникальная иммунная система. Кстати, восприятие боли еще очень сильно связано с иммунитетом, потому что по ходу повреждения возникает не только боль, но и воспаление. И реакция воспаления, как правило, усиливает боль, а боль усиливает воспаление. Такая система с обратной связью. В зависимости от всех этих установок мы по-разному реагируем на боль, но, судя по всему, основная разница именно в голове. Потому что у каждого из нас пороги восприятия боли довольно индивидуальны, и мы знаем нервные центры, которые за это отвечают. Если активность этих центров у человека высокая, он будет легче терпеть боль.

Надя: А еще есть такая идея, что мужчины и женщины по-разному переносят боль, женщинам якобы дается это легче в силу биологических особенностей. Считается, что женщине нужен этот болевой порог, чтобы было проще рожать.

Вячеслав: Ну, сам не рожал, не знаю, но, конечно, коллеги, знакомые, которые рожали, мне это многократно рассказывали, особенно, конечно, первые роды. И плюс еще страхи, потому что к этому добавляются те сигналы, которые посылают большие полушария. Это логичное объяснение, мы даже знаем зону, которая за это отвечает, — центральное серое вещество среднего мозга. Оно запускает выделение особых молекул, прежде всего молекул серотонина, и они частично блокируют болевые сигналы, которые идут в спинной мозг. Потому что если речь идет о тех же родах, ну и вообще руках, ногах, туловище, то сначала болевой сигнал считывается спинным мозгом. И именно на этом уровне, на уровне входа болевого сигнала в мозг как раз можно часть информации заблокировать, сигнал ослабить. Именно там этот серотонин и действует.

Катя: На каком этапе жизни у человека формируется болевой порог? Или это в принципе на генетическом уровне передается от родителей?

Вячеслав: Как всегда в таких историях, процентов 50-60 — это гены. Вы можете от родителей унаследовать более высокий или более низкий болевой порог, но дальше, если вы живете совсем в тепличных условиях и с вас пылинки сдувают, ваш болевой порог так и останется на низких значениях, и вы будете очень чувствительны к боли. А если вы все время бегаете за добычей через колючие кусты, постепенно ваш болевой порог начнет повышаться. То есть мозг учится регулировать его в достаточно ограниченных размерах. Много информации дает, например, сравнение этих порогов и вообще чувствительности у людей разной национальности. Скажем, Крайний Север — там же очень экстремальные условия, и у людей, чья национальность там сформировалась, достаточно высокие пороги и для восприятия холода и боли.

Катя: Чтобы раз и навсегда расставить точки над «i»: что такое низкий и высокий болевой порог?

Вячеслав: Низкий болевой порог — значит, вы реагируете даже на слабую боль. Представьте себе, что есть река и плотина. Если эта плотина низкая, то даже не очень полноводная река через нее перельется. А высокая плотина — тут надо как водохранилище наполнить. Соответственно, чтобы преодолеть высокий болевой порог, нужен очень сильный поток боли.

Когда мы изучаем болевой порог в экспериментах, например на человеке тестируем обезболивающий препарат, вам на палец надеваются два металлических колечка, между которыми пропускаются импульсы электрического тока, и у вас есть кнопка. Первый раз нажимаете, когда чувствуете боль, а второй — когда эта боль уже непереносима. Вот два параметра — порог возникновения боли и порог переносимости. Это отдельные показатели. Второй показатель уже захватывает эмоциональное восприятие боли, что тоже очень важно, потому что боль — это негативная эмоция. А эмоции эти нужны, чтобы мы обратили внимание на боль. Потому что боль как сигнал обладает первым приоритетом. Если кто-то грызет ваш правый бок, надо все бросать и разбираться. Тут уже не до зрения, не до слуха, потому что речь идет о повреждении организма. Боль — это сигнал о том, что кто-то повреждает ваши клетки и ткани.

Есть еще понятие хронической боли. Когда у вас в каком-то месте долго что-то болело, например зуб, а потом вы его вылечили, а боль осталась. В этом случае порой приходится разрушать место входа болевого сигнала в кору больших полушарий. Нейрохирурги умеют это очень тонко делать. Мне в свое время даже приходилось участвовать в таких работах.

Надя: То есть если очень долго не проходит зубная боль, хотя зуб уже вылечили, надо идти к нейрохирургу?

Вячеслав: Это выглядит так: болит у вас зуб, дотянули до пульпита. Доктор зуб вылечил, нерв удалил, заморозка отошла, а зуб продолжает болеть. Тогда вы идете к своему дантисту сначала, говорите: что за дела? А он: «Дорогой, из-за того что ты слишком долго терпел боль, у тебя в мозгу произошли изменения, и теперь болевой сигнал возникает буквально на пустом месте, достаточно порой прикоснуться к месту, где был зуб, а уже болит, и теперь это уже не к дантисту, а в клинику лицевых болей». Не сразу к нейрохирургу, сначала попытаются справиться с этим лекарственными препаратами, примерно теми же, что используются при лечении эпилепсии. При эпилепсии, когда судороги, нужны препараты, подтормаживающие мозг. И они порой помогают снять эту хроническую боль. Вот если не помогут, тогда есть последняя линия обороны — это нейрохирург, но это надо совсем постараться. Подобная история не только с зубом может случиться, а с любой частью тела, особенно если было какое-то сильное и долгое болевое воздействие. К сожалению, наш мозг устроен так, что он способен запоминать эту долгую боль и потом генерировать ее, даже если источник сигнала исчез. Поэтому терпеть боль вообще не рекомендуется, потому что каждый раз это риски таких повреждений. В следующий раз есть большой шанс, что боль возникнет легче и будет сильнее. Вот это «я никогда не принимаю таблеток, пусть голова болит, сама пройдет» — это очень плохая идея, очень.

Надя: Да, многие так делают, потому что не хотят дополнительной химии в своем организме и терпят такую легкую боль.

Вячеслав: Ну и напрасно. Это риск увеличения, усиления боли раз за разом и выхода на какую-то патологическую ситуацию вроде хронической боли. Плохая идея.

Надя: А как формируется болевой шок? Военные медики и журналисты описывали случаи, когда солдаты после серьезных ранений почти не испытывали боли, хотя на самом деле там были достаточно серьезные травмы и боль должна была быть почти невыносимой. Как это возможно?

Вячеслав: Это не болевой шок, а наоборот, анальгезия. Algos — по-латыни «боль», а анальгезия — это отрицание боли, обезболивание. Действительно, у нас в мозгу есть такая структура, она называется «голубое пятно» и находится очень глубоко в мозге. Там нервные клетки очень мощно активируются во время стресса и выделяют еще одну очень значимую молекулу — норадреналин. Он тоже может блокировать болевые сигналы на входе в спинной мозг. От серотонина зависит наша базовая болевая чувствительность, то есть болевые пороги. А от норадреналина зависит, как сейчас стресс повлияет на ваше восприятие боли. И при сильном стрессе боль действительно очень сильно «срубается», и это эволюционно логично, потому что если вы ввязались в драку, то боль пусть лучше вам не мешает, то есть наступает состояние «боевого бешенства». Это очень дорого обходится организму, но позволяет убрать лишние факторы во время драки, агрессии. Мы же очень агрессивные. У нас в эволюции этих драк столько было, да и сейчас сохраняется, поэтому этот механизм работает.

Есть обратная история, которую чаще называют болевым шоком: когда боль настолько сильна, что начинается жуткое сердцебиение, подъем кровяного давления и вообще помереть можно.

Катя: В целом боль — это достаточно сложная, комплексная история. Можно ли боль на два основных компонента разделить: чувствительный — понимание того, насколько сильно и где у нас болит, и эмоциональный — то есть страдание, которое этой болью вызвано?

Вячеслав: Так и есть. Этим занимается гипоталамус — особая структура в глубине нашего мозга. Да, это два разных компонента — чувствительный и эмоциональный. И каждый работает отдельно. Чувствительный позволяет нашей коре больших полушарий понять, где болит, и что-то сделать, занозу выдернуть. А эмоциональный позволяет нам учиться, чтобы в следующий раз не лезть в кусты с шипами. На фоне этой негативной эмоции мы учимся делать свою жизнь более безопасной.

Катя: В середине прошлого века применялась лоботомия. Можно ли говорить, что после человек чувствовал боль, но эмоционально он от нее уже не страдал? Обезболивающие препараты сейчас похожим образом работают?

Вячеслав: Давайте по очереди. Лоботомия — это разрыв передачи сигнала от гипоталамуса и похожих на него структур в лобную долю. И да, вы правильно говорите, исчезает эмоциональное восприятие, и вообще при лоботомии все эмоциональное восприятие исчезает. Человек теряет то, что называется мотивацией. Для того лоботомию и придумали, чтобы выключать тяжелых шизофреников или маниакальные расстройства. Но это, конечно, была жуткая идея, и это черное пятно на репутации нейрохирургии. От нее отказались сразу же, как только появились лекарственные препараты, способные блокировать центры эмоций, — нейролептики. А что касается обезболивающих, нет, основные обезболивающие действуют в очаге воспаления, даже не в мозге, а там, где повреждаются клетки ткани. Аспирин, анальгин, ибупрофен, диклофенак — это молекулы, которые влияют вовсе не на нервную систему, а на очаг воспаления и снижают его. Они не вызывают практически привыкания, зависимости, и надо очень постараться, чтобы нанести с помощью этих препаратов какой-то вред организму, поэтому они продаются без рецепта. Но они работают при довольно легкой боли. Когда повреждения большие, там нужны препараты, которые блокируют на входе болевой сигнал в спинной или головной мозг. Потому что у нас спинной мозг отвечает за руки, ноги, туловище, а голова — это отдельная совершенно система, она называется «тройничный нерв». Логика там такая же: есть контроль болевого порога на входе, и есть препараты, которые блокируют боль на входе, — морфиноподобные. А поскольку морфин и его производные обладают еще и наркотическим действием, то есть вызывают совершенно в другой области мозга положительные эмоции и эйфорию, получается очень тяжелая история: группа очень важных лекарственных препаратов, которые позволяют любую боль контролировать, одновременно еще и страшный наркотик. Поэтому это все сугубо рецептурно и под контролем.

Катя: В каких-то простых случаях зачастую те же гомеопатия и плацебо помогают.

Вячеслав: Мне кажется, слухи несколько преувеличены. Все это работает в ситуации относительно слабой боли. И дело в том, что понятие «болевой порог» распространяется не только на уровень спинного мозга, но и на уровень коры больших полушарий и нашего субъективного восприятия. И наш мозг способен уже тут на верхнем уровне часть болевых сигналов заблокировать. И если у него есть такой опыт блокировки — ну, например, вы принимаете таблетку анальгина — прошла головная боль, ваш мозг учится, запоминает: ага, съели эту белую штучку — дальше происходит обезболивание. И если вы на 50-й раз вместо анальгина съели пустую таблетку, есть вероятность, что этот эффект плацебо сработает. А может, и не сработает. Потому что не все мозги такие. Но внушаемые люди более легко на все это реагируют.

Виноделы проводили эксперимент. Вам ставят три бутылки совершенно одинакового вина. На одной написано «10 долларов», на другой — «100 долларов», на третьей — «1000 долларов». И, конечно, все скажут, что вино за 1000 долларов гораздо вкуснее. Это тот же самый эффект плацебо. А если вы очень независимый, то никакое плацебо вас не возьмет. Но если приходит доктор и говорит: «У меня есть супертаблетка, за бешеные деньги купленная, она именно тебе подходит и многие проблемы решит» — многие верят. Очень важна личность доктора — если он пользуется большим авторитетом, вызвал у вас симпатию. А если вы пришли с кислой мордой: «Что вы мне тут в этой поликлинике хорошего сделаете?» — так у вас будет не эффект плацебо, а обратный эффект — ноцебо. Это когда вам прививку делают, а вы говорите: «Так, а я прочитал, от прививок бывает столько побочных эффектов, вот смотрите, уже опухает, скорую помощь мне, уже удушье». Мы можем внушить себе не только что нам стало лучше, но и что нам стало хуже. Вот это серьезная беда.

Та же самая проблема с маленькими детьми. Вам сложно объяснить ребенку, зачем ему нужно сделать укол. Ребенок вопит, он категорически против любого болевого воздействия. Вы только начинаете мазать место будущего укола, и он от вас с визгом убегает. У ребенка производный контроль боли слабее.

Надя: Считается, что люди в состоянии алкогольного опьянения меньше подвержены болевым ощущениям. Почему так происходит?

Вячеслав: Это при достаточно серьезном алкогольном опьянении. Да, потому что алкоголь усиливает процессы торможения в нашем мозге, и все сигналы проходят хуже — и зрительные, и слуховые, и болевые. Есть у нас в мозгу такая молекула — она называется гамма-аминомасляная кислота. Именно на нее воздействуют, когда, например, эпилепсию лечат. И на нее же действует алкоголь в довольно большой дозе, начиная где-то с 40 граммов спиртового эквивалента, полбутылки вина получается. Тогда болевая чувствительность падает. Супердоза алкоголя работает как обезболивающее.

На самом деле боль — настолько тотальное явление, что мы можем влиять на нее через разные механизмы, но наименее травматично все-таки влиять на очаг воспаления. Поэтому все эти аспирины, анальгины очень распространены, без рецептов продаются.

Катя: Если я правильно понимаю, мозг сам по себе все-таки боли не чувствует. Он фиксирует все эти болевые сигналы, которые со всего тела приходят?

Вячеслав: Чувствовать боль — это вообще фигура речи. Что такое чувствовать боль? Есть нервные импульсы, которые бегут от поврежденного участка в спинной мозг, от спинного мозга в головной мозг. Точно так же можно сказать, что мозг ничего не видит и мозг ничего не слышит.

Катя: Но операции же на мозгу проводятся все без анестезии?

Вячеслав: Ну как понять, без анестезии? Во-первых, есть серьезная местная анестезия — все эти новокаины, лидокаины. Во-вторых, создается большой фон препаратами, усиливающими действие гамма-аминомасляной кислоты, вот это торможение. То есть человек находится практически в полусне. Да, он может отвечать на какие-то вопросы, потому что иногда в ходе нейрохирургических операций нужно дополнительно задавать какие-то вопросы, чтобы понять, на какую зону мозга мы воздействуем. Я рассказывал про хроническую боль — вот там нужно разрушить кусочек мозга размером всего в полмиллиметра. Например, у человека последние десять лет жутко болит большой палец. В мозге можно нащупать тот канал, где передается информация именно от этого большого пальца. Но этот канал размером в полмиллиметра, а рядом информация о других пальцах, от руки — вот как там точно попасть? Тут никакая томограмма не поможет. Что делают нейрохирурги? Они входят в зону, где примерно находится этот канал, с помощью очень тонкой проволочки, электрода, и потом начинают стимулировать эту зону. Человека спрашивают: «Какие у тебя ощущения?» И тут важно, чтобы он был под местным наркозом. Он скажет: «Так, у меня закололо в зоне локтя». Нейрохирург понимает: «Так, мы еще довольно далеко от руки». Проходит еще немножко: «А теперь?» — «А теперь у меня средний палец отреагировал». «Ага, мы уже в зоне ладони. Еще чуть-чуть сдвинемся». — «А теперь указательный». Еще чуть-чуть. «А теперь у меня точно попало в мой больной несчастный палец». «О, — говорит хирург, — это место мы и разрушаем». И все, у человека, у которого десять лет это место болело, прямо на операционном столе эту боль вырубает. Это совершенно потрясающе. Это поражает и показывает, насколько компьютерообразно устроен наш мозг и как важно о нем больше знать.

Надя: Некоторые утверждают, что душевная боль может доставлять человеку чуть ли не больше мучений, чем физическая. Тут речь о том, что если что-то болит физически, то это можно заглушить обезболивающими, а если случилось какое-то горе, таблетку не съешь. Тут нужна более длительная терапия. Что можете сказать про эту душевную боль?

Вячеслав: Я думаю, что большинство читателей так или иначе сталкивались с душевной болью. Мы называем это болью, потому что мы как бы сравниваем со своими сенсорными ощущениями, потому что и там и там — например, потеря близкого человека и ожог руки — срабатывают одни и те же зоны гипоталамуса, главного нашего центра отрицательных эмоций. И именно там, в этом гипоталамусе, сходятся все наши негативные переживания. Поэтому на речевом уровне, на всех языках слово pain используется еще и для душевной боли. Но насчет таблетки — есть транквилизаторы, которые усиливают гамма-аминомасляную кислоту, есть антидепрессанты. Но, действительно, порой нужна достаточно долгая терапия. Это совсем другая история, связанная с вашим восприятием мира, системой ценностей и так далее.

Но это тоже может иметь последствия. Стресс возникает такой же, а уже от него у вас могут сжаться какие-то сосуды внутри сердца и реально заболеть сердце от душевной боли. Тогда к душевной боли добавляется боль физическая. Такое возможно.

Надя: А есть ведь люди, которым нравится испытывать боль. С одной стороны, на этом выстроена целая индустрия, БДСМ находит свое отражение в массовой культуре, в кино. Эта тема давно уже не считается чем-то запретным. Откуда появляется это желание испытывать и причинять боль?

Вячеслав: На самом деле никаких тут особых сложностей нет. Есть такой глобальный принцип работы мозга — он называется «принцип доминанты». Когда мозг увлечен какой-то деятельностью, то все, например, сенсорные сигналы и вообще все события начинают рассматриваться с точки зрения этой деятельности. Эта явная доминанта начинает работать как воронка, черная дыра, которая все засасывает. Представьте себе, что вы в кого-то жутко влюбились. И вот вам уже кажется, что этот любимый человек рядом с вами, вы можете увидеть его в движении облаков на небе, идет такая доминанта, и все в эту любовную сферу валится. Похожая история может быть во время секса. Потому что это очень сильное возбуждение, это работа, кстати, передних зон гипоталамуса. Центры, связанные с болью, находятся в задней части гипоталамуса. А это в передней части. И если уровень полового возбуждения достаточно высок, то вся сенсорика начинает туда, как в черную дыру, идти, в том числе небольшая боль. Это необязательно какие-то садомазо-практики, сюда входит вполне обычный список, с помощью которого вы можете доставить радость партнеру. Но здесь важно то, что это относительно слабая боль. У людей, которые склонны в секс добавлять еще и боль, эта доминантна сильнее работает, и эта воронка засасывает не только совсем слабенькие болевые сигналы, но и достаточно сильные. Но все равно, начиная с какого-то момента уже вместо полового момента включается оборонительное [поведение].

Кстати, это характерно не только для человека. Физическая близость у многих животных сопровождается причинением физической боли партнеру. Она нужна для того, чтобы эффективно проходила овуляция. Есть такие животные, у которых без боли вообще яйцеклетка не сформируется. Поэтому это все можно рассматривать с точки зрения доминанты и того, что во время такой яркой физической близости даже слабые болевые сигналы могут работать на половое поведение и на получение удовольствия от контакта с партнером.

Катя: То есть биологически это абсолютно нормально?

Вячеслав: Дело в данном случае в количестве. Если уровень боли очень высок, то это уже где-то в пограничной зоне находится. А нормально это или ненормально — здесь уже ломают копья врачи, психиатры, юристы. Потому что понятие «норма — не норма» очень расплывчато. Иногда собирается Всемирная организация здравоохранения и говорит: «Раньше мы считали это болезнью, а сейчас мы считаем это вариантом нормы».

Надя: Просто человеку свойственно избегать боли. Тут, получается, наоборот, человек идет против своих инстинктов.

Вячеслав: Слабая боль может встраиваться внутрь каких-то ощущений. Даже если взять вкусовую систему. На самом деле часть пряностей вызывают слабую боль, но при этом этом становятся компонентом общего вкусового ощущения. Какой-нибудь там перец чили — пожалуйста, есть люди, которые любят острое, а обычный человек в таких концентрациях перец чили не потребляет.

Катя: Достаточно сложно в это поверить, но в 2009 году в журнале американской зубоврачебной ассоциации вышла статья, согласно которой рыжие люди очень не любят посещать дантистов, потому что очень сильно чувствуют боль. И было выдвинуто предположение, что та генетическая комбинация, которая формирует такой характерный цвет волос, делает людей менее восприимчивыми к обезболивающим, поэтому им нужна двойная доза. Врачи действительно делают некие поправки на цвет волос пациентов или это просто такая теория?

Вячеслав: Это как раз в рамках нашей индивидуальной изменчивости. Определенные молекулы взаимодействуют с лекарственными препаратами у нас в организме. А свойства этих молекул тоже заданы генетически. И получается, в зависимости от генетической настройки даже доза какого-нибудь аспирина разным людям нужна разная. Другое дело, что фармацевтика это обычно не учитывает, но когда речь идет о серьезных препаратах — очень даже. Есть, например, список побочных эффектов, которые с большей вероятностью возникает у одних людей и с меньшей вероятностью у других. Вообще, современная медицина все больше выруливает в сторону более индивидуального подхода к пациентам. Причем не только на уровне «я проанализирую результаты твоих анализов, как следует все посчитаю и сравню», а на уровне генетическом. То есть, глядя на генетический паспорт человека, на состояние этих наследственных информационных блоков, вы уже можете предсказать непереносимость какого-то лекарства, наличие существенных побочных эффектов или, например, то, что этого препарата надо в большей дозе дать. Это все дело будущего.

Пока не очень все это распространено, но постепенно развивается. И когда пройдет лет 20-30, а может, и меньше, это будет обычной историей. Вам будут назначать лекарственный препарат, ориентируясь на ваш генетический статус. История с рыжими — она просто одна из. Но рыжие тоже бывают разные. Есть несколько генов, которые отвечают за обмен меланина, то есть того вещества, которое красит нашу кожу, наши волосы, нашу радужную оболочку глаз. И в зависимости от того, как там идут химические превращения меланина и похожих молекул, в том числе может меняться и болевая чувствительность. Я и сам знаю, и знакомые врачи говорят, что когда к вам приходит ярко-рыжий пациент, нужно быть поосторожнее, потому что у них разброс чувствительности на многие лекарственные препараты выше, чем у среднего пациента. Вы можете что-то ввести, и оно не подействует, а можете ввести — и сразу будет побочный эффект. Не всегда, но тем не менее. Просто с повышенной осторожностью нужно использовать какие-то лекарственные препараты — давать не полную дозу, а сначала только половинку. Все мы разные. Это не только к рыжим относится, к каждому человеку. Каждый человек уникален и достоин уникального подхода ко всем системам, в том числе к системе болевой чувствительности.

Центр психологии боли: как это работает

Центр психологии боли — это учреждение, специализирующееся на лечении хронической боли.

Недавние исследования показали, что хроническая боль в спине, боль в шее, симптомы фибромиалгии, повторяющиеся растяжения, головные боли и другие формы хронической боли часто являются результатом не структурных причин, а психофизиологических процессов, которые можно обратить вспять. 1,2,3 Это называется нейропластической болью.

Боль — это сигнал опасности.Обычно, когда мы травмируем себя, тело посылает в мозг сигналы, информирующие нас о повреждении тканей, и мы чувствуем боль. Но иногда мозг может ошибаться! Нейропластическая боль возникает из-за того, что мозг неправильно интерпретирует безопасные сообщения от тела, как если бы они были опасными. Другими словами, нейропластическая боль — ложная тревога.

Хотя с болью можно справиться психологически, это не означает, что боль мнимая. Фактически, исследования с использованием изображений мозга показали, что боль вполне реальна. 4 Недавние исследования показали, что боль часто является результатом усвоенных нервных путей в головном мозге. 5 И боль можно научить, ее можно и не выучить.

Обезболивающая терапия

Мы разработали лечебный подход под названием «Терапия восстановления боли», который направлен на изменение нервных путей в головном мозге для деактивации боли. Обезболивающая терапия — это система психологических техник, которые переобучают мозг, чтобы правильно реагировать на сигналы от тела и, следовательно, разрывать цикл хронической боли.

Один из центральных методов терапии обезболивания — соматическое отслеживание. Соматическое отслеживание — это сочетание внимательности, переоценки безопасности и индукции положительного аффекта. Цель соматического отслеживания — помочь пациентам обратить внимание на болезненные ощущения через четкую призму безопасности, тем самым отключив болевой сигнал.

Пример соматического отслеживания можно найти в следующем отрывке из сеанса, проведенного на недавнем тренинге:

Часто у пациентов с хронической болью развиваются условные реакции — мозг создает связь между определенными физическими упражнениями и возникновением боли (т.е. ходьба приводит к боли в спине, набор текста — к боли в запястье и т. д.) Другой компонент терапии по восстановлению боли заключается в том, чтобы помочь пациентам разорвать эти ассоциации, чтобы пациенты могли заниматься физической активностью без боли.

В следующем ролике Фелиция выработала условную реакцию, при которой у нее болит шея каждый раз, когда она поворачивает голову. Получив несколько корректирующих действий, она может разорвать круговорот и безболезненно повернуть голову.


Как мы упоминали ранее, боль — это сигнал опасности.И хотя важно научить мозг интерпретировать этот сигнал как неопасный, важно также способствовать общему чувству безопасности в целом. Умение утешать себя не логикой или логикой, а на эмоциональном уровне может помочь научить примитивную часть себя, что вы в безопасности, тем самым уменьшив симптомы.

Следующий отрывок из сеанса с Манди иллюстрирует эту концепцию.

Это просто несколько примеров, и они не предназначены для исчерпывающего обзора нашего подхода.Хотя терапевты Центра психологии боли следуют общей модели, лечение подбирается индивидуально для каждого пациента с учетом индивидуальных потребностей.

Для получения дополнительной информации о доказательствах, лежащих в основе обезболивающей терапии, а также об исследованиях нейропластической боли, посетите нашу страницу с доказательствами.

Если вы клиницист, заинтересованный в получении сертификата по обезболивающей терапии, посетите наш веб-сайт обучения здесь.

  1. Castro WH, Meyer SJ, Becke ME, Nentwig CG, Hein MF, Ercan BI et al.(2011). Без стресса — без хлыстовой травмы? Распространенность симптомов хлыстовой травмы после удара плацебо сзади. Международный журнал судебной медицины, 114, 316-22.

  2. Bigos SJ, Battié MC, Fisher LD et al. (1991) Проспективное исследование восприятия работы и психосоциальных факторов, влияющих на сообщение о травме спины. Позвоночник, 16 (1), 1-6.

  3. Балики М.Н., Петре Б., Торби С., Херрманн К.М. и др.(2012) Кортикостриатальная функциональная связь предсказывает переход к хронической боли в спине. Natture Neuroscience 15, 1117–1119.

  4. Derbyshire SW, Whalley MG, Stenger VA, Oakley DA. (2004) Церебральная активация во время гипнотической и воображаемой боли. Нейроизображение 23 (1), 392-401.

  5. Вейджер, Т., Атлас, Л., Линдквист, М., Рой, М., Ву, C.W., М.А., Кросс, Э. (2013) Неврологический признак физической боли на основе фМРТ. Медицинский журнал Новой Англии, 368, 1388–1397.

* Все участники дали согласие на запись и воспроизведение аудиоклипов.

Что такое психология боли и что мы делаем? — Центр боли Вашингтонского университета

Наши психологи используют только научно обоснованные вмешательства, чтобы помочь людям научиться управлять своей хронической болью наиболее эффективно.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) основана на теории, согласно которой наши эмоциональные и поведенческие реакции на ситуации сильно зависят от того, как мы воспринимаем и думаем о таких ситуациях. Лечение КПТ включает в себя работу с пациентами, чтобы понять, как их образ мышления может способствовать депрессии, тревоге и стрессу от хронической боли. Затем пациенты узнают, как изменить эти образы мышления, чтобы облегчить эмоциональный стресс, который часто сопровождается хронической болью.Исследования показали, что КПТ для лечения депрессии может работать так же хорошо, как и лекарства, но без риска рецидива после прекращения приема. Исследования людей с хронической болью показали, что КПТ может улучшить настроение, улучшить функциональный статус и уменьшить боль.

Терапия принятия и приверженности (ACT) — это подход к лечению людей с хронической болью, который включает два основных, но взаимосвязанных процесса. Первый процесс заключается в том, чтобы помочь людям научиться Принять аспекты своей боли, которые они не могут изменить.Второй процесс включает в себя помощь людям Принять себя к жизни в соответствии со своими ценностями, чтобы придать своей жизни больший смысл, даже если они живут с хронической болью. Исследования показали, что АКТ для лечения хронической боли может привести к большему восприятию боли, более высокому уровню физического функционирования, более низкому уровню депрессии и тревоги и улучшению качества жизни.

Самоконтроль хронической боли включает использование комбинации методов, которые доказали свою эффективность в помощи людям научиться более эффективно справляться с хронической болью.К наиболее часто используемым методам относятся КПТ, АКТ, тренировка релаксации, управление стрессом и регулирование активности.

Групповая терапия хронической боли . В дополнение к индивидуальным занятиям мы также предлагаем программу группового обезболивания. Групповая программа в Баптистском медицинском центре штата Миссури называется PRISM, что означает «Реабилитация боли через улучшенное самоконтроль». Программа PRISM встречается еженедельно и позволяет небольшим группам людей (обычно 5-10) с хронической болью встречаться и изучать более эффективные способы справиться с болью.Вся программа длится 10 недель, а каждое еженедельное собрание длится 90 минут. Сессии в основном проводятся психологом по боли, хотя дополнительные занятия проводятся йога-терапевтом, а также инструктором по медитации осознанности. Темы занятий включают теории хронической боли, стратегии релаксации, управление стрессом, стимуляцию активности, когнитивно-поведенческую терапию и ACT. Участники также извлекают пользу из групповых обсуждений, которые позволяют им учиться у других, которые действительно понимают сложный опыт хронической боли.

Что такое психолог боли?

Источник: Africa Studio — Adobe Stock

Хроническая боль сопряжена с уникальными проблемами, которые охватывают сферу медицины и практически все сферы жизни. Боль может повлиять на способность заниматься деятельностью и отношения с другими. На самоощущение и самооценку может повлиять боль. Могут пострадать физические упражнения, сон, трудоспособность и финансы. Это несколько примеров проблем, которые могут сопровождаться хронической болью, и на все они будут влиять другие психологические факторы, такие как тревога или депрессия.Беспокойство и депрессия могут усугубляться хронической болью. То, что обычно доставляет человеку радость или эмоциональную стабильность (например, время с друзьями, упражнения), может быть больше невозможно или только в очень ограниченных дозах. Люди могут отказаться от занятий и стать социально изолированными, что еще больше усугубит плохое настроение, плохой сон и ухудшение состояния.

Люди часто удивляются, узнав, что психология боли — это психологическая специальность. Психологи боли обычно имеют докторскую степень. получил степень доктора клинической психологии и прошел аккредитацию APA для получения докторской степени, специализирующейся на хронической боли.Психологи боли могут иметь частную практику. Чаще всего психолог работает в составе многопрофильной бригады по лечению боли в академической клинике боли, частной клинике боли, в условиях реабилитации в больнице или в амбулаторной программе функционального восстановления хронической боли.

Вы можете думать о боли как о чем-то негативном (пагубном), которое вы чувствуете в своем теле. Однако Международная ассоциация изучения боли определяет боль как негативное сенсорное переживание и эмоциональное переживание .Психология встроена в само определение боли. То, как вы думаете и чувствуете, влияет на обработку боли на нейронном уровне, и это создает одну из основ связи между разумом и телом. Изучение методов, позволяющих лучше регулировать сенсорный опыт, начинается с изучения того, как лучше всего регулировать свои мысли и эмоции. Это одна из важных частей психологии боли.

Другая важная часть психологии боли связана с изучением того, как наши мысли и эмоции влияют на наш повседневный выбор и, следовательно, на нашу боль.

Как пример этого, «Сьюзен» была женщиной, с которой я работал, у которой были хронические боли в голове и шее. По мере того, как ее боль усиливалась, она теряла способность воспитывать своих детей, и это вызвало у нее крайнее чувство вины и начало расшатывать ее чувство идентичности, что во многом было связано с ее ролью хорошей мамы, которая была вовлечена в жизнь своих детей. Она справлялась со своей виной, каждый день изо всех сил стараясь сохранить свою старую роль. Ее «толчки», вызванные чувством вины, регулярно обостряли ее боль, что приводило к большей потребности в лекарствах и увеличению числа «дней простоя» из-за неконтролируемой боли.Я работал в тесном сотрудничестве со Сьюзен, чтобы помочь ей развить и применить навыки, которые уменьшили ее эмоциональный стресс и физиологическое гипервозбуждение — два фактора, которые питают боль. Она научилась определять, когда ее разум сосредоточен на факторах, которые способствовали ее подавлению и тревоге. Она развила навыки саморегулирования, которые помогли ей справляться с жизненными трудностями с хронической болью. И что немаловажно, она научилась устанавливать границы для себя и других, чтобы лучше справляться со своей болью. Установление ограничений для себя и других было сложной задачей, потому что это обязательно требовало изменения моделей отношений и ролей, которые существовали в течение многих лет.Решение этих межличностных факторов было одновременно сложным и полезным. Для Сьюзан работа в терапевтических условиях помогла ей определить области своей жизни, которые необходимо изменить, поставить важные для нее цели и получить поддержку, необходимую ей, чтобы начать вносить ключевые жизненные изменения, которые в конечном итоге помогли ей стать более функциональной, и живя той жизнью, которую она желала.

Боль и психология — взаимные отношения

Охснер Дж. Лето 2017; 17 (2): 173–180.

, MD, 1 , BA, 2 , BS, MS, 3 , BA, 4 , MD, 1 и, PhD 1

Nalini Vadivelu

1 Кафедра анестезиологии, Йельский университет, Нью-Хейвен, Коннектикут

Алиса М. Кай

2 Медицинская школа Стоуни-Брук, Стоуни-Брук, Нью-Йорк

Гопал Кодумуди

3 Медицинский колледж Калифорнийского университета Северного штата, Элк-Гроув, Калифорния

Карине Бабаян

4 Педагогическая школа Россье Университета Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния

Мануэль Фонтес

1 Кафедра анестезиологии, Йельский университет, Нью-Хейвен, Коннектикут

Мэтью М.Бург

1 Кафедра анестезиологии, Йельский университет, Нью-Хейвен, Коннектикут

1 Кафедра анестезиологии, Йельский университет, Нью-Хейвен, Коннектикут

2 Медицинская школа Стоуни-Брук, Стоуни-Брук, Нью-Йорк

3 Медицинский колледж Калифорнийского университета Северного штата, Элк-Гроув, Калифорния

4 Педагогическая школа Россье Университета Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния

Автор, ответственный за переписку. Адресная переписка с Налини Вадивелу, доктором медицины, кафедра анестезиологии, Йельский университет, TMP3, 333 Cedar Street, New Haven, CT 06520. Тел: (203) 785-2802. Электронная почта: [email protected] Авторские права © Академическое подразделение Фонда клиники Окснера Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Справочная информация:

Депрессия обычно поражает 5% населения в целом, но среди пациентов с хронической болью депрессию испытывают 30–45%. Исследования показали, что связь между депрессией и болью является двунаправленной: депрессия является положительным предиктором развития хронической боли, а хроническая боль увеличивает риск развития депрессии.

Методы:

Этот обзор литературы посвящен взаимосвязи между психологией и болью и охватывает исследования, в которых изучалась связь между депрессией, болевой чувствительностью, злоупотреблением опиоидами и гендерными различиями в восприятии боли. Мы провели поиск в PubMed, соединив слово «боль» с депрессией, употреблением опиоидов и гендерными различиями.

Результаты:

Взаимосвязь между депрессией и болью сложна, как показывают многочисленные исследования, в которых предполагается, что депрессия является модератором взаимосвязи между тяжестью боли, физическим функционированием и употреблением опиоидов.Нейровизуализация также предполагает анатомическое совпадение путей хронической боли и депрессии. Положительные психологические факторы, а именно надежда, принятие боли и оптимизм, влияют на приспособление к постоянной боли.

Заключение:

О сложной взаимосвязи между болью и психологией свидетельствует совпадение клинических проявлений и совпадение анатомических областей мозга, связанных с эмоциональными и сенсорными особенностями боли, и областей, затронутых депрессией.Исследования начинают улучшать наше понимание этих двух систем, но необходимы дополнительные исследования, чтобы прояснить взаимосвязь.

Ключевые слова: Анальгетики-опиоиды , хроническая боль , депрессия , боль , восприятие боли , психология

ВВЕДЕНИЕ

Существует значимая реципрокная связь между депрессивными симптомами и болью. Хроническая боль связана с повышенным риском развития или депрессии, 1 и эпидемиологические исследования показывают, что до 75% пациентов с депрессией также сообщают о боли.2,3 Хроническая боль стоит дорого. По данным обследования медицинских расходов 2008 года, около 100 миллионов взрослых в Соединенных Штатах сообщили о хронической боли, а предполагаемые национальные ежегодные расходы составляют 635-650 миллиардов долларов.4

Депрессия обычно поражает 5% населения в целом, но среди пациентов с хроническая боль, 30% -45% испытывают депрессию.5,6 В исследовании с участием 18 980 субъектов 43,4% людей, которые соответствовали критериям большого депрессивного расстройства, также соответствовали критериям хронического болезненного физического состояния (CPPC), процент значительно выше чем 16.1% от общей популяции с CPPC.7 Чтобы соответствовать критериям CPPC, у пациента должна быть боль в течение 6 месяцев, которая привела к использованию лекарств или консультации со специалистом в области здравоохранения. Следует отметить, что люди, которые сообщают о CPPC, также сообщают о более тяжелых симптомах усталости, снижении концентрации внимания, бессоннице и психомоторной отсталости по сравнению с людьми, не страдающими болью.8

Депрессия — это психическое расстройство, которое состоит как из соматических, так и из эмоциональных симптомов. Распространенность одновременных соматических и соматических симптомов у пациентов с большим депрессивным расстройством, получающих третичную помощь, колеблется от 30% до 54%.9-11 Несмотря на эти знания, многочисленные исследования показали, что депрессия не оценивается почти у половины пациентов, испытывающих физические симптомы, 12, что увеличивает риск развития у этих пациентов более тяжелой депрессии и большей резистентности к лечению.13

Хроническая боль была связаны с уменьшением пользы от антидепрессантов и снижением качества жизни.13 Популяционное исследование показало, что пациенты, страдающие как депрессией, так и болью, стремились на 20% больше первоначальных посещений медицинских работников и имели более высокие общие медицинские расходы по сравнению с пациентами с депрессией, но не сообщали о таких случаях. боль.14 Результаты этих исследований показывают, что пациенты, страдающие как болью, так и депрессией, имеют более высокие медицинские расходы и меньшую пользу от лечения, чем пациенты только с депрессией, что создает проблемы с использованием медицинской помощи и медицинского управления. Другое исследование подтвердило эту точку зрения, сообщив, что более тяжелые и продолжительные депрессивные эпизоды возникают у людей, которые также сообщают о наличии боли15. боль или депрессия.16,17 Связь между хронической болью и депрессией частично можно объяснить искаженной чувствительностью к боли. Хотя некоторые экспериментальные исследования продемонстрировали положительную связь между отрицательными эмоциями и усилением боли 18, есть также свидетельства того, что отрицательные эмоции могут снизить болевую чувствительность.19,20 Руди и Уильямс утверждали, что это парадоксальное открытие можно объяснить типом эмоции, которая вызывается степенью возбуждения или угрозы.21 Согласно этой школе мысли, более серьезные угрозы могут вызывать большее возбуждение, отрицательный аффект и снижение чувствительности к боли — явление, называемое анальгезией, вызванной стрессом.22 С другой стороны, меньшие угрозы, вызывающие более низкий уровень возбуждения, могут привести к повышенной болевой чувствительности. 18 Этот парадокс предполагает, что взаимосвязь между болью и эмоциями более многомерна и сложна, чем предполагалось изначально. Исследования показали, что связь между депрессией и болью является двунаправленной: депрессия является положительным предиктором развития хронической боли, а хроническая боль увеличивает риск развития депрессии.23

НЕЙРОБИОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ДЕПРЕССИИ И БОЛИ

Нарушение регуляции норадренергических и серотонинергических путей характерно как для хронической боли, так и для депрессии.24 Гиперактивация перигенальной передней поясной извилины коры — области, которая связана с удовольствием и получает важные связи от дофаминовой системы среднего мозга — была описана при большой депрессии.25 Мезолимбическая дофаминовая система организует реакцию мозга на поощрительные и болезненные стимулы. , тем самым заставляя систему искать ориентированное на вознаграждение поведение и избегать тех, которые вызывают боль или негативные чувства, такие как тревога или депрессия.2 Мезолимбическая дофаминовая система и прилежащее ядро ​​стимулируются в ответ на отталкивающие, болезненные стимулы, а также на приятные раздражители.26 Это открытие предполагает, что при депрессии мезолимбическая система реагирует как на боль, так и на удовольствие. Сообщалось, что у людей двусторонняя активация миндалевидного тела связана с воспринимаемой интенсивностью боли27, а также постоянно сообщается при депрессии28. особенности боли и области, затронутые депрессией.29 Другие результаты нейровизуализации показывают, что пациенты с депрессией могут демонстрировать большую эмоциональную реактивность, чем пациенты без депрессии, и что большая реактивность, в свою очередь, может привести к снижению способности регулировать боль.30 Дополнительным подтверждением биологического совпадения двух расстройств является свидетельство того, что боль и настроение имеют сопоставимые нейроанатомические субстраты и нейробиологические механизмы.31

НЕЙРОПАТИЧЕСКАЯ БОЛЬ

Невропатическая боль определяется как стойкий болевой синдром, вызванный повреждением нервной системы, включая ганглий дорзального корешка, дорзальный корешок, периферический нерв или центральная нервная система.32 Нисходящий путь моноаминов, особенно серотонинергическая и норадренергическая передача, является важной частью эндогенной системы модуляции боли.33,34 Невропатическая боль может рассматриваться как тип хронического стресса, который может иметь общий невропатологический механизм с депрессией, вызванной стрессом, и, следовательно, реагировать на аналогичные методы лечения. Сюй и его коллеги продемонстрировали, что использование феруловой кислоты, основного активного элемента в Angelica sinensis , эффективно снижает нейропатическую боль, вызванную хроническим сужением, через опиоидные рецепторы и связь с нисходящим моноаминовым путем.35 Исследование также показало, что эффекты феруловой кислоты при нейропатической боли, возможно, уменьшаются за счет улучшения нисходящего моноаминового пути и вовлечения спинномозговых рецепторов 5-HT1A и бета-2.

Развитие нейропатической боли происходит из-за поражений центральной или периферической соматосенсорной нервной системы, 36 хотя расположение поражений не является постоянным у разных людей, поскольку многие нефизические факторы, по-видимому, влияют на развитие нейропатической боли. Эти факторы включают психологические компоненты, которые все больше изучаются и исследуются. Исследования показывают, что эти психологические факторы влияют на восприятие боли, влияя на индивидуальные вариации чувствительности к боли 38-40, а также на прогрессирование хронической боли.41-44 Например, катастрофизация и тревога, возникающие из-за боли, негативно влияют на нейропатическую боль и ее управление.45-49 Склонность быть озабоченной соматическими ощущениями, связанными с болью (т. Е. Болевой бдительностью), также была связана с развитием хроническая боль.50,51 Более того, положительные психологические взгляды и отношения, такие как оптимизм, были связаны с большей способностью справляться с болью и меньшей тяжестью боли.52-54 С другой стороны, дистресс, тревога, негативное отношение и соматизация связана с развитием хронической боли.55-58

Диспозиционный оптимизм определяется как общее ожидание индивидом положительных результатов в различных жизненных обстоятельствах.53 Диспозиционный оптимизм, как было продемонстрировано, является положительным предиктором состояния здоровья после психологической травмы, 59,60 при многочисленных клинических состояниях, 61 -63 и при хронической боли. 64-66 На самом деле, оптимизм предрасположенности служил защитным фактором, наряду с низким эмоциональным стрессом и положительным аффектом, против развития невропатической боли у пациентов после операции на груди.67

Невропатическая боль обычно не поддается лечению анальгетиками, но чувствительна к ряду антидепрессантов, включая амитриптилин, трициклический антидепрессант; моклобемид, обратимый ингибитор моноаминоксидазы А; и милнаципран и венлафаксин, ингибиторы обратного захвата серотонин-норадреналина.68 Сложная взаимосвязь между депрессией и болью демонстрирует, что многонаправленная терапия может помочь в лечении нейропатической боли с большей эффективностью по сравнению с терапией, нацеленной на отдельные пути.69 Ряд лекарственных трав также использовался в качестве психиатрических препаратов, 34,70,71 включая куркумин и зверобой, и показали аналогичную эффективность в облегчении депрессивных симптомов с меньшим количеством побочных эффектов по сравнению с лекарствами, отпускаемыми по рецепту35

Экспериментальная индуцируемость невропатической боли

Исследование, проведенное Lötsch et al., Продемонстрировало, что для 60% -70% из 11 стандартно анализируемых параметров количественного сенсорного тестирования (QST) клинические паттерны, аналогичные паттернам невропатической боли, могут быть воспроизведены у здоровых добровольцев после применение местного капсаицина.72 Однако только 18% участников исследования Lötsch et al продемонстрировали симптомы, подобные нейропатии, что ставит вопрос: какие факторы способствуют такому клиническому проявлению? Димова и др. Провели обсервационное исследование здоровых субъектов, которых оценивали на основе набора психологических переменных, которые составляют когнитивно-эмоциональные и общепсихологические механизмы, связанные с болью.73 Диспозиционный оптимизм количественно оценивался с помощью теста жизненной ориентации (LOT). Димова и др. Обнаружили, что показатели LOT значительно различались между группами, в которых подобный нейропатии паттерн боли мог или не мог быть частично индуцирован, что оценивалось с помощью QST.Таким образом, они пришли к выводу, что вероятность того, что они смогут вызвать клиническую картину невропатической боли при местном применении капсаицина, зависит от психологических факторов, а именно от пессимистического настроя.

ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ВЗАИМОСВЯЗЬ ДЕПРЕССИИ И БОЛИ

Употребление опиоидов

Резко возросло использование опиоидов для лечения хронической и острой боли. Фактически, с 1997 по 2005 год количество рецептов на гидрокодон увеличилось на 198%, на оксикодон — на 588%, а на метадон — на 933%.74 В 2014 году более 10 миллионов американцев в возрасте от 12 лет и старше использовали опиоидные анальгетики в немедицинских целях.75 Хотя опиоиды можно эффективно использовать для краткосрочного лечения боли, вызванной раком, и острой боли 76, мало доказательств в пользу длительного применения опиоидов. Кратковременное ведение хронической нераковой боли.77-80 Из-за риска привыкания и неблагоприятных побочных эффектов опиоиды следует использовать непрерывно только тогда, когда польза для пациента очень очевидна. Например, продолжение лечения опиоидами рекомендуется, если у пациента наблюдается явное улучшение во многих областях, включая улучшение качества жизни, уменьшение боли и улучшение функционирования.81 Обычно пациенты обнаруживают, что после длительного употребления опиоиды неэффективны для уменьшения боли, и дозировку необходимо постоянно увеличивать. Понимание того, что многие пациенты увеличивают свои дозы вместо того, чтобы прекращать прием лекарств, которые больше не эффективно контролируют их боль, может быть затруднительным для принятия клинических решений относительно сохранения режима приема опиоидов у пациентов, страдающих от хронической боли.81

Поскольку пациенты с психиатрическим диагнозом обычно являются исключены из испытаний эффективности опиоидов 82, оценка безопасности и эффективности использования опиоидов у пациентов с хронической болью и с диагнозом психического здоровья остается в значительной степени неизученной.Некоторые исследования показали, что типичный пациент, которому в клинической практике прописывают опиоиды, контрастирует с пациентами, отобранными для участия в клинических испытаниях, что приводит к путанице в данных. Например, многочисленные исследования продемонстрировали, что пациенты с депрессией с большей вероятностью будут получать опиоиды и в более высоких дозах, чем пациенты без депрессии в различных условиях, включая отделение неотложной помощи и отделения первичной медико-санитарной помощи.83-85 Хоу и Салливан предположили, что это открытие может быть фактором, способствующим неблагоприятному употреблению опиоидов.86

Связь между употреблением опиоидов и депрессией, вероятно, многофакторна и сложна. Соответственно, существует множество способов мышления относительно их отношений, в том числе тот, который утверждает, что пациенты с депрессией испытывают более сильную боль по сравнению с пациентами без депрессии, что требует более высоких доз опиоидов и увеличивает вероятность назначения опиоидов87. предложили, чтобы пациентам с сопутствующими психическими заболеваниями чаще назначали опиоиды, этот процесс получил название неблагоприятный отбор .86 Исследование Эдлунда и др. Показало, что пациенты с психическими расстройствами более подвержены риску развития зависимости от опиоидов.88 Салливан и др. Полагают, что дополнительное бремя эмоциональной боли, испытываемой пациентами с психическими расстройствами, влияет на здоровье человека и его здоровье. Проницательность провайдера дистресса, что приводит к назначению опиоидов для управления как физической, так и эмоциональной болью.89

Геслинг и его коллеги исследовали взаимосвязь между депрессией, употреблением опиоидов и болью у пациентов в амбулаторной клинике при университете и своими выводами. поддерживают идею о том, что наличие депрессии может способствовать началу и продолжению приема опиоидов.81 Из 2104 участвовавших пациентов 55,89% употребляли опиоиды на момент исследования. По сравнению с участниками исследования, не принимавшими опиоиды, субъекты, употреблявшие опиоиды, сообщили о худшем фенотипическом профиле: худшее физическое функционирование и более сильная боль. Более того, большая часть потребителей опиоидов сообщила о симптомах депрессии по сравнению с теми, кто не принимал опиоиды (43,6% против 26,8%, P <0,001). Сила боли была связана с большей вероятностью приема опиоидов, но это открытие было смягчено депрессией.Среди пациентов без депрессии исследователи сообщили о положительной корреляции между прогнозируемыми вероятностями употребления опиоидов по мере увеличения тяжести боли, но эта вероятность не зависела от тяжести боли у пациентов с симптомами депрессии.

Результаты исследования Goesling et al81 имеют важное значение для переоценки продолжающегося употребления опиоидов у пациентов с хронической болью, особенно когда данные свидетельствуют о том, что опиоиды не могут адекватно контролировать хроническую боль.77-79 Goesling et al. Утверждают, что, хотя систематическая ошибка отбора может объяснить более высокий уровень депрессии среди клинической популяции, которая уже принимает опиоиды, по сравнению с населением, не принимающим опиоиды, стоит рассмотреть еще одну возможность, которую следует учитывать, заключается в том, что длительное употребление опиоидов может распространять или усугублять депрессию. Продольное исследование, проведенное в популяции опиоидов, не отпускаемых по рецепту, показало, что ухудшение депрессии было связано с более высокими средними дневными дозами опиоидов.90 Другое исследование, основанное на группе пациентов с болью в пояснице, показало, что более высокая суточная доза опиоидов приводит к большему риску при впервые возникшей депрессии.91

Scherrer et al провели ретроспективное исследование двух больших групп пациентов со значительными различиями в бремени сопутствующих заболеваний и демографических характеристиках.92 Они отметили, что в обеих группах пациенты, находящиеся в стадии ремиссии депрессии, имели примерно в 2 раза повышенный риск рецидива депрессии. если они начали опиоидную терапию по сравнению с теми, кто этого не сделал. Авторы предполагают, что возможное объяснение этого открытия заключается в том, что употребление опиоидов может противодействовать полной ремиссии и увеличивать вероятность повторной депрессии.Учитывая отсутствие ясности в отношении взаимосвязи между хроническим употреблением опиоидов и депрессией, необходимо провести дополнительные исследования для оценки этой взаимосвязи.

Положительные психологические факторы

Все большее число исследований признают положительные психологические факторы, которые влияют на то, как люди приспосабливаются к постоянной боли, включая надежду, принятие боли и оптимизм. 93-96

Снайдер и др. Определяют надежду как мысленную веру в способность инициировать и распространять действия и вера в свою способность инициировать пути для достижения целей.97 Надежда была связана с уменьшением боли и симптомов у пациентов с хроническими заболеваниями, включая рассеянный склероз98 и рак.93,99 Надежда также была связана со снижением функциональной инвалидности, стресса и физического ослабления у пациентов с болью, вызванной травматическими повреждениями. 102

Принятие боли определяется как принятие того, что не может быть изменено, участие в значимой деятельности, несмотря на боль, и уменьшение неэффективных усилий по устранению боли.103,104 В литературе предполагается, что субъекты с более высоким уровнем восприятия боли испытывают значительно более низкий уровень боли, инвалидность, связанная с болью, и дистресс.105-107

Пол

Исследования начали изучать и поддерживать результаты гендерных различий в отношении боли, включая различия в эффективности обезболивания, уязвимость к заболеваниям, связанным с болью, и восстановление после анестезии. вызванной болью, женщины продемонстрировали более низкую толерантность и более низкие пороги к широкому ассортименту вредных стимулов по сравнению с мужчинами111,112. Кроме того, эпидемиологические исследования показывают, что женщины сообщают о более негативных реакциях на боль и более частых переживаниях боли, чем мужчины.113,114 В ряде исследований115-117 гендерные различия в переживаниях боли объясняются биологическими различиями, хотя количество аргументов в пользу психологических и социальных факторов также значительно возросло.

Исследование, проведенное Рамирес-Маэстре и Эстеве с участием 400 пациентов с хронической болью в позвоночнике, посещающих отделения первичной медико-санитарной помощи, показало, что женщины имеют значительно более высокие баллы по интенсивности боли и болевому беспокойству, чем мужчины.118 Что касается хронической боли, более высокий отчет об интенсивности боли имеет считается признаком неприспособленности к хронической боли.118 Однако в более раннем исследовании авторы предполагают, что уровень повседневного функционирования может служить более точным показателем приспособляемости и способности пациентов, сообщающих о боли.119

Гендерные роли повлияли на отчеты об интенсивности боли из-за женские гендерные нормы структурированы таким образом, что выражение боли более приемлемо у женщин, чем у мужчин, и является обычной частью жизни, тогда как мужские гендерные нормы требуют большей терпимости к боли по сравнению с женщинами111,115,116 Таким образом, Рамирес-Маэстре и Эстеве пришли к выводу, что, хотя мужчины в своем исследовании сообщили о более низких уровнях интенсивности боли и болевого беспокойства по сравнению с женщинами, женщины продемонстрировали большую адаптацию к хронической боли, о чем свидетельствуют их уровни функционирования и уровни беспокойства и депрессии по сравнению с мужчинами в исследовании.118

Острая послеоперационная боль

Взаимосвязь между психологической болезненностью и острой послеоперационной болью в значительной степени не изучена и требует исследования. Несмотря на успехи в лечении боли, пациенты после операции продолжают сообщать о боли от умеренной до сильной. Сильная боль связана с длительным послеоперационным периодом восстановления после операции; прогрессирование до хронической послеоперационной боли; снижение удовлетворенности пациентов; и более высокая смертность, заболеваемость и риск сердечных и легочных осложнений.120,121 Taenzer et al продемонстрировали, что пациенты с депрессией до операции имели значительно более высокие потребности в анальгетиках и послеоперационную боль по сравнению с пациентами без депрессии.122 В соответствии с этими выводами, De Cosmo et al обнаружили, что пациенты с депрессией и предоперационной тревогой потребляли большее количество трамадола и в послеоперационном периоде сообщалось о большей интенсивности боли по сравнению с пациентами без депрессии.123

Royse et al. обнаружили, что адекватное послеоперационное обезболивание может быть фактором послеоперационной депрессии.124 Они сравнили результаты пациентов, получавших высокие грудные эпидуральные анальгетики, с результатами пациентов, получавших контролируемые пациентом внутривенные анальгетики в течение 3 дней после операции коронарного шунтирования. Пациенты, получавшие высокую грудную эпидуральную анальгезию, сообщали о лучшем обезболивании и имели более низкую вероятность развития депрессии по сравнению с пациентами, принимавшими анальгетики, контролируемые пациентом.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Связь между болью и психологией сложна и многофакторна.О сложной взаимосвязи между этими двумя процессами свидетельствует клиническое совпадение их представлений и совпадение анатомических областей мозга, связанных с эмоциональными и сенсорными особенностями боли, и областей, затронутых депрессией. Исследования начинают улучшать наше понимание этих двух систем, но необходимы дополнительные исследования для выяснения взаимосвязи с целью оптимизации лечения пациентов с депрессией и сопутствующей хронической болью и, таким образом, сокращения пребывания в больнице и затрат на здравоохранение.

БЛАГОДАРНОСТЬ

Авторы не имеют финансовой или имущественной заинтересованности в предмете данной статьи .

Эта статья соответствует требованиям Совета по аккредитации для последипломного медицинского образования и Американского совета по медицинским специальностям, поддерживающим сертификацию компетенций по уходу за пациентами и медицинским знаниям .

ССЫЛКИ

1. Лепин Дж. П., Брили М. . Эпидемиология боли при депрессии. Человек Психофармакол .2004 г. Октябрь; 19 Дополнение 1: S3- S7. [PubMed] [Google Scholar] 2. Агуэра-Ортис Л., Фаилде И., Мико Дж. А., Червилла Дж., Лопес-Ибор Дж. Дж. . Боль как симптом депрессии: распространенность и клинические корреляты у пациентов, посещающих психиатрические клиники. J Влияет на Disord . 2011 г. Апрель; 130 1-2: 106- 112. 10.1016 / j.jad.2010.10.022. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 3. Баир М.Дж., Робинсон Р.Л., Катон В., Кроенке К. . Коморбидность депрессии и боли: обзор литературы. Arch Intern Med .2003 г. Ноябрь 10; 163 20: 2433- 2445. [PubMed] [Google Scholar] 4. Гаскин DJ, Ричард П. . Экономические издержки боли в Соединенных Штатах. Дж Боль . 2012 г. Август; 13 8: 715- 724. 10.1016 / j.jpain.2012.03.009. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-IV) . 4-е изд. Вашингтон: Американская психиатрическая ассоциация; 1994: 143- 147. [Google Scholar] 6. Demyttenaere K, Bruffaerts R, Lee S, и другие.. Психические расстройства у лиц с хронической болью в спине или шее: результаты Всемирного исследования психического здоровья. Боль . 2007 г. Июнь; 129 3: 332- 342. [PubMed] [Google Scholar] 7. Охайон М.М., Шацберг А.Ф. . Использование хронической боли для прогнозирования депрессивной заболеваемости среди населения в целом. Arch Gen Psychiatry . 2003 г. Январь; 60 1: 39- 47. [PubMed] [Google Scholar] 8. Охайон ММ. . Специфические характеристики ассоциации боли / депрессии в общей популяции. Дж. Клиническая психиатрия .2004; 65 Дополнение 12: 5- 9. [PubMed] [Google Scholar] 9. Брехт С., Courtecuisse C, Debieuvre C, и другие. . Эффективность и безопасность дулоксетина 60 мг один раз в день при лечении боли у пациентов с большим депрессивным расстройством и по крайней мере умеренной болью неизвестной этиологии: рандомизированное контролируемое исследование. Дж. Клиническая психиатрия . 2007 г. Ноябрь; 68 11: 1707- 1716. [PubMed] [Google Scholar] 10. Гизеке Т., Грейсли Р.Х., Уильямс Д.А., Гейссер М.Э., Петцке Ф.В., Клау Диджей. . Взаимосвязь между депрессией, клинической болью и экспериментальной болью в когорте хронической боли. Rheum артрита . 2005 г. Может; 52 5: 1577- 1584. [PubMed] [Google Scholar] 11. Ли П, Чжан М., Хун Дж. П., и другие. . Частота болезненных физических симптомов при большом депрессивном расстройстве в Азии: взаимосвязь с серьезностью заболевания и качеством жизни. Дж. Клиническая психиатрия . 2009 г. Январь; 70 1: 83- 91. [PubMed] [Google Scholar] 12. Кесслер Р.С., Берглунд П., Демлер О., и другие. . Повторение национального исследования коморбидности. Эпидемиология большого депрессивного расстройства: результаты Национального исследования коморбидности (NCS-R). JAMA . 2003 г. июнь 18; 289 23: 3095- 3105. [PubMed] [Google Scholar] 13. Баир М.Дж., Робинсон Р.Л., Экерт Г.Дж., Стэнг П.Е., Кроган Т.В., Кроенке К. . Влияние боли на реакцию на лечение депрессии в первичной медико-санитарной помощи. Психосом Мед . 2004 г. Янв-фев; 66 1: 17- 22. [PubMed] [Google Scholar] 14. Бао Ю., Штурм Р., Кроган Т.В. . Национальное исследование влияния хронической боли на обращение за медицинской помощью депрессивными людьми. Psychiatr Serv . 2003 г. Может; 54 5: 693- 697. [PubMed] [Google Scholar] 15.Карп Дж. Ф., Скотт Дж., Хаук П., Рейнольдс К. Ф., третий, Купфер Д. Д., Фрэнк Э. . Боль предсказывает более длительное время до ремиссии во время лечения рецидивирующей депрессии. Дж. Клиническая психиатрия . 2005 г. Может; 66 5: 591- 597. [PubMed] [Google Scholar] 16. Миллер Л.Р., Кано А. . Коморбидная хроническая боль и депрессия: кто подвержен риску? Дж Боль . 2009 г. Июнь; 10 6: 619- 627. 10.1016 / j.jpain.2008.12.007. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Охайон М.М., Шацберг А.Ф. . Хроническая боль и большое депрессивное расстройство у населения в целом. J Psychiatr Res . 2010 г. Может; 44 год 7: 454- 461. 10.1016 / j.jpsychires.2009.10.013. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Вик К., Трейси И. . Влияние отрицательных эмоций на боль: поведенческие эффекты и нейронные механизмы. Нейроизображение . 2009 г. Сентябрь; 47 3: 987- 994. 10.1016 / j.neuroimage.2009.05.059. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Руди Дж. Л., Мигер М. В.. . Страх и тревога: разные эффекты на порог боли человека. Боль . 2000 г. Январь; 84 1: 65- 75.[PubMed] [Google Scholar] 20. Руди Дж. Л., Мигер М. В.. . Индивидуальные различия эмоциональной реакции на шок определяют, наблюдается ли гипоалгезия. Болезнь . 2003 г. Сентябрь; 4 3: 244- 256. [PubMed] [Google Scholar] 21. Руди JL, Уильямс AE. . Гендерные различия в боли: играют ли эмоции роль? Генд Мед . 2005 г. Декабрь; 2 4: 208- 226. [PubMed] [Google Scholar] 22. Martenson ME, Cetas JS, Heinricher MM. . Возможная нервная основа гипералгезии, вызванной стрессом. Боль . 2009 г. Апрель; 142 3: 236- 244. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23. Фон Корфф М., Саймон Г. . Связь между болью и депрессией. Br J Psychiatry Suppl . 1996 г. Июнь; (30): 101-108. [PubMed] [Google Scholar] 24. Шталь С., Брили М. . Понимание боли при депрессии. Человек Психофармакол . 2004 г. Октябрь; 19 Дополнение 1: S9- S13. [PubMed] [Google Scholar] 25. Mayberg HS. . Определение нейронной схемы депрессии: к новой нозологии с терапевтическим значением. Биологическая психиатрия . 2007 г. Март 15; 61 6: 729- 730. [PubMed] [Google Scholar] 26. Берридж К., Винкельман П. . Что такое бессознательная эмоция? (Случай бессознательной «симпатии»). Cogn Emot . 2003; 17 2: 181- 211. 10.1080 / 02699930302289. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Bornhövd K, Quante M, Glauche V, Bromm B, Weiller C, Büchel C. . Болезненные стимулы вызывают различные функции «стимул – ответ» в миндалине, префронтальной, островковой и соматосенсорной коре: одно испытание с помощью фМРТ. Мозг . 2002 г. Июнь; 125 Пт 6: 1326- 1336. [PubMed] [Google Scholar] 28. Шелин Ю.И. . Нейровизуализационные исследования влияния расстройства настроения на мозг. Биологическая психиатрия . 2003 г. август 1; 54 3: 338- 352. [PubMed] [Google Scholar] 29. Энвалл А., Митчелл П.Б., Хадзи-Павлович Д., Малхи Г.С., Паркер Г. . Боль во время депрессии и отношение к отторжению. Acta Psychiatr Scand . 2009 г. Может; 119 5: 375- 382. 10.1111 / j.1600-0447.2008.01316.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30.Стриго И.А., Симмонс А.Н., Мэтьюз С.К., Крейг А.Д., Паулюс М.П. . Связь большого депрессивного расстройства с измененной функциональной реакцией мозга во время ожидания и обработки тепловой боли. Arch Gen Psychiatry . 2008 г. Ноябрь; 65 11: 1275- 1284. 10.1001 / archpsyc.65.11.1275. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Мико Х.А., Ардид Д., Беррокосо Э., Эшалиер А. . Антидепрессанты и боль. Trends Pharmacol Sci . 2006 г. Июль; 27 7: 348- 354. [PubMed] [Google Scholar] 32.Вульф CJ, Мэннион RJ. . Невропатическая боль: этиология, симптомы, механизмы и лечение. Ланцет . 1999 г. июнь 5; 353 9168: 1959- 1964 г. [PubMed] [Google Scholar] 33. Чаплан С.Р., Бах Ф.В., Погрель Дж. В., Чанг Дж. М., Якш Т.Л. . Количественная оценка тактильной аллодинии в лапе крысы. Дж. Методы Neurosci . 1994 г. Июль; 53 1: 55- 63. [PubMed] [Google Scholar] 34. Чжао X, Ван Ц., Чжан Дж. Ф., и другие. . Хроническое лечение куркумином нормализует депрессивное поведение у мышей с мононевропатией: вовлечение супраспинальной серотонинергической системы и рецептора ГАМК. Психофармакология (Берл) . 2014 г. Может; 231 10: 2171- 2187. 10.1007 / s00213-013-3368-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Сюй Ю, Линь Д, Юй Х, и другие. . Антиноцицептивные эффекты феруловой кислоты при невропатической боли: вовлечение нисходящей моноаминергической системы и опиоидных рецепторов. Онкотоваргет . 2016 г. апрель 12; 7 15: 20455- 20468. 10.18632 / oncotarget.7973. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 36. Барон Р., Биндер А., Васнер Г. . Невропатическая боль: диагностика, патофизиологические механизмы и лечение. Ланцет Нейрол . 2010 г. Август; 9 8: 807- 819. 10.1016 / С1474-4422 (10) 70143-5. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. фон Хен CA, барон Р., Вульф CJ. . Деконструкция фенотипа нейропатической боли для выявления нервных механизмов. Нейрон . 2012 г. Февраль 23; 73 4: 638- 652. 10.1016 / j.neuron.2012.02.008. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Джордж С.З., Хирш А.Т. . Психологическое влияние на экспериментальную болевую чувствительность и клиническую интенсивность боли у пациентов с болью в плече. Дж Боль . 2009 г. Март; 10 3: 293- 299. 10.1016 / j.jpain.2008.09.004. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. Hanssen MM, Vancleef LM, Vlaeyen JW, Peters ML. . Больше оптимизма, меньше боли! Влияние общих ожиданий и ожиданий, связанных с болью, на пережитую холодную боль. J Behav Med . 2014 г. Февраль; 37 1: 47- 58. 10.1007 / s10865-012-9463-8. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Хирш А.Т., Джордж С.З., Бялоски Ю.Е., Робинсон М.Е. . Страх боли, катастрофической боли и восприятие острой боли: относительный прогноз и время оценки. Дж Боль . 2008 г. Сентябрь; 9 9: 806- 812. 10.1016 / j.jpain.2008.03.012. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. Кио Э, . Книга K, Томас Дж., Гиддинс Дж., Экклстон С. Прогнозирование боли и инвалидности у пациентов с переломами рук: сравнение болевого беспокойства, тревожной чувствительности и катастрофической боли. евро J Pain . 2010 г. Апрель; 14 4: 446- 451. 10.1016 / j.ejpain.2009.08.001. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 42. Лаутенбахер С., Хубер С., Шёфер Д., и другие.. Внимание и эмоциональные механизмы, связанные с болью, как предикторы хронической послеоперационной боли: сравнение с другими психологическими и физиологическими предикторами. Боль . 2010 г. Декабрь; 151 3: 722- 731. 10.1016 / j.pain.2010.08.041. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 43. Петерс М.Л., Соммер М., ван Клиф М., Маркус М.А. . Предикторы физического и эмоционального восстановления через 6 и 12 месяцев после операции. Br J Surg . 2010 г. Октябрь; 97 10: 1518- 1527. 10.1002 / bjs.7152. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 44.Пинкус Т., Бертон А.К., Фогель С., Филд А.П. . Систематический обзор психологических факторов как предикторов хронической болезни / инвалидности в предполагаемых когортах боли в пояснице. Позвоночник (Phila Pa 1976) . 2002 г. Март 1; 27 5: E109- E120. [PubMed] [Google Scholar] 45. Маньковский Т., Линч М., Кларк А., Савинок Дж., Салливан М.Дж. . Катастрофизация боли предсказывает плохой ответ на местные анальгетики у пациентов с нейропатической болью. Управление болью . 2012 г. Янв-фев; 17 1: 10- 14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 46.Филлипс Т.Дж., Браун М., Рамирес Д.Д., и другие. . Сенсорная, психологическая и метаболическая дисфункция при ВИЧ-ассоциированной периферической нейропатии: кросс-секционное исследование с глубоким профилированием. Боль . 2014 г. Сентябрь; 155 9: 1846- 1860 г. 10.1016 / j.pain.2014.06.014. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 47. Schlereth T, Heiland A, Breimhorst M, и другие. . Связь между болью, центральной сенсибилизацией и тревогой при постгерпетической невралгии. евро J Pain . 2015 г. Февраль; 19 2: 193- 201.10.1002 / ejp.537. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 48. Сельвараджа Д., Кэш Т, Санкар А., и другие. . Содействующие эмоциональному дистрессу при болезненной диабетической невропатии. Диаб Васк Дис Рез . 2014 г. Июль; 11 4: 218- 225. [PubMed] [Google Scholar] 49. Тот C, Брэди S, Хэтфилд М. . Важность катастрофизации для успешного фармакологического лечения периферической нейропатической боли. J Pain Res . 2014 г. июнь 24; 7: 327- 338. 10.2147 / JPR.S56883. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 50.Лаутенбахер С., Хубер С., Баум С., Россент Р., Хохрайн С., Хеесен М. . Предотвращение негативного опыта как предиктора оценок послеоперационной боли и потребления анальгетиков: сравнение с другими психологическими предикторами. Болезнь . 2011 г. Апрель; 12 4: 645- 653. 10.1111 / j.1526-4637.2011.01076.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 51. Лаутенбахер С., Хубер С., Кунц М., и другие. . Повышенная бдительность как предиктор острой послеоперационной боли: ее прогностическая сила по сравнению с экспериментальной болевой чувствительностью, реактивностью кортизола и аффективным состоянием. Клин Дж. Боль . 2009 г. Февраль; 25 2: 92- 100. 10.1097 / AJP.0b013e3181850dce. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 52. Босели Дж.Дж., Ванклиф Л.М., Смитс Т., Петерс М.Л. . Повышенный оптимизм устраняет вызванные болью нарушения в выполнении исполнительных задач. Боль . 2014 г. Февраль; 155 2: 334- 340. 10.1016 / j.pain.2013.10.014. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 53. Гудин Б.Р., Буллз Х.В. . Оптимизм и переживание боли: преимущества видеть стакан наполовину полным. Curr Pain Headache Rep .2013. Может; 17 5: 329 doi: 10.1007 / s11916-013-0329-8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 54. Гудин Б.Р., Гловер Т.Л., Сотолонго А, и другие. . Связь большего диспозиционного оптимизма с меньшим облегчением эндогенной боли косвенно передается через более низкие уровни катастрофизации боли. Дж Боль . 2013. Февраль; 14 2: 126- 135. 10.1016 / j.jpain.2012.10.007. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 55. Дьяченко Л., Филлингим Р.Б., Смит С.Б., Майкснер В.. Фенотипические и генетические признаки распространенных скелетно-мышечных болей. Нат Ревматол . 2013. Июнь; 9 6: 340- 350. 10.1038 / nrrheum.2013.43. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 56. Finan PH, Quartana PJ, Smith MT. . Положительные и отрицательные аспекты влияния при хроническом остеоартрите коленного сустава: влияние на клиническую и лабораторную боль. Психосом Мед . 2013. Июнь; 75 5: 463- 470. 10.1097 / PSY.0b013e31828ef1d6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 57.Шедден Мора М., Вебер Д., Борковски С., Риф В. Ночная активность жевательных мышц связана с симптомами и соматизацией височно-нижнечелюстных расстройств. J Psychosom Res . 2012 г. Октябрь; 73 4: 307- 312. 10.1016 / j.jpsychores.2012.07.008. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 58. Салливан М.Дж., Торн Б., Роджерс В., Уорд Л.С. . Модель пути психологических антецедентов к переживанию боли: экспериментальные и клинические данные. Клин Дж. Боль . 2004 г. Май-июнь; 20 3: 164- 173. [PubMed] [Google Scholar] 59.Яковьелло Б.М., Чарни Д.С. . Психосоциальные аспекты устойчивости: значение для предотвращения посттравматической психопатологии, лечения выживших после травм и повышения устойчивости сообщества. Eur J Psychotraumatol . 2014 г. 1 октября; 5. 10.3402 / ejpt.v5.23970. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 60. Сеговия Ф., Мур Дж. Л., Линнвилл С. Е., Хойт Р. Р., Хайн Р. Р.. . Оптимизм предсказывает устойчивость репатриированных военнопленных: 37-летнее лонгитюдное исследование. J Травматический стресс .2012 г. Июнь; 25 3: 330- 336. 10.1002 / jts.21691. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 61. Бейтель М., Савант Дж. Д., Каттер С. Джей, Петерс С., Белисл Н., Барри Д. Т.. . Психопатология и боль коррелируют с диспозиционным оптимизмом у пациентов, получающих метадон. Ам Дж. Наркоман . 2012 г. Ноябрь; 21 год Дополнение 1: S56- S62. 10.1111 / j.1521-0391.2012.00293.x. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 62. Гисон А., Далл’Арми В., Донати В., Рицца Ф., Джакинто С. . Диспозиционный оптимизм, депрессия, инвалидность и качество жизни при болезни Паркинсона. Функт Neurol . 2014 г. Апрель-июнь; 29 2: 113- 119. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 63. Вассенд О., Куале А. Дж., Рёйз О., Шанке А. К.. . Прогнозирование долгосрочного влияния приобретенных тяжелых травм на функциональное состояние здоровья: роль оптимизма, эмоционального дистресса и боли. Спинной мозг . 2011 г. Декабрь; 49 12: 1193- 1197. 10.1038 / sc.2011.70. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 64. Круз-Алмейда Y, King CD, Goodin BR, и другие. . Психологические профили и характеристики боли пожилых людей с остеоартритом коленного сустава. Центр по уходу за артритом (Хобокен) . 2013. Ноябрь; 65 11: 1786- 1794. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 65. Хофвейк Д.М., Фидделерс А.А., Петерс М.Л., и другие. . Распространенность и прогностические факторы хронической послеоперационной боли и плохого общего восстановления через 1 год после амбулаторной операции. Клин Дж. Боль . 2015 г. Декабрь; 31 год 12: 1017- 1025. 10.1097 / AJP.0000000000000207. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 66. Рамирес-Маэстре C, Эстев Р. . Предрасположенность и приспособление к хронической боли. Curr Pain Headache Rep . 2013. Март; 17 3: 312 doi: 10.1007 / s11916-012-0312-9. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 67. Брюс Дж., Торнтон А.Дж., Пауэлл Р., и другие. . Группа изучения восстановления. Психологические, хирургические и социально-демографические предикторы исходов боли после операции по поводу рака груди: популяционное когортное исследование. Боль . 2014 г. Февраль; 155 2: 232- 243. 10.1016 / j.pain.2013.09.028. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 68. Villarinho JG, Pinheiro Kde V, Pinheiro Fde V, и другие.. Антиноцицептивный эффект обратимых ингибиторов моноаминоксидазы-A на модели нейропатической боли у мышей. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry . 2013. июль 1; 44: 136- 142. 10.1016 / j.pnpbp.2013.02.005. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 69. Сюй И, Чжан Л., Шао Т., и другие. . Феруловая кислота повышает болевой порог и улучшает депрессивное поведение у мышей, получавших резерпин: поведенческий и нейробиологический анализ. Metab Brain Dis . 2013. Декабрь; 28 год 4: 571- 583.10.1007 / s11011-013-9404-4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 70. Чиапеди М., Беджор М. . Травы и натуральные пищевые добавки в психиатрической практике. Недавний патент CNS Drug Discov . 2010 г. Июнь; 5 2: 164- 171. [PubMed] [Google Scholar] 71. Сюй Ю, Ку БС, Яо ХЙ, и другие. . Влияние куркумина на депрессивное поведение мышей. Eur J Pharmacol . 2005 г. июль 25; 518 1: 40- 46. [PubMed] [Google Scholar] 72. Lötsch J, Dimova V, Hermens H, и другие. . Характер нейропатической боли, вызванной местным применением капсаицина у здоровых субъектов. Боль . 2015 г. Март; 156 3: 405- 414. 10.1097 / 01.j.pain.0000460328.10515.c9. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 73. Димова В., Эртель Б.Г., Кабакчи Г., и другие. . Более пессимистическая жизненная ориентация связана с экспериментальной индуцируемостью паттерна боли, подобного нейропатии, у здоровых людей. Дж Боль . 2015 г. Август; 16 8: 791- 800. 10.1016 / j.jpain.2015.05.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 74. Манчиканти Л. . Национальная политика контроля над наркотиками и злоупотребление лекарствами, отпускаемыми по рецепту: факты и заблуждения. Врач по обезболиванию . 2007 г. Март; 10 3: 399- 424. [PubMed] [Google Scholar] 75. Pezalla EJ, Rosen D, Erensen JG, Haddox JD, Mayne TJ. . Светские тенденции в назначении опиоидов в США. J Pain Res . 2017 г. Февраль; 10: 383- 387. 10.2147 / JPR.S129553. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 76. Чоу Р., Фанчулло Г.Дж., Fine PG, и другие. . Группа рекомендаций по опиоидам Американского общества боли и Американской академии медицины боли. Клинические рекомендации по применению хронической опиоидной терапии при хронической нераковой боли. Дж Боль . 2009 г. Февраль; 10 2: 113- 130. 10.1016 / j.jpain.2008.10.008. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 77. Ballantyne JC. . Опиоиды при хронической боли: подведение итогов. Боль . 2006 г. Ноябрь; 125 1-2: 3- 4. [PubMed] [Google Scholar] 78. Баллантайн JC, Шин NS. . Эффективность опиоидов при хронической боли: обзор доказательств. Клин Дж. Боль . 2008 г. Июль-август; 24 6: 469- 478. 10.1097 / AJP.0b013e31816b2f26. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 79.Чапарро Л.Е., Фурлан А.Д., Дешпанде А., Майлис-Ганьон А., Атлас С., Тюрк, округ Колумбия. . Опиоиды по сравнению с плацебо или другими методами лечения хронической боли в пояснице. Кокрановская база данных Syst Rev . 2013. 27 августа; (8): CD004959. 10.1002 / 14651858.CD004959.pub4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 80. Фурлан А.Д., Сандовал Я.А., Майлис-Ганьон А., Тункс Э. . Опиоиды при хронической нераковой боли: метаанализ эффективности и побочных эффектов. CMAJ . 2006 г. Может 23; 174 11: 1589- 1594. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 81.Гоэслинг Дж., Генри М.Дж., Мозер С.Е., и другие. . Симптомы депрессии связаны с употреблением опиоидов независимо от тяжести боли и физического состояния среди обращающихся за лечением пациентов с хронической болью. Дж Боль . 2015 г. Сентябрь; 16 9: 844- 851. 10.1016 / j.jpain.2015.05.010. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 82. Калсо Э., Эдвардс Дж. Э., Мур Р. А., МакКуэй Х. Дж. . Опиоиды при хронической нераковой боли: систематический обзор эффективности и безопасности. Боль . 2004 г. Декабрь; 112 3: 372- 380.[PubMed] [Google Scholar] 83. Эдлунд MJ, Мартин BC, Деврис A, Fan MY, Braden JB, Sullivan MD. . Тенденции использования опиоидов при хронической нераковой боли среди людей с психическим здоровьем и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ: исследование TROUP. Клин Дж. Боль . 2010 г. Январь; 26 год 1: 1- 8. 10.1097 / AJP.0b013e3181b99f35. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 84. Сил К. Х., Ши Й., Коэн Г., и другие. . Связь психических расстройств с опиоидами, отпускаемыми по рецепту, и употреблением опиоидов с высоким риском у американских ветеранов Ирака и Афганистана. JAMA . 2012 г. Март 7; 307 9: 940- 947. 10.1001 / jama.2012.234. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 85. Салливан, доктор медицины, Эдлунд М.Дж., Штеффик Д., Унютцер Дж. . Регулярное употребление прописанных опиоидов: связь с распространенными психическими расстройствами. Боль . 2005 г. Декабрь 15; 119 1-3: 95- 103. [PubMed] [Google Scholar] 86. Хау CQ, Салливан, доктор медицины. . Отсутствие «П» в лечении боли: как нынешняя эпидемия опиоидов подчеркивает необходимость психиатрических услуг при лечении хронической боли. Генеральная психиатрическая больница .2014 г. Янв-фев; 36 1: 99- 104. 10.1016 / j.genhosppsych.2013.10.003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 87. Бёрсбо Б., Пёльссон М., Гердле Б. . Сложное взаимодействие между интенсивностью боли, депрессией, тревогой и катастрофами в отношении качества жизни и инвалидности. Disabil Rehabil . 2009; 31 год 19: 1605- 1613. [PubMed] [Google Scholar] 88. Эдлунд М.Дж., Штеффик Д., Хадсон Т., Харрис К.М., Салливан М. . Факторы риска клинически признанного злоупотребления опиоидами и зависимости среди ветеранов, употребляющих опиоиды для лечения хронической нераковой боли. Боль . 2007 г. Июнь; 129 3: 355- 362. [PubMed] [Google Scholar] 89. Салливан, доктор медицины, Эдлунд М.Дж., Чжан Л., Унютцер Дж., Уэллс КБ. . Связь между психическими расстройствами, употреблением проблемных наркотиков и регулярным употреблением опиоидов, отпускаемых по рецепту. Arch Intern Med . 2006 г. Октябрь 23; 166 19: 2087- 2093. [PubMed] [Google Scholar] 90. Мартинс С.С., Фентон М.С., Киз К.М., Бланко С., Чжу Х., Сторр К.Л. . Расстройства настроения и тревожные расстройства и их связь с немедицинским употреблением опиоидов, отпускаемых по рецепту, и расстройством, связанным с употреблением опиоидов: лонгитюдные данные Национального эпидемиологического исследования алкоголя и связанных с ним состояний. Психол Мед . 2012 г. Июнь; 42 6: 1261- 1272. 10.1017 / S0033291711002145. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 91. Шеррер Дж. Ф., Салас Дж., Люстман П. Дж., Бердж С., Шнайдер Ф. Д.; . Исследовательская сеть резидентуры Техаса (RRNeT). Изменение дозы опиоидов и изменение депрессии в продольной когорте пациентов первичной медико-санитарной помощи. Боль . 2015 г. Февраль; 156 2: 348- 355. 10.1097 / 01.j.pain.0000460316.58110.a0. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 92.Шеррер Дж. Ф., Салас Дж., Коупленд Л. А., и другие. . Повышенный риск рецидива депрессии после начала приема опиоидов по рецепту у пациентов, не страдающих раком. Дж Боль . 2016 г. Апрель; 17 4: 473- 482. 10.1016 / j.jpain.2015.12.012. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 93. Берендес Д., Киф Ф.Дж., Сомерс Т.Дж., Котадиа С.М., Портер Л.С., Чивенс Дж.С. . Надежда в контексте рака легких: связь надежды с симптомами и психологическим стрессом. J Устранение болевых симптомов .2010 г. Август; 40 2: 174- 182. 10.1016 / j.jpainsymman.2010.01.014. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 94. Эландер Дж., Робинсон Дж., Митчелл К., Моррис Дж. . Оценка относительного влияния снятия боли, негативных мыслей о боли и принятия боли на качество жизни, связанное со здоровьем, среди людей с гемофилией. Боль . 2009 г. Сентябрь; 145 1-2: 169- 175. 10.1016 / j.pain.2009.06.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 95. Феррейра В.М., Шерман А.М. . Связь оптимизма, боли и социальной поддержки с благополучием у пожилых людей с остеоартритом. Старение здоровья . 2007 г. Январь; 11 1: 89- 98. [PubMed] [Google Scholar] 96. Готье Л.Р., Роден Г., Циммерманн С. и другие. . Принятие боли: исследование на пациентах с запущенным раком. Боль . 2009 г. Может; 143 1-2: 147- 154. 10.1016 / j.pain.2009.02.009. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 97. Снайдер К.Р., Харрис К., Андерсон-младший, и другие. . Воля и пути: развитие и подтверждение меры надежды на индивидуальные различия. J Pers Soc Psychol . 1991 г.Апрель; 60 4: 570- 585. [PubMed] [Google Scholar] 99. Стэнтон А.Л., Данофф-Бург С, Кэмерон С.Л., и другие. . Эмоционально выразительное копинг предсказывает психологическую и физическую адаптацию к раку груди. J Консультируйтесь с Clin Psychol . 2000 г. Октябрь; 68 5: 875- 882. [PubMed] [Google Scholar] 100. Creamer M, O’Donnell ML, Carboon I, и другие. . Оценка шкалы диспозиционной надежды у выживших после травм. J Res Pers . 2009 г. Август; 43 год 4: 613- 617. 10.1016 / j.jrp.2009.03.002. [CrossRef] [Google Scholar] 101.Эллиотт Т.Р., Витти Т.Е., Херрик С., Хоффман Дж. Т.. . Преодоление реальности после физической потери: надежда, депрессия и инвалидность. J Pers Soc Psychol . 1991 г. Октябрь; 61 4: 608- 613. [PubMed] [Google Scholar] 102. Пелег Дж., Барак О, Харел Й, Рохберг Дж., Хофиен Д. . Надежда, оптимизм и тяжесть депрессии после черепно-мозговой травмы. Инжектор мозга . 2009 г. Сентябрь; 23 10: 800- 808. 10.1080 / 02699050

6696. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 103. Forman EM, Butryn ML, Hoffman KL, Herbert JD.. Открытое испытание поведенческого вмешательства для похудания, основанного на принятии. Cogn Behav Pract . 2009 г. Может; 16 2: 223- 235. 10.1016 / j.cbpra.2008.09.005. [CrossRef] [Google Scholar] 104. Маккракен Л.М., Ваулс К.Э., Экклстон К. . Принятие хронической боли: компонентный анализ и новый метод оценки. Боль . 2004 г. Январь; 107 1-2: 159- 166. [PubMed] [Google Scholar] 105. McCracken LM. . Научиться жить с болью: принятие боли предсказывает приспособление к людям с хронической болью. Боль . 1998 г. Январь; 74 1: 21- 27. [PubMed] [Google Scholar] 106. Маккракен Л.М., Ваулс К.Э., Экклстон К. . Лечение на основе приема для людей со сложной, длительной хронической болью: предварительный анализ результатов лечения по сравнению с фазой ожидания. Behav Res Ther . 2005 г. Октябрь; 43 год 10: 1335- 1346. [PubMed] [Google Scholar] 107. Виана I, Кромбез Дж., Экклестон К., и другие. . Принятие боли является независимым предиктором психического благополучия пациентов с хронической болью: эмпирические данные и переоценка. Боль . 2003 г. Ноябрь; 106 1-2: 65- 72. [PubMed] [Google Scholar] 108. Чикконе Г.К., Холдкрофт А. . Наркотики и половые различия: обзор препаратов, связанных с анестезией. Бр. Дж. Анаэст . 1999 г. Февраль; 82 2: 255- 265. [PubMed] [Google Scholar] 109. Fillingim RB, Ness TJ. . Гормональные факторы, связанные с сексом, влияют на боль и обезболивающие. Neurosci Biobehav Rev . 2000 г. Июнь; 24 4: 485- 501. [PubMed] [Google Scholar] 110. Майлз П.С., Маклеод А.Д., Хант Д.О., Флетчер Х.. Половые различия в скорости появления и качестве восстановления после наркоза: когортное исследование. BMJ . 2001 г. Март 24; 322 7288: 710- 711. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 111. Алабас О.А., Ташани О.А., Табасам Г., Джонсон М.И. . Гендерная роль влияет на экспериментальные реакции на боль: систематический обзор с метаанализом. евро J Pain . 2012 г. Октябрь; 16 9: 1211- 1223. 10.1002 / j.1532-2149.2012.00121.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 112. Филлингим РБ, Майкснер В.. Гендерные различия в ответах на вредные раздражители. Форум о боли . 1995 г. Зима; 4 4: 209- 221. 10.1016 / S1082-3174 (11) 80022-X. [CrossRef] [Google Scholar] 113. Холдкрофт А., Беркли К.Дж. . Половые и гендерные различия в боли и ее облегчении. : МакМахон С, Кольценбург М, . Уолл и Учебник боли Мелзака . 5-е изд. Эдинбург: Эльзевьер Черчилль Ливингстон; 2005: 1181- 1197. [Google Scholar] 114. Унру А.М. . Гендерные различия в клиническом переживании боли. Боль .1996 г. Май-июнь; 65 2: 123- 167. [PubMed] [Google Scholar] 115. Бернардес С.Ф., Кио Э., Лима М.Л. . Преодоление разрыва между болью и гендерными исследованиями: выборочный обзор литературы. евро J Pain . 2008 г. Может; 12 4: 427- 440. [PubMed] [Google Scholar] 116. Бернардес С.Ф., Лима М.Л. . Быть в меньшей степени мужчиной или женщиной: восприятие гендерной идентичности пациентов с хронической болью. евро J Pain . 2010 г. Февраль; 14 2: 194- 199. 10.1016 / j.ejpain.2009.04.009. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 117.Форсайт LP, Thorn B, Day M, Race Shelby G. и половые различия в первичных оценках, катастрофических и экспериментальных исходах боли. Дж Боль . 2011 г. Может; 12 5: 563- 572. 10.1016 / j.jpain.2010.11.003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 118. Рамирес-Маэстре C, Эстев Р. . Роль пола / гендера в переживании боли: устойчивость, страх и принятие как центральные переменные в адаптации мужчин и женщин с хронической болью. Дж Боль . 2014 г. Июнь; 15 6: 608- 618.e1. 10.1016 / j.jpain.2014.02.006. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 119. Рамирес-Маэстре С., Эстеве Р., Лопес А.Э. . Когнитивная оценка и преодоление у пациентов с хронической болью. евро J Pain . 2008 г. Август; 12 6: 749- 756. [PubMed] [Google Scholar] 120. Гербершаген Х.Дж., Адакатил С., ван Вейк А.Дж., Пилен Л.М., Калкман С.Дж., Мейснер В. . Интенсивность боли в первый день после операции: проспективное когортное исследование, в котором сравнивали 179 хирургических вмешательств. Анестезиология . 2013. Апрель; 118 4: 934- 944.10.1097 / ALN.0b013e31828866b3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 121. Джоши Г.П., Кехлет Х. . Лечение боли в зависимости от процедуры: путь к улучшению послеоперационного обезболивания? Анестезиология . 2013. Апрель; 118 4: 780- 782. 10.1097 / ALN.0b013e31828866e1. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 122. Taenzer P, Melzack R, Jeans ME. . Влияние психологических факторов на послеоперационную боль, настроение и потребность в анальгетиках. Боль . 1986 г. Март; 24 3: 331- 342. [PubMed] [Google Scholar] 123.De Cosmo G, Congedo E, Lai C, Primieri P, Dottarelli A, Aceto P. . Предоперационные психологические и демографические предикторы восприятия боли и потребления трамадола с использованием внутривенной анальгезии, контролируемой пациентом. Клин Дж. Боль . 2008 г. Июнь; 24 5: 399- 405. 10.1097 / AJP.0b013e3181671a08. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 124. Ройз К., Ремедиос С., Ройз А. . Высокая торакальная эпидуральная анальгезия снижает риск долгосрочной депрессии у пациентов, перенесших операцию коронарного шунтирования. Ann Thorac Cardiovasc Surg . 2007 г. Февраль; 13 1: 32- 35. [PubMed] [Google Scholar]

извлеченных уроков и движение вперед

Ссылки

[1] Линтон С.Дж., Холлден К. Можем ли мы провести скрининг на проблемную боль в спине? Скрининговый опросник для прогнозирования исхода острой и подострой боли в спине. Clin J Pain 1998; 14: 209–15. Искать в Google Scholar

[2] Vlaeyen JW, Linton SJ. Избегание страха и его последствия при хронической скелетно-мышечной боли: современное состояние.Боль 2000; 85: 317–32. Искать в Google Scholar

[3] Vlaeyen JW, Crombez G, Linton SJ. Модель боли избегания страха. Боль 2016; 157: 1588–9. Искать в Google Scholar

[4] Vlaeyen JW, Linton SJ. Модель избегания страха при хронической скелетно-мышечной боли: 12 лет спустя. Боль 2012; 153: 1144–7. Искать в Google Scholar

[5] Линтон С.Дж., Овермеер Т., Янсон М., Влейен Дж.В., де Йонг Дж.Р. Последовательное лечение экспозиции in vivo для избегающих страха пациентов с функциональной инвалидностью: тематическое исследование.Cogn Behav Ther 2002; 31: 49–58. Искать в Google Scholar

[6] Боерсма К., Линтон С., Овермеер Т., Янссон М., Влейен Дж. У., де Йонг Дж. Снижение избегания страха и усиление функции посредством воздействия in vivo. Множественное базовое исследование с участием шести пациентов с болями в спине. Боль 2004; 108: 8–16. Искать в Google Scholar

[7] Боерсма К., Содермарк М., Хессер Х., Флинк И.К., Гердл Б., Линтон С.Дж. Эффективность трансдиагностической терапии, ориентированной на эмоции, для пациентов с хронической болью с коморбидной тревогой и депрессией: рандомизированное контролируемое исследование.Боль 2019; 160: 1708–1818. Искать в Google Scholar

[8] Lethem J, Slade PD, Troup JD, Bentley G. Схема модели преувеличенного восприятия боли избегания страха — I. Behav Res Ther 1983; 21: 401–8. Искать в Google Scholar

[9] Engel GL. Биопсихосоциальная модель и образование медицинских работников. Энн Н. Ю. Акад. Наук, 1978; 310: 169–81. Искать в Google Scholar

[10] ван Влит К.М., Мелдерс А., Ванклиф Л.М., Мейерс Э., Влейен Дж.В. Изменения в связанном с болью страхе и боли, когда поведение избегания больше не эффективно.J Pain [Интернет]. 2019 сен 18; Доступно по адресу: http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S15265

308107. Дата обращения: 11 февраля 2020 г. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jpain.2019.09.002. Искать в Google Scholar

[11] Кук AJ, Brawer PA, Vowles KE. Модель страха-избегания хронической боли: проверка и возрастной анализ с использованием моделирования структурным уравнением. Боль 2006; 121: 195–206. Искать в Google Scholar

[12] Фольдерс С., Боддез Й., Де Пейтер С., Мелдерс А., Влейен Дж. У. Поведение избегания при исследовании хронической боли: еще раз холодный случай.Behav Res Ther 2015; 64: 31–7. Искать в Google Scholar

[13] Glombiewski JA. Экспозиционная терапия хронической боли в спине. Шмерц 2018; 32: 274–82. Немецкий. Искать в Google Scholar

[14] Линтон SJ, Boersma K, Jansson M, Overmeer T., Lindblom K, Vlaeyen JW. Рандомизированное контролируемое испытание воздействия in vivo на пациентов с болью в спине, сообщающих о страхе перед производственной деятельностью. Eur J Pain 2008; 12: 722–30. Искать в Google Scholar

[15] Карос К., Уильямс А.С., Мелдерс А., Влейен Дж.В.Боль как угроза социальному «я»: мотивационный счет. Боль 2018; 159: 1690–5. Искать в Google Scholar

[16] Holzapfel S, Riecke J, Rief W, Schneider J, Glombiewski JA. Разработка и валидация теста поведенческого избегания боли в спине (BAT-back) для пациентов с хронической болью в пояснице. Clin J Pain 2016; 32: 940–7. Искать в Google Scholar

[17] Vlaeyen JW, Crombez G. Поведенческая концептуализация и лечение хронической боли. Анну Рев Клин Психол [Интернет]. 2019; 16.Доступно по адресу: https://www.annualreviews.org/doi/abs/10.1146/annurev-clinpsy-050718-095744. Дата обращения: 11 февраля 2020 г. DOI: https://doi.org/10.1146/annurev-clinpsy-050718-095744. Искать в Google Scholar

[18] Вих К. Деконструкция ощущения боли: влияние когнитивных процессов на восприятие боли. Наука 2016; 354: 584–7. Искать в Google Scholar

[19] Маршалл А.С., Генч А., Шютц-Босбах С. Взаимодействие между интероцептивными состояниями и состояниями действия в рамках предиктивного кодирования.Фронт Психол 2018; 9: 180. Искать в Google Scholar

[20] Блит FM, Марч Л.М., Брнабич А.Дж., Йорм Л.Р., Уильямсон М., Кузинс М.Дж. Хроническая боль в Австралии: исследование распространенности. Боль 2001; 89: 127–34. Искать в Google Scholar

[21] Холмс А., Кристелис Н., Арнольд С. Депрессия и хроническая боль. Med J Aust 2013; 199: 17–20. Искать в Google Scholar

[22] Treede RD, Rief W., Barke A, Aziz Q, Bennett MI, Benoliel R, Cohen M, Evers S, Finnerup NB, First MB, Giamberardino MA, Kaasa S, Korwisi B, Kosek E, Lavand’homme P , Николас М., Перро С., Шольц Дж., Шуг С., Смит Б. Х. и др.Хроническая боль как симптом или заболевание: Классификация хронической боли IASP для Международной классификации болезней (МКБ-11). Боль 2019; 160: 19–27. Искать в Google Scholar

[23] Николас М., Влейен Дж. В., Риф В., Барк А., Азиз К., Бенолиэль Р., Коэн М., Эверс С., Джамберардино М. А., Гебель А., Корвизи Б., Перро С., Свенссон П., Ван С. Дж., Триде Р. Д.; Рабочая группа IASP по классификации хронической боли. Классификация хронической боли IASP по МКБ-11: хроническая первичная боль. Боль 2019; 160: 28–37.Искать в Google Scholar

[24] Вербек Дж., Сенгерс М. Дж., Рименс Л., Хаафкенс Дж. Ожидания пациентов от лечения боли в спине: систематический обзор качественных и количественных исследований. Spine 2004; 29: 2309–18. Искать в Google Scholar

[25] Эдмонд С.Н., Киф Ф.Дж. Подтверждение коммуникации боли: современное состояние науки. Боль 2015; 156: 215–9. Искать в Google Scholar

[26] Харви А., Уоткинс Э., Мэнселл В., Шафран Р. Когнитивные поведенческие процессы при психологических расстройствах: трансдиагностический подход к исследованию и лечению.Нью-Йорк: Oxford University Press Inc., 2004. Искать в Google Scholar

[27] Linton SJ. Трансдиагностический подход к боли и эмоциям. Журнал J Appl Biobehav Res 2013; 18: 82–103. Искать в Google Scholar

[28] Линтон С.Дж., Флинк И.К., Шротен М.Г., Викселл Р. Понимание сопутствующих эмоций и боли: роль контекстной чувствительности с трансдиагностической точки зрения. J Contemp Psychother 2016; 46: 129–37. Искать в Google Scholar

[29] Linton SJ, Fruzzetti AE. Гибридное эмоционально-ориентированное лечение хронической боли: технико-экономическое обоснование.Scand J Pain 2014; 5: 151–8. Искать в Google Scholar

[30] Fordyce WE. Поведенческие методы при хронической боли и болезни. Сент-Луис (Миссури): C.V. Компания Мосби; 1976. Искать в Google Scholar

[31] Штернбах RA. Психология боли. Нью-Йорк: Raven Press; 1986. Искать в Google Scholar

.

[32] Мелзак Р., Уолл П.Д. Механизмы боли: новая теория. Science 1965; 150: 971–9. Искать в Google Scholar

[33] Линтон С.Дж., Брэдли Л.А., Дженсен И., Спангфорт Э., Санделл Л.Вторичная профилактика боли в пояснице: контролируемое исследование с последующим наблюдением. Боль 1989; 36: 197–207. Искать в Google Scholar

[34] Linton SJ. Новые возможности профилактики хронической скелетно-мышечной боли и инвалидности. Амстердам, Нидерланды: Elsevier Health Sciences; 2002. Искать в Google Scholar

.

[35] Линтон С.Дж., Николас М., Макдональд С. Разработка краткой формы опросника Эребру для скрининга костно-мышечной боли. Spine 2011; 36: 1891–5. Искать в Google Scholar

[36] Хилл Дж. К., Уайтхерст Д. Г., Льюис М., Брайан С., Данн К. М., Фостер Н. Э., Константину К., Мэйн С. Джей, Мейсон Е., Сомервилл С., Соуден Г., Вохора К., Хэй Э. М..Сравнение стратифицированной первичной медико-санитарной помощи при боли в пояснице с современной передовой практикой (STarT Back): рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет 2011; 378: 1560–71. Искать в Google Scholar

[37] Николас М.К., Коста DSJ, Линтон С.Дж., Мэйн СиДжей, Шоу В.С., Пирс Дж., Глисон М., Пинто Р.З., Блит Ф.М., Маколи Дж. Х., Смитс Р., МакГарити А. Внедрение протокола раннего вмешательства в Австралии для «высоких» Риск получения травм у рабочих связан с меньшим количеством потерянных рабочих дней в течение 2 лет, чем при обычном (поэтапном) уходе.J Occup Rehabil [Интернет]. 2019 июл; Доступно по адресу: https://doi.org/10.1007/s10926-019-09849-y. Дата обращения: 10 февраля 2020 г. Искать в Google Scholar

[38] Главный CJ, Джордж SZ. Психологически обоснованная практика лечения боли в пояснице: будущие направления в практике и исследованиях. Phys Ther 2011; 91: 820–4. Искать в Google Scholar

[39] Киф Ф.Дж., главный исполнительный директор, Джордж С.З. Продвижение психологически обоснованной практики для пациентов с постоянной скелетно-мышечной болью: перспективы, подводные камни и решения.Phys Ther 2018; 98: 398–407. Искать в Google Scholar

[40] Main CJ, Linton SJ. Что на самом деле происходит за закрытыми дверями: необходимость понимать общение о боли. Scand J Pain 2013; 4: 23–4. Искать в Google Scholar

[41] Ландеби Т., Якобсен Х. Б., Лундеби П. А., Лож Дж. Х. Эмоции при обучении коммуникативным навыкам — от общей практики до технического обслуживания Porsche. Советы по обучению пациентов, 2017; 100: 2141–3. Искать в Google Scholar

[42] Кампер С.Дж., Апелдорн А.Т., Чиаротто А., Смитс Р., Остело Р.В., Гусман Дж., Ван Тулдер М.В.Междисциплинарная биопсихосоциальная реабилитация при хронической боли в пояснице: Кокрановский систематический обзор и метаанализ. Br Med J [Интернет]. 2015 фев; 350. Доступно по адресу: https://www.bmj.com/content/350/bmj.h544. Дата обращения: 10 февраля 2020 г. Искать в Google Scholar

[43] Морли С., Уильямс А., Хуссейн С. Оценка клинической эффективности когнитивно-поведенческой терапии в клинике: оценка программы лечения боли, основанной на КПТ. Боль 2008; 137: 670–80. Искать в Google Scholar

[44] Цели Э., Боерсма К., Столнаке Б.М., Энтховен П., Гердл Б., Энг Б.О., Груотен В.Дж.Факторы прогноза физического функционирования после мультидисциплинарной реабилитации у пациентов с хронической скелетно-мышечной болью: систематический обзор и метаанализ. Clin J Pain 2019; 35: 148–73. Искать в Google Scholar

[45] Ханссен М.М., Петерс М.Л., Влейен Дж.В., Мивиссен Ю.М., Ванклиф Л.М. Оптимизм снижает боль: свидетельство причинного статуса и лежащих в основе механизмов. Боль 2013; 154: 53–8. Искать в Google Scholar

[46] Boselie JJ, Vancleef LM, Peters ML. Повышенный оптимизм защищает от вызванного болью ухудшения способности перекладывать задачи.J Pain 2017; 18: 446–55. Искать в Google Scholar

[47] Флинк И.К., Смитс Э., Бергбом С., Петерс М.Л. Счастливы, несмотря на боль: пилотное исследование положительного психологического вмешательства для пациентов с хронической болью. Scand J Pain 2015; 7: 71–9. Искать в Google Scholar

[48] Петерс М.Л., Смитс Э., Фейге М., ван Брекелен Г., Андерссон Г., Бурман М., Линтон С.Дж. Счастливы, несмотря на боль: рандомизированное контролируемое испытание 8-недельного Интернет-позитивного психологического вмешательства для улучшения самочувствия пациентов с хронической болью.Clin J Pain 2017; 33: 962–75. Искать в Google Scholar

[49] Vervoort T, Karos K, Trost Z, Prkachin KM. Социальная и межличностная динамика боли. Чам (Швейцария): Шпрингер; 2018. Искать в Google Scholar

[50] Krahe C, Springer A, Weinman JA, Fotopoulou A. Социальная модуляция боли: другие как прогностические сигналы значимости — систематический обзор. Front Hum Neurosci 2013; 7: 386. Искать в Google Scholar

[51] Linton SJ. Тонкости хорошего общения в контексте боли: усиливает ли подтверждение раскрытие информации? Боль 2015; 156: 199–200.Искать в Google Scholar

[52] Craig KD. Социальная коммуникационная модель боли. Боль 2015; 156: 1198–9. Искать в Google Scholar

[53] Кано А., Уильямс А.С. Социальное взаимодействие при боли: закрепление болевого поведения или установление близости? Боль 2010; 149: 9–11. Искать в Google Scholar

[54] Кано А., Корли А.М., Кларк С.М., Мартинес С.К. Психологическое лечение для пар от хронической боли и проблем в отношениях. Cogn Behav Pract 2018; 25: 119–34. Искать в Google Scholar

[55] Карстенс Дж., Боерсма К., Шротен М.Г.С., Линтон С.Дж.Влияние валидации коммуникации на воспоминания во время болевого задания у здоровых участников. Scand J Pain 2017; 17: 118–25. Искать в Google Scholar

[56] Эдлунд С.М., Карлссон М.Л., Линтон С.Дж., Фруцетти А.Е., Тиллфорс М. Я вижу, что вы испытываете боль. Влияние признания партнера на эмоции у людей с хронической болью. Scand J Pain 2015; 6: 16–21. Искать в Google Scholar

[57] Линтон С.Дж., Боерсма К., Вангронсвельд К., Фруцетти А. Ужасно обнадеживает? Влияние валидации на эмоции и приверженность в болевом тесте.Eur J Pain 2012; 16: 592–9. Искать в Google Scholar

[58] Boersma K, Linton SJ. Ожидание, страх и боль в прогнозировании хронической боли и инвалидности: проспективный анализ. Eur J Pain 2006; 10: 551–7. Искать в Google Scholar

[59] Peerdeman KJ, van Laarhoven AI, Peters ML, Evers AW. Интегративный обзор влияния ожиданий на боль. Фронт Психол 2016; 7: 1270. Искать в Google Scholar

[60] Schrooten MG, Linton SJ. Изменение ожиданий боли: роль социального контекста и коммуникации.Боль 2017; 158: 1185–6. Искать в Google Scholar

[61] Кубе Т., Гломбевски Дж., Риф В. Использование различных механизмов ожидания для оптимизации лечения пациентов с заболеваниями: систематический обзор. Psychosom Med 2018; 80: 535–43. Искать в Google Scholar

[62] Эштон-Джеймс CE, Ричардсон, округ Колумбия, де CWAC, Бьянки-Бертуз N, Деккер PH. Влияние болевого поведения на оценки сердечности и компетентности. Боль 2014; 155: 2656–61. Искать в Google Scholar

[63] Де Руддере Л., Крейг К.Д.Понимание стигмы и хронической боли: современный обзор. Боль 2016; 157: 1607–10. Искать в Google Scholar

[64] Уильямс AC. Избавление от стигмы хронической боли. Боль 2016; 157: 1581–2. Искать в Google Scholar

[65] Koekkoek B, Hutschemaekers G, van Meijel B., Schene A. Как пациенты становятся «трудными» ?: исследование смешанных методов в области оказания помощи в области психического здоровья на уровне сообщества. Soc Sci Med 2011; 72: 504–12. Искать в Google Scholar

[66] Моррис ДБ. Культура боли.Беркли (Калифорния): Калифорнийский университет Press; 1993. Искать в Google Scholar

.

[67] Holt-Lunstad J, Smith TB, Layton JB. Социальные отношения и риск смертности: метааналитический обзор. PLoS Med 2010; 7: e1000316. Искать в Google Scholar

[68] Лойзель П., Бухбиндер Р., Хазард Р., Келлер Р., Шил И., ван Тулдер М., Вебстер Б. Профилактика нетрудоспособности из-за нарушений опорно-двигательного аппарата: проблема внедрения доказательств. J Occup Rehabil 2005; 15: 507–24. Искать в Google Scholar

[69] Prenevost MH, Reme SE.Пары, справляющиеся с хронической болью: как взаимодействие между парами связано с преодолением боли? Scand J Pain 2017; 16: 150–7. Искать в Google Scholar

[70] Che X, Cash R, Ng SK, Fitzgerald P, Fitzgibbon BM. Систематический обзор процессов, лежащих в основе основного и буферного воздействия социальной поддержки на переживание боли. Clin J Pain 2018; 34: 1061–76. Искать в Google Scholar

[71] Шоу В.С., ван дер Виндт Д.А., Мэйн С.Дж., Лойзел П., Линтон С.Дж.; Рабочая группа «Десятилетие флагов».Ранний скрининг пациентов и вмешательство по устранению профессиональных факторов индивидуального уровня («голубые флажки») при инвалидности спины. J Occup Rehabil 2009; 19: 64–80. Искать в Google Scholar

[72] Linton SJ. Профессиональные психологические факторы увеличивают риск боли в спине: систематический обзор. J Occup Rehabil 2001; 11: 53–66. Искать в Google Scholar

[73] Мархольд К., Линтон С.Дж., Мелин Л. Определение препятствий для возвращения пациентов с хронической болью к работе: оценка анкеты.J Occup Rehabil 2002; 12: 65–75. Искать в Google Scholar

[74] Linton SJ. Поведенческий семинар для обучения непосредственных руководителей: ключ к травмам шеи и спины? Навыки восприятия моторики 1991; 73: 1159–70. Искать в Google Scholar

[75] Шоу В.С., Реме С.Е., Линтон С.Дж., Хуанг Ю.Х., Прански Г. 3-е место. Конкурс на лучшую работу PREMUS 1: разработка анкеты самоэффективности при возвращении к работе (RTWSE-19) — психометрические свойства и прогностическая валидность. Scand J Work Environ Health 2011; 37: 109–19.Искать в Google Scholar

[76] Линтон С.Дж., Боерсма К. Раннее выявление пациентов с риском развития стойкой проблемы со спиной: прогностическая достоверность Опросника по Оребро-мышечно-скелетной боли. Clin J Pain 2003; 19: 80–6. Искать в Google Scholar

[77] Линтон С.Дж., Боерсма К., Трачик М., Шоу В., Николас М. Раннее общение на рабочем месте и решение проблем для предотвращения инвалидности спины: результаты рандомизированного контролируемого исследования среди рабочих из группы высокого риска и их руководителей.J Occup Rehabil 2016; 26: 150–9. Искать в Google Scholar

[78] Шоу В.С., Робертсон М.М., Прански Г., Маклеллан Р.К. Взгляды сотрудников на роль руководителей в предотвращении потери трудоспособности после травм. J Occup Rehabil 2003; 13: 129–42. Искать в Google Scholar

[79] Сокларидис С., Аммендолия С., Кэссиди Д. Взгляд вверх, чтобы понять боль в пояснице и вернуться к работе: психосоциальные факторы как продукт системных проблем. Soc Sci Med 2010; 71: 1557–66. Искать в Google Scholar

[80] Линтон С.Дж., Влейен Дж., Остело Р.Представления медицинских работников о боли в спине: избегаем ли мы страха? J Occup Rehabil 2002; 12: 223–32. Искать в Google Scholar

[81] Шоу В.С., Кэмпбелл П., Нельсон С.К., Мэйн С.Дж., Линтон С.Дж. Влияние рабочего места, семьи и культурных факторов на боли в пояснице: какие существуют возможности для решения социальных факторов в общих консультациях? Лучшая практика Res Clin Rheumatol 2013; 27: 637–48. Искать в Google Scholar

[82] Овермеер Т., Линтон С.Дж., Холмквист Л., Эрикссон М., Энгфельдт П. Влияют ли руководящие принципы, основанные на фактических данных, на первичную медико-санитарную помощь? перекрестное исследование шведских врачей и физиотерапевтов.Spine 2005; 30: 146–51. Искать в Google Scholar

[83] Шоу В.С., Линтон С.Дж., Прански Г. Сокращение пропусков работы по болезни из-за болей в пояснице: насколько хорошо стратегии вмешательства соответствуют изменяемым факторам риска? J Occup Rehabil 2006; 16: 591–605. Искать в Google Scholar

План учебной программы IASP по психологии боли

Расскажите нам, как вы планируете использовать этот документ, ответив на два быстрых вопроса . Эта информация поможет IASP определить, как используются учебные планы.Спасибо за вашу поддержку этих усилий.
* Члены IASP: Пожалуйста, войдите в систему, чтобы ответить на опрос.
Не члены: Пожалуйста, создайте учетную запись в Интернете, чтобы ответить на опрос.

Члены оперативной группы

Аманда К. де К. Уильямс (председатель), Кристин Чемберс, Герта Флор, Роберт Джеймисон, Майкл Николас, Зубайда Джамиль Осман

Краткое содержание

Введение
Принципы
Цели
Содержание учебной программы
I.Многомерная природа боли
II. Оценка боли
III. Управление болью
IV. Клинические условия

Введение

Широкое распространение боли демонстрирует необходимость всестороннего просвещения по вопросам боли для всех медицинских работников. Однако не всем требуются одинаковые знания и навыки, связанные с болью. IASP призывает все программы по психологии использовать следующую схему учебной программы для включения обучения и тренингов по вопросам боли. Как и в случае с другими медицинскими профессиями, цель учебных программ — привить знания и навыки, необходимые для развития науки и лечения боли в рамках межпрофессиональной команды.Желаемые результаты обучения подчеркивают важнейшие компетенции, которые поддерживают гуманистические аспекты здравоохранения и способность учащегося успешно выполнять задачи в реальном мире. Фундаментальные концепции и сложность боли включают в себя то, как боль наблюдается и оценивается, совместные подходы к вариантам лечения и применение навыков боли на протяжении всей жизни в контексте различных условий, групп населения и моделей группы оказания помощи.

Психология направлена ​​на улучшение нашего понимания поведения и связанных с ним мыслей и эмоций.Интегрированный биоповеденческий подход необходим для решения многомерной природы боли и выбора стратегий управления на протяжении всей жизни.

Принципы
  1. Управление болью требует интегрированного биоповеденческого подхода, основанного на понимании воздействия психологических факторов, а также на периферическую и центральную нервную системы.
  2. Психологические факторы могут влиять на сенсорные и аффективные аспекты боли.
Цели

Психологи, окончившие этот курс обучения по изучению боли начального уровня, смогут:

  1. Предоставьте студентам-психологам обзор многомерной природы боли с точки зрения клинической и фундаментальной науки.
  2. Представить психологам стратегии оценки и измерения боли для использования в клинической практике и исследованиях.
  3. Просмотрите, сколько психологических факторов, таких как внимание и ожидание, могут модулировать боль в различных экспериментальных и клинических контекстах.
  4. Понимать основные психологические методы лечения и лечения с точки зрения фактических данных.

План содержания учебной программы
  1. Многомерная природа боли
    1. Введение
      1. Определение боли
      2. Биопсихосоциальная перспектива для понимания боли и болевого поведения
      3. Классификация боли: острая, хроническая, ноцицептивная, ноцицептивная, невропатическая и другие; боль как болезнь и как следствие текущей болезни
      4. Первичные поведенческие и психологические факторы, связанные с острой, повторяющейся, хронической болью
    2. Нейрофизиология и механизмы
      1. Боль в контексте развития на протяжении всей жизни
      2. Периферические, спинномозговые и надспинальные пути и механизмы боли
      3. Когнитивные и аффективные влияния на боль, ноцицептивные пути
      4. Мозговый коннектом, матрица боли против сети значимости
      5. Нисходящая модуляция боли, плацебо и ноцебо
      6. Обучение, память и пластичность мозга
    3. Теории и модели боли, используемые в лечении
      1. Модуляция боли психологическими факторами
      2. Модели уязвимости и риска развития хронической боли
      3. Когнитивно-поведенческие модели
      4. Предубеждения в обработке информации
      5. Внимание, обучение и память
    4. Этика
      1. Этические принципы психологов
      2. Информированное согласие и согласие
      3. Клиническая пригодность: принципы автономии, непричинения вреда, милосердия, справедливости и прав человека
      4. Права пациентов на оценку и лечение боли
      5. Доступ к медицинской помощи, включая междисциплинарное управление, адекватное общение между медицинским персоналом и пациентами
      6. Расовые, этнические и социально-демографические различия в оценке и лечении, языковые барьеры, культурные различия
      7. Правовые вопросы, связанные с использованием контролируемых веществ для снятия боли
      8. Боль в уязвимых группах населения: младенцы, дети, пожилые люди, люди с нарушениями развития, люди с когнитивными нарушениями
    5. Исследование результатов лечения и оценки
      1. Дизайн исследований: рандомизированное контролируемое исследование, обсервационные исследования, исследование сравнительной эффективности, одноразовые исследования, слепые и неслепые исследования
      2. Популяции, критерии отбора, включение и исключение
      3. Меры: обоснованность, надежность
      4. Размер выборки, мощность, размер эффекта
      5. Ошибки типа I и типа II
      6. Исходы: статистическая и клиническая значимость
      7. Типы критериев оценки результатов: ВОЗДЕЙСТВИЕ и другие руководящие принципы
      8. Мета-анализ
  2. Оценка боли
    1. Предпосылки: почему так важна оценка боли
      1. Острая боль в сравнении с хронической
      2. Субъективный характер боли
      3. Модели боли
      4. Помехи, связанные с болью
      5. Факторы, модулирующие боль
    2. Цели оценки боли
      1. Диагностика и формулировка случая
      2. Выбор лечения
      3. Оценка результатов лечения
      4. Самоконтроль
    3. Типы оценки боли
      1. Самостоятельный отчет
        1. Интенсивность (худшая, наименьшая, средняя, ​​текущая) в зависимости от качества (горение)
        2. Числовой
        3. Категориальный, словесный
        4. Визуальные аналоговые весы
        5. Весы Faces от боли
        6. Диаграмма боли
        7. Болевой дневник
        8. Электронная оценка боли
        9. Болевое интервью
      2. Наблюдательный
        1. Болевое поведение
          1. Родитель / опекун, другие значимые категории
          2. Оценки поставщиков медицинских услуг / врачей
          3. Прямое наблюдение или видео
        2. Адаптивное копирование
    4. Оценка проблем, связанных с болью
      1. Функция
        1. Меры самоотчета
          1. Работа / школа
          2. Повседневная деятельность
          3. Ходьба
          4. Социализация
          5. Семейная действующая
        2. Мониторы активности
          1. Ходьба
          2. Осанка
          3. Упражнения и специальные движения
          4. Суммарная активность / уровни активности
      2. Сон
        1. Часы сна
        2. Недосыпание
        3. Оценка по самоотчету, измерители активности, мониторинг активности мозга
      3. Отрицательный эффект
        1. Беспокойство
        2. Депрессия
        3. Раздражительность и гнев
      4. Познание
        1. Боль убеждения и ожидания
        2. Память и концентрация
        3. Внимание
        4. Познавательные способности и академическая успеваемость
      5. Уровень энергии и усталость
      6. Качество жизни в целом
      7. Другие проблемы
        1. Значение и значение боли для человека
        2. Боль в связи с религиозными убеждениями
        3. Культурные убеждения и нормы в отношении боли
        4. Правовые вопросы
    5. Оценка убеждений о боли
      1. Самоэффективность
      2. Кастастрофизация (в том числе родителями / опекунами)
      3. Копинг
      4. Страх и избегание
      5. Контроль жизни
      6. Принятие и психологическая гибкость
    6. Оценка экспериментальной боли
      1. Болевой порог
      2. Болезненность
      3. Сенсибилизация / привыкание к боли
      4. Количественное сенсорное тестирование
        1. Временное суммирование
        2. Алгометрия давления
        3. Тепло
        4. Холодный
    7. Оценка боли в будущем
      1. Инновационная техника
      2. Визуализация головного мозга
      3. Биомаркеры (например,g., кортизол и оценка генома, эндогенные опиоиды)
  3. Обезболивание
    1. Повышение мотивации к изменениям
      1. Конкретные мотивационные стратегии и мотивационное интервью
      2. Сильные и слабые стороны методов повышения мотивации
      3. Факторы развития и когнитивные факторы, влияющие на мотивацию
    2. Раннее вмешательство
      1. Концептуальные основы
        1. Цель профилактики путем раннего вмешательства
        2. Первичное, вторичное и третичное вмешательство
        3. Факторы развития в возникновении и поддержании хронической боли
        4. Выявление препятствий для вмешательства
      2. Идентификация повышенного риска хронизации на основе статистических ассоциаций на уровне группы
        1. Факторы медицинского риска
        2. Факторы психосоциального риска, включая рабочие места и факторы социально-экономического риска
        3. Системные факторы риска
        4. Инструменты для проверки рисков
      3. Интеграция раннего психосоциального вмешательства в клиническую практику
        1. Первичная медико-санитарная помощь и гигиена труда
        2. Осведомленность о планах поэтапного ухода и планов ухода с учетом рисков
        3. Образовательные мероприятия
        4. Программа ранней реабилитации
        5. Доказательства эффективности вышеупомянутого
      4. Укрепление и сохранение здоровья
        1. Индивидуальное поведение в отношении здоровья (упражнения, физическая подготовка, управление стрессом)
        2. Управление поведением в отношении здоровья на рабочем месте и в обществе
      5. Специфические вопросы профилактики
        1. Сроки вмешательства
        2. Активное участие и приверженность
        3. Коммуникация между вовлеченными сторонами и заинтересованными сторонами (семья, профессионалы, страховщики, рабочее место)
        4. Аккомодационная роль экономических факторов
      6. Сильные и слабые стороны профилактики и раннего вмешательства
    3. Оперантное лечение
      1. Оперантная модель кондиционирования применительно к боли
        1. Подкрепление, наказание и исчезновение
        2. Контроль дискриминирующих стимулов
        3. Функционально-поведенческий анализ
        4. Обобщение ответа
      2. Укрепление «хорошего» поведения
      3. Социальное подкрепление
      4. Обучение супругов и членов семьи, родителей терапевтам
      5. Способы сохранения и обобщения лечебных достижений
      6. Сильные и слабые стороны метода оперантного лечения, включая угасание и память угасания
    4. Расслабление и биологическая обратная связь
      1. Модели психофизиологической реактивности, включая факторы развития
      2. Расслабление
        1. Обоснование для смягчения приговора и доказательства / отсутствие доказательств
        2. Протоколы для релаксации
          1. Прогрессивное расслабление мышц
          2. Аутогенная релаксация
          3. Диафрагмальное дыхание
          4. Управляемые изображения
          5. Медитация осознанности
          6. Краткие методы релаксации
      3. Отрицательные побочные эффекты релаксации (панические атаки и беспокойство, вызванное расслаблением)
      4. Биологическая обратная связь
        1. Обоснование биологической обратной связи
        2. Протоколы обучения биологической обратной связи
          1. ЭМГ при различных видах скелетно-мышечной боли
          2. Нейробиоуправление ЭЭГ
          3. Тепловой
          4. ЧСС
          5. Дыхание
          6. GSR
    5. Когнитивно-поведенческая терапия
      1. Когнитивно-поведенческая модель боли: интеграция C и D с когнитивными методами
        1. Роль чувств, мыслей и поведения
      2. Обоснование лечения
      3. Поведенческая реактивация путем интеграции когнитивных и поведенческих методов
      4. Когнитивная терапия: выявление, оспаривание и изменение бесполезных убеждений и способов мышления
      5. Обучение навыкам
        1. Планирование приятных и значимых занятий
        2. Определение целей и промежуточных этапов
        3. Установление базовых уровней допуска и размера приращений
        4. Методы внимания, включая техники интероцептивного обучения изображений
        5. Решение проблем
        6. Тренинг напористости
        7. Устранение нарушений сна
        8. Управление весом
        9. Регулирование эмоций
        10. Практика и методы профилактики рецидивов
      6. Воздействие in vivo на страх, связанный с болью
        1. Модель страха и избегания хронической боли
        2. Парадоксальные эффекты уверенности
        3. Иерархия страха
        4. Поведенческие эксперименты
        5. Обобщение стимула
      7. КПТ при болях, связанных с заболеванием
      8. Доказательная база КПТ, сила и ограничения КПТ
    6. Терапия принятия и приверженности (ACT) и внимательность
      1. Теория и обоснование лечения
      2. Основные характеристики, отличие от CBT
      3. Доказательная база, сильные стороны и ограничения
    7. Другие психологические методы
      1. Применение гипноза к боли
        1. Обоснование и методы лечения
        2. Доказательства, сильные стороны, ограничения
      2. Подходы к лечению боли, основанные на нейропластичности
        1. Обоснование и методы, такие как обучение сенсорной дискриминации, обработка зеркала, градуированные двигательные образы, обучение угасанию, виртуальная реальность
        2. Доказательства, сильные стороны и ограничения
      3. Семейная терапия при хронической боли
        1. Обоснование и системные методы
        2. Доказательства, сильные стороны и ограничения
        3. Улучшение социальной поддержки
    8. Психологическое лечение детской боли
      1. Психологические аспекты детской боли
      2. Семейные факторы
        1. Поведение ребенка и родителей в отношении боли
        2. Вовлечение семьи в лечение
      3. Посещение школы и отказ от школы
      4. Факторы сверстников и социальное функционирование
      5. Факторы развития, влияющие на оказание психологической помощи при боли
      6. Доказательства, сильные стороны и ограничения
    9. Электронное здоровье, мобильное здоровье, использование телефона, Интернета, приложений и новейших технологий для предоставления элементов отказа от лечения
    10. Междисциплинарные подходы к лечению
      1. Характер междисциплинарного и междисциплинарного лечения боли
        1. Назначение многопрофильного / междисциплинарного лечения
        2. Различие между междисциплинарным и междисциплинарным
        3. Организация и описание клиник и центров боли
      2. Особая роль психолога
        1. Конкретные навыки оценивания, включая методы собеседования
        2. Оценка социального контекста консультации, включая особую роль супруга и семьи
        3. Определение конкретных целей психологического лечения и препятствий на пути к прогрессу
        4. Психологическая подготовка пациента к обезболиванию
        5. Применение когнитивно-поведенческих стратегий, методов релаксации, управления непредвиденными обстоятельствами как к пациенту, так и к другому близкому человеку / семье
        6. Роль посредника / интервента в команде
      3. Сильные и слабые стороны междисциплинарного подхода к лечению
      4. Вовлечение партнеров, семьи и других лиц, важных для окружения пациента
  4. Клинические условия
    1. Классификация
      1. Классификация DSM
      2. Классификация МКБ
      3. Классификация IASP
    2. Коморбидность
      1. Многоосная классификация хронической боли и сопутствующих заболеваний
      2. Множественные боли и распространение боли
      3. Психологические расстройства; е.г., тревога, депрессия, травма
      4. Состояние здоровья; например, рак, диабет, ВИЧ
      5. Психиатрические расстройства; например, деменция, обсессивно-компульсивное расстройство, нарушение развития
      6. Расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ; например, опиоидная зависимость

© Международная ассоциация по изучению боли, 2018 г. Все права защищены. Никакая часть этих материалов не может быть воспроизведена в любой форме и любыми средствами без письменного разрешения Международной ассоциации по изучению боли.Несанкционированное воспроизведение или распространение этих материалов, защищенных авторским правом, является незаконным и может повлечь за собой гражданские или уголовные санкции в соответствии с Законом США об авторском праве и применимыми законами об авторском праве.

Психология и поведение | Центр комплексной боли

Как психология может помочь мне с хронической болью?

Обращение к психологии боли не связано с тем, что мы думаем, что боль «ненастоящая» или «все в вашей голове».»Хроническая боль затрагивает не только ту часть тела, которая болит. Она затрагивает все стороны повседневной жизни — работу, семью, отдых, общественную жизнь. Стрессовые ситуации становятся все труднее справляться, сон может стать проблемным, чувство беспокойства и т. Д. депрессия может закрепиться, и отношения могут стать далекими или напряженными.

Наши психологи изучат более широкую картину того, как боль влияет на жизнь, и помогут вам найти способы лучше справляться, чтобы вы могли делать больше того, чем хотите.Освоение эффективных навыков снятия боли часто является ключевым отличием в том, чтобы удерживать боль на управляемом уровне, сохраняя при этом продуктивную, полезную и приятную жизнь.

Связь стресс-боль

Исследования показывают, что стресс может усугубить вашу боль. Снижение стресса в других сферах вашей жизни — это одна из техник, которые вы можете использовать, чтобы справиться с болью. Наши специалисты по психологии соберут подробный анамнез и определят области стресса в вашей жизни.

Навыки совладания и релаксации

Хроническая боль может вызывать стресс. Другая роль психологии — помочь вам развить эффективные навыки преодоления трудностей. Тренировка на расслабление — это метод, который может помочь. Поскольку напряжение, которое мы несем в наших телах, может усилить боль, использование навыков релаксации может уменьшить вашу боль и общий уровень стресса. Исследования людей, страдающих болью, в подавляющем большинстве случаев подтверждают, что навыки совладания и релаксационные тренировки эффективны для уменьшения боли.

Повышение контроля

Когда мы испытываем хроническую боль, мы можем чувствовать себя подавленными или неконтролируемыми. Цель психологии — помочь вам определить, что вы можете контролировать в отношении своей боли, и изучить стратегии повышения уровня контроля и благополучия.

Осознанное обезболивание

Стратегии внимательности помогают нам развивать мгновенное присутствие ума, чтобы мы могли четко осознавать, какой выбор ведет к большему благополучию и меньшему количеству боли и страданий.Внимательность особенно важна для того, чтобы смотреть на боль в перспективе: думайте о своей боли как о проблеме, с которой вы можете научиться жить, а не как о решающей озабоченности. Научитесь снова заниматься приятными и ценными делами, которыми вы не занимались в последнее время, и найдите способы лучше справляться с обострениями боли.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.