Деперсонализация это в психологии: деперсонализация — это… Что такое деперсонализация?

Автор: | 31.05.1981

Содержание

деперсонализация — это… Что такое деперсонализация?

Деперсонализация
Психопатологическое восприятие, характеризующееся обостренным самосознанием, которое становится неодушевленным при ненарушенной сенсорной системе и способности к эмоциональному реагированию. Имеется ряд сложных и мучительных субъективных феноменов, многие из которых трудно передать словами, причем самыми тяжелыми являются ощущения изменения собственного тела, тщательный самоанализ и автоматизация, отсутствие аффективной реакции, расстройство ощущения времени и чувство собственного отчуждения. Субъект может чувствовать, что его тело отделено от его ощущений, как будто он сам наблюдает за собой со стороны или как будто он (она) уже мёртв. Критика к этому патологическому феномену, как правило, сохранена. Деперсонализация может проявляться как изолированный феномен у нормальных во всех других проявлениях лиц; она может возникать в состоянии утомления или при сильных эмоциональных реакциях, а также быть частью комплекса, наблюдающегося при умственной жвачке, обсессивных тревожных состояниях, депрессии, шизофрении, некоторых личностных расстройствах и нарушениях функции головного мозга.
Патогенез данного расстройства неизвестен. Смотри также: Деперсонализационный синдром.

Краткий толковый психолого-психиатрический словарь. Под ред. igisheva. 2008.

деперсонализация

(от лат. de — отрицательная приставка, persona — личность, лицо) —

1) изменение самосознания, для к-рого характерно ощущение потери своего Я и мучительное переживание отсутствия эмоциональной вовлеченности в отношения к близким, к работе и т. д. Д. возможна при психических заболеваниях и пограничных состояниях. В легкой форме Д. наблюдается у психически здоровых людей при эмоциональных перегрузках, соматических болезнях и т. д.;
2)
выраженная в большей или меньшей степени объективная утрата индивидом возможности быть идеально представленным в жизнедеятельности других людей, обнаружить способность быть личностью (см. персонализация).

Краткий психологический словарь. — Ростов-на-Дону: «ФЕНИКС». Л.А.Карпенко, А.В.Петровский, М. Г. Ярошевский. 1998.

деперсонализация

1. Изменение самосознания индивида, для коего характерны утрата психологических и поведенческих особенностей, характерных для него как личности, ощущение потери своего Я и мучительное переживание отсутствия эмоциональной вовлеченности в отношения к близким, к работе и пр. Возможна при заболеваниях психических и состояниях пограничных. В легкой форме наблюдается у психически здоровых людей при эмоциональных перегрузках, заболеваниях соматических и пр.

2.
Выраженная в большей или меньшей мере объективная утрата индивидом возможности быть идеально представленным в жизнедеятельности других людей, обнаружить способность быть личностью (см. персонализация).

Словарь практического психолога. — М.: АСТ, Харвест. С. Ю. Головин. 1998.

деперсонализация
Этимология.

Происходит от лат. de… — отрицательная приставка + persona — личность.

Категория.

Нарушение деятельности сознания.

Специфика.

Характеризуется тем, что у индивида появляется ощущение собственной измененности, связанной с отчуждением от окружающих, потерей Я. Возникает при психических заболеваниях и пограничных состояниях, а также при эмоциональных перегрузках.


Психологический словарь. И.М. Кондаков. 2000.

Синонимы:
  • деменция боксерская
  • депрессия

Полезное


Смотреть что такое «деперсонализация» в других словарях:

  • ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ — (от де… и лат. persona личность) 1) в медицине расстройство самосознания; характеризуется главным образом чувством отчуждения собственных мыслей, эмоций, действий.

    2) В философии и социологии обозначает крайние формы отчуждения стандартизации… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Деперсонализация — (от лат. de… отрицательная приставка + persona личность) нарушение деятельности сознания . Характеризуется тем, что у индивида появляется ощущение собственной измененности, связанной с отчуждением от окружающих, потерей Я. Возникает при… …   Психологический словарь

  • деперсонализация — сущ., кол во синонимов: 2 • дереализация (2) • ценестезия (1) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ

    — (от лат. de… приставка, означающая отсутствие, отмену, устранение чего либо, и фр. personne, personalite человек, личность) англ. depersonalization; нем. Depersonalisierung. 1. Расстройство самосознания, характеризующееся чувством отчуждения… …   Энциклопедия социологии

  • деперсонализация — и, ж. dépersonnalisation f. 1. В медицине расстройство самосознания: харктеризуется гл. обр. чувством отчуждения собственных мыслей. эмоций, действий. СЭС. 2. В философии и социологии крайние формы отчуждения личности, ее стандартизацию. СЭС …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Деперсонализация — расстройство самовосприятия. При деперсонализации собственные действия воспринимаются как бы со стороны и сопровождаются ощущением невозможности управлять ими[1], это часто сопровождается явлениями дереализации. Деперсонализация является… …   Википедия

  • Деперсонализация —    опыт лиминальности как метафизический опыт свободы. Человек является носителем свободы духовного начала, не врожденного генетически, добытийного и сверхбытийного, открывающегося в небытие. Именно эта открытость небытию и отличает человека от… …   Проективный философский словарь

  • деперсонализация

    — (от де… и лат. persona  личность), 1) в медицине  расстройство самосознания; характеризуется главным образом чувством отчуждения собственных мыслей, эмоций, действий. 2) В философии и социологии обозначает крайние формы отчуждения,… …   Энциклопедический словарь

  • Деперсонализация — 1) чувство потери себя или личностной идентификации, ощущение индивидом, что он является маленьким винтиком в безликой социальной машине. Ср. переживания женщин по поводу того, что мужья не видят в них личности, индивидуального своеобразия;… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ — (depersonalization) состояние, при котором человек ощущает себя как бы вне реальности, странным образом изменившимся, или чувствует, что его разум отделился от тела. Слабо выраженная деперсонализация нередко встречается у совершенно нормальных… …   Толковый словарь по медицине


Деперсонализация — это… Что такое Деперсонализация?

Деперсонализация
Деперсонализация (от лат. de… — отрицательная приставка + persona — личность) — нарушение деятельности сознания — . Характеризуется тем, что у индивида появляется ощущение собственной измененности, связанной с отчуждением от окружающих, потерей Я. Возникает при психических заболеваниях и пограничных состояниях, а также при эмоциональных перегрузках.

Психологический словарь. 2000.

Синонимы:
  • Демонстрационное Поведение Животных
  • Депрессивный Реализм

Смотреть что такое «Деперсонализация» в других словарях:

  • деперсонализация — Психопатологическое восприятие, характеризующееся обостренным самосознанием, которое становится неодушевленным при ненарушенной сенсорной системе и способности к эмоциональному реагированию. Имеется ряд сложных и мучительных субъективных… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ — (от де. .. и лат. persona личность) 1) в медицине расстройство самосознания; характеризуется главным образом чувством отчуждения собственных мыслей, эмоций, действий.2) В философии и социологии обозначает крайние формы отчуждения стандартизации… …   Большой Энциклопедический словарь

  • деперсонализация — сущ., кол во синонимов: 2 • дереализация (2) • ценестезия (1) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ — (от лат. de… приставка, означающая отсутствие, отмену, устранение чего либо, и фр. personne, personalite человек, личность) англ. depersonalization; нем. Depersonalisierung. 1. Расстройство самосознания, характеризующееся чувством отчуждения… …   Энциклопедия социологии

  • деперсонализация — и, ж. dépersonnalisation f. 1. В медицине расстройство самосознания: харктеризуется гл. обр. чувством отчуждения собственных мыслей. эмоций, действий. СЭС. 2. В философии и социологии крайние формы отчуждения личности, ее стандартизацию. СЭС …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Деперсонализация — расстройство самовосприятия. При деперсонализации собственные действия воспринимаются как бы со стороны и сопровождаются ощущением невозможности управлять ими[1], это часто сопровождается явлениями дереализации. Деперсонализация является… …   Википедия

  • Деперсонализация —    опыт лиминальности как метафизический опыт свободы. Человек является носителем свободы духовного начала, не врожденного генетически, добытийного и сверхбытийного, открывающегося в небытие. Именно эта открытость небытию и отличает человека от… …   Проективный философский словарь

  • деперсонализация — (от де… и лат. persona  личность), 1) в медицине  расстройство самосознания; характеризуется главным образом чувством отчуждения собственных мыслей, эмоций, действий. 2) В философии и социологии обозначает крайние формы отчуждения,… …   Энциклопедический словарь

  • Деперсонализация — 1) чувство потери себя или личностной идентификации, ощущение индивидом, что он является маленьким винтиком в безликой социальной машине. Ср. переживания женщин по поводу того, что мужья не видят в них личности, индивидуального своеобразия;… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ — (depersonalization) состояние, при котором человек ощущает себя как бы вне реальности, странным образом изменившимся, или чувствует, что его разум отделился от тела. Слабо выраженная деперсонализация нередко встречается у совершенно нормальных… …   Толковый словарь по медицине


Деперсонализация | Мир Психологии

Деперсонализация

 

Психологический словарь. А.В. Петровского М.Г. Ярошевского

Деперсонализация (от лат. de — отрицательная приставка, persona — личность, лицо)

  1. изменение самосознания, для к-рого характерно ощущение потери своего Я и мучительное переживание отсутствия эмоциональной вовлеченности в отношения к близким, к работе и т.д. Д. возможна при психических заболеваниях и пограничных состояниях. В легкой форме Деперсонализация наблюдается у психически здоровых людей при эмоциональных перегрузках, соматических болезнях и т.д.; 
  2. выраженная в большей или меньшей степени объективная утрата индивидом возможности быть идеально представленным в жизнедеятельности других людей, обнаружить способность быть личностью (см. Персонализация).

Словарь психиатрических терминов. В.М. Блейхер, И.В. Крук

Деперсонализация (де + лат. persona — особа, личность) [Dugas L., 1898] — нарушение самосознания личности, сопровождающееся отчуждением ее психических свойств. Выраженность Д. колеблется от приглушенности, блеклости самосознания до полного отчуждения мыслей, чувств, представлений, воспоминаний и др., переживаемых больным как сделанные извне. В таком виде Д. близка к синдрому психического автоматизма Кандинского-Клерамбо. А.А. Меграбян [1972, 1975] характеризует Д. как синдром отчуждения и придает ей решающее значение в патогенезе психических нарушений при шизофрении.

Деперсонализация наблюдается в виде самостоятельного синдрома при различных психических заболеваниях: в частности, Ю.Л. Нуллер [1981] придает ей особое значение в формировании депрессивных фаз МДП, выделяя случаи, когда Д. оказывается единственным синдромом, полностью определяющим клиническую картину болезни. Входит она и в структуру других синдромов, например, дисморфомании [Коркина М.В., 1985]. Ю.Л. Нуллер сближает Д. с понятием болезненной психической анестезии.

Деперсонализация бредовая — Д. вследствие обусловленных бредом изменений самосознания. Крайние полюса Д.б. — при мегаломаническом бреде величия или при бреде самоуничижения.

Деперсонализация депрессивная — см. Депрессия анестетическая.

Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

Деперсонализация — расстройство самосознания, сопровождающееся отчуждением всех или некоторых собственных психических проявлений, в том числе собственных мыслей, а также своего голоса, своих поступков.

Деперсонализация невротическая — невротическое расстройство, проявляющееся нарушением восприятия собственного тела, которое представляется нереальным, действующим автоматически. Больной при этом осознает субъективную природу этих ощущений.

Оксфордский толковый словарь по психологии

Деперсонализация

  1. Основное значение то, которое принято у экзистенциалистов, употреблявших этот термин для того, чтобы охарактеризовать чувство потери себя или личностной идентификации, ощущения, что человек является ни чем иным, как номером в компьютерном банке данных или простым винтиком в неуклюжей, безликой социальной машине. 
  2. В психиатрических терминах – представляет собой эмоциональное расстройство, при котором отмечается потеря контакта с собственной личностной действительностью, дереализация, сопровождаемая чувством отчужденности и нереальности переживаемого опыта. В серьезных случаях части собственного тел ощущаются как чужие или измененными в размере, у человека также може возникать ощущение, будто он воспринимает себя со стороны.  

Чтобы отличать значение 1, в котором не подразумевается патология, от значения 2, котором подразумевается, для обозначения второго случая часто используются термины расстройство деперсонализации или невроз деперсонализации. Ср. с диссоциацией, которая является более общим термином.

предметная область термина

ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ и ДЕРЕАЛИЗАЦИЯ Деперсонализация — нарушение самосознания, чувство изменения своего <я>. Клинически нарушение самосознания проявляется по-разному. Иногда деперсонализация выражается в утрате единства или чувства в чувстве раздвоения. У некоторых больных деперсонализация проявляется отчуждением своих мыслей, аффектов и действий. Больные высказывают убежденность, что они внутренне изменились, утратили все свои эмоции и уже не могут чувствовать так, как прежде. Явления деперсонализации обычно сопровождаются повышенной рефлексией, больные подробно описывают свое состояние, многословно о нем рассказывают, пытаются его анализировать. Особенности синдрома деперсонализации зависят от характера болезни, при которой они встречаются.

дереализация — чувство измененности, нереальности окружающего. Внешний мир при дереализации воспринимается как чуждый, искусственный, измененный. Иногда больные отмечают, что мир воспринимается ими отдаленно, неотчетливо, бесцветно. При дереализации нарушается не только предметное восприятие, но и восприятие, времени, оно кажется слишком быстро текущим или остановившимся. К дереализации относится симптом <уже виденного>, когда в незнакомой местности или обстановке у больного возникает чувство, что однажды это уже было видено, а также симптом <никогда не виденного>, когда хорошо знакомая обстановка, местность кажутся чуждыми, воспринимаемыми как бы впервые.

Явления дереализации часто сочетаются с эмоциональными расстройствами в виде тоски, страха или психической анестезии. При остро возникших явлениях дереализации и деперсонализации может наблюдаться растерянность с аффектом недоумения и состоянием беспомощности. При психических заболеваниях явления дереализации и деперсонализации часто сопутствуют друг другу. Синдром деперсонализации и дереализации наблюдается при шизофрении, циклотимии и психогениях, а также иногда при эпилепсии в виде состояний отчуждения, которые возникают пароксизмально. Развитие деперсонализации при шизофрении указывает на относительно вялое течение процесса, однако при обострении болезни деперсонализация может перейти в другой синдром — синдром психического автоматизма.

ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ (МКБ 300.6) — психопатологическое восприятие, характеризующееся обостренным самосознанием, которое становится неодушевленным при ненарушенной сенсорной системе и способности к эмоциональному реагированию. Имеется ряд сложных и мучительных субъективных феноменов, многие из которых трудно передать словами, причем самыми тяжелыми являются ощущения изменения собственного тела, тщательный самоанализ и автоматизация, отсутствие аффективной реакции, расстройство ощущения времени и чувство собственного отчуждения. Субъект может чувствовать, что его тело отделено от его ощущений, как будто он сам наблюдает за собой со стороны или как будто он (она) уже мертв. Критика к этому патологическому феномену, как правило, сохранена. Деперсонализация может проявляться как изолированный феномен у нормальных во всех других проявлениях лиц; она может возникать в состоянии утомления или при сильных эмоциональных реакциях, а также быть частью комплекса, наблюдающегося при умственной жвачке, обсессивных тревожных состояниях, депрессии, шизофрении, некоторых личностных расстройствах и нарушениях функции головного мозга. Патогенез данного расстройства неизвестен. См. также деперсонализационный синдром; дереализация.

ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ ИЛИ АУТОМЕТАМОРФОПСИЯ — буквально: отчуждение от самого себя, искаженное восприятие собственной личности, отдельных ее качеств, а также частей тела. Деперсонализацию (аутометаморфопсию) разделяют на парциальную и тотальную. При парциальной происходит нарушение восприятия отдельных частей тела, при тотальной — всего тела. Разновидностью аутометаморфопсии является синдром Алисы в стране чудес. Он характеризуется сочетанием деперсонализаци-онных расстройств с явлениями дереализации в виде искажения представлений о пространстве и времени, зрительными иллюзиями, чувством раздвоения личности.

ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ ДРУГИХ — психологический механизм поведения личности по отношению к другим, обезличивающий психологические и поведенческие особенности окружающих.

назад в раздел : словарь терминов  /  глоссарий  /  таблица

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Деперсонализация››

Разновидности субъективистской психологии — психология духа, акционная, антропологическая, структурная и психоаналитическая — в основном базируются на неокантианских и махистских концепциях Гуссерля, Пфендера, Липпса и др. В центре внимания этой психологии находится психология устремлений, или актов, так называемая феноменология. Интуитивная феноменология, поучению Гуссерля, обнимает собой не душевное содержание, не духовные объекты и явления, а лишь стремление сделать доступным созерцанию душевную активность в мышлении и восприятии.

В психиатрии феноменолог путем «вживания»-, «вчувствования» проникает в значение речевых высказываний больного. С помощью переживаний он созерцает душу больного.

Ясперс в своей книге «Общая психопатология», пользующейся большой популярностью, проводит феноменологические воззрения наиболее полно. Автор ставит различие между категорией «понимания» и «объяснения». У него понимание соответствует феноменологической интуиции. Мы, например, понимаем гнев оскорбленного человека, плач побитого ребенка или же ревность обманутой жены. Причем это понимание не подчинено категории причинности. Объяснение означает объективное обнаружение связей и закономерностей: содержит элементы причинности и совершается с помощью теорий и предположений.

Сознание «я», по Ясперсу, имеется в наличии при всех психических процессах. При всякой психической жизни оно открывает ноту активности. Из психических проявлений, будь то восприятие, телесное ощущение, представление, мысль, чувство, — все получает особый тон «моего личного»; —это и есть персонализация. Если же психические элементы появляются в сознании не как мои, а как чуждые, автоматичные, то эти феномены именуются деперсонализацией. Сюда относится: отчужденность восприятий, потеря нормального ощущения собственного тела, неспособность к представлениям и воспоминаниям, заторможенность чувств, сознание автоматизма в волевых процессах Все эти явления Ясперс называет также сознанием потери чувства «я».

Деперсонализация выступает в различных формах проявления. При легких формах больные становятся сами себе чужими, чувствуют себя изменившимися, красочно говорят о сумеречном состоянии, нарушении реальности окружающего и своей личности. При более резкой форме отчуждения больные утверждают, что они уже не существуют, они мертвы, как машина, автомат, «я» исчезло, они превратились в ничто. Если это расщепление сознания продолжается, то возникает переживание удвоения личности. Здесь «я» переживает себя удвоенным; оба ряда явлений протекают самостоятельно, но «я» знает их оба.

Наконец, возникают такие значительные нарушения сознания, что больные перестают себя противопоставлять внешнему миру и идентифицируют себя с внешним миром Например, наблюдая как выбивают ковер, больной говорит: «Почему ты меня бьешь?». Иногда больные шизофренией заявляют, что весь мир знает их мысли.

Когда я совершаю какой-нибудь душевный процесс, например воспринимаю, представляю или мыслю, то все эти процессы принадлежат «я содержанию». Когда я воспринимаю мелодию, то я понимаю ее как мне известную, раннее мной пережитую. Однако, если мелодия, как будто приносится не из моей головы и если она, можно сказать, преследует меня, то она мне кажется чуждой.

Эти явления, по мнению Груле, часто проявляются у больных шизофренией. Любые психические выполнения содержат внезапный характер чуждости «я». Домашняя хозяйка сто раз ставила воду на огонь без особых переживаний, но теперь она внезапно узнала, что на этот раз «это ей сделали».

Хотя французские исследователи предпочитают для обозначения этого феномена, который предполагает в первую очередь расстройство воли, термин—автоматизм, Груле считает, что немецкое обозначение «я — расстройство» — правильнее.

В своей последней работе о деперсонализации Гауг указывает, что Шильдер имеет большую заслугу в том, что он первый в Германии поставил проблему деперсонализации на медицинскую почву и развил ее дальше. В монографии «Самосознание и сознание личности» Шильдер уделяет деперсонализации большое внимание.

В основных теоретических положениях он также исходит из концепций Гуссерля, Пфендера и Гааса. По мнению этих авторов, существуют двоякого рода чувства: истинные и неистинные. Причем, истинность и неистинность не относятся к качествам чувства. Это идет из глубины «я». Пфендер даже различает истинные и неистинные психизмы (сюда входят не только чувства, но и воля и мышление). Таким образом, можно сказать, что все душевное дано в двух видах — истинном и неистинном. Истинное психическое соответствует главному направлению «я». Неистинное психическое показывает, что центральное «я» не идет по прежнему пути. Это и дает переживания отчуждения, деперсонализации.

Шильдер следующим образом объясняет состояние деперсонализации: изменяется не «я» в собственном смысле слова, но «самость»; личность воспринимает это изменение «самости». Изменение «самости» не является следствием изменения какой-нибудь группы психических элементов, ощущений, воспоминаний, мышления, но так изменяется, что центральное «я» больше не направлено по прежнему пути. Индивид чувствует себя по отношению к прежнему состоянию резко измененным. Это создает противоречие и резкую тенденцию к самонаблюдению психических процессов при их выполнении.

Как уже было указано, точка зрения Шильдера в дальнейшем изменилась в сторону психоанализа, который также черпает свои теоретические обоснования из феноменологических концепций.

В 1913 году Геверох выступил со статьей «О расстройстве «Я», посвященной также проблеме отчуждения. В своих высказываниях автор исходит из теоретических положений Липпса. По Липпсу, наше тело не образует основы «я — сознание». Тело противопоставляется субъекту «я», которое воспринимает это тело, свое пребывание в нем, как включение этого тела. Тело составляет оболочку, периферию нашего «я», которое господствует над ним. Чувства являются качеством «я»; чувства образуют непосредственно переживающий субъект. Наше «я» присутствует постоянно во всех психических функциях.

Геверох развивает эти положения Липпса. Он говорит: «Мне невозможно о чем-нибудь узнать без того, чтобы я одновременно не знал, что я это знаю Я знаю, и что я это знаю». Наше Я—переживается субъективно, как «я», и объективно, как совершенный принцип, как самостоятельный фактор, как энтелехия.

При расстройствах Я возникают внушенные чужие мысли, психомоторные галлюцинации, отчуждение своего «я» и внешнего мира, нарушение «чувства знакомости». В своей работе автор приводит ряд своих собственных клинических наблюдений и 29 историй болезни из литературных данных.

Кронфельд полемизирует с Геверохом и Шильдером по поводу положения Липпса, что «я» в каждом переживании сопереживается. Кронфельд не согласен с этим. Когда Шильдер подчеркивает, что «это я воспринимаю стол», то Кронфельд справедливо возражает, что вернее сказать—«это есть стол», ибо переживание направлено, непосредственно на объект, а не на переживание самого себя.

Сеченов, затрагивая данную проблему в работе «Элементы мысли», дает ей последовательно материалистическое толкование. Он полагает, что всякое чувствование проявляется в сознании и речи в двоякой форме: без придатка «я» и с ним. «В первом случае чувствование или мысль, облеченная в слово, имеют всегда характер объективной передачи испытанного: «дерево лежит на земле», «собака бежит», «кричит воробей», «цветок пахнет». Во втором те же самые акты получают характер описания личного чувствования определенной формы: «я вижу дерево лежащим на земле», «я вижу бегущую собаку», «я слышу крик воробья», «я ощущаю запах цветка». Вся разница между ними только в прибавке двух субъективных членов—«я вижу», «я слышу», а между тем какой резкой кажется она не только по форме, но и по смыслу: в одном случае передаются события, совершающиеся вне нас, а в другом эти самые события описываются как акты чувствования!»

Далее Сеченов делает вывод, что развивающееся в зрелом возрасте человека самосознание дает ему возможность относиться к актам собственного сознания критически, т. е. отделять все свое внутреннее от всего приходящего извне, из объективного мира.

По мнению Кронфельда, деперсонализация есть особого рода качественное изменение переживания активности сознания. При этом изменяется переживание «я» в его отношении к интенциональным актам. Имеется нарушение внутреннего самонаблюдения, которое проявляется в двух противоречивых тенденциях — тенденции наблюдения самого переживания и просто тенденции наблюдения. Феномены отчуждения являются выражением этого противоречивого переживания. В одной из своих последних работ «К вопросу о синдромах раздвоения» Кронфельд утверждает, что его концепция о нарушении активности сознания при расстройствах «сознания» оправдывается также и с неврологической стороны Он считает, что доказательством значения активности для предметного распознавания, гнозии, праксии и прежде всего самовосприятия личности открывается важнейший путь к пониманию всех форм расстройства самораспознавания и самосознания личности, «расстройств я» и вытекающих из них синдромов.

Следует упомянуть и о работе Е. Штерринга о деперсонализации, в которой он пытается выделить различные виды как по клиническому проявлению, так и по механизму возникновения, деперсонализации.

Первый вид, по автору, возникает благодаря напряженному самонаблюдению, при котором сознание приобретает патологическое состояние внутреннего напряжения; при этом нормальное «я — сознание» вытесняется, и как бы возникает новое, чуждое «я».

Второй вид — возникает на основе нарушения чувства активности. Пациенты жалуются, что они чувствуют себя автоматами, отсутствует активность поступков, воли и мышления.

Третий вид деперсонализационного состояния обусловлен возникновением сноподобной оглушенности Благодаря сноподобным переживаниям собственной личности возникает состояние отчуждения своего «я».

В основе четвертого вида деперсонализации лежат патологические изменения чувств телесных ощущений. При этом возникают переживания чуждости своего «я». Нарушение чувства телесных ощущений часто сочетается со сноподобной оглушенностью. Е. Штерринг в своей работе в основном опирается на теоретические взгляды Г. Штерринга.

По Штеррингу, в основе сознания личности лежит чувство активности, которое стоит в особенно тесной связи с «я — сознанием». Чувство активности, содержащее «ощущение напряженности», способствует репродукции сознания собственного тела и репродукции душевных компонентов «я — сознания». Расстройство чувства активности обусловливает явления отчуждения и автоматизма. Е. и Г. Штерринги примыкают к феноменологическому направлению.

Приведенные выше взгляды представителей феноменологии о природе деперсонализации наглядно иллюстрируют отрыв теоретика психиатра от реальных клинических методов исследования больного и явное игнорирование материального субстрата — патологии функций центральной нервной системы человеческой личности Трактовка сложных психопатологических явлений в духе интроспекции, самонаблюдения и «чистого самосознания я» обречена на бесплодность как в теории, так и в практике.

Порочность феноменологического метода была блестяще раскрыта еще К. Марксом в «Святом семействе» Он писал, что феноменология Гегеля на место всей человеческой действительности ставит «абсолютное знание»,— знание потому, что «это есть единственный способ существования самосознания, а самосознание рассматривается как единственный способ существования человека, абсолютное же знание потому, что самосознание знает только само себя и не стеснено больше никаким (предметным миром… Вся «феноменология» имеет своей целью доказать, что самосознание есть единственная и всеобъемлющая реальность».

Статьи

Актуальность. В статье обсуждается актуализация понятия «региональной идентичности» для психологической науки. Во многом впервые происходит сравнение категориальной структуры представлений о страАктуальность. В свете изменений, происходящих в системе образования России, перехода к компетентностной парадигме, особое значение имеет изучение ресурсов и потенциалов как составляющих образовательного капитала. Этот вопрос еще недостаточно исследован в эмпирической плоскости.

Цель. Изучить индивидуально-интеллектуальные интеграции в 3-х периодах времени (в настоящем, в будущем, в будущем как обновленном настоящем — как раздельно, так и совместно) при исследовании выборки студентов гуманитарных специальностей.

Метод. В основу исследования положены представления о кросс-теоретическом синтезе теории интегральной индивидуальности В.С. Мерлина (1986) и структурно-динамической теории интеллекта Д.В. Ушакова (2011). В исследовании приняли участие 252 студента вузов г. Перми, из них 190 девушки и 62 юноши в возрасте от 17 до 22 лет. Гипотезы тестировались методом структурного моделирования. Были построены четыре модели индивидуально-интеллектуальных интеграций по критерию времени. В 3 моделях изучались индивидуально-интеллектуальные интеграции по отдельности в настоящем, в будущем, в будущем как обновленном настоящем. В 4-ю, медиаторную модель индивидуально-интеллектуальных интеграций настоящее, будущее, будущее как обновленное настоящее включались совместно.

Результаты. Обнаружено, что индивидуально-интеллектуальные интеграции возникают в каждом периоде времени по отдельности. В настоящем их можно трактовать предпосылками ресурсов, в будущем — предпосылками реализованных потенциалов, в будущем как обновленном настоящем — предпосылками обновленных ресурсов. Взятые совместно во всех периодах времени, индивидуально-интеллектуальные интеграции также были установлены. Они позволили расширить представление о «спирали развития» в дополнение к предыдущей трактовке (Дорфман, Калугин, 2020 а) и рассматривать ее по схеме «настоящее — будущее — реализованное будущее (обновленное настоящее)».

Выводы. Результаты исследования свидетельствуют о том, что индивидуально-интеллектуальные интеграции, представленные в трех периодах времени (в настоящем, в будущем, в будущем как обновленном настоящем), как раздельно, так и совместно, могут рассматриваться предпосылками ресурсов и потенциалов.

Благодарности: Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) в рамках научного проекта № 19-29-07046.не и о собственном регионе.

Цель. Сравнение образа России и образов собственных регионов у молодежи, проживающей в различных субъектах страны.

Методика. Методика семантического шкалирования с дальнейшей факторизацией полученных данных. В исследовании приняло участие 318 респондентов из 8 различных макрорегионов страны.

Результаты. Была получена 6-факторная структура представлений образа России и образа собственного региона. Данные структуры имеют свои существенные различия, как по самой структуре факторов, так и по степени важности иерархии факторов. Региональная идентичность молодёжи в определённой степени обуславливает модальность принятия гражданской идентичности.

Выводы. По результатам исследования можно утверждать следующее, что для тех представителей молодёжи, у которых складывался положительный образ собственного региона, формировался и положительный образ страны в целом.

Благодарности. Исследование выполнено при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, проект № 19-313-90069.

Особая благодарность за помощь в организации сбора данных Звездиной Анастасии, начальнику отдела Центра молодежных проектов АНО ДПО «Корпоративный университет РЖД».

Ключевые слова: интегральная индивидуальность; интеллект; индивидуально-интеллектуальная интеграция; ресурсы; потенциалы; структурное моделирование

Что такое синдром дереализации — деперсонализации, из-за которого можно потерять себя, мир, пространство и время

Дереализация — не психотическое расстройство

Его относят к так называемой малой психиатрии. В большинстве случаев страдающие дереализацией сохраняют контроль над собой, адекватность реакций и рациональное мышление. Качество жизни значительно ухудшается по другой причине: мир воспринимается неотчетливо, неясно, отстраненно — как декорация, фильм или сон. Звуки — глуше, светотень — нерезкая, цветовосприятие притупляется — краски тускнеют. Утрачивается восприятие перспективы и объема — «всё как на фотографии». Может утрачиваться восприятие времени.

Эмоций и какой-либо чувственной вовлеченности нет. При этом со стороны переживающие дереализацию могут ничем не отличаться от условно здоровых. При полном отсутствии эмпатии подверженные синдрому в состоянии общаться и вести себя так, «как если бы ничего не случилось». Даже улыбаться и выказывать какие-то другие, условно «эмоциональные реакции», оставаясь при этом отрешенными. Просто потому, что так, например, велит этикет.

Или наоборот: из-за боязни потерять связь с собеседником дереализованные могут повторять одну и ту же мысль по несколько раз и в разных выражениях, стремясь «закрепить», «ухватить», не утратить ее. Окружающим такой стиль общения может казаться «неадекватным», а врачам — ошибочно — признаком шизотипического расстройства или резонерства.

Дереализация и деперсонализация — не одно и то же

Из-за схожести и общей природы в Международной классификации болезней их объединили в один термин, но это два самостоятельных синдрома и проявляться они могут по отдельности.

Если при дереализации «нереальным» кажется окружающий мир, то при деперсонализации «чужим» становится собственное тело. Деперсонализация буквально означает «потерю себя».

Страдает тактильность — осязательная, температурная и болевая чувствительность притупляются, ослабевают или полностью сходят на нет вкусовые ощущения («пирожное превращается в царапающий сухой песок»), восприятие собственного положения в пространстве (проприоцепция) нарушается («наблюдаешь за собой, как за посторонним»).

Дежавю, жамевю и целостное восприятие

При дереализации могут возникать состояния déjà vu («дежавю») — незнакомые места и предметы воспринимаются как уже виденные раньше. Или, напротив, jamais vu («жамевю») — хорошо знакомое воспринимается как нечто необычное и увиденное впервые.

При дереализации/деперсонализации может страдать целостность восприятия. Например, лица окружающих видны не целиком, но при этом «границ частей нет» («я гляжу на женщину, а вижу половину лба, часть глаза — но деления как такового нет»).

Причина ДР/ДП — самооборона психики

Это попытка адаптироваться к острому, непереносимому состоянию: например, к затянувшейся депрессии или стрессу (если он настолько силен, что вызвал вегетативный криз).

Организм защищается, активируя опиоидные рецепторы — это снижает болевые ощущения и избавляет от тревоги. Но чтобы перекос в нейрохимическом балансе не вызвал «перегрев», блокируются центры удовольствия и отключается лимбическая система, порождающая эмоции. Происходит изоляция от внешнего мира/самого себя — дереализация/деперсонализация.
Читайте также

Моя оборона: 6 видов психозащит, которые оберегают нас от травматического опыта

Есть версия, что вышеназванные синдромы возникают по причине нарушения баланса глутаминовой кислоты — усиливающего нервные импульсы возбуждающего нейромедиатора.

ДР/ДП до сих пор мало изучены и относительно механизмов их происхождения и лечения ясности нет.

Что почитать по теме

Литературы о синдромах дереализации/деперсонализации тоже немного. На русском языке выходила работа врача-психиатра и психофармаколога Юрия Нуллера «Депрессия и деперсонализация».

На английском есть по меньшей мере две заслуживающих внимания книги:

  • «Чувство нереального: деперсонализация и потеря себя» (Feeling Unreal: Depersonalization Disorder and the Loss of the Self — издание Оксфордского университета, совместная работа профессора психиатрии Daphne Simeon и журналиста Jeffrey Abugel),
  • «Преодоление расстройства деперсонализации» (Overcoming Depersonalization Disorder) исследовательницы Fugen Neziroglu (докторская степень в области клинической психологии).
***

В начале статьи мы сделали оговорку, что синдром дереализации/деперсонализации — это не психотическое расстройство. Однако это не означает взаимоисключения. ДР/ДП может сопутствовать и психической болезни, как насморк сопутствует ангине. Но тогда и симптомы должны быть соответствующие — характерные для того или иного психического заболевания.

Взаимосвязь деперсонализации и одиночества на рабочем месте как когнитивных детерминантов психологической защиты я-концепции / The Interrelation of Depersonalization and Workplace Loneliness as Cognitive Determinants of Psychological Protection of Self-Concept

——- Страховские Чтения. 2019. Выпуск 27 ——-

258

уникальности личности на фоне дестабилизирующих внутриличностных

переживаний.

Деперсонализация и одиночество на работе являются составляющими

профессиональной деформации личности и выступают взаимодополняющими

защитными процессами я-концепции, включающимися в контексте

минимизации отрицательных переживаний и неприятных эмоций, связанных с

трудовой деятельностью.

Библиографический список

1. Богданова М.В., Городовых Э.В. Деперсонализация как защитно-адаптационный

механизм, направленный на сохранение эго-идентичности // Педагогическое образование в

России. 2015. № 11. — С. 61-65.

2. Сурженко Л.В. Синдром психического выгорания преподавателей высшей школы:

ценностно-смысловой аспект: монография. — Краснодар: КубГАУ, 2014.

3. Королева Е.Г., Василенко О.И. Деперсонализация — дереализация в рамках

невротического расстройства. Случай из практики // Журнал Гродненского государственного

медицинского университета. 2011. № 2. — С. 69-70.

4. Castillo R.J. Depersonalization and meditation // Psychiatry. 1990. Vol. 53. – P. 158-168.

5. Косырев В.Н. Клиническая психология: Учеб.-метод, комплекс для преподавателей

и студентов факультетов психологии. — Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г. Р. Державина, 2003.

6. Нуллер Ю.Л. Депрессия и деперсонализация. — Ленинград: Медицина, 1981.

7. Боева А.В., Руженков В.А., Москвитина У.С. Синдром эмоционального выгорания

у врачей-психиатров // Научные ведомости. Серия Медицина. Фармация. 2013. № 11(154)(22).

— С. 6-12.

8. Полякова О.Б. Категория и структура профессиональных деформаций //

Национальный психологический журнал. 2014. № 1(13). — С. 57-64.

9. Чутко Л.С., Козина Н.В. Синдром эмоционального выгорания. Клинические и

психологические аспекты. 3-е изд. — Москва: «МЕДпресс-информ», 2015.

10. Rook K. Promoting social bonding: Strategies for helping the lonely and socially isolated

// American Psychologist. 1984. № 39(12). — P. 1389-1407.

11. Wright S.L., Burt C.D., Strongman K.T. Loneliness in the workplace: Construct

definition and scale development // New Zealand Journal of Psychology. 2006. № 35(2). — P. 59-68.

12. Гасанова П.Г., Омарова М.К. Психология одиночества. — Киев: Общество с

ограниченной ответственностью «Финансовая Рада Украины», 2017.

13. Weiss R.S. Loneliness: The experience of emotional and social isolation. — Cambridge:

MIT Press, 1973.

14. Корчагина С.Г. Психология одиночества. — Москва: Московский психолого-

социальный институт, 2008.

15. Колесникова Г.И. Феномен Одиночества: Понятие, Классификация,

Экзистенциальный Смысл // Фундаментальные исследования. 2015. № 2 (часть 9). – С. 2024-

2027. 16. Садлер У.А., Джонсон Т.Б. От одиночества к аномии // Лабиринты одиночества.

Пер. с англ. /Сост., общ. ред. и предисл. Н. Е. Покровского. – Москва: Прогресс, 1989. — С. 21-

52.  17. Корнющенко-Ермолаева Н.С. Одиночество и формы отчуждения человека в

современном мире // Вестник Томского государственного университета. 2010. № 332. — C. 40-

43.

7.1 Расстройство деперсонализации / дереализации — основы аномальной психологии

  • Опишите, как проявляется расстройство дереализации / деперсонализации.
  • Опишите эпидемиологию расстройства дереализации / деперсонализации.
  • Укажите, какие расстройства обычно сочетаются с расстройством дереализации / деперсонализации.
  • Опишите факторы, которые могут способствовать этиологии расстройства дереализации / деперсонализации.
  • Опишите лечение расстройства дереализации / деперсонализации.

Расстройство деперсонализации / дереализации классифицируется по повторяющимся эпизодам деперсонализации и / или дереализации. Деперсонализация может быть определена как чувство нереальности или отстраненности от самого себя . Люди описывают это чувство как выход из тела опыт , когда они являются сторонним наблюдателем своих мыслей, чувств и физического бытия. Кроме того, некоторые люди сообщают о том, что им не хватает речевого или моторного контроля, из-за чего они временами ощущают себя роботами.Сообщалось также об искажениях физического тела, когда различные части тела выглядели увеличенными или сморщенными. Люди также могут чувствовать себя оторванными от собственных чувств.

Симптомы дереализации включают чувство нереальности или оторванности от мира — будь то люди, объекты или их окружение. Например, люди, испытывающие дереализацию, могут чувствовать, что они незнакомы со своим окружением, даже если они находятся в месте, в котором они бывали много раз прежде.Чувство эмоциональной оторванности от близких друзей или членов семьи, к которым они испытывают сильные чувства, — еще один распространенный симптом, наблюдаемый во время эпизодов дереализации. Сообщалось также о сенсорных изменениях, таких как ощущение, что окружающая среда искажена, размыта или даже искусственна. Также могут возникать искажения времени, расстояния и размера / формы объектов.

Эти эпизоды могут длиться от нескольких часов до дней, недель или даже месяцев (APA, 2013). Начало обычно внезапное и, как и другие диссоциативные расстройства, часто возникает из-за сильного стресса или травмы.Как можно себе представить, расстройство деперсонализации / дереализации может вызывать значительные эмоциональные расстройства, а также нарушать повседневную жизнь (APA, 2013).

В то время как многие люди переживают краткие эпизоды деперсонализации / дереализации на протяжении всей своей жизни (около 50% взрослых испытали деперсонализацию / дереализацию хотя бы один раз), расчетное количество людей, которые испытывают эти симптомы в степени клинической значимости, оценивается в 2 человека. % при равном соотношении мужчин и женщин, испытывающих эти симптомы (APA, 2013).Средний возраст дебюта составляет 16 лет, и только у меньшинства развивается расстройство после 25 лет. эпизодический курс, переходящий в непрерывный.

Было обнаружено, что расстройство деперсонализации / дереализации сопровождается депрессией и тревожными расстройствами. Что касается расстройств личности, расстройство деперсонализации / дереализации чаще всего сопровождается избегающими, пограничными и обсессивно-компульсивными расстройствами личности.Некоторые данные указывают на низкую коморбидность посттравматического стрессового расстройства (APA, 2013).

Причины расстройства деперсонализации / дереализации в значительной степени неизвестны. О потенциальных генетических основах известно очень мало; тем не менее, есть предположение, что уровень наследственности диссоциативных переживаний колеблется от 50 до 60% (Pieper, Out, Bakermans-Kranenburg, Van Ijzendoorn, 2011). Однако, как и в случае с другими психологическими расстройствами, предполагается, что сочетание генетических факторов и факторов окружающей среды может играть большую роль в развитии диссоциативных расстройств, чем одна генетика (Pieper, Out, Bakermans-Kranenburg, Van Ijzendoorn, 2011).

Существует четкая связь между всеми диссоциативными расстройствами и детской травмой и жестоким обращением, но связь с расстройством деперсонализации / дереализации немного слабее, чем с другими диссоциативными расстройствами (например, диссоциативной амнезией и диссоциативным расстройством идентичности). Эмоциональное насилие, эмоциональное пренебрежение, физическое насилие, наблюдение за домашним насилием, воспитание тяжелобольным и / или психически больным родителем, а также неожиданная смерть или самоубийство члена семьи или близкого друга — все это факторы стресса в раннем возрасте, которые подвергались стрессу. идентифицированы как связанные с расстройством.Начало расстройства обычно спровоцировано сильным стрессом, депрессией, тревогой, паническими атаками и употреблением наркотиков (особенно каннабиса, галлюциногенов, кетамина, экстази и шалфея).

Симптомы расстройства деперсонализации / дереализации обычно проявляются в течение длительного периода времени, прежде чем человек обратится за лечением. Из-за этого есть некоторые доказательства, подтверждающие, что сам по себе диагноз эффективен для снижения интенсивности симптомов, так как он также снимает беспокойство человека, связанное с загадочной природой симптомов (Medford, Sierra, Baker, & David, 2005).

Из-за высокой коморбидности расстройства деперсонализации / дереализации и тревоги / депрессии целью лечения часто является облегчение этих вторичных симптомов психического здоровья, связанных с симптомами деперсонализации / дереализации. Хотя есть некоторые свидетельства того, что лечение СИОЗС эффективно для улучшения настроения, доказательства в пользу комбинированного метода психофармакологического и психологического лечения еще более убедительны (Medford, Sierra, Baker, & David, 2005).Психологическое лечение предпочтений — это когнитивно-поведенческая терапия, поскольку она направлена ​​на негативные атрибуции и оценки, способствующие появлению симптомов деперсонализации / дереализации (Medford, Sierra, Baker, & David, 2005). Бросая вызов этим катастрофическим атрибуциям в ответ на стрессовые ситуации, человек может снизить общий уровень тревожности, что, в свою очередь, уменьшает симптомы деперсонализации / дереализации.


Деперсонализация | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


Деперсонализация — это изменение в восприятии или переживании себя, в результате чего человек чувствует себя оторванным от своих ментальных процессов или тела и как будто он является сторонним наблюдателем.Когда он настолько серьезен, что мешает повседневной деятельности, это может привести к диагнозу деперсонализационного расстройства. [1] ..

В легких формах переживание может быть желательным, например, при употреблении рекреационных наркотиков, но обычно это относится к тяжелой форме, проявляющейся при тревоге и, в наиболее сильном случае, при панических атаках. Это чаще всего описывается как симптом эмоций, таких как паника или страх. Больной чувствует, что он или она изменились, и мир стал менее реальным — он расплывчатый, похожий на сновидения или лишенный значения.Иногда это может быть довольно тревожным переживанием, поскольку многие считают, что действительно живут во сне.

Хроническая деперсонализация относится к расстройству деперсонализации, которое классифицируется DSM-IV как диссоциативное расстройство. Дереализация — это термин, похожий на обезличивание, и они часто используются как синонимы. Однако, более конкретно, дереализация — это ощущение, что «ничего не реально», а деперсонализация — это ощущение, что человек буквально «отделен» от своего тела или мира.Хотя эти чувства могут случиться с кем угодно, они наиболее заметны при тревожных расстройствах, клинической депрессии, биполярном расстройстве и некоторых типах эпилепсии.

Описание

Люди, которые переживают деперсонализацию, чувствуют себя отделенными как от мира, так и от собственной личности и физического состояния. Часто человек, переживший деперсонализацию, заявляет, что жизнь «похожа на фильм, или вещи кажутся нереальными или туманными». Также разрушается осознание себя (отсюда и название).DP может привести к очень высокому уровню тревожности, что еще больше усиливает чувство «фальши».

Один из способов описать физическое проявление этого чувства — сравнить очень популярную технику съемки, которая называется «Головокружение» или «Dolly Zoom». В этой технике объект изображения остается зафиксированным на снимке, в то время как весь окружающий фон удаляется, вызывая чувство головокружения или отстраненности. Люди могут воспринимать это чувство циклически, когда чувство переходит одно за другим, в быстрой или небыстрой последовательности.

Иногда физическое проявление больше похоже на проблесковый маячок чувств. Информация обрабатывается с гораздо большей скоростью, и поэтому субъект чувствует, как будто его или ее чувства искажаются и фрагментированы.

Причины

Деперсонализация — это побочный эффект диссоциативов и галлюциногенов, а также обычных наркотиков, таких как кофеин, [2], алкоголь, [3] и миноциклин. [4] Это классический симптом отмены многих лекарств. [5] [6] [7] [8]

Деперсонализация также может сопровождать лишение сна и стресс.

Исследование студентов бакалавриата показало, что люди с высоким уровнем деперсонализации / дереализации шкалы диссоциативных переживаний демонстрируют более выраженную реакцию кортизола. Лица, находящиеся на высокой подшкале абсорбции, которая измеряет опыт концентрации, исключая осознание других событий, происходящих вокруг них, показали более слабые реакции кортизола. [9]

Лечение

Лечение зависит от основной причины.

Если деперсонализация — это симптом неврологического заболевания, то диагностика и лечение конкретного заболевания — это первый подход. Деперсонализация может быть когнитивным симптомом таких заболеваний, как БАС, болезнь Альцгеймера, рассеянный склероз (РС), нейроборрелиоз (болезнь Лайма) или любого другого неврологического заболевания, поражающего мозг.

Если деперсонализация является психологическим симптомом, лечение может зависеть от диагноза.Деперсонализация часто является симптомом пограничного расстройства личности, которое можно долго лечить с помощью надлежащей психотерапии и психофармакологии [1].

Лечение хронической деперсонализации рассматривается при расстройстве деперсонализации.

См. Также

См. Также

Библиография

  1. ↑ Американская психиатрическая ассоциация (2004) Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам DSM-IV-TR (пересмотр текста). Американская психиатрическая ассоциация.ISBN 08

    246.

  2. ↑ Stein MB. Uhde TW. Расстройство деперсонализации: эффекты кофеина и ответ на фармакотерапию. [Отчеты о случаях. Журнальная статья] Биологическая психиатрия. 26 (3): 315-20, 1989 июл.
  3. ↑ Раймо Э.Б., Ремер Р.А., Мостер М., Шан Ю.: Деперсонализация, вызванная алкоголем, Биологическая психиатрия. ИЮНЬ 1999
  4. Cohen PR (2004). Симптомы деперсонализации, связанные с приемом лекарств: отчет о транзиторных симптомах деперсонализации, вызванных миноциклином. Юг.Med. J. 97 (1): 70-3.
  5. Marriott S, Тайрер П. (1993). Бензодиазепиновая зависимость. Избегание и отказ. Безопасность лекарств: международный журнал по медицинской токсикологии и опыту использования лекарственных средств 9 (2): 93-103.
  6. Шуфман Э, Лернер А, Витцтум Э (2005). [Деперсонализация после отказа от употребления каннабиса]. Harefuah 144 (4): 249-51, 303.
  7. Джендерджян А., Ташджян Р. (1982).Агорафобия после отмены амфетаминов. Журнал клинической психиатрии 43 (6): 248-9.
  8. Mourad I, Lejoyeux M, Adès J (1998). [Проспективная оценка отмены антидепрессантов]. L’Encéphale 24 (3): 215-22.
  9. Giesbrecht T, Smeets T, Merckelbach H, Jelicic M (2007). Опыт деперсонализации у студентов бакалавриата связан с повышенными реакциями кортизола на стресс. Дж.Nerv. Ment. Дис. 195 (4): 282-7.

Ключевые тексты

Книги

Документы

Дополнительный материал

Книги

Документы

Внешние ссылки

  • Сообщество деперсонализации — Сайт поддержки деперсонализации: Сайт поддержки для тех, кто страдает от деперсонализации и дереализации.
  • DreamChild — Жизнь с хронической деперсонализацией: личная страница опыта и советов одного человека, страдающего хроническим расстройством деперсонализации.
  • Depersonalization.info: подробное объяснение деперсонализации, а также доска объявлений для страдающих этим расстройством.
  • Энциклопедия психических расстройств
  • DepersonalizationDisorder.net — НОВОЕ СООБЩЕСТВО ОНЛАЙН-ПОДДЕРЖКИ для тех, кто страдает деперсонализацией, дереализацией и диссоциативными расстройствами: онлайн-ФОРУМ, СТАТЬИ, СИМПТОМЫ, ПРИЧИНЫ, ССЫЛКИ, ИСКУССТВО, ИСТОРИИ, ТРЕБОВАНИЯ и многое другое можно найти на этом сайте.
  • Статья от shaunoconnor.com: История молодого человека о том, как он развился и справился с серьезной деперсонализацией.
  • Королевский колледж, Лондон — Отдел исследования деперсонализации
  • Сообщество деперсонализации на dpselfhelp.com
  • Восстановление деперсонализации — Видео по DP и дереализации

Примечания

  • Подполковник Дэйв Гроссман в своей книге « об убийстве » предполагает, что военная подготовка искусственно создает обезличивание солдат, подавляя сочувствие и облегчая им убийство других людей.
  • Экзистенциалисты используют этот термин в другом контексте. Обращение с людьми со стороны других людей как с объектами или без учета их чувств получило название деперсонализации. В этом обвиняют детерминизм. См. Также объективацию.
  • Р. Д. Лэнг использовал деперсонализацию для обозначения страха потери автономии в межличностных отношениях онтологически незащищенными.

Когнитивно-поведенческая модель деперсонализации (Хантер, Филлипс, Чалдер, Сьерра, Дэвид, 2003)

Описание

Расстройство деперсонализации (DPD) — это хроническое состояние, при котором человек испытывает частую или постоянную отстраненность от себя, нарушая обычно интегрированное ощущение себя.Крайне важно, что люди, испытывающие DPD, не бредовые идеи: они сохраняют способность проникновения в суть, и их осознание несоответствия между наблюдающим «я» и воплощенным «я» вызывает значительные страдания (Hunger et al, 2003; Medford et al, 2005).

Основные симптомы DPD включают:

  • Деперсонализация (ДП). Чувство нереальности и отстраненности от самого себя. Нормальное интегрированное ощущение себя — ума и тела — нарушается, так что люди чувствуют себя оторванными от своих мыслей, тела и своих переживаний.Люди часто сообщают, что наблюдают за собой из туннеля, за стеклом или через окно.
  • Дереализация (DR). Мир кажется незнакомым и искусственным. Внешний мир может казаться плоским или двухмерным, лишенным цвета или черно-белым. Объекты не кажутся твердыми или кажутся больше или меньше, чем они есть на самом деле (макро и микроскопия соответственно), звуки искажены или приглушены.
  • Отчуждение от ощущений своего тела или изменение их ощущений. Люди могут сообщать о головокружении, частичном или полном физиологическом онемении, ощущении невесомости или пустоты, неспособности ощущать физические границы своего тела или узнавать собственное лицо и голос, а также об изменении восприятия размеров различных частей тела.Они также могут сообщать о нарушениях вкусовых ощущений и осязания.
  • Ощущение оцепенения, приглушенности или поверхностности эмоциональных реакций. Люди могут сообщать о похожем на сновидение состоянии, чувстве изоляции, потере мотивации, отсутствии сочувствия, неспособности почувствовать последствия своего поведения, депрессии и тревоге.
  • Когнитивные изменения. Люди могут испытывать нарушение концентрации, измененное восприятие времени, пустой ум или бегающие мысли, ухудшение памяти, нарушение визуальных образов или трудности с обработкой новой информации.У них могут быть повторяющиеся мысли или размышления о природе реальности и самом себе.
  • Сохраненное понимание. Люди, испытывающие DPD, проходят проверку реальности в неизменном виде и остро осознают расхождение и нарушение их самоощущения, что может причинить им значительные страдания. Люди с DPD не заблуждаются, осознавая, что их симптомы субъективны и не связаны с изменениями в самом мире.

Оценка DPD должна рассматриваться для людей, сообщающих о симптомах в любой из категорий, описанных выше (Medford et al, 2005).Наиболее широко используемым клиническим инструментом для оценки является Кембриджская шкала деперсонализации (Sierra & Berrios, 2000). DPD классифицируется с диссоциативными расстройствами в DSM5, но отличительные признаки диссоциации отсутствуют : люди с DPD сохраняют проницательность, а диссоциативная амнезия отсутствует или очень редка (Hunter et al, 2003; Medford et al, 2005). Клиницисты должны отметить, что эпизоды DP / DR могут возникать как часть проявления височной эпилепсии. В этих случаях для человека типично сообщать об ограниченных проявлениях симптомов DP / DR наряду с когнитивными и поведенческими изменениями (например,грамм. аура, клещи или ерзание, резкие изменения запаха или вкуса, впоследствии головная боль и спутанность сознания) (Medford et al, 2005).

Сопутствующие симптомы DPD часто совпадают с переживаниями социальной фобии, паники и беспокойства о здоровье:

  • Панические атаки. Большая часть людей с DPD страдают от панических атак (59%) и будут испытывать ухудшение симптомов DP / DR во время приступов (40-90%: Hunter et al, 2003).
  • Социальная тревожность. Симеон и др. (1997) обнаружили, что 50% пациентов с ДПД страдают коморбидной социальной фобией.
  • Острый стресс. Люди с DPD часто сообщают, что боятся выходить на улицу одни (59%, Baker et al, 2003) и избегают ситуаций, которые могут привести к усилению беспокойства или ухудшению их симптомов.
  • Здоровое беспокойство или ипохондрия. Повышенный самоконтроль и самонаблюдение за симптомами DP / DR обычны для DPD.
  • Тиннитус . Около трети пациентов с DPD сообщают о тиннитусе (29%: Baker et al, 2003).
  • Мигрень .Около трети пациентов с DPD сообщают о мигрени (31%: Baker et al, 2003).

Хантер, Филлипс, Чалдер, Сьерра и Дэвид (2003) предложили когнитивную модель для учета поддержания DPD, которая предполагает, что общие временные симптомы DP / DR (обычно возникающие во время стресса или угрозы) катастрофически неверно интерпретируются. как признаки ухудшения или нарушения психического здоровья. Это приводит к чувству тревоги и связанным с ней физиологическим реакциям, которые затем могут усугубить симптомы DP / DR.Как и в случае с другими тревожными расстройствами, они предполагают, что цикл поддерживается избеганием, безопасным поведением, усиленным мониторингом симптомов и сосредоточением на себе внимания. Важные компоненты модели:

Предрасполагающие факторы

DPD отражает переход переживаний деперсонализации и дереализации от преходящих к хроническим. Временные переживания деперсонализации и дереализации относительно часто встречаются у здоровых взрослых, от 35 до 70% в течение всей жизни (Hunter et al, 2003).Преходящие эпизоды DP и DR особенно распространены в периоды усталости или перехода от сна к бодрствованию, употребления алкоголя и наркотиков, сильного стресса или угрозы жизни (Myers & Grant, 1972; Noyes & Kletti, 1977). Например, в выборке людей, подвергшихся опасной для жизни опасности, 72% сообщили о чувстве нереальности во время события, 52% сообщили о чувстве отстраненности и 30% сообщили, что мир ощущается нереальным (Noyes & Kletti, 1977). Обычно тревога и панические атаки предшествуют диагнозу DPD или сопровождают его, а период повышенного стресса или стрессового жизненного события предшествует появлению симптомов DPD (Medford et al, 2005).

Существует высокая частота возникновения симптомов ДП и ДР наряду с приступом паники или тревожного приступа, и предыдущий диагноз психического здоровья распространен среди людей с диагнозом ДПД: депрессия (62%), тревога (41%), обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР). , 16%) или агорафобии (14%; Baker et al, 2003). Однако роль сопутствующей тревожности при ДПД сложна. Одно исследование обнаружило значительную связь между симптомами ДП и уровнями тревожности, когда ДПД классифицировалось как легкое, но эта связь не сохранялась, когда ДПД был умеренным или тяжелым (Sierra et al, 2012).

Одна из гипотез состоит в том, что люди могут быть предрасположены к развитию DPD, если у них снижена аффективная реакция во время стрессовых ситуаций. Нейробиологически было продемонстрировано, что DPD связан с усилением префронтальной регуляции и ингибированием эмоциональных реакций (Sierra & Berrios, 1998). Префронтальные системы, которые «наблюдают» и регулируют познание, становятся очень активными, что приводит к состоянию повышенной бдительности. В то же время эмоциональные реакции сильно подавляются, и эта «сниженная физиологическая реакция в ответ на тревогу… приводит к неприятному« нереальному »состоянию» (Hunter et al, 2003).

Разработка DPD

Начало DPD обычно начинается с преходящих эпизодов, которые со временем становятся более частыми и стойкими, пока опыт DP / DR не станет «всеобъемлющим и непрекращающимся» (Medford et al, 2005). Модель предполагает, что при DPD симптомы DP / DR изначально запускаются таким же образом, как и у здоровых взрослых — например, из-за усталости, стресса, травмы, беспокойства или употребления психоактивных веществ (Hunter, Salkovskis & David, 2014). Однако те, у кого развивается DPD, неверно оценивают симптомы и делают катастрофические предположения об их происхождении, например.грамм. «Что-то не так с моим мозгом» или «Я теряю контроль». Напротив, здоровые взрослые будут делать атрибуции, которые нормализуют симптомы, например «Я действительно устал и в стрессе» (Хантер, Сальковскис и Дэвид, 2014).

В этой модели оценки, сделанные в DPD, относятся к психическому заболеванию или дисфункции мозга (например, «Я схожу с ума», «Что-то не так с моим мозгом»). Эти оценки могут быть сделаны более вероятными из-за того, что ранее человек беспокоился о своем собственном психическом здоровье или его личном и семейном анамнезе . Предыдущие диагнозы психического здоровья относительно часто встречаются у людей, страдающих DPD, и одно исследование показало, что примерно у трети людей был родственник первой степени с диагностированным психическим заболеванием, а у десятой — родственник первой степени с диагнозом DPD ( Baker et al, 2003). Люди, употреблявшие алкоголь или наркотики в анамнезе, могут полагать, что симптомы DP / DR являются признаком необратимого повреждения головного мозга.

Техническое обслуживание DPD

Модель предполагает, что катастрофическое неверное толкование преходящих симптомов инициирует цикл отрицательной обратной связи, который усугубляет и поддерживает переживания DP и DR до тех пор, пока они не станут хроническими и не станут DPD.

  • Эмоциональные реакции, поддерживающие DPD , включают повышенную тревогу и, возможно, панику. Психологическое возбуждение следует за оценкой того, что симптомы DP / DR представляют собой угрозу. Если люди уже склонны испытывать симптомы DP / DR во время стресса, эти эмоциональные и физиологические реакции могут усугубить симптомы или продлить эпизод DP / DR.
  • Когнитивные реакции, поддерживающие DPD , включают усиление самоконтроля и внимания к симптомам.Такой мониторинг снижает порог обнаружения симптомов и, следовательно, увеличивает их частоту. Беспокойство и размышления также могут играть роль в поддержании DPD. Медфорд и его коллеги (2005) отмечают, что мучительные чувства отстраненности лежат в основе повторяющихся мыслей о природе реальности и о себе, которые могут стать «повторяющимися и навязчивыми», помогая обострять и поддерживать самоконтроль.
  • Поведенческие реакции, поддерживающие DPD , задуманы как следующие оценки угроз и могут включать избегание ситуаций, которые, по прогнозам человека, ухудшат симптомы, а также меры безопасности, призванные помочь предотвратить опасные исходы (Hunter et al, 2000; 2014).Такое поведение может привести к тому, что оценка угроз не будет опровергнута. Если поведенческие реакции связаны с социализацией, люди могут чувствовать себя еще более отчужденными от самих себя, поскольку теперь они должны играть определенную роль в социальных ситуациях.

Пока нет надежных доказательств лечения DPD (Medford et al, 2005). Когнитивно-поведенческая модель DPD предлагает серию вмешательств для DPD, основанных на существующих методах лечения тревожности. Предварительное исследование с применением этих методов показало улучшения по всем критериям результатов, хотя эти улучшения, по-видимому, были вызваны снижением тревожности и депрессии (Hunter et al, 2005).

Когнитивно-поведенческие методы лечения DPD включают:

  • Психообразование для объяснения симптомов : Эта фаза психообразования направлена ​​на уменьшение стресса, типичного для страдающих DPD (Hunter et al, 2014). Клиницисты могут предоставить информацию и просвещение относительно частого возникновения преходящих симптомов DP / DR и ситуаций, в которых они могут возникнуть (например, усталость, острый стресс). Это может сделать симптомы менее тревожными, предоставляя некатастрофические интерпретации DP / DR, вместо того, чтобы интерпретировать их как признаки ухудшения психического здоровья.Это может помочь обсудить нейробиологические механизмы, которые запускаются стрессом, при котором «бдительная» часть мозга очень активна, но эмоциональные реакции подавлены.
  • Психообразование, способствующее изменению образа жизни : Усталость является известным триггером симптомов DP / DR для некоторых людей, поэтому обсуждение привычек сна, гигиены сна, распорядка дня, физических упражнений и диеты имеет большое значение.
  • Ведение дневника : Люди часто чувствуют, что их симптомы продолжаются и не утихают.Дневник симптомов может предоставить доказательства против этого и выделить циклы симптомов, которые связаны с конкретными триггерами, паттернами избегания или активностью.
  • Градуированное воздействие и / или поведенческие эксперименты для целевого избегания: Выявление ситуаций или контекстов, которых человек избегает из-за страха ухудшения своего состояния. Они могут быть внешними, например, социальными ситуациями или определенной средой (например, оживленные места или места с особым освещением или звуком) или внутренними.Такие среды можно создавать или вводить постепенно, при этом человек может делать прогнозы относительно ожидаемых результатов, а затем размышлять о том, что произошло на самом деле. Интероцептивное воздействие можно использовать для изучения того, как можно управлять симптомами DP / DR или вызывать их у других людей. Примеры действий для интероцептивного воздействия включают длительное наблюдение за пустой стеной или лицом в зеркало.
  • Ролевая игра или видео взаимодействий для противодействия безопасному поведению во время социальных взаимодействий: Люди, борющиеся с симптомами DPD, могут сообщать о том, что избегают социальных ситуаций и беспокоятся, что они кажутся «странными» или ненормальными во время общения.В ответ на такие страхи обычно развивают безопасное поведение, такое как избегание зрительного контакта или молчание и пассивность. Видео взаимодействий с терапевтом при использовании или отказе от такого поведения можно использовать для изучения того, как это может иметь непредвиденные последствия.
  • Снижение сосредоточения на себе внимания: Обычная когнитивная реакция при DPD — это повышенное сосредоточение внимания на себе и наблюдение за симптомами DP / DR. Тренировка внимания может помочь людям перенаправить внимание, когда они обнаруживают, что самостоятельно контролируют свои симптомы.Когда DPD мягкий, можно использовать методы заземления для восстановления связи с внешним миром (например, контролируемое дыхание, использование ароматов с эфирными маслами). От умеренного до тяжелого DPD может быть полезно более интенсивная тренировка внимания, например выполнение сложных задач (таких как ментальная арифметика или двойное задание), чтобы отвлечь внимание от симптомов.
  • Сложные катастрофические предположения: Записи мыслей можно использовать для фиксации катастрофических оценок и прогнозов ожидаемых результатов симптомов DP / DR.Хантер и др. (2003) рекомендуют обратить на это внимание после некоторого опыта воздействия.
  • Вмешательства КПТ при симптомах тревоги и депрессии : Если у человека есть сопутствующая тревога и / или депрессия, может быть целесообразно направить лечение на эти симптомы.

Психическое здоровье: расстройство деперсонализации

Расстройство деперсонализации характеризуется периодами ощущения оторванности от тела и мыслей (деперсонализация). Расстройство иногда описывается как ощущение, будто вы наблюдаете за собой извне, или как будто вы находитесь во сне.Однако люди с этим расстройством не теряют контакта с реальностью; они понимают, что все не так, как кажется. Эпизод деперсонализации может длиться от нескольких минут до (редко) многих лет. Деперсонализация также может быть симптомом других расстройств, включая некоторые формы злоупотребления психоактивными веществами, определенные расстройства личности, судорожные расстройства и некоторые другие заболевания мозга.

Расстройство деперсонализации относится к группе состояний, называемых диссоциативными расстройствами.Диссоциативные расстройства — это психические заболевания, которые включают нарушения или нарушения памяти, сознания, осведомленности, идентичности и / или восприятия. Когда одна или несколько из этих функций нарушены, могут возникнуть симптомы. Эти симптомы могут мешать общему функционированию человека, включая социальную и рабочую деятельность и отношения.

Каковы симптомы расстройства деперсонализации?

Первичный симптом расстройства деперсонализации — искаженное восприятие тела.Человек может чувствовать себя роботом или во сне. Некоторые люди могут бояться сходить с ума и впадать в депрессию, тревогу или панику. У некоторых людей симптомы легкие и длятся непродолжительное время. Однако для других симптомы могут быть хроническими (продолжающимися) и продолжаться или повторяться в течение многих лет, что приводит к проблемам с повседневным функционированием или даже к инвалидности.

Что вызывает расстройство деперсонализации?

Мало что известно о причинах расстройства деперсонализации, но биологические, психологические факторы и факторы окружающей среды могут иметь значение.Как и другие диссоциативные расстройства, деперсонализационное расстройство часто вызывается сильным стрессом или травмирующим событием, например войной, жестоким обращением, несчастными случаями, катастрофами или крайним насилием, которые человек испытал или стал свидетелем.

Насколько распространено расстройство деперсонализации?

Деперсонализация может быть редким симптомом при некоторых психических расстройствах и иногда возникает после переживания опасной ситуации, такой как нападение, несчастный случай или серьезное заболевание. Деперсонализация как отдельное расстройство встречается довольно редко.

Как диагностируется расстройство деперсонализации?

Если присутствуют симптомы расстройства деперсонализации, врач начнет обследование с составления полной истории болезни и физического осмотра. Хотя лабораторных тестов для диагностики диссоциативных расстройств не существует, врач может использовать различные диагностические тесты, такие как визуализационные исследования и анализы крови, чтобы исключить соматические заболевания или побочные эффекты лекарств как причину симптомов.

Если физическое заболевание не обнаружено, человека могут направить к психиатру или психологу, медицинским работникам, специально обученным диагностировать и лечить психические заболевания.Психиатры и психологи используют специально разработанные интервью и инструменты оценки, чтобы оценить человека на предмет диссоциативного расстройства.

Как лечится расстройство деперсонализации?

Большинство людей с расстройством деперсонализации, обращающихся за лечением, обеспокоены такими симптомами, как депрессия или тревога, а не самим расстройством. Во многих случаях симптомы со временем проходят. Лечение обычно требуется только в том случае, если заболевание является длительным или рецидивирующим, или если симптомы вызывают у человека особые страдания.

Целью лечения, когда это необходимо, является устранение всех стрессов, связанных с началом расстройства. Лучший подход к лечению зависит от человека и тяжести его симптомов. Психотерапия, или разговорная терапия, обычно является методом выбора при расстройстве деперсонализации. Подходы к лечению расстройства деперсонализации могут включать следующее:

  • Психотерапия: Этот вид терапии психических и эмоциональных расстройств использует психологические методы, разработанные, чтобы помочь человеку лучше распознать и передать свои мысли и чувства о психологических конфликтах, которые могут привести к деперсонализации. опыты.Когнитивная терапия — это особый тип психотерапии, направленный на изменение дисфункциональных моделей мышления.
  • Лекарство: Лекарства обычно не используются для лечения диссоциативных расстройств. Однако, если человек с диссоциативным расстройством также страдает депрессией или тревогой, ему могут помочь антидепрессанты или успокаивающие препараты. Антипсихотические препараты также иногда используются для лечения расстройств мышления и восприятия, связанных с деперсонализацией.
  • Семейная терапия: Этот вид терапии помогает рассказать семье о расстройстве и его причинах, а также помогает членам семьи распознать симптомы рецидива.
  • Творческие методы лечения (арт-терапия, музыкальная терапия): Эти методы лечения позволяют пациенту исследовать и выражать свои мысли и чувства безопасным и творческим способом.
  • Клинический гипноз: Это метод лечения, который использует интенсивное расслабление, концентрацию и сосредоточенное внимание для достижения измененного состояния сознания или осознания, позволяя людям исследовать мысли, чувства и воспоминания, которые они могли скрыть от своего сознательного разума. .

Каковы перспективы для людей с расстройством деперсонализации?

Полное выздоровление от расстройства деперсонализации возможно для многих пациентов. Симптомы, связанные с этим расстройством, часто проходят сами по себе или после лечения, которое помогает человеку справиться со стрессом или травмой, вызвавшей симптомы. Однако без лечения могут возникнуть дополнительные эпизоды деперсонализации.

Можно ли предотвратить расстройство деперсонализации?

Хотя может оказаться невозможным предотвратить расстройство деперсонализации, может быть полезно начинать лечение людей, как только у них начинают проявляться симптомы.Более того, быстрое вмешательство после травмирующего события или эмоционального стресса может помочь снизить риск развития диссоциативных расстройств.

Деперсонализация — обзор | Темы ScienceDirect

Тесты и приложения теории самоопределения

В рамках социальной психологии ранние работы по теории самокатегоризации подробно описывали последствия деперсонализации для социального восприятия и поведения. В частности, Turner et al.веховый текст « Новое открытие социальной группы » (1987) предоставил новые и важные идеи по широкому кругу социально-психологических тем и проблем. Некоторые из них — наиболее очевидно групповое формирование , сплоченность и стереотипное представление — давно интересовали теоретиков социальной идентичности. Однако теория также предоставила радикально новый анализ множеству других тем, в частности, поляризации группы (например, McGarty et al., 1992) и поведение толпы (например, Reicher, 1987).

Последующие направления исследований подтвердили способность стереотипов о себе (и других) людей гибко реагировать на изменения в сравнительном контексте способами, предсказанными принципом метаконтрастности (например, Doosje et al., 1998), и указали на способность эти же контекстные особенности влияют на внутреннюю структуру социальных категорий. Другая ранняя работа показала, как модели акцентуации стимулов служат для отражения воспринимаемой взаимозаменяемости членов категории (например,г., Хаслам и Тернер, 1992; Hogg and Turner, 1987), а также то, как они структурируют восприятие отдельного человека (например, его личность , ; Reynolds et al., 2010).

Теоретический анализ социального влияния также использовался для анализа множества социальных и прикладных явлений (особенно организационного поведения ; например, Haslam, 2004). В частности, он использовался для теоретических построений по темам сотрудничества, , общение, , , переговоры, , групповое принятие решений, и , стресс, .Однако, вероятно, самая большая область работы, в которой идеи теории были развиты и проверены, относится к исследованию лидерства (например, Ellemers et al., 2004; Haslam et al., 2011; Hogg, 2001; Turner and Haslam , 2001). Ключевой вывод здесь заключается в том, что лидерство — это не свойство, как обычно предполагают, присущее человеку как личности . Скорее, это результат способности лидера воплощать то, что определенная группа значит для ее членов в любом данном контексте.Таким образом, способность к лидерству основывается на способности индивидов рассматриваться как прототип общей социальной идентичности и оказывать влияние на других членов группы на этой основе. Другими словами, только когда лидеры рассматриваются как воплощающие «то, что мы есть», их лидерство стимулирует последователей.

По мере развития такой работы ключевые разработки принципов самокатегоризации все чаще демонстрируют, что эти процессы социальной категоризации и влияния не просто происходят в головах людей, но также происходят «там» в социальном мире.Таким образом, во многих исследованиях изучались предпринимательские и общественные аспекты социальной идентичности, поскольку они создаются потенциальными лидерами и оспариваются в социальном взаимодействии (например, Reicher and Hopkins, 2001). Эта работа послужила для разработки и прояснения динамической природы принципов самокатегоризации и подхода социальной идентичности в более общем плане. Он показывает не только то (и то, как) процессы самокатегоризации реагируют на социальную реальность, но также то, что (и как) они являются средствами, с помощью которых эта реальность трансформируется — в частности, посредством развития и упражнения группы. на базе power (Reicher, 1996; Turner, 2005).Таким образом, теория говорит не только о социальных измерениях мышления и видения, но и о политическом процессе коллективных действий и социальных изменений.

Границы | Неявная самооценка при пограничном расстройстве личности и деперсонализационном расстройстве

Введение

Нарушение самоощущения у людей с пограничным расстройством личности (ПРЛ) и с расстройством деперсонализации (СПД). При ПРЛ это глобальное чувство самоидентификации и собственного достоинства является одним из нескольких нестабильных атрибутов, которые включают нестабильные «межличностные отношения, самооценку и аффекты, а также выраженную импульсивность» (American Psychiatric Association, 2000, p.706). Их самооценка, а также аффект, познание и поведение колеблются в зависимости от их восприятия отвержения или оставления (Американская психиатрическая ассоциация, 2000). Эти страхи заброшенности возникают из-за нестабильных межличностных отношений, когда они сначала идеализируют другого человека, а затем критикуют и обесценивают его. Это отражает защитный механизм, называемый «расщеплением», когда представления о себе и других воспринимаются как все хорошее или все плохое, и вместо успешной интеграции этих представлений они колеблются между ними со сдвигами в их аффектах (Lynum et al., 2008; Майерс и Зейглер-Хилл, 2008 г.). DPD, напротив, характеризуется «стойким или повторяющимся чувством оторванности от своих умственных процессов или тела, которое сопровождается тестированием неповрежденной реальности», в DSM-IV-TR (Американская психиатрическая ассоциация, 2000, стр. 519) . Люди с DPD могут чувствовать себя автоматами, как будто они живут в кино или во сне, или могут чувствовать себя вне своих мыслей или тела, но они осознают, что это всего лишь чувство (American Psychiatric Association, 2000).Учитывая, что такие аспекты саморепрезентации, как самооценка и самооценка, нарушаются при каждом из этих расстройств, мы исследовали, как имплицитная самооценка (ИСЭ) влияет на эти группы населения.

Считается, что деперсонализация является результатом механизма психологической защиты, когда негативные мысли о себе или событиях своей жизни отделяются, так что они воспринимаются как разрозненные и, следовательно, не травмирующие (Guralnik et al., 2000). Специфические когнитивные дефициты у пациентов с DPD, включая трудности с измерением внимания, кратковременной памяти и пространственного мышления, также могут лежать в основе субъективных переживаний нарушений восприятия (Guralnik et al., 2000). Данные свидетельствуют о том, что люди с DPD находятся в состоянии повышенной готовности, но их реакция на эмоциональные стимулы ослаблена (Phillips et al., 2001; Sierra et al., 2002). Сьерра и Берриос (1998) постулируют модель кортиколимбического разъединения DPD, в соответствии с которой гиперактивность правой префронтальной коры [особенно правой дорсолатеральной префронтальной коры (DLPFC)] повышает бдительность, в то время как активация левой префронтальной коры подавляет миндалину и другие лимбические структуры, вызывая гипоэмоциональность.Результаты исследования ПЭТ, проведенного Симеоном и соавт. (2000) предполагают, что отключение может произойти раньше в потоке эмоциональной обработки; они обнаружили функциональные различия только в сенсорных ассоциативных областях коры, без метаболических различий в префронтальных или передних поясных областях. Однако более поздние функциональные нейровизуализационные исследования DPD подтверждают теорию о том, что ослабление субъективного переживания эмоций происходит из-за повышенной активации лобных областей с сопутствующим снижением активации областей эмоционального восприятия, таких как передняя поясная извилина, островок и миндалевидное тело (Phillips et al. ., 2001; Medford et al., 2006). Хотя нейробиологические основы все еще не изучены, специфические перцептивные, когнитивные и аффективные нарушения при DPD хорошо известны.

У пациентов с ПРЛ также обнаружены когнитивные дефициты в широком диапазоне областей, но со значительным нарушением исполнительных функций, таких как планирование, когнитивная гибкость и торможение реакции, что предполагает дефицит орбитофронтальной коры головного мозга (OFC) (Berlin and Rolls , 2004; Берлин и др., 2005).Кроме того, нейровизуализационные исследования обнаружили структурные и функциональные аномалии OFC при ПРЛ (например, Soloff et al., 2000; Tebartz van Elst et al., 2003). Учитывая его роль в подавлении, дисфункция OFC у пациентов с ПРЛ может лежать в основе их неспособности подавить воспринимаемую негативную эмоциональную информацию или ошибочные интерпретации, что потенциально способствует нарушению самооценки.

Пограничное расстройство личности и DPD классифицируются как отдельные расстройства в DSM-IV-TR (American Psychiatric Association, 2000), однако они обычно частично совпадают по своей симптоматике.В частности, высока частота диссоциативных симптомов при ПРЛ, а также высокая коморбидность ПРЛ и диссоциативных расстройств, особенно ДПД (Sar et al., 2006; Zanarini and Jager-Hyman, 2009). Исследования бессознательной организации личности, такие как ISE, которая возникает из автоматических ассоциаций с самим собой и бессознательной обработки аффективных переживаний, в отличие от преднамеренной сознательной самооценки явной самооценки, могут выявить различия в самовосприятии в этих случаях. два расстройства.

Несмотря на проблемы с самоощущением при этих расстройствах, мало исследований, посвященных изучению самооценки у людей с ПРЛ и ПРЛ. Самоуважение относится к общему чувству собственного достоинства (Buhrmester et al., 2011) и обычно не считается относительным или основанным на оценке вещей или других людей. Насколько нам известно, на сегодняшний день исследований самооценки в DPD не проводилось. Исследование Michal et al. (2006) обнаружили, что пациенты с DPD сообщают, что чувствуют себя крайне беспомощными, хрупкими, бесполезными и социально изолированными, что может способствовать снижению самооценки или является ее следствием, но это оценивалось с помощью инвентаризации нарциссизма, а не меры самооценки. почитать.Другие описали «преувеличенную и часто неприятную гиперактивность самого себя» в DPD (Dell, 2009, стр. 779), но остается неизвестным, как это влияет на самооценку.

Было проведено больше исследований самооценки при ПРЛ, которые продемонстрировали, что, как и настроение и оценки других, самооценка может колебаться между экстремально высокими и низкими значениями. В нескольких исследованиях была обнаружена корреляция между характеристиками ПРЛ (ПРЛП) и лабильной низкой самооценкой (Watson, 1998; Tolpin et al., 2004; Zeigler-Hill and Abraham, 2006).Кроме того, Lynum et al. (2008) обнаружили, что участники с ПРЛ имели более высокую явную самооценку, как указано в Индексе самооценки, чем участники с избегающим расстройством личности (APD), хотя обе группы имели клинический диапазон низкой самооценки. Они предполагают, что более высокая самооценка при ПРЛ аналогичным образом связана с колебаниями настроения и идентичности в этой популяции, которые контрастируют с неизменно низкой самооценкой при ПРЛ. Хотя эти исследования предоставляют доказательства связи между низкой, колеблющейся самооценкой и пограничными характеристиками личности, все они использовали субъективные самооценки, измеряющие явную самооценку.Поскольку явная самооценка подлежит сознательному размышлению, на эти результаты могут влиять предвзятость презентации участников и ограниченная способность к самоанализу и, таким образом, на них влияют изменчивые эмоции пациентов с ПРЛ. Вместо этого можно использовать неявные меры, чтобы избежать фиксации самопрезентации.

Исследования подтверждают идею о том, что люди имеют как явное, так и неявное отношение к себе (Greenwald and Banaji, 1995). Явная самооценка возникает из рефлексивной, сознательной оценки релевантной для себя информации, в то время как ISE является автоматическим, интуитивным и бессознательным (Greenwald and Banaji, 1995; Schröder-Abé et al., 2007). Таким образом, явная самооценка может быть оценена с помощью прямых измерений, таких как анкеты, но ISE требует косвенных измерений, которые оценивают реакцию человека на релевантные стимулы. Хотя люди могут с некоторой точностью открыто сообщить о своей самооценке, исследования показывают, что это зависит от характеристик спроса, таких как социальная желательность, и может даже не быть полностью доступным для нас с учетом ограничений в самоанализе (Гринвальд и Банаджи, 1995). Более того, эти две конструкции считаются независимыми; неявная и явная самооценка слабо коррелируют и даже могут противоречить друг другу (Greenwald and Farnham, 2000; Vater et al., 2010). Типичные здоровые взрослые люди склонны демонстрировать конгруэнтную самооценку с положительной предвзятостью как неявной, так и явной самооценки (Valiente et al., 2011). Однако расхождения между ними (высокий уровень явного / низкий уровень неявного, высокий уровень неявного / низкий уровень явного) относительно обычны и указывают на внутренний эмоциональный беспорядок или дезадаптацию (Schröder-Abé et al., 2007). При ПРЛ Vater et al. (2010) обнаружили, что наличие любого из видов несоответствия самооценки положительно коррелирует с тяжестью симптомов ПРЛ.

В целом, самооценка, по-видимому, нарушена у людей с ПРЛ и ДПД, но по-разному, колеблется с внезапными сдвигами в аффектах при ПРЛ и воспринимается как отстраненная при ДПД. Измерения самооценки могут выявить, как такие нарушения представления о себе по-разному влияют на эти две группы населения. В частности, неявные меры могут лучше отражать лежащие в основе различия в самооценке, свободные от сознательного контроля и предубеждений в представлении, которые могут влиять на явные меры.Таким образом, мы изучали самооценку при DPD и BPD в этом исследовании с помощью адаптированного Greenwald and Farnham (2000) неявного ассоциативного теста (IAT), который фиксирует самооценку на основе способности оценивать хорошие и плохие концепции как связанные с самим собой или другие. -ассоциированный. Мы предположили, что две группы пациентов будут реагировать по-разному друг от друга, и что люди с DPD и BPD будут демонстрировать более низкую самооценку, чем контрольная группа по этому неявному показателю. Мы также провели измерения импульсивности, управляющей функции и аффекта, чтобы дополнительно изучить взаимосвязь между самооценкой и симптомами этих психических расстройств.

Материалы и методы

Субъекты

Всего в исследовании участвовал 71 взрослый человек. Участники BPD и DPD были амбулаторными пациентами, диагностика которых проводилась независимым психиатром с использованием структурированного клинического интервью для расстройств оси I DSM-IV (First et al., 2002), структурированного клинического интервью для расстройств оси II DSM-IV (First et al. , 1997), структурированное клиническое интервью для диссоциативных расстройств DSM-IV (Steinberg, 1994) и сокращенные шкалы интеллекта Векслера (WASI; Wechsler, 1999). Пациенты включались в исследование, если они соответствовали критериям DSM-IV-TR для БЛД ( N = 18) или DPD ( N = 18), и если у них не было в анамнезе шизофрении, шизоаффективных, биполярных или других органических психических расстройств, отсутствия диагноза зависимости или злоупотребления психоактивными веществами и нестабильного соматического расстройства .Наличие диссоциативного расстройства было исключением для участников ПРЛ, и наоборот. Здоровые контрольные (HC; N = 35) были набраны из сообщества с использованием листовок и рекламы и были включены только в том случае, если они не соответствовали критериям DSM-IV-TR оси I или II и не имели неврологического или нестабильного медицинского расстройства. Участники были сопоставимы по возрасту, полу и IQ (по данным WASI; см. Таблицу 1). Это исследование было одобрено институциональным наблюдательным советом Медицинской школы Mount Sinai, и все субъекты подписали письменное информированное согласие до участия.

Таблица 1 . Демография .

Материалы и процедуры

Задача неявной ассоциации

Мера ISE, предназначенная для проверки силы неявных ассоциаций между категориями путем измерения скорости их одновременной оценки. Участники сидели в тихой комнате без окон перед экраном компьютера, и женщина-администратор теста проинструктировала их отсортировать слова, представленные в центре экрана, на «себя», «другие», «приятные» или «приятные». неприятные »категории как можно быстрее, нажав соответствующую клавишу на левой (« е ») или правой (« i ») стороне клавиатуры.Слова категории были показаны в верхнем правом и верхнем левом углу экрана, а целевые слова были показаны в середине экрана (см. Таблицу 2 для слов-стимулов). IAT включал пять этапов, как описано Greenwald et al. (1998). На первом этапе, тренировочном блоке из 24 испытаний, участники сортируют себя или другие слова, такие как «я» и «их», нажимая клавиши «e» и «i» соответственно. На втором этапе (24 практических испытания) они сортируют приятные и неприятные слова, такие как «радость» и «боль», нажимая клавиши «e» и «i» соответственно.На третьем этапе (60 испытаний) участникам были предложены слова из категории «я», «другое», «приятное» и «неприятное», в которых были определены категории «я» и «приятное» с помощью одной и той же клавиши («е»), а «другое и неприятное» — с помощью другой клавиши («i». ). Это было подходящее состояние. На четвертом шаге (24 испытания) переключились клавиши, соответствующие словам «self» и другим категориям (теперь «self» был соединен с клавишей «i», а другой — с клавишей «e»). На пятом этапе (условие несовместимости) участники классифицировали себя и неприятные слова с помощью одного ключа («i»), а другие приятные слова — с помощью другого ключа («e»).Порядок блоков был рандомизирован для каждого участника. Стимулирующие слова оставались на экране до тех пор, пока не был получен правильный ответ, и компьютер измерял время реакции между предъявлением стимулирующего слова и правильной категоризацией слова участниками.

Таблица 2 . Слова-стимулы IAT .

IAT основан на предположении, что категоризация концепции биполярной цели (например, себя или другого) будет быстрее, если она будет иметь более сильную связь с концепцией биполярных атрибутов (например,g., приятное или неприятное) и при классификации этих понятий требует такой же реакции. Ожидается, что участники с высокой самооценкой будут иметь более быстрое время отклика, когда они должны будут ответить одной и той же кнопкой для цели («я») и положительного атрибута («приятный»), которые уже неявно связаны, но время их реакции будет медленнее, если для ответа требуется когнитивный контроль, чтобы обратить вспять эту ассоциацию, т. е. когда слова, относящиеся к «я», сочетаются с «неприятными» отрицательными атрибутами (Greenwald and Farnham, 2000).Это предположение подтверждается выводами о том, что здоровые добровольцы на самом деле демонстрируют самооценку (Greenwald and Farnham, 2000; Buhrmester et al., 2011).

Опросник фронтального поведения (Берлин и Роллс, 2004; Берлин и др., 2005)

Опросник с самоотчетом из 20 пунктов и 5 пунктов шкалы Лайкерта, который был разработан для измерения типов поведенческих проблем, таких как расторможенность, социальная несоответствие, настойчивость и кооперативность, которые обычно считаются результатом орбитофронтального повреждения (Levin et al., 1991).

Опросник субъективных эмоций (Берлин и Роллс, 2004; Берлин и др., 2005)

Измеряет, как часто участники испытывают печаль, гнев, страх, счастье и отвращение в своей повседневной жизни по 4-балльной шкале Лайкерта.

Шкала импульсивности Барратта-11 (Patton and Stanford, 1995)

Этот самоотчет по 4-балльной шкале Лайкерта из 30 пунктов позволяет оценить долгосрочные модели импульсивного поведения. Он спрашивает испытуемых о том, как они действуют и думают, независимо от какого-либо конкретного периода времени, и используется как мера импульсивности.Шкала импульсивности Барратта-11 (BIS-11) состоит из трех подшкал: внимательной / когнитивной (т. Е. Быстрые изменения и нетерпение со сложностью), моторной (т. Е. Действия без размышлений) и непланирования (т. Е. Отсутствие ориентации на будущее). ).

Описание темперамента и характера (Cloninger et al., 1994), версия 9

Этот 240 пунктов, инвентарь истинно-ложной личности включает следующие параметры темперамента: стремление к новизне (NS), склонность к исследовательской деятельности, сильное возбуждение в ответ на новизну, импульсивное принятие решений и активное избегание монотонности или разочарования; избегание вреда (НА), торможение и социальная изоляция, застенчивость и медленная адаптация к изменениям; зависимость от вознаграждения (ЗЗ), тенденция интенсивно реагировать на сигналы вознаграждения, особенно на сигналы социального одобрения; и Стойкость (P), устойчивость к исчезновению, несмотря на периодическое подкрепление.Анкета также измеряет три аспекта характера: самостоятельность, готовность к сотрудничеству и самопревосхождение.

Статистический анализ

Односторонний дисперсионный анализ (ANOVA) был проведен для каждой переменной, чтобы определить, значительно ли различались средние оценки по группе. Хотя это привело к большому количеству независимых дисперсионных анализов, размер нашей выборки не позволял использовать многомерный подход, учитывая количество представляющих интерес критериев результатов (Табачник и Фиделл, 2007).Наименьшее значимое различие (LSD) post hoc анализы были выполнены для того, чтобы идентифицировать конкретный источник различия, и был проведен тест на частоту ложного обнаружения для корректировки множественных сравнений. Величина эффекта рассчитывалась по шкале Коэна d . Хотя многомерная регрессия не подходила для данного размера выборки, корреляции Пирсона были проведены в каждой группе с оценками ISE и каждым из других показателей, которые показали значимые результаты ANOVA.На рисунке 1 полосы ошибок представляют собой SE, и * p <0,0,05, ** p <0,01 и *** p <0,001 по отношению к контрольным участникам. Для всех статистических процедур использовался альфа-уровень 0,05.

Рисунок 1. График средних баллов ISE (± SE) по группе . Участники DPD имели значительно более высокую скрытую самооценку, чем участники как BPD, так и HC. * p <0.05, ** p <0,01 и *** p <0,001 по отношению к здоровой контрольной группе.

Преобразование данных и анализ IAT

Данные двух критических шагов, (1) где участники относили себя к категории приятных и других к неприятным (конгруэнтное состояние), и (2) где участники относили себя к неприятным, а другие — к приятным (несовместимое состояние), были использованы для первичного анализ. В соответствии с преобразованием данных, представленным Greenwald et al.(1998), задержки ответа более 3000 мс были перекодированы до 3000 мс, а задержки менее 300 мс были перекодированы до 300 мс, чтобы устранить эффект экстремальных задержек ответа, когда участники либо нажимали правильную клавишу до того, как восприняли стимул, либо упущенное внимание, которое вызвало эти выбросы. Кроме того, участники, которые отреагировали на> 10% испытаний в пределах двух критических блоков быстрее, чем 300 мс, должны были быть удалены, как рекомендовано Greenwald et al. (2003), однако ни один из участников не соответствовал этому критерию.Когда участники делали ошибку при классификации слова-стимула, время реакции измерялось до тех пор, пока они не ответили правильно, и эти испытания были включены в анализ (согласно Greenwald et al., 2003). Затем рассчитывался эффект IAT — мера ISE — путем вычитания среднего латентного периода времени собственной / приятной реакции (конгруэнтные испытания) из такового для само / неприятных блоков (неконгруэнтные испытания). Таким образом, высокий балл свидетельствует о высокой самооценке.

Результаты

Односторонний дисперсионный анализ не выявил значительных различий в возрасте, поле или IQ (измеренном WASI) между группами (см. Таблицу 1) и показал, что участники BPD и DPD значительно различались по ISE, фронтальному поведению, импульсивности и несколько характеристик темперамента (см. Таблицу 3).

Таблица 3 . Средние, стандартные отклонения и величина эффекта для каждой анкеты самоотчета, по группам 900 16.

Задача неявной ассоциации

Неявная самооценка была рассчитана путем вычитания средней латентности времени реакции «я» / приятной реакции (совпадающие испытания) из таковой для блоков «я» / неприятности (несовместимые испытания). Таким образом, высокий балл свидетельствует о высокой самооценке. Мы обнаружили, что ISE значимо связан с группой [ F (2, 68) = 4.02, p <0,05] и LSD post hoc анализы показали, что участники DPD имели значительно более высокий ISE, чем участники HC ( p <0,01) и участники BPD ( p <0,05). Самооценка существенно не различалась между участниками HC и BPD. Средние баллы ISE по группам показаны на рисунке 1.

Опросник фронтального поведения

Оценка лобного поведения значительно различалась между группами [ F (2, 65) = 17.488, p. <0,001]. Апостериорный анализ показал, что участники BPD имели значительно более высокие баллы по анкете фронтального поведения (FBQ), чем оба участника DPD ( p <0,01) и HCs ( p <0,001). Лица с DPD также имели значительно более высокие баллы FBQ, чем HC ( p <0,01).

Опросник субъективных эмоций

Дисперсионный анализ выявил значительные групповые различия в оценках общей субъективной эмоции [ F (2, 66) = 12.808, p <0,001], грусть [ F (2, 66) = 29,130, p <0,001], гнев [ F (2, 66) = 12,709, p <0,001], страх [ F (2, 66) = 14,934, <0,001] и счастье [ F (2, 66) = 15,304, p <0,001]. Отвращение было единственной эмоцией, которая не показывала существенных различий между группами. Апостериорный анализ показал, что участники BPD и DPD аналогичным образом сообщали о значительно более высоких баллах, чем HCs, для общей субъективной эмоции ( p <0.001 и 0,01 соответственно), грусть ( p <0,001 для обоих), гнев (оба p <0,001) и страх (оба p <0,001) и значительно ниже, чем HC по подшкале счастья ( p <0,001 для обеих групп). Участники BPD и DPD существенно не отличались друг от друга по какой-либо подшкале опросника субъективных эмоций (SEQ).

Импульсивная шкала Barratt

Общая оценка импульсивности [ F (2, 66) = 34.698, p <0,001], а также внимание [ F (2, 66) = 43,493, p <0,001], мотор [ F (2, 66) = 15,805, p <0,001 ], а показатели импульсивности без планирования [ F (2, 66) = 19,037, p <0,001] были значимо связаны с группой. Апостериорный анализ показывает, что участники ПРЛ имели значительно более высокие показатели общей импульсивности по сравнению с ХК ( p <0,001) и участниками DPD ( p = 0.05). Общий балл DPD BIS, хотя и ниже, чем у пациентов с BPD, также был выше по сравнению с HC ( p <0,001). Участники BPD и DPD имели одинаково более высокие баллы BIS по вниманию, чем участники контрольной группы ( p <0,001 для обоих сравнений), без существенной разницы между двумя клиническими группами. Участники BPD и DPD набрали значительно более высокие баллы по моторной и незапланированной подшкалам, чем контрольная группа (моторные: p <0,001 и p = 0.01, соответственно, без планирования: p <0,001 для обоих сравнений), и участники BPD были значительно больше, чем участники с DPD ( p = 0,05 для двигательных и незапланированных).

Описание темперамента и характера

Предотвращение вреда [ F (2, 58) = 24,878, p <0,001], самонаправленность [ F (2, 58) = 63,019, p <0,001], готовность к сотрудничеству [ F ( 2, 58) = 7,708, p <0.05] и самотрансцендентность [ F (2, 58) = 4,022, p <0,05] значительно варьировались в зависимости от группы, в то время как NS, зависимость от социального вознаграждения и настойчивость - нет.

LSD апостериорный анализ показывает, что участники BPD и DPD имели значительно более высокие баллы по HA, чем HC ( p <0,001 для обоих сравнений), а участники DPD набрали значительно больше, чем участники BPD ( p = 0,05). Кроме того, обе клинические группы имели более низкие баллы самоуправляемости, чем контрольные ( p <0.001 для каждого), где участники BPD имели значительно более низкие оценки, чем участники DPD ( p <0,01). Участники ПРЛ также набрали значительно более низкие баллы по кооперативности, чем контрольные ( p <0,001), и более высокие по самотрансценденции, чем HC ( p <0,01). Не было значительных различий между участниками DPD и HC, а также участниками DPD и BPD по подшкалам сотрудничества и самотрансценденции.

Корреляции

Единственная значимая корреляция с ISE была между ISE и кооперативностью в HCs ( r = 0.372).

Обсуждение

Наши результаты показывают, что пациенты с БЛД и ДПД значительно различаются по ISE, предполагая, что нарушенная самоконструкция при этих двух расстройствах по-разному влияет на бессознательную самооценку. Интересно, что у участников DPD был значительно более высокий ISE, чем у участников и контрольной группы BPD. Это было несколько удивительно, учитывая, что участники с DPD сообщали о негативном восприятии самих себя (Michal et al., 2006). Однако в этом исследовании использовался явный, самоотчетный перечень нарциссизма без каких-либо прямых измерений самооценки, и было показано, что индексы связанных психологических результатов слабо коррелируют с неявными методами (Buhrmester et al., 2011). Взятые вместе с доказательствами модели кортиколимбического разъединения (Sierra and Berrios, 1998), наши результаты могут отражать защитный механизм диссоциации при DPD, который ослабляет автоматические негативные ассоциации с самим собой.

Если деперсонализация действительно является результатом адаптивного, противоположного механизма реакции префронтальной активности и подавления лимбической эмоциональной обработки, участники DPD могут иметь более высокие баллы ISE, потому что неповрежденные системы внимания позволяют им быть бдительными и быстро реагировать в целом, в то же время эмоциональная значимость негативных ассоциаций с самим собой приглушается.Исследования нейровизуализации показывают, что у людей с DPD может отсутствовать нормальное нейронное различие между эмоциональными и нейтральными стимулами (Phillips et al., 2001; Medford et al., 2006), поэтому области обработки эмоций могут быть менее активными и менее способными способствовать самообучению. негативные ассоциации быстро. Кроме того, выполнение пациентами DPD нейропсихологических задач также подтверждает эту гипотезу об отключении и завышение ISE. В то время как пациенты с DPD плохо справляются с задачами на внимание, кратковременную память и пространственное мышление (Guralnik et al., 2000), они лучше, чем средства управления, выполняют задачи по смене установки и разделению внимания, чувствительные к функции DLPFC (DePrince and Freyd, 1999). Таким образом, гиперактивация DLPFC — повышение внимания и ингибирование лимбических структур — может опосредовать способность пациентов с DPD диссоциировать и объяснять их более высокий ISE.

Более высокий уровень ISE участников расстройства деперсонализации может также отражать противоположный, компенсирующий процесс отрицания, в результате чего они проявляют сильную бессознательную предвзятость в сторону совмещения с хорошими атрибутами в дополнение к диссоциации отрицательных атрибутов.IAT ограничен тем, что компоненты эффекта конгруэнтности не могут быть разделены и проанализированы. Однако кажется вероятным, что люди с DPD в первую очередь медленнее ассоциируют с собой негативные слова по сравнению с позитивными, учитывая их характерное подавление имплицитной эмоциональной реактивности (Sierra and Berrios, 1998; Phillips et al., 2001). Кроме того, Michal et al. (2006) обнаружили, что участники DPD не проявляют нарциссических характеристик, которые в противном случае могли бы сбить с толку ISE.Таким образом, их более высокая самооценка, скорее всего, не отражает защитную инфляцию самооценки.

Несмотря на то, что притупленная эмоциональная реакция является ключевой особенностью DPD (Simeon et al., 2008), наши результаты SEQ показывают, что внутреннее переживание эмоций не регулируется. Предыдущие исследования показали, что у людей с DPD снижены аффективные, вегетативные и нервные реакции на внешние стимулы, такие как эмоциональные лица или сцены (Phillips et al., 2001; Sierra et al., 2002, 2006; Simeon et al., 2008). Тем не менее, пациенты с DPD испытывают значительные страдания из-за оцепенения и нереальности своих чувств (Oyebode, 2008). У них может быть снижена физиологическая реакция на внешние эмоциональные стимулы, но наши результаты показывают, что они все еще испытывают отрицательные эмоции и могут субъективно сообщать о них.

В отличие от людей с DPD, пациенты с BPD существенно не отличались от HC на ISE. Это можно объяснить характерными для пациентов с ПРЛ колебаниями эмоций, идентичности, самооценок и оценок других людей (Tolpin et al., 2004; Lynum et al., 2008). Кроме того, сам IAT показывает умеренную надежность повторного тестирования: в среднем r = 0,56 по девяти исследованиям (Nosek et al., 2007). Наши участники завершили IAT только один раз, поэтому, если ISE колеблется в BPD, как это происходит с явной самооценкой, это может не быть зафиксировано IAT из-за его ограниченной чувствительности для измерения таких изменений. Чтобы лучше измерить лабильность самооценки у людей с ПРЛ, в будущих исследованиях следует проводить IAT в нескольких временных точках.

Хотя участники BPD не отличались от HCs на ISE, они отличались более выраженным фронтальным поведением (что свидетельствует о дисфункции OFC), большей импульсивностью и меньшей самонаправленностью, чем участники DPD и HC. Импульсивность уже давно считается характерным симптомом ПРЛ (Berlin and Rolls, 2004; Berlin et al., 2005). Низкая самооценка может быть фактором, способствующим импульсивности при некоторых расстройствах (например, патологическое пристрастие к азартным играм, Burton et al., 2000), однако наши результаты не подтверждают эту связь у людей с ПРЛ или ДПД.

Несмотря на обычную гипоэмоциональность при ДПД и эмоциональную лабильность при ПРЛ, результаты субъективных эмоций не отличают ДПД от ПРЛ. Обе группы имели одинаково повышенный уровень печали, гнева и страха и сообщили о меньшем уровне счастья, чем контрольная группа. Однако шкалы темперамента действительно продемонстрировали различия между двумя расстройствами. Участники DPD сообщили о более высоком уровне HA, что может отражать повышенную бдительность из-за повышенной активности DLPFC или может быть усвоенной реакцией на травму, которая обычно вызывает деперсонализацию.Напротив, участники ПРЛ имели значительно более низкие баллы по самоуправляемости, что соответствовало их зависимости от восприятия чувств или мнений других при определении своего личного имиджа и целей. У участников ПРЛ также была более низкая способность к сотрудничеству, что согласуется с их характерными дисфункциональными межличностными отношениями.

Мы ожидали, что самооценка будет в значительной степени связана с чертами характера и темпераментом, однако готовность к сотрудничеству была единственной чертой личности, которая в значительной степени коррелировала с оценками ISE.Подобно результатам SEQ, это может быть связано с различием между неявными и явными измерениями. Черты характера и темперамента в этом исследовании были измерены с помощью подробных анкет самоотчета, которые могут не коррелировать с ISE. В будущих исследованиях следует применять неявные измерения эмоций и темперамента наряду с IAT для самооценки, чтобы в дальнейшем исследовать взаимосвязь между ISE, эмоциями и личностью.

Ограничением настоящего исследования является то, что мы не включили явный критерий самооценки для сравнения.Расхождения между неявной и явной самооценкой могут быть наиболее показательными для неупорядоченного самовосприятия (Schröder-Abé et al., 2007), поэтому будущие исследования должны включать явную меру в сочетании с IAT. Еще одно ограничение заключается в том, что исследование не включало шкалы тяжести для пациентов с ПРЛ и СПД, поэтому мы не можем проверить, связаны ли наши результаты ИСЭ со степенью заболевания. Интерпретация результатов также ограничена тем, что ISE рассчитывается с точки зрения оценки одной дихотомической категории относительно другой.Сильные ассоциации с приятным собой могут на самом деле отражать более негативные ассоциации с «другими», а не указывать на высокую самооценку (Karpinski, 2004). На ISE также могут влиять предшествующие контексты, которые влияют на то, принимает ли кто-либо нормативную перспективу (т. Е. Категоризацию целевых концепций на основе того, что другие находят приятным / неприятным) или личную точку зрения (т. Е. То, что они сами находят приятным / неприятным) для выполнения задачи. (Хан и др., 2010). Наконец, мы признаем, что из-за относительно небольшого размера выборки в текущем исследовании трудно обобщить наши выводы.Поэтому мы намерены провести последующее исследование с большим размером исследования и включить меры тяжести для изучения потенциального опосредующего воздействия ИСЭ на интенсивность деперсонализации и связанной с ней психопатологии, что может позволить лучше интерпретировать наши текущие результаты.

Заключение

Хотя люди с ПРЛ и ДПД частично совпадают с точки зрения эмоциональных нарушений и диссоциативных симптомов (по крайней мере, в подгруппе пациентов с ПРЛ), наши результаты показывают, что различия в самооценке, поведении и темпераменте могут помочь определить, где они расходятся с точки зрения познание, поведение и, в конечном счете, лежащая в основе нейробиология.В будущих исследованиях следует изучить баллы ISE пациентов с ПРЛ в различных временных точках, а также конкретные меры, чтобы определить, колеблется ли ISE, как предполагают показатели самооценки. IAT также следует назначать пациентам с другими диссоциативными расстройствами, такими как диссоциативное расстройство личности и диссоциативная амнезия, для дальнейшего изучения взаимосвязи между расстройством самоощущения и самооценкой. Наконец, нейровизуализация может быть использована для изучения нейронной основы ISE и самоидентификации в этих популяциях.Основываясь на предыдущих исследованиях (например, Berlin et al., 2005) и результатах текущего исследования, мы предполагаем, что дисфункция OFC может способствовать импульсивности и эмоциональной лабильности пациентов с ПРЛ, в то время как повышенная активация DLPFC может лежать в основе подавления регуляции эмоции и высокая самооценка наблюдаются у пациентов с ДПД.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Дженнифер Бартц, Ph.D. за выполнение задания IAT, Дафни Симеон, доктор медицины по набору субъектов, Холли Гамильтон, бакалавр наук за проведение тестов и Эрику Холландеру, доктору медицины, за предоставление лабораторных инструментов.

Ссылки

Американская психиатрическая ассоциация. (2000). Диагностическое и статистическое руководство, четвертое издание TR . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация.

Берлин, ул.А., и Роллс, Э. Т. (2004). Восприятие времени, импульсивность, эмоциональность и личность у пациентов с самоповреждающим пограничным расстройством личности. J. Pers. Disord. 18, 358–378.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Бертон, С., Нетемейер, Р. Г., и Эндрюс, Дж. К. (2000). Моделирование потенциальных психологических факторов риска патологического пристрастия к азартным играм. J. Appl. Soc. Psychol. 30, 2058–2078.

CrossRef Полный текст

Клонингер, К.Р., Пшибек, Т. Р., Свракич, Д. М., и Ветцель, Р. Д. (1994). The Temperament and Character Inventory (TCI): Руководство по его развитию и использованию . Сент-Луис, Миссури: Центр психобиологии личности Вашингтонского университета.

Делл, П. Ф. (2009). «Понимание диссоциации», в Dissociation and the Dissociative Disorders: DSM V and Beyond , eds P. F. Dell and J. A. O’Neil (New York: Routledge), 709–825.

ДеПринс, А.П. и Фрейд Дж. Дж. (1999). Диссоциативные тенденции, внимание и память. Psychol. Sci. 10, 449–452.

CrossRef Полный текст

Сначала, М. Б., Спитцер, Р. Л., Гиббон, М., и Уильямс, Дж. Б. У. (1997). Структурированное клиническое интервью для DSM-IV расстройств личности, (SCID-II) . Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press, Inc.

Сначала, М. Б., Спитцер, Р. Л., Гиббон, М., и Уильямс, Дж. Б. У. (2002). Структурированное клиническое интервью по DSM-IV Axis I Disorders, Research Version, Patient Edition (SCID-I / P) .Нью-Йорк: биометрические исследования, Психиатрический институт штата Нью-Йорк.

Гринвальд А.Г., МакГи Д.Э. и Шварц Дж. Л. К. (1998). Измерение индивидуальных различий в неявном познании: тест неявных ассоциаций. J. Pers. Soc. Psychol. 74, 1464–1480.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Гуральник, О., Шмейдлер, Дж., И Симеон, Д. (2000). Чувство нереального: когнитивные процессы в деперсонализации. Am. J. Psychiatry 157, 103–109.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

Левин, Х. С., Гольдштейн, Ф. К., Уильямс, Д. Х., и Эйзенберг, Х. М. (1991). «Вклад поражений лобных долей в нейроповеденческий исход закрытой черепно-мозговой травмы», in Frontal Lobe Function and Dysfunction , eds H. S. Levin, H. M. Eisenberg, and L. B. Benton (Oxford: Oxford University Press), 318–337.

Медфорд, Н., Брайерли Б., Браммер М., Баллмор Э. Т., Дэвид А. С. и Филлипс М. Л. (2006). Эмоциональная память при расстройстве деперсонализации: функциональное МРТ-исследование. Psychiatry Res. 148, 93–102.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Майерс, Э. М., и Зейглер-Хилл, В. (2008). Никаких оттенков серого: расщепление и нестабильность самооценки. чел. Индивидуальный. Dif. 45, 139–145.

CrossRef Полный текст

Носек, Б.А., Гринвальд А. Г. и Банаджи М. Р. (2007) «Тест на неявные ассоциации в возрасте 7 лет: методологический и концептуальный обзор», в Автоматические процессы в социальном мышлении и поведении , изд. Дж. А. Барг (Нью-Йорк: Psychology Press), 265–292.

Oyebode, F. (2008). Симптомы разума . Эдинбург: Эльзевир.

Филлипс, М. Л., Медфорд, Н., Сеньор, К., Буллмор, Э. Т., Саклинг, Дж., Браммер, М. Дж., Эндрю, К., Сьерра, М., Уильямс, С.С., и Дэвид, А.С. (2001). Расстройство деперсонализации: мышление без чувств. Psychiatry Res. 108, 145–160.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Сар В., Акьюз Г., Кугу Н., Озтурк Э. и Эртем-Вехид Х. (2006). Коморбидность диссоциативного расстройства оси I при пограничном расстройстве личности и сообщения о детских травмах. J. Clin. Психиатрия 67, 1583–1590.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Шредер-Абе, М., Рудольф А. и Шютц А. (2007). Высокая скрытая самооценка не обязательно выгодна: несоответствие между явной и скрытой самооценкой и их взаимосвязь с выражением гнева и психологическим здоровьем. Eur. J. Pers. 21, 319–339.

CrossRef Полный текст

Сьерра, М., Сеньор, К., Далтон, Дж., МакДонаф, М., Бонд, А., Филлипс, М.А., О’Дуайер, А.М., и Дэвид, А.С. (2002). Вегетативная реакция при расстройстве деперсонализации. Arch.Gen. Psychiatry 59, 833–838.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Сьерра М., Сеньор К., Филлипс М. Л. и Дэвид А. С. (2006). Вегетативная реакция в восприятии отвращения и счастья при расстройстве деперсонализации. Psychiatry Res. 145, 225–231.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Симеон Д., Гуральник О., Хазлетт Э. А., Шпигель-Коэн Дж., Холландер Э., и Бухсбаум, М.С. (2000). Чувство нереального: ПЭТ-исследование расстройства деперсонализации. Am. J. Psychiatry 157, 1782–1788.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Симеон Д., Козин Д. С., Сегал К., Лерх Б., Дюжур Р. и Гисбрехт Т. (2008). Деконструирование деперсонализации: дополнительные доказательства кластеров симптомов. Psychiatry Res. 157, 303–306.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Солофф, П.Х., Мельцер, К. С., Грир, П. Дж., Константин, Д., и Келли, Т. М. (2000). Фенфлурамин-активируемое FDG-PET исследование пограничного расстройства личности. Biol. Психиатрия 47, 540–554.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Стейнберг, М. (1994). Структурированное клиническое интервью для диссоциативных расстройств DSM-IV, пересмотренное (SCID-D-R) , Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press.

Табачник, Б.Г., и Фиделл, Л. С. (2007). Использование многомерной статистики , 5-е изд. Бостон: образование Пирсона.

Тебарц ван Эльст, Л., Хесслингер, Б., Тиль, Т., Гейгер, Э., Хегеле, К., Лемье, Л., Либ, К., Бохус, М., Хенниг, Дж., И Эберт , Д. (2003). Фронтолимбические аномалии головного мозга у пациентов с пограничным расстройством личности: исследование объемной магнитно-резонансной томографии. Biol. Психиатрия 54, 163–171.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Валиенте, К., Кантеро, Д., Васкес, К., Санчес, А., Провенсио, М., и Эспиноза, Р. (2011). Неявные и явные расхождения в самооценке при паранойе и депрессии. J. Abnorm. Psychol. 120, 691–699.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Фатер, А., Шредер-Абе, М., Шютц, А., Ламмерс, К. Х. и Роепке, С. (2010). Расхождения между явной и скрытой самооценкой связаны с серьезностью симптомов пограничного расстройства личности. J. Behav. Ther. Exp. Психиатрия 41, 357–364.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Уотсон, Д. К. (1998). Связь самооценки, локуса контроля и размерных моделей с расстройствами личности. J. Soc. Behav. Чел. 13, 399–420.

Векслер Д. (1999). Сокращенная шкала интеллекта Векслера (WASI) . Сан-Антонио: Психологическая корпорация.

Занарини, М.К., и Ягер-Хайман, С. (2009). «Диссоциация при пограничном расстройстве личности», в Dissociation and the Dissociative Disorders: DSM V and Beyond , eds P. F. Dell and J. A. O’Neil (New York: Routledge), 487–493.

Зейглер-Хилл, В., и Абрахам, Дж. (2006). Пограничные черты личности: нестабильность самооценки и аффекта. J. Soc. Clin. Psychol. 25, 668–687.

CrossRef Полный текст

Доказательное лечение расстройства деперсонализации-дереализации (DPRD) | BMC Psychology

  • Аббас С., Чандра П.С., Шривастава М.: Использование флуоксетина и буспирона для лечения рефрактерного расстройства деперсонализации.Журнал клинической психиатрии. 1995, 56 (10): 484-

    PubMed Google ученый

  • Абель К.М., Аллин М.П., ​​Кухарска-Пьетура К., Эндрю К., Уильямс С., Дэвид А.С., Филлипс М.Л.: Кетамин и фМРТ. ЖИРНЫЙ сигнал: различение эффектов, опосредованных изменением кровотока, и изменением когнитивного состояния. Картирование человеческого мозга. 2003, 18 (2): 135-145. 10.1002 / хбм.10064.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Акнер Б. Деперсонализация.I. Этиология и феноменология. Журнал психических наук. 1954, 100 (421): 838-853.

    PubMed Google ученый

  • Адерибигбе Ю.А., Блох Р.М., Уокер В.Р.: Распространенность опыта деперсонализации и дереализации в сельской местности. Social Psychiatry Epidemiol. 2001, 36: 63-69. 10.1007 / s001270050291.

    Артикул Google ученый

  • Алиев Н.А., Алиев З.Н.: Ламотриджин в немедленном лечении амбулаторных больных с расстройством деперсонализации без сопутствующей психической патологии: рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование.Журнал клинической психофармакологии. 2011, 31 (1): 61-65. 10.1097 / JCP.0b013e31820428e1.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Американская психиатрическая ассоциация: Руководство по диагностике и статистике психических расстройств. 1987, Вашингтон, округ Колумбия: исправленное издание, 3

    Google ученый

  • Американская психиатрическая ассоциация: Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам.1994, Вашингтон, округ Колумбия: Автор, 4

    Google ученый

  • Американская психиатрическая ассоциация: Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. 2000, Вашингтон, округ Колумбия: текст rev. тираж, 4

    Google ученый

  • Anand A, Charney DS, Oren DA, Berman RM, Hu XS, Cappiello A, Krystal JH: Ослабление психоневрологических эффектов кетамина ламотриджином: поддержка гиперглутаматергических эффектов антагонистов рецепторов N-метил-D-аспартата.Архив общей психиатрии. 2000, 57 (3): 270-276. 10.1001 / archpsyc.57.3.270.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Bebbington PE, Marsden L, Brewin CR: Потребность в психиатрическом лечении среди населения в целом: исследование Camberwell Needs for Care Survey. Психологическая медицина. 1997, 27 (4): 821-834. 10.1017 / S0033291797005102.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Beck AT, Ward CH, Mendelson M, Mock J, Erbaugh J: инвентарь для измерения депрессии.Архив общей психиатрии. 1961, 4: 561-571. 10.1001 / archpsyc.1961.01710120031004.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Бек А.Т., Эпштейн Н., Браун Г., Стир Р.А.: Перечень для измерения клинической тревожности: психометрические свойства. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1988, 56: 893-897.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Бернштейн-Карлсон Э.Б., Патнэм Ф.В.: Обновленная информация о шкале диссоциативного опыта.Диссоциация. 1993, 6: 16-27.

    Google ученый

  • Blue FR: Использование директивной терапии при лечении невроза деперсонализации. Психологические отчеты. 1979, 45 (3): 904-906. 10.2466 / пр0.1979.45.3.904.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Брауэр Р., Харроу М., Такер Дж. Дж .: Феномены деперсонализации у психиатрических пациентов. Британский журнал психиатрии.1970, 117 (540): 509-515. 10.1192 / bjp.117.540.509.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Фихтнер К.Г., Хоревиц Р.П., Браун Б.Г.: Флуоксетин при расстройстве деперсонализации. Американский журнал психиатрии. 1992, 149 (12): 1750-1751.

    PubMed Google ученый

  • Foguet Q, Alvarez MJ, Castells E, Arrufat F: Метилфенидатное расстройство индерсонализации: отчет о болезни.Actas Españolas de Psiquiatría. 2011, 39 (1): 75-78.

    PubMed Google ученый

  • Foote B, Smolin Y, Kaplan M, Legatt ME, Lipschitz D: Распространенность диссоциативных расстройств у амбулаторных психиатрических больных. Американский журнал психиатрии. 2006, 163 (4): 6230-629.

    Артикул Google ученый

  • Ginsberg DL: Налтрексон лечение расстройства деперсонализации.Первичная психиатрия. 2005, 12 (6): 24-28.

    Google ученый

  • Гловер Х: предварительное испытание налмефена для лечения эмоционального оцепенения у ветеранов боевых действий с посттравматическим стрессовым расстройством. Израильский журнал психиатрии и смежных наук. 1993, 30 (4): 255-263.

    PubMed Google ученый

  • Guy W, et al: ECDEU Assessment Manual for Psychopharmacology.Клинические глобальные впечатления. 1976, Роквилл, Мэриленд: Национальный институт психического здоровья, 218-222.

    Google ученый

  • Гамильтон М: Оценка тревожных состояний по рейтингу. Британский журнал медицинской психологии. 1959, 32 (1): 50-55. 10.1111 / j.2044-8341.1959.tb00467.x.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Гамильтон М: шкала оценки депрессии.Журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии. 1960, 23: 56-62. 10.1136 / jnnp.23.1.56.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • Хиггинс JPT, Green S: Кокрановское руководство по систематическим обзорам вмешательств. 2008, Чичестер: John Wiley & Sons

    Книга Google ученый

  • Хиггинс JPT, Green S: Кокрановское руководство по систематическим обзорам вмешательств.2008, John Wiley & Sons: Chichester

    Книга Google ученый

  • Hollander HE: ECEM (Закрытие глаз, движение глаз): приложение к расстройству деперсонализации. Американский журнал клинического гипноза. 2009, 52 (2): 95-109. 10.1080 / 00029157.2009.10401701.

    Артикул Google ученый

  • Hollander E, Liebowitz MR, DeCaria C, Fairbanks J, Fallon B, Klein DF: Лечение деперсонализации блокаторами обратного захвата серотонина.Журнал клинической психофармакологии. 1990, 10 (3): 200-203.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Хантер ЕСМ, Филлипс М.Л., Чалдер Т., Сьерра М., Дэвид А.С.: Расстройство деперсонализации: когнитивно-поведенческая концептуализация. Поведенческие исследования и терапия. 2003, 41: 1451-1467. 10.1016 / S0005-7967 (03) 00066-4.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Хантер Е.С., Сьерра М., Дэвид А.С.: Эпидемиология деперсонализации и дереализации.Систематический обзор. Социальная психиатрия и психиатрическая эпидемиология. 2004, 39 (1): 9-18. 10.1007 / s00127-004-0701-4.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Хантер ЕСМ, Сьерра М., Дэвид А.С.: Эпидемиология деперсонализации и дереализации: систематический обзор. Социальная психиатрия и психиатрическая эпидемиология. 2004, 39: 9-18. 10.1007 / s00127-004-0701-4.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Хантер Е.К., Бейкер Д., Филлипс М.Л., Сьерра М., Дэвид А.С.: Когнитивно-поведенческая терапия расстройства деперсонализации: открытое исследование.Поведенческие исследования и терапия. 2005, 43 (9): 1121-1130. 10.1016 / j.brat.2004.08.003.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Хименес-Генчи AM: Повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция улучшает деперсонализацию: клинический случай. Спектры ЦНС. 2004, 9 (5): 375-376.

    PubMed Google ученый

  • Krystal JH, Karper LP, Seibyl JP, Freeman GK, Delaney R, Bremner JD, Heninger GR, Bowers MB, Charney DS: Субанестетические эффекты неконкурентного антагониста NMDA, кетамина, у людей.Психотомиметические, перцептивные, когнитивные и нейроэндокринные реакции. Архив общей психиатрии. 1994, 51 (3): 199-214. 10.1001 / archpsyc.1994.03950030035004.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Ламберт М.В., Сьерра М., Филлипс М.Л., Дэвид А.С.: Спектр органической деперсонализации: обзор плюс четыре новых случая. Журнал нейропсихиатрии и клинической медицины. 2005, 14: 141-154.

    Артикул Google ученый

  • Мантовани А., Симеон Д., Урбан Н., Бюлов П., Алларт А., Лисанби С. Стимуляция височно-теменного перехода в лечении расстройства деперсонализации.Психиатрические исследования. 2011, 186 (1): 138-140. 10.1016 / j.psychres.2010.08.022.

    Артикул PubMed Google ученый

  • McGuire PK, Cope H, Fahy TA: Разнообразие психопатологий, связанных с употреблением 3,4-метилендиоксиметамфетамина («экстази»). Британский журнал психиатрии. 1994, 165 (3): 391-395. 10.1192 / bjp.165.3.391.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Медфорд М: Эмоции и нереальное Я: расстройство деперсонализации и де-аффектуализация.Обзор эмоций. 2012, 4 (2): 139-144. 10.1177 / 1754073

  • 0135.

    Артикул Google ученый

  • Медфорд М., Сьерра М., Бейкер Д., Дэвид А.С.: Понимание и лечение расстройства деперсонализации. Достижения в психиатрическом лечении. 2005, 11 (9): 92-100.

    Артикул Google ученый

  • Медфорд Н., Сьерра М., Бейкер Д., Дэвид А.С.: Понимание и лечение расстройства деперсонализации.Достижения в психиатрическом лечении. 2005, 11: 92-100. 10.1192 / apt.11.2.92.

    Артикул Google ученый

  • Михал М., Вильтинк Дж., Субик-Врана С., Цверенц Р., Туин И., Личи М., Брэлер Э., Бойтель М.Э .: Распространенность, корреляты и предикторы деперсонализационного опыта среди населения Германии в целом. Журнал нервных и психических болезней. 2009, 197 (7): 499-506. 10.1097 / NMD.0b013e3181aacd94.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Мохер Д., Либерати А., Тецлафф Дж., Альтман Д.Г.: Группа ПРИЗМА.Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов: заявление PRISMA. PLoS Medicine. 2009, 6 (6): 1000097-10.1371 / journal.pmed1000097

    Статья Google ученый

  • Национальный центр статистики здравоохранения: МКБ-9: Международная классификация болезней. 2002, Атланта: Автор, 9

    Google ученый

  • Нойес Р., Куперман С., Олсон С.Б .: Дезипрамин: возможное лечение расстройства деперсонализации.Канадский журнал психиатрии. 1987, 32 (9): 782-784.

    PubMed Google ученый

  • Нуллер Ю.Л .: Деперсонализация — симптомы, значение, терапия. Acta Psychiatrica Scandinavica. 1982, 66 (6): 451-458. 10.1111 / j.1600-0447.1982.tb04502.x.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Нуллер Ю.Л., Морозова М.Г., Кушнир О.Н., Хэмпер Н.: Влияние терапии налоксоном на деперсонализацию: пилотное исследование.Журнал психофармакологии. 2001, 15 (2): 93-95. 10.1177 / 026988110101500205.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Ордас Д.М., Ричи ЕС: Лечение расстройства деперсонализации и связанной с ним депрессии с помощью электросудорожной терапии. Журнал нейропсихиатрии и клинической неврологии. 1994, 6 (1): 67-69.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Пиквар A: Расстройство деперсонализации может быть связано с дисбалансом активации глутаматных рецепторов.Медицинская гипотеза. 2011, 77 (4): 593-594. 10.1016 / j.mehy.2011.06.041.

    Артикул Google ученый

  • Preve M, Mula M, Cassano GB, Pini S: тематическое исследование венлафаксина при соматопсихической и аутопсихической деперсонализации. Прогресс в нейропсихофармакологии и биологической психиатрии. 2011, 35 (8): 1808-1809. 10.1016 / j.pnpbp.2011.06.011.

    Артикул Google ученый

  • Ратлифф Н.Б., Керски Д.: Деперсонализация с применением флуоксетина.Американский журнал психиатрии. 1995, 152 (11): 1689-1690.

    PubMed Google ученый

  • Росс К.А.: Эпидемиология расстройства множественной личности и диссоциации. Психиатрические клиники Северной Америки. 1991, 14 (3): 503-517.

    PubMed Google ученый

  • Sachdev P: Комбинация циталопрам-клоназепам для первичного расстройства деперсонализации: отчет о болезни.Австралийский и новозеландский журнал психиатрии. 2002, 36 (3): 424-425.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Шенберг П.Л., Сьерра М., Дэвид А.С.: Психофизиологические исследования расстройства деперсонализации и эффектов электродермальной биологической обратной связи. Журнал травм и диссоциации. 2012, 13 (3): 311-329. 10.1080 / 15299732.2011.606742.

    Артикул Google ученый

  • Шорвон Г.Ю.: Синдром деперсонализации.Труды Королевского медицинского общества. 1946, 39 (12): 779-792.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Сьерра М: Деперсонализация: новый взгляд на забытый синдром. 2009, Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета

    Книга Google ученый

  • Sierra M, Berrios GE: Кембриджская шкала деперсонализации: новый инструмент для измерения деперсонализации.Психиатрические исследования. 2000, 93 (2): 153-164. 10.1016 / S0165-1781 (00) 00100-1.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Сьерра М., Филлипс М.Л., Ламберт М.В., старший консультант, Дэвид А.С., Кристал Дж. Х .: Ламотриджин в лечении расстройства деперсонализации. Журнал клинической психиатрии. 2001, 62 (10): 826-827.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Сьерра М., Филлипс М.Л., Ивин Дж., Кристал Дж., Дэвид А.С.: плацебо-контролируемое перекрестное испытание ламотриджина при расстройстве деперсонализации.Журнал психофармакологии. 2003, 17 (1): 103-105. 10.1177 / 0269881103017001712.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Сьерра М., Бейкер Д., Медфорд Н., Лоуренс Е., Патель М., Филлипс М.Л., Дэвид А.С.: Ламотриджин в качестве дополнительного лечения расстройства деперсонализации: ретроспективное исследование 32 случаев. Клиническая нейрофармакология. 2006, 29 (5): 253258-

    Статья Google ученый

  • Симеон Д., Кнутельска М.: Открытое испытание налтрексона в лечении расстройства деперсонализации.Журнал клинической психофармакологии. 2005, 25 (3): 267-270. 10.1097 / 01.jcp.0000162803.61700.4f.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Симеон Д., Холландер Э, Штайн Д. Д., ДеКария С., Коэн Л. Дж., Сауд Дж. Б., Ислам Н., Хванг М.: индукция деперсонализации агонистом серотонина мета-хлорфенилпиперазином. Психиатрические исследования. 1995, 58 (2): 161-164. 10.1016 / 0165-1781 (95) 02538-8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Симеон Д., Гросс С., Гуральник О., Штейн Д. Д., Шмейдлер Дж., Холландер Э: Чувство нереального: 30 случаев расстройства деперсонализации DSM-III-R.Американский журнал психиатрии. 1997, 154 (8): 1107-1113.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Симеон Д., Гуральник О., Шмейдлер Дж .: Разработка шкалы жесткости деперсонализации. Журнал травматического стресса. 2001, 14 (2): 341-349. 10.1023 / А: 101116

  • 14.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Симеон Д., Гуральник О., Шмейдлер Дж., Кнутельска М.: Терапия флуоксетином при расстройстве деперсонализации: рандомизированное контролируемое исследование.Британский журнал психиатрии. 2004, 185: 31-36. 10.1192 / bjp.185.1.31.

    Артикул Google ученый

  • Sookman D, Solyom L: Тяжелая деперсонализация, которую лечит поведенческой терапией. Американский журнал психиатрии. 1978, 135 (12): 1543-1545.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Spiegel D, Loewenstein RJ, Lewis-Fernández R, Sar V, Simeon D, Vermetten E, Cardeńa E, Dell PF: Диссоциативные расстройства в DSM-5.Депрессия и тревога. 2011, 28: 824-852. 10.1002 / da.20874.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Stein MB, Uhde TW: Деперсонализационное расстройство: эффекты кофеина и ответ на фармакотерапию. Биологическая психиатрия. 1989, 26 (3): 315-320. 10.1016 / 0006-3223 (89)


    -9.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Факел Э.М.: Психотерапевтическое лечение расстройства деперсонализации.Журнал Hillside клинической психиатрии. 1987, 9 (2): 133-151.

    PubMed Google ученый

  • Wang SJ, Huang CC, Hsu KS, Tsai JJ, Gean PW: пресинаптическое ингибирование возбуждающей нейротрансмиссии ламотриджином в нейронах миндалины крысы. Синапс. 1996, 24 (3): 248-255. 10.1002 / (SICI) 1098-2396 (199611) 24: 3 <248 :: AID-SYN7> 3.0.CO; 2-E.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Всемирная организация здравоохранения: МКБ-10: Международная статистическая классификация болезней и связанных с ними проблем со здоровьем.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.