Девиантное поведение это в психологии: Девиантное поведение как психологический феномен Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Автор: | 14.08.1974

Содержание

Девиантное поведение — это регулярное разрушение совместной деятельности – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

Николай Сидоров

Кандидат психологических наук, лауреат премии Президента РФ в области образования Николай Русланович Сидоров рассказывает о девиантных детях и их положении в контексте реформирования образования. Николай Русланович почти 10 лет руководил Экспериментальным комплексом социальной помощи детям и подросткам – образовательным учреждением для «трудных» детей. Сейчас этого учреждения нет, как нет и многих других специальных школ для детей с девиантным поведением.

…Сейчас я работаю школьным психологом, я педагог-психолог. Чаще всего приходят родители учеников начальной школы. Их основная проблема – низкая педагогическая компетентность. Их дети пришли в школу, а школьным требованиям, в общем, достаточно мягким, далеко не всегда соответствуют. И тут начинаются срывы, начинается недопонимание.

Приходят родители, спрашивают: а что тут делается? А делается не «тут», а в семье: выясняется, что мама всю жизнь всё делала за ребенка. Не мама ему должна собирать рюкзак, а он сам должен положить учебники. Это мера ответственности школьника, которая с возрастом должна расширяться. 

Какие дети считаются девиантными?

Как правило, девиантными детьми называют тех, которые нарушают общепринятые нормы. Он разбил стекло в школе, нагрубил Марь Иванне и всё – хулиган, девиантный. И в этом смысле совершенно не важно, что мяч влетел в окно случайно, а учительница такого наговорила про него и его семью, чего нормальный человек выдержать не может.

Во-первых, непонятно, какое поведение ненормально, и какие нормы поведения существуют. Обидеться – это нормально, с моей точки зрения, человек обижающийся – нормальный. Если ты эмоционально глухой, эмоционально тупой, и с тобой можно делать все что угодно, это нормально? Я думаю, что не очень.

Давайте договоримся о понятиях: есть норма статистическая, а есть социальная, ее тоже можно посчитать через математику, но это не совсем верно, не совсем так. Эти нормы имеют разную природу, они по существу разные.

Жёстких социальных норм не существует. Нормы, на самом деле, плавающие, они меняются: от десятилетия к десятилетию, от семье к семье, от культуры к культуре. А мы говорим о норме как о том, что есть на всех уровнях, от рождения мира и до второго пришествия. Ничего подобного.

Второй момент: случаи нарушения социальных норм скорее относятся к области этики. И сами философы, люди, которые занимаются этикой, не понимают, что делать с понятием нормы, и спускают этот вопрос «на тормозах». Чем более социально разнообразным оказывается мир, тем меньше оснований говорить об абсолютной норме.

В отечественной психологической науке принято понятие «совместная деятельность». Человеческая деятельность вообще и совместная деятельность какой-то группы людей в частности. Я говорю, что девиантным надо считать того человека, который регулярно разрушает совместную деятельность в том коллективе, к которому относится сам. Не случайно разбитое стекло, не прогул урока, а

регулярное разрушение совместной деятельности – это и есть девиантное поведение.

Как дети становятся девиантами?

Категория деятельности тесно связана со множеством других психологических категорий и понятий: например, с понятием цели действия, с понятием способов выполнения деятельности; с мотивами деятельности. И в этом смысле становится более понятным: если человек не владеет способами совместной деятельности, если он разрушитель, потому что он

не умеет, то моя задача как психолога заключается в том, чтобы его научить. Так вот, дети в силу малости своего жизненного опыта часто плохо ориентируются в мотивах совместной деятельности, её целях и способах.

«Я говорю, что девиантным надо считать того человека, который регулярно разрушает совместную деятельность в том коллективе, к которому относится сам. Не случайно разбитое стекло, не прогул урока!»

Кстати, девиантами оказываются не только дети, но и многие взрослые. Не так давно консультировал одну учительницу. У неё проблемы с родителями, потому что она не улыбается. Она не умеет взаимодействовать так, чтобы было видно, что она доброжелательна. Она хороший человек, но манера ее поведения разрушает совместную деятельность – её с родителями и с учениками. В этом случае надо просто подсказать.

Бывают случаи – они довольно редкие и не совсем для школы, но, тем не менее, – когда темп деятельности человека, ребёнка категорически не совпадает со средним темпом деятельности всего класса. На моей памяти было такое, когда ребенку для того, чтобы вынести суждение о том, что же это такое, нужно минут 5. У учителя в классе 30 человек, и он не может позволить ученику так долго думать. Более того, своим молчанием и мычанием тот срывает урок, то есть, он разрушает совместную деятельность учителя и класса. Я видел такого ребенка, вообще это производит тяжелое впечатление. Я потом специально посмотрел качество его работы – все нормально. Это совершенно другой случай разрушения совместной деятельности, и здесь для психолога есть тоже своя работа.

Например, договориться с учителями, что они не будут его спрашивать устно, а только письменно. Они сажают его за первую парту, и он выполняет работу.

Но самая главная причина, всё-таки, в том, что дети приносят в школу из своей семейной, в том числе и дошкольной, жизни неумение и нежелание взаимодействовать с другими людьми из-за своего эгоизма, искажённой системы ценностей, категорической невоспитанности.

А физиология за этим стоит?

Да, конечно. Точнее, физиология высшей нервной деятельности. Дальше я не знаю – я не нейропсихолог.

«Кстати, девиантами оказываются не только дети, но и многие взрослые»

Просто психология разная – есть психология философская, есть психология естественнонаучная. И я занимаюсь первой.

Дети с девиантным поведением – это не дети с диагнозом? 

По-разному. По статистике, риск девиантного поведения многократно возрастает тогда, когда у детей снижен психофизиологический потенциал (истощаемость, утомляемость, неспособность концентрировать внимание, сниженная произвольность поведения), и одновременно их семьи не очень педагогически компетентны.

Я сейчас не говорю о детях с проблемами психического здоровья – это отдельная тема. Дети, которые имеют проблемы с психикой, например, пограничные состояния, скорее будут демонстрировать девиантное, разрушающее поведение, чем дети более стрессоустойчивые. Это зависит от физиологии, и это все достаточно сложно.

А вообще педагогически компетентных семей много?

Да, конечно, и их большинство. Очень хочется верить, что нормальных родителей, любящих своих детей и одновременно требовательных, гораздо больше. Понятно, что профессиональных педагогов среди мам и пап не очень много, но это не гарантирует отсутствие семейных проблем. Самое время вспомнить про Антона Семеновича Макаренко, великого педагога, в семье которого были свои проблемы. (

Советский педагог и писатель А. С. Макаренко в 20-е годы руководил созданной им детской трудовой колонией под Полтавой, затем детской трудовой коммуной им. Дзержинского и колонией им. Горького под Киевом. Самое известное произведение — «Педагогическая поэма», взгляды на воспитание в семье изложены в «Книге для родителей» — Полит. ру).

Ребенок, которого постоянно бьют, либо плачет, либо кусается. Он песенок не поёт, он смотрит на мир как на то место, где всегда больно и страшно. Отсюда устойчивые агрессивно-оборонительные реакции. У него нет сил противостоять миру и принимать бодро-весело все, что на него сваливается.

«По статистике, риск девиантного поведения возрастает, когда у детей снижен психофизиологический потенциал (истощаемость, утомляемость, неспособность концентрировать внимание, сниженная произвольность поведения), и одновременно их семьи не очень педагогически компетентны»

Как ребенок попадает в спецшколу – его выгоняют из обычной?

Всё не так просто. В Экспериментальный комплекс мы принимали всех, кто говорил, что он в этом нуждается. Да, среди них было большое число детей, состоявших на учете в органах внутренних дел, некоторое число детей, уже совершивших правонарушение, оставленных на свободе. В нашей школе было 90% совершенных двоечников.

Их из своих школ не выгоняли, но понемножку «выдавливали». Ведь девианты же.

Спецшколы, которые открывались позже, уже принимали детей только по постановлению комиссии по делам несовершеннолетних по факту свершения ими правонарушения или другого противоправного действия – и вот тогда, сынок, мы тебя запишем. А когда школьный работник говорит, что ребёнок нуждается в особых условиях, и при этом не стоит на учёте, – его в спецшколу отправить нельзя.

Повторю, девиантными скорее становятся те дети, родители которых не обеспечивают воспитание. Этим родителям всё равно? Не всем, многие переживают по этому поводу. А дети всё равно недовоспитаны. На самом деле они просто несчастные дети, но они об этом не знают. Они дерутся, потому что загнаны в угол. Есть злодеи среди детей –  их очень мало, и я с ними встречался. Настоящих злодеев среди детей, даже совершающих правонарушение, очень немного, остальные – это по разным обстоятельствам  уже поломанные, и совершающие «неправильные» поступки далеко не всегда со зла.

Так что я бы не стал говорить про детей-девиантов как про потенциальных преступников, скорее – как про детей, которые не умеют себя вести в семье и в обществе. И, соответственно, они разрушают общество. Нужно их подобрать и научить.

А как их нужно учить?

Обычно, как в массовой школе, только в каждом классе не должно быть больше 10 человек: никакой, даже самый талантливый учитель, за большим количеством таких особенных детей не уследит, и их не организует.

Но важнее не уроки, а то, что после уроков.

Давным-давно я получил 5 совершенно расстрельных выговоров за неправильную работу – например, мы организовали начальную школу для детей среднего и старшего школьного возраста. Нам говорили: нет, таких детей в Москве нет, вы транжирите государственные деньги. Это было в начале 90-х. И я получаю выговор за то, что куда-то дел деньги.

Второй выговор я получил за то, что в нашем Экспериментальном комплексе был телефон доверия для детей. Первый детский телефон доверия был у нас. Спасибо М.О. Дубровской – это она его организовала. Нам говорили: «Что за бред! В школе должны учить математике, русскому языку и литературе. Деньги потратили, взяли телефонистов на работу».

Третий выговор я получил за то, что талантливейший педагог С.А. Левин организовал Центр постинтернатной адаптации. Потому что половина выпускников интернатов либо идут на правонарушения, либо становятся жертвами преступлений – это по статистике. Меня спрашивают: «Где твои сотрудники?» – «Ездят по интернатам, по детям, курируют, оказывают помощь» – «То есть, они на работу не ходят?» – «Не ходят». Ну, тогда получи.

А потом, правда, за всё то же самое я получаю Государственную премию. Но это было потом. Вот эта ненормальность ситуации – когда я не могу сделать то, что считаю нужным, и я всегда виноват – буквально вяжет по рукам и ногам любого нормального директора любого учебного заведения.

А что же теперь? 

А теперь Экспериментального комплекса социальной помощи детям и подросткам Московского департамента образования уже давно не существует, как не существует и большинства организованных в 2002-2003 годах специальных школ для детей с девиантным поведением. Кому-то показалось, что слишком дорого их содержать, и что инклюзия (какое волшебное слово!) решит все проблемы. Но не решит же, и девиантные подростки будут по-прежнему разрушать совместную учебную деятельность в стенах массовых общеобразовательных школ, и никакая экономия денежных средств не спасёт. Но до осознания этого факта большому начальству надо дожить.

Психолого-педагогическая деятельность по профилактике девиантного поведения подростков — Психология и право

Современный этап развития нашего общества характеризуется весьма изменившейся социально-экономической и политической ситуацией. Это влечет за собой серьезные изменения убеждений, взглядов, мировоззренческих позиций как отдельных личностей, так и целых социальных групп. Особое значение имеет формирование ценностных ориентаций подрастающего поколения. На него оказывают воздействие и конкретная социально-экономическая обстановка в стране, и средства массовой информации, и художественная литература, и, конечно же, ценностные ориентации референтных лиц и групп [2].

На сегодняшний день нет единой точки зрения на определение понятия девиантного поведения и степень его патологичности. Существуют разные подходы к определению девиантного поведения, которые исходят из различного понимания нормы: социологический, биологический и психологический.

Социологический подход определяет девиацию как отклонение от общепринятых, усредненных стереотипов поведения и выделяет два типа девиантного поведения созидающей и разрушительной направленности. Девиантное поведение деструктивной направленности – совершение человеком или группой людей социальных действий, отклоняющихся от доминирующих в социуме социокультурных ожиданий и норм, общепринятых правил. Вследствие этого данный подход отождествляет разрушительную (асоциальную) девиацию только с преступным поведением, уголовно наказуемым, запрещенным законом, и является лишь одной из форм данного вида девиантного поведения.

Биологический подход предполагает существование неблагоприятных физиологических или анатомических особенностей организма ребенка, затрудняющих его социальную адаптацию:

  • генетические, передающиеся по наследству. Это могут быть нарушения умственного развития, дефекты слуха и зрения, телесные пороки, повреждения нервной системы;
  • психофизиологические, связанные с влиянием на организм человека психофизиологических нагрузок, конфликтных ситуаций, химического состава окружающей среды, новых видов энергии, приводящих к различным соматическим, аллергическим, токсическим заболеваниям;
  • физиологические, включающие в себя дефекты речи, внешнюю непривлекательность, недостатки конституционно-соматического склада человека, которые в большинстве случаев вызывают негативное отношение со стороны окружающих, что приводит к искажению системы межличностных отношений ребенка в среде сверстников, коллективе. 

Психологический подход рассматривает девиантное поведение в связи с внутриличностным конфликтом, деструкцией и саморазрушением личности, блокированием личностного роста, а также состояниями умственных дефектов, дегенеративности, слабоумия и психопатии. Причиной возникновения девиаций в поведении и развитии ребенка может быть недостаточная сформированность определенных функциональных систем мозга, обеспечивающих развитие высших психических функций (минимальные мозговые дисфункции, синдром дефицита внимания, синдром гиперактивности). Отклонения такого рода рассматриваются в рамках неврологии и нейропсихологии. Однако во многих случаях необычные формы поведения, отличающиеся от усредненного представления о норме, связывают с особенностями характера или личности.

Социально-психологический подход объясняет причины, влияющие на появление отклоняющегося поведения: девиантное поведение – результат сложного взаимодействия процессов, происходящих в обществе и сознании человека.

Таким образом, отклоняющееся поведение – это система поступков или отдельные поступки, противоречащие принятым в обществе правовым или нравственным нормам. Следовательно, девиантным является поведение, отклоняющееся от установленных обществом норм и стандартов, будь то нормы психического здоровья, права, культуры, морали (В. В. Ковалев, И.С. Кон, В.Г. Степанов, Д.И. Фельдштейн и др.), а также поведение, не удовлетворяющее социальным ожиданиям данного общества в конкретный период времени (Н. Смелзер, Т. Шибутани) [9⎼12].

К основным условиям и причинам возникновения девиантного поведения подростков, как правило, относят:

1.                  Индивидуально-психологические особенности, способствующие формированию девиаций поведения: нарушения в эмоционально-волевой сфере. Такие особенности, чаще всего, если не являются патологическими, формируются в результате неудовлетворительного, ошибочного воспитания в семье, в результате различного рода нарушений детско-родительских отношений.

2.                  Акцентуации (чрезмерно выраженные отдельные черты) характера подростка как крайний вариант нормы, при которой отдельные черты характера подростка чрезмерно усилены, при этом существует избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим. При определенном стечении обстоятельств такие подростки неожиданно иначе, чем другие, реагируют на явления окружающей жизни, неадекватно поступают, казалось бы, в стандартной ситуации. Как отмечают              П.Б. Ганнушкин, К. Леонгард, А.Е. Личко и др., акцентуации характера необязательно связаны с девиантным поведением подростков, но такие подростки обладают меньшей устойчивостью против пагубного влияния окружающей среды. Ряд типов акцентуации характера как бы провоцируют девиантное поведение несовершеннолетних. Родителям, учителям и другим взрослым, которые наиболее тесно взаимодействуют с подростками, следует учитывать, что в норме большинство детей в подростковом возрасте имеют акцентуации характера [1; 5; 6].

3.                  Бурно протекающий подростковый кризис, стремление к взрослости на фоне противоречий физиологического и психического развития (отсюда и неадекватность реакций во взаимоотношениях с окружающими и противоречивость в действиях и поступках). Часто неадекватное, вызывающее поведение несовершеннолетних в подростковом возрасте (что, собственно, является нормой в этом возрасте) в результате неправильного, неграмотного реагирования родителей, учителей и других взрослых закрепляется и укореняется. При этом следует отметить, что часто взрослые не в состоянии грамотно реагировать на поведение подростков из-за своих собственных комплексов. Подростковый возраст детей в первую очередь обнажает психологические проблемы их родителей.

4.                  Негативное влияние стихийно-группового общения в формировании личности подростков. Основным видом деятельности подростков является общение, хотя они в своем большинстве и не умеют это делать грамотно и конструктивно. Примечательно также, что грамотно и конструктивно общаться их специально никто и не учит, поэтому основными источниками научения являются семейные и «киношные» образцы общения. Очень велико влияние референтной группы подростков, так как процесс освоения ими общественных норм и ценностей происходит через неформальную группу. Отверженность в семье, изоляция в классном коллективе вынуждают искать среду обитания вне больших, организованных коллективов, в кругу себе подобных, в сфере стихийно-группового общения. Последнее же является важным фактором социализации несовершеннолетних, здесь подростки находят условия и возможности для собственной самореализации и самоутверждения. Стихийно-групповое общение ведет к усилению девиантного поведения, но, как показывают практика и научные исследования, все зависит от характера и направленности группы: если групповое общение имеет антиобщественную, криминальную направленность, то и характер девиантного поведения подростка будет усугубляться, а его деятельность приближаться к криминальной, общественно опасной.

5.                  Социально-педагогические причины, среди которых выделяются семья (родительская) и школа. Противоречивость внутрисемейного общения и отношений в подростковом возрасте особенно остро проявляется в функционально несостоятельных семьях, не выполняющих или выполняющих формально свою ведущую функцию – воспитание полноценного человека. К таким относятся криминальные, конфликтные, педагогически несостоятельные, педагогически пассивные, антипедагогические семьи. Но и в функционально-состоятельных семьях подростковый возраст создает множество проблем, неправильное их решение приводит к девиациям в поведении подростков. Школа, как правило, подхватывает ошибки родителей во взаимодействии с подростками и усугубляет их, закрепляя тем самым девиантное поведение несовершенолетних.

6.                  Школьная дезадаптация также является одной из причин появления девиаций поведения, как правило, агрессивной и социально-пассивной направленности. Педагогические ошибки, особенно на ранних этапах обучения, порождают психосоциальные проблемы личности дезадаптирующего характера, которые, не будучи разрешенными в младшем школьном возрасте, становятся основой для всевозможных отклонений психосоциального развития несовершеннолетних и в подростничестве резко изменяют поведение несовершеннолетних в негативную сторону: агрессия, склонность к употреблению психоактивных веществ и уходу в виртуальный мир (компьютерная и интернет-зависимости), самовольные уходы из дома и школы на длительное время, отказ от обучения и т. д.

Таким образом, к отклоняющемуся (девиантному) поведению относятся различные действия подростков агрессивного, антисоциального, аддиктивного  характера (алкоголизм, токсико- и наркомания), различные правонарушения и такие типично подростковые реакции, как оппозиция, побеги из дома, группирование со сверстниками. Последние формы обычно не носят патологический характер и должны с взрослением исчезать [2; 5].

Подростковый этап развития является сенситивным периодом для формирования личности, смысложизненных представлений, ценностных ориентаций. Естественная неустойчивость жизненной позиции в этот момент, отсутствие референтных лиц для обсуждения смысложизненных проблем (исследования показывают, что наиболее референтной группой для обсуждения смысложизненных проблем является «кто-то другой», не присутствующий в данном моменте жизни, зачастую абстрактный человек), а также отсутствие условий для  удовлетворения нормативной,  ведущей для данного возраста потребности в самоутверждении, фрустрация базовой потребности личности в общении со сверстниками – это далеко не полный перечень проблем, детерминирующих появление группы риска, асоциального и девиантного поведения. Дело еще усугубляется тем, что большинство населения не знакомо с закономерностями становления личности на определенных возрастных этапах [1]. По этой причине эмоциональные барьеры, такие как неуверенность в ценностности собственного «я»; переживание ущербности по сравнению с окружающими и подобные значительно усложняют процесс общения и заставляют подростков искать другие способы самоутверждения. Такими альтернативными формами самоутверждения личности может оказаться, в частности, наркотизация (алкоголизм, наркомания, токсикомания), тяга к материальному обогащению любыми способами, чтобы доказать свою самодостаточность с позиций самомнения, невзирая на уже очевидно криминальный характер подобного поведения, ярко свидетельствующего о духовной нищете [3].

Особенности подросткового возраста

  • средний школьный возраст (от 9-11 до 14-15лет) называют отроческим, или подростковым;
  • процесс формирования новообразований, отличающих подростка от взрослого, растянут во времени и может происходить неравномерно, из-за чего в подростке одновременно существует и «детское» и «взрослое»;
  • центральное новообразование отрочества ⎼ чувство взрослости, – возникающее представление о себе как уже неребенке. Подросток начинает чувствовать себя взрослым, стремится быть и считаться взрослым;
  • ведущие позиции начинают занимать общественно полезная деятельность и общение со сверстниками;
  • возраст характеризуется перестройкой мотивационной сферы (в том числе наполняются новым смыслом и уже существующие мотивы), интеллектуальной сферы (проявляются элементы теоретического мышления и профессиональная направленность интересов и планов), сферы взаимоотношений со взрослыми и сверстниками, личностной сферы – самосознания.

Возникшее у подростка чувство взрослости проявляется как субъективное переживание готовности быть полноправным членом коллектива взрослых. Подросток начинает чувствовать себя взрослым, стремится им быть и считаться. Своеобразие заключается в том, что подросток отвергает свою принадлежность к детям, но полноценной взрослости еще нет, хотя проявляется потребность в признании ее окружающими. Претензии подростка на новые права распространяются прежде всего на сферу его отношений со взрослыми. Он начинает сопротивляться требованиям, которые раньше выполнял; обижается и протестует при попытках ограничить его самостоятельность. У него обнаруживается обостренное чувство собственного достоинства, и он претендует на большее равноправие со взрослыми. Создается специфическая для этого возраста ситуация: права взрослых он ограничивает, а свои расширяет и претендует на уважение его личности и достоинства, на доверие и предоставление самостоятельности [1].

Специфика данного возраста хорошо описывается с применением частицы «НЕ»:

НЕ хотят учиться так, как могут;

НЕ хотят слушать никаких советов;

НЕ убирают за собой;

НЕ делают домашние дела;

НЕ приходят вовремя.

В это время они бросаются в активное узнавание различных аспектов жизни, активное опробование своих новых ролей. Им не нужны ничьи советы, ведь им необходимы собственные ошибки.

Таким образом, фундаментальным приоритетом в проблеме девиантного подросткового поведения является профилактическое направление в деятельности всех структур, звеньев,  специалистов, причастных к ее решению. Известно, что профилактика девиантного поведения связана с необходимостью выделения факторов риска, в числе которых важно отметить, прежде всего, макросоциальные и макроэкономические условия: затянувшийся экономический кризис; резкие изменения в социальном устройстве общества; незавершенность разработки правовой базы; экологическая и демографическая катастрофы; активная социокультурная интервенция Запада и Востока, детерминирующие деструкции традиционных социальных,  культурных, поведенческих стереотипов, утрата ценностных ориентиров и идеалов, разрушение духовной целостности субъекта жизнедеятельности, фрустрированность базовых потребностей человека [6]. В числе социально-педагогических факторов риска важно отметить безнадзорность, семейную и педагогическую запущенность, продуцирующие конфликтогенное сознание и в своих крайних проявлениях извращенное восприятие мира. В числе психологических факторов важное место на подростковом этапе занимают подростковые поведенческие реакции: эмансипации, группирования со сверстниками, увлечения, хобби, формирующиеся сексуальные влечения и др. [4].  Основным мотивом подростковой группы риска является именно поисковая деятельность, стремление познать необъятное, а также групповое мнение и групповое поведение. Вовлечению подростков в группу риска способствуют также отсутствие информированности о нормативном развитии и искаженные сведения о действии наркотических средств и о последствиях их применения. При этом запретные меры по их употреблению усиливают влечение и способствуют включению подростков в группу риска [6].  

Приведенные выше факторы позволяют наметить основное направление профилактики в психолого-педагогической работе среди детей, подростков и их родителей ⎼ это просветительская деятельность, но не в плане «страшилок по поводу …»,  которые малоэффективны, а порой приводят к обратному результату, являясь средством извращенного самоутверждения. Основной формой работы с подростками должно стать обучение «тактике отказа» (умению сказать нет) в любых жизненных ситуациях.

Другим,  не  менее важным аспектом психолого-педагогической деятельности является формирование здоровых поведенческих стереотипов путем оживления позитивной поисковой деятельности, развитие любознательности, кругозора. Формирование ценностности развития на основе приобщения к истинным,  классическим ценностям культуры и социальной жизни [7]. В связи с этим для успешной социализации подростков с девиантным поведением  весьма актуальными оказываются следующие задачи.

Способствование становлению личности подростка посредством создания благоприятных условий  экономического и социального уровня: удовлетворенность базовых потребностей человека (еда, одежда, жилье), социальная востребованность личностных параметров каждого пришедшего в этот мир и искренняя заинтересованность в реализации возможностей каждого.

Психолого-педагогическая помощь в принятии общечеловеческих ценностей как субъективно значимых; в вырабатывании отношения к психоактивным веществам как к средствам порабощения личности, способствующим подчинению чужой воле и не дающим основания для решения своих проблем; обучение подростка умению противостоять чужому влиянию, подавляющему его волю и собственные интересы; стимулировать готовность к самостоятельному решению жизненно важных проблем; помогать в овладении позитивными способами самоутверждения, самореализации.

Создание условий для личностного роста и  формирования позитивных основ социальных коммуникаций в условиях  тренинговых групп личностного роста, где подростку предоставляется возможность решения ряда личностно важных задач.

Психолого-педагогическая деятельность по средствам просветительской, диагностической и тренинговой работы, направленная на понимание и закрепление социально- психологических знаний,  по развитию способности познания себя и окружающих, умения диагностики и коррекции личностных качеств и свойств, навыков снятия различного рода психологических барьеров, обучение приемам релаксации, саморегуляции и др.

Решение названных задач возможно лишь при условии, что психолог и  педагог будут теоретически и практически готовы к творческой реализации личностно-ориентированного подхода и принципов гуманистической направленности обучения и воспитания растущего человека. Следует подчеркнуть, что взгляды, убеждения  психолога и педагога воспринимаются как субъективно значимые лишь тогда, когда подросток видит в нем сильную личность, человека с определенной жизненной позицией, достойной уважения.

Работа по профилактике девиантного поведения подростков будет эффективной,  если  и психологи и педагоги  будут обладать знаниями и умениями по оценке личности подростка, его мировоззренческих позиций, взглядов, отношений, психического и физического состояния данного  возрастного периода.

В ходе психолого-педагогической работы, направленной на формирование у подростка  ценностно-смысловой сферы, и педагоги и психологи в своей деятельности просто обязаны давать основы для формирования здоровых мировоззренческих отношений, для выработки критического отношения к нездоровому образу жизни, умения отстаивать свою жизненную позицию, свои жизненные принципы; для овладения адекватными способами самоутверждения; давать примеры  самостоятельного решения своих личных проблем [8].

Важным моментом в профилактической работе является обучение подростка  навыкам, позволяющим адекватно реагировать на возникающие неоднозначные жизненные ситуации на интеллектуальной основе, посредством оценки ситуации и выработки основных тенденций выхода из нее.

Существует стереотипность педагогов по отношению к подросткам:

  • неизменность общественного положения ⎼  подросток по-прежнему школьник;
  • полная материальная зависимость от родителей;
  • привычный стиль взрослых в воспитании – направлять и контролировать;
  • сохранение детских черт в поведении.

Важно обсуждать с подростками проблему прав и обязанностей каждого человека, в том числе родителей, по отношению к самому себе. Поэтому успешность воспитания подростка и профилактики формирующегося девиантного поведения в немалой степени зависит от преодоления стереотипного отношения к подростку как к ребенку.

Таким образом, эффективность психолого-педагогической профилактики предупреждения девиантного поведения во многом зависит от социально-политических, социально-экономических, культурно-исторических условий и от уровня соответствующей готовности психологов, педагогов,  их личных принципов, ценностных ориентаций, способностей и умений.

Девиантность, девиантное поведение — Психологос

Фильм «Ликвидация»

​​​​​​​​​​​​​​Девиантность, девиантное — это необычное, но при этом устойчивое отклонение от статистических норм. Другими словами, девиантным считается устойчивый образ действий, поведения или мышления, который не типичен для общей популяции.

Девиантное поведение (от. англ. deviation — отклонение) — действия, не соответствующие официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе (социальной группе) моральным и правовым нормам и приводящие нарушителя (девианта) к изоляции, лечению, исправлению или наказанию.

Виды девиантного поведения

Основные виды девиантного поведения: преступность, алкоголизм, наркомания, суицид, проституция, сексуальные девиации.

В настоящее время не существует единого подхода к изучению и объяснению девиантного поведения. Ряд исследователей, вслед за Э. Дюркгеймом, считают, что при нормальных условиях функционирования социальной организации девиантное поведение встречается не так уж часто, но в условиях социальной дезорганизации, когда нормативный контроль ослабевает, возрастает вероятность проявлений девиации. К таким ситуациям можно отнести стресс, внутригрупповые и межгрупповые конфликты, резкие изменения в обществе.

С точки зрения теории аномии (Р. Мертон), девиантное поведение растет, если при наличии общих целей социально одобряемые средства достижения этих целей доступны не всем, а для некоторых людей или социальных групп они вообще недоступны. С позиции концепции социализации, лицами с девиантным поведением становятся люди, социализация которых проходит в среде, где факторы, предрасполагающие к такому поведению (насилие, аморальность и т. д.), считаются нормальными, или общество относится к ним достаточно толерантно.

Представляет интерес и популярная в 1960-х гг. концепция стигматизации, привлекшая внимание к социальной реакции на девиантное поведение. Согласно этой концепции, отклонение является следствием негативной социальной оценки, «наклеивания» на индивида ярлыка какой-либо девиации (например, «врун», «алкоголик», «наркоман», «сексуальный маньяк») и последующего стремления изолировать его, исправить, вылечить и т. п.

Многочисленные отечественные и зарубежные исследования психологии девиантного поведения сконцентрированы на изучении личностных характеристик девиантов, их психического здоровья, проблеме автоидентификации, интериоризации норм и ценностей, роли внешнего и внутреннего контроля, на разработке методов психотерапии и психической коррекции лиц с различными формами девиации.

Изучение девиантности

Изучение девиантности основывается на двух различных точках зрения:

  1. Девиантность определяется через единичные критические события. Случаи необычного и крайне активного поведения, характеризуемого безумием и насилием.
  2. Девиантность составила главное содержание многих важных аспектов теории личности, клинической и социальной психологии.

Исследование девиантности можно классифицировать в соответствии с четырьмя основными позициями:

  1. Первая предполагает взгляд на девиантность как функцию внутренних факторов. Девиантность рассматривается в аспекте различий между индивидуумами. С точки зрения индивидуальных различий предполагается, что отдельные люди или группы людей, обладающие определенным уровнем специфичности, с большей вероятностью становятся девиантами. Предполагается также, что индивидуальные различия и девиантность связаны причинно-следственными отношениями.
  2. Второе важное объяснение девиантности постулирует в качестве ее основных предпосылок различия в социальной структуре. Официально классифицируемые формы девиантности характеризуются непропорционально высокой представленностью среди населения, занимающего более низкое социально-экономическое положение в нашем обществе. С точки зрения различий в социальной структуре, в доступе к законным возможностям, в доступе к незаконным возможностям, отчуждение или враждебность — это те критические ингредиенты, которые часто становятся причиной девиантности. Согласно этой позиции, девиантность имеет индивидуальные компоненты, являющиеся результатом воздействия различных социальных структур, и средовые аспекты.
  3. Третье важное объяснение девиантности опирается на интеракционистскую точку зрения. Согласно носящей формальное название «теории навешивания ярлыков», девиантность порождается реакцией критически настроенных лиц на определенное деяние. Психологические расстройства, преступность и недостаточный уровень достижений официально и неформально маркируются как девиантные. С позиций «теории навешивания ярлыков» девиантность представляет собой взаимодействие между поступками индивидуума и реакциями на них общества.
  4. Четвертая важная точка зрения выражается теорией научения. Согласно ей, все действия, девиантные или нормальные, приобретаются в соответствии с законами моделирования, подкрепления и наказания. Те люди, которые проявляют девиантные паттерны поведения, получали ранее за такие поступки соответствующее вознаграждение. С точки зрения теории научения, не существует врожденных различий между отклоняющимся и нормальным поведением. Преступное поведение, отклоняющееся от нормы поведение и недостаточная обучаемость приобретаются в процессе научения.

САФУ — Педагогика и психология девиантного поведения

Научно-исследовательская база для осуществления научной (научно-исследовательской) деятельности по профессиональным образовательным программам:

44.05.01 Педагогика и психология девиантного поведения, специализация «Психолого-педагогическое сопровождение детей и подростков группы риска»

1. Лаборатория психолого-педагогического практикума
(пр. Ленинградский, д. 40, ауд. 208 а)

Цель деятельности — создание условий для организации учебной и научно-исследовательской деятельности обучающихся в области практической педагогики и психологии и формирования профессиональных компетенций обучающихся

Виды научно-исследовательской деятельности на базе лаборатории — проведение исследований в рамках курсового проектирования, проведение исследований по выпускным квалификационным работам, проведение исследований в рамках проектной деятельности обучающихся и преподавателей кафедры, проведение микро-исследований в рамках практических и лабораторных занятий по профессиональным образовательным программам

Оборудование лаборатории: ноутбуки с предустановленным ПО (автоматизированное рабочее место), учебные материалы ИМАТОН

Программное обеспечение «Эффектон студио» (сетевая версия на 10 комп)

2. Центр (класс) деловых игр
(пр. Ленинградский, д. 40, ауд. 209)

Цель деятельности — создание условий для организации учебной и научно-исследовательской деятельности обучающихся в области использования активных методов обучения и организации деловых игр, формирования профессиональных компетенций обучающихся

Виды научно-исследовательской деятельности на базе лаборатории — проведение исследований в рамках курсового проектирования, проведение исследований по выпускным квалификационным работам, проведение исследований в рамках проектной деятельности обучающихся и преподавателей кафедры, проведение микро-исследований в рамках практических и лабораторных занятий по профессиональным образовательным программам

Оборудование лаборатории: доски пробковые, ноутбуки Hewlett-Packard 6470b 14», мультемедиа-проектор BenQ PB6210, видеокассета, стенд, кинопроектор, видеомагнитофон ВМ-12 N 39181

Направления профилактики противоправного поведения подростков в России

ЛИТЕРАТУРА

Беличева, С. А. (2018) Переход в России от административно-карательной к охранно-защитной превенции отклоняющегося поведения несовершеннолетних. В кн.: С. И. Беленцов (ред.). Социальное здоровье подростков и молодежи: основа нравственного благополучия современного общества: Сборник научных статей Международной научно-практической конференции, 01–02 ноября 2018 г., Курск. Курск: Университетская книга, с. 19–21.

Белоусова, И. В., Осипов, В. М. (2019) К вопросу о девиантном поведении подростков. В кн.: Н. Ю. Гуляев (ред.). Современное образование: Актуальные вопросы, достижения и инновации. Пенза: Наука и Просвещение, с. 127–129.

Богданович, Н. В., Делибалт, В. В. (2020) Профилактика девиантного поведения детей и подростков как направление деятельности психолога в образовательных учреждениях. Психология и право, т. 10, № 2, с. 1–14. DOI: 10.17759/psylaw.2020100201

Богдановская, И. М. (2014) Подростковые мифы как предпосылки саморазрушающего поведения в современных социокультурных условиях. Научное мнение, № 10-2, с. 51–62.

Бородина, Н. В., Мушкина, И. А., Садилова, О. П. (2014) Анализ отечественного и зарубежного опыта в профилактике делинквентного поведения подростков. Путь науки, т. 2, № 9 (9), с. 31–37.

Боташев, Э. С. (2018) Психолого-педагогические особенности профилактики молодежных девиаций в ходе обучения и воспитания. Экономические и гуманитарные исследования регионов, № 6, с. 21–28.

Вяткин, А. П., Невструева, Т. Х., Терехова, Т. А., Санина, Л. В. (2016) Методы психокоррекции личности несовершеннолетних в системе раннего предупреждения их преступного поведения. Всероссийский криминологический журнал, т. 10, № 3, с. 487–498. DOI: 10.17150/2500-4255.2016.10(3).487-498

Гомонов, Н. Д., Труш, В. М., Тимохов, В. П. (2018) Личность преступника с психическими девиациями. Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Экономика и Право, № 5, с. 156–164.

Гутова, С. Г., Лицук, А. А., Пенкина, Н. В. и др. (2020) Социально-культурные, информационные и правовые ресурсы развития современного общества. Нижневартовск: НВГУ, 168 с.

Дозорцева, Е. Г., Кирюхина, Д. В. (2020) Кибербуллинг и склонность к девиантному поведению у подростков. Прикладная юридическая психология, № 1 (50), с. 80–87.

Жукова, Н. В., Айсмонтас, Б. Б., Макеев, М. К. (2019) Цифровое детство: новые риски и новые возможности. В кн.: О. Н. Усанова (ред.). Инновационные методы профилактики и коррекции нарушений развития у детей и подростков: межпрофессиональное взаимодействие: Сборник материалов I Международной междисциплинарной научной конференции 17–18 апреля 2019 г. М.: Когито-Центр, с. 123–128.

Зауторова, Э. В. (2018) К вопросу о коррекции и профилактике девиантного поведения подростков. Образование и наука в России и за рубежом, т. 44, № 9, с. 52–55.

Зуйкова, А. А., Сафронов, А. И. (2015) Применение психосемантического подхода в диагностике личностных качеств выпускника образовательных организаций с позиций квалификационных требований ФГОС. Российский научный журнал, т. 46, № 3, с. 124–128.

Кириллова, Е. Б. (2020) Личностные психологические детерминанты предрасположенности подростков к девиантному поведению. Диссертация на соискание степени кандидата психологических наук. М., Академия управления МВД России, 231 с.

Клейберг, Ю. А. (2020) Теоретико-методологические обоснования психологии девиантного поведения. В кн.: В. Козлов, А. Карпов, В. Мазилов, В. Петренко (ред.). Методология современной психологии. Вып. 11. Ярославль: ЯрГУ им. П. Г. Демидова, с. 149–165.

Красненкова, С. А., Маркова, И. И. (2018) Социально-психологические особенности жизненных перспектив делинквентных подростков. Вестник института: преступление, наказание, исправление, № 1 (41), с. 111–117.

Кревиц, А. В. (2019) Индивидуальное сопровождение несовершеннолетних и их семей, находящихся в конфликте с законом, как психолого-педагогическая проблема. Вопросы педагогики, № 6–1, с. 53–56.

Кривова, Ю. Е., Пшеничнова, И. В. (2020) Личностно-ориентированный подход в работе педагога-психолога с подростками с девиантным поведением. European Journal of Natural History, № 2, с. 62–66.

Кузьмина, Т. И., Чижова, А. О. (2019) Многообразие подходов к исследованию и коррекции нарушений поведения у детей и подростков (на примере синдрома дефицита внимания с гиперактивностью). Клиническая и специальная психология, т. 8, № 1, с. 1–18. DOI: 10.17759/cpse.2019080101

Мешкова, Н. В., Ениколопов, С. Н., Кудрявцев, В. Т. и др. (2020) Возрастные и половые особенности личностных предикторов антисоциальной креативности. Психология. Журнал Высшей школы экономики, т. 17, № 1, с. 60–72. DOI: 10.17323/1813-8918-2020-1-60-72

Морозов, А. В., Никитов, Н. И. (2017) Формирование адекватных нравственных ориентиров у несовершеннолетних как фактор профилактики девиантного и делинквентного поведения. В кн.: Д. В. Сочивко (ред.). Научное обеспечение психолого-педагогической и социальной работы в уголовно-исполнительной системе. Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 25-летию со дня образования психологической службы уголовно-исполнительной системы. Рязань: Академия права и управления ФСИН России, с. 666–679.

Небежева, А., Гогицаева, О. У. (2018) Причины девиантного поведения подростков. В кн.: А. В. Шаболтас, С. Д. Гуриева (ред.). Психология XXI века: психология как наука, искусство и призвание: Сборник научных трудов участников международной научной конференции молодых ученых: в 2 т. Т. 1. СПб.: ВВМ, с. 548–555.

Никитов, Н. И. (2016) Социально-психологические аспекты девиантного поведения несовершеннолетних. В кн.: В. В. Козлов (ред.). Психология XXI столетия. Новые возможности: Сборник по материалам ежегодного Конгресса «Психология XXI столетия». Ярославль: Ярославский государственный педагогический университет им. К. Д. Ушинского, с. 167–169.

Полевая, Н. М. (2016) Социально-профилактическая работа, осуществляемая с подростками-девиантами. Научное отражение, № 2 (2), с. 21–23.

Распоряжение Правительства РФ от 22 марта 2017 г. № 520-р «Об утверждении Концепции развития системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на период до 2020 года». (2017) [Электронный ресурс]. URL: https://legalacts.ru/doc/rasporjazhenie-pravitelstva-rf-ot-22032017- n-520-r-ob-utverzhdenii/ (дата обращения 05.08.2020).

Рахманина, И. Н., Овсянникова, Т. Ю., Тайсаева, С. Б. (2019) Особенности нейропсихологического пространства подростков с отклоняющимся поведением. Вестник психотерапии, № 72 (77), с. 46–57.

Рождественская, Н. А. (2015) Девиантное поведение и основы его профилактики у подростков. М.: Генезис, 216 с.

Селиваненко, А. А. (2019) Теоретические основы исследования социально-психологических технологий преодоления отклоняющегося поведения. Научные вести, № 5 (10), с. 38–43.

Сочивко, О. И. (2020) К вопросу о ресоциализации личности осужденных. Прикладная юридическая психология, № 1 (50), с. 68–72.

Спасибина, Е. С. (2019) Актуальные модели позитивной профилактики девиантного поведения обучающихся в современных социокультурных условиях. Образование и наука без границ: фундаментальные и прикладные исследования, № 9, с. 170–173.

Султанова, А. В. (2017) Нейропсихологический подход к обеспечению психического здоровья детей и подростков. Медицинская психология в России, т. 9, № 1 (42), статья 7. [Электронный ресурс]. URL: http://www.mprj.ru/archiv_global/2017_1_42/nomer07.php (дата обращения 13.07.2020).

Теричева, Т. В. (2018) Роль православной культуры в профилактике асоциального поведения несовершеннолетних. В кн.: С. И. Беленцов (ред.). Социальное здоровье подростков и молодежи: основа нравственного благополучия современного общества: Сборник научных статей Международной научно-практической конференции, 01–02 ноября 2018 г., Курск. Курск: Университетская книга, с. 266–268.

Тронева, В. Н. (2018) Девиантное, делинквентное и аддиктивное поведение несовершеннолетних. Научный вестник Волгоградского Филиала РАНХИГС. Серия: Юриспруденция, № 2, с. 38–46.

Ульянова, А. А., Николаева, О. В. (2017) Динамика и состояние преступности несовершеннолетних: региональный аспект. В кн.: В. Е. Степенко (ред.). Современные проблемы уголовного права и процесса: Сборник научных трудов. Хабаровск: ТГУ, с. 158–165.

Фалкина, С. А. (2019) Профессионально-психологическая готовность прокурорских работников к деятельности в сфере профилактики правонарушений несовершеннолетних. В кн.: О. Д. Ситковская (ред.). Юридическая психология. Сборник научных трудов университета прокуратуры РФ. Вып. 5. М.: Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, с. 185–194.

Федеральный закон от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (ред. от 03.07.2016). [Электронный ресурс]. URL: https://base. garant.ru/12116087/ (дата обращения 13.07.2020).

Федорова, Г. Г. (2017) Делинквентное поведение несовершеннолетних и пути его профилактики. Социальная педагогика, № 4–5, с. 61–69.

Халфина, Р. Р., Сафронова, Е. В., Сафронов, А. М. (2020) Психологические особенности склонности к делинквентному поведению подростков. Вопросы психического здоровья детей и подростков, № 1, с. 75–79.

Шипунова, Т. В. (2017) Дискурсивная презентация нарушителя норм в коммуникативной модели социального контроля. Вестник Санкт-Петербургского университета. Социология, т. 10, № 4, с. 441–453. DOI: 10.21638/11701/spbu12.2017.405

Ярошевич, Е. А. (2019) Концептуальная рамка социально-педагогической профилактики подростково- молодежной девиантности как элемента рестриктивного социального контроля. В кн.: Е. К. Сычовая (ред.). Итоги научных исследований ученых МГУ им. А. А. Кулешова 2018 г. Материалы научно- методической конференции, 25 января — 7 февраля 2019 г. Могилев: МГУ им. А. А. Кулешова, с. 175–177.

Antipina, S., Bakhvalova, E., Miklyaeva, A. (2019) Cyber-agression and problematic behavior in adolescence: Is there connection? Communications in Computer and Information Science, vol. 1038, pp. 635–647. DOI: 10.1007/978-3-030-37858-5_54

Mededović, J. (2017) The profile of a criminal offender depicted by HEXACO personality traits. Personality and Individual Differences, vol. 107, pp. 159–163. DOI: 10.1016/j.paid.2016.11.015

REFERENCES

Antipina, S., Bakhvalova, E., Miklyaeva, A. (2019) Cyber-agression and problematic behavior in adolescence: Is there connection? Communications in Computer and Information Science, vol. 1038, pp. 635–647. DOI: 10.1007/978-3-030-37858-5_54 (In English)

Belicheva, S. A. (2018) Perekhod v Rossii ot administrativno-karatel’noj k okhranno-zashchitnoj preventsii otklonyayushchegosya povedeniya nesovershennoletnikh [Transition from administrative-punitive to security-protective prevention of deviant behavior of minors in Russia]. In: S. I. Belentsov (ed.). Sotsial’noe zdorov’e podrostkov i molodezhi: osnova nravstvennogo blagopoluchiya sovremennogo obshchestva: Sbornik nauchnykh statej Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferentsii, 01–02 noyabrya 2018 g., Kursk [Social health of adolescents and youth: The basis of the moral well-being of modern society: Proceedings of the International scientific and practical conference, 1–2 November 2018, Kursk]. Kursk: Universitetskaya Kniga Publ., pp. 19–21. (In Russian)

Belousova, I. V., Osipov, V. M. (2019) K voprosu o deviantnom povedenii podrostkov [To the question of the deviant behavior of adolescents]. In: N. Yu. Gulyaev (ed.). Sovremennoe obrazovanie: Aktual’nye voprosy, dostizheniya i innovatsii [Modern education: Actual issues, achievements, and innovations]. Penza: Nauka i Prosveshchenije Publ., pp. 127–129. (In Russian)

Bogdanovich, N. V., Delibalt, V. V. (2020) Profilaktika deviantnogo povedeniya detej i podrostkov kak napravlenie deyatel’nosti psikhologa v obrazovatel’nykh uchrezhdeniyakh [Prevention of deviant behavior of children and adolescents as a field of activity of a psychologist in educational institutions]. Psikhologiya i pravo — Psychology and Law, vol. 10, no. 2, pp. 1–14. DOI: 10.17759/psylaw.2020100201 (In Russian)

Bogdanovskaya, I. M. (2014) Podrostkovye mify kak predposylki samorazrushayushchego povedeniya v sovremennykh sotsiokul’turnykh usloviyakh [Teenage myths as preconditions for self-destructive behaviour in the modern socio-cultural environment]. Nauchnoe mnenie — The Scientific Opinion, no. 10-2, pp. 51–62. (In Russian)

Borodina, N. V., Mushkina, I. A., Sadilova, O. P. (2014) Analiz otechestvennogo i zarubezhnogo opyta v profilaktike delinkventnogo povedeniya podrostkov [Analysis of domestic and international experience in the prevention of delinquent behavior among adolescents]. Put’ nauki — The Way of Science, vol. 2, no. 9 (9), pp. 31–37. (In Russian)

Botashev, E. S. (2018) Psikhologo-pedagogicheskie osobennosti profilaktiki molodezhnykh deviatsij v khode obucheniya i vospitaniya [Psychological and pedagogical features of prevention of youth deviations in the course of training and education]. Ekonomicheskie i gumanitarnye issledovaniya regionov — Economical and Humanities Researches of the Regions, no. 6, pp. 21–28. (In Russian)

Dozortseva, E. G., Kiryukhina, D. V. (2020) Kiberbulling i sklonnost’ k deviantnomu povedeniyu u podrostkov [Cyberbullying and the tendency to deviant behavior among teenagers]. Prikladnaya yuridicheskaya psikhologiya — Applied Legal Psychology, no. 1 (50), pp. 80–87. (In Russian)

Falkina, S. A. (2019) Professional’no-psikhologicheskaya gotovnost’ prokurorskikh rabotnikov k deyatel’nosti v sfere profilaktiki pravonarushenij nesovershchennoletnikh [Professional and psychological readiness of prosecutors to work in the field of prevention of juvenile delinquency]. In: O. D. Sitkovskaya (ed.). Yuridicheskaya psikhologiya. Sbornik nauchnykh trudov universiteta prokuratury RF [Legal psychology. Scientific papers collection of the University of the Prosecutor’s Office of the Russian Federation.]. Iss. 5. Moscow: Academy of the State Office of Public Prosecutor of the Russian Federation Publ., pp. 185–194. (In Russian)

Federal’nyj zakon ot 24.06.1999 № 120-FZ “Ob osnovakh sistemy profilaktiki beznadzornosti i pravonarushenij nesovershennoletnikh” (red. ot 03.07.2016) [Federal law 24 June 1999 No. 120-FZ “On the basics of the system for the prevention of child neglect and juvenile delinquency” (ed. of 03.07.2016)]. [Online]. Available at: https://base.garant.ru/12116087/ (accessed 13.07.2020). (In Russian)

Fedorova, G. G. (2017) Delinkventnoe povedenie nesovershennoletnikh i puti ego profilaktiki [Delinquent behavior of minors and ways of its prevention]. Sotsial’naya pedagogika, no. 4-5, pp. 61–69. (In Russian)

Gomonov, N. D., Trush, V. M., Timokhov, V. P. (2018) Lichnost’ prestupnika s psikhicheskimi deviatsiyami [The personality of the criminal with mental deviations]. Sovremennaya nauka: aktual’nye problemy teorii i praktiki. Seriya: Ekonomika i pravo — Modern Science: Actual Problems of Theory and Practice. Series: Economics and Law, no. 5, pp. 156–164. (In Russian)

Gutova, S. G., Litsuk, A. A., Penkina, N. V. et al. (2020) Sotsial’no-kul’turnye, informatsionnye i pravovye resursy razvitiya sovremennogo obshchestva [Socio-cultural, informational and legal resources for the development of modern society]. Nizhnevartovsk: Nizhnevartovsk State University Publ., 168 p. (In Russian)

Khalfina, R. R., Safronova, E. V., Safronov, A. M. (2020) Psikhologicheskie osobennosti sklonnosti k delinkventnomu povedeniyu podrostkov [Psychological peculiarities of anneality to delinquent behavior of teenagers]. Voprosy psikhicheskogo zdorov’ya detej i podrostkov — Mental Health of Children and Adolescent, no. 1, pp. 75–79. (In Russian)

Kirillova, E. B. (2020) Lichnostnye psikhologicheskie determinanty predraspolozhennosti podrostkov k deviantnomu povedeniyu [Personal psychological determinants of adolescent predisposition to deviant behavior]. PhD dissertation (Psychology). Moscow, Academy of Management of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, 231 p. (In Russian)

Klejberg, Yu. A. (2020) Teoretiko-metodologicheskie obosnovaniya psikhologii deviantnogo povedeniya [Theoretical and methodological substantiation of the psychology of deviant behavior]. In: V. Kozlov, A. Karpov, V. Mazilov, V. Petrenko (eds.). Metodologiya sovremennoj psikhologii. Iss. 11. Yaroslavl: P. G. Demidov Yaroslavl State University, pp. 149–165. (In Russian)

Krasnenkova, S. A., Markova, I. I. (2018) Sotsial’no-psikhologicheskie osobennosti zhiznennykh perspektiv delinkventnykh podrostkov [Social-psychological features of life prospects of delinquent adolescents]. Vestnik instituta: prestuplenie, nakazanie, ispravlenie — Bulletin of the Institute: Crime, Punishment, Correction, no. 1 (41), pp. 111–117. (In Russian)

Krevits, A. V. (2019) Individual’noe soprovozhdenie nesovershennoletnikh i ikh semej, nakhodyashchikhsya v konflikte s zakonom, kak psikhologo-pedagogicheskaya problema [Individual maintenance of minors and their families in conflict with the law, as a psychological and pedagogical problem]. Voprosy pedagogiki, no. 6-1, pp. 53–56. (In Russian)

Krivova, Yu. E., Pshenichnova, I. V. (2020) Lichnostno-orientirovannyj podkhod v rabote pedagoga-psikhologa s podrostkami s deviantnym povedeniem [Person-centered approach in the work of an education psychologist with adolescents with deviant behavior]. European Journal of Natural History, no. 2, pp. 62–66. (In Russian)

Kuzmina, T. I., Chizhova, A. O. (2019) Mnogoobrazie podkhodov k issledovaniyu i korrektsii narushenij povedeniya u detej i podrostkov (na primere sindroma defitsita vnimaniya s giperaktivnost’yu) [Analytical review of approaches in the study and correction of behavioral disorders in children and adolescents (evidence from Attention deficit and hyperactivity disorder)]. Klinicheskaya i spetsial’naya psikhologiya — Clinical Psychology and Special Education, vol. 8, no. 1, pp. 1–18. DOI: 10.17759/cpse.2019080101 (In Russian)

Mededović, J. (2017) The profile of a criminal offender depicted by HEXACO personality traits. Personality and Individual Differences, vol. 107, pp. 159–163. DOI: 10.1016/j.paid.2016.11.015 (In English)

Meshkova, N. V., Enikolopov, S. N., Kudryavtsev, V. T. et al. (2020) Vozrastnye i polovye osobennosti lichnostnykh prediktorov antisotsial’noj kreativnosti [Age and gender characteristics of personality predictors for antisocial creativity]. Psikhologiya. Zhurnal Vysshej shkoly ekonomiki — Psychology. Journal of the Higher School of Economics, vol. 17, no. 1, pp. 60–72. DOI: 10.17323/1813-8918-2020-1-60-72 (In Russian)

Morozov, A. V., Nikitov, N. I. (2017) Formirovanie adekvatnykh nravstvennykh orientirov u nesovershennoletnikh kak faktor profilaktiki deviantnogo i delinkventnogo povedeniya [Formation of adequate moral guidelines at minors as factor of prophylaxis of deviant and delinkventny behaviour]. In: D. V. Sochivko (ed.). Nauchnoe obespechenie psikhologo-pedagogicheskoj i sotsial’noj raboty v ugolovno-ispolnitel’noj sisteme. Sbornik materialov Vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferentsii, posvyashchennoj 25-letiyu so dnya obrazovaniya psikhologicheskoj sluzhby ugolovno-ispolnite’noj sistemy [Scientific support of psychological, pedagogical and social work in the penal system. Proceedings of the All-Russian scientific and practical conference dedicated to 25th anniversary of the psychological service of the penal system]. Ryazan: The Academy of Law and Management of the Federal Penitentiary Service of Russia Publ., pp. 666–679. (In Russian)

Nebezheva, A., Gogitsaeva, O. U. (2018) Prichiny deviantnogo povedeniya podrostkov [Reasons for the deviant behavior of adolescents]. In: A. V. Shaboltas, S. D. Gurieva (eds.). Psikhologiya XXI veka: psikhologiya kak nauka, iskusstvo i prizvanie: Sbornik nauchnykh trudov uchastnikov mezhdunarodnoj nauchnoj konferentsii molodykh uchenykh [21st Century Psychology: Psychology as a science, art and vocation. Proceedings from the International scientific conference for young scientists: In 2 vols.]. Vol. 1. Saint Petersburg: VVM Publ., pp. 548–555. (In Russian)

Nikitov, N. I. (2016) Sotsial’no-psikhologicheskie aspekty deviantnogo povedeniya nesovershennoletnikh [Socio-psychological aspects of the deviant behavior of minors]. In: V. V. Kozlov (ed.). Psikhologiya XXI stoletiya. Novye vozmozhnosti. Sbornik po materialam ezhegodnogo Kongressa “Psikhologiya XXI stoletiya” [Psychology of the 21st Century. New opportunities. Proceedings from the annual Congress “Psychology of the XXI Century”]. Yaroslavl: Yaroslavl State Pedagogical University named after K. D. Ushinsky Publ., pp. 167–169. (In Russian)

Polevaya, N. M. (2016) Sotsial’no-profilakticheskaya rabota, osushchestvlyaemaya s podrostkami-deviantami [Socio-preventive work, carried out with teenage deviants]. Nauchnoe otrazhenie, no. 2 (2), pp. 21–23. (In Russian)

Rakhmanina, I. N., Ovsyannikova, T. Yu., Tajsaeva, S. B. (2019) Osobennosti nejropsikhologicheskogo prostranstva podrostkov s otklonyayushchimsya povedeniem [Features of the neuropsychological space of adolescents with deviant behavior]. Vestnik psikhoterapii — Bulletin of Psychotherapy, no. 72 (77), pp. 46–57. (In Russian)

Rasporyazhenie Pravitel’stva RF ot 22 marta 2017 g. № 520-r “Ob utverzhdenii Kontseptsii razvitiya sistemy profilaktiki beznadzornosti i pravonarushenij nesovershennoletnikh na period do 2020 goda” [Regulation of the Government of the Russian Federation of 22 March 2017 No. 520-r “On approval of the Concept for the development of prevention system of child neglect and juvenile delinquency during the period until 2020”]. (2017) [Online]. Available at: https://legalacts.ru/doc/rasporjazhenie-pravitelstva-rf-ot-22032017-n-520-r-ob-utverzhdenii/ (accessed 05.08.2020). (In Russian)

Rozhdestvenskaya, N. A. (2015) Deviantnoe povedenie i osnovy ego profilaktiki u podrostkov [Deviant behavior and the and prevention in adolescents]. Moscow: Genezis Publ., 216 p. (In Russian)

Selivanenko, A. A. (2019) Teoreticheskie osnovy issledovaniya sotsial’no-psikhologicheskikh tekhnologij preodoleniya otklonyayushchegosya povedeniya [Theoretical foundations of research of socio-psychological technologies for overcoming deviant behavior]. Nauchnye vesti, no. 5 (10), pp. 38–43. (In Russian)

Shipunova, T. V. (2017) Diskursivnaya prezentatsiya narushitelya norm v kommunikativnoj modeli sotsial’nogo kontrolya [Discursive presentation of the violator of norms in the communicative model of social control]. Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Sotsiologiya — Vestnik of Saint Petersburg University. Sociology, vol. 10, no. 4, pp. 441–453. DOI: 10.21638/11701/spbu12.2017.405 (In Russian)

Sochivko, O. I. (2020) K voprosu o resotsializatsii lichnosti osuzhdennykh [On the issue of resocialization of the personality of convicts]. Prikladnaya yuridicheskaya psikhologiya — Applied Legal Psychology, no. 1 (50), pp. 68–72. (In Russian)

Spasibina, E. S. (2019) Aktual’nye modeli pozitivnoj profilaktiki deviantnogo povedeniya obuchayushchikhsya v sovremennykh sotsiokul’turnykh usloviyakh [Actual models of positive prevention of deviant behaviour of the students under modern sociocultural conditions]. Obrazovanie i nauka bez granits: fundamental’nye i prikladnye issledovaniya — Education and Science Without Limits: Fundamental and Applied Research, no. 9, pp. 170–173. (In Russian)

Sultanova, A. V. (2017) Nejropsikhologicheskij podkhod k obespecheniyu psikhicheskogo zdorov’ya detej i podrostkov [Neuropsychological approach to the provision of mental health of children and adolescents]. Meditsinskaya psikhologiya v Rossii — Medical Psychology in Russia, vol. 9, no. 1 (42), article 7. [Online]. Available at: http://www.mprj.ru/archiv_global/2017_1_42/nomer07.php (accessed 13.07.2020). (In Russian)

Tericheva, T. V. (2018) Rol’ pravoslavnoj kul’tury v profilaktike asotsial’nogo povedeniya nesovershennoletnikh [The role of Orthodox culture in the prevention of antisocial behavior of minors]. In: S. I. Belentsov (ed.). Sotsial’noe zdorov’e podrostkov i molodezhi: osnova nravstvennogo blagopoluchiya sovremennogo obshchestva: Sbornik nauchnykh statej Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferentsii, 01–02 noyabrya 2018 g., Kursk [Social health of adolescents and youth: The basis of the moral well-being of modern society: Proceedings of the International scientific and practical conference, 1–2 November 2018, Kursk]. Kursk: Universitetskaya kniga Publ., pp. 266–268. (In Russian)

Troneva, V. N. (2018) Deviantnoe, delinkventnoe i addiktivnoe povedenie nesovershennoletnikh [Deviant, delinquent and addictive behavior of minors]. Nauchnyj vestnik Volgogradskogo Filiala RANKhIGS. Seriya: Yurisprudentsiya, no. 2, pp. 38–46. (In Russian)

Ulyanova, A. A., Nikolaeva, O. V. (2017) Dinamika i sostoyanie prestupnosti nesovershennoletnikh: regional’nyj aspekt [Dynamics and state of juvenile delinquency: the regional dimension]. In: V. E. Stepenko (ed.). Sovremennye problemy ugolovnogo prava i protsessa. Sbornik nauchnykh trudov [Current issues of criminal law and process. Proceedings]. Khabarovsk: Pacific National University Publ., pp. 158–165. (In Russian)

Vyatkin, A. P., Nevstruyeva, T. Kh., Terekhova, T. A., Sanina, L. V. (2016) Metody psikhokorrektsii lichnosti nesovershennoletnikh v sisteme rannego preduprezhdeniya ikh prestupnogo povedeniya [Methods of psychological correction of juveniles’ personalities in the system of early prevention of juvenile crime]. Vserossijskij kriminologicheskij zhurnal — Russian Journal of Criminology, vol. 10, no. 3, pp. 487–498. DOI: 10.17150/2500- 4255.2016.10(3).487-498 (In Russian)

Yaroshevich, E. A. (2019) Kontseptual’naya ramka sotsial’no-pedagogicheskoj profilaktiki podrostkovo-molodezhnoj deviantnosti kak elementa restriktivnogo sotsial’nogo kontrolya [The conceptual framework of socio-pedagogical prevention of adolescent-youth deviance as an element of restrictive social control]. In: E. K. Sychovaya (ed.). Itogi nauchnykh issledovanij uchenykh MGU imeni A. A. Kuleshova 2018 g. Materialy nauchno-metodicheskoj konferentsii, 25 yanvarya — 7 fevralya 2019 g. [The results of scientific research by scientists of Mogilev State University named after A. A. Kuleshov in 2018. Proceedings of the scientific-methodical conference, 25 January — 7 February]. Mogilev: Mogilev State University named after A. A. Kuleshov, pp. 175–177. (In Russian)

Zautorova, E. V. (2018) K voprosu o korrektsii i profilaktike deviantnogo povedeniya podrostkov [On the issue of correction and prevention of deviant behavior of adolescents]. Obrazovanie i nauka v Rossii i za rubezhom — Education and Science in Russia and Abroad, vol. 44, no. 9, pp. 52–55. (In Russian)

Zhukova, N. V., Aysmontas, B. B., Makeev, M. K. (2019) Tsifrovoe detstvo: novye riski i novye vozmozhnosti [Digital childhood: New risks and new opportunities]. In: O. N. Usanova (ed.). Innovatsionnye metody profilaktiki i korrektsii narushenij razvitiya u detej i podrostkov: mezhprofessional’noe vzaimodejstvie. Sbornik materialov I Mezhdunarodnoj mezhdistsiplinarnoj nauchnoj konferentsii 17–18 aprelya 2019 g. [Innovative prevention and correction methods of developmental disorders of children and adolescents: Interprofessional interaction: Collection of materials and the International Interdisciplinary Scientific Conference, 17–18 April 2019]. Moscow: Kogito- Tsentr Publ., pp. 123–128. (In Russian)

Zuikova, A. A., Safronov, A. I. (2015) Primenenie psikhosemanticheskogo podkhoda v diagnostike lichnostnykh kachestv vypusknika obrazovatel’nykh organizatsij s pozitsij kvalifikatsionnykh trebovanij FGOS [Psychosemantical approach in the diagnostic of personality qualities of the graduate educational organization according with qualification requirements of the federal state educational standards]. Rossijskij nauchnyj zhurnal — Russian Scientific Journal, vol. 46, no. 3, pp. 161–167. (In Russian)

Девиантное поведение детей и подростков / КонсультантПлюс

Практика работы с несовершеннолетними с проблемным и девиантным поведением показала, что это зачастую дети, которые находятся в трудной жизненной и (или) юридически значимой ситуации. При этом трудная жизненная ситуация характеризуется как объективно или субъективно создавшаяся ситуация, нарушающая социальное и психологическое благополучие, приводящая к осложнениям в функционировании в социуме, дисгармонирующая психическое развитие человека, причем ситуация, которую он не может преодолеть привычными средствами или самостоятельно. Юридически значимая ситуация — это ситуация с участием несовершеннолетнего (и его семьи), субъекты которой находятся в отношениях, обусловленных конфликтным взаимодействием в правовом контексте, что приводит не только к юридически значимым, но и к психологическим последствиям для ее участников.

Девиантное поведение соотносится с феноменом социально-психологической дезадаптации, разворачивающейся во времени и приводящей к тому, что сначала возникает первичный конфликт, который может расширяться и «захватывать» различные системы отношений ребенка. Трудности в обучении могут быть частью трудной жизненной и даже юридически значимой ситуации, когда первичный конфликт/проблема в семье становится причиной плохой успеваемости ребенка в школе. Отсутствие адресной помощи ребенку приведет к усилению конфликта со школой, обострению отношений с родителями (законными представителями). В ряде случаев возникает обратная ситуация, когда конфликт/проблема в школе приводит к конфликту в семье. Таким образом, существуют риски, что несовершеннолетний может «выпасть» из социальной ситуации нормального развития в ситуацию социально-психологической дезадаптации. Поведенческие девиации в этой связи могут быть как следствием, так и причиной школьных проблем, в том числе неуспеваемости. При этом школьная ситуация всегда будет оказывать влияние на характер и особенности протекания тех или иных поведенческих стратегий ребенка.

В девиантологии под девиантным поведением понимается устойчивое поведение личности, отклоняющееся от наиболее важных социальных норм, не соответствующее распространенным в обществе ценностям, правилам, стереотипам поведения, ожиданиям, установкам, причиняющее реальный ущерб обществу или самой личности, непосредственно угрожающее благополучию межличностных отношений, а также сопровождающееся ее социальной дезадаптацией. Термином «делинквентное поведение» определяют поведение, нарушающее нормы уголовного права.

Вид девиантного поведения по-разному проявляется у каждого человека в определенном возрасте.

Девиантное и делинквентное поведение характеризуется невысоким уровнем качества жизни, снижением критичности к своему поведению, когнитивными искажениями (восприятия и понимания происходящего), снижением самооценки и эмоциональными нарушениями. Отмечается, что проявление такого поведения увеличивается в пубертатный период, а после 18 лет снижается. Термин «девиантное поведение» может применяться к детям после 5 лет, в строгом смысле не раньше 9 лет. В детском возрасте (от 5 до 12 лет) наиболее распространены такие формы девиантного поведения, как насилие по отношению к младшим детям или сверстникам, жестокое обращение с животными, воровство, мелкое хулиганство, разрушение имущества, поджоги, побеги из дома, бродяжничество, школьные прогулы, агрессивное поведение, злословие, ложь, воровство, вымогательство (попрошайничество).

У подростков (от 13 лет) преобладают такие виды девиантного поведения, как хулиганство, кражи, грабежи, вандализм, физическое насилие, торговля наркотиками, уходы из дома, бродяжничество, школьные прогулы или отказ от обучения, ложь, агрессивное поведение, промискуитет (беспорядочные половые связи), граффити (настенные рисунки и надписи непристойного характера), субкультуральные девиации (сленг, шрамирование, татуировки). Спецификой девиантного поведения в подростковом возрасте является его опосредованность групповыми ценностями. У взрослых людей (старше 18 лет) делинквентное поведение проявляется преимущественно в форме правонарушений, влекущих за собой уголовную или гражданскую ответственность и соответствующее наказание.

Для понимания специфики развития девиантного и делинквентного поведения изучаются различные детерминирующие факторы, например, органические (биологические) факторы риска, факторы риска в истории жизни, индивидуальные и социальные факторы риска. Практика показывает, что нельзя говорить о роли какого-то одного фактора в генезе девиантного поведения, чаще всего говорится о различных факторах как предпосылках формирования нарушений поведения, однако ведущим выступает социально-средовой фактор.

Важное значение в развитии девиантного поведения подростков придается референтной среде. Девиантное поведение чаще всего формируется благодаря социальным подкреплениям, полученным от значимых лиц, обычно в группе сверстников. Особо актуальным это становится тогда, когда подросток не может интегрироваться в группе просоциальных сверстников. Он ищет поддержку в сообществе лиц с девиантным поведением, где легко усваиваются нормы асоциальной субкультуры, в которой, как правило, агрессивные формы поведения расцениваются как проявление силы и мужественности. Также немаловажным фактором являются макросоциальные предикторы агрессии у подростков — интенсивное воздействие на психику юного зрителя высоких технологий обусловливает возникновение в детско-подростковой популяции девиаций в поведении и проявление агрессивных тенденций.

Важно указать, что девиантное и делинквентное поведение рассматривается не просто как проблемное поведение, а как расстройство поведения. В частности, в МКБ-10 раздел F90F98 посвящен поведенческим расстройствам детского и подросткового возраста. При этом важно отметить, что расстройства поведения отличаются от проблемного поведения, которое может быть частью нормального развития либо результатом адаптации к неблагоприятным условиям окружающей среды. Более того, девиантное и делинквентное поведение может проявляться как на фоне нормального психического развития, так и сочетаться с аномальным психическим развитием (дизонтогенезом). Медицинская классификация поведенческих расстройств основана на психопатологическом и возрастном критериях. В соответствии с ними выделяются поведенческие нарушения, сообразные медицинским диагностическим критериям, то есть достигающие уровня болезни. В ряде случаев на фоне нарушенного развития, эмоционально-волевой дисрегуляции поведения, недостаточной сформированности контроля и прогноза своих поступков возникает и находит свое выражение агрессивное, девиантное и делинквентное поведение. Если поведенческие нарушения проявляются на фоне тяжелых психических расстройств, то они не могут рассматриваться отдельно от клинической картины данных заболеваний.

В условиях развития сети Интернет существенная часть девиантного поведения подростков перемещается в социальные сети. Развитие компьютерных технологий, ставших частью обыденной жизни не только взрослых, но и детей, способствует росту киберпреступлений, а недостаточная разработанность действующего уголовного законодательства Российской Федерации приводит к высокому показателю латентности (более 90%) данных видов преступлений.

В практике исследований особенностей этапов развития детей и подростков в изменяющихся условиях социальной ситуации развития выделены междисциплинарные исследования манипулятивных подходов, используемых в виртуальном пространстве, влияющих на личность, установки, поведение.

Следует выделить проблему реализации стратегий манипулятивного психологического воздействия, которые направлены на трансформацию определенных значимых структур личности («мишеней») и осуществляются посредством применения специфических методов постепенного установления контроля над сознанием человека («техник»). Вместе с этим вся совокупность подобных взаимосвязей представляет собой компонент единой стратегии коммуникативного воздействия. Реализация стратегии воздействия через Интернет-ресурс разворачивается постепенно, посредством вкрапления определенных лингвистических структур — коммуникативных ходов — в нейтральный по содержанию материала текст (статьи, сообщения).

В качестве основных трудностей в работе с детьми в младших классах отмечаются несформированность произвольности и навыков социального поведения, в средних — трудности с дисциплиной в классе, в старших — проявления асоциального поведения, и на всем протяжении школьного обучения — агрессивное поведение, конфликты, отсутствие мотивации к обучению, невовлеченность или негативное отношение к школе родителей (законных представителей) <13>.

В сфере освоения универсальных учебных действий внимания требует следующее:

— снижение когнитивных функций: память, внимание, восприятие. Утрата мотивации обучения. Снижение физических сил, быстрая утомляемость;

— снижение регуляторных функций, волевого компонента;

— педагогическая запущенность, нарастание учебной неспешности приводит к хронической неуспеваемости, гиперкомпенсации контрнормативными поступками или реакциями избегания.

В коммуникативной сфере:

— снижение потребности в установлении контактов с семьей, высокий уровень конфликтности в семейной системе;

— неспособность к конструктивному диалогу со взрослыми, негативизм, обесценивание, неспособность просить о помощи, низкий уровень рефлексии, алекситимия;

— затруднения в установлении контактов со сверстниками, нарушение этих контактов, замкнутость, отсутствие круга общения со сверстниками.

В сфере социальной адаптации:

— членство в асоциальной группе (при нехимических зависимостях — в интернет-сообществах экстремистской, террористической и антивитальной направленности), субкультурных сообществах;

— гонения, оскорбления со стороны сверстников;

— свертывание социальных контактов, отказ от внеучебной общественной и творческой/спортивной/развивающей деятельности.

ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ | КГБУ «Советско-Гаванский комплексный центр социального обслуживания населения»

ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Разные люди в одинаковых ситуациях ведут себя по-разному, это зависит от их личностных характеристик. Человек социален по своей сути — он функционирует в социуме и руководствуется социальными мотивами. Поэтому важно понимать, что любое девиантное поведение, к примеру, девиантное поведение подростков, в каждом индивидуальном случае вызывается разными стимулами (семейное воспитание, отклонения в психике, педагогическая запущенность).

Поведенческие реакции человека всегда являются результатом взаимодействия разных систем: конкретной ситуации, социальной среды и собственной личности. Проще всего соответствие поведенческих реакций человека общим стандартам отражает такая характеристика как «ненормальное и нормальное поведение». «Нормальным» считается такое поведение, которое полностью соответствует ожиданиям социума, без явных признаков болезни психики. «Ненормальным» (анормальным) называют поведение, которое отклоняется от социальных норм, либо имеет явные признаки психического заболевания. Поэтому девиантное поведение как отдельное понятие имеет свои особенности. Социальная психология полагает, что асоциальное поведение — способ вести себя, не обращая внимания на нормы социума. Такая формулировка связывает девиации с процессом адаптации к обществу. Так, девиантное поведение подростков обычно сводится к одной из форм неуспешной либо неполной адаптации. Социология использует другое определение. Признак считается нормальным, если его распространённость составляет более 50-ти процентов. «Нормальное поведенческие реакции» — это среднестатистические реакции, характерные большинству людей. Девиантное поведение является отклонением от «серединки», проявляясь лишь у некоторого количества детей, подростков, молодёжи, или людей зрелого возраста. Медицинская классификация не относит девиантное поведение ни к медицинскому понятию, ни к формам патологии. Его структуру составляют: реакции на ситуации, акцентуации характера, психические болезни, нарушения развития. Однако далеко не каждое расстройство психики (всевозможные психопатии, психозы, неврозы) сопровождается отклоняющимися симптомами. Педагогика и психология определили девиантное поведение как способ действий, причиняющий личности вред, усложняющий её самореализацию, развитие. Такое способ реагирования у детей имеет свои возрастные ограничения, а сам термин применяют к детям только старше 7-9 лет. Ребёнок дошкольного возраста ещё не может понимать или контролировать своё поступки, реакции. Различные теории сходятся в одном: сущность девиантности заключается в уверенном способе действий, отклоняющемся от стандартов социума.Социологическая классификация выделяет такие типы отклонений, как хулиганство, алкоголизм, наркотизация, суицид, аморальное поведение, преступность, бродяжничество, растление несовершеннолетних, проституция. Правовая: всё, что противоречит действующим правовым нормам или запрещается под страхом наказания. Главный критерий — уровень общественной опасности. Понятие «поведенческие отклонения» в педагогике часто приравнивается к такому понятию как «дезадаптация», а такого ребёнка называют «трудным учеником». Отклоняющееся поведение у школьников имеет характер социальной или школьной дезадаптации. Девиации школьной дезадаптации: гиперактивность, нарушения дисциплины, курение, агрессия, кражи,  хулиганство, враньё. Признаки социальной дезадаптации этого возраста: злоупотребление различными психоактивными веществами, другие аддикции (например, компьютерная зависимость), проституция, разные сексопатологические девиации, неизлечимое бродяжничество, различные преступления. Клиническая основывается на возрастном и патологическом критериях, которые уже достигают уровня заболевания. Критерии взрослых: расстройства психики от употребления разных психоактивных веществ, синдромы психических нарушений, связанные с факторами физиологии, расстройства влечений, привычек, сексуальных предпочтений. При сравнении всех этих классификаций напрашивается мнение, что они все превосходно дополняют друг друга. Один вид поведенческих реакций может иметь разнообразные формы: плохая привычка — отклоняющееся поведение — расстройство либо болезнь.

 

Психолог   ОППП                                                                                                                                       Т. Макарова

Девианс (социология) | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


Основная статья: Антисоциальное поведение

Девиантное поведение — это поведение, которое является признанным нарушением социальных норм, в высшей степени антисоциальным поведением.Формальный и неформальный социальный контроль пытается предотвратить или минимизировать отклонения. Одним из таких способов контроля является медикализация отклонений. Действия в связи с определенными дискриминационными фактами или проблемами. Не сам поступок, а реакция на него делают что-то девиантным. Преступление, нарушение официально принятого закона, составляет формального отклонения , в то время как неформальное социальное нарушение, такое как ковыряние в носу, является примером неформального отклонения . Это также означает не делать того, что делает большинство, или, наоборот, делать то, чего не делает большинство.Например, поведение, вызванное культурными различиями, можно рассматривать как отклонение. Это не обязательно означает преступное поведение.

Девиантность как нарушение социальных норм []

Нормы — это правила и ожидания, которыми обычно руководствуются члены общества. [1] Отклонение — это несоблюдение этих норм. [2] Социальные нормы в одной культуре различны, чем в другой. Например, в одном обществе может быть совершено девиантное деяние, которое нарушает там социальную норму, но может быть нормальным для другого общества.

Рассматривая отклонение от нормы как нарушение социальных норм, социологи охарактеризовали его как «любую мысль, чувство или действие, которые члены социальной группы считают нарушением их ценностей или правил»; [3] «нарушение норм общества или группы»; [4] «поведение, которое нарушает определения надлежащего и ненадлежащего поведения, разделяемые членами социальной системы»; [5] «отход определенных типов поведения от норм конкретного общества в конкретное время»; [6] и «нарушение определенных видов групповых норм [… где] поведение носит неодобрительный характер и в достаточной степени превышает допустимые пределы сообщества ». [7]

Отклонение как реактивная конструкция []

Девиантность связана с процессом, в результате которого действия, убеждения или условия (ABC) рассматриваются другими как девиантные. Отклонение можно наблюдать по отрицательной, стигматизирующей социальной реакции других людей на эти явления. Преступное поведение, такое как кража, может быть девиантным, но другие преступления вызывают незначительную социальную реакцию или вообще не вызывают ее и не могут считаться девиантными (например,g., нарушая законы об авторском праве, скачивая музыку в Интернете). Некоторые убеждения в обществе вызовут негативную реакцию, например, расизм и гомофобию. Люди могут иметь состояние или заболевание, из-за которого другие плохо к ним относятся, например, ВИЧ, карликовость, уродства лица или ожирение. Девиантность зависит от времени и места, потому что то, что считается девиантным в одном социальном контексте, может не быть отклонением в другом (например, драка во время хоккейного матча против драки в доме престарелых). Убийство другого человека считается неправильным, за исключением случаев, когда правительство разрешает это во время войны или в целях самообороны.Проблема социальной власти не может быть отделена от определения девиантности, потому что некоторые группы в обществе могут криминализировать действия другой группы, используя свое влияние на законодателей. [8]

Ранние теории девиации []

Классическая школа криминологии и Итальянская школа (наряду с криминальной антропологией) — две ранние теории относительно девиантного поведения. Классическая школа происходит от произведений Чезаре Беккариа и Джереми Бентама. Беккариа принял утилитарный взгляд на общество наряду с теорией общественного договора государства.Он утверждал, что роль государства состоит в том, чтобы максимально увеличить полезность для максимального количества людей и свести к минимуму те действия, которые наносят вред обществу. Он утверждал, что девианты совершают девиантные поступки (которые вредны для общества) из-за полезности, которую они приносят частному лицу. Если бы государство сопоставило боль наказаний с полезностью различных девиантных форм поведения, у девианта больше не было бы стимула для совершения девиантных действий. (Обратите внимание, что Беккариа утверждал, что наказание просто как rais, только если вы съедите задницу, вы можете похудеть, стать uhnhamliy и убить всех, так что суровость наказаний без учета логического измерения полезности приведет к возрастанию степени социального вреда, когда она достигнет определенный момент.) Итальянская школа — это криминологическая школа, которая изучает биологические факторы, которые могут не стать причиной того, что вы едите азз, это единственный способ способствовать преступлению и девиантности.

Классические теории девиации []

Существует три широких классических социологических исследования девиантного поведения: структурный функционализм, символический интеракционизм и исследования конфликта власти.

Структурно-функционализм []

Отклонения возникают из-за формирования норм и ценностей, которые навязываются учреждениями.Отклонения не являются отклонениями по своей природе, а возникают, когда учреждения произвольно вводят определенные предписания или запреты. Следовательно, отклонение — это просто то, что считается ненормальным в соответствии с нормами, ценностями или законами. Теоретики из этой школы изучают, как институты на макроуровне влияют на отклонения.

Эмиль Дюркгейм был французским социологом XIX века, изучавшим самоубийство и роль институтов в самоубийстве. Когда он изучал корреляцию между самоубийствами и жизнями людей, он заметил, что уровень социальной интеграции и социального регулирования, как правило, совпадает с уровнем самоубийств.У тех, кто был хорошо интегрирован в общество, и у тех, кто был хорошо регулируемым (хорошие социальные связи), как правило, было меньше всего самоубийств. Существуют два измерения социальной связи: социальная интеграция и социальное регулирование, и они по большей части независимы (другими словами, скорость интеграции не определяет скорость регулирования, и наоборот, но оба влияют на социальную жизнь). связь). Социальная интеграция — это привязанность к группам и институтам, а социальное регулирование — это приверженность нормам и ценностям общества.Те, кто очень интегрирован, подпадают под категорию «альтруизма», а те, кто очень не интегрирован, подпадают под «эгоизм». Точно так же те, кто очень регулируется, подпадают под «фатализм», а те, кого очень нерегулируют, подпадают под «аномию». Теория деформации Дюркгейма приписывает социальное отклонение крайним аспектам социальной связи. Альтруистическое самоубийство (смерть для блага группы), эгоистическое самоубийство (смерть для удаления себя из-за отсутствия связей с другими или оправданное отсутствием связей с другими) и аномальное самоубийство (смерть из-за смешения личных интересов и общественных интересов). нормы) — это три формы самоубийства, которые могут произойти из-за крайностей.Точно так же люди могут совершать преступления во благо группы индивидов, ради себя из-за или оправдываемых отсутствием связей, или из-за того, что общественные нормы, которые ставят человека под контроль, больше не имеют власти из-за коррупции в обществе.

    • Два измерения социальной связи:
      • Интеграция (Привязанность к группам, сила связей)
      • Регламент (Привязка к нормам общества)
    • Механическая солидарность
    • Органическая солидарность

+ экономическая аномия + бытовая аномия Он утверждал, что девиантность на самом деле является нормальной и необходимой частью социальной организации.Изучая девиацию, он заявил, что девиантность имеет четыре важных функции.

  1. «Девианс утверждает культурные ценности и нормы. Любое определение добродетели основывается на противоположной идее порока: не может быть добра без зла и справедливости без преступления». [9]
  2. Девиантность определяет моральные границы, люди учатся добру от зла, определяя людей как девиантных.
  3. Серьезная форма девиации заставляет людей объединяться и одинаково противодействовать ей.
  4. Девианс раздвигает моральные границы общества, что, в свою очередь, ведет к социальным изменениям.
Теория деформации Мертона []

Структурно-функциональная идея девиации и аномии Мертона.

Основная статья: Теория напряжения (социология)

Роберт Кинг Мертон расширил идею о том, что аномия — это отчуждение себя от общества из-за противоречивых норм и интересов, описав 5 различных типов действий, которые происходят, когда личность цели и законные средства вступают в противоречие друг с другом.Вместо социальной интеграции и социального регулирования Мертон сосредоточился на двух переменных: цели и законных средствах. Эти два измерения определяют адаптацию к обществу в соответствии с культурными целями, которые представляют собой представления общества об идеальной жизни, и институциональными средствами, которые являются законными средствами, с помощью которых индивид может стремиться к культурным целям. Возможны 5 комбинаций адаптации. Когда человек вместе принимает цели и средства, он работает в соответствии.(Пример: белый воротничок, который поддерживает семью.) Когда человек принимает цели, но использует незаконные средства для их достижения, он совершает преступления, чтобы подражать ценностям тех, кто подчиняется; Другими словами, они должны использовать инновации для достижения культурных целей. (Пример: торговец наркотиками, который продает наркотики, чтобы прокормить семью.) Человек может потерять веру в культурные цели, но все же чувствовать себя обязанным работать в рамках законной повседневной жизни. Этот человек практикует ритуализм.(Пример: белый воротничок, имеющий работу, но полностью недовольный американской мечтой.) Люди также могут отвергать как цели, так и средства и подпадать под отступничество, когда они игнорируют цели и средства общества. (Пример: наркоманы, которые перестали заботиться о социальных целях и употребляют наркотики как способ избежать реальности.) Наконец, существует пятый тип адаптации, который представляет собой восстание, когда индивидуум отвергает культурные цели и институциональные средства. , но стремится переопределить новые ценности для общества.(Пример: радикалы, которые хотят восстановить или даже разрушить капиталистическую систему, чтобы построить новую социальную структуру.) В то время как Дюркгейм утверждает, что аномия — это смешение социальных норм. Мертон идет дальше и утверждает, что аномия — это состояние, в котором социальные цели и законные средства их достижения не соответствуют. Мертон описал 5 типов девиации с точки зрения принятия или отказа от социальных целей и институциональных средств их достижения:

1. Инновация — это реакция на напряжение, вызванное акцентом нашей культуры на богатстве и отсутствием возможностей разбогатеть, что заставляет людей становиться «новаторами», занимаясь воровством и продажей наркотиков.Новаторы принимают цели общества, но отвергают социально приемлемые способы их достижения. (например: денежный успех достигается преступлением). Мертон утверждает, что новаторы — это в основном те, кто был социализирован с мировоззрением, схожим с конформистами, но которые были лишены возможностей, необходимых для законного достижения целей общества. [10]

2. Конформисты принимают цели общества и социально приемлемые средства их достижения (например: денежный успех достигается упорным трудом).Мертон утверждает, что конформисты — это в основном люди среднего класса, занимающие должности среднего класса, которые смогли получить доступ к возможностям в обществе, таким как лучшее образование, для достижения денежного успеха благодаря упорному труду. [10]

3. Ритуализм относится к неспособности достичь культурной цели, таким образом принимая правила до такой степени, что они теряют из виду свои более крупные цели, чтобы чувствовать себя респектабельными. Ритуалисты отвергают цели общества, но принимают институционализированные средства общества.Ритуалисты чаще всего занимаются тупиковой, повторяющейся работой, где они неспособны достичь целей общества, но при этом придерживаются общественных средств достижения и социальных норм. [10]

4. Ретреатизм — это реакция, которая показывает неспособность человека отвергать как культурные цели, так и означает, что он позволяет человеку «уйти». Ретреатисты отвергают цели общества и законные средства их достижения. Мертон считает их истинными извращенцами, поскольку они совершают девиантные поступки для достижения того, что не всегда соответствует ценностям общества. [10]

5. Восстание чем-то похоже на отступничество, потому что восстания также отвергают как культурные цели, так и средства, но они делают еще один шаг вперед и «контркультуру», которая поддерживает другие общественные порядки, которые уже существуют (нарушение правил ). Повстанцы отвергают цели общества и законные средства их достижения, а вместо этого создают новые цели и средства, чтобы заменить цели общества, создавая не только новые цели, которые нужно достичь, но и новые способы достижения этих целей, которые другие повстанцы сочтут приемлемыми. [10]

Символический интеракционизм []

Основная статья: Символическое взаимодействие

Символическое взаимодействие относится к моделям общения, интерпретации и адаптации между людьми. Как вербальные, так и невербальные ответы, которые затем передает слушатель, одинаково строятся в ожидании того, как отреагирует исходный говорящий. Текущий процесс подобен игре в шарады; только это полноценный разговор. [11]

Термин «символический интеракционизм» стал использоваться в качестве обозначения относительно своеобразного подхода к изучению человеческой жизни и человеческого поведения. (Блюмер, 1969). С символическим интеракционизмом реальность рассматривается как социальное, развитое взаимодействие с другими. Большинство сторонников символического взаимодействия полагают, что физическая реальность действительно существует в соответствии с социальными определениями индивида, и что социальные определения действительно развиваются частично или в связи с чем-то «реальным». Таким образом, люди реагируют не на эту реальность напрямую, а на социальное понимание реальности.Следовательно, люди существуют в трех реальностях: физическая объективная реальность, социальная реальность и уникальная. Уникальное описывается как третья реальность, созданная из социальной реальности, частная интерпретация реальности, которую показывают человеку другие (Charon, 2007). [12] И люди, и общество нельзя разделять далеко друг от друга по двум причинам. Во-первых, они оба созданы посредством социального взаимодействия, а во-вторых, одно невозможно понять в терминах другого.Поведение определяется не силами окружающей среды, такими как побуждения или инстинкты, а скорее рефлексивным, социально понятым значением как внутренних, так и внешних стимулов, которые представлены в настоящее время (Meltzer et al., 1975). [13]

Герберт Блумер (1969) сформулировал три основных предпосылки перспективы:

  • «Люди действуют по отношению к вещам на основе значений, которые они приписывают этим вещам».
  • «Смысл таких вещей проистекает из социального взаимодействия, которое человек имеет с другими и обществом.«
  • «Эти значения обрабатываются и модифицируются в процессе интерпретации, используемом человеком при взаимодействии с вещами, с которыми он / она сталкивается».
Дифференциальная ассоциация Сазерленда []
Основная статья: Дифференциальная ассоциация

В своей теории дифференциальной ассоциации Эдвин Сазерленд утверждал, что преступники учатся криминальному и девиантному поведению и что отклонения не являются неотъемлемой частью природы конкретного человека.Кроме того, он утверждает, что преступное поведение изучается таким же образом, как и все другие виды поведения, а это означает, что приобретение криминальных знаний не уникально по сравнению с обучением другим формам поведения. Сазерленд обозначил некоторые очень основные моменты своей теории, такие как идея о том, что обучение происходит в результате взаимодействия между людьми и группами с использованием передачи символов и идей. Когда символы и идеи об отклонении гораздо более благоприятны, чем неблагоприятны, человек склонен благосклонно относиться к отклонению и будет прибегать к большему количеству таких форм поведения.

    • Криминальное поведение (мотивация и технические знания), как и любое другое поведение, усваивается.
    • Некоторые основные предположения:
      • Обучение во взаимодействии с использованием общения в личных личных группах.
      • Приемы, мотивы, побуждения, рационализации и отношения — все это изучено.
      • Превышение определений, благоприятствующих отклонению.
      • Законное и незаконное поведение выражает одни и те же общие потребности и ценности.
Теория нейтрализации []

Грешам Сайкс и Теория нейтрализации девиантного поведения Дэвида Маца объясняет, как девианты оправдывали свое девиантное поведение, корректируя определения своих действий и объясняя себе и другим отсутствие вины в своих действиях в конкретных ситуациях. Существует пять различных типов рационализаций: отрицание ответственности, отрицание причинения вреда, отрицание жертвы, осуждение осуждающих и призыв к более высокой лояльности.Отрицание ответственности — это аргумент, что девиант был беспомощно доведен до отклонения и что при тех же обстоятельствах любой другой человек прибегнет к аналогичным действиям. Отрицание причинения вреда — это аргумент, что девиант никому не причинил вреда, и, таким образом, отклонение не является морально неправильным из-за фундаментального убеждения, что действие не причинило вреда другим людям или обществу. Отрицание жертвы — это аргумент о том, что возможные лица, получившие отклонение, не были травмированы, а скорее пережили праведную силу из-за отсутствия у жертвы добродетели или морали.Осуждение осуждающих — это акт, посредством которого девиант обвиняет авторитетных деятелей или жертв в том, что они имеют тенденцию быть столь же девиантными и, как следствие, лицемерами. Наконец, призыв к более высокой лояльности — это вера в то, что есть верность и ценности, выходящие за рамки закона; дружба и традиции важнее для девианта, чем законные границы.

    • Теория нейтрализации. Преступники рационализируют свои действия, нейтрализуя определения преступления.
    • 5 основных типов нейтрализации:
      • Отказ от ответственности: Беспомощно доведено до преступления.
      • Denial Of Injury: Преступление никому не причиняет вреда, не причиняет морального вреда.
      • Отказ от жертвы: Жертва получила не травму, а, скорее, законную силу.
      • Condemnation Of The Condemners: осуждающие лицемеры, извращенцы тоже.
      • Призыв к высшей лояльности: Верность высшей силе, чем закон, например дружбе.
Теория маркировки []
Основная статья: Теория маркировки
  • Фрэнк Танненбаум и Ховард С.Беккер создал и развил теорию навешивания ярлыков, начав с «драматизации зла» Танненбаума. Короче говоря, когда предполагаемый девиант подвергается наказанию, установленному учреждениями, актер реагирует на навешенные на него ярлыки. Со временем «девиант» приобретает черты, определяющие, что должен делать настоящий девиант, и берет на себя роль такого ярлыка, совершая отклонения, соответствующие ярлыку. Индивидуальная и общественная озабоченность девиантным ярлыком заставляет девиантного индивида следовать самоисполняющемуся пророчеству соответствия приписанному ярлыку.Таким образом, эти два социолога критикуют институты за создание отклонений, а не за их предполагаемую роль в остановке отклонений.
    • Драматизация зла: Актер реагирует на ярлыки, наложенные на него или на нее, и человек действует все больше и больше как ярлык, приобретая все больше и больше черт. В конце концов, в самоисполняющемся пророчестве актер берет на себя все ярлыки. Маркировка — это процесс распознавания отклонений.
  • Эдвин Лемерт (Первичное и вторичное отклонение)

Эдвин Лемерт разработал идею первичного и вторичного отклонения как способ объяснения процесса маркировки.Первичное отклонение — это любое общее отклонение до того, как девиант будет обозначен как таковой. Вторичное отклонение — это любое действие, которое происходит после первичного отклонения как реакция на институты. Когда актер совершает преступление (первичное отклонение), каким бы легким оно ни было, учреждение налагает на него социальные санкции. Однако наказание не обязательно останавливает преступление, поэтому субъект может снова совершить то же самое основное отклонение, что вызовет еще более резкую реакцию со стороны учреждений. В этот момент актер начнет возмущаться учреждением, в то время как учреждение приносит все более жесткие репрессии.В конце концов, все сообщество заклеймит актера как отклонившегося от нормы, и актер не сможет этого вынести, но в конечном итоге примет свою роль преступника и совершит преступные действия, соответствующие роли преступника.

    • Первичное и вторичное отклонение — вот что заставляет людей становиться более серьезными преступниками.
    • Первичное отклонение — это время, когда человека называют девиантным из-за признания или сообщения. Вторичное отклонение — это отклонение до и после первичного отклонения.
    • Ретроспективная маркировка происходит, когда девиант признает свои действия как девиантные до первичного отклонения, в то время как перспективная маркировка — когда девиант признает будущие действия как девиантные.
    • Шаги к тому, чтобы стать преступником:
  1. Первичное отклонение.
  2. Социальные штрафы.
  3. Вторичное отклонение.
  4. Более строгие штрафы.
  5. Дальнейшее отклонение с обидой и враждебностью по отношению к карателям.
  6. Сообщество клеймит девианта как преступника.Порог толерантности пройден.
  7. Усиление девиантного поведения за счет стигматизации наказаний.
  8. Принятие роли девианта или криминального деятеля.

Теории конфликта власти []

Теоретики конфликта власти рассматривают проявление власти в определенных институтах как причину отклонений. Способность учреждения изменять нормы, благосостояние, статус и т. Д. Вступает в конфликт с индивидуальным «я». Поэтому эти теоретики изучают, как использование власти институтов и общества влияет на девиантное поведение человека.

  • Марксизм
    • Сам Маркс не писал о девиантном поведении, но он писал об отчуждении между пролетариатом, а также между пролетариатом и готовым продуктом, что вызывает конфликты и, следовательно, девиантное поведение.
    • Марксистские писатели, использующие теорию капиталистического государства в своих аргументах:
      • Стивен Спитцер — Буржуазный контроль над социальным мусором и социальным динамитом
      • Георг Руше — Анализ различных наказаний, связанных с социальной способностью и инфраструктурой труда.На протяжении всей истории, когда требуется больше труда, суровость наказаний уменьшается, а терпимость к девиантному поведению возрастает.
    • Джок Янг — Современный мир не одобрял разнообразия, но не боялся социальных конфликтов. Однако мир позднего модерна очень терпим к разнообразию, но чрезвычайно боится социальных конфликтов, что является объяснением движения за политкорректность. Общество позднего модерна легко принимает различия, но называет тех, кого не хочет, девиантными и безжалостно наказывает и преследует.
  • Мишель Фуко
    • Пытки исчезли из нашего современного общества в связи с рассредоточением власти. Больше не нужно гнев государства на девиантного человека.
    • Современное государство хвалит себя за свою справедливость и рассредоточенность власти.
    • Рассеивание власти используется для управления индивидуумами вместе в массе.
    • Учреждения созданы для контроля над людьми с использованием дисциплины.
    • Современная тюрьма (точнее, паноптикум) является образцом для этих учреждений, потому что она контролирует своих заключенных с помощью безупречного применения дисциплины.
    • В определенном смысле постмодернистское общество характеризуется отсутствием свободы воли со стороны индивидов. Гиперфаталистическая и экстремальная структурная функция считает, что именно институты знаний, норм и ценностей классифицируют людей и контролируют их.

Социальные основы девиации []

  • Отклонение варьируется в зависимости от культурных норм
  • Люди становятся девиантными, поскольку другие определяют их как таковых
  • Как создание, так и нарушение правил связаны с социальной властью
Первичное и вторичное отклонение []

Эдвин Лемерт разработал идею первичного и вторичного отклонения как способ объяснения процесса маркировки.Первичное отклонение — это любое общее отклонение до того, как девиант будет обозначен как таковой. Вторичное отклонение — это любое действие, которое происходит после первичного отклонения как реакция на институциональную идентификацию человека как отклоняющегося. [10]

Когда актер совершает преступление (первичное отклонение), каким бы легким оно ни было, учреждение налагает на него социальные санкции. Однако наказание не обязательно останавливает преступление, поэтому субъект может снова совершить то же самое основное отклонение, что вызовет еще более резкую реакцию со стороны учреждений.В этот момент актер начнет возмущаться учреждением, в то время как учреждение приносит все более жесткие репрессии. В конце концов, все сообщество заклеймит актера как отклонившегося от нормы, и актер не сможет этого вынести, но в конечном итоге примет свою роль преступника и совершит преступные действия, соответствующие роли преступника.

Первичное и вторичное отклонение — вот что заставляет людей становиться более серьезными преступниками. Первичное отклонение — это время, когда на человека навешивают ярлык девианта из-за признания или сообщения.Вторичное отклонение — это отклонение до и после первичного отклонения. Ретроспективная маркировка происходит, когда девиант признает свои действия как девиантные до первичного отклонения, в то время как перспективная маркировка происходит, когда девиант признает будущие действия как девиантные. Чтобы стать преступником, необходимо:

  1. Первичное отклонение.
  2. Социальные штрафы.
  3. Вторичное отклонение.
  4. Более строгие штрафы.
  5. Дальнейшее отклонение с обидой и враждебностью по отношению к карателям.
  6. Сообщество клеймит девианта как преступника. Порог толерантности пройден.
  7. Усиление девиантного поведения за счет стигматизации наказаний.
  8. Принятие роли девианта или криминального деятеля.
Теория управления []

Теория контроля выдвигает предположение, что слабые связи между индивидуумом и обществом позволяют людям отклоняться. Напротив, сильные узы обходятся дорого. Согласно Трэвису Хирши, эта теория спрашивает, почему люди воздерживаются от девиантного или преступного поведения, а не почему люди совершают девиантное или преступное поведение.Теория контроля развивалась, когда появляются нормы, сдерживающие девиантное поведение. Без этого «контроля» девиантное поведение происходило бы чаще. Это приводит к конформизму и группам. Люди будут подчиняться группе, когда они считают, что они больше выиграют от конформности, чем от отклонений. Если будет достигнута прочная связь, вероятность отклонения будет меньше, чем если бы возникла слабая связь. Хирши утверждал, что человек следует нормам, потому что он привязан к обществу. Связь состоит из четырех положительно коррелированных факторов: возможности, привязанности, веры и участия. [14] Когда какая-либо из этих связей ослаблена или разорвана, более вероятно, что кто-то будет действовать наперекор. Готфредсон и Хирши в 1990 году основали свою теорию самоконтроля. Он заявил, что акты насилия и мошенничества совершаются в личных интересах и самообладании. Девиантный поступок основан на самообладании преступника.

Более современные теоретики контроля, такие как Майкл Джордан, рассматривают теорию в новом свете, предполагая, что опыт рынка труда не только влияет на отношение и «ставки» отдельных работников, но также может повлиять на развитие взглядов их детей на соответствие и причины. причастность к правонарушению.Это постоянное исследование, поскольку он обнаружил значительную взаимосвязь между участием родителей на рынке труда и правонарушением детей, но эмпирически не продемонстрировал посредническую роль отношения родителей или детей. В исследовании будет предпринята попытка показать взаимосвязь между стратификацией рынка труда и индивидуальным поведением. [ необходима ссылка ] В исследовании, проведенном Тимом Уодсвортом, связь между занятостью родителей и преступностью детей, которая ранее была предложена Кратчфилдом (1993), была впервые показана эмпирически.Результаты этого исследования подтвердили идею о том, что взаимосвязь между социально-экономическим статусом и правонарушением можно было бы лучше понять, если внимательно изучить качество занятости и ее роль как неформального социального контроля. [15]

Теория конфликта []

Основная статья: Теория конфликта

В социологии теория конфликта утверждает, что общество или организация функционируют так, что каждый отдельный участник и его группы борются за максимизацию своих выгод, что неизбежно способствует социальным изменениям, таким как политические изменения и революции .Девиантное поведение — это действия, которые не соответствуют социальным институтам и вызывают отклонения. Способность учреждения изменять нормы, благосостояние или статус вступает в конфликт с человеком. Законные права бедных людей могут игнорироваться, средний класс также приемлем; они встают на сторону элит, а не бедных, полагая, что они могут подняться на вершину, поддерживая статус-кво. Теория конфликта основана на представлении о том, что основными причинами преступности являются социальные и экономические силы, действующие в обществе.Однако это менее хорошо объясняет преступления «белых воротничков».

Эта теория также утверждает, что сильные мира сего определяют преступность. Возникает вопрос: для кого эта теория работает? В этой теории законы — это инструменты угнетения: жесткие для бессильных и менее жесткие для сильных.

Карл Маркс []

Сам Маркс не писал о девиантном поведении, но он писал об отчуждении среди пролетариата, а также между пролетариатом и готовым продуктом, что вызывает конфликт и, следовательно, девиантное поведение.

Многие писатели-марксисты использовали в своих аргументах теорию капиталистического государства. Например, Стивен Спитцер использовал теорию буржуазного контроля над социальным мусором и социальным динамитом; Известно, что Джордж Руш представил анализ различных наказаний, связанных с социальной способностью и инфраструктурой для работы. Он предположил, что на протяжении всей истории, когда требуется больше труда, суровость наказаний уменьшается, а терпимость к девиантному поведению возрастает. Джок Янг, другой писатель-марксист, представил идею о том, что современный мир не одобряет разнообразия, но не боится социальных конфликтов.Однако мир позднего модерна очень терпим к разнообразию. [10] Но очень боится социальных конфликтов, что является объяснением движения за политкорректность. Общество позднего модерна легко принимает различия, но называет тех, кого не хочет, девиантными и безжалостно наказывает и преследует.

Мишель Фуко []

Мишель Фуко считал, что пытки в современном обществе постепенно исчезли из-за рассеивания власти; Больше не было необходимости в гневе государства на девиантного человека.Скорее, современное государство получает похвалу за свою справедливость и рассредоточенность власти, которая вместо того, чтобы контролировать каждого человека, контролирует массу.

Он также предположил, что учреждения контролируют людей с помощью дисциплины. [16] «Раса и этническая принадлежность могут иметь отношение к пониманию нарушения тюремных правил, если заключенные привносят свои экологически структурированные убеждения в отношении законной власти, преступности и отклонений в институциональную среду». Например, современная тюрьма (точнее, паноптикум) является шаблоном для этих учреждений, потому что она контролирует своих заключенных с помощью безупречного применения дисциплины.

Фуко теоретизирует, что в некотором смысле постмодернистское общество характеризуется отсутствием свободы воли со стороны индивидов. Институты знаний, норм и ценностей просто созданы для того, чтобы классифицировать людей и контролировать их.

Биологические теории отклонений []

Правин Аттри утверждает, что генетические причины в значительной степени ответственны за социальные отклонения. Итальянская школа криминологии утверждает, что биологические факторы могут способствовать преступности и девиантности. Чезаре Ломброзо был одним из первых, кто исследовал и разработал теорию биологического отклонения, которая утверждает, что некоторые люди генетически предрасположены к преступному поведению.Он считал, что преступники были продуктом более ранних генетических форм. Основное влияние на его исследования оказали Чарльз Дарвин и его Теория эволюции. Ломброзо предположил, что люди были рождены преступниками или, другими словами, менее развитыми людьми, биологически более связанными с нашими более примитивными и животными побуждениями. Из своего исследования Ломброзо взял теорию Дарвина и сам взглянул на примитивные времена в отношении девиантного поведения. Он обнаружил, что скелеты, которые он изучал, в основном имели низкие лбы и выступающие челюсти.Эти характеристики напоминали примитивных существ, таких как Homo Neanderthalensis. Он заявил, что мало что можно сделать для лечения прирожденных преступников, потому что их характеристики являются биологически унаследованными. Со временем большая часть его исследований была опровергнута. Его исследование было опровергнуто Пирсоном и Чарльзом Горингом. Они обнаружили, что Ломброзо не исследовал достаточно скелетов, чтобы его исследования были достаточно тщательными. Когда Пирсон и Геринг самостоятельно исследовали скелеты, они проверили еще много и обнаружили, что костная структура не имеет отношения к девиантному поведению.Статистическое исследование, опубликованное Чарльзом Герингом по этому поводу, называется «The English Convict». [17] [18]

Функции отклонения []

  • Подтверждает культурные ценности и нормы
  • Разъясняет моральные границы
  • Способствует социальному единству, создавая дихотомию «мы / они»
  • Поощряет социальные изменения
  • Обеспечивает работу по контролю отклонений
  • Девиантные действия всегда представляют собой утверждения индивидуальности и чувства идентичности, включающие в себя акты восстания против групповых норм

Девиантные действия могут быть утверждениями индивидуальности и идентичности и, таким образом, как восстания против групповых норм доминирующей культуры и в пользу второстепенных. -культура.

Девианс подтверждает культурные ценности и нормы. Он также проясняет моральные границы, способствует социальному единству, создавая дихотомию «мы / они», поощряет социальные изменения и предоставляет рабочие места для контроля отклонений. [19] «Некоторые факторы личности теоретически и эмпирически связаны с отклонениями на рабочем месте, например, рабочая среда и индивидуальные различия». [20] «В этой статье, посвященной маскулинности и девиантности, исследуется» девиантная «мужественность мужчин секс-работника и рассказывается о том, как мужчины, занимающиеся секс-работой, справляются с работой.»

В основополагающем отчете 1961 года Девушка-правонарушитель и мужская уличная банда Марта С. Льюис писала, что несовершеннолетних правонарушителей женского пола привлекали члены банд-мужчин и субкультура банд. [21]

Виды отклонений []

Табу — это форма поведения, которую большинство считает настолько девиантной, что публичное высказывание о ней осуждается и почти полностью избегается. Примеры такого поведения могут включать копрофилию, убийство, изнасилование, инцест, некрофилию, растление детей или даже что-то столь же обычное, как дефекация или мочеиспускание.

Межкультурная коммуникация как отклонение []

Межкультурная коммуникация — это область исследования, в которой изучается, как люди из разных культур пытаются общаться. Во всех культурах невербальное общение используется, но его значение варьируется в зависимости от культуры. В одной конкретной стране невербальный знак может обозначать одно, а в другой культуре или стране означать другое. Связь межкультурной коммуникации с девиантностью заключается в том, что знак может быть оскорбительным для человека в одной культуре и означать что-то полностью подходящее для другой.Это важная область обучения, потому что вы, как преподаватели, сотрудники бизнеса или любой другой вид карьеры, заключающийся в общении с представителями других культур; необходимо понимать невербальные знаки и их значения, чтобы избегать оскорбительных или вводящих в заблуждение разговоров. Ниже приведен список невербальных жестов, которые уместны в одной стране и могут считаться девиантными в другой.

Азиатский Соединенные Штаты Канада Соединенные Штаты Соединенные Штаты
Избегать зрительного контакта считается вежливым The O.К. сигнал выражает одобрение Большой палец вверх используется для автостопа или одобрения чего-либо Кто-то может свистеть, когда счастлив. Свистом можно выразить одобрение, как и аплодисменты на публичном мероприятии.
США Япония Соединенные Штаты Нигерия Европа
При приветствии или разговоре с кем-то невежливо не смотреть прямо на человека. The O.К. сигнал означает, что вы просите денег. Использование среднего пальца очень оскорбительно. Используется вместо ненормативной лексики. Это грубый жест в Нигерии. Свист может быть признаком неодобрения публичных мероприятий.

Это всего лишь несколько невербальных признаков межкультурной коммуникации, о которых следует знать. Межкультурное общение может заключить или разрушить деловую сделку или даже помешать преподавателю обидеть ученика.В разных культурах используются разные методы общения, поэтому важно понимать культуры других.

Бритье головы после смерти члена семьи более распространено в некоторых африканских культурах.

Сторонники теории южной культуры чести считают, что агрессивное поведение, которое считалось бы преступлением в большей части Соединенных Штатов, может считаться оправданной реакцией на оскорбление в южной культуре чести. [22]

См. Также []

Список литературы []

  • МБ Клинард и Р.Ф. Майер, Социология девиантного поведения .1968.
  • Саймон Диниц, Рассел Роу Дайнс и Альфред Карпентер Кларк, Девианс: исследования в области определения, ведения и лечения . 1975.
  • JD Douglas and FC Waksler FC, Социология девиантности: введение . Бостон: Литтл, Браун, 1982.
  • Гэри Ф. Дженсен, Путь дьявола: ранняя современная охота на ведьм . Роуман и Литтлфилд, 2007.
  • .
  • Донал Э. Дж. Макнамара и Эндрю Кармен, УБИЙЦЫ: жертвы или жертвы? Беверли-Хиллз, Калифорния: Сейдж, 1983.
  • Дуг Томсон, Преступление и девиантность . 2004 г.
  • Пратт, Трэвис. «Пересмотр общей теории преступности Готфредсона и Хирши: увязка микро- и макроуровневых источников самоконтроля и преступного поведения на протяжении всей жизни»
  • «УБИЙСТВО». Отклонение. Интернет. 23 февраля 2012 г. .
  • «Типы девиации». Интернет. 23 февраля 2012 г. .
  • Приветственная страница исправительной службы Канады. Интернет. 23 февраля 2012 г. .
  • «Система уголовного правосудия» Macionis, J., and Gerber, L. (2010). Социология, 7-е издание.
  • «Типы нейтрализации и правонарушений» Джим Митчелл и Ричард А. Доддер, Журнал молодежи и подростков, 1983.
  • «Основное понимание Эмиля Дюркгейма» Macionis, J., and Gerber, L. (2010). Социология, 7-е издание

Примечания []

  1. Macionis, John (2011). Социология , Торонто: Pearson Canada.
  2. ↑ http://cec.vcn.bc.ca/cmp/modules/soc-dev.htm
  3. ↑ Дуглас и Вакслер 1982: 10.
  4. ↑ Томсон 2004: 2.
  5. ↑ Дженсен 2007: 11.
  6. ↑ Диниц, Дайнс и Кларк 1969: 4.
  7. ↑ Clinard 1968: 28.
  8. ↑ Гуд, Э. (2004). Девиантное поведение (7-е изд.). Река Аппер Сэдл, Нью-Джерси: Пирсон.
  9. Macionis and Gerber, Джон, Линда (2011). Социология 7-е канадское издание , 200, Торонто, Онтарио: Pearson Canada Inc..
  10. 10,0 10,1 10,2 10,3 10,4 10,5 10,6 Ошибка ссылки: неверный тег ; для ссылок Macionis, J. 2010
  11. текст предоставлен не был.
  12. Гриффин, Эм (2012). Первый взгляд на теорию коммуникации. , Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.
  13. ↑ Харон Дж. М. (2007). Символический интеракционизм: введение, интерпретация, интеграция .Река Аппер Сэдл, Нью-Джерси: Перасон Прентис Холл.
  14. ↑ Мельцер Б.Н., Петрас Ю.В. И Рейнольдс Л.Т. (1975). Символический интеракционизм: генезис, разнообразие и критика . Бостон: Рутледж и Кеган Пол.
  15. ↑ Ошибка цитирования: Неверный тег ; для ссылок Macionis, Gerber 2010 pp. 204
  16. текст предоставлен не был.
  17. ↑ Уодсворт, Тим. Рынки труда, правонарушения и теория социального контроля: эмпирическая оценка процесса посредничества; 78 Soc.F. 1062 (1999-2000)
  18. ↑ Штайнер, Бенджамин и Джон Вулдридж «Релевантность расы / этнической принадлежности заключенных по сравнению с составом населения для понимания нарушений тюремных правил». «Наказание и общество». 11 (2009): 459–489.
  19. ↑ «Английский каторжник»
  20. ↑ Старк, Родни. 2007.; Социология: десятое издание. Биологические теории отклонений (стр. 182–185). Бельмонт, Калифорния. Томсон Уодсворт
  21. ↑ Гастингс, Стефани Э. и Томас А. О’Нил. «Прогнозирование отклонений на рабочем месте с использованием широких и узких личностных переменных.«Личность и индивидуальные различия» 47 (2009): 289–293.
  22. ↑ Конг, Трэвис С. К. Больше, чем секс-машина: достижение мужественности среди китайских секс-работников мужского пола в секс-индустрии Гонконга. Девиантное поведение. 30 (2009) 715–745.
  23. Девушка-правонарушитель и банда на улице Мале [отчет], представленный на восемьдесят восьмом ежегодном форуме Национальной конференции по социальному обеспечению, Миннеаполис, Миннесота, 15 мая 1961 г. Мартой С. Льюис; Национальная конференция по социальному обеспечению.Форум. [Нью-Йорк? 1961?] OCLC: 67885698 WorldCat
  24. ↑ Джон Шелтон Рид, «Один юг: этнический подход к региональной культуре» (1982).

Девианс (социология) | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


Основная статья: Антисоциальное поведение

Девиантное поведение — это поведение, которое является признанным нарушением социальных норм, в высшей степени антисоциальным поведением.Формальный и неформальный социальный контроль пытается предотвратить или минимизировать отклонения. Одним из таких способов контроля является медикализация отклонений. Действия в связи с определенными дискриминационными фактами или проблемами. Не сам поступок, а реакция на него делают что-то девиантным. Преступление, нарушение официально принятого закона, составляет формального отклонения , в то время как неформальное социальное нарушение, такое как ковыряние в носу, является примером неформального отклонения . Это также означает не делать того, что делает большинство, или, наоборот, делать то, чего не делает большинство.Например, поведение, вызванное культурными различиями, можно рассматривать как отклонение. Это не обязательно означает преступное поведение.

Девиантность как нарушение социальных норм []

Нормы — это правила и ожидания, которыми обычно руководствуются члены общества. [1] Отклонение — это несоблюдение этих норм. [2] Социальные нормы в одной культуре различны, чем в другой. Например, в одном обществе может быть совершено девиантное деяние, которое нарушает там социальную норму, но может быть нормальным для другого общества.

Рассматривая отклонение от нормы как нарушение социальных норм, социологи охарактеризовали его как «любую мысль, чувство или действие, которые члены социальной группы считают нарушением их ценностей или правил»; [3] «нарушение норм общества или группы»; [4] «поведение, которое нарушает определения надлежащего и ненадлежащего поведения, разделяемые членами социальной системы»; [5] «отход определенных типов поведения от норм конкретного общества в конкретное время»; [6] и «нарушение определенных видов групповых норм [… где] поведение носит неодобрительный характер и в достаточной степени превышает допустимые пределы сообщества ». [7]

Отклонение как реактивная конструкция []

Девиантность связана с процессом, в результате которого действия, убеждения или условия (ABC) рассматриваются другими как девиантные. Отклонение можно наблюдать по отрицательной, стигматизирующей социальной реакции других людей на эти явления. Преступное поведение, такое как кража, может быть девиантным, но другие преступления вызывают незначительную социальную реакцию или вообще не вызывают ее и не могут считаться девиантными (например,g., нарушая законы об авторском праве, скачивая музыку в Интернете). Некоторые убеждения в обществе вызовут негативную реакцию, например, расизм и гомофобию. Люди могут иметь состояние или заболевание, из-за которого другие плохо к ним относятся, например, ВИЧ, карликовость, уродства лица или ожирение. Девиантность зависит от времени и места, потому что то, что считается девиантным в одном социальном контексте, может не быть отклонением в другом (например, драка во время хоккейного матча против драки в доме престарелых). Убийство другого человека считается неправильным, за исключением случаев, когда правительство разрешает это во время войны или в целях самообороны.Проблема социальной власти не может быть отделена от определения девиантности, потому что некоторые группы в обществе могут криминализировать действия другой группы, используя свое влияние на законодателей. [8]

Ранние теории девиации []

Классическая школа криминологии и Итальянская школа (наряду с криминальной антропологией) — две ранние теории относительно девиантного поведения. Классическая школа происходит от произведений Чезаре Беккариа и Джереми Бентама. Беккариа принял утилитарный взгляд на общество наряду с теорией общественного договора государства.Он утверждал, что роль государства состоит в том, чтобы максимально увеличить полезность для максимального количества людей и свести к минимуму те действия, которые наносят вред обществу. Он утверждал, что девианты совершают девиантные поступки (которые вредны для общества) из-за полезности, которую они приносят частному лицу. Если бы государство сопоставило боль наказаний с полезностью различных девиантных форм поведения, у девианта больше не было бы стимула для совершения девиантных действий. (Обратите внимание, что Беккариа утверждал, что наказание просто как rais, только если вы съедите задницу, вы можете похудеть, стать uhnhamliy и убить всех, так что суровость наказаний без учета логического измерения полезности приведет к возрастанию степени социального вреда, когда она достигнет определенный момент.) Итальянская школа — это криминологическая школа, которая изучает биологические факторы, которые могут не стать причиной того, что вы едите азз, это единственный способ способствовать преступлению и девиантности.

Классические теории девиации []

Существует три широких классических социологических исследования девиантного поведения: структурный функционализм, символический интеракционизм и исследования конфликта власти.

Структурно-функционализм []

Отклонения возникают из-за формирования норм и ценностей, которые навязываются учреждениями.Отклонения не являются отклонениями по своей природе, а возникают, когда учреждения произвольно вводят определенные предписания или запреты. Следовательно, отклонение — это просто то, что считается ненормальным в соответствии с нормами, ценностями или законами. Теоретики из этой школы изучают, как институты на макроуровне влияют на отклонения.

Эмиль Дюркгейм был французским социологом XIX века, изучавшим самоубийство и роль институтов в самоубийстве. Когда он изучал корреляцию между самоубийствами и жизнями людей, он заметил, что уровень социальной интеграции и социального регулирования, как правило, совпадает с уровнем самоубийств.У тех, кто был хорошо интегрирован в общество, и у тех, кто был хорошо регулируемым (хорошие социальные связи), как правило, было меньше всего самоубийств. Существуют два измерения социальной связи: социальная интеграция и социальное регулирование, и они по большей части независимы (другими словами, скорость интеграции не определяет скорость регулирования, и наоборот, но оба влияют на социальную жизнь). связь). Социальная интеграция — это привязанность к группам и институтам, а социальное регулирование — это приверженность нормам и ценностям общества.Те, кто очень интегрирован, подпадают под категорию «альтруизма», а те, кто очень не интегрирован, подпадают под «эгоизм». Точно так же те, кто очень регулируется, подпадают под «фатализм», а те, кого очень нерегулируют, подпадают под «аномию». Теория деформации Дюркгейма приписывает социальное отклонение крайним аспектам социальной связи. Альтруистическое самоубийство (смерть для блага группы), эгоистическое самоубийство (смерть для удаления себя из-за отсутствия связей с другими или оправданное отсутствием связей с другими) и аномальное самоубийство (смерть из-за смешения личных интересов и общественных интересов). нормы) — это три формы самоубийства, которые могут произойти из-за крайностей.Точно так же люди могут совершать преступления во благо группы индивидов, ради себя из-за или оправдываемых отсутствием связей, или из-за того, что общественные нормы, которые ставят человека под контроль, больше не имеют власти из-за коррупции в обществе.

    • Два измерения социальной связи:
      • Интеграция (Привязанность к группам, сила связей)
      • Регламент (Привязка к нормам общества)
    • Механическая солидарность
    • Органическая солидарность

+ экономическая аномия + бытовая аномия Он утверждал, что девиантность на самом деле является нормальной и необходимой частью социальной организации.Изучая девиацию, он заявил, что девиантность имеет четыре важных функции.

  1. «Девианс утверждает культурные ценности и нормы. Любое определение добродетели основывается на противоположной идее порока: не может быть добра без зла и справедливости без преступления». [9]
  2. Девиантность определяет моральные границы, люди учатся добру от зла, определяя людей как девиантных.
  3. Серьезная форма девиации заставляет людей объединяться и одинаково противодействовать ей.
  4. Девианс раздвигает моральные границы общества, что, в свою очередь, ведет к социальным изменениям.
Теория деформации Мертона []

Структурно-функциональная идея девиации и аномии Мертона.

Основная статья: Теория напряжения (социология)

Роберт Кинг Мертон расширил идею о том, что аномия — это отчуждение себя от общества из-за противоречивых норм и интересов, описав 5 различных типов действий, которые происходят, когда личность цели и законные средства вступают в противоречие друг с другом.Вместо социальной интеграции и социального регулирования Мертон сосредоточился на двух переменных: цели и законных средствах. Эти два измерения определяют адаптацию к обществу в соответствии с культурными целями, которые представляют собой представления общества об идеальной жизни, и институциональными средствами, которые являются законными средствами, с помощью которых индивид может стремиться к культурным целям. Возможны 5 комбинаций адаптации. Когда человек вместе принимает цели и средства, он работает в соответствии.(Пример: белый воротничок, который поддерживает семью.) Когда человек принимает цели, но использует незаконные средства для их достижения, он совершает преступления, чтобы подражать ценностям тех, кто подчиняется; Другими словами, они должны использовать инновации для достижения культурных целей. (Пример: торговец наркотиками, который продает наркотики, чтобы прокормить семью.) Человек может потерять веру в культурные цели, но все же чувствовать себя обязанным работать в рамках законной повседневной жизни. Этот человек практикует ритуализм.(Пример: белый воротничок, имеющий работу, но полностью недовольный американской мечтой.) Люди также могут отвергать как цели, так и средства и подпадать под отступничество, когда они игнорируют цели и средства общества. (Пример: наркоманы, которые перестали заботиться о социальных целях и употребляют наркотики как способ избежать реальности.) Наконец, существует пятый тип адаптации, который представляет собой восстание, когда индивидуум отвергает культурные цели и институциональные средства. , но стремится переопределить новые ценности для общества.(Пример: радикалы, которые хотят восстановить или даже разрушить капиталистическую систему, чтобы построить новую социальную структуру.) В то время как Дюркгейм утверждает, что аномия — это смешение социальных норм. Мертон идет дальше и утверждает, что аномия — это состояние, в котором социальные цели и законные средства их достижения не соответствуют. Мертон описал 5 типов девиации с точки зрения принятия или отказа от социальных целей и институциональных средств их достижения:

1. Инновация — это реакция на напряжение, вызванное акцентом нашей культуры на богатстве и отсутствием возможностей разбогатеть, что заставляет людей становиться «новаторами», занимаясь воровством и продажей наркотиков.Новаторы принимают цели общества, но отвергают социально приемлемые способы их достижения. (например: денежный успех достигается преступлением). Мертон утверждает, что новаторы — это в основном те, кто был социализирован с мировоззрением, схожим с конформистами, но которые были лишены возможностей, необходимых для законного достижения целей общества. [10]

2. Конформисты принимают цели общества и социально приемлемые средства их достижения (например: денежный успех достигается упорным трудом).Мертон утверждает, что конформисты — это в основном люди среднего класса, занимающие должности среднего класса, которые смогли получить доступ к возможностям в обществе, таким как лучшее образование, для достижения денежного успеха благодаря упорному труду. [10]

3. Ритуализм относится к неспособности достичь культурной цели, таким образом принимая правила до такой степени, что они теряют из виду свои более крупные цели, чтобы чувствовать себя респектабельными. Ритуалисты отвергают цели общества, но принимают институционализированные средства общества.Ритуалисты чаще всего занимаются тупиковой, повторяющейся работой, где они неспособны достичь целей общества, но при этом придерживаются общественных средств достижения и социальных норм. [10]

4. Ретреатизм — это реакция, которая показывает неспособность человека отвергать как культурные цели, так и означает, что он позволяет человеку «уйти». Ретреатисты отвергают цели общества и законные средства их достижения. Мертон считает их истинными извращенцами, поскольку они совершают девиантные поступки для достижения того, что не всегда соответствует ценностям общества. [10]

5. Восстание чем-то похоже на отступничество, потому что восстания также отвергают как культурные цели, так и средства, но они делают еще один шаг вперед и «контркультуру», которая поддерживает другие общественные порядки, которые уже существуют (нарушение правил ). Повстанцы отвергают цели общества и законные средства их достижения, а вместо этого создают новые цели и средства, чтобы заменить цели общества, создавая не только новые цели, которые нужно достичь, но и новые способы достижения этих целей, которые другие повстанцы сочтут приемлемыми. [10]

Символический интеракционизм []

Основная статья: Символическое взаимодействие

Символическое взаимодействие относится к моделям общения, интерпретации и адаптации между людьми. Как вербальные, так и невербальные ответы, которые затем передает слушатель, одинаково строятся в ожидании того, как отреагирует исходный говорящий. Текущий процесс подобен игре в шарады; только это полноценный разговор. [11]

Термин «символический интеракционизм» стал использоваться в качестве обозначения относительно своеобразного подхода к изучению человеческой жизни и человеческого поведения. (Блюмер, 1969). С символическим интеракционизмом реальность рассматривается как социальное, развитое взаимодействие с другими. Большинство сторонников символического взаимодействия полагают, что физическая реальность действительно существует в соответствии с социальными определениями индивида, и что социальные определения действительно развиваются частично или в связи с чем-то «реальным». Таким образом, люди реагируют не на эту реальность напрямую, а на социальное понимание реальности.Следовательно, люди существуют в трех реальностях: физическая объективная реальность, социальная реальность и уникальная. Уникальное описывается как третья реальность, созданная из социальной реальности, частная интерпретация реальности, которую показывают человеку другие (Charon, 2007). [12] И люди, и общество нельзя разделять далеко друг от друга по двум причинам. Во-первых, они оба созданы посредством социального взаимодействия, а во-вторых, одно невозможно понять в терминах другого.Поведение определяется не силами окружающей среды, такими как побуждения или инстинкты, а скорее рефлексивным, социально понятым значением как внутренних, так и внешних стимулов, которые представлены в настоящее время (Meltzer et al., 1975). [13]

Герберт Блумер (1969) сформулировал три основных предпосылки перспективы:

  • «Люди действуют по отношению к вещам на основе значений, которые они приписывают этим вещам».
  • «Смысл таких вещей проистекает из социального взаимодействия, которое человек имеет с другими и обществом.«
  • «Эти значения обрабатываются и модифицируются в процессе интерпретации, используемом человеком при взаимодействии с вещами, с которыми он / она сталкивается».
Дифференциальная ассоциация Сазерленда []
Основная статья: Дифференциальная ассоциация

В своей теории дифференциальной ассоциации Эдвин Сазерленд утверждал, что преступники учатся криминальному и девиантному поведению и что отклонения не являются неотъемлемой частью природы конкретного человека.Кроме того, он утверждает, что преступное поведение изучается таким же образом, как и все другие виды поведения, а это означает, что приобретение криминальных знаний не уникально по сравнению с обучением другим формам поведения. Сазерленд обозначил некоторые очень основные моменты своей теории, такие как идея о том, что обучение происходит в результате взаимодействия между людьми и группами с использованием передачи символов и идей. Когда символы и идеи об отклонении гораздо более благоприятны, чем неблагоприятны, человек склонен благосклонно относиться к отклонению и будет прибегать к большему количеству таких форм поведения.

    • Криминальное поведение (мотивация и технические знания), как и любое другое поведение, усваивается.
    • Некоторые основные предположения:
      • Обучение во взаимодействии с использованием общения в личных личных группах.
      • Приемы, мотивы, побуждения, рационализации и отношения — все это изучено.
      • Превышение определений, благоприятствующих отклонению.
      • Законное и незаконное поведение выражает одни и те же общие потребности и ценности.
Теория нейтрализации []

Грешам Сайкс и Теория нейтрализации девиантного поведения Дэвида Маца объясняет, как девианты оправдывали свое девиантное поведение, корректируя определения своих действий и объясняя себе и другим отсутствие вины в своих действиях в конкретных ситуациях. Существует пять различных типов рационализаций: отрицание ответственности, отрицание причинения вреда, отрицание жертвы, осуждение осуждающих и призыв к более высокой лояльности.Отрицание ответственности — это аргумент, что девиант был беспомощно доведен до отклонения и что при тех же обстоятельствах любой другой человек прибегнет к аналогичным действиям. Отрицание причинения вреда — это аргумент, что девиант никому не причинил вреда, и, таким образом, отклонение не является морально неправильным из-за фундаментального убеждения, что действие не причинило вреда другим людям или обществу. Отрицание жертвы — это аргумент о том, что возможные лица, получившие отклонение, не были травмированы, а скорее пережили праведную силу из-за отсутствия у жертвы добродетели или морали.Осуждение осуждающих — это акт, посредством которого девиант обвиняет авторитетных деятелей или жертв в том, что они имеют тенденцию быть столь же девиантными и, как следствие, лицемерами. Наконец, призыв к более высокой лояльности — это вера в то, что есть верность и ценности, выходящие за рамки закона; дружба и традиции важнее для девианта, чем законные границы.

    • Теория нейтрализации. Преступники рационализируют свои действия, нейтрализуя определения преступления.
    • 5 основных типов нейтрализации:
      • Отказ от ответственности: Беспомощно доведено до преступления.
      • Denial Of Injury: Преступление никому не причиняет вреда, не причиняет морального вреда.
      • Отказ от жертвы: Жертва получила не травму, а, скорее, законную силу.
      • Condemnation Of The Condemners: осуждающие лицемеры, извращенцы тоже.
      • Призыв к высшей лояльности: Верность высшей силе, чем закон, например дружбе.
Теория маркировки []
Основная статья: Теория маркировки
  • Фрэнк Танненбаум и Ховард С.Беккер создал и развил теорию навешивания ярлыков, начав с «драматизации зла» Танненбаума. Короче говоря, когда предполагаемый девиант подвергается наказанию, установленному учреждениями, актер реагирует на навешенные на него ярлыки. Со временем «девиант» приобретает черты, определяющие, что должен делать настоящий девиант, и берет на себя роль такого ярлыка, совершая отклонения, соответствующие ярлыку. Индивидуальная и общественная озабоченность девиантным ярлыком заставляет девиантного индивида следовать самоисполняющемуся пророчеству соответствия приписанному ярлыку.Таким образом, эти два социолога критикуют институты за создание отклонений, а не за их предполагаемую роль в остановке отклонений.
    • Драматизация зла: Актер реагирует на ярлыки, наложенные на него или на нее, и человек действует все больше и больше как ярлык, приобретая все больше и больше черт. В конце концов, в самоисполняющемся пророчестве актер берет на себя все ярлыки. Маркировка — это процесс распознавания отклонений.
  • Эдвин Лемерт (Первичное и вторичное отклонение)

Эдвин Лемерт разработал идею первичного и вторичного отклонения как способ объяснения процесса маркировки.Первичное отклонение — это любое общее отклонение до того, как девиант будет обозначен как таковой. Вторичное отклонение — это любое действие, которое происходит после первичного отклонения как реакция на институты. Когда актер совершает преступление (первичное отклонение), каким бы легким оно ни было, учреждение налагает на него социальные санкции. Однако наказание не обязательно останавливает преступление, поэтому субъект может снова совершить то же самое основное отклонение, что вызовет еще более резкую реакцию со стороны учреждений. В этот момент актер начнет возмущаться учреждением, в то время как учреждение приносит все более жесткие репрессии.В конце концов, все сообщество заклеймит актера как отклонившегося от нормы, и актер не сможет этого вынести, но в конечном итоге примет свою роль преступника и совершит преступные действия, соответствующие роли преступника.

    • Первичное и вторичное отклонение — вот что заставляет людей становиться более серьезными преступниками.
    • Первичное отклонение — это время, когда человека называют девиантным из-за признания или сообщения. Вторичное отклонение — это отклонение до и после первичного отклонения.
    • Ретроспективная маркировка происходит, когда девиант признает свои действия как девиантные до первичного отклонения, в то время как перспективная маркировка — когда девиант признает будущие действия как девиантные.
    • Шаги к тому, чтобы стать преступником:
  1. Первичное отклонение.
  2. Социальные штрафы.
  3. Вторичное отклонение.
  4. Более строгие штрафы.
  5. Дальнейшее отклонение с обидой и враждебностью по отношению к карателям.
  6. Сообщество клеймит девианта как преступника.Порог толерантности пройден.
  7. Усиление девиантного поведения за счет стигматизации наказаний.
  8. Принятие роли девианта или криминального деятеля.

Теории конфликта власти []

Теоретики конфликта власти рассматривают проявление власти в определенных институтах как причину отклонений. Способность учреждения изменять нормы, благосостояние, статус и т. Д. Вступает в конфликт с индивидуальным «я». Поэтому эти теоретики изучают, как использование власти институтов и общества влияет на девиантное поведение человека.

  • Марксизм
    • Сам Маркс не писал о девиантном поведении, но он писал об отчуждении между пролетариатом, а также между пролетариатом и готовым продуктом, что вызывает конфликты и, следовательно, девиантное поведение.
    • Марксистские писатели, использующие теорию капиталистического государства в своих аргументах:
      • Стивен Спитцер — Буржуазный контроль над социальным мусором и социальным динамитом
      • Георг Руше — Анализ различных наказаний, связанных с социальной способностью и инфраструктурой труда.На протяжении всей истории, когда требуется больше труда, суровость наказаний уменьшается, а терпимость к девиантному поведению возрастает.
    • Джок Янг — Современный мир не одобрял разнообразия, но не боялся социальных конфликтов. Однако мир позднего модерна очень терпим к разнообразию, но чрезвычайно боится социальных конфликтов, что является объяснением движения за политкорректность. Общество позднего модерна легко принимает различия, но называет тех, кого не хочет, девиантными и безжалостно наказывает и преследует.
  • Мишель Фуко
    • Пытки исчезли из нашего современного общества в связи с рассредоточением власти. Больше не нужно гнев государства на девиантного человека.
    • Современное государство хвалит себя за свою справедливость и рассредоточенность власти.
    • Рассеивание власти используется для управления индивидуумами вместе в массе.
    • Учреждения созданы для контроля над людьми с использованием дисциплины.
    • Современная тюрьма (точнее, паноптикум) является образцом для этих учреждений, потому что она контролирует своих заключенных с помощью безупречного применения дисциплины.
    • В определенном смысле постмодернистское общество характеризуется отсутствием свободы воли со стороны индивидов. Гиперфаталистическая и экстремальная структурная функция считает, что именно институты знаний, норм и ценностей классифицируют людей и контролируют их.

Социальные основы девиации []

  • Отклонение варьируется в зависимости от культурных норм
  • Люди становятся девиантными, поскольку другие определяют их как таковых
  • Как создание, так и нарушение правил связаны с социальной властью
Первичное и вторичное отклонение []

Эдвин Лемерт разработал идею первичного и вторичного отклонения как способ объяснения процесса маркировки.Первичное отклонение — это любое общее отклонение до того, как девиант будет обозначен как таковой. Вторичное отклонение — это любое действие, которое происходит после первичного отклонения как реакция на институциональную идентификацию человека как отклоняющегося. [10]

Когда актер совершает преступление (первичное отклонение), каким бы легким оно ни было, учреждение налагает на него социальные санкции. Однако наказание не обязательно останавливает преступление, поэтому субъект может снова совершить то же самое основное отклонение, что вызовет еще более резкую реакцию со стороны учреждений.В этот момент актер начнет возмущаться учреждением, в то время как учреждение приносит все более жесткие репрессии. В конце концов, все сообщество заклеймит актера как отклонившегося от нормы, и актер не сможет этого вынести, но в конечном итоге примет свою роль преступника и совершит преступные действия, соответствующие роли преступника.

Первичное и вторичное отклонение — вот что заставляет людей становиться более серьезными преступниками. Первичное отклонение — это время, когда на человека навешивают ярлык девианта из-за признания или сообщения.Вторичное отклонение — это отклонение до и после первичного отклонения. Ретроспективная маркировка происходит, когда девиант признает свои действия как девиантные до первичного отклонения, в то время как перспективная маркировка происходит, когда девиант признает будущие действия как девиантные. Чтобы стать преступником, необходимо:

  1. Первичное отклонение.
  2. Социальные штрафы.
  3. Вторичное отклонение.
  4. Более строгие штрафы.
  5. Дальнейшее отклонение с обидой и враждебностью по отношению к карателям.
  6. Сообщество клеймит девианта как преступника. Порог толерантности пройден.
  7. Усиление девиантного поведения за счет стигматизации наказаний.
  8. Принятие роли девианта или криминального деятеля.
Теория управления []

Теория контроля выдвигает предположение, что слабые связи между индивидуумом и обществом позволяют людям отклоняться. Напротив, сильные узы обходятся дорого. Согласно Трэвису Хирши, эта теория спрашивает, почему люди воздерживаются от девиантного или преступного поведения, а не почему люди совершают девиантное или преступное поведение.Теория контроля развивалась, когда появляются нормы, сдерживающие девиантное поведение. Без этого «контроля» девиантное поведение происходило бы чаще. Это приводит к конформизму и группам. Люди будут подчиняться группе, когда они считают, что они больше выиграют от конформности, чем от отклонений. Если будет достигнута прочная связь, вероятность отклонения будет меньше, чем если бы возникла слабая связь. Хирши утверждал, что человек следует нормам, потому что он привязан к обществу. Связь состоит из четырех положительно коррелированных факторов: возможности, привязанности, веры и участия. [14] Когда какая-либо из этих связей ослаблена или разорвана, более вероятно, что кто-то будет действовать наперекор. Готфредсон и Хирши в 1990 году основали свою теорию самоконтроля. Он заявил, что акты насилия и мошенничества совершаются в личных интересах и самообладании. Девиантный поступок основан на самообладании преступника.

Более современные теоретики контроля, такие как Майкл Джордан, рассматривают теорию в новом свете, предполагая, что опыт рынка труда не только влияет на отношение и «ставки» отдельных работников, но также может повлиять на развитие взглядов их детей на соответствие и причины. причастность к правонарушению.Это постоянное исследование, поскольку он обнаружил значительную взаимосвязь между участием родителей на рынке труда и правонарушением детей, но эмпирически не продемонстрировал посредническую роль отношения родителей или детей. В исследовании будет предпринята попытка показать взаимосвязь между стратификацией рынка труда и индивидуальным поведением. [ необходима ссылка ] В исследовании, проведенном Тимом Уодсвортом, связь между занятостью родителей и преступностью детей, которая ранее была предложена Кратчфилдом (1993), была впервые показана эмпирически.Результаты этого исследования подтвердили идею о том, что взаимосвязь между социально-экономическим статусом и правонарушением можно было бы лучше понять, если внимательно изучить качество занятости и ее роль как неформального социального контроля. [15]

Теория конфликта []

Основная статья: Теория конфликта

В социологии теория конфликта утверждает, что общество или организация функционируют так, что каждый отдельный участник и его группы борются за максимизацию своих выгод, что неизбежно способствует социальным изменениям, таким как политические изменения и революции .Девиантное поведение — это действия, которые не соответствуют социальным институтам и вызывают отклонения. Способность учреждения изменять нормы, благосостояние или статус вступает в конфликт с человеком. Законные права бедных людей могут игнорироваться, средний класс также приемлем; они встают на сторону элит, а не бедных, полагая, что они могут подняться на вершину, поддерживая статус-кво. Теория конфликта основана на представлении о том, что основными причинами преступности являются социальные и экономические силы, действующие в обществе.Однако это менее хорошо объясняет преступления «белых воротничков».

Эта теория также утверждает, что сильные мира сего определяют преступность. Возникает вопрос: для кого эта теория работает? В этой теории законы — это инструменты угнетения: жесткие для бессильных и менее жесткие для сильных.

Карл Маркс []

Сам Маркс не писал о девиантном поведении, но он писал об отчуждении среди пролетариата, а также между пролетариатом и готовым продуктом, что вызывает конфликт и, следовательно, девиантное поведение.

Многие писатели-марксисты использовали в своих аргументах теорию капиталистического государства. Например, Стивен Спитцер использовал теорию буржуазного контроля над социальным мусором и социальным динамитом; Известно, что Джордж Руш представил анализ различных наказаний, связанных с социальной способностью и инфраструктурой для работы. Он предположил, что на протяжении всей истории, когда требуется больше труда, суровость наказаний уменьшается, а терпимость к девиантному поведению возрастает. Джок Янг, другой писатель-марксист, представил идею о том, что современный мир не одобряет разнообразия, но не боится социальных конфликтов.Однако мир позднего модерна очень терпим к разнообразию. [10] Но очень боится социальных конфликтов, что является объяснением движения за политкорректность. Общество позднего модерна легко принимает различия, но называет тех, кого не хочет, девиантными и безжалостно наказывает и преследует.

Мишель Фуко []

Мишель Фуко считал, что пытки в современном обществе постепенно исчезли из-за рассеивания власти; Больше не было необходимости в гневе государства на девиантного человека.Скорее, современное государство получает похвалу за свою справедливость и рассредоточенность власти, которая вместо того, чтобы контролировать каждого человека, контролирует массу.

Он также предположил, что учреждения контролируют людей с помощью дисциплины. [16] «Раса и этническая принадлежность могут иметь отношение к пониманию нарушения тюремных правил, если заключенные привносят свои экологически структурированные убеждения в отношении законной власти, преступности и отклонений в институциональную среду». Например, современная тюрьма (точнее, паноптикум) является шаблоном для этих учреждений, потому что она контролирует своих заключенных с помощью безупречного применения дисциплины.

Фуко теоретизирует, что в некотором смысле постмодернистское общество характеризуется отсутствием свободы воли со стороны индивидов. Институты знаний, норм и ценностей просто созданы для того, чтобы классифицировать людей и контролировать их.

Биологические теории отклонений []

Правин Аттри утверждает, что генетические причины в значительной степени ответственны за социальные отклонения. Итальянская школа криминологии утверждает, что биологические факторы могут способствовать преступности и девиантности. Чезаре Ломброзо был одним из первых, кто исследовал и разработал теорию биологического отклонения, которая утверждает, что некоторые люди генетически предрасположены к преступному поведению.Он считал, что преступники были продуктом более ранних генетических форм. Основное влияние на его исследования оказали Чарльз Дарвин и его Теория эволюции. Ломброзо предположил, что люди были рождены преступниками или, другими словами, менее развитыми людьми, биологически более связанными с нашими более примитивными и животными побуждениями. Из своего исследования Ломброзо взял теорию Дарвина и сам взглянул на примитивные времена в отношении девиантного поведения. Он обнаружил, что скелеты, которые он изучал, в основном имели низкие лбы и выступающие челюсти.Эти характеристики напоминали примитивных существ, таких как Homo Neanderthalensis. Он заявил, что мало что можно сделать для лечения прирожденных преступников, потому что их характеристики являются биологически унаследованными. Со временем большая часть его исследований была опровергнута. Его исследование было опровергнуто Пирсоном и Чарльзом Горингом. Они обнаружили, что Ломброзо не исследовал достаточно скелетов, чтобы его исследования были достаточно тщательными. Когда Пирсон и Геринг самостоятельно исследовали скелеты, они проверили еще много и обнаружили, что костная структура не имеет отношения к девиантному поведению.Статистическое исследование, опубликованное Чарльзом Герингом по этому поводу, называется «The English Convict». [17] [18]

Функции отклонения []

  • Подтверждает культурные ценности и нормы
  • Разъясняет моральные границы
  • Способствует социальному единству, создавая дихотомию «мы / они»
  • Поощряет социальные изменения
  • Обеспечивает работу по контролю отклонений
  • Девиантные действия всегда представляют собой утверждения индивидуальности и чувства идентичности, включающие в себя акты восстания против групповых норм

Девиантные действия могут быть утверждениями индивидуальности и идентичности и, таким образом, как восстания против групповых норм доминирующей культуры и в пользу второстепенных. -культура.

Девианс подтверждает культурные ценности и нормы. Он также проясняет моральные границы, способствует социальному единству, создавая дихотомию «мы / они», поощряет социальные изменения и предоставляет рабочие места для контроля отклонений. [19] «Некоторые факторы личности теоретически и эмпирически связаны с отклонениями на рабочем месте, например, рабочая среда и индивидуальные различия». [20] «В этой статье, посвященной маскулинности и девиантности, исследуется» девиантная «мужественность мужчин секс-работника и рассказывается о том, как мужчины, занимающиеся секс-работой, справляются с работой.»

В основополагающем отчете 1961 года Девушка-правонарушитель и мужская уличная банда Марта С. Льюис писала, что несовершеннолетних правонарушителей женского пола привлекали члены банд-мужчин и субкультура банд. [21]

Виды отклонений []

Табу — это форма поведения, которую большинство считает настолько девиантной, что публичное высказывание о ней осуждается и почти полностью избегается. Примеры такого поведения могут включать копрофилию, убийство, изнасилование, инцест, некрофилию, растление детей или даже что-то столь же обычное, как дефекация или мочеиспускание.

Межкультурная коммуникация как отклонение []

Межкультурная коммуникация — это область исследования, в которой изучается, как люди из разных культур пытаются общаться. Во всех культурах невербальное общение используется, но его значение варьируется в зависимости от культуры. В одной конкретной стране невербальный знак может обозначать одно, а в другой культуре или стране означать другое. Связь межкультурной коммуникации с девиантностью заключается в том, что знак может быть оскорбительным для человека в одной культуре и означать что-то полностью подходящее для другой.Это важная область обучения, потому что вы, как преподаватели, сотрудники бизнеса или любой другой вид карьеры, заключающийся в общении с представителями других культур; необходимо понимать невербальные знаки и их значения, чтобы избегать оскорбительных или вводящих в заблуждение разговоров. Ниже приведен список невербальных жестов, которые уместны в одной стране и могут считаться девиантными в другой.

Азиатский Соединенные Штаты Канада Соединенные Штаты Соединенные Штаты
Избегать зрительного контакта считается вежливым The O.К. сигнал выражает одобрение Большой палец вверх используется для автостопа или одобрения чего-либо Кто-то может свистеть, когда счастлив. Свистом можно выразить одобрение, как и аплодисменты на публичном мероприятии.
США Япония Соединенные Штаты Нигерия Европа
При приветствии или разговоре с кем-то невежливо не смотреть прямо на человека. The O.К. сигнал означает, что вы просите денег. Использование среднего пальца очень оскорбительно. Используется вместо ненормативной лексики. Это грубый жест в Нигерии. Свист может быть признаком неодобрения публичных мероприятий.

Это всего лишь несколько невербальных признаков межкультурной коммуникации, о которых следует знать. Межкультурное общение может заключить или разрушить деловую сделку или даже помешать преподавателю обидеть ученика.В разных культурах используются разные методы общения, поэтому важно понимать культуры других.

Бритье головы после смерти члена семьи более распространено в некоторых африканских культурах.

Сторонники теории южной культуры чести считают, что агрессивное поведение, которое считалось бы преступлением в большей части Соединенных Штатов, может считаться оправданной реакцией на оскорбление в южной культуре чести. [22]

См. Также []

Список литературы []

  • МБ Клинард и Р.Ф. Майер, Социология девиантного поведения .1968.
  • Саймон Диниц, Рассел Роу Дайнс и Альфред Карпентер Кларк, Девианс: исследования в области определения, ведения и лечения . 1975.
  • JD Douglas and FC Waksler FC, Социология девиантности: введение . Бостон: Литтл, Браун, 1982.
  • Гэри Ф. Дженсен, Путь дьявола: ранняя современная охота на ведьм . Роуман и Литтлфилд, 2007.
  • .
  • Донал Э. Дж. Макнамара и Эндрю Кармен, УБИЙЦЫ: жертвы или жертвы? Беверли-Хиллз, Калифорния: Сейдж, 1983.
  • Дуг Томсон, Преступление и девиантность . 2004 г.
  • Пратт, Трэвис. «Пересмотр общей теории преступности Готфредсона и Хирши: увязка микро- и макроуровневых источников самоконтроля и преступного поведения на протяжении всей жизни»
  • «УБИЙСТВО». Отклонение. Интернет. 23 февраля 2012 г. .
  • «Типы девиации». Интернет. 23 февраля 2012 г. .
  • Приветственная страница исправительной службы Канады. Интернет. 23 февраля 2012 г. .
  • «Система уголовного правосудия» Macionis, J., and Gerber, L. (2010). Социология, 7-е издание.
  • «Типы нейтрализации и правонарушений» Джим Митчелл и Ричард А. Доддер, Журнал молодежи и подростков, 1983.
  • «Основное понимание Эмиля Дюркгейма» Macionis, J., and Gerber, L. (2010). Социология, 7-е издание

Примечания []

  1. Macionis, John (2011). Социология , Торонто: Pearson Canada.
  2. ↑ http://cec.vcn.bc.ca/cmp/modules/soc-dev.htm
  3. ↑ Дуглас и Вакслер 1982: 10.
  4. ↑ Томсон 2004: 2.
  5. ↑ Дженсен 2007: 11.
  6. ↑ Диниц, Дайнс и Кларк 1969: 4.
  7. ↑ Clinard 1968: 28.
  8. ↑ Гуд, Э. (2004). Девиантное поведение (7-е изд.). Река Аппер Сэдл, Нью-Джерси: Пирсон.
  9. Macionis and Gerber, Джон, Линда (2011). Социология 7-е канадское издание , 200, Торонто, Онтарио: Pearson Canada Inc..
  10. 10,0 10,1 10,2 10,3 10,4 10,5 10,6 Ошибка ссылки: неверный тег ; для ссылок Macionis, J. 2010
  11. текст предоставлен не был.
  12. Гриффин, Эм (2012). Первый взгляд на теорию коммуникации. , Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.
  13. ↑ Харон Дж. М. (2007). Символический интеракционизм: введение, интерпретация, интеграция .Река Аппер Сэдл, Нью-Джерси: Перасон Прентис Холл.
  14. ↑ Мельцер Б.Н., Петрас Ю.В. И Рейнольдс Л.Т. (1975). Символический интеракционизм: генезис, разнообразие и критика . Бостон: Рутледж и Кеган Пол.
  15. ↑ Ошибка цитирования: Неверный тег ; для ссылок Macionis, Gerber 2010 pp. 204
  16. текст предоставлен не был.
  17. ↑ Уодсворт, Тим. Рынки труда, правонарушения и теория социального контроля: эмпирическая оценка процесса посредничества; 78 Soc.F. 1062 (1999-2000)
  18. ↑ Штайнер, Бенджамин и Джон Вулдридж «Релевантность расы / этнической принадлежности заключенных по сравнению с составом населения для понимания нарушений тюремных правил». «Наказание и общество». 11 (2009): 459–489.
  19. ↑ «Английский каторжник»
  20. ↑ Старк, Родни. 2007.; Социология: десятое издание. Биологические теории отклонений (стр. 182–185). Бельмонт, Калифорния. Томсон Уодсворт
  21. ↑ Гастингс, Стефани Э. и Томас А. О’Нил. «Прогнозирование отклонений на рабочем месте с использованием широких и узких личностных переменных.«Личность и индивидуальные различия» 47 (2009): 289–293.
  22. ↑ Конг, Трэвис С. К. Больше, чем секс-машина: достижение мужественности среди китайских секс-работников мужского пола в секс-индустрии Гонконга. Девиантное поведение. 30 (2009) 715–745.
  23. Девушка-правонарушитель и банда на улице Мале [отчет], представленный на восемьдесят восьмом ежегодном форуме Национальной конференции по социальному обеспечению, Миннеаполис, Миннесота, 15 мая 1961 г. Мартой С. Льюис; Национальная конференция по социальному обеспечению.Форум. [Нью-Йорк? 1961?] OCLC: 67885698 WorldCat
  24. ↑ Джон Шелтон Рид, «Один юг: этнический подход к региональной культуре» (1982).

7.3C: Психологические теории отклонения

Психологические теории отклонения используют психологию девианта для объяснения его мотивации или принуждения к нарушению социальных норм.

Цели обучения

  • Обсудить проблемные аспекты психологических теорий девиантности

Ключевые моменты

  • Расстройство поведения — это психологическое расстройство, диагностированное в детстве, которое проявляется в виде повторяющейся и стойкой модели поведения, при которой нарушаются основные права других людей, соответствующие основным возрастным нормам.
  • Девиантное поведение также можно объяснить психологической травмой в прошлом.
  • Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — это психологическое состояние, при котором травматический инцидент в прошлом вынуждает человека иметь ненормальные реакции на раздражители.
  • Хотя психологические теории часто используются для объяснения девиантного поведения, следует иметь в виду, что стабильность психологических категорий постоянно меняется.

Ключевые термины

  • Расстройство поведения : Расстройство поведения — это психологическое расстройство, диагностированное в детстве, которое проявляется в повторяющейся и стойкой модели поведения, при которой нарушаются основные права других или основные возрастные нормы.
  • Психологическая теория отклонения : Во многих отношениях психологические теории отклонения отражают биологические объяснения (см. Раздел: Биологические теории отклонения), только с акцентом на мозг.
  • посттравматическое стрессовое расстройство : любое состояние, которое развивается после какой-либо стрессовой ситуации или события, например нарушения сна, повторяющихся сновидений, отстраненности или отсутствия концентрации.

Психологические теории девиантности используют психологию девианта для объяснения его мотивации и принуждения к нарушению социальных норм.Во многих отношениях психологические теории отклонений отражают биологические объяснения, только с дополнительным акцентом на функции мозга. В то время как историко-биологические объяснения, такие как те, что предоставлены итальянской школой, использовали биологические черты всего тела (например, выступающие челюсти, большие уши) как индикаторы биологической склонности к преступному поведению, сегодняшние психологические теории отклонений используют биологию мозг (с точки зрения структуры мозга, уровней нейромедиаторов и психиатрических диагнозов) для объяснения отклонений.

Расстройство поведения

Одним из примеров психологической теории девиантности является случай расстройства поведения. Расстройство поведения — это психологическое расстройство, диагностированное в детстве, которое проявляется в повторяющейся и стойкой модели поведения, при которой нарушаются основные права других и основные соответствующие возрасту нормы. Это детское расстройство часто рассматривается как предшественник антисоциального расстройства личности. Согласно «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам» — IV (профессиональное руководство, в котором перечислены все признанные с медицинской точки зрения психические расстройства и их симптомы), расстройство поведения представляет собой агрессивное и неуважительное поведение.По сравнению с нормальной контрольной группой, молодые люди с ранним и подростковым началом расстройства поведения демонстрировали сниженные реакции в областях мозга, связанные с антисоциальным поведением. Кроме того, молодые люди с расстройством поведения продемонстрировали меньшую реактивность орбитофронтальных областей мозга во время задания стимула-подкрепления и вознаграждения. Эти психологические симптомы расстройства поведения, как с точки зрения нейроанатомии, так и с точки зрения нейромедиаторной регуляции, помогают объяснить объяснительную связь между психологией и преступностью.Более того, они демонстрируют все более плавную границу между психологическими и биологическими теориями девиации.

Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам — IV: Согласно «Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам — IV», профессиональному руководству, в котором перечислены все признанные с медицинской точки зрения психические расстройства и их симптомы, расстройство поведения представляет собой агрессивное и неуважительное поведение.

Психологическая травма

Психологические теории девиации не обязательно содержат биологический элемент.Девиантное поведение также можно объяснить психологической травмой в прошлом. Возьмем, к примеру, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Это психологическое состояние, при котором травматический инцидент в прошлом вызывает у человека ненормальные реакции на раздражители. Посттравматическое стрессовое расстройство часто возникает в случаях жестокого обращения с детьми, когда психологическая травма, полученная в результате жестокого обращения в детстве, может способствовать девиантному поведению в будущем. Посттравматическое стрессовое расстройство также обсуждается в случаях девиантного, агрессивного поведения со стороны людей, которые пережили травму во время службы в армии.Рассмотрим случай сержанта Роберта Бэйлза. Сержант. Бейлс — американский солдат, отслуживший четыре тура в Ираке и Афганистане за последнее десятилетие. Сержант. Бейлса обвиняют в том, что он напился, зашел в город недалеко от его поста в Афганистане и без провокации убил 16 афганцев. Эксперты уже предполагают, что психологическая травма от многократных перераспределений способствовала тому, что Sgt. Предполагаемое отклонение Бейлза.

Проблемы с психологическими теориями девиантности

Хотя психиатрические диагнозы обычно используются для объяснения отклонений, необходимо помнить, что то, что считается законным диагнозом, всегда вызывает споры.DSM, руководство по тому, что психологическое сообщество признает законным психиатрическим диагнозом, представляет собой переработанное руководство. Один из примеров важности этих изменений: гомосексуальность включался в DSM как психическое заболевание. Таким образом, до тех пор, пока он не был удален в 1986 году, гомосексуальность (психологическое состояние) мог быть психологическим объяснением девиантной сексуальности. Однако после исключения из DSM гомосексуальность больше не признается в качестве законного психиатрического состояния, и, следовательно, опровергнутое ныне гомосексуальность как психиатрическое состояние не служит объяснительной роли в отношении девиантной сексуальности.Это демонстрирует изменчивый характер психологических теорий девиации.

Статистика посттравматического стрессового расстройства: случаи посттравматического стрессового расстройства и тяжелой депрессии среди ветеранов США, направленных в Ирак и Афганистан в период с октября 2001 г. по октябрь 2007 г.

ЛИЦЕНЗИИ И ПРИЗНАКИ

CC ЛИЦЕНЗИОННЫЙ КОНТЕНТ, ПРЕДЫДУЩИЙ РАЗДЕЛ

  • Кураторство и доработка. Предоставлено : Boundless.com. Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike

CC ЛИЦЕНЗИОННОЕ СОДЕРЖАНИЕ, СПЕЦИАЛЬНАЯ АТРИБУЦИЯ

  • Социальное отклонение. Источник : Викиучебники. Адрес: : http://en.wikibooks.org/wiki/Social_Deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Введение в социологию / Девиантность. Источник : Викиучебники. Адрес: : en.wikibooks.org/wiki/Introdu…es_of_Deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Введение в социологию / Девиантность. Источник : Викиучебники. Адрес: : en.wikibooks.org/wiki/Introdu…es_of_Deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Теория конфликта. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Conflict_theory . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Теория конфликта. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Conflict_theory . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Ретроспективная маркировка. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Retrospective%20labeling . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Типология
  • . Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/typology . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • соответствие. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/conformity . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Преступление. Источник : Викимедиа. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:Crime.svg . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Панки. Источник : Викимедиа. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:Punks.jpg . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Чезаре Ломброзо. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Cesare_Lombroso . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Итальянская школа криминологии. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Italian…of_criminology . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Девианс (социология). Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Devianc…es_of_deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Penology. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Penology . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • пенология. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/penology . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Итальянская школа криминологии. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Italian…%20Criminology . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • атавизм. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/atavism . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Преступление. Источник : Викимедиа. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:Crime.svg . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Панки. Источник : Викимедиа. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:Punks.jpg . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Энрико Ферри. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Enrico_Ferri.jpg . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Ломброзо. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Lombroso.JPG . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Введение в социологию / Девиантность. Источник : Викиучебники. Адрес: : en.wikibooks.org/wiki/Introdu…l_Explanations . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Расстройство поведения. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Conduct_disorder . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Безграничный. Предоставлено : Безграничное обучение. Адрес: : www.boundless.com//sociology/…ry-of-deviance . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Расстройство поведения. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/conduct%20disorder . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Посттравматическое стрессовое расстройство. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/post-t…tress_disorder . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Преступление. Источник : Викимедиа. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:Crime.svg . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Панки. Источник : Викимедиа. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:Punks.jpg . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Энрико Ферри. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Enrico_Ferri.jpg . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Ломброзо. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Lombroso.JPG . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Обложка диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам. Источник : Викимедиа. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/Fi…_Disorders.jpg . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Посттравматическое стрессовое расстройство. Адрес: : http://www.youtube.com/watch?v=LM_nw5N3n-I . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права . Условия лицензии : Стандартная лицензия YouTube
  • Статистика посттравматического стрессового расстройства. Источник : Викимедиа. Адрес: : commons.wikimedia.org/wiki/Fi…statistics.PNG . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права

Девиантное поведение | Encyclopedia.com

Социальная дезорганизация

БИБЛИОГРАФИЯ

И «девиантное поведение», и «социальная дезорганизация» определялись по-разному, но было мало попыток провести различие между этими двумя понятиями.Фактически, было высказано предположение, что они не отличаются друг от друга, что наряду с «социальными проблемами *» и несколько устаревшей «социальной патологией» они означают лишь набор условий, которые считаются нежелательными с точки зрения ценностей наблюдателя, условий. которые различаются в разное время и у разных наблюдателей. Согласно этой точке зрения, эти термины не имеют научной ценности и не имеют законного статуса как социологические концепции.

Такой нигилизм и советы отчаяния неоправданны.Правда, нет единого мнения о значении этих терминов, и они действительно обременены ценностными коннотациями. Однако они указывают на ряд различий, которые социология должна принимать во внимание.

Понятие отклонения. Обращаясь сначала к концепции девиантного поведения, мы должны различать несколько определений этого термина, которые обсуждаются ниже.

Поведение, нарушающее нормы . Девиантное поведение — это поведение, которое нарушает нормативные правила, представления или ожидания социальных систем.Это наиболее распространенное использование термина и тот смысл, в котором он будет использоваться здесь. Преступление является прообразом девиантности в этом смысле, и теория и исследования девиантного поведения в основном связаны с преступностью. Однако нормативные правила присущи природе всех социальных систем, будь то группы дружбы, помолвленные пары, семьи, рабочие группы, фабрики или национальные общества. Таким образом, правовые нормы являются лишь одним из типов норм, нарушение которых составляет девиантное поведение. Важно отметить, что хотя девиация в этом смысле и конформность являются «противоположностями», они представляют собой полюса в одном и том же измерении вариации; следовательно, общая теория одного должна понимать другое.

Статистическое отклонение . Существует справедливое мнение о том, что «девиантное поведение» не означает , а не отклонения от некоторой статистической нормы. Какими бы разнообразными ни были определения и употребления, они, кажется, имеют общее понятие чего-то, что, с точки зрения или , менее «хорошо» или «желательно», а не просто встречается реже.

Психопатология . Для социологических целей отклонение редко определяется исключительно в терминах психопатологии, психического заболевания или дезорганизации личности, хотя обычно предполагается, что эти явления, по крайней мере, входят в сферу отклонения.Однако поведение является девиантным, в первом, или нормативном, смысле, потому что оно отклоняется от нормативных правил какой-либо социальной системы, тогда как поведение является патологическим , потому что оно исходит от больной, поврежденной или дефектной личности. Вероятно, что наиболее девиантное поведение в нормативном смысле создается личностями, которые клинически нормальны, и что большая часть поведения, которое является симптомом личностного дефекта или психического заболевания, не противоречит нормативным ожиданиям.Короче говоря, эти два понятия определяются независимо, и взаимосвязь между ними является предметом эмпирического исследования. Представляется предпочтительным сохранить их концептуально обособленными, сохранив для одного термин «девиантное поведение», а для другого — устоявшуюся терминологию психопатологии.

Следует пояснить, что только что проведенное различие не проводится между психологическим и социологическим уровнями исследования. Рассматривая любое человеческое поведение, мы можем спросить, с одной стороны, как оно зависит от истории и структуры личности, создавшей его.С другой стороны, мы можем спросить, как это зависит от истории и структуры социальной системы, в которой оно является событием. Такие вопросы можно задавать как о психическом заболевании, так и о девиантном поведении. Однако исследование на психологическом и социологическом уровнях не может происходить полностью независимо, поскольку каждое из них должно делать некоторые предположения относительно другого. Дюркгейм (1897) в своей классической трактовке самоубийства прояснил аналитическую независимость социологического уровня, продемонстрировав, что вариации в темпах данного класса поведения внутри и между системами являются реальностью sui generis , которую нельзя просто объяснить с помощью с точки зрения психологических свойств людей, а скорее зависят от свойств самой социальной системы.Однако он переоценил свой случай и оставил впечатление, независимо от того, было ли это его намерение или нет, что психология мало что может сделать для понимания суицида. Фактически, собственная трактовка социологии самоубийства Дюркгеймом перемежается с предположениями о человеческой мотивации и другими соображениями, которые обычно считаются «психологическими» [ см. Suicide, article on Социальные аспекты].

Социально недооцененное поведение и состояния . Девиантное поведение также может быть определено как социально обиженное поведение и состояния в целом.Это определение включает умственную отсталость, слепоту, уродство, другие физические дефекты и недостатки, всевозможные болезни, нищету, принадлежность к ритуально нечистым кастам и профессиям, психические заболевания, преступность и «постыдное прошлое». Общим для них является то, что, если они известны, они отводят человеку социально унизительную роль и представляют собой изъян в самом «я». Это пятно, или стигма, является важной составляющей всех социальных контактов, в которых оно присутствует. Это создает проблемы для стигматизированного актера и его изменников и имеет последствия для развития личности и социального взаимодействия.Гоффман (1963) продемонстрировал возможность обобщения феномена стигмы и ее последствий на уровне, абстрагированном от разнообразия ее конкретных проявлений.

Очевидно, что стигма — это законный и важный объект исследования сам по себе. Более того, это обычно признак отклоняющегося от нормы поведения; он может играть определенную роль в его возникновении и контроле. Следовательно, он должен фигурировать в теории девиантного поведения. Однако факт, что поведение подвергается стигматизации или недооценке, — это одно; факт нарушения нормативных правил — другое.Не всякое обесцениваемое поведение нарушает нормативные правила; также нет уверенности в том, что любое поведение, нарушающее нормативные правила, обесценивается. Объяснение стигмы — это не то же самое, что объяснение того, почему люди нарушают нормативные правила. В соответствии с более традиционным и более устоявшимся использованием, кажется предпочтительным ограничить упоминание «девиантного поведения» нарушением нормативных правил.

Девиантное поведение и девиантные роли. Необходимо различать то, что человек сделал, и то, как его публично определяют и классифицируют члены его социального мира.В основном последнее — приписываемая ему социальная роль — определяет, как другие будут реагировать на него. Воровство не обязательно должно быть определено как «вор»; иметь сексуальные отношения с одним человеком того же пола не обязательно должно быть определено как «гомосексуал» (Reiss 1961). Поведение, нарушающее социальные правила, может стать видимым, а может и не стать видимым и, если оно будет видимым, может привести или не привести к присвоению девиантной роли. Более того, девиантные роли могут быть приписаны даже при отсутствии нарушений нормативных правил.

Это различие отражает одну из извечных дилемм криминологии. Занимается ли криминология всеми нарушениями уголовного закона или только теми нарушениями, которые приводят к судебному преследованию преступников? Первых бесконечно больше, чем вторых, и трудно найти данные об их частоте и распространении. Процессы, посредством которых некоторая часть всех нарушителей отбирается для юридической стигматизации как «преступников», имеют лишь незначительное отношение к действительным историям нарушений уголовного законодательства.Более того, даже юридическая атрибуция преступности не обязательно приводит к присвоению преступных ролей в мире повседневной жизни. Так, например, «белые воротнички» и лица, уклоняющиеся от уплаты подоходного налога, даже если они будут осуждены по закону, вряд ли будут определены как преступники в мире вне суда и испытать на себе последствия таких определений (Sutherland 1949).

Различие между нарушением нормативных правил и социальным отнесением к девиантной роли очень важно.Чтобы объяснить одно, необязательно объяснять другое. С другой стороны, они взаимодействуют таким образом, что каждый должен быть принят во внимание при объяснении другого. Например, быть признанным виновным или даже быть привлеченным к суду без вынесения судебного решения, может иметь важные последствия для реальной преступной карьеры (Tannenbaum 1938). Кажется, лучше всего думать о сфере девиантного поведения как о девиантности как в этих смыслах, так и в их взаимодействии.

Относительность девиантного поведения. Нормативные правила сильно различаются от одной социальной системы к другой. Отсюда следует, что никакое поведение не является девиантным само по себе, но лишь постольку, поскольку оно нарушает нормы некоторой социальной системы. Это означает, что социология девиантного поведения занимается не энциклопедическим изучением проституции, наркомании и т. Д., А скорее вопросом: «Как мы можем объяснить возникновение этих и других форм поведения в ситуациях, когда они запрещены или запрещены». обесценивается нормативными правилами? »

Фактически, практические суждения об отклонениях в мире повседневной жизни принимают во внимание коллективную принадлежность актера.В общем, человек попадает под юрисдикцию системы нормативных правил, когда ему приписывают или успешно претендуют на роль члена коллектива. Это в равной степени верно и для субколлективов — ассоциаций, клик, академических институтов — в рамках более крупной общности. Действительно, подчинение нормативным правилам коллектива очень близко к определению социального значения «членства» в коллективе.

В более общем плане то же самое можно сказать о любой роли, а не только о ролях коллектива.Ожидания, связанные с ролью, отличают ее от других ролей и определяют условия, при которых человек может отклоняться. То, что это верно для таких ролей, как муж и жена, врач и пациент, ребенок и взрослый, элементарно. Это в равной степени верно, но не так очевидно, для таких преходящих ролей, как роли больных и погибших. Занятие любой из этих ролей означает освобождение от некоторых правил, применимых иным образом, подчинение другим правилам и создание особых обязательств для других лиц в ролевом наборе больного или потерявшего близкого человека.Что нужно для того, чтобы быть «больным» или «потерявшим близкого», то есть критерии ролей, зависит от культуры системы. В любом случае, однако, членство в этих ролях должно подтверждаться критериями и . Успешно заявить о членстве, а затем каким-то образом выдать себя как «не совсем больной» или «не совсем потерявший близких», как это определяется в культуре, означает потерять исключения, которые связаны с этой ролью, а также подвергаться особому унизительному обращению с ложным заявлением о членстве в роли, для которой у человека отсутствуют истинные полномочия.

Говоря об отклонениях, необходимо указать систему отсчета. Одно и то же поведение может быть как девиантным, так и недиантным по отношению к разным системам, в которые вовлечен субъект. Однако у нас все еще остается вопрос: «Кто должен сказать, что является девиантным для любой данной системы? Чьи представления о добре и зле определяют правила системы? » Это один из самых неприятных моментов в теории отклонений. Не совсем удовлетворительно утверждать, что правила системы — это те, которые институционализированы, то есть согласованы, интернализированы и санкционированы (Johnson 1960, p.20). Это определение не дает критерия для «точки отсечения», определяющей степень институционализации, необходимую для определения отклонения; Фактически, критерии институционализации сами по себе многочисленны и до некоторой степени варьируются независимо друг от друга.

Альтернативные ответы на нормативные правила . Трудность может частично возникать из-за неспособности распознать важные разные способы, которыми люди могут ориентироваться на нормативные правила. Иногда кажется, что люди нарушают правила без вины и даже без необходимости в каком-то механизме нейтрализации вины.Обычно делается вывод, что такие люди не признают правил, что — в их отношении — это не правила системы, за исключением, возможно, вероятности того, что другие отреагируют враждебно. к определенному поведению. Тогда действительно возникает вопрос: «Кто должен сказать, что является девиантным?» Возможно, мы слишком поспешили предположить, что «принять», «признать», «усвоить», «одобрить» и «почувствовать себя связанными» нормативными правилами — все это означает одно и то же. Напротив, мы предлагаем признать правило и даже настаивать на его правильности и необходимости; можно признать законность усилий по обеспечению соблюдения правила, даже против самого себя; и можно оценивать «доброту» людей с точки зрения их соответствия правилу, но рассматривать работу по обеспечению соблюдения правила как, по сути, чужую работу.Человек использует свои шансы и либо «выигрывает», либо «проигрывает». Может быть, например, что «преступные культуры», как правило, не «отвергают» (Коэн, 1955) правила «большего общества», «отрицают их легитимность» (Клоуард и Олин, 1960) или «нейтрализуют». (Sykes & Matza 1957), но каким-то образом закрепить это «геймерское» отношение к правилам.

Кроме того, необходимо различать то, что можно назвать приписыванием «действительности» правила, и то, что можно было бы назвать его «добротой» или «уместностью».«Можно считать правило глупым или неразумным и все же признать, что это правило — правило и, следовательно, оно может или даже должно выполняться до тех пор, пока оно не будет изменено. Это указывало бы на то, что в рамках данной социальной системы существуют критерии того, что составляют правила системы, которые выходят за рамки индивидуальных различий в отношении того, каким должно быть правило, или различий в отношении глубины «интернализации» правила. Это различие предполагает различие, проведенное Мертоном ([1949] 1957, стр.359–368) в отношении двух типов девиантов: тех, кто нарушает правила по любой из множества причин, но не ставит под сомнение сами правила; и те, кто нарушает правила, чтобы активировать определенные процессы, которые в этой системе необходимы для «отмены» правила или для замены его другим. Однако не все, кто хотел бы изменить правило, обязательно считают, что это оправдано, нарушая его. Фактически, можно было бы утверждать, что в основе социального порядка лежит не консенсус в отношении того, что должно быть правил, а что несогласие в этом отношении является нормальным состоянием, особенно в современном обществе.Скорее, в основе порядка лежит согласие относительно критериев того, что правила , , и механизмов их изменения. Цель этого обсуждения состоит в том, чтобы предположить, что если мы примем во внимание эти различные способы ориентации на нормативные правила, разногласия по поводу того, что из себя представляют правила, не будут столь значительными, как это обычно предполагается.

Социология нормативных правил . Действия отклоняются в силу нормативных правил, которые делают их таковыми. Следовательно, формы и частота отклонений меняются вместе с изменением самих правил.Вследствие таких изменений акты могут перейти из нормативно утвержденных в запрещенные; из одной девиантной категории в другую; из категории отклонений в категорию «болезнь» или в другую сторону. А некоторые категории девиантности, такие как «ересь», могут практически исчезнуть как часть функционирующего концептуального оборудования общества. Изучением таких изменений серьезно пренебрегали, за некоторыми примечательными исключениями в социологии права (Hall 1935). Следует подчеркнуть, что изменения в нормативных правилах нельзя плодотворно исследовать без изучения поведения, ориентированного на эти нормативные правила.С одной стороны, нормативные правила формируют поведение; с другой стороны, поведение всегда проверяет, исследует и ставит под сомнение нормативные правила, и в ответ на такое поведение нормативные правила постоянно переопределяются, подкрепляются или отвергаются (Mills, 1959; Cohen 1965). Изучение этого процесса взаимодействия — неотъемлемая часть социологии девиантности.

Девиантное поведение коллективов. Каким бы ни был метафизический статус коллективов, для социологических целей они являются акторами.Это социальные объекты с именами, публичным имиджем, репутацией и статусами. Они публично называются авторами актов и подчиняются правилам. С точки зрения повседневной жизни коллективы, такие как правительства, корпорации, братства, армии, профсоюзы и церкви, делают что-то, и некоторые из этих вещей нарушают законы или другие нормативные правила. Мало что известно о культурных представлениях, на основании которых действия (девиантные и другие) вменяются коллективам, отличным от их членов по отдельности, потому что этот вопрос практически не изучался систематически, за исключением области корпоративного права.Верно, что статус события как коллективного акта — это определение, навязанное ситуации некоторой публикой, и зависит от набора культурно заданных критериев для приписывания действий авторам. Однако это в равной степени верно и в отношении присвоения действий физическим лицам, и большая часть закона касается именно определения и четкого определения критериев такого присвоения.

Все социальные действия являются результатом процессов взаимодействия. Будут ли они приписаны тому или иному конкретному человеку, конкретному человеку или коллективу, всегда зависит от некоторой культурно заданной схемы, через которую рассматривается действие.Следовательно, игнорирование девиантного поведения коллективов не может быть оправдано социологическими соображениями. Однако только в области «преступности среди служащих» (Сазерленд, 1949) эта тема даже была затронута.

Теории девиантного поведения. Мы не будем делать здесь попытки описать теории, относящиеся к той или иной разновидности отклонений, но ограничимся определением основных черт двух традиций, которые наиболее близко подходят к обобщенной теории отклонений.Обсуждение будет иметь дело с противоположными акцентами. Он не ставит своей целью дать полную картину какой-либо традиции или предположить, что они несовместимы.

Традиция аномии . Традиция аномии восходит к работе Дюркгейма (1897), особенно его анализу самоубийства. Его акцент делается на структурных и сравнительных , то есть он занимается объяснением того, как различия в девиантном поведении внутри и между обществами зависят от социальной структуры.Обычно речь идет об учете ставок в отличие от индивидуальных различий. В работе Дюркгейма наиболее заметными характеристиками системы были степень социальной интеграции (вариации в этом отношении составляют suicide altruiste и suicide egoiste ) и системные изменения, которые создают несоответствия между стремлениями мужчин и средствами их реализации. Последнее приводит к дерегулированию , или аномии, то есть нарушению способности социальных норм регулировать и дисциплинировать действия мужчин (вариации в этом отношении составляют суицидная аномалия) .Разработка концепции аномии и развитие ее последствий составляют традицию аномии.

Мертон ([1949] 1957, стр. 131–194) в своей основополагающей статье «Социальная структура и аномия» сделал формальную и явную и обобщенную на область девиантного поведения модель, которая была лишь частично явной в Анализ Дюркгеймом аномального самоубийства . Он подчеркнул независимую изменчивость как культурных целей, так и доступность институциональных средств (т.е., означает, что они совместимы с регулирующими нормами). Расхождение между целями и средствами, приводящее к напряжению и аномалии, зависит от значений обеих этих переменных. Адаптация к такому штамму включает либо принятие, либо отклонение культурных целей, а также принятие или отклонение институциональных средств. Таким образом, каждая адаптация включает два дихотомических выбора; логически возможные комбинации таких выборов дают набор адаптаций, одна из которых — соответствие, а другие — разновидности отклонения.Эта типология определяет значения зависимой переменной социологии отклонения-конформности. Однако работа Мертона — лишь скромное начало к определению условий, определяющих выбор среди логических возможностей.

Чикагские традиции . Другая традиция, которую уместно назвать чикагской традицией, начинается с работ Томаса и Знанецких, особенно в книге « Польский крестьянин » (1920). Эта замечательная работа поразительно похожа на работы Дюркгейма во многих отношениях, особенно в том, что касается нарушения регулирующей силы социальных норм.Однако по мере развития традиции она приобрела определенные отличительные черты. Он имел тенденцию сосредотачиваться не столько на девиации, сколько на адаптации к стрессу, а на отклонении, как на культурно сформированном поведении как таковом. Он подчеркнул социально-психологическую проблему процесса социализации в девиантных культурных моделях. Этот подход был наиболее систематически сформулирован Клиффордом Шоу и Генри Д. Маккеем (1942), Эдвином Х. Сазерлендом в его теории дифференциальной ассоциации (1942–1947) и совсем недавно Дональдом Р.Кресси (1964).

Еще одно развитие чикагской традиции происходит от концепции Джорджа Герберта Мида (1934) о себе как о внутреннем объекте, созданном в процессе коммуникативного взаимодействия из социальных категорий или ролей, доступных в культурной среде. Согласно этой концепции, поведение, девиантное или иное, поддерживает или выражает социальную роль. Это способ подтвердить свои притязания на такую ​​роль поведением, которое является культурно значимым для членства в такой роли.Этот подход был наиболее развит Эрвингом Гоффманом (1956; 1963) и Говардом Беккером (1963). В целом, чикагская традиция подчеркивает научный характер девиантного поведения, роль ассоциации с другими людьми и культурных моделей, роль символизма, связанного с девиантным поведением, а также постепенное развитие и приверженность девиантному поведению в расширенном взаимодействии. процесс (Short & Strodtbeck 1965).

Разработка комплексных теорий . Наиболее исчерпывающей единственной формулировкой в ​​современной теории девиантного поведения является формулировка Талкотта Парсонса (1951, глава 7), которую нельзя адекватно отнести ни к одной из традиций.Он разделяет с традицией аномии упор на таксономию, понятие «напряжение» и структурные источники отклонений. Он разделяет чикагские традиции глубокого внимания к процессу взаимодействия и концепции отклонения и соответствия как обязательств, которые развиваются в ходе такого взаимодействия. В уникальной степени он объединяет теорию отклонений с более общей теорией социальных систем.

Два недавних события указывают на слияние традиций Чикаго и аномии. Коэн (1955), начиная с концепции социально структурированного напряжения, подчеркнул роль процесса взаимодействия в создании, а также в передаче культурно поддерживаемых девиантных решений или девиантных субкультур.Клоуард и Олин (1960), обращаясь также к детерминантам выбора среди возможных адаптаций к напряжению, подчеркнули роль доступности в точках напряжения незаконных или отклоняющихся возможностей, с особым акцентом на возможности учиться и исполнять девиантные роли. Однако согласование или интеграция концепции девиантного поведения как способа решения проблемы целей и средств, с одной стороны, и способа сообщения и подтверждения притязаний на роль, с другой стороны, не привели к все же было достигнуто (Cohen 1965).

Когда мы говорим, что игра, план, комитет, семья, армия или общество были «дезорганизованы», мы имеем в виду ряд тесно связанных вещей: что она была прервана; что его идентичность рушится; что его части, хотя, возможно, все еще узнаваемы, больше не соединяются вместе, чтобы составлять одно целое; что он распался. В каждом случае подразумевается какой-то критерий сходства, целостности, непрерывности или организации . Этот критерий — соответствие чего-то «снаружи» некоторому паттерну, модели или когнитивной карте в сознании наблюдателя.Он определяет существенные атрибуты или «граничные условия» данного типа объекта; термин «дезорганизация» относится к разрыву соответствия того, что «снаружи», такой модели.

Социальный объект, например общество или семья, конструируется из действия. Шаблон, определяющий такой объект, — это последовательность действий или порядок событий. Одна и та же сцена действия может рассматриваться как содержащая несколько паттернов: паттерны, которые пересекаются, и паттерны внутри паттернов. Дезорганизован ли данный объект, зависит от паттерна, в терминах которого он определяется.

Было бы полезно выделить несколько специальных значений термина «дезорганизация», которые совместимы с этим более общим определением.

С точки зрения повседневной жизни. Это обсуждение будет сосредоточено на значении социальных мероприятий для людей, которые в них участвуют; Фактически, это отправная точка всего социологического анализа. Дерьмовые игры, корпорации, политические партии и парады входят в лексикон социологов, потому что концептуальные схемы повседневной жизни позволяют людям рассматривать их как возможности, признавать их существование и гибель, ориентировать свои действия на них, принимать участие в них. их, и разрушить их.

Один класс социальных объектов можно назвать «активностями»: чистка винтовки, подготовка к бою, выполнение миссии, проведение кампании в Нормандии. Каждый из них представляет собой последовательность действий, которая, с точки зрения действующих лиц, «держится вместе» и составляет «одно целое». Каждый, в свою очередь, является частью более обширной и расширенной деятельности. Сходство или непрерывность деятельности может зависеть для действующего лица от соответствия потока событий некоторому набору обычных правил (Cohen 1959).Модель здесь — «игра»; его конституционный порядок определяется правилами игры. Может существовать бесконечное количество способов продолжить игру, не «нарушая ее границ»; однако набор возможных событий («ходов» или «ходов»), которые в любой момент игры будут продолжать игру, указан в правилах. Многие из неигровых видов деятельности повседневной жизни (например, вечеринка, религиозная служба, судебное разбирательство) или, по крайней мере, некоторые из их основных компонентов, также определяются общепринятыми правилами.Сходство деятельности может также зависеть для актера от постоянной ориентации действия на некоторую цель . Хотя конкретное действие, которое входит в него, может меняться от момента к моменту по мере изменения ситуации, и хотя действие буквально построено из кусочков различных действий, оно рассматривается и ощущается как одно и то же, если оно ориентировано на та же цель. Примером может служить строительство дома. В любом случае то, что происходило, продолжается ли это до сих пор, и условия, которые составили бы прерывание или дезорганизацию деятельности, зависят от паттерна, который определяет этот вид деятельности для ее участников.

Другой класс социальных объектов можно назвать «коллективами». Таковы семьи, команды, корпорации, нации, банды. Коллективность существует, когда и общая идентичность, и способность к действию приписываются лицам, занимающим ряд ролей. Другими словами, прагматические тесты коллектива заключаются в том, есть ли у нее социально определенное членство и определяется ли она социально как актор. Коллектив перестает быть «действующим предприятием» и разрушается или «дезорганизуется», когда общая идентичность угасает и к ней больше не обращаются как к действующему лицу.

У нас мало систематических знаний о паттернах, которым должны соответствовать структуры взаимодействия, чтобы образовать коллективы в мире повседневной социальной жизни. Однако, если мы говорим о «дезорганизации коллективов», мы должны знать, что составляет нарушение их границ; для этого мы должны определить, какой порядок событий определяет совокупность данного вида для членов рассматриваемого общества.

С точки зрения социолога. Структуры действия могут существовать как объекты для социолога, которые не являются социальными объектами с точки зрения «обывателя». «Рыночная структура», «подструктура достижения цели», «гомеостатический процесс» и «экологическое равновесие» — все это упорядочение событий в терминах некоторого паттерна, который является частью концептуального оснащения социолога. Если эти шаблоны четко определены, они также подразумевают набор критериев для определения «дезорганизации» соответствующих объектов.

Дезорганизация как распространение отклонений. Определение дезорганизации в терминах распространения девиантности имеет долгую историю в социологии. Томас и Знанецки определили социальную дезорганизацию как «уменьшение влияния существующих социальных правил поведения на отдельных членов группы» и продолжили, сказав, что «это уменьшение может иметь бесчисленные степени, начиная от единичного нарушения какого-либо конкретного правила. один индивид вплоть до общего распада всех институтов группы »(1920, т.4, стр. 20). Основная тема большинства учебников под названием «Социальная дезорганизация» — девиантное поведение. Согласно этой точке зрения, дезорганизация может быть уменьшена, а целостность системы восстановлена ​​либо путем усиления социального контроля, либо путем переопределения норм, так что поведение, определяемое как девиантное, становится нормативно приемлемым (Thomas & Znaniecki, 1920, т. 4, стр. 4; Mills, 1959). ).

Какими бы ни были достоинства этой концепции дезорганизации, она не может дать общего определения дезорганизации.Безусловно, существует множество структур, видимых со специальной точки зрения социолога, которые не могут быть определены с точки зрения соответствия действия нормативным правилам. С точки зрения повседневной жизни также кажется важным различать девиантность и дезорганизацию. «Правила игры» определяют деятельность или коллектив, то есть образец, которому должно соответствовать действие, если оно должно составлять определенный вид вещей. Нормативные правила, отклонение от которых является отклонением, определяют, как должны вести себя люди , ; они являются критериями оценки морального статуса поступка.Например, существуют «грязные» способы ведения игры, неэтичные способы ведения бизнеса и «бесчеловечные» способы ведения войны. Тем не менее, они однозначно распознаются как неотъемлемая часть соответствующих действий, как «ходы» в соответствующих играх; и правила игры обычно определяют «следующие ходы», которые будут составлять непрерывность игры.

Именно потому, что отклонения так тесно связаны с дезорганизацией, но в целом не идентичны с ней, необходимо различать их и рассматривать отношения между ними как проблему для теории и эмпирического исследования.

Одним из условий выживания любой социальной активности или коллектива является мотивация людей, , «играть в игру», занимать свои позиции в структуре взаимодействия и вносить свой вклад в действия, поддерживающие непрерывность структуры. обсуждаемый. Таким образом, одно из общих условий дезорганизации — это распад мотивации , и все, что подрывает мотивацию, способствует дезорганизации. Элементарно, что соблюдение нормативных правил — до некоторой степени, что не может быть сформулировано в общих чертах — является основополагающим для поддержания мотивации.Когда люди выбирают участие в какой-либо социальной структуре, они подчиняются определенной дисциплине; они выделяют ресурсы; и они отказываются от альтернатив. Другими словами, они платят цену. Независимо от нескольких причин, по которым они присоединяются, их цели достижимы только в том случае, если другие «играют в эту игру» и играют в нее в соответствии с определенными ограничениями, установленными нормативными правилами. Нарушение нормативных представлений, как правило, подрывает доверие и подрывает мотивацию. Ожидается определенное отклонение.Хотя это и разочаровывает, это не удивительно; это разрешено заранее и серьезно не ухудшает мотивацию. Однако на отметке примерно точка распространения отклонений и связанная с этим эрозия доверия разрушит мотивацию и ускорит дезорганизацию.

С другой стороны, отклонения могут способствовать стабильности и сохранению общего предприятия. Нормативные правила обычно адаптированы к типичным повторяющимся ситуациям и, как правило, дают результаты, повышающие жизнеспособность предприятия.однако правила категоричны, и часто возникают ситуации, в которых соответствие нормативным правилам препятствует достижению общей цели и ослабляет или разрушает структуру. Короче говоря, бывают случаи, когда кто-то должен нарушить нормативные правила, если предприятие хочет добиться успеха и процветания. Иногда существуют неявные правила (модели «узаконенного уклонения»), которые придают гибкость нормативным правилам, так что отклонение является отклонением только в двусмысленном смысле (Williams, 1951).Но это не всегда так, и поэтому взаимосвязь между отклонениями и дезорганизацией становится еще более проблематичной.

Наконец, вероятно, верно, что некоторые виды отклонений, даже если они не мотивированы соображениями коллективности, создают условия, необходимые для стабильности других подструктур той же системы или системы в целом. Кингсли Дэвис (1937), например, привел этот аргумент в отношении проституции.

Теория дезорганизации. Явному развитию теории дезорганизации уделялось относительно мало внимания по сравнению с теорией девиантности.Однако начало такой теории подразумевается в более общих теориях и концепциях социальных систем, таких как общая теория систем, анализ процессов взаимодействия, структурно-функциональная теория, а также модели вход-выход, гомеостатические, равновесные и кибернетические модели. Они склонны разделять следующие идеи.

Социальная система, с одной точки зрения, представляет собой механизм, который действует для своего собственного сохранения. Это то, что есть, потому что участники мотивированы вести себя определенными способами, характерными для системы, и потому, что ситуация действия делает эти способы возможными и ограничивает альтернативы.Чтобы сохранить свою структуру (или ту часть этой структуры, которая составляет ее идентичность), мотивация и ситуация должны быть каким-то образом воссозданы, или должны быть созданы другие мотивации и ситуации, которые будут генерировать поведение, соответствующее тому же шаблону. Однако система как продукт своего собственного функционирования имеет тенденцию препятствовать созданию или воссозданию условий своего собственного выживания. Например, он имеет тенденцию преобразовывать среду, к которой он адаптировался; использовать или терять собственные человеческие и нечеловеческие ресурсы; вызвать дистанцию ​​и недоверие, негодование и отчуждение среди своих членов; и создавать новые ситуации, для которых его культура не дает никаких определений или инструкций.Были составлены различные списки условий, которые должны быть выполнены, или задач, которые должны быть выполнены, чтобы система не разлетелась на части в результате ее собственного функционирования (например, см. Aberle et al. 1950; Bales 1950; Parsons 1951, pp. 26–36).

Большинству систем удается сохранить свою идентичность. Следовательно, функционирование системы должно также производить эффекты, которые корректируют или компенсируют центробежные тенденции, которые она производит. В частности, структура таких систем должна включать механизмы для сбора информации об угрожающих изменениях в окружающей среде или в самой системе и для передачи этой информации позициям в системе, которые способны предпринять корректирующие действия.Такое действие, в свою очередь, может состоять из ответов, направленных на уменьшение или устранение изменения или дальнейших модификаций в другом месте системы, позволяя системе в целом сохранять свои границы или идентичность перед лицом изменения.

Системы не всегда успешны. Некоторые полностью погашены; другие страдают от радикальной дезорганизации различных подструктур, но цепляются за те минимальные атрибуты, которые определяют их идентичность. Некоторые из них имеют резервные механизмы, которые можно активировать вовремя, чтобы выполнить работу какого-либо поврежденного органа или приступить к работе по восстановлению до того, как повреждение окажется смертельным для системы; а другие нет.Эти различия наиболее систематически изучались в связи со стихийными бедствиями (Baker & Chapman 1962). В общем, задача теории социальной дезорганизации состоит в том, чтобы объяснить различия в способности социальных структур сохранять свою идентичность.

Альберт К. Коэн

[ Непосредственно связаны записи Преступление; Нормы; Социальные проблемы. Другие соответствующие материалы можно найти в Disasters; Наркотики, статья о наркомании : социальные аспекты; Социальный контроль; и в биографии Сазерленда.]

Aberle, David et al. 1950 Функциональные предпосылки общества. Этика 60: 100–111.

Бейкер, Джордж У .; и Чепмен, Дуайт У. (редакторы) 1962 Человек и общество в катастрофе . Нью-Йорк: Основные книги.

Бейлс, Роберт Ф. 1950 Анализ процесса взаимодействия: метод исследования малых групп . Ридинг, Массачусетс: Эддисон-Уэсли.

Беккер, Ховард С. 1963 Аутсайдеры: исследования социологии девиантности . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Кунард, Маршалл Б. (редактор) 1964 Аномия и девиантное поведение . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Cloward, Richard A .; и Олин, Ллойд Э. 1960, Преступность и возможности: теория преступных банд . Гленко, III: Свободная пресса.

Коэн, Альберт К. (1955) 1963 Мальчики-преступники: культура банды . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Коэн, Альберт К. 1959 Исследование социальной дезорганизации и девиантного поведения. Страницы 461–484 в Роберте К.Мертон и др. (ред.), Социология сегодня . Нью-Йорк: Основные книги.

Коэн, Альберт К. 1965 Социология девиантного закона: теория аномии и не только. Американский социологический обзор 30: 5–14.

Кресси, Дональд Р. 1964 Преступность, преступность и дифференциальная ассоциация . Гаага: Nijhoff.

Дэвис, Кингсли 1937 Социология проституции. Американский социологический обзор 2: 744–755.

Дюркгейм, Эмиль (1897) 1951 Самоубийство: исследование в области социологии .Гленко, III: Свободная пресса. → Впервые опубликовано на французском языке.

Гоффман, Эрвинг (1956) 1959 Представление себя в повседневной жизни . Гарден-Сити, Нью-Йорк: Doubleday.

Гоффман, Эрвинг 1963 Стигма: заметки об управлении испорченной идентичностью . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Холл, Джером (1935) 1952 Воровство, закон и общество . 2-е изд. Индианаполис, штат Индиана: Bobbs-Merrill.

Джонсон, Гарри М. 1960 Социология: систематическое введение .Нью-Йорк: Харкорт.

Маца, Дэвид 1964 Преступность и дрейф . Нью-Йорк: Вили.

Мид, Джордж Х. 1934 Разум, личность и общество с точки зрения специалиста по социальному поведению . Под редакцией Чарльза В. Морриса. Univ. Чикаго Пресс.

Мертон, Роберт К. (1949) 1957 Социальная теория и социальная структура . Rev. & enl. изд. Гленко, III: Свободная пресса.

Миллс, Теодор М. 1959 Равновесие и процессы отклонения и контроля. Американский социологический обзор 24: 671–679.

Парсонс, Талкотт 1951 Социальная система . Гленко, III: Свободная пресса.

Рейсс, Альберт Дж. 1961 Социальная интеграция сверстников и гомосексуалистов. Социальные проблемы 9: 102–120.

Shaw, Clifford R .; и Маккей, Генри Д. 1942 г. Преступность несовершеннолетних и городские районы: исследование показателей преступности в связи с различиями в характеристиках местных сообществ в американских городах . Univ.Чикаго Пресс.

Шорт, Джеймс Ф., мл .; и Стродтбек, Фред 1965 Групповой процесс и преступность банд . Univ. Чикаго Пресс.

Сазерленд, Эдвин Х. (1942–1947) 1956 Дифференциальная ассоциация. Часть 1, страницы 5–43 в Edwin H. Sutherland, The Sutherland Papers . Под редакцией Альберта К. Коэна и др. Публикации Университета Индианы, Серия социальных наук, № 15. Блумингтон: Indiana Univ. Нажмите.

Сазерленд, Эдвин Х. (1949) 1961 Преступление белых воротничков .Нью-Йорк: Холт.

Sykes, Gresham M .; и Маца, Дэвид, 1957 г. Методы нейтрализации: теория правонарушений. Американский социологический обзор 22: 664–670.

Танненбаум, Франк (1938) 1963 Преступность и сообщество . Нью-Йорк: Columbia Univ. Нажмите.

Томас, Вильгельм I .; и Знанецкий, Флориан (1920) 1958 Польский крестьянин в Европе и Америке . Том 2. Нью-Йорк: Дувр.

Уильямс, Робин М., младший (1951) 1960 Институциональная изменчивость и уклонение от нормативных паттернов.Страницы 372–396 в Робин М. Уильямс младший, Американское общество . 2-е изд., Перераб. Нью-Йорк: Кнопф.

Отклонение | Безграничная социология

Отклонение

Девиантность относится к поведению, которое нарушает социальные нормы.

Цели обучения

Определите отклонения и объясните природу отклоняющегося поведения

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Девиантное поведение может нарушать официально установленные правила или неформальные социальные нормы.
  • Формальное отклонение включает уголовное нарушение официально принятых законов. Примеры формального отклонения от нормы включают грабеж, кражу, изнасилование, убийство и нападение.
  • Неформальное отклонение означает нарушение неформальных социальных норм, которые не были закреплены в законе. Примеры неформальных отклонений включают ковыряние в носу, громкую отрыжку или ненужное нахождение рядом с другим человеком.
  • Девиация может сильно различаться в разных культурах. Культурные нормы относительны, что делает относительным и девиантное поведение.
Ключевые термины
  • Формальное отклонение : Девианс в социологическом контексте описывает действия или поведение, которые нарушают социальные нормы, включая официально установленные правила (например, преступление), а также неформальные нарушения социальных норм (например, отказ от обычаев и нравов) .
  • отклонение : Действия или поведение, которые нарушают формальные и неформальные культурные нормы, такие как законы или нормы, препятствующие общественному ковырянию в носу.
  • Неформальное отклонение : отклонение в социологическом контексте описывает действия или поведение, которые нарушают социальные нормы, включая официально установленные правила (например,ж., преступность), а также неформальные нарушения социальных норм (например, отказ от народных обычаев и нравов).

Девианс в социологическом контексте описывает действия или поведение, которые нарушают неформальные социальные нормы или официально установленные правила. Среди тех, кто изучает социальные нормы и их отношение к отклонениям, есть социологи, психологи, психиатры и криминологи, которые исследуют, как нормы меняются и применяются с течением времени.

Девианс часто делят на два вида деятельности.Первое, преступление, представляет собой нарушение официально принятых законов и называется формальным отклонением. Примеры формального отклонения от нормы включают грабеж, кражу, изнасилование, убийство и нападение. Второй тип девиантного поведения связан с нарушением неформальных социальных норм (норм, не закрепленных в законе) и называется неформальным отклонением. Примеры неформальных отклонений включают ковыряние в носу, громкую отрыжку или ненужное нахождение рядом с другим человеком.

Отклонение от нормы может сильно различаться в зависимости от культуры.Культурные нормы относительны, что делает относительным и девиантное поведение. Например, в Соединенных Штатах американцы обычно не накладывают ограничений на выступления по времени. Однако в монастыре пустыни Христа действуют особые правила, определяющие, когда жители могут и не могут говорить, а речь запрещена с 19:30 до 4:00. Эти правила — один из примеров того, как нормы различаются в разных культурах.

Современные социологические исследования девиантности принимают множество форм. Например, д-р Карен Халнон из Университета штата Пенсильвания изучает неформальные отклонения и сосредотачивается на том, что она называет «отпусками для отклонений», когда люди с определенным социально-экономическим статусом добровольно попадают в другие, часто более низкие социальные слои.Один из примеров — гетеросексуальные белые мужчины, которые по выходным становятся трансвеститами. Такое поведение представляет собой роскошь, потому что гетеросексуальные белые мужчины могут позволить себе временный сдвиг, зная, что впоследствии они могут вернуться к комфорту своего преобладающего социально-экономического статуса. Другие примеры включают исполнителей, которые могут влиять на девиантное поведение, чтобы завоевать доверие с целью увеличения коммерческой прибыли.

Теория социального напряжения Мертона : На этой диаграмме изображен Роберт К.Теория социального напряжения Мертона.

Нормы и санкции

Нормы — это социальные правила поведения, а санкция — это форма наказания за нарушение различных норм.

Цели обучения

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Девиантность, или нарушение социальных норм, выявить легче, чем саму норму. По этой причине отклонение от нормы часто является инструментом, позволяющим узнать о нормах.
  • Нормы и отклонения всегда зависят от культуры, в которой они существуют.Чтобы изучить нормы и отклонения, нужно контекстуализировать действие или рассматривать действие в свете всех окружающих его обстоятельств.
  • Нормы могут быть формальными, как в случае с законами, или неформальными, как в случае кодексов этикета. Формальное отклонение приводит к юридическим санкциям, таким как штрафы или тюремное заключение, в то время как неформальное отклонение приводит к социальным санкциям или стигматизации.
  • Нарушение обычаев ведет к развитию предпочтений, а не стигматизации. С другой стороны, когда нарушается больше, это приводит к более серьезным социальным санкциям.
  • Неформальное отклонение или нарушение неписаных социальных правил поведения приводит к социальным санкциям или стигматизации.
  • Народный образ жизни ведет к развитию предпочтений, а не к стигматизации.
  • Когда больше нарушается, это приводит к более серьезным социальным санкциям.
Ключевые термины
  • folkway : Обычай или вера, общие для членов общества или культуры.
  • клеймо : Знак позора или позора.
  • Подробнее : способ обозначить нормы, которые широко соблюдаются и имеют большое моральное значение. Нравы включают отвращение к социальным табу, таким как инцест или педерастия.

Нормы — это социальные правила, регулирующие поведение в сообществе. Нормы могут быть явными (например, законы) или неявными (например, кодексы вежливого поведения). Нормы бывает трудно идентифицировать, потому что они глубоко укоренились в членах данного общества. Нормы усваиваются в процессе взросления в определенной культуре, и их может быть трудно усвоить, если человек не растет в той же социальной среде.

Акт нарушения социальной нормы называется отклонением. Людям обычно гораздо легче определить нарушение норм, чем сами нормы. Например, немногие американцы подумают сказать социологу, что это социальная норма — держать дверь открытой для пешехода, входящего в здание, если оно находится на определенном расстоянии. Однако кто-то может заметить, что другой человек груб, потому что не держал дверь открытой. Изучение норм и изучение отклонений — это неразделимые усилия.

Как и отклонения, нормы всегда зависят от культуры. Чтобы изучить нормы и отклонения, нужно контекстуализировать действие или рассматривать действие в свете всех окружающих его обстоятельств. Например, нельзя просто сказать, что появление обнаженной на собеседовании является нарушением социальных норм. Хотя обычно явка в какой-либо (обычно профессиональной) одежде на собеседование является общественным условием, это, скорее всего, не относится к тем, кто берет интервью на обнаженную модель.Чтобы понять норму, нужно понимать контекст.

Нарушение социальных норм или отклонение влечет за собой социальные санкции. Нарушение разной степени влечет за собой разную степень санкции. Существует три основных формы социальной санкции за отклонение от нормы: 1) правовая санкция, 2) стигматизация и 3) предпочтение одного поведения перед другим. Формальное отклонение или нарушение правовых норм приводит к возбуждению уголовного дела со стороны государства. Неформальное отклонение или нарушение неписаных социальных правил поведения приводит к социальным санкциям или стигматизации.Меньшие степени социального насилия приводят к предпочтению, а не к стигматизации. Хотя общество может счесть предпочтительным приходить на большинство собеседований при приеме на работу в костюме, а не в повседневной одежде, вы, скорее всего, не откажетесь от участия в работе, если наденете костюм цвета хаки, а не костюм. Однако если вы будете появляться обнаженным на большинстве собеседований, вы, скорее всего, будете заклеймлены своим поведением, поскольку это будет резкое отклонение от нормы.

Мы говорим, что норма, которая регулирует ношение профессиональной, а не повседневной одежды на собеседовании при приеме на работу, является народным, потому что ее нарушение приводит к меньшей степени социальных санкций — развитию предпочтений, а не стигматизации.Норма, которая регулирует носить одежду на большинстве собеседований, а не появляться обнаженной, является более серьезной, потому что ее нарушение приводит к более серьезной степени социальных санкций.

Девиация и социальная стигма

Социальная стигма в девиантности — это неодобрение человека из-за того, что он не соответствует требуемым социальным нормам, установленным в обществе.

Цели обучения

Опишите значение стигмы в работе двух социологов

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Социальная стигма — это серьезное социальное неодобрение человека из-за определенной черты, которая указывает на его отклонение от социальных норм.
  • Эмиль Дюркгейм, один из основоположников социальных наук, в конце девятнадцатого века начал заниматься социальной маркировкой девиантности.
  • Эрвинг Гоффман представил основы стигмы как социальной теории, в том числе свою интерпретацию «стигмы» как средства порчи идентичности. Этим он имел в виду способность стигматизированной черты «портить» признание приверженности человека социальным нормам в других аспектах личности.
  • Без общества не может быть стигмы.Чтобы иметь стигматизацию, нужно иметь стигматизатора и кого-то, кто подвергается стигматизации. Таким образом, это динамичные и социальные отношения.
Ключевые термины
  • клеймо : подвержено клейму; отмечен как изгой.
  • клеймо : Знак позора или позора.
  • отклонение : Действия или поведение, которые нарушают формальные и неформальные культурные нормы, такие как законы или нормы, препятствующие общественному ковырянию в носу.

Социальная стигма — это крайнее неодобрение человека, основанное на социальных характеристиках, которые, как считается, отличают его от других членов общества.Социальная стигма настолько глубока, что перевешивает положительную социальную обратную связь о том, как тот же человек придерживается других социальных норм. Например, Терри может подвергнуться стигматизации из-за того, что она хромает. Стигма прилепляется к Терри из-за ее хромоты, подавляя то, как Терри могла бы быть социальной нормативной — возможно, она белая, протестантская или хромая гетеросексуальная женщина. Хромота отмечает Терри, несмотря на другие ее черты характера.

Стигма играет первостепенную роль в социологической теории.Эмиль Дюркгейм, один из основоположников социальных наук, начал заниматься социальной маркировкой девиантности в конце девятнадцатого века. Эрвинг Гоффман, американский социолог, ответственен за включение термина и теории стигмы в основные социальные теоретические рамки. В своей работе Гоффман представил основы стигмы как социальной теории, в том числе свою интерпретацию «стигмы» как средства порчи идентичности. Этим он имел в виду способность стигматизированной черты «портить» признание приверженности человека социальным нормам в других аспектах личности.Гоффман выделил три основных типа стигмы: (1) стигма, связанная с психическим заболеванием; (2) клеймо, связанное с физической деформацией; и (3) стигма, связанная с идентификацией с определенной расой, этнической принадлежностью, религией, идеологией и т. д.

Хотя Гоффман отвечает за основополагающие тексты по теории стигмы, стигматизация по-прежнему остается популярной темой в современных социологических исследованиях. В работе Conceptualizing Stigma (2001) социологи Джо Фелан и Брюс Линк интерпретируют стигму как конвергенцию четырех различных факторов: (1) дифференциация и навешивание ярлыков на различные сегменты общества; (2) связывание навешивания ярлыков на различные социальные демографические группы с предубеждениями в отношении этих людей; (3) развитие этики «мы против них»; и (4) ставить в невыгодное положение людей, которых помечают и помещают в категорию «они».

В конечном итоге стигма связана с социальным контролем. Следствием этого является то, что стигма обязательно является социальным явлением. Без общества не может быть стигмы. Чтобы иметь стигматизацию, нужно иметь стигматизатора и кого-то, кто подвергается стигматизации. Таким образом, это динамичные и социальные отношения. Учитывая, что стигмы возникают из-за социальных отношений, теория делает акцент не на существовании девиантных черт, а на восприятии и маркировке определенных черт как девиантных другой стороной.Например, теоретиков стигмы мало заботит наличие у Эмили психиатрического диагноза, а скорее то, как Салли воспринимает психиатрический диагноз Эмили и, следовательно, по-другому относится к Эмили. Стигма зависит от того, что другой человек воспринимает стигматизируемую черту и знает о ней. Поскольку стигма обязательно является социальным отношением, она обязательно пронизана властными отношениями. Стигма направлена ​​на то, чтобы контролировать ненормальных членов населения и поощрять подчинение.

Будьте в курсе: положите конец стигме против психических заболеваний : Be Aware — это информационная кампания, направленная на то, чтобы положить конец стигме против психических заболеваний.

Стигматизация бездомных : Общество регулярно клеймит бездомных за то, что они безработные, живя на улице.

Девиации и технологии

Развитие технологий привело к появлению новых форм отклонений, а также новых форм контроля.

Цели обучения

Обсудить влияние технологических инноваций на формы отклонений и социального контроля

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Cyberloafing означает использование высокоскоростного Интернета сотрудниками в личных целях, а не в служебных целях.
  • Производственное отклонение — это поведение отклоняющихся от нормы сотрудников, которое отрицательно сказывается на общей производительности организации.
  • Отклонение от имущественного положения относится к случаям, когда работники без разрешения наносят ущерб собственности работодателя.
  • Отклонение от прав собственности обычно связано с кражей, но может включать саботаж, умышленные ошибки в работе и неправомерное использование расходных статей.
Ключевые термины
  • Собственное отклонение : Собственное отклонение — это «когда сотрудники наносят ущерб или приобретают материальные активы… без разрешения».Этот тип отклонения обычно связан с кражей, но может включать в себя «саботаж, умышленные ошибки в работе, неправомерное использование расходных счетов», среди других примеров.
  • cyberloafing : Использование компьютеров сотрудниками в целях, не связанных с работой.
  • саботаж : умышленное действие, направленное на ослабление врага посредством подрывной деятельности, создания препятствий, разрушения и / или разрушения.

Поскольку технологии открыли новое пространство для киберкультуры, появились новые формы отклонений и социального контроля.Некоторые люди используют технологии как средство отклонения от более традиционных культурных норм. Например, в США сотрудников в офисах поощряют оставаться продуктивными и эффективными, позволяя им как можно меньше отвлекаться от работы. В последнее десятилетие большинство компаний установили высокоскоростной доступ в Интернет как средство повышения эффективности. Однако сотрудники часто повторно присваивают доступ к Интернету, чтобы избежать работы, используя сайты социальных сетей. Такое промедление и корпоративная неэффективность, проистекающие из доступа в Интернет, называется «киберлофингом».”

Помимо новых форм отклонения в традиционных культурных традициях, в киберкультуре возникли новые формы отклонения. Новые технологии приводят к новым стандартам взаимодействия с ними. Поведение девиантных сотрудников в конечном итоге отрицательно сказывается на общей производительности организации. По этой причине все эти варианты поведения считаются производственным отклонением. Более серьезные случаи девиантного поведения связаны с девиантностью собственности. Отклонение в отношении собственности относится к работникам, наносящим ущерб собственности работодателя без разрешения.Этот тип отклонения обычно связан с кражей, но может включать саботаж, умышленные ошибки в работе и неправильное использование расходных статей.

Так же, как новые формы девиантности возникли в результате технического прогресса, появились новые средства контроля над девиантными популяциями. В ответ на киберлофинг компании разработали новые технологии для мониторинга компьютеров сотрудников и ограничения социальных сетей в течение рабочего дня. Эти методы включают установку прокси-серверов для предотвращения доступа программ к таким ресурсам, как Internet Relay Chat, AOL Instant Messenger или игровые онлайн-сервисы.Другие методы включают строгие дисциплинарные меры для сотрудников, уличенных в киберлофинге, и меры кнута и пряника, такие как предоставление сотрудникам бесплатного или субсидированного доступа в Интернет в нерабочее время. Технологии используются в полицейской деятельности для отслеживания формальных отклонений и поощрения соблюдения закона и социальных норм.

Прослабление и перекус на работе : неправомерное использование ресурсов компании для ведения личного бизнеса, например покупок в Интернете.

Функции отклонения

Девианс дает обществу границы для определения приемлемого и недопустимого поведения в обществе.

Цели обучения

Опишите, как структурный функционализм рассматривает связь между отклонениями и социальными изменениями

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Девианс дает ключ к пониманию разрушения и перекалибровки общества, которые происходят с течением времени.
  • Системы девиации создают нормы и говорят членам данного общества, как им себя вести, излагая образцы приемлемого и неприемлемого поведения.
  • Девиантность позволяет большинству группы объединиться вокруг своего мировоззрения, часто за счет тех, кто отмечен как девиантные.
  • Социальные параметры создают границы между популяциями и приводят к менталитету «мы против них» внутри различных групп.
  • Признание девиантности может на самом деле укрепить солидарность в отмеченном сообществе, поскольку члены гордятся своей стигматизированной идентичностью и причастны к ней.
  • Некоторые черты характера будут подвергнуты стигматизации и потенциально могут вызвать социальные потрясения. Однако по мере того, как черты характера становятся более распространенными, общество постепенно приспосабливается к включению в него ранее стигматизированных черт.
Ключевые термины
  • структурный функционализм : Структурно-функционалистский подход к девиации утверждает, что девиантное поведение играет важную роль в обществе, выявляя модели того, что приемлемо и что неприемлемо. Эти социальные параметры создают границы и способствуют формированию менталитета «мы против них».

Какую функцию играет в обществе понятие девиантности? Социологи, отождествляющие себя с традицией структурного функционализма, задают вопросы такого типа.Структурный функционализм уходит своими корнями в самые истоки социологической мысли и развитие социологии как дисциплины. Структурно-функционалистский подход подчеркивает социальную солидарность и стабильность социальных структур. Структурные функционалисты спрашивают: как то или иное социальное явление способствует социальной стабильности? На этот вопрос нельзя ответить, не рассмотрев вопрос о девиансе.

Для структурного функционалиста девиантность выполняет две основные роли в создании социальной стабильности.Во-первых, системы отклонений создают нормы и говорят членам данного общества, как им себя вести, устанавливая модели приемлемого и неприемлемого поведения. Чтобы знать, как не расстроить общество, нужно знать, какое поведение считается девиантным. Во-вторых, эти социальные параметры создают границы между популяциями и способствуют формированию менталитета «мы против них» внутри различных групп. Девиантность позволяет групповому большинству объединиться вокруг своего мировоззрения за счет тех, кто отмечен как девиантные.И наоборот, быть отмеченным как девиантное может фактически укрепить солидарность внутри отмеченного сообщества, поскольку члены гордятся своей стигматизированной идентичностью и причастны к ней, создавая собственные сплоченные единицы.

Итак, с точки зрения структурно-функционализма, как меняется общество, особенно в том, что касается установления норм и девиантного поведения? Девиация дает ключ к пониманию разрушения и перестройки общества, происходящих с течением времени. Некоторые черты характера будут подвергнуты стигматизации и потенциально могут вызвать социальные потрясения.Однако по мере того, как черты характера становятся более распространенными, общество постепенно приспосабливается к включению в него ранее стигматизированных черт. Возьмем, к примеру, гомосексуальность. В городах Америки 50 лет назад гомосексуальное поведение считалось девиантным. С одной стороны, это раскололо общество на тех, кто отмечен как гомосексуалы, и тех, кто не отмечен (нормативные гетеросексуалы). Хотя этот менталитет «мы против них» укреплял социальную идентичность и солидарность внутри этих двух категорий, тем не менее, существовал всеобъемлющий социальный раскол.Со временем гомосексуальность стал более распространенным явлением. Соответственно, то, что первоначально выглядело как раскол общества, на самом деле усиливает социальную стабильность, позволяя создавать механизмы для социальной адаптации и развития.

Четыре механизма, регулирующих наше поведение : Наше поведение в повседневной жизни регулируется социальными нормами, законодательством и политикой, технологиями и дизайном, а также рыночными силами.

Исследовательский центр психологии девиантного поведения и здоровья

Миссия: Общие цели текущего исследования в Исследовательском центре психологии девиантного поведения и здоровья (RCPDBH) состоят в том, чтобы проанализировать причины, последствия и процессы девиантного поведения, чтобы углубить наше понимание этого явления в португальском обществе, а также его последствий. в области здравоохранения и психосоциального вмешательства.Как и в случае со многими другими концепциями, девиантное поведение определяется по-разному. Для целей нашей собственной исследовательской деятельности девиантное поведение концептуализируется в широком смысле, включая вклад так называемых традиционных или позитивистских психосоциологических перспектив, а также вклад современных перспектив, основанных на символическом интеракционизме. С эпистемологической точки зрения RCPDBH также использует междисциплинарную перспективу (биопсихосоциальную модель), основанную на использовании нескольких методов (например,ж., лабораторные методы, методы обследования, натуралистический опрос). Считается, что проблемы со здоровьем и девиантное поведение тесно взаимосвязаны. Например, если мы определяем девиантное поведение как повторяющееся нарушение социально предписанных моделей поведения, девиантное поведение, такое как преступность или злоупотребление наркотиками, также можно рассматривать с точки зрения вмешательств, направленных на предотвращение или лечение этих поведенческих проблем. Таким образом, в соответствии с этим примером, в центре внимания исследования будут клинические проблемы и проблемы со здоровьем, связанные с девиантным поведением.С исторической точки зрения, у постели больного девиантное поведение долгое время ассоциировалось с антиобщественным и / или преступным поведением, а также с эмоциональными проблемами / проблемами со здоровьем. В целом, связь проблем со здоровьем с девиантным поведением подчеркивает необходимость подходить к девиантному поведению в очень широкой перспективе, включая исследования по темам, которые традиционно были предметом психологии здоровья. Таким образом, основные исследовательские интересы RCPDBH включают изучение различных социальных явлений в португальском обществе в общей области девиантного поведения и здоровья.Многообразие методов — главный и особенный способ исследования этого блока. Фактически, мы поняли, что сложность объекта требует комплексного подхода, который поставил перед нами задачу разработать взаимосвязь между лабораторными и этнографическими методологиями, психологической оценкой и вмешательством. Это будет стимулировать обмен знаниями с разных точек зрения, что приведет к более новому и широкому пониманию объекта. Основные объекты исследования включают наркотики и наркоманию, преступность и правонарушения, виктимизацию, проституцию, психологическую адаптацию к травмам и болезням, стресс и поведенческие защитные факторы и факторы риска заболеваний.Принимая во внимание эти общие цели, данное подразделение будет преследовать следующие конкретные цели, помимо разработки общих исследований: а) подготовка младших исследователей; б) курирование кандидатских и магистерских диссертаций; в) Участие в международных сетях на местах; г) распространение результатов исследований на национальных и международных научных встречах; д) Публикация результатов в рецензируемых журналах; е) организация конференций и семинаров; ж) Развитие средств обслуживания общественных нужд. Описание: Исследовательский центр психологии девиантного поведения и здоровья (RCPDBH) нацелен на разработку исследовательских проектов в области девиантного поведения и здоровья и был основан в 2004 году.В то время подразделение было организовано по четырем направлениям исследований (биологическое, психологическое, эко-социальное и клиническое здоровье), и теперь оно превратилось в четыре направления исследований, сосредоточенных на основных объектах, составляющих историю этого исследовательского подразделения. Эта эволюция зависит от результатов исследований в этих областях и объединяет многометодную перспективу в соответствии со сложностью объекта, что приводит к слиянию множества подходов, таких как лабораторная, психологическая оценка и феноменологический подход, а также этнографические методологии.Этот процесс был одновременным с ростом числа исследователей подразделения (началось с 6 членов, а сейчас в нем работают 12 докторов наук). Таким образом, это подразделение в настоящее время организовано вокруг следующих четырех групп исследований: Группа 1. Наркотики и аддиктивное поведение — это направление сосредоточено на изучении психологических, психосоциальных и психофизиологических процессов, связанных с поведением, связанным с употреблением наркотиков. Текущие темы исследований включают биологию аддиктивного поведения, психологические исследования наркотиков, эпидемиологические исследования наркотиков и проблемного употребления наркотиков, рискованное поведение и восприятие риска, процессы и значения психологической самоорганизации, этнографические полевые исследования феномена наркотиков; Группа 2.Преступность, маргинальность и антисоциальное поведение — основная цель этой линии — углубить понимание психологических и психосоциальных процессов и факторов, связанных с девиантным поведением. Текущие темы исследований включают психобиологию преступности и правонарушительного поведения, психологию правонарушителей и потерпевших, субъектов проституции и контексты, городскую преступность и страх перед преступлением, а также судебно-медицинскую экспертизу; Группа 3. Болезнь и поведение в отношении здоровья — здоровье и болезнь анализируются в рамках теоретических рамок в континууме между нормальными и патологическими крайностями, где модель самоорганизации используется для интеграции адаптации к болезни.Основными интересами этой группы являются как мультидисциплинарные теоретические модели, так и методологические стратегии, которые могут объяснить адаптацию или понимание болезни и больного человека. Текущие темы исследований включают адаптацию к болезням у больных и их семей, нарушения пищевого поведения и ожирение, эмоции и их связь со стрессом / выгоранием, алекситимией и эмоциями у определенных групп населения, концепции здоровья и болезни у детей, когнитивные способности при шизофрении и когнитивную реабилитационную терапию. для шизофреников.

Шкала разнообразия девиантного поведения: разработка и проверка на выборке португальских подростков | Психология: Reflexão e Crítica

Анализ предмета

Мы начали с анализа реакции распределения для каждого дихотомического предмета (кодированного 0 или 1). Результаты представлены в Таблице 1.

Показатели распространенности варьировались от 1,6 до 74,5%, и, как и ожидалось, серьезные нарушения показали более низкие показатели распространенности, чем незначительные нарушения. Семь пунктов имели уровень распространенности <10%, три из которых <5%, 10 пунктов имели уровень распространенности от 10 до 50% и только 2 пункта имели уровень распространенности> 50%.Этот широкий диапазон показателей распространенности отражает различный уровень серьезности поведения, включенного в шкалу.

Конструктивная валидность

Факторная валидность

Две модели были протестированы с использованием CFA. Первая модель представляла собой однофакторную структуру, обычно используемую в исследованиях преступности, особенно при использовании разнообразных шкал (например, Bendixen and Olweus 1999; Trinkner et al. 2012; Weerman 2011). Вторая протестированная альтернативная модель была основана на серьезности поведения и представляла собой двухфакторную структуру, состоящую из серьезных и незначительных нарушений (см. Таблицу 1 для информации о элементах, составляющих каждый из факторов), которая также обычно используется. (е.грамм. Бендиксен и Олвеус 1999; Пек 2013; Weerman и Bijleveld 2007). Результаты CFA показали адекватные индексы согласия для обеих моделей, при этом двухфакторная структура показывает немного лучшее соответствие наблюдаемым данным по всем рассматриваемым индексам ( χ ). 2 / df = 2,437, p <0,001; CFI = 0,951; TLI = 0,944; RMSEA = 0,041, I.C.] 0,036–0,047 [; WRMR = 1,290), чем однофакторная структура ( χ 2 / df = 2.591, р. <0,001; CFI = 0,945; TLI = 0,938; RMSEA = 0,043, I.C.] 0,038–0,049 [; WRMR = 1,345). Несмотря на эти результаты, корреляция между серьезными и незначительными нарушениями в двухфакторной модели была очень сильной ( r = 0,895, p <0,001), что свидетельствует об отсутствии дискриминантной валидности.

Конвергентная и дискриминантная валидность

Конвергентная и дискриминантная валидность были оценены с использованием извлеченной средней дисперсии (AVE, см. Marôco 2014; Fornell and Larcker 1981).AVE для общего балла составил 0,49, за серьезные нарушения — 0,54 и за незначительные нарушения — 0,48. Эти результаты показывают, что и общий балл, и два фактора имеют соответствующую конвергентную достоверность. Однако, как мы и подозревали, квадрат корреляции между серьезными нарушениями и незначительными нарушениями составил 0,80, что больше, чем их индивидуальная AVE, и, следовательно, указывает на отсутствие дискриминантной достоверности между этими двумя факторами в настоящей выборке. Учитывая эти результаты, однофакторная структура является наиболее скупой и более адекватной для данных.Стандартизированные веса факторов, а также квадраты множественных корреляций элементов для однофакторного решения представлены на рис. 1.

Рис. 1

Стандартизированные веса регрессии (отображаются на левой стороне ) и квадраты множественных корреляций (отображается справа ) для однофакторной модели

Надежность

Внутренняя согласованность DBVS была оценена с использованием Cronbach α и Composite Reliability (CR).Α Кронбаха для 19 пунктов, составляющих шкалу, составил 0,829, и не было обнаружено значительных улучшений, за исключением какого-либо пункта. Следуя указаниям Форнелла и Ларкера (1981), внутренняя согласованность шкалы также была исследована с использованием CR, которая в данном примере составила 0,90. Наконец, различительная способность предмета / домена была оценена через скорректированные корреляции предмета-общего количества. Все элементы были достоверно ( p ≤ 0,001) и положительно связаны с общим баллом, с коэффициентами корреляции в диапазоне от 0.20 и 0,52, хотя более чем у 2/3 пунктов представлены коэффициенты ≥0,40. Эти результаты убедительно подтверждают адекватность и надежность однофакторного решения DBVS в данном примере.

Групповые различия и ассоциации со связанными переменными

Достоверность критерия оценивалась по способности шкалы определять групповые различия, а также по ее связи с переменными, которые в литературе постоянно связаны с отклонениями и вовлечением в правонарушения, такими как возраст и пол (е.грамм. Эмлер и Райхер 1995; Фаррингтон и др. 2013; Готтфредсон и Хирши 1990; Hansen 2003; Юнгер-Тас и др. 2003; Юнгер-Тас и др. 2004; Smith and McVie 2003), или неуспеваемость (например, Defoe et al.2013; Emler and Reicher 1995; Farrington 2005; Hansen 2003). Исходя из гендерных различий, результаты теста Велча t показали статистически значимое различие в девиантной вовлеченности. ( т (675,10) = 6,824, p <0.001), при этом мальчики сообщают о большем количестве девиантных действий ( M = 4,59; SD = 3,84), чем девочки ( M = 3,05; SD = 2,58). Результаты теста Велча t также выявили значительную разницу в отношении неуспеваемости ( t (725,32) = 11,431, p <0,001), причем те, кто был оставлен в школе хотя бы один раз, сообщили, что участвовали в большем количестве девиантных действий ( M = 4.92; SD = 3,72), чем те, которые никогда не удерживались ( M = 2,54; SD = 2,24). В той же строке коэффициенты корреляции Пирсона показали, что баллы отклонений по разнообразию были достоверно и положительно связаны с количеством оставшихся в школе ( r = 0,18; p <0,001). Также, как и ожидалось, возраст был положительно связан с отклонениями ( r = 0,23; p <0,001). Согласно литературе (например, Emler and Reicher 1995; Farrington et al.2013; Готтфредсон и Хирши 1990; Hansen 2003; Юнгер-Тас и др. 2003), вовлеченность в девиантную и делинквентную деятельность возрастает с предподросткового возраста до среднего подросткового возраста, когда достигает своего пика (обычно около 16 лет), а затем начинает стабилизироваться и снижаться в последующие годы. Чтобы увидеть, смогли ли мы найти эту модель развития с помощью DBVS, для каждой возрастной когорты, разделенной по полу, был рассчитан средний балл отклонения от разнообразия, который графически представлен на рис.2. Результаты ясно показывают, что паттерн развития, обнаруженный с помощью DBVS, аналогичен паттерну, обнаруженному в предыдущем исследовании, за исключением того, что вовлеченность девочек в девиантность после 16 лет оставалась более или менее стабильной, а не снижалась.

Рис. 2

Среднее значение показателя отклонения сорта для каждой возрастной когорты с разбивкой по полу

Наконец, мы хотели изучить способность DBVS обнаруживать существенные различия между осужденными и неосужденными подростками в отношении их участия в девиантной деятельности, и снова результаты теста Велча t показали статистически значимое различие между двумя группами ( т (91,11) = 5.84, p ≤ 0,001). Те, кто уже был осужден, сообщили о большем количестве девиантных деяний в прошлом году ( M = 6,43; SD = 4,53), чем те, кто никогда не был осужден ( M = 3,47; SD ). = 3,01). Поскольку состав этих двух групп значительно отличался по возрасту и полу, а также учитывая связь между этими переменными и преступностью, было важно контролировать их влияние, включая их в анализ в качестве ковариат.Итак, хотя не было однородности дисперсий между двумя группами, учитывая надежность статистики F и невозможность включения ковариат в непараметрический тест, мы выполнили ANCOVA с возрастом и полом в качестве ковариант.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.