Ценностные ориентации в психологии это: понятие и феномен – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Автор: | 08.03.1970

Содержание

понятие и феномен – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 316 ББК 60.55 Н 16

Нагоева Лариса Хасамбиевна, соискатель кафедры философии и социологии Майкопского государственного технологического университета, т.: 89094692347.

ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ: ПОНЯТИЕ И ФЕНОМЕН

(рецензирована)

Статья посвящена одной из важнейших проблем социологии и психологии. Дается анализ понятий «ценностей» и «ценностных ориентации», а также источников их формирования. Определяются основные параметры ценностных ориентаций. Ставятся проблемы формирования ценностей личности в условиях современного общества.

Ключевые слова: ценность, ценностная ориентация, структура, иерархия, значение, роль.

Nagoeva Larissa Khasambievna, the applicant of the Department of Philosophy and Sociology of Maikop State Technological University, tel: 89094692347.

VALUE ORIENTATIONS: CONCEPT AND PHENOMENON

(reviewed)

The article is devoted to one of the major problems of sociology and psychology. The analysis of the concepts of «values» and «value orientation”, as well as the sources of their formation has been given. The main parameters of value orientations have been determined. The problem of the formation ofpersonal values in modern society has been set.

Key words: value, value orientation, structure, hierarchy, value, role.

В периоды радикальных серьезных социальных изменений, когда общественная ценностная структура «размывается» новыми социальными реалиями, исследование системы ценностных ориентаций личности становится особенно актуальной.

Социализация человека, начинаясь с самого раннего детства, продолжается всю жизнь. Семья, детский сад, школьный класс, компания сверстников, студенческая группа, коллектив предприятия — все эти социальные группы, с которыми контактирует личность, являются носителями различных систем ценностей. Они регулируют и контролируют поведение индивида и во многом формируют его ценностные ориентации.

Понятие ценностных ориентаций было введено в социальную психологию, а впоследствии — и в социологию, как аналог философского понятия системы ценностей и их разграничение между этими науками обычно происходит по параметрам «общее — индивидуальное», «реально действующее — рефлекторно сознаваемое» и т.п.

В философии ценностным ориентациям отводится роль главной оси сознания, обеспечивающей устойчивость личности, преемственность определенного типа поведения и деятельности.

«Развитые ценностные ориентации — признак зрелости личности, показатель меры ее социальности, верности определенным принципам и идеалам, способности к волевым усилиям во имя этих идеалов и ценностей …»[1].

В социологии под понятием «ценностные ориентации» имеются ввиду «идеологические, политические, моральные, эстетические и др. основания оценок субъектом действительности и ориентации в ней, а также способ дифференциации объектов по их значимости». [2] Только социально зрелая личность может осознанно сделать свой выбор.

Наличие ценностей есть выражение отношения человека к миру, возникающего из значимости для человека различных его сторон и аспектов.

Системы ценностей, как правило, индивидуальны. Однако, эти системы индивидуальны лишь постольку, поскольку индивидуальное сознание отражает сознание общественное. С этих позиций в процессе выявления ценностных ориентаций человека как показателя определенного уровня развития их личности необходимо учитывать два основных параметра: уровень иерархизированности структуры ценностных ориентаций и их содержание и направленность. Первый параметр очень важен для оценки уровня личностной зрелости человека. Дело в том, что интериоризация ценностей как осознанный процесс происходит лишь при условии наличия способности выделить из множества явлений те, которые являются для него важными. Именно они впоследствии и превращаются в определенную структуру в зависимости от условий, задач и целей жизни, возможностей их реализации и тому подобное. Не трудно заметить, что такая способность может осуществиться лишь при высоком уровне личностного развития, включающего определенную степень сформированности высших психических функций сознания и социально-психологической зрелости.

Второй параметр, характеризующий особенности функционирования ценностных ориентаций, дает возможность квалифицировать их содержательную сторону. В зависимости от того, какие конкретные ценности входят в структуру ценностных ориентаций личности, какова степень предпочтения одних

относительно других и т.д., можно определить целевые ценности личности. Анализ содержательной стороны иерархической структуры ценностных ориентаций может также показать, в какой степени ценностные ориентации личности соответствуют общественному эталону, насколько они адекватны общим целям общественного развития[3].

Постсоветское общество переживает переходный период. Произошел резкий слом общественных отношений, социально-экономических устоев. Но жизнь не останавливается: поколение, выросшее в ходе перестройки, активно вступает в жизнь. И, несмотря на то, что в это время система целенаправленного воспитания фактически не функционировала, молодые люди, конечно же, имеют какие-то взгляды, убеждения. Каковы они? Какими ценностями будет руководствоваться новое поколение? Ответы на эти вопросы волнуют всех.

А это предполагает изучение противоречий между ценностями поколений, выявление ценностей различных социальных групп.

Жизненные ценности в настоящее время складываются в основном стихийно, под влиянием самых различных факторов, одним из которых является воспитание. Существуют разные точки зрения на соответствие целей воспитания жизненным ориентациям (установкам). Например, есть мнение, что желательным является соответствие целей воспитания реально функционирующей в обществе системе ценностей. Воспитание человека в их духе и есть правильное решение проблемы. Возможно, такая ситуация и была бы оптимальной, если бы формирующиеся стихийно жизненные ценности благотворно влияли на гармоничное развитие человека и на общественный прогресс в целом. Но, к сожалению, в реальной жизни социума это не подтверждается. Дело в том, что ценностные ориентации, усваиваемые в процессе развития, зависят от того, в какую деятельность включена личность. В любом возрасте в процессе общения с окружающими, человек постоянно попадает в ситуации, требующие от него принятия того или иного решения.

Принятие решения означает выбор из возможных вариантов. Возникает необходимость рассмотреть и оценить возможные альтернативы — главным образом в сфере определения своих ценностных ориентаций, своих жизненных позиций. Однако, когда ценности еще не устоялись, они постоянно испытываются практикой собственного поведения и поступков окружающих.

Ценностные ориентации, являясь одним из центральных личностных новообразований, выражают сознательное отношение человека к социальной действительности и в этом своем качестве определяют широкую мотивацию его поведения и оказывают существенное влияние на все стороны его действительности. Особое значение приобретает связь ценностных ориентаций с направленностью личности. Система ценностных ориентаций определяет содержательную сторону направленности личности и составляет основу ее взглядов на окружающий мир, отношения к другим людям, к себе самой, основу мировоззрения, ядро мотивации и «философию жизни».

Ценностные ориентации — это способ дифференциации объектов действительности по их положительной или отрицательной значимости.

Направленность личности выражает одну из самых существенных ее характеристик, определяющую социальную и нравственную ценность личности. Содержание направленности — это, прежде всего, доминирующие, социально обусловленные отношения личности к окружающей действительности. Именно через направленность личности ее ценностные ориентации находят свое реальное выражение в активной деятельности человека, то есть должны стать устойчивыми мотивами деятельности и превратиться в убеждения. Ценностные ориентации играют мотивационную роль и определяют выбор деятельности [4].

В современной интерпретации «Ценностные ориентации — это, прежде всего, предпочтения или отвержения определенных смыслов как жизнеорганизующих начал и (не) готовность вести себя в соответствии с ними. .. Ценностные ориентации, следовательно, задают общую направленность интересам и устремлениям личности; иерархию индивидуальных предпочтений и образцов; целевую и мотивационную программы; уровень притязаний и престижных предпочтений; представления о должном и механизмы селекции по критериям значимости; меру готовности и решимости (через волевые компоненты) через реализацию собственного «проекта» жизни» [5].

Ценности существуют как многоуровневая система, в которой есть высшие ценности (ценности-цели) и второстепенные (ценности-средства). Ценности личности образуют систему ее ценностных ориентаций, т.е. систему важнейших качеств личности. Эти ценностные ориентации определяют некоторую основу сознания и поведения личности, они обуславливают ее развитие и формирование.

Система нравственных ценностных ориентаций как идеал воспитания представляет собой интегративное личностное образование, выражающееся в направленности личности на идею гуманизма, раскрывающуюся через категории «достоинство», «ответственность», «доброта», «уважение», «сочувствие», «содействие», и характеризующееся переходом от эмоционально-положи-тельной оценки к оценочному суждению, побуждающему активность человека по ее присвоению.

Система ценностных ориентаций, являясь психологической характеристикой зрелой личности, одним из центральных личностных образований выражает содержательное отношение человека к социальной действительности и в этом качестве определяет мотивацию его поведения, оказывает существенное влияние на все стороны его деятельности. Как элемент структуры личности ценностные ориентации характеризуют внутреннюю готовность к совершению определенной деятельности по удовлетворению потребностей и интересов, указывают на направленность ее поведения.

Известный русский ученый Ядов В.А. разработал диспозиционную концепцию регуляции социального поведения индивида. Основная идея этой концепции заключается в том, что человек обладает сложной системой различных диспозиционных образований, организованных иерархически, которые регулируют его поведение и

деятельность. Каждый уровень этой системы включает три компонента: потребность, классифицированную с точки зрения включенности индивида в различные сферы социальной деятельности; ситуацию, в которых действует индивид и которые “встречаются” с определенными потребностями; и диспозиционное образование, регулирующее поведение и деятельность индивида. Таким образом, данные диспореционные образования имеют аксиологическую природу, так как система ценностных ориентаций индивида формируется на высшем уровне развития личности и регулирует поведение и деятельность личности в наиболее значимых ситуациях ее социальной активности, в которых выражается отношение личности к целям жизнедеятельности и к средствам удовлетворения этих целей [6].

Многие исследователи придавали большое значение сформированности у индивида системы его ценностных ориентаций. Так, например, Колберг Л. [7], занимаясь развитием индивида, исследовал стадии морального развития личности и связывал их со стадиями умственного развития. Якобсон П.М., выделяя психологические аспекты созревания личности и исследуя критерии ее социальной зрелости, отмечал важную роль динамических сдвигов в ядре личности, связанных с открытием и усвоением ценностей, норм, требований и правил общества.

Система ценностей отражает существенные ценности, идеи и идеалы эпохи. Исследования исторического ракурса ценностей свидетельствуют, что в 30-50 гг. на первом месте находились — романтика и трудолюбие, в 70-80-е годы эти места заняли практичность и упорство. А в 1988-1990 годы произошли сдвиги в сторону индивидуализма и сужения круга интересов.

Многими учеными отмечается тесная взаимосвязь мотивационной сферы личности с ценностными ориентациями. В.А. Ядов, разграничивая социально-психологические и общепсихологические подходы к исследованию ценностных ориентаций, отмечает, что в социальной психологии «это сфера исследования социализации индивида, его адаптация к групповым нормам и требованиям, а в общей психологии — изучение высших мотивационных структур жизнедеятельности» [8]. По выказыванию Б.Ф. Поршнева, основа личности заключается в функции выбора. Выбор допускает преимущество одного мотива над всеми другими. Но для этого должны быть основы, и такими основами является ценность, поскольку ценность — единственная мера сравнения мотивов [9].

Таким образом, ценностные ориентации — сложный социально-психологический феномен, характеризующий направленность и содержание активности личности, являющийся составной частью системы отношений личности, определяющий общий подход человека к миру, к себе, придающий смысл и направление личностным позициям, поведению, поступкам. Система ценностных ориентаций выражает внутреннюю основу отношений личности с действительностью.

Проанализировав большое количество классификаций и подходов к изучению ценностных ориентаций, можно утверждать, что определение ценностных ориентаций начинается с попытки их соотнесения с другими понятиями. Тем не менее, в каждом теоретическом подходе можно наблюдать определенный, фиксированный набор ценностей, который структурируется путем предпочтения индивидом каждой их них.

На основании всего вышесказанного можно сделать следующие выводы:

Ценности как феномен — это материальные, социальные объекты, духовная деятельность человека и ее результаты, общественно значимые для личности, социальной общности, общества в целом; социально одобряемые и разделяемые большинством людей представления о том, что такое добро, справедливость, долг, патриотизм и т.п.

Понятийно ценностные ориентации — это избирательное отношение человека к материальным и духовным ценностям, система его установок, убеждений, предпочтений, выраженная в сознании и поведении, способ дифференциации человеком объектов по их значимости.

Ценностные ориентации отграничивают существенное и важное для данного человека от несущественного. В силу этого ценностные ориентации выступают важным фактором, обуславливающим мотивы действий и поступков личности. Ценностные ориентации являются важнейшим решающим фактором развития личности.

Литература:

1. Артюхова Ю.В. Ценности и воспитание // Педагогика. 1999. №4. С. 128.

2. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М., 2006. С. 259.

3. Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М. 2009. С. 45.

4. Волков Б.С. Психология юности и молодости: учеб. для вузов. М.: Трикста, 2006. С. 122.

5. Всемирная энциклопедия. Философия / гл. ред. и сост. А.А. Грицанов. М.: Мысль, 2001. С. 1999.

6. Ядов В.А. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности. Л.: Наука, 2007. С.

55.

7. Залесский Г.Е. Психологические вопросы формирования личности. М.: Мысль, 1976. С. 32.

8. Ядов В.А. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности. Л.: Наука, 1997. С.

79.

9. Поршнев Б.Ф. Функция выбора — основа личности // Проблемы личности: материалы симпозиума. М.: Педагогика, 2009. С. 344.

References:

1. Artyukhova Y. Values and Education //Pedagogy 1999. № 4. 128 p.

2. Rubinstein S.L. Problems of general psychology. M., 2006. P. 259.

3. Psychological problems of social regulation of behavior. M. 2009 . P. 45.

4. Volkov P.S. Psychology of adolescence and youth: A Textbook for univ. M.: Triksta. 2006. p.122.

5 World Encyclopedia. Philosophy / Chief ed. A.A. Gritsanov. M. : Thought, 2001 . P.1999.

6. Yadov V.A. Self-regulation and prediction of social behavior of a person. A.: Nauka. 2007. P. 55

7. Zalesskii G.E. Psychological issues of identity formation. M. Thought. 1976. P. 32

8. Yadov V.A. Self-regulation and prediction of social behavior of a person. A.: Nauka. 1997. P. 79.

9. Porshnev B.F. Selection function — the basis of personality / / Problems of identity: proceedings of the symposium. M. : Pedagogy. 2009. P.344.

Гончарова Т.

Н. Ценностные ориентации современных старшеклассников

Библиографическая ссылка на статью:
// Психология, социология и педагогика. 2012. № 6 [Электронный ресурс]. URL: https://psychology.snauka.ru/2012/06/754 (дата обращения: 12.04.2021).

Потребность в определении личностных ценностей, приоритетов и смысла жизни возникает у каждого человека. Это одна из важнейших потребностей личности. В юности эта необходимость ощущается особенно остро. Развитие личности и формирование шкалы жизненных ценностей определяется также и тем, что ожидают от него семья и общество, какие ценности и идеалы ему предлагают, какие задачи стоят перед ним в разные возрастные периоды.

Проблема ценностных ориентаций личности все больше привлекает к себе внимание ученых, поскольку система личностных и общественных ценностей человека отражает его потребности и установки, влияющие на формирование жизненных целей, определение способов их достижения, а также построение собственной профессиональной модели деятельности в социуме. Данный психологический феномен изучался, как в отечественной, так и в зарубежной психологической науке. Значительный вклад в исследование ценностных ориентаций внесли: В.Я.Ядов, К.А.Абульханова-Славская, М.Рокич, Ш.Шварц, Д.А.Леонтьев и др.[1-4].

Ценностные ориентации личности, связывающие её внутренний мир с окружающей действительностью, образуют сложную многоуровневую иерархическую систему, занимая пограничное положение между мотивационно-потребностной сферой и системой личностных смыслов. Соответственно, ценностные ориентации личности «выполняют двойственные функции»[5]

С целью определения иерархии ценностей, мы применили методику Е.Б. Фанталовой «Уровень соотношения “ценности” и “доступности” в различных жизненных сферах». Результаты проведенного психодиагностического исследования ценностных ориентаций старшеклассников представлены в Талице  1 .

Таблица 1

Результаты психодиагностического исследования значимости ценности и доступности жизненных сфер

Ценностные ориентации

% выраженность

% выраженность

Активная, деятельная жизнь

46%

51%

Здоровье

59%

57%

Интересная работа

54%

47%

Красота природы и искусства

32%

34%

Любовь

59%

50%

Материально – обеспеченная жизнь

64%

52%

Наличие хороших и верных друзей

77%

69%

Уверенность в себе

63%

59%

Познание

51%

56%

Свобода

66%

57%

Счастливая семейная жизнь

61%

52%

Творчество

34%

32%

 

 

Анализ полученных данных показывает, что самые высокие показатели ценности и доступности  жизненных сфер выявлены по ценности наличие хороших и верных друзей, что составило  77%.   Известно, что для ранней юности характерна повышенная по сравнению с другими возрастами значимость тесных эмоциональных контактов (в частности, в отличие от предшествующего – подросткового – периода, для которого характерны более активные, но менее эмоционально насыщенные отношения со сверстниками), расширение своих межличностных связей, реализация своей социальной роли.

 

Высокие показатели выявлены и по ценности свобода – 66 %, что свойственно юношескому возрасту. Это говорит о стремлении испытуемых к независимости от других людей, что характерно для данного возраста. Испытуемые считают, что самое важное в жизни — это сохранить неповторимость и своеобразие своей личности, своих взглядов, своего стиля жизни, стремясь как можно меньше поддаваться влиянию массовых тенденций. Старшеклассники хотят свободы, еще не понимая, что свобода неразрывно связана с таким понятием, как ответственность.

 

Третье место значимых ценностей для старшеклассников является материально – обеспеченная жизнь  (64 %), это свидетельствует о том, что юноши и девушки придают важное значение факторам материального благополучия. Высокий уровень материального благосостояния для таких учащихся часто оказывается основанием для развития чувства собственной значимости и повышенной самооценки в глазах окружающих.

 

Важнейшие социально-значимые ценности, такие как творчество (34%), красота природы и искусства (32%) отвергаются большинством старшеклассников как значимые. Возможно, это объясняется тем, что понятие творчества для современных старшеклассников размыто, оно утратило свое значение как создание чего-то нового, нестереотипного, поскольку в обществе очень низок престиж науки, искусства и культуры.

 

По-видимому, это определяется еще и прагматизмом современной общественной жизни, в которой ценятся, прежде всего, вещи, имеющие непосредственный смысл, приносящие выгоду и результат. Думается, что определенную роль в этом играет и организация эстетического воспитания в современной школе и современном обществе.

 

Анализ полученных данных показал, что самые высокие показатели по доступности жизненных сфер, так же как и по ценности жизненных сфер, выявлены по ценности наличие хороших и верных друзей (69%).

 

Высокие показатели выявлены и по ценности уверенность в себе – 66 %. Ассертивность — уверенность в себе – именно то личностное качество, которое позволяет старшекласснику, принимая и уважая себя, находить способы удовлетворения своих потребностей, при этом, не нанося вред другим людям.

 

На третьем месте по доступности стоит ценность познание (56 %). Это возможно объяснить тем, что на данный момент испытуемые обучаются в школе, которая полностью удовлетворяет их потребность в познании.

 

Низкие показатели, так же как и по значимости жизненных сфер, выявлены по ценностям красота природы и искусства (34 %) и творчество (32%).

 

Т.о. в целом по группе испытуемых констатируется отсутствие значимой фрустрации или экзистенциального вакуума по ведущим потребностям. Возможно, это объясняется отсутствием значимого внутриличностного конфликта в данной сфере и внутреннего напряжения, связанного с переживанием невозможности достижения желаемого в обозримом будущем.

 

Литература. 

 

  1. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. – 1995. — №9 – С. 89-105.
  2. Альбуханова-Славская К.А. Психология и сознание личности (проблемы методологии, теории и исследования реальной личности): Избр. психол. тр. – М.: Наука, 1999. – 356 с.
  3. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. – М.: Политиздат, 1975, – 304 с.
  4. Зейгарник Б.В. Теории личности в зарубежной психологии. – М.: Просвещение, 2006. – 128 с.
  5. Непомнящая Н.И. Ценность как центральный компонент психологической структуры личности // Вопросы психологии. – 2006. – №1. – С. 22-30.

 

 

 



Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «gtanya»

Моделирование личности – от ценностной ориентации к человеческому «Я»

           

2018 №6 — перейти к содержанию номера. ..

Постоянный адрес этой страницы — https://mir-nauki.com/09psmn618.html

Полный текст статьи в формате PDF (объем файла: 223.4 Кбайт)


Ссылка для цитирования этой статьи:

Кокоева Р.Т. Моделирование личности – от ценностной ориентации к человеческому «Я» // Интернет-журнал «Мир науки», 2018 №6, https://mir-nauki.com/PDF/09PSMN618.pdf (доступ свободный). Загл. с экрана. Яз. рус., англ.


Моделирование личности – от ценностной ориентации к человеческому «Я»

Кокоева Разита Тембулатовна
ФГБОУ ВО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова», Владикавказ, Россия
Кандидат педагогических наук, доцент
E-mail: [email protected]
РИНЦ: http://elibrary.ru/author_profile.asp?id=772008

Аннотация. В статье рассматриваются ценностные ориентации в классических психологических парадигмах 20 века, которые заложили базисную основу глубинного понимания личности человека. Современные исследования ценностей преломляется через концептуальные положения выдающихся психоаналитиков и психотерапевтов, заложивших фундаментальную идею в исследовании природы человека, человеческого существования, соотнесения бытия и сознания.

Автором представлен обзор научных дискуссий указанного периода от ценностей личности до высшей самоактуализирующей позиции личности, мотивирующей ее смыслообразующее начало и экзистенциальную реализацию. Ценностные ориентации представляют собой феномены психической деятельности человека, ее структурную содержательно-смысловую особенность, проявляющуюся в поведении. Существование, проживание жизни, как постулируют экзистенциалисты, анализируется ими в особых состояниях сознания, в пограничных ситуациях, в тяжелых ситуациях, когда человек проживает свои внутренние экзистенции – страх, тревогу, беспокойство, свободу, выбор, ответственность, одиночество, любовь. Эмоционально прорабатывая эти состояния, человек обретает свою аутентичность, новое ощущение жизни как целостности, цельности, концентрируясь на главном, отбрасывая несущественное. Ядро ценностных предпочтений заключается в возможности и способности человека самому сделать выбор, быть ответственным за него и в конечном итоге конструировать свой жизненный замысел, чтобы реализовать его в «здесь-и-сейчас»-ситуации. Смысл жизни обозначается личностью в определенный пространственно-временной момент бытия. Автором статьи определено, что ценностная структура личности – это сложный социальный феномен культуры, детерминированный внутренней основой взаимоотношений личности с социальным окружением, характеризующий направленность человека, которая определяет соотнесенность отношения личности к самому себе, обществу, подтверждающий статус психически и социально адаптированной зрелой личности.

Ключевые слова: психоанализ; экзистенциальная психология; гуманистическая психология; ценностные ориентации; личность; бытие и сознание; смысл существования

Скачать


Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4. 0 License.

ISSN 2309-4265 (Online)


Уважаемые читатели! Комментарии к статьям принимаются на русском и английском языках.
Комментарии проходят премодерацию, и появляются на сайте после проверки редактором.
Комментарии, не имеющие отношения к тематике статьи, не публикуются.

ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ МАЛЫХ И КРУПНЫХ ГОРОДОВ

Ценностные ориентации личности рассматриваются как психологические основания эффективности предпринимательства. Приведены результаты сравнительного исследования ценностных ориентаций предпринимателей пгт. Шира (малый город) и предпринимателей г. Томска (крупный город). Полученные данные свидетельствуют о том, что предприниматели малых городов, по сравнению с предпринимателями крупных городов, обладают меньшим психологическим потенциалом, который бы обеспечил эффективность их предпринимательской деятельности. Также результаты исследования позволяют сделать вывод о том, что в крупных городах у предпринимателей происходит трансформация личности в направлении большего её соответствия требованиям осуществляемой деятельности.

VALUE ORIENTATIONS OF ENTREPRENEURS OF SMALL TOWNS AND BIG CITIES.pdf Актуальность проблемы предпринимательства как предмета исследования российских учёных [3, 5, 12, 13 и др.] определяется прежде всего приоритетными направлениями социальной и экономической политики России, одной из задач которой является развитие малого и среднего бизнеса [15]. Отличительной особенностью большинства исследований, выполненных в предметном поле психологии, является установка на изучение личностных особенностей предпринимателей. В исследованиях социологов и экономистов, посвящённых анализу факторов успешности предпринимательской деятельности, в качестве центральных также называются именно личностные характеристики субъекта этой деятельности [2, 6, 19]. Если проанализировать, какие именно личностные характеристики предпринимателей изучаются современными психологами-исследовате-лями, то можно увидеть, что в качестве таковых выступают параметры так называемого личностного потенциала [10], неотъемлемыми характеристиками которого выступают жизнестойкость, толерантность к неопределён-ности и др. [1, 10, 17]. Однако отсутствуют исследования, посвящённые выявлению ценностных ориентаций предпринимателей при том, что Д. А. Леонтьев, автор концепции личностного потенциала, утверждает, что личностный потенциал опосредуется ценностями [10]. Цель нашего эмпирического исследования заключается в определении особенностей ценностных ориентаций предпринимателей, занимающихся малым и средним бизнесом и осуществляющих свою деятельность в малых и крупных городах. В исследовании приняли участие 60 предпринимателей (в возрасте от 22 до 57 лет) поселка городского типа (пгт.) Шира Республики Хакасия, имеющего статус малого города2, и 60 предпринимателей г. Томска (в возрасте от 22 до 56 лет), относящегося к категории крупных городов. Сбор данных производился с помощью «Ценностного опросника» Ш. Шварца, адаптированного В.Н. Карандашевым [7], «Опросника жизнестойкости» С. Мадди, адаптированного Д.А. Леонтьевым и Е.И. Рассказовой [8], «Шкалы толерантности к неопределённости» STAT-I Д. Маклейна, адаптированной Е. Г. Луковицкой [11]. Как известно, Ш. Шварц [7] выделяет два уровня ценностей: уровень нормативных идеалов — ценности как внутренние ориентиры, идеалы и убеждения и уровень индивидуальных приоритетов — ценности, которые проявляются в реальном поведении. Первый уровень является более стабильным и отражает представления человека о том, как нужно поступать, определяя тем самым его принципы поведения. Второй уровень является более зависимым от внешней среды, например от группового давления, и соотносится с конкретными поступками человека. Кроме того, в концепции Ш. Шварца ценности организованы в две биполярные ортогональные оси измерения. Первая ось — «Открытость изменениям — Консерватизм». Полюс «Открытость изменениям» включает ценности Самостоятельности и Стимуляции, а полюс «Консерватизм» — Безопасность, Конформность и Традиции. Вторая ось -«Самовозвышение — Самотрансцендентность». Полюс «Самовозвыше-ние» включает ценности Власти и Достижений, а полюс «Самотранс-цендентность» — Универсализм и Доброту. Рассмотрим результаты сравнительного анализа ценностей в группе предпринимателей пгт. Шира и группе предпринимателей г. Томска (табл. 1). Как видно из табл. 1, у предпринимателей пгт. Шира, по сравнению с предпринимателями г. Томска, более выражены (на двух уровнях) такие «ценностные типы», как Конформность, Традиции, Доброта, Универсализм, Безопасность, и менее выражены — Самостоятельность, Достижение, Власть и Стимуляция. Иначе говоря, ценности предпринимателей пгт. Шира и ценности предпринимателей г. Томска находятся на противоположных полюсах. Если ценности предпринимателей пгт. Шира тяготеют к полюсам «Косерватизм» и «Самотранс-цендентность», то ценности предпринимателей г. Томска — к полюсам «Открытость к изменениям» и «Самовозвышение». Полученные нами результаты подтверждают данные социологических исследований, проведённых ранее и посвящённых изучению ментальности жителей малых городов. В частности, М.В. Никитский приходит к выводу, что поскольку жителям малых городов свойственны сильный социальный контроль жизни и общения людей, элементы традиционной соседской общины, почти полная невозможность анонимного существования человека, постольку «большинство рассуждений и переживаний жителей малого города базируется на традиционных народных представлениях и ценностях, которые, в свою очередь, как правило, просоциальны» [14. С. 63]. Ж.Д. Ефремова [4] выделяет следующие особенности ментальности жителей малых городов: постоянный переход из крайности в крайность, тяга к абсолютным ценностям и связанные с этим утопизм сознания, аффективность, преобладание чувственного восприятия над рациональным, приоритет духовно-нравственных ценностей над практическими результатами, неразвитость индивидуалистического начала. Т а б л и ц а 1 Результаты сравнительного анализа по t-критерию Стьюдента ценностей на уровнях нормативных идеалов и индивидуальных приоритетов в группах предпринимателей пгт. Шира(п = 60) и предпринимателей г. Томска (n = 60) Шкалы «Ценностного опросника» Ш. Шварца Средние значения в группе предпринимателей пгт. Шира Средние значения в группе предпринимателей г. Томска Критерий для сравнения средних (/-value) Уровень значимости (р) На уровне нормативных идеалов Конформность 3,69 2,28 4,61 0,00 Традиции 3,57 2,03 5,64 0,00 Доброта 4,88 2,99 5,74 0,00 Универсализм 4,55 2,21 8,38 0,00 Самостоятельность 5,36 7,71 -6,61 0,00 Стимуляция 3,12 4,56 -4,69 0,00 Гедонизм 3,58 2,90 1,94 0,06 Достижение 4,48 6,23 -4,31 0,00 Власть 4,53 5,78 -2,33 0,02 Безопасность 5,66 2,90 8,72 0,00 На уровне индивидуальных приоритетов Конформность 6,63 2,03 19,38 0,00 Традиции 6,37 2,18 17,97 0,00 Доброта 6,16 2,62 14,16 0,00 Универсализм 5,18 2,40 11,28 0,00 Самостоятельность 3,25 7,71 -16,45 0,00 Стимуляция 2,77 5,28 -10,63 0,00 Гедонизм 2,97 2,76 0,84 0,40 Достижение 3,42 5,75 -7,93 0,00 Власть 3,49 6,06 -8,76 0,00 Безопасность 7,95 2,40 21,98 0,00 Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия. На основании этих результатов можно сделать вывод, что ценностные ориентации предпринимателей г. Томска в значительно большей степени, нежели ценностные ориентации предпринимателей пгт. Шира, отвечают характеру предпринимательской деятельности. А значит, можно утверждать, что малые города, по сравнению с крупными, имеют меньший потенциал для развития малого и среднего бизнеса. Рассмотрим теперь особенности структурной организации ценностей у предпринимателей пгт. Шира и г. Томска. Анализ соотношения ценностей на уровне нормативных идеалов и на уровне индивидуальных приоритетов в группе предпринимателей пгт. Шира показывает, что шесть из десяти ценностных типов на уровне нормативных идеалов и на уровне индивидуальных приоритетов значимо различаются (табл. 2). Т а б л и ц а 2 Результаты сравнительного анализа по t-критерию Стьюдента ценностей на уровнях нормативных идеалов и индивидуальных приоритетов в группе предпринимателей пгт. Шира Шкалы «Ценностного опросника» Ш. Шварца Средние значения на уровне нормативных идеалов Средние значения на уровне индивидуальных приоритетов Критерий для сравнения средних (/-value) Уровень значимости (p) Конформность 6,63 3,69 -8,66 0,00 Традиции 6,37 3,57 -8,82 0,00 Доброта 6,16 4,88 -3,57 0,00 Универсализм 5,18 4,55 -1,98 0,05 Самостоятельность 3,25 5,36 6,05 0,00 Стимуляция 2,77 3,12 1,04 0,30 Гедонизм 2,97 3,58 1,59 0,11 Достижение 3,42 4,48 2,55 0,01 Власть 3,49 4,11 1,63 0,10 Безопасность 7,95 5,66 -6,47 0,00 Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия. Полученные результаты позволяют констатировать наличие значительного «разрыва» в структуре ценностей предпринимателей пгт. Шира как по оси «Открытость изменениям — Консерватизм», так и по оси «Самовозвышение — Самотрансцендентность». Выраженность ценностей Консерватизма и Трансцендентности как внутренних ориентиров и идеалов «не поддерживается» их реализацией в поведении. И, наоборот, ценности Открытости изменениям и Самовозвышения, которые не являются доминирующими внутренними ориентирами, имеют значимо более высокие значения на уровне индивидуальных поведенческих приоритетов. По мнению Е.Б. Фанталовой, дисбаланс ценностей связан с внутренними конфликтами, личностной дисгармонией и психологической неудовлетворённостью жизненной ситуацией. Она полагает, что «состояние внутреннего конфликта — это, прежде всего, состояние «разрыва» в системе «сознание — бытие», а именно разрыва между потребностью в достижении внутренне значимых ценностных объектов и возможностью такого достижения в реальности» [18. С. 11]. На основании полученных нами данных можно предположить, что для субъектов предпринимательства в пгт. Шира их деятельность не является аутентичной, но скорее вынужденной, обусловленной прежде всего внешними, социально-экономическими проблемами малых городов: высоким уровнем безработицы, низким уровнем доходов населения и бедностью [20]. В этой связи представляется сомнительным решение социальноэкономической задачи развития эффективного предпринимательства в малых городах, поскольку реализация программ развития малого и среднего бизнеса может встретить препятствие в виде психологической неготовности населения к предпринимательской деятельности. Перейдём к рассмотрению особенностей ценностной структуры у предпринимателей г. Томска. Полученные данные свидетельствуют о том, что она в целом является более сбалансированной (табл. 3), чем у предпринимателей пгт. Шира. Тем не менее две группы ценностей, относящихся к ценностным типам Безопасность и Стимуляция, показали значимые различия между уровнями нормативных идеалов и индивидуальных приоритетов. При этом направленность этих различий такова, что предприниматели г. Томска предпочли бы в качестве идеального для себя состояния меньший уровень активности и интенсивных переживаний и больший уровень безопасности и стабильности социальных и межличностных отношений, чем это реализуется в их реальном поведении. Т а б л и ц а 3 Результаты сравнительного анализа по t-критерию Стьюдента ценностей на уровнях нормативных идеалов и индивидуальных приоритетов в группе предпринимателей г. Томска Шкалы «Ценностного опросника» Ш. Шварца Средние значения на уровне нормативных идеалов Средние значения на уровне индивидуальных приоритетов Критерий для сравнения средних (/-value) Уровень значимости (p) Конформность 2,28 2,03 1,33 0,19 Традиции 2,03 2,18 -0,88 0,38 Доброта 2,99 2,62 1,75 0,08 Универсализм 2,21 2,40 -0,95 0,34 Самостоятельность 7,71 7,71 0,00 1,00 Стимуляция 4,56 5,28 -3,48 0,00 Гедонизм 2,90 2,78 0,69 0,49 Достижение 6,23 5,75 1,71 0,09 Власть 5,78 6,06 -1,08 0,28 Безопасность 2,90 2,40 2,53 0,01 Примечание. Жирным шрифтом выделены статистически значимые различия. Дополнительную информацию о структурных особенностях личности предпринимателей малых и крупных городов мы получили, применив факторный анализ по главным характеристикам, которые выявлялись в данном исследовании, — ценностям, а также по дополнительным характеристикам — Жизнестойкости и Толерантности к неопределённости. Рассмотрим результаты в группе предпринимателей пгт. Шира (табл. 4). Т а б л и ц а 4 Результаты факторного анализа ценностей, Жизнестойкости и Толерантности к неопределённости в группе предпринимателей пгт. Шира Factor Loadings (Varimax raw) Extraction: Principal components Отмеченные нагрузки > ,500000 Показатели Фактор 1 Фактор 2 Фактор 3 Конформность (УНИ) 0,78 -0,07 -0,26 Традиции (УНИ) 0,77 0,09 -0,19 Доброта (УНИ) 0,85 0,02 0,01 Универсализм (УНИ) 0,62 -0,25 -0,44 Самостоятельность (УНИ) 0,77 0,13 0,22 Стимуляция (УНИ) 0,69 0,19 0,12 Гедонизм (УНИ) 0,51 0,32 0,24 Достижение (УНИ) 0,57 -0,05 0,11 Власть (УНИ) 0,37 -0,18 0,32 Безопасность (УНИ) 0,84 0,05 0,12 Конформность (УИП) 0,02 -0,25 0,40 Традиции (УИП) -0,22 -0,41 -0,21 Доброта (УИП) 0,06 0,04 -0,44 Универсализм (УИП) -0,11 0,31 -0,43 Самостоятельность (УИП) -0,34 -0,10 0,54 Стимуляция (УИП) 0,36 0,52 -0,06 Гедонизм (УИП) 0,10 0,09 -0,01 Достижение (УИП) 0,27 -0,22 0,40 Власть (УИП) 0,26 0,26 0,17 Безопасность (УИП) -0,22 -0,08 -0,36 Вовлечённость -0,07 0,84 -0,06 Контроль 0,08 0,80 -0,16 Принятие риска 0,06 0,80 0,16 Суммарный показатель жизнестойкости 0,02 0,93 -0,05 Толерантность к неопределённости 0,04 0,69 0,06 Общая дисперсия фактора 5,33 4,34 1,80 Доля общей дисперсии 0,21 0,17 0,07 Примечание. Жирным шрифтом выделены шкалы, имеющие статистически значимую факторную нагрузку. УНИ — уровень нормативных идеалов. УИП — уровень индивидуальных приоритетов. Как видно из табл. 4, первый фактор объединил параметры ценностей только на уровне нормативных идеалов, второй — параметры Жизнестойкости и Толерантности к неопределённости, в третий фактор, имеющий наименьшую долю общей дисперсии, вошел только один параметр — Самостоятельность (УИП). На основании этого можно утверждать, что, во-первых, ценности и параметры личностного потенциала (Жизнестойкость и Толерантность к неопределённости) не зависят друг от друга. Во-вторых, именно ценности, а не параметры личностного потенциала являются более существенными структурными компонентами, определяющими личность. Такое соотношение структурных компонентов в целом отвечает «нормальной» внутрилич-ностной иерархии. Именно «личностная ценность проявляет себя как стабильный источник смыслообразования и мотивообразования» [9]. Т а б л и ц а 5 Результаты факторного анализа ценностей, Жизнестойкости и Толерантности к неопределённости в группе предпринимателей г. Томска Factor Loadings (Varimax raw) Extraction: Principal components Отмеченные нагрузки > ,500000 Показатели Фактор 1 Фактор 2 Фактор 3 Конформность (УНИ) -0,18 -0,70 -0,04 Традиции (УНИ) -0,41 -0,36 0,33 Доброта (УНИ) -0,19 -0,39 0,01 Универсализм (УНИ) 0,05 -0,61 0,15 Самостоятельность (УНИ) -0,03 -0,21 0,15 Стимуляция (УНИ) -0,17 0,02 -0,50 Гедонизм (УНИ) 0,11 0,06 0,48 Достижение (УНИ) 0,06 -0,49 -0,11 Власть (УНИ) 0,18 -0,01 -0,02 Безопасность (УНИ) 0,02 -0,65 0,36 Конформность (УИП) -0,12 0,05 -0,58 Традиции (УИП) 0,07 0,33 -0,13 Доброта (УИП) -0,10 0,26 -0,19 Универсализм (УИП) 0,05 -0,36 0,33 Самостоятельность (УИП) 0,30 -0,23 -0,32 Стимуляция (УИП) 0,17 0,39 0,33 Гедонизм (УИП) -0,39 0,38 0,16 Достижение (УИП) 0,19 0,03 -0,44 Власть (УИП) -0,06 0,37 0,17 Безопасность (УИП) -0,26 -0,04 -0,12 Вовлечённость 0,86 -0,02 0,12 Контроль 0,82 0,10 -0,03 Принятие риска 0,41 0,14 -0,38 Суммарный показатель жизнестойкости 0,96 0,06 -0,01 Толерантность к неопределённости 0,42 0,60 0,27 Общая дисперсия фактора 3,40 3,05 1,98 Доля общей дисперсии 0,14 0,12 0,08 Примечание. Жирным шрифтом выделены шкалы, имеющие статистически значимую факторную нагрузку. УНИ — уровень нормативных идеалов. УИП — уровень индивидуальных приоритетов. Совершенно другая факторная структура обнаруживается в группе предпринимателей г. Томска (табл. 5). В первый фактор с высокой положительной факторной нагрузкой вошли шкалы «Опросника жизнестойкости». На основании указанного можно говорить, что иерархически более высокое значение в личностной структуре предпринимателей г. Томска (т.е. крупного города) начинают занимать параметры личностного потенциала, а не ценностей как внутренних ориентиров, идеалов и убеждений. Тот факт, что в группе предпринимателей г. Томска фактор ценностей вообще не выделился как самостоятельный, только подчеркивает справедливость данного вывода. Интересным оказалось содержание второго фактора. В него с положительным знаком вошел показатель Толерантности к неопределённости, а с отрицательным — ценности Конформности, Безопасности и Универсализма на уровне нормативных идеалов, но не вошли те же ценности на уровне индивидуальных поведенческих приоритетов. Возможно, в данном исследовании удалось «схватить» определённый этап трансформации личностной структуры субъектов, которые решили заняться предпринимательской деятельностью. Предпринимательство объективно требует от субъекта быть устойчивым в ситуациях неопределённости, а значит, человек должен развивать в себе способность воспринимать неопределённые ситуации не как источник угрозы, а как источник нового опыта и новых перспектив и не бояться трудностей и проблем, которые могут быть с этим связаны. Причём эта способность вполне может быть не конгруэнтна глубинным ценностным основаниям предпринимателя, но реализуется лишь его сознательными усилиями. И поэтому в начале пути она «поддерживается» не столько «усилением» соответствующих этой способности ценностей, таких как Самостоятельность, Стимуляция, Достижения, сколько отрицанием, отвержением ценностей, мешающих развитию этой способности, — Конформности, Безопасности и Универсализма. Другими словами, для того чтобы быть готовым к деятельности в ситуациях, связанных с противоречивостью и дефицитом информации, многоальтернативностью выборов и решений, неконтролируемостью и непредсказуемостью, предприниматели г. Томска вынуждены внутренне отказываться от идеалов безопасности и стабильности, просоциальных ценностей понимания, терпимости, защиты благополучия людей и сдерживания действий, которые могут иметь негативные социальные последствия. Обобщая все полученные в данном исследовании результаты, можно сделать два главных вывода. Во-первых, можно заключить, что предприниматели малых городов, по сравнению с предпринимателями крупных городов, обладают меньшим психологическим потенциалом, который бы обеспечил эффективность их предпринимательской деятельности. Во-вторых, в крупных городах у предпринимателей происходит трансформация личности в направлении большего соответствия их психологических особенностей требованиям осуществляемой ими деятельности.

Юмаева О. В. Повышение инвестиционной привлекательности малых городов РФ -эффективный путь улучшения социально-экономического положения регионов РФ и России в целом // Регионы России: проблемы и перспективы экономического развития : сб. матер. по итогам Всерос. науч.-практ. конф., Москва, 22-29 марта 2010 г. / под общ. ред. О.Н. Мельникова. М. : Креативная экономика, 2010. С. 51-55.

Шумпетер Й.А. Теория экономического развития. М. : Директ-Медиа, 2007. 400 с.

Фанталова Е.Б. Диагностика и психотерапия внутреннего конфликта. Самарат: Бахрах-М, 2001. 128 с.

Сметанова Ю.В. Личностный потенциал как ресурсная составляющая инновационно-предпринимательской направленности : автореф. дис.. канд. психол. наук. Томск, 2012. 24 с.

О развитии малого и среднего предпринимательства: Федер. закон Рос. Федерации от 24 июля 2007 г. № 209-ФЗ // Рос. газ. 2007. 31 июля.

Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: Федер. закон Рос. Федерации от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ // Рос. газ. 2003. 8 октября.

Научные материалы V съезда Российского психологического общества. М., 2012. Т. 2. 464 с.

Никитский М.В. Социальный климат малых городов России (штрихи к социально-педагогическому аспекту российской глубинки) // Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология. 2010. № 2 (17). С. 57-67.

Лутохина Э.А. Модель человека в новой экономике // Белорусский журнал международного права и международных отношений. 2004. № 2. С. 85-89.

Луковицкая Е.Г. Социально-психологическое значение толерантности к неопределенности : дис.. канд. психол. наук. СПб., 1998. 173 с.

Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М. : Смысл, 2003. 487 с.

Личностный потенциал: структура и диагностика / под ред. Д.А. Леонтьева. М. : Смысл, 2011. 680 с.

Леонтьев Д.А., Рассказова Е.И. Тест жизнестойкости. М. : Смысл, 2006. 63 с.

Карандашев В.Н. Методика Шварца для изучения ценностей личности: концепция и методическое руководство. СПб. : Речь, 2004. 70 с.

Заславская Т.И. Бизнес-слой российского общества: сущность, структура, статус // Социологические исследования. 1995. № 3. С. 3-11.

Журавлев А.Л., Позняков В.П. Деловая активность предпринимателей: методы оценки и воздействия. М. : ИП РАН, 1995. 58 с.

Ефремова Ж.Д. Формирование и функционирование менталитета населения малого провинциального города : автореф. дис.. канд. социол. наук. М., 2006. 24 с.

Вавилов О.О. Предприниматель как объект социально-экономического исследования : автореф. дис.. канд. социол. наук. М., 2008. 23 с.

Дружинин В.Н. Психология : учебник для экономических вузов. СПб. : Питер, 2002. 672 с.

Богомаз С.А., Каракулова О.В. Личностный и коммуникативный потенциалы инновационно-предпринимательски-ориентированных субъектов // Сибирский психологический журнал. 2010. № 37. С. 48-51.

Ценности и ценностные ориентации практического психолога как основа его личностно-профессионального саморазвития

Главная » Профессиональная психология » 14. Ценности и ценностные ориентации практического психолога как основа его личностно-профессионального саморазвития


Ценности и ценностные ориентации практического психолога как основа его личностно-профессионального саморазвития

Любое гармоничное общество в идеале должно состоять из самоактуализирующихся личностей, при этом гармония в обществе может быть достигнута, прежде всего, через внутреннюю гармонию каждого его члена. Условием внутренней гармонии личности является развитие соответствующей системы ценностных ориентации в процессе целенаправленного воздействия и обучения.
Ценностная ориентация — это и есть выбор личностью такого типа поведения (поступка), в основе которого лежат определенные, с той или иной глубиной осознанные (или вообще неосознанные) ценности.
Система ценностных ориентаций, являясь психологической характеристикой зрелой личности, одним из центральных личностных образований, выражает содержательное отношение человека к социальной действительности и в этом качестве определяет мотивацию его поведения, оказывает существенное влияние на все стороны его деятельности. Как элемент структуры личности ценностные ориентации характеризуют внутреннюю готовность к совершению определенной деятельности по удовлетворению потребностей и интересов, указывают на направленность ее поведения.
Содержание образования в настоящее время, в условиях переоценки ценностей в кризисном обществе, должно быть посвящено не столько усвоению профессиональных знаний и навыков, сколько личностному росту и развитию, формированию ценностных ориентации самоактуализирующейся личности. Это становится особенно актуальным, когда речь идет о подготовке к деятельности типа «человек — человек», в которой ведущее место должны занимать этико-де-онтологические аспекты, поскольку для данного вида профессий предметом трудовой деятельности выступает сама человеческая личность. Такие виды профессиональной деятельности являются областями существования и развития общечеловеческих ценностей. Именно здесь реализуются ценности альтруизма и творчества, которые придают смысл данной деятельности.
Одним из ярких примеров подобной деятельности является деятельность практического психолога.
В качестве наиболее специфической характеристики профессии психолога, который должен быть готов работать с людьми, кардинально отличающимися от него по образовательному и культурному уровню, национальности, политическим и религиозным убеждениям и т. п., можно выделить, в частности, необходимость принимать и уважать иной взгляд на мир, отличный от собственного, не теряя при этом своей индивидуальности.
Система ценностных ориентации личности органично включено в структуру профессионально значимых качеств специалистов широкого профиля. Так, она занимает центральное место в структуре профессиональных качеств практических психологов.
Система ценностных ориентации психолога проходит ряд своеобразных модификаций. Она осмысливается и оценивается в процессе обучения, в процессе выработки личностной и профессиональной позиции, в процессе осознания этических норм профессиональной деятельности. Деятельность психолога — это такой вид социальной активности где обобщённые идеи о ценности человека предельно конкретизируются и персонифицируются в словах и действиях, направленных на другого человека. Выраженная ориентация на ценность другого человека в профессиональной деятельности психолога предполагает адекватное восприятие им своих возможностей как меры воздействия на другого человека, основанной на переживании чувства профессионального долга и ответственности за свои профессиональные действия.
В том случае если ценностные ориентации личности плохо согласуются с профессиональной системой ценностей и этическими нормами практических психологов, наблюдается серьезный кризис, связанный с разочарованием в профессиональной деятельности. Это обуславливает необходимость детально и глубоко изучить проблему согласования ценностных ориентации личности и профессиональную систему ценностей будущих практических психологов.
Усложнение системы личностных конструктов приводит, тем самым, к осознанию значимости высших ценностей-целей — профессиональной и личностной самореализации, творчества и свободы, а также к выбору более адекватных средств их достижения.
Описанные высшие ценности занимают ведущее место в структуре профессионально значимых качеств практических психологов. Организованный на базе внедрения выделенных в ходе формирующего эксперимента принципов развития высшего уровня ценностной системы процесс психологического обучения создает адекватные условия для формирования профессиональной системы ценностей практического психолога.
 
Лекция, реферат. Ценности и ценностные ориентации практического психолога как основа его личностно-профессионального саморазвития — понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2021.

ТИПОЛОГИЯ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ ЛИЧНОСТИ | Наукові конференції

Автор: 

Диляра Ихсанова (Алматы, Казахстан)

Развитие системы ценностных ориентаций занимает одно из важных и актуальных мест в современной психологической тематике, поскольку ценностные ориентации выполняют важнейшую функцию не только стабилизации, но и предотвращения отклоняющегося поведения молодежи.

Несмотря на неугасающий интерес к аксиологической проблематике, до настоящего времени нет единого определения ценностных ориентаций личности, не выяснено их соотношение и взаимосвязь с другими личностными сферами. При этом большинство исследователей едины во мнении о том, что система ценностных ориентаций, являясь основой для рассмотрения человека как зрелой личности, выражает избирательное отношение человека к социальной действительности. В связи с этим, мы понимаем ценностные ориентации как  сложный социально-психологический феномен, не только характеризующий содержание активности, но и определяющий подход человека к миру, к себе, а также придающий смысл поведению и поступкам. Таким образом, система ценностных ориентаций имеет многоуровневую структуру, а ее вершина – это ценности, связанные с жизненными целями личности. Ученые обосновывают проблематичность изучения системы ценностных ориентаций личности сложностью самого процесса детерминации её социальными и культурными факторами. А так же подчеркивается многомерность системы ценностных ориентаций как объекта исследования.

         Принято считать, что главным элементом культуры являются ценности, доминирующие в обществе. Так ценностные приоритеты реализуются через поведение, а накопленный нами опыт в быстро меняющихся социальных условиях оказывает влияние на ценности. Таким образом, можно увидеть изменения в культуре и личности, проанализировав ценности. Но здесь мы должны рассмотреть еще один аспект данного вопроса: каково значение ценностей в разных культурах. На индивидуальном уровне ценности являются мотивами, которыми люди руководствуются в жизни. Взаимосвязь между рангами ценностей отражает внутренние изменения индивида.

На современном этапе, исследование ценностей базируется на исследованиях М. Рокича. Он предложил инструмент для изучения ценностей в психологии, дав ясное определение этого понятия, как принципов жизни. Автор методики различает два класса ценностей:  — терминальные ценности — убеждения в том, что конечная цель индивидуального существования стоит того, чтобы к ней стремиться; — инструментальные ценности — убеждения в том, что какой-то образ действий или свойство личности является предпочтительным в любой ситуации. Это деление соответствует традиционному в отечественной психологии делению на ценности-цели и ценности-средства [1].

         С. Шварцем (1992) был проведен многонациональный опрос, направленный на выявление ценностей, которые люди считают своими главными жизненными принципами. Автор утверждает, что главный аспект, отделяющий ценности друг от друга, – это тип мотивации. Он выделил блоки ценностей, основанием явились основные человеческие ценности, характеризующие человеческие потребности и имеющие место во всех культурах. К ним автор относит: биологические нужды, потребности социального взаимодействия. Выделив ценности в работах других ученых, он сгруппировал их в десять видов мотивации. Основываясь на главной цели, С.Шварц дал ценностям определения: власть, гедонизм, достижения, заботливость, безопасность, конформизм, самостоятельность, стимуляция, традиционность, универсализм. Последующие результаты подтвердили данную структуру. В дальнейшем С. Шварц говорил, что единая система ценностей связана с другими переменными, такими как – установки, поведение, групповое членство [2].

В исследовании, проведенном С. Шварцем, описанную совокупность из десяти ценностей можно представить в двумерном пространстве, где одна из осей будет характеризовать открытость опыту, а другая – выход за пределы Я. Это двумерное представление отражает динамические связи между ценностями. Одновременно придерживаться ценностей, расположенных рядом в двумерном пространстве, не представляет затруднений. Придерживаться же противоположных ценностей, например, стимуляции и конфронтации, довольно трудно [2, с.329].

Дж. Капрара и Д. Сервон рассматривают проблему влияния социальных изменений на ценности общества и говорят о наличии феноменов, которые свидетельствуют о сохранении определенных базовых ценностей. При изучении влияния социальных изменений на индивидуальные ценности необходимо учитывать, что люди не пассивные реципиенты социального влияния. Люди  не только выбирают, но и частично формируют социальные факторы, которые на них действуют [3].

         Рассматривая индивидуальную иерархию ценностных ориентаций Д.А.Леонтьев предлагает возможные группировки ценностей по различным основаниям, в частности противоположные ценности, среди которых:  конкретные и абстрактные ценности, индивидуальные и межличностные, активные и пассивные ценности, а так же ценности профессиональной реализации и личной жизни [4].

Ценностные ориентации в любом обществе отличаются неоднородностью, поскольку они формируются, и развиваются в ходе накопления индивидом жизненного опыта в условиях изменяющегося мира и находят свое выражение в целях, социальных выборах, интересах личности или группы в условиях реального взаимодействия [5]. В связи с этим, ценностные ориентации и личности и группы, будут представлять интерес для определения не только направленности общества, но и для определения влияния и возможно изменения ценностных ориентаций в результате совместной деятельности.

В связи с этим, типология ценностных ориентаций имеет очень важное значение, поскольку в группах характеризующихся низким или высоким уровнем развития, соответственно наиболее отчетливо проявляются доминирующие индивидуальные ценности.

По мнению М.С. Яницкого субъективная значимость для человека тех или иных ценностей может определяться разными источниками [6]. В связи с этим, важно отметить, что развитие ценностных ориентаций личности основывается не только исходя из индивидуального опыта, но и в социальном взаимодействии. Таким образом, в результате психокоррекционного воздействия, мы можем оказывать определенное влияние на развитие системы ценностных ориентаций молодого поколения.

 

Литература:

1.  Практическая психодиагностика. Методики и тесты: учебное пособие / под ред. Райгородского. – Самара: Издательский дом «БАХРАХ-М», 2008. – 672 с.

2.  Карандашев В.Н. Методика Шварца для изучении ценностей личности: концепция и методическое руководство. — СПб.: Речь, 2004 — 70 с.

3.  Капрара Дж., Сервон Д. Психология личности. — СПб: Питер, 2003. – 640 с.

4.  Леонтьев Д.А. От социальных ценностей к личностным: социогенез и феноменология ценностной регуляции деятельности // Вестник Московского университета. Сер. Психология. — 1996.- №4.- С.35-44.

5.  Кондратьев М.Ю., Ильин В.А. Азбука социального психолога-практика. – М.: ПЕР СЭ, 2007. – 464 с.

6.  Яницкий М.С. Ценностные ориентации личности как динамическая система. — Кемерово: Кузбассвузиздат, 2000. – 204 с.

Ценностные ориентации личности

Что такое ценность?

С понятием «ценность» всегда соотносится степень важности для человека каких-то качеств, принципов, взглядов, взаимоотношений, или даже предметов — в зависимости от тех обстоятельств, которые эти ценности сформировали. Ценности принято разделять на материальные, культурные и моральные, а так же на общественные и индивидуальные. Такие атрибуты, как редкость и уникальность, так же часто относят к понятию ценности, хотя, в определенных условиях, важными могут становится и вполне обычные и распространенные вещи, явления и понятия, такие как еда, или дождь, социальный статус, или мода, поэтому иерархия ценностей в человеческом сообществе явление очень многообразное и зависимое от конкретной ситуации.

Материальные ценности могут иметь для человека очень высокую важность даже в высокоразвитых социально-культурных системах, как в личном, так и в общественном плане. Но все же, когда речь идет о «человеческих» ценностях, обычно имеются ввиду именно моральные ценности, то есть — иерархии ценностей, в которых общие интересы превалируют над частными.

Ценностная ориентация

Говоря о ценностной ориентации, как об устойчивой структуре сознания и об осознанном выборе человек, мы имеем дело с рядом очень неоднозначных и сложных оценочных критериев. Сложность заключается в первую очередь в том, что культурная и социальная среда, в которой формируются подобные личностные ориентиры, в любом случае оказывает давление на личность, заставляя ее принимать соответствующую «форму». Во многих случаях такая «внешняя» ценностная структура личности, формально отвечающая общим социально-культурным и моральным нормам, является неосознанной и непрочувствованной психологической мимикрией, по сути — инстинктивной. И до тех пор, пока подобная, формально структурированная личность не сталкивается с серьезным противодействием со стороны окружения относительно избранных ей ценностей, либо пока она не испытывает мощного внутреннего импульса самостоятельно нарушить иерархию приобретенных оценочных критериев, невозможно говорить об осознанном выборе, хотя такой выбор и может быть вполне осознанным с самого начала.

В то же время, общая устойчивая формальная структура ценностных ориентиров в социуме служит серьезной опорой для реализации ценностного выбора в конкретных ситуациях, и мощной психологической подпиткой для развития более осознанного внутреннего подхода личности к выбору ценностей, уверенности в таком выборе.

Психологические процессы

Сложность применения распознавательных критериев внутренней ценностной иерархии так же связана с тем, что даже если личность относится к выбору не формально, а вполне осознает несоответствие своих собственных ценностных приоритетов в сравнении с ценностями социально-культурной среды, в которой существует, мимикрия может приобретать и сознательный статус. Но существует и еще более изощренная форма мимикрии (психологической имитации), когда личность подсознательно действует в соответствии с собственными интересами, скрывая это от рационального сознания, и формально сохраняя для себя внутренний статус соответствия ценностным интересам общества.

Такие сложные психологические процессы присутствовали в человеческом сообществе на всех этапах развития, и на этом фоне действительно альтруистически выстроенные ценностные ориентиры всегда были явлением достаточно редким, и даже более редким, чем это может показаться, исходя из вышеописанной картины. Дело в том, что мотивации альтруистических поступков, на которые направляет человека общественная иерархия ценностей, могут быть вполне эгоистическими, например — желание награды в виде признания общества, удовольствие от самоуважения, удовольствие от причастности к важным, или даже возвышенным в глазах общества делам и поступкам. Оказание кому-либо помощи и поддержки, исходя из расчета на то, что сам получишь подобную помощь, попав в схожую ситуации. Все это вполне эгоистические причины, но они помогают людям реализовывать альтруистические ценности, и независимо от мотивации таких поступков, служат прекрасным примером и воодушевляют других.

Особо сострадательные люди, обладающие повышенной чувствительностью (а это во многом генетический фактор) не могут выносить страдания других, поскольку экстраполируют их на себя, и чтобы избежать этих страданий, иногда полностью отдаются помощи окружающим, и даже стремятся к такого рода деятельности. В обществе принято наделять таких людей светлыми гуманистическими образами, вплоть до возведения их в сан святых, и это тоже служит воодушевляющим ориентиром для многих, способствует гуманизации всего общества.

Такие люди обычно действуют исходя из порыва души, как это принято называть, и «форма» их потребности, или желания, поддерживается в любом окружении, и возводится в ранг высокой ценности. Однако оценка подобных действий в качестве самостоятельно выстроенной внутренней иерархической структуры ценностей скорее является фиксацией и поддержкой врожденных свойств таких людей, и их выбора в соответствии со свойствами, а не оценкой осознанного внутреннего процесса формирования ценностей. Осознанным действием в этом направлении вероятно можно было бы назвать действия личности с противоположными, или нейтральными свойствами, которая сумела подняться над своими собственными внутренними приоритетами, ориентируясь на шкалу общественных ценностей из соображений глубоко выясненного характера.

В качестве различного уровня осознанности формирования внутренней шкалы ценностей можно рассмотреть такое явление, как «патриотизм», которое в любой общественной формации ставится на очень высокое место в ценностной иерархии.

Патриотизм имеет вполне естественные природные корни. Любовь и привязанность к своим корням, к своему народу, к близким по духу, обычаям и понятиям людям — что может быть более естественно для любого человека. Это мощная психологическая защитная сила, объединяющая общество в случае опасности, или агрессии со стороны. Это и энергия, способная вызвать большой эмоциональный подъем от ощущения единства, принадлежности к чему-то гораздо большему и важному, чем ты сам, как отдельная личность.

Эйфория от подобных состояний объединения, заложенная в нас природой, так же является существенным фактором в формировании важности патриотизма, как общественной ценности. Но там, где присутствует эйфория, всегда есть почва для манипуляций массовым сознанием, и если внутренняя ценностная структура человека сформирована не вполне осознанно, не выверена в опыте выяснений, а является лишь калькой общих распространенных представлений и штампов, такого человека очень легко направить на что угодно, используя эйфорическую подпитку природного патриотического инстинкта. И история знает немало таких примеров.

Каковы ваши социальные ценности?

Закройте глаза и представьте свой любимый десерт. Неважно, любите ли вы торт, мороженое или сырное ассорти, я призываю вас провести следующий мысленный эксперимент, основанный на вашем личном выборе десерта:

Представьте, что вы с другом наслаждались вкусным ужином и собираетесь ознакомиться с буфетом с десертами. У вас двоих очень похожие вкусы, и вы разочарованы тем, что от вашего любимого десерта осталась лишь небольшая часть.К сожалению, в связи с закрытием ресторана в ближайшее время он вряд ли будет пополнен. Вы добираетесь до стойки с десертами раньше своего друга и теперь стоите перед непростым решением, как разделить десерт. Чтобы ты делал?

  1. Вы решили оставить все своему другу. Приятно быть милым.
  2. Вы решили поделиться частью. В конце концов, вы друзья.
  3. Вы решили разделить порцию и аккуратно разделить ее на равные части. Равный раскол кажется справедливым.
  4. Вы решили забрать всю порцию. В конце концов, если бы ваш друг попал туда первым, они бы поступили так же.
  5. Вы решаете взять всю порцию, а также совершить набег на другие оставшиеся десерты. Вы слишком сыты, чтобы есть, но приятно иметь больше, чем другие люди.

Нет правильного или неправильного ответа, и исследования показывают, что у людей разные предпочтения, которые определяются так называемыми социальными ценностными ориентациями.

Какова ваша ориентация на социальные ценности?

Источник: Pixabay / Pixabay

Что такое социальные ценностные ориентации?

Концепция социальных ценностных ориентаций (SVO) используется для описания и категоризации людей в соответствии с их личным отношением к распределению ресурсов. Эта концепция широко различает две категории лиц, принимающих решения: люди с более ориентированным на команду подходом называются «просоциальными», а люди с более эгоцентрическим фокусом — «про-я». «Эти две основные категории можно подразделить на пять различных типов SVO:

Альтруистический тип: Альтруисты — это люди, склонные к самоотверженным действиям. Они часто ставят интересы других выше своих собственных и щедро подходят к разделению ресурсов.

Кооперативный тип: Люди с кооперативным SVO — это командные игроки, которые ставят интересы группы выше своих собственных. Обычно они стремятся максимизировать результат команды, даже если это означает жертвовать некоторыми личными достижениями.

Тип, стремящийся к равенству: Лица, стремящиеся к равенству, руководствуются справедливостью. Им нравится делить ресурсы поровну, чтобы все участники получали одинаковое количество ресурсов.

Индивидуалистический тип: Люди с индивидуалистическими SVO озабочены максимизацией своей личной выгоды. Обычно они ставят во главу угла собственные интересы и стремятся удовлетворить их, прежде чем рассматривать результаты других людей.

Соревновательный тип: Соревновательные люди мотивированы целью «победить».»Им нравится добиваться большего успеха, чем другим, и обычно они делятся ресурсами таким образом, чтобы увеличивать разницу между ними и другими людьми.

Различные варианты ответа в дилемме десерта четко соответствуют различным типам SVO и, следовательно, могут дать представление о ваших личных предпочтениях, когда дело доходит до совместного использования ресурсов. (Для более подробного самотестирования, проверенный исследованиями вопросник можно скачать здесь.)

Почему важны социальные ценностные ориентации?

Концепция SVO обеспечивает важную основу для объяснения того, почему люди делают другой выбор, когда делятся деньгами или другими ресурсами.Исследования показали, что большинство людей в значительной степени ориентированы на сотрудничество, а склонности к соперничеству и альтруизму встречаются сравнительно редко. Тем не менее, эти менее частые SVO могут быть особенно эффективными в прогнозировании поведения людей. Например, исследования показывают, что люди с альтруистическими оценками SVO особенно склонны делать благотворительные пожертвования.

Интересно, однако, что типы SVO могут отличаться от установленных личностных черт, поскольку они могут различаться в зависимости от контекста и времени.Хотя у людей есть общие тенденции к совместному использованию ресурсов, они редко высечены на камне и могут зависеть от конкретных ситуаций. Во-первых, люди обычно по-разному относятся к обмену в зависимости от группы получателей. Например, большинство людей проявляют более высокий уровень альтруизма по отношению к близким членам семьи по сравнению с совершенно незнакомыми людьми. Кроме того, на их выбор также могут влиять определенные аспекты ситуации принятия решения. Например, недавнее исследование, проведенное мной и коллегами из Университета Лестера, показывает, что простое описание контекста выбора может повлиять на то, как люди действуют.Мы попросили участников выполнить интерактивное задание с другим (неизвестным) человеком и проверили, как формулировка (также называемая «обрамление») экспериментальных инструкций повлияла на их выбор. Наши результаты показали, что формулировки инструкций оказали неожиданное влияние на наших участников. Когда мы представили задачу как «соревновательную игру», даже люди с естественной командной ориентацией, скорее всего, развили бы отказ от сотрудничества и попытались обыграть других участников задачи.

Искусство постановки намерений

Ситуационные факторы могут иметь большое значение для выявления определенных настроений.Таким образом, осознанная или стратегическая формулировка задачи открывает захватывающие возможности для личных изменений. Например, образуя ресурсные дилеммы, такие как совместное использование общей кухни, как коллективные усилия, а не как индивидуальную задачу, мы можем добиться более высокого уровня сотрудничества, и это могло бы привести к лучшему обслуживанию общего пространства.

Другой пример (опирающийся на мои личные привычки) — практика установки намерений в йоге. Формулировка простых намерений в начале урока (напр.грамм. повторением короткой мантры или намеренной фразы) может повлиять на личный настрой и изменить поведение как на ковре, так и за его пределами.

Каковы ваши намерения сегодня?

Измерение социальной ценностной ориентации

Измерение социальной ценностной ориентации

Суждение и принятие решений, т. 6, вып. 8 декабря 2011 г., стр. 771-781

Райан О. Мерфи

* Курт А. Аккерманн # Мишель Дж. Дж. Хандграаф %

Узкий личный интерес часто используется в качестве упрощающего допущения, когда изучение людей, принимающих решения в социальном контексте.Тем не менее, люди проявляют широкий спектр различных мотиваций при выборе в одностороннем порядке среди взаимозависимых результатов. Измерение величины заботы людей о других, иногда называемой социальной ценностью Ориентация (SVO) интересовала многих социологов в течение десятилетий и несколько различных методов измерения были разработаны до сих пор. Здесь мы представляем новую меру SVO, которая имеет несколько преимущества перед существующими методами. Подробное описание нового метод измерения представлен вместе с данными нормирования, которые обеспечивают свидетельство его твердых психометрических свойств.В заключение краткое обсуждение направлений исследований, которые выиграют от более чувствительный и более высокий показатель разрешения SVO и расширяет приглашение другим использовать эту новую меру, которая свободно имеется в наличии.


Ключевые слова: социальная ценностная ориентация (SVO), социальные предпочтения, узкий личный интерес, методы измерения, индивидуальные различия.

1 Введение

Допущение узких личных интересов играет центральную роль в рациональном выборе. теория. Постулат состоит в том, что лица, принимающие решения (DM), обеспокоены о максимизации собственной материальной выгоды, равнодушный к выплатам других DM вокруг них.Это упрощающее предположение, которое дает мощная структура для прогнозирования и объяснения принятия решений человеком поведение в самых разных областях. Однако есть надежные контрпримеры, демонстрирующие, что DM выявляет предпочтения и на выбор часто частично влияют выплаты других DM, таким образом бросая вызов тому, что некоторые называют аксиомой эгоизма (Хенрих и др., 2005).

Исследования мотиваций, лежащих в основе взаимозависимого решения поведение имеет долгую историю, и эти мотивы были переданы под разными именами, в том числе: социальные предпочтения, социальные мотивы, предпочтения, связанные с другими, компромиссные соотношения благосостояния и Социальная ценностная ориентация (SVO).Для единообразия мы ссылаемся на это строить как SVO до конца этой статьи. В рамках SVO предполагается, что люди различаются по мотивам и целям при оценке различного распределения ресурсов между собой и другой человек. Например, DM может стремиться максимизировать свои собственные выигрыш (индивидуальный), максимизировать (соревновательный) или минимизировать (неравенство против) разница между ее собственным и другим вознаграждение человека или максимизация совместных вознаграждений (просоциальное). Стоит отмечая, однако, что предположение об узких личных интересах само по себе особый СВО, а именно совершенно индивидуалистическая ориентация.Более того, рассмотрение спектра различных SVO не является проблемой. теории рационального выбора как таковой , а скорее расширением постулат в попытке повысить психологический реализм теории и описательная точность.

Было обнаружено, что SVO влияет на познание и объясняет поведение в различных контекстах принятия межличностных решений, в частности в области настройки переговоров (De Dreu & Boles, 1998) и дилеммы ресурсов (Roch et al., 2000; Roch & Samuelson, 1997; Самуэльсон, 1993).SVO также была определена как ковариата, взаимодействуя с различными эмоциональными состояниями и влияя на склонность к сотрудничеству (Zeelenberg, Nelissen, Breugelmans & Pieters, 2008 г.). SVO даже были обнаружены у нечеловеческих приматов (Burkart, Fehr, Efferson & van Schaik, 2007), указывая на то, что некоторые другие виды также демонстрируют внутренние предпочтения к просоциальному поведению.

Чтобы использовать всю объяснительную силу SVO в качестве психологического построить, нам нужно измерить его эффективно, надежно и действительно.Несколько различных методов измерения для количественной оценки были разработаны вариации SVO у разных людей (для обзоры см. McClintock & Van Avermaet, 1982; Ау и Квонг, 2004; Мерфи и Акерманн, 2011). Хотя использование существующих мер имеет дали множество выводов даже с помощью категориальных подходов (см. например, De Dreu & Boles, 1998; Кульман и Маршелло, 1975a, 1975b; Van Lange & Visser, 1999), эти меры существенно ограничения. Например, некоторые меры дают только низкое разрешение. результат, который не чувствителен к важным индивидуальным различиям, обеспечивая в лучшем случае номинальную категоризацию (например,г., тройное господство Измерьте, см. Van Lange, Otten, De Bruin & Joireman, 1997). Другой меры крайне неэффективны и часто не дают стабильных результатов для значительной части испытуемых (например, Кольцо, см. Либранд, 1984). Однако другие методы требуют значительного времени и усилий. от предмета исследования, чтобы получить оценку (например, полезность и Совместные процедуры измерения, или регрессия и кластеризация техники, см. Wyer, 1969; Радзицкий, 1976; или Knight & Dubro, 1984, соответственно).Более того, ни одна из этих существующих мер не специально разработан для выявления более тонких мотивов, таких как неравенство отвращение. В частности, предыдущие меры не помогли ориентация на максимизацию совместной выгоды от мотивации к минимизации разница между результатами. Хотя эти две ориентации связаны тем, что оба они указывают на отклонение от индивидуализма к просоциальности, это существенно разные мотивы, которые следует различать как теоретически, так и оперативно.

Более того, ориентация на социальные ценности является непрерывной конструкцией, поскольку она соответствует количеству того, сколько DM готов пожертвовать чтобы улучшить положение другого DM (или, возможно, даже хуже). Этот количественная оценка взаимозависимых коммунальных услуг может быть наилучшим образом представлена ​​на непрерывная шкала. Более того, поскольку наиболее часто используемый SVO меры на сегодняшний день дают только категориальные данные, значительный объем информации, касающейся социальных предпочтений людей, отброшены и проигнорированы.Следовательно, полная объяснительная сила SVO не использовался из-за этой ненужной жертвы статистической власти (см. Коэн [1983], где обсуждается неудачная практика сведения непрерывных переменных к категориям).

На наш взгляд, метод оценки SVO должен давать высокое разрешение выход, что делает его чувствительным к меж- и внутрииндивидуальным различий и облегчить их сравнение, быть простым в использовании, быть эффективно, уметь обнаруживать наиболее распространенного SVO индивидуума различия, позволяют оценить ранги социальных предпочтений и дают значимые результаты практически для всех предметы.Среди этих критериев мы рассматриваем спрос на высокую мера разрешения, которая производит данные в непрерывном масштабе в виде ключевой.

Мы представляем здесь новую меру SVO, которая принимает это концептуализация во внимание и позволяет более подробное объяснение потенциал SVO за счет увеличения статистической мощности, а также соответствие вышеупомянутым психометрическим критериям. Этот новый метод называется SVO Slider Measure . Мы предоставляем подробный обсуждение этой новой меры, наряду с нормирующими данными и доказательствами сильных психометрических свойств новой меры.

Рис. 1. Здесь показаны шесть основных элементов SVO Slider, как их видят испытуемые.

2 Измерение ползунка SVO

Показатель SVO Slider Measure можно вводить на бумажном носителе. задача или как онлайн-мера. Мера состоит из шести основных пунктов с девять второстепенных (и необязательных) предметов. Все предметы одинаковы общая форма. Каждый элемент — это выбор распределения ресурсов над колодцем. определенный континуум совместных выплат.Например, рассмотрим DM выбор значения x от 50 до 100 включительно. Ее расплата будет x , тогда как выигрыш другого будет 150 — x . DM укажет свой выбор размещения, отметив линию в точке что определяет ее наиболее предпочтительное совместное распределение (см. пункт 5 в Рисунок 1, см. Также Таблицу 7, стр. 779). После того, как DM отметит ее наиболее предпочтительную распределения, она выпишет соответствующие выплаты в результате ее выбор справа от предмета.Хотя этот шаг написания значения избыточны, он служит для проверки того, что DM понял выбор задачи и итоговые распределения.

Рисунок 2: На этом рисунке показано, где в плоскости распределения «себя / другое» находятся шесть основных элементов из показателя «Ползунок».

2.1 Основные позиции слайдера SVO

Шесть основных элементов измерения ползунка показаны на рисунке. 1. Эти шесть пунктов были взяты из шести линии, которые полностью соединяют четыре точки, соответствующие наиболее распространенные идеализированные социальные ориентации, описанные в литературе (альтруистический, просоциальный, индивидуалистический и конкурентный; см. рисунок 2).DM оценивает каждый из пунктов последовательно и для каждого указывает ее наиболее предпочтительное совместное распределение. В затем можно оценить набор ответов, чтобы получить единый балл за DM, порядок ее социальных предпочтений, а также содержит проверку на транзитивность в выявленных ею предпочтениях.

У SVO Slider Measure есть несколько преимуществ. Во-первых, ответы могут быть оценены на понимание (например, проверка соответствия между отметкой на линии раздачи и письменной раздачей значения).Во-вторых, ответы можно оценить на транзитивность. Хотя SVO — это вопрос субъективных предпочтений, эти предпочтения должны соответствовать элементарным требованиям транзитивность. Случайный ответ, скорее всего, приведет к непереходному набор ответов. В-третьих, ответы дают полный рейтинг предпочтения выше мотивации. В-четвертых, мера может быть оценена в прямолинейный способ получить единый индекс SVO следующим образом. В среднее распределение для себя (Ā s ) вычисляется как среднее выделение для другого (Ā o ).Затем 50 вычитается из каждое из этих средств для того, чтобы «сдвинуть» основу полученного угол к центру круга (50,50), а не базовое начало в декартовом происхождении. Наконец, арктангенс вычисляется соотношение между этими средними значениями, в результате чего получается единый индекс СВО человека.

SVO = arctan





(1)

Этот формат ответа очень чувствителен к индивидуальным различиям и дает индивидуальный балл на уровне соотношения измерение.Такая оценка SVO также облегчает параметризация и оценка модели, которые невозможны с другими существующие меры. Тем не менее, снижение показателя высокого разрешения до номинальная категория может быть желательной в некоторых случаях (например, для сравнения новые результаты к предыдущим исследованиям), и полученные углы SVO Slider могут быть легко преобразованы в соответствующие категории следующим образом.

Если человек выберет вариант, который максимизирует распределение для другой в каждом из шести основных элементов, полученный угол будет быть 61.39 , что указывает на совершенный альтруизм. Просоциальный DM с Неприятие неравенства даст угол 37,48 . А просоциальный DM, который стремился максимизировать совместную выгоду (и является неравенством толерантный) даст угол между 37,09 и 52,91 . Причина этого диапазона в том, что этот DM будет совершенно безразличен ко всему элементу SVO Slider, имеющему наклон –1 (т.е. элемент с конечными точками 100, 50 и 50, 100), поскольку он имеет постоянная сумма. Совершенно последовательный индивидуалист дает угол между –7.82 и 7,82 . Причина этого диапазона в том, что этот конкретный DM будет совершенно безразличен диапазон результатов, содержащихся в элементе SVO Slider, который имеет неопределенный наклон (конечные точки 85, 85 и 85, 15). Совершенно последовательный конкурент дает угол –16,26 .

Учитывая углы, возникающие в результате идеализированных типов SVO, правильная границы между категориями могут быть получены путем разделения пополам соответствующие соседние диапазоны. Альтруисты имели бы угол больше, чем 57.15 ; просоциальные люди будут иметь углы между 22,45 и 57,15 ; индивидуалисты имели бы углы между –12,04 и 22,45 ; и конкурентоспособные типы будут имеют угол менее –12,04 . Как видно, эти границы не находятся в интуитивно понятных местах. Причина в том, что Ползунок использует только подмножество возможных элементов из плоскость распределения, и эти элементы не распределены симметрично по всему кольцу.Потому что только асимметричный набор предметов здесь используется выпуклая оболочка возможных оценок. «Сплющено» в правом верхнем углу относительно середины звенеть. Эта характеристика не влияет отрицательно на срок действия мера.

2.2 Вторичные элементы слайдера SVO

Есть девять второстепенных элементов SVO Slider Measure. Этот набор предметов явно разработан, чтобы распутать просоциальные мотивы совместная максимизация из неприятие неравенства .Предметы определены в просоциальной области плоскости распределения себя / другого и имеют примерно одинаковую величину (от 50 до 100 единиц стоимости) в качестве шести основных элементов. Одна примечательная особенность этих второстепенным является то, что все диапазоны распределения пересекают диагональная линия. Это важная особенность набора, поскольку точки на диагональная линия соответствует абсолютно равным распределениям, т. е. те распределения, которые минимизируют неравенство между DM и другой человек.Человек, мотивированный на минимизацию неравенства, сделает распределения на линии 45 или очень близко к ней. Наоборот человек мотивированные на максимальную совместную прибыль, будут делать ассигнования на конечные точки, как можно дальше от диагонали, как оказалось, как такое распределение максимизирует коллективный доход. Предыдущие меры SVO не были специально предназначены для дифференциации между этими двумя мотивами. Девять пунктов показаны на рисунках. 6 и 7. An пример результатов из этих пунктов обсуждается в разделе 3.6.

2.3 Веб-индикатор SVO-ползунка

Помимо возможности администрирования в качестве бумажного показателя, Slider Measure был запрограммирован как инструмент онлайн-исследования, который может свободно использоваться любым исследователем. 1 Онлайн-измерение и вспомогательные материалы, а также бумажные версии нового measure, можно найти по адресу: http://vlab.ethz.ch/svo/SVO_Slider/.

В онлайн-режиме SVO Slider Measure элементы отображаются в случайном порядке. заказывать. Субъекты записывают свой выбор, перемещая ползунок веб-страницы. вперед и назад, меняя совместные выделения, пока они не найдут свое наиболее предпочтительный совместный исход (см. рис. 3 для снимка экрана).Онлайн-товары являются динамическими, а отображаемая информация обновляется в режиме реального времени по мере того, как DM перемещает ползунок по области опций. Процедура выбора — это то же самое для всех предметов. После того, как испытуемые приняли участие, исследователю отправляется электронное письмо с прикрепленным файлом данных; файл данных содержит идентификационную информацию субъектов, отметку даты / времени, элемент порядок и все варианты распределения DM.

Рисунок 3: Измерение ползунка онлайн.

3 Психометрические свойства SVO Slider Measure

3.1 Ползунок Процедура валидации меры

Чтобы оценить психометрические свойства нового SVO Slider Мера тестировалась в тандеме с установленными и наиболее распространенными используемые меры СВО; а именно Мера тройного доминирования (см. Ван Lange et al., 1997) и Ring Measure (Liebrand, 1984). Пятьдесят шесть для участия в состоящее из нескольких частей «исследование принятия решений» на Европейском Университет. В этом исследовании не использовалось никакого обмана, и испытуемым была гарантирована строгая конфиденциальность. весь их выбор.Выбор в эксперименте был сделан поощрение, совместимое с помощью лотереи — для каждого экспериментального Субъекты четвертой сессии были выбраны случайным образом после того, как выбора и для каждого выбранного человека одно из их решений о распределении был реализован (т.е. выбор их размещения производился таким что они получили некоторую выбранную выплату, а также некоторые другие случайно выбранный человек, согласно их фактическому выбору). Для всех исследовательских сессиях, испытуемым напоминали, что их решения были частными, и был реальный шанс, что их выбор будет иметь материальные последствия для себя и других лиц, если они был выбран лотереей.DM, отобранные лотереей, были оплачены в частном порядке наличными в течение недели после участия. Каждая единица значение в эксперименте соответствовало 50 швейцарских центов и среднему заработок составил 81,70 швейцарских франка (77 долларов США) на каждого оплачиваемого предмета.

Было проведено три исследовательских сессии, одна неделя разделяла сеансы. Каждая исследовательская сессия требовала менее 15 минут, чтобы проводить и использовать бумажные методы. На первом занятии испытуемые завершил Меру тройного доминирования из 9 предметов и Кольцо из 24 предметов Мера.На втором занятии испытуемые выполнили ползунок. и мера тройного доминирования. На третьей сессии испытуемые завершил кольцевую меру и ползунок. Все меры использовались стандартизированные значения от 0 до 100. Этот план исследования позволили оценить тест-ретестовую надежность Мера тройного доминирования, мера кольца и мера ползунка. Это также позволил нам вычислить связи между различными измеряет и устанавливает данные нормирования и конвергентную достоверность для новый SVO Slider Measure.

3.2 Результаты

В таблице 1 показано процентное соотношение лица, которые были отнесены к каждой из различных категорий SVO различными методами измерения, упорядоченными экспериментальными сеанс. Во всех методах измерения существует явное большинство тип, а именно просоциальный, встречающийся около 59% время. Индивидуалист встречается реже, но обнаружено около 35% время. Соревновательные и неклассифицируемые типы завершают оставшуюся часть выборка составляет около 3-4% каждая.

Таблица 1: Процент людей, которые были отнесены к каждой из различных категорий SVO с помощью различных методов измерения (TD-Triple Dominance, RM-Ring Measure, SM-Slider Measure), упорядоченный по экспериментальной сессии.
9085
Сессия 1 Сессия 2 Сессия 3
Гранд
Гранд
TD SM RM SM среднее значение
Prosocial 59 53 61 58 58 64 5 Индивидуалистический 21 45 32 39 36 34 35
Конкурентоспособный 2 2 3 3 4 3 4 3
Неклассифицируемые 90 085 18 0 3 0 2 0 4

3.3 Надежность

3.3.1 Надежность повторного тестирования Triple-Dominance Measure
Таблица 2: Перекрестная таблица, показывающая частоту категоризации в результате повторного тестирования между сеансом 1 (S 1) и сеансом 2 (S 2) для измерения тройного доминирования.
S 2
Просоциальный Индивидуалистический Конкурентоспособный Неклассифицируемый
4 * S 1 Просоциальный 23 1 0 1
Индивидуальный 2 8 0 0
0 Конкурентоспособный 1 0 0
Неклассифицируемый 3 5 1 1

Сорок шесть испытуемых прошли обе сессии 1 и 2.Из них 32 (23 + 8 + 0 + 1) каждый раз попадали в одну и ту же категорию SVO мера тройного доминирования, дающая последовательность 70% (Goodman и гамма Краскала. 2 = 0,391)

3.3.2 Проверка надежности повторных испытаний Ring Measure

Сорок четыре предмета прошли обе сессии 1 и 3. Из них 30 (18 + 12 + 0 + 0) каждый раз попадали в одну и ту же категорию SVO Кольцевая мера, обеспечивающая консистенцию 68%. Далее корреляция между углами, полученными при повторном испытании Размер кольца был r = 0.599. 3

Таблица 3: Перекрестная таблица, показывающая частоту категоризации от повторного тестирования между сеансом 1 (S 1) и сеансом 3 (S 3) для кольцевой меры.
S 3
Просоциальный Индивидуалистический Конкурентоспособный Неклассифицируемый
4 * S 1 Просоциальный 18 3 0 0
Индивидуальный 8 12 1 0
0 Конкурентоспособный 1 0 0
Неклассифицируемые 0 0 0 0
3.3.3 Ползунок Измерьте надежность повторного тестирования
Таблица 4: Перекрестная таблица, показывающая частоту категоризации от повторного тестирования между сеансом 2 (S 2) и сеансом 3 (S 3) для основных элементов SVO Slider.
S 3
Просоциальный Индивидуалистический Конкурентоспособный Неклассифицируемый
4 * S 2 Просоциальный 25 1 0 0
Индивидуальный 3 15 0 0
0 Конкурентоспособный 1 1 0
Неклассифицируемые 0 0 0 0

Сорок шесть субъектов завершили занятия 2 и 3.Из них 41 были попадает в одну и ту же категорию SVO каждый раз с помощью ползунка, с консистенцией 89%. Далее соотношение между Углы, полученные при повторном тестировании SVO Slider Measure, составили r = 0,915.

3.4 Срок действия

3.4.1 Конвергентная действительность: категорическое согласие

В ходе исследовательских сессий, Мера тройного доминирования и Кольцо Мера отнесла одних и тех же субъектов к одной и той же категории SVO 67% времени. Мера тройного доминирования и мера ползунка относили одни и те же предметы к одной и той же категории SVO 74% время.Кольцевая мера и мера ползунка относятся к одинаковым категориям субъекты в той же категории SVO 75% времени.

3.4.2 Конвергентная действительность: корреляционное соглашение

Кольцевая мера и ползунок дают непрерывные результаты. (в виде углов внутри плоскости выделения себя / другого), и эти результаты поддаются вычислению коэффициентов корреляции по разным меркам. Таблица 5 отображает эти коэффициенты корреляции, показывая оба теста надежность Кольцевой меры ( r = 0.599) и ползунок ( r = 0,915), а также корреляции между углами SVO через разные методы измерения.

Таблица 5: Коэффициенты корреляции между различными сеансами и методами. Эти значения показывают надежность повторного тестирования, а также корреляции между методами (серым цветом), которые учитывают конвергентную достоверность.
RM-1 RM-3 SM-2 SM-3
RM-1 1
RM -3 0.599 1
SM-2 [серый] .900,724 [серый] .900,536 1
SM-3 [серый]. 900.680 [серый] .900.641 0,915 1

Результаты показывают, что показатель ползунка также коррелирует (если нет лучше) с кольцевой мерой, как с кольцевой мерой. по ретестам. Это убедительное доказательство того, что методы измерения то же самое, и, кроме того, это демонстрирует, что мера ползунка более надежен, чем кольцевая мера (средняя корреляция между разные методы r = 0.649, тогда как корреляция между тестами и ретестами для Ring Measure всего r = 0,599).

3.4.3 Прогностическая достоверность

Чтобы оценить прогностическую достоверность ползунка, было проведено второе исследование, в котором сначала участвовали разные испытуемые ( N = 100) завершил измерение ползунка, а затем сыграл одноразовую анонимную Игра «Дилемма заключенного». Как и в первом исследовании, это исследование использовались денежные поощрения, определяемые лотереей. Мы нашли умеренный и статистически значимая точечная бисериальная корреляция ( r = 0.239) между ракурсами SVO субъектов и их выбором заключенного Дилемма, указывающая на положительную связь между углом SVO и сотрудничество, как и следовало ожидать. Эти результаты согласуются в направление и масштабы с другими выводами из стимулов, совместимых задачи выбора в социальных дилеммах и меры SVO (Balliet et al., 2009 г.).

3,5 Дополнительные результаты

Как отмечалось ранее, одним из преимуществ ползунка является его высокая разрешение, так как оно дает коэффициент измерения.Предыдущий меры SVO производят результат как простую категоризацию, которая является ограничение. И наоборот, создавая переменную уровня отношения, распределение наблюдаемых углов SVO может быть построено, а плотность можно оценить различную ориентацию. Фигура 4 показано это распределение.

Рис. 4. Распределение оценок SVO по шкале Slider Measure в виде углов. Темная линия — это сглаженная оценка плотности ядра.

Сглаженная оценка плотности ядра с помощью LOESS (Кливленд и Девлин, 1988) был сделан из распределения оценок SVO, чтобы обеспечить некоторые общие представление о его форме.Мы находим мультимодальное распределение типов SVO в наш образец. Наибольшая кластеризация наблюдается в просоциальной области, смещенной немного влево (в сторону индивидуализма). Вторая кластеризация находится в индивидуалистической области и смещена вправо (в сторону просоциальный). В этом регионе самый распространенный показатель SVO — 7,82 , что соответствует идеальному индивидуализму выбор. Функция плотности уходит влево, обозначая только несколько конкурентных типов. Как видно на рисунке, есть существенная разница в углах SVO субъектов, сверх того, что номинальный уровень категоризации укажет.Более того, наблюдаемые дисперсия подтверждает утверждение, что чувствительная мера SVO, которая производит надежные данные с высоким разрешением в непрерывной шкале SVO, ценна тем, что может охватить богатую градацию социальных предпочтения.

Как уже отмечалось, транзитивность ответов можно оценить с помощью Мера ползунка. Мы обнаружили, что 98% наших испытуемых производили полностью транзитивные наборы выборов социальных предпочтений. Эта находка резко контрастирует с постоянством результатов от Ring Измерьте, где только 55% одинаковых предметов произведены внутри компании. стабильные результаты.Это будет означать, что почти у всех испытуемых есть четко определенные социальные предпочтения, но мера кольца не особенно хорошо подходит для их измерения.

Таблица 6: Полное ранжирование социальных предпочтений по шкале SVO Slider Measure по сессиям. Обратите внимание, что 25% лиц, принимающих решения, были безразличны между индивидуалистическим и просоциальным распределением, когда их предполагаемые предпочтения сводились к разрядам.
Первый Второй Третий Наименьшее Процент
предпочтение предпочтение предпочтение предпочтение
[серый].99 Просоциальный Индивидуалистический Альтруистический Конкурентоспособный 27%
[серый] .99 Просоциальный Альтруистический Индивидуалистический Конкурентоспособный 25%
[серый] .99 Просоциальный Индивидуалистический Соревновательный Альтруистический 13%
[серый] .93 (Индивидуалистический Просоциальный) Конкурентоспособный Альтруистический 25%
[серый].93 Индивидуалистический Соревновательный Просоциальный Альтруистический 4%
[серый] .93 Индивидуалистический Просоциальный Альтруистический Конкурентоспособный 2%
[серый] .99 Конкурентоспособный Индивидуалистический Просоциальный Альтруистический 4%

В качестве дополнительной функции полный рейтинг социальных предпочтения можно получить, оценив шесть основных пунктов ползунок SVO (см. Таблицу 6).Эти вид полных порядковых результатов невозможен с другими общими Методы измерения SVO. Кроме того, информация о DM минимум предпочтительное распределение может быть полезно знать при измерении индивидуальные различия.

3.6 Разделение просоциальных предпочтений неприятия неравенства и совместной максимизации

Второстепенные элементы шкалы ползунка предназначены для различать две разные просоциальные мотивации: неравенство отвращение и совместная максимизация.Поскольку просоциальное поведение может возникать из обе эти основные мотивации, мы продемонстрируем здесь, как распутайте эти мотивы, используя второстепенные элементы SVO Slider.

Чтобы определить основные мотивы просоциального DM, два означают баллы разницы были рассчитаны для каждого просоциального субъекта на основе их выбор распределения на вторичных элементах измерения ползунка. Первое оценка разницы определялась как среднее нормализованное расстояние между выделениями субъекта и конкретными выделениями, которые максимизирует равенство.Например, если DM всегда выбирал распределения которые находились на диагональной линии (см. рис. 7), ее средний балл разницы от идеализированное неприятие неравенства будет равно нулю, что указывает на идеальное согласованность с предпочтением неприятия неравенства. Второй оценка разницы была рассчитана для каждого предмета, который был определен как среднее расстояние между выбранными ею выделениями и конкретным распределения, которые максимизировали совместные выплаты по этому предмету. Если среднее разница для этого второго индекса была равна нулю, это означает, что DM варианты размещения идеально согласуются с совместным максимизация.Эти значения можно осмысленно объединить в единый индекс путем вычисления отношения баллов первой разницы делится на сумму обеих оценок разницы. Результат — индекс в диапазоне от 0 (что указывает на то, что варианты распределения абсолютно согласованы с неприятием неравенства) и 1 (с указанием вариантов распределения полностью соответствует предпочтению совместной максимизации усиления).

Рис. 5. Распределение просоциальных предпочтений — от абсолютного неприятия неравенства до идеальной максимизации совместной выгоды.Чаще всего предпочитают максимальную совместную выгоду (29%), но просоциальные предпочтения DM существенно различаются.

Результаты были получены от 79 DM, которые постоянно вели просоциальные распределения в первичных и вторичных статьях в обоих исследованиях. Распределение неприятия неравенства / совместной выгоды отдельных лиц индексы максимизации показаны на рисунке. 5. Следует отметить несколько результатов. Во-первых, это распределение предполагает, что просоциальные DM не являются однородны в отношении их более тонких просоциальных предпочтений.Некоторые люди стремятся максимизировать совместную выгоду, тогда как другие кажутся, по крайней мере, в некоторой степени, чувствительными к равенству выплат. Во-вторых, в то время как модальное предпочтение отдается совместной максимизации усиления, незначительное большинство DM на самом деле ближе к неприятию неравенства. Этот распределение является как неравномерным, так и неравномерным по отношению к среднему и медиана 0,571. Если разделить выборку на 0,5, 54% DM будут классифицируются как сторонники неравенства, тогда как 45% было бы лучше описываются как совместные максимизаторы (один человек точно на середина 0.5 и не попадает в категорию). Наконец, форма распределение предполагает, что существует большее соответствие в том, как совместное максимизация DM делают выбор распределения по сравнению с тем, как неравенство несклонные DM распределяют ресурсы.

4 Обсуждение

Социальные предпочтения имеют фундаментальное значение для понимания взаимозависимое поведение людей при принятии решений. Чтобы количественно оценить степень, в которой люди заботятся о результатах для других, это необходимо разработать надежные методы измерения для оценки этого построить.В соответствии с этой целью у нас есть описал новую меру SVO и продемонстрировал, что это быстро, эффективен, прост в реализации, имеет очень хорошие психометрические свойства, дает баллы для отдельных лиц на уровне соотношения и способствует сравнение с другими показателями. Появление меры высокого разрешения SVO открывает возможности для использования различными исследовательскими потоками социальные предпочтения как зависимая переменная. Эти типы исследований могли бы ответить на вопросы о том, как контекст, информация, опыт и обрамление влияют на склонность людей идти на компромиссы в ресурсах между собой и другими.Эти направления исследований может также ответить на более крупные вопросы, например, при каких условиях аксиома эгоизма — хорошее приближение для объяснения человеческого поведения, и когда он недостаточен или даже крайне неточен. Этот новый метод измерения может служить мостом между точками зрения, информированными by Homo economicus и те перспективы, которые описательная точность в качестве отправной точки.

В более широком смысле, мы хотели бы поощрить ученых, заинтересованных в процессе принятия решений человеком, чтобы разработать меры с более высоким разрешением.Имея более чувствительные и надежные методы измерения имеют решающее значение для обнаружение тонких, но важных эффектов, которые могут возникнуть в результате изменений в контексте и информации. Поэтому мы думаем, что методика используется с ползунком, также может быть полезен в разработка связанных методов оценки другого человека различия, такие как восприятие риска (например, Ganzach, 2000; Ganzach et al. al., 2008), или временное дисконтирование (например, Stevenson, 1992). В в целом, мы считаем, что позволяя испытуемым исследовать ряд хорошо упорядоченные и интуитивно понятные варианты облегчают не только раскрытие предпочтений, но также открытие и свободное выражение эти предпочтения.

Список литературы

Ау, В. и Квонг, Дж. (2004). Измерения и эффекты социально-ценностной ориентации в социальных дилеммах: обзор. В: Р. Сулейман, Д. Будеску, И. Фишер и Д. Мессик, (ред.), Contemporary Psychological Research on Social Dilemmas , pp. 71–98. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Баллиет, Д., Паркс, К. и Джойреман, Дж. (2009). Ориентация на социальные ценности и сотрудничество в социальных дилеммах: метаанализ. Групповые процессы и межгрупповые отношения, 12 , 533–547.

Буркарт, Дж. М., Фер, Э., Эфферсон, К. и ван Шайк, К. П. (2007). Другое касается предпочтений нечеловеческих приматов: обыкновенные мартышки обеспечивают еду альтруистично. Proceedings of the National Academy of Sciences , 104 , 19762–19766.

Кливленд, В. С. и Девлин, С. Дж. (1988). Локально взвешенная регрессия: подход к регрессионному анализу путем локальной подгонки. Журнал Американской статистической ассоциации, 83 , 596–610.

Коэн, Дж.(1983). Стоимость дихотомизации. Прикладное психологическое измерение, 7 , 249–253.

Де Дреу, К. К. У. и Болес, Т. Л. (1998). Делить и разделять одинаково или победитель получает все ?: Влияние ориентации на социальные ценности на выбор и вспоминание эвристики переговоров. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми, 76 , 253–276.

Ганцах Ю. (2000). Оценка риска и доходности финансовых активов. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми, 83 , 353–370.

Ганцах, Ю., Эллис, С., Пази, А., Риччи-Сиаг, Т. (2008). О восприятии и реализации восприятия риска. Суждение и принятие решений, 3 , 317–324.

Генрих, Дж., Бойд, Р., Боулз, С., Камерер, К., Фер, Э., Гинтис, Х., Макэлрит, Р., Алвард, М., Барр, А., Энсмингер, Дж. ., Хенрих, Н., Хилл, К., Гил-Уайт, Ф., Гурвен, М., Марлоу, Ф., Паттон, Дж. И Трейсер, Д. (2005). «Экономический человек» в кросс-культурной перспективе: поведенческие эксперименты в 15 небольших обществах. Поведенческие науки и науки о мозге, 28 , 795–855.

Найт, Г. П. и Дубро, А. Ф. (1984). Совместные, конкурентные и индивидуалистические социальные ценности — индивидуальный подход к регрессии и кластеризации. Журнал личности и социальной психологии, 46 , 98–105.

Кульман, Д. М. и Маршелло, А. Ф. (1975a). Индивидуальные различия игровых мотивов собственной, относительной и совместной выгоды. Журнал исследований личности, 9 , 240–251.

Кульман, Д.М. и Маршелло А. Ф. (1975b). Индивидуальные различия в игровой мотивации как модераторы заранее запрограммированных эффектов стратегии в дилемме заключенного. Журнал личности и социальной психологии, 32 , 922–931.

Либранд В. (1984). Влияние социальных мотивов, общения и размера группы на поведение в многоступенчатой ​​смешанной игре с участием n человек. Европейский журнал социальной психологии, 14 , 239–264.

Макклинток, К. и Ван Авермает, Э.(1982). Социальные ценности и правила справедливости: теоретическая перспектива. В В. Дерлега и Дж. Гжелак, (ред.), Сотрудничество и поведение при оказании помощи, , стр. 43–71. Нью-Йорк: Academic Press.

Мерфи Р. О. и Акерманн К. А. (2011). Обзор методов измерения социальных предпочтений. Рабочий документ кафедры теории принятия решений и теории поведенческих игр, ETH Zürich.

Радзицки Дж. (1976). Методика совместного измерения субъективной оценки собственной и чужой выгоды. Польский психологический вестник, 7 , 179–186.

Роч, С. Г., Лейн, Дж. А. С., Самуэльсон, К. Д., Эллисон, С. Т. и Дент, Дж. Л. (2000). Когнитивная нагрузка и эвристика равенства: двухэтапная модель чрезмерного потребления ресурсов в малых группах. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми, 83 , 185–212.

Роч, С. Г. и Самуэльсон, К. Д. (1997). Эффекты экологической неопределенности и ориентации на социальные ценности в ресурсных дилеммах. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми, 70 , 221–235.

Самуэльсон, К. Д. (1993). Подход множественной оценки структурных изменений в ресурсных дилеммах. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми, 55 , 298–324.

Стивенсон, М. К. (1992). Влияние временного контекста и риска на оценочную ценность будущих результатов. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми, 52 , 455–491.

Ван Ланге, П.А.М., Оттен, В., Де Брюин, Э. и Джойреман, Дж. (1997). Развитие просоциальных, индивидуалистических и конкурентных ориентаций: теория и предварительные данные. Журнал личности и социальной психологии, 73 , 733–746.

Ван Ланге, П. А. М. и Виссер, К. (1999). Передвижение в социальных дилеммах: как люди адаптируются к сотрудничеству, взаимности и отказу от сотрудничества. Журнал личности и социальной психологии, 77 , 762–773.

Уайер Р. С. (1969). Прогнозирование поведения в играх от 2 человек. Журнал личности и социальной психологии, 13) , 222–238.

Зеленберг, М., Нелиссен, Р.М.А., Брейгельманс, С.М. и Питерс, Р. (2008). Об особенностях эмоций при принятии решений: почему чувства нужны для действий. Суждение и принятие решений, 3 , 18–27.

Таблица 7: Конечные точки элемента SVO и последующие наклоны, которые определяют каждый из элементов измерения ползунка SVO.
Конечная точка 1 Конечная точка 2 Описательная информация
Позиция Собственная Другая Собственная Другая Наклон Уравнение
1 85 85 85 15 Неопределено y ∈ , 85], x = 85
[серый].95 2 85 15 100 50 2,33 y = 7/3 · x −550/3
3 50 100 85 85 -0,43 y = −3 / 7 · x +850/7
[серый] .95 4 50 100 85 15 –2,43 y = −17 / 7 · x +1550/7
5 100 50 50 100 –1.00 y = -1 · x +150
[серый] .95 6 100 50 85 85 –2,33 y = −7 / 3 · x +850/3
7 100 50 70 100 –1,67 y = −5 / 3 · x +650/3
[серый] .95 8 90 100 100 90 –1.00 y = −1 · x +190
9 100 70 50 100 –0,60 y = −3 / 5 · x +130
[серый] .95 10 100 70 90 100 –3,00 y = −3 · x +370
11 70 100 100 70 100 100 70 –1.00 y = -1 · x +170
[серый] .95 12 50 100 100 90 –0,20 y = −1 / 5 · x +110
13 50 100 100 50 –1,00 y = −1 · x +150
[серый] .95 14 100 90 70 100 –0.33 y = −1 / 3 · x +370/3
15 90 100 100 50 –5,00 y = −5 · х +550
Примечание. В SVO Slider Measure встроено несколько элементов, которые также являются играми для диктаторов. Позиция № 5 из первичного набора имеет такую ​​структуру. Из вторичного набора элементы 8, 11, 13 также имеют наклон –1, что дает им одинаковый компромисс между выплатой для себя и других, но в разных диапазонах.Результаты по этим пунктам можно анализировать отдельно.

Приложение

Предметы из SVO Slider Measure

Рис. 6. Здесь показаны девять второстепенных элементов SVO Slider, которые видят испытуемые.

Рисунок 7. На этом рисунке показано расположение девяти второстепенных элементов ползунковой меры в плоскости распределения «себе / другим».

Расчет угла SVO

  1. Вычислите среднее значение выплат, которые субъект назначил себе по шести основным элементам (Ā s ).
  2. Вычислите среднее значение выплат, которые субъект назначил другому человеку по шести основным элементам (Ā o ).
  3. Вычтите 50 из обоих средних: Ā s −50 и Ā o −50.
  4. Чтобы вычислить угол SVO, вычислите арктангенс отношения среднего значения выплат, выделенных для другого, минус 50, и среднего значения выплат, назначенных самому себе, минус 50:
    SVO = arctan





  5. Это не рекомендуется, но если по какой-то причине категориальные результаты предпочтительнее результатов на уровне отношения, баллы отдельных субъектов могут быть понижены до категориального уровня по следующей схеме:
    • Альтруизм: SVO > 57.15
    • Просоциальность: 22,45 ∘ <57,15
    • Индивидуализм: –12,04 ∘ <22,45
    • Конкурентоспособность: SVO –12,04

Экспликация определения границ

Границы между категориями были выведены следующим образом:

Если субъект выберет вариант, который максимизирует возможности другого выплат по каждому из шести основных пунктов, итоговый угол будет 61.39 , что указывает на совершенный альтруизм (см. Таблицу 8). Точно так же, если человек выберет вариант что максимизирует разницу между собственным и чужим выплат по каждому из шести основных пунктов, итоговый угол будет –16,26 , что свидетельствует о безупречной конкурентоспособности (см. Таблицу 11). Для просоциальных субъектов есть два пути на которые они могли ответить на шесть основных вопросов, совершенно последовательно (см. Таблицу 9). Во-первых, если испытуемый выбрал бы вариант, который минимизирует разницу между выплатами в каждом из шесть элементов, в результате угол будет 37.48 . Во-вторых, если субъект выберет вариант, который максимизирует совместный выигрыш в каждом из шесть элементов, результирующий угол будет между 37,09 и 52,91 . Причина этого диапазона в том, что этот DM будет быть совершенно равнодушным ко всему элементу SVO Slider, имеющему наклон –1 (т. е. элемент с конечными точками 100, 50 и 50, 100), поскольку он имеет постоянную сумму. Для области индивидуализма, если субъект будет последовательно выбирать вариант, который максимизирует собственный выигрыш в каждый из шести элементов, это даст угол между –7.82 и 7,82 (см. Таблицу 10). В причина этого диапазона в том, что этот конкретный DM будет полностью равнодушен ко всему элементу SVO Slider, который имеет неопределенный наклон (конечные точки 85, 85 и 85, 15).

Границы, в соответствии с которыми предметы могут быть разделены на категории, были получается путем деления пополам диапазонов между полученными углами когда предмет с одним из четырех классических мотивационных Ориентация полностью соответствует ползунку.Когда существует целый ряд углов, которые могут быть получены с помощью идеального последовательного выбора поведения (как в случае индивидуалистических и просоциальные предметы), максимальные / минимальные значения используются для вычисление границ. Конкретно границы рассчитывались следующим образом:

  • Граница между альтруизмом и просоциальностью:
  • Граница между просоциальностью и индивидуализмом:
  • Граница между индивидуализмом и конкурентоспособностью:
    −7.82 + −16,26
    2
    = −12,04
Таблица 8: Вывод угла SVO, который был бы получен, если бы человек последовательно выбирал альтруистические варианты
3 [ серый].95 2
Конечная точка 1 Конечная точка 2 Альтернативный выбор
Позиция Собственная Другая Собственная Другая Собственная Другая
1 85 85 85 15 85 85
85 15 100 50 100 50
3 50 100 85 85 50 100
[серый]. 95 4 50 100 85 15 50 100
5 100 50 50 100 50 100
[серый].95 6 100 50 85 85 85 85
Полученные средства: 70 86,7
: Результат 20 36,7
Результирующий угол: 61.39
Таблица 9: Вывод угла SVO, который был бы получен, если бы человек постоянно выбирал просоциальные варианты
3 [ серый].95 2 3 90 [серый].95 6
Конечная точка 1 Конечная точка 2 Просоциальный выбор
Позиция Собственная Другая Собственная Другая Собственная Другая
1 85 85 85 15 85 85
85 15 100 50 100 50
3 50 100 85 85 85 85
[серый]. 95 4 50 100 85 15 50 100
5 100 50 50 100 100 ↔ 50 50 ↔ 100
100 50 85 85 85 85
Полученные средства: 84,2 ↔ 75,8 75,8 8475 9 900 означает — 50: 34,2 ↔ 25,8 25,8 ↔ 34,2
Результирующий угол: 37.09 52.91
Таблица 10: Вывод угла SVO, который был бы получен, если бы человек последовательно выбирал индивидуалистические варианты
50:
Конечная точка 1 Конечная точка 2 Индивидуальный выбор
Позиция Собственная Другая Собственная Другая Собственная Другая
1 85 85 85 15 85 85 ↔ 15 [серый].95 2 85 15 100 50 100 50
3 50 100 85 85 85 85
[серый]. 95 4 50 100 85 15 85 15
5 100 50 50 100 100 50
[серый].95 6 100 50 85 85 100 50
Результат означает: 92,5 55,8 ↔ 44,2 85
42,5 5,8 ↔ –5,8
Результирующий угол: -7.82 ↔ 7,82
Таблица 11: Вывод угла SVO, который был бы получен, если бы человек последовательно выбирал конкурентоспособные варианты
3 [ серый].95 2
Конечная точка 1 Конечная точка 2 Конкурентный выбор
Позиция Собственная Другая Собственная Другая Собственная Другая
1 85 85 85 15 85 15
85 15 100 50 85 15
3 50 100 85 85 85 85
[серый]. 95 4 50 100 85 15 85 15
5 100 50 50 100 100 50
[серый].95 6 100 50 85 85 100 50
Полученные средства: 90 38,3
: Результат 40 –11,7
Результирующий угол: -16.26

Этот документ был переведен с L A T E X автором H E V E A.

Ориентация на социальные ценности модулирует процесс оценки результатов с участием других | Социально-когнитивная и аффективная нейробиология

Абстрактные

Социальная ценностная ориентация (SVO) — это стабильная черта личности, которая отражает то, как люди оценивают взаимозависимые результаты для себя и других в социальной среде.В целом людей можно разделить на два типа: самоуверенные и просоциальные. В настоящем исследовании изучалось, как SVO влияет на обработку оценки результатов во времени с использованием потенциала, связанного с событием (ERP). Молодые люди с двумя разными типами SVO участвовали в простой игровой задаче, в которой они получали распределения результатов для себя и других. Результаты показали, что для собственных результатов негативность, связанная с обратной связью (FRN), была более отрицательной для самопотери, чем для самоприобретения, а P3 и поздний положительный компонент (LPC) были больше для самоприобретения, чем для самопотеря в как просоциальные, так и продвигающие себя группы.Для других результатов, однако, FRN, P3 и LPC были чувствительны к чужим выгодам и потерям только в просоциальной группе, но не в группе proself. Эти результаты предполагают, что результаты для себя и других обрабатываются по-разному на разных этапах обработки оценки в мозгу людей с разными SVO.

Введение

Чтобы эффективно ориентироваться в нашей социальной среде, люди должны принимать правильные решения, что требует от нас оценки доступных альтернатив и действий, которые выгодны для нас самих (Daniel and Pollmann, 2014; Christopoulos and King-Casas, 2015).Однако обстоятельства усложняются, когда результаты решений затрагивают других социальных агентов, потому что мы обычно делаем выбор, который влияет не только на наши собственные результаты, но и на результаты других социальных агентов (Poppe and Valkenberg, 2003). Чтобы беспрепятственно решать такие социальные взаимодействия, лица, принимающие решения, должны оценивать результаты решений, которые они приняли для себя и других, в зависимости от их собственных социальных мотиваций и предпочтений по отношению к себе и другим социальным партнерам (Galvan et al., 2005). Исследователи определили это социальное предпочтение или мотивацию как социальную ценностную ориентацию (SVO). Обширные исследования SVO показывают, что это социальное предпочтение является стабильным во времени и не может зависеть от ситуаций (например, Kuhlman et al. , 1986; Van Lange et al. , 1997; Li et al. , 2013). Более того, Hilbig et al. (2014) связал SVO с базовыми личностными качествами и обнаружил, что люди с разными SVO по-разному набирают баллы по признаку Честность-Смирение, что может эффективно предсказывать их просоциальное поведение.Следовательно, SVO — это стабильная черта личности, которая отражает то, как люди оценивают взаимозависимые результаты для себя и других, и играет важную роль в процессе принятия решений, особенно в оценке результатов (Messick and McClintock, 1968; Van Lange, 2000).

Исследования, касающиеся SVO, выявили четыре основных типа социальных предпочтений: ориентация на конкуренцию (максимизация их относительного преимущества над результатами других), ориентация на индивидуализм (максимизация собственных результатов без учета результатов других), ориентация на сотрудничество (максимизация совместных результатов обеих сторон). ) и ориентация на равенство (минимизация разницы в результатах между собой и другими) (e.грамм. Кульман и Уимберли, 1976; Макклинток и Либранд, 1988). Вообще говоря, людей этих четырех ориентаций можно разделить на две категории. Людей, ориентированных на конкуренцию и индивидуализм, можно отнести к категории «саморекламы», потому что они ставят свои интересы выше интересов других. Для людей ориентации на сотрудничество и равенство они могут быть классифицированы как просоциальные личности, потому что они заинтересованы в улучшении совместных результатов и уделяют определенное внимание результатам других (например,грамм. Джойрман и Дуэлл, 2005; Stouten et al. , 2005). Интегративная модель SVO предполагает, что просоциальные люди отличаются от самих себя в двух аспектах: вес, присвоенный результатам других, и вес, присвоенный равенству результатов (Van Lange, 1999, 2000). Таким образом, эта модель подразумевает, что по сравнению с самими собой, просоциальные люди оценивают результаты под влиянием рассмотрения результатов и справедливости других, и просоциальные люди склонны уделять больше внимания результатам для других (De Cremer and Van Lange, 2001; Bieleke и другие., 2016).

Поведенческие исследования показали, что оценка социальных результатов (то есть результатов с участием других социальных агентов) может варьироваться у разных людей с разными SVO. Например, самоуправляющиеся люди заботятся только о своих собственных интересах, поэтому они стремятся к результатам, приносящим пользу себе, не учитывая социального партнера, тогда как просоциальные люди заботятся о коллективных интересах и, следовательно, стремятся к результатам, приносящим пользу как им самим, так и другим (Murphy and Ackermann, 2014). Исследование, касающееся игры в ультиматум, показало, что из-за использования стратегий регулирования эмоций из-за использования стратегии регулирования эмоций представители Proself стратегически используют справедливость как способ улучшить свои собственные результаты, а представители просоциального общества принимают несправедливое предложение чаще, чем себя (Van Dijk et al., 2004; Карагонлар, Кульман, 2013).

С развитием социальной нейробиологии в последние годы все большее количество исследований сосредоточено на нейронных основах SVO. В своем исследовании фМРТ Харуно и Фрит (2010) обнаружили, что активность миндалевидного тела может предсказать степень неприятия несправедливости среди просоциальных людей, что указывает на то, что на эмоции просоциальных людей в значительной степени влияет вознаграждение других, и им не нравятся большие различия в распределении результатов между собой. и другие.С другой стороны, в этом исследовании на самих себя не влияли награды других людей, и они предпочитали более высокие вознаграждения для себя. Совсем недавно исследование с помощью фМРТ сигналов обучения, зависящих от SVO, показало, что сигналы обучения с подкреплением для результатов других людей были идентифицированы в медиальной префронтальной коре головного мозга, и, что более важно, величина и валентность сигнала обучения результатов другого человека во многом зависят от просоциальной ориентации или ориентации на самого себя по отношению к другим (Christopoulos, King-Casas, 2015).Кроме того, исследование влияния экзогенного окситоцина (ОТ) на кооперацию показало, что ОТ и социальные сигналы значительно взаимодействуют, усиливая кооперативное поведение самих себя, в то время как этот эффект не наблюдался для просоциальных людей (Declerck et al. , 2014 ).

В нашей повседневной жизни человек должен оценивать результат своего выбора во многих случаях как можно быстрее, чтобы оценить успех своих действий, и должен уметь использовать положительную или отрицательную обратную связь о результате, чтобы скорректировать свои ожидания. и направлять их будущее поведение (Yang et al., 2015). Предыдущие исследования с использованием потенциала, связанного с событием (ERP), обнаружили три компонента ERP, связанных с обработкой оценки результатов: отрицательный, связанный с обратной связью (FRN), P3 и поздний положительный компонент (LPC) (например, Miltner et al. , 1997; Шупп и др. , 2000; Геринг и Уиллоуби, 2002; Йунг и др. , 2004). FRN представляет собой отрицательное отклонение в лобно-центральных областях кожи головы и достигает своего пика между 200 и 300 мс после появления стимула обратной связи.Он больше для отрицательных результатов, таких как потеря денег или неправильных ответов, чем для положительных результатов (например, Gehring and Willoughby, 2002; Hajcak et al. , 2005; Paul and Pourtois, 2017) и чувствителен к нарушению ожидания. (Hajcak и др. , 2006). P3 — это центро-теменная положительность с пиком во временном окне 300-600 мс после появления обратной связи. Он больше для положительной обратной связи, чем для отрицательной, и для большого вознаграждения, чем для небольшого вознаграждения (Hajcak et al., 2005, 2007; Holroyd et al. , 2006). LPC — это положительное отклонение по центро-теменной части головы в позднем временном окне между 300 и 900 мс после стимула, которое больше для обратной связи с высоким уровнем возбуждения и, таким образом, считается представлением эмоционального возбуждения (например, Amrhein et al., 2004; Wu et al., 2012; Luo et al., 2015).

Хотя значительное количество поведенческих и нейровизуализационных исследований изучали взаимосвязь между SVO и оценкой результатов, мало что известно о том, как временной ход активности мозга, лежащий в основе оценки собственных результатов и других результатов, различается у разных людей с разными SVO.Электроэнцефалография (ЭЭГ) — отличный способ оценить спонтанную оценку результатов с участием себя и других благодаря ее высокому временному разрешению. Кроме того, он позволяет измерять вариации в степени, в которой мозг людей неявно и быстро обрабатывает распределения результатов (Scheepers and Derks, 2016). Поэтому в настоящем исследовании мы попытались изучить временную обработку влияния SVO на оценку результатов с использованием метода ERP из-за его уникальных преимуществ.Согласно предыдущим исследованиям ERP по оценке результатов, мы сосредоточились на FRN, P3 и LPC, которые представляют различные этапы обработки оценки результатов. В этом исследовании мы впервые определили социальную ценностную ориентацию участников по шкале тройного доминирования (Van Lange et al. , 1997). Затем была использована простая задача, связанная с денежными азартными играми, чтобы выяснить, будут ли различные SVO влиять на FRN, P3 и LPC в ответ на социальные результаты. Основываясь на предыдущих исследованиях, мы предположили, что три компонента ERP будут модулироваться SVO в различных распределениях результатов.В частности, мы предположили, что на FRN и P3 в просоциальной группе будут влиять как собственные, так и другие исходы, в то время как на тех, кто находится в группе «про себя», будет влиять только собственный результат. Кроме того, мы также предсказали, что SVO может иметь длительный эффект на поздней стадии оценки результатов, индексируемой LPC с различными уровнями эмоционального возбуждения.

Материалы и методы

Обзор процедур

Настоящее исследование состояло из двух частей: сеанса оценки SVO и сеанса эксперимента ERP.Перед экспериментом ERP SVO участников оценивался с помощью критерия тройного доминирования социальных ценностей (Van Lange et al. , 1997). По завершении оценки участники, которых можно было отнести к одному из двух типов SVO, про себя и просоциальные специалисты, участвовали в последующем эксперименте ERP. Те, кто не мог быть отнесен к одному из двух типов SVO, были исключены из исследования.

Участники

Пятьдесят семь здоровых студентов (30 женщин; средний возраст 22 года.35 ± 1,36 года) из Университета Жэньминь Китая участвовали в исследовании и получали деньги за свое участие. В первой части исследования пять участников были исключены, потому что у них не было четких социальных предпочтений. Во втором сеансе два участника были исключены, поскольку после удаления артефактов не было достаточного количества испытаний (<20 испытаний, минимальное количество испытаний, необходимое для стабильного компонента ERP, Marco-Pallares et al. , 2011). Таким образом, в конечном итоге были проанализированы данные от остальных 50 участников (27 профессиональных и 23 просоциальных).Все участники были правшами, имели нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное и не имели в анамнезе психиатрических, неврологических или медицинских заболеваний. Письменное информированное согласие было получено от всех участников. Исследование было одобрено местным этическим комитетом.

Первое занятие: оценка социальной ценностной ориентации

На первом сеансе настоящего исследования SVO участников оценивался с использованием показателя тройного доминирования (Van Lange и др. , 1997), который широко использовался в областях социологии, экономики и психологии для измерения социальных показателей. предпочтения (Мерфи, Акерманн, 2014).Шкала тройного доминирования содержит наиболее простой критерий ориентации на социальные ценности и, как было показано, дает высоконадежные результаты с замечательной стабильностью, внутренней валидностью и конструктивной валидностью (Van Lange, 1999; Murphy et al. , 2011).

Измерение SVO тройного доминирования содержит девять пунктов, каждый из которых состоит из трех дополнительных распределений результатов, состоящих из жетонов, выделенных самому участнику и другому анонимному социальному сообществу. Каждое распределение результатов представляло собой конкретный SVO: индивидуалистический, конкурентный или кооперативный.Участник должен был выбрать наиболее предпочтительное распределение результатов по каждому пункту. По завершении оценки участник классифицировался как один из трех ориентаций (индивидуалист, конкурент или кооператор), если он / она сделал шесть или более из девяти возможных выборов, которые соответствовали ориентации. Если участник не сделал по крайней мере шесть выборов, которые соответствовали определенной ориентации, то он / она не попадали в категорию (Van Lange, 2000). В настоящем исследовании те, кто не мог быть отнесен к одной из трех ориентаций, были исключены и не участвовали в следующем эксперименте ERP.Исследования, касающиеся SVO, обычно объединяют индивидуалистическую ориентацию и конкурентную ориентацию в единую категорию, называемую ориентацией на самого себя, тогда как ориентация на сотрудничество классифицируется в категорию, называемую просоциальной ориентацией (например, De Cremer and Van Lange, 2001; Steinel and De Dreu, 2004). Чтобы соответствовать предыдущим исследованиям, мы также объединили индивидуалистов и спортсменов в одну группу. Таким образом, мы определили две группы студентов на основе их SVO, 28 профессиональных и 24 просоциальных специалиста, участвовавших в следующем эксперименте ERP.

Вторая сессия: простая азартная игра (эксперимент ERP)

Когда и участник, и сообщник того же пола, которого играл лаборант, прибыли в лабораторию, им сообщили, что они будут играть в азартную игру, в которой один из них будет принимать решение, а другой — получатель. Лицо, принимающее решение, будет делать выбор за них обоих, выбирая карты в азартной игре, и бонус для обоих основывался на выборе, который лицо, принимающее решение, сделало в задаче.Каждому участнику сказали, что базовый платеж составляет 50 китайских юаней. Чем больше баллов лицо, принимающее решение, заработало для себя и получателя, тем больший бонус они получат в конце эксперимента ERP. В конечном итоге им заплатили сумму от 68 до 72 юаней. Чтобы повысить доверие к игре, от участника и соучастника требовалось провести жеребьевку для определения своих ролей, и было специально разработано, чтобы истинный участник всегда принимал решения.

Во время игры участник удобно сидел в комнате с электромагнитным экраном на расстоянии примерно 75 см от монитора настольного компьютера. Как показано на рисунке 1, каждое испытание начиналось с белого креста фиксации, отображаемого в течение 500 мс на черном фоне. Затем слева и справа от точки фиксации появились два зеленых квадрата (2,5 ° × 2,5 °), представляющие две карты. Участник должен был выбрать левую или правую карту, нажимая клавиши F или J на ​​клавиатуре левым или правым указательным пальцем.Нажатие клавиши F означает выбор левой карты, а нажатие клавиши J означает выбор правой карты. Когда участник ответил, выбранная карта выделялась утолщением красной границы на 500 мс, а затем, через интервал 500–1000 мс, распределение результатов за выбранной для себя картой и другой картой отображалось на двух квадратов соответственно в вертикальном массиве за 1000 мс. Собственный результат участника был представлен в квадрате с красной рамкой, а результат другого участника был представлен в квадрате с синей рамкой.Вертикальное положение двух квадратов было случайным в разных испытаниях. В задаче на азартные игры было четыре распределения результатов: +20 и -20, +20 и +20, -20 и -20, или -20 и +20, которые относились к денежным потерям или выигрышам для лица, принимающего решение, и получателя. . Интервал между испытаниями длился 500 мс, и все условия различались только по валентности; Размер вознаграждения был одинаковым для обоих. В «условиях самовыражения и других потерь» (+20 и -20) участник набрал 20 баллов, а другой потерял 20 баллов.В «условии собственной выгоды — другой выгоды» (+20 и +20) оба человека набрали по 20 очков. В «состоянии потери себя-других-потерь» (-20 и -20) оба человека потеряли 20 баллов. В «условии самопотери — другого» (-20 и +20) участник потерял 20 баллов, в то время как другой получил 20 баллов. Без ведома участников, все отзывы были представлены случайным образом, и каждый участник получил равное количество раз для каждого условия обратной связи.

Рис. 1.

Иллюстрация однократного испытания азартного задания.Каждое испытание начиналось с фиксации креста. Участники просматривали два квадрата и должны были выбрать один из квадратов, нажав соответствующую клавишу. Затем их выбор был выделен на 500 мс. После интервала 500–1000 мс обратная связь по результатам была представлена ​​в течение 1000 мс, причем собственный результат участника был показан в квадрате с красной рамкой, а результат другого участника — в квадрате с синей рамкой. Было четыре распределения результатов, что дало четыре экспериментальных условия.

Фиг.1.

Иллюстрация однократного испытания азартного задания. Каждое испытание начиналось с фиксации креста. Участники просматривали два квадрата и должны были выбрать один из квадратов, нажав соответствующую клавишу. Затем их выбор был выделен на 500 мс. После интервала 500–1000 мс обратная связь по результатам была представлена ​​в течение 1000 мс, причем собственный результат участника был показан в квадрате с красной рамкой, а результат другого участника — в квадрате с синей рамкой. Было четыре распределения результатов, что дало четыре экспериментальных условия.

Вся задача по игре состояла из 320 попыток, разделенных на восемь блоков, так что каждое условие включало 80 попыток. Перед формальным заданием участники отработали задание на 12 попытках по 3 попытки каждого условия. Вся работа длилась примерно 25–30 минут. По окончании эксперимента всех участников спросили о правдоподобности незнакомого сценария и истории прикрытия, и никто не усомнился в этом. Презентация стимула и сбор поведенческих данных проводились E-Prime 2.0 (PST, Inc., Питтсбург, Пенсильвания, США).

Запись и анализ ЭЭГ

ЭЭГ было записано с 64 закрепленных на колпачке оловянных электродов, расположенных в соответствии с международной системой размещения 10/20 (Neuroscan Inc., Херндон, Вирджиния, США), с онлайн-ссылкой на левый сосцевидный отросток и автономной повторной ссылкой на средний левого и правого сосцевидных отростков. Горизонтальную электроокулограмму (ЭОГ) регистрировали с помощью электродов, размещенных на 1,5 см латеральнее наружного угла глазной щели обоих глаз.Вертикальный ЭОГ регистрировался с электродов, размещенных выше и ниже правого глаза. Во время записи полное межэлектродное сопротивление поддерживалось ниже 5 кОм. Сигналы усиливались с использованием полосового фильтра 0,01–100 Гц и непрерывно отбирались с частотой 1000 Гц / канал для автономного анализа.

Автономный анализ данных ЭЭГ проводился с помощью программы Neuroscan 4.5. Глазные артефакты были удалены с использованием процедуры регрессии, реализованной в программе Neuroscan (Semlitsch et al. , 1986).Данные ЭЭГ были отфильтрованы нижними частотами ниже 30 Гц (24 дБ / окт.) И были сегментированы на периоды от 200 мс до 800 мс после начала представления результата. Данные были скорректированы до исходного уровня в соответствии с исходным уровнем до 200 мс. Эпохи, содержащие артефакты, превышающие ± 70 мкВ, были исключены из дальнейшего анализа. Затем эпохи были усреднены отдельно для каждого состояния каждого участника.

Компоненты ERP, которые были проанализированы, включали FRN, P3 и LPC. FRN оценивался как средняя амплитуда во временном окне 250–320 мс после представления распределения результатов.P3 был определен как наиболее положительный пик в период 350–450 мс после появления стимула обратной связи. LPC был измерен как средняя амплитуда во временном окне 500-700 мс после представления обратной связи. В предварительном анализе переднезаднее и латеральное расположение кожи головы учитывались как топографические факторы. На основе топографического распределения каждого компонента ERP (рисунки 2C и 3) и предыдущих исследований (например, Gehring and Willoughby, 2002; Yeung and Sanfey, 2004), FRN был рассчитан для 9 электродов (F3, FC3, C3, Fz, FCz, Cz, F4, FC4 и C4), а P3 и LPC были количественно определены по 9 электродам (C3, CP3, P3, Cz, CPz, Pz, C4, CP4 и P4), которые были выбраны для покрытия участков кожи головы, соответствующих эти компоненты.Результаты показали, что эффект FRN был наибольшим на сайте Fz, а эффекты P3 и LPC были наибольшими на сайте CPz. Следовательно, мы сосредоточились на сайтах Fz и CPz для более детального анализа, в котором эффекты ERP были максимальными.

Рис. 2.

(A) Формы большого среднего значения ERP от места электрода Fz. Серые области выделяют временное окно FRN (250–320 мс), используемое для статистического анализа. (B) Гистограммы показывают среднее значение амплитуды FRN для каждого условия.Планки погрешностей указывают на стандартную ошибку среднего (SEM). * P <0,001. (C) Топографии разницы в напряжении между исходами самопотери и самовыражения во временном интервале FRN (250–320 мс), отдельно для испытаний, включающих исходы другого усиления и других потерь.

Рис. 2.

(A) Формы средних средних значений ERP от места электрода Fz. Серые области выделяют временное окно FRN (250–320 мс), используемое для статистического анализа. (B) Гистограммы показывают среднее значение амплитуды FRN для каждого условия.Планки погрешностей указывают на стандартную ошибку среднего (SEM). * P <0,001. (C) Топографии разницы в напряжении между исходами самопотери и самовыражения во временном интервале FRN (250–320 мс), отдельно для испытаний, включающих исходы другого усиления и других потерь.

Рис. 3.

Топографические распределения напряжения P3 (левая панель) и LPC (правая панель) для каждого состояния, отдельно для групп SVO (верхний ряд для исследователей и нижний ряд для просоциальных лиц).

Рис. 3.

Топографические распределения напряжения P3 (левая панель) и LPC (правая панель) для каждого состояния, отдельно для групп SVO (верхний ряд для себя и нижний ряд для просоциальных лиц).

Поведенческие данные и данные ERP были статистически проанализированы с использованием программного обеспечения SPSS (версия 22.0, SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США). Каждую из амплитуд FRN, P3 и LPC анализировали с использованием смешанного трехфакторного дисперсионного анализа с повторными измерениями (ANOVA) из 2 (группа SVO: proself против .просоциальный) × 2 (Самовыражение: самоприобретение против . самопотеря) × 2 (Другой результат: другой-выигрыш против . другой-потеря). Группа SVO была фактором между субъектами, а последние две были факторами внутри субъектов. Уровень значимости был установлен на 0,05 для всех анализов в настоящем исследовании. Поправка Гринхауса – Гейссера проводилась для учета нарушений сферичности, когда это было необходимо. Апостериорное тестирование значимых основных эффектов применялось с поправками Бонферрони.Частичные значения в квадрате эта ( η p 2 ) были проведены для изучения размера эффекта в моделях ANOVA, так что 0,05 представляет небольшой эффект, 0,1 представляет средний эффект и 0,2 представляет большой эффект (Cohen, 1973).

Результаты

Поведенческие результаты

В задаче на азартные игры среднее время реакции (± стандартное отклонение), принятое для принятия решения группой proself и просоциальной группой, составило 973 ± 79 мс и 1046 ± 113 мс, соответственно.Независимый выборочный t-тест был проведен для сравнения времени реакции между двумя группами. Результат показал, что proselfs реагировали значительно быстрее, чем proselfs, t (48) = −2,67, P = 0,04, что указывает на то, что в процессе принятия решения (Paulus, 2005), proselfs тратили больше времени делать выбор, чем это сделали сами.

Результаты ERP

Отрицательность, связанная с обратной связью

На рис. 2A показаны формы волны среднего ERP на участке электродов Fz.Для амплитуды FRN основной эффект самооценки был значительным ( F (1,48) = 394,02, P <0,001, η p 2 = 0,89), что указывает на то, что FRN был более отрицательным, когда все участники получили результат самопотери (1,80 мкВ), чем результат самоприобретения (3,98 мкВ). Основной эффект другого исхода ( F (1,48) = 88,14, P <0,001, η p 2 = 0,65) также был значительным, что позволяет предположить, что в целом FRN был более значительным. отрицательный для исходов других потерь (2.64 мкВ), чем для результата с другим усилением (3,14 мкВ). Кроме того, основной эффект группы SVO был значительным ( F (1,48) = 23,38, P <0,001, η p 2 = 0,33), что указывает на то, что в среднем FRN был больше отрицательный в просоциальной группе (1,73 мкВ), чем в группе proself (4,05 мкВ). Дальнейшее апостериорное тестирование показало, что FRN был более отрицательным в просоциальной группе, чем в группе proself в каждом состоянии ( P s <0.01). То есть, FRN как для «я», так и для других исходов были больше в просоциальной группе, чем в группе «про себя».

В дополнение к основным эффектам, был значительный эффект взаимодействия для группы SVO × другой исход ( F (1,48) = 81,58, P <0,001, η p 2 = 0,63). Следовательно, для исследования этого взаимодействия был применен простой анализ эффекта. Результаты показали, что эффект «другой результат» в группе «про себя» не был значимым ( F (1,48) = 1.83, P = 0,18, η p 2 = 0,003), так что амплитуда FRN не показывала различий между результатами другого усиления (4,06 мкВ) и результатами других потерь (4,04 мкВ). Это указывает на то, что на ранней стадии оценки результатов испытатели не делали различий между прибылью и убытком других. Напротив, эффект другого исхода был значительным в просоциальной группе ( F (1,48) = 76,81, P <0,001, η p 2 = 0.63), так что FRN был более отрицательным для исхода с другими потерями (1,24 мкВ), чем для исходов с другими преимуществами (2,21 мкВ). Этот вывод предполагает, что просоциальные люди будут обрабатывать результаты другого, когда они получат распределение результатов.

Для дальнейшего изучения различных процессов для себя и других результатов у людей с разными SVO, мы сравнили амплитуды FRN между результатами самоприобретения и самопотери, а также исходами «выгода другого» и «потеря другого» с использованием парных значений. образцы t-критериев в каждой группе.Затем мы обнаружили, что в группе proself, FRN был более отрицательным для самопотери, чем для самоприобретения ( t (26) = 26,17, P <0,000, Коэна d = 7,19), но это не показали различий между чужими потерями и чужими доходами ( t (26) = 0,35, P > 0,05, Коэна d = 0,10). Однако в просоциальной группе FRN был более негативным для самопотери, чем для самовыражения ( t (22) = 13,41, P <0,001, Cohen d = 4.00), а также более отрицательным для других потерь, чем для других прибылей ( t (22) = 10,11, P <0,001, Коэна d = 3,01) (см. Рисунок 2B). Эти результаты предполагают, что на ранней стадии оценки результатов люди с ориентацией на самого себя в первую очередь обрабатывают свой собственный результат, а не результат другого, тогда как люди с просоциальной ориентацией обрабатывают как свой собственный, так и результат другого.

П3

На рис. 4A показаны формы волны среднего ERP на участке электрода CPz.Для амплитуды P3 основной эффект самооценки был значительным ( F (1,48) = 397,36, P <0,001, η p 2 = 0,89), что указывает на то, что P3 был больше, когда участники получили результат самоприобретения (9,30 мкВ), чем результат самопотери (7,05 мкВ). Основной эффект другого исхода ( F (1,48) = 42,67, P <0,001, η p 2 = 0,47) также был значительным, что позволяет предположить, что в среднем P3 был больше. для исхода с выгодой для других (8.35 мкВ), чем исход с другими потерями (8,00 мкВ). Кроме того, наблюдались значимые эффекты взаимодействия для группы SVO × другой исход ( F (1,48) = 76,75, P <0,001, η p 2 = 0,62), самостоятельный результат × другой исход ( F (1,48) = 56,05, P <0,001, η p 2 = 0,54) и группа SVO × собственный результат × другой исход ( F ( 1,48) = 54,42, P <0,001, η p 2 = 0.53).

Рис. 4.

(A) Формы большого среднего значения ERP от места установки электродов CPz. Серые области выделяют временное окно (350–450 мс), в котором была измерена пиковая амплитуда P3. Светло-серые области выделяют временное окно (500–700 мс), в котором измерялась средняя амплитуда LPC. (B) Гистограммы показывают среднее значение амплитуды P3 (красный) и амплитуды LPC (синий) для каждого условия. Планки погрешностей указывают SEM (стандартная ошибка среднего).* P <0,001.

Рис. 4.

(A) Формы общего среднего значения ERP от места установки электродов CPz. Серые области выделяют временное окно (350–450 мс), в котором была измерена пиковая амплитуда P3. Светло-серые области выделяют временное окно (500–700 мс), в котором измерялась средняя амплитуда LPC. (B) Гистограммы показывают среднее значение амплитуды P3 (красный) и амплитуды LPC (синий) для каждого условия. Планки погрешностей указывают SEM (стандартная ошибка среднего).* P <0,001.

Был проведен простой анализ эффекта для исследования трехстороннего взаимодействия для группы SVO × собственный результат × другой исход. Результаты показали, что в группе просоциальной ориентации эффект другого исхода P3 был значительным только тогда, когда их само-результат был выгоден ( F (1,22) = 165,12, P <0,001, η p 2 = 0,88), но не тогда, когда их результатом была потеря ( F (1,22) = 1.44, P = 0,24, η p 2 = 0,06), что указывает на то, что P3 было больше для результата «другая выгода», чем для результата «другая потеря», только тогда, когда их собственным результатом была прибыль. Однако в группе proself не было различий P3 между прибылью и убытком других, независимо от того, был ли их собственный результат прибылью ( F (1,26) = 1,45, P = 0,24, η p 2 = 0,05) или потери ( F (1,26) = 1,42, P = 0.24, η p 2 = 0,05) (см. Рисунок 4B). Эти результаты показывают, что по сравнению с самими специалистами просоциальные специалисты обрабатывают результаты других на более позднем этапе оценки результатов.

Поздний положительный компонент

Для амплитуды LPC основной эффект самооценки был значительным ( F (1,48) = 18,06, P <0,001, η p 2 = 0,27), что указывает на то, что LPC был больше, когда участники получали результат самоокупаемости (7.17 мкВ), чем результат самопотери (6,53 мкВ). Основной эффект другого исхода ( F (1,48) = 68,09, P <0,001, η p 2 = 0,58) также был значительным, показывая, что LPC в целом был больше для результат с другой выгодой (7,22 мкВ), чем результат с другой потерей (6,48 мкВ). Кроме того, наблюдались значительные эффекты взаимодействия для группы SVO × другой исход ( F (1,48) = 68,94, P <0,001, η p 2 = 0.59) и группа SVO × собственный результат × другой исход ( F (1,48) = 9,185, P = 0,004, η p 2 = 0,16).

Был проведен простой анализ эффекта для исследования трехстороннего взаимодействия для группы SVO × собственный результат × другой исход. Результаты показали, что в просоциальной группе LPC был больше для результата с другой выгодой, чем с исходом с другой потерей, независимо от того, был ли их собственный результат выгодой ( F (1,22) = 163,35, P <0.001, η p 2 = 0,88) или потери ( F (1,22) = 47,50, P <0,001, η p 2 = 0,68). Однако в группе proself не наблюдалось различий в LPC между исходами с другой выгодой и другой потерей независимо от того, был ли их собственный результат выгодой ( F (1,26) = 0,299, P = 0,59, η p 2 = 0,01) или потери ( F (1,26) = 0,11, P = 0.74, η p 2 <0,001) (см. Рисунок 4B). Эти результаты показывают, что по сравнению с самими профессионалами просоциальные специалисты обрабатывают результаты других дальше на заключительном этапе оценки результатов.

Обсуждение

В настоящем исследовании ERP использовалась для изучения влияния SVO на обработку результатов с участием других лиц. С помощью трех индикаторов ERP, FRN, P3 и LPC, мы обнаружили, что люди с разными SVO обрабатывали результаты, вовлекающие других, по-разному в своем мозгу.В соответствии с нашими гипотезами, в просоциальной группе на эти три показателя повлияли как собственные, так и другие результаты. Однако на эти компоненты ERP в первую очередь повлиял собственный результат, а не другой результат в группе про себя. Кроме того, FRN как для себя, так и для других был больше в просоциальной группе, чем в группе про себя. Эти результаты показали, что SVO модулировала обработку оценки результатов с участием других, которую можно разделить на три этапа, которые будут описаны ниже.

Первая ступень

Первый этап представлен компонентом FRN, который представляет собой быструю и грубую оценку текущих событий на самом раннем этапе процесса оценки результатов (Taylor et al. , 2006; Bellebaum et al. , 2010) . В настоящем исследовании FRN в обеих группах был больше, когда они получали потерю, чем прибыль, что согласуется с результатами предыдущих исследований (Gehring and Willoughby, 2002; Holroyd et al., 2004, 2007; Sidarus et al. , 2017). Важно то, что эффект FRN может модулироваться SVO людей. Для профессионалов идеальное ожидание вознаграждения — это максимизация собственных интересов. Таким образом, FRN был больше, когда сам себя получил потерю, чем выигрыш, независимо от результатов другого, а амплитуда FRN показывала только разницу между результатами самопотери и самоприобретения. Напротив, просоциальные люди ожидают вознаграждения от максимизации интересов обеих сторон; таким образом, FRN достиг своего максимума, когда они получили отрицательный коллективный результат, и, наоборот, он достиг минимума, когда они получили положительный коллективный результат.Это подтверждает предыдущие выводы о том, что просоциальные люди стремятся к результатам, приносящим пользу как им самим, так и другим, и стремятся к максимизации коллективной выгоды (McClintock and Liebrand, 1988). Следовательно, на амплитуду FRN влияли как собственные, так и другие результаты просоциальных людей. Эти различные эффекты FRN указывают на то, что proself и просоциальные люди по-разному обрабатывают личные интересы и общие интересы на самой ранней стадии оценки результатов.

Вдобавок, FRN просоциальных людей были чувствительны к результатам другого не только тогда, когда они получали результат самообеспечения, но и когда они получали результат самопотери.Эта симметрия несовместима с предыдущим исследованием, в котором было обнаружено, что амплитуда FRN чувствительна к результатам других только в условиях самоусиления (Luo et al. , 2015). Это несоответствие можно интерпретировать как влияние SVO, потому что в предыдущем исследовании использовался план внутри субъектов, в котором участники не были разделены на разные группы на основе их социальных предпочтений.

Еще одним интересным открытием было то, что амплитуды FRN как для собственного, так и для другого результата были больше в просоциальной группе, чем в группе про себя.Возможное объяснение этого состоит в том, что FRN также отражал разные уровни ответственности между просоциальными и профессиональными. В предыдущих исследованиях сообщалось, что высокая ответственность вызовет большую FRN в обработке результатов (Li et al. , 2010; Kimura and Katayama, 2013; Loehr et al. , 2015). Соответственно, различие между группами в FRN указывает на то, что просоциальные люди могут иметь более высокое чувство социальной ответственности за других, в то время как у proselfs низкое или даже полное отсутствие чувства ответственности за других.Эти настоящие результаты предоставляют электрофизиологические доказательства в поддержку интегративной модели SVO, которая предполагает, что по сравнению с самими собой просоциальные люди больше озабочены социальной ответственностью, которая относится к заботе как о себе, так и о других (Fiske et al. , 1998; Van Lange, 1999, 2000). В целом, паттерн FRN в этой задаче обеспечивает предварительное выявление когнитивной значимости обратной связи, которая отражает ожидания людей и предпочтения результатов.

Вторая ступень

На втором этапе обработка результатов с участием других оказалась более сложной. Компонент P3 часто отражает более тонкую и точную оценку, особенно при кодировании мотивационной значимости результатов (Taylor et al. , 2006; Wu and Zhou, 2009). В настоящем исследовании амплитуды P3 для самооценки и просоциальных лиц были больше для самовыражения, чем для самопотери, что согласуется с результатами предыдущих исследований, касающихся оценки результатов (Bellebaum et al., 2010; Holroyd et al. , 2006; Peterburs и др. , 2017). Важно отметить, что поскольку про-себя склонны мыслить и действовать индивидуально рационально, они будут чувствовать себя счастливыми, когда их собственный результат будет положительным, независимо от исходной валентности других. Соответственно, их P3 достигло максимума, когда их собственные результаты были выигрышем в задаче. Напротив, просоциальные люди склонны мыслить и действовать коллективно рационально и обладают более сильным чувством социальной ответственности (Van Lange, 2000; De Cremer and Van Lange, 2001), следовательно, их P3 достигает максимума, когда оба результата для себя и другие были положительными.Эти данные свидетельствуют о том, что SVO модулирует оценки результатов людьми, вовлекая других на более сложном уровне.

Кроме того, результаты показывают, что просоциалы чувствительны к результатам другого только при условии самовыражения на второй оценочной стадии, которая отличается от симметричной модели на ранней стадии. Это различие можно интерпретировать как эффект тщательной обработки внутренней психологической значимости, воплощенной в результатах (Johnston and Wang, 1991; Zhou et al., 2010 г.). На более поздней стадии люди склонны обрабатывать обратную связь, значимую для них самих благодаря их адаптивному значению в получении преимущественного доступа к ресурсам внимания (Gray et al. , 2004). Соответственно, по сравнению с результатом самопотери, люди склонны уделять больше внимания результату самовыработки, потому что для них более значимо поддерживать положительную самооценку, и мы приписываем это значение в значительной степени привязанности, связанной с чувством собственного достоинства. личная заинтересованность и релевантная информация (Bargh, 1982).Это смещение позитивности согласуется с предыдущими исследованиями, указывающими на больший вес в процессе оценки социальных результатов, чем потери (Taylor et al., 2000; Ma et al., 2016). Кроме того, получая отрицательный результат для себя, чтобы устранить потенциальную угрозу для позитивной самооценки, люди, как правило, избегают обращать внимание на результат другого человека, чтобы защитить себя от самооценки получения травмы, сравнивая с другими (Buunk и Гиббонс, 2007; Пауэрс и др., 2013). Кажется, что предвзятость позитивности может рассматриваться как эффективная стратегия для поддержания хорошего уровня самооценки просоциальных людей в социальных взаимодействиях, потому что они с большей вероятностью будут подвержены влиянию других. Таким образом, преобразование в P3 выявляет более устойчивую и сложную стадию обработки, на которой люди склонны придавать большее мотивационное и эмоциональное значение положительным результатам для себя, чтобы сохранять их позитивными и уверенными.

Третья ступень

Третий этап обработки результатов оценки обозначается LPC, компонентом ERP, связанным с уровнями эмоционального возбуждения, который обычно используется для отражения усиленной обработки, связанной с повышенным мотивированным вниманием (Briggs and Martin, 2009).В нашей задаче результат-выигрыш вызвал больший LPC, чем исход-потеря среди всех участников, что согласуется с предыдущими исследованиями, которые последовательно сообщали, что повышенные амплитуды LPC были связаны с положительными, возбуждающими стимулами (Schupp et al. , 2004; ван Хофф и др. , 2011). Критически важно, что SVO людей модулировал этот эффект оценки результатов с участием других. Для самих себя, LPC был больше для результатов самовыражения, чем для исходов самопотери, но не наблюдалось никакой разницы между результатами, полученными от других, и результатами других потерь.В то время как для просоциальных лиц LPC был не только больше для условия самообеспечения, чем для условия самопотери, но он также был больше для результата «выгода от другого», чем для результата «потеря от другого».

Просоциальные люди, как правило, стремятся максимизировать общие интересы (De Cremer and Van Lange, 2001), следовательно, ситуация с обоими выгодами имеет самый высокий уровень возбуждения, что обеспечивает им большую внимательность и максимизирует их беспроигрышную мотивацию, на что указывает самый большой LPC. Этот феномен согласуется с предыдущими выводами о том, что LPC был наибольшим для стимулов, которые были наиболее возбуждающими, или для стимулов с наибольшей мотивационной релевантностью (Schupp et al., 2000).

Кроме того, некоторые исследования продемонстрировали, что LPC связан с теорией разума (ToM), которая представляет собой способность думать и обосновывать психические состояния как самих себя, так и других. Исследователи предположили, что и вера, и желание рассуждать для других связаны с улучшенным LPC (Geangu et al. , 2013; Jiang et al. , 2016). По сравнению с самими собой, просоциальные люди имеют более сильные способности ToM и альтруистические мотивации для других (Van Lange, 2000; Derks et al., 2015). Соответственно, усиление LPC, вызванное положительными результатами других, может отражать альтруистическую мотивацию просоциальных людей. Интригующий вывод заключался в том, что просоциальная обработка результатов другого независимо от того, был ли их собственный результат выигрышем или проигрышем, отличалась от паттерна P3 на втором этапе, на котором они обрабатывали результаты других только тогда, когда их собственный результат был выигрышем. Эта трансформация в LPC предполагает, что на последнем этапе обработки результатов просоциальные люди сменили фокус с себя на других из-за своей сильной способности ToM и мотивации помощи другим.Короче говоря, паттерны LPC указывают на умственное мышление других, эмоциональное возбуждение и мотивационную значимость результатов на последнем этапе оценки результатов.

Подводя итог, используя подход ERP, настоящее исследование выявило влияние SVO на оценку результатов с участием других на трех этапах обработки, предполагая с нейропсихологической точки зрения, что люди с разными SVO имеют разные социальные предпочтения, уровни ответственности и альтруизм. мотивации.Наши результаты расширяют знания о нейронной основе SVO-модуляции обработки социальных результатов, предоставляя временное описание модуляции.

Ограничения и перспективы дальнейших исследований

В нашем исследовании есть несколько ограничений. Во-первых, экспериментальная ситуация в нашем исследовании слишком чиста, чтобы рассматривать другие социальные факторы, которые могут играть важную роль в принятии социальных решений и оценке результатов. В повседневной жизни люди обычно принимают решения и оценивают результаты в более сложных социальных контекстах, и отношение и поведение других людей также влияют на то, как мы оцениваем результаты.Кроме того, люди с разными SVO могут думать и вести себя по-разному в разных социальных ситуациях. Следовательно, чтобы получить более полное представление о влиянии SVO на оценку социальных результатов, было бы интересно и значимо исследовать, как SVO модулирует процесс оценки результатов людьми в различных социальных контекстах, таких как ситуации доверия и ситуации сотрудничества.

Кроме того, в настоящем исследовании не принимались во внимание культурные и гендерные факторы.Все участники текущего исследования были из Китая, который считается высоко коллективистской культурой. Напротив, представители западной культуры с индивидуалистическими характеристиками могут по-разному обрабатывать социальные результаты (Powers et al. , 2013). Отныне для проверки различий необходимы будущие кросс-культурные исследования влияния SVO на оценку социальных результатов. Более того, по сравнению с мужчинами, женщины склонны больше рассматривать других и проявлять более сильную альтруистическую мотивацию (Eagly and Steffen, 1986).Таким образом, в будущих исследованиях было бы целесообразно рассмотреть взаимодействие гендера и SVO при обработке оценки социальных результатов.

Финансирование

Эта работа была поддержана грантами Национального фонда естественных наук Китая (31400888), а также фондов фундаментальных исследований для центральных университетов и исследовательских фондов Китайского университета Жэньминь (15XNLQ05).

Конфликт интересов . Ничего не объявлено.

Список литературы

Амрейн

С.

,

Múhlberger

A.

,

Pauli

P.

,

Wiedemann

G.

(

2004

).

Модуляция связанных с событием потенциалов мозга во время обработки аффективных изображений: дополнение к рефлексу испуга и реакции проводимости кожи?

Международный журнал психофизиологии

,

54

(

54

),

231

40

.

Bargh

Дж.А.

(

1982

).

Внимание и автоматичность в обработке самостоятельной информации

.

Журнал личности и социальной психологии

,

43

(

3

),

425

36

.

Беллебаум

C.

,

Polezzi

D.

,

Daum

I.

(

2010

).

Это меньше, чем вы ожидали: негатив, связанный с обратной связью, отражает нарушение ожиданий величины вознаграждения

.

Neuropsychologia

,

48

(

11

),

3343

50

.

Bieleke

м.

,

Gollwitzer

P.M.

,

Oettingen

G.

,

Fischbacher

U.

(

2016

).

Ориентация на социальные ценности смягчает влияние интуиции по сравнению с рефлексией на ответы на несправедливые ультиматумные предложения

.

Журнал принятия поведенческих решений, 30 (2), 569–81

.

Бриггс

K.E.

,

Мартин

F.H.

(

2009

).

Эффективная обработка изображений и мотивационная релевантность: эффекты возбуждения и валентности на ERP в необычной задаче

.

Международный журнал психофизиологии

,

72

(

3

),

299

306

.

Buunk

А.П.

,

Гиббонс

F.X.

(

2007

).

Социальное сравнение: конец теории и появление области

.

Организационное поведение и процессы принятия решений людьми

,

102

(

1

),

3

21

.

Христопулос

Г.И.

,

Кинг-Касас

Б.

(

2015

).

С вами или против вас: сигналы обучения, зависящие от социальной ориентации, направляют действия, совершаемые для других

.

Нейроизображение

,

104

,

326

35

.

Коэн

Дж.

(

1973

).

Эта-квадрат и частичный эта-квадрат в планах дисперсионного анализа с фиксированным коэффициентом

.

Образовательные и психологические измерения

,

33

(

1

),

107

12

.

Даниил

Р.

,

Pollmann

S.

(

2014

).

Универсальная роль вентрального полосатого тела в обучении, основанном на вознаграждении: данные исследований на людях

.

Нейробиология обучения и памяти

,

114

(

9

),

90

100

.

Де Кремер

Д.

,

Van Lange

P.A.M.

(

2001

).

Почему просоциальные люди демонстрируют большее сотрудничество, чем себя: роли социальной ответственности и взаимности

.

Европейский журнал личности

,

15

,

5

18

.

Деклерк

C.H.

,

Boone

C.

,

Kiyonari

T.

(

2014

).

Влияние окситоцина на сотрудничество в дилемме заключенного зависит от социального контекста и социальной ценностной ориентации человека

.

Социально-когнитивная и аффективная нейронаука

,

233

(

2

),

545

50

.

Деркс

Дж.

,

Ван Схеппинген

МА

,

Ли

Северная Каролина

,

Краббендам

Л.

(

2015

).

Доверие и чтение мыслей у подростков: сдерживающая роль социальной ценностной ориентации

.

Границы в психологии

,

6

,

965

.

Игли

А.H.

,

Steffen

V.J.

(

1986

).

Пол и агрессивное поведение. метааналитический обзор социально-психологической литературы

.

Психологический бюллетень

,

100

(

3

),

309

.

Фиске

А.П.

,

Китайма

С.

,

Маркус

Х.R.

,

Nisbett

R.E.

(

1998

). Культурная матрица социальной психологии. В:

Gilbert

D.

,

Fiske

S.

,

Lindzey

G.

, edirors.

Справочник по социальной психологии

, 4-е изд.,

Vol. 2

, стр.

915

981

,

Бостон

:

МакГроу-Хилл

.

Гальван

А.

,

Заяц

Т.А.

,

Дэвидсон

М.

,

Спайсер

Дж.

,

Гловер

Г.

,

Кейси

Б.Дж.

(

2005

).

Роль вентральной лобно-стриатной схемы в обучении людей, основанном на вознаграждении

.

Журнал неврологии

,

25

(

38

),

8650

6

.

Геангу

E.

,

Gibson

A.

,

Kaduk

K.

,

Reid

V.M.

(

2013

).

Нейронные корреляты пассивно просматриваемых последовательностей истинных и ложных убеждений

.

Социально-когнитивная и аффективная нейронаука

,

8

(

4

),

432

.

Геринг

W.J.

,

Уиллоуби

А.Р.

(

2002

).

Медиальная лобная кора и быстрая обработка денежных прибылей и убытков

.

Science

,

295

(

5563

),

2279

82

.

Серый

H.M.

,

Ambady

N.

,

Lowenthal

W.T.

,

Deldin

P.

(

2004

).

P300 как показатель внимания к релевантным стимулам

.

Журнал экспериментальной социальной психологии

,

40

(

2

),

216

24

.

Hajcak

г.

,

Holroyd

C.B.

,

Moser

J.S.

,

Саймонс

Р.Ф.

(

2005

).

Потенциалы мозга, связанные с ожидаемыми и неожиданными хорошими и плохими результатами

.

Психофизиология

,

42

(

2

),

161

70

.

Hajcak

г.

,

Moser

J.S.

,

Holroyd

C.B.

,

Simons

R.F.

(

2006

).

Отрицательность, связанная с обратной связью, отражает бинарную оценку хороших и плохих результатов

.

Биологическая психология

,

71

(

2

),

148

54

.

Hajcak

г.

,

Moser

J.S.

,

Holroyd

C.B.

,

Simons

R.F.

(

2007

).

Хуже, чем вы думали: отрицательность обратной связи и нарушения прогноза вознаграждения в азартных задачах

.

Психофизиология

,

44

(

6

),

905

12

.

Харуно

м.

,

Frith

C.D.

(

2010

).

Активность миндалевидного тела, вызванная несправедливым разделением, предсказывает ориентацию на социальные ценности

.

Nature Neuroscience

13

(

2

),

160

1

.

Хилбиг

Б.E.

,

Glöckner

A.

,

Zettler

I.

(

2014

).

Личность и просоциальное поведение: связь основных черт и социальных ценностных ориентаций

.

Журнал личности и социальной психологии

,

107

(

3

),

529

39

.

Холройд

C.B.

,

Хайчак

г.

,

Ларсен

J.T.

(

2006

).

Хорошее, плохое и нейтральное: электрофизиологические реакции на стимулы обратной связи

.

Brain Research

,

1105

(

1

),

93

101

.

Холройд

C.B.

,

Ларсен

J.T.

,

Коэн

J.D.

(

2004

).

Контекстная зависимость событийного потенциала мозга, связанного с вознаграждением и наказанием

.

Психофизиология

,

41

(

2

),

245

53

.

Цзян

Q.

,

Wang

Q.

,

Li

P.

,

Li

H.

(

2016

).

Нейронная система коррелирует с основополагающими убеждениями в отношении себя и других: данные из ERP

.

Границы в психологии

,

7

,

1501

.

Джонстон

В.С.

,

Ван

X.T.

(

1991

).

Связь между менструальной фазой и компонентом P3 ERP

.

Психофизиология

,

28

(

4

),

400

9

.

Joireman

Дж.

,

Duell

B.

(

2005

).

Мать Тереза ​​против Эбенезера Скруджа: значимость смертности побуждает проявлять себя к одобрению самотрансцендентных ценностей (если они не успокаиваются)

.

Бюллетень личности и социальной психологии

,

31

,

307

20

.

Карагонлар

г.

,

Кульман

Д.М.

(

2013

).

Роль социальной ценностной ориентации в ответ на несправедливое предложение в игре ультиматумов

.

Организационное поведение и процессы принятия решений людьми

,

120

(

2

),

228

39

.

Кимура

К.

,

Катаяма

J.

(

2013

).

Оценка результатов группового принятия решений с использованием правила большинства: электрофизиологическое исследование

.

Психофизиология

,

50

(

9

),

848

57

.

Кульман

Д.М.

,

Camac

C.R.

,

Cunha

D.A.

(

1986

). Индивидуальные различия в социальной ориентации. In:

Wilke

H.

,

Messick

D.

,

Rutte

C.

, ред.

Experimental Social Dilemmas

, pp.

151

176

.

Нью-Йорк, NY

:

Verlag Питер Ланг

.

Кульман

Д.М.

,

Wimberley

D.L.

(

1976

).

Ожидания выбора поведения кооператоров, конкурентов и индивидуалистов в четырех классах экспериментальных игр

.

Журнал личности и социальной психологии

,

34

(

1

),

69

81

.

Ли

Дж.

,

Zhu

L.

,

Gummerum

M.

,

Sun

Y.

(

2013

).

Развитие социальной ценностной ориентации в разных контекстах

.

Международный журнал психологии

,

48

(

4

),

469

80

.

Ли

P.

,

Jia

S.

,

Feng

T.

,

Liu

Q.

,

Suo

T.

,

Li

H.

(

2010

).

Влияние эффекта диффузии ответственности на оценку результатов: электрофизиологические данные из исследования ERP

.

Нейроизображение

,

52

(

4

),

1727

33

.

Loehr

J.D.

,

Kourtis

D.

,

Brazil

I.A.

(

2015

).

Это не только моя вина: нейронные корреляты обработки обратной связи в одиночном и совместном действии

.

Биологическая психология

,

111

,

1

7

.

Luo

Ю.

,

Feng

C.

,

Wu

T.

, et al. (

2015

).

Социальное сравнение проявляется в потенциале событий

.

Научные отчеты

,

5

,

12127

.

млн. Лет

Ю.

,

Li

S.

,

Wang

C.

и др. (

2016

).

Отчетливое влияние окситоцина на обновление убеждений в ответ на желательную и нежелательную обратную связь

.

Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America

,

113

(

33

),

201604285

.

Марко-Палларес

Дж.

,

Cucurell

D.

,

Münte

T.F.

,

Стриен

Н.

,

Родригес-Форнеллс

A.

(

2011

).

О количестве испытаний, необходимых для стабильного негатива, связанного с обратной связью

.

Психофизиология

,

48

,

852

60

.

МакКлинток

C.G.

,

Liebrand

W.B.

(

1988

).

Роль структуры взаимозависимости, индивидуальной ценностной ориентации и чужой стратегии в принятии социальных решений: трансформационный анализ

.

Журнал личности и социальной психологии

,

55

(

3

),

396

409

.

Мессик

Д.М.

,

McClintock

C.G.

(

1968

).

Мотивационные основы выбора в экспериментальных играх

.

Журнал экспериментальной социальной психологии

,

4

(

1

),

1

25

.

Милтнер

W.H.

,

Braun

C.H.

,

Коулз

M.G.

(

1997

).

Связанные с событием потенциалы мозга после неправильной обратной связи в задаче оценки времени: свидетельство «общей» нейронной системы для обнаружения ошибок

.

Журнал когнитивной нейробиологии

,

9

(

6

),

788

98

.

Мерфи

R.O.

,

Ackermann

K.A.

(

2014

).

Социальная ценностная ориентация: теоретические и измерительные вопросы в исследовании социальных предпочтений

.

Обзор личности и социальной психологии

,

18

(

1

),

13

.

Мерфи

р.О.

,

Ackermann

K.A.

,

Handgraaf

M.J.J.

(

2011

).

Измерение социальной ценностной ориентации

.

Судебные решения и принятие решений

,

6

(

8

),

771

81

.

Пол

К.

,

Pourtois

G.

(

2017

).

Настроение, согласованное с ожиданием вознаграждения в положительном настроении: данные FRN и тета-модуляции

.

Социальная когнитивная и аффективная нейробиология, 12 (5), 765–74

.

Паулюс

М.П.

(

2005

).

Нейробиология принятия решений: Quo vadis?

Когнитивные исследования мозга

,

23

(

1

),

2

10

.

Петербург

Дж.

,

Voegler

R.

,

Liepelt

R.

, et al. (

2017

).

Обработка справедливых и несправедливых предложений в игре ультиматум под наблюдением общества

.

Научные отчеты

,

7

,

44062

.

Поппе

М.

,

Валкенберг

H.

(

2003

).

Влияние выигрыша по сравнению с потерей и определенных и вероятных исходов на социальные ценностные ориентации

.

Европейский журнал социальной психологии

,

33

(

3

),

331

7

.

Полномочия

K.E.

,

Wagner

D.D.

,

Норрис

C.J.

,

Heatherton

T.F.

(

2013

).

Социально исключенные люди не могут задействовать медиальную префронтальную кору для негативных социальных сцен

.

Социально-когнитивная и аффективная нейронаука

,

8

(

2

),

151

7

.

Шиперс

Д.

,

Деркс

Б.

(

2016

).

Пересмотр теории социальной идентичности с точки зрения нейробиологии

.

Текущее мнение в психологии

,

11

,

74

8

.

Schupp

H.T.

,

Cuthbert

B.

,

Bradley

M.

,

Hillman

C.

,

Hamm

A.

,

Lang

P.

(

2004

).

Мозговые процессы в эмоциональном восприятии: мотивированное внимание

.

Познание и эмоции

,

18

(

5

),

593

611

.

Schupp

H.T.

,

Катберт

B.N.

,

Брэдли

M.M.

,

Cacioppo

J.T.

,

Ito

T.

,

Lang

P.J.

(

2000

).

Эффективная обработка изображений: поздний положительный потенциал модулируется мотивационной релевантностью

.

Психофизиология

,

37

(

2

),

257

61

.

Семлич

H.V.

,

Андерер

П.

,

Schuster

P.

,

Presslich

O.

(

1986

).

Решение для надежного и достоверного уменьшения глазных артефактов, примененное к P300 ERP

.

Психофизиология

,

23

(

6

),

695

703

.

Сидарус

Н.

,

Vuorre

M.

,

Haggard

P.

(

2017

).

Как выбор действия влияет на чувство свободы воли: исследование ERP

.

Нейроизображение

,

150

,

1

13

.

Steinel

Вт.

,

De Dreu

C.K.W.

(

2004

).

Социальные мотивы и стратегическое искажение при принятии социальных решений

.

Журнал личности и социальной психологии

,

86

(

3

),

419

34

.

Стоутен

Дж.

,

Cremer

D.D.

,

Дейк

E.V.

(

2005

).

Все хорошо, что хорошо кончается, по крайней мере, для самих себя: эмоциональные реакции на нарушение равенства как функция социальной ценностной ориентации

.

Европейский журнал социальной психологии

,

35

(

6

),

767

83

.

Тейлор

S.E.

,

Kemeny

M.E.

,

Reed

G.M.

,

Bower

J.E.

,

Gruenewald

T.L.

(

2000

).

Психологические ресурсы, позитивные иллюзии и здоровье

.

Американский психолог

,

55

(

1

),

99

109

.

Тейлор

С.Ф.

,

Martis

B.

,

Fitzgerald

K.D.

и др. (

2006

).

Активность медиальной лобной коры и реакции на ошибки, связанные с потерями

.

Журнал неврологии

,

26

(

15

),

4063

70

.

Ван Дейк

E.

,

De Cremer

D.

,

Handgraaf

M.J.

(

2004

).

Ориентация на социальные ценности и стратегическое использование справедливости в ультимативных переговорах

.

Журнал экспериментальной социальной психологии

,

40

(

6

),

697

707

.

ван Хофф

J.C.

,

Кроуфорд

Х.

,

Фургон

В.М.

(

2011

).

Блуждающий разум мужчин: данные ERP о гендерных различиях в предвзятости внимания к привлекательным лицам противоположного пола

.

Социально-когнитивная и аффективная нейронаука

,

6

(

4

),

477

85

.

Ван Ланге

P.A.M.

(

2000

).

За пределами личного интереса: набор предложений, относящихся к межличностным ориентациям

.

Европейский обзор социальной психологии

,

11

(

1

),

297

331

.

Ван Ланге

P.A.M.

(

1999

).

Стремление к совместным результатам и равенству результатов: интегративная модель социальной ценностной ориентации

.

Журнал личности и социальной психологии

,

77

(

2

),

337

49

.

Ван Ланге

P.A.M.

,

Otten

W.

,

de Bruin

E.M.N.

,

Joireman

J.A.

(

1997

).

Развитие просоциальной, индивидуалистической и конкурентной ориентации: теория и предварительные данные

.

Журнал личности и социальной психологии

,

73

(

4

),

733

46

.

Wu

Ю.

,

Zhang

D.

,

Elieson

B.

,

Zhou

X.

(

2012

).

Потенциал мозга в оценке результатов: когда вступает в силу социальное сравнение

.

Международный журнал психофизиологии

,

85

(

2

),

145

52

.

Wu

Ю.

,

Zhou

X.

(

2009

).

P300 и валентность, величина и ожидаемое вознаграждение в оценке результатов

.

Brain Research

,

1286

,

114

22

.

Ян

Q.

,

Тан

П.

,

Gu

R.

,

Luo

W.

,

Luo

Y.J.

(

2015

).

Неявная регуляция эмоций влияет на оценку результатов

.

Социально-когнитивная и аффективная нейронаука

,

10

(

6

),

824

.

Йунг

Н.

,

Ботвиник

М.

,

Коэн

J.D.

(

2004

).

Нейронная основа обнаружения ошибок: мониторинг конфликтов и негативность, связанная с ошибками

.

Психологический обзор

,

111

(

4

),

931

59

.

Йунг

Н.

,

Санфей

А.Г.

(

2004

).

Независимое кодирование величины и валентности вознаграждения в человеческом мозге

.

Журнал неврологии

,

24

(

28

),

6258

64

.

Чжоу

З.

,

Yu

R.

,

Zhou

X.

(

2010

).

Делать или не делать? действие увеличивает эффекты FRN и P300 в оценке результатов

.

Neuropsychologia

,

48

(

12

),

3606

13

.

© Автор (ы) (2017). Опубликовано Oxford University Press.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution (http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/), которая разрешает некоммерческое повторное использование, распространение , а также воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинала. По вопросам коммерческого повторного использования обращайтесь по адресу [email protected]

(PDF) Выражаются ли социальные ценностные ориентации автоматически? Принятие решений в игре в диктатор

Выражаются ли социальные ценности автоматически? 32

Де Кремер, Д., И Ван Ланге, П. А. М. (2001). Почему просоциальные люди демонстрируют большее сотрудничество

, чем сами себя: роли социальной ответственности и взаимности. Европейский журнал

Личность, 15 (S1), S5-S18.

Де Дреу, К. К. У., и Болес, Т. Л. (1998). Делитесь и делитесь одинаково или победитель получает все ?:

Влияние социальной ценностной ориентации на выбор и отзыв переговоров

Эвристика. Организационное поведение и процессы принятия решений, 76 (3), 253-276.

de Kwaadsteniet, E. W., van Dijk, E., Wit, A., & De Cremer, D. (2006). Социальные дилеммы:

сильные и слабые ситуации: социальные ценностные ориентации и молчаливая координация в условиях неопределенности размера ресурсов

. Журнал экспериментальной социальной психологии, 42 (4), 509-516.

Девитт, С., Брюнель, С., и Гейскенс, К. (2009). Саморегулирование усиливает саморегулирование

в последующих решениях потребителей, влекущих за собой конфликты аналогичной реакции.Журнал

Consumer Research, 36 (3), 394-405.

Фер Э. и Фишбахер У. (2003). Природа человеческого альтруизма. Nature, 425 (6960), 785-

791.

Форсайт, Р., Горовиц, Дж. Л., Савин, Н. Э. и Сефтон, М. (1994). Справедливость в простом

Торговые эксперименты. Игры и экономическое поведение, 6 (3), 347-369.

Гэрлинг, Т., Фуджи, С., Гэрлинг, А., & Якобссон, К. (2003). Умеренные эффекты социальной ценности

ориентация на детерминанты проэкологического поведения намерения.Журнал

Психология окружающей среды, 23 (1), 1.

Гилберт, Д. Т., и Осборн, Р. Э. (1989). Обратное мышление: некоторые излечимые и неизлечимые

последствия когнитивной занятости. Журнал личности и социальной психологии,

57 (6), 940-949.

Хайдт, Дж. (2001). Эмоциональная собака и ее рациональный хвост: социальный интуиционистский подход к моральному суждению

. Психологический обзор, 108 (4), 814-834.

(PDF) Ценностные ориентации и экологические убеждения в пяти странах

de Groot, Steg / ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ И ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ УБЕЖДЕНИЯ 331

McCarty, J.А. и Шрам Л. Дж. (1994). Переработка твердых отходов: личные ценности, ценностные ориентации и взгляды на переработку как предшественников поведения по переработке. Журнал бизнес-исследований, 30, 53-62.

МакКрэй, Р. Р., Зондерман, А. Б., Коста, П. Т., Бонд, М. Х., & Паунонен, С. В. (1996). Оценка воспроизводимости

факторов в пересмотренном инвентаре личности NEO: анализ подтверждающих факторов в сравнении с вращением Прокруста.

Журнал личности и социальной психологии, 70, 552-566.

Наесс, А. (1989). Экология, сообщество и образ жизни: очерк экософии. Кембридж: Cambridge

University Press.

Нойман, К. (1986). Личные ценности и приверженность энергосбережению. Окружающая среда и поведение, 18, 53-74.

Никерсон Р. С. (2003). Психология и изменение окружающей среды. Лондон: Лоуренс Эрлбаум.

Нильссон А., Фон Боргстеде К. и Биль А. (2004). Готовность принять стратегии изменения климата: влияние

ценностей и норм.Журнал экологической психологии, 24, 267-277.

Нордлунд, А. М., и Гарвилл, Дж. (2002). Структуры ценностей, лежащие в основе проэкологического поведения. Окружающая среда и

Поведение, 34, 740-756.

Нордлунд, А. М., и Гарвилл, Дж. (2003). Влияние ценностей, осведомленности о проблемах и личных норм на готовность

сократить использование личного автомобиля. Журнал экологической психологии, 23, 339-347.

Наннэлли, Дж. К. (1978). Психометрическая теория (2-е изд.). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Poortinga, W., Steg, L., & Vlek, C. (2004). Ценности, забота об окружающей среде и экологическое поведение: исследование

в области использования энергии в домашних условиях. Окружающая среда и поведение, 36, 70-93.

Рохан, М. Дж. (2000). Роза под любым именем? Ценности конструируются. Обзор личности и социальной психологии, 4,

255-277.

Рокич, М. (1973). Природа человеческих ценностей. Нью-Йорк: Свободная пресса.

Шульц, П. В., Гувейя, В. В., Камерон, Л. Д., Танха, Г., Шмук, П., и Франек, М. (2005). Ценности и их отношение

к заботе об окружающей среде и природоохранному поведению. Журнал кросс-культурной психологии, 36,

457-475.

Шульц, П. В., и Зелезный, Л. К. (1998). Ценности и экологическое поведение. Обзор пяти стран. Журнал

кросс-культурной психологии, 29, 540-558.

Шульц, П. В., и Зелезный, Л. К. (1999). Ценности как предикторы отношения к окружающей среде: доказательства согласованности

в 14 странах.Журнал экологической психологии, 19, 255-265.

Шварц, С. Х. (1977). Нормативные воздействия на альтруизм. Достижения экспериментальной социальной психологии, 10, 221-279.

Шварц, С. Х. (1992). Универсалии в содержании и структуре ценностей: теоретические достижения и эмпирические тесты в

20 странах. В М. Занна (ред.), Успехи экспериментальной социальной психологии. Орландо, Флорида: Academic Press.

Шварц, С. Х. (1994). Есть ли универсальные аспекты в структуре и содержании человеческих ценностей? Журнал

Социальные проблемы, 50, 19-45.

Шварц, С. Х., и Барди, А. (2001). Ценностные иерархии в разных культурах. С точки зрения сходства. Журнал

кросс-культурной психологии, 32, 268-290.

Шварц, С. Х., Мелек, Г., Леман, А., Берджесс, С., Харрис, М., и Оуэнс, В. (2001). Расширение кросс-

культурной значимости теории основных человеческих ценностей с помощью другого метода измерения. Журнал

Межкультурная психология, 32, 519-542.

Шварц, С.Х. и Сэги Г. (2000). Цените консенсус и важность. Межнациональное исследование. Journal of Cross-

Cultural Psychology, 31, 465-497.

Стег Л., Драйджеринк Л. и Абрахамс В. (2005). Факторы, влияющие на приемлемость энергетической политики: Тестирование теории

VBN. Журнал экологической психологии, 25, 415-425.

Стерн, П. К. (2000). К последовательной теории экологически значимого поведения. Журнал социальных проблем,

56, 407-424.

Стерн, П. К., и Дитц, Т. (1994). Ценностная основа заботы об окружающей среде. Журнал социальных проблем, 50, 65-84.

Стерн, П. К., Дитц, Т., Абель, Т., Гуаньяно, Г. А., и Калоф, Л. (1999). Теория ценности-веры-нормы поддержки социальных движений

: пример защиты окружающей среды. Обзор экологии человека, 6, 81-95.

Стерн, П. К., Дитц, Т., и Гуаньяно, Г. А. (1998). Краткий перечень ценностей. Образовательно-психологическая

Измерение, 58, 984-1001.

Стерн, П. К., Дитц, Т., и Калоф, Л. (1993). Ценностные ориентации, гендерные аспекты и забота об окружающей среде. Окружающая среда

и поведение, 25, 322-348.

Стерн, П. К., Дитц, Т., Калоф, Л., и Гуаньяно, Г. А. (1995). Ценности, убеждения и проэкологическое действие:

Формирование отношения к возникающим объектам отношения. Журнал прикладной социальной психологии, 25, 1611-1636.

Стюив И., Кирс Х. А. Л., Тиммерман М. Э. и Тен Бердж Дж. М. Ф. (2006).Сравнение методов эмпирической проверки

отнесения пунктов к подтестам: метод косвенной множественной группы по сравнению с обычным подтверждающим факторным анализом

. Рукопись отправлена ​​в печать.

© 2007 SAGE Publications. Все права защищены. Не для коммереческого или неавторского использования.

в Rijksuniversiteit Groningen, 1 мая 2007 г. http://jcc.sagepub.comЗагружено с

О взаимосвязи между ценностными ориентациями, валентностями и академическими достижениями в JSTOR

Abstract

Считается, что ценностные ориентации влияют на обучение в школе.Мы предполагаем, что это влияние опосредовано вэйлансами, присущими конкретным школьным предметам. В анкетном исследовании (704 ученика из 36 классов) измерялись ценностные ориентации на достижения и благополучие. Учащиеся также оценили шкалы валентности по школьным предметам — немецкому и математике и сообщили свои оценки. Чтобы принять во внимание вложенную структуру данных, гипотезы посредничества были протестированы с использованием иерархической линейной модели в серии моделей только с перехватом.Оценки в школе во многом определялись ценностной ориентацией. Медиативный анализ показал, что эта связь полностью опосредована валентностью различных школьных предметов. Les orientations valeurs sont supposées influencer l’apprentissage. Nous croyons que cette impact is mediate par les valences des scolaires. Dans un sondage (704 студента 36 классов), ориентации русских и двухлетних женщин. En outre, les étudiants ont indiqué leur valence для allemand, mathématique и коммюнике, соответствующие примечания.Залейте структуру, наполненную финиками, медицинскими гипотезами, полученными после анализа, и используйте модельную линейку Hiérarchique Linéaire с моделями, предназначенными только для перехвата. Les Notes ont été prédites de façon, значимые по своей ориентации. L’analyse de médiation indique une dependance strictement mediate par les valences des différentes scolaires.

Информация о журнале

• Интеграция исследований в области психологии образования по всей Европе • Основывается на дисциплинах психологии, образования и социологии • Обладает широким охватом как в методологии, так и в содержании The European Journal of Psychology of Education (E.J.P.E.) выходит четыре раза в год. Приветствуются оригинальные статьи об эмпирических исследованиях, обзоры проблем и теоретические дискуссии по актуальным вопросам. Его содержание не ограничивается выражением какой-либо конкретной школы мысли или точки зрения; он открыт для самых разных областей исследований в области психологии образования. Чувствуя разнообразие и взаимодополняющий характер работ в разных странах, особенно в Европе, E.J.P.E. служит инструментом для интеграции разнообразия в основных областях исследований и предлагает возможность для обмена и обсуждения.

Информация об издателе

Springer — одна из ведущих международных научных издательских компаний, издающая более 1200 журналов и более 3000 новых книг ежегодно, охватывающих широкий круг предметов, включая биомедицину и науки о жизни, клиническую медицину, физика, инженерия, математика, компьютерные науки и экономика.

joelparkerhenderson / social-value-Ориентация: Заметки о социальной ценностной ориентации (SVO) для просоциальных концепций про-я

Социальная ценностная ориентация (SVO) — это психологическая черта, которая определяется как естественные предпочтения человека в отношении распределения ресурсов.

В комплекте:

Категории

Социальная ценностная ориентация делится на две категории:

Социальная ценностная ориентация состоит из трех подкатегорий:

  • «Конкурент», выступающий за себя, хочет максимизировать свой результат по сравнению с результатами других.

  • «Индивидуалист», выступающий за себя, хочет максимизировать свой собственный результат независимо от результатов других.

  • Просоциальный «кооператор» хочет максимизировать результаты своей группы и хочет, чтобы все результаты были эквивалентными.

Эксперимент

Выберите, какой вариант подходит вам лучше всего:

  • Вариант А: 480 баллов за себя и 80 баллов за остальные

  • Вариант Б: 540 баллов за вас и 280 баллов за остальные

  • Вариант C: 480 баллов за вас и 480 баллов за остальные

Выберите, какой вариант звучит так, как будто он вас описывает:

  • Вариант A: Мне нравится побеждать по сравнению с другими людьми.

  • Вариант B: Мне нравится получать большую часть ресурсов для себя.

  • Вариант C: Мне нравится уравнивать результаты.

Оценка:

  • Если вы выбрали вариант А, значит, вы сами являетесь конкурентом.

  • Если вы выбрали вариант Б, значит, вы настоящий индивидуалист.

  • Если вы выбрали вариант C, то вы просоциальный кооператор.

Если вы выбрали разные варианты в каждом эксперименте, значит, вы смешанный.

Население

Результаты SVO по населению для СТРАННЫХ людей (западных, образованных, индустриальных, богатых, демократических):

  • Участники: ~ 1/8 чел.

  • Индивидуалисты: ~ 1/4 чел.

  • Кооператоры: ~ 1/2 чел.

SVO-тестирование широко разработано и изменялось на протяжении многих лет.

SVO-тестирование дополняет личностные переменные «большой пятерки» в психологии: экстраверсия, уступчивость, открытость, сознательность, невротизм.

Симуляторы

Люди, которые измеряют как «кооператоры» с помощью инструмента измерения SVO, демонстрируют большее реальное сотрудничество в экспериментальных играх, включающих распределение ресурсов, таких как дилемма заключенного, игра ультиматумов и игра диктатора, чем люди, которые были классифицированы как индивидуалисты и конкуренты.

SVO оказывает значительное влияние на исход таких игр, напрямую влияя на то, как ресурсы распределяются между участниками.

SVO также коррелирует с поведением процесса, например, со стратегическим использованием справедливости в переговорах.

  • Самостоятельные индивидуалисты более жесткие и менее решающие проблемы в условиях переговоров.

Исследователи различают истинную заботу о справедливости, которую демонстрируют просоциальные люди, и стратегическое использование справедливости самими собой.

Поведение в реальном мире

SVO коррелирует с поведением в реальном мире.

Просоциальные и профессиональные сравнения:

  • Просоциальные люди жертвуют больше другим, особенно бедным и больным.

  • Просоциальные люди чаще пользуются общественным транспортом, а также связывают это решение с вопросами коллективного благосостояния.

  • Просоциальные люди больше всего заботятся о равенстве процедур, в то время как профессиональные люди в основном оценивают свои собственные процедуры без учета опыта других.

  • Самостоятельные личности обладают повышенной чувствительностью к тому, имели ли они право голоса в конкретном процессе; это приводит к тому, что психологи называют «гипотезой эгоцентрической справедливости».”

Fairnesss

Ориентация на социальные ценности проливает свет на то, как люди воспринимают справедливость:

Процессуальное правосудие

Ориентация на социальные ценности проливает свет на то, как люди воспринимают процессуальную справедливость.

Процессуальное правосудие важно как для самих себя, так и для просоциальных людей.

Повсеместное усиление процессуальной справедливости является прекрасным ответом на различия во взглядах между просоциальными и профессиональными людьми.

Процессуальное правосудие является более сильным предиктором определенного позитивного поведения среди самих себя, чем среди просоциальных людей.

Голос

В одном исследовании исследователи варьировали возможности высказывания обеих сторон в споре. Людям либо давали, либо отказывали в праве голоса в процессе принятия решений.

Обе группы (выступающие и просоциальные) находились под влиянием своего собственного голосового процесса, когда у другой стороны был голос.

  • Proselfs обнаружил, что процесс процедурно справедлив, независимо от того, была ли другая сторона предоставлена ​​голосом или ей было отказано в голосе. Просоциальные люди этого не сделали.

  • Prosocials даже предпочли условие отсутствия голоса (при котором обе стороны были лишены голоса) условию, когда только одна сторона получила голос.

Переговоры

Два доминирующих фрейма в теории переговоров:

  • Конкурсные

    • A.k.a. позиционная переговорная модель.

    • Используйте такие приемы, как небольшие уступки, утаивание информации, начиная с завышенных цифр, и другие приемы, разработанные для обеспечения наименьшего результата для своего противника и наивысшего результата для себя.

  • Совместное

    • А.к.а. принципиальная переговорная модель.

    • Использует такие методы, как просьба к переговорщикам встать на место другой стороны, понимать интересы всех сторон и обдумывать варианты для взаимной выгоды.

SVO предлагает полезный способ понять противоречие между этими подходами к переговорам.

Обе модели призваны предоставить людям возможность максимизировать свой собственный результат, но по-разному.

Юристы-переговорщики сообщают, что в большинстве случаев переговоры носят скорее совместный, чем конкурентный характер, и что совместные переговорщики, решающие проблемы, воспринимаются как более эффективные, чем их официальные партнеры.

Кроме того, исследования показывают, что просоциальный SVO также способствует более активному сотрудничеству во время переговоров. Просоциальные индивиды «создают» больше процессуальной справедливости во время переговоров, в то время как профессиональные индивиды «создают» меньше.

Как добраться да

Понимание SVO может дать переговорщикам полезную информацию: даже переговорщик с представителем SVO может убедиться в стратегической необходимости заботиться о результате другой стороны.

Сотрудничество может быть лучшим инструментом для максимизации ваших собственных интересов, и убедить другую сторону — даже если она чисто эгоистично — в том, что ей нужно заботиться о ваших интересах для достижения своих собственных целей, может быть чрезвычайно эффективным переговором. стратегия.

Это, пожалуй, самая провокационная идея в книге «Как добраться до Да».

Утилита

SVO оспаривает допущения полезности закона и экономики. Мы не все — или даже в большинстве своем — рациональные действующие лица в том смысле, что хотим максимизировать нашу собственную полезность во всех условиях. Реальная человеческая психология не соответствует предположениям рационального актора; мы должны учитывать реальное человеческое поведение.

  • Под базовой экономической структурой максимизации коллективной полезности понимается максимизация индивидуальной полезности, а затем ее агрегирование.

  • Каждый индивид, действуя на службе своей личной полезности, коллективно максимизирует общественную полезность.

Но сосредоточение внимания на агрегации индивидуальной полезности скрывает нас от важности реляционных концепций полезности:

  • Значительная часть (1/8) населения в целом является конкурентами, и они ценят полезность по сравнению с другими, даже когда их собственные экономические результаты могут пострадать.

  • Значительная часть (1/2) населения в целом — это просоциальные сотрудники, и они ценят полезность по отношению к равномерному разделению ресурсов между другими, даже в ущерб себе, и, возможно, даже когда общий пирог меньше.

Наше понимание полезности должно быть более емким. Рассмотрение индивидуального принятия решений с точки зрения людей, которые сосредоточены на результатах в отношениях, предлагает радикально другой угол зрения на полезность.

подталкивает

Чтобы стимулировать про себя поведение или просоциальное поведение, мы можем использовать движение «подталкивания», которое стремится использовать небольшие вмешательства для изменения индивидуального поведения и преодоления когнитивных предубеждений.

  • SVO помогает выявить идею о том, что эффективность и индивидуальная полезность — это выбор, к которому от природы склонны далеко не все.

  • Когда население расколото на естественную склонность к самому себе и просоциальную, тогда люди могут горячо оспаривать любое нормативное направление для подталкивания.

Спасибо

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *