Гуманистическая психология основные идеи: Основные идеи и особенности гуманистической психологии

Автор: | 18.02.2019

Содержание

Возникновение и развитие — Гуманистическая психология

Гуманистическая психология в качестве самостоятельного течения выделилась в начале 60–х. гг. ХХ в. как протест против бихевиоризма и психоанализа, получив название «третьей силы».

Центром этого направления стали США, а лидирующими фигурами — К.Роджерс, Р.Мэй, А.Маслоу, Г.Олпорт.

Наиболее глубокое и всестороннее обоснование положения гуманистической психологии получили в трудах американского психолога Абрахама Маслоу (1908—1970). Его теория во многом базируется на идеях философии экзистенциализма, или философии существования человека. Говорится об уникальности бытия отдельного человека, существующего в конкретный момент времени и пространства, о том, что человек есть «то, чем он делает сам себя», и несет ответственность за свой жизненный выбор.

Большое значение представители гуманистического направления придают теории становления личности. По их мнению, сущность человека заключается в его стремлении реализовать себя в мире, развить и проявить свои способности. Тем самым личность постоянно находится в процессе становления и утверждения себя в окружающей природе и социальной среде. Такова одна из главных идей теории самоактуализации личности, разработанной А. Маслоу.

Человек характеризуется как свободное существо, реализующее возможности своего существования. При этом он проявляет свой внутренний мир, реализует свое «Я».

Маслоу рассматривал человека как целостную личность, утверждал, что «каждого человека нужно изучать как единое, уникальное, организованное целое». Вместе с тем он указывал на творческий характер человеческой личности, считал, что «творчество — универсальная функция человека, которая ведет ко всем формам самовыражения».

Существенный вклад Маслоу внес в обоснование роли потребностей как побудительных сил деятельности и поведения людей. Он утверждал, что в основе мотивов поведения людей лежат их потребности, природные и социальные. Их он рассматривал в порядке иерархии. У основания системы потребностей человека, как ее представил Маслоу, лежат физиологические потребности в пище, питье, кислороде, физической активности, сне и т.

д. Без их удовлетворения организм человека существовать не может. Далее идут потребности в безопасности и защите человека, в принадлежности и любви, которые удовлетворяются через различные формы социального общения людей. Наверху пирамиды потребностей, выстроенной Маслоу, значатся потребности самоуважения и самоактуализации. При этом речь идет о самоуважении как таковом и уважении со стороны других. Самоактуализация означает реализацию человеком своих способностей и желания «стать тем, кем он может стать».

По мнению Маслоу, для того чтобы появились мотивы, направленные на удовлетворение потребностей в самоуважении и самоактуализации, нужно, чтобы были удовлетворены указанные выше физиологические потребности, а также потребности безопасности, защиты, принадлежности и любви. Он считал, что «удовлетворение потребностей, расположенных внизу иерархии, делает возможным осознание потребностей, расположенных выше в иерархии, и их участие в мотивации». Однако допускаются и некоторые исключения.

У отдельных людей могут возникать сильные мотивы, направленные на творческую деятельность и социальное самоутверждение, хотя не вполне удовлетворяются их физиологические потребности или же потребности в безопасности и любви. Но это, по Маслоу, скорее исключение. Правилом же является последовательное удовлетворение потребностей, как они расположены в его схеме.

 

Основные положения гуманистической психологии разделял и американский психолог Карл Роджерс (1902—1987). Он также исходил из того, что поведение человека определяется его внутренними мотивами и что человек свободен в выборе своих поступков и тем самым в определении своей судьбы. Роджерс утверждал, что человек по своей сути добр и стремится реализовать себя в обществе. Злые же и разрушительные мотивы поведения людей, которые, увы, имеют место, противоречат, по его мнению, подлинной природе человека, являются ее извращением. Утверждая это, Роджерс ссылался на свой тридцатилетний клинический опыт психотерапевта.

Такой его взгляд на природу человека «точно отождествляется с гуманистическим направлением в персонологии». Речь идет о гуманистическом направлении в современной психологии личности. Как и другие представители этого направления, Роджерс считал, что в сознании каждого человека изначально заключается стремление к самосохранению и реализации себя в обществе. По Роджерсу, каждая личность обладает «концепцией собственного Я». Ее представления о том, как она сможет реализовать себя в обществе, в общении с другими людьми, составляет ее «реальное Я». Однако человек «склонен представлять себя и в идеальном образе видеть себя тем, чем ему хотелось бы стать в результате реализации своих возможностей». Это его «идеальное Я», к которому стремится приблизиться его «реальное Я». Согласно концепции Роджерса, «реальное Я» человека часто сталкивается с противоречиями между его «идеальным Я», отражающим то, чем человек хотел бы стать, и требованиями общества, проявляющимися в виде условного отношения к его поступкам, одобряющего или не одобряющего их. В то же время Роджерс считал, что само общество должно создавать условия для развития и реализации способностей каждого человека.

 

 

 Каждое новое направление в науке определяет свою программу через противопоставление установкам уже утвердившихся школ. В данном случае гуманистическая психология усматривала неполноценность других психологических направлений в том, что они избегали конфронтации с действительностью в том виде, как ее переживает человек, игнорировали такие конституирующие признаки личности, как ее целостность, единство, неповторимость. В результате картина личности предстает фрагментарной и конструируется либо как «система реакций» (Скиннер), либо как набор «измерений» (Гилфорд), агентов типа Я, Оно и Сверх-Я (Фрейд), ролевых стереотипов. Кроме того, личность лишается своей важнейшей характеристики — свободы воли — и выступает только как нечто определяемое извне: раздражителями, силами «поля», бессознательными стремлениями, ролевыми предписаниями. Ее собственные стремления сводятся к попыткам разрядить (редуцировать) внутреннее напряжение, достичь уравновешенности со средой; ее сознание и самосознание либо полностью игнорируются, либо рассматриваются как маскировка «грохотов бессознательного».

 

Гуманистическая психология выступила с призывом понять человеческое существование во всей его непосредственности на уровне, лежащем ниже той пропасти между субъектом и объектом, которая была создана философией и наукой нового времени. В результате, утверждают психологи-гуманисты, по одну сторону этой пропасти оказался субъект, сведенный к «рацио», к способности оперировать абстрактны ми понятиями, по другую — объект, данный в этих понятиях. Исчез человек во всей полноте его существования, исчез и мир, каким он дан в переживаниях человека. С воззрениями «бихевиоральных» наук на личность как на объект, не отличающийся ни по природе, ни по познаваемости от других объектов мира вещей, животных, механизмов, коррелирует и психологическая «технология»: разного рода манипуляции, касающиеся обучения и устранения аномалий в поведении (психотерапия).

Основные положения нового направления — гуманистической школы психологии личности, которая и является в настоящее время одной из наиболее значительных психологических школ, сформулировал Гордон Олпорт.

Г.Олпорт (1897-1967) рассматривал создаваемую им концепцию личности как альтернативную механицизму поведенческого подхода и биологическому, инстинктивному подходу психоаналитиков. Олпорт возражал и против переноса фактов, связанных с больными людьми, невротиками, на психику здорового человека. Хотя он и начинал свою карьеру как врач-психотерапевт, но очень быстро отошел от врачебной практики, сосредоточившись на экспериментальных исследованиях здоровых людей. Олпорт считал необходимым не просто собирать и описывать наблюдаемые факты, как это практиковалось в бихевиоризме, но систематизировать и объяснять их. «Собирание «голых фактов» делает психологию всадником без головы», — писал он и свою задачу видел не только в разработке способов исследования личности, но в создании новых объяснительных принципов личностного развития.

Одним из главных постулатов теории Олпорта было положение о том, что личность является открытой и саморазвивающейся. Человек прежде всего социальное существо и потому не может развиваться без кон тактов с окружающими людьми, с обществом.

Отсюда неприятие Олпортом положения психоанализа об антагонистических, враждебных отношениях между личностью и обществом.

 При этом Олпорт утверждал, что общение личности и общества является не стремлением к уравновешиванию со средой, но взаимообщением, взаимодействием. Таким образом, он резко возражал и против общепринятого в то время постулата, что развитие — это адаптация, приспособление человека к окружающему миру, доказывая, что человеку свойственна как раз потребность взорвать равновесие и достигать все новых и новых вершин.

Олпорт одним из первых заговорил об уникальности каждого человека. Каждый человек неповторим и индивидуален, так как является носителем своеобразного сочетания качеств, потребностей, которые Олпорт называл trite — черта. Эти потребности, или черты личности, он разделял на основные и инструментальные. Основные черты стимулируют поведение и являются врожденными, генотипическими, а инструментальные оформляют поведение и формируются в процессе жизни, т.

е. являются фенотипическими образованиями. Набор этих черт и составляет ядро личности.

Важным для Олпорта является и положение об автономности этих черт, которая развивается со временем. У ребенка еще нет этой автономности, так как его черты еще неустойчивы и полностью не сформированы. Только у взрослого человека, осознающего себя, свои качества и свою индивидуальность, черты становятся по-настоящему автономными и не зависят ни от биологических потребностей, ни от давления общества. Эта автономность черт человека, являясь важнейшей характеристикой его личности, и дает ему возможность, оставаясь открытым для общества, сохранять свою индивидуальность. Таким образом Олпорт решает проблему индентификации-отчуждения, которая является одной из важнейших для всей гуманистической психологии.

Олпорт разработал не только свою теоретическую концепцию личности, но и свои методы системного исследования психики человека. Для этой цели он создает многофакторные опросники. Наибольшую известность приобрел опросник Миннесотского университета (ММPI), который используется в настоящее время (с рядом модификаций) для анализа со вместимости, профпригодности и т. д. Со временем Олпорт пришел к выводу, что интервью дает больше информации и является более надежным методом, чем анкета, потому что позволяет в ходе беседы менять вопросы, наблюдать за состоянием и реакцией испытуемого.

 Четкость критериев, наличие объективных ключей для расшифровки, системность выгодно отличают все разработанные Олпортом методы исследования личности от субъективных проективных методик психоаналитической школы.

Методологические позиции гуманистической психологии сформулированы в следующих понятиях:

1. Человек целостен;

   2. Ценны не только общие, но и индивидуальные случаи;

   3. Главной психологической реальностью являются переживания человека;

   4. Человеческая жизнь — единый процесс;

   5. Человек открыт к самореализации;

   6. Человек не детерминирован только внешними ситуациями.

   На основе гуманистической психологии строятся некоторые направления психотерапии и гуманистическая педагогика.

Гуманистические идеи в психологии: исторический очерк(Ясин М.

И.)

История психологии как научной дисциплины началась с открытия экспериментальной лаборатории в Лейпциге в 1879 году, с тех самых пор психология придерживалась естественнонаучной методологии. Многие исследователи истории психологии утверждают [5, 6, 8], что, подражая биологии и физике, психология надолго забросила исследования души как таковой: были оставлены без внимания воля, создание, чувства и индивидуальные переживания, ценности и этические взгляды. В первой половине XX века в западной психологии царили две научные школы: психоаналитическая и бихевиористическая.

Особые позиции в мировом научном пространстве занимала советская психология, которая никогда не отрицала «высоких материй» — сознания, воли и нравственности, но на отечественной земле психология подпала под гнёт материалистической марксистско-ленинской концепции и испытала серьезные гонения с конца 20-х лет и вплоть до оттепели 60-х. Российская психология, одинаково успешно развивала оба направления — и объективное и субъективное изучение психики, — и конструктивный диалог этих двух подходов обещал быть плодотворным. Однако, после прихода новой власти, в 1923-1924 годах «идеализм» был изгнан из психологии. Богданчикова С.А. указывает, что переход к чисто психофизиологическим взглядам произошел под влиянием политических сил. Подчинение психологии марксистско-ленинской идеологии и материализму происходил не безболезненно, однако оказывавшие сопротивление были просто уволены [2].

Таким образом, мировая история психологии демонстрирует один интересный факт: начиная со своей «официальной» даты рождения во второй половине XIX века и вплоть до культурной революции 60-х лет XX столетия наука о душе избегала упоминаний многих истинно душевных реалий. Эта ситуация вполне может быть названа «историческим парадоксом».

Конечно, в описываемый промежуток времени были и исключения: У. Джеймс, автор знаменитой книги «Многообразие религиозного опыта» и К. Г. Юнг, описавший феномены архетипов, синхронности, символизма сна и коллективного бессознательного. Психологи гуманистического и трансперсонального направления второй половины века неизбежно обращаются к работам этих авторов, во многом считая их своими предтечами. В разряд исключений попала так же немецкая «понимающая психология», ее концепцию можно кратко выразить цитатой из В. Дильтея: «Природу мы объясняем, а душевную жизнь — понимаем». Но эта школа существовала чуть раньше, чем психологию поразил очередной методологический кризис, и историки психологии склонны относить эти воззрения скорее к философским поискам, таким образом еще раз подчеркивая естественнонаучную ориентацию психологии.

Начиная со второго десятилетия и вплоть до Второй мировой войны в психологии сформировался широкий веер конкурирующих, несовместимых и даже несопоставимых парадигм. Этот «водоворот» теорий пытался пробить плотину методологического тупика. Складывается впечатление, что ученые всего мира набрасывали возможные версии предмета и метода психологии по принципу «мозгового штурма». В одной из статей А. Н.Воронин отмечает: «Это была уникальная ситуация в истории науки. Ни в одной дисциплине не происходило столкновение такого множества столь различных парадигм» [7].

Этот поиск однозначно не мог закончится победой одной из теорий или компромиссом — он вел к развитию качественно новых подходов в психологии.

Во второй половине XX века произошел коренной поворот в психологической науке: от измерений и экспериментально проверяемых простых фактов — к изучению психики как цельного, живого и динамичного образования. На сцену вышла так называемая «третья сила» — гуманистическая психология. (В тот же период времени возникает и трансперсональная психология, которую либо относят к гуманистической, либо рассматривают как от дельное направление. ) Причем, явление миру новых идей было массовым — одновременно множество психологов столкнулись с невозможностью работать в рамках существовавших концепций, они испытали дефицит имевшегося знания. Факты и цифры, описывающие простые психические процессы никак не подходили для психотерапевтической работы, они никак не объясняли сложных душевных явлений, таких как страдание, моральный конфликт, смысл жизни, боль утраты, стремление к любви и счастью. Не помог здесь и классический психоанализ с его широкой трактовкой человеческого либидо, простирающегося вплоть до пространств искусства, культуры и политики.

Этот период подарил миру столь замечательных психологов, психотерапевтов и авторов, как А. Маслоу,К. Роджерс, В. Франкл, Э. Фромм, Ф. Перлз, Р. Ассаджиоли, Я.Л. Морено, С. Гроф. Они — представители разных школ, однако пик их процветания приходится на вторую половину двадцатого века — «золотой» век психологической психотерапии. Характер эпохи очень верно обозначил Д. Мосс словами: «Сложно обрисовать единую идею гуманистического направления в психологии, ибо она складывается из достаточно разрозненных концепций отдельных авторов» [1]. Однако, всех психологов-гуманистов объединяет ряд общих идей: внимание к функциональной норме бóльшее, чем к патологии; употребление термина «клиент» для обозначения человека, обратившегося за психологической помощью; отношение к терапевту как помощнику клиента на пути к выздоровлению; акцентированное внимание на «внутренней мудрости» человека и способности его психики к самоисцелению.

Знаменательным может служить высказывание К. Роджерс, который отметил поворот от идеально-объективистской науки к пониманию, прежде всего, самого субъекта познания: «Наука существует только в людях. Каждый научный проект имеет свое творческое начало, свое течение и гипотетическое заключение в человеке или людях. Знание — даже научное знание — это то, что субъективно приемлемо» [Цит. по 7, С. 383].

Естественно, у ведущих психологов стали появляться последователи, ученики и единомышленники и множество филиалов их школ с достаточной быстротой распространилось по миру. Подобное лавинообразное вовлечение в новое психологическое течение не удивительно и не случайно: кризис бихевиоризма и психоанализа был налицо, а человеческие души продолжали нуждаться в квалифицированной помощи.

Попробуем проследить причины поворота научной мысли от лабораторных измерений к гуманистической концепции. Зададимся вопросом, почему это произошло именно в 50-60 годы прошлого века?

Первую причину стоит искать в крупнейшем историческом событии XX века: гитлеровском режиме, Второй мировой войне и последующей победой над фашизмом. Пережив все тяготы и ужасы военного времени общество по-новому, теперь уже более ясно и четко, увидело ценность человеческой жизни. Обращение к гуманистическим ценностям в широком смысле стало знаменем времени.

Посмотрим на послевоенные события: в 1948 году Генеральной Ассамблеей ООН была принята «Всеобщая декларация прав человека»; в 1948 года принят устав Всемирной организации здравоохранения, в том числе ставящей своей задачей борьбу за права инвалидов; в 1955-1956 г.г. поднимается движение чернокожих за равноправие; 1963-1968 — новый мощный период борьбы женщин против дискриминации.

О чем говорили философы этого времени? Экзистенциалисты К. Ясперс и Ж.П. Сартр подняли проблему уникальности человеческой личности, свободы выбора и неповторимости судьбы. Индивидуальные ценности оказываются явно важнее групповых, национальных и государственных. Ж. Бодрийяр вторит им в критике безликого общества потребления — подчеркивая важную роль индивидуального. Ключевая фигура неомарксизма — Г. Маркузе — проводит резкую критику массового общества, общества потребления и «промывания мозгов» политиками при помощи масс-медия, подчеркивая ценность самостоятельного мышления и индивидуального сознания. Это лишь некоторые вехи философской мысли второй половины ХХ века, основную суть которой можно выразить как ценность индивидуального и смертоносность массового.

И в психологии идет аналогичный процесс: гуманисты подчеркивают уникальность каждого человека, условий становления его души, мироощущения, оставляя за ним право самостоятельно интерпретировать события и символы. Человек, обратившийся за психологической помощью, является уникальной личностью, у него есть достоинства и бесконечный потенциал развития, и задача терапевта — лишь помогать, подсказывать, «идти рядом» с человеком. С точки зрения гуманистической психологии — только сам человек, в конечном счете, знает свой путь к исцелению. Терапевт не может навязывать ему свою точку зрения и интерпретировать по-своему события его внутренней жизни.

Э. Фромм — посвятил ряд работ критике гитлеровского режима, В. Франкл пережил заключение в концентрационном лагере и это событие во многом определило его психологическую теорию, А. Маслоу тесно общался с вынужденными беженцами, избежавшими гитлеровских репрессий, и его идеи формировались во многом под влиянием настроений, ходивших в эмигрантской среде.

Вторым условием роста популярности гуманистической психологии послужило широкое распространение в среде интеллигенции и в творческих кругах моды на духовный поиск. Стали популярными философские идеи об истинных духовных ценностях и ложных ценностях общества потребления. Крайним выражением этой тенденции явились так называемые контркультурные молодежные движения. Их поиски, которые часто называли эскейписткими, по сути были поиском выхода из напрягавшего их положения бездуховности западного мира. Музыка, кинематограф и изобразительное искусство обращались к теме политического «промывания мозгов» и поиска собственного, духовного пути [4]. Невозможно сказать — философы и художники выражали общий дух эпохи, или они вели за собой массы. Оратор не существует без слушателя, а художник — без зрителя. Важно одно — существовало определенное социокультурное пространство, готовое поддержать и подхватить идеи гуманистической психологии.

Представители молодежной «контркультуры» — хиппи и нью-эйджеры — подвергали резкой критике все старое и традиционное, то, что осталось им в наследство от предвоенного поколения. Они отвергают общество потребления, привычные ценности жизни как процесса зарабатывания и траты денег, они отрицают сам термин «благосостояние», не видя в финансовом состояния никакого блага для себя. Эта борьба не осталась отрицанием ради отрицания, они искали альтернативу в общинном образе жизни, идеях всеобщей любви и братства, погружении в собственное «я», в свое сознание и подсознание, медитации, мистике, снах, наркотиках и чём угодно ещё, что, по их мнению, могло раскрыть истинную сущность мироздания. Пластмассовый мир потребления вот-вот должен был треснуть, а за ним открыться истинный мир: естественный, красивый, экологичный, в котором есть место человеку умиротворенному. Это были попытки поиска собственной души и вселенского Духа.

Не только запад в это время стал снова искать вдохновения на востоке, но и восток сам стал приближаться к западу: еще одна причина идейного переворота в 60-е — очередной геополитический кризис. На востоке в преддверии 60-х — не спокойно. В 1947-1948 годах прошла война между Индией и Пакистаном из-за Кашмира, в 1950 традиционно религиозная Индия, полная йогинов и монахов, вдруг превращается в светское государство, а в 1962 году претерпевает административные изменения и подвергается нападению коммунистического Китая. Индийские священнослужители чувствует себя не спокойно, и в 60-70 г.г. происходит массовая экспансия восточных проповедников на запад.

Одним из первых появился бенгальский монах Бхактиведантой Свами Прабхупада, в 1966 году он попадает в Нью-Йорк и приносит на запад учение «сознания Кришны». В 1967 году Ри́чард А́льперт (более известный как Рам Дасс) отправляется в Индию, где знакомится с Ним Кароли Бабой, индусским садху. Так на запад попадает традиционная индуистская медитация и бхакти-йога.

В 1968-70 годах гуру Раджниш Ошо делает свои первые резкие заявления, чем привлекает интерес мировой прессы, а потоки западных учеников прямо в ашрам скандально известного учителя в Пуне. Так в считанные месяцы рождается движение нео-саньясы, завоевавшее чрезвычайную популярность в странах Европы и Америки.

В конце 50-х китайский коммунисты начинают гонения на духовенство в захваченном ими Тибете и тибетские ламы вынуждены массово бежать в Индию, Непал и Бутан, где принимают западных учеников и готовятся к дальнейшему паломничеству в страны высокого технического прогресса.

В 1959 году Далай Лама XIV покидает захваченный китайцами Тибет и находит убежище в Индии, где активно общается с прессой. Так начинается история популярности ламаистского буддизма за пределами Тибета. В1971 году буддистская школа Дзогчен благодаря паломничеству Чогьял Намкай Норбу на запад основывает в Европе первую общину. В 1968 году датчанин Оле Нидал с женой Ханной предпринимают путешествие по Непалу, где буддийского учителя Лопена Цечу Ринпоче, В результате этой встречи через пять лет в Европу попадает тибетский буддизм линии Карма Кагью.

Следующий этап распространения дзэн на Западе связан с выходом книг профессора Д. Т. Судзуки (1870-1966), которые сильно повлияли на возрастание популярности дзэн, особенно среди интеллигенции. Первым западным автором, написавшим о дзэн, стал А. Уотс, чья книга называлась «Дух дзэн». В конце 50-х годов выходит на европейских языках ряд книг японского мастера дзен Д. Т. Судзуки, так запад знакомится с понятиям «дао», а В 1970 году первый дзэн-монастырь появляется в Северной Калифорнии.

Делу гуманистического переворота последней каплей послужил методологический прорыв в физике, который подорвал основу основ — ньютоно-картезианскую модель вселенной. Модель вселенной как единого поля, модель строения атома и релятивистская физика были разработаны ранее. Но именно в 60-е годы, благодаря спорам о мирном и военном атоме, и широких общественных движениях, пытавшихся решить этот вопрос, новые физические теории вышли из тесных кабинетов специальных лабораторий и попали в массы. Вселенная в глазах людей в буквальном смысле была разрушена и тут же воссоздалась заново: теперь любой, от школьника до старика, мог узнать, что наш мир не твердый, это лишь силовое поле, что пространство искривлено временем, а два взаимоисключающих понятия (волна и частица) — могут мирно сосуществовать в одном изучаемом явлении. Тут же мы узнали, что вид вселенной зависит от наблюдателя, который на нее смотрит. На фоне таких перемен в естественных науках, гуманитарии не могли не задуматься и о своей судьбе.

Право человека быть мерой всех вещей было восстановлено, и человек прежде всего стал задумываться о своих способностях и месте в мире, ибо последними открытиями в области физики ему было обещано право одним лишь взором управлять пространством и временем.

Историки психологии Шульц Д.П., Шульц С.Э. полагают, что одной из значительных причин развития гуманистической психологии в 60- годы был кризис бихевиоризма и психоанализа. Однако, как мы знаем, идеи, альтернативные бихевиористским и психоаналитическим, возникали и раньше. Дороги К.Г. Юнга и З. Фрейда разошлись еще в 1913 г., А. Адлер покинул классический психоанализ в 1911, датой рождения гештальтпсихологии условно считают 1912 год, Я.Л. Морено начинает зарабатывает принципы психодрамы в более-менее законченном виде к 1921 году. Что касается советской психологии начала века — не смотря подробную информацию о психоанализе и бихевиоризме, она всегда существовала довольно автономно, и на отечественной земле развивался ряд альтернативных подходов. Таким образом, мы не видим причин в числе ключевых моментов развития гуманистической психологии указывать некие кризисы психоанализа и бихевиоризма. Альтернатива существовала всегда, и сам по себе кризис идей и дефицит новизны в одной школе совершенно не способе послужить к развитию другой. История науки наоборот показывает, что развитие происходит волнами в благоприятные времена. И если рождается определенная точка зрения, то процесс оппонирования скорее приводит к рождению новых идей, нежели идейный вакуум, каковым и являются методологические кризисы.

Таким образом, прорыв гуманистической психологии в 60-е мы считаем следствием четыре основных причин и одной дополнительной:

  1. Пересмотр ценностей во всех гуманитарных дисциплинах после событий II Мировой итогам войны;
  2. Мода на духовный поиск в 60-е годы, как ответ на вопрос — нужна ли была война?
  3. Геополитические причины — усиление контактов восток-запад;
  4. Популяризация идей новейшей физики;
  5. Кризис бихевиоризма и психоанализа не являются причинами рождения гуманистической психологии, но их ослабление обеспечило приток последователей в новые школы.

По каким же признакам можно объединить все разнообразие психологических и психотерапевтических направлений в более-менее единую группу шестидесятников-гуманистов. Мы выделили следующие приметы:
а) заменяют, принятое в психоанализе понятие «пациент», более лояльным термином «клиент», психотерапевту же отводят роль «помогающего пройти путь», а не врача; б) больше внимания уделяют функциональной норме, а не невротическим проявлениям; в) подчеркивают роль «внутренней мудрости» человека и способности его психики к самоисцелению; г) уделяют большое внимания тому, как сам клиент интерпретирует смысл событий, переживаний и символов; д) отмечают роль личностного роста и духовного развития в терапии; е) указывают, что личность терапевта не менее важна для процесса терапии, чем его профессиональная подготовка. Это уже довольно большой, но отнюдь не полный список общих точек гуманистической и трансперсональной психологии.

В 60-е годы психология вернулась к необходимости поиска смысла человеческого бытия, места человека в мире, поиска духовных основ бытия. Она вновь вернулась к понятиям душевного и духовного, осознанного и произвольного. Значительно обогатилась за счет тех измерений, которые в период «объективной» психологии оставались лишь в ведении религий. Это стало возможным во многом благодаря психологам-практикам, психотерапевтам, так как пока официальная наука исследовала поведение человека, пользуясь «объективной» измеряющей методологией, духовная жизнь реальных людей продолжала существовать. (Особенно интересно этот процесс происходил на Американском континенте, где бихевиоризм прекрасно существовал на фоне религиозности большинства американцев). В противоречивые шестидесятые психологи столкнулись с необходимостью понять духовные реалии своих современников и учитывать их в работе по психологической поддержке.

Так, ряд исторических, социальных, культурных и бытийных течений встретились в шестидесятые годы двадцатого столетия и подтолкнули развитие группы интереснейших психологических теорий, которые не теряют значения до сих пор и продолжают питать умы новых исследователей и служить практике исцеления души.

Литература:

  1. Humanistic and Transpersonal Psychology: A Historical and Biographical Sourcebook. / Donald Moss — editor. Greenwood Press. Place of Publication: Westport, CT. Publication Year: 1999.
  2. Богданчикова С.А., Почему был уволен Г.И. Челпанов? (История одного факта) // Вопросы психологии, №1, 1996 г, с. 85-97
  3. Воронин А. Н. История психологии (Гл.2) / Психология. Учебник для гуманитарных вузов / Под общ. ред. В. Н. Дружинина. — СПб.: Питер, 2001. — 656 с..
  4. Давыдов Ю.Н., Роднянская И.Б., «Социология контркультуры», — М.: «Наука», 1980, — 386 с
  5. Друри Н. Трансперсональная психология / Львов: «Инициатива», 2001. — 208 с.
  6. Фромм Эрих. Психоанализ и религия. — М., АСТ, 2010, 160 стр.
  7. Хьелл Л., Зиглер Д., Теории личности. — СПб.: «Питер», 2013. — 607 с.
  8. Шульц Д.П., Шульц С.Э., История современной психологии / Под ред. А.Д. Наследова. — СПб.: Изд-во «Евразия», 2002. — 532 с.

Ясин М.И.,

Опубликовано: Материалы ХVII Международной научно-практической конференции «Гуманитарные науки в XXI веке», — М.: «Спутник», 2013, стр. 182-190.

См. также

Основные идеи психологов гуманистов (Карл Роджерс и Маслов А.)

Литература Келвин С. Холл, Гарднер Линдсей “Теории личности”; «Феникс» 1999г.- 356с.

Лозница В.С. «Основы психологии и педагогики». Учебное пособие. Киев; КНЭУ. 2001г.- 288с.

Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики / А. Маслоу. — М.: Евразия, 2002. — 432 с.

Маслоу А. Измерения и пути самоактуализации // Психология личности / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пузырея, В.В. Архангельской. — М.: АСИ; Астрель, 2009. — С. 508- 515.

Маслоу А. Мотивация и личность / А. Маслоу. — СПб. : Питер, 2008. — 352 с. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://psylib. org. ua/books/masla01/index.htm. — Загл. с экрана.

Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы / А. Маслоу. — М.: Смысл, 1999. — 425 с. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://psylib.org.ua/books/masla03/index.hlm. — Загл с экрана.

Маслоу А. Психология бытия. — М.: «Рефл-бук»-К.; «Ваклер», 1997. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://psylib.org.ua/ books/masla02/index.htm. — Загл с экрана.

Маслоу А. По направлению к психологии бытия. Религии, ценности и пик-переживания / А. Маслоу. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2002. — 272 с.

Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.. «Дайджест». 1994г. – 425с.

Роджерс, К. Свобода учиться / К. Роджерс, Дж. Фрейберг. М.: Смысл, 2002. 527с.

Роджерс К. Эмпатия / Психология эмоций. Тексты. Изд-во МГУ. М. 1984г.- 321с.

Роджерс К. К науке о личности / В кн. История зарубежной психологии. Тексты. М. 1986г.- 254с.

Роджерс К. Клиент-центрированная терапия.- М. : Ваклер

Хьелл Л., Зиглер Д. “Теории личности”. М.; Инфра, 1998г.- 246с.

Фрейджер Р., Фейдимен Дж. Личность: теории, эксперименты, упражнения / Р. Фрейджер, Дж. Фейдимен. — СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. — 864 с.

https://cyberleninka.ru/article/n/gumanisticheskie-idei-k-rodzhersa-v-sovremennoy-teorii-i-praktike-obucheniya-i-vospitaniya Гуманистические идеи к. Роджерса в современной теории и практике обучения и воспитания.Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика» Воробьев Н. Е. и Низовая Т. Н.

https://studfiles.net/preview/5064499/page:21 Глава 11. Феноменологическое направление в теории личности: Карл Роджерс

file:///C:/Users/H/Downloads/5458-Article%20Text-10912-1-10-20160707.pdf Развитие личности в парадигме личносто-центрированного обучения в системе высшего образования в Армении, А.С. Берберян

https://psyera.ru/4487/klient-centrirovannaya-terapiya-rodzhersa Клиент центрированная терапия Роджерса

https://cyberleninka. ru/article/n/primenenie-teorii-a-maslou-pri-optimizatsii-protsessa-obucheniya-inostrannomu-yazyku Применение теории Маслоу при оптимизации процесса бучения к иностранному языку, Олейникова Е.А.

Индивидуальная психология и гуманистическая психология: созвучия и расхождения между психотерапевтическими подходами Альфреда Адлера и Карла Роджерса — Консультативная психология и психотерапия

Сравнение гуманистической психологии, или личностно-центрированного подхода, Карла Роджерса с индивидуальной психологией Альфреда Адлера далеко не ново и уже неоднократно предпринималось различными исследователями. В первую очередь, этим вопросом активно занимался У. Эсер [Esser, 1988], однако его рассматривали и другие авторы, например А. Маслоу [Maslow, 1970] , Х. Ансбахер [Ansbacher, 1971, 1990], Д. Келли и Р. Тауш [Kelly, Tausch, 1984], К. Обуховский [Obuchowski, 1988], У. О’Коннелл, Е. Гомес и Г. Гомес [O’Connell, 1991; Gomez, Gomez, O’Connel,l 1994] и Р. Уоттс [Watts, 1996, 1998].

В настоящей работе предлагается продолжение дискуссии на эту тему, критический обзор существующих точек зрения и, главным образом, ее дополнение, включающее в себя некоторые аспекты, которым до сих пор уделялось недостаточно внимания.

До сих пор при сравнении личностно-центрированного подхода и индивидуальной психологии обычно рассматривались тенденция к самоактуализации и/или центральные составляющие (эмпатия, принятие и конгруэнтность) – с одной стороны, и социальная вовлеченность человека (которую А. Адлер не совсем удачно назвал «чувством общности», но, позднее, в Америке, дал ей более подходящее название, отражающее ее активный характер – «социальный интерес» („social interest”)) – с другой.

На наш взгляд, необходимо обозначить еще один аспект, который также был для А. Адлера одним из основных. Этот аспект до сих пор не упоминался в сравнительных исследованиях, хотя без него картину сопоставления нельзя назвать полной. Имеется в виду постоянно действующая внутри нас потребность в самоутверждении (в конечном итоге, в сохранении самооценки), которая, по Адлеру, свойственна всем людям и может быть удовлетворена здоровым образом только через чувство общности. При недостатке же чувства общности она принимает болезненные и асоциальные формы, что вызывает нарушения регуляции и невротические симптомы.

Большинство авторов сравнивает чувство общности с тремя основными составляющими, о которых говорится в клиентоцентрированной психотерапии К. Роджерса: чувство общности по аналогии с известной триадой (эмпатией, конгруэнтностью и безусловным принятием), понимается как основной действующий фактор в развитии личности. Однако на наш взгляд, этот тезис требует некоторых оговорок в отношении индивидуальной психологии, поскольку понятие «чувство общности» в ходе развития теории данного подхода использовалось по-разному. Это и будет прояснено далее.

Иногда «чувство общности» также сопоставляется с тенденцией к самоактуализации, однако это не совсем правомерно. Корректнее и понятнее звучало бы сравнение потребности в самоутверждении и тенденции к самоактуализации, то есть тенденций, заложенных в самой природе человека и являющихся основными для каждой из двух школ. Этот вопрос также будет подробно рассмотрен ниже.

Так или иначе, авторы всех аналитических работ на данную тему сходятся во мнении, что между двумя школами есть не просто точки соприкосновения, а явные сходства. Они состоят, прежде всего, в том, что оба подхода ставят акцент преимущественно не на нарушения, а на присущие человеку позитивные творческие силы, благодаря которым он рассматривается как существо, создающее самого себя, имеющее определенную точку зрения, а не просто реагирующее на внешние воздействия. С этим связано также то, что и А. Адлер, и К. Роджерс придерживаются позиций, близких к экзистенциализму, и рассматривают человека в его неповторимости и цельности (А. Адлер выбрал понятие «индивидуальная психология», чтобы подчеркнуть неделимость, а не указать на то, что речь идет об отдельном человеке; последнее противоречило бы его основной идее).

По мнению авторов, проводящих сопоставление данных подходов, благодаря сходствам между двумя школами, А. Адлера следует рассматривать как представителя так называемой «Третьей силы» и предшественника гуманистической психологии.

В качестве различия между личностно-центрированным подходом и индивидуальной психологией некоторые из них, в особенности, У. Эссер [Esser, 1988] указывают на то, что самоактуализация у К. Роджерса предполагает в большей степени улучшение отношения человека к себе самому, а «чувстве общности» у А. Адлера, напротив, приводит к необходимости реалистичного определения своего места в общественной жизни.

Кроме того, У. Эссер считает, что К. Роджерс, выводя на передний план самоактуализацию, отражает безграничный эгоизм американского общества, в то время как идеал человека по А. Адлеру, в соответствии с которым здоровый человек должен воспринимать себя как часть социального целого, представляет собой слепок социалистического общества. Такому обществу А. Адлер вероятно чувствовал себя обязанным (известно, что он играл важную роль во времена «Красной Вены» 20-х годов – во время правления в Вене социал-демократов — и имел тесные контакты с диссидентами русской революции, например, Троцким). Однако такое противопоставление кажется нам неудачным.

Сутью любого психотерапевтического подхода является теория о здоровом развитии и основных его действующих силах — природных и происходящих из окружающей социальной среды, — а уже из этой теории выводятся представления о тех специальных терапевтических вмешательствах, которые необходимо осуществлять в случае, если здоровое развитие под влиянием окружающей среды претерпело какие-либо деформации.

Таким образом, характеристика психотерапевтического подхода должна исходить, во-первых, исходя из того, каковы представления о действующие факторах при здоровом развитии (в личностно-центрированном подходе – это самоактуализация, в индивидуальной психологии – это тенденция к самоутверждению, в психоанализе - развитие влечений и т. п.) и, во-вторых, — из того, за счет чего осуществляется терапевтическое воздействие на возникшие в процессе развития деформации (за счет специфических отношений между терапевтом и клиентом, укрепления чувства общности или благодаря тому, что неосознанные конфликты влечений делаются осознанными и т.д.).

Сравнение является корректным только тогда, когда сопоставляются сами модели развития или соотносимые друг с другом понятия, характерные для каждой школы. В данном же случае выбранные категории – тенденция к самоактуализации и чувство общности – занимают разные места в психотерапевтической модели.

При корректном же сравнении различия между этими подходами не так очевидны. Вывод из этого неудачного сравнения также недостаточно убедителен: «Полноценно функционирующая личность» (“fully functioning person”) обладает соответствующим реальности социальным сознанием, так же, как человек с высокоразвитым адекватным чувством общности занимается реализацией собственных потенциалов.

В представлениях о развитии также как и в теории, описывающей терапевтическое воздействие, основное внимание действительно направлено на самоотношение (в личностно-центрированной терапии), и на социальную отнесенность (в индивидуальной психологии). Тем не менее, если обратиться к самой терапевтической реальности, то самоактуализацию и социальное сознание не следует рассматривать как противоположности.

Напротив, можно сказать, что они в определенном смысле обусловливают друг друга: чем яснее и дифференцированнее самоотношение, тем более выражено социальное сознание, и наоборот. Без соотношения себя с другими не может развиться адекватное отношение к себе, а без адекватного самоотношения всякая социальная отнесенность смещается в сторону зависимостей или стремления к власти.

Также в качестве сходства У. Эссер [Esser, 1988] называет то, что и в индивидуальной психологии, и в личностно-центрированном подходе поддерживаются скорее рабочие отношения, чем отношения, основанные на переносе. Однако такое утверждение позволяет лишь провести грань между психоанализом и всеми другими видами психотерапии, само же понятие «рабочие отношения» недостаточно полно отражает суть терапии в личностно-центрированном подходе и индивидуальной психологии.

Кроме того, в индивидуальной психологии нет единой точки зрения относительно того, должен ли психотерапевт предоставлять себя клиенту как реальное лицо, или следует придерживаться позиции сдержанности и избирательного раскрытия собственных чувств, чтобы создавать возможность для развития отношений, основанных на переносе, и затем толковать их. (К этой проблеме индивидуальной психологии мы подробнее вернемся в конце статьи).

В указанных сравнительных исследованиях также содержится утверждение, что, в отличие от личностно-центрированной терапии, за которой не закреплена какая-либо определенная тема (что можно рассматривать как ее достоинство и как недостаток), индивидуальная психология фокусируется на теме власти. Распространенно упрощение, согласно которому власть в подходе Адлера играет ту же роль, что детская сексуальность в психоанализе Фрейда. Если и проводить такое сопоставление, то можно сказать, что эта аналогия характеризует А. Адлера только на «раннем» этапе его работы, однако и тогда он уже рассматривал стремление к власти не как влечение, а как компенсаторное стремление, вызванное практически неизбежным комплексом неполноценности у ребенка.

В своих работах, предшествовавших книге «О нервном характере» [Adler, 1912], он придавал этому стремлению решающее значение для психического развития и практического устройства жизни. Однако в итоге А. Адлер поставил в центр своего представления о человеке вовсе не влечение, будь то сексуальность или стремление к власти. По его мнению, инстинктивные импульсы никогда не управляют непосредственно нашим поведением. Им управляет только творческая реализация импульсов.

Таким образом А. Адлер делает акцент на постоянно действующем в нас механизме регуляции, который выступает посредником между инстинктивными импульсами и обществом, в котором человек должен найти для себя место. Этот механизм регуляции и создает равновесие между этими реальностями. Чем яснее развиваются социальные связи и чем более дифференцированными они становятся, тем лучше работает эта регуляция, которую следует в первую очередь понимать как укрепление самооценки. И наоборот: при нарушениях в социальной сфере, самооценка становится предвзятой, что нарушает отнесенность к реальности и приводит к возникновению невротических симптомов.

А. Адлер был первым, кто постулировал этот принцип регуляции, в противоположность биологической парадигме «инстинкт-конфликт-защита» З. Фрейда. Однако открытое или скрытое стремление к власти является в индивидуальной психологии всего лишь интересным симптомом, фиксацией на еще незрелом отдельном аспекте самоутверждения, необходимой для того, чтобы компенсировать недостаточную социальную компетентность.

Неучтенное же до сих пор сходство между гуманистической психологией и индивидуальной психологией связано также с теми общественными изменениями, на фоне которых развивались эти школы. В первом случае это настроение перелома в США, связанное с New Deal – «Новым Курсом» президента Ф.Д. Рузвельта: увеличением роли общественности в принятии новых законов, социальными программами и демократизацией после экономического кризиса.

В это время возникло новое понимание того, как могут решаться общественные проблемы. Новое гуманистическое движение родилось на волне стремления создать что-то в противовес господству существующих детерминистских образов человека, созданных психоанализом и бихевиоризмом. Похожим образом возникла и индивидуальная психология. А. Адлер никогда по-настоящему не разделял взгляды Фрейда на влечения, в которых значительную роль играла сексуальность; он все чаще противоречил З. Фрейду и после неизбежно последовавшего выхода из Венского психоаналитического общества основал «Общество свободных психоаналитических исследований».

Рождение его подхода также происходило на фоне общественных изменений. Вена была в то время городом активных перемен. С одной стороны, атмосфера в Вене характеризовалась упадком буржуазии, к которой был близок З. Фрейд, со своей пессимистичным взглядом на человека, в соответствии с которым он оказывается управляем влечениями и не может стать хозяином самому себе.

С другой стороны, это время характеризовалось усилением демократических сил, к которым относился и А. Адлер. Этому новому движению была свойственна оптимистичная вера в то, что существенный общественный прогресс возможен. Вена стала образцом для всего мира в области строительства, здравоохранения, образования. Немалую роль сыграл в этом и сам А. Адлер, создавший сеть из примерно 30 консультативных центров.

Итак, в обоих направлениях содержалось стремление к освобождению от господствовавших настроений, воспринимавшихся как устаревшие, и оптимистичный взгляд на новый, лучший мир. Кроме того, оба подхода, как уже упоминалось, были ориентированы не на нарушения, а на ресурсы, благодаря которым становится возможным развитие.

Однако здесь можно выделить два аспекта, различных но, в то же время, дополняющих друг друга. В личностно-центрированном подходе подчеркивается сама возможность роста, в то время как индивидуальная психология обращает больше внимания на направление процессов изменения. Исходя из того, что в живой природе не бывает застоя, всегда можно наблюдать тот или иной род «психического движения», в котором находится человек.

Иногда это движение представляет собой стремление к фикциям, несовместимым с истинными целями жизни. В определенном смысле понятие «рост» противопоставляется понятию «род движения». Таким образом, можно говорить о различных фокусах внимания к обсуждаемому в терапии содержанию: в личностно-центрированной терапии большее значение имеет «здесь и сейчас», а в индивидуальной психологии, напротив, более важна жизненная история понимания клиентом с той или иной личной проблемы и связанные с ней истинные или фиктивные цели.

Далее мы рассмотрим некоторые исторические факты, касающиеся конкретных личностей; эти факты указывают на связь и даже переплетение индивидуальной и гуманистической психологии и важны для более полного понимания соотношения этих двух подходов. Выдающиеся деятели гуманистической психологии, Абрахам Маслоу и Карл Роджерс имели тесные контакты с индивидуальной психологией и самим Альфредом Адлером. В этом смысле А. Адлера следует рассматривать не просто как предшественника гуманистической психологии, но как значимую фигуру, которая во многих отношениях непосредственно повлияла на основателей этого направления в то время, когда они еще не сформулировали своей теоретической позиции.

Необходимо вспомнить о том, что А. Адлер в последний период своего творчества, сначала часто, а потом постоянно работал в Нью-Йорке, был там профессором медицинской психологии в колледже Лонг-Айленда и, конечно же, читал лекции и активно занимался практической деятельностью. Когда А. Адлер в возрасте примерно 60 лет, занял свое место в профессиональном сообществе Нью-Йорка, А. Маслоу и К. Рождерсу было немногим более 20 лет.

Точные сведения о взаимодействии А. Маслоу с А. Адлером можно найти в биографии А.Маслоу, написанной Е. Хофманном [Hoffmann, 1988] при участии жены знаменитого психолога – Берты Маслоу. В этой книге А. Адлер назван одним из важнейших духовных наставников А.Маслоу, и обращается внимание на то, что именно идеи А. Адлера об основных положительных духовных силах человека, оказали большое влияние на те представления А.Маслоу, которые стали основой его концепции самоактуализации. А.Маслоу, уже будучи студентом, очень интересовался идеями А. Адлера, его диссертация также была посвящена теориям А. Адлера и Г. Харлоу – второго учителя А.Маслоу.

А.Адлер проводил по пятницам неформальный вечерний семинар в отеле «Грамерси Парк», где сам жил, Маслоу же был их постоянным участником, и нередко уговаривал друзей прийти и познакомиться с этим «блистательным человеком», как он называл А. Адлера.

Когда А. Маслоу начал говорить о «Третьей силе», которая позже стала гуманистической психологией, то среди групп психологов, которые, по его мнению, следовало бы отнести к новому направлению, он в первую очередь называл адлерианцев, а журнал по индивидуальной психологии – изданием, значимым для нового движения.

По приглашению А. Маслоу представитель индивидуальной психологии Х. Ансбахер стал одним из членов-учредителей объединения гуманистической психологии. Проведя детальный анализ высказываний А. Адлера и А. Маслоу, касающихся описания личности, он пришел к выводу, что различия по большей части состоят только в формулировках [Ansbacher, 1971]. Так, «гармония со вселенной» соответствует «океаническому чувству», «чувствовать себя в жизни как дома» - «хорошему отношению с реальностью», а «чувство общности» или «межличностная связь» — «межличностным отношениям».

Во время празднования столетнего юбилея А. Адлера в 1970 году А. Маслоу, которому тогда было 62 года, сказал следующее: «С каждым годом я все больше убеждаюсь в правоте Альфреда Адлера. По мере накопления фактов его образ человека получает все более серьезное подтверждение. Думаю, в одном аспекте он особенно опередил свое время. Я имею в виду его холистический подход» [Maslow, 1970].

К. Роджерс был более сдержан в описании своей встречи с А. Адлером. В 1927-28 годах К. Роджерс был интерном в Институте по оказанию помощи трудным детям (Institute for Child Guidance) в Нью-Йорке, и работал там над своей диссертацией, для которой адаптировал и разрабатывал различные тесты для детей.

Хотя основная теоретическая и практическая направленность Института была психоаналитической, в нем развивались и другие подходы. В частности, А.Адлер читал там лекции и демонстрировал свои терапевтические занятия для детей. Традиционная работа в Институте требовала больших анамнезов и проведения множества тестов.

Известно высказывание К. Роджерса о его первых впечатлениях от занятий, проводимых А. Адлером: «Например, нам читал лекции Альфред Адлер и шокировал всех сотрудников мыслью о том, что в подробной истории болезни нет необходимости. Я помню, как подумал, насколько же он заблуждается, ведь нам постоянно приходилось иметь дело с историями болезни объемом по 50-70 страниц». [Rogers, 1967].

При этом К. Роджерс не упоминает, насколько эта установка на самом деле оказалась близка его собственной, к тому времени уже четко сформировавшейся точке зрения, в соответствии с которой и он искал непосредственных отношений с клиентами и скептически относился к тестам и диагнозам. К. Роджерс дополнил это высказывание, признав, что А. Адлер значительно повлиял на него всего за пару недель до своей смерти 4 февраля 1987 года.

К празднованию 35-летнего юбилея Института Альфреда Адлера в Чикаго К. он написал поздравительное письмо, датированное 19 января 1987 года, которое затем было напечатано в программе празднования, назначенного на 8 февраля. В нем он кратко, но все же несколько подробнее, чем раньше, описывает свою встречу с приглашенным профессором А. Адлером во время своего обучения в Институте: «Я имел честь встретиться с д-ром Альфредом Адлером, слушать и наблюдать его. Это было зимой 1927-1928 годов, когда я был интерном в новом Институте по оказанию помощи трудным детям в Нью-Йорке. (Институт развалился в период Великой депрессии).

Поскольку я привык к достаточно строгому фрейдистскому подходу в Институте и семидесяти пяти страничным историям болезни, и подробнейшим тестам, без которых нельзя было даже подумать о том, чтобы «лечить» ребенка – я был шокирован очень прямой и кажущейся простой манерой д-ра Адлера сразу же устанавливать отношения с ребенком и родителем. Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, как многому я у него научился» [Ansbacher, 1990].

Это высказывание допускает различные интерпретации того, как К. Роджерс относился к А. Адлеру. Также возникает вопрос, почему потребовалось так много времени, чтобы К. Роджерс упомянул об этом. Эти слова могли быть сказаны лишь из вежливости и не иметь особого значения, однако есть основания предполагать, что речь здесь шла о чем-то вроде позднего признания К. Роджерсом того истинного значения, которое А. Адлер имел для него. В пользу этого предположения, на наш взгляд, могут говорить несколько фактов.

В 1928 году, то есть во время рабочих контактов между А. Адлером и К. Роджерсом, А. Адлер писал о чувстве общности (позже — «social interest»), как о необходимой, с его точки зрения, установке терапевта (и, конечно, что-то подобное он часто упоминал и в беседах с учениками): «Чувство общности мы понимаем иначе, чем другие авторы. Когда мы говорим, что это чувство, мы, конечно, имеем на это право. Но это больше чем чувство, это форма жизни…

Я не могу дать ему совершенно однозначное определение, но у одного английского автора я нашел высказывание, которое точно выражает то, чем мы могли бы дополнить наше объяснение: «видеть глазами другого, слышать ушами другого, чувствовать сердцем другого». Мне кажется, что пока это допустимое определение того, что мы называем чувством общности… Индивидуальная психология может считать своим открытием то, что вчувствование и понимание выделены как факты чувства общности». [Adler 1928, Ansbacher & Ansbacher, 1972]

Сходство этого высказывания с тем, что К. Роджерс позже описывает как свое понимание столь важной для него эмпатии, настолько бросается в глаза, что даже отдельное указание на это излишне. Приблизительно то же наблюдается и в отношении конгруэнтности, или подлинности, и принятия, которое у А. Адлера скорее понимается как «предоставление свободы», чем как «уважение» (это, вероятно, соответствует его общему скептическому отношению ко всему, что может «избаловать»).

Конечно, нахождение соответствий между представлениями А. Адлера и тремя наиболее важными выводами К. Роджерса – тремя условиями терапии, — возможны только постфактум. Но можно предположить, что настолько близкие самому К. Роджерсу идеи, не могли остаться им не замеченными. Основные условия терапии представляются, таким образом, как необходимая конкретизация и структурирование описания таких терапевтических отношений, которые у А. Адлера были описаны еще не так конкретно. (Здесь мы не приводим цитаты из К. Роджерса, в которых он, напротив, противопоставляет свою позицию взглядам А. Адлера, поскольку предполагаем, что эта точка зрения и высказывания на эту тему достаточно хорошо известны читателям).

А. Адлер, в отличие от З. Фрейда, все время подчеркивал, что проблемы людей коренятся не во внутренних конфликтах, а в социальной динамике, то есть имеют межличностную природу, и что получение опыта чувства общности в отношениях с терапевтом дает пациенту возможность развиваться и изменять что-то и в отношении к своим психологическим страданиям.

Однако, представление о том, как именно это должно происходить, у А. Адлера остается неясным. Причиной этому можно считать недостаточную определенность самого понятия «чувства общности» и в некотором логическом круге, который можно найти в рассуждениях «раннего» А. Адлера. Вначале он утверждает, что тенденция к самоактуализации и чувство общности заложены в человеке, и в то же время – чувство общности должно выстраиваться с помощью опыта, и имеет «кристаллический характер».

Но если чувство общности врождено и рассматривается как действующая сила в терапии, то возникает круг: врожденная, но получившая неверное направление тенденция к самоактуализации должна быть излечена с помощью также врожденного чувства общности. В этом случае остается не ясной роль того опыта, который человек получает в процессе психотерапии: каждая проблема могла бы быть вылечена сама собой благодаря существующему с рождения чувству общности у самого клиента и у других людей.

Возможно, примерно так могла бы выглядеть «утопия» А. Адлера: благодаря просвещению и образованию могло бы развиться общество, в котором с любым страданием и с несправедливостью, пережитыми в ходе развития человека, можно было бы бороться не только с помощью терапевтического воздействия в тех или иных учреждениях, но и с помощью социального чувства, присущего всему обществу. «Чувство общности означает: чувствовать в целостности ’sub specie aeternitatis[1]’, стремиться к форме единения, которое должно быть задумано навечно, как оно могло бы быть задумано, если бы человечество достигло цели совершенства… цели, которая означает идеальную общность во всем человечестве, последнее осуществление эволюции» [Adler, 1933].

Однако А. Адлер все-таки изменил свою точку зрения на происхождение чувства общности – решающего фактора для успеха индивидуальной жизни и всего общества – приблизительно в 1928 году, признаваясь в «Проблемах невроза»: «Чувство общности не врожденное, а есть только врожденная возможность, которую нужно развить сознательно. Мы не можем полагаться на какой-то так называемый социальный «инстинкт». [Adler, 1981].

Таким образом, если сначала он обозначал этим понятием врожденную социальную отнесенность человека (аспект, который потом более точно эксплицировался в исследовании привязанностей) и позитивную силу, которая делает человека открытым к потребностям общества, то позже он использовал это понятие для обозначения специального и осознанного формирования подхода к людям и выстраивания терапевтических отношений. Путь к пониманию чувства общности как компетенции, которой необходимо обучиться, и как определяющему фактору терапии, в его теории достаточно долог и не совсем ясен, однако, как можно видеть сейчас, изменение в понимании этого ключевой категории имело решающее значение.

Ведь именно К. Роджерс сделал подобный шаг, сформулировав основные условия терапии, однако исходным пунктом можно, на наш взгляд, считать теорию А. Адлера, с которой молодой Роджерс, конечно, был хорошо знаком.

Чтобы избежать неправильного понимания, нужно отметить, что наша попытка сделать акцент на идее происхождения корней гуманистической психологии и личностно-центрированного подхода в индивидуальной психологии А.Адлера ни в коем случае не умаляет значения самих А.Маслоу и К. Роджерса. Мы хотели лишь подчеркнуть, что новые концепции человека – если проследить их историю – возникают не изолированно, но всегда опираются на идеи, созданные ранее.

В историческом контексте мы видим некоторые предпосылки, которые представляются нам особенно важными для возникновения гуманистической психологии и личностно-центрированного подхода: изменение общественного мышления, влияние таких подходов, как феноменология и экзистенциализм, а также повсеместную критику существовавших и господствовавших в то время моделей личности.

Однако, кроме этих условий важно отметить и личную роль тех, кто проложил путь к новой психологии. На наш взгляд, такой важнейшей фигурой был А.Адлер. Как мы пытались продемонстрировать, базовые элементы, которые легли в основу представления о человеке и ключевых идей гуманистической психологии еще за 30 лет до возникновения личностно-центрированного подхода были сформулированы в индивидуальной психологии А. Адлера и применялись в терапии.

В заключение целесообразно отметить, что индивидуальная психология, какой ее создал А. Адлер, то есть не включающая в себя тех многочисленных уточнений и акцентов, которые были добавлены его последователями (при возрождении индивидуальной психологии в Европе, после Второй мировой войны, в 60-е годы), в общем, является моделью, наиболее удобно совместимой с моделями различных других школ психотерапии и существующими в них образами человека.

Так, помимо подробно рассмотренных здесь сходств с формами гуманистической терапии, можно отметить сходства с семейной терапией, или системным подходом (А. Адлер, как известно, придавал большое значение состоянию семьи и был первым, кто работал с целыми семьями, в том числе и в лекционных залах; многое из того, что он говорил, можно теперь встретить в литературе по семейной терапии).

Также можно видеть сходства с поведенческой терапией, особенно с новым когнитивно-поведенческим взглядом (А. Адлер придает аспекту тренировки новых форм поведения, после анализа и проработки лежащих за ними установок, большое значение для успешности терапии). Однако чаще всего указывается на связь индивидуальной психологии с психоанализом. Эти сходства с другими подходами создают основания для длительной дискуссии об идентичности, которая не прекращается в индивидуальной психологии по сей день.

Участники этой дискуссии уже настолько привыкли к ней, что она уже не ставит их в состояние кризиса идентичности, хотя линии излома между индивидуальной психологией, существующей в США и возродившейся в Европе, очень заметны; подобные дискуссии ведутся и в самой Европе: прежде всего, в Германии и Австрии. Вопрос о том, насколько близок А. Адлер к З. Фрейду, рассматривается очень по-разному и получает разные ответы в зависимости от того, какие исторические периоды кладутся в основу анализа.

Вопрос же о том, насколько тот А. Адлер, который отделился от Фрейда, в своих конкретных высказываниях важен для сформировавшегося позже движения гуманистической психологии остается еще не достаточно раскрытым не только в гуманистической, но и в индивидуальной психологии. Преемственность, которую мы пытались показать в данной статье, до сих пор оставалась почти незамеченной, хотя она, на наш взгляд, заслуживает широкого осознания. Этот вопрос важен особенно в связи со все более распространяющимися стремлениями к интеграции различных психотерапевтических школ; прозрачность границ между подходами приводит к открытию новых и совершенно непривычных перспектив.

Возможно, мы находимся на пути к предсказанной К. Граве [Grawe, 1994] «Общей психотерапии», которая будет объединять различные школы. Это представляется разумным потому, что различные образы человека и концепции процессов изменения, в конечном итоге, представляют собой, на наш взгляд, просто вынужденную меру, пока мы не можем придумать ничего лучшего (ведь нет никаких существенных различий между людьми в отношении тенденций к самоактуализации, стремления к самоутверждению, бессознательного и т.д.).

Если удастся достичь такого общего понимания страданий клиента и возможных изменений его состояния, которое будет открытым и не ограниченным концепцией одной школы, это может привести к появлению единообразного и всеохватывающего психотерапевтического подхода. Но многие психотерапевты считают признаком и гарантией качества, сохранение четких границ и характерных черт различных подходов. Образно выражаясь, они полагают, что хлеб лучше покупать в булочной, мясо – в мясной лавке, а овощи – у торговца овощами; качество товара будет лучше, чем, если все продукты вместе покупать в супермаркете или в магазинчике на заправке. Последствия потери характерных черт различных подходов и связанных с ними идентификаций терапевтов и клиентов трудно предсказать.

В любом случае, пока «общая психотерапия» представляет собой, скорее утопию, чем реалистичную цель, ее предпосылкой является интенсивная и уважительная полемика между различными школами, которая не должна привести к необдуманной эклектике. Однако независимо от этого, большее знакомство психотерапевтических школ друг с другом является актуальным и своевременным, и можно ожидать, что оно поспособствует если и не появлению «общей психотерапии», то положительному развитию психотерапии в целом. Хочется надеяться, что данная статья будет вкладом в это развитие.


[1] лат. «Под видом вечности, под формой вечности»; с точки зрения вечности.

Экзистенциальная и гуманистическая психология: теория и анализ личности

Актуальность
В одном учебном пособии из достаточно большого количества источников  представлен философский (М. Бубер, Э.Гуссерль,  С.Кьеркегор, Ф.Ницше, Ж. — П.Сартр, М.Хайдеггер, К.Ясперс, Н.А.Бердяев, Л.И.Шестов, М.М.Бахтин и др.), и психологический (А.Ангъял, Л.Бинсвангер, М.Босс, Дж. Бюджентал, К.Гольдштейн, А.Маслоу, Р.Мэй, Г. Мюррей,  К.Роджерс, Г.Фейвел, В.Франкл, Г.Элленбергер, М.Эриксон, С.Л.Братченко, Ф.Е.Василюк, Д.А. Леонтьев, С.Л.Рубинштейн и др.) генезис экзистенциальной и гуманистической психологии относительно теории и анализа личности. Перед автором  стояла задача представить корни (философские, литературные, психологические) современной экзистенциальной и гуманистической психологии,  выделить  сходства и различия в представлении о личности и ее анализе специалистов различных школ (европейский, американской, восточной). Автор считает, что  представленные положения помогут более глубоко освоить позиции, принципы, методы представителей экзистенциальной и гуманистической психологии, а также сравнить их с теорией и анализом личности представителей других направлений современной психологии,  без навязывания мнения извне.

Социальная, научная и практическая значимость проекта
Работ по экзистенциальной и гуманистической психологии достаточно много. Издаются работы как представителей экзистенциальной философии (М.Бубер, С.Кьеркегор, Ф.Ницше, Ж.- П.Сартр, М.Хайдеггер К.Ясперс, Н.А.Бердяев, Л.И.Шестов, М.М.Бахтин и др.), так и экзистенциальной и гуманистической психологии (А.Ангъял, Л.Бинсвангер, М.Босс, Дж. Бюджентал, К.Гольдштейн, А.Маслоу, Р.Мэй, Г. Мюррей,  К.Роджерс, Г.Фейвел, В.Франкл, Г.Элленбергер, М.Эриксон, С.Л.Братченко, Ф.Е.Василюк, Д.А. Леонтьев, С.Л.Рубинштейн и др.).

Однако в этом есть и определенная проблема: трудно освоить несколько десятков отдельно изданных произведений специалистов по экзистенциальной и гуманистической психологии. Более того, в одном издании  есть такие сведения, которые отсутствуют в другом, а в другом есть то, что отсутствует в третьем и т.д.

Автор поставил задачу описать в одном учебном пособии основные положения и работы о личности наиболее видных представителей экзистенциальной и гуманистической психологии, которые видят  главные резервы в личности самого человека, изначально  заложенных в ней силах добра, совести, ответственности,  психического здоровья и стремления к самосовершенствованию. Основными принципами этого направления в психологии являются: подчеркивание роли сознательного опыта; убеждение в целостном характере природы человека; акцент на свободе воли, спонтанности и творческой силе личности; изучение  всех факторов и обстоятельств жизни человека.

Данное учебное пособие является формой пропедевтики для студентов, аспирантов, молодых преподавателей с последующей  целью самостоятельного  освоения оригинальных работ представителей экзистенциальной  и гуманистической  психологии.

Значение для развития психологии
Одна из важных задач, стоящих перед автором данного пособия, это интеграция различных парадигм, направлений и школ, поиск инвариантных позиций, адекватных методов взаимодействия в системе «личность-психотерапевт», учет специфических особенностей в практической работе с представителями разных национальностей,  социальных групп, возрастов, образования,  различий в семейном положении.

Цели
Представить в одном учебном пособии истоки формирования экзистенциальной и гуманистической психологии и работы  ведущих  представителей этих направлений в психологии (А.Ангъял, Л.Бинсвангер, М.Босс, Дж. Бюджентал, К.Гольдштейн, А.Маслоу, Р.Мэй, Г. Мюррей,  К.Роджерс, Г.Фейвел, В.Франкл, Г.Элленбергер, М.Эриксон).

Аудитория, на которую рассчитан проект
Преподаватели, аспиранты, студенты вузов, психологи, педагоги, социологи, философы, все те, кто интересуется теорией  и анализом личности.

Основное содержание работы (или ее этапы)
Введение
Глава 1. Общая характеристика личности и теории личности в зарубежной психологии
Глава 2. Общая характеристика экзистенциальной и гуманистической психологии
Глава 3. Теории личности по Л.Бинсвангеру (1881–1966) и М.Боссу (1903–1990)
Глава 4. Теория личности Ролло Мэя (1909–1994)
Глава 5. Теории личности К.Гольдштейна (Голдстайна) (1878–1965) и А.Ангъяла (1902–1960)
Глава 6.Теория и анализ личности Джеймса Бюджентала (1915–2008)
Глава 7. Теория и анализ личности Генри Элленбергера (1905–1993)
Глава 8. Анализ личности Германа Фейвела и Милтона Эриксона (1901–1980)
Глава 9. Теория личности Генри Мюррея (1893–1988)
Глава 10. Теория личности Карла Роджерса (1902–1987)
Глава 11. Теория личности Абрахама Маслоу (1908–1970)
Глава 12. Теория и анализ личности Виктора Франкла (1905–1997)
Заключение
Литература
Примечание: в представленном содержании параграфы в главах опущены

Результаты, выводы
Автор в учебном пособии сделал попытку плюралистической подачи материала о важнейших гранд-теориях и парадигмах современной теории личности и ее анализе.

Автор рассчитывает, что позиции,  подходы, методы экзистенциальной и гуманистической психологии будут   широко применяться в психологии,  педагогике, медицине,  политике, социальной работе, в бизнесе, менеджменте, рекламе, в правоохранительной деятельности, в религиозной службе, в самовоспитании, в спорте.

14. Основные идеи гуманистической психологии — презентация на Slide-Share.ru 🎓

1

Первый слайд презентации: 14. Основные идеи гуманистической психологии

Изображение слайда

2

Слайд 2: Гуманистическая психология —

Направление в западной (преимущественно американской) психологии, признающее своим главным предметом личность как уникальную целостную систему, которая представляет собой не нечто заранее данное, а «открытую возможность» самоактуализации, присущую только человеку. В гуманистической психологии в качестве основных предметов анализа выступают: высшие ценности, самоактуализация личности,творчество,любовь,свобода,ответственность, автономия,психическое здоровье, межличностное общение. Гуманистическая психология в качестве самостоятельного течения выделилась в начале 60-хгодовXX века, как протест против доминированиябихевиоризмаипсихоанализав США, получив название третьей силы. К данному направлению могут быть отнесеныА.  Маслоу,К.  Роджерс,В.  Франкли другие. Гуманистическая психология в качестве своей философской базы опирается наэкзистенциализм.

Изображение слайда

3

Слайд 3: Гордон Олпорт  (1897-1967)

Олпорт утверждал, что каждый человек неповторим и уникален. Он является носителем своеобразного сочетания качеств, потребностей или черт. Эти потребности, или  черты личности, он разделял на основные и инструментальные. Основные черты стимулируют поведение и представляют собой врожденные,  генотипические   образования. Инструментальные черты оформляют поведение и формируются в процессе жизни человека, т.е. являются фенотипическими  образованиями. Набор этих черт составляет ядро личности, придает ей уникальность и неповторимость.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

4

Слайд 4: Ролло Мэй  (1909-1994 )

В своей теории Мэй исходил из положения о том, что одним из важнейших свойств человеческой психики является способность воспринимать себя и как субъекта, и как объекта. Эти два полюса сознания задают пространство свободы воли, т.е. свободы выбора одного из этих двух состояний и возможность смены одного состояния другим.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

5

Слайд 5: Абрахам Маслоу  (1908-1970) по праву считается духовным отцом гуманистической психологии

Многие культурные, социальные и индивидуальные аспекты проявления человека, такие как креативность, любовь, альтруизм и т.д. являются наиболее интересными проявлениями человека для Маслоу. И вошли в теорию Маслоу ― теорию мотивации, основанную на модели иерархии потребностей. Фундаментальный мотив деятельности человека заключается в его стремлении к самоактуализации. Самоактуализация с рождения заложена у человека, наравне с базовыми инстинктами и потребностями, но для ее полной реализации нужно удовлетворять ряд потребностей приведенных Пирамиде Маслоу. Для реализации наивысшей потребности необходимо последовательно, с низшей ступени, удовлетворить предшествующие потребности.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

Изображение для работы со слайдом

6

Слайд 6: Карл Роджерс  (1902-1987 )

Роджерс разработал теорию полноценно функционирующей личности и соответствующую ей личностно-ориентированную психотерапию, известную под названием « клиент-центрированной терапии ». Основными гуманистическими принципами являются следующие: люди по своей природе свободны и добры; пациенты – это прежде всего люди; конструктивный эффект взаимодействия возможен только в том случае, если психотерапевту удается войти с ними в человеческие отношения. Важнейшее научное открытие К.Роджерса заключается в том, что он установил  «необходимые и достаточные» условия гуманизации  любых межличностных отношений. Эти три условия –  1) безоценочное позитивное принятие другого человека, 2) его активное эмпатийное слушание и 3) конгруэнтное самовыражение в общении с ним.

Изображение слайда

Изображение для работы со слайдом

7

Последний слайд презентации: 14. Основные идеи гуманистической психологии

Спасибо за внимание

Изображение слайда

Гуманистическая психология Роджерса

Карл Роджерс явля­ется одним из основателей концепции гуманистической психологии. Разработанная им теория, получившая на­звание феноменологической, и основанный на ней психо­терапевтический метод «Клиентцентрированной терапии», очень популярны и влиятельны в научных кругах.

Основные идеи феноменологической концепции Роджерса:

1.Признание ценности и уникальности человеческой личности и ее опыта, возникающего в процессе всей жизни и объединенного в понятие «феноменальное поле».

2.Введение понятия конгруэнтности, т. е. степени совпадения или несовпадения видения субъектом своего внутреннего мира с реальной окружающей его действительностью, соответственно высокая конгруэнтность ведет к
эффективному личностному развитию, а низкая — к внутренним  конфликтам, тревожности, невротическому развитию.

3. Самоактуализация, контакт со своей индивидуальностью, возможный только в ситуации жизни в настоящем, — главная потребность и движущая сила развития человека, отказ от самоактуализации также ведет личность к невротизации.

4. Понимание самооценки как важнейшего компонента личности, в котором выражается сущность человека и который обладает качеством адекватности и гибкости, т. е. способности меняться в зависимости от ситуации.

5.Самооценка формируется под влиянием личного опыта человека, при этом открытость новому опыту является важным фактором ее формирования.

Таким образом, созданная Роджерсом концепция личности имеет ог­ромную популярность, а разработанный им метод психоте­рапии, ориентированный на клиента, активно используется как в психологическом консультировании, так и в психо­терапии.

Также на его основе был создан метод группо­вой психотерапии и коррекции, основанный на посеще­нии так называемых «групп встреч». В настоящее время этот метод групповой работы является одним из веду­щих, причем не только в психологии, но и в медицине и педагогике.

2.4 Гуманистическая, когнитивная и эволюционная психология — Введение в психологию — 1-е канадское издание

Дженнифер Валинга

Цели обучения

  1. Понимать ключевые принципы гуманистической психологии.
  2. Отделите гуманистическую психологию от биологической, психодинамической и бихевиористской психологии.
  3. Критически обсудите и проведите различие между ключевыми гуманистическими концепциями, такими как мотивация, потребность, адаптация и восприятие.
  4. Определите, как гуманистическая психология и связанные с ней направления когнитивной и эволюционной психологии повлияли на аспекты повседневной жизни и работы.

Гуманистическая психология возникла как третья сила в психологии после психодинамической и бихевиористской психологии. Гуманистическая психология придерживается обнадеживающего, конструктивного взгляда на людей и их существенную способность к самоопределению . Эта волна психологии руководствуется убеждением, что преднамеренность и этические ценности являются ключевыми психологическими силами, определяющими человеческое поведение.Психологи-гуманисты стремятся улучшить человеческие качества выбора, творчества, взаимодействия тела, разума и духа, а также способность стать более осознанными, свободными, ответственными, жизнеутверждающими и заслуживающими доверия.

Возникнув в конце 1950-х, гуманистическая психология возникла как реакция на две школы мысли, господствовавшие в то время в американской психологии. Гуманисты полагали, что настойчивое стремление бихевиоризма применять методы физических наук к человеческому поведению заставляло приверженцев пренебрегать важными субъективными данными.Точно так же акцент психоанализа на бессознательных влечениях низводил сознательный разум до относительной незначительности.

Первые гуманистические психологи стремились восстановить важность сознания и предложить более целостный взгляд на человеческую жизнь. Гуманистическая психология признает, что разум находится под сильным влиянием определяющих сил в обществе и бессознательном, и подчеркивает сознательную способность людей развивать личную компетентность и самоуважение. Гуманистическая ориентация привела к развитию методов лечения, которые способствуют развитию личных и межличностных навыков и повышают качество жизни.В 1950-х и 1960-х годах Карл Роджерс, например, представил то, что он назвал человек или клиентоцентрированная терапия , которая опирается на способность клиентов к саморегулированию, сочувствию и принятию для содействия развитию клиентов . Абрахам Маслоу (1908-1970) разработал иерархию мотивации или иерархию потребностей , достигающую высшей точки в самоактуализации . Ролло Мэй (1909 — 1994) представил европейскую экзистенциальную психотерапию и феноменологию, признав человеческий выбор и трагические аспекты человеческого существования, а Фриц Перлз разработал гештальт-терапию на своих семинарах и программах обучения в Институте Эсалана и других местах. .

В 1970-е и 1980-е годы идеи и ценности гуманистической психологии распространились во многих сферах общества. В результате гуманистическая психология имеет множество ответвлений и расширений, как показано в таблице 2.2.

Таблица 2.2 Гуманистические методы лечения и их теоретики.
[Пропустить таблицу]
Гуманистическая терапия Теоретики
Аналитическая и архетипическая психология С.Дж. Юнг, Джеймс Хиллман
Аутентичный механизм Мэри Уайтхаус
Встреча Карл Роджерс, Уилл Шульц
Экзистенциальный анализ Ролло Мэй, Джеймс Ф. Т. Бугенталь
Фокусировка Евгений Гендин
Гештальт-арт-терапия Джени Райн
Логотерапия Виктор Франкл
Нейролингвистическое программирование Ричард Бэндлер, Джон Гриндер
Психосинтез Роберто Ассаджиоли
Рационально-эмоциональная терапия Альберт Эллис
Реальная терапия Уильям Глассер
Самораскрытие Сидней Журар
Сенсорная осведомленность через движение Моше Фельденкрайс

Терапия, ориентированная на клиента , обеспечивает благоприятную среду , в которой клиенты могут восстановить свою истинную личность .Центральным в этом мышлении является идея о том, что мир склонен к осуждению, и многие люди опасаются, что если они поделятся с миром своей истинной идентичностью, он будет их беспощадно осуждать. Люди склонны подавлять свои убеждения, ценности или мнения, потому что они не поддерживаются, не являются социально приемлемыми или подвергаются негативной оценке. Чтобы восстановить истинную личность клиента, терапевт полагается на техники безусловного позитивного отношения и сочувствия. Эти два метода являются центральными для клиентоориентированной терапии, потому что они укрепляют доверие между клиентом и терапевтом, создавая для клиента среду поддержки, не требующую осуждения.

Экзистенциальная терапия противопоставляет сосредоточение психоаналитиков на себе, а фокусируется вместо этого на «человеке в мире». Консультант и клиент могут размышлять о том, как клиент отвечал на жизненные вопросы в прошлом, но внимание в конечном итоге подчеркивает тот выбор, который необходимо сделать в настоящем и будущем, и дает новую свободу и ответственность действовать. Принимая ограничения и смертность, клиент может преодолеть беспокойство и вместо этого рассматривать жизнь как моменты, когда он или она принципиально свободны.

Гештальт-терапия фокусируется на навыках и техниках, которые позволяют человеку лучше осознавать свои чувства . В соответствии с этим подходом гораздо важнее понять, что чувствуют пациенты и как они себя чувствуют, чем определять, что вызывает их чувства. Сторонники гештальт-терапии утверждали, что более ранние теории тратили ненужное количество времени на предположения о том, что вызывает поведение. Вместо этого гештальт-терапия фокусируется на настоящем моменте.

Центр исследований

В своей основополагающей работе «Значительные аспекты клиентоцентрированной терапии» Роджерс описал открытие «способности клиента» (1946):

Естественно, возникает вопрос, в чем причина такой предсказуемости терапевтической процедуры, в которой терапевт выполняет только каталитическую функцию? По сути, причина предсказуемости [стр. 418] терапевтического процесса кроется в открытии — и я использую это слово намеренно, — что внутри клиента находятся конструктивные силы, сила и единообразие которых либо полностью не осознавались, либо сильно недооценивались.Именно четкая и дисциплинированная зависимость терапевта от этих сил внутри клиента, кажется, объясняет упорядоченность терапевтического процесса и его постоянство от одного клиента к другому.

Я упоминал, что считаю это открытием. Я хотел бы усилить это заявление. На протяжении веков мы знали, что катарсис и эмоциональная разрядка помогают. Многие новые методы были разработаны и разрабатываются, чтобы добиться освобождения, но принцип не нов.Точно так же мы знали со времен Фрейда, что инсайт, если он принимается и усваивается клиентом, имеет терапевтическое значение. Принцип не нов. Точно так же мы осознали, что пересмотренные шаблоны действий, новые способы поведения могут появиться в результате прозрения. Принцип не нов.

Но мы не знали и не признавали, что у большинства, если не у всех людей существуют силы роста, тенденции к самоактуализации, которые могут действовать как единственная мотивация для терапии. Мы не осознали, что при подходящих психологических условиях эти силы вызывают эмоциональное высвобождение в тех областях и с такой скоростью, которые наиболее полезны для человека.Эти силы побуждают человека исследовать свое отношение и отношение к реальности, а также эффективно исследовать эти области.

Мы не осознали, что индивид способен исследовать свои отношения и чувства, включая те, которые были отвергнуты сознанием, со скоростью, не вызывающей паники, и с глубиной, необходимой для комфортной адаптации. Индивид способен открывать и воспринимать, истинно и спонтанно, взаимосвязь между своими собственными установками и отношением себя к реальности.У индивида есть способность и сила, чтобы без руководства придумывать шаги, которые приведут его к более зрелым и комфортным отношениям с его реальностью. Я считаю, что термин «открытие» оценивается как постепенное и растущее признание этих способностей внутри человека клиентоориентированным терапевтом. Все эти способности, которые я описал, высвобождаются в человеке, если создается подходящая психологическая атмосфера.

Роджерс определил пять характеристик полностью функционирующего человека:

  1. Открытость к опыту: принимаются как положительные, так и отрицательные эмоции.Негативные чувства не отрицаются, а прорабатываются (вместо того, чтобы прибегать к защитным механизмам эго).
  2. Экзистенциальная жизнь: соприкасаться с разными жизненными переживаниями, избегая предубеждений и предубеждений. Возможность жить в настоящем и в полной мере ценить настоящее, не всегда оглядываясь назад в прошлое или заглядывать в будущее (то есть жить настоящим моментом).
  3. Чувства доверия: на чувства, инстинкты и инстинкты обращают внимание, и им доверяют. Собственные решения человека верны, и мы должны доверять себе, чтобы сделать правильный выбор.
  4. Креативность: творческое мышление и риск — черты жизни человека. Человек не всегда перестраховывается. Это включает в себя способность приспосабливаться и меняться и искать новый опыт.
  5. Полноценная жизнь: Человек счастлив и доволен жизнью и всегда ищет новых проблем и опыта.

Гуманистическая психология признает, что человеческое существование состоит из нескольких слоев реальности: физического, органического и символического. Он опровергает идею — традиционно придерживаемую поведенческими науками — о том, что единственный законный метод исследования — это экспериментальный тест с использованием количественных данных.Он приводит доводы в пользу использования дополнительных методов, специально разработанных для изучения качественных факторов, таких как субъективный опыт, эмоции, восприятие, память, ценности и убеждения. В то время как другие подходы основаны на объективном взгляде на людей — по сути, спрашивают: что это за человек? — психологи-гуманисты отдают предпочтение пониманию субъективности людей, спрашивая: каково быть этим человеком? (Клей, 2002).

Гуманистическая психология, конечно, незаметно влияла на психологию и культуру Северной Америки на протяжении многих десятилетий, например, в дебатах о гражданских правах и движении за права женщин.В академическом мире, однако, отказ гуманистической психологии от количественных исследований в пользу качественных методов нанес ущерб ее репутации, а ее приверженцев — маргинализации. Но в последние годы появляется все больше свидетельств обновления самой отрасли.

Взгляд Абрахама Маслоу на человеческие потребности был более сложным, чем у Роджерса. В то время как Роджерс считал, что людям необходимо безоговорочно положительное отношение, Маслоу признал, что у людей есть множество потребностей, которые различаются по времени и приоритету (рис.15).

Рис. 2.15. Иерархия потребностей Маслоу. [Подробное описание]

Маслоу назвал четыре нижних уровня пирамиды дефицитом потребностей , потому что человек ничего не чувствует, если они встречаются, но становится тревожным, если они не . Таким образом, физиологические потребности, такие как еда, питье и сон, являются потребностями дефицита, как и потребности в безопасности, социальные потребности, такие как дружба и сексуальная близость, и потребности эго, такие как чувство собственного достоинства и признание. Напротив, Маслоу назвал пятый уровень пирамиды потребностью роста , потому что он позволяет человеку самореализоваться или полностью реализовать свой человеческий потенциал .Как только человек восполнил потребности дефицита, он или она может заняться самоактуализацией; однако лишь незначительное меньшинство людей способно к самореализации, потому что для самореализации требуются необычные качества, такие как честность, независимость, осведомленность, объективность, творчество и оригинальность.

Принципы научного управления Фредерика Тейлора начала 1900-х годов, рожденные промышленной революцией и сосредоточенные на научном изучении производительности на рабочем месте, способствовали развитию теории мотивации , согласно которой вся работа состояла в основном из простых, неинтересных задач, и что единственный жизнеспособный способ заставить людей выполнять эти задачи — это создать стимулы и внимательно следить за ними .Считалось, что для того, чтобы обеспечить максимальную продуктивность работников, человек должен вознаграждать желаемое поведение и наказывать отвергнутое поведение — также известный как подход «кнута и пряника».

В то время ученые верили в два основных фактора поведения человека: биологическое влечение , , включая голод, жажду и близость; и диск вознаграждение-наказание . Однако во время экспериментов ученые начали сталкиваться с ситуациями, когда стремление к вознаграждению-наказанию не давало ожидаемых результатов.В 1949 году Гарри Ф. Харлоу, профессор психологии Университета Висконсина, начал приводить доводы в пользу третьего побуждения: внутренняя мотивация радость от самой задачи .

Теория Харлоу (1950) была основана на исследованиях поведения приматов при решении головоломок. Он обнаружил, что, когда им предлагают головоломку, обезьянам нравится разгадывать головоломки, не ожидая награды. Он обнаружил, что эти обезьяны, движимые внутренней мотивацией, решают головоломки быстрее и точнее, чем обезьяны, получающие пищевые награды.

Эдвард Деси и Ричард Райан (1985) продолжали исследовать и повторять эти открытия на людях много раз в своих исследованиях семей, классных комнат, команд, организаций, клиник и культур. Они пришли к выводу, что условия, поддерживающие индивидуальный опыт автономии, компетентности и родства, способствуют максимальной мотивации и вовлеченности в деятельность, одновременно повышая производительность, настойчивость и творческий потенциал.

Дэн Пинк (2010) предоставляет достаточно доказательств, подтверждающих мнение о том, что традиционный подход кнута и пряника может привести к:

  • Снижение внутренней мотивации (третий драйв)
  • Низкая производительность
  • Меньше творчества
  • Вытеснение хорошего поведения
  • Неэтичное поведение
  • Наркомания
  • Краткосрочное мышление

В центре внимания исследования: когда гаснет свет на

Термин «эффект Хоторна» был придуман в 1950 году Генри А.Ландсбергер при анализе более ранних экспериментов с 1924 по 1932 год на Hawthorne Works (завод Western Electric за пределами Чикаго). Хоторнский завод заказал исследование, чтобы увидеть, станут ли их рабочие более производительными при более высоких или более низких уровнях освещения. (Большинство учебников производственной / профессиональной психологии и организационного поведения ссылаются на эти исследования освещения.) В этих исследованиях освещения интенсивность света была изменена, чтобы изучить его влияние на производительность труда. Производительность рабочих, казалось, улучшилась, когда были внесены изменения, и резко упала, когда исследование закончилось.Было высказано предположение, что повышение производительности произошло в результате мотивационного воздействия на работников проявляемого к ним интереса. Джордж Элтон Мэйо (1945) описал эффект Хоторна с точки зрения положительного эмоционального эффекта, возникающего из-за восприятия симпатичным или заинтересованным наблюдателем. Хотя исследования освещения рабочего места легли в основу эффекта Хоторна, другие изменения, такие как поддержание чистоты на рабочих местах, очистка полов от препятствий и даже перемещение рабочих мест, привели к повышению производительности на короткие периоды времени.Сегодня этот термин используется для обозначения любого типа кратковременного повышения производительности, основанного на внимании к человеческим потребностям.

Гуманистическая психология породила движение самопомощи с концепциями, основанными на эмоциях и интуиции. Недавнее движение позитивной психологии является одной из форм неогуманистической психологии, которая сочетает эмоции и интуицию с разумом и исследованиями . Точно так же акцент современных кризисных консультантов на чутком слушании уходит корнями в работы Роджерса по гуманистической психологии.В более широкой культуре растущая популярность личного и исполнительного коучинга также указывает на успех гуманистической психологии. Принципы гуманистической психологии могут становиться все более актуальными по мере того, как нация стареет, создавая культуру, озабоченную встречей со смертью и поиском смысла жизни.

В 1998 году сдвиг парадигмы в мышлении произошел, когда психолог из Пенсильванского университета Мартин Селигман в своем президентском обращении к Американской психологической ассоциации (APA) призвал психологию «обратиться к пониманию и развитию сильных сторон человека, чтобы дополнить наш акцент на исцелении повреждений. »(1998b).Новый подход, предложенный позитивными психологами, не отрицает недостатков человечества, но рекомендует в качестве отправной точки сосредоточить внимание на сильных сторонах и достоинствах людей. Например, вместо того, чтобы анализировать психопатологию, лежащую в основе алкоголизма, позитивные психологи могут изучить стойкость тех, кому удалось успешно выздороветь с помощью Анонимных Алкоголиков. Вместо того чтобы рассматривать религию как заблуждение и костыль, как это делал Фрейд, они могли бы выявить механизмы, с помощью которых духовная практика, такая как медитация, улучшает психическое и физическое здоровье.Их лабораторные эксперименты могут быть направлены на определение не условий, вызывающих развратное поведение, а тех, которые способствуют щедрости, смелости, творчеству и смеху.

Селигман разработал концепции наученного оптимизма (1998a) и подлинного счастья (2002). Приученный оптимизм следует модели ABCDE:

  • A = невзгоды
  • B = Вера
  • C = Следствие
  • D = Диспут
  • E = подача энергии

В этой модели, столкнувшись с неприятностями (A), такими как критика или неудача, человек может сформировать убеждение (B), что он или она недостаточно эффективны или неспособны, и рассмотреть последствия (C) отказа от курения.Тем не менее, диспут (D) поставит под сомнение сформировавшиеся основные предположения или убеждения. Тогда у человека сформировалась бы новая вера в свою способность расти на критике или учиться на неудачах. Оттуда человек будет заряжаться энергией (E) по мере того, как он или она следует по новому пути работы.

В сотрудничестве с Селигманом и в рамках позитивной психологии доктор Михали Чиксентмихайи из Клермонтского университета разработал теорию потока (1988; 1990). Поток — это состояние с оптимальной производительностью . В состояние потока можно войти при выполнении любого действия, хотя оно наиболее вероятно, когда человек искренне выполняет задачу или действие для внутренних целей. Чиксентмихайи определил следующие шесть факторов, влияющих на ощущение потока:

  1. Интенсивная и сосредоточенная концентрация на настоящем моменте
  2. Слияние действия и осведомленности
  3. Утрата рефлексивного самосознания
  4. Чувство личного контроля или свободы действий над ситуацией или деятельностью
  5. Искажение временного опыта (т.е., субъективное восприятие человеком изменяющегося времени)
  6. Опыт деятельности, по сути своей полезной (также называемый автотелический опыт )

Теория потока предполагает, что для достижения состояния потока должны быть выполнены три условия. Во-первых, человек должен быть вовлечен в деятельность с четким набором целей и прогресса. Это придает задаче направление и структуру. Во-вторых, поставленная задача должна иметь четкую и немедленную обратную связь. Это помогает человеку согласовывать любые меняющиеся требования и позволяет ему или ей регулировать производительность, чтобы поддерживать состояние потока.И, наконец, человек должен иметь хороший баланс между воспринимаемыми трудностями выполняемой задачи и его или ее собственными предполагаемыми навыками. Человек должен быть уверен в своей способности выполнить поставленную задачу (рис. 2.16).

Рисунок 2.16 Факторы состояния потока. [Подробное описание]

Когнитивная психология

Когнитивная психология — это исследование психических процессов, таких как внимание, память, восприятие, использование языка, решение проблем, творчество и мышление .Большая часть работы, полученной из когнитивной психологии, была интегрирована в различные другие современные дисциплины психологического исследования, включая социальную психологию, психологию личности, аномальную психологию, психологию развития, педагогическую психологию и экономику.

Ульрику Нейссеру (1928-2012) приписывают формальное введение термина когнитивная психология и определение его как «все процессы, с помощью которых сенсорный ввод преобразуется, сокращается, обрабатывается, сохраняется, восстанавливается и используется» (1967, стр. 4). ).Познание стало рассматриваться как вовлеченное во все, что могло бы сделать человеческое существо: каждое психологическое явление — это когнитивный феномен. Теории познания включают перспективы развития, культуры, нервной системы, вычислений и морали.

Хотя бихевиоризм и когнитивные школы психологической мысли могут не согласовываться теоретически, они дополняют друг друга в практических терапевтических приложениях, например, в когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) , которая имеет очевидную полезность при лечении определенных патологий, таких как простые фобии, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и зависимость.КПТ заменяет неадаптивные стратегии более адаптивными, бросая вызов способам мышления и реакции. CBT методы фокусируются на , помогая людям бросить вызов своим образцам и убеждениям и заменить ошибочное мышление, , такое как чрезмерное обобщение, усиление негативов или катастрофизация, на более реалистичные и эффективные мысли, тем самым уменьшая саморазрушающие эмоции и поведение и разрушая то, что в противном случае стать отрицательным циклом. Эти ошибки в мышлении известны как «когнитивные искажения».КПТ помогает людям занять более открытую, внимательную и осознанную позицию по отношению к своим искаженным мыслям и чувствам, чтобы уменьшить их влияние (Hayes, Villatte, Levin, & Hildebrandt, 2011).

Внимание

Психологическое определение внимания — это состояние сфокусированного сознания на подмножестве доступной перцепционной информации . Ключевая функция внимания — отфильтровывать нерелевантные данные, позволяя распределить нужные данные другим ментальным процессам.Человеческий мозг может иногда одновременно получать информацию в виде слуховой, визуальной, обонятельной, вкусовой и тактильной информации. Без возможности отфильтровать часть или большую часть этой одновременной информации и сосредоточиться на одном или, как правило, на двух входах максимум, мозг будет перегружен, когда человек попытается обработать всю информацию.

Память

Современные концепции памяти обычно разбивают ее на три основных подкласса:

  1. Процедурная память: Память для выполнения определенных типов действий , часто активируется на подсознательном уровне или, самое большее, требует минимального количества сознательных усилий (например,г., едут на работу по тому же маршруту).
  2. Семантическая память: энциклопедические знания , которыми обладает человек, например, как выглядит Эйфелева башня или имя друга из 6 класса.
  3. Эпизодическая память: Память автобиографических событий, которые могут быть явно указаны , содержит все воспоминания временного характера, например, когда вы в последний раз чистили зубы или где вы были, когда услышали о крупном новостном событии.

Восприятие

Восприятие включает как физические чувства (зрение, обоняние, слух, вкус, осязание и проприоцепцию), так и когнитивные процессы, участвующие в выборе и интерпретации этих чувств. Так люди приходят к пониманию окружающего мира через интерпретацию стимулов.

Использование языка

Когнитивные психологи начали изучать когнитивные процессы, связанные с языком, в 1870-х годах, когда Карл Вернике (1848–1905) предложил модель умственной обработки языка (1875/1995).В последнее время была проделана значительная работа по пониманию времени овладения языком и того, как его можно использовать для определения того, есть ли у ребенка нарушение обучаемости или есть ли у него риск развития.

Решение проблем

Метапознание включает сознательное размышление о мыслительных процессах и может включать в себя наблюдение за выполнением человеком заданной задачи, понимание способностей человека при выполнении определенных умственных задач или наблюдение за способностью человека применять когнитивные стратегии.Большая часть текущего исследования метапознания в области когнитивной психологии касается его применения в сфере образования. Педагоги стремятся повысить метакогнитивные способности учащихся, чтобы улучшить их обучение, учебные привычки, постановку целей и саморегуляцию.

Направление исследования: разделенное внимание

К области когнитивной психологии относится концепция разделенного внимания, , которая относится к способности человека сосредотачиваться на двух или более вещах одновременно. Ряд ранних исследований касался способности человека, носящего наушники, различать значимый разговор, когда ему в каждое ухо подаются разные сообщения. Основные выводы продемонстрировали способность разума сосредоточиться на одном сообщении, в то же время в некоторой степени осознавая информацию, воспринимаемую ухом, которая не принималась сознательно. Участникам, которые носили наушники, сказали, что они будут слышать отдельные сообщения в каждое ухо и что они должны будут обращать внимание только на информацию, связанную с баскетболом.Когда эксперимент начался, сообщение о баскетболе передавалось в левое ухо, а нерелевантная информация — в правое. В какой-то момент сообщение, связанное с баскетболом, было переключено на правое ухо, а нерелевантная информация — на левое. Когда это происходило, слушатель обычно мог повторить все сообщение в конце, обращая внимание на левое или правое ухо только тогда, когда это было уместно (Glucksberg & Cowan, 1970).

Эволюционная психология

Эволюционная психология стала одним из основных направлений психологии.Он стремится разработать и понять способы расширения эмоциональной связи между людьми и миром природы, тем самым помогает людям развивать устойчивый образ жизни и устранять отчуждение от природы. Основная предпосылка эволюционной психологии состоит в том, что, хотя сегодня человеческий разум формируется современным социальным миром, он адаптирован к естественной среде, в которой он развивался. По гипотезе биолога Э.О. Уилсон, у людей есть врожденный инстинкт эмоциональной связи с природой.Что отличает эволюционных психологов от многих когнитивных психологов, так это предположение, что соответствующие внутренние механизмы — это адаптации, продукты естественного отбора , которые помогли нашим предкам перемещаться по миру, выживать и воспроизводиться. Эволюционная психология основана на нескольких основных предпосылках:

  • Мозг — это устройство обработки информации, которое производит поведение в ответ на внешние и внутренние входы.
  • Адаптивные механизмы мозга сформировались в результате естественного отбора.
  • Различные нейронные механизмы специализируются на решении проблем эволюционного прошлого человечества.
  • Мозг развил специализированные нейронные механизмы, которые были разработаны для решения проблем, которые повторялись в течение глубокого эволюционного времени, давая современным людям разум каменного века.
  • Большая часть содержимого и процессов головного мозга бессознательна; и большинство психических проблем, которые кажутся легко решаемыми, на самом деле являются чрезвычайно сложными проблемами, которые бессознательно решаются сложными нервными механизмами.
  • Психология человека состоит из множества специализированных механизмов, каждый из которых чувствителен к разным классам информации или входных данных. Эти механизмы в совокупности создают явное поведение.

Эволюционные психологи иногда представляют свой подход как потенциально объединяющий или обеспечивающий основу для всей другой работы, направленной на объяснение человеческого поведения (Tooby & Cosmides, 1992). Это утверждение было встречено скептицизмом многих социологов, которые видят роль нескольких типов объяснения человеческого поведения, некоторые из которых не сводятся к биологическим объяснениям любого рода.

Основные выводы

  • Гуманистическая психология возникла как «третья сила» в психологии после психодинамической и бихевиористской психологии.
  • Ключевые принципы гуманистической психологии включают способность человека к самоактуализации, самоуправлению и выбору.
  • Карл Роджерс определил пять принципов полноценного человека: открытый, настоящий, доверчивый, творческий и выполненный.
  • Гуманистическая психология опирается на субъективные факторы и использует качественные методы исследования.
  • Абрахам Маслоу представил иерархию человеческих потребностей, включая физиологические потребности, безопасность, принадлежность, уважение и самоактуализацию.
  • С развитием гуманистической психологии теория мотивации человека сместилась с чисто внешней или внешней направленности на признание внутренней направленности.
  • Позитивная психология рекомендует в качестве отправной точки сосредотачиваться на сильных сторонах и достоинствах людей, а не на анализе глубинной психопатологии.
  • Flow — это состояние оптимальной производительности, в которое можно войти, когда человек искренне выполняет задачу или действие для внутренних целей.
  • Когнитивная психология изучает психические процессы, такие как внимание, память, восприятие, использование языка, решение проблем, творчество и мышление.
  • Основная предпосылка эволюционной психологии заключается в том, что, хотя сегодня человеческий разум формируется современным социальным миром, он адаптирован к естественной среде, в которой он развивался.

Упражнения и критическое мышление

  1. Какой модели, по вашему мнению, следует нынешняя система образования? Обучаются ли студенты в соответствии с поведенческой моделью или преподаватели также обращаются к субъективным убеждениям, мыслям и чувствам ученика?
  2. Какие из ваших психологических черт могут способствовать вашему выживанию или «фитнесу»? Можете ли вы привести пример того, когда эта черта способствовала вашему успеху?
  3. Можете ли вы увидеть применение принципов эволюционной психологии на рабочем месте или в обществе (например,g., определенные психологические качества обеспечат вам более эффективную работу на собеседовании)?
  4. Проведите культурный анализ своей семьи, когорты или социальной группы. Какие ценности и убеждения передаются в вашей семье или группе? В какой форме или форме проявляются или выражаются эти ценности? Какими способами действия, артефактами, действиями и / или традициями передаются или выражаются эти ценности?

Атрибуция изображений

Рисунок 2.15: Схема иерархии потребностей Маслоу. автор: J. Finkelstein (http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Maslow’s_hierarchy_of_needs.png), используемый по лицензии CC BY SA 3.0 (http://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0/deed .en).

Рисунок 2.16: Challenge vs skill Commons, автор доктор Энь (http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Challenge_vs_skill_Commons.jpg) находится в открытом доступе.

Список литературы

Клей, Ребекка А. (2002). Возрождение гуманистической психологии. Монитор Американской психологической ассоциации , 33 (8), 42.

Csikszentmihályi, M. (1988). Опыт потока и его значение для психологии человека, Csikszentmihályi, M., (Ed.) Оптимальный опыт: психологические исследования потока в сознании , Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, стр. 15–35.

Csikszentmihályi, M. (1990). Flow: Психология оптимального опыта . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Deci, E.Л. и Райан Р. М. (1985). Внутренняя мотивация и самоопределение в поведении человека . Нью-Йорк: Пленум.

Glucksberg, S. & Cowen, C. N., Jr. (1970). Память на необслуживаемый слуховой материал. Когнитивная психология , I , 149-156.

Харлоу, Х.Ф. (1950). Ранняя социальная депривация и более позднее поведение обезьяны. страница. 154-173. В A.Abrams, H.H. Gurner & J.E.P. Tomal, (Eds.), Незавершенные задачи по поведенческим наукам (1964).Балтимор: Уильямс и Уилкинс.

Хейс, Стивен К., Виллатт, Матье, Левин, Майкл и Хильдебрандт, Микаэла. (2011). Открытость, осведомленность и активность: контекстные подходы как новая тенденция в поведенческой и когнитивной терапии. Ежегодный обзор клинической психологии , 7, 141–168.

Мэйо, Элтон (1945). Социальные проблемы индустриальной цивилизации . Бостон: Отдел исследований, Высшая школа делового администрирования, Гарвардский университет, стр. 64.

Neisser, U. (1967). Когнитивная психология . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice Hall.

Pink, Дэниел Х. (2010). Drive — удивительная правда о том, что нас мотивирует. . Эдинбург, Великобритания: Canongate Books.

Роджерс, К. Р. (1946). Важные аспекты клиентоориентированной терапии. Американский психолог , 1, 415-422.

Селигман, М. Э. П. (1998a). Укрепление человеческой силы: забытая миссия психологии. Монитор APA , 29 (1).

Селигман, M.E.P. (1998b). Приученный оптимизм: как изменить свое мнение и свою жизнь . Второе издание. Нью-Йорк: Карманные книги (Саймон и Шустер).

Селигман, М. Э. П. (2002). Подлинное счастье: использование новой позитивной психологии для реализации своего потенциала для длительного удовлетворения. Нью-Йорк: Свободная пресса.

Tooby, J. & Cosmides, L. (1992). Психологические основы культуры. В Х. Баркоу, Л. Космидесе и Дж. Туби (редакторы), , Адаптированный разум, , Нью-Йорк: Oxford University Press, стр. 19–136.

Вернике К. (1875/1995). Симптомокомплекс афазии: психологическое исследование на анатомической основе. В книге Пола Элинга (ред.) Читатель истории афазии . Амстердам: John Benjamins Pub Co., стр. 69–89.

Длинные описания

Рисунок 2.12, длинное описание: В иерархии потребностей Маслоу существует пять уровней.

  1. Физиологические потребности: дыхание, еда, вода, секс, сон, гомеостаз, выделение.
  2. Потребности в безопасности: Безопасность тела, работы, ресурсов, нравственности, семьи, здоровья, собственности.
  3. Потребности в долгой жизни и принадлежности: дружба, семья, сексуальная близость.
  4. Потребности в уважении: Самоуважение, уверенность, успехи, уважение других, уважение других.
  5. Самоактуализация: мораль, творчество, спонтанность, решение проблем, отсутствие предубеждений, принятие фактов.

[Вернуться к рисунку 2.15]

Рисунок 2.16, подробное описание: Факторы состояния потока.
Низкий уровень квалификации Средний уровень навыка High Skill Уровень
Низкий уровень сложности Апатия Скука Релаксация
Среднее испытание Беспокойство Контроль
Высокие задачи Беспокойство возбуждение Расход

[Вернуться к рисунку 2.16]

Гуманистическая теория — обзор

3 Феноменологические подходы

В середине двадцатого века феноменологические подходы возникли отчасти как гуманистический протест против прежних психодинамических и бихевиористских взглядов. Феноменологически ориентированные теоретики утверждали, что личность не просто пассивно формируется внутренними мотивационными или внешними ситуативными силами, которые «формируют» то, чем становится человек. Вместо этого люди являются активными действующими лицами в мире и имеют определенную степень контроля над своим окружением и своей собственной жизнью.С этой точки зрения люди считаются способными познавать самих себя и быть лучшими экспертами в себе. Самопознание и самосознание становятся путем к раскрытию своей личности и подлинного «я».

Феноменологические подходы к личности (иногда называемые теориями самости, теориями построения и гуманистическими теориями), как правило, отвергают многие мотивационные концепции психодинамических теорий и большую часть экологического детерминизма теорий поведения. Вместо этого они сосредоточены на развитии активного «я»: люди развивают самооценку и цели, которые определяют их выбор и их жизненный путь.Понимание личности, а также целей и выбора человека требует внимания к тому, как человек индивидуально воспринимает, думает, интерпретирует и переживает или даже «конструирует» личный мир.

Теория личностных построений Джорджа Келли (1905–67), например, подчеркивала субъективное восприятие людей как детерминанты их поведения. Келли считал, что, как и ученые, люди генерируют конструкции и гипотезы как о себе, так и о том, как устроен мир; они используют эти конструкции, чтобы предвидеть, понимать и контролировать события своей жизни.Следовательно, чтобы понимать людей, нужно понимать их конструкции или личные теории. Проблемы возникают, когда конструкции, которые создают люди, не подходят им, когда они «плохие ученые» и не могут «проверить» свои построения или гипотезы на предмет реалий окружающей среды, или когда они видят себя беспомощными жертвами собственных личности или жизненные ситуации. Принцип «конструктивного альтернативизма» Келли утверждал, что все события в мире, включая собственное поведение и характеристики, могут быть истолкованы множеством альтернативных способов.Хотя не всегда возможно изменить эти события, всегда можно интерпретировать их по-разному, тем самым влияя на то, как они влияют на человека и как на них реагируют.

Карл Роджерс (1902–87), другой пионер феноменологического подхода, предложил две системы: организм и самость (или самооценку). Организм — это центр всего опыта, который включает в себя все, что потенциально доступно для осознания. Я — это та часть поля восприятия, которая состоит из восприятий характеристик «я» или «меня».«Он развивается из опыта и взаимодействия с окружающей средой, а также демонстрирует тенденцию к актуализации. Роджерс утверждал, что центральной силой человеческого организма является тенденция к самореализации — к конструктивному движению в направлении реализации и совершенствования. Самость может быть в оппозиции или гармонии с организмом. Когда «я» находится в противоречии с переживаниями организма или несовместимо с ними (например, когда «я» пытается быть тем, чем его хотят видеть другие, а не тем, что оно есть на самом деле), человек может стать тревожным, защищаться и закостенел.Однако, когда «я» открыто и принимает все переживания организма без угрозы или беспокойства, человек действительно психологически приспособлен, поскольку «я» и организм едины.

В современных работах «я» рассматривается как многогранное и динамичное, состоящее из множества представлений о себе, которые кодируют различные аспекты личности (например, «я как любовник», «я как отец», «идеальное» я, «действительное»). ‘я) и становятся по-разному заметными в зависимости от контекста (Маркус и Нуриус, 1986).Согласно Хиггинсу (1987), например, воспринимаемое несоответствие между ментальным представлением человека, которым в идеале хотелось бы быть (идеальным я), и представлением о том, кем он является на самом деле (реальное я), делает человека более уязвимым для чувств. уныние, такое как разочарование или неудовлетворенность. Напротив, несоответствие между представлением человека о том, кем он должен быть («я должным») и реальным «я», может привести к таким ощущениям возбуждения, как страх и беспокойство. Мотивация к изменению поведения возникает из-за конфликтов, которые каждый человек испытывает между различными представлениями о себе.Например, получив низкую оценку на экзамене, студентка может впоследствии очень усердно учиться, чтобы избавиться от вины за несоблюдение того, что она сама считает своей обязанностью как примерный студент. В качестве альтернативы, она может переоценить свою негативную интерпретацию прошлых событий, подумав обо всех хороших оценках, которые она получила в других классах, и о множестве других занятий, которыми она занимается (см. Личность и представления о себе ).

UW: Материал испытательного стенда

В в отличие от бихевиористских теорий, которые концентрируются на наблюдаемом поведении сформированы силами окружающей среды, и когнитивистская теория, которая имеет дело с мысленная обработка информации, гуманистические теории рассматривают обучение с точки зрения человеческого потенциала для роста.

Справочная информация | История | Критика | Сильные стороны


Фон

Гуманистическая психология психологическая перспектива, которая подчеркивает изучение человека в целом. Психологи-гуманисты смотрят на человеческое поведение не только через глазами наблюдателя, но глазами человека, который ведет себя.Психологи-гуманисты считают, что поведение человека связано с внутренним чувствам и самооценке.

В отличие от бихевиористов, гуманистические психологи считают, что люди — это не только продукт своего окружения. Скорее гуманистические психологи изучают человеческие значения, понимание и опыт, связанный с ростом, обучением и обучением. Они подчеркивают характеристики, присущие всем людям, например как любовь, горе, забота и чувство собственного достоинства.

Психологи-гуманисты изучать, как на людей влияет их самооценка и личные смыслы, связанные с их опытом. Гуманистические психологи в первую очередь не связан с инстинктивными побуждениями, реакциями на внешние стимулы или прошлый опыт. Скорее они рассматривают сознательный выбор, ответы на внутренние потребности и текущие обстоятельства должны быть важны в формировании человеческого поведения.


Основные точки зрения, с которых большинство психологов-гуманистов соглашаются:

  1. Человек больше просто сумма его частей. На человека следует смотреть целостно.
  2. Человек не живет один. Люди социальны по своей природе и их межличностные взаимодействия являются частью их развития.
  3. Человек в курсе.Люди осознают свое существование и самих себя. Как человек реакция на ситуацию частично зависит от предыдущих событий. Будущее ответы будут зависеть от прошлого и настоящего опыта.
  4. У человека есть свобода воли. Люди осознают себя; поэтому они делают осознанный выбор. Животные, в отличие от людей, движимы инстинктами и не достигают осознанный уровень выбора.
  5. Человек сознательно преднамеренный. Люди ищут для себя определенные вещи, например ценность или смысл жизни. Как люди ищут смысл или ценность для себя приводит к личности. Эта индивидуальность — вот что отличает один человек от другого.

Центры гуманистической психологии вокруг целостного развития человека. Есть три ключевых компонента достижения наивысшего уровня самопознания и развития:

  • Самоактуализация;
  • Самореализация; и
  • Самореализация.

История

Истоки гуманистической Психологию можно проследить еще в средние века, когда философия гуманизма. Основное убеждение этой философии состоит в том, что каждый человек имеет ценность и право достичь самореализации через разум и рациональная мысль.

Раннее движение гуманизма зародился в Европе 15 века как протест против ограниченного взгляда религиозный догмат церковных ученых и философов.Примерно тысячелетие монастыри были главными социальными учреждениями. Монахи часто были учителями, интеллектуалами, художниками и учеными того времени, или были их средством поддержки. Почти все монастыри служили школами, обучая различным комбинациям грамматики (включая литературу), риторику (включая историю), диалектику, арифметика, геометрия (в том числе изучение географии), астрономия (включая физику и астрологию) и музыку (включая стихи).Монастыри были экономическими центрами того времени.

В эпоху Возрождения (примерно 1300-1600), некоторые начали находить недостаточным монашеский подход к обучению. Ценность богословия и диалектики сместилась на акцент. по литературе и искусству. Ученые начали поддерживать свое письмо обучением. Медичи, очень влиятельная семья того времени, основали академию для «гуманитарных наук» (слово, которое они придумали), искусства, литературы и история; они поддерживали, в частности, Леонардо да Винчи и Микеланджело.

Цель обучения (что начало происходить в массовом масштабе) было практическим обучением (путем изучения греческих, латинских и церковных писаний) для «Complete Гражданин «и» человеческое достоинство «. Следовательно, образование не было к религиозному обучению (как это было в значительной степени до этого время), так как это было акцентом на человеческое состояние. Многие гуманисты считали просвещенное отношение к женщинам.«… в четырнадцатом веке, началась общественная дискуссия о месте женщин в обществе. Это был начало серии споров, которые еще не решены полностью »

Современная гуманистическая психология возникла примерно в середине 1950-х годов как реакция клинических психологов, социальные работники и консультанты против бихевиоризма и психоанализа.

В начале 20 века, В психологическом мышлении преобладали две философии: бихевиоризм и психоанализ.Бихевиористские психологи изучают явное поведение и верят, что награды и наказания обусловливают людей действовать определенным образом. Бихевиористы стремятся манипулировать поведением человека за счет использования соответствующего подкрепления. Школа психоанализа стремится понять бессознательные мотивы и внутренние инстинкты которые вызывают поведение. Эту точку зрения высказал Фрейд, который верил, что люди существа инстинктов жизни и смерти.Жизненные инстинкты в первую очередь вовлекают выживание и размножение; влечения голода, жажды и секс подпадают под эту категорию. Инстинкты смерти отражают пессимизм человечества.

Хотя бихевиоризм и психоанализ способствовал пониманию человеческого поведения, он не включали целостный взгляд на человека. Гуманистическая психология возникла в середине 1950-х годов и дополнила бихевиоризм и психоанализ. с его ориентацией на человека в целом.

В середине 1950-х годов два психолога Карл Роджерс и Абрахам Маслоу отвергли то, что они считали бесчеловечным негативизм психологии того времени, продвигавший идею о том, что люди не были хозяевами своей судьбы и что все их действия были управляются либо бессознательными процессами, либо примитивными сексуальными побуждениями (Зигмунд Фрейд) или окружающей средой (поведенческая психология).Они утверждали, что обе философские школы не смогли распознать уникальное качества, которые позволяли людям делать независимый выбор, им полный контроль над своей судьбой.

Некоторые ключевые моменты в разработке поля включены в следующий список:

  • Авраам Мотивация и личность Маслоу написана в 1954 году.
  • Первая книга по гуманистическому Психология была написана в 1958 году Джоном Коэном под названием «Гуманистическая Психология.
  • В 1961 г. Гуманистическая психология была основана и отредактирована А.Дж. Сутич.
  • В 1962 г. Была организована Ассоциация гуманистической психологии.
  • В 1963 г. первая позиция доклад по гуманистической психологии в США был представлен Джеймс Ф.Т. Бугенталь.
  • Также в 1963 г. В государственном университете Сонома открыта аспирантура по гуманистической психологии. Колледж, Калифорния.
  • В 1970 году подразделение Американской психологической ассоциации под названием «Гуманистическая психология» был создан.
  • Также в 1970 г. Ассоциация гуманистической психологии превратилась в международную организация называется Ассоциация гуманистической психологии.В 1970 г. — Ассоциация гуманистической психологии провела свой первый международный конференция в Голландии.

КРИТИКА

As с любой точки зрения у гуманистической психологии есть свои критики. Одна серьезная критика гуманистической психологии состоит в том, что ее концепции слишком расплывчаты. Критики спорят что субъективные идеи, такие как подлинный и реальный опыт, трудны объективировать; опыт, реальный для одного человека, может не быть реальный для другого человека.По этой причине критики считают, что выводы извлеченные из субъективного опыта практически невозможно проверить, что делает исследования в области гуманистической психологии недостоверны. Кроме того, критики утверждают что гуманистическая психология не является истинной наукой, потому что она включает много здравого смысла и недостаточно объективности.


ПРОЧНОСТЬ

Один одной из самых сильных сторон гуманистической психологии является то, что она подчеркивает индивидуальный выбор и ответственность.Гуманистическая психология удовлетворяет представление большинства людей о том, что значит быть человеком, потому что оно ценит личное идеалы и самореализация. Наконец, гуманистическая психология предоставляет исследователям с гибкой структурой для наблюдения за человеческим поведением, поскольку учитывает человек в контексте его / ее окружения и в сочетании с его / ее личные представления и чувства.


(PDF) Гуманистическая перспектива в психологии

выполнение — обеспечивает исчерпывающую основу из

ссылок и мета-перспективу для психологии как

в целом.

Перекрестные ссылки

Первая волна (третья сила) Гуманистическая психология

• Маслоу:

▶ B-Love

▶ Иерархия потребностей

▶ Максимальный опыт

▶ Самоактуализация

▶ Самоактуализация Творчество

▶ Ценности

• Роджерс:

▶ Фактическое Я

▶ Конгруэнтность / неконгруэнтность

▶ Полнофункциональный человек

▶ Личностно-ориентированная терапия

▶ Личностный рост

▶ Самораскрытие

▶ Самостоятельное Несоответствия

Вторая волна (экзистенциальная)

▶ Экзистенциальные подходы к личности

Ссылки

Angus, L., Уотсон, Дж. К., Эллиотт, Р., Шнайдер, К., &

Тимулак, Л. (2014). Гуманистическая психотерапия

исследования 1990–2015: от методологических инноваций

к доказанным результатам лечения и не только.

Психотерапевтические исследования, 25, 330–347. https://doi.org/

10.1080 / 10503307.2014.989290.

Аронс, М. М. (1999). Я, множественное Я и иллюзия

отдельной самости. Психолог-гуманист, 27,

187–211.https://doi.org/10.1080/08873267.1999.998

6904.

Бюлер К. (1971). Основные теоретические концепции гуманистической психологии

. Американский психолог, 26, 378–386.

https://doi.org/10.1037/h0032049.

Клонингер, К. Р., Свракич, Д. М., и Пшибек, Т. Р. (1993).

Психобиологическая модель темперамента и характера

тер. Архивы общей психиатрии, 50,975–990. https: //

doi.org/10.1001/archpsyc.1993.01820240059008.

Крисуэлл, Э. (2003). Вызов гуманистической психологии

21 века. Журнал гуманистической психологии, 43,

42–52. https://doi.org/10.1177/0022167803043003004.

Элкинс, Д. Н. (2009). Почему гуманистическая психология потеряла

силы и влияния в американской психологии: применение

катионов для развития гуманистической психологии. Журнал

гуманистической психологии, 49, 267–291. https: // doi.

орг / 10.1177 / 0022167808323575.

Хоффман, Л., Стюарт, С., Уоррен, Д. М., и Мик,

Л. (2015). К устойчивому мифу о себе: существующий потенциальный ответ на условия постмодерна. В книге К. Дж.

Шнайдер, Дж. Ф. Пирсон и Дж. Ф. Т. Бугенталь (ред.),

Справочник по гуманистической психологии (2-е изд.,

стр. 105–133). Лос-Анджелес: Сейдж.

Журар С. (1974). Здоровая личность: подход из

взглядов гуманистической психологии. Нью-Йорк:

Macmillan.

Мадди, С. Р., Хошаба, Д. М., Харви, Р. Х., Фазель, М., &

, Resurreccion, N. (2011). Личностная конструкция

выносливости, V: Взаимосвязь с конструкцией

экзистенциального смысла жизни. Гуманистический журнал

Психология, 51,369–388. https://doi.org/10.1177/

0022167810388941.

Мальтби, Дж., Вуд, А. М., Дэй, Л., и Пинто, Д. (2012). Позиция подлинности

среди существующих моделей человека —

подлинности.Личность и индивидуальные различия, 52,

269–273. https://doi.org/10.1016/j.paid.2011.10.014.

Паттерсон, Т. Г., и Джозеф, С. (2007). Личностно-ориентированная теория личности

: поддержка теории самоопределения

и позитивной психологии. Журнал гуманистической психологии —

огы, 47,117

–139. https://doi.org/10.1177/00221678

06293008.

Полкингхорн, Д. Э. (2015). Я и гуманистическая психология.

хология.В книге К. Дж. Шнайдера, Дж. Ф. Пирсона и

Дж. Ф. Т. Бугенталь (ред.), Справочник по гуманистической психологии

(2-е изд., Стр. 87–104). Лос-Анджелес: Сейдж.

Резник, С., Вармот, А., и Серлин, И. А. (2001). Связь

гуманистической психологии и позитивной психологии: значение для психотерапии. Журнал

Гуманистическая психология, 41,73–101. https://doi.org/

10.1177/0022167801411006.

Шнайдер, К. Дж.(2015). Заново открывая трепет: новый фронт

гуманистической психологии, психотерапии и общества. В

К. Дж. Шнайдер, Дж. Ф. Пирсон и Дж. Ф. Т. Бугенталь (ред.),

Справочник по гуманистической психологии (2-е изд.,

стр. 73–81). Лос-Анджелес: Сейдж.

Тейлор, Э. (1991). Уильям Джеймс и гуманистическая традиция. Журнал гуманистической психологии, 31,56–74.

https://doi.org/10.1177/0022167891311006.

Wertz, F. J.(1998). Роль гуманистического движения

в истории психологии. Гуманистический журнал

Психология, 38,42–70. https://doi.org/10.1177/002216

78980381006.

Рекомендуемая литература

Allport, G. W. (1955). Становление: Основные соображения для

психологии личности. Нью-Хейвен: Йель.

Баррелл, Дж. Х., Анстус А., Ричардс А. К. и Аронс М.

(1987). Методы исследования гуманитарных наук. Журнал

18 Гуманистическая перспектива

Гуманистическая психология — Энциклопедия Нового Света

Гуманистическая психология — это подход в психологии, который появился в 1950-х годах как альтернатива бихевиоризму и глубинной психологии.Он стремится понять людей как уникальных среди других живых существ, обладающих сознанием, свободной волей и ответственностью за свой выбор. Цель гуманистической психологии — понять человека в целом и помочь каждому раскрыть свой потенциал в полной мере и, таким образом, иметь возможность наиболее эффективно вносить свой вклад в развитие общества в целом. При таком подходе человеческая природа понимается как находящаяся на качественно отличном от других видов уровне. Однако ему не хватает понимания фундаментальной важности социальных отношений для здорового психологического развития.

Обзор

Следующие пять постулатов составляют основу гуманистической психологии (Bugental 1964):

  1. Человеческие существа не могут быть сведены к компонентам
  2. Человеческие существа обладают уникальным человеческим контекстом
  3. Человеческое сознание включает осознание себя в контексте других людей
  4. У людей есть выбор и обязанности
  5. Человеческие существа преднамеренны, они ищут смысл, ценности и творчество.

Гуманистическая психология делает упор на изучение человека в целом, рассматривая поведение человека как прямое отношение к его или ее внутренним чувствам и самооценке.Его специалисты исследуют, как на людей влияет их самовосприятие и личные значения, связанные с их жизненным опытом. Они считают, что осознанный выбор, реакция на внутренние потребности и текущие обстоятельства важны для формирования человеческого поведения.

Качественные или описательные методы исследования обычно предпочтительнее количественных методов, поскольку последние рискуют свести человеческое поведение к только измеримым элементам, утрачивая уникальные человеческие аспекты, которые трудно определить количественно.Это отражает подход к психологии «гуманитарной науки»: акцент на реальном жизненном опыте людей (Aanstoos, Serlin & Greening 2000).

Гуманистическая психология уходит корнями в экзистенциалистскую мысль таких философов, как Сорен Кьеркегор, Фридрих Ницше, Мартин Хайдеггер и Жан-Поль Сартр. Он отражает многие ценности, выраженные евреями, греками и европейцами эпохи Возрождения. Они попытались изучить те качества, которые являются уникальными для человеческой жизни и которые делают возможными такие по сути человеческие явления, как любовь, личная свобода, жажда власти, мораль, искусство, философия, религия, литература и наука.Многие считают, что послание гуманистической психологии является ответом на очернение человеческого духа, которое так часто подразумевается в образе человека, нарисованном поведенческими и социальными науками.

Разработка месторождения

В 1950-х годах в психологии существовали две противоположные силы: бихевиоризм и то, что стало известно как глубинная психология. Бихевиоризм вырос из работ Ивана Павлова по обучению, особенно по условному рефлексу, и заложил основы подхода к психологии в Соединенных Штатах, связанного с Кларком Халлом, Джеймсом Уотсоном, Б.Ф. Скиннер и другие. Позднее Авраам Маслоу назвал бихевиоризм «первой силой». «Вторая сила» возникла из работ Зигмунда Фрейда по психоанализу и психологии Альфреда Адлера, Эрика Х. Эриксона, Карла Юнга, Эриха Фромма, Отто Ранка, Мелани Кляйн и других. Эти теоретики сосредоточились на «глубине» или бессознательной сфере человеческой психики, которая, как они подчеркивали, должна быть объединена с сознательным разумом, чтобы создать здоровую человеческую личность.

В конце 1950-х годов в Детройте были проведены две встречи психологов, которые были заинтересованы в создании профессиональной ассоциации, посвященной более гуманистическому видению: чему-то, что имело все отношение к себе, самоактуализации, здоровью, творчеству, природе, бытию. , становление, индивидуальность и смысл.Они также стремились создать полное описание того, что значит быть человеком, и исследовали уникальные человеческие аспекты опыта, такие как любовь и надежда. Эти психологи, в том числе Маслоу, полагали, что это, вероятно, станет главной заботой нового психологического движения, известного как «третья сила».

Эти предварительные встречи в конечном итоге привели к другим событиям, в том числе к запуску журнала Journal of Humanistic Psychology в 1961 году. Вскоре за этим последовало создание Ассоциации гуманистической психологии (AHP) в 1963 году и последующие программы для выпускников по гуманистической психологии в высших учебных заведениях.В 1971 году в Американской психологической ассоциации (APA) было создано эксклюзивное подразделение гуманистической психологии, которое издает собственный академический журнал под названием The Humanistic Psychologist .

Гуманистическая психология сегодня

Начиная с 1970-х годов идеи и ценности гуманистической психологии распространились во многих сферах общества в Соединенных Штатах. Эти идеи привели к ряду подходов к консультированию и терапии, а также к появлению школы трансперсональной психологии и повлияли на развитие интегральной психологии.

Консультации и терапия

Гуманистическая психология включает несколько подходов к консультированию и терапии. К ним относятся экзистенциальная психология Ролло Мэя, личностно-ориентированная или клиентоориентированная терапия, разработанная Карлом Роджерсом, гештальт-терапия, разработанная Фрицем Перлзом, транзакционный анализ, разработанный Эриком Берном, семейное консультирование и семейная терапия.

Общая цель гуманистической терапии — дать целостное описание человека. Используя феноменологические, интерсубъективные категории и категории от первого лица, психолог-гуманист пытается взглянуть на человека в целом, а не только на отдельные части личности (Rowan 2001).

Такая терапия также стремится к интеграции личности в целом, что Маслоу называет самоактуализацией. Согласно гуманистическому мышлению, у каждого человека уже есть встроенные возможности и ресурсы, которые могут помочь ему создать более сильную личность и самооценку. Задача психолога-гуманиста — указать человеку, в каком направлении находятся эти ресурсы. В некоторых случаях терапевт ближе к наставнику, чем к клиницисту. Однако для того, чтобы реализовать скрытые потенциалы, человеку, возможно, придется отказаться от безопасности определенной стадии личности, чтобы перейти на новую, более интегрированную стадию.Это непростой или легкий процесс, поскольку он может включать в себя противостояние новому жизненному выбору или пересмотр своего взгляда на жизнь. Гуманистическая психология рассматривает психологическую нестабильность и тревогу как нормальные черты человеческой жизни и развития, которые можно преодолеть в терапии (Rowan 2001).

Трансперсональная психология

Трансперсональная психология — это школа психологии, изучающая трансцендентные, или духовные, измерения человечества. Среди мыслителей, которые, как считается, заложили основу для трансперсональных исследований, входят Уильям Джеймс, Зигмунд Фрейд, Карл Юнг, Абрахам Маслоу и Роберто Ассаджиоли (Cowley & Derezotes 1994; Miller 1998; Davis 2003).Основным мотивирующим фактором инициативы по созданию этой школы психологии была работа Маслоу о «пиковых переживаниях». Работа Маслоу выросла из гуманистического движения 1960-х годов, и постепенно термин «трансперсональный» стал ассоциироваться с этой отдельной школой психологии в рамках гуманистического движения.

Краткое определение из Journal of Transpersonal Psychology предполагает, что трансперсональная психология «занимается изучением высочайшего потенциала человечества, а также распознаванием, пониманием и реализацией объединяющих, духовных и трансцендентных состояний сознания» (Lajoie и Шапиро 1992, 91).Среди этих тем мы находим такие вопросы, как саморазвитие, пиковые переживания, мистические переживания и возможность развития за пределами традиционных границ эго. Таким образом, трансперсональная психология занимается человеческими переживаниями, которые явно являются «надличностными» или «транс-эгоическими».

Трансперсональная психология официально зародилась в 1969 году, когда Маслоу, Станислав Гроф и Энтони Сутич инициировали публикацию первого номера Journal of Transpersonal Psychology .Вскоре за этим последовало основание в 1972 году Ассоциации трансперсональной психологии (ATP). В 1980-х и 1990-х годах эта область развивалась благодаря работам таких авторов, как Гроф, Кен Уилбер, Майкл Уошберн, Фрэнсис Воан, Роджер Уолш. , Стэнли Криппнер, Майкл Мерфи, Чарльз Тарт, Дэвид Лукофф и Стюарт Соватски. Хотя Уилбер считался влиятельным писателем и теоретиком в этой области, с тех пор он лично отмежевался от движения в пользу того, что он называет интегральным подходом.

Сегодня трансперсональная психология включает также подходы к здоровью, общественным наукам и практическим искусствам. Трансперсональные перспективы также применяются в таких различных областях, как психология, психиатрия, антропология, социология, фармакология, кросс-культурные исследования (Скоттон, Чинен и Баттиста, 1996; Дэвис, 2003) и социальная работа (Каули и Дерезотес, 1994).

Трансперсональная психология привлекла клиническое внимание к ряду «психорелигиозных» и «психодуховных» проблем.Психорелигиозные проблемы связаны с возможным психологическим конфликтом, возникающим в результате причастности человека к убеждениям и практике организованного религиозного учреждения. Среди них мы находим проблемные переживания, связанные с обращением, усилением религиозной веры или практики и утратой веры.

Психодуховные проблемы — это переживания другой категории, чем религиозные проблемы. Коули и Дерезотес (1994) отмечают, что трансперсональная теория понимает духовность как измерение, являющееся неотъемлемой частью человеческой природы, то есть существенный аспект бытия.Таким образом, психодуховные проблемы связаны с отношением человека к экзистенциальным вопросам, а также с проблемами, которые, как считается, выходят за рамки обычной повседневной реальности. Среди этих проблем мы находим психические осложнения, связанные с потерей веры, околосмертным опытом и мистическим опытом. Осложнения, которые, как считается, представляют собой проблемы комбинированного религиозного и духовного характера, связаны с серьезными и неизлечимыми заболеваниями (Lukoff et.al, 1998).

Термин «духовное возникновение» был введен Станиславом и Кристиной Гроф (1989) для описания постепенного развития и появления психодуховных категорий в жизни человека.В тех случаях, когда это духовное раскрытие усиливается вне контроля человека, это может привести к состоянию «духовного кризиса», что может вызвать серьезные нарушения психологического, социального и профессионального функционирования. (Лукофф и др., 1998).

В начале 1990-х годов трансперсональное сообщество предложило новую диагностическую категорию под названием «религиозная или духовная проблема». Позже эта категория была включена в четвертое издание Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-IV) под заголовком «Другие состояния, которые могут быть объектом клинического внимания», код V62.89 (Американская психиатрическая ассоциация, 1994; Лу и др., 1997).

Интегральная психология

В 1940-х годах Индра Сен, преданный Шри Ауробиндо, основал область интегральной психологии, основанную на учении Шри Ауробиндо. Интегральная йога Ауробиндо включает в себя трансформацию всего существа, а не, как в большинстве других учений, отдельной способности, такой как голова или сердце.

Дальнейшая интерпретация интегральной психологии была разработана Харидасом Чаудхури, который постулировал триадный принцип уникальности, взаимосвязанности и трансцендентности, соответствующий личным, межличностным и надличностным областям человеческого существования (Чаудхури, 1977).

Бахман Ширази из Калифорнийского института интегральных исследований определил интегральную психологию как

психологическая система, связанная с исследованием и пониманием всей совокупности человеческого феномена …. (которая) в своей широте охватывает весь спектр тела, разума, психики и духа, в то время как на своей глубине … охватывает прежде исследовали бессознательное и сознательное измерения психики, а также сверхсознательное измерение, традиционно исключаемое из психологического исследования (Shirazi 2001).

Таким образом, интегральная психология может пониматься как инклюзивная или холистическая, а не эксклюзивистская или редуктивная психология. Множественные объяснения явлений, а не соперничество друг с другом за превосходство, следует ценить и интегрировать в единый общий взгляд. Интегральный взгляд — это взгляд, который включает и уважает древние и современные знания, духовность и научные исследования.

Кен Уилбер исследовал и синтезировал около 200 теорий человеческого развития (древних, современных, восточных и западных), которые работали в направлении целостного взгляда.Основываясь на этом исследовании, его книга, Интегральная психология , определяет «интегральный этап сознания», который демонстрирует «… познание единства, холизма, динамического диалектизма или универсального интегрализма …» (Wilber 2000).

Уилбер — холист: он считает, что реальность состоит не только из материи, энергии, идей или процессов. Вместо этого он состоит из «холонов». Хотя мы состоят из частей (нервная система, скелетная система и т. Д.), Мы также являемся частью нашего общества, нашего национального государства, нашей планеты.Каждый «холон» имеет внутреннюю перспективу (внутреннюю) и внешнюю (внешнюю). Он также имеет индивидуальную перспективу и коллективную (или множественную) перспективу. Если вы сопоставите их с квадрантами, у вас будет четыре квадранта или измерения.

Верхний левый

Квадрант (UL)
«I»

Внутренний — Индивидуальный
Преднамеренный

Верхний правый

Квадрант (UR)
«It»

Внешний вид — Индивидуальный
Поведенческий

Нижний левый

Квадрант (LL)
«Мы»

Интерьер-коллектив
Культурный

Нижний правый

Квадрант (LR)
«Его»

Внешний коллективный
Социальный

Уилбер обеспечивает всестороннее понимание человеческого развития посредством применения этого подхода четырех квадрантов, который охватывает индивидуальную, культурную, социальную, духовную и политическую сферы.Все четыре квадранта взаимодействуют друг с другом, и поэтому все они необходимы для полного понимания человеческого развития, мотивации и роста. Теория называется «AQAL» (где «AQAL» означает «Все квадранты, все уровни» и в равной степени означает «все линии, все состояния, все типы») и, следовательно, интегральная, если она относится ко всем четырем квадрантам. .

  • Верхний левый квадрант (индивидуальный, субъективный, намеренный): эмоциональное, умственное и духовное развитие.
  • Верхний правый квадрант (индивидуальный, объективный, поведенческий): физическое тело, неврологический мозг и состояния сознания.
  • Нижний правый квадрант (социальный, межобъективный): системы, политические и гражданские институты.
  • Нижний левый квадрант (культурный, интерсубъективный): отношения с семьей, друзьями и обществом; моральное развитие и вклад в общество.

Интегральная психология способствует здоровью и благополучию через внимание и развитие всех четырех секторов жизни. Кроме того, развитие в одном квадранте усиливает эффективность других. Чем больше задействовано категорий, тем эффективнее они становятся, потому что все они тесно связаны.Этот целостный подход и широкий взгляд на человеческое развитие были применены к удивительному разнообразию дисциплин: включая медицину, социальные услуги, экологию, финансы, политику, бизнес и другие.

Критика и оценка

Одна из первых и наиболее серьезных критических замечаний в адрес трансперсональной психологии была высказана психологом-гуманистом Ролло Мэй, который оспаривал концептуальные основы трансперсональной психологии (Aanstos, Serling & Greening 2000).Мэй был особенно обеспокоен низким уровнем размышлений о темной стороне человеческой природы и человеческих страданиях среди первых трансперсональных теоретиков. Подобная критика была также выдвинута Александром (1980), который считал, что трансперсональная психология в свете мышления Уильяма Джеймса представляет собой философию, которая не принимает во внимание зло должным образом. Позднее трансперсональные теоретики были более склонны размышлять об этих важных аспектах человеческого существования (Скоттон, Чинен и Баттиста, 1996).

Селигман и Чиксентмихайи (2000) отметили, что ранним воплощениям гуманистической психологии не хватало совокупной эмпирической базы и что некоторые направления поощряли эгоцентризм. Такие подозрения понятны, так как много времени уходит на обсуждение таких вопросов, как самость и самореализация. Однако гуманистическая психология не поддерживает такие идеи, как нарциссическое «я», эгоизм или эгоизм (Bohart & Greening 2001; Rowan 2001). Идея гуманистической перспективы на самом деле состоит в том, чтобы выйти за рамки таких узких категорий и развить движение к более полному самоощущению (Rowan 2001).

Фактически, психологи-гуманисты не только сосредоточились на продвижении самоактуализации и индивидуального самореализации, они также обращались к таким темам, как содействие международному миру и взаимопониманию, сокращение масштабов насилия и содействие социальному благополучию и справедливости для всех. Бохарт и Гриннинг (2001). Таким образом, несмотря на очевидную эгоцентричность, гуманистическая психология на самом деле занимается тем, как каждый человек может реализовать свой собственный потенциал, чтобы он мог внести свой наиболее ценный вклад в развитие общества в целом.

Список литературы

  • Aanstoos, C., I. Serlin & T. Greening. 2000. «История отдела 32 (гуманистическая психология) Американской психологической ассоциации». В Д. Дьюсбери (ред.), Объединение через разделение: истории подразделений Американской психологической ассоциации, Vol. V . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Bugental, J.F.T. 1964. «Третья сила в психологии». Журнал гуманистической психологии 4: 1, 19-25.
  • Александр, Гэри Т. 1980. «Уильям Джеймс, больная душа и отрицательные измерения сознания: частичная критика трансперсональной психологии». Журнал Американской академии религии XLVIII (2): 191-206.
  • Американская психиатрическая ассоциация. 1994. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, четвертое издание . Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Publishing. ISBN 08
  • 254
  • Бохарт, Артур К. и Томас Гриннинг.2001. «Комментарий: гуманистическая психология и позитивная психология». Американский психолог . 56 (1): 81-82.
  • Чаудхури, Х. 1989. Эволюция интегрального сознания . Теософский паб. ISBN 0835604942.
  • Коули, О-Дин С. и Дэвид Дерезотес. 1994. «Трансперсональная психология и образование в области социальной работы». Journal of Social Work Education , 10437797.30 (1), Winter 1994.
  • Дэвис, Джон В. 2003. «Трансперсональная психология» у Тейлора, Б.и Дж. Каплан (ред.). Энциклопедия религии и природы . Бристоль, Англия: Thoemmes Continuum.
  • Гроф, Станислав и Кристина Гроф. 1989. «Чрезвычайная духовная ситуация: когда личная трансформация становится кризисом» в New Consciousness Reader . Лос-Анджелес: Дж. П. Тарчер.
  • Ладжуа, Д. Х. и С. И. Шапиро. 1992. «Определения трансперсональной психологии: первые двадцать три года». Журнал трансперсональной психологии 24.
  • Лу, Ф.Г., Д. Лукофф и Р. Тернер. 1997. «Религиозные или духовные проблемы». В DSM-IV Sourcebook , Vol. 3. Видигер Т.А., А.Дж. Фрэнсис, Х.А. Пинкус и др. (Ред.). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация, 1001-1016.
  • Лукофф, Дэвид, Фрэнсис Г. Ту и Роберт П. Тернер. 1998. «От духовной опасности к духовной проблеме — надличностные корни новой категории DSM-IV». Журнал гуманистической психологии , 38 (2): 21-50.
  • Миллер, Джон Дж.1998. «Рецензия на книгу: Учебник трансперсональной психиатрии и психологии». Психиатрическая служба 49: 541-542, апрель 1998 г. Американская психиатрическая ассоциация
  • Роуэн, Джон. 2001. Обыкновенный экстаз: диалектика гуманистической психологии . Хоув: Бруннер-Рутледж.
  • Скоттон, Брюс В., Аллан Б. Чинен и Джон Р. Баттиста (ред.). 1996. Учебник трансперсональной психиатрии и психологии . Нью-Йорк: Основные книги. ISBN 0465095305.
  • Селигман, Мартин Э.П. и Михай Чиксентмихайи. 2000. «Позитивная психология: Введение». Американский психолог . 55 (1): 5-14.
  • Сен, Индра. 1986. Интегральная психология: Психологическая система Шри Ауробиндо . Международный центр образования Шри Ауробиндо. ASIN B0007BY850.
  • Ширази, Бхаман. 2001. «Интегральная психология, метафоры и процессы личной интеграции», в Cornelissen, Matthijs (Ed.) Сознание и его трансформация , Пондичерри: SAICE онлайн
  • Уилбер, Кен.2000. Интегральная психология . Шамбала. ISBN 1570625549.

Внешние ссылки

Все ссылки получены 19 января 2018 г.

Кредиты

Энциклопедия Нового Света писатели и редакторы переписали и завершили статью Википедия в соответствии со стандартами New World Encyclopedia . Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства.Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, участников, так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних публикаций википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в Энциклопедию Нового Света :

Примечание. Некоторые ограничения могут применяться к использованию отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

Ренессанс гуманистической психологии

Гуманистическая психология, давно страдающая от проблем с имиджем, переживает оживление.

Гуманистическая психология, конечно, незаметно влияла как на психологию, так и на американскую культуру на протяжении многих десятилетий, например, в дебатах о гражданских правах и движениях за права женщин. Но в последние годы появляется все больше свидетельств обновления самой отрасли.

В 2000 году психологи-гуманисты созвали историческую конференцию, которая вдохнула новую жизнь в эту область, показав, что эффекты управляемого ухода, психофармакологии и других тенденций приводят к тому, что многие гуманисты выходят на новые захватывающие области практики.В прошлом году в этой области было опубликовано несколько знаковых текстов, которые, как надеются гуманисты, лягут в основу новых курсов, которые привлекут в эту область новичков. И школы по всей стране сообщают, что интерес среди студентов уже стремительно растет.

«Есть место для большого оптимизма в отношении будущего этой отрасли», — говорит Ларри М. Лейтнер, доктор философии, президент подразделения APA. 32 (гуманистический) и профессор психологии Университета Майами в Оксфорде, Огайо.

Влияние на господствующую психологию

Возникнув в конце 1950-х, гуманистическая психология возникла как реакция на две школы мысли, господствовавшие в то время в американской психологии.Гуманисты полагали, что настойчивое стремление бихевиоризма применять методы физической науки к человеческому поведению заставляло приверженцев пренебрегать важнейшими субъективными данными. Точно так же акцент психоанализа на бессознательных влечениях низводил сознательный разум до относительной незначительности.

Первые психологи-гуманисты стремились восстановить важность сознания и предложить более целостный взгляд на человеческую жизнь. Абрахам Маслоу, например, разработал иерархию мотивации, кульминацией которой является самоактуализация.Карл Роджерс представил то, что он назвал личностно-ориентированной терапией, которая полагается на способность клиентов к саморегулированию, сочувствию и принятию, чтобы способствовать их развитию. Ролло Мэй представил европейский экзистенциализм и феноменологию в этой области, признав человеческий выбор и трагические аспекты человеческого существования.

В 1964 году эти и другие влиятельные фигуры собрались в Олд Сэйбрук, штат Коннектикут, чтобы укрепить свое движение. В течение следующего десятилетия идеи гуманистической психологии информировали движения за гражданские права, освобождение женщин и антивоенные движения и получили широкую популярность в более широкой культуре.

Однако в академическом мире отказ гуманистической психологии от количественных исследований в пользу качественных методов нанес ущерб ее репутации и маргинализации ее приверженцев.

Теперь все меняется, — говорит Дональд П. Мосс, доктор философии, автор книги «Гуманистическая и трансперсональная психология: историко-биографический справочник» (Greenwood, 1998). По словам Мосса, гуманистические взгляды во многом определяют основную психологию.

«Когда в 1950-х годах на передний план вышла гуманистическая психология, психология по большей части ограничивалась изучением наблюдаемого поведения», — говорит Мосс, партнер Службы психического здоровья Западного Мичигана в Гранд-Хейвене и Маскегоне.«Сегодня мы больше не удивляемся, когда психолог-исследователь хочет изучать познания, мышление и чувства в рамках психологического исследования. Психология восстановила целостность человеческого опыта».

Для многих психологов-гуманистов недавнее движение позитивной психологии — это просто переупаковка гуманистической психологии. Точно так же акцент в кризисном консультировании на эмпатическом слушании уходит корнями в работы Роджерса. В более широкой культуре растущая популярность личного и исполнительного коучинга также указывает на успех гуманистической психологии.И Мосс считает, что принципы гуманистической психологии станут более актуальными по мере того, как нация стареет, создавая культуру, озабоченную встречей со смертью и поиском смысла жизни.

На самом деле, гуманистическая психология настолько успешно повлияла на психологию мейнстрима и американскую культуру, что эта область недавно пережила то, что Морин О’Хара, доктор философии, называет «кризисом идентичности». Неужели гуманистическая психология настолько полно проникла в культуру, что в самом движении отпала необходимость?

Чтобы ответить на этот вопрос, в 2000 году поле созвало конференцию под названием Old Saybrook 2.Более 300 человек собрались в Государственном университете Западной Джорджии, чтобы узнать о будущем движения.

«Участники пришли к выводу, что человеческие потребности, голод, вопросы, которые вдохновляли наших первоначальных мыслителей, были столь же актуальны и сегодня», — говорит О’Хара, член руководящего комитета конференции и президент Высшей школы и исследовательского центра Сейбрук в Сан-Франциско. «Людей больше интересуют вопросы духовности, подлинности и смысла, чем они были в течение десятилетия или двух.«

Освоение новых ниш

Особый интерес участников конференции вызвала роль гуманистической психологии перед лицом таких тенденций, как консолидация здравоохранения, глобализация и господство технологий.

«Психотерапия находится под большим давлением со стороны регулируемой помощи, с одной стороны, и революций в психофармакологии и нейропсихологии, с другой», — объясняет О’Хара. «Когда мы все собрались вместе, мы поняли, что есть набор новых профессий, которые уходят своими корнями в идеи гуманистической психологии, но они идут в каком-то новом направлении.Мы находим способы работать с людьми в разных сферах ».

Ключ, как решили она и другие участники конференции, — это выйти за рамки медицинской модели психологии. Вместо того чтобы сосредотачиваться на том, что не так с людьми, психологи-гуманисты должны найти новые способы помочь людям укрепить то, что правильно.

Этот непатологизирующий взгляд открывает совершенно новые области практики, говорят О’Хара и другие. На рабочем месте, например, психологи-гуманисты могут способствовать диалогу между работодателями и работниками о значении их работы.В школах они могут побуждать учеников определять факторы, которые способствуют отчуждению, а не самореализации. В сообществах они могут помочь соседям разрешать конфликты и эффективно общаться.

И возможности открываются не только в этой стране, — говорит О’Хара. Гуманистические психологи «бесстрашно пробирались» в опасные ситуации, чтобы способствовать диалогу между белыми и черными гражданами Южной Африки, католиками и протестантами в Северной Ирландии, а также контрас и сандинистами в Никарагуа.

Распространение информации

В то время как конференция Old Saybrook 2 оживила движение, несколько новых публикаций помогают этой области противостоять давней проблеме имиджа.

«В каком-то смысле мы все еще страдаем от нашей репутации обидчивых, мягкосердечных и мягкосердечных людей», — говорит Дэвид Дж. Кейн, доктор философии, старший штатный психолог консультационного центра Alliant International University в г. Сан Диего. «Сейчас мы уделяем гораздо больше внимания исследованиям.Сегодняшний гуманист-психолог по-прежнему мягкосердечен, но гораздо более упрям ​​».

Том «Гуманистическая психотерапия: Справочник по исследованиям и практике», недавно составленный Каином в соавторстве с Джулиусом Симаном, отражает эту новую жесткость взглядов. Чтобы противостоять репутации этой области как небрежной науки, книга опирается на тщательные исследования в описании различных психотерапевтических моделей.

Но книга Каина не единственная. «Неожиданно появилось множество новых гуманистических книг», — говорит он.

«Справочник по гуманистической психологии: ведущие достижения в теории, исследованиях и практике» — еще одна книга, которую психологи-гуманисты называют недавней вехой. Предоставляя широкий обзор истории гуманистической психологии, методологий и приложений к текущим событиям, редакторы тома надеются предоставить альтернативу устаревшим материалам, которые помогли ограничить рост этой области в прошлом.

«Основные вводные тексты по психологии либо полностью игнорировали гуманистическую психологию, либо отводили ей символическое пространство», — говорит старший редактор справочника Кирк Дж.Шнайдер, доктор философии, частный практикующий врач из Сан-Франциско, который также является дополнительным преподавателем в Saybrook. «Не уделяется должного внимания не только первопроходцам в этой области, но и интересам этой области к очень современным актуальным вопросам, таким как гендер, мультикультурализм и экология. И они даже не начинают охватывать ценный вклад гуманистов в области здравоохранения, духовности и социальное действие «.

Шнайдер надеется, что его и другие новые книги вдохновят на создание курсов гуманистической психологии в университетах по всей стране и помогут привлечь новое поколение в эту область.Другие говорят, что привлечение свежей крови имеет решающее значение, ссылаясь на неизбежный выход на пенсию многих психологов-гуманистов и перемещение других в такие области, как консультирование, религиоведение, организационные исследования и исследования мира.

По словам О’Хара, интерес студентов к гуманистической психологии уже растет. Например, аспирантура Сейбрука удвоила количество студентов всего за четыре года.

К счастью, говорит О’Хара, психологам-гуманистам есть чем заняться.

Говорит О’Хара: «Если то, что у вас есть, — это способ помочь людям решить важные вопросы их жизни, то повсюду есть таблички« Требуется помощь »».

Ребекка А. Клэй, писатель из Вашингтона, округ Колумбия.

Гуманистическая психология — теории и терапевтические приложения, исследования — терапия, ориентированная на клиента, терапия, ориентированная на клиента, и психодинамический подход

Теоретический и терапевтический подход, подчеркивающий уникальность людей и их способность управлять своей судьбой.

Гуманистическая психология возникла в 1960-х годах как реакция на психодинамическую психологию и бихевиоризм . Гуманисты возражали против пессимистического взгляда на человеческую природу, отстаиваемого психодинамическими психологами, которые видели корень всего человеческого поведения в эгоистичном стремлении к удовольствиям. Они также считали, что убеждение бихевиористов в том, что все человеческое поведение является продуктом влияний окружающей среды, снижает людей до статуса машин и не может адекватно объяснить человеческий опыт.Гуманисты обвиняли психодинамических психологов и бихевиористов в том, что они рассматривают человеческое поведение как управляемое факторами, не зависящими от личного контроля. Напротив, гуманисты подчеркивают врожденный потенциал людей и способность людей определять свою судьбу. Поэтому конечная цель психолога-гуманиста — помочь людям полностью реализовать свой потенциал и оправдать свои способности.

Теории и терапевтические приложения

Гуманистическая психология характеризуется двумя частными теоретическими подходами.«Ориентированный на человека» подход к терапии, отстаиваемый Карлом Роджерсом , основан на его вере в то, что доверие собственному опыту и вера в самого себя являются наиболее важными элементами самореализации. В терапии, ориентированной на человека, ненормальное поведение считается результатом неспособности человека доверять опыту, что приводит к искаженному или неточному представлению о себе. Существует несоответствие между текущим взглядом человека на себя и его «идеальным» я. Личностно-ориентированные терапевты пытаются помочь людям обрести самопонимание и принятие себя, выражая сочувствие, , теплоту и безоговорочную веру в то, что независимо от того, что клиент говорит или делает, он все равно остается достойным человеком.

Вторая влиятельная теория гуманистической психологии была разработана Абрахамом Маслоу . Маслоу считал, что люди от природы хороши и естественно стремятся развивать свой потенциал или добиваться «самореализации». Однако он полагал, что людьми движет иерархия потребностей, которые должны быть удовлетворены в определенной последовательности, чтобы произошла самоактуализация . Во-первых, необходимо удовлетворить физиологические потребности и потребности безопасности. Тогда людям нужно почувствовать чувство принадлежности.Как только это будет достигнуто, люди работают над своей самооценкой , потребности и затем, наконец, самоактуализируются. Маслоу считал, что психологические проблемы возникают из-за трудностей в удовлетворении потребностей в самооценке, которые, следовательно, блокируют самоактуализацию. Таким образом, терапия направлена ​​на исправление неточных представлений людей о себе, повышение их самооценки и предоставление им возможности продолжать путь к самоактуализации.

Исследования

Психологи-гуманисты, как правило, сосредотачиваются на уходе за клиентами, а не на исследованиях, хотя некоторые эмпирические исследования были предприняты.Исследования взаимоотношений между терапевтом и клиентом показали, что идеалы Роджерса были важны для успешных результатов, что сделало его теорию очень влиятельной в мире консультирования. Фактически, сочувствие, теплота и принятие сейчас обычно называют «основными условиями» или «общими факторами» консультирования и используются терапевтами всех психологических точек зрения, чтобы побудить людей чувствовать и действовать по-другому. Исследования теории Маслоу дали неоднозначные результаты. Первостепенная важность физиологических потребностей и потребностей в безопасности была подтверждена исследованиями, однако не было четко продемонстрировано, что выполнение этих потребностей необходимо, прежде чем люди смогут начать самореализацию.Например, в одном важном исследовании субъекты попадали в стрессовые ситуации, угрожающие их физиологическим потребностям и потребностям безопасности. Вскоре после этого исследователи измерили креативность ответов участников теста. Поскольку творчество является аспектом самоактуализации, было предсказано, что творчество будет скомпрометировано в результате стресса , однако был обнаружен противоположный результат; Субъекты фактически стали более творческими в ответ на вызов их потребности в выживании.

Одна из основных причин отсутствия исследований по гуманистической психологии — это ее философские и теоретические корни. Гуманисты делают упор на принятии людей, а не на критическом анализе их поведения. Вместо того, чтобы стремиться раскрыть общие механизмы, лежащие в основе человеческого поведения, гуманисты подчеркивают человеческую уникальность и «феноменологическую перспективу» — точку зрения, согласно которой людей лучше всего понять, изучив их специфический, уникальный опыт и устремления. Этот персонализированный взгляд в последнее время стал очень популярным за пределами области научной психологии.Фактически, система «личной власти», которую продвигает по телевидению Энтони Роббинс, в значительной степени основана на гуманистической вере в то, что вы несете ответственность за создание той жизни, в которой живете.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *