Понятие в психологии о мышлении: Мышление — Гуманитарный портал

Автор: | 09.03.1970

Содержание

Мышление — Гуманитарный портал

Мышление — это процесс функционирования сознания, определяющий познавательную деятельность человека и его способность выявлять и связывать образы, представления, понятия, определять возможности их изменения и применения. В мышлении человек рассматривает интересующий его предмет в связях, которые не даны ему в непосредственном восприятии. В этом плане мышление представляет собой особого рода «реконструкцию» форм функционирования или изменения предмета, выходящую за рамки его непосредственной данности. В мышлении человек сопоставляет своё поведение с поведением других людей, он может рассматривать себя и свои возможности с позиций и точек зрения других людей, использовать такое рассмотрение для применения своих действий, и для конструирования связей своего бытия. Мышление есть деятельная способность, с помощью которой человек может осуществлять особого рода преобразования объектов, не производя в них реальных изменений и не совершая реальных действий с ними.

Такая — «идеальная» (по терминологии Э. В. Ильенкова) — деятельность мышления является условием функционирования социальных структур, воспроизводства социальных связей, сохранения и развития культуры.

Мышление может выражаться разными способами с точки зрения взаимодействия внутренних процессов и внешних действий, а также синтеза и взаимодействия чувственных и нечувственных компонентов:

  1. Мышление на основе восприятия. Оно выражается в переструктурировании поля восприятия, как с помощью перцептивных действий, так и посредством внешних действий субъекта. Восприятие может относиться как к обычным предметам опыта, так и к искусственно созданным предметам.
  2. Мышление на основе наглядных представлений. Комбинирование этих представлений, их разделение и синтез могут выступать средствами решения проблем, а в некоторых случаях играют ведущую роль.
  3. Мышление на основе языка. Оно может выражаться как в виде внешне выраженной речи, (диалога, полилога), так и в виде внутренней речи, размышления «про себя».
    Мышление такого рода может быть ненаглядным, использовать понятия, непосредственно не соотносимые с восприятием или представлением. Исторически именно этот частный вид мышления — ненаглядное мышление «про себя» — считался выражением существа мышления.

Мышление является одним из основных предметов философствования, присутствуя в его структуре с момента возникновения философии как таковой (см. Философия), а его проблематика часто оказывается в центре философских дискуссий между различными школами, подходами и в периоды смены философских и научных парадигм. В философской традиции, изначально разделяющей познание на чувственное и рациональное (логическое), мышление противопоставляется чувственному познанию как

опосредованное отражение реальности непосредственному (см. Знание). Мышление изучается логикой, психологией, лингвистикой и многими другими науками. Философские исследования мышления так или иначе всегда были связаны с вопросом о логике мышления. В отличие от логики как самостоятельной дисциплины (см.  Логика), занимающейся структурами мышления, выраженными в рассуждениях, философию интересовали вопросы связи мышления с бытием и деятельностью человеческого индивида, с развитием общества, с функционированием культуры.

Основоположник Афинской философской школы Анаксагор в рамках своего учения о вечных элементах мира вводит категорию с близким мышлению семантическим содержанием — нус, которая выступает как первоначало мирового порядка. Анаксагоровская категория больше не встречается в философии, но этим было положено начало традиции мыслить мышление как субстанцию, какими бы терминами оно в дальнейшем ни именовалось: логос, софия, чистый разум и тому подобные. Идея субстанциональности мышления была органична для «физики» досократовского периода античной философии, затем менялись формы представления субстанции мышления в метафизических системах. Наиболее популярными были системы, разделившие мир на умопостигаемый и нравственный (Платон) или как состоящий из двух субстанций (мышление и материя) у Р.

 Декарта, как вариант — два модуса одной субстанции у Б. Спинозы. Аристотель впервые обратился к мышлению не с метафизической установкой, а с технической. Имея дело с софистикой и с развитым мышлением платоновской философии Аристотель предпринял попытку формализации мышления через нормировку и задание системы правил. Так был сформирован корпус «Органона» с «Аналитиками, «Топикой» и «Метафизикой». После Аристотеля появилась возможность говорить о правильном мышлении, и о правильном и неправильном в самом мышлении. До «Аналитик» и «Метафизики» можно было объявлять правильным или неправильным только результат мысли или вывод, противопоставляя другой результат или вывод. В античной математике был принят методологический принцип доказательства, а сами аристотелевские «Аналитики» были положены в основание нормативной
формальной логики
(см. Логика формальная). Далее нормировкой правильного мышления занималась логика, в основе которой лежала силлогистика Аристотеля, совершенствовавшаяся и формализуемая многими поколениями античных и средневековых логиков.
Начиная с Нового времени техническое отношение к мышлению находило выражение в изобретениях новых форм доказательств, в построении иных, неаристотелевских логик.

Рассмотрение в философии мышления, прежде всего с точки зрения его логики, естественно выдвигало на первый план исследование связей между понятиями. Связи между другими образами и формами, фактически обеспечивающими переживание индивидами своего бытия, возможность их общения, воспроизведение и изменение их предметной обстановки, в философии учитывались явно недостаточно. Структуры повседневного опыта людей — причём структуры весьма различные, — ориентирующие взаимодействия людей и их самоопределение, трактовались сквозь призму общих форм как более или менее логичные. Мышление в разных вариациях философствования (здесь имеется в виду главным образом европейская «классическая» философия) оказывалось обобщением человеческого опыта или приобщением человека к неким всеобщим формам разумной деятельности. Тема развития мышления, предполагавшая сопоставление различных мыслящих субъектов, также развёртывалась на основе признания универсальных форм познания и логики, которые может осваивать (или не осваивать) человеческий разум, присоединять (или не присоединять) к своей деятельности человеческий субъект.

Различия мышления научного и профанного, культурного и «варварского» во многом определялись убеждением в том, что единство мышления зиждется на универсальных формах.

Мышление, структурированное всеобщими категориями и законами, рассматривалось не только как средство проникновения человека в различные сферы бытия, но и как связь (точнее, социальная связь), обеспечивающая преемственность культуры, сохранение её норм, а следовательно — и возможности взаимопонимания между людьми, взаимосогласованного их поведения. Воспроизведение европейской культуры в значительной мере понималось именно как сохранение логики мышления с помощью общих категорий, понятий, определений. Мышление же по большей части выступало в роли логики обобщения, сводящего различия индивидуальных явлений к правилу, закономерности, тенденции. Понятие, вырастающее из обобщения, оказывалось вместе с тем и культурной формой, общезначимой нормой, соединяющей поведение и мышление людей. Эта традиция фактически воспрепятствовала развитию в философии логики индивидуального, особенного, конкретного, идеи, к развёртыванию которой были близки В.

 Дильтей, В. Виндельбанд и Г. Риккерт. Вопрос о мысли, вырастающей в мышление о конкретном, особенном, целостном был фактически сформулирован уже к середине XIX века в немецкой классической философии (Г. В. Лейбниц, И. В. Гёте, Г. В. Ф. Гегель, Ф. В. Й. Шеллинг, К. Маркс). Однако в распространившихся в конце XIX века вульгарных версиях гегельянства и марксизма идея мышления о конкретном была сведена к идее диалектики как логики всеобщего. Так эта традиция сомкнулась с традицией понимания мышления как оперирования общими понятиями и всеобщими определениями, в крайних догматических вариантах — как использования готовых мыслительных форм в познании, образовании, построении практических действий. Реакцией на эту традицию явились попытки рассматривать и формулировать мышление на основе идей, что были определены Дильтеем, Риккертом и Виндельбандом, и, соответственно, — потребностями понимания конкретных индивидов, событий, групп, субкультур.

Хотя «понимание» на первых порах трактовалось по преимуществу психологически, как взаимодействие индивидов на уровне «обмена» чувствами, мотивациями, предпочтениями, в дальнейшем его истолкование стало сближаться с философской традицией описания мышления.

Поскольку наиболее важным моментом понимания оказывается подстановка субъектом себя на место другого (как средство «вживания» в структуры его психики и мышления), постольку выявляются непсихологические моменты понимания, необходимость мыслительного, рационального, логического определения среды понимания, его конкретного контекста. Мышление в этом плане выступает в роли инструмента, определяющего временные и пространственные формы, задающие систему понимания, его общезначимые параметры, «картину» ситуации, которой пользуются взаимодействующие субъекты. Под знаком этой задачи возникает традиционный вопрос о категориях мышления, но подход к категориям оказывается нетрадиционным, ибо суть вопроса — не всеобщая природа категорий, а их «естественное» функционирование во взаимодействиях субъектов, их роль в упорядочивании или выстраивании контекста межсубъектных связей. В понимании, трактуемом достаточно широко, образ «другого» оказывается нетождественным образу другого индивида: в разных познавательных и практических ситуациях в этом качестве могут выступать группы, субкультуры, художественные или религиозные направления, предельные мыслительные характеристики мироздания, доступные человеку.
Возникает естественная потребность преобразования мыслительных форм, их выведения за пределы обычного опыта, а стало быть — использования рационально-логических средств и культуры оперирования этими средствами, созданной философией.

Вплоть до XX века мышление представлялось философам гомогенным и гомоморфным процессом. Поэтому всегда предпринимались попытки либо искусственно выработать единые его правила, либо установить законы процесса мышления и на их основе определить для него соответствующие нормы (классическая логика, математика, грамматика). В XX веке основная проблематика мышления перемещается из плоскости соотнесения мысли индивида с универсальными формами разумности в многомерное пространство взаимодействия человеческой мысли с разными способами практического и духовного освоения мира, с разными, характеризующимися собственной логикой бытия, «классическими» и «неклассическими» объектами и процессом их познания. Культура перестаёт быть внешним ориентиром мышления и становится его внутренней формой.

Более того, этот «поворот» обнаруживает, что и прежде культура была «внутренней формой», «настраивающей» и «выстраивающей» мышление, хотя она иногда — как, например, в европейской рациональности, — и выступала в превращённой форме некоей привилегированной или универсальной логики.

Переход от одномерного к многомерному и плюралистическому представлению о мышлении выявил проблему его эволюции, периодизации этого процесса, выделения типов мышления и разных способов их взаимодействия. Вопрос о мышлении включается в исследования, описывающие разные типы социальности и связанные с ними культуры мышления. Однако предметная и дисциплинарная организация науки, философии и европейской рациональности в целом оказалась устаревшей перед лицом задач исследования мышления. Требовались новые формы синтеза и конфигурирования областей знания и методов. Продолжение исследований мышления в рамках одного предмета (например психологии, логики или кибернетики) вели к очевидному редукционизму. В свою очередь, сами объекты и предметы конкретных наук стали трактоваться не как объекты природы, а как организованности мышления, а само мышление выступать как центральный момент познавательной деятельности. Не подвергавшиеся ранее критике представление о спонтанности и естественности мышления, его индивидуальном характере, о локализации его в сознании или в психике перестали быть адекватными поставленным проблемам. Наряду с этим стало понятно, что мышление может быть специально организовано как трансперсональный процесс в деятельности, диалоге (полилоге) или в игре. Предпринимались разные попытки организации мышления без преодоления редукционизма (разнообразные технологии мышления), разрабатывались различные программы для решения прикладных задач, в которых мышление организовывалось (или «улавливалось») теми или иными косвенными способами (Think Thanks, Манхэттенский проект, Римский клуб, Тэвистокские сессии, Кремниевая долина и другие).

Отдельная линия в исследовании процессов мышления проводилась в психологии, которая претендовала на выявление его закономерностей как реально протекающего процесса. До начала XX века в целом считалось, что мышление не может исследоваться методами научной психологии, поскольку рефлексия и интроспекция нивелируют сам процесс мышления, а исследователю доступны только знаки уже осуществлённого мышления, что, таким образом, выходит за пределы предмета психологии. Современные психологические школы имеют несомненные достижения в исследовании феноменальной стороны процесса мышления (О. Кюльпе, М. Вертхеймер, К. Дункер, Л. С. Выготский, Ж. Пиаже, когнитивная психология и гештальтизм).

В течение многих лет мышление было предметом интенсивного изучения в Советском Союзе, особенно в 1960–1980-х годах. Оригинальная программа, синтезирующая знания и подходы разных предметов и дисциплин под задачу исследования мышления была сформулирована в 1950-х годах в Московском методологическом кружке (Г. П. Щедровицкий, Б. А. Грушин, А. А. Зиновьев, М. К. Мамардашвили) в процессе разработки содержательно-генетической логики. С конца 1970-х годов эта программа разрабатывается как системо-мыследеятельностная методология (см. СМД-методология) на основе онтологических и организационных представлений о мыследеятельности. Влиятельные школы сложились также в российской психологии, где проблематика мышления разрабатывалась на основе разных теоретических программ и экспериментальных исследований. Толчок для многих таких разработок дал в начале 1930-х годов в своей книге «Мышление и речь» Л. С. Выготский. Отталкиваясь от ряда идей Л. С. Выготского, А Н. Леонтьев сформулировал программу экспериментального исследования мышления. Эта линия была продолжена в работах П. Я. Гальперина (концепция формирования умственных действий), В. В. Давыдова (исследование формирования разных видов обобщения в обучении), О. К. Тихомирова (проблема целеполагания в процессе мышления) и других. С. Л. Рубинштейн развил теорию мышления как аналитико-синтетической деятельности и как процесса. Эта программа получила дальнейшее развитие в теоретических и экспериментальных исследованиях А. В. Брушлинского, К. А. Славской и других.

Общая психопатология | Обучение | РОП

Локализация и функциональная организация речи — см. главу 2

Для правильного протекания мышления необходимо участие множества других психических процессов (речи, восприятия, памяти и пр.), но непосредственно само мышление основано на так называемых исполнительских функциях, локализованных в префронтальных отделах коры головного мозга, в том числе таких, как:

  • постановка целей и планирование;
  • выделение важности;
  • внимание: поддержание деятельности и подавление влияния интерферирующих воздействий и импульсов;
  • коррекция ошибок и гибкая смена когнитивных установок при необходимости;
  • рабочая память.

Патология мышления может быть обусловлена различными вариантами нарушений как этих, так и других познавательных процессов, что и определяет многообразие форм нарушений мышления.

Клиническая оценка мышления в первую очередь основана на оценке того, что говорит пациент во время беседы с врачом.

Для наглядности можно представить себе следующую модель протекания ассоциативного процесса:

Мышление начинается с появления задачи (посыла) и постановки цели, которую необходимо достичь для ее решения. Из всех возможных мыслей начинает составляться план (схема решения имеющейся задачи), содержащий мысли, соответствующие поставленной цели, а мысли, несоответствующие цели, «тормозятся» (выводятся из фокуса активного внимания). Далее происходит последовательное раскрытие (анализ, описание или другие операции) каждого из пунктов плана в отдельности с возвращением к общему плану, сверкой прогресса его выполнения, проверкой на соответствие поставленной цели и коррекцией плана в случае такой необходимости.

В большинстве случаев данная последовательность операций имеет имплицитный (неосознаваемый) характер, но, столкнувшись с какой-либо сложной, непривычной или объемной задачей человек может в той или иной степени осознанно подойти к ее решению, например, записывая ход решения на бумаге и т.д.

По своей сути мышление человека имеет несколько «уровней вложенности» (по типу матрешки), где каждый уровень представлен полной моделью, изображенной на рисунке, но при этом каждый из отдельных пунктов плана представляет собой вложенный уровень, являясь такой же полной моделью со своей задачей, целью и планом решения.

Представим себе ход мышления на наиболее частом в клинике примере — рассказе пациента о своей болезни:

Врач просит пациента описать свое самочувствие (ставит задачу), пациент задает себе соответствующую цель, составляет предварительный план рассказа, куда включает ряд своих мылей, относящихся к самочувствию. Посторонние мысли (не относящиеся к рассказу о самочувствии), даже те, которые по тем или иным причинам сейчас могут быть актуальны для больного, он игнорирует. Начав свой рассказ, пациент последовательно раскрывает каждую из мыслей (в данном случае — жалобу на состояние своего здоровья), упоминая наиболее важные для врача детали, затем вновь возвращается к своему внутреннему списку (плану), проверяя, что уже было рассказано и что еще необходимо рассказать, чем еще можно было бы дополнить этот план для того, чтобы он более полно соответствовал поставленной цели и не отклонялся от нее.

Нейрофизиологический базис рационального и интуитивного мышления — см. главу 2

Понятие о мышлении

Познавая и преобразуя мир, человек выявляет устойчивые, закономерные связи между явлениями. Закономерности, внутренние связи явлений отражаются в нашем сознании опосредствованно – во внешних признаках явлений человек распознает признаки внутренних, устойчивых взаимосвязей. Определяем ли мы, глядя в окно, по мокрому асфальту, был ли дождь, или устанавливаем законы движения небесных светил – во всех этих случаях мы отражаем мир обобщенно и опосредованно – сопоставляя факты, делая умозаключения, выявляя закономерности в различных группах явлений. Человек, не видя элементарных частиц, познал их свойства и, не побывав на Марсе, многое узнал о нем.


Замечая связи между явлениями, устанавливая всеобщий характер этих связей, человек деятельностно осваивает мир, рационально организует свое взаимодействие с ним. Обобщенная и опосредствованная (знаковая) ориентация в чувственно воспринимаемой обстановке позволяет археологу и следователю восстанавливать реальный ход прошедших событий, а астроному – заглядывать не только в прошлое, но и в далекое будущее. Не только в науке и профессиональной деятельности, во всей повседневной жизнедеятельности человек постоянно использует знания, понятия, общие представления, обобщенные схемы, выявляет объективное значение и личностный смысл окружающих его явлений, находит выход из многообразных проблемных ситуаций, решает возникающие перед ним задачи. Во всех этих случаях он осуществляет мыслительную деятельность – обобщенную ориентацию в мире.

Мышление – психический процесс обобщенного и опосредованного отражения устойчивых, закономерных свойств и отношений действительности, существенных для решения познавательных проблем, схематической ориентации в конкретных ситуациях.

Мышление формирует структуру индивидуального сознания, классификационно-оценочные эталоны индивида, его обобщенные оценки, характерную для него интерпретацию явлений.

Система личностных смыслов взаимодействует в мышлении индивида с объективным значением явлений, с пониманием сущности конкретных явлений как разновидности определенного класса явлений. В элементарной форме понимание проявляется уже при узнавании объектов, отнесении их к определенной категории. Понять что-либо – значит включить новое в систему имеющихся связей.

В процессе исторического развития человечества мыслительные акты стали подчиняться системе логических правил. Многие из этих правил приобрели аксиоматический характер. Сформировались устойчивые формы объективизации результатов мыслительной деятельности: суждения, понятия, умозаключения. (Правила взаимосвязи этих форм мышления изучаются формальной логикой.)

Как психическая деятельность мышление является процессом решения задач. Этот процесс имеет определенную структуру – стадии и механизмы достижения познавательной цели.

Каждый человек обладает присущими ему стилем и стратегией мышления – когнитивным стилем, познавательными установками и категориальной структурой (семантическим, смысловым пространством).

Мышление и речь. Все высшие психические функции человека формировались, как уже отмечалось, в процессе его общественно-трудовой практики, в неразрывном единстве с возникновением и развитием языка. Выражаемые в языке смысловые категории и образуют содержание сознания человека.

Мышление: индивида опосредствуется его речью. Между понятиями «язык» и «речь» существует такое же отношение, как между понятиями «общественное сознание» и «индивидуальное сознание«. В языке проявляется общественное сознание, в речи – индивидуальное. Речь – индивидуальное использование общественно выработанных обозначений, языковых знаков. Мысль формируется посредством ее речевого формулирования.

Речь подразделяется на внешнюю и внутреннюю. Внутренняя речь лишена фонации (звукопроизнесения): в ней используются специфические коды. Первоначально мысль зарождается в форме опорных речевых элементов.

Сформулировать мысль – значит объективизировать ее, облечь в обобщенные языковые значения. Отношение речи к мышлению – отношение формы к содержанию. Построение речи определяется законами грамматики, процесс мышления – законами всеобщих взаимосвязей.

«Мышление и его виды» | СГЭУ

Вопрос:  Что такое мышление?

Процесс познавательной деятельности индивида, характеризующийся обобщенным и опосредованным отражением действительности. Предметы и явления действительности обладают такими свойствами и отношениями, которые можно познать непосредственно, при помощи ощущений и восприятий (цвета, звуки, формы, размещение и перемещение тел в видимом пространстве).

Первая особенность мышления — его опосредованный характер. То, что человек не может познать прямо, непосредственно, он познаёт косвенно, опосредованно: одни свойства через другие, неизвестное — через известное. Мышление всегда опирается на данные чувственного опыта — ощущения, восприятия, представления — и на ранее приобретённые теоретические знания. Косвенное познание и есть познание опосредованное.

Вторая особенность мышления — его обобщённость. Обобщение как познание общего и существенного в объектах действительности возможно потому, что все свойства этих объектов связаны друг с другом. Общее существует и проявляется лишь в отдельном, в конкретном.

 

Вопрос: Какие виды мышления есть?

Классификация по результатам мышления

Классификация по уровню психических процессов

Другие виды:

 

Вопрос: формы мышления?

Понятие, суждение, умозаключение (вывод)

Умозаключение является наиболее сложной формой и продуктом мышления. Оно основывается на данных ряда суждений и осуществляется путем рассуждения. Различают три основных метода (способа) получения умозаключений при рассуждении: дедукция, индукция и аналогия.

Дедуктивное умозаключение (от лат. deductio — выведение) — ход рассуждений при получении заключения идет от более общего знания к частному (от общего к единичному), здесь переход от общего знания к частному является логически необходимым.

Индуктивное умозаключение (от лат. inductio — наведение) — рассуждение идет от частного знания к общим положениям. Здесь имеет место эмпирическое обобщение, когда на основании повторяемости признака заключают о его принадлежности всем явлениям этого класса.

Умозаключение по аналогии делает возможным при рассуждении логический переход от известного знания об отдельном предмете к новому знанию о другом отдельном предмете на основании уподобления одного явления другому (от единичного случая к подобным единичным случаям, или от частного к частному минуя общее).

Суждение, как наименьшую единицу логического мышления, выделил Платон. Аристотель в свою очередь показал, что только в наиболее общих суждениях, истинных для всех объектов данного класса, могут выражаться законы природы и общества. Он доказал, что если обе посылки частные, то из них нельзя сделать строгого логического вывода. Строгий логический вывод может быть получен только методом дедукции. Например, два суждения: «Драгоценные металлы не ржавеют» (большая посылка) и «Золото — драгоценный металл» (малая посылка), — взрослый человек с развитым мышлением воспринимает не как два изолированных предложения, а как готовое логическое соотношение (силлогизм), из которого можно сделать только один вывод — «Следовательно, золото не ржавеет». Этот вывод не требует непременного личного опыта, т.к. он получен при помощи объективного логического средства — силлогизма. Все другие типы рассуждений, т.е. индукция и аналогия, с точки зрения истинности вывода куда менее ясны. Только силлогизм является истинной основой логического мышления. Благодаря силлогизмам и другим логическим формам мышление становится доказательным, убедительным и непротиворечивым.

Наиболее известные методы мышления:

Дискурсивные

Продуктивные (творческие)

Логический

Дивергентный

Диалектический

Латеральный

Аналитический

Радиантный

Научный

Эвристические

Системный

ТРИЗ

  

Вопрос: какие операции выполняет мышление?                               

Мыслительные операции разнообразны. Это — анализ и синтез, сравнение, абстрагирование, конкретизация, обобщение, классификация. Какие из логических операций применит человек, это будет зависеть от задачи и от характера информации, которую он подвергает мыслительной переработке.

Анализ и синтез

Анализ — это мысленное разложение целого на части или мысленное выделение из целого его сторон, действий, отношений.

Синтез — обратный анализу процесс мысли, это — объединение частей, свойств, действий, отношений в одно целое.

Анализ и синтез — две взаимосвязанные логические операции. Синтез, как и анализ, может быть как практическим, так и умственным.

Анализ и синтез сформировались в практической деятельности человека. В трудовой деятельности люди постоянно взаимодействуют с предметами и явлениями. Практическое освоение их и привело к формированию мыслительных операций анализа и синтеза.

 
Сравнение

Сравнение — это установление сходства и различия предметов и явлений.

Сравнение основано на анализе. Прежде чем сравнивать объекты, необходимо выделить один или несколько признаков их, по которым будет произведено сравнение.

Сравнение может быть односторонним, или неполным, и многосторонним, или более полным. Сравнение, как анализ и синтез, может быть разных уровней — поверхностное и более глубокое. В этом случае мысль человека идёт от внешних признаков сходства и различия к внутренним, от видимого к скрытому, от явления к сущности.

 
Абстрагирование

Абстрагирование — это процесс мысленного отвлечения от некоторых признаков, сторон конкретного с целью лучшего познания его.

Человек мысленно выделяет какой-нибудь признак предмета и рассматривает его изолированно от всех других признаков, временно отвлекаясь от них. Изолированное изучение отдельных признаков объекта при одновременном отвлечении от всех остальных помогает человеку глубже понять сущность вещей и явлений. Благодаря абстракции человек смог оторваться от единичного, конкретного и подняться на самую высокую ступень познания — научного теоретического мышления.

 
Конкретизация

Конкретизация — процесс, обратный абстрагированию и неразрывно связанный с ним.

Конкретизация есть возвращение мысли от общего и абстрактного к конкретному с целью раскрытия содержания.

Мыслительная деятельность всегда направлена на получение какого-либо результата. Человек анализирует предметы, сравнивает их, абстрагирует отдельные свойства с тем, чтобы выявить общее в них, чтобы раскрыть закономерности, управляющие их развитием, чтобы овладеть ими.

Обобщение, таким образом, есть выделение в предметах и явлениях общего, которое выражается в виде понятия, закона, правила, формулы и т.п.

 

Вопрос: индивидуальные особенности мышления

Мышление имеет ярко выраженный индивидуальный характер. Особенности индивидуального мышления проявляются в разных соотношениях видов и форм, операций и процедур мыслительной деятельности. Важнейшими качествами мышления являются следующие.

Самостоятельность мышления — умение выдвигать новые задачи и находить пути их решения, не прибегая к помощи других людей.

Инициативность — постоянное стремление самому искать и находить пути и средства разрешения задачи.

Глубина — способность проникать в сущность вещей и явлений, понимать причины и глубинные закономерности.

Широта — способность видеть проблемы многосторонне; во взаимосвязи с другими явлениями.

Быстрота — скорость решения задач, легкость в воспроизведении идей.

Оригинальность — способность производить новые идеи, отличные от общепринятых.

Пытливость — потребность всегда находить наилучшее решение поставленных задач и проблем.

Критичность — объективная оценка предметов и явлений, стремление подвергать сомнению гипотезы и решения.

Торопливость — непродуманность аспектов всестороннего исследования проблемы, выхватывание из нее лишь отдельных сторон, высказывание неточных ответов и суждений.

Мышление носит потребностно-мотивированный и целенаправленный характер. Все операции мыслительного процесса вызваны потребностями, мотивами, интересами личности, ее целями и задачами. Нельзя забывать, что мыслит не мозг сам по себе, а человек, личность в целом. Большое значение имеют активное стремление человека к развитию своего интеллекта и готовность активно использовать его в полезной деятельности.

 

Психология рефлексии: проблемы и исследования

В современной психологии наблюдается как интенсивный рост экспериментальных и прикладных исследований рефлексивных процессов (см.: Вопросы психологии, 1983, No 5, с.17-173), так и углубленный анализ их теоретических оснований. В целом это свидетельствует о выделении и становлении такой особой области знания, как психология рефлексии (см.: Вопросы психологии, 1984, No 5, с. 169-170). Если раньше рефлексия была лишь объяснительным принципом функционирования психических процессов или привлекалась в качестве категориального средства для обоснования теоретических концепций психического развития в работах Б. Г. Ананьева, П. П. Блонского, Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, СЛ. Рубинштейна и других исследователей, то теперь она выступает еще и особым психологическим предметом экспериментального изучения, оснащенного специально разработанными для этого методами. Эффективность их использования для решения ряда прикладных задач в области педагогической, возрастной, инженерной, социальной и патопсихологии свидетельствует об органичной связи психологии рефлексии с уже существующими психологическими традициями и о ее все возрастающем влиянии на их развитие в условиях НТР.

В связи с этим назрела необходимость в проведении анализа проблем, в выделении основных направлений психологии рефлексии, в систематизации полученных в них результатов и обобщении ее достижений как в теоретико-методическом, так и в экспериментально-прикладном плане. Задача настоящей статьи ограничена выделением и анализом основных аспектов психологического изучения рефлексии, которые акцентируются в ее теоретических трактовках. Конструктивное решение этой задачи предполагает краткую характеристику общенаучного и философского контекста развития проблематики рефлексии, а также истории ее собственно психологического изучения как в зарубежной, так и в отечественной психологии. Итогом же теоретического обобщения проанализированных проблем и направлений их исследования должно стать определение ключевых представлений о механизмах рефлексии как особой психологической реальности и показ перспективы их реализации в прикладных разработках, в том числе в психолого-педагогической практике. Указанная логика р 2000 шения задачи данной статьи и определяет ее структуру.

1. Философские и общенаучные предпосылки психологического изучения рефлексии

В связи с интенсификацией процессов дифференциации и интеграции знаний в условиях НТР всевозрастающую роль в познании играет методологическая рефлексия, во многом определяя эффективность конкретно-научных изысканий. Этот процесс отражается в наблюдаемом в настоящее время изменении философской трактовки рефлексии (В. А. — Лекторский, А. П. Огурцов и др.).

В классической немецкой философии рефлексия рассматривалась как анализ наукой собственных средств познания или особый вид теоретической ретроспекции и ассоциировалась с гносеологической проблематикой обоснования истинности знаний. В настоящее же время представления о рефлексии получили дальнейшее развитие. Они активно привлекаются для обоснования или решения таких, например, методологических проблем, как организация междисциплинарных исследований, перспективная разработка средств комплексного изучения и проектирования системных объектов, оптимизация управления большими системами (9), (17), (18). Тем самым помимо традиционной, ретроспективной функции рефлексии — критического анализа, логического обоснования, обобщенной систематизации накопленного наукой знания — реализуется ее конструктивная, творческая функция — позитивной разработки ценностей, целей, программ и средств самой научной деятельности, в которой и добываются эти знания [20], [31].

Границы применимости категории рефлексии существенно расширились: она активно используется не только на философском, но и на общенаучном уровне, выступая в качестве либо методологического средства междисциплинарных разработок и неклассических направлений современной науки (теория рефлексивных игр и т. п.), либо объяснительного принципа для ряда общественных и гуманитарных дисциплин (искусствоведения, социологии, лингвистики, логики и др.). Заслуживает пристального внимания и соответствующего анализа также и тот факт, что рефлексия выступает и в качестве особого предмета научного изучения [18), в том числе и психологического [5], [7], [10], [13], [14], [17], [21], [27], [28], [29], [30]. Понятие рефлексии является уже не только философским и общенаучным, но также и специально-научным, в частности психологическим, понятием. Этот факт с особой остротой ставит проблему вычленения собственно психологического содержания данного понятия, тем более что обращение психологии к проблематике рефлексии определяется не только современными общенаучными предпосылками, связанными с запросами практики, но и имеющейся внутри-психологической предысторией и традициями изучения механизмов со знания, познавательных процессов и самосознания личности в их социальной обусловленности.

В связи с этим перейдем к краткой характеристике становления проблематики рефлексии в истории психологии.

2. Исследования рефлексии в зарубежной психологии

Процесс становления психологии (в лице аналитического структурализма, функционализма, вюрцбургской школы и других направлений) в качестве самостоятельной дисциплины с ориентацией на естественнонаучную методологию таких наук, как физика, биология, физиология (см [3]. [4], [31] и др.) на рубеже XIX — XX вв. сопровождался (см. [21; 159 — 162]) вытеснением из психологической проблематики методических приемов рефлексии (в виде различных способов самонаблюдения) и даже самого ее понятия, инициированного в психологию ранее еще в пору развития ее в лоне философии [19].

Инерцию такого развития зарубежной психологии преодолел — да и то на время — лишь А. Буземан (1925, 1926), который, пожалуй, первый из психологов предложил выделить исследования по рефлексии и само сознанию в особую область и назвать ее психологией рефлексии (см. по [4; 228]). Основной результат его работ, по оценке Л. С. Выготского, состоит в экспериментальном доказательстве того, что «рефлексия и основанное на ней самосознание подростка представлены в развитии» [4; 231]. А. Буземан трактует рефлексию как «всякое перенесение переживания с внешнего мира на самого себя» (цит. по [4; 228]).

Наиболее отчетливо указанная тенденция к вытеснению рефлексии из психологии исторически восходит к бихевиоризму, который вообще отказался от такой категории, как сознание. Соответственно в психологии поведения не оказалось места и для понятия рефлексии. Концепции бихевиоризма в различных своих модификациях (в частности, в лице необихевиоризма и отч 2000 асти когнитивизма) доминировали в американской психологии вплоть до последней трети XX в.

Вместе с тем параллельно с бихевиоризмом в зарубежной психологии начинали развиваться и другие направления (гештальтпсихология, женевская школа, фрейдизм, гуманистическая психология и др.), постоянно критиковавшие его за отрицание роли, сознания в регуляции и организации поведения человека. В последние десятилетия это критическое отношение к бихевиоризму как к исчерпавшей себя парадигме психологического мышления приобрело фронтальный характер, в чем конструктивную роль сыграли работы советских психологов [3], [4], [6], [12], [13], [24] и др. Это и послужило одной из основных предпосылок возобновления интереса в зарубежной психологии, особенно в метакогнитивизме, к изучению рефлексии как особой психической реальности. В одних случаях в рамках данного подхода психические процессы, управляющие переработкой информации, прямо отождествляются с иерархически организованной рефлексивной регуляцией познавательной активности, в других рефлексии отводится место одного из множества этих процессов [26], [27], [30]. Общий же интеллектуалистический смысл метакогнитивистского понятия рефлексии выражен в ее определении Д. Дернером, считающим, что рефлексия — «это способность думать о своем собственном мышлении с целью его совершенствования» [26; 102]. Сторонники метакогнитивизма часто относят к своему направлению и Ж. Пиаже, последние работы которого были посвящены также изучению развития рефлексивного мышления у ребенка, в частности его способности к рефлексивной абстракции [29]. Ж. Пиаже трактует рефлексивное мышление как процесс, осуществляющийся на основе знания субъектом логических законов связи объекта с направленным на него действием и на основе осознания необходимости такой связи. Осознание представляет собой процесс концептуализации, т. е. реконструкции схемы действия и преобразования ее в понятие. Механизм такого рода осознания связан с физической и логико-математической абстракциями. Первая (эмпирическая) обеспечивает содержательно-предметное наполнение концепта, а вторая (собственно рефлексивная — как отраженная от непосредственного действия) осуществляет схематическую реконструкцию этого содержания и его развитие в понятие в процессе интериоризации. Периодизация онтогенеза рефлексивного мышления рассматривается Ж. Пиаже по аналогии с периодизацией развития интеллекта ребенка. По его мнению, логическая связь объекта и действия становится вполне рефлектируемой лишь на стадии формальных операций [29].

С нашей точки зрения, отнесение представителями метакогнитивизма к своему направлению исследований Ж. Пиаже следует считать весьма условным, поскольку его методологическая и теоретическая позиции совершенно самостоятельны [3], [4], [24] и выработаны чуть ли не на полвека раньше появления первой работы по метакогнитивизму — исследования Дж. Флейвелом метапамяти (см. по [27]). Оценивая в целом характер исследований рефлексии в метакогнитивизме, следует отметить их интеллектуалистическую ориентацию в теоретическом плане, присущую большинству исследований мышления в зарубежной психологии, а также их близость к методологии информационного подхода, уподобляющей психику человека информационным процессам в ЭВМ.

3. Исследование рефлексии в советской психологии

Развитие в отечественной психологии конкретно-экспериментальных работ, посвященных изучению рефлексии, было подготовлено проработкой данного понятия И. М. Сеченовым, Б. Г. Ананьевым, П. П. Блонским, Л. С. Выготским, С.Ж. Рубинштейном и другими сначала на теоретическом уровне психологического знания в качестве одного из объяснительных принципов организации и развития психики человека, и прежде всего ее высшей формы — самосознания. И сейчас понятие «рефлексия» привлекается в качестве объяснительного принципа для раскрытия психологического содержания различных феноменов и фактов, получаемых в экспериментальных исследованиях конкретных предметов психологического изучения: мышления [6], [7], [10], [18], [20], [31] и др., памяти [И], [14], [18], сознания [4], [5], [14], [17], [21], [22], личности [4], [5], [8], [28], общения [1], [2], [12] и т. п.

Так, например, Б. В. Зейгарник, объясняя мотивационные нарушения мышления при шизофрении, отмечает важное значение в развитии этой патологии нарушений опосредствования и саморегуляции, связанных «с самосознанием человека, с его самооценкой, с возможностью рефл 2000 ксии» [8; 12]. Б. Ф. Ломов, характеризуя общение как подвижную, развивающуюся систему, отмечает, что «важные его моменты — эмпатия и рефлексия» [12; 13]. Интегративную функцию рефлексии по отношению к различным психологическим предметам и к областям практики выделяет А. М. Матюшкин: «Изучение структуры и условий формирования рефлексивных механизмов саморегуляции мышления позволило исследовать мышление как включенное во все жизненные ситуации — общение, игру, учение, профессиональную деятельность человека» [13; 12]. Это же отмечается и О. К. Тихомировым: «Мышление — необходимый компонент рефлексии личности и само становится объектом этой рефлексии» [24; 4].

Помимо этого в ряде экспериментальных исследований рефлексия выступает не только как существенный компонент какого-либо другого предмета (например, мышления, протекающего по 4, выделенным И. Н. Семеновым [9; 27-61], уровням: личностному, рефлексивному, предметному и операциональному, взаимодействие которых изучено в цикле экспериментальных исследований [9; 27-153]; [28], [31] и др.), но и как предмет специального психологического изучения, например: в исследовании Н. И. Гуткиной рефлексивных ожиданий личности [5], М. М. Муканова — специфики рефлексии у представителей «традициональной культуры» [14], А. В. Захаровой, М. Э. Боцмановой [7] и Е. Р. Новиковой [15] — возрастных особенностей рефлексии. При этом в зависимости от той области, в которой проводится психологическое исследование, выделяется та или иная «грань» рефлексии, акцентируется тот или иной ее аспект. Это является, с одной стороны, необходимым моментом процесса все более глубокого изучения рефлексии, а с другой — приводит иногда к чрезмерному сужению границ данного понятия через акцентирование лишь одного какого-либо аспекта при абстрагировании от других.

В целом анализ отечественных конкретно-экспериментальных работ, посвященных изучению рефлексии, показывает [23], что она исследуется в четырех основных аспектах: кооперативном, коммуникативном, личностном и интеллектуальном. При этом первые два аспекта выделяются в исследованиях коллективных форм деятельности и опосредствующих их процессах общения, а другие два — в индивидуальных формах проявления мышления и сознания. Эта акцентировка позволяет, с одной стороны, различить коллективную и индивидуальную формы осуществления рефлексии, а с другой — указать области психологии и пограничных с ней наук, в которых преимущественно изучается тот или иной аспект рефлексии. Исходя из этого, рассмотрим наиболее распространенные определения рефлексии, формулируемые в контексте проблематики той или иной области психологии. Кроме того, отметим важность прямого цитирования конкретных дефиниций, поскольку это позволит, во-первых, уловить реальную противоречивость в существующих трактовках рефлексии, а во-вторых, оттенить именно психологическую содержательность понятия рефлексии в отличие от ее собственно философских трактовок. К последним, в частности, можно отнести такие определения рефлексии, как: 1) способность разума обращать свой «взор на себя; 2) мышление о мышлении; 3) анализ знания с целью получения нового знания или преобразования знания неявного в явное: 4) самонаблюдение за состоянием ума или души; 5) выход из поглощенности жизнедеятельностью; 6) исследовательский акт, направляемый человеком на себя, и т. п. (см.: Философская энциклопедия. Т. 4. М., 1967, с. 499-502) [5], [18], [19].

На выявление специфики кооперативного аспекта рефлексии направлены работы Н. Г. Алексеева, В. В. Рубцова, А. А, Тюкова [18; 100, 115, 229], Г. П. Щедровицкого [25] и др. Эти исследования имеют прямое отношение к психологии управления и ведутся в таких пограничных с ней прикладных науках и областях практики, как педагогика, проектирование, дизайн, эргономика, спорт. Психологические знания о кооперативном аспекте рефлексии обеспечивают, в частности, проектирование коллективной деятельности с учетом необходимости координации профессиональных позиций и групповых ролей субъектов, а главное, кооперации их совместных действий. При этом рефлексия трактуется как «высвобождение» субъекта из процесса деятельности, как его «выход» во внешнюю позицию по отношению к ней [25; 23].

Естественно, что при таком подходе акцент ставится на результатах рефлексии, а не на ее процессуальных механизмах или на индивидуальных различиях в их проявлении.

На выявление специфики коммуникати 8000 ного аспекта направлены преимущественно социально-психологические исследования Н. И. Гуткиной, И. Е. Берлянд, К. Е. Данилина, А, В. Петровского, Л. А. Петровской и других, а также некоторые инженерно-психологические работы (см., например, [17; 243-270]). В них рефлексия рассматривается как существенная составляющая развитого общения и межличностного восприятия, которая характеризуется А. А. Бодалевым как специфическое качество познания человека человеком [2; 42 — 43]. Давая социально-психологическое определение понятия «рефлексия», Е. В. Смирнова и А. П. Сопиков отмечают, что «размышление за другое лицо, способность понять, что думают другие лица, называется рефлексией» [22; 142]. Вместе с тем Г. М. Андреева, еще более конкретизируя понятие «рефлексия «, подчеркивает, что «в социальной психологии под рефлексией понимается осознание действующим индивидом того, как он воспринимается партнером по общению» [1; 145], при этом предупреждает, что «здесь слово «рефлексия» употребляется… в несколько условном смысле» [1; 145].

Экспериментальному исследованию личностного аспекта рефлексии посвящены работы Н. И. Гуткиной [5], Е. Р. Новиковой [15], И. Н. Семенова и С. Ю. Степанова [21], А. Б. Холмогоровой, В. К. Зарецкого и др. [26]. Центральным для большинства этих работ является понимание рефлексии как процесса переосмысления [20], как механизма «не только дифференциации в каждом развитом и уникальном человеческом «я» его различных подструктур (типа: «я» — физическое тело», «я» — биологический организм», «я» — социальное существо», «я» — субъект творчества» и др.), но и интеграции «я» в неповторимую целостность…» (Вопросы психологии, 1983, No 2, с. 38). На основе различения в личности функций «я—исполнителя» и «я-контролера» Ю. Н. Кулюткин, например, объясняет необходимость в рефлексивной регуляции человеком собственного поведения, когда ему «приходится переделывать сложившийся способ действия» [10; 25].

В контексте изучения когнитивных процессов Н. Г. Алексеевым (см. [9]), Л. Ф. Берцфаи, Л. Л. Гуровой, А. З. Заком (см. [18]) и другими ведутся исследования интеллектуального аспекта рефлексии. Ориентированные в этом направлении работы явно преобладают в общем объеме публикаций, отражающих разработку проблематики рефлексии в психологии, (см. [6J, [7], 19J, [18] и др.). В. В. Давыдов определяет рефлексию как умение субъекта «выделять, анализировать и соотносить с предметной ситуацией собственные действия» [6; 687]. Здесь рефлексия, по сути дела, рассматривается в своем интеллектуальном аспекте. Такое ее понимание служит одним из оснований, позволяющих раскрыть представления о психологических механизмах теоретического мышления и реализовать их в возрастной и педагогической психологии, например, в работах А. В. Захаровой и М. Э. Боцмановой [7], А.3.3ака (см. [18]).

Важным во всех приведенных выше дефинициях является то, что они в своей целокупности определяют многообразие содержаний, выступающих в качестве предметов, на которые может быть направлена рефлексия. Так, субъект может рефлексировать: а) знания о ролевой структуре и позициональной организации коллективного взаимодействия; б) представления о внутреннем мире другого человека и причинах тех или иных его поступков; в) свои поступки и образы собственного «я» как индивидуальности; г) знания об объекте и способы действия с ним. Соответственно и различаются: а) кооперативный, б) коммуникативный, в) личностный, г) интеллектуальный типы рефлексии [23].

Вместе с тем анализ направлений исследований, посвященных психологическому изучению различных аспектов рефлексии, показывает, что формулируемые в них определения рефлексии практически не только довольно мало соприкасаются друг с другом, но порой противоречат друг другу, поскольку исходят из различных методологических ориентации [31]. При этом с теоретической точки зрения наиболее существенными являются различия, касающиеся представления о психологических механизмах процесса рефлексии.

4. Основные психологические модели механизмов рефлексии

В исследованиях, ориентирующихся на методологию кибернетического и информационного подходов в психологии, механизм рефлексии уподобляется «обратной связи». Эта концептуализация имеет своим прототипом физиологические представления о нервно-рефлекторной активности мозга как сложно организованной органической системы. При таком натуралистическом понимании, на наш взгляд, упускается из виду качественная специфика рефлексии как отличительного свойства собственно человеческой — социально детерминированной, сознательной — психики.

Для психологических исследований, ориентирующихся на методологию логико-гносеологического и социологического знания, общий механизм рефлексии описывается в виде модели «рефлексивного выхода» [25] субъекта за пределы совершаемого в деятельности или «установления отношения» между се различными структурными образованиями (производными от позиций участвующих в ней кооперантов) с целью преодоления возникающих в ней «разрывов» и остановок [9; 138-139], [18; 115-116]. Выход субъекта в метаплан деятельности (т. е. в план тех принципов, которые лежат как бы вне ее и вместе с тем которые регулируют ее протекание или на которых она строится) осуществляется либо через занятие по отношению к ней внешней позиции, либо через осознание норм, исходных абстракций, и категорий мышления, или экспликацию эталонов оценки и контроля действия, или выделение ориентиров и инвариантов деятельности. Рефлексивное восполнение «разрывов» в деятельности обеспечивает ее воспроизводство и репродукцию в сходных условиях. Эта «метадеятельностная» модель рефлексии неявно предполагает в качестве своего основания допущение о том, что субъект разрешает возникающие перед ним проблемы всегда как бы репродуктивно и ретроспективно (недостаточность такого понимания, как говорилось выше, уже выявлена в современных философских работах по рефлексии [18; 113-115], [19], [20]), т. е. через поиск и реализацию уже наличествующих в социокультурном контексте средств или через их осознание в процессе деятельности. Творческие же возможности человека при этом ограничиваются количеством потенциально возможных комбинаций уже имеющихся средств и знаний. С психологической точки зрения это, по существу, означает, что рефлексия не может обеспечить порождение качественно новых психических образований. Характерно, что рассмотренная модель рефлексивного механизма как метадеятельностного образования, по существу, построена при абстрагировании от его личностно-смысловой обусловленности, а это, к сожалению, сужает объяснительный потенциал данной модели в психологических исследованиях.

Момент личностно-смысловой обусловленности становится центральным при ином понимании механизма рефлексии, а именно как переосмысления и перестройки субъектом содержаний своего сознания, своей деятельности, общения, т. е. своего поведения, как целостного отношения к окружающему миру. В процессе переосмысления выделяются 5 этапов (фаз): 1) актуализация смысловых структур «я» при вхождении субъекта в проблемно-конфликтную ситуацию и при ее понимании; 2) исчерпание этих актуализировавшихся смыслов при апробировании различных стереотипов опыта и шаблонов действия; 3) их дискредитация вплоть до полного обессмысливания в контексте обнаруженных субъектом противоречий; 4) инновация принципов конструктивного преодоления этих противоречии через осмысление целостным «я» проблемно-конфликтной ситуации и самого себя в ней как бы заново — собственно фаза «переосмысления»; 5) реализация этого заново обретенного целостного смысла через последующую реорганизацию содержаний личного опыта и действенное, адекватное преодоление противоречий проблемно-конфликтной ситуации. Личностно-смысловой механизм рефлексивного процесса в общем виде описан нами (см.: Вопросы психологии, 1983, No 2, с. 39-42) как последовательная смена типов осуществления «я» (репродуктивного, регрессивного, кульминационного, прогрессивного, продуктивного) в проблемно-конфликтной ситуации и исследован на материале содержательно-смыслового анализа дискурсивного решения творческих задач [21; 163-169].

Подчеркивание в рассмотренной модели рефлексии ее связи с творческим выражением личности является принципиальным, поскольку именно при таком понимании открывается перспектива конструктивного преодоления отмеченной ранее противоречивости в трактовках рефлексии. Это возможно на основе комплексного подхода к изучению проблематики психологии творчества, конструктивность которого убедительно показана Я. А, Пономаревым [9; 11-19], [16], так как именно в творчестве человек осуществляет себя не как частичный субъект, а как целостная, саморазвивающаяся личность. Такой комплексный подход позволяет системно рассматривать рефлексию, экспериментально исследовать отдельные ее аспекты как взаимообусловленные типы рефлексии, одновременное взаимодействие которых определяет динамику и продуктивность творческого процесса. Принципы, позволяющие дифференцировать различные типы рефлексии, как уже говорилось выше, основываются на учете той предметной действительности, которая отражается, рефлексируется и преобразуется субъектом.

5. Типология рефлексии и возможности ее использования на практике

Развиваемое нами [23] представление о 4 типах рефлексии как способах переосмысления субъектом содержаний своего сознания, деятельности, общения позволяет конструктивно разрабатывать средства анализа психологических проблем, относящихся к различным областям практики. Обратимся в связи с этим к такому примеру, как анализ оперативного мышления, все более выявляющего в условиях НТР черты творчества.

В связи с усложнением оперативной деятельности, развитием не только ее индивидуальных, но и коллективных форм увеличивается вероятность возникновения нестандартных, нештатных ситуаций, требующих от оператора перестройки стереотипов принятия решения, т. е. осуществления фактически творческого мышления. Механизмом, обеспечивающим принятие решения как творческого процесса, является переосмысление и реорганизация оперативной деятельности. Различные нештатные ситуации, задавая направленность и содержательную специфику рефлексии оператора при принятии решения, определяют типы самой рефлексии.

Так, при возникновении в нештатной ситуации противоречия между образно-концептуальной моделью объекта управления и вновь поступающей о нем информации возникает необходимость в осуществлении оператором интеллектуальной рефлексии. Функция данного типа состоит в переосмыслении и преобразовании исходной образно-концептуальной модели объекта в более адекватную на основе новой информации о нем. В нештатной ситуации, связанной с противоречием между данными оператору инструкциями, предписывающими конкретные, регламентированные способы его личностного осуществления (например, как простого исполнителя этих инструкций), и теми реа1ьными требованиями ситуации, которые определяют необходимость не только частичного отклонения от какой-либо инструкции, но и полного отказа от нее как от неадекватной, принятие решения осуществляется оператором на основе личностной рефлексии. Функция данного типа — в самоопределении оператора и в обосновании им собственного личностного права на отклонение от заданной инструкции и на компенсацию ее недостаточности новой самоинструкцией с учетом особенностей нештатной ситуации. При возникновении же в ситуации противоречия между представлениями о другом субъекте совместной оперативной деятельности и теми вновь раскрывающимися его индивидуальными психологическими чертами (учет которых необходим для успешной координации усилий) принятие решения должно быть обусловлено коммуникативной рефлексией. Ее функция состоит в смене представлений о другом субъекте на более адекватные для данной ситуации. В иных ситуациях противоречия возникают при столкновении уже сложившихся норм организации коллективного взаимодействия операторов с условиями, требующими их преобразования, т. е. реорганизации конкретных способов кооперации участников оперативной деятельности. Преодоление данного вида противоречий в процессе принятия решения происходит на основе кооперативного типа рефлексии. Его функция состоит в переосмыслении и реорганизации коллективной деятельности.

Вместе с тем при разработке средств инженерно-психологического обеспечения оперативной деятельности в нештатных ситуациях следует учитывать также различие между двумя формами осуществления рефлексии: коллективной и индивидуальной. При коллективной оперативной деятельности обычно имеет место симультанное (а в негативном случае — синкретичное, неразвитое) осуществление всех типов рефлексии. При индивидуальной же оперативной деятельности, наоборот, — их разворачивание сукцессивным образом, что в негативном случае приводит к полной автономизации типов рефлексии, т. е. к распаду целостности оперативной деятельности и порождению стрессового состояния у оператора. Таким образом, учет и анализ специфики рассмотренных типов, форм и функций рефлексии в процессе принятия решения различной степени сложности служит одной из предпосылок для разработки эффективных средств по оптимизации оперативной деятельности в нештатных ситуациях.

Аналогичным образом проведенное различение 4 типов рефлексии можно конкретизировать применительно к другим областям практики, например педагогической. Для совершенствования процесса обучения и умственного воспитания также необходим учет специфики этих типов рефлексии в различных ситуациях развития творческого мышления, связанных с использованием задач на соображение или на смекалку. Так, если учащийся индивидуально решает задачу, например, при подготовке домашних заданий, то для осуществления успешного мыслительного процесса может быть достаточно интеллектуальной рефлексии. Когда же задача решается в присутствии реферантного лица (т. е. преподавателя или более успевающего ученика при выполнении контрольной работы), но без реального общения и взаимодействия с ним в виде помощи в поиске решения, то в мыслительный процесс помимо интеллектуальной рефлексии вовлекается еще и личностная рефлексия. Если же поиск решения осуществляется в процессе непосредственного общения с другими учениками (например, при групповой дискуссии на факультативных занятиях), то включается также и коммуникативная рефлексия. Когда этот процесс организуется учителем (в ситуациях проблемного или игрового обучения), то помимо интеллектуального, личностного, коммуникативного типов рефлексии осуществляется также и кооперативная рефлексия.

Выделение типов рефлексии в этих ситуациях позволяет определить уровни сложности педагогической деятельности в зависимости от тех рефлексивных процессов, которые осуществляются учащимися. Так, очевидно, что в первом случае деятельность педагога характеризуется минимальным уровнем сложности, поскольку ему приходится учитывать специфику лишь одного типа рефлексивных процессов, а в последнем, наоборот, — максимальным. Таким образом, для развития у учащихся творческого мышления и культуры умственного труда во всех этих ситуациях необходимо разрабатывать психолого-педагогические средства как для направленной активизации какого-либо одного из этих типов рефлексии, так и для культивирования всех их одновременно с тем, чтобы оптимизировать из взаимодействие.

При этом следует учитывать, что в результате одновременного разворачивания нескольких типов рефлексии, т. е. в их взаимодействии, возникают качественно различные и более сложные психические новообразования, чем при функционировании лишь одного типа рефлексии. Так, при взаимодействии, например, личностной и коммуникативной (или «межличностной», как ее называют Н. И. Гуткина [5] и ряд других исследователей) рефлексии возникают такие специфические для подросткового возраста новообразования, как «рефлексивные ожидания», т. е. представления о том, как сам субъект рефлексии воспринимается другими людьми [5]. Примером учета специфики взаимодействия личностной и интеллектуальной рефлексии служит проведенное нами исследование [21] по развитию мышления при индивидуальном решении творческих задач, где психолого-педагогические воздействия осуществлялись в контексте диалогического взаимодействия испытуемого с экспериментатором и были направлены прежде всего на культивирование у учащегося двух указанных типов рефлексии (см.: Вопросы психологии, 1983, No 2, с. 40-42). Кроме того, нами совместно с Е. Р. Новиковой обнаружено, что эффективность индивидуального творческого мышления зависит от возрастных особенностей и развития этих двух типов рефлексии [15].

Итак, проведенный анализ психологических проблем и исследований рефлексии выявил в них 4 основных направления, каждое из которых концентрируется на каком-либо одном типе такой психологической реальности, как рефлексия. Вместе с тем рассмотренные примеры из практики педагогической и инженерной психологии, связанные с актуализацией и культивированием творческих возможностей человека в проблемно-конфликтных ситуациях, показывают необходимость разработки специальных методов изучения всех четырех типов рефлексии в едином процессе их активного взаимодействия как специфических психических образований. Разработка таких методов составляет, на наш взгляд, важную перспективу развития психологического знания в условиях современной НТР, его действенности в различных областях практики, как резерв ее интенсификации.

1. Андреева Г. М. Современная социаль 5519 ая психология. — М., 1981. — 361 с.

2. Бодалев А. А. Личность и общение. — М., 1983. — 272 с.

3. Брушлинский А. В. Деятельность, действие и психическое как процесс. — Вопросы психологии, 1984, No 5, с. 17 — 29.

4. Выготский Л. С. Собрание сочинений. Т 4. — М., 1984. — 433 с.

5. Гуткина Н. И. О психологической сущности рефлексивных ожиданий. — В кн.: Психология личности: теория и эксперимент. М., 1982, с. 100 — 108.

6. Давыдов В. В. О двух основных путях развития мышления школьников. — В кн.: Материалы ГУ Всесоюзного съезда Общества психологов СССР. Тбилиси, 1971, с. 686 — 687.

7. Захарова А. В., Боцманова М. Э. Особенности рефлексии как психического новообразования в учебной деятельности. — В кн.: Формирование учебной деятельности школьников. М., 1982, с. 152 — 162.

8. Зейгарник Б. В. Опосредствование и саморегуляция в норме и патологии. — Вестник МГУ. Серия 14 «Психология», 1981, с. 9 — 14.

9. Исследование проблем психологии творчества / Под ред. Я.А. Пономарева. — М., 1983, — 336 с.

10. Кулюткин Ю. Н. Рефлексивная регуляция мыслительных действий. — В кн.: Психологические исследования интеллектуальной деятельности. М., 1979, с. 22 — 28.

11. Лактионов А. Н. О рефлексивном компоненте мнемического действия. — В кн.: Категории, принципы и методы психологии. М., 1983, с. 455.

12. Ломов Б. Ф. Проблема общения в психологии. — В кн.. Проблема общения в психологии. М., 1981, с. 3 — 18.

13. Матюшкин А. М. Основные направления исследований мышления и творчества. — Психологический журнал, 1984, т. 5, No 1, с. 9 — 17

14. Муканов М. М. Исследование когнитивной эмпатии и рефлексии у представителей традициональной культуры. — В сб.: Исследование речемысли и рефлексии. Алма-Ата, 1979, с. 54 — 74.

15. Новикова Е. Р. Особенности рефлексивных механизмов мышления у школьников подросткового возраста. — Вестник МГУ. Серия 14 «Психология», 1984, No 4, с. 71 — 72,

16. Пономарев Я. А. Методологическое введение в психологию. — М., 1983. — 205 с.

17. Проблемы эвристики / Под ред. Б. Н. Пушкина. М., 1969. — 272 с

18. Рефлексия в науке и обучении, — Новосибирск, 1984.

19. Семенов И. Н. Душа. — В кн.: БСЭ. 3-е изд., 1971, т. 8, с. 554; Индивидуальность. — В кн.: БСЭ. 3-е изд., 1972, т. 10, с. 188.

20. Семенов И. Н., Степанов С. Ю. Типы и функции рефлексии в научном мышлении. — В кн.: Проблемы рефлексии в научном познании. Куйбышев, 1983, с. 76 — 82.

21. Семенов И. Н., Степанов С. Ю. Проблема предмета и метода психологического изучения рефлексии. — В кн.: Исследование проблем психологии творчества. М., 1983, с. 154 — 182.

22. Смирнова Е. В., Сопиков А. П. Рассуждение о рассуждениях (рефлексивность сознания личности). — В кн.: Социальная психология личности. Л., 1973, с. 140 — 149.

23. Степанов С. Ю., Семенов И. Н., Новикова Е. Р. Типы и функции рефлексии в организации принятия решения оператором. — В кн.: Проблемы инженерной психологии. Вып. 2. Л., 1984, с.127 — 129.

24. Тихомиров О. К Психология мышления. — М., 1984. — 272 с.

25. Щедровицкий Г. П. Коммуникация, деятельность, рефлексия. — В кн.: Исследования речемыслительной деятельности. Алма-Ата, 1974, с. 12-28.

26. Domer P. Self-reflection and problem-solving. In: Human and artificial intelligence. — Berlin, 1978, p. 101 — 107.

27. Flavell J. H., Wellman H. M. Metamemory. — In: Kail R. V. and Hag-en G. W. (Eds.) Perspectives on the development of memory and cognition. Hillsdale, N. Y.: Erlbaum, 1977, p. 3 — 34.

28. Kholmogorova А. В., Zaretskii V. K., Semenov I. N. Reflective-personal regulation of normal and pathological goal formation. Soviet psychology, 1982, 20 (4), p. 79 — 97.

29. Piaget J. Recherches sur 1abstraction reflechissantes. Paris, PUF, 1977, vol. I, II, 326 p.

30. Reither F. Selfreflective cognitive processes: Its characteristics and effects. — In: XXII-nd International Congress of Psychology, v. I, Leipzig, 1980, p. 229.

31. Semenov I. N., Stepanov S. Y. Methodological orientation in psychology of creative thinking, — In: Logic, methodology and philosophy of science. Sections 6, 8 — 13., Moscow, 1983, p. 158 — 161.

Вопросы психологии No 3, 1985, с. 31-40.

МЫШЛЕНИЕ — это… Что такое МЫШЛЕНИЕ?

процесс отражения объективной реальности, составляющий высшую ступень человеч. познания. М. дает знание о существ. свойствах, связях и отношениях объективной реальности, осуществляет в процессе познания переход «от явления к сущности». В отличие от ощущения и восприятия, т.е. процессов непосредственно-чувств. отражения, М. дает непрямое, сложно опосредствованное отражение действительности. Хотя М. имеет своим единств. источником ощущения, оно переходит границы непосредственно-чувств. познания и позволяет человеку получать знание о таких свойствах, процессах, связях и отношениях действительности, к-рые не могут быть восприняты его органами чувств. Спец. устройство, напр., нашего глаза потому и не ставит абс. границы человеч. познанию, что к нему присоединяются, по выражению Энгельса, не только др. органы чувств, но и деятельность нашего М. (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 20, с. 554–55). Способность М. переходить границы непосредственно-чувств. познания объясняется тем, что мыслит. деятельность заключается в активном соотнесении между собой данных практич. опыта, а также данных, представляющих собой продукт самой мыслит. деятельности в виде уже имеющихся знаний, понятий. М. является объектом изучения ряда науч. дисциплин: теории познания, логики, психологии и физиологии высшей нервной деятельности; последнее время М. изучается также в кибернетике в связи с задачами технич. моделирования логич. операций. Строго научное, последовательно материалистич. понимание М. было впервые дано в трудах классиков марксизма. Марксизм решительно отвергает подход к М. как проявлению особого духовного начала, как «чистой активности сознания», якобы стоящей над чувственностью. Вместе с тем марксизм полностью преодолевает в учении о М. ограниченность метафизич. материализма, его созерцательность и порождаемые им упрощенные представления о процессах мыслит. деятельности, сводящие ее к элементарным процессам анализа и генерализации чувств. впечатлений и их ассоциированию в сознании человека. Марксизм рассматривает М. как продукт историч. развития обществ. практики, как особую, теоретич. форму человеч. деятельности, являющуюся дериватом деятельности практической. Даже на той ступени развития, когда М. приобретает относит. независимость, практика остается его основой и критерием его истинности.

М. есть функция человеч. мозга и в этом смысле представляет собой естеств. процесс; однако М. человека не существует вне общества, вне языка, вне накопленных человечеством знаний и выработанных им способов мыслит. деятельности – логич., математич. и т.п. действий и операций. Каждый отд. человек становится субъектом М., лишь овладевая языком, понятиями, логикой, представляющими собой продукт развития общественно-историч. практики; даже задачи, к-рые он ставит перед своим М., порождаются обществ. условиями, в к-рых он живет. Т.о., М. человека имеет обществ. природу.

Старый метафизич. подход к М. неизбежно ограничивал возможности науч. исследования природы и механизмов мыслит. деятельности. Эта ограниченность порождалась прежде всего тем, что М. рассматривалось исключительно в форме внутр., данной в самонаблюдении деятельности, в форме процессов дискурсивного, словесно-логич. познания, протекающих по якобы неизменным, присущим им внутр. законам. При этом объектом изучения служили, как правило, собств. мыслит. процессы исследователей. На протяжении почти всего 19 в. конкретно науч. представления о М. развивались под влиянием формальной логики и на основе субъективно-эмпирич. ассоцианистич. психологии. Психологич. анализ М. сводился гл. обр. к выделению отд. мыслит. процессов: абстракции и обобщения, сравнения и классификации. Описывались также разные виды суждений и умозаключений, причем описания эти прямо заимствовались из формальной логики. В формальнологич. духе освещался и вопрос о природе понятий. Понятия изображались как продукт процесса своеобразного «наслаивания» друг на друга чувств. образов, в ходе к-рого несовпадающие признаки воспринятых объектов стираются, а общие их признаки, наоборот, взаимно усиливаются; последние якобы и образуют содержание общих представлений и понятий, к-рые у человека ассоциируются с соответств. словами. Основы ассоцианистич. теории, заложенные Гоббсом и развитые особенно в трудах Гартли и Пристли, были внесены в субъективно-эмпирич. психологию 19 в. в Англии гл. обр. Спенсером и Бэном, в Германии – Гербартом, Эббингаузоми Вундтом, во Франции – Тэном и др. Ее осн. объяснит. понятием стало понятие ассоциации, т.е. связи между психич. явлениями (ощущениями, представлениями, идеями), к-рая возникает под влиянием повторения их сочетаний во времени или пространстве. С этой т. зр., М. изображалось как процесс, представляющий собой сложные цепи ассоциаций, протекающих в сознании. Последоват. проведение взглядов на М. как на поток ассоциаций наталкивалось, однако, на неразрешимые трудности. Невозможно было, напр., объяснить, каким образом ассоциации, образующие мыслит. процессы, приобретают избират. и целенаправл. характер. Поэтому большинство авторов, стоящих на ассоцианистич. позициях, было вынуждено ввести, наряду с понятием ассоциации, понятия творч. синтеза, активной операции и т.п., в к-рые вкладывался идеалистич. смысл. Хотя само по себе понятие ассоциации отражает бесспорную психологич. реальность и широкое введение этого понятия имело прогрессивное значение, учение об ассоциациях в субъективно-эмпирич. психологии оставалось метафизическим. Последующие попытки свести М. к элементарным процессам были сделаны в 1-й четверти 20 в. амер. психологами-бихевиористами (Торндайк, Уотсон). Они пытались интерпретировать внутр., мыслит. деятельность как совокупность сложных цепей речевых (беззвучных) навыков, формирующихся по общей для поведения животных и человека схеме «стимул реакции». Впоследствии это представление о М. было усложнено, но его чисто натуралистич. характер полностью сохранился. К направлениям, противостоящим в пределах бурж. психологии ассоцианистскому и «атомистич.» пониманию М., относятся прежде всего работы вюрцбургской школы (Ах, Кюльпе, Мессер и др.). Изучая логич. M. y взрослых с помощью метода экспериментального самонаблюдения, эти авторы описали ряд особенностей, характеризующих с субъективной стороны протекание внутр., мыслит. процессов: их несводимость к простому ассоциированию словесных понятий, подчиненность их цели («детерминирующей тенденции») и свойственную им безобразность. Исследователи вюрцбургской школы, однако, полностью оставались на идеалистич. позициях, рассматривая М. в отрыве от чувственности и практики – как проявление особой духовной способности. Особенно резко выраженную антиассоцианистскую позицию занимали представители «гештальтпсихологии» (Вертхеймер, Кёлер, Коффка, Левин и др.). Исходя из идеи подчиненности психич. процессов принципу образования целостных форм, они понимали М. как непосредств. усматривание искомого решения, выражающееся изменением структуры проблемной ситуации в сознании субъекта. В результате такого «переструктурирования» субъекту открываются, с этой т. зр., новые, заключенные в исходной ситуации отношения и функциональные свойства. Процесс этот не может быть выведен из прежде накопл. ассоциаций, из опыта поведения и научения; он представляет собой «автохтонный», самопорождающийся процесс. Т.о., по своему филос. смыслу это понимание М. по существу смыкается с идеалистич. интуитивизмом. Общей чертой, характеризующей перечисл. теории, в т.ч. и ассоцианистские, является их антиисторизм, отказ от изучения происхождения и общественно-историч. развития человеч. М. Если в них и шла речь о развитии, то оно понималось как процесс чисто количеств, накопления ассоциаций, их обобщения, дифференцирования и объединения во все более сложные цепи или комплексы. Такое понимание развития удерживалось как психологами-эволюционистами (Спенсер), так и в работах по психологии народов (Вундт). Только в нач. 20 в. конкретные исследования М. приобрели черты подлинного историзма и появились работы, систематизирующие накопленные прежде многочисл. этнографич. данные о качеств. своеобразии М. народов, стоящих на относительно низких ступенях общественно-экономич. и культурного развития (Л. Леви-Брюль, Вёйле и др.). При всей неудовлетворительности теоретич. интерпретаций излагаемых в них фактич. материалов работы эти имели то значение, что они показали несостоятельность положения о неизменности законов человеч. духа и внесли в учение о М. идею о качеств. изменениях, к-рые оно претерпевает в ходе историч. развития. Второе направление исследований, сыгравшее важную роль в понимании природы и механизмов М., составили экспериментальные работы, посвященные изучению предыстории человеч. М. – его генетич. корней в животном мире. Уже первые систематич. исследования (В. Кёлер, Р. Йеркс, H. H. Ладыгина-Котс) интеллектуального поведения человекообразных обезьян показали, что у высших животных существует сложная деятельность, к-рая по своему характеру сходна с М., хотя и протекает в форме внешне-двигат. операций («практический интеллект», или, по Павлову, «ручное мышление» животных). Изучение интеллектуального поведения высших животных, углубив генетич. подход к М., вместе с тем поставило перед конкретными исследованиями проблему о принципиальном, качеств. изменении мыслит. процессов при переходе к человеку. Конкретизируя положение Энгельса о роли труда в формировании человека, Выготский показал, что «М.» животных превращается в подлинное, человеч. М. под влиянием перекрещивания линии развития практич. предметных действий и линии развития голосовых реакций, к-рое необходимо происходит в условиях коллективной трудовой деятельности. В результате голосовые сигналы, посредством к-рых осуществляется общение животных, все более превращаются из инстинктивно-выразительных в отражающие объективное содержание и становятся носителями обобщений, вырабатывающихся в практич. опыте, т.е. приобретают функцию означения. С др. стороны, практич. интеллектуальное поведение «оречевляется», опосредствуется языком, словесными понятиями и в силу этого оказывается способным приобрести в ходе дальнейшего развития форму внутр. речевых процессов, свойственную словесно-логич. М. Исследования интеллектуального поведения человекообразных обезьян дали, с др. стороны, толчок экспериментальному изучению процессов практич., т.н. «наглядно-действенного» М. и у человека. Почти тотчас вслед за работой В. Кёлера были начаты с помощью разработанной им принципиальной методики многочисл. исследования на детях. Эти исследования позволили выделить и описать процессы наглядно-действ. М. как составляющие необходимую стадию умств. развития ребенка. В дальнейших работах, среди к-рых широкой известностью пользуются исследования А. Валлона и Ж. Пиаже, было экспериментально показано, что словесно-логич. М. развивается из практич. интеллектуальных операций путем их «интериоризации», т.е. путем перехода прежде внешних предметных действий в действия внутр., умств., совершающегося в условиях общения ребенка с окружающими и в связи с успехом его речевого развития. Большой вклад в теорию онтогенетич. развития М. внесли исследования Л. С. Выготского и его школы, посвященные проблеме активного формирования мыслит. процессов. Значение этих исследований состоит в том, что развитие М. рассматривается не как идущее само собой под влиянием накопления знаний и их систематизации, а как процесс усвоения ребенком общественно-исторически выработанных умств. действий и операций. Т. к. это усвоение имеет строго закономерный характер, то, управляя им, можно активно и планомерно формировать у учащихся необходимые мыслит. процессы – программировать их развитие (П. Я. Гальперин). Новый аспект в изучение М. внесли задачи, возникшие в связи с усложнением техники произ-ва, что потребовало исследовать М., оперирующее с наглядными механич. отношениями (т.н. «технический интеллект»). Вместе с этими исследованиями, чаще всего подчиненными целям профессионального отбора, были предприняты также работы, посвященные изучению сложной мыслит. деятельности конструкторов, шахматистов, дешифровщиков аэрофотосъемок и т.п. Все это значительно расширило круг процессов, относимых к числу интеллектуальных, мыслительных. Еще в начале 20 в. под М. разумелась исключительно познават. деятельность, протекающая в форме внутр. логич. процессов. Описанные в генетич. исследованиях стороны «практического», или «наглядно- действенного», интеллекта рассматривались лишь как ранние, подготовит. стадии в развитии М. или как примитивные и «низшие» его формы. В дальнейшем изучение сложной мыслит. деятельности, необходимо опирающейся, однако, на конкретные пространств., силовые и т.п. представления и протекающей в виде действий с внешними объектами (схемами, макетами конструкций, разного рода динамич. предметными ситуациями и т.д.), создало почву для признания сосуществования у человека различных форм высокоразвитого М., нередко теснейшим образом переплетающихся между собой и переходящих друг в друга. Принципиальное значение признания такой «полиморф-ности» мыслит. процессов для общей теории М. состоит в том, что оно ведет к фактич. преодолению абс. метафизич. противопоставления внутр., теоретич. деятельности и деятельности чувственной, мысли и практич. действия.

Существ. вклад в учение о М. внесли также работы по изучению нейрофизиологич. механизмов мыслит. деятельности. Уже в трудах И. М. Сеченова было выдвинуто положение, что М. представляет собой результат рефлекторных мозговых процессов, осуществляющих сопоставление объектов друг с другом в к.-л. отношении, и что отвлеченные, внечувств. формы М. являются лишь дальнейшим развитием этого сопоставления – «продолженными» за пределы чувственности анализом и синтезом. Впервые систематич. экспериментальному изучению аналитико-синтетич. деятельность коры головного мозга была подвергнута в классич. работах И. П. Павлова и его школы. Особенно важное значение для понимания физиологич. основы высших познават. процессов имеют открытые Павловым механизмы ориентировочно-исследоват. деятельности, принцип системности мозговых процессов и, применительно к человеку, учение об особенностях второй (речевой) сигнальной системы в ее соотношении с первой сигнальной системой. Хотя в трудах Сеченова и Павлова в качестве одного из центральных удерживается понятие ассоциации, однако самый подход к этому понятию принципиально отличается от подхода, свойственного субъективно-эмпирич. психологии. Они рассматривают ассоциацию не в качестве объяснит. понятия, а как процесс, подлежащий науч. анализу и объяснению, как продукт активной приспособит. деятельности организма, его поведения в условиях сложной предметной среды.

Дальнейшие нейрофизиологич. исследования с широким применением электрофизиологич. методов, в частности электроэнцефалографич. исследования на человеке, обнаружили новые данные о механизмах тонкой мозговой регуляции сложной деятельности. Вместе с тем была особенно подчеркнута роль т.н. обратных связей, описанная уже Павловым в его учении о функции подкрепления и о кинестезиях. В совр. нейрофизиологии термином «обратная связь» обозначается механизм регуляции деятельности посредством сигнализации об эффектах, осуществленных рабочими органами текущих реакций, благодаря к-рой происходит их коррекция. Понятие обратной связи как основное для понимания механизма саморегулирования деятельности животных и человека впервые было введено сов. физиологами еще в 30-х гг. (П. К. Анохин, Н. А. Бернштейн). В наст. время это понятие является центральным как в нейрокибернетике, так и в технич. кибернетике. Разработка проблемы регулирования посредством обратных связей имеет важное значение с т. зр. развития науч. представлений о механизмах познавательной, в частности мыслительной, деятельности, поскольку она позволяет понять также и физиологич. необходимость активности субъекта в процессе познания, прямо или опосредствованно связывающей его с познаваемыми объектами. Новые нейрофизиологич. схемы, учитывающие механизмы обратных связей и компарации, включив психофизиологич. изучение мозга в разработку общей теории регулирования, открыли возможности моделирования высших, в т.ч. логич., операций посредством кибернетич. технич. устройств, что, помимо практич. значения, имеет также и значение одного из методов их исследования. Наконец, совр. науч. представления о М. учитывают достижения и таких дисциплин, как теория информации, математич. логика, теория игр, а также нек-рые разделы лингвистики. К числу важнейших общетеоретич. проблем М. относится прежде всего проблема соотношения внутр., мыслительной и внешней, практич. деятельности человека. В противоположность метафизич. идеалистич. теориям, исходящим из абс. противопоставления М. и практич. деятельности, марксизм подчеркивает изначальную связь между ними. «Производство идей, представлений, сознания первоначально непосредственно вплетено в материальную деятельность и материальное общение людей, в язык реальной жизни. Образование представлений, мышление, духовное общение людей являются здесь ещё непосредственным порождением материального отношения людей» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 3, с. 24). Труд посредством орудий ставит человека не непосредственно перед материальными объектами, а перед их взаимодействием, к-рое он сам создает, воспроизводит и контролирует: в этом процессе и происходит их познание человеком. Если при непосредств. взаимодействии субъекта и объекта последний открывает свои свойства лишь в границах, обусловленных составом и степенью тонкости ощущений субъекта, то в процессе взаимодействия, опосредствованного орудием, познание выходит за эти границы. Так, при механич. обработке предмета из одного материала предметом, сделанным из др. материала, мы подвергаем безошибочному испытанию их относит. твердость в пределах и с точностью, совершенно недоступных непосредственно-чувств. оценке, в данном случае – оценке при помощи органов кожно-мышечных ощущений. По зрительно воспринимаемой деформации одного из них мы умозаключаем о большей твердости другого. Идя по этому пути, мы можем, далее, построить шкалу твердости тел и выделить такие объективные единицы твердости, применение к-рых способно дать точное и независимое от постоянно колеблющихся порогов ощущений познание данного свойства. Для этого, однако, опыт практич. действий должен отражаться в такой форме, в к-рой их познават. результат может закрепляться, обобщаться и передаваться др. людям. Такой формой и является слово, языковый знак. Первоначально познание свойств, недоступных непосредственно-чувств. отражению, является непреднамеренным результатом действий, направленных на практич. цели. Лишь вслед за этим оно может отвечать спец. задаче, напр. оценить пригодность исходного материала или промежуточного продукта путем предварит. испытания, практич. «примеривания» его. Такого рода действия, подчиненные познават. цели, т.е. результатом к-рых являются добываемые посредством их знания, представляют собой уже настоящее М. в его внешней, практич. форме. Познават. результат таких действий, отражаемый в словесной форме, отличается от результатов непосредственно-чувств. отражения, генерали-зуемых в соответств. чувственных же образованиях – в т.н. генерических образах и представлениях. Он отличается от последних не только тем, что включает в себя свойства, связи и отношения, недоступные непосредственно-чувств. оценке, но и тем, что, передаваясь в процессе речевого общения др. людям, он входит в систему знаний, составляющих содержание сознания коллектива, общества. При этом формирующиеся у отд. людей представления, понятия, идеи подвергаются отбору и уточнению в соответствии с критерием уже не индивидуальной практики, неизбежно узко ограниченной и подверженной влиянию случайности, а неизмеримо более широкой и богатой обществ. практики. Языковая форма выражения и закрепления результатов первоначально внешне-предметной познават. деятельности создает условие, благодаря к-рому в дальнейшем отд. звенья этой деятельности могут выполняться уже только в речевом, словесном плане. Т.к. речевой процесс осуществляет при этом прежде всего познават. функцию, а не функцию общения, то его внешне-звуковая, произносит. сторона все более редуцируется; происходит переход от громкой речи к речи «про себя», «в уме» – к внутр. словесной мыслит. деятельности. Между исходными чувств. данными и практич. действием теперь включаются все более длинные цепи внутр. процессов мысленного сопоставления, анализа и т.д. В ходе дальнейшего развития эти внутр. познават. процессы постепенно приобретают относит. самостоятельность и способность отделяться от внешней, практич. деятельности. При этом разделение труда приводит к тому, что умств., духовная деятельность и практич., материальная деятельность могут выпадать на долю различных людей. В условиях развития частной собственности на средства произ-ва и дифференциации общества на антагонистич. общественные классы происходит отрыв умств. труда от труда физич., и внутр., мыслит. деятельность начинает все более противопоставляться внешней, материальной деятельности. Она кажется теперь вполне независимой от последней, имеющей принципиально другую природу и происхождение. Эти представления о мыслит. деятельности и закрепляются впоследствии идеологами в идеалистич. теориях М. Пропасть между внутр., теоретич. и внешней, практич. деятельностью, созданная отделением умств. труда от физического и монополизацией умств. труда господств, классами, не является вечной. С уничтожением частной собственности на средства произ-ва и антагонистич. классов она постепенно исчезает. В условиях коммунистич. общества, утверждающего практич. единение умств. и физич. труда, жизнь всесторонне развитых людей все более охватывает как теоретич., мыслит. деятельность, так и деятельность практическую. В этих условиях переход одной деятельности в другую происходит естественно и не нуждается, говоря словами Маркса, в сложных фокусах рефлексии. Конечно, единение умств. и физич. труда, мыслит. деятельности и деятельности практической отнюдь не означает устранения различий между ними. Утрачивая нек-рые черты, возникшие в результате их отрыва друг от друга, они сохраняют, однако, присущие им действит. особенности. Изучение особенностей мыслит., умств. деятельности и составляет задачу наук о М. Особенности внутр., теоретич. деятельности, деятельности отвлеченного М., определяются тем, что она протекает без прямого соприкосновения с внешней действительностью, с объектами материального мира, хотя и опирается обычно на те или иные чувств, представления, схемы и т.п. К тому же, если рассматривать теоретич. М. отд. людей, оно не нуждается даже в отправной предметно-чувств. основе, к-рая может быть представлена уже в ее отраженной, идеальной форме – в форме прежде накопл. знаний, понятий. Поэтому, в отличие от процессов познания, к-рые осуществляются непосредственно в практике – в пром-сти и эксперименте – и в силу этого жестко ограничены рамками возможности производить те или другие действия в наличных предметных условиях, теоретич., мыслит. деятельность обладает принципиально беспредельными возможностями проникновения в реальность, в сущность ее явлений.

С др. стороны, утрата внутр., теоретич. деятельностью прямого и непрерывного контакта с материальными объектами приводит к тому, что она может отрываться от действительности и создавать ложные, извращенные представления о ней. Именно это обстоятельство порождает проблему критерия истинности М., критерия адекватности его результатов объективной реальности.

Заслуга марксизма состоит в разработке учения о практике как о единств. критерии истинности наших знаний. Введение этого критерия обозначает необходимость проверки тех теоретич. результатов, к к-рым приходит М., в практич. деятельности и эксперименте. Конечно, такая проверка отнюдь не всегда может быть осуществлена прямо вслед за достигнутым теоретич. результатом и, тем более, непосредственно самим субъектом М. Под практикой и в этом случае следует разуметь не только и не столько практику индивидуального субъекта познания, сколько практику обществ., к тому же не только ближайшую практику, но и практику, иногда отдаленную от проверяемых теоретич. результатов десятками и даже сотнями лет. Все это делает необходимым, чтобы опыт практики учитывался уже в самом процессе М., причем эта необходимость выступает тем более, чем сложнее и «длиннее» становится путь, проходимый познанием в плане умств., внутр., теоретич. деятельности. То, что теоретич. М. не может обходиться без руководства некими предписаниями или правилами, к-рые служили бы для него ариадниной нитью, так или иначе сознавалось всеми теоретиками. «Без этого, – писал Лейбниц,– наш разум не смог бы проделать длинного пути, не сбившись с дороги» («Die Philosophischen Schriften», В., 1890, p. 22).

Исторически выработанная человечеством система такого рода правил («законов М.») и составляет содержание особой дисциплины – логики, развивавшейся под влиянием прогресса человеч. знаний, науки. Анализ природы логич. законов приводит ко второму аспекту проблемы теоретич. познания и практики, а именно к вопросу о том, как входит опыт практики в самый процесс М.

