Гельштат психология что такое: Что такое гештальт? Что значит «закрыть гештальт» и как это сделать

Автор: | 16.02.1981

Содержание

Что такое гештальт? Что значит «закрыть гештальт» и как это сделать

Закрыть гештальт — это значит закончить незавершенное дело, которое не дает покоя, завершить начатое. В обыденной речи гештальт — незаконченное дело. Например, можно сказать: «Книга плохая, но я все-таки ее дочитаю, чтобы закрыть гештальт».

«Этот гештальт я закрыл», — объявил актер Максим Виторган, избив режиссера Константина Богомолова — любовника своей жены Ксении Собчак.

Вообще же немецкое слово Gestalt означает форму, фигуру, целостный образ. В психологии гештальт — это структура, которая воспринимается как единое целое, а не как сумма отдельных элементов. Классический пример: мелодия — это не набор отдельных звуков, а единое целое — гештальт. Поэтому мы можем узнать знакомую музыку, даже если она сыграна на разных инструментах.

Что такое гештальтпсихология?

Гештальтпсихология — это направление в психологии, которое объясняет человеческое восприятие, мышление и личность с помощью принципа целостности.

Гештальпсихология появилась в первой половине XX века, ее основатели — Макс Вертгеймер, Вольфганг Кёлер и Курт Коффка. Они первыми начали изучать эффект гештальта — целостностного восприятия сложных явлений.

Человек воспринимает мир не в виде отдельных деталей, а в виде целостных образов — гештальтов, полагают гештальтисты.

Стремление объединять разрозненные данные и быстро сделать вывод закрепилось в процессе эволюции, полагают современные ученые — нашим предкам это умение спасало жизни. Например, заметив в кустах пятнистую шкуру, древний человек не тратил время на рассуждения, а мгновенно понимал, что это ягуар и нужно спасаться.

Простой пример гештальта. Взгляните на картинку ниже — вы видите черные пятна на белом фоне.

Оптическая иллюзия, иллюстрирующая эффект гештальта.

А теперь приглядитесь — в правой части рисунка изображен пес-далматинец. Как только вы его увидите, то больше не сможете «развидеть» — начнет работать эффект гештальта, ваш мозг сам научится объединять пятна в изображение собаки.

Этим же стремлением искать общий смысл в разрозненных фактах объясняются некоторые когнитивные искажения — ошибки человеческого восприятия. Так, по случайным поступкам мы судим о характере человека, а по нескольким совпадениям делаем вывод о причинно-следственных связях. Это удобно, но не всегда верно.

В делах человек также стремится к завершенности, полагают гештальтисты. Поэтому недочитанная книга или недосмотренный фильм запоминаются лучше. Даже неприятное или бессмысленное дело часто хочется завершить, а не бросить на середине. И поэтому так бросаются в глаза и раздражают идеальные вещи с одной маленькой ошибкой.

«Ад перфекциониста» — незакрытый гештальт.

В настоящее время гештальтпсихология — скорее историческое направление, отмечает в статье для «Постнауки» Мария Фаликман — доктор психологических наук, профессор НИУ ВШЭ. Гештальтпсихологии мышления как таковой не осталось. А гештальтпсихология восприятия существует в синтезе с когнитивной психологией.

Что такое гештальт-терапия?

Гештальт-терапия появилась в 1940-50-х годах, она не имеет прямого отношения к гештальтпсихологии. Этот вид психотерапии рассматривает человека как единое целое — общность духовных, физических, социальных особенностей. Во главу угла она ставит стремление к полной самореализации.

Отцом гештальт-терапии считается немецко-американский врач-психиатр Фриц Перлз. Перлз полагал, что задача психотерапевта — помочь человеку разобраться с нерешенными проблемами, ограничивающие личностный рост, закрыть деструктивные гештальты. Перлз не был гештальпсихологом, однако использовал термин гештальт в похожем смысле.

Фредерик (Фриц) Перлз. Фото: Wikimedia

Деструктивным гештальтом может быть незавершенное дело из прошлого. Например, неудачи пациентки в отношениях с мужчинами гештальт-терапевт может объяснять тем, что она все детство пыталась добиться расположения и похвалы отца, но так их и не получила. Если не осознать и не закрыть этот гештальт, женщина так и будет тянуться всю жизнь к эмоционально холодным мужчинам — доказывать им, что достойна любви.

Незакрытым гештальтом могут быть текущие проблемы, которые человек не способен полностью осмыслить, вписать в единую картину мира. Здесь, по версии гештальт-терапевтов, также необходимо всесторонне изучить проблему и закрыть гештальт, чтобы двигаться дальше. Эта идея перекликается с теорией когнитивного диссонанса Леона Фестингера.

Пациенты работают с гештальт-терапевтом либо индивидуально, либо в гештальт-группе. Конкретные методические приемы при этом могут быть разными. Самая известная техника гештальт-терапии — «метод пустого стула». Человек предлагают представить, что на пустом стуле напротив сидит он сам, и поговорить с собой. Терапевт в это время наблюдает за эмоциями и поведением говорящего.

Гештальтпсихология. Цвет и Контраст. Технология и творческий выбор

Гештальтпсихология

Гештальтпсихология, которая сложилась как часть экспериментальной эстетики, занимается изучением процессов психологии восприятия. Свое название она получила от слова «Gestalt», которое в точности перевести нельзя, но которое в общем смысле означает «формальную особенность» или «узнаваемую сущность», имеющую собственное содержание и собственную структуру, ясно отличимую от окружения.

Гештальтпсихология считает, что художнику, автору изображения, гораздо важнее знать не физические, а перцептивные свойства объекта изображения, в которые входят элементы, корректирующие непосредственное восприятие. Это, к примеру, интеллектуальная и сенсорная память, т.е. прошлый опыт. Как сущность живого организма не может быть сведена к описанию его анатомического строения, так и сущность визуального опыта не может быть выражена в сантиметрах, величинах углов или в длинах световых волн. Эти статические измерения применимы только к отдельным стимулам восприятия, которые информируют организм об окружающем мире. А вот камера (фото-, кино- или телевизионная) запечатлевает только сетчаточное, ретальное изображение, это следует хорошенько запомнить.

Чтобы читателю было ясно, что такое гештальт, приведу пример, иллюстрирующий особенность психологии зрительного восприятия. Современный человек не воспринимает шофера и автомобиль, в котором он находится, как единое целое, он различает две самостоятельные сущности, каждая из которых имеет свое содержание: это человек, а это автомобиль.

Или, например, всадник на лошади. Но в эпоху, когда испанские конкистадоры начали завоевывать американских индейцев, те воспринимали всадника и лошадь как один гештальт, потому что до того никогда не видели людей в доспехах и лошадей. Ведь именно испанцы впервые завезли в Америку лошадей. Гештальтпсихология утверждает, что объект может быть воспринят в том случае, если он отделен от окружающего фона с достаточной степенью контрастности, при этом линия перепада контрастности создает представление об общей форме предмета. Соотношение «фигура — фон» является одним из важных принципов гештальтпсихологии, но вначале остановимся на других, более общих моментах.

Илл.4 «Схватывание» изображения: наше сознание способно воссоздавать из отдельных элементов изображения известного нам объекта изображение всего объекта. В третьем рисунке уже есть достаточное количество деталей для узнавания объекта.

Структурный принцип, или принцип «схватывания», упрощенно изображен на илл.4. Схватывание выражает целостность восприятия, когда зритель воспринимает объект или изображение целиком, часто на ходу домысливая недостающие детали, поскольку общая структура уже ясна.

Схватывание — это постижение структуры, мгновенное разделение на отдельные гештальты. Оно является суммой, состоящей из: установки на восприятие, сложения сенсорных ощущений, эмоций при восприятии, интеллекта, воспоминаний и ассоциаций. Эффективность схватывания пропорциональна легкости этого процесса, в художественной практике она имеет прямое отношение к читаемости композиции кадра и к его цветовому строю. В гештальтпсихологии есть понятие структурированного изображения, которое означает, что изображение имеет такую форму, которая помогает легче схватывать содержание. Например, упорядочивание композиции кадра, гармонизация цветовых отношений — все это относится к процессу структурирования.

Попутно стоит отметить, что эстетическая привлекательность определяется в каком-то смысле величиной психологической дистанции, т.е. степенью вынесения из сферы практической потребности, величиной отчуждения изображаемого от повседневных потребностей зрителя, в этом проявляется внеличностный характер произведения изобразительного искусства, что также необходимо учитывать художнику.

Как уже упоминалось, структурирование объекта или изображения при восприятии идет путем упрощения, упорядочивания, домысливания. Арнхейм считает, что этот процесс, который можно назвать гармонизацией, протекает по закону, сходному со вторым законом термодинамики, или законом энтропии, т.е. законом рассеивания энергии при превращении ее в тепловую. В процессе восприятия, считает Арнхейм, тот нервный подъем, который всегда характеризует свежее визуальное восприятие, постепенно угасает, и по мере упорядочивания, по мере возникновения устойчивого перцептивного представления неуклонно теряется интерес, т.е. гармонизация одновременно означает и покой, утрату экспрессии. Стремление к гармонии, энтропийный характер этого процесса восприятия можно охарактеризовать как некий катарсис, успокоение в психике.

Заканчивая разговор о структурном принципе в произведениях искусства, приведем пример из живописи: у зрелого художника все предметы имеют какое-то сходство друг с другом. Небо, море, земля, деревья и даже человеческие фигуры выглядят так, как если бы они были сделаны из одной и той же субстанции, которая, однако, не искажает природу этих объектов, а, подчиняясь объединяющей силе художника, перевоссоздает их в новом виде. Иногда это называют стилем.

Делакруа считал, что художник прежде всего должен стремиться выделить контрасты «основных линий» объекта, причем в большинстве случаев эти основные линии не совпадают с реальными контурами предметов. Они образуют то, что называется структурной основой зрительно воспринимаемого объекта. Трудность состоит в том, что эти основные линии в объекте не видны так же отчетливо, как потом в изображении. И мастерство заключается в том, чтобы эти линии сначала увидеть в объекте (иногда придумать их), а потом перенести в изображение. То есть это относится уже к области творческих приемов или изобразительных средств, при помощи которых эти основные линии станут воспринимаемы зрителем.

Здесь мы подходим к понятию выразительности в искусстве. Выразительность передается не столько геометрическими свойствами объекта восприятия, сколько силами, которые, как можно предположить, возникают в нервной системе воспринимающего субъекта, т.е. зрителя. Можно считать, что выразительность, экспрессивность — это в какой-то степени внушение. Если выразительность составляет основное содержание восприятия в повседневной жизни, то еще в большей мере это характерно для видения мира художником. Для него экспрессивные свойства являются помимо всего прочего средствами коммуникации со зрителем. Арнхейм пишет: «Если бы искусство означало лишь воспроизведение вещей в природе и ничего больше, то вряд ли можно было понять ту почтенную роль, которая ему отводится на любой стадии развития общества. Высокая оценка искусства определяется тем, что оно помогает человеку понять мир и самого себя…»[5]

Возможно, что эмоции, а не сюжет и прочее, являются содержанием искусства, но тогда мы должны признать, что содержание нематериально, а это как-то непривычно для нас, воспитанных на материалистической эстетике.

Нервный подъем, который сопутствует визуальному восприятию и который является главным стимулом для восприятия, возникает по трем направлениям, содержащим каждое по несколько групп переменных величин:

1) психофизиологические переменные — это ощущения времени, пространства, движения, шума, цвета, фактуры и т. д., всего того, что представляет внешнюю форму кинематографического зрелища. Эти переменные выражаются «простыми» формами гештальтпсихологии, и о них мы скажем позже;

2) экологические переменные — это любовь, голод, страх и т.п., т.е. те, которые отвечают биологическим и социальным потребностям и выражаются сюжетом, фабулой, характерами и т.п.; они относятся к категории содержания;

3) коллативные, переменные или сопоставительные — это новизна, удивительность, сложность, двусмысленность, структурность и т.п. При этом интересно, что приятность и неприятность, например, всегда объединены непрерывными и постепенными переходами одного в другое. Это своеобразный маятник эмоций, изменяющихся по тем же законам, что и цвета в цветовом пространстве (цветовом теле), илл.13. Видимо, тут действует какой-то единый и универсальный закон восприятия в рамках времени.

Следующий основной принцип визуального восприятия — это принцип постоянства, или константности восприятия. Мы встречаемся с ним на каждом шагу, это важнейший механизм, усовершенствованный тысячелетиями эволюции, поскольку он осуществляет функции защиты нашего организма. Например, лист белой бумаги, освещенный пламенем свечи, с точки зрения колориметрии имеет точно такой же цвет, как апельсиновая корка, лежащая на солнце, но тем не менее мы воспринимаем лист бумаги как белый, а корку как оранжевую. Если мы выходим из комнаты, освещенной полуваттным светом, на улицу в пасмурную погоду, то мы не замечаем, что цветовая температура освещения поменялась с 2900К на 6000К и что цвет нашего костюма изменился.

Механизм константности проявляется и в восприятии размера, расстояния и скорости. Эти три параметра сложным образом связаны друг с другом, так что ошибки в восприятии одного из них могут быть причиной неожиданных ошибок в восприятии других. Суть явления константности заключается в способности всей зрительной системы учитывать и компенсировать изменение сетчаточного, ретального изображения, происходящее вместе с изменением расстояния или цвета освещения.

Очень интересно, что в опытах по определению степени константности профессиональные художники и живописцы проявляли меньшую константность, чем обычные люди. Это очень важное обстоятельство, оно говорит о том, что художник умеет анализировать свое сетчаточное изображение как бы отдельно от перцептивного восприятия. Именно таким путем идет обучение живописи, другого пути пока никто не изобрел, хотя он достаточно трудоемкий и длительный.

Кто не научился анализировать свое сетчаточное изображение, тот никогда не поймет законов цветовой гармонии, для него пределом понимания останется убеждение, что цвет выражается лишь естественной окраской предметов, а задача гармонизации сводится лишь к удачному подбору цветных предметов в кадре. В действительности это только самый первый шаг, после которого и начинается настоящая работа с цветом.

Далее следует назвать еще одну особенность восприятия — баланс восприятия, или перцептивный градиент. Линейная перспектива характеризуется постепенным уменьшением видимых размеров предметов по мере их удаления, а воздушная перспектива — постепенным уменьшением контраста и сдвигом цвета в сторону холодных тонов. Перцептивный градиент — это постепенное увеличение или уменьшение некоторых перцептивных свойств во времени или в пространстве. Градиент изменения цвета и резкости по мере удаления предмета довольно распространенное изобразительное средство.

Широко используемый прием съемки портрета на размытом фоне — очень характерный пример того, как используется градиент изменения резкости для создания иллюзии глубины пространства на плоскости экрана. Эта иллюзия глубины подчеркивается и изменением контраста на фоне по сравнению с контрастом на объекте (так называемый пластический эффект). А также движением, т.е. изменением тональных и цветовых соотношений между фигурой и фоном.

Один из способов, с помощью которого в кадре создается иллюзия глубины пространства, — это градиент изменения яркости: от темного переднего плана к постепенному высветлению или, наоборот, от светлого лица к темному фону (как на картинах старых мастеров).

Величина перцептивного градиента восприятия обязательно учитывается в кинематографе и телевидении при определении монтажных стыков, при съемке монтажных кадров. Перцептивная связь между ними должна быть точно выверена, она зависит от смены направления съемки и смены крупностей планов. Эта смена не может быть незначительной, иначе у зрителя не возникнет ощущение новой точки зрения. Такое бывает, когда смена крупности, ракурса и направления съемки в соседних монтажных кадрах мало заметна. Но в то же время эта смена не должна быть и чересчур большой, иначе у зрителя пропадет ощущение единства места и времени действия. Такое бывает, когда возникают новые, неоправданные точки зрения камеры с измененной по отношению к предыдущим кадрам перспективой.

Особенно резко ощущается изменение в том случае, если меняется характер освещения, контраст и цвет. Поддержание перцептивного градиента на необходимом уровне (так называемое тональное, световое, цветовое и монтажное единство) входит в обязанности оператора. В съемочной группе иногда есть лишь один человек, который знает об этом и умеет это делать, — кинооператор, недаром в некоторых случаях привычное название этой профессии — director of photography заменяется на cinematographer, что означает просто кинематографист.

Конечно, один из самых сильных перцептивных факторов в кинематографе — движение, и не только движение внутри статичного кадра, но и движение самой камеры («тревелинг»). При этом изменяется не только крупность планов, ракурс и соотношение «фигура-фон», но и сила освещения, его контраст и цвет, а иногда даже и оптический рисунок изображения.

Так называемый прием non-finito в изобразительном искусстве заключается в том, что часть изображения (обычно не главная его часть) как бы смазана, при этом форма и фактура только чуть-чуть намечены, но не проработаны. Это концентрирует внимание зрителя на сюжетно важных деталях, выполненных с максимальной достоверностью, и является приемом, в котором применено сознательное нарушение перцептивного градиента, ожидаемого зрителем. На некоторых скульптурах Микеланджело — это смазанные, будто не оконченные скульптором лица, а в кино и фотографии — это черные провалы в тенях, или, наоборот, сияющие без проработки, яркие блики, или полностью размытые оптическими насадками части изображения, где практически отсутствует форма, объем и фактура. При этом используется стремление нашей зрительной системы достраивать, домысливать недостающие элементы. Давно известно, что экспрессивный рисунок, состоящий чаще всего из нескольких линий, если они удачно передают структуру объекта, бывает гораздо выразительнее подробного изображения.

Итак, мы вкратце разобрали основные принципы психологии визуального восприятия, теперь несколько подробнее остановимся на тех положениях гештальтпсихологии, которые описывают восприятие «простых форм», как, например, соотношение между фигурой и фоном.

Этот самый важный принцип теории формации (gestalt-teory) выражается в следующих критериях:

1) фигура должна четко отделяться от фона. Применительно к цвету это может, например, означать, что если фигура имеет активный цвет, то фон предпочтительнее иметь бесцветным, а бесцветная фигура (например, темный силуэт) хорошо будет смотреться на ярком цветном фоне (илл.5, цв.). Но это, конечно, не единственный вариант цветовых соотношений, фигура может иметь цвет дополнительный (комплементарный) к цвету фона, например красная фигура на фоне зелени, это тоже дает отчетливое разделение фигуры и фона. Каждый художник в рамках этого критерия ищет свои приемы;

2) меньшая формация тяготеет быть воспринятой как фигура, большая — как фон, особенно в том случае, если в кадре не совсем четкая композиция, а предметы незнакомые;

3) фигура и фон никогда не воспринимаются одновременно, особенно это относится к статичным кадрам;

4) как правило, похожие визуальные элементы, расположенные поблизости друг от друга, воспринимаются как фигуры, а не как фон;

5) симметричные и наполненные формации обыкновенно тяготеют к тому, чтобы тоже быть воспринятыми как фигура.

Напомним, что наша система восприятия постоянно стремится к поиску упрощения, повторяемости, чистоты, понятности и упорядоченности. Исходя из этого, гештальт-теория предлагает признать в качестве объекта наиболее простые из формаций, которые могут быть обнаружены в данных обстоятельствах. Соотношение «фигура-фон» формирует образ, как бы примеряемый к обозреваемому пространству с целью отличить значимое от малозначимого. В случайной ситуации различные наблюдатели одного и того же объекта могут выбрать различные элементы в качестве фигуры и фона, это так называемые «обманки».

Хорошая узнаваемость зависит не только от контраста, но и от размеров контрастных полей. Имеется в виду не только тональный, но и цветовой контраст.

Неопределенные соотношения «фигура-фон» возникают, если есть несколько равнозначных возможностей восприятия. Хотя такие формации имеют право на существование, но им не хватает выразительности. Согласно гештальт-теории наше визуальное восприятие постоянно стремится упростить опознание фигур путем классификации и группирования для облегчения ориентации в пространстве.

Наш визуальный опыт, естественно, влияет на формирование нашего восприятия, он учит нас угадывать три измерения в двухмерном изображении на экране, когда имеются хотя бы некоторые из перечисленных ниже факторов. Они не только помогают создавать иллюзию глубины в изображении, но одновременно служат для структурирования содержания.

Поэтому второй по значению «простой формой» (после «фигура-фон») будет задача передачи пространства. Обычно она выражается в изменении масштабов предметов по мере их удаления в глубину кадра, а также в увеличении скорости изменения этих масштабов. Этот градиент изменения масштабов в кинематографе называется кинетической перспективой. В сущности, это разновидность линейной перспективы, хотя во многих случаях совсем не обязательно, чтобы в кадре присутствовали сходящиеся линии (рельсы, дорога, забор и пр.). Гораздо важнее масштабное разделение на планы: ближний, средний и дальний.

Так называемые сильные линии имеют большое значение для лучшей читаемости всей композиции кадра, а также глубины пространства. Эти линии как бы ведут внимание зрителя от одного предмета к другому. Яркий пример этого — так называемая диагональная композиция. Иногда сильная линия выражается обратной диагональю, когда внимание зрителя перемещается тоже по диагонали кадра, но не от переднего плана в глубину, а наоборот, из глубины к переднему плану. К типу сильных линий относятся ярко выраженные композиции по вертикали и по горизонтали, а также использование в качестве композиционных элементов арок, проемов и других архитектурных форм. Сам формат кадра (1:1,37 или 1:1,85) также обусловливает появление определенных сильных линий, влияющих на композицию кадра.

Тональная перспектива — это передача глубины пространства за счет изменения (градиента) яркости и контраста по мере удаления от переднего плана. Воздушная перспектива — это изменение цвета предметов на более холодный и сближение цветов по мере удаления в глубину, а также потеря четкости контуров. Поэтому смягчение оптического рисунка в глубину за счет правильного использования глубины резко изображаемого пространства — это тоже распространенный прием, при помощи которого зритель лучше ощущает пространство. Нерезкий, размытый передний план, особенно если цвет его дополнительный к цвету дальнего плана, тоже хорошо помогает почувствовать глубину кадра, это сильное выразительное средство, которое действует подобно обратной перспективе. Перевод фокуса из глубины на передний план (или наоборот) тоже заставляет зрителя острее почувствовать, «пережить» пространство.

Общеизвестно значение ракурса как выразительного средства, потому что ракурс подчеркивает перспективу, глубину и сам как бы создает сильные линии. Ритм повторяемости одинаковых предметов (например, при съемке в лесу) тоже хорошо организует композицию.

И, наконец, частичное перекрытие дальних предметов другими, расположенными ближе к камере, так называемый оверлепинг, в большой степени (особенно при движении камеры) создает иллюзию стереоскопичности, т.е. опять-таки помогает ощутить глубину кадра.

Для передачи на плоскости экрана формы, фактуры и цвета используется воздействие контраста и характера освещения. Контраст, помимо того, что за счет изменения его величины можно получать полные силуэты, провалы в тенях, исчезновение цвета в ярких бликах от яркого света и так далее, влияет на передачу цвета самих предметов и их фактуры, т.е. материала, из которого они состоят.

Илл. 6 Запись движения глаза (сканирование при рассматривании объекта изображения — головы Нефертити)

На илл.6 изображена голова Нефертити, а рядом путь, по которому двигался взгляд рассматривающего этот рисунок зрителя. Оказывается, что взгляд движется в основном по контуру предмета, чтобы лучше ощутить его объемную форму и соотношение с фоном (пресловутое «фигура-фон»). Но, кроме этого, наибольшее количество остановок и повторных возвращений в тех местах рисунка, где больше всего тональных различий, градаций, так как эти градации (вернее, их контраст, расположение) несут основную информацию о форме и материале (фактуре) предмета.

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что то изображение лучше, качественнее, которое имеет наибольшее количество тональных градаций, то, которое обладает наиболее полным контрастом. В других главах мы подробно будем говорить об этой особенности, но здесь хотелось бы отметить решающее значение освещения. Контраст освещения, его направление или, как принято говорить, «эффект освещения», переоценить как выразительное средство невозможно. В цвете значение освещения (не как технического средства, чтобы пленка «увидела» объект, а как субстанции творческой) возрастает во много раз. Разноцветность освещения присутствует в каждом объекте: тени, света, блики, рефлексы — все имеет разный цвет и это увеличивает во много раз информационность изображения.

Наконец, нельзя не упомянуть о таких формальных композиционных элементах, как «золотое сечение», симметрия, равновесие, напряженность и прочее, что было известно еще древним грекам и что сохраняет свое значение в изобразительном искусстве до сих пор.

В то время как гештальт-теория описывает эволюцию эстетических форм, информационная теория описывает эволюцию новизны содержания. Правда, такое описание не может быть достаточно строгим, так как то, что ново для одного человека, для другого может быть хорошо знакомо. Оригинальность изображения в очень большой степени зависит от опыта зрителя. И, тем не менее, информационная теория предлагает нам организовывать противоположные элементы, такие, как новое и знакомое, в таком сочетании, чтобы послание (или, как принято говорить, «мессидж») было одновременно интересным и понятным. Обычно это 50% на 50%. Содержание такого послания вытекает из взаимоотношений нового, непредвиденного и знакомого, очевидного или так называемого избыточного (илл.7).

Есть еще один определенный фактор, который сегодня еще не получил достойных обоснований ни в гештальт-теории, ни в теории информации. Это — эмоциональное содержание изображения, его интонация. Хотя в количественном отношении эта составляющая еще более трудноопределима, чем все остальные, она играет чрезвычайно важную роль. Эта категория распространяется на такое свойство изображения, которое производит впечатление на зрителя не благодаря своей выдающейся, выразительной композиции и не благодаря своему уникальному информационному содержанию, но лишь благодаря качествам, аппелирующим к эмоциям зрителя. Возможно, это самое главное свойство, потому что любое произведение искусства — это, в конечном счете, закодированная, записанная эмоция, которая раскрывается, расшифровывается лишь в момент восприятия зрителем произведения. Эмоция рождается только в момент восприятия. В произведении искусства ее невозможно заранее обнаружить никакими самыми точными инструментами. Ее как бы не существует до тех пор, пока не появится человек (зритель) и не начнется процесс восприятия.

Помимо формальных взаимоотношений, таких, как «фигура-фон» и других, важно учитывать психологический аспект, так как любой воспринимаемый объект автоматически расценивается как приятный или неприятный. Невозможность подобной оценки рискует вызвать вообще отсутствие реакции как таковой, что, конечно, плохо. Похожесть объекта на прежде знакомые помогает опознанию содержания кадра в целом и, таким образом, способствует пониманию и осмыслению, т.е. из этого следует, что необходим элемент избыточности. В то же время уровень сложности изображения должен быть не слишком низким (в этом случае будет недостимуляция), но и не слишком высоким (в этом случае возможна перестимуляция). Кроме того, эстетическая ценность любого изображения — понятие весьма относительное, она зависит от личности воспринимающего, от его сознания, степени опытности, готовности и способности чувствовать.

Илл. 7 Влияние новизны информации на интерес восприятия иллюстрирует схема соотношения новой, оригинальной и давно знакомой информации. Парабола выражает информационную ценность сообщения, она обратно пропорциональна степени повторяемости. Способность к восприятию стимулируется тем, в какой степени сообщение (т.е. изображение) содержит уже знакомые элементы. Стопроцентная новизна будет встречена с таким же безразличием, как и стопроцентная повторяемость, т.е. знакомость.

Основы гештальтпсихологии. Что такое гештальт-психология

шаг за шагом “обнажить” эмоциональные “шлаки” в подсознании клиентов, привести их к осознанию проблемной ситуации, научить проявлять себя согласно внутренним порывам и жить в гармонии со своим организмом.

В начале терапии используются упражнения, направленные на фокусировку чувств и их рефлексию, затем используются техники высвобождения негативных эмоций. Врач осуществляет общее руководство процессом формирования гештальта, он заостряет внимание пациентов на проблемных моментах, поощряя осознание необходимости свободного выражения своих эмоций.

Примеры упражнений:

1. “Горячий стул”. Клиент садиться в центр группы (на тренингах обычно участники сидят по кругу) и ему предлагается рассказать о том, что его беспокоит. После диалога с пациентом на “горячем стуле” тренер просит выразить чувства и ощущения других участников. Все они должны побывать в центре круга.

2. Осознание. Здесь пациенты рассказывают об ощущениях и мыслях в настоящий момент.

3. Усиление телесных проявлений во время занятий. Любые невербальные жесты участников тренинга терапевт просит утрировать, например, постукивание пальцев превратить в “барабанную” дробь.

4. Челночное движение. Нагнетание фона к фигуре. Если клиент сообщает об одиночестве, терапевт старается максимально негативно “окрасить” фон, т.е. делает акцент на телесных проявлениях (дрожи, сжимании рук или ног и т.д.).

5. “Пустой стул”. В этом упражнении на стуле в центре пациенты ведут диалог не с реальным человеком, а с воображаемым, умершим или самим собой.

6. Совершение кругов. Все члены группы по кругу высказываются друг друге.

Гештальт-терапия – направление психотерапии, оформившееся в середине прошлого века. Ее отцом-основателем считается немецкий психолог Фридрих Перлз.

По сути своей теория гештальт-терапии стала котлом, в котором варится полезное блюдо из множества ингредиентов: крупы традиционного психоанализа, нескольких ложек гештальтпсихологии, изрядной порции психодрамы и мелко нарезанной телесно-ориентированной терапии. Все это приправлено выжимками еще из доброго десятка психологических концепций и направлений.

Гештальт (gestalt) с немецкого переводится как «образ», «фигура», «форма». Если не вдаваться в дебри теоретической психологии, можно сказать, что гештальт – целостный образ какой-либо ситуации. Конечно, это вольное изложение. Близкое к академическому определение гештальта в переводе с научного на русский звучит примерно так: «Гештальт – это целостная структура на поле взаимодействия среды и человека, охватывающая промежуток между возникновением потребности и ее удовлетворением».

Гештальт-подход не рассматривает сферического коня в вакууме, то есть человека в отрыве от среды. Его позиция такова: люди являются целостными социобиопсихологическими существами; разделение тела и психики – искусственно; человек и все, что его окружает – единая структура, именуемая «поле организм/среда».

Есть контакт?

Базовые понятия гештальт-терапии – контакт и граница.

Контакт – процесс взаимодействия наших потребностей с возможностями среды. Все основные потребности могут удовлетворяться только в контакте с окружающей средой: для утоления жажды нужна вода, голода – пища, потребности в безопасности – защищенность с помощью кого-то или чего-то, потребность в общении невозможно удовлетворить без других существ.

Место, в котором организм встречается с окружающей средой, в гештальт-терапии называют границей контакта. Человек обычно воспринимает ее как границу между тем, что внутри нашего тела, и тем, что вне его. Естественно, более ценным для нас является то, что внутри. Но границы эти зыбки и нечетки. Вода является частью внешней среды, но как оценивать выпитую воду?

На границах возникают два феномена: идентификация и отчуждение.

С первой связано деление на «свой»-«чужой», когда «свой» ближе, роднее и понятнее. Если кто-то обидел члена нашей семьи, идентификация вызывает обиду у нас. Любовь, дружба, партнерство и прочие позитивные отношения обычно существуют в пределах внутренних границ. За ними лежит чужое, отторгаемое.

При нарушенных границах, взаимодействие с окружающим становится ненормальным, и на уровне, где это произошло (телесном, эмоциональном, интеллектуальном), появляются нерешенные проблемы.

Когда возникает гештальт?

Утренняя чашка кофе, разговор со случайным попутчиком, отношения с родителями, влюбленность, ссора в магазине, прополка кабачков – все это гештальты. Вся наша жизнь состоит из них, больших и маленьких.

Формируется гештальт, когда у человека возникает потребность, которая в данный момент сильнее всего требует удовлетворения, и происходит контакт в внешним миром.

У гештальта есть начало и конец: возникает он помимо нашей воли в момент появления потребности или желания и заканчивается при достижении удовлетворения. Увы, потребности безграничны, а ресурсы ограничены и далеко не все желания исполняются.

В идеале цикл гештальта выглядит так:

  1. Возникновение потребности (хочется пить).
  2. Поиск возможности ее удовлетворить, оценка осуществимости этой возможности (ищем воду).
  3. Удовлетворение (пьем).
  4. Выход из контакта (жажда утолена — ставим пустой стакан на стол).

В результате такого цикла гештальт завершается (разрушается). Процесс возникновения и завершения гештальта может занять секунду, минуту, часы, годы или всю жизнь. Но внешние или внутренние события могут помешать этому процессу. Цикл остановится на какой-то фазе, произойдет разрыв границы контакта и возникнет незавершенная ситуация.

Незавершенный гештальт может стать многотонным сизифовым камнем ощущения вины перед умершим родственником или картонной папочкой несдержанного по мелочи обещания. Суть остается одинаковой – прошлое мешает реализовываться настоящему.

Наши страхи, зависимости, конфликты, кризисы и стрессы можно представить в виде ящика, заполненного незаконченными гештальтами. Если ящик не забит доверху чем-то тяжелым, то с ним легко передвигаться. Но чем тяжелее груз, тем нужнее помощь психолога.

Дело в том, что незавершенные гештальты могут вызвать сбои в работе механизмов, защищающих нашу психику от перегрузки.

Что может сломаться?

    Проекция – это тенденция перекладывать на окружающую среду ответственность за то, что берет свое начало в человеке. К ней прибегают, сталкиваясь с неприятием ряда своих потребностей и чувств, которые проще приписать внешнему миру. Нормальная проекция помогает устанавливать контакты и понимать других людей, патологическая постоянно проявляется не к месту и в ряде случаев подменяет собой реальность.

    Ретрофлексия – стремление делать себе то, что хотелось бы получить от других или сделать с другими. При патологических проявлениях ретрофлексии возникают психосоматические болезни, стремление причинить себе боль, высшей формой ретрофлексии является самоубийство.

    Интроекция – включение во внутренний мир человека оценок, мотивов и установок других людей без критического к ним отношения. Для ребенка интроекция является важнейшим инструментом идентификации себя как члена общества и дальнейшего познания мира. Патологическая же интроекция возникает, когда идеи, привычки или принципы воспринимаются целиком, без проверки на несовместимость с уже существующим опытом.

    Конфлуэнция (слияние) – состояние отсутствия границы контакта, когда человек теряет осознание себя. В норме временное слияние существует у матери и младенца, у влюбленных. Здоровая психика при этом через время возвращается на круги своя и самоидентифицируется. При патологической конфлуэнции невозможны нормальные контакты с другими людьми, так как присутствует постоянное желание контролировать их поведение сверх необходимости.

Гештальт должен быть завершен!

Гештальт-терапия считает накопление незакрытых гештальтов одной из главных причин формирования неврозов. В числе прочего она занимается «починкой» механизмов контакта и устранении невротических препятствий к ним. В процессе гештальт-терапии мы заново переживаем прерванный гештальт, получая возможность закончить его, т е. избавиться от причин возникновения невроза.

Мой первый опыт работы в гештальт-группе так и остался самым ярким. Наверное, это отзвуки ошеломляющего ощущения «Работает!».

Обозначив проблему (необъяснимую физиологически тошноту), после рассказа придуманной мной сказки, я услышала первый звоночек – нежелание идти на работу и попытка скрыть это от переживавшей за меня бабушки. Потом был «пустой стул» – я вела диалог с воображаемой бабушкой. Началось все с внешнего «не могу рано вставать» и закончилось обвинениями в плохом отношении бабушки к моей маме. Высказать все это в действительности пожилому больному человеку я бы не смогла, а здесь выговорилась.

Прошло несколько сеансов, было принято решение сменить работу, тошнота больше не приходила. Если бы до участия в группе кто-то сказал, что плохое самочувствие связано с подавлением негатива в сторону бабушки, я бы его самого послала даже не к психологу, а сразу к психиатру.

Особо ценным оказалось то, что грамотный гештальт-терапевт в процессе не дает никаких советов и ни к чему не подталкивает. Его роль заключается в провокации, вызове реакций, а проигрыш ситуаций «здесь и сейчас», позволяет иначе взглянуть на себя, свои ощущения и переживания. Гештальт завершен, да здравствует гештальт!

Источник — журнал «Будь здорова»

Содержание статьи:

Гештальт-терапия — это самостоятельное направление в практической психологии, занимается изучением и корректировкой эмоций. Направлена на исцеление неврозов, психозов и других расстройств психики, вызывающих конфликт личности со своим внутренним «я» и внешним миром, изменяет поведение, сообразуя его с внешними обстоятельствами.

Особенности гештальт-терапии как нового направления в психиатрии

Гештальт-терапию разработал и внедрил в практику в середине прошлого века немецкий психоаналитик Фриц Перлз (1893-1970). Это самостоятельное направление психотерапии, включающее элементы биоэнергетики, психоанализа и психодрамы, ценностное своим гуманистическим, экзистенциальным подходом к личности пациента.

Его суть можно кратко охарактеризовать «гештальт-молитвой» основателя нового метода в лечении психических расстройств:

«Я делаю свое дело, и ты делаешь свое дело.
Я в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям,
И ты в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим.
Ты — это ты, и я — это я,
И если нам случилось найти друг друга — это прекрасно».


То есть я могу помочь тебе, но ты сам должен этого хотеть и верить в свои силы. И тогда встреча пациента и гештальт-терапевта будет полезной.

Следует отличать от гештальт-психологии, последняя как научное направление оперирует таким понятием, как гештальт (нем. — представление, образ). Эта первая часть названия, пожалуй, только их и роднит, хотя некоторые идеи все же заимствованы.

Считается, что гештальт-терапия базируется на женском начале в психотерапии, когда не следует бороться с возникшими проблемами чисто по-мужски — силой воли, а принять их, осознать и постепенно менять свое отношение к ним, исходя из убеждения: «Я маленький, а мир большой». Все эмоции нельзя считать плохими, к ним нужно относиться уважительно, разбираться в причине их возникновения и постепенно, без чрезмерных усилий, гасить.

Гештальт-терапия базируется на таком понятии, как аутентичность — подлинность чувств и переживаний, позволяющих жить в гармонии со своим внутренним миром. «Гармония чувств» должна преобладать над «гармонией разума», иными словами, доверяй больше своим чувствам, чем своему сознанию. Опирайся на свой внутренний «барометр» поведения, но не игнорируй встающие на твоем пути реалии.

К ним стоит прислушиваться, чтобы не вступить в разлад с внешним миром, что неизбежно скажется на психическом здоровье. Аутентичность проявляется в конгруэнтности, это когда слова не расходятся с делом, человек живет в полной гармонии со своими личностными ценностными установками.

Принципы гештальт-терапии


В основе лежит биологический подход. Человек трактуется как живой организм, которому присущи потребности и своя среда обитания. Все, что мешает ему жить, это уже нарушения, они должны подлежать корректировке.

Такое понимание базируется на принципах гештальт-терапии:

  • Жизнью управляет не разум, а эмоции, главное — это энергия потребностей человека.
  • Цели только тогда вполне достижимы, если личность сама вполне осознанно стремится к их достижению, воспринимает их как свои, а не чужие, навязанные извне. Только энергия личных желаний может привести к положительному результату. Волевые усилия, не воспринимаемые чувственно, подпитываемые только пониманием, что так нужно, это пустая трата своих сил.
  • Живой организм всегда стремится к саморегуляции, все его системы должны находиться в динамическом равновесии. Человек тоже стремится к постоянству своего внутреннего мира.
  • У каждого своя жизнь и свои заботы. Чрезмерная забота о другом вызывает у гештальт-терапевта вопрос: «С чем это связано, почему это так для вас важно?» Если, допустим, уход за кем-то не связан с удовлетворением собственных потребностей, для психотерапевта это сигнал, что у клиента разлад со своим «я», проблема с самореализацией в обществе.
  • Личность живет в том окружении, которого достойна. Слабого среда «заедает», сильный сам выбирает условия своей жизни. Гештальт-терапия рассматривает поведение человека в той или иной ситуации как внутренний конфликт организма, который ведет к резкой смене поведенческих реакций на полярно противоположные.
  • Личность рассматривается как цельный организм, в ней все взаимосвязано: тело, ум и эмоции.

Обратите внимание! Гештальт-терапия исходит из того, что жизнью человека управляют эмоции (энергия потребностей). Энергия организма тратится только на удовлетворение своих личных надобностей. Разум тут только вторичен.

Основные задачи гештальт-терапевтической практики


Все их можно охарактеризовать как терапевтические. Гештальт-терапевт старается распознать причины душевного разлада пациента и, исходя из принципиальных установок своего метода, назначает ему курс лечения. Психолог не воспитывает и далек от проповеди смысла жизни. Изучая негативные эмоции, которые даже специально могут внушаться, он нащупывает противоречия, вызывающие серьезные беспокойства, и работает с ними.

Пациент в ходе сеанса должен не думать, а чувствовать, а через чувства осознавать, что с ним сейчас происходит. Нередко используются разговоры с воображаемым персонажем. Так при помощи гештальт-терапевта клиент «проигрывает» свои чувства, выходит на осознание и решение своих проблем, обретает уверенность в себе, верный контакт с окружающей средой.

К основным задачам гештальт-терапевтической практики следует отнести:

  1. Работа с эмоциями . Истинное здоровье — это когда выражаются подлинные чувства, их блокировка недопустима, различные умозаключения, то есть «работа головой», только тормозит проявление настоящего эмоционального настроения личности.
  2. В настоящем кроются следы прошлого . Необходимо их распознать и работать с ними.
  3. Анализ . Негативные эмоции трактуются как «эмоциональный гной», который следует возвратить тому, кто его вызвал. Происходит это в игровой форме.
  4. Внимание к телу . Кратко это можно охарактеризовать известной фразой: «В здоровом теле — здоровый дух». Гештальт-терапевт не склонен верить рассказам клиента о своих переживаниях, только расспрос о его телесных ощущениях может дать достоверную информацию, что же на самом деле с ним происходит.

Главные цели гештальт-терапии: лечение психических расстройств посредством эмоций, пациент при помощи врача, анализируя свои негативные чувства, должен найти свою внутреннюю опору; обретение положительной жизненной энергии, чтобы в дальнейшем жить в ладах со своей совестью и окружающим миром.

Кому подходит гештальт-терапия


Подходит всем, кто в разладе с самим собой и испытывает трудности в общении, желает изменить свою жизнь и положение в обществе к лучшему. Одним словом, она нужна тем людям, которые не зацикливаются на своих проблемах и хотят их решить. Однако существуют некоторые нюансы, которые следует знать.

К гештальт-терапевту чаще обращаются женщины. Они более чувственны, а потому лучше идут на контакт с психологом, охотнее участвуют в ролевых играх. Высока вероятность, что они прислушаются к совету врача и смогут изменить свой взгляд на волнующие их проблемы.

Мужчины в силу своего характера более скрытны, говорить о своих чувствах на групповых сеансах не склонны. Хотя все во многом зависит от личности гештальт-терапевта, если он сумеет найти ненавязчивый подход к своему клиенту, тогда к нему пойдут и сдержанные в проявлении эмоций люди, чувствующие острую необходимость в коррекции своего эмоционального состояния по тем или иным причинам.

К детям у гештальт-терапевта особый подход. Проблемным для него является ребенок, который никогда не обижается на своих родителей. Значит, он скрывает свои настоящие чувства, постоянно живет в страхе, что если их проявит, родители будут недовольны, отношения с ними испортятся.

Допустим, матери, которая жалуется на свое чадо, что девочка не всегда ровно разговаривает с ней, может даже надерзить, психолог может ответить, что это хорошо. У вас нормальные отношения, потому что ребенок не скрывает своих эмоций, он уверен, что вы его любите. А вот если с отцом она постоянно вежлива, значит, отношения с ним складываются не искренне, и это вызывает беспокойство, тут есть над чем задуматься.

Основные техники и приемы гештальт-терапии


Совокупность профессиональных приемов — это и есть техники, используемые в гештальт-терапевтическом подходе. Применяются они в играх, когда клиент имеет возможность экспериментировать со своими чувствами. К таким относится техника гештальт-терапии «горячий стул» или «пустой стул».

Тут главная цель — достичь нужного уровня эмоционального «просветления», который приводит к интеграции личности, когда организм человека работает слаженно.

Приведем наглядный пример. Красивая походка — хорошая осанка (тело). Уверенность в себе — это внутреннее спокойствие (ноль-состояние) или внутренняя целенаправленность (эмоции), подкрепленная знанием (интеллектом). Все это вместе составляет интеграцию личности.

Основная задача терапевта как в групповой, так и индивидуальной работе с клиентом — это сконцентрировать его внимание на осознании того, что сейчас происходит, фокусировка на этом своей энергии, выработка новой модели своих поведенческих реакций и принятие ответственности за их реализацию.

Приемов конкретной работы много, перечислим лишь основные. К ним относятся:

  • Осознание . Джон Энрайт в своей книге «Гештальт, ведущий к просветлению» сказал: «Мы не столько переносим свое чувство в мир, сколько всматриваемся или вслушиваемся в то, что там уже есть, и усиливаем это в восприятии». Однако необходимо, чтобы восприятие окружающего было вполне осознанным. На это настраивает своих клиентов гештальт-терапевт.
  • Концентрация энергии . Чтобы осознать свои проблемы, необходимо сфокусировать на них всю свою энергию, только тогда может прийти понимание, что же на самом деле происходит с тобой.
  • Принятие решения . Логически вытекает из предыдущего, когда нужно сделать необходимые выводы и сделать решающий шаг навстречу новым жизненным установкам.
  • Работа с полярностями . Имеются в виду крайности в поведении, совсем разные образы жизни, между которыми раздваивается душа клиента. Допустим, грубость и вежливость, следовать раз и навсегда установленному порядку или никакого режима, когда все допустимо. И тут важно понимать, что гештальт-терапия стремится к единству всех полярностей поведения, а не к отказу от одной в пользу другой. Поиск «золотой середины» тоже неприемлем, он считается слепком, неким подобием истинных чувств.
  • Монодрама . Суть монодрамы в том, что клиент разыгрывает роль всех персонажей, имеющих отношение к его проблеме, от которой он хочет избавиться.
  • Работа со снами . Перлз говорил, что в снах проявляется глубинная сущность человека. Расшифровав сновидение, можно узнать о личности многое.
  • Использование переноса . Когда клиент с помощью терапевта воспроизводит свой прошлый опыт общения и вновь переживает возникшие тогда чувства.
Что такое гештальт-терапия — смотрите на видео:
Гештальт-терапевтическая практика в лечении различных расстройств психики получила широкое распространение. Главное тут — целостный подход, который учитывает телесное, духовное и психическое состояние здоровья, социальную значимость личности. Обращаясь к чувствам и образам (гештальтам), психолог посредством игр помогает клиенту осознать, что же с ним происходит на самом деле, и принять верное решение, которое в корне должно изменить внутреннее состояние человека и его контакты с окружающей действительностью. В таком подходе заключается ценность метода гештальт-терапии.

Незнакомое слово «гештальт» многим еще режет слух, хотя, если разобраться, гештальт-терапия – не такая уж незнакомка. Многие понятия и приемы, разработанные ею за 50 лет существования, стали буквально «народными», поскольку так или иначе включены в различные направления современной психотерапии. Это принцип «здесь и сейчас», позаимствованный из восточной философии; холистический подход, рассматривающий человека и мир как целостное явление. Это принцип саморегуляции и взаимообмена со средой и парадоксальная теория изменений: они происходят, когда человек становится тем, кто он есть, а не старается быть тем, кем он не является. Это, наконец, техника «пустого стула», когда ты высказываешь свои претензии не реальному, а воображаемому собеседнику – начальнику, другу, собственной лени.

Гештальт-терапия – самое универсальное направление психотерапии, дающее основу для любой работы с внутренним миром – от борьбы с детскими страхами до коучинга первых лиц. Гештальт-терапия воспринимает человека как целостное явление, в котором одновременно и постоянно есть сознательное и бессознательное, тело и разум, любовь и ненависть, прошлое и планы на будущее. И все это – только здесь и сейчас, поскольку прошлого уже нет, а будущее еще не наступило. Человек так устроен, что не может существовать изолированно, как «вещь в себе». Внешний мир отнюдь не враждебен нам (как утверждал психоанализ), напротив, он является той средой, которая нас питает и в которой единственно возможна наша жизнь. Только в контакте с внешним миром мы можем взять то, чего нам не хватает, и отдать то, что нас переполняет. Когда этот взаимообмен нарушается, мы застываем и жизнь становится похожа на заброшенную арену цирка, где давно погас свет, ушли зрители, а мы привычно все ходим и ходим по кругу.

Цель гештальт-терапии даже не в том, чтобы осознать, почему мы ходим по этому кругу, а в том, чтобы восстановить свободу в отношениях с миром: мы вольны уходить и возвращаться, бегать по кругу или спать под открытым небом.

Внучка за бабку

Гештальт-терапию называют внучкой психоанализа. Ее основатель, австрийский психиатр Фредерик Перлз, в начале профессионального пути был фрейдистом, но, как всякий хороший ученик, пошел дальше своего учителя, объединив западные психотерапевтические школы с идеями восточной философии. Для создания нового направления (впрочем, как и для личной жизни Перлза) важную роль сыграло его знакомство с Лаурой, доктором гештальт-психологии, ставшей впоследствии его женой. Само слово gestalt (нем.) точного перевода не имеет. Приблизительно оно обозначает законченный образ, целостную структуру. В начале XX века возникла школа экспериментальной психологии, получившая название «гештальт-психология». Ее суть в том, что мы воспринимаем мир как совокупность целостных образов и явлений (гештальтов). Нармипер, бкувы в солве могту слдеоавть в лоюбм пояркде – мы все равно понимаем смысл. Если мы видим что-то незнакомое, мозг сначала быстренько пытается отыскать, на что же это похоже, и под это подогнать новую информацию. И только если это не удается, включается ориентировочный рефлекс: «Что такое?»

На постулаты нового направления сильно повлияла теория «поля», разработанная гештальт-психологом Куртом Левиным. По сути, это открытие показало: в мире есть все, что нам нужно, но видим мы только то, что хотим увидеть, что нам важно в данный момент нашей жизни, а остальное становится незаметным фоном, проносится мимо, как пейзаж за окном автомобиля. Когда нам холодно – мы мечтаем о тепле и уюте, когда ищем сапоги – смотрим всем на ноги. Когда влюблены, все остальные мужчины перестают для нас существовать.

Еще одна теория – «незавершенных действий» – экспериментально выяснила, что лучше всего запоминаются незаконченные дела. Пока работа не сделана, мы не свободны. Она нас держит, как невидимый поводок, не давая уйти. Мы все прекрасно знаем, как это бывает, потому что каждый хотя бы раз бродил возле стола с недописанной курсовой, не в силах уже ее писать, но и не в состоянии заняться чем-то другим.

В жизни Перлза случилась череда встреч, повлиявших на возникновение теории гештальт-терапии. Некоторое время он работал ассистентом у врача Курта Гольдштейна, практиковавшего целостный подход к человеку, не считая возможным разделять его на органы, части или функции. Благодаря Вильгельму Райху, который ввел телесное измерение в психотерапевтическую работу, гештальт-терапия стала первым направлением, рассматривающим телесные проявления не как отдельно существующие симптомы, требующие лечения, а как один из способов переживания внутренних, эмоциональных конфликтов. На взгляды Перлза оказали также сильное влияние идеи экзистенциализма 20–30-х годов.

Ну и, наконец, суть и философия гештальт-терапии, ее взгляд на мир как на процесс, а на человека как на путника, ее любовь к парадоксам, стремление к истине, скрытой в глубине каждого, – все это удивительно перекликается с идеями буддизма и даосизма.

Миссия выполнима

В основу своей теории Перлз положил представление о балансе и саморегуляции, то есть по сути – о мудрости природы. Если человеку ничто не помешает, он неизбежно будет счастлив и доволен – как дерево, растущее в благоприятных условиях, способное взять все необходимое для собственного роста. Мы дети этого мира, и в нем есть все, что нам нужно для счастья.

Перлз создал красивую теорию о цикле контакта с окружающей средой. Что это такое, можно легко понять на простом примере вашего обеда. Как все начинается? Сначала вы чувствуете голод. Из этого ощущения рождается желание – голод утолить. Потом вы соотносите свое желание с окружающей действительностью и начинаете искать способы для его реализации. И наконец, наступает момент встречи с объектом вашей потребности. Если все прошло как надо, вы довольны процессом и результатом, вы сыты и почти счастливы. Цикл завершен.

В этот большой цикл контакта включено много маленьких: возможно, вам нужно было закончить или перенести какое-то дело, чтобы пойти пообедать, или вы пошли на ланч с кем-то из коллег. Вам нужно было одеться, чтобы выйти на улицу, а потом из множества блюд выбрать то, что вы хотите (и можете себе позволить) именно сейчас. Точно так же сам обед мог быть включен в больший гештальт под названием «Деловая встреча» (или «Романтическое свидание», или «Наконец-то повидаемся»). А этот гештальт – в еще больший («Поиск работы», «Продвижение в карьере», «Сумасшедший роман», «Создание семьи»). Так вся наша жизнь (и жизнь всего человечества) – как матрешка, сложена из разных гештальтов: от перехода улицы до строительства Великой Китайской стены, от минутного разговора со знакомым на улице до пятидесяти лет семейной жизни.

Причины нашей неудовлетворенности в жизни кроются в том, что какие-то циклы контакта где-то прерываются, гештальты остаются не завершены. А мы при этом, с одной стороны, заняты (пока работа не выполнена, мы не свободны), а с другой – голодны, поскольку удовлетворение возможно, только когда дело сделано (обед съеден, свадьба состоялась, жизнь удалась).

И здесь – один из ключевых моментов гештальт-терапии. Перлз сосредоточил свое внимание не на том, как внешний мир нам мешает, а на том, как мы сами не даем себе быть счастливыми. Поскольку (вспоминаем теорию поля) в этом мире есть все, но для нас существует только то, что мы сами выделяем из фона. А мы можем выделить или свое бессилие перед злыми обстоятельствами, которые не пустили нас обедать, или возможность как-то изменить их. Тот кто хочет – ищет способы, а кто не хочет – причины. И по сути, люди отличаются друг от друга не столько тем, какие обстоятельства им достались, а тем, как они реагируют на них. Очевидно, что сотрудник, склонный чувствовать бессилие перед начальником-самодуром, гораздо вернее останется голодным, потому что он сам себя останавливает куда более эффективно, чем его начальник.

Задача терапии – найти место и способ прерывания контакта, выяснить, как и зачем человек себя останавливает, и восстановить нормальный круговорот событий в природе.

Стерео-эффект

Гештальт-терапию иногда называют терапией контакта. В этом ее уникальность. До сих пор это единственная практика, в которой терапевт работает «собой», в отличие от классического психоанализа, где сохраняется максимально нейтральная позиция («чистый лист»). Во время сеанса гештальт-терапевт имеет право на собственные чувства и желания и, осознавая их, предъявляет их клиенту, если того требует процесс. Люди обращаются к терапевту, когда хотят что-то изменить – в себе или в своей жизни. Но он отказывается от роли человека, который «знает, как надо», не дает директивных указаний или интерпретаций, как в психоанализе, и становится тем, кто способствует встрече клиента с его сутью. Сам терапевт воплощает в себе тот кусочек мира, с которым клиент пытается построить привычные (и неэффективные) отношения. Клиент, общаясь с терапевтом, стремится перенести на него свои стереотипы о людях, о том, как они «должны» вести себя и как они «обычно» реагируют на него, и наталкивается на спонтанную реакцию терапевта, который не считает нужным приспосабливаться к изменчивому миру того, с кем находится в контакте. Очень часто эта реакция не вписывается в «сценарий» клиента и вынуждает последнего сделать решающий шаг за привычный барьер своих ожиданий, представлений, страхов или обид. Он начинает исследовать свои реакции на непривычную ситуацию – прямо здесь и сейчас – и свои новые возможности или ограничения. И приходит в конце концов к тому, что, выстраивая отношения, каждый может оставаться самим собой и в то же время сохранять интимный контакт с другим. Он обретает или восстанавливает утраченную свободу выйти из сценария, из привычного круга. Он сам получает опыт нового, другого взаимодействия. Дальше он уже может встраивать этот опыт в свою жизнь.

Цель такой терапии – вернуть человеку самого себя, восстановить свободу обращения со своей жизнью. Клиент – не пассивный объект анализа, а равноправный творец и участник терапевтического процесса. Ведь только он сам знает, где его волшебная дверца и золотой ключик к ней. Даже если хорошо забыл или не хочет смотреть в нужную сторону, но он – знает.

За все в ответе

Есть несколько «китов», на которых держится земля под названием «гештальт-терапия».

Осознавание – чувственный опыт, переживание себя в контакте. Это один из тех моментов, когда я «нутром» знаю, кто я, какой и что со мной происходит. Это переживается как инсайт, а в какой-то момент жизни осознавание становится непрерывным.

Осознавание неизбежно влечет за собой ответственность, но не как вину, а как авторство: это не со мной происходит, это я так живу. Не голова болит, а я чувствую боль и сжатие в голове, не мной манипулируют, а я соглашаюсь быть объектом манипуляции. Вначале принятие ответственности вызывает сопротивление, так как лишает огромных выгод от психологических игр и показывает «изнанку» человеческих подвигов и страданий. Но если найти в себе мужество встретиться со своей «тенью», нас ждет вознаграждение – мы начинаем понимать, что имеем власть над собственной жизнью и над отношениями с другими людьми. Ведь если это делаю я, то я же могу и переделать! Мы осваиваем свои владения и рано или поздно доходим до их границ.

Так, после переживания эйфории власти мы встречаемся с неподвластным – со временем и потерями, с любовью и печалью, со своей силой и слабостью, с решениями и поступками других людей. Мы смиряемся и принимаем не только этот мир, но и себя в нем, после чего терапия заканчивается, а жизнь продолжается.

Принцип реальности. Его легко объяснить, но трудно принять. Существует некая реальность (данная нам в ощущениях), но есть и наше мнение о ней, наша интерпретация происходящего. Эти реакции гораздо разнообразнее фактов, и они часто оказываются настолько сильнее ощущений, что мы долго и всерьез решаем задачку: это король голый или я глупый?

Гештальт-терапию иногда называют «терапия очевидным». Терапевт опирается не на мысли клиента и не на свои обобщения, а на то, что видит и слышит. Он избегает оценок и интерпретаций, но задает вопросы «что?» и «как?». Практика показала: достаточно сосредоточить внимание на процессе (что происходит и как происходит), а не на содержании (что обсуждается), чтобы человек воскликнул то самое «ага!». Распространенная реакция на встречу с реальностью – сопротивление, потому что человек лишается иллюзий, розовых очков. «Да, это была правда. Но какая-то вероломная правда», – призналась одна из участниц группы. Кроме того, реальность иногда вынуждает человека признать, что король действительно гол, и тогда жить, как раньше, уже не получится. А новизна пугает.

Здесь и сейчас. Будущего еще нет, прошлое уже произошло, мы живем настоящим. Только здесь и сейчас я пишу этот текст, а вы его читаете, или вспоминаете то, что было, или строите планы на будущее. Только здесь и сейчас возможно изменение.

Этот принцип совсем не отрицает нашего прошлого. Опыт клиента, поле его жизни никуда не исчезает и определяет его поведение в каждый момент, в том числе и на сеансе. И тем не менее здесь и сейчас он разговаривает с терапевтом – и почему именно об этом? Что есть здесь и сейчас, что могло бы пригодиться (в настоящий момент)?

Диалог в гештальт-терапии – это встреча двух миров: клиента и терапевта, человека и человека. Когда миры соприкасаются, в этом контакте возможно исследование границы, существующей между «мной» и «не-мной». Клиент (иногда впервые!) получает опыт переживаний, возникающих в процессе взаимодействия с тем, кто является «не мной» при одновременном сохранении собственной идентичности. Это те Я–Ты отношения, в которых есть Я со своими чувствами, Ты со своими чувствами и то живое, неповторимое, что происходит между ними (происходит впервые, сию минуту и больше никогда не повторится).

Это уникальный опыт, поскольку терапевт – человек вне жизни клиента, которому ничего от него не надо, и он действительно может позволить клиенту быть собой и переживать то, что он переживает, не пытаясь повлиять на его чувства.

Гештальт-терапия – вне морали и политики. Единственная ее задача – сделать внутренний мир клиента доступным для него самого, вернуть человека самому себе. У нее нет воспитательных целей. Ей совершенно все равно, будет человек выращивать капусту или править королевством, – важно, чтобы каждый жил свою жизнь, занимался своим делом и любил своей любовью.

Идущие вместе

В классическом психоанализе и в бытовом сознании индивидуальность и социум противопоставляются друг другу. В обыденной жизни у нас часто бывает представление (и ощущение), что другой человек ограничивает нашу свободу, поскольку она заканчивается там, где начинается нос соседа. Тогда самым логичным кажется вывод, что чем меньше вокруг людей и чем мы от них дальше, тем более мы свободны, тем легче быть самим собой. То есть, говоря психологическим языком, для глубокой индивидуализации необходимо одиночество. В большинстве философских практик процесс индивидуализации предполагает погружение в себя и уход от мира.

Возможно, на каком-то этапе это действительно необходимо. Но гештальт-терапия утверждает: чтобы прийти к себе, необходимо прийти к другим. Иди к другому человеку – и там ты найдешь свою сущность. Иди в мир – и там ты обретешь себя.

Но почему контакт с миром и другим человеком позволяет осуществить индивидуализацию? Наедине с собой мы можем думать о себе все что угодно. Но мы никогда не узнаем, правда ли это, пока не вступим во взаимодействие с миром. Человек может думать, что легко поднимет автомобиль, пока не попробует, – на самом деле нет этой способности, а есть только фантазии о ней. Это ложное Я, ложная уникальность. Истинная уникальность предполагает реальное действие в реальном мире.

Что происходит с нашей уникальностью, когда она встречается с уникальностью другого? Лишь при соприкосновении с миром (другим человеком) наша уникальность обретает практический характер. Сталкиваются две реальности, рождая третью. Таким образом происходит социализация индивидуальности: самобытность человека – неповторимость его функций, – и это определяет его ценность для других. Вынесенная на границу контакта индивидуальность превращается в функцию для других. Например: «Я авторитарный» – &ldauo;Ну, тогда руководи». «Я поэт» – «А сделай так, чтобы запела душа».

Таким образом, мы выходим за пределы определения социума как сдерживающих рамок и предписаний, они просто перестают играть определяющую роль. Значимым становится то, что в человеке представляет ценность для других. И что в других представляет ценность для этого человека. Это наш опыт, переживания и идеи, наши неповторимые особенности или просто способности, которых нет у другого. Это обусловливает нашу нуждаемость друг в друге и определяет наши отношения.

Глаз-алмаз

Помните молитву, которую приписывают оптинским старцам: «Господи, дай мне сил изменить то, что я не могу вынести! Господи, дай мне терпения вынести то, что я не могу изменить! И, Господи, дай мне мудрости отличить первое от второго!» У меня есть впечатление, что гештальт-терапия постепенно учит меня этой мудрости. Она сделала мою жизнь интересной, поскольку помогает быть очень избирательной, быстро отказываться от того, что мне не подходит, искать и находить то, что мне нужно. И все, что происходит в моей жизни: люди, дело, увлечения, книги, – это то, что мне нравится, интересно и нужно.

Еще гештальт-терапия подарила мне покой. Я могу доверять той реке, которой является моя жизнь. Она дает мне знать, когда и где я должна быть начеку, а когда и где я могу бросить весла и просто отдаться потоку и солнцу.

Что такое гештальт простыми словами🙌

В повседневной речи каждый, вероятно, уже сталкивался с выражением «закрыть гештальт». Что он из себя представляет и зачем его закрывать? Рассказываем.

Гештальт (Gestalt) в дословном переводе с немецкого означает «форма», «структура», «фигура». Под этим термином понимают единицу анализа сознания и психики. Он обозначает цельные объекты, которые не сводятся лишь к сумме своих составляющих. Например, симфония — это больше, чем сумма партий каждого инструмента по отдельности.

Человек всегда имеет дело с информацией, уже пропущенной через «фильтр» органов чувств и нервной системы

Термин официально появился в 1890 году, когда философ Кристиан фон Эренфельс опубликовал свой главный труд Über Gestaltqualitäten («О качествах формы»). Этот ученый поддерживал точку зрения Иммануила Канта о том, что мы не можем воспринимать физический мир таким, каким он является в действительности. Человек всегда имеет дело с информацией, уже пропущенной через «фильтр» органов чувств и нервной системы. И уже этот сформированный материал дополняет с помощью своего сознания. Таким образом, любое целое для нас больше суммы его частей, потому что мы накладываем на него и свое восприятие.

Понятие о гештальте в рамках психологии появилось при изучении процессов восприятия и структурирования ощущений человека. Возникнув в психологии, сегодня термин «гештальт» используют еще для обозначения некоторых целостных и неделимых физических, физиологических и социальных феноменов.

«Гештальт — это то, что возникает вместе с появлением какой-либо нашей потребности, — объясняет гештальт-терапевт Айдар Аминев. В момент, когда у нас возникает нехватка чего-либо, у нас появляются чувства, мысли, идеи, воспоминания, образы, которые в конечном счете сподвигают нас заняться удовлетворением нашей потребности. Гештальт — это совокупность того, что у нас возникает внутри и того, что есть снаружи, что так или иначе связано с нашей потребностью и ее возможным удовлетворением. В момент формирования гештальта мы как будто собираем различные ингредиенты для приготовления какого-либо блюда. Блюдо, как и гештальт — это не просто сумма частей, это нечто большее.

Например, мне захотелось есть. Я осознаю свое желание поесть, и в этот момент начинается формирование гештальта: я начинаю думать о том, что именно хочу съесть, у меня возникают образы различных блюд в голове, это сопровождается конкретными ощущениями в теле, у меня формируется некоторый план того, как я могу удовлетворить свою потребность, я каким-либо образом осуществляю этот план: нахожу конкретное блюдо в окружающей среде и съедаю его. Все это — процесс формирования и закрытия гештальта.»

По сути, этим гештальтом, может быть какой угодно процесс — увлечение кем-либо, ссора или начатое дело.

«С точки зрения когнитивной психологии — то же самое можно без утраты смысла назвать когнитивным диссонансом, — утверждает психолог бихевиорист Макс Ильин. Выхода из него по сути два — либо аккомодация (изменение схемы для соответствия воспринимаемому опыту), либо ассимиляция (изменение трактовки опыта для помещения в устоявшуюся схему).»

Таким образом, сейчас понятие «гештальт» чаще употребляется приверженцами подхода именно в смысле «намерение к осуществлению». Незавершённый, или незакрытый гештальт – это намерение, которое не было реализовано, логически завершено с точки зрения нашего сознания.

Незавершенные процессы люди запоминают лучше — этот феномен называется «эффектом Зейгарник» по имени советского психолога Блюмы Вульфовны Зейгарник. Еще в студенческие годы она заметила, что официанты в кафе четко помнят все невыполненные заказы, а выполненные сразу же забывают. Позже Зейгарник провела ряд экспериментов, которые подтвердили, что невыполненные задачи создают определенное напряжение в человеческой памяти.

Это напряжение помогает нам помнить о своих потребностях, но для того, чтобы человек был психологически здоров, гештальты надо своевременно завершать. Незавершенный гештальт способен вызвать настойчивое желание снова воссоздать ситуацию и «переиграть» её. И человек начинает действовать по старым алгоритмам в изменившихся условиях — например, провоцирует в новых отношениях конфликты, которые не решил с прежним партнером.

Обнаружить и завершить незавершенные гештальты — цель гештальт-терапии. Это направление психотерапии, которое получило развитие во второй половине XX века. Гештальт-терапия рассматривает человека как целостную систему и изучает его телесные, эмоциональные, социальные и духовные проявления. Задача гештальт-терапии — обрести целостное представление о себе (гештальт) и начать жить не в мире устаревших и травмирующих шаблонов, которые человек просто переносит в новые декорации, а «здесь и сейчас».

С точки зрения гештальт-терапии, неврозы появляются из-за того, что человек не умеет жить в настоящем, потому что несет в себе незаконченные ситуации (незавершенные гештальты) из прошлого. В итоге ему не хватает ресурсов, чтобы целиком осознавать себя и действовать в соответствии с настоящим.

На сеансе клиент с поддержкой терапевта учится осознавать, что он чувствует здесь и сейчас. Выполняя специальные упражнения, он проживает свои внутренние конфликты, анализирует эмоции и ощущения, учится понимать «язык тела» и т.д. В результате он достигает осознания собственного «я», учится отвечать за свои чувства и поступки. И тогда начинает идти по жизни свободно, не таща на себе груз прошлого.

Гештальт — еще одна модель, которая помогает специалистам, изучающим человеческое восприятие, узнавать, как работает наша психика. А гештальт-терапевты с помощью этой модели помогают людям жить полноценной жизнью и не цепляться за прошлое.

Что изучает гештальтпсихология | Психология

Гештальтпсихология за последние годы набрала большую популярность. Несмотря на то, что возникло направление еще в начале прошлого столетия, сейчас оно получает особое признание. Что это и почему заслуживает внимания, объясняет Игорь Погодин – основатель Академии практической психологии.

Гештальтпсихология – направление западной психологии, активно набирающее популярность с каждым годом. Возникло в Германии в 1912, а основоположником является Макс Вертгеймер – известный немецкий психолог. Были проведены исследования зрительного восприятия. Вследствие чего многие специалисты, среди которых также Вольфганг Келлер, Курт Коффка и Курт Левин, пришли к одному выводу: человек воспринимает не отдельные фрагменты мира, а целостные упорядоченные конфигурации.

Видео дня

“Целое всегда больше суммы составляющих его частей” – основной закон гештальтпсихологии. Расчленение сознания не воспринимается в этом направлении. Изначально феноменальное поле было основным предметом гештальтпсихологии, но со временем наука значительно расширялась, поэтому сюда подключились вопросы творческого мышления, памяти и потребностей человека.

Основные принципы гештальтизма

Фигуры, фон и константы, взаимодействия между собой, формируют гештальты – новые свойства. Упорядоченность и целостность восприятия достигаются, благодаря основным принципам:

Пример: левая часть рисунка воспринимается, как цельная картина, правая – три отдельных столбика:

Пример: рисунок ниже воспринимается, как строки, а не колонки:

Пример: рисунки воспринимаются, как полноценные круг и прямоугольник, а не отдельные отрезки:

  • Замкнутость.

  • Смежность.

  • Общая зона.

Основные идеи гештальтпсихологии

Главный предмет гештальтпсихологии – это сознание, которое воспринимается, как единое целое, элементы которого активно взаимодействуют друг с другом. Один из примеров – человеческий организм. Несмотря на огромное количество элементов и процессов “система” работает исправно и находится в гармонии в течение многих лет. Среди основных идей гештальтпсихологии можно выделить следующие:

  • Гештальт – автономная единица сознания, структура, состоящая из цельных образов.

  • Предмет гештальтпсихологии – сознание, понимание которого базируется на восприятии цельных образов.

  • Метод познания гештальтов – наблюдение и подробное описание личного восприятия происходящего.

  • Зрительное восприятие – главный психический процесс в гештальтпсихологии.

  • Мышление – набор навыков, полученных опытным путем, благодаря многочисленным попыткам и ошибкам.

Что такое гештальт-терапия

Это терапия, в ходе которой человеку предлагается наблюдение за отдельными феноменами, их описание и получение обратной связи. Условно, клиент в диалоге с терапевтом рассказывает о своей жизни, смотри на ситуации под другим углом и получает экспертный фидбэк, что помогает сделать определенные выводы.

В моей авторской методологии – Психотерапии Переживанием – особое внимание уделяется чувствам и эмоциям, которые человек испытывает в обыденных ситуациях и, как правило, вообще не замечает их.

Новый мир открывается перед человеком, который учится заглядывать внутрь себя. Умеет быть в моменте и чувствовать жизнь, а не проматывать ее.

Клиенты утверждают, что жизнь разворачивается на 180 градусов, когда этот метод применяется на практике. И для многих этот процесс не отличается от магии. Почему?

  1. Мы не предпринимаем никаких конкретных практических действий.

  2. Мы наблюдаем, обсуждаем и становимся внимательнее.

  3. Мы не рассказываем о своих новых взглядах окружающим людям.

  4. Мы не работаем напрямую с окружающими людьми.

  5. Мы просто много переживаем свою жизнь, а не проматываем.

И несмотря на это, жизнь кардинально меняется. Люди находят общий язык с родителями, с которыми не разговаривали годами. Вторые половинки становятся внимательнее и заботливее. Налаживается карьера. Бизнес растет.

Ничего конкретного не предпринимается, но мир вокруг улучшается. И никакой магии в этом нет. Это закономерный результат Психотерапии Переживанием.

Я детально раскрываю методологию в своих обучающих программах. И настаиваю на том, что каждый студент, поступивший в Академию практической психологии, обязан научиться применять это в своей жизни, прежде чем стать гештальт-терапевтом. Только после этого приходит полное понимание, как на самом деле работает этот метод.

Каждый человек, не имея особых знаний в психологии и гештальтпсихологии, может успешно применять методы гештальт-терапии в своей жизни. Для этого достаточно иметь точечные инструменты и понимать, как они работают. На своем YouTube-канале я делюсь практическими советами по гештальт-терапии в каждом ролике. Смотрите сейчас и делайте свою жизнь лучше уже сегодня.

ГЕШТАЛЬТПСИХОЛОГИЯ Что это такое Гештальт нем

ГЕШТАЛЬТПСИХОЛОГИЯ

Что это такое? Гештальт — (нем. Gestalt — форма, образ, структура) — пространственно- наглядная форма воспринимаемых предметов, свойства которых нельзя понять путём суммирования свойств их частей.

Кто это придумал? Гештальтпсихология обязана своим появлением немецким психологам М. Вертгеймеру, К. Коффке и В. Кёлеру, выдвинувшим программу изучения психики с точки зрения целостных структур

Принципы гештальта Принцип близости правая часть рисунка воспринимается как три столбика .

Принцип схожести. Рисунок воспринимается как строки, а не как колонки.

Принцип замкнутости. Рисунок воспринимается не как отдельные отрезки, а как круг и прямоугольник.

Закон «хорошего» гештальта провозглашенный Метцгером: «Сознание всегда предрасположено к тому, чтобы из данных вместе восприятий воспринимать преимущественно самое простое, единое, замкнутое, симметричное, включающееся в основную пространственную ось»

Константы восприятия 1. Константность размера: воспринимаемый размер объекта остается постоянным, вне зависимости от изменения размера его изображения на сетчатке глаза. 2. Константность формы: заключается в том, что воспринимаемая форма объекта постоянна при изменении формы на сетчатке. 3. Константность яркости: воспринимаемая яркость объекта постоянна при изменяющихся условиях освещения.

Фигура и фон Фигура всегда выдвинута вперед, фон — отодвинут назад. И мыслит человек о фигуре, а не о фоне. Однако их роль и место в восприятии определяется личностными, социальными факторами. Поэтому становится возможным явление обратимой фигуры, когда при длительном восприятии, фигура и фон меняются местами.

«Атака клонов»

Иллюзии

Гештальт-терапия направление в психотерапии, основные идеи и методы которого разработал Фредерик Перлз. Цель: повышение степени осознанности человека для достижения целостности личности, наполненности и осмысленности жизни, улучшения контакта с окружающими людьми и внешним миром.

«феномен незавершённого действия» Зациклившись на чёмто, мы неосознанно отталкиваем всё остальное и вместо живой жизни проживаем мёртвые, но цепкие воспоминания. Повседневная суета и мельтешение не дают сосредоточиться на главном, добиться цели или, наконец, совершить поступок.

Вклад v. Гештальтпсихология считала, что целое не выводится из суммы свойств и функций его частей, а имеет качественно более высокий уровень. v. Изменила прежнее воззрение на сознание, доказывая, что его анализ призван иметь дело не с отдельными элементами, а с целостными психическими образами. v. Гештальтпсихология выступала против ассоциативной психологии, расчленяющей сознание на элементы. v. Гештальтпсихология наряду с психоанализом легла в основу гештальттерапии Ф. Перлза

Гештальтпсихология, гештальт-терапия, гештальт-упражнения, гештальт-картинки

Сегодня мы рассмотрим одно из наиболее интересных и популярных направлений в западной психологии – гештальтпсихология. Детально разберём «закрытый гештальт» и «незавершённый гештальт», гештальт-терапию, гештальт-упражнения и др. …

shutterstock.com

 

Оглавление

Психологию, как систему жизненных явлений, знает, пожалуй, каждый, а вот как систему проверенных знаний – знают немногие, и то те, кто специально ею занимается, решая всевозможные научные и практические задачи. Термин «психология» впервые в научном употреблении появился в ХVI веке, и обозначал особую науку, которая занималась изучением душевных и психических явлений. В XVII–XIX веках сфера исследований психологов значительно расширилась и охватила неосознаваемые психические процессы и детальность человека. А уже с XIX века психология – самостоятельная (экспериментальная) область научных знаний. Изучая психологию и поведение людей, учёные продолжают искать их объяснения, как в биологической природе человека, так и в его индивидуальном опыте.

 

Что такое гештальтпсихология?

Гештальтпсихология (нем. gestalt – образ, форма; gestalten – конфигурация) – одно из наиболее интересных и популярных направлений в западной психологии, возникшее в период открытого кризиса психологической науки в начале 1920-х гг. в Германии. Основоположником является немецкий психолог Макс Вертгеймер. Данное направление получило своё развитие не только в трудах Макса Вертгеймера, но и Курта Левина, Вольфганга Келлера, Курта Коффки и др. Гештальтпсихология – это своеобразный протест против молекулярной программы Вундта для психологии.

На основе исследований зрительного восприятия, были выведены конфигурации «гештальты» (гештальт – целостная форма), суть которых в том, что человек склонен воспринимать окружающий его мир в виде упорядоченных целостных конфигураций, а не отдельные фрагменты мира.

Гештальтпсихология выступала против принципа расчленения сознания (структурная психология) на элементы, и построения из них по законам творческого синтеза, сложных психических феноменов. Был сформулирован даже своеобразный закон, который звучал следующим образом: «целое всегда больше суммы составляющих его частей».

Первоначально предметом гештальтпсихологии являлось феноменальное поле, в дальнейшем шло достаточно быстрое расширение данной тематики, и в неё стали входить вопросы, изучающие проблемы развития психики; основателей данного направления также волновали вопросы динамики потребностей личности, память и творческое мышление человека.

 

Школа гештальтпсихологии

Школа гештальтпсихологии ведёт своё начало (родословную) от важного эксперимента немецкого психолога Макса Вертгеймера – «фи-феномена», в результате которого он обнаружил, что два источника света, загорающиеся с разным интервалом, воспринимаются человеком по-разному:

  • при достаточно малом интервале (менее 60 мс) между включениями источники воспринимаются как горящие одновременно;
  • при большом интервале (более 200 мс) источники воспринимаются как загорающиеся последовательно;
  • при интервале от 60 до 200 мс включение источников воспринимается как непрерывное перемещение света.

Иллюстрация фи-феномена: цветные круги появляются на 10, 80 и 200 мс | wikimedia.org

Фи-феномен – ощущение движения, возникающее при последовательном включении стационарных источников света, а также сама форма этого движения

Характерной особенностью фи-феномена является то, что ощущение движения не зависит ни от цвета, ни от размера, ни от пространственной локализации источников света. Это явление противоречило господствовавшей в то время в психологии теории Вундта, по которой любое сознательное переживание представляло собой совокупность элементарных составляющих, на которые кажущееся движение разбить было нельзя.

Своё наблюдение Макс Вертгеймер изложил в статье «Экспериментальные исследования восприятия движения» 1912 год.

Макс Вертгеймер – известный немецкий психолог, основатель гештальтпсихологии, получил широкую известность благодаря экспериментальным работам в области мышления и восприятия. М. Вертгеймер (1880–1943) родился в Праге, там же получил начальное образование, учился в университетах Праги, в Берлине у К. Штумпфа; у О. Кюльпе – в Вюрцбурге (получил в 1904 году учёную степень доктора философии). Летом 1910 года переезжает во Франкфурт-на-Майне, где заинтересовывается восприятием движения, благодаря чему в дальнейшем и были открыты новые принципы психологического объяснения.

Его работы привлекали внимание многих выдающихся учёных того времени, среди них был и Курт Коффка, который в качестве испытуемого участвовал в экспериментах Вертгеймера. Они совместно, опираясь на результаты, на метод экспериментального исследования, сформулировали совершенно новый подход к объяснению восприятия движения.

Так вот и зародилась гештальтпсихология. Гештальтпсихология становится популярной в Берлине, куда Вергеймер возвращается в 1922 году. А в 1929 году он назначается профессором на Франкфурте. 1933 год – эмиграция в США (Нью-Йорк) – работа в Новой школе социальных исследований, здесь же в октябре 1943 года он умирает. А в 1945 году выходит его книга «Продуктивное мышление», в которой он экспериментальным путём с позиции гештальтпсихологии исследует процесс решения задач (описан процесс выяснения функционального значения отдельных частей в структуре проблемной ситуации).

Основателем гештальтпсихологии по праву считается и Курт Коффка (1886–1941). Родился К. Коффка и вырос Берлине, там же получил образование в местном университете. Его особо всегда увлекали естественные науки и философия, К. Коффка всегда был очень изобретателен. В 1909 году получил докторскую степень. В 1910 году плодотворно сотрудничал с Максом Вертгеймером в стенах Франкфуртского университета. В своей статье: «Перцепция: введение в гештальттеорию» он изложил основы гештальтпсихологии, а также результаты многих исследований.

В 1921 году Коффка опубликовал книгу «Основы психического развития», посвящённую формированию детской психологии. Книга пользовалась большой популярностью не только в Германии, но и в Соединённых Штатах. Его приглашали в Америку для чтения лекций в университетах Корнелла и Висконсина. В 1927 году Коффка получает место профессора в Смитовском колледже в Нортхэмптопе, штат Массачусетс, где проработал до своей смерти (до 1941 года). В 1933 году Коффка издаёт книгу «Принципы гештальтпсихологии», которая оказалась слишком трудной для чтения, и потому не стала основным и наиболее полным пособием по изучению новой теории, как на это рассчитывал её автор.

Его исследования по развитию восприятия у детей выявили следующее: у ребёнка, как оказалось, на деле имеется набор не очень адекватных, смутных образов внешнего мира. Это его натолкнуло на мысль, что в развитии восприятия большую роль играет сочетание фигуры и фона, на котором демонстрируется данный предмет. Он сформулировал один из законов восприятия, который был назван «трансдукция». Этот закон доказывал, что дети воспринимают не сами цвета, а их отношения.

 

Идеи, законы, принципы

 

Ключевые идеи гештальтпсихологии

Главное, с чем работает гештальтпсихология – это сознание. Сознание – это динамическое целое, где все элементы взаимодействуют друг с другом. Яркий аналог: гармония всего организма – организм человека работает безотказно и исправно долгие годы, состоя из большого числа органов и систем.

  • Гештальт – это единица сознания, целостная образная структура.
  • Предметом гештальтпсихологии является сознание, понимание которого должно строиться на принципе целостности.
  • Метод познания гештальтов – наблюдение и описание содержаний своего восприятия. Наше восприятие идёт не от ощущений, так как их в реальности нет, а является отражением колебаний давления воздуха – ощущения слуха.
  • Зрительное восприятие – ведущий психический процесс, определяющий уровень развития психики. И пример тому: огромное количество информации, добываемое человеком посредством органов зрения.
  • Мышление – это не набор навыков, сформированных путём ошибок и проб, а процесс решения задачи, осуществляемый через структурирование поля, то есть через инсайт в настоящем.

 

Законы гештальтпсихологии
  1. Закон фигуры и фона: фигуры воспринимаются человеком, как замкнутое целое, а вот фон, уже как нечто непрерывно простирающееся позади фигуры.
  2. Закон транспозиции: психика реагирует не на отдельные раздражители, а на их соотношение. Смысл здесь такой: элементы могут быть объединены, если имеются хоть какие-то схожие признаки, например близость или симметрия.
  3. Закон прегнантности: существует тенденция к восприятию самой простой и стабильной фигуры из всех возможных перцептивных альтернатив.
  4. Закон константности: все стремится к постоянству.
  5. Закон близости: тенденция к объединению в целостный образ элементов, смежных во времени и пространстве. Нам всем, как мы знаем легче всего объединить схожие предметы.
  6. Закон замыкания (заполнение пробелов в воспринимаемой фигуре): когда мы наблюдаем что-то нам совсем непонятное, наш мозг пытается изо всех сил трансформировать, перевести увиденное в доступное для нас понимание. Порой это даже несёт опасность, ведь мы начинает видеть то, чего нет в действительности.

 

Принципы гештальта

Все вышеназванные свойства восприятия, будь то фигура, фон или же константы, непременно взаимодействуют между собой, неся тем самым новые свойства. Это и есть гештальт, качество формы. Целостность восприятия, упорядоченность достигаются благодаря следующим принципам:

  • Близость – всё, что рядом, воспринимается вместе;
  • Схожесть – всё, что схоже по размеру, цвету или форме, имеют тенденцию восприниматься вместе;
  • Целостность – восприятие имеет тенденцию к упрощению и целостности;
  • Замкнутость – приобретение фигурой формы;
  • Смежность – близость стимулов во времени и пространстве. Смежность может предопределять восприятие, когда одно событие вызывает другое;
  • Общая зона – принципы гештальта формируют наше повседневное восприятие наравне с научением и прошлым опытом.

 

Гештальт-качество

Термин «гештальт-качество» (нем. Gestaltqualität) введён в психологическую науку Х. Эренфельсом для обозначения целостных «гештальтных» свойств некоторых образований сознания. Качество «транспозитивности» – образ целого остаётся, даже если все части меняются по своему материалу, и примеры тому:

  • разные тональности одной и той же мелодии;
  • картины Пикассо (например, рисунок Пикассо «Кот»).

 

Константы восприятия
  • Константность размера: воспринимаемый размер объекта остаётся постоянным, вне зависимости от изменения размера его изображения на сетчатке глаза.
  • Константность формы: воспринимаемая форма объекта постоянна, даже при изменении формы на сетчатке. Достаточно посмотреть на читаемую вами страницу сначала прямо, а затем под углом. Несмотря на изменение «картинки» страницы, восприятие её формы остаётся неизменным.
  • Константность яркости: яркость объекта постоянна, даже при изменяющихся условиях освещения. Естественно, при условии одинакового освещения объекта и фона.

 

Фигура и фон

Простейшее восприятие формируется путём разделения зрительных ощущений на объект – фигуру, расположенный на фоне. Клетки головного мозга, получив визуальную информацию (взглянув на фигуру) дают более активную реакцию, нежели при взгляде на фон. Происходит это по той причине, что фигура всегда выдвинута вперёд, а фон, напротив, отодвинут назад, также фигура богаче и ярче фона по содержанию.

 

Гештальт-терапия

Гештальт-терапия – направление психотерапии, которое сформировалось в середине прошлого века. Термин «гештальт» – это целостный образ определенной ситуации. Смысл терапии: человек и всё окружающее его – единое целое. Основатель гештальт-терапии – психолог Фридрих Перлз. Контакт и граница – это два основных понятия данного направления.

Контакт – процесс взаимодействия потребностей человека с возможностями окружающей его среды. А значит, потребности человека будут удовлетворены, только в случае его контакта с окружающим миром. Например: для утоления чувства голода – нам нужна пища.

Жизнь абсолютно любого человека – это бесконечные гештальты, будь то маленькие или большие события. Ссора с дорогим и близким человеком, взаимоотношения с папой и мамой, детьми, родственниками, дружба, влюблённость, разговор с коллегами по работе – всё это гештальты. Гештальт может возникнуть внезапно, в любое время, хотим мы этого или нет, а возникает он вследствие появления потребности, которая требует немедленного удовлетворения. Гештальту свойственно иметь начало и конец. Завершается он в момент достижения удовлетворения. В связи с эти существуют распространённые фразы: «закрыть гештальт», «незакрытый гештальт» или «незавершённый гештальт».

 

Техника гештальт-терапии

Техники, используемые в гештальт-терапии, являются принципами и играми.

Наибольшую известность получили три ниже представленные игры на осмысление себя и окружающих людей. Игры построены на внутреннем диалоге, диалог ведётся между частями собственной личности (со своими эмоциями – со страхом, беспокойством). Чтобы это понять, вспомните себя, когда вы испытывали чувство страха или сомнения – что происходило с вами.

Техника игры:

  1. Для игры потребуется два стула, их необходимо расположить друг, напротив, к другу. Один стул – для воображаемого «участника» (вашего собеседника), а другой стул – ваш, то есть конкретного участника игры. Задача: менять стулья и при этом проигрывать внутренний диалог – стараться максимально отождествить себя с различными частями своей личности.
  2. Совершение кругов. Непосредственный участник игры, должен идя по кругу обращаться к вымышленным персонажам с вопросами, волнующими его душу: как его оценивают участники игры и, что он сам испытывает к воображаемой группе людей, к каждому человеку в отдельности.
  3. Незаконченное дело. Незавершённый гештальт, всегда требует завершения. А как этого достичь, вы можете узнать из следующих разделов данной статьи.

Вся гештальт-терапия сводится к завершению незаконченных дел. У большинства людей есть немало неулаженных задач, планов, связанных с их родственниками, родителями или друзьями.

 

Незавершённый гештальт

Очень жаль, конечно, что не всегда желания человека воплощаются в реальность, а говоря языком философии – завершение цикла может занять чуть ли не всю жизнь. Цикл гештальта в идеальном варианте, выглядит так:

  1. Возникновение потребности
  2. Поиск возможности её удовлетворения
  3. Удовлетворение
  4. Выход из контакта

Но всегда есть некие внутренние или же внешние факторы, препятствующие идеальному процессу, в результате чего цикл остаётся незавершённым. В случае полного завершения процесса гештальт откладывается в сознании. Если же процесс остаётся незавершённым, он продолжает изнурять человека на протяжении всей его жизни, при этом ещё и задерживает исполнение всех других желаний. Нередко незавершённые гештальты вызывают сбои в работе механизмов, которые защищают психику человека от лишних перегрузок.

Для завершения незавершённых гештальтов можно воспользоваться советом, который сто лет назад дал миру замечательный поэт, драматург и писатель Оскар Уайльд:

«Чтобы побороть искушение – нужно ему… поддаться».

Завершённый гештальт даёт непременно свои плоды – человек становится приятным, лёгким в общении и начинает быть необременительным для других людей. Люди, с незавершёнными гештальтами всегда пытаются завершить их в других ситуациях и с другими людьми – насильно навязывая им роли в сценариях своих незавершённых гештальтов!

Маленькое, несложное, действенное правило: начните с завершения самого простого и лежащего на поверхности гештальта. Исполните свою заветную (желательно – не серьёзную) мечту. Научитесь танцевать танго. Рисовать природу за окном. Совершите прыжок с парашютом.

 

Гештальт-упражнения

Гештальт-терапия представляет собой общие терапевтические принципы, способствующие помочь «самому себе», научиться разбираться в таинственных лабиринтах своей души и распознавать источники причин внутреннего противоречия.

Приведённые ниже упражнения нацелены на одновременное осознание самого себя и бытия другого. В общем, призывают нас вступить за грань возможного. Выполняя упражнения, старайтесь анализировать, что вы делаете, для чего и как вы это делает. Основная задача этих упражнений – выработать умение находить собственные оценки.

 

1. Упражнение – «Присутствие»

Цель: фокусировка на ощущении присутствия.

  • Закройте глаза
  • Сконцентрируйтесь на телесных ощущениях. При необходимости произведите коррекцию позы
  • Будьте естественными каждое мгновение
  • Откройте глаза, расслабьте их, оставаясь застывшими телом и мыслями
  • Позвольте расслабиться телу
  • Сконцентрируйтесь на чувстве «существования» (почувствуйте «Я здесь»)

После концентрации в течение некоторого времени на ощущении Я, расслабившись при этом и с умолкнувшим рассудком, внесите своё дыхание в осознание и переведите внимание с «Я» к «здесь», и мысленно повторяйте «Я – здесь» одновременно с вдохом, паузой, выдохом.

 

2. Упражнение – Ощущение «Ты»

Цель упражнения: суметь испытать состояние присутствие «в другом человеке», то есть суметь прочувствовать состояние «Ты» в замен – состоянию «Эго». Упражнение выполняется в паре.

  • Расположитесь лицом друг к другу
  • Закройте глаза, примите максимально удобные позы
  • Дождитесь состояния полного умиротворения
  • Откройте глаза
  • Начните вести бессловесный диалог с партнёром
  • Забудьте о себе, сфокусируйтесь только на смотрящем на вас человеке

 

3.  Упражнение «Я/Ты»

Цель упражнения – достичь состояния: «Я» – «ТЫ» – «Бесконечность».

Упражнение выполняется также в паре, необходимо сесть друг напротив друга.

  • Сконцентрируйтесь
  • Глаза должны быть открытыми
  • Поддерживайте мысленное молчание, физическую релаксацию
  • Сконцентрируйтесь на обоих ощущениях «Я» и «Ты»
  • Попробуйте ощутить «космическую глубину», бесконечность

 

Гештальт-картинки

Гештальт-картинки – это различные рисунки-перевёртыши (зрительные иллюзии) с соответствующими вопросами, например: «Что вы видите?», «Какие эмоции переданы на каждой из сторон картинок?».

Не рекомендуется давать просматривать подобные картинки детям дошкольного возраста, поскольку они могут служить причиной психических расстройств.

Ниже даны знаменитые «двойственные» изображения: людей, животных, природы. А что вы смогли разглядеть на каждом из рисунков?

shutterstock.com

flickr.com

flickr.com

flickr.com

wikimedia.org

wikimedia.org

wikimedia.org

Кроме того, идея гештальтпсихологии лежит в основе таких картинок, которые называются «друдлы».

 

Этой статьёй мы хотели пробудить в каждом из вас желание обратиться к себе, познать глубину своей души, начать заботиться о себе – раскрыться миру.  Гештальт, конечно, не в силах сделать вас богаче, а вот счастливее – бесспорно.

Оцените статью и поделитесь в соцсетях

 

Гештальт-психология | Encyclopedia.com

Организация восприятия

Память и ассоциации

Мышление

Социальная психология

Основные проблемы

Заключение

БИБЛИОГРАФИЯ

Проблема, с которой сталкивается теория гештальт-опыта, — это проблема длительного события, независимо от того, является ли оно продолжительным событием. , которую нельзя адекватно описать как сумму более мелких независимых событий. Такое событие называется гештальтом; этот термин можно перевести как «форма», «конфигурация» или «структура».Факты этого характера в значительной степени игнорировались атомистической психологией девятнадцатого и начала двадцатого веков, хотя некоторые мыслители начали сомневаться в этом пренебрежении.

Гештальт-движение представило новый подход к трактовке психологических фактов. Он возник в Германии во втором десятилетии двадцатого века как реакция на атомистическую психологию. Его основателями и пионерами были Макс Вертхаймер, Вольфганг Кёлер и Курт Коффка. Первые 25 лет его существования были периодом бурного развития идей и интенсивных исследований.Начиная с 20-х годов прошлого века он привлек к себе большое внимание в психологическом мире. С ростом нацизма ведущие гештальт-психологи покинули Германию и перебрались в Соединенные Штаты, и последующий курс движения стал в какой-то мере частью истории американской психологии. [ См. Биографии Коффки; Кёлер; Wertheimer.]

Гештальт-движение продвинуло тщательный анализ предпосылок атомизма; что более важно, он представил альтернативную концепцию, которая стала основой многих исследований и теоретических предложений.Самые ранние достижения гештальт-психологии были связаны в основном с проблемами восприятия. Впоследствии его исследования распространились на области мышления, памяти и обучения, а в последнее время — на социальную психологию и психологию искусства; он также вступил в контакт с некоторыми аспектами логики и этики. По мере того, как его исследования охватывали новые области, теория гештальта раскрывалась как систематическая ориентация в психологии.

Источником движения гештальта является одна первостепенная проблема.Как правило, события душевной жизни обладают формой, смыслом и ценностью; это его поразительные характеристики. Тем не менее, преобладающая научная психология практически не содержала ссылок на эти атрибуты, и ее описания казались соответственно ограниченными и бесплодными. Обычный ответ на это ограничение заключался в том, что научная процедура требует анализа на элементы и, следовательно, не допускает другого результата. Принимая это рассуждение, некоторые мыслители пришли к выводу, что важные человеческие явления и проблемы обязательно выходят за рамки досягаемости науки.Другие, в том числе виталисты, обращались к высшим и неопределенным силам как к источникам формы и смысла. Гештальт-психологи отвергли такое решение на том основании, что оно приняло сомнительный постулат о требованиях научного исследования. По их мнению, подход, не отражающий наиболее очевидные факты опыта, не может быть правильным с научной точки зрения. В этой ситуации они увидели вызов пересмотреть отправную точку психологии.

Формулировки теории гештальта были сначала проверены на восприятии.Это была наиболее продвинутая часть систематической психологии и область, в которой атомизм был наиболее сильно укоренен. В психологии начала двадцатого века элементы восприятия были простыми и неразложимыми ощущениями, каждое из которых имело свое уникальное качество и постоянное отношение к определенному возбуждению органов чувств. Чтобы объяснить комбинации этих изолированных ощущений (и их образов), эта психология использовала механизм ассоциации по смежности, который, как она считал, вносит порядок в первоначальный хаос ощущений.Цели этой психологии состояли в том, чтобы идентифицировать элементы опыта и соответствующие энергии стимулов, а также описать способ, которым элементы становятся ассоциированными, и все это основано на методе аналитического самоанализа.

Проблема обострилась, когда Вертхаймер сделал радикальный шаг, отрицая реальность сенсорных элементов как частей перцептивного опыта. Его исследование кажущегося движения ([1912-1920] 1925, стр. 1-105), которое знаменует собой формальное начало теории гештальта, дает конкретную иллюстрацию этого тезиса.Переживание движения традиционно описывалось как сумма последовательных ощущений положения, каждое из которых соответствовало последовательным локальным возбуждениям. Кажущееся движение возникает, когда два неподвижных объекта в разных положениях — например, две линии — экспонируются последовательно с достаточно малым интервалом времени между ними; наблюдатель видит, как одна линия перемещается из одного положения в другое, что неотличимо от реального движения. Это явление, лежащее в основе кинематографии, было хорошо известно.Вертхаймер указывал, что кажущееся движение — это не серия ощущений, а результат взаимодействия двух стимулирующих событий, создающих новый единый результат; воспринимаемое движение не может быть разделено на последовательные стационарные ощущения. Статический характер внешней ситуации не представлен в опыте, в то время как воспринимаемое движение не имеет аналогов в объективной ситуации. Исходя из предположения, что переживание состоит из того, что за одним ощущением следует другое, нельзя объяснить переживание изменения, присущее движению, — вывод, который в равной степени применим и к восприятию реального движения.

Следующим и более важным шагом в этом развитии было гештальт-описание группировки или образования единиц в восприятии. Визуальный опыт состоит из вещей, которые, в свою очередь, могут образовывать группы; некоторые части поля зрения кажутся связанными и образуют единицы, которые отделяются от окружающего пространства и от других единиц. Единицами восприятия являются деревья, дома, люди, а не бесчисленные сенсорные элементы. Это был вклад теории гештальта, чтобы показать, что формирование и разделение единиц не может рассматриваться как самоочевидное, как это кажется здравому смыслу, но составляет центральную проблему для психологии восприятия.Физические энергии, которые отражаются от точек внешнего объекта, полностью дискретны; каждый попадает в глаз независимо от другого, без указания того, исходит ли каждый из одного и того же объекта. Они образуют простую мозаику стимулов, которые можно сгруппировать множеством способов и которые не обеспечивают основы для достоверной организации восприятия. Единство физического объекта не объясняет единства восприятия. Как же тогда единицы появляются из дискретной стимуляции? Вертхаймер описал некоторые фундаментальные принципы группирования или образования единиц в восприятии, в том числе принципы близости, сходства, замкнутости, общей судьбы и хорошего продолжения (Wertheimer 1925).Работая с прерывистыми точками или линиями, он продемонстрировал, что они имеют тенденцию делиться на группы в соответствии с относительной пространственной близостью и качественным сходством; группировка также происходит в соответствии с закрытием и хорошим продолжением. Вертхаймер считал один принцип, принцип Prägnanz, фундаментальным и включающим все остальные. Принцип Prägnanz утверждает, что группировка стремится к максимальной простоте и уравновешенности или к формированию «хорошей формы».

Факты группирования устанавливают, во-первых, что наборы стимулов производят эффекты, не получаемые из эффектов отдельных стимулов.Эти эффекты, наблюдаемые только в расширенных целых, зависят от строго объективных условий, а именно от конкретных геометрических отношений между стимулами. Во-вторых, отношения стимулов логически допускают другие группировки, которые на самом деле не возникают. Таким образом, факты группирования свидетельствуют об избирательных принципах, в соответствии с которыми организованы сенсорные данные, и поэтому единицы восприятия должны считаться продуктами организации или конкретными эффектами процессов, возникающих в результате определенных отношений.В-третьих, те же сенсорные условия группировки, которые обычно вызывают достоверное восприятие, иногда порождают неверное восприятие. Как показывают факты маскировки, физически реальные единицы не обязательно воспринимаются, а единицы восприятия иногда возникают в отсутствие соответствующих физических единиц. В-четвертых, Вертхаймер пришел к выводу, что он определил основные принципы группирования в восприятии. Он явно включил прошлый опыт в качестве одного из факторов, определяющих группировку, но утверждал, что он не может объяснить другие тенденции группирования, которые сами по себе являются необходимыми условиями обучения.Наконец, принципы группировки имеют широкий спектр применения; прежде всего их способность объяснять объект и восприятие формы в целом.

Трактовка отношений «часть-целое», которая является центральной для гештальт-позиции, лучше всего может быть проиллюстрирована вкладом фон Эренфельса, который в 1890 году описал перцептивные факты, которые не являются суммой независимых локальных компонентов. Свойство визуального объекта, такое как округлость или симметрия, не находится в его отдельных частях или в их сумме; то же самое можно сказать и о характере временной единицы, например, мелодии.Такие свойства также можно перемещать; мелодия распознается в новой тональности, хотя она не разделяет тона с первоначально услышанными, и квадрат распознается как таковой, когда он увеличивается или уменьшается, или когда он появляется в новой части поля. Существует бесчисленное множество фактов этого порядка, которые относятся только к качествам в целом, среди них те, которые мы называем прямыми, замкнутыми, твердыми, гладкими, полупрозрачными.

Эти качества формы, или Gestaltqualitäten, , представляли проблему для психологии, которая рассматривала ощущения как единственное содержание опыта.Отменяя традиционную формулировку, Вертхаймер предположил, что не только связное целое обладает свойствами и тенденциями, не обнаруживаемыми в его изолированных частях, но и что часть имеет свойства, которыми она не обладает, когда она стоит отдельно или когда она принадлежит другой единице. Характер целого часто определяет, будет ли заметна одна из его частей и каковы будут ее свойства. Учитывая три точки в линейном массиве, одна воспринимается как середина, а другие — как концы; эти свойства определены относительно и не существуют для изолированных компонентов.Этот тезис о детерминации части и целого утверждает, что часть является зависимым свойством своего целого, и, таким образом, проводит основное различие между «частью» и «элементом».

Кроме того, множество открытий продемонстрировало, что идентичная стимуляция в разные моменты времени в данной области может производить заметно разные эффекты, в зависимости от стимуляции, происходящей в соседних регионах. Постоянства восприятия и так называемые иллюзии выявили поразительные несоответствия между тем, что действительно наблюдается, и тем, что следовало бы наблюдать, если бы только местные ощущения были содержанием опыта.Формы и размеры объектов остаются в пределах примерно постоянными, поскольку их ориентация и расстояние варьируются, а цвета объектов имеют тенденцию выглядеть одинаково при значительном изменении условий освещения. Одна и та же проксимальная стимуляция может вызывать восприятие яркого или темного, вертикального или наклонного, большого или маленького, движения или покоя, движения с высокой или низкой скоростью, в зависимости от других условий стимула. В попытке поддержать классическую позицию выдвинутая интерпретация заключалась в том, что рассматриваемые ощущения на самом деле не изменились, но были исправлены суждениями или «бессознательными выводами», сформированными в ходе прошлого опыта.Более четкое и последовательное объяснение этих и других фактов может быть дано с использованием предположения, что они являются эффектами организации восприятия, инициированной определенными отношениями стимулов. [ См. Восприятие, статей о Перцептивное постоянство, и иллюзии и последствия.]

Важная поддержка гештальт-трактовки восприятия пришла из демонстрации Рубином (1915) различия между «фигурой» и «фоном». »Между вещью-характером первого и бесформенностью второго.Шагом в том же направлении было последующее открытие Мишотт (1946), что определенные условия последовательной стимуляции производят переживание причинности. Когда фигуральные единицы воспринимаются движущимися по отношению друг к другу с определенной скоростью, они воспринимаются как функционально связанные; наблюдатель считает движение одного объекта причиной, в то время как движение другого объекта воспринимается как следствие. И все же другие модели движений, которые также могут быть четко определены, производят впечатление одушевленного движения.В свете этих и связанных с ними открытий атомизм в восприятии перестал быть жизнеспособной позицией.

Физико-физиологический гештальт

Концепция гештальта получила фундаментальное развитие в работах Колера (1920; 1940). В качестве первого шага Колер обратил внимание на поразительное сходство между некоторыми аспектами физики поля и фактами организации восприятия. Он указал на некоторые примеры функциональных целостностей в физике, которые не могут быть составлены из действия их отдельных частей.Есть макроскопические физические состояния, которые стремятся к равновесию и в направлении максимальной регулярности. В таких функциональных целостностях можно описать местные условия с любой желаемой степенью точности, но они не функционируют как независимые части. Системы этого персонажа, примеры которых многочисленны, являются физическими гештальтами. Они соответствуют критериям фон Эренфельса (1890) по качеству гештальта.

Следуя за феноменальными данными, Колер предположил, что в мозгу существуют макроскопические полевые процессы, включающие взаимодействия, которые объясняют эффекты группировки и сегрегации, а также действие принципа Prägnanz .Традиционно кортикальное действие описывалось в терминах отдельных возбуждений, проводимых вдоль изолированных волокон в ограниченные области. Реляционная детерминация переживаний подразумевает, что нейронные процессы, соответствующие отдельным стимуляциям, должны влиять друг на друга на расстоянии в зависимости от их относительных свойств.

Келер предложил фундаментальное изменение концепции коркового функционирования. Такая область, как оптический сектор, может считаться электролитом; процессы внутри него происходят в соответствии с физическими законами самораспределения, а не в соответствии с микроанатомией нейронных сетей.Локальные состояния возбуждения окружены полями, которые представляют эти состояния в своем окружении и взаимодействуют с другими локальными состояниями, представленными аналогично. На этом основании Колер выдвинул гипотезу о том, что существуют физиологические процессы, которые являются частными примерами физико-химического гештальтена и что они являются коррелятами феноменального гештальтена.

В предыдущем исследовании подразумевается предположение о психофизическом изоморфизме или предположение о том, что мозговые процессы включают некоторые структурные особенности, идентичные характеристикам организованного опыта.Изоморфизм относится не к метрическим, а к топологическим соответствиям; Предполагается, что процессы мозга сохраняют функциональные отношения симметрии, замкнутости и смежности, а не точные размеры и углы узоров, проецируемых на сетчатку. Эта формулировка расходится с широко распространенным представлением о том, что феноменальные и физиологические события законно коррелируют, но не имеют дальнейшего сходства между собой. Постулат изоморфизма задуман как эвристическое руководство для исследования. Таким образом, Колер искал единого объяснения фактов нейрофизиологии и психологии среди определенных фактов физики.[ См. Нервная система, статью о структуре и функциях мозга ]

Существует естественный переход от гештальт-исследования восприятия к памяти. Когда форма была воспринята, ее можно впоследствии распознать и вспомнить; таким образом, продукты перцептивной организации входят в состав памяти. Сохранение прошлого опыта требует концепции следов памяти; кроме того, сходство между воспоминаниями и первоначальным опытом подразумевает, что следы памяти сохраняют организованный характер более ранних процессов.Гештальт-исследования памяти исходят из этого предположения; первая попытка разработать теорию действия следа памяти будет найдена у Коффки (1935).

Предыдущие формулировки непосредственно ведут к одной из проблем памяти — распознаванию. Факты транспозиции, на которые фон Эренфельс впервые обратил внимание, подразумевают признание целостности или гештальтена и, кроме того, то, что распознавание происходит на основе гештальтного сходства и при отсутствии идентичных элементов в прошлых и настоящих ситуациях.Поскольку распознавание зависит от активации определенных следов памяти и является в высшей степени избирательным, гештальт-предложение состоит в том, что такой контакт памяти и следа происходит на основе отличительного сходства, аналогично группировке по сходству в непосредственном опыте. Эта формулировка также подразумевает, что если процесс, соответствующий настоящему переживанию, состоит в контакте с соответствующим следом памяти, он должен иметь свой эффект за пределами его непосредственного локуса, и что одной нервной проводимости по изолированным нервным волокнам недостаточно для объяснения распознавания.Таким образом, согласно этой учетной записи, признание зависит от взаимодействия, которое определяется отношениями.

В отношении концепции ассоциации два момента имеют важное значение. Во-первых, гештальт-подход к организации восприятия был задуман как прямая альтернатива интерпретации, согласно которой единицы восприятия состоят из ассоциаций между элементами. Во-вторых, теории ассоциаций практически отказались от феноменов восприятия; они склонны принимать присутствие единиц восприятия как должное и вместо этого концентрируются на связях, образованных между одной единицей и другой.При рассмотрении этих фактов в качестве основного все чаще выделялся один принцип — принцип ассоциации по смежности. Согласно этому принципу, временная смежность является решающим условием ассоциации. В этом контексте ассоциация носит характер связи, которая не меняет условий, которые она связывает.

С точки зрения теории гештальта концепция ассоциации как простой связи не является удовлетворительной основой для объяснения. Процессы в природе, как правило, детерминированы отношениями.В этой связи Колер (1929; 1941) предположил, что ассоциация — это не новый процесс, а последствие организации и что оно зависит от относительных свойств соответствующих терминов. Когда два элемента соединяются, они образуют единое целое и оставляют соответствующий единый след; последующее возбуждение части этой трассы будет распространяться на всю трассу. Учитывая эту отправную точку, нет причин выделять отношение смежности в ущерб другим; все отношения, например отношения сходства и хорошего продолжения, должны связывать события друг с другом.В более общем смысле, условия, благоприятные для организации, должны быть условиями ассоциации. Соответственно, образование ассоциаций и организация восприятия получают единую интерпретацию. В этой области остаются нерешенными вопросы, но имеющиеся данные подтверждают вывод о том, что отношения, отличные от смежности, оказывают явное влияние на формирование ассоциаций (Asch 1960). [ См. Забывание.]

Две темы были наиболее заметными в гештальт-трактовке мышления: одна касается возникновения понимания или инсайта; другой — возникновение процессов открытия.Из них понимание — более общее явление; это часто происходит в отсутствие открытия решений и дает основу для них. Понимать — значит осознавать требуемую связь между непосредственно данными фактами. Когда такое понимание присутствует, отношение переживается как «вытекающее из» данных фактов, то есть связь между ними сама по себе понятна. При наличии двух предпосылок и вывода последнее либо вытекает из первого, либо противоречит ему. Такие отношения, которые имеют характер «если A, , то B, и только B, » наиболее сильно контрастируют с ассоциацией между разнородными фактами; термины и их отношения образуют единое целое, все части которого зависят друг от друга.Понятное отношение между двумя терминами — это не третий термин, добавленный к ним; учитывая любые две части, требуется третья. Таким образом, рассматриваемое отношение является зависимым частичным свойством целого. Первый пункт гештальт-объяснения мышления состоит в том, что понимание или постижение в описанном здесь смысле пронизывает человеческий опыт и что никакое мышление невозможно без его отсутствия. Понятные отношения носят характер обязательности, или «должности». Это выдающаяся черта фактов эстетики и этики, а также логики; в каждой из этих сфер необходимость определяется относительно, будучи свойством взаимозависимой ситуации.Таким образом, концепция ценности становится связанной с концепцией организации. Когда ситуация не завершена, можно наблюдать важный аспект необходимости; в таких случаях разрыв имеет особые свойства, которые порождают тенденции к завершению в соответствии с характером того, что дано. Теоретики гештальта стремились исследовать условия обязательности, беспокоясь о том, существуют ли этические инварианты; эти инварианты могли бы стать альтернативой релятивистской основе этики.

Связи между конкретными эмпирическими событиями, однако, нельзя понять так же, как логические связи. То, что тяжелые тела падают при падении, нельзя вывести автоматически; лежащие в основе функциональные связи скрыты, и выводы относительно них должны быть основаны на индукции. Соответственно, преобладающая тенденция психологии со времен Дэвида Юма заключалась в том, чтобы подчеркивать роль чисто фактических закономерностей в нашем знании причинного действия. Гештальт-психология предполагает, что эмпирические события также часто связаны структурно простыми способами и что эти отношения облегчают изучение причинного взаимодействия.Дункер (1935) указал, что существуют далеко идущие соответствия между феноменальными свойствами причин и их следствий. Часто они совпадают в пространстве и времени и поэтому выделяются на фоне более индифферентных событий. Звук слышен там, где видно, как объект ударяется; лист бумаги приобретает складку в месте сгиба; огонь горит вскоре после того, как спичка приложена к объекту. Между причиной и следствием также есть явное сходство по содержанию и форме.Форма следа соответствует форме обуви; горячий объект передает тепло своему окружению; мокрый предмет увлажняет соприкасающиеся с ним предметы. Кроме того, вариации причины часто приводят к параллельным вариациям следствия. Ускоренный ритм стуков соответствует изменяющемуся ритму производимых звуков; чем сильнее толчок применяется к объекту, тем быстрее и дальше он движется. Эти отношения делают возможным систематическое упорядочение эмпирических фактов, хотя отношения не полностью понятны.

Гештальт-психология рассматривает продуктивное мышление как развитие новых структур или организаций. Поиск решения начинается с ситуации и цели, которая не может быть достигнута напрямую; что требует объяснения, так это то, как ликвидировать разрыв. Принципиальный момент гештальт-теории состоит в том, что мыслительные операции происходят не по частям, а являются следствием организации и реорганизации. Во-первых, мышление — это направленный процесс, основанный на первоначальном представлении о связной, но неполной ситуации.Направление проистекает из самой проблемы, точнее, из разрыва между взглядом на данные условия и цель. Стремление преодолеть трудности создает напряжения и векторы, которые приводят к пересмотру материалов и проблемы. Эта формулировка утверждает различие между совокупностью независимых фактов и структурой; едва ли может быть продуктивное мышление, когда исключена возможность усвоения принципа. Далее, под давлением изначально неполного обзора материал реорганизуется; части и отношения, ранее не отмеченные или находившиеся на заднем плане, возникают, часто внезапно, по аналогии с изменением перцептивных форм, и части, ранее разделенные, объединяются.Эти изменения значения частей, в том числе изменения отношения и направления, производят переход к новому взгляду, который имеет большую согласованность. С самого начала шаги руководствуются основными направлениями проблемы и связаны друг с другом. Операции центрирования и повторного центрирования, отделения фундаментальных от периферийных элементов вытекают из общего характера ситуации или из структурного представления зазора и его напряжений. Эти формулировки учитывают тот факт, что организация проблемной ситуации часто меняется до того, как могут быть разработаны более подробные шаги.

Предыдущий отчет представляет лишь некоторые первые шаги к теоретическому открытию. В настоящее время нет удовлетворительного объяснения возникновения внезапной реорганизации, которая способствует появлению решения. Ссылка на понимание или понимание не является объяснением, поскольку это описательные термины, которые не разъясняют лежащие в основе операции.

Трактовка мышления в гештальт-психологии была сформулирована в явной оппозиции ассоцианизму первых десятилетий двадцатого века, который исключал упоминание понятных отношений и, более того, отношений в целом.Ассоциация постулировала, что связи между психологическими событиями нейтральны и лишены смысла — то есть, учитывая события A и B, ничто в характере A не указывает на B , а не на какое-либо другое событие. Ассоциация также исключила упоминание операций организации и реорганизации. Соответственно, в нем описывается появление изменившихся взглядов и новых решений с точки зрения перетасовки ассоциативных цепочек, компоненты которых остаются неизменными.Этот подход определял знания как репертуар или перечень конкретных данных и связей между ними. С точки зрения теории гештальта, поразительные силы мышления, кажется, исчезают при ассоциативной трактовке. Мышление включает в себя функции, отличные от ассоциаций, хотя некоторые материалы оно черпает из ассоциаций. Никакие чисто случайные ассоциации, какими бы сильными они ни были, не могут обеспечить понимания.

Еще один спорный момент — роль прошлого опыта в процессе решения.В ассоциативных отчетах мышление рассматривается в основном как продукт прошлого опыта. Гештальт-теория не ставит под сомнение вклад прошлого опыта, но утверждает, что мышление включает в себя нечто большее, чем воспоминание. Поскольку бесчисленные ассоциации порождают данную проблемную ситуацию, решение не может возникнуть только на основе ассоциативного воспроизводства. Какой-то отбор должен иметь место. Далее, сомнительно, входят ли продукты прошлого опыта в мышление в неизменной форме; возможно, их придется реорганизовать, чтобы соответствовать требованиям проблемы.Нельзя также игнорировать тот факт, что вспоминаемый материал сам часто является продуктом понимания, имевшего место в прошлом; ссылка на прошлый опыт не исключает понимания. Наконец, решение проблемы может даже не требовать вспоминания дополнительных фактов; это тот случай, когда соответствующие факты приводятся как часть проблемы. И наоборот, в этих условиях можно не решить задачу.

В последние десятилетия пересмотренный ассоцианизм попытался охватить организованный характер мыслительных операций в рамках анализа стимула-реакции.Осознавая неадекватность более ранней одноэтапной ассоциативной парадигмы, он постулировал наличие промежуточных посреднических процессов, которые могли бы преодолеть разрыв между явно несмежными событиями (например, Osgood 1953). Рассматриваемым предполагаемым опосредующим событиям приписываются те же свойства, что и явным связям «стимул-ответ». Их функция состоит в том, чтобы ввести дополнительные ассоциативные связи между явно наблюдаемыми связями и, таким образом, обеспечить замену когнитивным операциям.Эта разработка не допускает никаких других организационных принципов, кроме ассоциации; он продолжает придерживаться линейной модели мыслительных операций, рассматривая их как цепочки связей «стимул-реакция». Пока рано давать оценку этим усилиям; в настоящее время неясно, как он может приспособиться к присутствию правил или принципов, видению данных материалов по-новому или достижению точки зрения, в терминах которой можно понять массу деталей.

Психология мышления затрагивает вопросы образования, преподавания и обучения, поскольку нет четкого разделения между открытием решения и его пониманием, когда оно объясняется.Этот аспект наиболее подробно рассматривался Вертхаймером в работе Productive Thinking (1945). В этой связи он противопоставил обучение упражнению и пониманию. Ученик может запомнить этапы решения и безошибочно воспроизвести их, но если он не смог понять, он станет беспомощным или совершит бессмысленные ошибки при изменении деталей проблемы. Если он понял отношение шагов к цели, он сможет адаптировать решение к новому набору условий, сохраняющих основные структурные отношения.Действительно, способность производить необходимые транспозиции представляет собой практический тест на понимание (см., Например, Katona 1940). В преподавании и обучении, как и в открытии решения, исключить отношение данного факта к целому — значит отбросить основы мышления. Образовательные практики, которые подчеркивают частичную озабоченность деталями, точность повторения и мгновенную реакцию, как правило, враждебны мышлению. [ См. Обучение; Решение проблем; Думаю.]

Гештальт-теория в последние десятилетия послужила отправной точкой для ряда систематических усилий в социальной психологии, в том числе Левина и Хайдера. Ниже приведены некоторые избранные примеры проблем, изученных с этой точки зрения.

(1) Социальная деятельность человека зависит от способности участников воспринимать и понимать друг друга. Эти операции включают ссылку на психические процессы других людей; в повседневной жизни человек понимает действия людей, обращаясь к их чувствам, восприятию, намерениям и идеям.Тем не менее, широко признано, что у других нет доступа к этим внутренним событиям, что можно только наблюдать за их действиями и что эти действия не обязательно должны выражать внутренние события. Как же тогда объяснить убеждение, что другой страдает или злится, или что его голос полон печали? Согласно одной версии, такие выводы могут быть сделаны только косвенно, на основе ассоциации и вывода по аналогии с собственным опытом. Более бихевиористская теория игнорирует ссылку ни на опыт наблюдателя, ни на наблюдаемый; Считается, что рассматриваемые действия приобретают значение на основе связи с другими действиями и условиями окружающей среды.Каждая из этих формулировок рассматривает воспринимаемые действия других как изначально нейтральные. Гештальт-теория предлагает принципиально иную концепцию связи между действиями, наблюдаемыми у других, и их опытом, считая, что они структурно очень похожи. Страх, радость, нерешительность, смелость выражаются как в действии, так и в динамике переживания. Внешняя форма действия — это выражение лежащих в основе сил. Если это так, то понимание психической жизни другого человека — это не вопрос обобщения от физического к чему-то, не имеющему отношения к нему.

Восприятие и понимание других людей в значительной степени зависят от наблюдения их экспрессивных или физиогномических характеристик. Для теории гештальта физиогномические факты являются важной частью восприятия (Arnheim, 1954; Koffka, 1940). Восприятия, в том числе неодушевленные и статичные, редко бывают нейтральными. В зрительных и слуховых паттернах человек воспринимает динамические характеристики напряжения, равновесия, ритма; это действительно основное содержание повседневного восприятия.Выразительные качества зависят от образца всей ситуации; они имеют тенденцию теряться, когда человек концентрируется на отдельных частях. Они часто более очевидны и заметны, чем форма и цвет; облака, висящие в небе, зловещие и темные, лицо настороженное и вытянутое. Выразительные качества важны функционально, так как определяют подход и отстраненность. Гештальт-теория предполагает, что определенные паттерны и движения изначально воспринимаются как привлекательные или отталкивающие, веселые или мрачные; Кроме того, восприятие идентичности выражений в разных средах и модальностях зависит от сходства качеств формы.Следовательно, гештальт-теория противостоит теориям, которые пытаются вывести выразительный характер целого из его отдельных компонентов. Наглядным примером этого является попытка получить выразительные характеристики лица на основе анализа его отдельных частей или прочитать характер от почерка на основе списка отдельных характеристик. [ См. Экспрессивное поведение.]

(2) Утверждение, что каждый человек действует в соответствии со своими желаниями и потребностями, получило особую интерпретацию в современной психологии, а именно, что человеческие отношения без исключения основаны на личных интересах.Это предположение стало настолько неопровержимым, что оно диктовало, что членство в группах и даже забота о других и действия в интересах других должны рассматриваться как производные от личных интересов. Гештальт-психология обращает внимание на далеко идущую двусмысленность и расплывчатость этой позиции. Он начинается с наблюдения, что феноменальное «я» — только одна часть феноменального поля. Мир, представленный в опыте каждого человека и побуждающий его к действию, включает в себя гораздо больше, чем его собственное «я»; на самом деле «я» составляет небольшую его часть.Тогда возникает вопрос об определении видов отношений, которые возникают в различных условиях между феноменальным полем и той его частью, которую мы называем самостью; это частный случай отношений часть-целое. В этом свете становится очевидным, что обычная формулировка путает феноменальное «я» со всем психологическим полем. Следовательно, правильное — и тавтологическое — утверждение о том, что мотивационные векторы берут начало в индивиде, приравнивается к совершенно иному утверждению, что векторы возникают из «я».Последнее утверждение также часто бывает правильным, но его универсальная значимость больше не очевидна. В восприятии обнаруживается, что при определенных обстоятельствах координаты окружения становятся координатами для «я», то есть, что «я» воспринимается и локализуется по отношению к окружающей среде, а не наоборот. Таким образом, существуют условия, которые побуждают человека воспринимать себя в движении, когда он неподвижен, или под наклоном, когда он стоит.

По аналогии возникает необходимость спросить, нет ли также мотивационных условий, в которых индивид чувствует себя и побуждается действовать как часть социального поля в соответствии с его требованиями.В свете этого анализа догматично предполагать, что действия в соответствии с потребностями других или требованиями ситуации следует интерпретировать как версию эгоцентризма. Скорее могут быть обстоятельства, когда эгоцентризм неестественен. Действия, называемые правильным и неправильным, особенно поучительны в этой связи. Их нельзя просто приравнять к предпочтениям, поскольку они часто идут вразрез с личными предпочтениями и не всегда согласуются с общепринятыми принципами или общественным одобрением.Переформулированный вопрос становится фактическим: при каких условиях действие становится эгоцентричным и при каких условиях оно соответствует потребностям и требованиям, которые расположены вне «я» и на которые «я» реагирует? Никакие положения гештальт-психологии не предписывают ответа на этот вопрос; скорее, этот пример иллюстрирует роль феноменологического анализа и озабоченности отношениями отчасти и целиком в формулировках психологической проблемы. [ См. Сочувствие и сочувствие.]

(3) Формирование впечатления о человеке занимает очевидное место в социальной психологии. Достаточно ли в соответствии с атомистической интерпретацией сказать, что иметь впечатление — значит обладать рядом фактов о человеке, знать, что у него есть те или иные характеристики? Некоторые первоначальные наблюдения препятствуют такому выводу. Впечатление о человеке оказывается в некотором смысле единым; Кроме того, одни аспекты считаются более фундаментальными, чем другие. К этому следует добавить, что изменение одной характеристики может изменить характер всего впечатления.Таким образом, открытие одного нового факта о человеке может иметь серьезные последствия для всего взгляда на него; человек может быть вынужден реорганизовать свое мнение и прийти к выводу, что на самом деле он его не знал. Более того, даже когда кто-то «знает» человека, в какой-то момент он может осознать, не пользуясь новой информацией, что его характеристики на самом деле организованы совершенно иначе, чем предполагалось изначально, и что человек упустил главное в нем.

Эти наблюдения составляют основу гештальт-теории формирования впечатления, которая подчеркивает взаимосвязь между наблюдаемыми характеристиками и способ, которым эти характеристики изменяют друг друга (Asch 1952).Впечатление имеет характеристики структуры, части которой взаимодействуют, создавая определенную организацию. Из этих исходных предположений в результате исследования вытекают следующие, более конкретные предположения: ( a ) Элементы знаний о человеке не остаются изолированными, а взаимодействуют и взаимно изменяют друг друга, ( b ) Взаимодействия зависят от свойств человека. предметы в их отношении друг к другу. ( c ) В ходе взаимодействия характеристики группируются в структуру, в которой одни становятся центральными, а другие зависимыми.( d ) Результирующая взаимозависимость создает единое впечатление, которое имеет тенденцию быть субъективно завершенным в направлении становления более последовательным и связным. ( e ) Отсюда следует, что данный элемент информации или характеристика функционируют как зависимая часть, не как элемент, ( f ) Если это так, «одинаковые» черты у двух людей не обязательно одинаковы. Обсуждаемый вопрос не ограничивается лицами; те же вопросы возникают, когда кто-то рассматривает знание любой расширенной и взаимосвязанной ситуации, касается ли это воспринимаемого характера группы или структуры отношения.[ См. Perception, статью о восприятии человека ]

(4) Действия и высказывания людей и групп постоянно оцениваются и оцениваются; вопрос о том, как выносятся эти суждения, привлек внимание. Одно общее наблюдение стало отправной точкой серьезного исследования: данное действие или утверждение часто по-разному оценивается в зависимости от его источника. Таким образом, можно принять мнение одного человека или группы, но отвергнуть его, когда оно исходит от другого.Обычно этот эффект объясняется предположением о престиже; считается, что суждение или мнение изменяются из-за привязанности к нему положительного или отрицательного престижа. Теоретическим следствием является предположение, что объект суждения — это одно, его оценка — другое, и что эти отдельные факторы могут быть связаны по желанию для получения произвольно желаемого результата. Альтернативная интерпретация предполагает, что действия и оценки детерминированы в отношениях (Asch 1952).В частности, действие или утверждение не сохраняет фиксированный характер, когда оно связано с двумя разными источниками, но функционирует как зависимая часть своего контекста, изменяя содержание и значение, поскольку оно относится к разным источникам. Если это так, то принимаемые данные психологически не идентичны тем, которые отвергаются, и рассматриваемый эффект касается в первую очередь не изменения в оценке объекта, а оцениваемого объекта, а не изменения реакции на фиксированное условие, но изменение состояния, на которое человек реагирует.Эта интерпретация существенно отличается от обычной как для критических, так и для некритических суждений. [ См. Perception, статью о социальном восприятии .]

(5) Формально аналогичная проблема возникает на более широком уровне в психологической интерпретации культурных ценностей. Мышление должно защищать от двух противоположных опасностей: слишком легкого отношения к глубоким культурным различиям и слишком легкого принятия их несоизмеримости. Психология поведенческого обучения извлекает культурные ценности из операций обуславливания и поощрения.Наиболее яркое применение — этические суждения, которые, как говорят, усваиваются путем применения награды и наказания. С этой точки зрения следует, что одно и то же действие, оцениваемое одним обществом как нравственно правильное, может рассматриваться другим как безразличие или как неправильное. Гештальт-теория вводит несколько соображений, которые этот подход игнорирует. Во-первых, этические тенденции можно рассматривать как векторы или требования, которые вытекают непосредственно из наблюдения конкретных условий. Во-вторых, связь между условиями, имеющими конкретный характер, и этическим суждением, которое они порождают, инвариантна.Этот постулат был бы опровергнут, если бы было показано, что ситуация обладает одинаковым когнитивным характером для тех, кто оценивает ее по-разному. Однако многие доказательства в поддержку этического релятивизма не учитывают определение ситуации, которое часто значительно варьируется в зависимости от различий в знаниях и фактических предположениях. Действительно, исходя из предположения, что существуют неизменные принципы правильного и неправильного, различия в ситуационном значении должны приводить к различиям в оценке.Нет причин ожидать, что два человека будут одинаково ценить то, что они видят и слышат, если они не видят и слышат одинаково, даже если они находятся в одинаковых объективных условиях. Ограниченный вывод из имеющихся данных состоит в том, что диапазон культурного релятивизма существенно сужается, если принять во внимание ситуационный контекст. Из этого исследования вытекает следующая переформулировка проблемы этического релятивизма: можно ли приписывать различные или противоположные оценки ситуации, имеющей постоянное когнитивное содержание? Не предрешая полного ответа на этот трудный вопрос, кажется, что такой исход далеко не гарантирован.[ См. Культура, статья о культурном релятивизме ; Этика.]

Изучение основных тем теории гештальта может прояснить их взаимную релевантность и их связь с другими направлениями психологии и может указать на вопросы, которые остаются нерешенными.

Части и целое

Самая общая цель научного исследования — описать и объяснить взаимозависимость наблюдаемых событий. Это было целью как атомистических, так и гештальт-теорий в психологии; по сути, они представляют собой формулировки операций или режимов зависимости.Учитывая атомистическое предположение о дискретных элементах, связи, образованные между ними, являются нейтральными или независимыми от терминов, к которым они присоединяются. Из этой отправной точки следует, что упорядоченные события, одновременные или последовательные, представляют собой суммы компонентов. Это начало привлекает простотой; он сводит операции, лежащие в основе когерентности явлений, к минимуму, а именно к традиционным ассоциациям. Гештальт-лечение зависимости берет в качестве отправной точки свидетельства опытных целостностей.Наблюдение за тем, что изменение в одной точке связного целого создает систематические изменения в других точках, предполагает, что существует взаимное определение частей внутри целого и что существуют процессы взаимодействия, которые зависят от отношений между частями. Узнаваемость транспонированных целых является убедительной поддержкой этой формулировки. Кроме того, поскольку части целого часто имеют иерархический характер, их структура не может быть адекватно описана в терминах суммы отношений.

Следующие примеры иллюстрируют суть проблемы.Ребенок, помещающий твердую геометрическую форму на доску для форм, кажется, руководствуется сходством формы между объектом и областью, к которой он подходит. Гештальт-описание этого перформанса начнется с первичной роли воспринимаемого сходства в управлении действием. В ассоциативном подходе нет места прямому эффекту таких внутренних отношений; вместо этого он начинается с операций, основанных на смежности, и извлекает из них эффекты сходства. Следующая совершенно другая иллюстрация относится к тому же самому моменту.Как можно охарактеризовать связь между эмоциональным переживанием и восприятием условий, которые его вызывают? Принято считать, что провоцирующие условия действуют как искра или спусковой крючок, высвобождающий эмоциональный эффект. В этой формулировке связь между предшествующими и последующими условиями снова нейтральна; ничто в свойствах первого не объясняет свойства второго. Альтернативный подход к гештальту предполагает, что соответствующие события связаны внутренним отношением: мы убегаем от ужасного и смеемся над тем, что забавно.В более общем плане разъяснение взаимозависимости между событиями может включать в себя нечто большее, чем утверждение, что за A следует B ; он требует объяснения того, как одно событие вырастает из другого, как характер одного определяет характер другого.

Несмотря на его ключевую позицию, понятие «частичное определение целиком» не было полностью прояснено. Некоторые студенты возражают против утверждения гештальта о том, что части не входят в целое с фиксированным характером, на том основании, что целое может изменять часть только в том случае, если последняя обладает определенными собственными свойствами.Эта формулировка не вызывает логических трудностей, но указывает на проблемы, требующие исследования. Гештальт-психологи сконцентрировались на двух крайних типах состояний: тех, которые приводят к возникновению высокосогласованных единиц, и, в отличие от них, состояниях, которые приближаются к простой совокупности данных. Несомненно, существует множество промежуточных примеров, заслуживающих изучения, которые могли бы прояснить виды возникающих отношений от части ко всему. Таким образом, при определенных условиях части единицы четко воспринимаются и доступны относительно независимо; пропуск части может иметь совершенно разные последствия в зависимости от типа рассматриваемой единицы.

Трудность возникла также в связи с формулировкой того, что аддитивный анализ неадекватен для учета фактов организации. Обычно в исследовании пытаются связать данный эффект с рядом условий. Обычная процедура в психологии — проследить общий эффект до эффектов, производимых парами переменных — A, и B, , A, и C, B, и C, и т. Д. — и получить окончательный результат. от накопления этих отдельных эффектов.Этот способ анализа игнорирует тот факт, что после того, как произошло взаимодействие между A и B , ни один из них больше не присутствует в своей исходной форме, если рассматривать их взаимодействия с C и т. Д. Учитывая организованный контекст, эффект нельзя разложить на независимые пряди; Для объяснения необходим закон взаимодействующих сил, взятых как единое целое.

Некоторые заблуждения относительно целых и отдельных частей, вероятно, в настоящее время менее распространены, чем в прошлом.Во-первых, ранее недостаточно понималось, что переживаемые гештальты не связаны ни с какими возможными гештальт-характеристиками объективных условий. Последние, если рассматривать их как условия стимуляции, никогда не гештальтируются; последствия организации для восприятия всегда выходят за рамки условий стимуляции. Во-вторых, упор на целостность не подразумевает неразборчивой зависимости фактов друг от друга или предположения, что не существует фактов, независимых друг от друга.Целые являются самоограничивающими, поскольку сегрегация является аналогом образования единиц. В-третьих, гештальт-психология не противостоит анализу. Позиция, которую он занял, заключается в том, что анализ является плодотворным при условии, что он имеет дело с единицами и естественными частями, фактически обнаруженными в опыте. В-четвертых, наиболее общий вывод из определения целой части состоит в том, что ключевые характеристики местных фактов игнорируются, если только не принимается во внимание их место в более широкой схеме. На заре гештальт-психологии существовала тенденция игнорировать обратную точку зрения, позже исследованную Келером (1958), что более крупная организация может подавлять индивидуальность своих частей, скрывая свои подорганизации.Наконец, вопрос о том, является ли данный опыт или действие суммой компонентов или продуктом организации, является полностью эмпирическим вопросом. Таким образом, проблема «реляционного», а не «абсолютного» выбора в обучении дискриминации должна быть решена с помощью доказательств, как и вопрос о том, состоит ли впечатление, которое одна формирует о человеке, из суммы данных или их преобразования в организованные данные. форма. Вклад гештальт-психологии в решение этих проблем заключался в более четкой формулировке альтернатив и, по возможности, в разработке процедур их проверки.

Принцип «Prägnanz»

Никакое предложение не является более характерным для гештальт-мышления, чем принцип Prägnanz: опытные перцептивные целостности имеют тенденцию к наибольшей регулярности, простоте и ясности, возможной в данных условиях. Этот принцип также применим к определенным физическим системам, и Кёлер, в частности, применил его к кортикальным коррелятам восприятия. Два противоположных результата проистекают из тенденции пережитого гештальта превращаться в особенно простые и ясные структуры: в зависимости от данных условий гештальт будет иметь либо максимальное артикулирование своих частей, либо он будет сильно упрощен.В этих формулировках также подразумевается, что неоднозначные условия, которые не полностью определяют результат восприятия, создают особое направление к заполнению пробелов и разрешению противоречий, так что все части определяются структурой целого.

Хотя принцип Prägnanz предназначался для общего применения, он был ориентирован в основном на защиту фактов восприятия. Таким образом, Вертхаймер подчинил себе законы группировки. Некоторые мыслители, принимая хорошее продолжение и завершение как ясные иллюстрации Prägnanz, задавались вопросом, в каком смысле последний описывает группировку по близости или сходству.Однако в теории гештальта тенденция к Prägnanz не является одним из процессов, а присуща всем процессам и продуктам. Соответственно, можно было бы сказать, что группировка сама по себе привносит регулярность и простоту и что группировка в соответствии с близостью и сходством означает наличие радикально более простого феноменального поля, чем могло бы дать отсутствие группировки. По общему признанию, такая формулировка затрудняет конкретное расследование; соответственно, исследователи стремились провести эмпирические тесты для сравнения фактически полученного «хорошего тона» с другими альтернативами, которые логически возможны при тех же условиях стимула.Хотя установить однозначные критерии хорошей формы не удалось, была продемонстрирована значительная избирательность: там, где стимуляция совместима с почти бесконечным количеством различных пережитых событий, только ограниченное количество — часто только одно или два — действительно подействует. быть реализованным.

Тем не менее, существует ряд явлений, которые убедительно подтверждают принцип максимальной простоты в перцептивном опыте: там, где данный массив стимулов может быть организован альтернативными способами, реализуется такая организация, которая дает постоянную, а не постоянно действующую структуру. изменяющийся, воспринимаемый объект.Черный круг, движущийся по однородной белой земле, воспринимается как таковой, в то время как альтернативная организация, а именно последовательность черных областей, каждая из которых возникает и возвращается на белую землю, не реализуется. Феноменальная идентичность, исследованная Тернусом (1926) и Вертхаймером, также демонстрирует сильное предпочтение поддерживать постоянную организацию при просмотре движущейся формы. Другой важный пример этой тенденции — эффект кинетической глубины, описанный Уоллахом и его коллегами (Wallach & O’Connell 1953).Когда наблюдатель следует за деформирующейся тенью медленно вращающегося объекта на экране, он организует последовательные виды так, чтобы увидеть твердую форму, движущуюся в третьем измерении; он не видит меняющихся двумерных форм. Валлах (1940) также показал, что при локализации звука с движением головы человек имеет тенденцию воспринимать звук как исходящий от неподвижного источника, а не от движущегося источника. Постоянства восприятия также можно рассматривать как примеры той же тенденции. [ См. Perception, статью о постоянстве восприятия .]

В областях, отличных от восприятия, принцип Prägnanz в целом не поддается окончательному исследованию или четкому определению. Ранняя гипотеза Вульфа (1922) о том, что следы памяти претерпевают изменения в направлении большей регулярности и простоты, не была подтверждена. В мышлении открытие решения часто знаменует переход к более простой структуре, но этой формулировке недостает объяснительной силы. Столь же рудиментарным является наше нынешнее понимание тенденций в действии к завершению ситуаций, содержащих пробел, в соответствии с требованиями данной структуры.В социальной психологии преобладание чрезвычайно упрощенных взглядов на группы и общественные проблемы — поразительный факт, но исследования еще не продвинулись достаточно, чтобы быть теоретически значимыми. Несколько более близким подходом является начатое Хайдером (1958) исследование предпочтений сбалансированных конфигураций межличностных отношений и тенденции преобразовывать несбалансированные конфигурации в предпочтительную форму. Несмотря на трудности, интерес к принципу Prägnanz сохраняется и остается предметом расследования.

Нативизм

Гештальт-теория утверждает, что организация в соответствии с общими принципами физической динамики присутствует с самого начала в психологическом функционировании. Эта позиция оставляет широкий простор для невыученных процессов. В то же время широко распространенное мнение о том, что теория гештальта недооценивает влияние прошлого опыта, слишком упрощено. Более важно отметить, что концепция организации определяет обработку как невыученных, так и усвоенных функций. Гештальт-теория относит невыученные операции в основном к определенным физико-химическим процессам, а не к действию конкретных анатомических структур.Точно так же он считает, что влияние прошлого опыта также является продуктом организации или определяется структурными требованиями.

Обработка восприятия формы делает это положение более рельефным. С точки зрения теории гештальта, невыученные принципы организации определяют восприятие формы, и прошлый опыт не может оказать влияние, пока сенсорные процессы не будут организованы. Таким образом, это противоречит предположению эмпириков о том, что визуальное восприятие изначально состоит из мозаики ощущений и что обучение преобразует их в сформированные визуальные объекты.На самом деле есть веские доказательства того, что некоторая форма восприятия не усваивается. Артикуляция фигуры и фона определяется невыученной функцией, как и артикуляция в соответствии с хорошей техникой. Селективные принципы, в соответствии с которыми сенсорные данные организованы в группы восприятия, восприятие визуального движения или восприятие идентичности, также не зависят от конкретного обучения. Другие функции восприятия также, по-видимому, не изучены, в том числе стробоскопическое движение, контраст яркости и восприятие расстояния у низших организмов.Особенно поучительны наблюдения за неоднозначными в восприятии ситуациями; Тот факт, что наблюдатели явно соглашаются в предпочтении одного результата перед другим, указывает на то, что процессы, которые упорядочивают восприятие в согласованные сущности, не являются продуктами конкретного обучения. Есть также свидетельства того, что спонтанная организация формы часто вступает в силу до того, как может произойти влияние прошлого опыта.

Предположение о невыученных принципах организации, однако, не означает пренебрежения историей прошлой стимуляции.В некоторой степени это становится очевидным при рассмотрении временной организации восприятия. Гештальт-психология с самого начала рассматривала перцептивную организацию протяженных во времени событий, равную по важности организации одновременно данных. Роль последовательной стимуляции в кажущемся движении была первым явлением, которое Вертхаймер формально исследовал, и он проиллюстрировал принципы группировки с помощью мелодий, а также статических визуальных форм. ), который непосредственно касается влияния принадлежности к временной последовательности на феноменальные характеристики данной структуры.В этих случаях, как в работе Мишотт о феноменальной причинности, организация восприятия напрямую зависит от предшествующей стимуляции. [ См. Time, статью о психологических аспектах .]

Кроме того, недавние достижения в исследованиях привели к дальнейшему развитию гештальт-мышления, как и психологии в целом, указывая на вывод, что история предшествующей стимуляции является необходимое условие адекватного перцептивного функционирования. Таким образом, исследование фигуральных последствий, проведенное Келером и Валлахом (1944), демонстрирует, что все переживания восприятия в данный момент в некоторых важных отношениях являются функцией того, что человек испытал в прошлом.Смысл этого вывода состоит в том, что система восприятия требует не только адекватного количества предшествующей стимуляции, но и определенных видов и распределений стимуляции. [ См. «Восприятие », статью об иллюзиях и последствиях .]

Работа Хельсона (Helson, 1964) по организации данных во времени иллюстрирует непрерывность текущих исследований с использованием гештальт-вкладов. «Уровень адаптации» демонстрирует, что разделенные во времени стимулы взаимодействуют, так что феноменальная интенсивность данной стимуляции закономерно определяется предшествующей стимуляцией.Помимо установления того, что восприятие зависит от артикуляции массива стимулов во временном измерении, оно также демонстрирует, что одни и те же данные могут быть получены из разных структур, каждая из которых определяет свои субъективные значения. Это направление исследования выдвигает на первый план важность чувствительности к последовательным сериям стимуляции.

Более того, гештальт-психология не ставит под сомнение более привычные эффекты прошлого опыта на восприятие. В самом деле, он находит для них определенное место и сформулировал основы теории следов памяти для их объяснения (Koffka 1935).Гештальт-психологи выступили против неисследованных и ad hoc предположений о влиянии прошлого опыта, которые были введены для поддержки атомистической позиции. Такие утверждения, как они утверждали, требуют доказательств и отчета о действиях, посредством которых прошлый опыт оказывает свое влияние. В частности, они боролись с элементарной концепцией прошлого опыта и настаивали на том, что неорганизованный опыт не может организовать восприятие. Соответственно, они предположили, что организация формы в прошлом опыте может реорганизовать восприятие посредством контакта воспоминаний и следов.Демонстрация эффекта памяти трехмерного восприятия формы Валлахом (Wallach et al. 1953) дает ясную иллюстрацию. Паттерн, который ранее воспринимался как трехмерный на основе соответствующих сигналов глубины, впоследствии будет рассматриваться как трехмерный в отсутствие этих сигналов; в этом случае результат зависит от прошлой организации. [ См. «Восприятие », статью о восприятии глубины .]

Гештальт-психология оставляет обширный простор для прошлого опыта и образования в ее трактовке мышления и обучения.В то же время в этих областях делается упор на процессы, которые ранее не происходили. Они основаны на материалах прошлого, но возникающие организации не являются исключительно продуктом прошлого опыта. Шимпанзе необходим соответствующий прошлый опыт работы с функциональными свойствами палочек, батончиков и еды для решения проблем, но организация этого опыта — новый шаг. Точно так же понимание ребенком такого отношения, как транзитивность, требует знания рассматриваемых терминов.Последний пример поднимает новый вопрос, а именно, можно ли научиться простым логическим операциям. Смысл гештальт-позиции состоит в том, что после того, как факты даны, мысленные операции по созданию из них структуры и их прочтению следуют непосредственно. Такие отношения — умственные продукты; они не приводятся как факты об окружающей среде. Эти формулировки согласуются с наблюдениями, такими как наблюдения Пиаже, о том, что определенный уровень созревания необходим, прежде чем ребенок сможет понять такое отношение, как транзитивность, что он должен пройти через более ранние интеллектуальные стадии, прежде чем он сможет справиться с ним.Другие исследования развития последнего времени поднимают иную проблему. Харлоу показал, что приматы-низшие люди нуждаются в длительном опыте, прежде чем они смогут справиться с такими отношениями, как отношения странностей и противоположностей. Демонстрируют ли эти результаты, что рассматриваемые отношения «усвоены»? Альтернативой, которую следует учитывать, является то, что прошлый опыт необходим для того, чтобы выяснить, какое отношение важно, но что отношение как таковое не усвоено. [ См. Психология развития, статья о теории развития; Интеллектуальной развитие.]

Феноменологический метод

Гештальт-теория феноменологически ориентирована. Он отводит решающее значение в психологическом исследовании данным непосредственного опыта. Они являются частью его предмета и поэтому требуют объяснения; кроме того, они незаменимы как основа для построения теории. Эта позиция имеет общее сходство с феноменологической традицией, представленной в современный период Гуссерлем, и резко контрастирует с направлением бихевиоризма.[ См. Феноменология и биография Гуссерля.]

Существует очевидная связь между характером феноменальных событий и исходными формулировками гештальт-психологии. В области восприятия главной задачей было объяснить, почему вещи выглядят, звучат и ощущаются именно так; феноменальные факты в данном случае являются фактами, требующими объяснения. В частности, наблюдение, что целостность и целостность качества даются в непосредственном перцептивном опыте, было основанием для отказа от элементаризма и для принятия концепции детерминации частично и полностью.Точно так же в мышлении наличие понятных отношений и реорганизации служат первичными наблюдениями и первыми шагами к окончательной теории. Это в равной степени относится к социальной психологии, где разъяснение способов, которыми люди понимают данную ситуацию, часто дает важную информацию о явлениях, которые необходимо изучить, и основу для дальнейшего исследования. Работа Хайдера (1958) является примером возможностей феноменологической процедуры в исследовании межличностных отношений.Наконец, трудно представить себе психологию эстетики, игнорирующую прямой опыт [ см. Эстетика].

Хотя объяснительные концепции, которые ищет гештальт-психология, сами по себе не являются феноменальными фактами, они предполагают тесную связь между ними. Во-первых, он утверждает, что поведение не может быть адекватно объяснено без ссылки на центральные процессы и что они могут быть представлены в непосредственном опыте. Во-вторых, постулат психофизического изоморфизма предполагает, что исследование феноменально данного может быть как источником гипотез о нейронных событиях, так и полигоном для их проверки.С этой точки зрения психология, в отличие от естественных наук, обладает уникальным доступом к центральным процессам. Как сообщается, Альберт Эйнштейн однажды заметил в связи с этим вопросом: «Если бы атомы могли говорить о своих внутренних процессах, я бы не поверил всему, что они говорят, но я бы обязательно послушал».

Главное требование феноменологического наблюдения — предоставить непредвзятый отчет о непосредственном опыте в определенных условиях. Это общее правило сразу же отличает феноменологию от аналитического самоанализа, в котором преобладала предшествующая теория о характере описываемых событий.Феноменологический наблюдатель должен быть открыт для своих переживаний, какими они кажутся ему, независимо от предшествующих убеждений или предположений о них, и не должен исключать то, что является странным или противоречит предвзятым мнениям. При просмотре визуального контура он не позволит своим знаниям удержать его от того, чтобы заметить, что он появляется перед землей, в то время как сама земля кажется неразрывной в области, которую занимает фигура, или что контур очерчивает фигуру, а не земля. В свою очередь исследователь рассмотрит объяснение этих фактов, необходимое для теории организации фигуры и фона.Хотя этот способ наблюдения не совсем наивен и требует совершенствования, его цель — естественное наблюдение. Значение феноменологии как психологической процедуры состоит в том, что она возвращает психологию повседневный опыт с его качественным разнообразием.

Феноменальные факты имели бы меньшее значение, если бы они не были связаны с действием. На самом деле связь тесная; люди действуют в ситуации в соответствии с тем, как они ее воспринимают, чувствуют и думают. Если человек неверно воспринимает ситуацию, он действует в соответствии со своим неправильным восприятием, а не исходя из существующих условий.Следовательно, крайне важно связать действие с когнитивным восприятием данных условий. Однако в отсутствие последовательного обоснования связь между непосредственным опытом и действием сводится по существу к корреляции между несоизмеримыми данными. С точки зрения гештальт-психологии феноменальные факты, как указывалось ранее, являются наиболее прямым, хотя и частичным, выражением тех опосредующих процессов, которые управляют действием. Эти процессы представляют собой организованные представления внешних и внутренних условий.Помещенные между стимуляцией и действием, они имеют статус когнитивных представлений, включающих отношения и системы отношений между фактами, между средствами и целями, а также между основаниями и следствиями. Поскольку они направляют действие, они имеют статус причин и необходимы для предсказания действия. Феноменальные факты — восприятия, идеи, гипотезы, выводы — более тесно связаны с этими центральными процессами, чем с любыми другими событиями, и, следовательно, они проливают свет на события, которые проявляются в действии.Когнитивный анализ, проводимый гештальт-психологией в различных областях психологии человека и открывший новые пути для исследований, исходит из этих предположений.

В то же время теория гештальта не поддерживает чисто феноменологическую психологию. Центральные процессы более инклюзивны и продолжительны, чем феноменальные события; поэтому одно последнее не может обеспечить основу для последовательной науки. Во всех областях психологии, в том числе в области восприятия и мышления, существуют функциональные отношения, недоступные феноменологии.Другие области представлены в лучшем случае плохо на феноменальном уровне; привычки и отношения формируются неожиданно; создание ассоциаций и операции по удержанию не подлежат проверке; и всегда есть факторы вне феноменального поля, которые определяют действие. Эти соображения указывают на необходимость индуктивных процедур в психологии; однако они не оправдывают пренебрежение прямым опытом, когда он доступен.

Значение, которое теория гештальта придает непосредственному опыту, основывается на далеко идущем исследовании, которое выходит за рамки общепринятых категорий.Он четко различает феноменальные и функциональные факты, причем последние относятся к событиям, выходящим за рамки непосредственного опыта и являющимся предметом научного исследования. Прямой опыт включает в себя как объективные факты, такие как камни и животные, так и субъективные факты, такие как желания и страдания; действительно, различие между объективным и субъективным проявляется в феноменальной сфере. Таким образом, вторичные и высшие качества часто феноменально очень объективны, поскольку они проявляются в определенных объектах внешнего пространства.

Следовательно, непосредственный опыт является условием любого научного исследования. Наблюдение состоит в первую очередь из феноменальных фактов; оно начинается с того, что видят, слышат, трогают. Ни в коем случае научные процедуры не устраняют эти феноменальные компоненты. Наиболее точные наблюдения, например, представленные показаниями указателя, представляют собой ситуации восприятия, которые зависят от идентификации единиц, восприятия движения и различения позиций. Более того, теоретические конструкции, созданные для объяснения наблюдений, включая правила логики и математики — в общем, структуры вывода и доказательства, необходимые для научной деятельности, — также являются строго феноменальными событиями.Таким образом, существует необходимая преемственность прямого опыта с концепциями и процедурами, которые разрабатывает наука; в конечном итоге все концепции имеют феноменальную основу. Картина мира ученого основана на достижениях восприятия и мышления; его выбор единиц наблюдения основан на его восприятии формы, и его выводы должны подчиняться логическим требованиям и познанию причинных отношений. Хотя исследователь, который концентрируется на конкретной проблеме, должен воспринимать этот фон как должное, его нельзя игнорировать при систематическом рассмотрении характера научного исследования.

Эти соображения проливают новый свет на недоверие к феноменальным данным в бихевиористской психологии. Ранний бихевиоризм отвергал прямой опыт в пользу объективных данных на том основании, что первый является частным и недоступным для публичного контроля и, следовательно, не может быть частью совокупности научных знаний. Поскольку нельзя расположить переживания рядом и сравнивать их, бихевиористы пришли к выводу, что можно наблюдать только поведение другого, но не его переживания. Однако предположение о том, что объективные данные не содержат феноменальных компонентов, было основано на наивном реализме, который не учитывал роль наблюдателя.Бихевиорист как исследователь сообщает о своих наблюдениях и выводах, то есть о содержании своего феноменального поля. Поэтому с его стороны вряд ли будет последовательно исключать отчеты других наблюдателей просто потому, что эти наблюдатели являются его подданными. Совсем недавно бихевиористы признали, что данные науки основаны на феноменальных отчетах, но предложили включать только те наблюдения, которые вызывают согласие независимых наблюдателей. Принято считать, что наблюдения, с которыми могут согласиться квалифицированные наблюдатели, имеют особое значение в науке.Однако утверждение о том, что феноменально субъективные события, как правило, не заслуживают доверия и ipso facto не достигают договоренности, не может быть подтверждено. [ См. Наблюдение .]

Безусловно, существуют источники ошибок, от которых следует остерегаться, и трудности, которые необходимо устранить, если включить отчеты наблюдателей в систему функциональных концепций. Несомненно, будет труднее найти подходящие ссылки на отчет «Я чувствую головокружение и растерянность», чем на отчет «Крыса нажала на планку пять раз.Тем не менее методологический пуризм бихевиористской позиции имел в важных отношениях отрицательные последствия. Предложения по уменьшению восприятия до явных дискриминационных ответов и трактовке сообщений людей как «вербального поведения» не принесли результатов. Фактически, они отметили отказ от интереса к явлениям и проблемам, которые наиболее специфичны и важны для человека. Они также не одобряли конструктивный вклад свободного наблюдения и описания в открытие новых явлений, потому что не осознавали этого.Следовательно, они недооценили творческие фазы научной деятельности, которые предшествуют доказательству и ставят цели для доказательства. Такое отношение оказало глубокое ограничивающее воздействие на психологию человека.

Более серьезной причиной бихевиористского недоверия к феноменальным данным была вера в то, что они являются эпифеноменами, которым нет места в причинно-объяснительной схеме. Гештальт-теория оставляет за собой право осуждать проблему разума и тела, ища при этом мост между прямым опытом и концепциями естествознания; в прояснении этого отношения он видит вызов психологии и науке в целом.Недоверие, граничащее с отвращением, к прямому опыту, которое продемонстрировал бихевиоризм, также мотивируется попыткой подражать естественным наукам в их постепенном устранении феноменальных данных. С точки зрения теории гештальта, человеческий опыт — важная часть природы и слишком важная, чтобы от нее отказываться. Описание человеческого функционирования, в котором отсутствует ссылка на непосредственный опыт, так же неполно, как и описание музыкального инструмента, которое включает все детали его материалов, конструкции и функционирования, но не упоминает музыку, которую он производит.

Связь с бихевиоризмом

Некоторые другие расхождения между бихевиоризмом и гештальт-психологией связаны с соответствующими проблемами, которые они рассматривали. Гештальт-психология выросла из исследований человеческого восприятия и мышления, тогда как бихевиоризм берет свое начало из изучения внутричеловеческих организмов. Внутри самого бихевиоризма также есть различные тенденции, некоторые из которых тесно связаны с гештальт-позициями. Таким образом, забота об организации центральных процессов объединяет теорию гештальта с такими исследователями, как Лэшли, а работа Толмена является примером приближения к гештальт-бихевиоризму в психологии животных [ см. Биографии Лэшли, и Толмен].

Однако психология «стимул-реакция» составляет одну из разновидностей бихевиоризма, оказавшую большое влияние на американскую сцену и резко противоположную гештальт-психологии. Рассуждения о поведении «стимул-реакция» атомистичны; хотя их единицы являются молярными, они рассматривают поведение как состоящее из цепочек единиц стимула-реакции, а изменения поведения — как добавление и устранение таких единиц.

С точки зрения гештальт-психологии действие характеризуется организацией, а координация сложных движений создает проблемы, аналогичные организации восприятия.Соответственно, это ставит под сомнение адекватность описаний действий, в которых используются изолированные единицы стимул-реакция. Кроме того, он считает, что организованные когнитивные представления управляют разумными действиями животных и человека; последовательности связанных единиц не отражают операций по организации и реорганизации, инициируемых внешними условиями. Кроме того, «стимул» в психологии «стимул-реакция» неявно относится к перцепционным конфигурациям, которые, однако, не рассматриваются как таковые.

Эти проблемы усугубляются, если обратиться к человеческой психологии.Важной особенностью программ «стимул-реакция» является то, что они стремятся основать психологию человека на концепциях и методах, полученных исключительно в результате изучения внутричеловеческих организмов. Эта цель предполагает, что не будут обнаружены проблемы или процессы, которые являются уникальными для функционирования человека. Вместо того, чтобы свободно исследовать человеческие достижения и спрашивать, как их можно объяснить, они пытаются согласовать наблюдения с концепциями, полученными из другой области. Возникает вопрос, сохраняют ли концепции, относящиеся к одному диапазону фактов, свое значение или актуальность при экстраполяции на новую область, или они становятся просто ярлыками для явлений, которые не были исследованы сами по себе.

Гештальт-теория была первой попыткой в ​​психологии дать фундаментальный подход к проблемам целостных и частичных отношений. Это было продуктом новых открытий и концепций; он породил новые вопросы и оказался актуальным для основных вопросов психологии. Его вклад заложил основы современного изучения восприятия; он открыл новые горизонты в исследовании мышления, памяти и обучения; он положил начало новым шагам в социальной психологии. Эти достижения глубоко повлияли на мировоззрение психологии, особенно когда они вызвали сопротивление.Они спровоцировали обострение проблем и пересмотр альтернативных позиций; в психологии мало значительных работ, которые полностью не затрагивались бы идеями гештальта.

Тем не менее, как и некоторые студенты, сомнительно заключить, что вклад этого движения был полностью поглощен и что оно умерло от успеха. Более вероятно, что его естественное развитие было заблокировано, когда оно было изгнано из своей среды в Европе после нацистской катастрофы. К этому следует добавить, что существовали препятствия на пути к полному пониманию его точки зрения и его концепции науки в совершенно иной интеллектуальной среде, преобладавшей в Соединенных Штатах.Поэтому более уместно подчеркнуть, что теория гештальта не является законченной системой, что многие из поднятых ею вопросов ждут решения и что ее лучше всего можно было бы описать как программу исследования или область проблем. Таким образом, пока еще мало понимания физиологических основ, которые теория гештальта искала для психологии, и постулат изоморфизма остается эвристическим принципом. Кроме того, гештальт-психологи были избирательны в отношении изучаемых ими проблем; в основном они предпочитали те, которые поддаются точному исследованию и ясным теоретическим решениям.Следовательно, есть большие области, в которые она не внесла особого вклада, в том числе психология развития и аномальная психология, а также психология личности, языка и действий. Он также не внес непосредственного вклада в психологию мотивации, за исключением Левина и его группы, концепции которых связаны с концепциями теории гештальта. В то же время формулировки теории гештальта содержат важные выводы для этих областей. [ См. Мотивация достижения; Теория поля; и биография Левина.]

Хотя не существует процедур, присущих исследователям гештальта, в их постановках проблем и в способах их изучения очевиден особый стиль, отражающий имплицитное отношение к задачам науки. Возможно, первым по важности является чувствительность к опасности искажения предмета из-за выполнения предварительных предписаний относительно требований научной процедуры. Это естественное следствие феноменологической ориентации гештальт-психологии — считать самонадеянным ожидать, что явления будут соответствовать правилам, предшествующим наблюдению.С этой отправной точкой связана вера в то, что точное наблюдение является важным шагом к объяснению. Следовательно, гештальт-психология придает большое значение качественному наблюдению и, приветствуя точное экспериментирование, отвергает точку зрения, согласно которой измерение является единственным источником достоверных свидетельств. В самом деле, некоторые из его самых значительных открытий были по существу систематическими демонстрациями. Одним из следствий более распространенного предположения является то, что явление не считается важным, если оно не может быть изучено экспериментально; однако правильнее сказать, что экспериментирование — это только один вид наблюдения.В самом деле, есть опасность делать упор на экспериментирование до того, как будут прояснены основные вопросы, — опасность бесцельного экспериментирования.

Не менее важной темой теории гештальта является то, что прояснение основ требует внимания к довольно большим областям явлений. Это становится очевидным в гештальт-исследованиях отдельных вопросов, а также в его широком понимании психологии. Он специально включал факты логики, этики и эстетики как часть предмета психологии, в то же время, когда он стремился установить контакт с концепциями естествознания.Такой подход ставит под сомнение, дадут ли изучение все более подробных проблем в определенных областях знания о психологии в целом. Психологии еще предстоит открыть свои основы; исключительное внимание к тем вопросам, которые могут быть изучены точными способами, может игнорировать важные аспекты предмета и может даже упускать из виду осознание того, что открытие фундаментальных принципов необходимо срочно. Действительно, факты в ограниченной области могут быть серьезно неверно истолкованы, как бы тщательно они ни изучались, если их ссылка на более широкую схему остается неясной.

Ощущение человеческого и философского значения психологии пронизывает гештальт-сочинения. Их критика произвольного вскрытия, сосредоточения внимания на узких фактах, была основана на технических соображениях; они также выразили озабоченность разрушительными последствиями таких процедур для зачатия человека. Наука — это способ прояснить основные проблемы человечества. Если психология исключает или искажает существенные факты и если они представлены в качестве основных свидетельств его природы, то сам человек будет иметь мало значения.Гештальт-теория поставила под сомнение предположение о том, что определенные убеждения, преобладающие в психологии, были получены с научной точки зрения. Отрицание понимания, мнение о том, что действия и суждения в принципе детерминированы субъективно, трактовка ценности с точки зрения нейтральных фактов и последующее отрицание действительной ценности, как утверждалось, не обязательно вытекают из научного мышления. В гештальт-психологии есть также качество морального оптимизма, которое некоторые могут считать ненаучным, если не антинаучным.Это обвинение не может быть легко выдвинуто против движения, которое категорически выступало против подхода витализма к фактам жизни и которое стремилось найти основу психологии в естествознании. Само обвинение может быть выражением морального пессимизма.

Соломон Э. Аш

[ Непосредственно связаны статьи Теория поля, и Мышление, статья о когнитивной организации и процессах. Противоположные подходы к поведенческим феноменам обсуждаются в Забывание; Learning, , особенно статьи о Classical Conditioning, Instrumental Learning, Reinforcement, and Discrimination Learning; Психоанализ. Другой соответствующий материал можно найти в Aesthetics; Отношения; Группы; Восприятие; Феноменология; Решение проблем; Социальная психология; Системный анализ, статья о Психологических системах; Мышление; и в биографиях Гуссерля; Кац; Коффка; Кёлер; Кюльпе; Wertheimer.]

ПЕРВИЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Арнхейм, Рудольф 1954 Искусство и визуальное восприятие. Беркли: Univ. Калифорнийской прессы.

Аш, Соломон Э. (1952) 1959 Социальная психология. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Аш, Соломон Э. 1960 Условия восприятия ассоциации. Психологические монографии 74, вып. 3.

Дункер, Карл (1935) 1945 О решении проблем. Психологические монографии 58, вып. 5. → Впервые опубликовано как Zur Psychologic desproduktiven Denkens.

Ehrenfels, Christian von 1890 Über «Gestaltqualitäten». Vierteljahresschrift für wissenschaftliche Philosophic und Soziologie 14: 249–292.

Эллис, Уиллис Д. (1938) 1950 Справочник по гештальт-психологии. Лондон: Рутледж. → Содержит выдержки из технических достижений гештальт-психологии, которые были впервые опубликованы в Psychologische Forschung между 1921 и 1938 годами.

Heider, Fritz 1958 Психология межличностных отношений. Нью-Йорк: Wiley.

Хелсон, Гарри 1964 Теория уровня адаптации: экспериментальный и систематический подход к поведению. Нью-Йорк: Харпер.

Хенле, Мэри (редактор) 1961 Документы по гештальт-психологии. Беркли: Univ. Калифорнийской прессы.

Хенле, Мэри 1965 О гештальт-психологии. Страницы 276–292 в Benjamin B. Wolman and Ernest Nagel (редакторы), Scientific Psychology. Нью-Йорк: Основные книги.

Катона, Джордж (1940) 1949 Организация и запоминание: исследования по психологии обучения и преподавания. Нью-Йорк: Колумбийский университет. Нажмите.

Кац, Дэвид (1911) 1935 Мир цвета. Лондон: Рутледж. → Впервые опубликовано на немецком языке как Die Erscheinungsweisen der Farben und ihre Beeinfliissung durch die Individual Erfahrung. Пересмотренное и дополненное издание было опубликовано в 1930 году под названием Der Aufbauder Farbwelt.

Коффка, Курт (1921) 1928 Рост разума: Введение в детскую психологию. 2-е изд., Изм. Нью-Йорк: Харкорт: → Впервые опубликовано как Die Grundlagen der mentalischen Entwicklung: Eine Einfiihrung in die Kinderpsychologie. Первое рассмотрение вопросов обучения и воспитания с точки зрения гештальт-психологии.

Коффка, Курт 1922 Восприятие: Введение в гештальт-теорию . Психологический бюллетень 19: 531–585.

Коффка, Курт 1935 Принципы гештальт-психологии. Нью-Йорк: Харкорт. → Единственное комплексное лечение гештальт-психологии; одним из его ведущих деятелей.

Коффка Курт 1940 Проблемы психологии искусства. Страницы 180-273 в Art: Bryn Mawr Symposium, Ричарда Бернхеймера и др.Bryn Mawr Notes and Monographs, Vol. 9. Колледж Брин-Маур (Пенсильвания).

Кёлер, Вольфганг (1917) 1956 Ментальность обезьян. 2-е изд., Изм. Лондон: Рутледж. → Впервые опубликовано на немецком языке. Издание в мягкой обложке было опубликовано в 1959 году издательством Random House. Известное исследование интеллекта обезьян и концепции проницательности.

Кёлер, Вольфганг (1920) 1924 Die physischen Gestalten in Ruhe und im stationaren Zustand. Эрланген (Германия): Philosophische Akademie.

Кёлер, Вольфганг (1929) 1947 Гештальт-психология. Ред. Ред. Нью-Йорк: Liveright. → Издание в мягкой обложке было опубликовано в 1947 году Новой американской библиотекой. Первая общая экспозиция движения; классический психолог в литературе.

Кёлер, Вольфганг 1938 Место ценности в мире фактов. Нью-Йорк: Liveright.

Кёлер, Вольфганг 1940 Динамика в психологии. Нью-Йорк: Liveright. → Теория поля в восприятии и памяти. Работа, которая развивает предыдущие идеи и предвещает последующие направления исследований.

Кёлер, Вольфганг 1941 О природе ассоциаций. Американское философское общество, Proceedings 84: 489–502.

Кёлер, Вольфганг 1951 Определение отношений в восприятии. Страницы 200-230 в Ллойд А. Джеффресс (редактор), Церебральные механизмы в поведении. Нью-Йорк: Wiley.

Кёлер, Вольфганг 1958 Перцептивная организация и обучение. Американский журнал психологии 71: 311–315.

Кёлер, Вольфганг; и Уоллах, Ганс 1944 Фигурные Последствия: Исследование Зрительных Процессов.Американское философское общество, Proceedings 88: 269–357.

Левин, Курт (1926–1933) 1935 Динамическая теория личности : избранные статьи. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. → Статьи впервые опубликованы на немецком языке.

Левин, Курт (1939–1947) 1963 Теория поля в социальных науках: избранные теоретические статьи. Отредактировал Дорвин Картрайт. Лондон: Тависток.

Мишотт А. (1946) 1963 Восприятие причинности. Лондон: Метуэн. → Впервые опубликовано на французском языке.

Осгуд, Чарльз Э. (1953) 1959 Метод и теория в экспериментальной психологии. Нью-Йорк: Oxford Univ. Нажмите.

Рубин, Эдгар (1915) 1921 Visuell wahrgenommene Figuren: Studien в психологическом анализе. Копенгаген: Гилендал. → Впервые опубликовано на датском языке.

Ternus, Josef 1926 Experimentelle Untersuchungen über phänomenale Identitat. Psychologische Forschung 7: 81–136.

Уоллах, Х. 1940 Роль движений головы, вестибулярных и визуальных сигналов в локализации звука. Журнал экспериментальной психологии 27: 339–368.

Wallach, H .; и О’Коннелл Д. Н. Эффект кинетической глубины 1953 г. Журнал экспериментальной психологии 45: 205–217.

Wallach, H .; О’Коннелл, Д. Н .; и Neisser, U. 1953 Эффект памяти визуального восприятия трехмерной формы. Журнал экспериментальной психологии 45: 360–368.

Вертхаймер, Макс (1912–1920) 1925 Drei Abhandlungen zur Gestalttheorie. Эрланген (Германия): Philosophische Akademie.→ Содержит три ранних статьи: «Über das Denken der Naturfölker», впервые опубликованный в 70-м томе в Zeitschrift für Psychologie; «Experimentelle Studien uber das Sehen von Beweg-ung», опубликованная в томе 61; и Über Schlafs-prozesse im produktiven Denken.

Вертхаймер, Макс (1925) 1944 Гештальт-теория. Социальные исследования 11: 78–99. → Впервые опубликовано на немецком языке.

Вертхаймер, Макс 1934 Об истине. Социальные исследования 1: 135–146.

Вертхаймер, Макс 1935 Некоторые проблемы теории этики. Социальные исследования 2: 353–367.

Вертхаймер, Макс 1937 О концепции демократии. Страницы 271-285 в Макс Асколи и Фриц Леманн (редакторы), Политическая и экономическая демократия. Нью-Йорк: Нортон.

Вертхаймер, Макс (1945) 1961 Продуктивное мышление. Enl. ред., отредактированный Майклом Вертхаймером. Лондон: Тависток. → Опубликовано посмертно; продукт всей жизни, посвященной проблемам мышления, логики и образования.

Вульф, Фридрих 1922 Uber die Veranderung von Vor-stellungen. Psychologische Forschung 1: 333–373.

ВТОРИЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Олпорт, Флойд Х. 1955 Теории восприятия и концепция структуры. Нью-Йорк: Wiley.

Скучно, Эдвин Г. (1929) 1950 A История экспериментальной психологии. 2-е изд. Нью-Йорк: Эпплтон.

Guillaume, P. 1937 La Psyologie de la forme. Париж: Фламмарион.

Heidbreder, Edna 1933 Семь психологий. Нью-Йорк: Аплтон.

Хенле, Мэри 1965 О гештальт-психологии. Страницы 276–292 в Бенджамине Б. Вольмане и Эрнесте Нагеле (редакторы), Научная психология. Нью-Йорк: Основные книги.

Мецгер, Вольфганг (1940) 1954 Psychologie. 2-е изд. Дармштадт (Германия): Steinkopff.

Петерманн, Бруно (1929) 1932 Гештальт-теория и проблема конфигурации. Нью-Йорк: Харкорт. → Впервые опубликовано как Gestalttheorie und das Gestaltproblem.

Прентис, В. К. Х. 1959 Систематическая психология Вольфганга Келера. Том 1, страницы 427-455 в Sigmund Koch (редактор), Psychology: The Study of Science. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Scheerer, Martin 1931 Die Lehre von der Gestalt. Берлин: Грюйтер.

Вудворт, Роберт С. (1931) 1964 Современные школы психологии. 3-е изд. Нью-Йорк: Рональд. → См. Особенно страницы 214–250 «Гештальт-психология».

Что такое гештальт-психология? Определение, принципы и примеры

  1. Теории
  2. Гештальт-психология

Наталия Бустаманте, опубликовано 15 ноября 2021 г. мозг воспринимает переживания.Это предполагает, что структуры, воспринимаемые как единое целое, обладают определенными свойствами, которые отличаются от суммы их отдельных частей.

  • Например, при чтении текста человек воспринимает каждое слово и предложение в целом со смыслом, а не отдельные буквы; и хотя каждая буквенная форма является независимой индивидуальной единицей, большее значение текста зависит от расположения букв в определенной конфигурации.
  • Гештальт вырос из области психологии в начале 19 века.Австрийские и немецкие психологи начали исследовать склонность человеческого разума пытаться разобраться в окружающем мире посредством автоматической группировки и ассоциации.
  • Принципы гештальта, или законы восприятия, объясняют, как действует это поведение «поиска паттернов». Они предлагают мощную основу для понимания человеческого восприятия, но при этом их легко усвоить и реализовать.
  • По этой причине законы гештальта привлекают не только психологов, но и художников, преподавателей и коммуникаторов.
  • Что означает гештальт?

    В вольном переводе немецкое слово «гештальт» (произносится как «ге-штальт») означает «конфигурация» или «структура». Это ссылка на то, как отдельные компоненты структурированы нашим восприятием как психическое целое (Wulf, 1996). Эта структура дает научное объяснение того, почему изменения в расстоянии, организации и времени могут радикально изменить способ получения и усвоения информации.

    Как сформировался гештальт-подход?

    Два основных философских влияния гештальта — это кантианская эпистемология и феноменологический метод Гуссерля.

    И Кант, и Гуссерльс стремились понять человеческое сознание и восприятие мира, утверждая, что эти психические процессы не полностью опосредуются рациональным мышлением (Хорхе, 2010).

    Точно так же исследователи гештальта Вертхаймер, Коффка и Колер заметили, что человеческий мозг имеет тенденцию автоматически организовывать и интерпретировать визуальные данные посредством группирования.

    Они предположили, что из-за этих «умственных сокращений» восприятие целого отличается от суммы отдельных элементов.Идея о том, что целое отличается от суммы его частей — центральный принцип гештальт-психологии — бросила вызов господствовавшей в то время теории структурализма.

    Эта школа мысли защищала, что психические процессы должны быть разбиты на их основные компоненты, чтобы сосредоточиться на них индивидуально.

    Структуралисты считали, что сложные восприятия можно понять, определив примитивные ощущения, которые они вызывают — например, точки, образующие квадрат, или определенные высоты в мелодии.

    Гештальт, напротив, предлагает противоположный путь. Он утверждает, что целое схватывается еще до того, как мозг воспринимает отдельные части — например, когда, глядя на фотографию, мы видим изображение лица, а не носа, двух глаз и формы подбородка.

    Следовательно, чтобы понять субъективную природу человеческого восприятия, мы должны выйти за пределы отдельных частей, чтобы сосредоточиться на целом.

    Гештальт-психологи

    Макс Вертхаймер

    Первой статьей в «Гештальт-психологии» стали «Экспериментальные исследования восприятия движения » Макса Вертхаймера, опубликованные в 1912 году.Вертхаймер, работавший тогда в Институте психологии во Франкфурте-на-Майне, описал в этой статье визуальную иллюзию, называемую кажущимся движением.

    Кажущееся движение — это восприятие движения, которое возникает в результате просмотра быстрой последовательности статических изображений, как это происходит в фильмах или в книжках-книжках.

    Вертхаймер понял, что восприятие целого (группы фигур в последовательности) радикально отличается от восприятия его компонентов (каждого статичного изображения).

    Вольфганг Кёлер

    Вольфганг Кёлер особенно интересовался физикой и естественными науками.Он представил концепцию психофизического изоморфизма, утверждая, что то, как воспринимается стимул, зависит от общего состояния мозга при его восприятии (Shelvock, 2016).

    Он считал, что органические процессы имеют тенденцию эволюционировать к состоянию равновесия — очень похоже на мыльные пузыри, которые начинаются в различных формах, но всегда имеют тенденцию превращаться в идеальные сферы, потому что это их минимальное энергетическое состояние.

    Таким же образом человеческий мозг «сходится» к состоянию минимальной энергии посредством процесса упрощения восприятия — механизма, который он назвал Прагнанцем (Rock & Palmer, 1990).

    Курт Коффка

    Коффка способствовал расширению гештальт-приложений за пределы визуального восприятия. В своей основной статье Принципы гештальт-психологии (1935) он подробно описал применение законов гештальт к таким темам, как двигательное действие, обучение и память, личность и общество.

    Он также сыграл ключевую роль в распространении теории гештальта в США, куда он эмигрировал после подъема нацизма в Германии.

    Гештальт-законы организации восприятия

    Принципы гештальта, или законы восприятия, были формализованы Вертхаймером в договоре, опубликованном в 1923 году и доработанном Келером, Коффкой и Мецгером.

    Принципы основаны на естественной склонности человека находить порядок в беспорядке — процессе, который происходит в мозге, а не в органах чувств, таких как глаз. Согласно Вертхаймеру, разум «понимает» стимулы, улавливаемые глазами, следуя предсказуемому набору принципов.

    Мозг применяет эти принципы таким образом, чтобы люди могли воспринимать единообразные формы, а не просто наборы несвязанных изображений.

    Хотя эти принципы действуют предсказуемо, на самом деле они представляют собой умственные сокращения для интерпретации информации.В качестве ярлыков они иногда совершают ошибки — и поэтому могут привести к неправильному восприятию.

    • Prägnanz : Закон Prägnanz также называют «законом простоты» или «законом хорошего числа». В нем говорится, что, сталкиваясь с набором неоднозначных или сложных объектов, человеческий мозг стремится сделать их как можно более простыми. «Хорошая фигура» — это объект или изображение, которое легко воспринимается как единое целое. Хороший пример этого процесса — наше восприятие олимпийского логотипа.Мы склонны видеть перекрывающиеся круги (более простой вариант), а не серию изогнутых соединенных линий (Dresp-Langley, 2015).
    • Сходство : Этот закон предполагает, что мы склонны группировать формы, объекты или элементы дизайна, которые имеют некоторое сходство — будь то с точки зрения цвета, формы, ориентации, текстуры или размера.
    • Окрестности : Закон близости гласит, что формы, объекты или элементы дизайна, расположенные рядом друг с другом, обычно воспринимаются как группа. И наоборот, случайно расположенные предметы обычно воспринимаются как изолированные.Этот принцип может применяться с целью привлечь внимание к ключевым элементам в дизайне: чем ближе визуальные элементы друг к другу, тем больше вероятность, что они будут восприниматься как связанные друг с другом, а слишком большое отрицательное пространство между элементами служит для изоляции их друг от друга.
    • Общий регион : Этот закон предлагает, чтобы элементы, расположенные в одной и той же замкнутой области — например, внутри круга или формы, — как правило, воспринимались как принадлежащие к одной и той же группе.Эти четко определенные границы между внутренней и внешней стороной формы создают более сильную связь между элементами и могут даже подавить закон близости или подобия.
    • Непрерывность : Этот закон утверждает, что формы, объекты или элементы дизайна, расположенные таким образом, чтобы предполагать линии, кривые или плоскости, будут восприниматься как таковые, а не как отдельные элементы. Мы перцептивно группируем элементы вместе, чтобы сформировать непрерывный образ.
    • Закрытие : Этот закон предполагает, что человеческий мозг имеет естественную тенденцию визуально закрывать пробелы в формах, особенно при распознавании знакомых изображений.Когда информация отсутствует, мы фокусируемся на том, что есть, и автоматически «заполняем» недостающие части знакомыми линиями, цветами или узорами. После того, как форма была идентифицирована, даже если появляются дополнительные пробелы, мы все равно стремимся визуально заполнить форму, чтобы сделать их стабильными. Знаменитый логотип IBM является одним из примеров примененного закрытия: синие горизонтальные линии расположены в три ряда, которые мы «закрываем», чтобы сформировать буквенные формы (Graham 2008).

    Классические принципы гештальта были расширены в различных направлениях.Вышеуказанные являются одними из наиболее часто цитируемых, но есть и другие, такие как принцип симметрии (симметричные компоненты, как правило, группируются вместе) и принцип общей веры (элементы, как правило, воспринимаются как сгруппированные вместе, если они движутся вместе) .

    Приложения гештальта

    Гештальт-психология и законы восприятия повлияли на исследования множества дисциплин, включая лингвистику, дизайн, архитектуру и визуальную коммуникацию.

    Гештальт-терапия

    Гештальт-терапия была основана Фредериком (Фриц) и Лорой Перлз в 1940-х годах.Он фокусируется на феноменологическом методе осознания, который отличает восприятия, чувства и действия от их интерпретаций.

    Он считает, что объяснения и интерпретации менее надежны, чем конкретные — то, что непосредственно воспринимается и ощущается. Это терапия, основанная на диалоге, в котором пациенты и терапевты обсуждают различные точки зрения (Yontef, G, 1993).

    Дизайн

    Профессор и специалист в области дизайна Грегг Берриман указал в своей книге Заметки о графическом дизайне и визуальной коммуникации (1979), что «факторы восприятия гештальта создают визуальную систему координат, которая может предоставить дизайнеру возможность надежная психологическая основа пространственной организации графической информации ».

    По сути, Гештальт предоставил основу понимания, на основе которой дизайнеры могут принимать решения. То, что привлекло внимание художников и дизайнеров гештальт-теории, — это попытка объяснить «поиск шаблонов» в человеческом поведении.

    Гештальт-законы обеспечивали научное обоснование композиционной структуры и использовались дизайнерами в середине двадцатого века для объяснения и улучшения визуальной работы.

    Они особенно полезны при создании значимых и организованных плакатов, журналов, логотипов и рекламных щитов.В последнее время они также стали применяться при разработке веб-сайтов, пользовательских интерфейсов и цифровых технологий (Graham 2008).

    Разработка продукта

    Форма продукта, а также другие атрибуты восприятия, такие как цвет и текстура, имеют решающее значение при принятии покупателем решения о покупке.

    Гештальт-законы были приняты при разработке продукта в подходах, которые учитывают то, как целевой клиент будет воспринимать конечный продукт.

    Рассматривая эти представления, разработчик продукта может лучше понять потенциальные риски, двусмысленность и значение продукта, над которым он или она работает (Cziulik & Santos 2012).

    Образование и обучение

    В образовании теория гештальта применялась как реакция на бихевиоризм, которая сводила переживания к простым размышлениям «стимул-реакция».

    Гештальт предлагал студентам воспринимать цель обучения целиком, а затем обнаруживать отношения между частями и целым. Это означало, что учителя должны представить основные рамки урока в виде организованной и содержательной структуры, а затем перейти к деталям.

    Это поможет студентам понять связь между содержанием и общей целью урока.Также возникли проблемные методики обучения, основанные на принципах гештальт.

    Когда учащиеся знакомятся с проблемой в целом, они могут «разобраться» в ней, прежде чем приступить к интроспективному мышлению, чтобы проанализировать связь между элементами и выработать независимые решения (eliköz et al, 2019).

    Маркетинг

    Принципы гештальта применяются к дизайну рекламы, упаковки и даже физических магазинов.

    Исследователи, которые исследовали, как потребители формируют общее впечатление об объектах потребления, обнаружили, что они обычно объединяют визуальную информацию со своей собственной оценкой конкретных характеристик (Zimmer & Golden, 1988).

    Более поздние приложения также анализируют, как восприятие потребителей применимо к средам онлайн-покупок. Таким образом, фундаментальные законы гештальта применяются к архитектуре сайта и визуальному воздействию (Demangeot, 2010).

    Наследие гештальта

    Большинство психологов считают, что школа гештальт как теоретическая область изучения умерла вместе со своими отцами-основателями в 1940-х годах. Этому снижению могли способствовать две основные причины.

    Первая причина — институциональные и личные ограничения: после того, как они покинули Германию, Ветхаймер, Коффка и Кёлер получили должности, на которых они могли проводить исследования, но не могли готовить кандидатов наук.

    В то же время большинство студентов и исследователей, оставшихся в Германии, расширили сферу своих исследований за пределы гештальт-тематики.

    Второй причиной упадка гештальт-психологии были эмпирические открытия, опровергающие теорию электрического поля Келера, которая стремилась объяснить функционирование мозга.

    Нейробиология и когнитивная наука возникли в 1960-х годах как более сильные основы для объяснения функционирования мозга. Тем не менее, почти все студенты-психологи могут рассчитывать найти в своих учебниках хотя бы одну главу, посвященную гештальт-психологии.

    Точно так же фундаментальные вопросы о субъективной природе восприятия и осознания все еще рассматриваются в современных научных исследованиях — с учетом преимуществ использования передовых методов, которые не были доступны гештальтистам в первой половине XX века (Wagemans et al, 2012).

    Об авторе

    Наталия Бустаманте — бразильский журналист и педагог с 7-летним опытом работы с молодежью. В настоящее время она получает степень магистра образования в Гарвардской высшей школе образования.

    Как ссылаться на эту статью:
    Как ссылаться на эту статью:

    Bustamante, N. (2021, 13 октября). Что такое гештальт-психология? Определение и примеры . Просто психология. www.simplypsychology.org/what-is-gestalt-psychology.html

    Ссылки

    Berryman, G. (1979). Примечания по графическому дизайну и визуальной коммуникации. Лос Альтос. Уильям Кауфманн. Inc., t979.

    Cziulik, C., & dos Santos, F.Л. (2011). Подход к определению формальных требований к разработке продукта в соответствии с принципами гештальт. Продукт: Менеджмент и развитие, 9 (2), 89-100.

    eliköz, N., Erisen, Y., & Sahin, M. (2019). Теории когнитивного обучения с упором на скрытое обучение, теории гештальта и обработки информации. Подача онлайн, 9 (3), 18-33.

    Демангеот, К., Бродерик, А. Дж. (2010). Восприятие потребителями среды онлайн-покупок: гештальт-подход. Психология и маркетинг, 27 (2), 117-140.

    Дресп-Лэнгли, Б. (2015). Принципы перцептивного группирования: значение для хирургии под визуальным контролем. Границы в психологии, 6, 1565.

    Грэм, Л. (2008). Гештальт-теория в интерактивном медиа-дизайне. Журнал гуманитарных и социальных наук, 2 (1).

    Хорхе, MLM. (2010) Implicaciones eptemológicas de la noción de forma en la psicología de la Gestalt. Revista de Historia de la Psicología. т. 31, номер. 4 (diciembre)

    О’Коннор, З. (2015). Цвет, контраст и гештальт-теории восприятия: влияние на современный дизайн визуальных коммуникаций.Исследование и применение цвета, 40 (1), 85-92.

    Рок, И., и Палмер, С. (1990). Наследие гештальт-психологии. Scientific American, 263 (6), 84-91.

    Шелвок, М. Т. (2016). Гештальт-теория и сведение аудио. Инновации в музыке II, 1-14.

    Wagemans, J., Elder, J.H., Kubovy, M., Palmer, S.E., Peterson, M.A., Singh, M., & von der Heydt, R. (2012). Век гештальт-психологии в визуальном восприятии: I. Перцептивная группировка и организация фигура-фон.Психологический бюллетень, 138 (6), 1172.

    Йонтеф, Г., и Симкин, Дж. (1993). Гештальт-терапия: Введение. Гештальт-журнал Press.

    Циммер М. Р. и Голден Л. Л. (1988). Впечатления от розничных магазинов: контент-анализ потребления. Journal of Retailing, 64 (3), 265.

    Дополнительная информация

    Wagemans, J., Elder, JH, Kubovy, M., Palmer, SE, Peterson, MA, Singh, M., & von der Heydt, R. (2012). Век гештальт-психологии зрительного восприятия: I.Перцептивная группировка и организация фигуры и фона. Психологический вестник, 138 (6), 1172. Раффаньино, Р. (2019). Эффективность гештальт-терапии: систематический обзор эмпирических данных. Открытый журнал социальных наук, 7 (6), 66-83. сообщить об этом объявлении

    Гештальт-психология — Лаборатория принятия решений

    Возникнув на основе немецкой и австрийской психологической мысли, гештальт-школа началась в 1912 году. Вертхаймер намеревался объяснить оптическую иллюзию видимого движения, когда две статические световые точки, похожие на лампочки, падают в быстрой последовательности, причем одна из них следует за другой на небольшом расстоянии. расстояние.

    То, что он описывал, было феноменом фи, позже признанным фундаментальным принципом кино; Когда мы идем в кинотеатр, фильм не кажется нашим глазам, как будто кинолента быстро пролистывает кучу кадров. Похоже на одно законченное изображение.

    Рис. 1: Пример явления фи, где неподвижные точки света, движущиеся в быстрой последовательности, создают видимость движения по кругу.

    Наша способность воспринимать движение неподвижных изображений заставила Вертхаймера задаться вопросом, как мы изучаем восприятие.Фактически, феномен фи бросил вызов центральному аспекту структурализма, преобладающей психологической модели мышления того времени. В то время как атомистическое допущение структурализма предполагало, что сознание можно разбить на предполагаемые базовые элементы, эксперимент Вертхаймера показал, что конфигурация таких элементов может полностью изменить восприятие целого.

    Этот ранний эксперимент послужил толчком к переосмыслению того, как проводится научный анализ, и вдохновил на более целостный подход.После открытия феномена фи Келер и Коффка (которые внесли значительный вклад в эксперименты Вертхаймера) приступили к созданию систематического научного исследования недостатков атомистических и структуралистских объяснений опыта. 5

    В физике и химии тела состоят из молекул, атомов и частиц. Для вундтианского структурализма казалось естественным сначала определить простейшие составные части психики, изучить их изолированно и установить, как они объединяются, чтобы сформировать воспринимаемые объекты, которые мы переживаем.

    Поскольку психология была новой наукой в ​​начале 1900-х годов, ученые предположили, что ее изучение должно следовать модели более зрелых естественных наук. Они приняли то, что Вертхаймер назвал «доктриной мозаики»: предпочтение анализа, который разлагает психическую реальность на ее элементарные составные части, и вытекающее из этого атомистическое допущение. 6

    Гештальт-психология бросила вызов этой методологии, предположив, что существуют определенные свойства, которые не могут быть отражены конкретным элементом, а вместо этого являются свойствами целого.Например, разбиение песни на отдельные ноты сделало бы мелодию непонятной, тем самым сделав свойство мелодии гештальт-качеством.

    Фактически, его немецкое название Gestalttheorie — гештальт-обозначение (по-немецки) для обозначения организованной структуры, глобальной конфигурации, организма — отражает этот подход и резко контрастирует со статус-кво того времени.

    Гештальт в популярной психологии — IResearchNet

    Одно из самых влиятельных движений в истории психологии, школа гештальт психологии, родилась, когда группа немецких исследователей описала принципы, которые управляют человеческим восприятием знакомых стимулов.В то время психологи, такие как Вильгельм Вундт, сосредотачивались на попытках разбить человеческий когнитивный и перцептивный опыт на их составные части, следуя примеру химии и физиологии. Однако гештальт-психологи утверждали, что люди воспринимают образы и звуки как организованные паттерны, а не как отдельные компоненты, и восприятие всего этого паттерна становится чем-то большим, чем простая сумма его частей.

    Немецкое слово гештальт можно примерно перевести как «целый объект» или «целостный образец», поэтому эти исследователи стали известны как гештальт-психологи.Самыми известными среди них были Макс Вертхаймер, Курт Коффка и Вольфганг Кёлер. Они предложили несколько принципов, описывающих, как система восприятия интерпретирует исходную сенсорную информацию, которую они часто тестировали и демонстрировали с помощью оптических иллюзий, некоторые из которых проиллюстрированы здесь:

    • Близость: объекты или события, расположенные близко друг к другу, воспринимаются как принадлежащие друг другу. Например, следующий шаблон обычно описывается как 3 пары крестиков, а не как 6 крестиков (хотя это также точно описывает его): XX XX XX.
    • Сходство: похожие элементы автоматически воспринимаются как принадлежащие к группе. Приведенный ниже шаблон обычно описывается в терминах столбцов X и Os, а не в виде смешанных строк. Икс, кажется, принадлежат друг другу, как и Ос.

    X O X O

    Х О Х О

    Х О Х О

    Х О Х О

    • Непрерывность: ощущения, создающие непрерывную форму, воспринимаются как таковые. Например, на рисунке на следующей странице большинство людей будут воспринимать прямую линию, пересеченную изогнутой линией, а не две изогнутые линии, которые касаются прямой линии в одной и той же точке.

    • Завершение: Мы мысленно заполняем недостающие части незавершенных объектов — мы можем мысленно заполнять пробелы, которые появляются на картинке. Например, на рисунке ниже большинство людей будет воспринимать треугольник, даже если на самом деле изображен набор из трех неполных кругов.

    • Общая судьба: Стимулы, которые движутся вместе в одном направлении и с одинаковой скоростью, воспринимаются вместе. Вот почему так популярно делать «волну» на стадионах; наблюдателям, находящимся через поле, это видится как единое плавное движение большого объекта, толпы, а не как большое количество людей, движущихся по отдельности.

    Название «Гештальт» также применялось к типу терапии, которая имеет мало общего с одноименными исследованиями восприятия и познания. Гештальт-терапия — это смесь идей из психоанализа, гуманистической психологии и работы гештальт-психологов. Он сосредоточен на идее о том, что люди создают свою собственную внутреннюю реальность, а психологический рост требует восприятия, осознания и действия в соответствии с истинными чувствами.

    Считается, что симптомы психического расстройства являются результатом того, что люди не осознают все аспекты себя, и поэтому гештальт-терапия предназначена для создания условий, которые позволяют клиентам стать более самосознательными и принимать себя и, таким образом, снова расти. .Это часто требует конфронтации, когда терапевт подталкивает клиентов к признанию дискомфортных ощущений или указывает на несоответствия в том, что они говорят, с акцентом на важность языка тела в раскрытии чувств, которые клиент не осознает.

    Артикул:

    1. Келер, В. Гештальт-психология: введение в новые темы современной психологии. Нью-Йорк: Ливерит, 1992;
    2. Perls, F. S. и Wysong, J. Gestalt Therapy Verbatim.Хайленд, Нью-Йорк: Gestalt Journal Press, 1992.

    Гештальт-психология — Wikiquote

    Гештальт-психология или гештальтизм (нем. Gestalt [ɡəˈʃtalt] «форма, форма») — это философия разума Берлинской школы экспериментальной психологии. Гештальт-психология — это попытка понять законы, лежащие в основе способности приобретать и поддерживать значимые восприятия в очевидно хаотическом мире. Центральный принцип гештальт-психологии состоит в том, что разум образует глобальное целое с тенденциями к самоорганизации.

    Цитаты расположены в хронологическом порядке
    XIX век
    • Разве невозможно представить себе, что каждый тон представляет собой сплав суммы еще более примитивных элементов со связанными с ними гештальт-качествами? … Невозможно выдвинуть убедительный аргумент даже против возможности того, что мы, возможно, еще глубже проникая таким образом, наконец, не придем к единому прото-качеству или, по крайней мере, к единому качественному континууму, из которого различные содержания ( цвета, тона, Y) генерируются путем слияния различных комбинаций с гештальт-качествами, связанными с ними, [так что] никто больше не может уклоняться от идеи, что тона и цвета могут быть представлены как продукты гораздо более высокой степени усложнение протоэлементов пока неизвестно.
    ХХ век, первая половина
    • Основной тезис теории гештальта можно сформулировать так: существуют контексты, в которых происходящее в целом не может быть выведено из характеристик отдельных частей, а наоборот; то, что происходит с частью целого, в определенных случаях определяется законами внутренней структуры этого целого.
      • Макс Вертхаймер (1920/1945), Продуктивное мышление. Издательство Harper & Row.п. 84
    • Целостность [Ganzheit], гештальт, является основным атрибутом жизни.
      • Людвиг фон Берталанфи (1928) Kritische Theorie der Formbildung . Gebrüder Borntraeger. Переведено Дж. Вудгером как Современные теории развития: введение в теоретическую биологию . Оксфорд (Великобритания): Clarendon Press, 1933. стр. 225
    • Даже эти скромные объекты показывают, что наша реальность не является простым сочетанием элементарных фактов, но состоит из единиц, в которых не существует части сама по себе, где каждая часть указывает за пределы себя и подразумевает большее целое.Факты и значение перестают быть двумя понятиями, принадлежащими к разным сферам, поскольку факт всегда является фактом в внутренне связном целом. Мы не могли решить организационную проблему, решая ее по каждому пункту отдельно, один за другим; решение должно было прийти для всего. Таким образом, мы видим, как проблема значимости тесно связана с проблемой отношения между целым и его частями. Сказано: целое больше, чем сумма его частей. Правильнее сказать, что целое — это нечто иное, чем сумма его частей, , потому что суммирование — бессмысленная процедура, в то время как отношение целого к частям имеет смысл.
      • Курт Коффка. Принципы гештальт-психологии, 1935. стр. 176
    • Теоретическая психология в ее нынешнем состоянии должна попытаться разработать систему понятий, которая показывает все характеристики гештальта, в котором любая часть зависит от всех остальных частей. Поскольку у нас еще нет знания фактов, которое действительно достаточно для определения этой системы понятий, и поскольку, с другой стороны, это знание «фактов» не может быть получено без развития этой системы понятий, кажется, что существует только один способ открытый: продвигаться медленно, пробными шагами, довольно неохотно принимать решения, всегда держать в поле зрения всю область психологии и оставаться в тесном контакте с реальной работой психологических исследований.
      • Курт Левин (1936) Принципы топологической психологии . Пер. Фриц Хайдер и Грейс М. Хайдер. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. п. viii.
    • [Гештальт — это] система, части которой динамически связаны таким образом, что изменение одной части приводит к изменению всех других частей.
      • Курт Левин (1936) Принципы топологической психологии . Пер. Фриц Хайдер и Грейс М. Хайдер. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. п. 218
    ХХ век, вторая половина
    • Можно сказать психологические процессы, такие как мотивы, намерения, настроения и т. Д., являются основными процессами, которые проявляются в явном поведении и выражении различными способами.
      • Фриц Хайдер (1958), Психология межличностных отношений. Нью-Йорк: Wiley p. 34
    Субъект гештальт-демонстрации знает, что его восприятие изменилось, потому что он может заставлять его многократно перемещаться вперед и назад, пока он держит ту же книгу или лист бумаги в руках …
    • Субъект гештальт-демонстрации знает, что его восприятие изменилось, потому что он может заставлять его многократно перемещаться вперед и назад, пока он держит ту же книгу или лист бумаги в руках.Зная, что в его окружении ничего не изменилось, он все больше обращает внимание не на фигуру (утка или кролик), а на линии бумаги, на которую он смотрит. В конечном итоге он может даже научиться видеть эти линии, не видя ни одной из фигур, и тогда он может сказать (что он не мог законно сказать ранее), что именно эти линии он действительно видит, но что он видит их попеременно как утку и как кролик. … Как и во всех подобных психологических экспериментах, эффективность демонстрации зависит от ее способности анализировать таким образом.Если не было внешнего стандарта, в отношении которого можно было продемонстрировать переключение зрения, нельзя было сделать никаких выводов об альтернативных возможностях восприятия.
      • Томас Кун. Структура научных революций. Издательство Чикагского университета, 1962 год; п. 114 (3-е изд.)
    • В Германии 1920-х гг., Веймарской республике и организмическая биология, и гештальт-психология были частью более широкого интеллектуального течения, которое рассматривало себя как движение протеста против растущей фрагментации и отчуждения человеческая природа.Вся веймарская культура характеризовалась антимеханистическим мировоззрением, «жаждой целостности». Органическая биология, гештальт-психология, экология, а позднее и общая теория систем выросли из этого целостного духа времени.
    • Вопросы об искусстве, личностях и стилях жизни на самом деле носят довольно технический характер. Они просят нас объяснить, что происходит среди агентов нашего разума. Но это предмет, о котором мы никогда особо не разбирались … На такие вопросы будут даны ответы со временем.Но это просто продлит ожидание, если мы будем продолжать использовать такие псевдообъясняющие слова, как «холистический» и «гештальт». … Это вредно, когда имя заставляет разум думать, что одни только имена приближают смысл.
    21 век
    • Новая историография логического эмпиризма начинается с повторного открытия Эрнста Маха (1838-1916) как предшественника гештальт-теории, эволюционной эпистемологии, (возможно, радикального) конструктивизма и современной исторически ориентированной философии. науки.
      • Фридрих Штадлер «Что такое Венский кружок?» в: Фридрих Штадлер (ред.) Венский круг и логический эмпиризм: переоценка и перспективы на будущее. Springer Science & Business Media, 2006. стр. xiii

    Внешние ссылки [править]

    Гештальт-психология — терапия, вклад, структура и методология

    Чтобы дать лучшее определение гештальт-психологии, можно сказать, что — Гештальт-психология — это школа психологии, которая зародилась в Австрии и Германии в начале двадцатого века как неодобрение Элементалисты Вильгельма Вундта и Эдварда Титченера, а также структуралистская психология.Это также называется гештальтизмом или конфигурационализмом.

    Значение гештальт-психологии

    Что означает теория гештальт? Немецкий термин «гештальт» описывается как «паттерн» или «конфигурация» в значении гештальт-психологии. По мнению гештальт-психологов, организмы интерпретируют целые структуры или конфигурации, а не только отдельные элементы. Поговорка «все, что есть нечто большее, чем сумма его частей» часто используется для резюмирования точки зрения определения гештальт-психологии.Близость, сходство, фоновая фигура, последовательность, завершенность и ассоциация — это гештальт-концепции, которые определяют, как люди интерпретируют визуальные эффекты по отношению к различным объектам и средам.

    Основатели гештальт-психологии: Вольфганг Кёлер, Макс Вертхаймер и Курт Коффка — основатели гештальт-психологии.

    Концепцию гештальт-психологии можно хорошо понять из приведенного ниже примера в виде картинки.

    [Изображение будет загружено в ближайшее время]

    Происхождение и история

    Гештальт-психология была разработана в начале двадцатого века Куртом Коффкой (1886–1941), Максом Вертхаймером (1880–1943) и Вольфгангом Кёлером (1887–1967) .Структурализм, как показали исследования Вильгельма Вундта (1832–1920), Германа фон Гельмгольца (1821–1894) и Эдварда Б. Титченера (1867–1927), в настоящее время является преобладающим взглядом в психологии.

    Структурализм был основан на трех тесно связанных теориях: «атомизм», вера в то, что весь разум, включая сложные абстрактные концепции, построен из основных, элементарных составляющих; «сенсационность», вера в то, что самые легкие компоненты, атомы восприятия, являются элементарными чувственными впечатлениями; и «сенсуализм», вера в то, что основные составляющие, атомы знания, являются элементарными чувственными впечатлениями, и, в-третьих, вера в то, что гораздо более сложные идеи возникают из ассоциации более простых идей, известна как «ассоцианизм».«Приведенные выше три гипотезы, взятые вместе, приводят к выводу, что разум развивает все впечатления, включая абстрактное мышление, исключительно из восприятий более низкого уровня, которые связаны исключительно своей близостью в пространстве и времени.

    Гештальтисты утверждали, что объективное Психологии следовало разбить сознание на якобы существенные компоненты, широко распространенная «атомистическая» точка зрения. Гештальт-психологи, с другой стороны, утверждали, не будет ли разбивка психологических процессов на более мелкие части способствовать большему пониманию психологии.

    Гештальт-психологи пришли к выводу, что восприятие психологического опыта как упорядоченного, организованного целого было наиболее продуктивным способом их интерпретации. Они утверждали, что психологическое «целое» имеет приоритет и что «части» определяются структурой целого, а не наоборот. Было видно, что метод, казалось, был сфокусирован на макроскопическом, а не микроскопическом взгляде на психологию.

    Согласно гештальт-теориям восприятия, человеческая природа склонна воспринимать объекты как целое, а не как сумму их частей.

    Гештальт-терапия

    Гештальт-психология отличается от гештальт-консультирования, которое лишь косвенно связано с гештальт-психологией. Фриц и Лаура Перлз, пионеры гештальт-терапии, сотрудничали с Куртом Гольдштейном, неврологом, который адаптировал концепции гештальт-психологии к правильному функционированию тела.

    Лаура Перлз работала гештальт-психологом, пока не стала психоаналитиком и участвовала в разработке гештальт-терапии вместе с Фрицем Перлзом. Тем не менее, остается спорным, насколько гештальт-психология повлияла на гештальт-терапию.В любом случае это отличается от гештальтпсихологии. Лаура Перлз предпочла не называть зарождающуюся современную терапию «гештальт», поскольку она считала, что гештальт-психологи могут возразить; но, с другой стороны, Фриц и Лаура Перлз явно поддержали некоторые исследования Гольдштейна. Большинство гештальт-психологов подчеркивали, что гештальт-терапия на самом деле не является разновидностью гештальт, несмотря на историческую связь и влияние.

    Вклад

    Гештальт-психология внесла значительный вклад в область психологии.Некоторые факты о восприятии, такие как восприятие движения, постоянство восприятия, восприятие контуров и перцептивные иллюзии, были продемонстрированы эмпирически и зафиксированы гештальтистами. Примером такого рода вклада является открытие Вертхаймером гипотезы фи.

    Помимо открытия перцептивных явлений, гештальт-психология внесла следующее: (а) новую теоретическую структуру и технику, (б) набор правил восприятия, (в) хорошо известный сборник законов перцепционной группировки, (г) теория решения проблем, ориентированная на интуицию, и (д) теория памяти.В следующих подразделах подробно рассматривается каждый из этих вкладов.

    Теоретическая основа и методология

    Гештальт-психологи следовали гештальт-подходу теоретических и методологических указаний, который стремился изменить способ проведения психологических исследований. Это контрастирует с исследованиями начала двадцатого века, сфокусированными на традиционных научных методах, которые разделяли объект анализа на набор элементов, которые можно было изучать отдельно с целью минимизации сложности объекта.

    Теоретические принципы изложены ниже:

    Свойства: Эмерджентность, овеществление, мультистабильность и инвариантность — ключевые концепции гештальт-систем.

    Организация «Фигура-фон»: поле восприятия (то, что человек видит и слышит) структурировано. Одна из форм организации восприятия — это организация на основе фигуры. Представление перцептивных элементов посредством их форм и относительного положения в структуре поверхностей в трехмерной среде известно как организация «фигура-фон».

    Прагнанц: Перцептивная группировка (также известная как перцептивная сегрегация) — это форма перцептивной организации, похожая на организацию «фигура-фон». Некоторые части поля восприятия организма, кажется, «связаны» более тесно, чем другие. Эти знания используются для обнаружения объектов. Процесс определения того, что представляют собой эти «биты» поля восприятия, известен как перцептивная группировка.

    Правило Прагнанца гласит, что люди устраняют неуверенность и незнакомость, когда они видят вселенную, позволяя им видеть реальность в ее самой основной форме.Устранение ненужных раздражителей способствует развитию смысла в уме. Восприятие порождает чувство глобальной регулярности, которому часто отдается приоритет перед пространственными отношениями в уме.

    Наследие

    Гештальт-психология столкнулась с трудностями при определении таких слов, как Prägnanz, детальных поведенческих предположений и формулировании тестируемых моделей фундаментальных нейронных механизмов. Его отчитали за то, что он был слишком подробным. Эти недостатки привели к росту недовольства гештальтизмом к середине двадцатого века, а также, как следствие, уменьшению влияния гештальтизма на психологию.Вместо этого упадка гештальт-психология часто служила основой для гораздо большего количества исследований последовательности и восприятия объектов, а также поведения, рассуждений, решения проблем и психопатологии.

    • Моделирование квантового познания: Сходства между гештальт-феноменами и квантовой механикой были отмечены такими учеными, как химик Антон Аманн, который заявил, что, хотя «сходства между квантовой механикой и гештальт-восприятием находятся на уровне притч», они все же могут дать ценные данные. в поле зрения.

    • Применение в современной социальной психологии: Вклад гештальт-теорий в обработку социальной информации может описывать эффект ореола. Индивидуальные предпочтения используются для применения конструктивных концепций социального познания. Они рассматривались в этом свете, как и человек, который их оценивает, продолжает видеть их в этом свете.

    • Перцептивная психология и современная когнитивная система: Некоторые из наиболее распространенных критических замечаний в адрес гештальтизма сосредоточены на предполагаемом предпочтении гештальтистами теории фактам, а также нехватке количественного анализа для поддержки идей гештальтизма.Согласно новому сборнику количественных исследований гештальт-восприятия, это не всегда обоснованная критика. Исследователи по-прежнему выдвигают свои теории о процессах, лежащих в основе гештальт-концепций, таких как теория подобия, к тесту.

    Другая важная критика включает отсутствие определения и обоснования некоторых физиологических выводов гештальтистов, а также отсутствие теоретической согласованности в современной гештальтпсихологии.

    • Использование в дизайне: несколько областей графического дизайна, включая пользовательскую картографию и дизайн интерфейса, используют правила гештальта.Например, правила сходства и близости могут использоваться для управления размещением переключателей. Они также использовались, чтобы сделать компьютеры и приложения более удобными для пользователя. Макет и дизайн ярлыков на рабочем столе в столбцах и строках являются двумя примерами.

    Гештальт-принципы восприятия — Психология

    OpenStaxCollege

    [latexpage]

    Цели обучения

    К концу этого раздела вы сможете:

    • Объясните связь фигуры с землей
    • Определите гештальт-принципы группирования
    • Опишите, как на набор восприятия влияют характеристики и психическое состояние человека

    В начале 20 века Макс Вертхаймер опубликовал статью, в которой продемонстрировал, что люди воспринимают движение в быстро мерцающих статических изображениях — понимание, которое пришло ему в голову, когда он использовал детский игрушечный тахистоскоп.Вертхаймер и его помощники Вольфганг Кёлер и Курт Коффка, которые позже стали его партнерами, считали, что восприятие включает в себя нечто большее, чем просто комбинирование сенсорных стимулов. Эта вера привела к новому движению в области психологии, известному как гештальт-психология. Слово гештальт буквально означает форму или образец, но его использование отражает идею о том, что целое отличается от суммы его частей. Другими словами, мозг создает восприятие, которое представляет собой нечто большее, чем просто сумму доступных сенсорных входов, и делает это предсказуемым образом.Гештальт-психологи преобразовали эти предсказуемые способы в принципы организации сенсорной информации. В результате гештальт-психология стала чрезвычайно влиятельной в области ощущений и восприятия (Rock & Palmer, 1990).

    Один гештальт-принцип — это отношение фигуры к фону. В соответствии с этим принципом мы склонны разделять наш визуальный мир на фигуры и фон. Фигура — это объект или человек, являющийся фокусом поля зрения, а земля — ​​это фон.Как показывает [ссылка], наше восприятие может сильно различаться в зависимости от того, что воспринимается как фигура, а что — за основу. Предположительно, наша способность интерпретировать сенсорную информацию зависит от того, что мы называем цифрой и что мы называем землей в каждом конкретном случае, хотя это предположение было поставлено под сомнение (Peterson & Gibson, 1994; Vecera & O’Reilly, 1998).

    Концепция отношения фигуры к фону объясняет, почему это изображение может восприниматься либо как ваза, либо как пара лиц.


    Другой гештальт-принцип организации сенсорных стимулов в осмысленное восприятие — это близость. Этот принцип утверждает, что вещи, которые расположены близко друг к другу, имеют тенденцию группироваться вместе, как показывает [ссылка].

    Гештальт-принцип близости предполагает, что вы видите (а) один блок точек с левой стороны и (б) три столбца с правой стороны.


    То, как мы что-то читаем, является еще одной иллюстрацией концепции близости.Например, мы читаем это предложение так, а не иначе. Мы группируем буквы данного слова вместе, потому что между буквами нет пробелов, и мы воспринимаем слова, потому что между каждым словом есть пробелы. Вот еще несколько примеров: Cany oum akes enseo ft hiss entence? Что означают эти слова?

    Мы могли бы также использовать принцип подобия для группирования вещей в наших визуальных полях. Согласно этому принципу, похожие вещи обычно группируются ([ссылка]).Например, при просмотре футбольного матча мы склонны группировать людей по цвету их формы. Наблюдая за наступательной атакой, мы можем получить представление о двух командах, просто сгруппировавшись по этому измерению.

    Глядя на этот массив точек, мы, вероятно, воспринимаем чередующиеся ряды цветов. Мы группируем эти точки по принципу подобия.


    Два дополнительных гештальт-принципа — это закон непрерывности (или хорошего продолжения) и завершения.Закон непрерывности предполагает, что мы с большей вероятностью воспринимаем непрерывные плавные плавные линии, а не неровные ломаные ([ссылка]). Принцип замыкания гласит, что мы организуем наши восприятия в целостные объекты, а не как серию частей ([ссылка]).

    Хорошее продолжение предполагает, что мы с большей вероятностью воспримем это как две пересекающиеся линии, а не как четыре линии, пересекающиеся в центре.


    Замыкание предполагает, что мы будем воспринимать полный круг и прямоугольник, а не серию сегментов.



    Посмотрите это видео, демонстрирующее реальные иллюстрации принципов гештальт.

    Согласно теоретикам гештальта, восприятие паттернов или наша способность различать разные фигуры и формы происходит при следовании принципам, описанным выше. Вы, вероятно, уверены, что ваше восприятие точно соответствует реальному миру, но это не всегда так. Наше восприятие основано на гипотезах восприятия: обоснованных предположениях, которые мы делаем при интерпретации сенсорной информации.Эти гипотезы основаны на ряде факторов, включая нашу личность, опыт и ожидания. Мы используем эти гипотезы для создания нашего перцептивного набора. Например, исследования показали, что те, кому дают вербальную прайминг, дают предвзятую интерпретацию сложных неоднозначных цифр (Goolkasian & Woodbury, 2010).

    Глубина восприятия: предубеждения, предубеждения и культурные факторы

    Из этой главы вы узнали, что восприятие — это сложный процесс.Созданные на основе ощущений, но под влиянием нашего собственного опыта, предубеждений, предрассудков и культур, восприятие может сильно отличаться от человека к человеку. Исследования показывают, что скрытые расовые предрассудки и стереотипы влияют на восприятие. Например, несколько исследований показали, что участники не-чернокожего населения быстрее идентифицируют оружие и с большей вероятностью идентифицируют не-оружие как оружие, если изображение оружия сочетается с изображением черного человека (Payne, 2001; Payne, Shimizu, И Джейкоби, 2005).Кроме того, белые люди принимают решение стрелять по вооруженной цели в видеоигре быстрее, когда целью является черный (Коррелл, Парк, Джадд и Виттенбринк, 2002; Коррелл, Урланд и Ито, 2006). Это исследование важно, учитывая количество очень громких случаев за последние несколько десятилетий, когда молодые чернокожие были убиты людьми, которые утверждали, что верят в то, что невооруженные люди были вооружены и / или представляли некоторую угрозу их личной безопасности.

    Теоретики гештальта оказали невероятное влияние в области ощущений и восприятия.Гештальт-принципы, такие как отношение фигуры к фону, группировка по близости или сходству, закон хорошего продолжения и завершение, используются для объяснения того, как мы организуем сенсорную информацию. Наши представления не безупречны, и на них могут влиять предубеждения, предубеждения и другие факторы.

    Согласно принципу ________, объекты, расположенные близко друг к другу, обычно группируются вместе.

    1. похоже
    2. хорошее продолжение
    3. близость
    4. закрытие

    Наша склонность воспринимать вещи как законченные объекты, а не как ряд частей, известна как принцип ________.

    1. закрытие
    2. хорошее продолжение
    3. близость
    4. похоже

    Согласно закону ________, мы более склонны воспринимать плавные, плавные линии, а не прерывистые или неровные.

    1. закрытие
    2. хорошее продолжение
    3. близость
    4. похоже

    Основная точка фокусировки на визуальном дисплее известна как ________.

    1. закрытие
    2. набор восприятия
    3. земля
    4. рисунок

    Центральный постулат гештальт-психологии состоит в том, что целое отличается от суммы его частей.Что это значит в контексте восприятия?

    Это означает, что восприятие нельзя полностью понять, просто комбинируя части. Скорее, отношения, существующие между этими частями (которые будут установлены в соответствии с принципами, описанными в этой главе), важны для организации и интерпретации сенсорной информации в перцепционный набор.

    Взгляните на следующий рисунок. Как вы можете повлиять на то, увидят ли люди утку или кролика?


    Игра, основанная на их ожиданиях, может быть использована для того, чтобы повлиять на то, что они, скорее всего, увидят.Например, если рассказать историю о Кролике Питере, а затем представить это изображение, восприятие будет искажено в соответствии с принципами кролика.

    Слушали ли вы когда-нибудь песню по радио и подпеваете только для того, чтобы позже узнать, что вы поете неправильные слова? Изменилось ли ваше восприятие песни после того, как вы нашли правильный текст?

    Глоссарий

    закрытие
    Организуя наше восприятие в целостные объекты, а не как серию частей
    связь фигура-фон
    сегментируем наш визуальный мир на фигуры и фон
    Гештальт-психология
    область психологии, основанная на идее, что целое отличается от суммы его частей
    хорошее продолжение
    (также, непрерывность) мы более склонны воспринимать непрерывные плавные плавные линии, а не неровные ломаные линии
    восприятие паттерна
    Умение различать разные фигуры и формы
    гипотеза восприятия
    обоснованное предположение, используемое для интерпретации сенсорной информации
    принцип закрытия
    организует восприятие в целостные объекты, а не как серию частей
    приближение
    близкие друг к другу объекты, как правило, группируются вместе
    сходство
    одинаковых объекта обычно группируются вместе
    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.