Гештальтпсихологии представители: Кратко о гештальтпсихологии — что это такое, представители. Что такое гештальт-психология кратко и кому она будет полезна

Автор: | 22.05.1982

Содержание

Гештальтпсихология

Направление в психологии, возникшее в Германии в начале 10-х и просуществовавшее до середины 30-х гг. ХХ в. Была продолжена разработка проблемы целостности, поставленной Австрийской школой. Изучение деятельности мозга и феноменологическое самонаблюдение, обращенное на различные содержания сознания, могут рассматриваться как взаимодополняющие методы, изучающие одно и то же, но использующие разные понятийные языки.

По аналогии с электромагнитными полями в физике, сознание в гештальтпсихологии понималось как динамическое целое, «поле», в котором каждая точка взаимодействует со всеми остальными. Для экспериментального исследования этого поля была введена единица анализа, в качестве которой стал выступать гештальт. Гештальты были обнаружены при восприятии формы, кажущегося движения, оптико-геометрических иллюзий.

Был открыт закон прегнантности: стремление психологического поля к образованию наиболее устойчивой, простой и «экономной» конфигурации.

Факторы, способствующие группировке элементов в целостные гештальты: «фактор близости», «фактор сходства», «фактор хорошего продолжения», «фактор общей судьбы». В области психологии мышления гештальтпсихологи разработали метод экспериментального исследования мышления — метод «рассуждения вслух».

Представители:

  • Макс Вертгеймер (1880-1943)
  • Вольфганг Келер (1887-1967)
  • Курт Коффка (1886-1941)

    Предмет рассмотрения

    Учение о целостности психических явлений. Закономерности гештальтов и инсайтов.

    Теоретические положения

    Постулат: Первичными данными психологии являются целостные структуры (гештальты) , в принципе не выводимые из образующих их компонентов. Гештальтам присущи собственные характеристики и законы.

    Понятие «инсайта» — (от англ. понимание, озарение, внезапная догадка) — интеллектуальное явление, суть которого в неожиданном понимании стоящей проблемы и нахождение ее решения.

    Практика

    В основе практики лежала одна из двух сложных концепций мышления — либо ассоцианистская (обучение строиться на упрочнении связей между элементами) , либо формально — логического мышления. Обе препятствуют развитию творческого, продуктивного мышления. У детей, обучающихся геометрии в школе на основе формального метода, несравненно труднее выработать продуктивный подход к задачам, чем у тех кто вообще не обучался.

    Вклад в психологию

    Гештальтпсихология считала, что целое определяется свойствами и функции его частей. Гештальтпсихология изменила прежнее воззрение на сознание, доказывая, что его анализ призван иметь дело не с отдельными элементами, а с целостными психическими образами. Гештальтпсихология выступала против ассоциативной психологии, расчленяющей сознание на элементы.

     


    Гештальт
    Центрально понятие в гештальтпсихологии, выступающее в качестве единицы анализа сознания и психики, которое обозначает целостные, несводимые к сумме своих частей, образования сознания.
    Образование гештальтов обусловлено действиями законов «расчленения психологического поля».
    Гештальтпсихологическая концепция ощущений
    Представление о том, что единицей чувственного познания, как и познания вообще, выступает восприятие, а ощущение лишь абстракция, результат «препарирования» образа восприятия в процессе анализа.
    Прельщение
    Теоретическое понятие гештальтпсихологии, обозначающее диффузный эмоциональный отклик на воспринимаемые или воображаемые предметные признаки.

    См. также

    Школы психологии

     


       RSS     [email protected] 
  • Гештальтпсихология


    Гештальтпсихология возникла из исследований восприятия. В центре её внимания — характерная тенденция психики к организации опыта в доступное пониманию целое. Например, при восприятии букв с «дырами» (недостающими частями) сознание стремится восполнить пробел, и мы узнаём целую букву.

    Гештальтпсихология выступила против выдвинутого структурной психологией принципа расчленения сознания на элементы и построения из них по законам ассоциации или творческого синтеза сложных психических феноменов. Представители гештальтпсихологии подчеркивали, что восприятие не сводится к сумме ощущений, а свойства фигуры не описываются через свойства частей. В сознании человека части собираются в целое, организуют гештальт.

    Гештальт (нем. Gestalt — форма, образ, структура) — центральное понятие гештальтпсихологии. Гештальт — качество формы, функциональная структура, упорядочивающая многообразие отдельных явлений. Гештальт — пространственно-наглядная форма воспринимаемых предметов, чьи существенные свойства нельзя понять путём суммирования свойств их частей. Одним из ярких тому примеров, по Кёлеру, является мелодия, которая узнается даже в случае, если она транспонируется в другие тональности. Когда мы слышим мелодию во второй раз, то, благодаря памяти, узнаем её. Но если её тональность изменится, мы все равно узнаем мелодию, как ту же самую.

    Представители гештальтпсихологии предположили, что все разнообразные проявления психики подчиняются законам гештальта. Части тяготеют к образованию симметричного целого, части группируются в направлении максимальной простоты, близости, равновесия. Тенденция каждого психического феномена — принять определенную, завершенную форму.

    Начав с исследования процессов восприятия, гештальтпсихология достаточно быстро расширила свою тематику, включив в нее проблемы развития психики, анализ интеллектуального поведения высших приматов, рассмотрения памяти, творческого мышления, динамики потребностей личности.

    Исследования ведущих представителей гештальтпсихологии (м. Вертгеймер, к. Коффка, в. Келер)

    Одним из ведущих представителей гештальтпсихологии был Макс Вертгеймер (1880-1943). Первые работы Вертгеймера посвящены экспериментальному исследованию зрительного восприятия. Гештальтпсихология (от немецкого Gestalt — структура, форма), так как в качестве основного принципа формирования психики был выдвинут Принцип целостности В противовес ассоцианистическому принципу элементов, из которых по определенным законам формируются образы и понятия. Обосновывая ведущие принципы гештальтпсихологии, Вертгеймер писал, что «существуют связи, при которых то, что происходит в целом, не выводится из элементов, существующих якобы в виде отдельных кусков, связанных потом вместе, а напротив, то, что проявляется в отдельной части этого целого, определяется внутренним структурным законом этого целого».

    В дальнейших исследованиях Вертгеймера и его коллег было получено множество экспериментальных данных, которые позволили установить основные постулаты гештальтпсихологии. Главный из них гласил, что Первичными данными психологии являются целостные структуры (гештальты), в принципе невыводимые из образующих их компонентов

    . А вот выведенный Вертгеймером Законом хорошей формы, Интерпретируется как стремление (даже на уровне электрохимических процессов в коре мозга) к простым и четким формам и простым и устойчивым состояниям.

    В середине 20-х годов Вертгеймер перешел от исследования восприятия к изучению мышления. В анализе проблемных ситуаций и способов их решения Вертгеймер выделял несколько основных этапов мыслительного процесса:1. Возникновение темы. 2. Анализ ситуации, осознание проблемы. 3. Решение проблемы. 4. Возникновение идеи решения — инсайт.5. Исполнительская стадия.

    Он также доказывал, что творческое мышление зависит от чертежа, схемы, в виде которой представляется условие задачи или проблемной ситуации.

    От адекватности схемы зависит правильность решения, причем хорошая схема дает возможность посмотреть на нее с разных точек зрения, т. е. позволяет создать из образов, которые входят в ситуацию, разные гештальты. Этот процесс создания разных гештальтов из набора постоянных образов и является процессом творчества.

    Данные, полученные в исследованиях Вертгеймера, привели гештальтпсихологов к выводу о том, что ведущим психическим процессом, особенно на начальных этапах онтогенеза, является восприятие.

    Изучением его развития занимался главным образом К. Коффка (1886-1941), который стремился соединить генетическую психологию с гештальтпсихологией. Он считал, что процесс психического развития — это рост и дифференциация гештальтов. Сам процесс психического развития, с точки зрения Коффки. делится на два параллельных процесса — созревание и обучение. В своих работах он подчеркивал их независимость.

    Изучая процесс восприятия, гештальтпсихологи утверждали, что его основные свойства рождаются постепенно, с вызреванием гештальтов. Так появляются константность и правильность восприятия, а также его осмысленность.

    Исследования развития восприятия у детей, которые проводились в лаборатории Коффки, показали, что ребенок рождается с набором смутных и не очень адекватных образов внешнего мира. Постепенно в течение жизни эти образы дифференцируются и становятся все более точными.

    Он доказывал, что развитие цветового зрения основано на восприятии сочетания фигура-фон, на их контрасте. Позже данный закон, получивший название Закона транспозиции, Был доказан и Келером. Этот закон гласил, что люди воспринимают не сами цвета, но их отношения.

    В. Келер (1887-1967). Первые работы Келера, посвященные исследованию интеллекта шимпанзе, привели его к наиболее значимому открытию — открытию Инсайта (озарения). Он исходил из того, что интеллектуальное поведение направлено на решение проблемы.

    Эксперименты Келера доказывали, что мыслительный процесс идет по второму пути, т. е. происходит мгновенное схватывание ситуации и верное решение поставленной задачи. Соединение предметов в новых сочетаниях, связанных с их новыми функциями, ведет к образованию нового гештальта, осознание которого составляет суть мышления. Келер называл этот процесс «переструктурированием гештальта» и считал, что такое переструктурирование происходит мгновенно и не зависит от прошлого опыта субъекта, но только от способа расположения предметов в поле. Именно это переструктурирование и происходит в момент инсайта.

    Доказывая универсальность открытого им способа решения задач, Келер по возвращении в Германию провел серию экспериментов по исследованию процесса мышления у детей.

    Доказывая основное положение его школы о том, что психическое развитие связано с переходом от схватывания общей ситуации к ее дифференциации и формированию нового, более адекватного ситуации гештальта, Келер раскрывал условия, способствующие этому переходу. Такое развитие, считал Келер, происходит как внезапно, так и в процессе обучения, которое также ведет к образованию новой структуры и, следовательно, к иному восприятию и осознанию ситуации. Таким образом, опыты Келера доказывали мгновенный, а не протяженный во времени характер мышления, в основе которого лежит инсайт.

    Понятие об инсайте — ключевое для гештальтпсихологии — стало основой объяснения всех форм мыслительной деятельности, в том числе и продуктивного мышления, как было показано в работах Вертгеймера, о которых говорилось выше.

    Дальнейшие исследования Келера были связаны с проблемой изоморфизма. Изоморфизм, т. е. идея о соответствии между физической, физиологической и психологической системами, позволял привести сознание в соответствие с физическим миром, не лишая его самостоятельной ценности. Внешним, физическим гештальтам соответствуют нейрофизиологические, с которыми, в свою очередь, связаны психологические образы и понятия.

    Изучение изоморфизма привело Келера к открытию новых законов восприятия — значения (предметности восприятия) и относительного восприятия цветов в паре (закон транспозиции).

    Записи по теме

    Исследования психического развития детей в гештальтпсихологии

    Гештальтпсихологическое направление в психологии возникло в начале 20-х годов в Германии. Ее создание связано с именами Макса Вертгеймера, Вольфганга Келера, Курта Левина и Курта Коффки, заложивших основные методологические принципы этой школы.

    В отличие от других психологических направлений (психоанализа, бихевиоризма), пересмотревших предмет психологии, представители гештальтпсихологии по-прежнему считали, что предметом психологической науки является исследование содержания психики, прежде изучение психических (познавательных) процессов, а также структуры и динамики развития личности (К. Левин).

    Однако, оставив в неприкосновенности предмет психологии, гештальтпсихология существенно трансформировала прежнее понимание структуры сознания и когнитивных процессов.

    Главная идея этой школы состояла в том, что в основе психики лежат не отдельные элементы сознания, а целостные фигуры – гештальты, свойства которых не являются суммой свойств их частей. Таким образом, опровергалось прежнее представление о том что развитие психики основывается на формировании новых ассоциативных связей, которые соединяют отдельные элементы между собой в представления и понятия.

    Взамен этого выдвигалась новая идея о том, что познание связано с процессом изменения, трансформации целостных гештальтов, которые и определяют характер восприятия внешнего мира и поведения в нем.

    Поэтому многие представители этого направления уделяли значительное внимание проблеме психического развития ребенка, так как в исследовании генезиса психических функций видели доказательства правильности своих постулатов.

    Идеи, развиваемые гештальтпсихологами, основывались на экспериментальном исследовании познавательных процессов. Можно сказать, что это первая школа, которая существенное внимание обратила на разработку новых, объективных экспериментальных методов исследования психики, и в этом также ее большое значение для детской психологии, которая не могла развиваться без появления новых, объективно полученных данных.

    Одним из ведущих представителей этого направления был Макс Вертгеймер. После окончания университета он работал в лаборатории О. Кюльпе, основателя вюрцбургской школы, которая впервые осуществила экспериментальное исследование мышления.

    Под руководством Кюльпе Вертгеймер защитил в 1904 г. диссертацию. Однако, отойдя от объяснительных принципов вюрцбургской школы, он ушел от Кюльпе и начал исследования, которые привели его к обоснованию положений новой психологической школы.

    В 1910 г. в Психологическом институте во Франкфурте-на-Майне он встретился с Вольфгангом Келером и Куртом Коффкой, которые стали вначале испытуемыми в опытах Вертгеймера по исследованию восприятия, а затем его друзьями и коллегами. В содружестве с ними были разработаны основные положения нового психологического направления – гештальтпсихологии.

    Перейдя в Берлинский университет, Вертгеймер занялся как преподавательской, так и исследовательской деятельностью и уделял значительное внимание исследованию мышления и обоснованию основных принципов гештальтпсихологии, которые излагались в основанном им (совместно с Келером и Коффкой) журнале «Психологическое исследование».

    Первые работы Вертгеймера были посвящены экспериментальному исследованию зрительного восприятия. С помощью тахистоскопа он экспонировал с различной скоростью один за другим два раздражителя (линии и кривые).

    Когда интервал между предъявлениями был относительно большой, испытуемые воспринимали раздражители последовательно, а при очень коротком интервале они воспринимались как данные одновременно.

    При экспонировании с оптимальным интервалом (около 60 миллисекунд) у испытуемых возникало восприятие движения, т.е им казалось, что один объект перемещается между двумя точками, в то время как им предъявлялось два объекта, размещенных в разных точках.

    В определенный момент- испытуемые начинали воспринимать чистое движение, т.е. осознавали, что движение происходит, но без перемещения объекта. Это явление было названо фи-феноменом – специальный термин был введен для того, чтобы выделить уникальность этого явления, его несводимость к сумме ощущений, так как физиологической основой данного феномена Вертгеймер признал «короткое замыкание», которое возникает при соответствующем временном интервале между двумя зонами мозга. Результаты этой работы изложены в статье «Экспериментальные исследования видимого движения», которая была опубликована в 1912 г.

    Данные, полученные в описанных экспериментах, стимулировали критику ассоцианизма и заложили основы нового подхода к восприятию (а потом и к другим психическим процессам), который Вертгеймер обосновал совместно с В. Келером, К. Коффкой и К. Левиным.

    Новая психологическая школа, которая была основана этими учеными, получила название гештальтпсихологии (от немецкого Gestalt – структура, форма), так как в качестве основного принципа формирования психики был выдвинут принцип целостности в противовес ассоцианистическому принципу элементов, из которых по определенным законам формируются образы и понятия.

    Обосновывая ведущие принципы гештальтпсихолгии, Вертгеймер писал, что «существуют связи, при которых то, что происходит в целом, не выводится из элементов, существующих якобы в виде отдельных кусков, связанных потом вместе, а напротив, то, что проявляется в отдельной части этого целого, определяется внутренним структурным законом этого целого».

    Исследования восприятия, а затем мышления, проводимые Вертгеймером, Коффкой и другими гештальтпсихологами, позволили открыть основные законы восприятия, ставшие со временем общими законами любого гештальта.

    Эти законы объясняли содержание психических процессов всем полем действующих на организм раздражителей, структурой всей ситуации в целом, которая и дает возможность соотнести между собой и структурировать отдельные образы, сохраняя их базовую форму.

    При этом соотношение образов предметов в сознании не являлось статичным, неподвижным, но определялось динамическими, изменяющимися соотношениями, которые устанавливаются в процессе познания.

    В дальнейших исследованиях Вертгеймера и его коллег было получено большое количество экспериментальных данных, которые позволили установить основные постулаты гештальтпсихологии, сформулированные в программной статье Вертгеймера «Исследования, относящиеся к учению о гештальте» (1923).

    Главный из них гласил, что первичными данными психологии служат целостные структуры (гештальты), в принципе невыводимые из образующих их компонентов. Элементы поля объединяются в структуру в зависимости от таких отношений, как близость, сходство, замкнутость, симметричность.

    Существует и ряд других факторов, от которых зависит совершенство и устойчивость фигуры или структурного объединения, – ритмичность в построении рядов, общность света и цвета и т.д. Действие всех этих факторов подчиняется основному закону, названному Вертгеймером законом прегнантности (или законом «хорошей» формы), который интерпретируется как стремление (даже на уровне электрохимических процессов коры головного мозга) к простым и четким формам, и простым и устойчивым состояниям.

    Считая перцептивные процессы врожденными и объясняя их особенностями организации коры головного мозга, Вертгеймер пришел к выводу об изоморфизме (взаимно однозначном соответствии) между физическими, физиологическими и психологическими системами, т.е. внешним, физическим гештальтам соответствуют нейрофизиологические, а с ними, в свою очередь, соотносятся психические образы. Таким образом, вводилась необходимая объективность, которая превращала психологию в положительную, объяснительную науку.

    Данные, полученные в этих исследованиях, привели гештальт-психологов к выводу о том, что ведущим психическим процессом, который фактически определяет уровень развития психики ребенка, является восприятие. Именно от того, как воспринимает ребенок мир, доказывали ученые, зависят его поведение и понимание ситуации.

    К такому выводу ученые этой школы приходили потому, что считали, что процесс психического развития – это рост и дифференциация гештальтов. Гак как определяет и направляет этот процесс формирования и трансформации гештальтов восприятие окружающего мира, то именно восприятие и служит ведущей психической функцией психического развития в целом.

    Сам процесс психического развития, с точки зрения гештальт-психологии, делится на два независимых и параллельных процесса – созревание и обучение. Один из основоположников этого направления К. Коффка подчеркивал их независимость, доказывая, что в процессе развития обучение может опережать созревание, а может и отставать от него, хотя чаще они идут параллельно друг другу, создавая иллюзию взаимозависимости. Тем не менее обучение не может ускорить процесс созревания и дифференциации гештальтов, так же как и сам процесс созревания не ускоряет обучения.

    Доказательства справедливости этого подхода к развитию психики гештальтпсихологи искали как в исследовании формирования познавательных процессов (восприятия, мышления), так и в развитии личности ребенка (Левин).

    Изучая процесс восприятия, ученые утверждали, что основные свойства восприятия формируются постепенно, с вызреванием гештальтов. Так появляются константность и правильность восприятия, а также его осмысленность.

    Исследования развития восприятия у детей, которые проводились в лаборатории Коффки, показали, что ребенок рождается с набором смутных и не очень адекватных образов внешнего мира.

    Постепенно в процессе жизни эти образы дифференцируются и становятся все более точными. Так, при рождении у детей есть смутный образ человека, в гештальт которого входит и его голос, и лицо, и волосы, и характерные движения.

    Поэтому маленький ребенок (1-2 месяцев) может не узнать даже близкого взрослого, если он резко изменит прическу или сменит привычную одежду на совершенно незнакомую. Однако уже к концу первого полугодия этот смутный образ дробится, превращаясь в ряд четких образов: образ лица, в котором выделяются отдельные гештальты (глаза, рот, волосы), появляются образы голоса, тела и т.п.

    Исследования Коффки показали, что так же развивается и восприятие цвета. Вначале дети воспринимают окружающее только как окрашенное или неокрашенное, без различения цветов. При этом неокрашенное воспринимается как фон, а окрашенное – как фигура.

    Постепенно окрашенное делится на теплое и холодное, а в окружающем дети выделяют уже несколько наборов фигура–фон. Эти неокрашенное–окрашенное теплое, неокрашенное–окрашенное холодное воспринимаются как несколько разных образов, например: окрашенное холодное (фон) – окрашенное теплое (фигура) или окрашенное теплое (фон) – окрашенное холодное (фигура). Таким образом, единый прежде гештальт превращается в четыре, уже более точно отражающие цвет.

    Со временем и эти образы дробятся, так как в теплом выделяются желтый и красный цвета, а в холодном – зеленый и синий. Этот процесс происходит в течение длительного времени, пока, наконец, ребенок не начинает правильно воспринимать все цвета. На основании этих экспериментальных данных Коффка пришел к выводу о том, что в развитии восприятия большую роль играет сочетание фигуры и фона, на котором демонстрируется данный предмет.

    Он доказывал, что развитие цветового зрения основывается на восприятии сочетания фигура–фон, на их контрасте, и сформулировал один из законов восприятия, который был назван транс-дукция. Этот закон доказывал, что дети воспринимают не сами цвета, но их отношения. Так, в опыте Коффки детям предлагалось найти конфетку, которая была в одной из двух прикрытых цветной картонкой чашек.

    Конфетка всегда лежала в чашке, которая была закрыта темно-серой картонкой, в то время как под черной конфетки никогда не было. В контрольном эксперименте детям надо было выбрать не между черной и темно-серой крышкой, как они привыкли, но между темно-серой и светло-серой.

    В том случае, если бы они воспринимали чистый цвет, они выбрали бы привычную темно-серую крышку, однако дети выбирали светло-серую, так как ориентировались не на чистый цвет, но на соотношение цветов, выбирая более светлый оттенок. Аналогичный опыт был проведен и с животными (курами), которые также воспринимали только сочетания цветов, а не сам цвет.

    Исследованием развития восприятия у детей занимался еще один представитель этой школы – Ганс Фолькельт. Особое внимание он уделял изучению детских рисунков. Большой интерес представляют его эксперименты по исследованию рисования геометрических фигур детьми разного возраста. Так, при рисовании конуса 4-5-летние дети рисовали рядом круг и треугольник.

    Фолькельт объяснял это тем, что у них еще нет адекватного данной фигуре образа, а потому в рисунке они пользуются двумя похожими гештальтами. Со временем происходит их интеграция и уточнение, благодаря чему дети начинают рисовать не только плоскостные, но и объемные фигуры.

    Фолькельт проводил сравнительный анализ рисунков тех предметов, которые дети видели, и тех, которые они не видели, а только ощупывали. Оказалось, что в том случае, когда дети ощупывали, например, закрытый платком кактус, они рисовали только колючки, передавая свое общее ощущение от предмета, а не его форму, т.е. происходило, как и доказывали гештальтпсихологи, схватывание целостного образа предмета, его «хорошей» формы, а затем его просветление и дифференциация.

    Эти исследования гештальтпсихологов имели большое значение для отечественных работ по исследованию зрительного восприятия в школе А.В. Запорожца и привели психологов этой школы (А.В. Запорожца, Л.А. Венгера) к мысли о том, что существуют определенные образы – сенсорные эталоны, которые лежат в основе восприятия и узнавания предметов.

    Такой же переход от схватывания общей ситуации к ее дифференциации происходит и в интеллектуальном развитии, доказывал В. Келер. Свою научную деятельность он начинал в Берлинском университете, обучаясь у известного психолога, одного из основателей европейского функционализма К. Штумпфа.

    Наряду с психологическим Келер получил физико-математическое образование, его учителем был создатель теории квантов Макс Планк, который привил Келеру не только любовь к физике, но и убеждение в том, что любая наука, в том числе и психология, должна строиться на таких же безусловных и объективных основаниях, как и физика.

    После встречи с Вертгеймером Келер стал одним из его горячих сторонников и сподвижником в разработке основ нового психологического направления. За несколько месяцев до начала первой мировой войны Келер, по предложению Прусской Академии наук, отправился на испанский остров Тенериф (на Канарских островах) для изучения поведения шимпанзе.

    С началом войны он был интернирован и, оставшись на Тенерифе, продолжал свои исследования, которые легли в основу его знаменитой книги «Исследование интеллекта человекообразных обезьян» (1917). После войны Келер вернулся в Берлинский университет, где в это время работали и другие члены научного содружества – Вертгеймер, Коффка, Левин, и возглавил кафедру психологии, которую до него занимал его учитель К. Штумпф. Таким образом, Берлинский университет стал центром гештальт-психологии.

    Первые работы Келера, посвященные исследованию интеллекта шимпанзе, привели его к наиболее значимому открытию – открытию «инсайта» (озарения). Исходя из того, что интеллектуальное поведение направлено на решение проблемы, Келер создавал такие ситуации, в которых подопытное животное для достижения цели должно было найти обходные пути.

    Операции, которые совершали обезьяны для решения поставленной задачи, были названы «двухфазными», так как состояли из двух частей. В первой части обезьяне нужно было при помощи одного орудия получить другое, необходимое для решения проблемы (например, при помощи короткой палки, которая находилась в клетке, получить длинную, находящуюся на некотором расстоянии от клетки). Во второй части полученное орудие использовалось для достижения конечной цели (например, для получения банана, находящегося далеко от обезьяны).

    Эксперимент отвечал на вопрос, каким способом решается задача – происходит ли слепой поиск правильного решения (по типу проб и ошибок) или обезьяна достигает цели благодаря спонтанному схватыванию отношений, пониманию.

    Эксперименты Келера доказывали, что мыслительный процесс идет по второму пути, т.е. происходит мгновенное схватывание ситуации и верное решение поставленной задачи. Объясняя феномен инсайта, он доказывал, что в тот момент, когда явления входят в другую ситуацию, они приобретают новую функцию.

    Соединение предметов в новых сочетаниях, связанных с их новыми функциями, ведет к образованию нового гештальта, осознание которого составляет суть мышления. Келер называл этот процесс переструктурированием гештальта и считал, что такое переструктурирование происходит мгновенно и не зависит от прошлого опыта субъекта, но только от способа расположения предметов в поле. Именно это переструктурирование и происходит в момент инсайта.

    Доказывая универсальность открытого им процесса решения задач, Келер, по возвращении в Германию, провел серию экспериментов по исследованию процесса мышления у детей. Он предлагал детям проблемную ситуацию, сходную с той, которая создавалась для обезьян. Например, детям предлагалось достать машинку, которая была расположена высоко на шкафу.

    Для того, чтобы ее достать, детям надо было использовать разные предметы – лесенку, ящик или стул. Оказалось, что если в комнате была лестница, дети быстро решали предложенную задачу. Сложнее было в том случае, если надо было догадаться использовать ящик, но наибольшие затруднения вызывал вариант, когда в комнате не было других предметов, кроме стула, который надо было отодвинуть от стола и использовать как подставку.

    Келер объяснял эти результаты тем, что лестница с самого начала осознается функционально как предмет, помогающий достать что-то, расположенное высоко. Поэтому ее включение в гештальт со шкафом не представляет для ребенка трудностей.

    Включение ящика уже нуждается в некоторой перестановке, так как он может осознаваться в нескольких функциях, что же касается стула, то он осознается ребенком не сам по себе, но уже включенным в другой гештальт – со столом, с которым он представляется ребенку единым целым.

    Поэтому для решения данной задачи детям надо сначала разбить прежде целостный образ стол-стул на два, а затем уже стул соединить со шкафом в новый образ, осознав его новую функциональную роль. Именно поэтому последний вариант является самым сложным для решения.

    Данные эксперименты, доказывая универсальность инсайта, раскрывали, с точки зрения Келера, и общее направление психического развития, и роль обучения в этом процессе. Доказывая основное положение этой школы о том, что психическое развитие связано с ростом и дифференциацией гештальтов, т.е. с переходом от схватывания общей ситуации к ее дифференциации и формированию нового, более адекватного ситуации гештальта, он раскрывал условия, способствующие этому переходу.

    Такое развитие, считал Келер, происходит как внезапно, так и в процессе обучения, которое также ведет к образованию новой структуры и, следовательно, к иному восприятию и осознанию ситуации.

    Иначе говоря, при определенных условиях обучение может способствовать развитию мышления, причем это связано не с организацией поисковой активности ребенка по типу проб и ошибок, а с созданием условий, способствующих инсайту.

    Таким образом, опыты Келера доказывали мгновенный, а не протяженный во времени характер мышления, в основе которого лежит инсайт, т.е. озарение. Несколько позже Бюлер, который пришел к похожему выводу, назвал этот феномен ага-переживанием,- также подчеркивая его внезапность и одномоментность.

    К подобным же выводам о роли инсайта в переструктурировании прежних образов при решении задач пришел и Вертгеймер, который исследовал процесс творческого мышления у детей и взрослых. Результатом этих экспериментов стала книга «Продуктивное мышление», которая была опубликована уже после смерти ученого в 1945 г. и считается одним из самых значительных его достижений.

    Изучая на большом эмпирическом материале (эксперименты с детьми и взрослыми испытуемыми, беседы, в том числе и с А. Эйнштейном) способы преобразования познавательных структур, Вертгеймер пришел к выводу о несостоятельности не только ассоцианистического, но и формально-логического подхода к мышлению.

    От обоих подходов, подчеркивал он, скрыт продуктивный, творческий характер мышления, выражающийся в «перецентрировке» (переструктурировании) исходного материала, его реорганизации в новое динамическое целое. Введенные Вертгеймером термины «реорганизация», «группировка», «центрирование» описывали реальные моменты интеллектуальной работы, подчеркивая ее специфически психологическую сторону, отличную от логической.

    В своем анализе проблемных ситуаций и способов их решения Вертгеймер выделил несколько основных этапов мыслительного процесса:

    • возникновение темы. На этом этапе появляется чувство «направленной напряженности», которое мобилизует творческие силы человека;
    • анализ ситуации, осознание проблемы. Основной задачей этой стадии является создание целостного образа ситуации;
    • решение проблемы. Этот процесс мыслительной деятельно сти в значительной степени неосознан, хотя предварительная сознательная работа необходима;
    • возникновение идеи решения – инсайта;
    • исполнительская стадия.

    В опытах Вертгеймера обнаруживалось отрицательное влияние привычного способа восприятия структурных отношений между компонентами задачи на ее продуктивное решение. Он подчеркивал, что у детей, обучавшихся геометрии в школе на основе чисто формального метода, намного труднее выработать продуктивный подход к задачам, чем у тех, кто вообще не обучался.

    В книге также описаны процессы значительных научных открытий (Гаусса, Галилея) и приведены уникальные беседы с Эйнштейном, посвященные проблеме творчества в науке и анализу механизмов творческого мышления.

    Результатом этого анализа стал сделанный Вертгеймером вывод о принципиальной структурной общности механизмов творчества у примитивных народов, детей и великих ученых. Он доказывал, что творческое мышление зависит от чертежа, схемы, в виде которой представляется условие задачи или проблемная ситуация.

    От адекватности схемы зависит правильность решения, причем хорошая схема дает возможность посмотреть на нее с разных точек зрения, т.е. позволяет создать из образов, которые входят в ситуацию, разные гештальты.

    Этот процесс создания разных гештальтов из набора постоянных образов и есть процесс творчества, причем чем больше различных значений получат предметы, включенные в эти структуры, тем более высокий уровень творчества продемонстрирует ребенок.

    Так как такое переструктурирование легче производить на образном, а не на вербальном материале, то неудивительно, что Вертгеймер пришел к выводу о том, что ранний переход к логическому мышлению мешает развитию творчества у детей. Он также говорил о том, что упражнение убивает творческое мышление, так как при повторении происходит фиксация одного и того же образа и ребенок привыкает рассматривать вещи только в одной позиции.

    Значительное внимание ученый уделял и проблемам этики, нравственности личности исследователя, подчеркивая, что формирование этих качеств также должно учитываться при обучении, а само обучение должно быть построено так, чтобы дети получали от него удовлетворение, осознавая радость открытия нового.

    Эти исследования были направлены преимущественно на изучение визуального мышления, однако открытые Вертгеймером закономерности и стадии мыслительной деятельности, также как взаимосвязь интуитивного и логического в процессе продуктивного мышления, носят общий характер.

    Исследования развития личности детей в русле гештальтпсихологии были предприняты Куртом Левиным, теория которого сложилась под влиянием успехов точных наук – физики, математики. Заинтересовавшись в университете психологией, Левин пытался и в эту науку внести точность и строгость эксперимента, сделав ее объективной и экспериментальной.

    После учебы в университетах Мюнхена и Берлина Левин в 1914 г. получил докторскую степень. Приняв приглашение преподавать психологию в Психологическом институте Берлинского университета, он сблизился с Коффкой, Келером и Вертгеймером. Близость их позиций была связана как с общими взглядами на природу психического, так и с попытками в качестве объективной основы экспериментальной психологии выбрать физическую науку. Однако в отличие от своих коллег Левин сосредоточился не на исследовании когнитивных процессов, а на изучении личности человека.

    Свою теорию личности Левин называл теорией психологического поля. Основные положения этой концепции изложены им в работах «Динамическая теория личности» (1935) и «Принципы топологической психологии» (1936). Он исходил из того, что личность живет и развивается в психологическом поле окружающих ее предметов, каждый из которых имеет определенный заряд (валентность).

    Его эксперименты доказывали, что для каждого человека эта валентность имеет свой знак, хотя в то же время существуют такие предметы, которые для всех имеют одинаково притягательную или отталкивающую силу.

    Воздействуя на человека, предметы вызывают в нем потребности, которые Левин рассматривал как своего рода энергетические заряды, вызывающие напряжение человека. В этом состоянии человек стремится к разрядке, т.е. к удовлетворению собственной потребности.

    Левин различал два рода потребностей – биологические и социальные (квазипотребности) – и доказывал, что квазипотребности формируются в процессе обучения и воспитания детей, а не являются врожденными, в отличие от биологических потребностей.

    Потребности в структуре личности не изолированы, а находятся в связи друг с другом, в определенной иерархии. При этом те квазипотребности, которые связаны между собой, могут обмениваться находящейся в них энергией; этот процесс Левин называет коммуникацией заряженных систем.

    Возможность коммуникации, с его точки зрения, ценна тем, что делает поведение человека более гибким, позволяет ему разрешать конфликты, преодолевать различные барьеры и находить удовлетворительный выход из сложных ситуаций.

    Эта гибкость достигается благодаря сложной системе замещающих действий, которые формируются на основе связанных, коммуницирующих между собой потребностей. Таким образом, человек не привязан к определенному действию или способу решения ситуации, но может менять их, разряжая возникшее у него напряжение, и это расширяет его адаптационные возможности.

    Исследуя формирование замещающих действий, Левин разработал серию экспериментов, в которых детей просили выполнить определенное задание, например помочь взрослому помыть посуду или убрать комнату. В качестве награды ребенок получал какой-то значимый для него приз, поэтому все дети дорожили возможностью выполнить задание взрослого.

    В контрольном эксперименте взрослый приглашал ребенка помочь ему, но в тот момент, когда ребенок приходил, оказывалось, что кто-то уже помыл всю посуду. Дети, как правило, расстраивались, особенно в том случае, если им говорили, что кто-то из сверстников их опередил. Частыми были и агрессивные высказывания в адрес возможных конкурентов.

    В этот момент экспериментатор предлагал ребятам выполнить другое задание, которое они перед этим не выполняли, подразумевая, что оно тоже значимо. Большинство детей мгновенно переключалось на новое задание, происходила разрядка обиды и агрессии в новом виде деятельности.

    Однако некоторые дети не могли быстро сформировать новую потребность и приспособиться к новой ситуации, а потому тревожность и агрессивность таких детей увеличивались, а не уменьшались со временем.

    Левин пришел к мнению, что не только неврозы, но и особенности когнитивных процессов, такие виды активности, как сохранение, забывание, волевое поведение, связаны с разрядкой или напряжением потребностей.

    В многочисленных экспериментах Левина и его учеников было показано, что нереализованные потребности лучше запоминаются, чем реализованные, что состояние напряжение может вызвать агрессию или тревогу, исследовалась также связь между интеллектуальным уровнем человека и его способностью к замещению одного действия другим. При этом было показано, что умственно отсталые дети совершенно не способны к замещению.

    Исследования Левина доказывали, что не только существующая в данный момент ситуация, но и ее предвосхищение, предметы, существующие только в сознании ребенка, могут определять его деятельность.

    Наличие таких идеальных мотивов поведения дает возможность человеку преодолеть непосредственное влияние поля, окружающих предметов, «встать над полем», как писал Левин. Такое поведение он называл волевым, в отличие от полевого, которое возникает под влиянием непосредственного сиюминутного окружения.

    В своей книге «Теория поля и обучение» (1942) Левин раскрыл содержание важного для него понятия временной перспективы, которая определяет поведение человека в жизненном пространстве и служит основой целостного восприятия себя, своего прошлого и будущего.

    Появление временной перспективы дает возможность детям преодолеть давление окружающего поля, что особенно важно в тех случаях, когда они находятся в ситуации выбора. Демонстрируя трудность для маленького ребенка преодолеть сильное давление поля, Левин провел несколько экспериментов, которые вошли в его фильм «Хана садится на камень».

    В нем, в частности, был заснят сюжет о девочке, которая не могла отвести взгляд от понравившегося ей предмета, и это мешало ей достать его, так как для этого нужно было повернуться к нему спиной.

    Работы Левина раскрывали значение системы воспитательных приемов для формирования личности ребенка, в частности системы применяемых взрослым наказаний и поощрений.

    Левин считал, что при наказании за невыполнение неприятного для ребенка поступка дети попадают в ситуацию фрустрации, так как находятся между двумя барьерами (предметами с отрицательной валентностью).

    Для того чтобы произошла разрядка, ребенок может или принять наказание или выполнить неприятное задание, однако намного легче для него постараться выйти из поля, пусть даже в идеальном плане, в плане фантазии.

    Поэтому система наказаний, с точки зрения Левина, не способствует развитию волевого поведения, но только увеличивает напряженность и агрессивность детей. Более позитивна система поощрений, так как в этом случае за барьером, т.е. за предметом с отрицательной валентностью, следует предмет, вызывающий положительные эмоции, что помогает детям выполнить неприятное задание.

    Однако оптимальна система, при которой детям дается возможность выстроить временную перспективу, с тем чтобы снять барьеры данного поля и показать им значение трудного в данный момент задания, превратив тем самым отрицательную валентность в положительную.

    Эксперименты Левина показали необходимость не только целостного, но и адекватного понимания себя. Открытые им понятия уровня притязаний и «аффекта неадекватности», который проявляется при попытках доказать детям неадекватность, неправильность их представлений о себе, сыграли огромную роль в психологии личности, в понимании причин отклоняющегося поведения и его коррекции.

    При этом Левин подчеркивал, что отрицательное влияние на поведение имеет и завышенный и заниженный уровень притязаний, так как и в том и в другом случае нарушается возможность установления устойчивого равновесия со средой.

    Открытие временной перспективы и уровня притязаний во многом сближает Левина с Адлером и с гуманистическими психологами, которые также пришли к мысли о важности сохранения целостности личности, ее Самости, о необходимости осознания ребенком структуры своей личности.

    Сходство этих концепций, к которым пришли ученые разных школ и направлений, говорит об актуальности данной проблемы, о том, что, осознав влияние бессознательного на поведение, человечество приходит к мысли о необходимости провести границу между человеком и другими живыми существами, понять не только причины его агрессивности, жестокости, сладострастия, которые великолепно объяснил и психоанализ, но и основы его нравственности, доброты, культуры.

    Большое значение имело и стремление в новом мире, после войны, показавшей ничтожность и хрупкость человека, преодолеть складывающееся ощущение типичности и взаимозаменяемости людей, доказать, что люди – целостные, уникальные системы, каждая из которых несет в себе свой внутренний мир, непохожий на мир других людей.

    В 1933 г. большинство гештальт-психологов эмигрировало из Германии в США. Несмотря на то что и Левин, и Вертгеймер, и Келер продолжили там научную и преподавательскую работу, наиболее плодотворный период их деятельности связан с Берлинским университетом.

    Исследования детского развития в гештальтпсихологии позволили понять многие закономерности развития восприятия, мышления и личности детей, хотя для современной детской психологии гораздо более интересны их эксперименты и открытые ими факты, чем многие объяснения полученных результатов.

    Представителями направления гештальт психология являются. Основы гештальтпсихологии. Основные идеи и факты гештальт-психологии

    Гештальт-психология оперирует пятью базисными принципами:

    принцип фигуры и фона;

    принцип дифференциации, определяющей отношение между конфигурацией, образуемой раздражителями, и «гештальтом», формируемым в сознании;

    принцип замыкания, согласно которому неполные конфигурации достраиваются в восприятии до полных — по аналогии с прочтением слова вопреки пропуску ряда букв;

    принцип хорошей формы , по которому при сохранении типа конфигурации менее организованная форма будет вытеснена в сознании более организованной

    принцип изоморфизма , согласно которому между нейрофизиологическим процессом и строением воспринимаемого объекта устанавливается структурная соотнесенность

    По сравнению с предшествующими школами, гештальт-психология стала существенным шагом в сторону объективизации представлений о восприятии. Представители этой школы, выступая против концепции эмпатии или «вчувствования», перенесли акцент с сознания воспринимающего субъекта на свойства самого воспринимаемого объекта. Гештальт-психология особенно внимательна к искусству, и в ее рамках выработана гипотеза, согласно которой художественная форма воплощает в себе наиболее фундаментальные структуры человеческих эмоций, что и определяет ее базисную функцию — «опознание» этой структуры.

    Принципы гештальта 2

    Постулат: Первичными данными психологии являются целостные структуры (гештальты), в принципе не выводимые из образующих их компонентов. Гештальтам присущи собственные характеристики и законы, в частности, «закон группировки», «закон отношения» (фигура/фон).

    Гештальт (нем. Gestalt — форма, образ, структура) — пространственно-наглядная форма воспринимаемых предметов, чьи существенные свойства нельзя понять путём суммирования свойств их частей. Одним из ярких тому примеров, по Келлеру, является мелодия, которая узнается даже в случае, если она транспонируется на другие элементы. Когда мы слышим мелодию во второй раз, то, благодаря памяти, узнаем её. Но если состав её элементов изменится, мы все равно узнаем мелодию, как ту же самую. «Если сходство двух явлений (или физиологических процессов) обусловлено числом идентичных элементов и пропорционально ему, то мы имеем дело с суммами . Если корреляция между числом идентичных элементов и степенью сходства отсутствует, а сходство обусловлено функциональными структурами двух целостных явлений как таковых, то мы имеем гештальт »

    Гештальтпсихология обязана своим появлением немецким психологам Максу Вертгеймеру, Курту Коффке и Вольфгангу Кёлеру, выдвинувшим программу изучения психики с точки зрения целостных структур — гештальтов. Выступая против выдвинутогопсихологией принципа расчленения сознания на элементы и построения из них сложных психических феноменов, они предлагали идею целостности образа и несводимости его свойств к сумме свойств элементов. По мнению этих теоретиков, предметы, составляющие наше окружение, воспринимаются чувствами не в виде отдельных объектов, а как организованные формы. Восприятие не сводится к сумме ощущений, а свойства фигуры не описываются через свойства частей. Собственно гештальт являет собой функциональную структуру, упорядочивающую многообразие отдельных явлений.

    Все вышеперечисленные свойства восприятия — константы, фигура, фон — вступают в отношения между собой и являют новое свойство. Это и есть гештальт, качество формы. Целостность восприятия и его упорядоченность достигаются благодаря следующим принципам:

      Близость. Стимулы расположенные рядом, имеют тенденцию восприниматься вместе.

      Схожесть. Стимулы, схожие по размеру, очертаниям, цвету или форме имеют тенденцию восприниматься вместе.

      Целостность. Восприятие имеет тенденцию к упрощению и целостности.

      Замкнутость. Отражает тенденцию завершать фигуру, так что она приобретает полную форму.

      Смежность. Близость стимулов во времени и пространстве. Смежность может предопределять восприятие, когда одно событие вызывает другое.

      Общая зона. Принципы гештальта формируют наше повседневное восприятие, наравне с научением и прошлым опытом. Предвосхищающие мысли и ожидания также активно руководят нашей интерпретацией ощущений!

    Принципы гештальта 3

    Гештальт-психология — К этому направлению принадлежат прежде всего М. Вертгеймер, В. Келер, К. Коффка. Методологической базой гештальтпсихологии послужили философские идеи «критического реализма» и положения, развивавшиеся Э. Герингом, Э. Махом, Э. Гуссерлем, И. Мюллером, согласно которым физиологическая реальность процессов в мозге и психическая, или феноменальная, связаны друг с другом отношениями изоморфизма. Гештальты были обнаружены при восприятии формы, кажущегося движения, оптико-геометрических иллюзий. В качестве основного закона группировки отдельных элементов был постулирован закон прегнантности как стремления психологического поля к образованию наиболее устойчивой, простой и «экономной» конфигурации. При этом были выделены факторы, способствующие группировке элементов в целостные гештальты, такие как

    фактор близости

    фактор сходства

    фактор хорошего продолжения

    фактор общей судьбы

    В области психологии мышления гештальтпсихологи разработали метод экспериментального исследования мышления — метод «рассуждения вслух» и внесли такие понятия, как проблемная ситуация, инсайт (М. Вертгеймер, К. Дункер). При этом возникновение того или иного решения в «продуктивном мышлении» животных и человека трактовалось как результат образования «хороших гештальтов» в психологическом поле. В 20-х гг. ХХ в. К. Левин расширил сферу применения гештальтпсихологии путем введения «личностного измерения». Гештальтпсихология оказала существенное влияние на необихевиормзм, когнитивную психологию, школу «New Look».

    Принципы гештальта 4 Гештальтпсихология (нем. gestalt — образ, форма; gestalten — конфигурация). Данное направление психологической науки возникло в первой половине XX в. и получило развитие, прежде всего, в трудах М. Вертхаймера, В. Келера, К. Коффки, К. Левина и др. В его основу легли исследования зрительного восприятия, доказавшие, что люди склонны воспринимать окружающий мир в виде упорядоченных целостных конфигураций, а не отдельных фрагментов. Образно говоря, человек изначально воспринимает лес вообще и, лишь затем может выделить отдельные деревья как части целого. Такие конфигурации и получили название «гештальтов». На базе исследований восприятия были сформулированы два основополагающих принципа гештальтпсихологии.

    1. принцип взаимодействия фигуры и фона — гласит, что каждый гештальт воспринимается как фигура, имеющая четкие очертания и выделяющаяся в данный момент из окружающего мира, представляющего собой по отношению к фигуре более размытый и недифференцированный фон. Формирование фигуры, с точки зрения гештальтпсихологии, означает проявление интереса к чему-либо и сосредоточение внимания на данном объекте с целью удовлетворения возникшего интереса. 2. закон прегнантности или равновесия, базируется на том, что человеческая психика, как и любая динамическая система, стремится к максимальному в наличных условиях состоянию стабильности. В контексте первого принципа это означает, что, выделяя фигуру из фона, люди обычно стремятся придать ей наиболее «удобоваримую», с точки зрения удовлетворения изначального интереса, форму. Форма такого рода характеризуется простотой, регулярностью, близостью и завершенностью. Фигуру, отвечающую данным критериям часто называют «хорошим гештальтом». Впоследствии эти принципы были дополнены теорией научения К. Коффки, концепцией энергетического баланса и мотивации К. Левина и введенным последним принципом «здесь и сейчас», согласно которому первостепенным фактором, опосредствующим поведение и социальную функциональность личности, является не содержание прошлого опыта (в этом кардинальное отличие гештальтпсихологии от психоанализа), а качество осознавания актуальной ситуации. На этой методологической базе Ф. Перлзом, Е. Полстером и рядом других гештальтпсихологов была разработана теория цикла контакта , ставшая базовой моделью практически всех практикоориентированных подходов в гештальтпсихологии. Согласно данной модели весь процесс взаимодействия индивида с фигурой — от момента возникновения спонтанного интереса до полного его удовлетворения включает в себя шесть стадий:

      ощущение На первой стадии спонтанный интерес к объекту носит характер смутного, неопределенного ощущения, часто беспокойства, тем самым, вызывая начальное напряжение. Потребность понять и конкретизировать источник ощущения побуждает индивида к сосредоточению внимания на вызвавшем его объекте (переход на стадию осознавания).

      осознавание Целью осознавания является насыщение фигуры значимым содержанием, ее конкретизация и идентификация. По сути дела, процесс выделения фигуры из фона сводится к двум первым стадиям контакта.

      энергию Уже в процессе осознавания происходит мобилизация энергии, связанной с изначально возникшим напряжением и необходимой для сосредоточения и удержания внимания. Если выделенная в результате осознавания из фона фигура оказывается значимой для субъекта, то изначальный интерес стимулируется, а напряжение не только не снижается, а, напротив, возрастает, постепенно приобретая характер «заряженной энергией озабоченности». В результате наступает третья стадия цикла, на которой энергия системы достигает своего пика, а фигура в субъективном восприятии максимально «приближается» к индивиду. Тем самым создаются условия для перехода к стадии действия.

      действие На этой стадии индивид переходит от собственно восприятия или перцептивного поведения к попыткам активно воздействовать на вызвавшую интерес фигуру, что должно привести к адаптации последней к физическому, либо психологическому «присвоению» или ассимиляции. Под ассимиляцией Ф. Перлз понимал избирательную интеграцию не целостного, сохраняющего изначальную структуру объекта, как это имеет место в классическом понятии интроекции, а тех его компонентов, которые реально отвечают потребностям индивида. Для этого необходимо расчленение фигуры на составляющие, образно говоря, ее «пережевывание», что и является квинтэссенцией действия в рассматриваемой схеме. Например, в контексте социальных отношений, вступая в контакт с определенным человеком, индивид должен не только осознать свои потребности, но и определить, какие из них данный партнер объективно может и субъективно готов удовлетворить.

      контакт В результате действия, направленного на вызвавшую интерес фигуру, возникает максимально насыщенное переживание, в рамках которого интегрируются впечатления, полученные от сенсорного осознавания и моторного акта. В логике данной модели контакт есть точка максимально возможного в наличествующих условиях удовлетворения исходного интереса или потребности.

      разрешение Завершающая стадия разрешения (у некоторых авторов обозначается как завершение) предполагает рефлексию опыта, полученного на стадии контакта, и его интеграцию на внутриличностном уровне. Именно так в логике гештальтпсихологии происходит научение.

    По завершении цикла контакта фигура перестает быть актуальной и привлекать к себе внимание — гештальт завершается, что то же самое, разрушается. В результате возникает возможность нового ощущения и возобновления цикла. С точки зрения гештальтпсихологии вся жизнь человека представляет собой непрерывную цепь таких циклов.

    На основании представленной модели Ф. Перлзом и его последователями была разработана оригинальная система психотерапии, нашедшая широкое применение. В социальной психологии данная схема и психотехники, связанные с настоящим подходом, применяются для исследования стилей коммуникации, групповых норм, межличностного и межгруппового взаимодействия. Они также нашли широкое применение в сфере организационного консультирования, коучинга и профессиональной подготовки практических социальных психологов

    Гештальтпсихология от нем. gestalt — образ, форма) — направление в западной психологии, возникшее в Германии в первой трети ХХ в. и выдвинувшее программу изучения психики с точки зрения целостных структур (гештальтов), первичных по отношению к своим компонентам.

    Предмет гештальтпсихологии : Феноменальное поле

    Представители гештальтпсихологии : Основателем гештальтпсихологии по праву считается Фредерик Перлз в ряду его последователей выделяются немецкие психологи: Вольфганг Келлер, Макс Вертгеймер, Курт Коффка, Курт Левин.

    Базовые Идеи

    Гештальтпсихология выступила против выдвинутого структурной психологией принципа расчленения сознания на элементы и построения из них по законам ассоциации или творческого синтеза сложных психических феноменов. Представители гештальтпсихологии предположили, что все разнообразные проявления психики подчиняются законам гештальта. Части тяготеют к образованию симметричного целого, части группируются в направлении максимальной простоты, близости, равновесия. Тенденция каждого психического феномена — принять определенную, завершенную форму.

    Начав с исследования процессов восприятия, гештальтпсихология достаточно быстро расширила свою тематику, включив в нее проблемы развития психики, анализ интеллектуального поведения высших приматов, рассмотрения памяти, творческого мышления, динамики потребностей личности.

    Психика человека и животного понималась гештальтпсихологами, как целостное «феноменальное поле », которое обладает определенными свойствами и строение. Основными компонентами феноменального поля являются фигуры и фон. Другими словами, часть того, что мы воспринимаем, выступает отчетливо и наполнено смыслом, в то время как остальное лишь смутно присутствует в нашем сознании. Фигура и фон могут меняться местами. Ряд представителей гештальтпсихологии считали, что феноменальное поле изоморфно (подобно) процессам, происходящим внутри мозгового субстрата.

    Важнейшим законом, полученным гештальтпсихологами, является закон константности восприятия , фиксирующий тот факт, что целостный образ не меняется при изменении его сенсорных элементов (вы видите мир стабильным, несмотря на то, что постоянно изменяется ваше положение в пространстве, освещенность и т. д.). Принцип целостного анализа психики сделал возможным научное познание сложнейших проблем душевной жизни, которые до этого считались недоступными экспериментальному исследованию.

    Принципы гештальта

    Все вышеперечисленные свойства восприятия — константы, фигура, фон — в гештальтпсихологии вступают в отношения между собой и являют новое свойство. Это и есть гештальт, качество формы. Целостность восприятия и его упорядоченность достигаются благодаря следующим принципам гештальтпсихологии:

    • Близость . Стимулы расположенные рядом, имеют тенденцию восприниматься вместе.
    • Схожесть . Стимулы, схожие по размеру, очертаниям, цвету или форме имеют тенденцию восприниматься вместе.
    • Целостность . Восприятие имеет тенденцию к упрощению и целостности.
    • Замкнутость . Отражает тенденцию завершать фигуру, так что она приобретает полную форму.
    • Смежность . Близость стимулов во времени и пространстве. Смежность может предопределять восприятие, когда одно событие вызывает другое.
    • Общая зона . Принципы гештальта формируют наше повседневное восприятие, наравне с научением и прошлым опытом. Предвосхищающие мысли и ожидания также активно руководят нашей интерпретацией ощущений.
    Методологический подход гештальтпсихологии

    базировался на нескольких основаниях — понятии психического поля, изоморфизма и феноменологии. Понятие «поле» было заимствовано ими из физики, в которой были сделаны в те годы важнейшие открытия. Изучение природы атома, магнетизма позволило раскрыть законы физического поля, в котором элементы выстраиваются в целостные системы. Эта мысль и стала ведущей для гештальтпсихологов, которые пришли к выводу, что психические структуры располагаются в виде различных схем в психическом поле. При этом сами гештальты могут изменяться, становясь более адекватными предметам внешнего поля. Может происходить и переструктурирование поля, в котором прежние структуры располагаются, благодаря чему субъект приходит к принципиально новому решению задачи (инсайт).

    Психические гештальты изоморфны физическим и психофизическим, т.е. процессы, которые происходят в головного мозга, сходны с теми, которые происходят во внешнем мире и осознаются нами в наших мыслях и переживаниях, как взаимно-однозначные системы в физике и математике (так круг изоморфен овалу, а не квадрату). Поэтому схема задачи, которая дана во внешнем поле, может помочь испытуемому быстрее или медленнее ее решить в зависимости от того, облегчает или затрудняет она ее перестурктурирование.

    Субъект может осознать свои переживания, процесс решения задачи, однако для этого ему надо отрешиться от прошлого опыта, очистить свое сознание от всех наслоений, связанных с культурными и личными традициями. Этот феноменологический подход был заимствован гештальтпсихологами у Э. Гуссерля, философские концепции которого были чрезвычайно распространены в то время и близки немецким психологам. С этим была связана и недооценка ими личного опыта, утверждение приоритета сиюминутной ситуации, принципа «здесь и сейчас» в любых интеллектуальных процессах. С этим связано и в результатах исследования между бихевиористами и гештальтпсихологами, так как первые доказывали верность способа «проб и ошибок», т.е. влияние прошлого опыта, отрицавшегося вторыми. Исключением являлись только исследования личности, проводимые

    ОТВЕТ: Гештáльт-психолóгия (от нем. Gestalt -личность, образ, форма) — школа психологии начала XX века. Основана Максом Вертгеймером в 1912 году.

    Первичными данными психологии являются целостные структуры (гештальты), в принципе не выводимые из образующих их компонентов. Гештальтам присущи собственные характеристики и законы, в частности, «закон группировки», «закон отношения» (фигура/фон).

    Кристиан фон Эренфельс (1859-1932), один из предшественников гештальт-психологии, ещё в начале прошлого века подчёркивал, что «целое — это некая реальность, отличная от суммы его частей ». Гештальт (нем. Gestalt — форма, образ, структура) — пространственно-наглядная форма воспринимаемых предметов, чьи существенные свойства нельзя понять путём суммирования свойств их частей. Одним из ярких тому примеров, по Келлеру, является мелодия, которая узнается даже в случае, если она транспонируется в другие тональности. Когда мы слышим мелодию во второй раз, то, благодаря памяти, узнаем её. Но если её тональность изменится, мы все равно узнаем мелодию, как ту же самую.

    Если сходство двух явлений (или физиологических процессов) обусловлено числом идентичных элементов и пропорционально ему, то мы имеем дело с суммами. Если корреляция между числом идентичных элементов и степенью сходства отсутствует, а сходство обусловлено функциональными структурами двух целостных явлений как таковых, то мы имеем гештальт . — Карл Дункер.

    Гештальт-психология возникла из исследований восприятия. В центре её внимания — характерная тенденция психики к организации опыта в доступное пониманию целое. Например, при восприятии букв с «дырами» (недостающими частями) сознание стремится восполнить пробел, и мы узнаём целую букву.

    Гештальт-психология обязана своим появлением немецким психологам Максу Вертгеймеру, Курту Коффке и Вольфгангу Кёлеру, выдвинувшим программу изучения психики с точки зрения целостных структур — гештальтов. Выступая против выдвинутого психологией принципа расчленения сознания на элементы и построения из них сложных психических феноменов, они предлагали идею целостности образа и несводимости его свойств к сумме свойств элементов. По мнению этих теоретиков, предметы, составляющие наше окружение, воспринимаются чувствами не в виде отдельных объектов, а как организованные формы. Восприятие не сводится к сумме ощущений, а свойства фигуры не описываются через свойства частей. Собственно, гештальт являет собой функциональную структуру, упорядочивающую многообразие отдельных явлений.

    Представители гештальтпсихологии предположили, что все разнообразные проявления психики подчиняются законам гештальта. Части тяготеют к образованию симметричного целого, части группируются в направлении максимальной простоты, близости, равновесия. Тенденция каждого психического феномена — принять определенную, завершенную форму.

    Начав с исследования процессов восприятия, гештальтпсихология достаточно быстро расширила свою тематику, включив в нее проблемы развития психики, анализ интеллектуального поведения высших приматов, рассмотрения памяти, творческого мышления, динамики потребностей личности.

    Психика человека и животного понималась гештальтпсихологами, как целостное «феноменальное поле», которое обладает определенными свойствами и строение. Основными компонентами феноменального поля являются фигуры и фон. Другими словами, часть того, что мы воспринимаем, выступает отчетливо и наполнено смыслом, в то время как остальное лишь смутно присутствует в нашем сознании. Фигура и фон могут меняться местами. Ряд представителей гештальтпсихологии считали, что феноменальное поле изоморфно (подобно) процессам, происходящим внутри мозгового субстрата.

    Важнейшим законом, полученным гештальтпсихологами, является закон константности восприятия, фиксирующий тот факт, что целостный образ не меняется при изменении его сенсорных элементов (вы видите мир стабильным, несмотря на то, что постоянно изменяется ваше положение в пространстве, освещенность и т. д.) Принцип целостного анализа психики сделал возможным научное познание сложнейших проблем душевной жизни, которые до этого считались недоступными экспериментальному исследованию.

    ВОПРОС – 11: Культурно-исторический подход в психологии .

    ОТВЕТ: Культурно-исторический подход изучает личность как продукт освоения индивидом ценностей культуры. Автор подхода Л. С. Выготский увидел «ключ ко всей психологии», позволяющий проводить объективный анализ высших психических функций личности, в значении слома. По его мнению, именно слово-знак первично как относительно практического действия, так и относительно мышления. Он даже повторил чей-то афоризм: «Речь думает за человека». Оперируя с этими «культурными» знаками-словами, индивид строит свою личность.

    Вначале человек был неотделимой частью окружающей природы, которая «шлифовала», по выражению автора, его «натуральные» (врожденные, не требующие волевых осознанных усилий) свойства, дающие ему возможность просто выживать, приспосабливаться к среде. Затем он сам стал воздействовать па природу через орудия труда, вырабатывая у себя высшие психические функции («культурные»), позволяющие ему осуществлять осознанные действия (например, осознанно запоминать какую-то ситуацию, предмет), полезные с точки зрения создания благоприятных условий своего существования. В качестве орудий воздействия данный подход рассматривал не те, которые имеют материальную основу (камень, палка, топор и т.п.), а так называемые психологические знаки. Знаком могла служить палка, воткнутая в землю и указывающая направление движения. Это могли быть зарубки на деревьях или сложенные определенным образом камни, напоминающие о чем-то важном, и т.д.

    Исторические корни подобных знаков находятся в совместном труде. На первых порах это были звуки-команды, исходящие от другого человека и носящие условно сигнальный характер. С течением времени человек научился давать подобные команды для себя и с их помощью управлять своим поведением. В процессе дальнейшего культурного развития человека звуки-знаки вытеснялись словами-знаками. Человек овладевал собственной психикой. Этот процесс трансформаций внешних средств — знаков (палок-указателей, зарубок, чужих звуков) во внутренние (внутренняя речь, образы представления, образы воображения) получил название интериоризации.

    Таким образом, в деятельностном подходе личность изучается через призму активности человека в совокупности деятельностей, в которые он включен. Культурно-исторический подход в качестве «производящей причины» выбрал знак, слова, символ, речь, труд. Термин же «деятельность» в этом подходе хотя и использовался, но не был наполнен тем психологическим содержанием, которое характерно для деятельностного подхода.

    ОТВЕТ: Фундамент современной отечественной возрастной психологии составляют сформулированные Л.С. Выготским (1896-1934) принципиальные идеи и система основных понятий. В 1920-1930-х гг. им были разработаны основы культурно — исторической теории развития психики. Хотя Выготский не успел создать завершенной теории, но общее понимание психического развития в детстве, содержащееся в трудах ученого, позже было существенно развито, конкретизировано и уточнено в работах А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурия, А.В. Запорожца, Д.Б. Эльконина, Л.И. Божович, М.И. Лисиной и других представителей школы Выготского.

    Основные положения культурно — исторического подхода изложены в работах Выготского: «Проблема культурного развития ребенка» (1928), «Инструментальный метод в психологии» (1930), «Орудие и знак в развитии ребенка» (1930), «История развития высших психических функций» (1930-1931), в наиболее известной книге ученого «Мышление и речь» (1933-1934) и в ряде других. Анализируя причины кризиса психологии как науки в первые десятилетия XX в., Л.С. Выготский обнаружил, что во всех современных ему концепциях развития психики реализован подход, который он назвал «биологизаторским» или «натуралистическим». Биологизаторская трактовка отождествляет, ставит в один ряд психологическое развитие животного и развитие ребенка. Характеризуя традиционную точку зрения на психическое развитие (принадлежащую ассоциативной и бихевиористской психологии), Выготский выделяет три основных положения: — изучение высших психических функций со стороны составляющих их натуральных процессов (сведение высших и сложных процессов к элементарным) игнорирование специфических особенностей и закономерностей культурного развития поведения.

    Он называл подобный подход к исследованию высших психических процессов «атомистическим», указывая на его принципиальную неадекватность. Критикуя традиционный подход, Выготский писал о том, что «детской психологии чуждо само понятие развития высших психических функций», что она «ограничивает понятие психического развития ребенка одним биологическим развитием элементарных функций, протекающим в прямой зависимости от созревания мозга как функции органического созревания ребенка».

    Л.С. Выготский утверждал, что необходимо другое, не биологическое, понимание развития высших психических функций человека. Он не просто указывал на важность социальной среды для развития ребенка, но стремился выявить конкретный механизм этого влияния.

    Выготский выделял низшие, элементарные психические функции (фаза натурального развития) и высшие психические функции (фаза «культурного» развития). Гипотеза, выдвинутая Выготским, предлагала новое решение проблемы соотношения психических функций — элементарных и высших. Главное различие между ними состоит в уровне произвольности, т.е. натуральные психические процессы не поддаются регуляции со стороны человека, а высшими психическими функциями (ВПФ) люди могут сознательно управлять. Выготский пришел к выводу о том, что сознательная регуляция связана с опосредованным характером ВПФ.

    Между воздействующим стимулом и реакцией человека (как поведенческой, так и мыслительной) возникает дополнительная связь через опосредующее звено — стимул-средство, или знак.

    Знаки (или стимулы-средства) — это психические орудия, которые, в отличие от орудий труда, изменяют не физический мир, а сознание оперирующего ими субъекта. Знак — это любой условный символ, имеющий определенное значение. В отличие от стимула- средства, который может быть изобретен самим человеком (например, узелок на платке или палочка вместо градусника), знаки не изобретаются детьми, но приобретаются ими в общении со взрослыми. Универсальным знаком является слово. Механизм изменения психики ребенка, который приводит к появлению специфических для человека высших психических функций, — это механизм интериоризации (вращивания) знаков как средств регуляции психической деятельности.

    Интериоризация — фундаментальный закон развития высших психических функций в филогенезе и онтогенезе. В этом состоит гипотеза Выготского о происхождении и природе высших психических функций. Высшие психические функции ребенка возникают первоначально как форма коллективного поведения, как форма сотрудничества с другими людьми и лишь впоследствии путем интериоризации они становятся собственно индивидуальными функциями, или, как писал Выготский: «Всякая функция в культурном развитии ребенка появляется на сцену дважды, в двух планах, сперва — социальном, потом — психологическом, сперва между людьми, как категория интерпсихическая, затем внутри ребенка как категория интрапсихическая».

    Например, если говорить о произвольном внимании как высшей психической функции, то последовательность этапов его формирования такова: сначала взрослый в общении привлекает и направляет внимание ребенка; постепенно сам ребенок усваивает указательный жест и слово — происходит вращивание, интериоризация способов организации чужого и собственного внимания. Также и речь: первоначально выступая внешним средством общения. Между людьми, она проходит промежуточную стадию (эгоцентрической речи), начинает выполнять интеллектуальную функцию, и Постепенно становится внутренней, интериоризированной психической функцией. Таким образом, знак появляется сначала во внешнем плане, в плане общения, а затем переходит во внутренний план, план сознания.

    Проблемы интериоризации в те же годы разрабатывались французской социологической школой. К изначально существующему и изначально асоциальному индивидуальному сознанию извне прививаются некоторые формы общественного сознания (Э. Дюркгейм) или в него вносятся элементы внешней социальной деятельности, социального сотрудничества (П. Жанэ) — таково представление французской психологической школы. Для Выготского сознание складывается только в процессе интериоризации — никакого изначально асоциального сознания ни филогенетически, ни онтогенетически нет. В процессе интериоризации формируется человеческое сознание, возникают такие собственно человеческие психические процессы, как логическое мышление, воля, речь. Интериоризация знаков является тем механизмом, который формирует психику детей.

    В общее понятие «развитие высших психических функций» Выготский включает две группы явлений, в совокупности образующих процесс «развития высших форм поведения ребенка»: — процессы овладения языком, письмом, счетом, рисованием как внешними средствами культурного развития и мышления, — процессы развития специальных высших психических функций (произвольного внимания, логической памяти, понятий и т.д.). Отличительные признаки высших психических функций: опосредованность, произвольность, системность; формируются прижизненно; складываются путем интериоризации образцов.

    Выделяя два исторических этапа развития человечества, биологическое (эволюционное) и культурное (историческое) развитие , Выготский считает, что важно различить и своеобразно противопоставить их как два типа развития и в онтогенезе. В условиях онтогенетического развития обе эти линии — биологическая и культурная — находятся в сложном взаимодействии, слиты, реально образуют единый, хотя и сложный процесс. Как подчеркивал A.M. Матюшкин, для Выготского «главная проблема и предмет исследования в том, чтобы понять «сплетение» двух типов процессов, проследить их конкретное своеобразие на каждой ступени развития, раскрыть возрастную и индивидуально-типологическую картину развития на каждом из этапов и по отношению к каждой высшей психической функции. Трудность для Выготского состоит не в том, чтобы проследить и понять отдельный процесс культурного развития, но в том, чтобы понять его особенности в сложном сплетении процессов».

    Гештальтпсихология возникла в начале нашего века в Германии. Ее основателями являлись М. Вертгеймер (1880-1943), К. Коффка (1886-1967), В. Кёлер (1887-1967) . Название этого направления происходит от слова «гештальт» (нем. Gestalt — форма, образ, структу­ра). Психика, считали представители этого направления, должна изучаться с точки зрения целостных структур (гештальтов).

    Центральным для них явилось представление о том, что основные свойства гештальта нельзя понять путем суммирования свойств отдельных его частей. Целое прин­ципиально не сводимо к сумме отдельных его частей, более того, целое — это совсем другое, чем сумма его частей. Именно свойства целого определяют свойства отдельных его частей. Так, музыкальная мелодия не мо­жет быть сведена к последовательности различных му­зыкальных звуков.

    Применительно к психологии личности идеи гештальт-психологии разрабатывались немецким, а затем американ­ским психологом К.Левиным (1890-1947).

    Остановимся более подробно на характеристике гештальтпсихологии. Гештальтпсихология исследовала целостные структуры, из которых состоит психическое поле, разрабатывая новые экспериментальные методы. И в отличие от других психологических направлений (психоанализа, бихевиоризма) представители гештальтпсихологии по-прежнему считали, что предметом психологической науки является исследование содержания психики, анализ познавательных процессов, а также структуры и динамики развития личности.

    Главная идея этой школы состояла в том, что в основе психики лежат не отдельные элементы сознания, но целостные фигуры — гештальты, свойства которых не являются суммой свойств их частей. Таким образом, опровергалось прежнее представление о том, что развитие психики основывается на формировании все новых ассоциативных связей, которые соединяют отдельные элементы между собой в представления и понятия.

    Идеи, развиваемые гештальт-психологами, основывались на экспериментальном исследовании познавательных процессов. Это была и первая (и долгое время практически единственная) школа, которая начала строго экспериментальное изучение структуры и качеств личности, так как метод психоанализа, используемый глубинной психологией, нельзя было считать ни объективным, ни экспериментальным.

    В исследованиях ученых этой школы были открыты почти все, известные в настоящее время свойства восприятия, доказано значение этого процесса в формировании мышления, воображения, других когнитивных функций.

    Одним из ведущих представителей этого направления был Макс Вертгеймер . После окончания университета он изучал философию в Праге, а затем в Берлине. Знакомство с Х. Эренфельсом, который впервые ввел понятие гештальт-качество, повлияло на занятия Вертгеймера. Переехав в Вюрцбург, он работал в лаборатории О. Кюльпе, под руководством которого защитил в 1904 году диссертацию. Однако, отойдя от объяснительных принципов Вюрцбургской школы, он уходит от Кюльпе, начиная исследования, которые привели его к обоснованию положений новой психологической школы.

    В 1910 году в Психологическом институте во Франкфурте-на-Майне он встречается с Вольфгангом Кёлером и Куртом Коффкой, которые становятся вначале испытуемыми в опытах Вертгеймера по исследованию восприятия, а затем его друзьями и коллегами, в содружестве с которыми были разработаны основные положения нового психологического направления – гештальт-психологии.

    Первые работы Вертгеймера посвящены экспериментальному исследованию зрительного восприятия.

    В дальнейших исследованиях Вертгеймера и его коллег было получено большое количество экспериментальных данных, которые позволили установить основные постулаты гештальт-психологии. Главный из них гласил, что первичными данными психологии являются целостные структуры (гештальты), в принципе не выводимые из образующих их компонентов.

    В середине двадцатых годов Вертгеймер переходит от исследования восприятия к изучению мышления.

    Значительное внимание уделяет ученый и проблемам этики, нравственности личности исследователя, подчеркивая, что формирование этих качеств также должно учитываться при обучении, а само обучение должно быть построено так, чтобы дети получали от него радость, осознавая радость открытия нового.

    Данные, полученные в исследованиях Вертгеймера, привели гештальт-психологов к выводу о том, что ведущим психическим процессом, особенно на начальных этапах онтогенеза, является восприятие.

    Изучением его развития занимался главным образом К. Коффка , который стремился соединить генетическую психологию и гештальт-психологию.

    В своих работах Коффка доказывал, что от того, как воспринимает ребенок мир, зависит его поведение и понимание ситуации. К такому выводу он пришел потому, что считал, что процесс психического развития — это рост и дифференциация гештальтов. Это мнение разделяли и другие гештальт-психологи. Изучая процесс восприятия, гештальт-психологи утверждали, что его основные свойства появляются постепенно, с вызреванием гештальтов. Так появляется константность и правильность восприятия, а также его осмысленность.

    После встречи с Максом Вертгеймером, Кёлер становится одним из его горячих сторонников и сподвижником в разработке основ нового психологического направления.

    Первые работы Кёлера, посвященные исследованию интеллекта шимпанзе, привели его к наиболее значимому открытию — открытию «инсайта » (озарение). Исходя из того, что интеллектуальное поведение направлено на решение проблемы, Кёлер создавал такие ситуации, в которых подопытное животное для достижения цели должно было найти обходные пути. Операции, которые совершали обезьяны для решения поставленной задачи, были названы «двухфазными», так как состояли из двух частей. В первой части обезьяне нужно было при помощи одного орудия, получить другое, которое было необходимо для решения проблемы — например, при помощи короткой палки, которая находилась в клетке, получить длинную, находящуюся на некотором расстоянии от клетки. Во второй части полученное орудие использовалось для достижения искомой цели — например, для получения банана, находящегося далеко от обезьяны.

    Вопрос, на который отвечал эксперимент, состоял в выяснении того, каким способом решается задача — происходит ли слепой поиск правильного решения (по типу проб и ошибок) или обезьяна достигает цели благодаря спонтанному схватыванию отношений, пониманию. Эксперименты Келера доказывали, что мыслительный процесс идет по второму пути. Объясняя феномен «инсайта» он доказывал, что в тот момент, когда явления входят в другую ситуацию они приобретают новую функцию. Соединение предметов в новых сочетаниях, связанных с их новыми функциями, ведет к образованию нового гештальта, осознание которого составляет суть мышления. Келер называл этот процесс «переструктурированием гештальта» и считал, что такое переструктурирование происходит мгновенно и не зависит от прошлого опыта субъекта, а только от способа расположения предметов в поле. Именно это «переструктурирование» и происходит в момент «инсайта».

    Понятие об «инсайте» стало ключевым для гештальт-психологии, оно стало основой объяснения всех форм мыслительной деятельности, в том числе и продуктивного мышления.

    Теория немецкого психолога К.Левина (1890-1947) сложилась под влиянием успехов точных наук – физики, математики. Начало века ознаменовалось открытиями в физике поля, атомной физике, биологии. Заинтересовавшись в университете психологией, Левин пытался и в эту науку внести точность и строгость эксперимента. В 1914 году Левин получил докторскую степень. Получив приглашение преподавать психологию в Психологическом институте Берлинского университета, он сближается с Коффкой, Кёлером и Вертгеймером, основателями гештальт-психологии. Однако в отличие от своих коллег Левин сосредоточивается не на исследовании когнитивных процессов, а на, изучении личности человека. После эмиграции в США Левин преподает в Стенфордском и Корнельском университетах. В этот период он занимается главным образом проблемами социальной психологии и в 1945 году возглавляет исследовательский центр групповой динамики при Массачусетском технологическом институте.

    Свою теорию личности Левин разрабатывал в русле гештальт-психологии, дав ей название «теория психологического поля» . Он исходил из того, что личность живет и развивается в психологическом поле окружающих ее предметов, каждый из которых имеет определенный заряд (валентность). Эксперименты Левина доказывали, что для каждого человека эта валентность имеет свой знак, хотя в то же время существуют такие предметы, которые для всех имеют одинаково притягательную или отталкивающую силу. Воздействуя на человека, предметы вызывают в нем потребности, которые Левин рассматривал как своего рода энергетические заряды, вызывающие напряжение человека. В этом состоянии человек стремится к разрядке, т.е. удовлетворению потребности.

    Левин различал два рода потребностей – биологические и социальные (квазипотребности). Потребности в структуре личности не изолированы, они находятся в связи друг с другом, в определенной иерархии. При этом те квазипотребности, которые связаны между собой, могут обмениваться находящейся в них энергией. Этот процесс Левин называл коммуникацией заряженных систем. Возможность коммуникации, с его точки зрения, ценна тем, что делает поведение человека более гибким, позволяет ему разрешать конфликты, преодолевать раз личные барьеры и находить удовлетворительный вы ход из сложных ситуаций. Эта гибкость достигается благодаря сложной системе замещающих действий, которые формируются на основе связанных между собой потребностей. Таким образом, человек не привязан к определенному действию или способу решения ситуации, но может менять их, разряжая возникшее у него напряжение. Это расширяет его адаптационные возможности.

    В одном из исследований Левина детей просили выполнить определенное задание, например, помочь взрослому помыть посуду. В качестве награды ребенок получал какой-то приз, значимый для него. В контрольном эксперименте взрослый приглашал ребенка помочь ему, но в тот момент, когда ребенок приходил, оказывалось, что кто-то уже помыл всю по суду. Дети, как правило, расстраивались, особенно в том случае, если им говорили, что их опередил кто-то из сверстников. Частыми были и агрессивные проявления. В этот момент экспериментатор предлагал выполнить другое задание, подразумевая, что оно тоже значимо. Большинство детей мгновенно переключалось. Происходила разрядка обиды и агрессии в другом виде деятельности. Но некоторые дети не могли быстро сформировать новую потребность и приспособиться к новой ситуации, а потому их тревожность и агрессивность росли.

    Левин приходит к мнению, что не только неврозы, но и особенности когнитивных процессов (такие феномены, как сохранение, забывание) связаны с разрядкой или напряжением потребностей.

    Исследования Левина доказывали, что не только существующая в данный момент ситуация, но и ее предвосхищение, предметы, существующие только в сознании человека, могут определять его деятельность. Наличие таких идеальных мотивов поведения дает возможность человеку преодолеть непосредственное влияние поля, окружающих предметов, «встать над полем», как писал Левин. Такое поведение он называл волевым, в отличие от полевого, которое возникает под влиянием непосредственного сиюминутного окружения. Таким образом, Левин приходит к важному для него понятию временной перспективы, которая определяет поведение человека в жизненном пространстве и является основой целостного восприятия себя, своего прошлого и будущего.

    Большое значение для формирования личности ребенка имеет система воспитательных приемов, в частности наказаний и поощрений. Левин считал, что при наказании за невыполнение неприятного для ребенка поступка дети попадают в ситуацию фрустрации, так как находятся между двумя барьерами (предметами с отрицательной валентностью). Система наказаний, с точки зрения Левина, не способствует развитию волевого поведения, но только увеличивает напряженность и агрессивность детей. Более позитивна система поощрений, так как в этом случае за барьером (за предметом с отрицательной валентностью), следует предмет, вызывающий положительные эмоции. Однако оптимальной является система, при которой детям дается возможность выстроить временную перспективу с тем, чтобы снять барьеры данного поля.

    Левин создал серию интересных психологических методик. Первую из них подсказало наблюдение в одном из берлинских ресторанов за поведением официанта, который хорошо помнил сумму, причитавшуюся с посетителей, но сразу же забывал ее, после того как счет был оплачен. Полагая, что в данном случае цифры удерживаются в памяти благодаря «системе напряжения» и исчезают с ее разрядкой, Левин предложил своей ученице Б.В.Зейгарник экспериментально исследовать различия в запоминании незавершенных и завершенных действий. Эксперименты подтвердили его прогноз. Первые запоминались приблизительно в два раза лучше. Был изучен также ряд других феноменов. Все они объяснялись исходя из общего постулата о динамике напряжения в психологическом поле.

    Гештальтпсихология является направлением в психологии, которые возникло в Германии. Она позволяет изучить и понять психику с точки зрения целостных структур, которые первичны по отношению к определенным компонентам.

    Данная статья позволит понять, что такое теория гештальтпсихологии и кто является ее представителями. Далее будут рассмотрены такие моменты, как история возникновения этого направления психологии, а также какие принципы заложены в его основу.

    Определения и понятия

    Прежде чем рассмотреть идеи и принципы, необходимо дать определение основным понятиям гештальтпсихологии. Это психологическое направление, которое нацелено на объяснение восприятия, мышления и личности в целом.

    Данное направление построено на гештальтах — формах организации, которая создает целостность психологических явлений. Другими словами, гештальт — это некая структура, обладающая целостными качествами, в отличие от суммы своих составляющих. К примеру, портрет или фотография определенного человека включает в себя набор определенных элементов, однако другие люди воспринимают образ в совокупности (при этом в каждом отдельном случае он воспринимается по-разному).

    История возникновения данного психологического направления

    История развития направления гештальтпсихологии берет свое начало в 1912 году, когда Макс Вертгеймер выпустил свою первую научную работу на данную тематику. Этот труд основывался на том, что Вертгеймер поставил под сомнение общепринятое представление о наличии отдельно существующих элементов в процессе восприятия чего-либо. Благодаря этому 20-е годы вошли в историю как период развития школы гештальтпсихологии. Основные личности, которые фигурировали в зарождении данного направления:

    1. Макс Вертгеймер.
    2. Курт Коффка.
    3. Вольфганг Келер.
    4. Курт Левин.

    Эти ученые внесли неоценимый вклад в развитие данного направления. Однако подробнее об этих представителях гештальтпсихологии будет рассказано немного позже. Эти люди ставили перед собой сложную задачу. Первые и основные представители гештальтпсихологии являлись теми, кто хотел перенести физические законы на психологические явления.

    Принципы данного психологического направления

    Представители гештальтпсихологии установили, что единство восприятия, а также его упорядоченность достигаются на основании следующих принципов:

    1. Близость (стимулы, которые имеют близкое расположение, имеют тенденцию восприниматься не в отдельности, а совокупно).
    2. Схожесть (стимулы, имеющие похожий размер, форму цвет или же очертание, восприниматься совокупно).
    3. Целостность (восприятие имеет тенденцию к упрощению и целостности).
    4. Замкнутость (описывает тенденцию завершать какую-либо фигуру так, что она приобретает целостную форму).
    5. Смежность (близкое положение стимулов во времени и пространстве).
    6. Общая зона (принципы гештальта формируют повседневное восприятие так же, как и прошлый опыт).
    7. Принцип фигуры и фона (все, что наделяется смыслом, выступает в роли фигуры, которая имеет менее структурированный фон).

    Руководствуясь данными принципами, представители гештальтпсихологии смогли определить основные положения данного направления психологии.

    Основные положения

    Исходя из принципов можно описать основные положения следующим образом:

    1. Все процессы психологии — это целостные процессы, имеющие свою структуру, имеющую свой набор конкретных элементов, которые всегда будут вторичными по отношению к ней. Исходя из этого предмет гештальтпсихологии — это сознание, которое имеет структуру, наполненную тесно связанными элементами.
    2. Восприятие имеет такую особенность, как константность. Это говорит о том, что константность восприятия — это относительная неизменность определенных свойств, которыми обладают предметы (при наличии изменений условия восприятия). К примеру, это может быть константность освещения или же цвета.

    Основополагающие идеи гештальтпсихологии

    Представители данной школы определили такие основные идеи данного направления психологии:

    1. Сознание — это целостное и динамическое поле, в котором все его точки находятся в постоянном взаимодействии друг с другом.
    2. Создание анализируется при помощи гештальтов.
    3. Гештальт — целостная структура.
    4. Гештальты исследуются путем объективного наблюдения и описания содержаний восприятия.
    5. Ощущения не являются основой восприятия, так как первое не может существовать физически.
    6. Основной психический процесс — это зрительное восприятие, которое определяет развитость психики и подчинено своим закономерностям.
    7. Мышление — это процесс, который не формируется на основании опыта.
    8. Мышление является процессом решения определенных задач, который осуществляется через «инсайт».

    Определив, что это за направление в психологии, а также разобравшись в его основах, следует более подробнее описать, кто является представителями гештальтпсихологии, а также какой вклад они внесли в развитие этой научной области.

    Макс Вертгеймер

    Как уже отмечалось ранее, является основоположником гештальтпсихологии. Родился ученый в Чехии, однако свою научную деятельность он вел в Германии.

    Согласно историческим данным, Макса Вертгеймера во время отдыха посетила мысль провести эксперимент для того чтобы понять, почему человек может видеть движение определенного предмета в тот момент, когда в действительности оно отсутствует. Сойдя на перроне Франкфурта, Вертгеймер приобрел самый обычный игрушечный стробоскоп с целью провести эксперимент прямо в отеле. Уже спустя некоторое время ученый продолжил свои наблюдения в более официальной обстановке во Франкфуртском университете.

    В целом данные исследования были направлены на изучение восприятия движения предметов, которого не происходит на самом деле. В ходе эксперимента ученый использовал термин «впечатление движения». При помощи такого прибора, как тахистоскоп, Макс Вертгеймер пропускал луч света через небольшие отверстия игрушки (одна прорезь игрушки располагалась вертикально, а вторая имела отклонения от первой на двадцать — тридцать градусов).

    В процессе исследования луч света пропускали через первую прорезь, а потом через вторую. Когда свет проходил через вторую щель, то интервал времени увеличивали до двухсот миллисекунд. В этом случае участники эксперимента наблюдали, как свет появляется сначала в первой, а в последующем и во второй щели. Однако если временной промежуток освещения второй прорези сокращали, то создавалось впечатление, что обе щелочки освещены постоянно. А при освещении второй прорези на протяжении 60 миллисекунд казалось, что свет постоянно перемещается от одной прорези ко второй, а затем возвращается обратно.

    Ученый убедился, что такое явление по-своему является элементарным, но в то же время представляет нечто отличное от одного или даже нескольких простых ощущений. В последующем Макс Вертгеймер дал этому явлению название «фи-феномен».

    Многие пытались опровергнуть результаты этого эксперимента. В частности, теория Вундта подтверждала, что должно было создаваться восприятие двух световых полосок, находящихся по соседству, но при этом ничего более. Однако насколько бы строго ни проводилась интроспекция в эксперименте Вертхеймера, полоска продолжала двигаться, и объяснить это явление при помощи имеющихся теоретических позиций никак не удавалось. В данном эксперименте целым являлось движение световой линии, а суммой составляющих элементов — две неподвижные линии света.

    Опыт Вертхеймера бросил вызов привычной атомистической ассоцианистской психологии. Результаты эксперимента были опубликованы в 1912 году. Так было положено начало гештальтпсихологии.

    Курт Коффка

    Еще одним представителем гештальтпсихологии является Курт Коффка. Он был немецко-американским психологом, который вел свою научную деятельность вместе с Вертхеймером.

    Он посвятил достаточное время тому, чтобы понять, как устроено восприятие и из чего оно формируется. В процессе своей научной деятельности он установил, что появляющийся на свет ребенок еще не имеет сформированных гештальтов. К примеру, маленький ребенок может и не узнать даже близкого человека, если тот изменит некоторые детали своей внешности. Однако в процессе жизнедеятельности у любого человека происходит формирование гештальтов. Со временем ребенок уже становится способным узнать маму или бабушку, даже если они сменят цвет волос, стрижку или любой другой элемент внешности, отличающий их от других, посторонних женщин.

    Вольфганг Келер (Келлер)

    Гештальтпсихология как научная область многим обязана этому ученому, так как он написал множество книг, которые стали основой теории, и провел несколько удивительных экспериментов. Келер был уверен, что физика как наука должна иметь определенную связь с психологией.

    В 1913 году Келер отправился на Канарские острова, где он изучал поведение шимпанзе. В одном из экспериментов ученый помещал банан для животных за пределы клетки. Фрукт был обвязан веревкой, и шимпанзе легко решал эту задачу — животное просто тянуло за веревку и приближало к себе угощение. Келер сделал вывод, что это простая задача для животного, и усложнил ее. Ученый протянул к банану несколько веревок, и шимпанзе не знал, какая из них ведет к угощению, поэтому чаще ошибался. Келер сделал вывод, что решение животного в этой ситуации является неосознанным.

    Ход другого эксперимента был немного другим. Банан помещали все так же за пределами клетки, а между ними клали палку (напротив банана). В этом случае животное воспринимало все предметы как элементы одной ситуации и с легкостью пододвигало к себе лакомство. Однако когда палка лежала в другом конце клетки, шимпанзе не воспринимало предметы как элементы одной ситуации.

    Третий эксперимент проводился в похожих условиях. Точно так же банан помещался вне клетки на недоступном расстоянии, а обезьяне давали в руки две палки, которые были слишком короткими, чтобы достать фрукт. Для решения задачи животному было необходимо вставить одну палку в другую и достать угощение.

    Суть всех этих экспериментов сводилась к одному — сравнить результаты восприятия объектов в различных ситуациях. Все эти примеры, точно так же, как и эксперимент Макса Вертгеймера со светом, доказали, что перцептивный опыт имеет качество целостности (законченности), чего не имеют его составляющие. Другими словами, перцепция — это гештальт, а попытка разложить его на составляющие оканчивается неудачей.

    Исследования дали понять Келеру, что животные решали поставленные задачи либо путем проб и ошибок, либо при помощи внезапного осознания. Таким образом был сформирован вывод — объекты, лежащие в поле одного восприятия и не связанные между собой, при решении задач соединяются в общую структуру, осознание которой помогает решить проблему.

    Курт Левин

    Этот ученый выдвинул теорию, сравнивающую давления социума, определяющее поведение человека с различными физическими силами (внутренние — чувства, внешние — восприятие чужих желаний или ожиданий). Данная теория имеет название «теория поля».

    Левин утверждал, что личность — это система, в которой есть субсистемы, находящиеся во взаимодействии. Проводя свои эксперименты, Левин отмечал, что когда особенность активна, состояние субсистемы напряжено, а при прерывании деятельности оно все равно будет в напряжении до момента возвращения к выполнению действия. В случае если логическое завершение действия отсутствует, то напряжение субституируется или дренажируется.

    Говоря простыми словами, Левин пытался доказать взаимосвязь поведения человека и окружения. Данный ученый ушел от идей влияния опыта на структуру личности. Теория поля гласит, что человеческое поведение абсолютно не зависит от будущего или прошлого, но при этом оно зависит от настоящего.

    Гештальтпсихология и гештальт-терапия: определение и отличия

    В последнее время гештальт-терапия стала очень популярным направлением психотерапии. Методы гештальтпсихологии и гештальт-терапии различны, а также вторая чаще поддается критике со стороны приверженцев первой.

    Как утверждают одни источники, Фриц Перлз — ученый, который считается основателем гештальт-терапии, не имеющей отношения к научной школе гештальтпсихологии. Он синтезировал психоанализ, идеи биоэнергетики и гештальтпсихологии. Однако от школы, которую основал Макс Вертгеймер, в данном направлении терапии нет ничего. Некоторые источники утверждают, что на самом деле привязка к гештальтпсихологии являлась всего лишь рекламным ходом, для привлечения внимания к синтезированному направлению психотерапии.

    При этом другие источники отмечают, что такая терапия все-таки связана со школой гештальтпсихологии. Однако это связь не прямая, но она все же есть.

    Заключение

    Разобравшись подробным образом в том, кто является представителями гештальтпсихологии, а также что представляет собой это направление научной деятельности, можно сделать вывод, что оно направлено на изучение восприятия, которое является целостной структурой.

    Гештальт-подходы со временем проникли во многие научные области. К примеру, в патопсихологии или теории личности, а также такие подходы встречаются в социальной психологии, психологии научения и восприятия. На сегодняшний день тяжело представить такие научные области, как необихевиормзм или когнитивную психологию, без гештальтпсихологии.

    Как уже было отмечено ранее, основными представителями гештальтпсихологии являются Вертгеймер, Коффка, Левин и Келер. Узнав о деятельности этих людей, можно понять, что данное направление сыграло огромную роль в развитии мировой психологии.

    Гештальтпсихология — презентация онлайн

    1. Гештальтпсихология

    Подготовила:
    студентка группы 501-НО
    Корнеева Е. Н.
    Стаханов, 2020 г.
    Гештальтпсихология
    – одно из крупнейших
    направлений зарубежной психологии, возникшее в
    Германии в первой половине XX в. и выдвинувшее
    программу изучения психики с точки зрения ее
    организации и динамики в виде особых неделимых
    образов – «гештальтов». Предметом изучения стали
    закономерности формирования, структурирования и
    трансформации психического образа. Первые экспериментальные исследования гештальтпсихологии были
    посвящены анализу восприятия и позволили в дальнейшем
    выделить ряд феноменов в этой области (например,
    соотношение фигуры и фона).

    3. Основные теоретические положения

    Гештальт
    (нем. Gestalt — форма, образ,
    структура)

    пространственно-наглядная
    форма
    воспринимаемых предметов, чьи существенные свойства
    нельзя понять путём суммирования свойств их частей.
    Одним из ярких тому примеров, по Келлеру, является
    мелодия, которая узнается даже в случае, если она
    транспонируется в другие тональности. Когда мы слышим
    мелодию во второй раз, то, благодаря памяти, узнаем её. Но
    если её тональность изменится, мы все равно узнаем
    мелодию, как ту же самую. Гештальт-психология возникла из
    исследований восприятия.
    В центре её внимания — характерная тенденция психики
    к организации опыта в доступное пониманию целое.
    Например, при восприятии букв с «дырами» (недостающими
    частями) сознание стремится восполнить пробел, и мы
    узнаём целую букву.
    М. Вертгеймер, В. Келлер и К. Коффка выдвинули
    программу изучения психики с точки зрения целостных
    структур — гештальтов.

    5. Главные представители этого направления – немецкие психологи М. Вертгеймер, В. Келлер, К. Коффка.

    Главные представители этого направления – немецкие
    психологи М. Вертгеймер, В. Келлер, К. Коффка.
    В. Келлер
    М. Вертгеймер
    К. Коффка
    Выступая против выдвинутого
    психологией
    принципа
    расчленения
    сознания
    на
    элементы и построения из них
    сложных
    психических
    феноменов, они предлагали
    идею целостности образа и
    несводимости его свойств к
    сумме свойств элементов. По
    мнению
    этих
    теоретиков,
    предметы, составляющие наше
    окружение,
    воспринимаются
    чувствами не в виде отдельных
    объектов, а как организованные
    формы.

    7. Принципы гештальтизма

    Свойства восприятия: константы (величины, значение
    которой не меняется), фигура, фон — вступают в
    отношения между собой и являют новое свойство. Это и
    есть гештальт, качество формы. Целостность достигаются
    благодаря принципам:
    • близость (стимулы, расположенные рядом, имеют
    тенденцию восприниматься вместе).
    Принцип близости. Правая часть рисунка воспринимается
    как три столбика.
    • схожесть (стимулы, схожие по размеру, очертаниям, цвету
    или форме, имеют тенденцию восприниматься вместе)
    Принцип схожести. Рисунок воспринимается как строки,
    а не как колонки.
    • целостность (восприятие имеет тенденцию к упрощению и
    целостности),
    • замкнутость (отражает тенденцию завершать фигуру так, что
    она приобретает полную форму),
    • принцип замкнутости. Рисунок воспринимается не как
    отдельные отрезки, а как круг и прямоугольник.
    • смежность (близость стимулов во времени и пространстве.
    Смежность может предопределять восприятие, когда одно
    событие вызывает другое),
    • общая зона (принципы гештальта формируют наше повседневное
    восприятие наравне с научением и прошлым опытом.
    Предвосхищающие мысли и ожидания также активно руководят
    нашей интерпретацией ощущений).

    11. Гештальт-качества

    Сформировавшиеся
    гештальты
    всегда
    являются
    целостностями, завершенными структурами, с чётко
    ограниченными контурами. Контур, характе-ризующийся
    степенью резкости и замкнутостью или незамкнутостью
    очертаний, является основой гештальта. Одним из
    фундаментальных свойств гештальта является стремление
    к завершенности.
    При
    описании
    гештальта
    употребляется
    также
    понятие важности. Целое может быть важным, члены —
    неважными, и наоборот. Фигура всегда важнее основы —
    фона.
    Члены гештальта могут
    иметь
    различные
    ранги. Так, например, в
    круге:
    1-му
    рангу
    соответствует центр, 2-й
    ранг имеет точка на
    окружности, 3-й — любая
    точка
    внутри
    круга.
    Каждый гештальт имеет
    свой
    центр
    тяжести,
    который
    выступает или как центр
    массы
    (например,
    середина в диске), или как
    точка скрепления.
    Качество «транспозит
    ивности» проявляетс
    я в том, что образ
    целого остается, даже
    если
    все
    части
    меняются по своему
    материалу,
    например,
    если
    это

    разные
    тональности одной и
    той же мелодии, а
    может теряться, даже
    если все элементы
    сохраняются, как в
    картинах
    Пикассо
    (например, рисунок
    Пикассо «Кот»).
    В качестве основного закона группировки отдельных
    элементов был постулирован закон прегнантности.
    Прегнантность (от лат. praegnans — содержательный,
    обремененный, богатый) — одно из ключевых понятий
    гештальтпсихологии,
    означающее
    завершенность
    гештальтов, приобретших уравновешенное состояние,
    «хорошую форму».
    Прегнантные гештальты имеют следующие свойства:
    замкнутые,
    отчетливо
    выраженные
    границы,
    симметричность, внутренняя структура, приобретающая
    форму фигуры. При этом были выделены факторы,
    способствующие группировке элементов в целостные
    гештальты, такие как «фактор близости», «фактор сходства»,
    «фактор хорошего продолжения», «фактор общей судьбы».
    Гештальт-психология также уделяла внимание развитию
    мышления. Кроме Вейтгеймера в этой области работали
    также такие ученые как К. Дункер и Н. Майер. Гештальтпсихологи видели мышление как единый процесс, однако
    считали возможным определить в нем последовательные
    этапы.
    К. Дункер
    Н. Майер
    • Первый этап – осознание задачи или вопроса, которые
    необходимо решить.
    • Второй этап – поиск решения (упорядочивание,
    перестроение, объединение и другие действия).
    • Третий
    этап

    получение
    решения
    путем инсайта (инсайт (введенный гештальт-психологами
    термин)– внезапное озарение, понимание, которые
    приходят к человеку после поисков ответа, концентрации
    над решением какой-либо задачи).
    • Четвертый этап – поиск путей и возможностей для
    реализации и воплощения в жизнь найденного решения.
    Кроме инсайта, гештальтпсихологи
    ввели
    в
    психологию
    термин
    «проблемная
    ситуация» и интересный
    подход к изучению процесса
    мышления — рассуждение
    вслух.
    Благодаря работе гештальтпсихологов
    стало
    очевидным, что в процессе
    изучения целого (в частности
    психики человека) путем его
    разделения на отдельные
    элементы, теряются более
    важные свойства и качества,
    которые характерны лишь
    для целостных структур.

    19. Гештальт-терапия Фрица Перлза

    Выдающийся немецкий ученый,
    психиатр и психотерапевт еврейского
    происхождения Фриц (Фредерик)
    Перлз сумел найти практическое
    применение
    теоретическим
    открытиям гештальтпсихологов. В
    объяснение
    внутреннего
    мира
    человека легли такие понятия и
    принципы гештальт – терапии как целостность, принцип возникновения
    и разрушения гештальтструктур.
    Фриц Перлз
    Основная задача геш-тальттерапии — помочь человеку как
    можно более полно осознавать
    свой внутренний мир (собственные
    чувства, эмоции, потребности,
    мыслительные процессы, желания,
    телесные ощущения) и внешний
    мир
    (окружающую
    действительность,
    отношения
    между людьми и др.). Все это
    позволит человеку стать целостной
    и гармонично развитой личностью.
    В ходе практики гештальт-терапии
    человек учится избавляться от
    различных
    невротических
    симптомов.
    Феноменологический подход гештальт-терапии заключается в
    том, что терапевт не вносит кой-либо определенный смысл в
    поступки и чувства своего клиента, а позволяет ему
    самостоятельно в ходе осознования понять их значение.
    Сегодня гештальт-терапия представляет собой универсальный
    подход, применяющийся для разрешения большого спектра
    проблем.

    22. Спасибо за внимание!

    Гештальтпсихология — Мастерок.жж.рф — LiveJournal

    Обратимся сегодня опять к темам февральского стола заказов.  Сегодня мы постараемся подробнее развернуть тему френда mischa_poet, вот как она звучит:

    «Гештальтпсихология, немного теории, интересные факты, мифы и заблуждения»

    Тема довольно специфическая, попробуем по максимуму донести ее простым языком без большого количества специальных подробностей.

    Гештальтпсихология — направление в западной психологии, возникшее в Германии в первой трети ХХ в. и выдвинувшее программу изучения психики с точки зрения целостных структур (гештальтов), первичных по отношению к своим компонентам.

    Термин «гештальт» (нем. Gestalt — целостная форма, образ, структура).

    Впервые, понятие «гештальт-качество» было введено Х. Эренфельсом в 1890 году при исследовании восприятий. Он выделил специфический признак гештальта – свойство транспозиции (переноса). Однако Эренфельс не развил теории гештальта и остался на позициях ассоцианизма.

    Новый подход в направлении целостной психологии осуществили психологи Лейпцигской школы (Феликс Крюгер(1874-1948), Ганс Фолькельт (1886-1964), Фридрих Зандер(1889-1971), которые создали школу психологии развития, где было введено понятие комплексного качества, как целостного переживания, пронизанного чувством. Эта школа просуществовала с конца – 10-, начала 30-х годов.

    Согласно теории гештальтпсихологии целостность восприятия и его упорядоченность достигаются благодаря следующим принципам гештальтпсихологии:

    Близость. Стимулы расположенные рядом, имеют тенденцию восприниматься вместе.

    Схожесть. Стимулы, схожие по размеру, очертаниям, цвету или форме имеют тенденцию восприниматься вместе.

    Целостность. Восприятие имеет тенденцию к упрощению и целостности.

    Замкнутость. Отражает тенденцию завершать фигуру, так что она приобретает полную форму.

    Смежность. Близость стимулов во времени и пространстве. Смежность может предопределять восприятие, когда одно событие вызывает другое.

    Общая зона. Принципы гештальта формируют наше повседневное восприятие, наравне с научением и прошлым опытом. Предвосхищающие мысли и ожидания также активно руководят нашей интерпретацией ощущений.

     

    М.Вертгеймер

     

    История гештальтпсихологии начинается в Германии в 1912 года с выхода работы М.Вертгеймера «Экспериментальные исследования восприятия движения»(1912), в которой ставилось под сомнение привычное представление о наличии отдельных элементов в акте восприятия.

    Непосредственно после этого вокруг Вертгеймера, и в особенности в 20-х годах, в Берлине складывается берлинская школа гештальтпсихологии: Макс Вертгеймер (1880-1943), Вольфганг Келер (1887-1967), Курт Коффка (1886-1941) и Курт Левин (1890-1947). Исследования охватывали восприятие, мышление, потребности, аффекты, волю.

    В. Келлер в книге «Физические структуры в покое и стационарном состоянии»(1920) проводит мысль о том, что физический мир как и психологический, подчинен принципу гештальта. Гештальтисты начинают выходить за пределы психологии: все процессы действительности определяются закономерностями гештальта. Вводилось предположение о существовании электромагнитных полей в мозгу, которые, возникнув под влиянием стимула, изоморфны в структуре образа. Принцип изоморфизма рассматривался гештальтпсихологами, как выражение структурного единства мира — физического, физилогического, психического. Выявление единых закономерностей для всех сфер реальности позволяло, по Келеру преодолеть витализм. Выготский рассматривал эту попытку как «чрезмерное приближение проблем психики к теоретическим построениями данным новейшей физики»(*). Дальнейшие исследования усилили новое течение. Эдгар Рубин(1881-1951) открыл феномен фигуры и фона(1915). Давид Катц показал роль гештальт-факторов в поле осязания и цветового зрения.

     

     

    В 1921 году Вертгеймер, Келер и Кофка представители гештальтпсихологии, основывают журнал «Психологические исследовании»(Psychologische Forschung). Здесь публикуются результаты исследования этой школы. С этого времени начинается влияние школы на мировую психологию. Важное значение имели обобщающие статьи 20-х г.г. М.Вертгеймера: «К учению о гештальте»(1921), « О гештальтеориии»(1925), К.Левина «Намерения, воля и потребность». В 1929 г. Келер читает лекции по гештальтпсихологии в Америке, которые затем выходят книгой «Гештальтпсихология»(Gestaltp-Psychology). Эта книга представляет собой систематическое и пожалуй, лучшее изложение этой теории.
    Плодотворные исследования продолжались до 30-х гг., пока в Германию не пришел фашизм. Вертгеймер и Келер в 1933г., Левин в 1935г. эмигрировали в Америку. Здесь развитие гештальтпсихологии в области теории не получило значительного продвижения.

    К 50-м годам интерес к гештальтпсихологии спадает. В последущем, однако, отношение к гештальтпсихологии меняется.
    Гештальтпсихолгия оказала большое влияние на психологическую науку США, на Э. Толмена, американские теории научения. В последнее время в ряде стран Западной Европы наблюдается усиление интереса к гештальттеории и истории Берлинской психологической школы. В 1978 году было основано Международное психологическое сообщество «Гештальттеория и ее приложения»А октябре 1979гг. вышел первый номер журнала «Гештальттеория», официального печатного органа этого общества. Членами этого общества являются психологи из разных стран мира, прежде всего Германии (З.Эртель, М. Штадлер», Г. Портеле, К.Гусс), США (Р. Арнхейм, А. Лачинс, сын М. Вертгеймера Михаэль Вертгеймер и др., Италии, Австрии, Финляндии, Швейцарии.

    Гештальтпсихология выступила против выдвинутого структурной психологией принципа расчленения сознания на элементы и построения из них по законам ассоциации или творческого синтеза сложных психических феноменов.

    Представители гештальтпсихологии предположили, что все разнообразные проявления психики подчиняются законам гештальта. Части тяготеют к образованию симметричного целого, части группируются в направлении максимальной простоты, близости, равновесия. Тенденция каждого психического феномена — принять определенную, завершенную форму.

    Начав с исследования процессов восприятия, гештальтпсихология достаточно быстро расширила свою тематику, включив в нее проблемы развития психики, анализ интеллектуального поведения высших приматов, рассмотрения памяти, творческого мышления, динамики потребностей личности.

    Психика человека и животного понималась гештальтпсихологами, как целостное «феноменальное поле», которое обладает определенными свойствами и строение. Основными компонентами феноменального поля являются фигуры и фон. Другими словами, часть того, что мы воспринимаем, выступает отчетливо и наполнено смыслом, в то время как остальное лишь смутно присутствует в нашем сознании. Фигура и фон могут меняться местами. Ряд представителей гештальтпсихологии считали, что феноменальное поле изоморфно (подобно) процессам, происходящим внутри мозгового субстрата.

    Для экспериментального исследования этого поля была введена единица анализа, в качестве которой стал выступать гештальт. Гештальты были обнаружены при восприятии формы, кажущегося движения, оптико–геометрических иллюзий. В качестве основного закона группировки отдельных элементов был постулирован закон прегнантности как стремления психологического поля к образованию наиболее устойчивой, простой и „экономной“ конфигурации. При этом были выделены факторы, способствующие группировке элементов в целостные гештальты, такие как „фактор близости“, „фактор сходства“, „фактор хорошего продолжения“, „фактор общей судьбы“.

    Важнейшим законом, полученным гештальтпсихологами, является закон константности восприятия, фиксирующий тот факт, что целостный образ не меняется при изменении его сенсорных элементов (вы видите мир стабильным, несмотря на то, что постоянно изменяется ваше положение в пространстве, освещенность и т.д.) принцип целостного анализа психики сделал возможным научное познание сложнейших проблем душевной жизни, которые до этого считались недоступными экспериментальному исследованию.

     

    «Схватывание» изображения: наше сознание способно воссоздавать из отдельных элементов изображения известного нам объекта изображение всего объекта. В третьем рисунке уже есть достаточное количество деталей для узнавания объекта.

     

    Давайте приведем пример одного из исследования, чтобы было более понятно.

    В середине двадцатых годов Вертгеймер переходит от исследования восприятия к изучению мышления. Результатом этих экспериментов является книга “Продуктивное мышление”, которая была опубликована уже после смерти ученого в 1945 году и является одним из самых значительных его достижений.
    Изучая на большом эмпирическом материале (эксперименты с детьми и взрослыми испытуемыми, беседы, в том числе и с А.Эйнштейном) способы преобразования познавательных структур, Вертгеймер приходит к выводу о несостоятельности не только ассоцианистического, но и формально-логического подхода к мышлению. От обоих подходов, подчеркивал он, скрыт его продуктивный, творческий характер, выражающийся в “перецентрировке “ исходного материала, его реорганизации в новое динамическое целое. Вводимые Вертгеймером термины “реорганизация, группировка, центрирование” описывали реальные моменты интеллектуальной работы, подчеркивая ее специфически психологическую сторону, отличную от логической.

    В своем анализе проблемных ситуаций и способов их решения, Вертгеймер выделяет несколько основных этапов мыслительного процесс:


    1. Возникновение темы. На этом этапе возникает чувство “направленной напряженности”, которое мобилизует творческие силы человека.
    2. Анализ ситуации, осознание проблемы. Основной задачей этой стадии является создание целостного образа ситуации.
    3. Решение проблемы. Этот процесс мыслительной деятельности в значительной степени неосознан, хотя предварительная сознательная работа необходима.
    4. Возникновение идеи решения — инсайт.
    5. Исполнительская стадия.

     

    В опытах Вертгеймера обнаруживалось отрицательное влияние привычного способа восприятия структурных отношений между компонентами задачи на ее продуктивное решение. Он подчеркивал, что у детей, обучавшихся геометрии в школе на основе чисто формального метода, несравненно труднее выработать продуктивный подход к задачам, чем у тех, кто вообще не обучался.
    В книге также описываются процессы значительных научных открытий (Гаусса, Галилея) и приводятся уникальные беседы с Эйнштейном, посвященные проблеме творчества в науке и анализу механизмов творческого мышления. Результатом этого анализа является сделанный Вертгеймером вывод о принципиальной структурной общности механизмов творчества у примитивных народов, у детей и у великих ученых.
    Он также доказывал, что творческое мышление зависит от чертежа, схемы, в виде которой представляется условие задачи или проблемной ситуации. От адекватности схемы зависит правильность решения. Этот процесс создания разных гештальтов из набора постоянных образов и является процессом творчества, при этом чем больше различных значений получат предметы, включенные в эти структуры, тем более высокий уровень творчества продемонстрирует ребенок. Так как такое переструктурирование легче производить на образном, а не на вербальном материале, Вертгеймер пришел к выводу о том, что ранний переход к логическому мышлению мешает развитию творчества у детей. Он также говорил о том, что упражнение убивает творческое мышление, так как при повторении происходит фиксация одного и того же образа и ребенок привыкает рассматривать вещи только в одной позиции.
    Значительное внимание уделяет ученый и проблемам этики, нравственности личности исследователя, подчеркивая, что формирование этих качеств также должно учитываться при обучении, а само обучение должно быть построено так, чтобы дети получали от него радость, осознавая радость открытия нового. Эти исследования были направлены преимущественно на изучение “визуального” мышления и носили общий характер.
    Данные, полученные в исследованиях Вертгеймера, привели гештальт-психологов к выводу о том, что ведущим психическим процессом, особенно на начальных этапах онтогенеза, является восприятие.

    Исследования Коффки показали, что так же развивается и восприятие цвета. В начале дети воспринимают окружающее только как окрашенное или неокрашенное, без различения цветов. При этом неокрашенное воспринимается как фон, а окрашенное — как фигура. Постепенно окрашенное делится на теплое и холодное, а в окружающем дети выделяют уже несколько наборов фигура-фон. Это неокрашенное — окрашенное теплое, неокрашенное — окрашенное холодное, которые воспринимаются как несколько разных образов, например: окрашенное холодное (фон) — окрашенное теплое (фигура) или окрашенное теплое (фон)- окрашенное холодное (фигура). На основании этих экспериментальных данных Коффка приходил к выводу о том, что в развитии восприятия большую роль играет сочетание фигуры и фона, на котором демонстрируется данный предмет.

    Он доказывал, что развитие цветового зрения основывается на восприятии сочетания фигура-фон, на их контрасте. Позже этот закон, получивший название закона транспозиции, был доказан и Келером. Этот закон гласил, что люди воспринимают не сами цвета, но их отношения. Так в опыте Коффки детям предлагалось найти конфетку, которая была в одной из двух прикрытых цветной картонкой чашек. Конфетка всегда лежала в чашке, которая была закрыта темно-серой картонкой, в то время как под черной конфетки никогда не было. В контрольном эксперименте детям надо было выбрать не между черной и темно-серой крышкой, как они привыкли, но между темно-серой и светло-серой. В том случае, если бы они воспринимали чистый цвет, они выбрали бы привычную темно-серую крышку, однако дети выбирали светло-серую, так как ориентировались не на чистый цвет, но на соотношение цветов, выбирая более светлый оттенок. Аналогичный опыт был проведен и с животными (курами), которые также воспринимали только сочетания цветов, а не сам цвет.

    Таким образом, опыты Келера доказывали мгновенный, а не протяженный во времени характер мышления, в основе которого лежит «инсайт». Несколько позже К. Бюлер, который пришел к похожему выводу, назвал этот феномен «ага-переживание», также подчеркивая его внезапность и одномоментность.

    Понятие об “инсайте” стало ключевым для гештальт-психологии, оно стало основой объяснения всех форм мыслительной деятельности, в том числе и продуктивного мышления, как было показано в работах Вертгеймера, о которых говорилось выше.

     

     

    Как целостная психологическая концепция гештальтпсихология  не выдержала испытания временем.  В чем же причина, что гештальтизм перестал соответствовать новым научным запросам?

    Скорее всего, основная причина в том, что психические и физические явления в гештальтпсихологии рассматривались по принципу параллельности, вне причинной связи. Гештальтизм претендовал на общую теорию психологии, но на самом деле его достижения касались исследования одной из сторон психического, на которую указывала категория образа. При объяснении же явлений, которые не могли быть представлены в категории образа, возникали огромные трудности.

    Гештальтпсихология не должна была разъединять образ и действие, образ у гештальтистов выступал в виде сущности особого рода, подчиненной собственным законам. Методология, основанная на феноменологической концепции сознания, стала препятствием для подлинно научного синтеза этих двух категорий.

    Гештальтисты поставили под сомнение принцип ассоциации в психологии, но их ошибка была в том, что они разорвали анализ и синтез, т.е. оторвали простое от сложного. Некоторые гештальтпсихологи даже отрицали вообще ощущение как явление.

    Но гештальтпсихология привлекла внимание к вопросам восприятия, памяти и продуктивному, творческому мышлению, изучение которого и является основной задачей психологии.

    А благополучно забытый нами достаточно подросший малыш? Что произошло с ним, пока мы пытались разобраться в таких сложных хитросплетениях гештальтпсихологии? Вначале он научился различать образы и выражать свои чувства, получать ощущения приятные и неприятные. Он рос и развивался, теперь уже в русле гештальтпсихологии.

    Он быстрее и лучше запоминал образы не в результате ассоциаций, а в результате своих пока еще маленьких мыслительных способностей, «озарений», т.е. инсайт. Но пока ему было еще далеко до совершенства, много времени пройдет прежде, чем он научится творческому мышлению. На все нужно время и осознанная необходимость.

    Гештальтпсихология потерпела крах, поскольку в своих теоретических построениях разъединила образ и действие. Ведь образ у гештальтистов выступал в виде сущности особого рода, подчиненной собственным законам. Его связь с реальным предметным действием оставалась загадочной. Неспособность соединить эти две важнейшие категории, разработать единую схему анализа психической реальности явилась логико-исторической предпосылкой распада школы гештальтпсихологии в предвоенные годы. Ложная методология, основанная на феноменологической концепции сознания, явилась непреодолимым препятствием для подлинно научного синтеза этих двух категорий.

    Её слабыми пунктами оказались неисторическое понимание психики, преувеличение роли формы в психической деятельности и связанные с этим элементы идеализма в философских основаниях. Однако серьёзные достижения  как в изучении восприятия, мышления и личности, так и в общей антимеханистической ориентации психологии были восприняты в последующем развитии психологии.

    Гештальтизм оставил заметный след в современной психологии и оказал влияние на отношения к проблемам перцепции, научения, мышления, изучения личности, мотивации поведения, а также на развитие социальной психологии. Недавние работы, являющиеся продолжением исследований гештальтистов, позволяют предположить, что их движение еще в состоянии внести вклад в развитие науки.

    Гештальт-психология, в отличие от своего главного конкурирующего научного движения — бихевиоризма, многое сохранила от своей первоначальной оригинальности, благодаря чему ее основные принципы не растворились полностью в главном направлении психологической мысли. Гештальтизм продолжал поощрять интерес к сознательному опыту даже в те годы, когда в психологии доминировали идеи бихевиоризма.

    Интерес гештальтистов к сознательному опыту был не таким, как у Вундта и Титченера, он строился на основе новейших феноменологических взглядов. Современные приверженцы гештальтизма убеждены, что опыт сознания по-прежнему должен изучаться. Однако, они признают, что он не может исследоваться с той же точностью и объективностью, как обычное поведение.

    В настоящее время феноменологический подход в психологии шире распространен в Европе, чем в США, но его влияние на американскую психологию можно проследить на примере ее гуманистического движения. Многие аспекты современной когнитивной психологии обязаны своим происхождением работам Вертхеймера, Коффки и Келера и тому научному движению, которое они основали около 90 лет тому назад.

     

    [источники]

    источники

    http://studuck.ru/documents/geshtaltpsikhologiya-0

    http://www.syntone.ru/library/psychology_schools/gjeshtaltpsihologija.php

    http://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=473736#1

    http://psi.webzone.ru/st/126400.htm

    http://www.psychologos.ru/articles/view/geshtalt-psihologiya

    http://www.textfighter.org/raznoe/Psihol/shulc/kritika_geshtalt_psihologiikritiki_geshtalt_psihologii_utverjdali_problemy_printsipy.php

     

    А вот кстати, несколько месяцев назад у нас уже была в столе заказов тема по предмету психологии : Ландшафтная психология Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=9677

    Гештальт-теория | О чем это, о чем, история, принципы, примеры, представители

    Психология

    Гештальт-теория или психология — это школа мысли, которая наблюдает человеческий разум и поведение человека в целом. Пытаясь разобраться в окружающем мире, гештальт-психология предполагает, что мы не должны просто сосредотачиваться на каждом маленьком компоненте. Вместо этого наш разум склонен воспринимать объекты как часть большего целого и как элементы более сложных систем .Эта школа психологии сыграла важную роль в современном развитии изучения ощущений человека и восприятия .

    Что такое гештальт-теория?

    Это направление современной философии , которое возникло в Германии и основано на утверждении о том, что целое всегда больше, чем сумма его частей.

    О гештальт-теории

    Целостную мысль , на которой основана теория, можно резюмировать в утверждении, что целое всегда больше, чем сумма его частей .Это предложение объясняет нам, что все принципы теории этого течения стремятся обнаружить причины, по которым человеческий мозг имеет тенденцию интерпретировать набор из различных элементов как единое сообщение , а также способ, которым разум способен чтобы сгруппировать информацию, которую мы получаем, по различным ментальным категориям, которые были установлены нами самими. Согласно теории гештальта, ядро ​​- это целое , а различные отдельные элементы , составляющие его , не имеют значения или значения сами по себе.Школа утверждает, что отвечает за настройку элементов, которые входят через восприятие памяти .

    История

    Теория рождается как реакция на ценности, которые уже были установлены и основаны на психоанализе и бихевиоризме . Он родился в 1940-х годах благодаря публикации книги « Эго, голод и агрессия : пересмотр теории и метода Фрейда», написанной Фрицем Перлз и Лаурой Перлз , по этой причине он Считается, что ее создателем был еврейский психиатр Фриц Перлз, хотя на эту теорию повлияло несколько человек.Вначале у терапии было название, и она не предназначалась для превращения в школу. В 1951 году в Нью-Йорке стало известно о теории. В этом году издается гештальт-терапия под авторством Фрица, Перлза, Ральфа Хефферлина и Пола Гудмана, в котором были установлены теоретические рекомендации и теоретических основ .

    Принципы гештальт-теории

    Гештальт-теория основана на следующих принципах:

    • Принцип беременности : используйте перцептивный опыт для принятия простейших возможных форм.
    • Принцип подобия : наш разум собирает похожие элементы в единое целое.
    • Принцип близости : элементы группируются, когда части целого получают одинаковый стимул.
    • Принцип симметрии : симметричные изображения воспринимаются как равные.
    • Принцип непрерывности : детали, имеющие узор или направление, группируются вместе как часть модели.
    • Принцип простоты : человек организует свои поля восприятия с помощью простых и регулярных функций.
    • Принцип единого направления : элементы, образующие узор в одном направлении, воспринимаются как фигура.
    • Принцип связи между фигурой и фоном: мозг не может одновременно интерпретировать цель как цифру.
    • Принцип огораживания : линии поверхности лучше улавливаются как единое целое в равных условиях.
    • Принцип равенства : есть тенденция образовывать группы с равными элементами.

    Применение теории гештальта в образовании

    Теория гештальта считается одним из наиболее важных достижений в области образования благодаря продуктивному мышлению . Эта позиция в основном подчеркивает способ понимания и правил , которые управляют действием и пониманием различных значений. Он был призван продемонстрировать, что учащиеся могут лучше усваивать правила, а не заучивание . Таким образом ищется видение целого, чтобы затем можно было рассмотреть его различные части.

    Представители

    Среди основных представителей теории можно упомянуть Макса Вертхаймера , немецкого психолога, который провел первый эксперимент теории. Вольфганг Кёлер был одним из главных представителей и тем, кто основал концепцию инсайт-обучения. Курт Коффка , немецкий психолог и основатель гештальт-школы психологии . Курт Левин, американский психолог, проводивший исследования человеческого поведения и специализирующийся на групповой динамике. Фридрих Соломон Перлз , еврей.

    Примеры

    Пример теории состоит в том, что раньше мы искали способ учить и учить, сначала зная буквы алфавита, затем слоги и, наконец, слова и фразы. Теория гештальта гласит, что сначала нужно выучить фразы, а затем их нужно разбить на слоги, чтобы наконец обнаружить и выучить буквы, из которых они состоят.

    Написано Габриэлой Брисеньо В.

    Гештальт-психология.Ваш полный путеводитель по гештальту | Дхананджай Гарг | MyTake

    Краткое руководство к полному руководству

    Человеческое зрение — это не прямой процесс, в котором точное представление формируется из световой энергии, попадающей в глаз. Вместо этого в визуальной системе есть аддитивные процессы, которые влияют на мысленное представление, которое мы формируем для каждого визуального события.

    Прочно обосновав себя на вневременных принципах дизайна, которые объясняют прошлые успехи и неудачи дизайна, вы, таким образом, сможете предотвратить все более распространенную проблему, связанную с последними тенденциями (и повторением одних и тех же ошибок, которых можно избежать).

    Структурализм утверждает, что восприятие создается посредством бессознательной комбинации « ощущений, » в человеческом разуме.

    I: Основополагающие принципы — Возникновение

    Возникновение — это перцептивный феномен, который улавливает ощущение значимых элементов, возникающих из нашей визуальной сцены. Человеческое восприятие помогает создать наш опыт объекта или сцены вместо отдельных частей, представляющих полное ощущение.

    II: Реификация

    Считается, что реификация возникает из иллюзорных / субъективных контуров , которые вызывают восприятие края без изменения яркости или цвета по этому краю.

    Человеческое восприятие конструктивно, потому что все мысленное представление строится из менее явной сенсорной информации. Он должен заполнить пробелы, чтобы сформировать полное и осмысленное мысленное представление. Следовательно, овеществление — это способность восприятия, которая преобразует абстрактное понятие в нечто конкретное, используя иллюзорных / субъективных контуров, которые вызывают восприятие края.

    III: Мультистабильность

    Мультистабильность восприятия — это когда неоднозначные формы, образы и сцены воспринимаются как множественные значимые формы, в зависимости от сдвигов внимания и других спонтанных субъективных изменений.

    Пр. Бистабильные фигуры. Посмотрев на этот рисунок некоторое время, вы заметите, что есть две интерпретации. Один — центральная ваза; второй — силуэты двух лиц, смотрящих друг на друга. Это изображение бистабильно: пока вы смотрите на него, ваше восприятие будет чередоваться между вазой и лицами.

    IV: Инвариантность

    Инвариантность представляет собой один из аспектов организации человеческого восприятия. Инвариантность используется для описания способности человека воспринимать простые геометрические объекты как постоянные, независимо от их:

    • Вращение / ориентация
    • Перевод
    • Масштаб и упругие деформации
    • Освещение и изменение характеристик компонентов.

    Без него мир был бы несовместимым и запутанным, требуя непрерывного анализа для установления констант в постоянно меняющемся мире.

    V: Фигурная / наземная организация

    Феномен восприятия, который позволяет человеку сосредоточиться на определенных элементах и ​​отфильтровать остальную часть сцены, называется организацией фигура / фон. Если переключить наше внимание на изменение назначения краев из одной области дисплея в другую, значение может измениться, в свою очередь.

    Пример: Когда вы читаете это предложение, используется фигура / наземная организация; слова, напечатанные черным цветом (рисунок), выделяются на фоне белой бумаги (земли). Когда мы используем фигуру-фон, мы организуем визуальную информацию, перцептивно разделяя визуальную сцену на «фигуру».

    VI: Закон Прагнанца

    Принципы гештальта могут лишь очерчивать многие перцепционные предубеждения, лежащие в основе человеческого восприятия. Тем не менее, они помогают нам оценить удивительную способность человеческого разума обрабатывать огромное количество разрозненной информации в связное, значимое и пригодное для использования представление мира, чтобы безопасно, уверенно, быстро и точно взаимодействовать с нашим окружением.

    VII: Гештальт-законы организации восприятия

    Человеческое зрительное восприятие отмечено врожденным стремлением «преобразовывать» визуальную информацию в знакомые и лично значимые представления нашей окружающей среды. Я вижу побочный продукт этого привода в том, как мы воспринимаем оптические иллюзии.

    Для дизайнеров гештальт-законы организации восприятия не следует рассматривать как чистое описание явлений восприятия; вместо этого они представляют нам способы и методы просмотра и анализа визуальных сцен, дисплеев и отдельных элементов.В совокупности они позволяют нам вводить новшества и улучшать просмотр и взаимодействие с пользователем.

    Законы гештальта можно использовать для создания значимых сцен из небольшого количества элементов. Воспользуйтесь силой наших способностей к созданию форм, чтобы добиться минимализма в ваших проектах.

    Хотя поначалу это может показаться нелогичным, белое или негативное пространство можно использовать для создания визуальных сцен и изображений, которые так же привлекают внимание, как и загруженные, подробные. Используйте пустое пространство, чтобы ваш дизайн оставался простым, но эффективным.

    Гештальт-теоретическая психотерапия

    Гештальт-теоретическая психотерапия
    Links zu den deutsch-sprachigen Info-Seiten der
    Deutschen Arbeitsgemeinschaft für Gestalttheoretische Psychotherapie (DAGP)
    Österreichischen Arbeitsgemeinschaft für Gestalttheoretische Psychotherapie (ÖAGP)

    Общество теории гештальт и его Приложения (GTA) продержатся

    17-я научная конвенция

    Гештальт — Организация — Разработка

    30 марта — 2 апреля 2011 г.

    в Потсдаме, Германия, в бизнес-школе Потсдама



    Хорошо известно, что гештальт-терапия, предложенная Fritz Perls et al.встретил очень критический и противоположный прием у многих представителей академическая гештальт-психология. Рудольф Арнхейм, Мэри Хенле и другие гештальт психологи и ученые считали, что гештальт-терапия Фрица Перлз и другие не имели ничего общего с теорией гештальт, как она выдвигалась. Келером, Коффкой, Вертхаймером, Левином, Мецгером и др. Например, Мэри Генле написал довольно обстоятельную (и едкую) статью о «Гештальт психологии и гештальт-терапии », опубликованной в журнале Journal of the История поведенческих наук 14 (1978).Хотя из теоретического и с научной точки зрения многие из ее точек зрения критиков Гештальт-теоретическая психотерапия предполагает, что общая оценка работы Perls et al. должен быть более дифференцированным. Нужно преодолеть первое разочарование (вызванное его довольно жестокими извращениями). гештальт-психологических терминов и понятий в его несколько слабых теоретических трудах) и поближе познакомьтесь с творческим способом, которым он имплицитно реализовал подлинный гештальт. психологические находки и мышление в своей практической работе.Тогда возможно чтобы увидеть некоторые основные и важные соответствия гештальт-терапии и гештальт-терапии теории, которые полезны и вдохновляют.

    С самого начала специфический целостный и феноменологический подход гештальт-психологии, его идеи и результаты исследований произвели глубокое впечатление на многих людей, интересующихся психическим здоровьем и клиническим применением психологических идей. Но эта клиническая область применения возникающего нового научного подхода теории гештальта не была основным направлением исследовательской работы основных основателей теории гештальта (Макс Вертхаймер, Вольфганг Кёлер, Курт Коффка) и их учеников и сотрудников на первом этапе. развития теории гештальт.По разным важным причинам они выбрали восприятие в качестве основной области исследования, а затем процессы мышления и решения проблем. На этих ранних этапах развития гештальт-психологии их коллега Курт Левин взялся за сложную задачу применения этой новой линии мышления в более широком контексте человеческого поведения, дополненной работой гештальт-психолога Адхемара Гелба и холистического невролога Курта. Гольдштейна по вопросам функционирования организма в целом.Поскольку в центре внимания исследований и применения теории гештальта — по крайней мере, в отношении основателей и основных соучастников — на этом первом этапе развития и продвижения не было клинических проблем и приложений, те студенты и люди, заинтересованные в этих конкретных областях, в большей или меньшей степени относились к своему делу. самостоятельно делать свои выводы и находить способы применения новых идей в клинической области. И действительно, многие из них так и поступили: некоторые из студентов и соратников основателей теории гештальта, позже работавшие в клинической сфере, нашли свои собственные специфические способы применения гештальтпсихологии в клинической психологии, психопатологии и психотерапии.Например, гештальт-психология глубоко повлияла на основателей группового психоанализа Фоулкса и Биона, и, возможно, наиболее широко известная, она оказала глубокое влияние на Фредерика и Лору Перлз в развитии их психотерапевтического подхода, позже даже названного «гештальт-терапией», относящегося к гештальт-психологической теории. корни их специфического подхода. Менее широко известны, но не менее важны приложения теории гештальт в клинической сфере несколькими студентами, которые были ближе к основателям гештальт-психологии и более образованы и глубоко укоренились в гештальтпсихологии (чем e.грамм. Фриц Перлз), как Авраам С. Лучинс, Эрвин Леви, Дж. Браун, М. Харроуэр и другие. Но их индивидуальные усилия и вклад в применение и развитие гештальтпсихологии в клинической сфере не оказали влияния на общее развитие психотерапии, которого они заслуживали и до сих пор мало известны в психотерапевтическом сообществе. И поскольку этим пионерам не хватало необходимой поддержки со стороны сети людей, сотрудничающих в одной области по нескольким причинам, их усилия не привели к систематической разработке применения гештальт-психологии в психотерапии.

    Ханс-Юрген П. Вальтер

    Это заслуга Ханса-Юргена П. Вальтер, немецкий гештальт-психотерапевт и ученик гештальт-психолога Фридриха Хоэта, находящийся под глубоким влиянием Вольфганга Мецгер, один из самых выдающихся представителей немецкой гештальт-психологии «второе поколение» (посетите ГЕСТАЛЬТ АРХИВ, чтобы прочитать избранные статьи Мецгера на английском языке), чтобы взяться за задачу такой систематической разработки в 1970-х годах в Германии, разработав подлинную гештальт-теоретическую концепцию психотерапии основу работ Вертхаймера, Келера, Коффки, Левин, Мецгер и др.и в то же время обеспечение прочной основы для интеграции концепций и опыта другой, совместимой психотерапии школы мысли. [См. «Гештальттеория und Psychotherapie »(Westdeutscher Verlag, 3-е изд., 1994; ISBN 3-531-12621-0. Щелкните здесь, чтобы просмотреть обзоры на английском языке)]. Вскоре к нему присоединились несколько других психотерапевтов из Германии и Австрии, работа Вальтера дала толчок развитию теоретической гештальт-психотерапии, , которая в настоящее время является хорошо зарекомендовавшим себя психотерапевтическим подходом в немецкоязычных странах.

    Помимо основной книги Ханса-Юргена П. Вальтера об этом тема: «Гештальттеория und Psychotherapie «, и другие книги и статьи по гештальт-теоретической психотерапии , однако большинство из них на немецком языке. Текстов на английском языке по-прежнему мало: Walter’s статья «Познавательная Поведенческая терапия и гештальт-теоретическая психотерапия: сравнение с Аспект «самоопределения» № был опубликован на английском языке в электронном журнале. GESTALT !. Его статья «Что Связаны ли гештальт-терапия и теория гештальт друг с другом? » был опубликован на английском языке в «The Gestalt Journal» (весна 1999 г. выпуск, стр 45-68). Синопсис Х.-Дж. Вальтер «12 характеристик гештальта» ориентированная психотерапевтическая работа »была опубликована на португальском языке М. Азеведо. Фернандес: «Sobre a psicologia da forma e od 12». Prioritos de H.-J. Walter «; полный английский перевод будет в ближайшее время будет опубликовано на английском языке.Английскую статью Герхарда Штембергера об основах гештальт-теоретической психотерапии и диагностики можно найти в книге: Психотерапевтическая диагностика — Рекомендации для нового стандарта (Вена / Нью-Йорк: Springer 2008).

    В ГЕСТАЛЬТ-АРХИВЕ важные статьи, например, об эпистемологической основе теории гештальт и гештальт-теоретическая психотерапия: Критический реализм (см. статьи Вольфганг Кёлер, Вольфганг Мецгер и Пауль Толей в GESTALT АРХИВ; и о клиническом применении теории гештальт).


    Теоретическая гештальт-психотерапия официально одобрена австрийской правительство как научный метод психотерапии в рамках австрийской психотерапии Действовать. С 1979 года полное профессиональное обучение по направлению Гештальт-теоретическая психотерапия. Номер предоставляется национальными ассоциациями теоретической гештальт-психотерапии в Австрии и Германии:

    АВСТРИЯ:
    Австрийская ассоциация теоретической гештальт-психотерапии
    (ÖAGP),
    Österreichische Arbeitsgemeinschaft für Gestalttheoretische Psychotherapie (ÖAGP)
    Schopenhauerstr.48/6, A-1180 Вена, Австрия.
    [Zur deutschsprachigen ÖAGP-Info-Seite bitte hier кликен!]
    Тел. и факс: (+ 43-1) 406 46 61. Эл. почта: [email protected]

    ГЕРМАНИЯ:
    Немецкая ассоциация теоретической гештальт-психотерапии
    (DAGP),
    Deutsche Arbeitsgemeinschaft für Gestalttheoretische Psychotherapie (DAGP)
    [Zur deutschsprachigen DAGP-Info-Seite bitte hier кликен!]



    Новая книга (на немецком языке) о Гештальт-психологический вклад в психопатологию

    Герхард Штембергер (Hrsg.):

    Psychische Störungen im Ich-Welt-Verhältnis
    Gestalttheorie und психотерапевтические Krankheitslehre

    Wien 2002: Verlag Wolfgang Krammer
    184 Seiten, Preis € 21,80 zuzügl. Versandkosten

    Dieser Sammelband enthlt einige frhe gestaltpsychologische Arbeiten zur Psychopathologie (Schulte / Wertheimer zur Paranoia 1924, Эрвин Леви zur Manie 1936 und zur Schizophrenie 1943), z.T. erstmals в deutscher bersetzung, und neue Diskussions- und Übersichtsbeitrge deutscher, Sterreichischer und American PsychotherapeutInnen und Psychiater zur Aktualitt dieser Anstze für eine psychotherapeutische Krankheitslehre.

    Nähere Informationen zu diesem Buch

    Anfrage bzw. По электронной почте Бухандлунг Краммер



    Гештальт Книжная полка
    Ищете труднодоступные книги по теории гештальт и гештальт-психологии (новые или бывшие в употреблении)?
    Нажмите здесь получить список и где / как их купить!

    Дом GTA International
    ГЕСТАЛЬТ INFOSPACE — Гештальт-ресурсы | ГЕСТАЛЬТ АРХИВ | Журнал ГЕСТАЛЬТ-ТЕОРИЯ
    Гештальт-люди | Гештальт-публикации | Гештальт Конференции | Гештальт Теоретическая психотерапия
    О гештальте Теория GTA
    и главная страница GTA Deutsch | GTA Домашняя страница Italiano | GTA Домашняя страница Français

    Гештальт-теория

    Гештальт-теория — более общий термин для подхода, известного как гештальт-психология в начале 20 века.Термин «теория гештальта» относится к тому факту, что это психологическая теория, но она утверждает, что имеет отношение к другим отраслям науки, помимо метатеории, помимо психологии.

    Предмет и основные положения теории гештальт

    Гештальт-психология в первую очередь занимается установлением порядка в психологических процессах — в восприятии, а также в мышлении, чувствах и поведении. В основном люди рассматриваются как открытые системы, активно взаимодействующие со своей средой, которые организуют их восприятие в определенных паттернах (см. Также паттерны интерпретации).

    Он восходит к исследовательским работам Макса Вертхаймера, Вольфганга Кёллера, Курта Коффки и Курта Левина — с идеями и идеями Иоганна Вольфганга фон Гете, Эрнста Маха и особенно Кристиана фон Эренфельса в качестве предшественников. [1] Они выступили против концепции элементов психического, ассоцианизма, классического бихевиоризма и исходной теории фрейдистских влечений. Невролог Курт Гольдштейн, наконец, разработал целостную теорию организма, которую он сам по нескольким пунктам отличает от гештальтпсихологии, но чье полное согласие с основными идеями и целостной ориентацией гештальтпсихологии безошибочно.

    Основное утверждение «Целое — это больше, чем сумма его частей» часто приписывают теории гештальта, которая, в свою очередь, восходит к Аристотелю. Однако это приписывание неверно, как подчеркивает Вольфганг Мецгер: «… неверно утверждать, что целое на больше , чем сумма его частей. Скорее, нужно сказать: целое — это нечто иное, чем сумма его частей. Речь идет не только о неизменных частях, которые формируют добавленные качества, но и о том, что все, что становится частью целого, само приобретает новые свойства ». [2]

    Главный основатель теории гештальта Макс Вертхаймер резюмировал суть теории гештальта в следующей «формуле»:

    «Существуют связи, в которых то, что происходит в целом, не выводится из того, как отдельные части и то, как они соединены вместе, но наоборот, где — в кратком случае — то, что происходит с частью этого целого, определяется внутренне Структурными законами этого целого. … Гештальт-теория такова, не больше и не меньше.» [3]

    В этом смысле теория гештальта не ограничивается концепцией гештальта или целого и гештальт-факторами восприятия, как предлагают многие публикации, а должна пониматься гораздо шире и всесторонне. :

    • Примат феноменального: человеческий опыт в том виде, в каком он себя представляет, который должен быть признан и принят всерьез как единственная непосредственно данная реальность, является основным утверждением гештальт-теории.
    • Взаимодействие человека и ситуации в смысле динамического поля определяет опыт и поведение, а не только «побуждения», внешние силы или фиксированные черты личности.
    • Связи психических фактов легче и устойчивее устанавливаются на основе фактических отношений и хуже — на основе повторения и утверждения.
    • Мышление и решение проблем характеризуются структурированием, реструктуризацией и центрированием данного («прозрения») в направлении того, что требуется.
    • В памяти структуры формируются и дифференцируются на основе ассоциативных связей. Они следуют тенденции к оптимальной организации.
    • Несовместимые познания человека приводят к диссонирующим переживаниям и когнитивным процессам, которые пытаются уменьшить этот диссонанс.
    • В сверхиндивидуальном целом, таком как группа, существует тенденция к прекрасным отношениям во взаимодействии сил и потребностей.
    • Эпистемологически теоретико-гештальт-теоретический подход соответствует критически-реалистической точке зрения. На методологическом уровне предпринимается попытка осмысленного сочетания экспериментальных и феноменологических процедур (экспериментально-феноменологический метод).Подходят к центральным явлениям, не отказываясь от экспериментальной строгости.
    Образы, которые завершаются в феноменальном мире восприятия на основе мозговых процессов

    Примеры гештальт-психологии в оптическом восприятии включают восприятие неполного круга в целом или совокупности точек как формы — на основе процессов мозга, которые в настоящее время все еще исследуются, в феноменальном мире восприятия есть тенденция дополнять недостающие части путем экстраполяции, так что видна краткая форма.Исследования показывают, что простые элементы или композиции, смысл которых очевиден сразу, представляют меньшую проблему для мозга, чем сложные, и поэтому первые предпочтительнее вторых.

    Известные представители в различных областях применения

    После изгнания наиболее важных сторонников теории гештальт в американское изгнание во время национал-социализма подход теории гештальта получил там заметное распространение и дальнейшее развитие.Мэри Хенле, Соломон Аш (социальная психология), Рудольф Арнхейм (художественная психология), Авраам С. Лучинс и Эдит Х. Лучинс стали известны из своего круга влияния. Карл Дункер, один из самых важных учеников поколения основателей, умер в американской изгнании и был наиболее известен своими работами по продуктивному мышлению и решению проблем.

    Известными представителями гештальт-теории второго поколения в Германии были, прежде всего, Вольфганг Мецгер, Курт Готтшальдт и Эдвин Рауш.Студент-мясник Курт Гасс применил принципы теории форм к вопросам образования и обучения. У Ганса-Юргена Вальтера, ученика гештальт-психологов Фридриха Хоэта, идет фундаментальная работа по гештальт-теоретической психотерапии, которая объединяет различные формы на теоретической основе результатов психотерапевтических школ. Другой — Пол Толей, который наиболее известен своей ориентированной на гештальт-теорией работой по осознанным сновидениям, исследованиям сознания и спортивной психологии — в последней области он продолжил гештальт-теорию спорта, сформулированную его учителем Куртом Колем.

    Гештальт-теория также получила заметное распространение и независимое развитие в Италии [4] и Японии. [5] Исторически следует упомянуть Чезаре Мусатти, Фабио Метелли и Гаэтано Канижа как первопроходцев в Италии.

    Теория гештальта пережила заметное возрождение в самых разных областях науки, исследований и применения в последние годы. В международную сеть активных организаций, занимающихся исследованиями и практическими применениями, основанную в Германии в 1978 году Международное общество теории гештальта и ее приложений / Общество теории гештальта и ее приложений (GTA) , которое в настоящее время объединяет членов во многих странах мира. .С 1978 года она издает журнал Gestalt Theory — An International Multidisciplinary Journal (ISSN 0170-057X), в котором публикуются статьи о дальнейшем развитии теории гештальта по большому количеству предметных областей, и каждые два раза проводит международные научные семинары. лет (совсем недавно в Германии, Австрии и Италии).

    Теория гештальта все больше и больше открывается не только в исследованиях восприятия, но и в исследованиях мозга [6] , в музыковедении [7] и лингвистике [8] , в дизайне [9] , в медицине, психотерапии, науке о движении [10] , в экономике и социальной политике [11] и даже в химии [12] и генетике. [13] В последние годы растет интерес как в немецких, так и в англоязычных странах к вкладу теории гештальта в область психопатологии: с самого начала психические расстройства в их генезисе и динамике были важной областью работы для исследователей и практиков с теоретической ориентацией — эти вклады (см. также Генриха Шульте, Юниуса Ф. Брауна, Эрвина Леви и Абрахама С. Лучинса) в настоящее время привлекают все большее международное внимание.

    Гештальт-теория заново открывается и переосмысливается одновременно в более поздней междисциплинарной дискуссии между философами, социологами и дизайнерами о взаимосвязанном «дизайне» сложных интеллектуальных, коммуникативных и социальных процессов — например, в контексте инноваций. или поменять проекты в бизнесе и обществе. В этом контексте Бернхард фон Мутиус говорит о необходимости развития нового навыка, который он называет «гештальт-компетенцией».

    См. Также

    литература

    Для исторической классификации

    • Энн Харрингтон: В поисках целостности.История биологического и психологического целостного обучения: от Германской империи до движения Нью Эйдж. Нью-Джерси 1996; Ровольт Верлаг, Райнбек под Гамбургом 2002.
    • Митчелл Г. Эш: Гештальт-психология в немецкой культуре. Холизм и поиск объективности. Cambridge University Press, Кембридж / Нью-Йорк, 1995. Новое издание 2007 г .: ISBN 978-0-521-64627-7. (Награжден премией Морриса Д. Форкоша журнала «История идей» за лучшую книгу в области «Интеллектуальной истории» в 1995 г.)

    классический

    • Карл Дункер: О психологии продуктивного мышления. Springer, Берлин, 1963 год.
    • Курт Левин: Теория поля в социальных науках. Избранные теоретические труды. Хубер, Берн, 1963.
    • Курт Коффка: Принципы гештальт-психологии. Harcourt-Brace, New York 1935 (три главы из этой основной работы уже опубликованы в немецком переводе в журнале «Gestalt Theory» и теперь также включены в избранный сборник Kurt Koffka 2008).
    • Курт Коффка: Об основах гештальт-психологии — сборник. Отредактировал Майкл Стадлер. Verlag Wolfgang Kammer, Вена, 2008.
    • Вольфганг Кёлер: Ценности и факты. Springer, Берлин, 1968 г.
    • Вольфганг Мецгер: Гештальт-психология. Избранные произведения. Под редакцией М. Стадлера и Х. Крабуса. Крамер, Франкфурт 1999 (2-е издание).
    • Вольфганг Мецгер: Психология. Эволюция их основных предположений с момента введения эксперимента. Krammer, Вена 2002 (6-е издание), ISBN 978-3-1-07-4.
    • Вольфганг Мецгер: Свобода творчества. Kramer, Франкфурт 1962.
    • Макс Вертхаймер: О теории гештальта. Лекция Кантовскому обществу, Берлин 17 декабря 1924 года. Издательство Философской академии, Эрланген, 1925 год.
    • Макс Вертхаймер: Продуктивное мышление. Kramer, Франкфурт 1964 (2-е издание), ISBN 978-3-7829-1022-4.

    Более новая литература

    • Герберт Фитцек: Компактная гештальт-психология: основы психологии для практики .Springer Verlag VS, ISBN 978-3-658-04275-2
    • Джузеппе Галли: Человек как собрат. Очерки гештальт-теории в исследованиях, применении и диалоге. Отредактировано и представлено Герхардом Штембергером . Краммер, Вена, 2017, ISBN 978-3-1-75-3
    • Курт Гусс: Кубок Рубина. Гештальт-теоретическая пропедевтика. Издательство Академии Оствестфален, Боргентрайх 2013. ISBN 978-3-947435-26-5.
    • Курт Гусс (Ред.): Берлинская школа. Повторный курс гештальт-теории.Издательство Ostwestfalen-Akademie, Borgentreich 2018. ISBN 978-3-947435-12-8.
    • Курт Гусс (Ред.): Окно Вертхаймера. Коллоквиум по теории гештальт. Издательство Академии Оствестфален, Боргентрайх 2018. ISBN 978-3-947435-13-5.
    • Курт Гусс (Hrsg.): Психологическое исследование. 1922–1938 гг. Verlag der Ostwestfalen-Akademie, Borgentreich 2019. ISBN 978-3-947435-14-2.
    • Hellmuth Metz-Göckel (Ed.): Gestalt Theory Current — Handbook on Gestalt Theory, Vol.1 . Краммер, Вена, 2008 г., ISBN 978-3-1-36-4.
    • Хельмут Мец-Гёкель (ред.): Теоретические идеи гештальта — Справочник по теории гештальта, Vol. 2 . Краммер, Вена 2011, ISBN 978-3-1-59-3.
    • Хельмут Мец-Гёкель (ред.): Гештальт-теория и когнитивная психология . Спрингер, Вена, Нью-Йорк, 2016. ISBN 978-3-658-12665-0.
    • Марианна Софф: Гештальт-теория для школы. Обучение, воспитание и здоровье учителя с классической психологической точки зрения. Krammer, Вена 2017, ISBN 978-3-1-74-6.
    • Герхард Штембергер (ред.): Психические расстройства в отношениях между I-миром. Гештальт-теория и теория психотерапевтических заболеваний. Krammer, Вена 2002, ISBN 978-3-1-09-8.
    • Пол Толей: Гештальт-теория спорта, осознанных сновидений и сознания. Избранные произведения, отредактированные и представленные Герхардом Штембергером . Краммер: Вена 2018, ISBN 978-3-1-76-0.
    • Ханс-Юрген Вальтер: Гештальт-теория и психотерапия. Westdeutscher Verlag, Opladen 1994 (3-е издание).
    • Ханс-Юрген Вальтер: Прикладная теория гештальта в психотерапии и психогигиене. Westdeutscher Verlag, Opladen 1996.
    • Ральф Дебус: Гештальт-психология просмотра искусства — Введение, основанное на описании произведений Вернера Шмаленбаха. Tredition Verlag, Гамбург 2016, ISBN 978-3-7345-5607-4

    Веб-ссылки

    источников

    1. ↑ Первое исчерпывающее изложение теории гештальта в понимании Макса Вертхаймера принадлежит Габриэле фон Вартенслебен, см. GvW 1914 , Христианская личность в идеале Image . Описание sub specie psychoologica . Кемптен и Мюнхен: Кёзель. Переведено на английский язык и прокомментировано Митчеллом Г. Эшем, Гештальт-психология в немецкой культуре, , 1998.
    2. ↑ W. Metzger 1975, Что такое гештальт-теория? В: К. Гусс (ред.), Гештальт-теория и образование, Дармштадт: Steinkopff, с. 6
    3. ↑ О гештальт-теории. Лекция в Обществе Канта, Берлин, 17 декабря 1924 г. Издатель Философской Академии: Эрланген, 1925 г.
    4. ↑ см. Марио Занфорлин 2004: Гештальт-теория в Италии — жива ли она? , а также Fiorenza Toccafondi и Rosamaria Valdevit (2007), Гештальт-психология в Италии — Традиция и актуальность , в H.Metz-Göckel (Ed.), Gestalttheorie aktuell — Handbuch zur Gestalttheorie Volume 1, Vienna: Krammer, pp. 113–129.
    5. ↑ см. Тематический выпуск журнала Gestalt Theory vol. Опубликовано Вальтером Х. Эренштейном. 30 (2008): Исследование восприятия в Японии . См. Также Noguchi, Kitaoka & Takashima (2008): Gestalt-Oriented Perceptual Research in Japan: Past and Present
    6. ↑, в частности, в связи с открытием так называемых зеркальных нейронов: MN Eagle u.Дж. К. Уэйкфилд, Гештальт-психология и открытие зеркального нейрона, в: Gestalt Theory, 29 , 1, 2007, 59-64; до этого была представлена ​​более общая информация о нейронных гештальт-механизмах восприятия Ehrenstein, Spillmann & Sarris 2003: Gestalt Issues in Modern Neuroscience, Axiomathes 13 , 433–458, 2003.
    7. ↑ z. Б. Леман, Марк (изд., 1997): Музыка, гештальт и вычисления. Исследования в области когнитивного и систематического музыковедения . Берлин, Гейдельберг, Нью-Йорк: Springer
    8. ↑ Библиографию по теории гештальт и лингвистике см. Антон Аманн: Проблема формы в химии.Образование молекулярной формы под воздействием окружающей среды. В: Gestalt Theory 14 (1992), pp. 228-265. Гештальт-проблема в квантовой теории: создание формы молекулы окружающей средой. В: Synthesis 97 (1993), стр. 125-156. [1]
    9. ↑ см. Также Cesar Koppe Grisolia (2005), Genes, genome and Gestalt , Genet. Мол. Res. 4 (1): 100-104.

    Забытая парадигма аномальной психологии в JSTOR

    Абстрактный

    Гештальт-взгляды на психопатологию почти полностью игнорируются в господствующей психологии и психиатрии.Однако обзор имеющихся данных указывает на замечательную согласованность между этими взглядами и текущими данными экспериментальной психопатологии и когнитивной нейробиологии. Эта последовательность особенно ярко выражена в области шизофрении. Кроме того, существует конвергенция когнитивных и нейробиологических данных относительно обоснованности ранних гештальт-взглядов как на нормальные отношения между мозгом и поведением, так и на нарушенные, как при шизофрении. В этой статье рассматриваются некоторые достижения гештальтпсихологии в отношении шизофрении и исследуются эти взгляды в свете более поздних результатов когнитивной психологии, когнитивной нейробиологии и экспериментальной психопатологии.Мы пришли к выводу, что теория гештальт — это жизнеспособная теоретическая основа для понимания шизофрении. В частности, похоже, что нарушение гештальт-организационных процессов может характеризовать как когнитивные, так и мозговые процессы при шизофрении.

    Информация о журнале

    Американский журнал психологии (AJP) был основан в 1887 году Дж. Стэнли Холлом и в первые годы редактировался Титченером, Борингом и Далленбахом. Журнал опубликовал одни из самых новаторских и формирующих статей в области психологии за всю свою историю.AJP исследует науку о разуме и поведении, публикуя отчеты об оригинальных исследованиях в области экспериментальной психологии, теоретические презентации, комбинированный теоретический и экспериментальный анализ, исторические комментарии и подробные обзоры значимых книг.

    Информация об издателе

    Основанная в 1918 году, University of Illinois Press (www.press.uillinois.edu) считается одной из самых крупных и выдающихся университетских издательств страны. Press публикует более 120 новых книг и 30 научных журналов каждый год по множеству предметов, включая историю Америки, историю труда, историю спорта, фольклор, еду, фильмы, американскую музыку, американскую религию, афроамериканские исследования, женские исследования и Авраама. Линкольн.The Press является одним из основателей Ассоциации прессов американских университетов, а также History Cooperative, онлайновой коллекции, состоящей из более чем 20 журналов по истории.

    Как твой гештальт? | Автор: D.W. Хардинг

    Вольфганг Кёлер; рисунок Дэвида Левина

    Даже сейчас, когда люди говорят о «психологии» в ее отношении к человеческой жизни и интересам цивилизации, они в девяти случаях из десяти имеют в виду психоанализ. Для двух поколений образованных неспециалистов важна именно психология.Этому противостоят смутно изображенные ряды бихевиористов, озабоченных крысами и статистикой, враждебных психоанализу, вмешивающихся в практические дела только с помощью запрограммированных инструкций, изгнания симптомов с помощью поведенческой терапии и подготовки дельфинов к военным подвигам. Хотя это карикатура, эта картина послужила достаточно хорошо, пока последствия психоанализа ассимилировались в общее мышление. Потребовалось время, чтобы приспособить наше зрение к свету, проливаемому анализом на хитрость мотивов и механизмов, с помощью которых работает цивилизованный маскарад.Вожделение, гнев, гордость, зависть, алчность, леность и обжорство — под другими названиями — были освещены как никогда раньше, и их связь с основами биологического существования обнажилась таким образом, что заставляет нас задаться вопросом, можно ли избежать семи смертных грехов может быть не таким греховным, как их совершение. Анализанд медленно продвигается по лабиринту и обнаруживает, что минотавр — это он сам, и им лучше смириться.

    И все же, хотя психоанализ так много дал общей культуре для усвоения, он очень мало сказал, по крайней мере в ее классической форме, о больших областях обычной повседневной деятельности; и мы начинаем искать психологию, которая расширит наше понимание поведения и опыта такими, какие они есть, без того, чтобы всегда приближаться к ним под землей и трансформировать их во что-то другое.Как ни драматично поначалу, психоаналитическая переосмысление всего, что мы делаем, кажется повторяющимся и снижает интерес к любой конкретной деятельности, рассматривая ее как лишь одно из многих возможных эквивалентных проявлений скрытых сил.

    Одним из индикаторов этого постепенного изменения интереса было растущее внимание, уделяемое психотерапевтами (включая многих, кто подтверждает свою лояльность принципам Фрейда) к психологии эго и относительно «бесконфликтным» областям нормального развития.Но другим, среди обычных читателей, особенно тех, кто интересуется искусством, было растущее понимание гештальт-психологии и впечатление, часто немного расплывчатое, что ей есть что сказать нам, и ее нельзя игнорировать.

    Развиваясь на фоне немецкой и австрийской психологии, гештальт-школа решительно началась в 1912 году, когда Вертхаймер разработал последствия кажущегося движения, возникающего, если две световые точки, каждая статическая, возникают в быстрой последовательности, одна из которых находится на небольшом расстоянии от другой — основополагающий принцип кинофильма.Ощущение движения нельзя найти в элементах, которые ему способствуют, и это не что иное, как простая последовательность ощущений, которая возникает, если интервал между ними немного больше. Келер и Коффка принимали участие в экспериментах Вертхаймера, и трое мужчин, подкрепленные работой Рубина из Копенгагена по восприятию, начали систематическую атаку на неадекватность атомистических, ассоциативных объяснений опыта.

    Во время войны 1914 года Келер (интернированный в Тенерифе) завершил свои исследования по решению проблем с животными, о чем позже сообщил в «Ментальность обезьян », одной из немногих классических работ по психологии.Там он продемонстрировал решение проблем путем той внезапной перестройки всей ситуации, которую он назвал «проницательностью». В 1921 году он был назначен директором Института психологии Берлинского университета, и он стал главным центром гештальт-психологии в межвоенные годы, проводя множество экспериментальных исследований восприятия и памяти.

    Для неспециалистов с годами возникло впечатление психологии, которая не только подчеркивает качество «целостности» опыта и не доверяет атомизирующему подходу, но также избегает дерзости бихевиоризма и обладает цивилизованными качествами. , не противоречащие уважению к тонкости и сложности, которое развивается в культуре, где искусство что-то значит.Профессор Кэрролл Пратт из Принстона, сам один из высоко цивилизованных американских психологов, отмечает в своем введении к этой посмертной книге Келера, что влияние гештальт-психологии на эстетику

    следует принимать во внимание при любых попытках понять, какое огромное влияние оказали труды Келера. Его идеи прокладывали себе путь в то время, когда быстрый и поразительный рост интереса к искусству всех видов в этой стране принес с собой новую и живую озабоченность эстетикой, историей искусства, музыковедением, критикой и другими побочными продуктами науки. этот интерес.

    Сам Келер окончательно отказался от своего назначения в Берлине (где он был занозой для нацистской образовательной бюрократии) в 1935 году, но Вертхаймер и Коффка предшествовали ему в Америке, и школа психологии, зародившаяся в Германии, продолжила свое существование. развиваться и удерживаться среди антагонистических систем академической психологии, господствовавших в то время.

    Пратт указывает, что и бихевиоризм, и ранняя ортодоксальность, которую он вытеснил (в основном ассоциировавшаяся с Титченером), контрастировали с гештальтпсихологией, предполагая, что научное объяснение поведения и опыта должно быть атомистическим и должно анализировать то, что кажется сложным, на составные части, будь то ощущения или движения.Против этого предположения гештальтисты настаивали, что, по крайней мере, в восприятии (и они распространили те же самые общие принципы на память и обучение) вся «фигура», отличная от ее «основы», была единым и непосредственным опытом. Линии, определяющие такую ​​фигуру, как маленький прямоугольник на листе бумаги, «принадлежат» прямоугольнику; они являются, говорит Келер, «краями этого замкнутого пространства, но не так, как края безразличной земли снаружи…». Более драматическая демонстрация непосредственности переживания фигуры и фона происходит из знакомых неоднозначных рисунков, на которых фигура и фон взаимозаменяемы, таких как ваза Рубина, которая внезапно воспринимается как пространство (или земля) между двумя профилями лицом к лицу.Немедленный переход от одного целого паттерна к другому без каких-либо частичных попыток подобен внезапному «пониманию» в решении проблемы.

    Целое, настаивают гештальтисты, не поддается анализу в сборку его частей, и его нельзя точно описывать даже как сборку частей по отношению друг к другу, поскольку составные части могут быть изменены целым, к которому они вносят свой вклад. Пратт предлагает пример из музыки: два тона с соотношением 2/3, скажем, c и g , если звучать вместе, дают качество, называемое Пятым, и это качество отсутствует ни в одной ноте.Взаимное влияние одной части на другую внутри целого лежит в основе этой точки зрения, как поясняет Кёлер, противопоставляя простое суммирование частей:

    Совокупность «частей» или «частей» является настоящей «суммой» только тогда, когда ее составные части могут быть сложены друг за другом, не вызывая при этом никаких изменений в любой из них… своего рода группирование или «единство», из которых любой из них или больше юнитов может быть удалено без какого-либо эффекта на оставшиеся или удаленные.

    Примером суммы частей может быть очередь из пулемета, при этом последовательные взрывы не изменяются путем небольшого уменьшения или увеличения длины очереди; В отличие от этого, ритмическая или метрическая единица представляет собой целую конфигурацию или гештальт, и удаление первого или последнего звука изменило бы все остальные, лишая их качеств заметности или подчиненности.

    Именно это общее отношение к качеству сложных человеческих явлений оказало влияние на гештальтпсихологию, выходящую далеко за рамки подробных исследований восприятия и памяти, которыми в основном занимались экспериментаторы школы.Без особого признания, он оказывает поддержку тем, кто сомневается в адекватности атомистического анализа в совершенно других направлениях. Например, при описании и оценке личности возражения против использования измерения отдельных черт и объединения оценок в профиль находятся в духе гештальта. В психотерапии Эрик Эриксон, применяя свою эго-психологию к проблемам женского развития, критикует ортодоксальный психоаналитический акцент на определенных переживаниях, таких как осознание отсутствия пениса, и на определенных чертах, таких как пассивно-мазохистская ориентация.Он приписывает такое мышление не только психиатрическим истокам психоанализа, «но также и используемому им исходному аналитически-атомистическому методу», и продолжает:

    Применяя атомистическое мышление к человеку, мы разбиваем его на отдельные фрагменты, а не на составные элементы. Фактически, когда мы смотрим на человека в состоянии патологии, он уже фрагментирован, так что в психиатрии атомизирующий разум может встретить феномен фрагментации и принять фрагменты за атомы.

    В педагогической психологии также гештальт-психология в разновидности формы, разработанной Карлом Бюлером, не только послужила теоретической основой для австрийской образовательной системы 1920-х годов, которая считалась самой прогрессивной для своего времени, но и, что удивительно, благодаря тому же самому образовательному движению. повлиял на развитие Витгенштейна и Карла Поппера. Эта неожиданная линия влияния прослежена У. Бартли из Университета Питтсбурга в статье, прочитанной на философских конференциях в прошлом году как основа для будущей книги.«Все знают, — пишет он, —

    .

    что основной формальной подготовкой Поппера была физика и математика. Однако случается так, что то, что все знают, ложно. Фактически, Поппер — физик-любитель и математик, его формальное образование было связано с образованием и гештальтпсихологией под руководством Карла Бюлера … То, что мысль Поппера была решительно сформирована идеями Бюлера, Кюльпе и гештальт-психологов, не подлежит сомнению.

    И хотя нельзя утверждать о таком прямом влиянии на Витгенштейна, г.Бартли утверждает, что участие Витгенштейна в движении за школьную реформу в течение его шести лет работы деревенским школьным учителем в Австрии и его связь с семьей Бюлеров помогают объяснить многие сходства, которые он обнаруживает в мышлении Поппера, Витгенштейна и Бюлера, главным из которых является « общая оппозиция этих трех способов мышления психологическому и логическому атомизму ».

    Столь широкое сходство и притязания гештальт-психологии на очень общее влияние такого рода мало что значили для Келера в его более поздние годы. The Task of Gestalt Psychology перепечатывает четыре лекции, которые он прочитал в Принстоне в 1966 году, в возрасте почти восьмидесяти лет, а не за много месяцев до своей смерти. Из этих замечательно ясных изложений, умело отобранных и сосредоточенных на центральных темах с достаточной детализацией экспериментальных результатов и демонстраций, чтобы убедить, не создавая путаницы, становится ясно, что он рассматривал настойчивость в неатомистическом подходе как лишь небольшую часть задачи. . Воспринимаемые «целостности» были исходными данными, и это был только первый шаг к тому, чтобы показать, что традиционное ассоциативное объяснение их неудовлетворительно; Положительная задача заключалась в том, чтобы найти лучшее объяснение.Гештальтисты предложили точку зрения, согласно которой структуры восприятия являются такими, какие они есть, потому что процессы мозга обладают в буквальном смысле такими же структурными свойствами: как говорит Келер,

    Психологические факты и лежащие в основе события в мозгу похожи друг на друга по всем своим структурным характеристикам.

    Эта гипотеза «психофизического изоморфизма», которую многие психологи считают наименее удовлетворительной чертой гештальт-теории, была центральной для Келера; без этого, подумал он, система была бы просто описательной.

    Из процессов, которые, как известно, возможны в ткани мозга, Келер утверждал, что только один, «электрические токи, которые возникают и распространяются в ткани мозга в виде непрерывного или объемного проводника», имеет характеристики, которые объясняют наблюдаемое восприятие. факты. К концу жизни Келера большая часть технических споров, вызванных этой гипотезой, вращалась вокруг так называемых «фигурных последствий». Они следуют за довольно продолжительной стимуляцией одной и той же сенсорной области, обычно визуальной (хотя наблюдаются аналогичные тактильные и кинестетические эффекты): фигуры, на которые смотрят впоследствии, которые должны попадать в ту же самую область, кажутся смещенными от нее, как если бы их отодвинули в сторону результатами воздействия. предыдущая стимуляция.Келер считал, что соответствующая электрическая активность буквально отодвигается в ткани мозга из-за импеданса, создаваемого предшествующим протеканием тока (предполагаемым постоянным током) во время более ранней стимуляции.

    Гипотеза, по-прежнему весьма спорная, важна для того, чтобы связать психологию с нейрофизиологией. В первые дни, когда гештальтисты настаивали на том, что целое — это не то же самое, что сумма его частей, их подозревали в каком-то мистическом отношении к психологическим процессам — и Келер описывает высказанное Лэшли подозрение, что «у вас есть религия в рукавах».Напротив, в рукаве Келера были электрические свойства мозговой ткани. Когда это стало очевидным, многие психологи сочли это — и до сих пор считают — преждевременным предположением. Для них задача психологии состоит в том, чтобы продолжать собирать и уточнять данные о поведении и опыте, для которых в какой-то отдаленный период нейрофизиологи и биохимики установят соответствующие факты о процессах в нервной системе.

    Но в Dynamics in Psychology * Келер энергично защищал свое начинание от подобных взглядов, утверждая, что психология должна иметь теоретическую основу, чтобы стимулировать и направлять ее дальнейшие исследования, и что биологи вряд ли предоставят ее, поскольку они знают немного о психологических данных, которые делают насущной потребность в последовательной гипотезе.Большинство из нас увидели бы, как нейрофизиология и психология работают друг с другом с противоположных сторон одной и той же гигантской головоломки (психоаналитики были уверены, что половина кусочков упала под стол), но Келер считал, что они подошли ближе, чем они думали, и что он держал кусок, который связывал две стороны вместе. Пока никто не может быть уверен, подходит ли он.

    Каковы последствия этого за пределами области психологии? Что, например, имеет в виду г-н Пратт, говоря во введении, что некоторым философам и психологам не составило труда «дать новое направление эстетической теории на основе гештальт-психологии»? Принятие сложных качеств формы, а не чувственных элементов, в качестве основных фактов — это первое, что он подчеркивает:

    Важными и заметными характеристиками восприятия являются трехмерность, изгибы, движения, наклоны, группировки, всевозможные формы, контуры, различные постоянства, аккорды, мелодии, речевые ритмы, диминуэндо и крещендо и т. Д.

    Для понимания этих «формальных» аспектов искусств гештальт-психология уже предоставила писателям по эстетике основу; это дало Гомбриху, например, основную теоретическую основу для идей и изобретательности «Искусство и иллюзии ». Это проливает свет на тот факт, что вызов восприятия имеет привлекательность, и это вызов для понимания как связного целого того, что находится на грани того, чтобы стать слишком разнообразным, слишком сложным или слишком далеким от таких простых принципов организации, как симметрия или метрическая регулярность.Еще очень многое предстоит исследовать, в том числе привлекательность кажущейся «простоты», которая может появиться (наиболее очевидно в живописи и скульптуре) как шаг за пределы привычных сложностей. Идея сложности и простоты в целом нуждается в переосмыслении в экспериментальной эстетике, и г-н Бартли с пользой обращает внимание на аргумент Витгенштейна о том, что эти термины непонятны вне их контекста. Такой подход может помочь нам определить, является ли скульптура Генри Мура проще или сложнее, чем погребальный ангел на надгробии.

    Помимо этих формальных аспектов искусства и проблем, которые они порождают, возникают загадочные особенности объекта или нашей реакции, которые заставляют нас приписывать ему какое-то одушевленное качество, обычно настроение или отношение, так что, например, комната выглядит негостеприимным или море кажется бешеным. Эти качества г-н Пратт называет третичными качествами:

    Дружелюбие лица запомнится чаще, чем ширина носа, расстояние между глазами, прядь волос, форма губ, размер ушей или даже цвет глаз.

    Эти высшие качества, по его мнению, могут быть самой сутью привлекательности, которая всегда была у искусства, и он приводит примеры «силы» и «нежности» Бетховена и Микеланджело, «меланхолии» Моцарта, скрытой под его поверхностью ». веселье ». По крайней мере, некоторые из этих качеств, кажется, не объясняются ассоциациями и не являются просто проекциями наших собственных мгновенных чувств, поскольку они вызывают почти одинаковые чувства у большинства людей и в большинстве случаев.

    С этого момента мы можем двигаться в любом из двух направлений.Один из них, который прямо рекомендует г-н Пратт, — это экспериментальное исследование:

    Если величие произведения искусства заключено в его собственной формальной структуре, как утверждает доктрина третичных качеств, то задача глобальной психофизики состоит в том, чтобы выяснить, какие стимулирующие условия порождают эти качества и какие это художник делает своими тонами и цветами, чтобы придать им звук веселья или вид безмятежности.

    Другое направление, которое он косвенно предлагает нам своими примерами и которое имеет непреодолимое очарование для критиков искусства и литературы, — это выработка субъективных убеждений об эмоциональном воздействии формальных характеристик произведений искусства.В литературе мы можем легко убедиться в эмоциональном значении даже отдельных согласных и гласных звуков (как это делает Алисия Острикер совсем недавно, в 1965 году в своем «Видении » и «Стих» в Уильяме Блейке ), и еще легче — в влиянии ритмов. Всегда трудность состоит в том, чтобы обнаружить, насколько одни только звуки и ритмы, без смысла слов, с которыми они связаны, ответственны за эмоциональные эффекты; они предоставляют проективный материал, в котором желающие испытывают искушение услышать выразительные качества, которые имеют совершенно другие источники.Но скептицизма недостаточно: выразительные качества почти наверняка существуют в некоторой степени и нуждаются в исследовании.

    С одной стороны, они сливаются с сенсорными и перцептивными моделями произведения искусства, и дальнейшее изучение этой стороны искусства всегда будет в значительной степени опираться на дух и принципы гештальт-психологии. Но, с другой стороны, выразительные качества в равной степени сливаются с любым репрезентативным, референциальным значением, которое может иметь произведение. Как только мы вошли в эту обширную область — символизма, ассоциаций и, прежде всего, языка и его значений — гештальт-психология остается позади, и ее место занимает психология, занимающаяся мотивами, социальными отношениями и личностью.Поскольку эти психологии остаются неглубокими, если они не могут распознать глубины, исследованные психоанализом, мы возвращаемся к нашей отправной точке — но только после пересечения эстетических областей, в которых принципы гештальта служат нашим наиболее многообещающим руководством.

    Парадоксальная теория изменений

    Парадоксальная теория изменений

    Хотя Короче говоря, «Парадоксальная теория изменений» выходит за рамки работы Фредерика Перлза, наиболее часто упоминаемая статья в тело литературы по гештальт-терапии.Написанная в 1970 году, она изначально появился в «Гештальт-терапия сейчас» Фэгана и Шепарда, , a издание The Gestalt Journal Press. Для заказа Для получения дополнительной информации посетите книжный магазин Press по адресу www.gjpstore.com.


    В Парадоксальная теория изменений

    Арнольд Байссер, доктор медицины

    Для почти полвека, большая часть его профессиональной жизни, Фредерик Перлз был в конфликте с психиатрическими и психологическими учреждения.Он бескомпромиссно работал в своем направлении, которое часто вовлекало драки с представителями более традиционных взглядов. В последние несколько лет тем не мение, Перлз и его гештальт-терапия пришли к гармонии с все больше большой сегмент теории и профессиональной практики психического здоровья. В изменение это произошло не потому, что Перлз изменил свою позицию, несмотря на то что его творчество претерпело некоторую трансформацию, но поскольку тенденции и концепции области приблизились к нему и его работе.

    Перлза собственный конфликт с существующим порядком содержит семена его изменения теория. Он не описал эту теорию изменений в явной форме, но она лежит в основе большая часть его работы и подразумевается в практике гештальт-техник. я назовем ее парадоксальной теорией изменений , ибо причины, которые должны стать очевидным. Вкратце, именно это: происходит изменение когда один становится тем, чем он является, а не тогда, когда он пытается стать тем, кем он не является. Изменять не происходит в результате попытки принуждения со стороны отдельного лица или Другая человек, чтобы изменить его, но это произойдет, если кто-то потратит время и усилие быть тем, кем он является — быть полностью вложенным в свои нынешние должности.К отвергая роль агента изменений, мы делаем значимые и упорядоченные изменения возможный.

    Гештальт-терапевт отвергает роль «меняющего», так как его стратегия поощрять, даже настаивать на том, чтобы пациент был где и что он — это . Он считает, что перемены не происходят «пытаясь», принуждение, либо убеждение, либо понимание, интерпретация или любые другие подобные средства. Скорее, изменение может произойти, когда пациент отказывается, по крайней мере, на данный момент, какие он хотел бы стать и пытается быть тем, кем он является.Предпосылка что нужно стоять на одном месте, чтобы иметь твердую опору, чтобы двигаться и что без этой опоры двигаться трудно или невозможно.

    человек, стремящийся к переменам, обращаясь к психотерапевту, находится в конфликте как минимум с две враждующие внутрипсихические фракции. Он постоянно перемещается между тем, что он «должно быть» и то, что он думает, что он «есть», никогда полностью не отождествляясь с или. Гештальт-терапевт просит человека полностью посвятить себя роли один за раз. С какой бы роли он ни начинал, пациент вскоре переключается. к Другая.Гештальт-терапевт просто просит, чтобы он был тем, кем он является в больнице. момент.

    Пациент приходит к терапевту, потому что хочет измениться. Много терапии принимают это как законную цель и излагают различный означает попытаться изменить его, установив то, что Перлз называет «собака сверху / снизу» дихотомия. Психотерапевт, стремящийся помочь пациенту, ушел из эгалитарный положение и стать знающим экспертом, а пациент играет беспомощный человека, но его цель состоит в том, чтобы он и пациент стали равными.В Гештальт-терапевт считает, что дихотомия верх / собака уже существуют внутри пациента, одна часть пытается изменить другую, и это в терапевт должен избегать привязки к одной из этих ролей. Он пытается к избежать этой ловушки, поощряя пациента принять оба из них, один в время, как его собственное.

    аналитический терапевт, напротив, использует такие приемы, как сны, бесплатные ассоциации, перенос и интерпретация для достижения понимания, которое, в очередь, может привести к изменениям.Бихевиорист-терапевт награждает или наказывает поведение чтобы изменить его. Гештальт-терапевт верит в поощрение в пациенту нужно войти и стать тем, что он испытывает в данный момент. Он вместе с Прустом считает: «Чтобы исцелить страдание, нужно испытать его, чтобы в полный.»

    Кроме того, гештальт-терапевт считает, что естественное состояние человека таково. единое, целое существо — не разделенное на два или более противостоящих части. В естественном состоянии происходит постоянное изменение на основе динамического сделка между собой и окружающей средой.

    Кардинер заметил, что при разработке своей структурной теории защиты механизмов, Фрейд преобразовал процессы в структуры (например, отрицает на отказ ). В Гештальт-терапевт рассматривает изменения как возможность, когда происходит обратное, то есть когда конструкции преобразованный в процессы. Когда это происходит, один из них открыт для участников. обмен со своим окружением.

    Если отчужденные, фрагментарные личности в отдельном, разделенные роли, гештальт-терапевт поощряет общение между роли; он может даже попросить их поговорить друг с другом.Если пациент возражает против этого или указывает на блок, терапевт просит его просто инвестировать сам полностью в возражении или блокировке. Опыт показал, что когда пациент отождествляет себя с отчужденными фрагментами, интеграция делает происходить. Таким образом, будучи самим собой — полностью — можно стать кем-то другим.

    терапевт сам — это тот, кто не стремится к изменениям, а стремится только к тому, чтобы будь тем, кто он есть. Попытки пациента приспособить терапевта к одному из его собственные стереотипы о людях, такие как помощник или топ-дог, создают конфликт между ними.Конечная точка достигается, когда каждый может быть самим собой, пока еще поддержание интимного контакта с другим. Терапевт тоже взолнованный измениться, поскольку он стремится быть самим собой с другим человеком. Этот вид взаимный взаимодействие приводит к тому, что терапевт может эффективный когда он меняется больше всего, потому что когда он открыт для изменений, он, вероятно, имеют его наибольшее влияние на его пациента.

    Что произошло за последние пятьдесят лет, чтобы сделать эту теорию изменений, скрытый в творчестве Перлза приемлемо, актуально и ценно? Предположения Перлза имеют не изменилось, но общество изменилось.Впервые в истории человечество, человек оказывается в положении, в котором ему не нужно приспосабливаться сам к существующему порядку, он должен быть в состоянии приспособиться к ряду изменение заказы. Впервые в истории человечества длина индивидуальная продолжительность жизни больше, чем продолжительность, необходимая для крупный социальные и культурные изменения должны произойти. Более того, скорость с который это изменение происходит ускоренно.

    Те терапии, обращенные к прошлому и индивидуальной истории сделайте это в предположении, что если человек однажды решит вопросы вокруг травмирующего личного события (обычно в младенчестве или детстве) он буду будьте всегда готовы иметь дело с миром; для мира считается стабильный заказ.Сегодня, однако, проблема становится одной из самых проницательных. куда человек находится в отношениях с меняющимся обществом. Столкнувшись с плюралистический, многогранная, меняющаяся система, человек предоставлен самому себе устройства обрести стабильность. Он должен сделать это с помощью подхода, который позволяет ему к двигаться динамично и гибко в ногу со временем, сохраняя при этом некоторые центральный гироскоп, чтобы направлять его. Он больше не может этого делать с идеологии, которые устаревают, но должны делать это с теорией изменений, независимо от того, явный или неявный.Целью терапии становится не столько развить хорошее, фиксированный характер, но иметь возможность двигаться в ногу со временем, сохраняя при этом некоторые индивидуальный стабильность.

    В в дополнение к социальным изменениям, которые внесли современные потребности в линия с его теорией изменений, собственным упрямством и нежеланием Перлза быть что ему не позволили быть готовым к обществу, когда оно было готово для его. Перлз должен был быть тем, кем он был, несмотря на или, возможно, даже из-за оппозиция от общества. Однако за свою жизнь он стал интегрированным с участием многие профессиональные силы в его области точно так же, как индивидуальный может интегрироваться с отчужденными частями самого себя через эффективные терапия.

    сфера интересов в психиатрии вышла за пределы индивидуальной поскольку стало очевидно, что самый важный вопрос, стоящий перед нами, — это развитие общества, которое поддерживает человека в его индивидуальность. Я считаю, что та же теория изменений, изложенная здесь, также применима к социальных систем, которые упорядоченные изменения в социальных системах находятся в направление интеграции и холизма; далее, что агент социальных изменений имеет как его основная функция для работы с организацией и в организации, чтобы она могла изменение согласованно с изменяющимся динамическим равновесием как внутри, так и вне организация.Это требует, чтобы система осознавала отчужденный фрагменты внутри и снаружи, чтобы он мог вывести их в основной функциональный деятельность посредством процессов, аналогичных идентификации личности. Первый, внутри системы есть осознание того, что отчужденный фрагмент существуют; затем этот фрагмент принимается как законный продукт функциональный потребность, которая затем явно и намеренно мобилизуется и получает власть к действуют как явная сила. Это в свою очередь. ведет к общению с участием другие подсистемы и способствует интегрированному, гармоничному развитию из вся система.

    с изменения ускоряются в геометрической прогрессии, это имеет решающее значение для выживание человечества, чтобы найти упорядоченный метод социальных изменений. Перемена теория Предлагаемое здесь имеет свои корни в психотерапии. Он был разработан как результат диадических терапевтических отношений. Но предполагается, что то же самое принципы имеют отношение к социальным изменениям, что индивидуальный процесс изменения но микрокосм процесса социальных изменений. Разрозненные, неинтегрированные, воюющий элементы представляют серьезную угрозу для общества, так же как и для индивидуальный.Разделение пожилых людей, молодых людей, богатых людей, бедных люди, чернокожие, белые, академические, обслуживающие и т. д., каждый отделенный от других поколений, географических или социальных различий, является угроза к выживанию человечества. Мы должны найти способы связать эти разделенный фрагменты друг к другу как уровни участвующих, интегрированных система систем.

    Предлагаемая здесь парадоксальная теория социальных изменений основана на стратегии разработан Перлзом в его гештальт-терапии.Они применимы в суждение автора, общественным организациям, развитию сообщества и Другие процессы изменений в соответствии с демократическими политическими рамками.


    Если вы вам понравилась «Парадоксальная теория изменений», вам также может понравиться чтение Отмеченное наградами эссе гештальт-терапевта Рут Ламперт, «Дело для Собираюсь нежно «, это было вдохновлено ее обучением у доктора Байссера.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.