В противоположность идеалистич. взглядам на логич. законы как имманентные законы самого М., как на выражение законов абс. духа или как на законы «языка» науки, марксистский взгляд состоит в том, что логич. законы представляют собой обобщенное отражение тех объективных отношений действительности, к-рым подчиняется и к-рые воспроизводит практич. деятельность. «…Практическая деятельность человека миллиарды раз должна была приводить сознание человека к повторению разных логических фигур, д а б ы эти фигуры м о г л и получить значение а к с и о м» (Ленин В. И., Соч., т. 38, с. 181–82). Т.о., практич. деятельность, практика не только служит критерием, позволяющим проверить адекватность результатов теоретич. мысли и объективной реальности, но является также той предпосылкой, из к-рой вырастают правила и законы, к-рым подчиняется М. человека. Первоначально эти правила и законы, отражающие объективные отношения, открываются людьми, передаются последующим поколениям и усваиваются стихийно. Лишь в связи с усложнением и «удлинением» того пути, к-рый проходит процесс познания во внутреннем, только мысленном плане, возникает необходимость сознательно контролировать и регулировать этот процесс; иначе говоря, возникает задача сделать предметом познания само М. Этой задаче и служит наука о М. – логика. В качестве первого автора, систематизировавшего правила рассуждения, независимые от конкретного предмета познания, обычно называют Аристотеля. Система, изложенная Аристотелем, стала исходной для последующего развития классич. формальной логики. Изучение М., однако, не могло ограничиться только анализом, описанием и формулированием элементарных правил дискурсии; оно включило в себя также более широкие проблемы об отношении М. к объективной реальности и об общем методе познания (см. Диалектический материализм, Теория познания). Единство теоретико-познават. и логич. аспектов изучения М. нашло наиболее полное выражение в марксистской логике диалектической, к-рая представляет собой общее учение о развитии, самодвижении предмета познания и его отражении в М., в движении понятий. Диалектич. логика, играя важнейшую роль не только в формировании науч. мировоззрения, но и в развитии конкретных наук, вместе с тем отнюдь не устраняет необходимости в логике формальной. Напротив, огромное усложнение задач, стоящих перед совр. наукой и техникой, потребовало дальнейшего быстрого развития формальной логики, приведения логич. аппаратам, в соответствие с этими новыми задачами. Эта потребность и вызвала к жизни новые направления формальной логики. В наст. время во мн. областях науки применение нового логич. аппарата стало столь же обязательным, как и применение математич. аппарата, причем круг этих областей науки все более расширяется. Это объясняется тем, что совр. формальная логика позволяет осуществить теоретич. моделирование мыслит. операций и передачу их выполнения электронным цифровым машинам. Успехи совр. формальной логики, ее сближенность с математикой (исчисление высказываний, применение вероятностного подхода и т.д.) и приобретенная ею относит. самостоятельность не дают, однако, основания рассматривать ее вне более широких теоретико-познават. проблем и, тем более, противопоставлять ее диалектико-материатистич. теории познания, к-рая полностью сохраняет для нее свое значение филос. основы. В противоположность тенденции нек-рых зарубежных авторов свести мыслит. деятельность к совокупности логич. операций и таким образом «автономизировать» формальную логику, марксизм требует подходить к М. как к одной из форм человеч. деятельности, направленной на преобразование действительности. Этот подход полностью устраняет теоретич. обособление М. от жизни, к-рое выражается во взглядах на М. как на вполне автономный процесс, подчиненный лишь чисто формальным отношениям. Вместе с тем такой подход открывает пути анализа М. в системе деятельности человека в ее целом. Как показывают совр. психологич. и генетико-эпистемологич. исследования, внутр., мыслит. деятельность не только является дериватом внешней, практич. деятельности, но имеет принципиально то же строение, что и практич. деятельность. Как и деятельность практическая, внутр., мыслит. деятельность также отвечает тем или иным потребностям и побуждениям и, соответственно, испытывает на себе регулирующее действие эмоций. «…Без «человеческих эмоций» никогда не бывало, нет и быть не может человеческого и с к а н и я истины» (там же, т. 20, с. 237). Как и в практич. деятельности, в мыслит. деятельности могут быть выделены отд. действия, подчиненные конкретным сознат. целям. Они-то и составляют осн. «единицу» деятельности, не только внешней, практич., но и внутр., мыслительной. Наконец, как и практич. действие, всякое внутр., умств. действие осуществляется теми или иными способами, т.е. посредством определ. операций. В отличие от действия, содержание к-рого определяется субъективной целью, содержание операций, образующих его состав, определяется объективными условиями выполнения данного действия. Т.к. указанные структурные «единицы» деятельности относительно самостоятельны, а вместе с тем представляют собой элементы структуры, к-рая является общей и для внешней, практической и для умств., мыслит. деятельности, то они могут входить в одну и ту же, единую деятельность в обеих своих формах – и внешней, и внутр. Напр., в состав теоретич., мыслит. деятельности могут входить действия внешние, практич., а в эти внешние действия, в свою очередь, отд. внутр., умств. логич. или математич. операции. Такого рода «сплавы» процессов внешних и внутр., практич. и умств. наблюдаются постоянно и тем более отчетливо, чем более практич. деятельность интеллектуализируется, сближается с умств. и, с др. стороны, чем более умств. деятельность вооружается внешними технич. средствами. Т.о., мыслит. деятельность как полностью внутр. представляет собой лишь частный случай и поэтому отнюдь не может рассматриваться исключительно в этой ее форме. К еще более важным выводам приводит анализ тех генетич. и динамич. отношений, к-рые связывают между собой умств. действия и операции. Любые операции, безразлично – внешне-двигат. или внутр., умств., являются по своему происхождению трансформированными действиями. Это значит, что всякая операция первоначально формируется в виде сознательного, подчиненного ясно выделенной цели действия, осуществляющего нек-рое звено живой человеч. деятельности – практической, учебной, познавательной и т.д. Лишь полное освоение действия и включение его в состав более сложных целостных действий, в к-рых оно окончательно отрабатывается, теряет свои избыточные звенья и автоматизируется, превращает его в способ выполнения этих действий, т.е. в собственно операцию. В результате такой трансформации исходное действие утрачивает свою зависимость от тех побуждений и целей, с к-рыми было связано его рождение; оно утрачивает и первоначально присущую ему эмоциональную, личностную окраску. Непосредственно в самих операциях остаются фиксированными лишь связи и отношения, к-рые воспроизводят объективные связи и отношения, абстрагированные от конкретно-предметных условий выполнения действия и обобщения. Эти операции становятся полностью безличными, формализуются и могут быть описаны в виде соответств. алгоритмов, формул, аксиом и т.д. При этом они сами могут становиться предметом дальнейшего анализа и обобщения; кодифицируясь, они образуют относительно устойчивые системы знаний – логических, математических. Как и др. продукты человеч. деятельности, они отделяются от человека и т. о. получают свое объективное существование и развитие. Т.к. система мыслит. операций, осуществляющих умств. действия, полностью покрывает по своему объему их содержание, то может создаться представление, будто она целиком исчерпывает М., иначе говоря, будто формальная логика является единств, наукой о М. и ее законы суть единств, его законы. Это иллюзорное представление получает свое кажущееся подтверждение в факте существования «думающих» электронных машин. Совр. вычислит. машины действительно осуществляют сложнейшие мыслит. операции, намного превосходя по точности и быстроте возможности человеч. мозга. Однако машина может выполнять лишь такие процессы, к-рые полностью «технизировались» в самом М. человека: иначе их вообще невозможно было бы технически моделировать. Но именно потому, что умств. операции не добавляются к деятельности M., a образуют ее состав так же, как, напр., технологич. операции не добавляются к производств. деятельности, а образуют ее, и возникают взгляды, утверждающие принципиальную сводимость М. человека к «мышлению» машин. В действительности же М. в строгом и полном значении этого понятия у машин так же не существует, как не существует у них и труда. Подобно тому, как машина не является действит. субъектом труда, так она не может стать и субъектом М., познания. Из этих положений отнюдь, конечно, не вытекает, что возможности технич. моделирования М. ограничены некими абс. пределами. Пределы эти смещаются, все более и более расширяясь, что происходит в силу постоянно идущей трансформации развивающихся познават., мыслит. действий в мыслит., умственные операции. Т.о., то, что сегодня выступает в виде не формализуемого живого действия, завтра может стать операцией – способом решения новых творч. познават. задач, формализоваться и быть переданным машине. Развитие электронной вычислит, техники остро подчеркнуло еще одну сторону связи между внутр., идеальной мыслит. деятельностью и деятельностью внешней, материальной. Если с генетич. т. зр. эта связь находит свое выражение в процессах интериоризации первоначально внешней деятельности, то другая, не менее существ. сторона этой связи выражается в процессах, идущих в противоположном направлении, – в процессах экстериоризации, т.е. в переходах внутр. мыслит. действий и операций из свойственной им свернутой, сокращенной формы в развернутую, внешнюю форму. Такого рода обратное их преобразование, иногда полное, иногда неполное, происходит постоянно, напр. в случаях возникновения затруднений, создающих необходимость контролировать умств. действия посредством записей, схем, уравнений и т.п. Это является совершенно необходимым в целях их коммуникации др. людям, напр. в условиях обучения или сотрудничества. Вместе с тем переход умств. процессов в развернутую внешнюю форму делает единственно возможным их кристаллизацию в орудиях и машинах – этих «…созданных человеческой рукой органах человеческого мозга» (Maркс К., см. журн. «Большевик», No 11–12, 1939, с. 63). Если при создании простых машин этот процесс выступает в еще непрямом и поэтому неясном своем выражении, то при конструировании электронных вычислит. машин, к-рые выполняют операции самого М., он становится непосредственно видимым. Значение описанных взаимопереходов и взаимопревращений внешней, материальной, практич. деятельности и деятельности внутр., идеальной, мыслит. заслонялось тем их противопоставлением, к-рое возникло на основе отделения умств. труда от физического. В истории развития учения о познании это противопоставление выразилось в том, что внутр., теоретич. деятельность М. абстрагировалась от ее внутр. связи с внешней и практич. деятельностью, от того факта, что «…существеннейшей и ближайшей основой человеческого мышления является как раз изменение природы человеком, а не одна природа как таковая», и что «разум человека развивался соответственно тому, как человек научился изменять природу» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 545).

Л. Леонтьев. Москва.

Лит.: Спенсер Г., Основания психологии, пер. с англ., 2 изд., т. 1–2, СПБ–М., 1897–98; Ρибо Т., Эволюция общих идей, пер. с франц., СПБ, 1898; Бинэ Α., Механизм мышления, пер. с англ., О., 1894; Психология мышления,» СПБ, 1914; Πотебня Α. Α., Мысль и язык, Полн. собр. соч., т. 1, [О. ], 1926; Леви Брюль Л., Первобытное мышление, пер. с франц., М., 1930; Блонский П. П., Память и мышление, М.–Л., 1935; Гоббс Т., Левиафан, М., 1936; Сеченов И. М., Элементы мысли, Избр. произв., М., 1953; Анциферова Л. И., Исследования проблемы мышления в современной зарубежной психологии, «Вопр. психологии», 1956, No 3; Baллон Α., От действия к мысли, пер. с франц., М., 1956; Выготский Л. С., Мышление и речь, Избр. психологич. исследования, М., 1956; Мышление и язык. [Сб. ст. ] под ред. Д. П. Горского, М., 1957; Рубинштейн С. Л., О мышлении и путях его исследования, М., 1958; Шевырев П. Α., Обобщение ассоциаций, «Вопр. психологии», 1958, No 1; Гальперин П. Я., Развитие исследований по формированию умственных действий, в кн.: Психологическая наука в СССР, т. 1, М., 1959; Костюк Г. С., Вопросы психологии мышления, там же; Пономарев Я. Α., Психология творческого мышления, М., 1960; Процесс мышления и закономерности анализа, синтеза и обобщения. Сб. ст. под ред. С. Л. Рубинштейна, М., 1960; Зейгарник Б. В., Патология мышления, [М. ], 1962; Колмогоров А. Н., Жизнь и мышление с точки зрения кибернетики, М., 1962; Bain Α., The senses and the intellect, 3 ed., L., 1868; Marbe K., Experimentell – psychologische Untersuchungen über das Urteil, Lpz., 1901; Claparède E., L’association des idées, P., 1903; Watt H. J., Experimentelle Beiträge zu einer Theorie des Denkens, «Arch. ges. Psychol.», 1905, Bd 4, H. 3, S. 289–436; Messer Α., Experimentell – psychologische Untersuchungen über das Denken, там же, 1906, Bd 8, Η. 1, 2; Wundt W., Über Ausfrageexperimente und über die Methoden zur Psychologie des Denkens, «Psychol. Studien», 1907, Bd 3, H. 4; Τitсhener Е. В., Lectures on the experimental psychology of the thought-processes, N. Y., 1909; Вinet Α., La psychologie du raisonnement, 5 éd., P., 1911; Ach Ν., Über die Begriffsbildung, Bamberg, 1921; Ζelz Ο., Zur Psychologie des produktiven Denkens und des Irrtums, Bonn, 1922; Τhurnwald R., Psychologie des primitiven Menschen, в кн.: Handbuch der vergleichenden Psychologie, hrsg. von G. Kafka, Bd 1, Abt. 2, Münch., 1922; Piéron H., Le cerveau et la pensée, 2 éd., P., 1923; Коffka K., Bemerkungen zur Denk-Psychologie, «Psychol. Forschung», 1927, Bd 9, [H. 1, 2 ]; Spaier Α., La pensée concrète, P., 1927; Forschungen zur Völkerpsychologie und Soziologie, hrsg. von R. Thurnwald, Bd 1–10, Lpz., 1925–31; Bühler K., Denken, в кн.: Handwörterbuch der Naturwissenschaften, 2 Aufl., Bd 2, Jena, 1933; Hаrtley D. M., Observation on man, his frame, his duty and his expectations, 6 ed., L., 1934; Duncker K., Zur Psychologie des produktiven Denkens, В., 1935; Port eus S.D., Primitive intelligence and environment, N. Y., 1937; Rey Α., De la pensée primitive à la pensée actuelle, Encyclopédie française, t. 1, p. 1, P., 1937; Goldstein К. and Sсheerer M., Abstract and concrete behavior, Evanston (Ill.), 1941; Wallon H., Les origines de la pensée chez l’enfant, t. 1–2, P., 1945; Wertheimer M.. Productive thinking, N. Y.–L., [1945 ]; Bartlett F. C., Programme for experiments on thinking, «Quarterly J. Experimental Psychol.», 1950, v. 2, part 4; Humphrey G., Thinking; an introduction to its experimental psychology, L.–N. Y., [1951 ]; Piaget J., La psychologie de l’intelligence, 3 éd., P., 1952; Johnson D. M., The psychology of thought and judgment, N. Y., 1955; Вruner J. S. [a. о. ], A study of thinking, N. Y., [1956 ]; Geer J. P. van de, A psychological study of problem solving, [s. 1. ], 1957; Berlyne D. E. et Piaget J., Théorie du comportement et opérations, P., 1960; Johnson D. M., Psychology: a problem-solving approach, Ν. Υ., 1961;

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.

Инсайт, как гештальт.. Эмерджентность творческого мышления. | by Ekaterina Khramkova, PhD | Quālis.

Притча дает описание ментальной модели, в которой ключевым механизмом познания мира является выделение различных объектов с последующим обозначением их границ, — это разделяет, фрагментирует реальность, не позволяя увидеть явления во всей его полноте и целостности.

Такой подход к действительности, базирующийся на анализе уже существующей информации, который продемонстрировали слепые мудрецы, затрудняет возможность увидеть инсайт, — принципиально новое явление, в основе которого лежит синтез.

Именно гештальтпсихология обратила внимание на холистическую природу инсайта. Принцип целостности, провозглашенный этим направлением, задал новый вектор развития всей психологической мысли в 20 веке, включая основы для возникновения в дальнейшем как когнитивной психологии, так и теории систем, — это неоднократно отмечал сам Л. фон Берталанфи, первооснователь обобщённой системной концепции «Общая теория систем». (Для тех, кто занимается дизайн-мышлением, будет, думаю, особенно интересно узнать, что термин design thinking был введен Нобелевским лауреатом Гербертом Саймоном в 1960-х годах в результате его исследования природы сложных искусственных систем).

Для целей нашей статьи важно понимать, как формулировал суть гештальтпсихологии Макс Вертхаймер (нем. Max Wertheimer):

«…Существуют связи, при которых то, что происходит в целом, не выводится из элементов, существующих якобы в виде отдельных кусков, связанных потом вместе, а, напротив, то, что проявляется в отдель­ной части этого целого, определяется внутренним струк­турным законом этого целого. Гештальттеория есть это, не больше и не меньше».

Wertheimer M. Die Abhandlungen zur Gestalttheorie. — “Philosophische Akademie”, 1925, S. 7.

Теперь, зная предысторию, становится понятным, почему одним из первых в 20 веке, кто стал изучать феномен творческого мышления, стал именно Макс Вертхаймер — выдающийся психолог, исследователь в области психологии зрительного восприятия. В своей книге “Продуктивное мышление”, первое издание которой вышло в 1943 году, Вертгеймер писал:

Открытие означает не просто достижение неизвестного ранее результата, ответ на какой-то вопрос, но, скорее, новое и более глубокое понимание ситуации…»

Productive Thinking

Инсайт — это результат нового видения ситуации, ключевой характеристикой которой становится эмерджентность: невыводимость из суммы составляющих ситуацию частей.

По большому счету, подход к творческому поиску, как к когнитивной работе по преобразованию имеющейся ситуации или, говоря словами Вертгеймера, “проблемному полю”, не изменился и сегодня.

Философско-методологическая характеристика целостного подхода, заложенного Вертгеймером, практически в тех же самых выражениях повто­ряется в наши дни”, считал д.ф.н., профессор В. Н. Садовский — известный советско-российский специалист по философии и методологии науки.

Введение в мышление | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Индекс


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

Персонификация мысли (греч. Ενοια ) в Библиотеке Цельса в Эфесе, Турция

Мысль или мышление — это умственный процесс, который позволяет существам моделировать мир и таким образом эффективно справляться с ним в соответствии со своими целями планы, цели и желания.Слова, относящиеся к аналогичным концепциям и процессам, включают познание, разум, сознание, идею и воображение.

Мышление включает глубоко мозговые манипуляции с информацией, например, когда мы формируем концепции, участвуем в решении проблем, рассуждаем и принимаем решения. Мышление — высшая когнитивная функция, а анализ мыслительных процессов — часть когнитивной психологии.

Слово происходит от древнеанглийского þoht или geþoht , от корня encan «мыслить в уме, рассматривать». [1]

В просторечии слово думать охватывает многочисленные и разнообразные психологические действия. Часто это относится просто к акту осознания чего-либо, особенно если эта вещь находится за пределами непосредственного окружения («Это заставило меня подумать о моей бабушке»). Иногда это синоним слова «склонен верить», особенно с менее чем полной уверенностью («Я думаю, что пойдет дождь, но я не уверен»). В других случаях это означает степень внимательности («Я сделал это, не задумываясь»).Многие другие умственные действия, многие из которых могут переходить друг в друга, могут быть охвачены этим словом, например, интерпретация, оценка, воображение, планирование и запоминание.

В обычном использовании «мысль» часто приписывается животным, машинам, другим нечеловеческим объектам и явлениям. Точный смысл такого использования также варьируется. Приписывание мысли или мыслительных процессов нечеловеческим объектам и явлениям (особенно компьютерам) можно рассматривать как антропоморфизм, хотя такая категоризация оспаривалась такими учеными-компьютерщиками, как Алан Тьюринг (см. «Вычислительные машины и интеллект»).Что касается животных, то, насколько разные животные думают, зависит от точного определения данного слова, поэтому его можно понимать буквально или считать антропоморфным.

О самом содержании мыслей написано немного. Казалось бы, мы не мыслим полными предложениями. Мы мыслим фрагментами, идеи воплощены в словах. Мы не думаем «Я отправил посылку сестре сегодня утром», мы думаем «отправил посылку сестре утром». Если мы читаем книгу, наши мысли включают в себя сюжетную линию и наши размышления о сюжетной линии.Но наши мысли могут содержать только одну идею за раз, поэтому, если сюжет — «герой бежит за убийцей», а наше отражение — «он был глуп, чтобы доверять злодею», наша мысль будет чем-то вроде «герой, глупое доверие, бежит за злодеем-убийцей». «. [ необходима ссылка ]

Наши мысли могут включать изображения.

Базовая механика человеческого разума — отсутствие сопоставления с образцом или, точнее, распознавания. В «момент размышления» новые ситуации и новый опыт сравниваются с воспоминаниями и выносятся суждения.Чтобы делать такие суждения, интеллект поддерживает текущий опыт и сортирует соответствующий прошлый опыт. Он делает это, сохраняя при этом настоящий и прошлый опыт отдельными и отдельными. Интеллект может смешивать, сопоставлять, сливать, отсеивать и сортировать концепции, восприятия и опыт. Этот процесс называется рассуждением. Логика — это наука о рассуждении. Осознание этого процесса рассуждения — это доступное сознание (см. Философа Неда Блока).

Основная статья: Феноменология_ (философия)
Основная статья: Философия разума
Что больше всего наводит на размышления в это время, заставляющее задуматься, так это то, что мы все еще не думаем. [2] — Мартин Хайдеггер
Файл: ThinkingMan Rodin.jpg

Мыслитель, скульптура в музее Родена в Париже

Феноменологическое движение в философии радикально изменило наше понимание мышления. Феноменологический анализ Мартином Хайдеггером экзистенциальной структуры человека в «Бытии и времени» проливает новый свет на проблему мышления, нарушая традиционные когнитивные или рациональные интерпретации человека, влияющие на то, как мы понимаем мысль.Представление о фундаментальной роли некогнитивного понимания в передаче возможного тематического сознания послужило основой для дискуссий, связанных с искусственным интеллектом в 1970-х и 1980-х годах. [3]

Феноменология, однако, не единственный подход к мышлению в современной западной философии. Философия разума — это ветвь современной аналитической философии, которая изучает природу разума, психические события, психические функции, психические свойства, сознание и их связь с физическим телом, особенно с мозгом.Проблема разума и тела, то есть отношения разума к телу, обычно рассматривается как центральный вопрос в философии разума, хотя есть и другие вопросы, касающиеся природы разума, которые не связаны с его отношением к физическому телу. [4]

Проблема разума и тела [править | править источник]

Основная статья: Дихотомия разума и тела

Проблема разума и тела касается объяснения взаимосвязи, существующей между разумом, или психическими процессами, и телесными состояниями или процессами. [4] Основная цель философов, работающих в этой области, состоит в том, чтобы определить природу ума и психических состояний / процессов, а также то, как — или даже если — умы влияет и может влиять на тело.

Человеческий опыт восприятия зависит от стимулов, которые поступают в различные органы чувств из внешнего мира, и эти стимулы вызывают изменения в психическом состоянии человека, в конечном итоге вызывая ощущение, которое может быть приятным или неприятным. Например, чье-то желание кусочка пиццы будет иметь тенденцию заставлять этого человека двигать своим телом определенным образом и в определенном направлении, чтобы получить то, что он или она хочет.Тогда возникает вопрос, как сознательные переживания могут возникать из куска серого вещества, наделенного только электрохимическими свойствами. Связанная с этим проблема состоит в том, чтобы объяснить, как чьи-то пропозициональные установки (например, убеждения и желания) могут заставить нейроны этого человека активироваться, а его мышцы — сокращаться точно правильным образом. Они включают в себя некоторые загадки, с которыми сталкивались эпистемологи и философы разума, по крайней мере, со времен Рене Декарта. [5]

Функционализм против воплощения [править | править источник]

Вышеупомянутое отражает классическое функциональное описание того, как мы работаем как когнитивные системы мышления. Однако, очевидно, неразрешимая проблема разума и тела, как говорят, преодолевается и обходится подходом воплощенного познания, уходящим корнями в работы Хайдеггера, Пиаже, Выготского, Мерло-Понти и прагматика Джона Дьюи. [6] [7]

Этот подход утверждает, что классический подход разделения разума и анализа его процессов ошибочен: вместо этого мы должны увидеть, что разум, действия воплощенного агента и среда, которую он воспринимает и предвидения — все части одного целого, определяющие друг друга.Поэтому только функциональный анализ разума всегда оставляет нас с неразрешимой проблемой разума и тела. [8]

Основная статья: Нейроны

Нейрон (также известный как нейрон или нервная клетка) — это возбудимая клетка нервной системы, которая обрабатывает и передает информацию с помощью электрохимических сигналов. Нейроны являются основными компонентами головного мозга, спинного мозга позвоночных, брюшного нервного канатика беспозвоночных и периферических нервов.Существует ряд специализированных типов нейронов: сенсорные нейроны реагируют на прикосновение, звук, свет и множество других стимулов, влияющих на клетки сенсорных органов, которые затем посылают сигналы в спинной и головной мозг. Моторные нейроны получают сигналы от головного и спинного мозга и вызывают сокращения мышц и влияют на железы. Интернейроны соединяют нейроны с другими нейронами головного и спинного мозга. Нейроны реагируют на стимулы и сообщают о наличии стимулов центральной нервной системе, которая обрабатывает эту информацию и посылает ответы другим частям тела для принятия мер.Нейроны не проходят митоз и обычно не могут быть заменены после разрушения, [ сомнительно — см. Страницу обсуждения ] , хотя наблюдались превращения астроцитов в нейроны, поскольку они иногда бывают плюрипотентными.

Основная статья: Когнитивная психология

Психологи сосредоточились на мышлении как на интеллектуальном напряжении, направленном на поиск ответа на вопрос или решение практической проблемы. Когнитивная психология — это раздел психологии, изучающий внутренние психические процессы, такие как решение проблем, память и язык.Школа мысли, возникшая на основе этого подхода, известна как когнитивизм, который интересуется тем, как люди мысленно представляют обработку информации. Его основы лежали в гештальтпсихологии Макса Вертхаймера, Вольфганга Келера и Курта Коффки, [9] и в работе Жана Пиаже, который представил теорию стадий / фаз, описывающих когнитивное развитие детей.

Когнитивные психологи используют психофизические и экспериментальные подходы для понимания, диагностики и решения проблем, связанных с психическими процессами, которые являются посредниками между стимулом и реакцией.Они изучают различные аспекты мышления, включая психологию рассуждений, и то, как люди принимают решения и делают выбор, решают проблемы, а также участвуют в творческих открытиях и творческом мышлении. Когнитивная теория утверждает, что решения проблем принимают форму алгоритмов — правил, которые не обязательно понятны, но обещают решение, или эвристики — правил, которые понятны, но не всегда гарантируют решения. Когнитивная наука отличается от когнитивной психологии тем, что алгоритмы, предназначенные для моделирования человеческого поведения, реализованы или реализованы на компьютере.В других случаях решения могут быть найдены через понимание, внезапное осознание отношений.

В области психологии развития Жан Пиаже был пионером в изучении развития мышления от рождения до зрелости. В его теории когнитивного развития мысль основана на действиях в окружающей среде. То есть Пиаже предполагает, что окружающая среда понимается через ассимиляцию объектов в доступных схемах действия, и они приспосабливаются к объектам в той степени, в которой доступные схемы не отвечают требованиям.В результате этого взаимодействия между ассимиляцией и аккомодацией мышление развивается через последовательность стадий, качественно отличающихся друг от друга способом представления и сложностью вывода и понимания. То есть мышление эволюционирует от восприятия и действий на сенсомоторной стадии в первые два года жизни к внутренним представлениям в раннем детстве. Впоследствии представления постепенно организуются в логические структуры, которые сначала оперируют конкретными свойствами реальности на стадии конкретных операций, а затем оперируют абстрактными принципами, которые организуют конкретные свойства, на стадии формальных операций. [10] В последние годы концепция мышления Пиаже была интегрирована с концепциями обработки информации. Таким образом, мысль рассматривается как результат механизмов, отвечающих за представление и обработку информации. Согласно этой концепции, скорость обработки, когнитивный контроль и рабочая память являются основными функциями, лежащими в основе мышления. В неопиажеских теориях когнитивного развития считается, что развитие мысли происходит за счет увеличения скорости обработки, улучшения когнитивного контроля и увеличения рабочей памяти. [11]

«Ид», «эго» и «супер-эго» — три части «психического аппарата», определенные в структурной модели психики Зигмунда Фрейда; они представляют собой три теоретических конструкта, в терминах активности и взаимодействия которых описывается психическая жизнь. Согласно этой модели несогласованные инстинктивные тенденции являются «ид»; организованная реалистическая часть психики — это «эго», а критическая и морализирующая функция — «супер-эго». [12]

Бессознательное на протяжении всей эволюции его психоаналитической теории рассматривалось Фрейдом как разумная сила воли, находящаяся под влиянием человеческого желания, но действующая значительно ниже перцептивного сознательного разума.Для Фрейда бессознательное — кладезь инстинктивных желаний, потребностей и психических побуждений. Хотя прошлые мысли и воспоминания могут быть скрыты от непосредственного сознания, они направляют мысли и чувства человека из области бессознательного. [13]

Для психоанализа бессознательное включает не все, что не является сознательным, а только то, что активно вытесняется из сознательного мышления или то, что человек не хочет знать сознательно. В некотором смысле эта точка зрения ставит «я» во взаимосвязь со своим бессознательным как противника, борющегося с самим собой, чтобы скрыть то, что бессознательное.Если человек чувствует боль, все, о чем он может думать, — это облегчить боль. Любое из его желаний, избавиться от боли или получить удовольствие, приказывает разуму, что делать. Для Фрейда бессознательное было хранилищем социально неприемлемых идей, желаний или желаний, травмирующих воспоминаний и болезненных эмоций, вытесненных из разума механизмом психологического подавления. Однако содержание не обязательно должно быть исключительно негативным. С психоаналитической точки зрения бессознательное — это сила, которую можно распознать только по своим воздействиям — она ​​выражается в симптоме. [14]

Файл: Thought bubble.svg

Это «мысленный пузырь». Это иллюстрация, изображающая мысль.

Файл: Ничто не мешает.jpg

Граффити на стене: «Думать самому» стало менее благоприятным ».

Основная статья: Социальная психология

Социальная психология — это исследование того, как взаимодействуют люди и группы. Ученые в этой междисциплинарной области, как правило, либо психологи, либо социологи, хотя все социальные психологи используют как личность, так и группу в качестве единиц анализа. [15]

Несмотря на схожесть, психологические и социологические исследователи имеют тенденцию различаться по своим целям, подходам, методам и терминологии. Они также предпочитают отдельные академические журналы и профессиональные общества. Наибольший период сотрудничества социологов и психологов пришелся на годы сразу после Второй мировой войны. [16] Хотя в последние годы наблюдается усиление изоляции и специализации, между этими двумя дисциплинами сохраняется некоторая степень совпадения и влияния. [17]

Коллективное бессознательное, иногда известное как коллективное подсознание, — это термин аналитической психологии, введенный Карлом Юнгом. Это часть бессознательного, разделяемая обществом, людьми или всем человечеством, во взаимосвязанной системе, которая является продуктом всех общих опытов и содержит такие концепции, как наука, религия и мораль. В то время как Фрейд не проводил различия между «индивидуальной психологией» и «коллективной психологией», Юнг отличал коллективное бессознательное от личного подсознания, присущего каждому человеку.Коллективное бессознательное также известно как «резервуар опыта нашего вида». [18]

В главе «Определения» основополагающей работы Юнга Психологические типы , под определением «коллективных» Юнг ссылается на репрезентаций коллективов , термин, введенный Люсьеном Леви-Брюлем в его книге 1910 года Как Туземцы думают . Юнг говорит, что это то, что он описывает как коллективное бессознательное. С другой стороны, Фрейд не принимал идею коллективного бессознательного.

Мышление может быть смоделировано полем (подобно математическому представлению электромагнитного поля, но с каждой точкой поля как точкой сознания).В рамках данной области формируются шаблоны и выносятся суждения. Некоторые философы (панпсихисты / панэкспериентисты — см. Викибук о сознании) полагают, что все поле сознательно само по себе, поле сознания. Они говорят, что сознание порождает мышление, а другие мозговые процессы не создают сознание. Другие ученые (например, Бернард Баарс) думают об этом как о рабочем пространстве. Некоторые философы (например, Томас Нагель) сказали, что не имеют представления о том, как мы осознаем свое мышление.

Можно сказать, что мысль — это все, что возникает в дуалистическом уме. Дуалистический ум — это ум, в котором тот, из которого возникает мысль, считает себя отдельным от других форм. Мысль может быть идеей, изображением, звуком, запахом, прикосновением или даже эмоциональным чувством, исходящим из мозга.

Мыслитель Родина, Музей Сакипа Сабанджи, Стамбул.

  1. Использование моделей, символов, диаграмм и изображений.
  2. Использование абстракции для упрощения мышления.
  3. Использование метасинтаксических переменных для упрощения процесса именования.
  4. Использование итерации и рекурсии для схождения в концепции.
  5. Ограничение внимания для помощи в концентрации и сосредоточении на концепции. Использование тишины и покоя для концентрации внимания.
  6. Постановка цели и ее пересмотр. Просто позволяя концепции просачиваться в подсознание и ожидая, пока концепция снова всплывет на поверхность.
  7. Общение с единомышленниками. Прибегать к общению с другими, если это разрешено.
  8. Движение назад от ворот.
  9. Желание учиться.

Подводные камни [править | править источник]

  1. Причуды.
  2. Самообман: неспособность противостоять актуальным проблемам (препятствиям).
  1. Харпер, Дуглас Этимология мысли. Интернет-словарь этимологии . URL-адрес, доступ к которому осуществлен 22 мая 2009 г.
  2. ↑ Мартин Хайдеггер, Что называется мышлением?
  3. ↑ Дрейфус, Хуберт.Дрейфус, Стюарт. Разум важнее машины . Макмиллан, 1987 г.
  4. 4,0 4,1 Ким Дж. (1995). Хондерих, Тед Проблемы философии разума. Oxford Companion to Philosophy , Oxford: Oxford University Press.
  5. ↑ Companion to Metaphysics, Jaegwon Kim, Gary S. Rosenkrantz, Ernest Sosa, Contributor Jaegwon Kim, Edition: 2, Опубликовано Wiley-Blackwell, 2009, ISBN 1-4051-5298-2, ISBN 978-1-4051- 5298-3
  6. ↑ Варела, Франсиско Дж., Томпсон, Эван Т. и Рош, Элеонора. (1992). Воплощенный разум: когнитивная наука и человеческий опыт. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. ISBN 0-262-72021-3
  7. ↑ Cowart, Monica 2004 Воплощенное познание Интернет-энциклопедия философии, ISSN 2161-0002, [1], получено 27 февраля 2012 г.
  8. ↑ Ди Паоло, Эсекьель Мелкое и глубокое воплощение Университет Сассекса, 29.10.2009 12:43 Продолжительность: 1:11:38 https://cast.switch.ch/vod/clips/74nrkbwys (Видео, получено 27 февраля 2012 г. [2]
  9. ↑ Гештальт-теория, Макс Вертхаймер, опубликовано Hayes Barton Press, 1944, ISBN 1-59377-695-0, ISBN 978-1-59377-695-4
  10. ↑ Пиаже, Ж.(1951). Психология интеллекта . Лондон: Рутледж и Кеган Пол
  11. Деметриу, А. (1998). Познавательное развитие. В A. Demetriou, W. Doise, K. F. M. van Lieshout (Eds.), Психология развития на протяжении всей жизни (стр. 179-269). Лондон: Wiley .
  12. Сноуден, Рут (2006). Научитесь самому себе, Фрейд , иллюстрировано, McGraw-Hill.
  13. ↑ Герасков Эмиль Асенов Внутреннее противоречие и бессознательные источники деятельности.The Journal of Psychology 1 ноября 1994 г. Получено из [3] 17 апреля 2007 г.
  14. ↑ Кембриджский компаньон Фрейда, Джером Ной, опубликованный издательством Cambridge University Press, 1991, стр. 29, ISBN 0-521-37779-X, 9780521377799
  15. Социальная психология , Дэвид Г. Майерс, МакГроу Хилл, 1993. ISBN 0-07-044292-4.
  16. ↑ Сьюэлл, W.H. (1989). Некоторые размышления о золотом веке междисциплинарной социальной психологии. Годовой обзор социологии , Vol. 15.
  17. Психология социального , Уве Флик, Cambridge University Press, 1998. ISBN 0-521-58851-0.
  18. ↑ Дженсен, Питер С., Мразек, Дэвид, Кнапп, Пенелопа К., Стейнберг, Лоуренс, Пфеффер, Синтия, Шовальтер, Джон и Шапиро, Теодор. (Декабрь 1997 г.) Эволюция и революция в детской психиатрии: СДВГ как расстройство адаптации. (синдром дефицита внимания с гиперактивностью). Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 36. с. 1672. (10). 14 июля 2007 г.
  • Андерсон, Дж. Р. (1990) «Адаптивный характер мысли». Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум

Введение в мышление | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Индекс


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

Персонификация мысли (греч. Ενοια ) в Библиотеке Цельса в Эфесе, Турция

Мысль или мышление — это умственный процесс, который позволяет существам моделировать мир и таким образом эффективно справляться с ним в соответствии со своими целями планы, цели и желания.Слова, относящиеся к аналогичным концепциям и процессам, включают познание, разум, сознание, идею и воображение.

Мышление включает глубоко мозговые манипуляции с информацией, например, когда мы формируем концепции, участвуем в решении проблем, рассуждаем и принимаем решения. Мышление — высшая когнитивная функция, а анализ мыслительных процессов — часть когнитивной психологии.

Слово происходит от древнеанглийского þoht или geþoht , от корня encan «мыслить в уме, рассматривать». [1]

В просторечии слово думать охватывает многочисленные и разнообразные психологические действия. Часто это относится просто к акту осознания чего-либо, особенно если эта вещь находится за пределами непосредственного окружения («Это заставило меня подумать о моей бабушке»). Иногда это синоним слова «склонен верить», особенно с менее чем полной уверенностью («Я думаю, что пойдет дождь, но я не уверен»). В других случаях это означает степень внимательности («Я сделал это, не задумываясь»).Многие другие умственные действия, многие из которых могут переходить друг в друга, могут быть охвачены этим словом, например, интерпретация, оценка, воображение, планирование и запоминание.

В обычном использовании «мысль» часто приписывается животным, машинам, другим нечеловеческим объектам и явлениям. Точный смысл такого использования также варьируется. Приписывание мысли или мыслительных процессов нечеловеческим объектам и явлениям (особенно компьютерам) можно рассматривать как антропоморфизм, хотя такая категоризация оспаривалась такими учеными-компьютерщиками, как Алан Тьюринг (см. «Вычислительные машины и интеллект»).Что касается животных, то, насколько разные животные думают, зависит от точного определения данного слова, поэтому его можно понимать буквально или считать антропоморфным.

О самом содержании мыслей написано немного. Казалось бы, мы не мыслим полными предложениями. Мы мыслим фрагментами, идеи воплощены в словах. Мы не думаем «Я отправил посылку сестре сегодня утром», мы думаем «отправил посылку сестре утром». Если мы читаем книгу, наши мысли включают в себя сюжетную линию и наши размышления о сюжетной линии.Но наши мысли могут содержать только одну идею за раз, поэтому, если сюжет — «герой бежит за убийцей», а наше отражение — «он был глуп, чтобы доверять злодею», наша мысль будет чем-то вроде «герой, глупое доверие, бежит за злодеем-убийцей». «. [ необходима ссылка ]

Наши мысли могут включать изображения.

Базовая механика человеческого разума — отсутствие сопоставления с образцом или, точнее, распознавания. В «момент размышления» новые ситуации и новый опыт сравниваются с воспоминаниями и выносятся суждения.Чтобы делать такие суждения, интеллект поддерживает текущий опыт и сортирует соответствующий прошлый опыт. Он делает это, сохраняя при этом настоящий и прошлый опыт отдельными и отдельными. Интеллект может смешивать, сопоставлять, сливать, отсеивать и сортировать концепции, восприятия и опыт. Этот процесс называется рассуждением. Логика — это наука о рассуждении. Осознание этого процесса рассуждения — это доступное сознание (см. Философа Неда Блока).

Основная статья: Феноменология_ (философия)
Основная статья: Философия разума
Что больше всего наводит на размышления в это время, заставляющее задуматься, так это то, что мы все еще не думаем. [2] — Мартин Хайдеггер
Файл: ThinkingMan Rodin.jpg

Мыслитель, скульптура в музее Родена в Париже

Феноменологическое движение в философии радикально изменило наше понимание мышления. Феноменологический анализ Мартином Хайдеггером экзистенциальной структуры человека в «Бытии и времени» проливает новый свет на проблему мышления, нарушая традиционные когнитивные или рациональные интерпретации человека, влияющие на то, как мы понимаем мысль.Представление о фундаментальной роли некогнитивного понимания в передаче возможного тематического сознания послужило основой для дискуссий, связанных с искусственным интеллектом в 1970-х и 1980-х годах. [3]

Феноменология, однако, не единственный подход к мышлению в современной западной философии. Философия разума — это ветвь современной аналитической философии, которая изучает природу разума, психические события, психические функции, психические свойства, сознание и их связь с физическим телом, особенно с мозгом.Проблема разума и тела, то есть отношения разума к телу, обычно рассматривается как центральный вопрос в философии разума, хотя есть и другие вопросы, касающиеся природы разума, которые не связаны с его отношением к физическому телу. [4]

Проблема разума и тела [править | править источник]

Основная статья: Дихотомия разума и тела

Проблема разума и тела касается объяснения взаимосвязи, существующей между разумом, или психическими процессами, и телесными состояниями или процессами. [4] Основная цель философов, работающих в этой области, состоит в том, чтобы определить природу ума и психических состояний / процессов, а также то, как — или даже если — умы влияет и может влиять на тело.

Человеческий опыт восприятия зависит от стимулов, которые поступают в различные органы чувств из внешнего мира, и эти стимулы вызывают изменения в психическом состоянии человека, в конечном итоге вызывая ощущение, которое может быть приятным или неприятным. Например, чье-то желание кусочка пиццы будет иметь тенденцию заставлять этого человека двигать своим телом определенным образом и в определенном направлении, чтобы получить то, что он или она хочет.Тогда возникает вопрос, как сознательные переживания могут возникать из куска серого вещества, наделенного только электрохимическими свойствами. Связанная с этим проблема состоит в том, чтобы объяснить, как чьи-то пропозициональные установки (например, убеждения и желания) могут заставить нейроны этого человека активироваться, а его мышцы — сокращаться точно правильным образом. Они включают в себя некоторые загадки, с которыми сталкивались эпистемологи и философы разума, по крайней мере, со времен Рене Декарта. [5]

Функционализм против воплощения [править | править источник]

Вышеупомянутое отражает классическое функциональное описание того, как мы работаем как когнитивные системы мышления. Однако, очевидно, неразрешимая проблема разума и тела, как говорят, преодолевается и обходится подходом воплощенного познания, уходящим корнями в работы Хайдеггера, Пиаже, Выготского, Мерло-Понти и прагматика Джона Дьюи. [6] [7]

Этот подход утверждает, что классический подход разделения разума и анализа его процессов ошибочен: вместо этого мы должны увидеть, что разум, действия воплощенного агента и среда, которую он воспринимает и предвидения — все части одного целого, определяющие друг друга.Поэтому только функциональный анализ разума всегда оставляет нас с неразрешимой проблемой разума и тела. [8]

Основная статья: Нейроны

Нейрон (также известный как нейрон или нервная клетка) — это возбудимая клетка нервной системы, которая обрабатывает и передает информацию с помощью электрохимических сигналов. Нейроны являются основными компонентами головного мозга, спинного мозга позвоночных, брюшного нервного канатика беспозвоночных и периферических нервов.Существует ряд специализированных типов нейронов: сенсорные нейроны реагируют на прикосновение, звук, свет и множество других стимулов, влияющих на клетки сенсорных органов, которые затем посылают сигналы в спинной и головной мозг. Моторные нейроны получают сигналы от головного и спинного мозга и вызывают сокращения мышц и влияют на железы. Интернейроны соединяют нейроны с другими нейронами головного и спинного мозга. Нейроны реагируют на стимулы и сообщают о наличии стимулов центральной нервной системе, которая обрабатывает эту информацию и посылает ответы другим частям тела для принятия мер.Нейроны не проходят митоз и обычно не могут быть заменены после разрушения, [ сомнительно — см. Страницу обсуждения ] , хотя наблюдались превращения астроцитов в нейроны, поскольку они иногда бывают плюрипотентными.

Основная статья: Когнитивная психология

Психологи сосредоточились на мышлении как на интеллектуальном напряжении, направленном на поиск ответа на вопрос или решение практической проблемы. Когнитивная психология — это раздел психологии, изучающий внутренние психические процессы, такие как решение проблем, память и язык.Школа мысли, возникшая на основе этого подхода, известна как когнитивизм, который интересуется тем, как люди мысленно представляют обработку информации. Его основы лежали в гештальтпсихологии Макса Вертхаймера, Вольфганга Келера и Курта Коффки, [9] и в работе Жана Пиаже, который представил теорию стадий / фаз, описывающих когнитивное развитие детей.

Когнитивные психологи используют психофизические и экспериментальные подходы для понимания, диагностики и решения проблем, связанных с психическими процессами, которые являются посредниками между стимулом и реакцией.Они изучают различные аспекты мышления, включая психологию рассуждений, и то, как люди принимают решения и делают выбор, решают проблемы, а также участвуют в творческих открытиях и творческом мышлении. Когнитивная теория утверждает, что решения проблем принимают форму алгоритмов — правил, которые не обязательно понятны, но обещают решение, или эвристики — правил, которые понятны, но не всегда гарантируют решения. Когнитивная наука отличается от когнитивной психологии тем, что алгоритмы, предназначенные для моделирования человеческого поведения, реализованы или реализованы на компьютере.В других случаях решения могут быть найдены через понимание, внезапное осознание отношений.

В области психологии развития Жан Пиаже был пионером в изучении развития мышления от рождения до зрелости. В его теории когнитивного развития мысль основана на действиях в окружающей среде. То есть Пиаже предполагает, что окружающая среда понимается через ассимиляцию объектов в доступных схемах действия, и они приспосабливаются к объектам в той степени, в которой доступные схемы не отвечают требованиям.В результате этого взаимодействия между ассимиляцией и аккомодацией мышление развивается через последовательность стадий, качественно отличающихся друг от друга способом представления и сложностью вывода и понимания. То есть мышление эволюционирует от восприятия и действий на сенсомоторной стадии в первые два года жизни к внутренним представлениям в раннем детстве. Впоследствии представления постепенно организуются в логические структуры, которые сначала оперируют конкретными свойствами реальности на стадии конкретных операций, а затем оперируют абстрактными принципами, которые организуют конкретные свойства, на стадии формальных операций. [10] В последние годы концепция мышления Пиаже была интегрирована с концепциями обработки информации. Таким образом, мысль рассматривается как результат механизмов, отвечающих за представление и обработку информации. Согласно этой концепции, скорость обработки, когнитивный контроль и рабочая память являются основными функциями, лежащими в основе мышления. В неопиажеских теориях когнитивного развития считается, что развитие мысли происходит за счет увеличения скорости обработки, улучшения когнитивного контроля и увеличения рабочей памяти. [11]

«Ид», «эго» и «супер-эго» — три части «психического аппарата», определенные в структурной модели психики Зигмунда Фрейда; они представляют собой три теоретических конструкта, в терминах активности и взаимодействия которых описывается психическая жизнь. Согласно этой модели несогласованные инстинктивные тенденции являются «ид»; организованная реалистическая часть психики — это «эго», а критическая и морализирующая функция — «супер-эго». [12]

Бессознательное на протяжении всей эволюции его психоаналитической теории рассматривалось Фрейдом как разумная сила воли, находящаяся под влиянием человеческого желания, но действующая значительно ниже перцептивного сознательного разума.Для Фрейда бессознательное — кладезь инстинктивных желаний, потребностей и психических побуждений. Хотя прошлые мысли и воспоминания могут быть скрыты от непосредственного сознания, они направляют мысли и чувства человека из области бессознательного. [13]

Для психоанализа бессознательное включает не все, что не является сознательным, а только то, что активно вытесняется из сознательного мышления или то, что человек не хочет знать сознательно. В некотором смысле эта точка зрения ставит «я» во взаимосвязь со своим бессознательным как противника, борющегося с самим собой, чтобы скрыть то, что бессознательное.Если человек чувствует боль, все, о чем он может думать, — это облегчить боль. Любое из его желаний, избавиться от боли или получить удовольствие, приказывает разуму, что делать. Для Фрейда бессознательное было хранилищем социально неприемлемых идей, желаний или желаний, травмирующих воспоминаний и болезненных эмоций, вытесненных из разума механизмом психологического подавления. Однако содержание не обязательно должно быть исключительно негативным. С психоаналитической точки зрения бессознательное — это сила, которую можно распознать только по своим воздействиям — она ​​выражается в симптоме. [14]

Файл: Thought bubble.svg

Это «мысленный пузырь». Это иллюстрация, изображающая мысль.

Файл: Ничто не мешает.jpg

Граффити на стене: «Думать самому» стало менее благоприятным ».

Основная статья: Социальная психология

Социальная психология — это исследование того, как взаимодействуют люди и группы. Ученые в этой междисциплинарной области, как правило, либо психологи, либо социологи, хотя все социальные психологи используют как личность, так и группу в качестве единиц анализа. [15]

Несмотря на схожесть, психологические и социологические исследователи имеют тенденцию различаться по своим целям, подходам, методам и терминологии. Они также предпочитают отдельные академические журналы и профессиональные общества. Наибольший период сотрудничества социологов и психологов пришелся на годы сразу после Второй мировой войны. [16] Хотя в последние годы наблюдается усиление изоляции и специализации, между этими двумя дисциплинами сохраняется некоторая степень совпадения и влияния. [17]

Коллективное бессознательное, иногда известное как коллективное подсознание, — это термин аналитической психологии, введенный Карлом Юнгом. Это часть бессознательного, разделяемая обществом, людьми или всем человечеством, во взаимосвязанной системе, которая является продуктом всех общих опытов и содержит такие концепции, как наука, религия и мораль. В то время как Фрейд не проводил различия между «индивидуальной психологией» и «коллективной психологией», Юнг отличал коллективное бессознательное от личного подсознания, присущего каждому человеку.Коллективное бессознательное также известно как «резервуар опыта нашего вида». [18]

В главе «Определения» основополагающей работы Юнга Психологические типы , под определением «коллективных» Юнг ссылается на репрезентаций коллективов , термин, введенный Люсьеном Леви-Брюлем в его книге 1910 года Как Туземцы думают . Юнг говорит, что это то, что он описывает как коллективное бессознательное. С другой стороны, Фрейд не принимал идею коллективного бессознательного.

Мышление может быть смоделировано полем (подобно математическому представлению электромагнитного поля, но с каждой точкой поля как точкой сознания).В рамках данной области формируются шаблоны и выносятся суждения. Некоторые философы (панпсихисты / панэкспериентисты — см. Викибук о сознании) полагают, что все поле сознательно само по себе, поле сознания. Они говорят, что сознание порождает мышление, а другие мозговые процессы не создают сознание. Другие ученые (например, Бернард Баарс) думают об этом как о рабочем пространстве. Некоторые философы (например, Томас Нагель) сказали, что не имеют представления о том, как мы осознаем свое мышление.

Можно сказать, что мысль — это все, что возникает в дуалистическом уме. Дуалистический ум — это ум, в котором тот, из которого возникает мысль, считает себя отдельным от других форм. Мысль может быть идеей, изображением, звуком, запахом, прикосновением или даже эмоциональным чувством, исходящим из мозга.

Мыслитель Родина, Музей Сакипа Сабанджи, Стамбул.

  1. Использование моделей, символов, диаграмм и изображений.
  2. Использование абстракции для упрощения мышления.
  3. Использование метасинтаксических переменных для упрощения процесса именования.
  4. Использование итерации и рекурсии для схождения в концепции.
  5. Ограничение внимания для помощи в концентрации и сосредоточении на концепции. Использование тишины и покоя для концентрации внимания.
  6. Постановка цели и ее пересмотр. Просто позволяя концепции просачиваться в подсознание и ожидая, пока концепция снова всплывет на поверхность.
  7. Общение с единомышленниками. Прибегать к общению с другими, если это разрешено.
  8. Движение назад от ворот.
  9. Желание учиться.

Подводные камни [править | править источник]

  1. Причуды.
  2. Самообман: неспособность противостоять актуальным проблемам (препятствиям).
  1. Харпер, Дуглас Этимология мысли. Интернет-словарь этимологии . URL-адрес, доступ к которому осуществлен 22 мая 2009 г.
  2. ↑ Мартин Хайдеггер, Что называется мышлением?
  3. ↑ Дрейфус, Хуберт.Дрейфус, Стюарт. Разум важнее машины . Макмиллан, 1987 г.
  4. 4,0 4,1 Ким Дж. (1995). Хондерих, Тед Проблемы философии разума. Oxford Companion to Philosophy , Oxford: Oxford University Press.
  5. ↑ Companion to Metaphysics, Jaegwon Kim, Gary S. Rosenkrantz, Ernest Sosa, Contributor Jaegwon Kim, Edition: 2, Опубликовано Wiley-Blackwell, 2009, ISBN 1-4051-5298-2, ISBN 978-1-4051- 5298-3
  6. ↑ Варела, Франсиско Дж., Томпсон, Эван Т. и Рош, Элеонора. (1992). Воплощенный разум: когнитивная наука и человеческий опыт. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. ISBN 0-262-72021-3
  7. ↑ Cowart, Monica 2004 Воплощенное познание Интернет-энциклопедия философии, ISSN 2161-0002, [1], получено 27 февраля 2012 г.
  8. ↑ Ди Паоло, Эсекьель Мелкое и глубокое воплощение Университет Сассекса, 29.10.2009 12:43 Продолжительность: 1:11:38 https://cast.switch.ch/vod/clips/74nrkbwys (Видео, получено 27 февраля 2012 г. [2]
  9. ↑ Гештальт-теория, Макс Вертхаймер, опубликовано Hayes Barton Press, 1944, ISBN 1-59377-695-0, ISBN 978-1-59377-695-4
  10. ↑ Пиаже, Ж.(1951). Психология интеллекта . Лондон: Рутледж и Кеган Пол
  11. Деметриу, А. (1998). Познавательное развитие. В A. Demetriou, W. Doise, K. F. M. van Lieshout (Eds.), Психология развития на протяжении всей жизни (стр. 179-269). Лондон: Wiley .
  12. Сноуден, Рут (2006). Научитесь самому себе, Фрейд , иллюстрировано, McGraw-Hill.
  13. ↑ Герасков Эмиль Асенов Внутреннее противоречие и бессознательные источники деятельности.The Journal of Psychology 1 ноября 1994 г. Получено из [3] 17 апреля 2007 г.
  14. ↑ Кембриджский компаньон Фрейда, Джером Ной, опубликованный издательством Cambridge University Press, 1991, стр. 29, ISBN 0-521-37779-X, 9780521377799
  15. Социальная психология , Дэвид Г. Майерс, МакГроу Хилл, 1993. ISBN 0-07-044292-4.
  16. ↑ Сьюэлл, W.H. (1989). Некоторые размышления о золотом веке междисциплинарной социальной психологии. Годовой обзор социологии , Vol. 15.
  17. Психология социального , Уве Флик, Cambridge University Press, 1998. ISBN 0-521-58851-0.
  18. ↑ Дженсен, Питер С., Мразек, Дэвид, Кнапп, Пенелопа К., Стейнберг, Лоуренс, Пфеффер, Синтия, Шовальтер, Джон и Шапиро, Теодор. (Декабрь 1997 г.) Эволюция и революция в детской психиатрии: СДВГ как расстройство адаптации. (синдром дефицита внимания с гиперактивностью). Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 36. с. 1672. (10). 14 июля 2007 г.
  • Андерсон, Дж. Р. (1990) «Адаптивный характер мысли». Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум

Введение в мышление | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Индекс


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

Персонификация мысли (греч. Ενοια ) в Библиотеке Цельса в Эфесе, Турция

Мысль или мышление — это умственный процесс, который позволяет существам моделировать мир и таким образом эффективно справляться с ним в соответствии со своими целями планы, цели и желания.Слова, относящиеся к аналогичным концепциям и процессам, включают познание, разум, сознание, идею и воображение.

Мышление включает глубоко мозговые манипуляции с информацией, например, когда мы формируем концепции, участвуем в решении проблем, рассуждаем и принимаем решения. Мышление — высшая когнитивная функция, а анализ мыслительных процессов — часть когнитивной психологии.

Слово происходит от древнеанглийского þoht или geþoht , от корня encan «мыслить в уме, рассматривать». [1]

В просторечии слово думать охватывает многочисленные и разнообразные психологические действия. Часто это относится просто к акту осознания чего-либо, особенно если эта вещь находится за пределами непосредственного окружения («Это заставило меня подумать о моей бабушке»). Иногда это синоним слова «склонен верить», особенно с менее чем полной уверенностью («Я думаю, что пойдет дождь, но я не уверен»). В других случаях это означает степень внимательности («Я сделал это, не задумываясь»).Многие другие умственные действия, многие из которых могут переходить друг в друга, могут быть охвачены этим словом, например, интерпретация, оценка, воображение, планирование и запоминание.

В обычном использовании «мысль» часто приписывается животным, машинам, другим нечеловеческим объектам и явлениям. Точный смысл такого использования также варьируется. Приписывание мысли или мыслительных процессов нечеловеческим объектам и явлениям (особенно компьютерам) можно рассматривать как антропоморфизм, хотя такая категоризация оспаривалась такими учеными-компьютерщиками, как Алан Тьюринг (см. «Вычислительные машины и интеллект»).Что касается животных, то, насколько разные животные думают, зависит от точного определения данного слова, поэтому его можно понимать буквально или считать антропоморфным.

О самом содержании мыслей написано немного. Казалось бы, мы не мыслим полными предложениями. Мы мыслим фрагментами, идеи воплощены в словах. Мы не думаем «Я отправил посылку сестре сегодня утром», мы думаем «отправил посылку сестре утром». Если мы читаем книгу, наши мысли включают в себя сюжетную линию и наши размышления о сюжетной линии.Но наши мысли могут содержать только одну идею за раз, поэтому, если сюжет — «герой бежит за убийцей», а наше отражение — «он был глуп, чтобы доверять злодею», наша мысль будет чем-то вроде «герой, глупое доверие, бежит за злодеем-убийцей». «. [ необходима ссылка ]

Наши мысли могут включать изображения.

Базовая механика человеческого разума — отсутствие сопоставления с образцом или, точнее, распознавания. В «момент размышления» новые ситуации и новый опыт сравниваются с воспоминаниями и выносятся суждения.Чтобы делать такие суждения, интеллект поддерживает текущий опыт и сортирует соответствующий прошлый опыт. Он делает это, сохраняя при этом настоящий и прошлый опыт отдельными и отдельными. Интеллект может смешивать, сопоставлять, сливать, отсеивать и сортировать концепции, восприятия и опыт. Этот процесс называется рассуждением. Логика — это наука о рассуждении. Осознание этого процесса рассуждения — это доступное сознание (см. Философа Неда Блока).

Основная статья: Феноменология_ (философия)
Основная статья: Философия разума
Что больше всего наводит на размышления в это время, заставляющее задуматься, так это то, что мы все еще не думаем. [2] — Мартин Хайдеггер
Файл: ThinkingMan Rodin.jpg

Мыслитель, скульптура в музее Родена в Париже

Феноменологическое движение в философии радикально изменило наше понимание мышления. Феноменологический анализ Мартином Хайдеггером экзистенциальной структуры человека в «Бытии и времени» проливает новый свет на проблему мышления, нарушая традиционные когнитивные или рациональные интерпретации человека, влияющие на то, как мы понимаем мысль.Представление о фундаментальной роли некогнитивного понимания в передаче возможного тематического сознания послужило основой для дискуссий, связанных с искусственным интеллектом в 1970-х и 1980-х годах. [3]

Феноменология, однако, не единственный подход к мышлению в современной западной философии. Философия разума — это ветвь современной аналитической философии, которая изучает природу разума, психические события, психические функции, психические свойства, сознание и их связь с физическим телом, особенно с мозгом.Проблема разума и тела, то есть отношения разума к телу, обычно рассматривается как центральный вопрос в философии разума, хотя есть и другие вопросы, касающиеся природы разума, которые не связаны с его отношением к физическому телу. [4]

Проблема разума и тела [править | править источник]

Основная статья: Дихотомия разума и тела

Проблема разума и тела касается объяснения взаимосвязи, существующей между разумом, или психическими процессами, и телесными состояниями или процессами. [4] Основная цель философов, работающих в этой области, состоит в том, чтобы определить природу ума и психических состояний / процессов, а также то, как — или даже если — умы влияет и может влиять на тело.

Человеческий опыт восприятия зависит от стимулов, которые поступают в различные органы чувств из внешнего мира, и эти стимулы вызывают изменения в психическом состоянии человека, в конечном итоге вызывая ощущение, которое может быть приятным или неприятным. Например, чье-то желание кусочка пиццы будет иметь тенденцию заставлять этого человека двигать своим телом определенным образом и в определенном направлении, чтобы получить то, что он или она хочет.Тогда возникает вопрос, как сознательные переживания могут возникать из куска серого вещества, наделенного только электрохимическими свойствами. Связанная с этим проблема состоит в том, чтобы объяснить, как чьи-то пропозициональные установки (например, убеждения и желания) могут заставить нейроны этого человека активироваться, а его мышцы — сокращаться точно правильным образом. Они включают в себя некоторые загадки, с которыми сталкивались эпистемологи и философы разума, по крайней мере, со времен Рене Декарта. [5]

Функционализм против воплощения [править | править источник]

Вышеупомянутое отражает классическое функциональное описание того, как мы работаем как когнитивные системы мышления. Однако, очевидно, неразрешимая проблема разума и тела, как говорят, преодолевается и обходится подходом воплощенного познания, уходящим корнями в работы Хайдеггера, Пиаже, Выготского, Мерло-Понти и прагматика Джона Дьюи. [6] [7]

Этот подход утверждает, что классический подход разделения разума и анализа его процессов ошибочен: вместо этого мы должны увидеть, что разум, действия воплощенного агента и среда, которую он воспринимает и предвидения — все части одного целого, определяющие друг друга.Поэтому только функциональный анализ разума всегда оставляет нас с неразрешимой проблемой разума и тела. [8]

Основная статья: Нейроны

Нейрон (также известный как нейрон или нервная клетка) — это возбудимая клетка нервной системы, которая обрабатывает и передает информацию с помощью электрохимических сигналов. Нейроны являются основными компонентами головного мозга, спинного мозга позвоночных, брюшного нервного канатика беспозвоночных и периферических нервов.Существует ряд специализированных типов нейронов: сенсорные нейроны реагируют на прикосновение, звук, свет и множество других стимулов, влияющих на клетки сенсорных органов, которые затем посылают сигналы в спинной и головной мозг. Моторные нейроны получают сигналы от головного и спинного мозга и вызывают сокращения мышц и влияют на железы. Интернейроны соединяют нейроны с другими нейронами головного и спинного мозга. Нейроны реагируют на стимулы и сообщают о наличии стимулов центральной нервной системе, которая обрабатывает эту информацию и посылает ответы другим частям тела для принятия мер.Нейроны не проходят митоз и обычно не могут быть заменены после разрушения, [ сомнительно — см. Страницу обсуждения ] , хотя наблюдались превращения астроцитов в нейроны, поскольку они иногда бывают плюрипотентными.

Основная статья: Когнитивная психология

Психологи сосредоточились на мышлении как на интеллектуальном напряжении, направленном на поиск ответа на вопрос или решение практической проблемы. Когнитивная психология — это раздел психологии, изучающий внутренние психические процессы, такие как решение проблем, память и язык.Школа мысли, возникшая на основе этого подхода, известна как когнитивизм, который интересуется тем, как люди мысленно представляют обработку информации. Его основы лежали в гештальтпсихологии Макса Вертхаймера, Вольфганга Келера и Курта Коффки, [9] и в работе Жана Пиаже, который представил теорию стадий / фаз, описывающих когнитивное развитие детей.

Когнитивные психологи используют психофизические и экспериментальные подходы для понимания, диагностики и решения проблем, связанных с психическими процессами, которые являются посредниками между стимулом и реакцией.Они изучают различные аспекты мышления, включая психологию рассуждений, и то, как люди принимают решения и делают выбор, решают проблемы, а также участвуют в творческих открытиях и творческом мышлении. Когнитивная теория утверждает, что решения проблем принимают форму алгоритмов — правил, которые не обязательно понятны, но обещают решение, или эвристики — правил, которые понятны, но не всегда гарантируют решения. Когнитивная наука отличается от когнитивной психологии тем, что алгоритмы, предназначенные для моделирования человеческого поведения, реализованы или реализованы на компьютере.В других случаях решения могут быть найдены через понимание, внезапное осознание отношений.

В области психологии развития Жан Пиаже был пионером в изучении развития мышления от рождения до зрелости. В его теории когнитивного развития мысль основана на действиях в окружающей среде. То есть Пиаже предполагает, что окружающая среда понимается через ассимиляцию объектов в доступных схемах действия, и они приспосабливаются к объектам в той степени, в которой доступные схемы не отвечают требованиям.В результате этого взаимодействия между ассимиляцией и аккомодацией мышление развивается через последовательность стадий, качественно отличающихся друг от друга способом представления и сложностью вывода и понимания. То есть мышление эволюционирует от восприятия и действий на сенсомоторной стадии в первые два года жизни к внутренним представлениям в раннем детстве. Впоследствии представления постепенно организуются в логические структуры, которые сначала оперируют конкретными свойствами реальности на стадии конкретных операций, а затем оперируют абстрактными принципами, которые организуют конкретные свойства, на стадии формальных операций. [10] В последние годы концепция мышления Пиаже была интегрирована с концепциями обработки информации. Таким образом, мысль рассматривается как результат механизмов, отвечающих за представление и обработку информации. Согласно этой концепции, скорость обработки, когнитивный контроль и рабочая память являются основными функциями, лежащими в основе мышления. В неопиажеских теориях когнитивного развития считается, что развитие мысли происходит за счет увеличения скорости обработки, улучшения когнитивного контроля и увеличения рабочей памяти. [11]

«Ид», «эго» и «супер-эго» — три части «психического аппарата», определенные в структурной модели психики Зигмунда Фрейда; они представляют собой три теоретических конструкта, в терминах активности и взаимодействия которых описывается психическая жизнь. Согласно этой модели несогласованные инстинктивные тенденции являются «ид»; организованная реалистическая часть психики — это «эго», а критическая и морализирующая функция — «супер-эго». [12]

Бессознательное на протяжении всей эволюции его психоаналитической теории рассматривалось Фрейдом как разумная сила воли, находящаяся под влиянием человеческого желания, но действующая значительно ниже перцептивного сознательного разума.Для Фрейда бессознательное — кладезь инстинктивных желаний, потребностей и психических побуждений. Хотя прошлые мысли и воспоминания могут быть скрыты от непосредственного сознания, они направляют мысли и чувства человека из области бессознательного. [13]

Для психоанализа бессознательное включает не все, что не является сознательным, а только то, что активно вытесняется из сознательного мышления или то, что человек не хочет знать сознательно. В некотором смысле эта точка зрения ставит «я» во взаимосвязь со своим бессознательным как противника, борющегося с самим собой, чтобы скрыть то, что бессознательное.Если человек чувствует боль, все, о чем он может думать, — это облегчить боль. Любое из его желаний, избавиться от боли или получить удовольствие, приказывает разуму, что делать. Для Фрейда бессознательное было хранилищем социально неприемлемых идей, желаний или желаний, травмирующих воспоминаний и болезненных эмоций, вытесненных из разума механизмом психологического подавления. Однако содержание не обязательно должно быть исключительно негативным. С психоаналитической точки зрения бессознательное — это сила, которую можно распознать только по своим воздействиям — она ​​выражается в симптоме. [14]

Файл: Thought bubble.svg

Это «мысленный пузырь». Это иллюстрация, изображающая мысль.

Файл: Ничто не мешает.jpg

Граффити на стене: «Думать самому» стало менее благоприятным ».

Основная статья: Социальная психология

Социальная психология — это исследование того, как взаимодействуют люди и группы. Ученые в этой междисциплинарной области, как правило, либо психологи, либо социологи, хотя все социальные психологи используют как личность, так и группу в качестве единиц анализа. [15]

Несмотря на схожесть, психологические и социологические исследователи имеют тенденцию различаться по своим целям, подходам, методам и терминологии. Они также предпочитают отдельные академические журналы и профессиональные общества. Наибольший период сотрудничества социологов и психологов пришелся на годы сразу после Второй мировой войны. [16] Хотя в последние годы наблюдается усиление изоляции и специализации, между этими двумя дисциплинами сохраняется некоторая степень совпадения и влияния. [17]

Коллективное бессознательное, иногда известное как коллективное подсознание, — это термин аналитической психологии, введенный Карлом Юнгом. Это часть бессознательного, разделяемая обществом, людьми или всем человечеством, во взаимосвязанной системе, которая является продуктом всех общих опытов и содержит такие концепции, как наука, религия и мораль. В то время как Фрейд не проводил различия между «индивидуальной психологией» и «коллективной психологией», Юнг отличал коллективное бессознательное от личного подсознания, присущего каждому человеку.Коллективное бессознательное также известно как «резервуар опыта нашего вида». [18]

В главе «Определения» основополагающей работы Юнга Психологические типы , под определением «коллективных» Юнг ссылается на репрезентаций коллективов , термин, введенный Люсьеном Леви-Брюлем в его книге 1910 года Как Туземцы думают . Юнг говорит, что это то, что он описывает как коллективное бессознательное. С другой стороны, Фрейд не принимал идею коллективного бессознательного.

Мышление может быть смоделировано полем (подобно математическому представлению электромагнитного поля, но с каждой точкой поля как точкой сознания).В рамках данной области формируются шаблоны и выносятся суждения. Некоторые философы (панпсихисты / панэкспериентисты — см. Викибук о сознании) полагают, что все поле сознательно само по себе, поле сознания. Они говорят, что сознание порождает мышление, а другие мозговые процессы не создают сознание. Другие ученые (например, Бернард Баарс) думают об этом как о рабочем пространстве. Некоторые философы (например, Томас Нагель) сказали, что не имеют представления о том, как мы осознаем свое мышление.

Можно сказать, что мысль — это все, что возникает в дуалистическом уме. Дуалистический ум — это ум, в котором тот, из которого возникает мысль, считает себя отдельным от других форм. Мысль может быть идеей, изображением, звуком, запахом, прикосновением или даже эмоциональным чувством, исходящим из мозга.

Мыслитель Родина, Музей Сакипа Сабанджи, Стамбул.

  1. Использование моделей, символов, диаграмм и изображений.
  2. Использование абстракции для упрощения мышления.
  3. Использование метасинтаксических переменных для упрощения процесса именования.
  4. Использование итерации и рекурсии для схождения в концепции.
  5. Ограничение внимания для помощи в концентрации и сосредоточении на концепции. Использование тишины и покоя для концентрации внимания.
  6. Постановка цели и ее пересмотр. Просто позволяя концепции просачиваться в подсознание и ожидая, пока концепция снова всплывет на поверхность.
  7. Общение с единомышленниками. Прибегать к общению с другими, если это разрешено.
  8. Движение назад от ворот.
  9. Желание учиться.

Подводные камни [править | править источник]

  1. Причуды.
  2. Самообман: неспособность противостоять актуальным проблемам (препятствиям).
  1. Харпер, Дуглас Этимология мысли. Интернет-словарь этимологии . URL-адрес, доступ к которому осуществлен 22 мая 2009 г.
  2. ↑ Мартин Хайдеггер, Что называется мышлением?
  3. ↑ Дрейфус, Хуберт.Дрейфус, Стюарт. Разум важнее машины . Макмиллан, 1987 г.
  4. 4,0 4,1 Ким Дж. (1995). Хондерих, Тед Проблемы философии разума. Oxford Companion to Philosophy , Oxford: Oxford University Press.
  5. ↑ Companion to Metaphysics, Jaegwon Kim, Gary S. Rosenkrantz, Ernest Sosa, Contributor Jaegwon Kim, Edition: 2, Опубликовано Wiley-Blackwell, 2009, ISBN 1-4051-5298-2, ISBN 978-1-4051- 5298-3
  6. ↑ Варела, Франсиско Дж., Томпсон, Эван Т. и Рош, Элеонора. (1992). Воплощенный разум: когнитивная наука и человеческий опыт. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. ISBN 0-262-72021-3
  7. ↑ Cowart, Monica 2004 Воплощенное познание Интернет-энциклопедия философии, ISSN 2161-0002, [1], получено 27 февраля 2012 г.
  8. ↑ Ди Паоло, Эсекьель Мелкое и глубокое воплощение Университет Сассекса, 29.10.2009 12:43 Продолжительность: 1:11:38 https://cast.switch.ch/vod/clips/74nrkbwys (Видео, получено 27 февраля 2012 г. [2]
  9. ↑ Гештальт-теория, Макс Вертхаймер, опубликовано Hayes Barton Press, 1944, ISBN 1-59377-695-0, ISBN 978-1-59377-695-4
  10. ↑ Пиаже, Ж.(1951). Психология интеллекта . Лондон: Рутледж и Кеган Пол
  11. Деметриу, А. (1998). Познавательное развитие. В A. Demetriou, W. Doise, K. F. M. van Lieshout (Eds.), Психология развития на протяжении всей жизни (стр. 179-269). Лондон: Wiley .
  12. Сноуден, Рут (2006). Научитесь самому себе, Фрейд , иллюстрировано, McGraw-Hill.
  13. ↑ Герасков Эмиль Асенов Внутреннее противоречие и бессознательные источники деятельности.The Journal of Psychology 1 ноября 1994 г. Получено из [3] 17 апреля 2007 г.
  14. ↑ Кембриджский компаньон Фрейда, Джером Ной, опубликованный издательством Cambridge University Press, 1991, стр. 29, ISBN 0-521-37779-X, 9780521377799
  15. Социальная психология , Дэвид Г. Майерс, МакГроу Хилл, 1993. ISBN 0-07-044292-4.
  16. ↑ Сьюэлл, W.H. (1989). Некоторые размышления о золотом веке междисциплинарной социальной психологии. Годовой обзор социологии , Vol. 15.
  17. Психология социального , Уве Флик, Cambridge University Press, 1998. ISBN 0-521-58851-0.
  18. ↑ Дженсен, Питер С., Мразек, Дэвид, Кнапп, Пенелопа К., Стейнберг, Лоуренс, Пфеффер, Синтия, Шовальтер, Джон и Шапиро, Теодор. (Декабрь 1997 г.) Эволюция и революция в детской психиатрии: СДВГ как расстройство адаптации. (синдром дефицита внимания с гиперактивностью). Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 36. с. 1672. (10). 14 июля 2007 г.
  • Андерсон, Дж. Р. (1990) «Адаптивный характер мысли». Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум

Введение в мышление | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Индекс


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

Персонификация мысли (греч. Ενοια ) в Библиотеке Цельса в Эфесе, Турция

Мысль или мышление — это умственный процесс, который позволяет существам моделировать мир и таким образом эффективно справляться с ним в соответствии со своими целями планы, цели и желания.Слова, относящиеся к аналогичным концепциям и процессам, включают познание, разум, сознание, идею и воображение.

Мышление включает глубоко мозговые манипуляции с информацией, например, когда мы формируем концепции, участвуем в решении проблем, рассуждаем и принимаем решения. Мышление — высшая когнитивная функция, а анализ мыслительных процессов — часть когнитивной психологии.

Слово происходит от древнеанглийского þoht или geþoht , от корня encan «мыслить в уме, рассматривать». [1]

В просторечии слово думать охватывает многочисленные и разнообразные психологические действия. Часто это относится просто к акту осознания чего-либо, особенно если эта вещь находится за пределами непосредственного окружения («Это заставило меня подумать о моей бабушке»). Иногда это синоним слова «склонен верить», особенно с менее чем полной уверенностью («Я думаю, что пойдет дождь, но я не уверен»). В других случаях это означает степень внимательности («Я сделал это, не задумываясь»).Многие другие умственные действия, многие из которых могут переходить друг в друга, могут быть охвачены этим словом, например, интерпретация, оценка, воображение, планирование и запоминание.

В обычном использовании «мысль» часто приписывается животным, машинам, другим нечеловеческим объектам и явлениям. Точный смысл такого использования также варьируется. Приписывание мысли или мыслительных процессов нечеловеческим объектам и явлениям (особенно компьютерам) можно рассматривать как антропоморфизм, хотя такая категоризация оспаривалась такими учеными-компьютерщиками, как Алан Тьюринг (см. «Вычислительные машины и интеллект»).Что касается животных, то, насколько разные животные думают, зависит от точного определения данного слова, поэтому его можно понимать буквально или считать антропоморфным.

О самом содержании мыслей написано немного. Казалось бы, мы не мыслим полными предложениями. Мы мыслим фрагментами, идеи воплощены в словах. Мы не думаем «Я отправил посылку сестре сегодня утром», мы думаем «отправил посылку сестре утром». Если мы читаем книгу, наши мысли включают в себя сюжетную линию и наши размышления о сюжетной линии.Но наши мысли могут содержать только одну идею за раз, поэтому, если сюжет — «герой бежит за убийцей», а наше отражение — «он был глуп, чтобы доверять злодею», наша мысль будет чем-то вроде «герой, глупое доверие, бежит за злодеем-убийцей». «. [ необходима ссылка ]

Наши мысли могут включать изображения.

Базовая механика человеческого разума — отсутствие сопоставления с образцом или, точнее, распознавания. В «момент размышления» новые ситуации и новый опыт сравниваются с воспоминаниями и выносятся суждения.Чтобы делать такие суждения, интеллект поддерживает текущий опыт и сортирует соответствующий прошлый опыт. Он делает это, сохраняя при этом настоящий и прошлый опыт отдельными и отдельными. Интеллект может смешивать, сопоставлять, сливать, отсеивать и сортировать концепции, восприятия и опыт. Этот процесс называется рассуждением. Логика — это наука о рассуждении. Осознание этого процесса рассуждения — это доступное сознание (см. Философа Неда Блока).

Основная статья: Феноменология_ (философия)
Основная статья: Философия разума
Что больше всего наводит на размышления в это время, заставляющее задуматься, так это то, что мы все еще не думаем. [2] — Мартин Хайдеггер
Файл: ThinkingMan Rodin.jpg

Мыслитель, скульптура в музее Родена в Париже

Феноменологическое движение в философии радикально изменило наше понимание мышления. Феноменологический анализ Мартином Хайдеггером экзистенциальной структуры человека в «Бытии и времени» проливает новый свет на проблему мышления, нарушая традиционные когнитивные или рациональные интерпретации человека, влияющие на то, как мы понимаем мысль.Представление о фундаментальной роли некогнитивного понимания в передаче возможного тематического сознания послужило основой для дискуссий, связанных с искусственным интеллектом в 1970-х и 1980-х годах. [3]

Феноменология, однако, не единственный подход к мышлению в современной западной философии. Философия разума — это ветвь современной аналитической философии, которая изучает природу разума, психические события, психические функции, психические свойства, сознание и их связь с физическим телом, особенно с мозгом.Проблема разума и тела, то есть отношения разума к телу, обычно рассматривается как центральный вопрос в философии разума, хотя есть и другие вопросы, касающиеся природы разума, которые не связаны с его отношением к физическому телу. [4]

Проблема разума и тела [править | править источник]

Основная статья: Дихотомия разума и тела

Проблема разума и тела касается объяснения взаимосвязи, существующей между разумом, или психическими процессами, и телесными состояниями или процессами. [4] Основная цель философов, работающих в этой области, состоит в том, чтобы определить природу ума и психических состояний / процессов, а также то, как — или даже если — умы влияет и может влиять на тело.

Человеческий опыт восприятия зависит от стимулов, которые поступают в различные органы чувств из внешнего мира, и эти стимулы вызывают изменения в психическом состоянии человека, в конечном итоге вызывая ощущение, которое может быть приятным или неприятным. Например, чье-то желание кусочка пиццы будет иметь тенденцию заставлять этого человека двигать своим телом определенным образом и в определенном направлении, чтобы получить то, что он или она хочет.Тогда возникает вопрос, как сознательные переживания могут возникать из куска серого вещества, наделенного только электрохимическими свойствами. Связанная с этим проблема состоит в том, чтобы объяснить, как чьи-то пропозициональные установки (например, убеждения и желания) могут заставить нейроны этого человека активироваться, а его мышцы — сокращаться точно правильным образом. Они включают в себя некоторые загадки, с которыми сталкивались эпистемологи и философы разума, по крайней мере, со времен Рене Декарта. [5]

Функционализм против воплощения [править | править источник]

Вышеупомянутое отражает классическое функциональное описание того, как мы работаем как когнитивные системы мышления. Однако, очевидно, неразрешимая проблема разума и тела, как говорят, преодолевается и обходится подходом воплощенного познания, уходящим корнями в работы Хайдеггера, Пиаже, Выготского, Мерло-Понти и прагматика Джона Дьюи. [6] [7]

Этот подход утверждает, что классический подход разделения разума и анализа его процессов ошибочен: вместо этого мы должны увидеть, что разум, действия воплощенного агента и среда, которую он воспринимает и предвидения — все части одного целого, определяющие друг друга.Поэтому только функциональный анализ разума всегда оставляет нас с неразрешимой проблемой разума и тела. [8]

Основная статья: Нейроны

Нейрон (также известный как нейрон или нервная клетка) — это возбудимая клетка нервной системы, которая обрабатывает и передает информацию с помощью электрохимических сигналов. Нейроны являются основными компонентами головного мозга, спинного мозга позвоночных, брюшного нервного канатика беспозвоночных и периферических нервов.Существует ряд специализированных типов нейронов: сенсорные нейроны реагируют на прикосновение, звук, свет и множество других стимулов, влияющих на клетки сенсорных органов, которые затем посылают сигналы в спинной и головной мозг. Моторные нейроны получают сигналы от головного и спинного мозга и вызывают сокращения мышц и влияют на железы. Интернейроны соединяют нейроны с другими нейронами головного и спинного мозга. Нейроны реагируют на стимулы и сообщают о наличии стимулов центральной нервной системе, которая обрабатывает эту информацию и посылает ответы другим частям тела для принятия мер.Нейроны не проходят митоз и обычно не могут быть заменены после разрушения, [ сомнительно — см. Страницу обсуждения ] , хотя наблюдались превращения астроцитов в нейроны, поскольку они иногда бывают плюрипотентными.

Основная статья: Когнитивная психология

Психологи сосредоточились на мышлении как на интеллектуальном напряжении, направленном на поиск ответа на вопрос или решение практической проблемы. Когнитивная психология — это раздел психологии, изучающий внутренние психические процессы, такие как решение проблем, память и язык.Школа мысли, возникшая на основе этого подхода, известна как когнитивизм, который интересуется тем, как люди мысленно представляют обработку информации. Его основы лежали в гештальтпсихологии Макса Вертхаймера, Вольфганга Келера и Курта Коффки, [9] и в работе Жана Пиаже, который представил теорию стадий / фаз, описывающих когнитивное развитие детей.

Когнитивные психологи используют психофизические и экспериментальные подходы для понимания, диагностики и решения проблем, связанных с психическими процессами, которые являются посредниками между стимулом и реакцией.Они изучают различные аспекты мышления, включая психологию рассуждений, и то, как люди принимают решения и делают выбор, решают проблемы, а также участвуют в творческих открытиях и творческом мышлении. Когнитивная теория утверждает, что решения проблем принимают форму алгоритмов — правил, которые не обязательно понятны, но обещают решение, или эвристики — правил, которые понятны, но не всегда гарантируют решения. Когнитивная наука отличается от когнитивной психологии тем, что алгоритмы, предназначенные для моделирования человеческого поведения, реализованы или реализованы на компьютере.В других случаях решения могут быть найдены через понимание, внезапное осознание отношений.

В области психологии развития Жан Пиаже был пионером в изучении развития мышления от рождения до зрелости. В его теории когнитивного развития мысль основана на действиях в окружающей среде. То есть Пиаже предполагает, что окружающая среда понимается через ассимиляцию объектов в доступных схемах действия, и они приспосабливаются к объектам в той степени, в которой доступные схемы не отвечают требованиям.В результате этого взаимодействия между ассимиляцией и аккомодацией мышление развивается через последовательность стадий, качественно отличающихся друг от друга способом представления и сложностью вывода и понимания. То есть мышление эволюционирует от восприятия и действий на сенсомоторной стадии в первые два года жизни к внутренним представлениям в раннем детстве. Впоследствии представления постепенно организуются в логические структуры, которые сначала оперируют конкретными свойствами реальности на стадии конкретных операций, а затем оперируют абстрактными принципами, которые организуют конкретные свойства, на стадии формальных операций. [10] В последние годы концепция мышления Пиаже была интегрирована с концепциями обработки информации. Таким образом, мысль рассматривается как результат механизмов, отвечающих за представление и обработку информации. Согласно этой концепции, скорость обработки, когнитивный контроль и рабочая память являются основными функциями, лежащими в основе мышления. В неопиажеских теориях когнитивного развития считается, что развитие мысли происходит за счет увеличения скорости обработки, улучшения когнитивного контроля и увеличения рабочей памяти. [11]

«Ид», «эго» и «супер-эго» — три части «психического аппарата», определенные в структурной модели психики Зигмунда Фрейда; они представляют собой три теоретических конструкта, в терминах активности и взаимодействия которых описывается психическая жизнь. Согласно этой модели несогласованные инстинктивные тенденции являются «ид»; организованная реалистическая часть психики — это «эго», а критическая и морализирующая функция — «супер-эго». [12]

Бессознательное на протяжении всей эволюции его психоаналитической теории рассматривалось Фрейдом как разумная сила воли, находящаяся под влиянием человеческого желания, но действующая значительно ниже перцептивного сознательного разума.Для Фрейда бессознательное — кладезь инстинктивных желаний, потребностей и психических побуждений. Хотя прошлые мысли и воспоминания могут быть скрыты от непосредственного сознания, они направляют мысли и чувства человека из области бессознательного. [13]

Для психоанализа бессознательное включает не все, что не является сознательным, а только то, что активно вытесняется из сознательного мышления или то, что человек не хочет знать сознательно. В некотором смысле эта точка зрения ставит «я» во взаимосвязь со своим бессознательным как противника, борющегося с самим собой, чтобы скрыть то, что бессознательное.Если человек чувствует боль, все, о чем он может думать, — это облегчить боль. Любое из его желаний, избавиться от боли или получить удовольствие, приказывает разуму, что делать. Для Фрейда бессознательное было хранилищем социально неприемлемых идей, желаний или желаний, травмирующих воспоминаний и болезненных эмоций, вытесненных из разума механизмом психологического подавления. Однако содержание не обязательно должно быть исключительно негативным. С психоаналитической точки зрения бессознательное — это сила, которую можно распознать только по своим воздействиям — она ​​выражается в симптоме. [14]

Файл: Thought bubble.svg

Это «мысленный пузырь». Это иллюстрация, изображающая мысль.

Файл: Ничто не мешает.jpg

Граффити на стене: «Думать самому» стало менее благоприятным ».

Основная статья: Социальная психология

Социальная психология — это исследование того, как взаимодействуют люди и группы. Ученые в этой междисциплинарной области, как правило, либо психологи, либо социологи, хотя все социальные психологи используют как личность, так и группу в качестве единиц анализа. [15]

Несмотря на схожесть, психологические и социологические исследователи имеют тенденцию различаться по своим целям, подходам, методам и терминологии. Они также предпочитают отдельные академические журналы и профессиональные общества. Наибольший период сотрудничества социологов и психологов пришелся на годы сразу после Второй мировой войны. [16] Хотя в последние годы наблюдается усиление изоляции и специализации, между этими двумя дисциплинами сохраняется некоторая степень совпадения и влияния. [17]

Коллективное бессознательное, иногда известное как коллективное подсознание, — это термин аналитической психологии, введенный Карлом Юнгом. Это часть бессознательного, разделяемая обществом, людьми или всем человечеством, во взаимосвязанной системе, которая является продуктом всех общих опытов и содержит такие концепции, как наука, религия и мораль. В то время как Фрейд не проводил различия между «индивидуальной психологией» и «коллективной психологией», Юнг отличал коллективное бессознательное от личного подсознания, присущего каждому человеку.Коллективное бессознательное также известно как «резервуар опыта нашего вида». [18]

В главе «Определения» основополагающей работы Юнга Психологические типы , под определением «коллективных» Юнг ссылается на репрезентаций коллективов , термин, введенный Люсьеном Леви-Брюлем в его книге 1910 года Как Туземцы думают . Юнг говорит, что это то, что он описывает как коллективное бессознательное. С другой стороны, Фрейд не принимал идею коллективного бессознательного.

Мышление может быть смоделировано полем (подобно математическому представлению электромагнитного поля, но с каждой точкой поля как точкой сознания).В рамках данной области формируются шаблоны и выносятся суждения. Некоторые философы (панпсихисты / панэкспериентисты — см. Викибук о сознании) полагают, что все поле сознательно само по себе, поле сознания. Они говорят, что сознание порождает мышление, а другие мозговые процессы не создают сознание. Другие ученые (например, Бернард Баарс) думают об этом как о рабочем пространстве. Некоторые философы (например, Томас Нагель) сказали, что не имеют представления о том, как мы осознаем свое мышление.

Можно сказать, что мысль — это все, что возникает в дуалистическом уме. Дуалистический ум — это ум, в котором тот, из которого возникает мысль, считает себя отдельным от других форм. Мысль может быть идеей, изображением, звуком, запахом, прикосновением или даже эмоциональным чувством, исходящим из мозга.

Мыслитель Родина, Музей Сакипа Сабанджи, Стамбул.

  1. Использование моделей, символов, диаграмм и изображений.
  2. Использование абстракции для упрощения мышления.
  3. Использование метасинтаксических переменных для упрощения процесса именования.
  4. Использование итерации и рекурсии для схождения в концепции.
  5. Ограничение внимания для помощи в концентрации и сосредоточении на концепции. Использование тишины и покоя для концентрации внимания.
  6. Постановка цели и ее пересмотр. Просто позволяя концепции просачиваться в подсознание и ожидая, пока концепция снова всплывет на поверхность.
  7. Общение с единомышленниками. Прибегать к общению с другими, если это разрешено.
  8. Движение назад от ворот.
  9. Желание учиться.

Подводные камни [править | править источник]

  1. Причуды.
  2. Самообман: неспособность противостоять актуальным проблемам (препятствиям).
  1. Харпер, Дуглас Этимология мысли. Интернет-словарь этимологии . URL-адрес, доступ к которому осуществлен 22 мая 2009 г.
  2. ↑ Мартин Хайдеггер, Что называется мышлением?
  3. ↑ Дрейфус, Хуберт.Дрейфус, Стюарт. Разум важнее машины . Макмиллан, 1987 г.
  4. 4,0 4,1 Ким Дж. (1995). Хондерих, Тед Проблемы философии разума. Oxford Companion to Philosophy , Oxford: Oxford University Press.
  5. ↑ Companion to Metaphysics, Jaegwon Kim, Gary S. Rosenkrantz, Ernest Sosa, Contributor Jaegwon Kim, Edition: 2, Опубликовано Wiley-Blackwell, 2009, ISBN 1-4051-5298-2, ISBN 978-1-4051- 5298-3
  6. ↑ Варела, Франсиско Дж., Томпсон, Эван Т. и Рош, Элеонора. (1992). Воплощенный разум: когнитивная наука и человеческий опыт. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. ISBN 0-262-72021-3
  7. ↑ Cowart, Monica 2004 Воплощенное познание Интернет-энциклопедия философии, ISSN 2161-0002, [1], получено 27 февраля 2012 г.
  8. ↑ Ди Паоло, Эсекьель Мелкое и глубокое воплощение Университет Сассекса, 29.10.2009 12:43 Продолжительность: 1:11:38 https://cast.switch.ch/vod/clips/74nrkbwys (Видео, получено 27 февраля 2012 г. [2]
  9. ↑ Гештальт-теория, Макс Вертхаймер, опубликовано Hayes Barton Press, 1944, ISBN 1-59377-695-0, ISBN 978-1-59377-695-4
  10. ↑ Пиаже, Ж.(1951). Психология интеллекта . Лондон: Рутледж и Кеган Пол
  11. Деметриу, А. (1998). Познавательное развитие. В A. Demetriou, W. Doise, K. F. M. van Lieshout (Eds.), Психология развития на протяжении всей жизни (стр. 179-269). Лондон: Wiley .
  12. Сноуден, Рут (2006). Научитесь самому себе, Фрейд , иллюстрировано, McGraw-Hill.
  13. ↑ Герасков Эмиль Асенов Внутреннее противоречие и бессознательные источники деятельности.The Journal of Psychology 1 ноября 1994 г. Получено из [3] 17 апреля 2007 г.
  14. ↑ Кембриджский компаньон Фрейда, Джером Ной, опубликованный издательством Cambridge University Press, 1991, стр. 29, ISBN 0-521-37779-X, 9780521377799
  15. Социальная психология , Дэвид Г. Майерс, МакГроу Хилл, 1993. ISBN 0-07-044292-4.
  16. ↑ Сьюэлл, W.H. (1989). Некоторые размышления о золотом веке междисциплинарной социальной психологии. Годовой обзор социологии , Vol. 15.
  17. Психология социального , Уве Флик, Cambridge University Press, 1998. ISBN 0-521-58851-0.
  18. ↑ Дженсен, Питер С., Мразек, Дэвид, Кнапп, Пенелопа К., Стейнберг, Лоуренс, Пфеффер, Синтия, Шовальтер, Джон и Шапиро, Теодор. (Декабрь 1997 г.) Эволюция и революция в детской психиатрии: СДВГ как расстройство адаптации. (синдром дефицита внимания с гиперактивностью). Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 36. с. 1672. (10). 14 июля 2007 г.
  • Андерсон, Дж. Р. (1990) «Адаптивный характер мысли». Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум

Введение в мышление | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Индекс


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

Персонификация мысли (греч. Ενοια ) в Библиотеке Цельса в Эфесе, Турция

Мысль или мышление — это умственный процесс, который позволяет существам моделировать мир и таким образом эффективно справляться с ним в соответствии со своими целями планы, цели и желания.Слова, относящиеся к аналогичным концепциям и процессам, включают познание, разум, сознание, идею и воображение.

Мышление включает глубоко мозговые манипуляции с информацией, например, когда мы формируем концепции, участвуем в решении проблем, рассуждаем и принимаем решения. Мышление — высшая когнитивная функция, а анализ мыслительных процессов — часть когнитивной психологии.

Слово происходит от древнеанглийского þoht или geþoht , от корня encan «мыслить в уме, рассматривать». [1]

В просторечии слово думать охватывает многочисленные и разнообразные психологические действия. Часто это относится просто к акту осознания чего-либо, особенно если эта вещь находится за пределами непосредственного окружения («Это заставило меня подумать о моей бабушке»). Иногда это синоним слова «склонен верить», особенно с менее чем полной уверенностью («Я думаю, что пойдет дождь, но я не уверен»). В других случаях это означает степень внимательности («Я сделал это, не задумываясь»).Многие другие умственные действия, многие из которых могут переходить друг в друга, могут быть охвачены этим словом, например, интерпретация, оценка, воображение, планирование и запоминание.

В обычном использовании «мысль» часто приписывается животным, машинам, другим нечеловеческим объектам и явлениям. Точный смысл такого использования также варьируется. Приписывание мысли или мыслительных процессов нечеловеческим объектам и явлениям (особенно компьютерам) можно рассматривать как антропоморфизм, хотя такая категоризация оспаривалась такими учеными-компьютерщиками, как Алан Тьюринг (см. «Вычислительные машины и интеллект»).Что касается животных, то, насколько разные животные думают, зависит от точного определения данного слова, поэтому его можно понимать буквально или считать антропоморфным.

О самом содержании мыслей написано немного. Казалось бы, мы не мыслим полными предложениями. Мы мыслим фрагментами, идеи воплощены в словах. Мы не думаем «Я отправил посылку сестре сегодня утром», мы думаем «отправил посылку сестре утром». Если мы читаем книгу, наши мысли включают в себя сюжетную линию и наши размышления о сюжетной линии.Но наши мысли могут содержать только одну идею за раз, поэтому, если сюжет — «герой бежит за убийцей», а наше отражение — «он был глуп, чтобы доверять злодею», наша мысль будет чем-то вроде «герой, глупое доверие, бежит за злодеем-убийцей». «. [ необходима ссылка ]

Наши мысли могут включать изображения.

Базовая механика человеческого разума — отсутствие сопоставления с образцом или, точнее, распознавания. В «момент размышления» новые ситуации и новый опыт сравниваются с воспоминаниями и выносятся суждения.Чтобы делать такие суждения, интеллект поддерживает текущий опыт и сортирует соответствующий прошлый опыт. Он делает это, сохраняя при этом настоящий и прошлый опыт отдельными и отдельными. Интеллект может смешивать, сопоставлять, сливать, отсеивать и сортировать концепции, восприятия и опыт. Этот процесс называется рассуждением. Логика — это наука о рассуждении. Осознание этого процесса рассуждения — это доступное сознание (см. Философа Неда Блока).

Основная статья: Феноменология_ (философия)
Основная статья: Философия разума
Что больше всего наводит на размышления в это время, заставляющее задуматься, так это то, что мы все еще не думаем. [2] — Мартин Хайдеггер
Файл: ThinkingMan Rodin.jpg

Мыслитель, скульптура в музее Родена в Париже

Феноменологическое движение в философии радикально изменило наше понимание мышления. Феноменологический анализ Мартином Хайдеггером экзистенциальной структуры человека в «Бытии и времени» проливает новый свет на проблему мышления, нарушая традиционные когнитивные или рациональные интерпретации человека, влияющие на то, как мы понимаем мысль.Представление о фундаментальной роли некогнитивного понимания в передаче возможного тематического сознания послужило основой для дискуссий, связанных с искусственным интеллектом в 1970-х и 1980-х годах. [3]

Феноменология, однако, не единственный подход к мышлению в современной западной философии. Философия разума — это ветвь современной аналитической философии, которая изучает природу разума, психические события, психические функции, психические свойства, сознание и их связь с физическим телом, особенно с мозгом.Проблема разума и тела, то есть отношения разума к телу, обычно рассматривается как центральный вопрос в философии разума, хотя есть и другие вопросы, касающиеся природы разума, которые не связаны с его отношением к физическому телу. [4]

Проблема разума и тела [править | править источник]

Основная статья: Дихотомия разума и тела

Проблема разума и тела касается объяснения взаимосвязи, существующей между разумом, или психическими процессами, и телесными состояниями или процессами. [4] Основная цель философов, работающих в этой области, состоит в том, чтобы определить природу ума и психических состояний / процессов, а также то, как — или даже если — умы влияет и может влиять на тело.

Человеческий опыт восприятия зависит от стимулов, которые поступают в различные органы чувств из внешнего мира, и эти стимулы вызывают изменения в психическом состоянии человека, в конечном итоге вызывая ощущение, которое может быть приятным или неприятным. Например, чье-то желание кусочка пиццы будет иметь тенденцию заставлять этого человека двигать своим телом определенным образом и в определенном направлении, чтобы получить то, что он или она хочет.Тогда возникает вопрос, как сознательные переживания могут возникать из куска серого вещества, наделенного только электрохимическими свойствами. Связанная с этим проблема состоит в том, чтобы объяснить, как чьи-то пропозициональные установки (например, убеждения и желания) могут заставить нейроны этого человека активироваться, а его мышцы — сокращаться точно правильным образом. Они включают в себя некоторые загадки, с которыми сталкивались эпистемологи и философы разума, по крайней мере, со времен Рене Декарта. [5]

Функционализм против воплощения [править | править источник]

Вышеупомянутое отражает классическое функциональное описание того, как мы работаем как когнитивные системы мышления. Однако, очевидно, неразрешимая проблема разума и тела, как говорят, преодолевается и обходится подходом воплощенного познания, уходящим корнями в работы Хайдеггера, Пиаже, Выготского, Мерло-Понти и прагматика Джона Дьюи. [6] [7]

Этот подход утверждает, что классический подход разделения разума и анализа его процессов ошибочен: вместо этого мы должны увидеть, что разум, действия воплощенного агента и среда, которую он воспринимает и предвидения — все части одного целого, определяющие друг друга.Поэтому только функциональный анализ разума всегда оставляет нас с неразрешимой проблемой разума и тела. [8]

Основная статья: Нейроны

Нейрон (также известный как нейрон или нервная клетка) — это возбудимая клетка нервной системы, которая обрабатывает и передает информацию с помощью электрохимических сигналов. Нейроны являются основными компонентами головного мозга, спинного мозга позвоночных, брюшного нервного канатика беспозвоночных и периферических нервов.Существует ряд специализированных типов нейронов: сенсорные нейроны реагируют на прикосновение, звук, свет и множество других стимулов, влияющих на клетки сенсорных органов, которые затем посылают сигналы в спинной и головной мозг. Моторные нейроны получают сигналы от головного и спинного мозга и вызывают сокращения мышц и влияют на железы. Интернейроны соединяют нейроны с другими нейронами головного и спинного мозга. Нейроны реагируют на стимулы и сообщают о наличии стимулов центральной нервной системе, которая обрабатывает эту информацию и посылает ответы другим частям тела для принятия мер.Нейроны не проходят митоз и обычно не могут быть заменены после разрушения, [ сомнительно — см. Страницу обсуждения ] , хотя наблюдались превращения астроцитов в нейроны, поскольку они иногда бывают плюрипотентными.

Основная статья: Когнитивная психология

Психологи сосредоточились на мышлении как на интеллектуальном напряжении, направленном на поиск ответа на вопрос или решение практической проблемы. Когнитивная психология — это раздел психологии, изучающий внутренние психические процессы, такие как решение проблем, память и язык.Школа мысли, возникшая на основе этого подхода, известна как когнитивизм, который интересуется тем, как люди мысленно представляют обработку информации. Его основы лежали в гештальтпсихологии Макса Вертхаймера, Вольфганга Келера и Курта Коффки, [9] и в работе Жана Пиаже, который представил теорию стадий / фаз, описывающих когнитивное развитие детей.

Когнитивные психологи используют психофизические и экспериментальные подходы для понимания, диагностики и решения проблем, связанных с психическими процессами, которые являются посредниками между стимулом и реакцией.Они изучают различные аспекты мышления, включая психологию рассуждений, и то, как люди принимают решения и делают выбор, решают проблемы, а также участвуют в творческих открытиях и творческом мышлении. Когнитивная теория утверждает, что решения проблем принимают форму алгоритмов — правил, которые не обязательно понятны, но обещают решение, или эвристики — правил, которые понятны, но не всегда гарантируют решения. Когнитивная наука отличается от когнитивной психологии тем, что алгоритмы, предназначенные для моделирования человеческого поведения, реализованы или реализованы на компьютере.В других случаях решения могут быть найдены через понимание, внезапное осознание отношений.

В области психологии развития Жан Пиаже был пионером в изучении развития мышления от рождения до зрелости. В его теории когнитивного развития мысль основана на действиях в окружающей среде. То есть Пиаже предполагает, что окружающая среда понимается через ассимиляцию объектов в доступных схемах действия, и они приспосабливаются к объектам в той степени, в которой доступные схемы не отвечают требованиям.В результате этого взаимодействия между ассимиляцией и аккомодацией мышление развивается через последовательность стадий, качественно отличающихся друг от друга способом представления и сложностью вывода и понимания. То есть мышление эволюционирует от восприятия и действий на сенсомоторной стадии в первые два года жизни к внутренним представлениям в раннем детстве. Впоследствии представления постепенно организуются в логические структуры, которые сначала оперируют конкретными свойствами реальности на стадии конкретных операций, а затем оперируют абстрактными принципами, которые организуют конкретные свойства, на стадии формальных операций. [10] В последние годы концепция мышления Пиаже была интегрирована с концепциями обработки информации. Таким образом, мысль рассматривается как результат механизмов, отвечающих за представление и обработку информации. Согласно этой концепции, скорость обработки, когнитивный контроль и рабочая память являются основными функциями, лежащими в основе мышления. В неопиажеских теориях когнитивного развития считается, что развитие мысли происходит за счет увеличения скорости обработки, улучшения когнитивного контроля и увеличения рабочей памяти. [11]

«Ид», «эго» и «супер-эго» — три части «психического аппарата», определенные в структурной модели психики Зигмунда Фрейда; они представляют собой три теоретических конструкта, в терминах активности и взаимодействия которых описывается психическая жизнь. Согласно этой модели несогласованные инстинктивные тенденции являются «ид»; организованная реалистическая часть психики — это «эго», а критическая и морализирующая функция — «супер-эго». [12]

Бессознательное на протяжении всей эволюции его психоаналитической теории рассматривалось Фрейдом как разумная сила воли, находящаяся под влиянием человеческого желания, но действующая значительно ниже перцептивного сознательного разума.Для Фрейда бессознательное — кладезь инстинктивных желаний, потребностей и психических побуждений. Хотя прошлые мысли и воспоминания могут быть скрыты от непосредственного сознания, они направляют мысли и чувства человека из области бессознательного. [13]

Для психоанализа бессознательное включает не все, что не является сознательным, а только то, что активно вытесняется из сознательного мышления или то, что человек не хочет знать сознательно. В некотором смысле эта точка зрения ставит «я» во взаимосвязь со своим бессознательным как противника, борющегося с самим собой, чтобы скрыть то, что бессознательное.Если человек чувствует боль, все, о чем он может думать, — это облегчить боль. Любое из его желаний, избавиться от боли или получить удовольствие, приказывает разуму, что делать. Для Фрейда бессознательное было хранилищем социально неприемлемых идей, желаний или желаний, травмирующих воспоминаний и болезненных эмоций, вытесненных из разума механизмом психологического подавления. Однако содержание не обязательно должно быть исключительно негативным. С психоаналитической точки зрения бессознательное — это сила, которую можно распознать только по своим воздействиям — она ​​выражается в симптоме. [14]

Файл: Thought bubble.svg

Это «мысленный пузырь». Это иллюстрация, изображающая мысль.

Файл: Ничто не мешает.jpg

Граффити на стене: «Думать самому» стало менее благоприятным ».

Основная статья: Социальная психология

Социальная психология — это исследование того, как взаимодействуют люди и группы. Ученые в этой междисциплинарной области, как правило, либо психологи, либо социологи, хотя все социальные психологи используют как личность, так и группу в качестве единиц анализа. [15]

Несмотря на схожесть, психологические и социологические исследователи имеют тенденцию различаться по своим целям, подходам, методам и терминологии. Они также предпочитают отдельные академические журналы и профессиональные общества. Наибольший период сотрудничества социологов и психологов пришелся на годы сразу после Второй мировой войны. [16] Хотя в последние годы наблюдается усиление изоляции и специализации, между этими двумя дисциплинами сохраняется некоторая степень совпадения и влияния. [17]

Коллективное бессознательное, иногда известное как коллективное подсознание, — это термин аналитической психологии, введенный Карлом Юнгом. Это часть бессознательного, разделяемая обществом, людьми или всем человечеством, во взаимосвязанной системе, которая является продуктом всех общих опытов и содержит такие концепции, как наука, религия и мораль. В то время как Фрейд не проводил различия между «индивидуальной психологией» и «коллективной психологией», Юнг отличал коллективное бессознательное от личного подсознания, присущего каждому человеку.Коллективное бессознательное также известно как «резервуар опыта нашего вида». [18]

В главе «Определения» основополагающей работы Юнга Психологические типы , под определением «коллективных» Юнг ссылается на репрезентаций коллективов , термин, введенный Люсьеном Леви-Брюлем в его книге 1910 года Как Туземцы думают . Юнг говорит, что это то, что он описывает как коллективное бессознательное. С другой стороны, Фрейд не принимал идею коллективного бессознательного.

Мышление может быть смоделировано полем (подобно математическому представлению электромагнитного поля, но с каждой точкой поля как точкой сознания).В рамках данной области формируются шаблоны и выносятся суждения. Некоторые философы (панпсихисты / панэкспериентисты — см. Викибук о сознании) полагают, что все поле сознательно само по себе, поле сознания. Они говорят, что сознание порождает мышление, а другие мозговые процессы не создают сознание. Другие ученые (например, Бернард Баарс) думают об этом как о рабочем пространстве. Некоторые философы (например, Томас Нагель) сказали, что не имеют представления о том, как мы осознаем свое мышление.

Можно сказать, что мысль — это все, что возникает в дуалистическом уме. Дуалистический ум — это ум, в котором тот, из которого возникает мысль, считает себя отдельным от других форм. Мысль может быть идеей, изображением, звуком, запахом, прикосновением или даже эмоциональным чувством, исходящим из мозга.

Мыслитель Родина, Музей Сакипа Сабанджи, Стамбул.

  1. Использование моделей, символов, диаграмм и изображений.
  2. Использование абстракции для упрощения мышления.
  3. Использование метасинтаксических переменных для упрощения процесса именования.
  4. Использование итерации и рекурсии для схождения в концепции.
  5. Ограничение внимания для помощи в концентрации и сосредоточении на концепции. Использование тишины и покоя для концентрации внимания.
  6. Постановка цели и ее пересмотр. Просто позволяя концепции просачиваться в подсознание и ожидая, пока концепция снова всплывет на поверхность.
  7. Общение с единомышленниками. Прибегать к общению с другими, если это разрешено.
  8. Движение назад от ворот.
  9. Желание учиться.

Подводные камни [править | править источник]

  1. Причуды.
  2. Самообман: неспособность противостоять актуальным проблемам (препятствиям).
  1. Харпер, Дуглас Этимология мысли. Интернет-словарь этимологии . URL-адрес, доступ к которому осуществлен 22 мая 2009 г.
  2. ↑ Мартин Хайдеггер, Что называется мышлением?
  3. ↑ Дрейфус, Хуберт.Дрейфус, Стюарт. Разум важнее машины . Макмиллан, 1987 г.
  4. 4,0 4,1 Ким Дж. (1995). Хондерих, Тед Проблемы философии разума. Oxford Companion to Philosophy , Oxford: Oxford University Press.
  5. ↑ Companion to Metaphysics, Jaegwon Kim, Gary S. Rosenkrantz, Ernest Sosa, Contributor Jaegwon Kim, Edition: 2, Опубликовано Wiley-Blackwell, 2009, ISBN 1-4051-5298-2, ISBN 978-1-4051- 5298-3
  6. ↑ Варела, Франсиско Дж., Томпсон, Эван Т. и Рош, Элеонора. (1992). Воплощенный разум: когнитивная наука и человеческий опыт. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. ISBN 0-262-72021-3
  7. ↑ Cowart, Monica 2004 Воплощенное познание Интернет-энциклопедия философии, ISSN 2161-0002, [1], получено 27 февраля 2012 г.
  8. ↑ Ди Паоло, Эсекьель Мелкое и глубокое воплощение Университет Сассекса, 29.10.2009 12:43 Продолжительность: 1:11:38 https://cast.switch.ch/vod/clips/74nrkbwys (Видео, получено 27 февраля 2012 г. [2]
  9. ↑ Гештальт-теория, Макс Вертхаймер, опубликовано Hayes Barton Press, 1944, ISBN 1-59377-695-0, ISBN 978-1-59377-695-4
  10. ↑ Пиаже, Ж.(1951). Психология интеллекта . Лондон: Рутледж и Кеган Пол
  11. Деметриу, А. (1998). Познавательное развитие. В A. Demetriou, W. Doise, K. F. M. van Lieshout (Eds.), Психология развития на протяжении всей жизни (стр. 179-269). Лондон: Wiley .
  12. Сноуден, Рут (2006). Научитесь самому себе, Фрейд , иллюстрировано, McGraw-Hill.
  13. ↑ Герасков Эмиль Асенов Внутреннее противоречие и бессознательные источники деятельности.The Journal of Psychology 1 ноября 1994 г. Получено из [3] 17 апреля 2007 г.
  14. ↑ Кембриджский компаньон Фрейда, Джером Ной, опубликованный издательством Cambridge University Press, 1991, стр. 29, ISBN 0-521-37779-X, 9780521377799
  15. Социальная психология , Дэвид Г. Майерс, МакГроу Хилл, 1993. ISBN 0-07-044292-4.
  16. ↑ Сьюэлл, W.H. (1989). Некоторые размышления о золотом веке междисциплинарной социальной психологии. Годовой обзор социологии , Vol. 15.
  17. Психология социального , Уве Флик, Cambridge University Press, 1998. ISBN 0-521-58851-0.
  18. ↑ Дженсен, Питер С., Мразек, Дэвид, Кнапп, Пенелопа К., Стейнберг, Лоуренс, Пфеффер, Синтия, Шовальтер, Джон и Шапиро, Теодор. (Декабрь 1997 г.) Эволюция и революция в детской психиатрии: СДВГ как расстройство адаптации. (синдром дефицита внимания с гиперактивностью). Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 36. с. 1672. (10). 14 июля 2007 г.
  • Андерсон, Дж. Р. (1990) «Адаптивный характер мысли». Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум

Что такое познание? | Введение в психологию

Цели обучения

  • Различия между концептами и прототипами
  • Объясните разницу между естественными и искусственными концепциями

Познание

Просыпаясь каждое утро, вы начинаете думать — размышлять о задачах, которые вы должны выполнить в этот день.В каком порядке вы должны выполнять свои поручения? Стоит ли вам сначала пойти в банк, в уборщицу или в продуктовый магазин? Сможете ли вы сделать все это до того, как отправитесь в класс, или им придется подождать, пока школа не закончится? Эти мысли — один из примеров познания в действии. Исключительно сложное познание является важной чертой человеческого сознания, но не все аспекты познания переживаются сознательно. Когнитивная психология — это область психологии, посвященная изучению того, как люди думают.Он пытается объяснить, как и почему мы думаем именно так, путем изучения взаимодействия человеческого мышления, эмоций, творческих способностей, языка и решения проблем в дополнение к другим когнитивным процессам. Когнитивные психологи стремятся определить и измерить различные типы интеллекта, почему одни люди лучше решают проблемы, чем другие, и как эмоциональный интеллект влияет на успех на рабочем месте, среди множества других тем. Они также иногда сосредотачиваются на том, как мы организуем мысли и информацию, собранную из нашего окружения, в значимые категории мысли, которые будут обсуждаться позже.

Категории и понятия

Категория — это набор объектов, которые можно каким-то образом рассматривать как эквивалентные. Например, рассмотрим следующие категории: грузовики, беспроводные устройства, свадьбы, психопаты и форель. Хотя объекты в данной категории отличаются друг от друга, у них много общего. Когда вы знаете, что что-то является грузовиком, вы знаете об этом довольно много. Помните, что психология категорий касается того, как люди учатся и используют информативные категории, такие как грузовики или психопаты.Ментальные представления, которые мы формируем по категориям, называются концепциями. В мире есть категория грузовиков, и у вас в голове тоже есть концепция грузовиков. Мы предполагаем, что человеческие концепции более или менее соответствуют реальной категории, но может быть полезно различать их, например, когда чья-то концепция на самом деле неверна.

Концепции и прототипы

Нервная система человека способна обрабатывать бесконечные потоки информации. Чувства служат связующим звеном между разумом и внешней средой, получая стимулы и преобразуя их в нервные импульсы, которые передаются в мозг.Затем мозг обрабатывает эту информацию и использует соответствующие фрагменты для создания мыслей, которые затем могут быть выражены языком или сохранены в памяти для использования в будущем. Чтобы усложнить этот процесс, мозг собирает информацию не только из внешней среды. Когда мысли формируются, разум также извлекает информацию из эмоций и воспоминаний (рис. 1). Эмоции и память сильно влияют как на наши мысли, так и на поведение.

Рисунок 1 . Ощущения и информация принимаются нашим мозгом, фильтруются через эмоции и воспоминания и обрабатываются, чтобы стать мыслями.

Чтобы организовать это ошеломляющее количество информации, разум создал в уме своего рода «картотеку». Различные файлы, хранящиеся в картотеке, называются концептами. Концепции — это категории или группы лингвистической информации, изображений, идей или воспоминаний, например жизненного опыта. Во многих смыслах концепции — это большие идеи, которые генерируются наблюдением за деталями, а также категоризацией и объединением этих деталей в когнитивные структуры. Вы используете концепции, чтобы увидеть взаимосвязь между различными элементами вашего опыта и сохранить информацию в уме организованной и доступной.

Концепции информируются нашей семантической памятью (вы узнаете больше об этой концепции, когда изучите память) и присутствуют во всех аспектах нашей жизни; однако одно из самых простых мест, где можно заметить концепции, — это внутри классной комнаты, где они подробно обсуждаются. Например, когда вы изучаете историю Соединенных Штатов, вы узнаете больше, чем просто об отдельных событиях, произошедших в прошлом Америки. Вы усваиваете большое количество информации, слушая и участвуя в обсуждениях, изучая карты и читая рассказы о жизни людей из первых рук.Ваш мозг анализирует эти детали и вырабатывает общее представление об американской истории. В процессе ваш мозг собирает детали, которые информируют и уточняют ваше понимание связанных понятий, таких как демократия, власть и свобода.

Понятия могут быть сложными и абстрактными, как справедливость, или более конкретными, как типы птиц. В психологии, например, стадии развития Пиаже — абстрактные понятия. Некоторые концепции, такие как толерантность, согласованы со многими людьми, потому что они использовались по-разному на протяжении многих лет.Другие концепции, такие как характеристики вашего идеального друга или традиции дня рождения вашей семьи, носят личный и индивидуальный характер. Таким образом, концепции затрагивают все аспекты нашей жизни, от повседневной рутины до руководящих принципов функционирования правительства.

Концепции лежат в основе разумного поведения. Мы ожидаем, что люди будут знать, что делать в новых ситуациях и при столкновении с новыми объектами. Если вы войдете в новый класс и увидите стулья, доску, проектор и экран, вы узнаете, что это такое и как они будут использоваться.Вы сядете на один из стульев и ожидаете, что инструктор будет писать на доске или проецировать что-то на экран. Вы делаете это , даже если никогда не видели ни одного из этих конкретных объектов до , потому что у вас есть концепции классов, стульев, проекторов и так далее, которые говорят вам, что они собой представляют и что вы должны с ними делать. Более того, если кто-то расскажет вам новый факт о проекторе, например, что у него галогенная лампа, вы, вероятно, распространите этот факт на другие проекторы, с которыми вы столкнетесь.Короче говоря, концепции позволяют расширить то, что вы узнали об ограниченном количестве объектов, до потенциально бесконечного набора сущностей.

Другой метод, используемый вашим мозгом для организации информации, — это идентификация прототипов разработанных вами концепций. Прототип — лучший пример или представление концепции. Например, что приходит вам в голову, когда вы думаете о собаке? Скорее всего, ваш ранний опыт общения с собаками повлияет на ваше воображение. Если вашим первым домашним питомцем был золотистый ретривер, велика вероятность, что он станет вашим прототипом для категории собак.

ссылка на обучение

Проверьте, насколько хорошо вы можете сопоставить прототип компьютера с определенными объектами, играя в эту интерактивную игру Quick Draw!

Естественные и искусственные концепции

В психологии понятия можно разделить на две категории: естественные и искусственные. Естественные концепции создаются «естественным образом» на основе вашего опыта и могут развиваться как на основе прямого, так и косвенного опыта. Например, если вы живете в Эссекс-Джанкшен, штат Вермонт, у вас, вероятно, был большой опыт работы со снегом.Вы видели, как он падает с неба, вы видели слегка падающий снег, который едва закрывает лобовое стекло вашей машины, и вы выкопали 18 дюймов пушистого белого снега, как вы думали: «Это идеально подходит для катания на лыжах». . » Вы бросили снежки в своего лучшего друга и спустились на санях с самого крутого холма в городе. Одним словом, вы знаете снег. Вы знаете, как это выглядит, как пахнет, на вкус и на что похоже. Однако если вы прожили всю свою жизнь на острове Сент-Винсент в Карибском море, вы, возможно, никогда не видели снега, а тем более пробовали, нюхали или трогали его.Вы узнаете снег по косвенному опыту просмотра изображений падающего снега или по фильмам, в которых снег является частью декораций. В любом случае, снег — это естественное понятие, потому что вы можете составить представление о нем посредством прямых наблюдений, опыта со снегом или косвенных знаний (например, из фильмов или книг) (рис. 3).

Рисунок 3 . а) Наша концепция снега является примером естественной концепции, которую мы понимаем посредством прямого наблюдения и опыта.(б) Напротив, искусственные концепции — это те, которые мы знаем по определенному набору характеристик, которые они всегда проявляют, например, что определяет различные основные формы. (кредит а: модификация работы Маартена Такенса; кредит б: модификация работы «Шаян (США)» / Flickr)

Искусственный концепт , с другой стороны, представляет собой концепт, который определяется определенным набором характеристик. Различные свойства геометрических фигур, таких как квадраты и треугольники, служат полезными примерами искусственных концепций.Треугольник всегда имеет три угла и три стороны. У квадрата всегда четыре равные стороны и четыре прямых угла. Математические формулы, такие как уравнение для площади (длина × ширина), являются искусственными понятиями, определяемыми определенными наборами характеристик, которые всегда одинаковы. Искусственные концепции могут улучшить понимание темы, опираясь друг на друга. Например, прежде чем изучать понятие «площадь квадрата» (и формулу для его определения), вы должны понять, что такое квадрат. Как только понятие «площадь квадрата» будет понято, понимание площади для других геометрических фигур может быть построено на исходном понимании площади.Использование искусственных концепций для определения идеи имеет решающее значение для общения с другими и участия в сложных размышлениях. Согласно Голдстоуну и Керстену (2003), концепции действуют как строительные блоки и могут быть соединены в бесчисленных комбинациях для создания сложных мыслей.

Схема

Схема — это мысленная конструкция, состоящая из кластера или набора связанных понятий (Bartlett, 1932). Существует множество различных типов схем, и все они имеют одну общую черту: схемы — это метод организации информации, позволяющий мозгу работать более эффективно.Когда схема активирована, мозг сразу же делает предположения о наблюдаемом человеке или объекте.

Есть несколько типов схем. Схема ролей делает предположения о том, как будут вести себя люди в определенных ролях (Callero, 1994). Например, представьте, что вы встречаете человека, который представился пожарным. Когда это происходит, ваш мозг автоматически активирует «схему пожарного» и начинает делать предположения, что этот человек храбрый, самоотверженный и ориентированный на сообщество.Несмотря на то, что вы не знаете этого человека, вы уже бессознательно судили о нем. Схемы также помогают заполнить пробелы в информации, которую вы получаете из окружающего вас мира. Хотя схемы позволяют более эффективно обрабатывать информацию, могут возникнуть проблемы со схемами, независимо от того, точны ли они: возможно, этот конкретный пожарный не храбрый, он просто работает пожарным, чтобы оплачивать счета, пока учится, чтобы стать детским библиотекарем.

Схема событий , также известная как когнитивный сценарий , представляет собой набор действий, которые могут ощущаться как рутина.Подумайте, что вы делаете, когда заходите в лифт (рис. 4). Сначала открываются двери, и вы ждете, пока выходящие пассажиры не выйдут из кабины лифта. Затем вы входите в лифт и поворачиваетесь лицом к дверям в поисках кнопки, которую нужно нажать. Вы никогда не сталкиваетесь с лифтом, не так ли? А когда едешь в переполненном лифте и не можешь смотреть вперед, чувствуешь себя некомфортно, не так ли? Интересно, что схемы событий могут сильно различаться в разных культурах и странах.Например, в Соединенных Штатах довольно часто люди приветствуют друг друга рукопожатием, в Тибете вы приветствуете кого-то, показывая ему язык, а в Белизе вы ударяете кулаками (Региональный совет Кэрнса, nd)

Рисунок 4 . Какую схему событий вы выполняете, когда едете в лифте? (Источник: «Гидеон» / Flickr)

Поскольку схемы событий являются автоматическими, их может быть сложно изменить. Представьте, что вы едете домой с работы или учебы.Эта схема событий включает в себя сесть в машину, закрыть дверь и пристегнуть ремень безопасности перед тем, как вставить ключ в замок зажигания. Вы можете выполнять этот сценарий два или три раза в день. Когда вы едете домой, вы слышите звонок телефона. Как правило, схема событий, которая возникает, когда вы слышите звонок телефона, включает в себя определение местоположения телефона и ответ на него или ответ на ваше последнее текстовое сообщение. Поэтому, не задумываясь, вы берете телефон, который может быть в кармане, в сумке или на пассажирском сиденье автомобиля.Эта мощная схема событий определяется вашим образцом поведения и приятной стимуляцией, которую телефонный звонок или текстовое сообщение дает вашему мозгу. Поскольку это схема, нам чрезвычайно сложно перестать хвататься за телефон, даже если мы знаем, что при этом подвергаем опасности свою жизнь и жизни других людей (Neyfakh, 2013) (Рисунок 5).

Рисунок 5 . Текстовые сообщения во время вождения опасны, но некоторым людям сложно сопротивляться этой схеме событий.

Помните лифт? Кажется, войти внутрь практически невозможно, а не стоит лицом к двери .Наша мощная схема событий диктует наше поведение в лифте, и наши телефоны ничем не отличаются. Текущие исследования показывают, что именно привычка или схема событий проверять наши телефоны во многих различных ситуациях особенно затрудняет отказ от проверки их во время вождения (Bayer & Campbell, 2012). Поскольку текстовые сообщения и вождение автомобиля в последние годы превратились в опасную эпидемию, психологи ищут способы помочь людям прервать «телефонную схему» во время вождения. Подобные схемы событий являются причиной того, почему от многих привычек трудно избавиться после того, как они были приобретены.Продолжая изучать мышление, не забывайте, насколько сильны силы концепций и схем для нашего понимания мира.

Смотри это

Посмотрите это видео CrashCourse, чтобы увидеть больше примеров концепций и прототипов. Вы также получите предварительную информацию по другим ключевым темам познания, включая стратегии решения проблем, такие как алгоритмы и эвристика.

Вы можете просмотреть стенограмму «Познание — как ваш разум может поразить и предать вас: ускоренный курс психологии № 15» здесь (открывается в новом окне).

Подумай над

Подумайте о естественной концепции, которую вы знаете полностью, но которую будет трудно понять кому-то другому. Почему это сложно объяснить?

Глоссарий

искусственное понятие: понятие, которое определяется очень специфическим набором характеристик

познание: мышление, включая восприятие, обучение, решение проблем, суждение и память

когнитивная психология: область психологии, посвященная изучению всех аспектов мышления людей

концепция: категория или группа лингвистической информации, объектов, идей или жизненного опыта

когнитивный сценарий: набор поведений, которые каждый раз выполняются одинаково; также называется схемой событий

схема событий: набор поведений, которые каждый раз выполняются одинаково; также называется когнитивным сценарием

естественная концепция: мысленных группировок, которые создаются «естественным образом» благодаря вашему опыту

прототип: лучшее представление концепции
ролевая схема: набор ожиданий, которые определяют поведение человека, занимающего определенную роль

схема: (множественное число = схемы) ментальная конструкция, состоящая из кластера или набора связанных понятий

Внесите свой вклад!

У вас была идея улучшить этот контент? Нам очень понравится ваш вклад.

Улучшить эту страницуПодробнее

типов, разработка и инструменты | Психология

В этой статье мы обсудим: — 1. Введение в мышление 2. Типы мышления 3. Разработка 4. Инструменты 5. Ошибки.

Введение в мышление :

Когнитивные способности, такие как мышление, рассуждение и решение проблем, можно считать одними из основных характеристик, которые отличают людей от других видов, включая высших животных.

Вызовы и проблемы, с которыми сталкивается человек или общество в целом, решаются посредством серии усилий, включающих мышление и рассуждение. Таким образом, силы мышления и рассуждения можно рассматривать как важнейшие инструменты для благополучия и значимого существования как человека, так и общества.

A. Мышление :

1. Росс:

«Мышление — это умственная деятельность в ее познавательном аспекте или умственная деятельность в отношении психологических аспектов».

2. Гарретт:

«Мышление — это поведение, которое часто неявно и скрыто, и в котором обычно используются символы».

3. Гилмер:

«Мышление — это процесс решения проблем, в котором мы используем идеи или символы вместо открытой деятельности».

4. Mohsin:

«Мышление — это неявное поведение при решении проблем».

Типы мышления :

Мышление можно классифицировать следующим образом:

1.Перцептивное или конкретное мышление:

Это простейшая форма мышления, в основе которой лежит восприятие, то есть интерпретация ощущений согласно собственному опыту. Его также называют конкретным мышлением, поскольку оно осуществляется на восприятии реальных или конкретных объектов и событий.

2. Концептуальное или абстрактное мышление:

Здесь используются концепции, обобщенные объекты и языки, это считается более совершенным, чем перцептивное мышление, поскольку позволяет экономить усилия на понимании и решении проблем.

3. Рефлексивное мышление:

Этот тип мышления направлен на решение сложных проблем, поэтому он требует реорганизации всего соответствующего опыта в ситуации или устранения препятствий вместо того, чтобы связываться с этим опытом или идеями.

Это проницательный когнитивный подход к рефлексивному мышлению, поскольку умственная деятельность здесь не включает в себя механические попытки проб и ошибок.

В этом типе мыслительные процессы учитывают все относящиеся к делу факты, расположенные в логическом порядке, чтобы прийти к решению проблемы.

4. Творческое мышление:

Этот тип мышления связан со способностью человека создавать или конструировать что-то новое, новое или необычное. Он ищет новые отношения и ассоциации для описания и интерпретации природы вещей, событий и ситуаций. Здесь человек обычно сам формулирует доказательства и инструменты для ее решения. Например; ученые, художники или изобретатели.

Скиннер, известный психолог, говорит, что творческое мышление означает, что предсказания и выводы для человека являются новыми, оригинальными, гениальными и необычными.Творческий мыслитель — это тот, кто выражает новые идеи и делает новые наблюдения, новые прогнозы и новые выводы.

Характеристики творческого мышления:

a. Творческое мышление во всех его формах и формах является абсолютно внутренним психическим процессом и, следовательно, должно рассматриваться как важный компонент когнитивного поведения.

г. Каждый из нас способен к творческому мышлению, а значит, это универсальное явление.

г. Творческое мышление приводит к созданию чего-то нового или нового, включая новую форму расположения старых элементов.

г. Творческое мышление во всех его измерениях предполагает дивергентное мышление вместо рутинных и конечных типов конвергентного мышления. Ум должен иметь полную свободу блуждать, чтобы создать новую идею.

эл. Поле творческого мышления и его внешняя часть достаточно обширны и застроены. Он охватывает все аспекты человеческих достижений, относящихся к жизни человека.

5. Критическое мышление:

Это тип мышления, который помогает человеку отойти от своих личных убеждений, предрассудков и мнений, чтобы разобраться в верованиях и открыть истину, даже за счет своих основных система убеждений.

Здесь прибегают к установке более высоких когнитивных способностей и навыков для правильной интерпретации, анализа, оценки и вывода, а также объяснения собранной или переданной информации, что приводит к целенаправленному беспристрастному и саморегулирующемуся суждению.

Идеальный мыслитель обычно любознателен, хорошо информирован, непредубежден, гибок, беспристрастен в оценке, свободен от личных предубеждений и предрассудков, честен в поиске соответствующей информации, умеет правильно использовать такие способности, как интерпретация, анализ. , синтез, оценка и создание выводов и заключений и т. д.

Критическое мышление представляет собой дисциплинированный мыслительный процесс более высокого порядка, который включает использование когнитивных навыков, таких как концептуализация, интерпретация, анализ, синтез и оценка, для получения беспристрастного, действительного и надежного суждения о собранной или переданной информации или данных. как руководство к своей вере и действию.

6. Ненаправленное или ассоциативное мышление:

Бывают моменты, когда мы оказываемся вовлеченными в уникальный тип мышления, которое не направлено и не имеет цели.Это отражается в сновидениях и другой свободной неконтролируемой деятельности. Психологически эти формы мышления называются ассоциативным мышлением.

Здесь мечтания, фантазии и заблуждения — все попадают в категорию абстинентного поведения, которое помогает человеку убежать от требований реального мира, делая его мыслящее лицо неуправляемым и плавающим, помещая его куда-то, заказывая что-то не связанное с его окружение.

Мы слышим, что нет ничего серьезно ненормального в поведении, связанном с мечтаниями и фантазиями, но поведение, связанное с иллюзиями, определенно указывает на ненормальность.

Человек, находящийся под влиянием таких заблуждений, может думать или верить, что он миллионер, правитель вселенной, великий изобретатель, известный историк или даже Бог. Напротив, человек, охваченный иллюзией, может быть склонен быть самым неспособным, недостойным и нежелательным человеком и может испытывать чувство вины или жаловаться на то, что он стал жертвой некоторых неизлечимых физических или психических заболеваний.

Развитие мышления:

Мышление — один из важнейших аспектов процесса обучения.Наша способность учиться и решать проблемы зависит от нашей способности правильно мыслить, которая помогает нам адаптироваться и необходима для успешной жизни.

Только те мужчины, которые могут мыслить отчетливо, конструктивно и внимательно, могут внести очень большой вклад в общество.

Поскольку ни один человек не прирожденный мыслитель, необходимо овладеть техникой и практикой правильного мышления.

Есть несколько методов, которые помогают развивать мышление посредством обучения.

1. Адекватность знаний и опыта:

Адекватность знаний и опыта считается основой системного мышления.

Таким образом, следует позаботиться о том, чтобы помочь детям с соответствующими знаниями и опытом, что можно сделать следующим образом:

(a) Обучение детей совершенствованию процесса ощущений и восприятия, чтобы получить лучшие знания и опыт для улучшения критического мышления. .

(b) Человеку должны быть предоставлены возможности для получения необходимого опыта, и его следует поощрять к самостоятельному изучению, обсуждению и участию в здоровых и стимулирующих занятиях.

2. Адекватная мотивация и определенность целей:

Мотивация помогает мобилизовать нашу энергию для размышлений. Это вызывает неподдельный интерес и произвольное внимание в процессе мышления и, таким образом, очень помогает в повышении адекватности и эффективности нашего мышления. Таким образом, нужно пытаться мыслить определенным образом с определенной целью или целью, проблемы, которые мы решаем, должны иметь тесную связь с нашими непосредственными потребностями и основными мотивами, и такое мышление должно быть направлено на творческую и продуктивную деятельность.

3. Достаточная свобода и гибкость:

Не следует препятствовать мышлению путем введения ненужных ограничений и сужения поля мыслительного процесса. Если прошлый опыт или привычные методы не помогают в решении проблемы, мы должны стремиться к новым ассоциациям, отношениям и возможностям для достижения удовлетворительных результатов.

4. Инкубация:

Когда мы ставим перед собой задачу решить проблему, но не можем решить ее, несмотря на наше напряжение, прилагая больше усилий к размышлению и настойчивому мышлению, лучше отложить проблему на некоторое время. и расслабьтесь ненадолго или займитесь чем-нибудь другим.В течение этого интервала усилия нашего подсознания получают решение этой конкретной проблемы. Этот феномен инкубации полезен.

5. Интеллект и мудрость:

Интеллект определяется как способность правильно мыслить, и, следовательно, правильное развитие интеллекта необходимо для правильного мышления. Следует проявлять должную осторожность, чтобы использовать интеллект, мудрость и другие познавательные способности для осуществления процесса мышления.

6.Правильное развитие понятий и языка:

Понятие — это слово или идея с обобщенным значением, которые представляют собой целый класс объектов, идей или событий; Например, слово «сари» — это концепция, когда вы думаете, что это слово представляет собой все виды сари, которые имеют длину шесть или восемь ярдов. Сари, сделанные из шелка, хлопка, нейлона или смеси, формирование концепции начинается в раннем детстве. которые являются личным примером из первых рук. Это может быть + ve или -ve.

Язык — это высокоразвитая система символов, в которой слова в рамках грамматики могут быть написаны или произнесены в различных комбинациях.Мышление во многом зависит от языка, хотя некоторые образы также присутствуют.

Концепции, символы, знаки, слова и язык являются проводниками, а также инструментами мысли. Без их правильного развития невозможно эффективно продвигаться по пути мышления. Их развитие стимулирует и направляет мыслительный процесс.

Неправильное развитие и неправильное формирование концепций, а также символическое поведение не только препятствует прогрессу человека в мышлении, но и оказывается фатальным, поскольку может спровоцировать извращенное мышление и неправильные выводы.

7. Адекватность процесса рассуждений:

На мышление также влияет способ принятия причин. Нелогичные рассуждения часто приводят к неправильному мышлению. Логика — это наука о правильном рассуждении, которая помогает правильно мыслить. Поэтому мы должны развивать у наших детей привычку логически рассуждать.

Инструменты мышления :

В процесс мышления вовлечены несколько важных элементов:

1.Images:

Поскольку мысленные образы состоят из личных переживаний предметов, людей или ситуаций, услышанных и прочувствованных. Эти мысленные образы символизируют реальные объекты, переживания и действия. В мышлении мы обычно манипулируем образами, а не реальными объектами, переживаниями или действиями.

2. Понятия:

Понятие — это общая идея, обозначающая общий класс и представляющая общие характеристики всех объектов или событий этого общего класса.Концепция, как инструмент, экономит усилия в мышлении, например, когда мы слышим слово «слон», нам сразу же напоминают не только о природе и качествах слона как класса, но и о нашем собственном опыте и понимании их. на поверхность в нашем сознании, чтобы стимулировать наше мышление в то время.

3. Символы и знаки:

Символы и знаки представляют и заменяют реальные объекты, опыты и действия. Например, светофоры, железнодорожные сигналы, школьные колокола, значки, песни, флаги и лозунги — все это символические выражения, они стимулируют и мотивируют результирующее мышление, потому что они говорят нам, что делать или как действовать.

4. Язык:

Это наиболее эффективное и развитое транспортное средство, используемое для осуществления процесса мышления. Когда человек читает, пишет, слышит слова или предложения или наблюдает за жестами на любом языке, его побуждают думать. Таким образом, чтение и написание документов и литературы также помогает стимулировать и продвигать мыслительный процесс.

5. Мышечная активность:

Мышление тем или иным способом свидетельствует о вовлечении некоторых зарождающихся движений групп наших мышц.Было обнаружено, что существует высокая положительная связь между мышлением и мышечной деятельностью человека. Чем больше мы занимаемся мыслями, тем больше общее мышечное напряжение и, наоборот, по мере того, как мы двигались к мышечным отношениям, наши мыслительные процессы постепенно ослабевают.

6. Функции мозга:

Какой бы ни была роль мышц, мышление в первую очередь является функцией мозга. Наш разум считается главным инструментом мыслительного процесса.Переживания, регистрируемые нашими органами чувств, не имеют смысла и, следовательно, не могут служить стимулирующими агентами или инструментами для мышления, если эти впечатления не принимаются клетками нашего мозга и должным образом интерпретируются для получения некоторого значения.

Мысленные образы или образы могут быть сохранены, реконструированы или использованы только после того, как они будут обработаны мозгом. То, что происходит в нашем мыслительном процессе, — это просто функция или продукт деятельности нашего мозга.

Ошибки в мышлении :

На наше мышление, рассуждение и поведение при решении проблем в значительной степени влияют наши «установки», которые являются своего рода привычкой или способом, которым мы привыкли к восприятию определенных ситуаций. .

Все, что было зарегистрировано ранее в нашем восприятии или опыте, обеспечивает основу для нашего настоящего и будущего мышления. Мы не изменим своего предустановленного образа мышления, ведущего к жесткому поведению.

Мы совершаем ошибки из-за нашего отношения, симпатий и антипатий, предвзятости или чрезмерно упрощенного мышления, рассуждений и решения проблем и т. Д. Эти ментальные установки, полученные из предыдущего опыта, несомненно, мешают нашему последующему мышлению, что приводит к неэффективному поведению.

Таким образом, наше мышление будет неполноценным и вредным, если оно не будет основано на правильных данных или информации. Наши предубеждения, предрассудки и убеждения иногда не позволяют нам мыслить логически. Мы делаем неправильные выводы из-за наших предрассудков, поэтому мы склонны игнорировать и упускать из виду те факты, которые подтверждают правильный вывод.

1. Наше мышление несовершенно, потому что мы позволяем себе поддаваться влиянию эмоций.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *