Интеграция это в психологии: Понятие социальной интеграции в психологии

Автор: | 07.12.1971

Содержание

Понятие социальной интеграции в психологии

Сущность интеграции и её формы

Определение 1

Интеграция – это процесс движения к целостности человеческого сознания.

На личностном уровне, по мнению Юнга, интеграция представляет собой состояние психики, при котором все части тела действуют в согласии между собой, как единое целое.

Существуют различные определения интеграции, так, например, А.И. Капустин считает, что это процесс воссоединения разрозненных частей в целое.

Если рассматривать интеграцию с точки зрения психологии, то это будет создание внутреннего единства, сплоченности, выражающихся в коллективистской идентификации.

Дискуссионным остается вопрос интеграции в специальной педагогике.

Если говорить о социальной интеграции, то необходимо разграничить понятия абилитации, адаптации, реабилитации, социализации детей с особым развитием.

Под абилитацией понимаются новые возможности, наращивание социального потенциала для того, чтобы личность смогла в данном обществе реализовать себя.

Более известным является понятие реабилитации – возвращение утраченных возможностей. Реабилитация представляет собой систему медико-педагогических мер, которые направлены на то, чтобы ребенка с особым развитием включить в социальную среду и приобщить к общественной жизни, исходя из его психофизических возможностей. Её осуществление происходит медицинскими средствами, направленными на устранение дефектов развития.

Реализация накопленного социального потенциала в данном обществе называется адаптацией – человек приспособился к условиям социальной среды, усвоил и принял цели, нормы поведения, ценности, принятые в обществе.

Замечание 1

Таким образом, интеграция является процессом, в рамках которого сообщество обеспечивает условия для того, чтобы социальный потенциал каждого его члена смог максимально реализоваться.

Задача интеграции может решаться только изнутри сообщества.

Р.П. Дименштейн считает интеграцию взаимной адаптацией индивида и общества друг к другу – в результате этого процесса индивид адаптируется к сообществу и сообщество, чтобы приспособиться к индивиду, делает для этого необходимые шаги.

В.З. Кантор поддерживает эту точку зрения и представляет интеграцию двусторонним процессом, направленным на сближение двух социальных субъектов – инвалидов, стремящихся войти в общество нормально развивающихся людей и этих людей, которые должны создать благоприятные условия для такого включения.

Замечание 2

Значит, собственно интеграцию, абилитацию, адаптацию можно считать этапами единого процесса интеграции.

В развитых станах мира, например, главным средством социальной интеграции является социализации личности, что означает её развитие во взаимодействии и под влиянием окружающей среды.

Выделяется две формы интеграции – социальная и педагогическая. Задача социальной интеграции заключается в адаптации ребенка с отклонениями к общей системе социальных отношений.

Интеграция людей с ограниченными возможностями должна включать:

  • воздействие на личность с отклонениями, как общества, так и социальной среды;
  • участие самого человека в данном процессе;
  • совершенствование самой системы социальных отклонений, которая порой недоступна для людей с ограниченными возможностями здоровья.

Идеи социальной интеграции в Европе и США

Обучать детей с проблемами развития необходимо в соответствии с их умственными потребностями – составить однородную группу по умственным способностям и характеру и каждую такую группу учить сообразно с правилами социальной педагогики.

В 1914 г в Англии был принят закон, устанавливающий типы учреждений, где обучаются дети с нарушением интеллекта, кроме этого в обычных школах появились специальные классы – это стремление усиливается с 1944 г. В Англии утверждается тенденция – не отрывать от нормальной среды умственно ненормальных детей. Новая тенденция в стране наметилась в 60-70-е годы прошлого века, которая заключалась в организации помощи детям, имеющим проблемы в развитии.

Тенденция распространяется на Скандинавские страны и США, где становится господствующей. Речь идет об интеграции, суть которой заключается в объединении нормально развивающихся детей и детей с особым развитием. Цель этой интеграции – наибольший эффект в развитии и социальной адаптации детей с особыми потребностями.

Данная интеграция привела к свертыванию специализированных учреждений и, заслуживает, как говорят специалисты, положительной оценки.

Специалисты США, исследовав эту проблему, пришли к выводу, что решающую роль в социальной адаптации детей с ограниченными возможностями играет возможность их общения с нормальными детьми – результатом этого становится более высокий уровень социальной компетенции. Американские психологи убеждены, что интеграция обеспечивает нормализацию взрослых с дефектами развития и их полное слияние с обычной средой.

Идея социальной интеграции в США на уровне закона была оформлена в 1975 г. В 70-е годы XX века в США для детей с нарушением интеллекта появились диагностические центры, учебно-воспитательные учреждения, где наряду с нормальными детьми обучаются дети с недоразвитием интеллекта. При массовых школах созданы восстановительные кабинеты, где со специалистом несколько часов занимаются дети с интеллектуальной недостаточностью. Однако ряд американских специалистов в этой области разочарованы в идее интегрированного обучения и считают, что это шаг назад в развитии помощи детям с ограниченными возможностями.

Страны Скандинавии шли к интеграции своим путем, который можно назвать «колыбелью интеграции».

Своя история и у Италии, где этот процесс начался в 60-70-е годы XX века и имел цель – достигнуть прогрессивных изменений в психиатрических лечебных учреждениях, отменить социальное обособление и изоляцию неопасных лиц с нарушенной психикой.

В европейских странах складывается своя система воспитания и обучения детей с нарушением интеллекта, принимаются свои принципы организации учебно-воспитательного процесса.

Идеи социальной интеграции в России

В России социальная помощь начиналась с возникновения богаделен – это были специальные учреждения для призрения лиц престарелых, немощных, увечных, по каким-то причинам неспособных к труду.

Содержание богаделен осуществлялось за счет частной милостыни. До конца XVIII века забота о надлежащей организации таких учреждений была очень слабой. Ситуация должна была измениться в результате вышедшего указа Федора Алексеевича в 1682 г. Затем последовал указ Петра I – в 1712 г по всем губерниям должны были быть созданы богадельни для престарелых и увечных.

В петровское время появилось более 20 актов в законодательных документах, которые непосредственно относились к благотворительности.

В 1707 г в Нижнем Новгороде был открыт первый приют для детей-сирот и безнадзорных – открыл его митрополит Иов.

Первые вспомогательные классы и школы открылись в России после революции 1905 г. Первые упоминания об интеграции относятся к 1910 г и прозвучали они на Первом Всероссийском съезде по экспериментальной педагогике, который проходил в Петербурге.

Большие дебаты вызвал вопрос о изолированности детей с особым развитием путем создания вспомогательных школ. Высказывались и такие мнения, что целесообразнее вспомогательные классы создавать при массовых школах. Это была борьба передовой русской общественности за воспитание и обучение детей, имеющих проблемы в развитии. В ходе этой борьбы была выработана программа осуществления общественной помощи, однако эту программу помощи государство не приняло.

Что касается сегодняшнего дня, то в России получили развитие две формы интеграции – интернальная и экстернальная.

Интернальная форма интеграции осуществляется внутри системы специального образования, например, дети с нарушенным интеллектом и ещё дополнительными нарушениями интегрируются в специальные образовательные учреждения и обучаются в отдельных классах.

Экстернальная интеграция предусматривает взаимодействие специального и массового образования.

Замечание 3

Современное специальное образование в России – это сложная и дифференцированная система коррекционных учреждений, медико-психолого-педагогических и реабилитационных центров. Появляются новые типы учреждений, где дети с особыми нуждами получают комплексную помощь и поддержку.

ИНТЕГРАЦИЯ — это… Что такое ИНТЕГРАЦИЯ?

  • ИНТЕГРАЦИЯ —         культурная         состояние внутр. целостности культуры и согласованности между разл. ее элементами, а также процесс, рез том к рого является такое взаимосогласование. Термин “И.к.”, используемый преимущественно в амер. культурной… …   Энциклопедия культурологии

  • Интеграция — Интеграция: В Викисловаре есть статья «интеграция» Интеграция  сплочение, объединение политических, экономических, го …   Википедия

  • ИНТЕГРАЦИЯ — (лат.). Соединение в одно целое того, что раньше существовало в рассеянном виде, вслед за чем наступает дифференциация, т. е. постепенное увеличение различия между первоначально однородными частями. Из интеграции, сопровождаемой дифференциациею… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • ИНТЕГРАЦИЯ — (от лат. integer целый) объединение экономических субъектов, углубление их взаимодействия, развитие связей между ними. Экономическая интеграция имеет место как на уровне национальных хозяйств целых стран, так и между предприятиями, фирмами,… …   Экономический словарь

  • ИНТЕГРАЦИЯ —         (лат. integratio восстановление, восполнение, от integer целый), сторона процесса развития, связанная с объединением в целое ранее разнородных частей и элементов. Процессы И. могут иметь место как в рамках уже сложившейся системы в этом… …   Философская энциклопедия

  • интеграция — и, ж. intégration f. <, лат. integratio. 1. Объединение в целое каких л. частей. БАС 1. Процесс интеграции и дисинтграции. ОЗ 1873 2 2 232. Как сильны и те устои , на которых раньше совершилась интеграция <общины>. ОЗ 1878 5 1 120. 2.… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ИНТЕГРАЦИЯ — (латинское integratio восстановление, восполнение, от integer целый), понятие, означающее состояние связанности отдельных дифференцируемых частей и функций системы в целое, а также процесс, ведущий к такому состоянию (например, интеграция в науке …   Современная энциклопедия

  • интеграция — интегрирование, объединение, соединение, слияние; слитие Словарь русских синонимов. интеграция см. объединение 3 Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова …   Словарь синонимов

  • ИНТЕГРАЦИЯ — (integration) Объединение двух или более компаний под одним контролем в целях взаимной выгоды, уменьшения конкуренции, снижения издержек за счет сокращения накладных расходов, обеспечения большей доли рынка, объединения технических или финансовых …   Финансовый словарь

  • Интеграция — (integration)    См. Экономическая интеграция …   Экономико-математический словарь

  • Интеграция — объединение. Словарь бизнес терминов. Академик.ру. 2001 …   Словарь бизнес-терминов

  • Интеграция — это… Что такое Интеграция?

  • ИНТЕГРАЦИЯ —         культурная         состояние внутр. целостности культуры и согласованности между разл. ее элементами, а также процесс, рез том к рого является такое взаимосогласование. Термин “И.к.”, используемый преимущественно в амер. культурной… …   Энциклопедия культурологии

  • Интеграция — Интеграция: В Викисловаре есть статья «интеграция» Интеграция  сплочение, объединение политических, экономических, го …   Википедия

  • ИНТЕГРАЦИЯ — (лат.). Соединение в одно целое того, что раньше существовало в рассеянном виде, вслед за чем наступает дифференциация, т. е. постепенное увеличение различия между первоначально однородными частями. Из интеграции, сопровождаемой дифференциациею… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • ИНТЕГРАЦИЯ — (от лат. integer целый) объединение экономических субъектов, углубление их взаимодействия, развитие связей между ними. Экономическая интеграция имеет место как на уровне национальных хозяйств целых стран, так и между предприятиями, фирмами,… …   Экономический словарь

  • ИНТЕГРАЦИЯ —         (лат. integratio восстановление, восполнение, от integer целый), сторона процесса развития, связанная с объединением в целое ранее разнородных частей и элементов. Процессы И. могут иметь место как в рамках уже сложившейся системы в этом… …   Философская энциклопедия

  • интеграция — и, ж. intégration f. <, лат. integratio. 1. Объединение в целое каких л. частей. БАС 1. Процесс интеграции и дисинтграции. ОЗ 1873 2 2 232. Как сильны и те устои , на которых раньше совершилась интеграция <общины>. ОЗ 1878 5 1 120. 2.… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ИНТЕГРАЦИЯ — (латинское integratio восстановление, восполнение, от integer целый), понятие, означающее состояние связанности отдельных дифференцируемых частей и функций системы в целое, а также процесс, ведущий к такому состоянию (например, интеграция в науке …   Современная энциклопедия

  • интеграция — интегрирование, объединение, соединение, слияние; слитие Словарь русских синонимов. интеграция см. объединение 3 Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова …   Словарь синонимов

  • ИНТЕГРАЦИЯ — (integration) Объединение двух или более компаний под одним контролем в целях взаимной выгоды, уменьшения конкуренции, снижения издержек за счет сокращения накладных расходов, обеспечения большей доли рынка, объединения технических или финансовых …   Финансовый словарь

  • Интеграция — (integration)    См. Экономическая интеграция …   Экономико-математический словарь

  • Интеграция — объединение. Словарь бизнес терминов. Академик.ру. 2001 …   Словарь бизнес-терминов

  • методологические аспекты – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

    ПСИХОЛОГИЯ

    УДК 159.9

    Мазилов Владимир Александрович

    доктор психологических наук, профессор Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского

    v. [email protected].org

    ИНТЕГРАЦИЯ В ПСИХОЛОГИИ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

    Исследование выполнено при финансовой поддержке государственного задания № 25.8407.2017/8.9

    В статье обсуждается проблема интеграции в психологии. Актуальность интеграции высока, но идет она крайне медленно. Могут быть обнаружены причины. Не вполне адекватны установки представителей психологического сообщества в отношении понимания технологии и средств интеграции, ее механизмов; имеет место отсутствие необходимого методологического аппарата для разработки технологии взаимодействия; имеет место отсутствие позитивных примеров реализации обоих видов интеграционных процессов. Утверждается, что решению проблемы интеграции препятствуют другие нерешенные проблемы психологии. К их числу относится неопределенный статус психологии и, как следствие, неоднозначные взаимоотношения с другими науками, множественность трактовок предмета психологии. Статья посвящена обоснованию и теоретической проверке конструкта «внутренний мир человека» на соответствие основным требованиям «предмета психологии». Выявляется как реализуются функции предмета и выполняются характеристики предмета психологии в том случае, когда в качестве предмета выступает внутренний мир человека.

    Ключевые слова: интеграция, наука, психология, предмет науки, внутренний мир человека.

    Интеграция сегодня являет собой одну из наиболее многогранных и сложных проблем российской психологии. Современные психологи очень часто заявляют, что интеграция это ценность. Речь при этом идет: 1) об интеграции сообщества психологов, 2) об интеграции психологического знания. Необходимость осуществления интеграции объявляется и на уровне отдельных отраслей психологического знания, и на уровне всего массива знания, накопленного в психологии [2; 9; 3; 4]. Интеграция понимается как одно средство решения накопившихся в науке методологических, теоретических, прикладных проблем и трудностей. Более того, иногда интеграцию представляют и как фактор развития психологии как научной дисциплины [8; 5]. Между тем современный этап в развитии психологической науки противоречив. Собственно противоречие состоит в том, что актуальность интеграционных процессов высока, но их осуществление в действительности идет весьма медленно [7; 6]. Существуют, конечно, определенные причины такого положения дел.

    1. Имеют место не вполне адекватные установки в отношении понимания технологии и средств интеграции, ее механизмов у представителей психологического сообщества.

    2. Имеет место отсутствие необходимого методологического аппарата для разработки технологии взаимодействия. Речь идет о взаимодействии разных подходов, взаимодействии разных научных школ и традиций. К исследованию тех или иных проблем психологии различные исследователи подходят по-разному, методологический аппарат взаимопонимания и взаимодействия пока что отсутствует.

    3. Имеет место отсутствие позитивных примеров реализации обоих видов интеграционных

    процессов. Речь идет о реализации интеграции в психологическом сообществе и психологическом знании.

    Однако, несмотря на трудности и проблемы интеграция неуклонно осуществляется, хотя и не теми темпами, каких бы хотелось. Интеграция по-прежнему выступает важной стратегической задачей психологии, стоящей перед психологическим сообществом. Можно говорить о стихийной интеграции, которая реализуется в практике осуществления научных исследований и естественного общения ученых. В этом она происходит и могут быть выделены и описаны ее механизмы [5].

    Цель настоящей статьи — наметить некоторые перспективы исследований в направлении интеграции. Обозначим некоторые методологические вопросы, которые связаны с проблемами интеграции в психологии. Для обсуждения и возможного решения проблемы интеграции кроме множества вопросов (что совершенно естественно) надо определить позицию по некоторым проблемам. И вот эти проблемы, когда начинаешь пытаться их анализировать, раскрывают свою сущность: обнаруживается, что за одной проблемой находится другая. И ситуация повторяется. То есть мы имеем дело с «матрешкой».

    Поясним нашу мысль. ]4 2

    21

    ных подходов. Английский философ Г. Райл пишет так: «В той же мере, в какой «медицина» является названием достаточно произвольного консорциума более или менее связанных между собой исследований и методов, у которого — за ненадобностью -нет логически упорядоченной программы, термин «психология» может для удобства обозначать в некоторой степени случайное объединение различных исследований и методов… Слово «психология» не является названием единой гомогенной теории» [11, с. 313]. Оставим на совести сочинителя корректность сравнения фундаментальной науки с медициной. Но позицию зафиксируем. Это проблема второго уровня, вторая «матрешка».

    Третья матрешка, которая обнаруживается под второй, — понимание и трактовка предмета психологии. Ясно, что от трактовки предмета зависит в конечном счете и то, как будет выглядеть «пространство научной психологии», и то, сколько пси-хологий будет, и то, как они будут соотноситься с другими науками.

    Попробуем обсудить этот комплекс вопросов в первом приближении.

    Взаимоотношения и классификации наук. Издавна этими вопросами занималась философия. Известно множество классификаций — от Платона и Аристотеля. Собственно, на каждом этапе развития науки представления о взаимоотношениях наук изменялись, что фиксировалось в разрабатываемых классификациях. Этого вопроса мы в настоящей статье еще коснемся. Автор очень интересной работы по проблеме места психологии в классификациях наук А.А. Федоров с присущим ему юмором отмечает: «Поиск психологией своего места в системе научного знания — это история метаний, порой драматических, порой комичных. Наша наука похожа на мяч, которым вот уже на протяжении более чем двухсот лет перекидываются волейбольные команды «физиков» и «лириков». В конце концов, мяч, видимо, устав, решил зависнуть над сеткой… Это подвешенное состояние мы — психологи, великолепные мастера рационализации! — теперь называем центральным» [12, с. 3].

    Разумеется, в рамках маленькой статьи нет возможности обсудить эту проблему в сколь-нибудь широком формате, поэтому ограничимся некоторыми замечаниями. Обзор подходов и глубокий анализ по поводу классификации наук можно найти в уже упоминавшейся работе А. А. Федорова.

    Свой анализ подходов к классификации наук А.А. Федоров заключает следующим образом: «Долгие блуждания со всей очевидностью показали, что положение психологии в системе научного знания — одна из ключевых проблем психологической науки, неразрывно связанная с вопросом о ее предмете и внутренней структуре. С одной стороны, отсутствие ясного и общепринятого определения предмета психологии, конституирующего

    науку, оставляет открытым вопрос о ее междисциплинарных связях. С другой — особое место современной психологии среди наук — центральное, как считают некоторые, — создает дополнительные трудности на пути установления сущности психологического знания. И если мы хотим знать, в чем заключается сущность психологической науки, нам придется ответить и на вопрос, какое место она занимает в системе наук. А иначе блуждать нам еще не одну сотню лет…» [12, с. 93].

    Остается порекомендовать прислушаться к опыту К.Г. Юнга. Наивно было бы полагать, что психология близка к своему финальному состоянию. Юнг писал, что мы пока не можем оценить роль «психологического фактора»: «мы еще очень далеки от того, чтобы даже приблизительно понять его сущность» [19, с. 418].

    Как быть, однако, нам, живущим в XXI столетии и пытающимся размышлять о судьбе психологической науки? Времени ждать, пока проявится сущность психики, у нас нет. Кстати сказать, можно по-разному относиться к попыткам классифицировать науки и, в частности, к исследованиям Б.М. Кедрова. Во всяком случае, три тома его изысканий вызывают уважение к проделанной скрупулезной работе. Все хорошо знают про треугольник Б.М. Кедрова: «Психология, которая связана и с естествознанием, и с философией, и с общественными науками, оказывается на этой схеме в особом положении. Чтобы отразить все существующие связи, Кедров изображает ее не на самом круге наук, а внутри круга и треугольника. С естественными науками психология связана через учение о ВНД и зоопсихологию, с общественными — через социальную психологию, с философией — через изучение мышления» [12, с. 73].

    Хотелось бы понять, почему раньше тем же Кедровым проводились тщательные исследования, а теперь вопрос решается росчерком пера чиновника. Кто может объяснить, почему психология стала вдруг относиться к социогуманитарным наукам? На основании каких данных вынесен вердикт? Бог весть.

    Но куда хуже другое: уважаемые члены научного психологического сообщества такую идентификацию приняли и пытаются ей соответствовать. Кстати, по этой логике получается, что такие респектабельные отрасли психологии как психогенетика, зоопсихология или нейропсихология относятся к социогуманитарному знанию?

    Как говорится, это вряд ли. Тем не менее, что нам стоит делать, даже если мы пока не понимаем сущность?

    Можно полагать, что надо вначале понять, какой должна быть психология. В этом направлении многое уже ясно. Приведем две цитаты из труда замечательного русского философа, опубликованного ровно сто лет назад. «Современная так на-

    зываемая психология есть вообще не психология, а физиология. Она есть не учение о душе как сфере некой внутренней реальности, которая — как бы ее ни понимать — непосредственно, в самом опытном своем содержании, отделяется от чувственно-предметного мира природы и противостоит ему, а именно учение о природе, о внешних, чувственно-предметных условиях и закономерностях сосуществования и смены душевных явлений. Прекрасное обозначение «психология» — учение о душе — было просто незаконно похищено и использовано, как титул для совсем иной научной области; оно похищено так основательно, что, когда теперь размышляешь о природе души, о мире внутренней реальности человеческой жизни как таковой, то занимаешься делом, которому суждено оставаться безымянным или для которого надо придумать какое-нибудь новое обозначение. И даже если примириться с новейшим, искаженным смыслом этого слова, нужно признать, что, по крайней мере, три четверти, так называемой, эмпирической психологии и еще большая часть, гак называемой, «экспериментальной» психологии есть не чистая психология, а либо психо-физика и психофизиология, либо же — что точнее уяснится ниже — исследование явлений хотя и не физических, но вместе с тем и не психических» [13, с. 423]. И «одно лишь несомненно: живой, целостный внутренний мир человека, человеческая личность, то, что мы вне всяких теорий называем нашей «душой», нашим «духовным миром», в них совершенно отсутствует. Они заняты чем-то другим, а никак не им. Кто когда-либо лучше понял себя самого, свой характер, тревоги и страсти, мечты и страдания своей жизни из учебников современной психологии, из трудов психологических лабораторий? Кто научился из них понимать своих ближних, правильнее строить свои отношения к ним?» [13, с. 423].

    Как понятно из второй приведенной цитаты, мы полагаем, что то, что презрела психофизиология — живой, целостный внутренний мир человека — на самом деле является подлинным предметом психологической науки в том высоком смысле слова, о котором С.Л. Франк писал в первом приведенном фрагменте. По нашему мнению, предметом научной психологии целесообразно считать внутренний мир человека. Согласно В. Д. Шадри-кову, «внутренний мир человека представляет собой потребностно-эмоционально-информацион-ную субстанцию, которую можно рассматривать как душу человека в ее научном понимании» [14, с. 69]. В. Д. Шадриков комментирует стратегию исследования внутреннего мира: «При рассмотрении внутреннего мира как целостной субстанции необходимо постоянно иметь в виду его компоненты, в качестве которых выступают: мотивация, эмоции и чувства, воля, содержание психики, определяемое бытием человека. В целях более глубокого по-

    нимания сущности внутренней жизни изучаются компоненты внутреннего мира, как части целого. Показывается их место в структуре внутреннего мира, раскрывается динамика развития. Особое внимание уделяется взаимным связям и взаимопроникновению компонентов, благодаря чему и формируется целостный внутренний мир. На основе изучения мотиваций, эмоций и чувств, воли, раскрывается процесс формирования личностных качеств, которые проявляются как устойчивые формы поведения. Показываются механизмы включения личностных качеств в динамику внутренней жизни человека» [15, с. 3].

    Был подготовлен и издан учебник для психологов и студентов гуманитарных направлений и специальностей [14]. При подготовке учебника использовалась новая трактовка предмета психологической науки. В качестве предмета было предложено рассматривать внутренний мир человека. Данный вариант понимания предмета психологической науки представляется вполне конструктивным. Предмет «внутренний мир человека» не только заявлен, но и максимально эксплицирован. В тексте максимально полно представлена внутренняя архитектоника предмета. Представляется, что это новый для психологии способ определения предмета. Поясним этот тезис. Как известно, при определении предмета используют следующую стратегию: объявляя тот или иной предмет, в дальнейшем рассмотрении «заменяют» его на «единицу», «клеточку», которая данному предмету соответствует. Как результат из психологии фактически исчезает совокупный предмет. Между тем, совокупный предмет совершенно необходим, так как выполняет важные функции: его непредставленность в структуре психологического знания лишает возможности выполнения важнейших операций с содержанием научной дисциплины. В соответствии с распространенным мнением «клеточку изучать проще», но эта простота оказывается очень коварной: вместе с совокупным предметом, подлежащим изучению в полном объеме, из психологии уходит возможность глубже понять само психическое и механизмы его функционирования. «В рассматриваемом случае внутренний мир человека представляет собой совокупный предмет — психе как целое — который в процессе рассмотрения подвергается анализу. Обратим внимание на то, что в этом случае психология обретает перспективу не-редуктивного объяснения, ибо впервые пожелание Э. Шпрангера становится реальным — объяснять психическое через психическое. Можно сказать, что в настоящем подходе реализован научный идеал, выраженный В. ]4 2

    23

    Обратим внимание на то, что трактовка совокупного предмета как внутреннего мира человека, подчеркивает его целостность, но утверждает наличие во внутреннем мире различных структур. Эти структуры гетерогенны. Таким образом, утверждается, что внутренний мир человека сложное образование. Формулируемый нами подход означает категорический разрыв с той традицией, которая со времен Фомы Аквинского (13 век) утверждает, что душа (психика) есть простая вещь, познающая себя и другие вещи. Удивительно, но психологические школы и направления, включая современные, следовали этому древнему, но весьма спорному учению. Отсюда, кстати, следует, что неявно предполагается, что метод изучения тоже должен быть простым. Нам это также представляется недоразумением и анахронизмом: очевидно, что мир сложен, поэтому и методы его исследования используются разные — в зависимости от того, какая часть мира исследуется. Поэтому, говоря о методах, стоит подчеркнуть, что чаще всего речь идет о комплексе методов, их сочетании. Иными словами, используются методы, как из арсенала естественнонаучной психологии, так и из обоймы герменевтических методов [6, с. 182].

    Хотелось бы акцентировать несколько принципиально важных моментов.

    Первое. В статье предлагается пересмотр предмета психологии. В соответствии с выше изложенным, в качестве предмета психологии понимается внутренний мир человека. Выбор адекватного предмета имеет решающее значение как для успешности конкретного исследования, так и для самоопределения науки в целом. С нашей точки зрения, это важный шаг, имеющий большие последствия, существенно перестраивающий представление об общей психологии [14].

    Второе. Мир, как мы уже отмечали, сложен. «Поэтому стоит быть готовым к тому, что в рамках внутреннего мира представлены разные механизмы. Вряд ли мы поймем ощущения без использования понятия отражение. Но это никоим образом не означает, что вся остальная психическая жизнь тоже отражение» [6, с. 183]. Вспомним, что уже Аристотель отмечал, что «мыслить — это во власти самого мыслящего, когда бы оно ни захотело помыслить; ощущение же не во власти ощущающего, ибо необходимо, чтобы было налицо ощущаемое» [1, с. 407]. «Надо полагать, что и механизмы этих процессов различны. Вряд ли стоит распространять принцип отражения на все. Отражение несомненно имеет место в области чувственного познания, создавая чувственную ткань, но мы знаем, что уже на уровне восприятий сталкиваемся с заметным «обратным влиянием», когда внутренний мир фактически организует перцепцию» [6, с. 183].

    Третье. Как представляется, новое понимание предмета психологии позволяет преодолеть нераз-

    решимые трудности в объяснении психического. Этот тезис нуждается в пояснении. Дело в том, что традиционная трактовка предмета делает практически неизбежной редукцию психического к непсихическому в той или иной форме. Почему так происходит? Ответ прост. Трактовка предмета как внутренне простого предполагает использование именно причинно-следственного объяснения. Специфика причинного объяснения прекрасно показана в работах замечательного отечественного философа Е.П. Никитина. Существенно, что сведение, редукция предполагает причинно-следственные отношения.

    Представляется полезным вспомнить гносеологическую характеристику причинного объяснения. Е.П. Никитин характеризует специфику причинного объяснения следующим образом: «Причинное объяснение является относительно простым видом объяснения. Оно раскрывает сущность как нечто «пассивное», «страдательное», произведенное другим объектом. А такое исследование объекта всегда оказывается более простым, нежели анализ его собственного активного функционирования. Причинное объяснение часто исследует объект не имманентно, а «со стороны», посредством указания другого, внешнего объекта. Это происходит в тех случаях, когда объясняемый объект произведен так называемой внешней причиной. Исследование же объекта «извне», через его внешние соотношения с другими объектами, как показывает история науки, является более простым, нежели имманентное познание внутренних связей и структуры. Все эти факторы обусловливают относительно большую простоту причинного и вообще генетического объяснения…» [10, с. 88-89].

    Таким образом, «активное функционирование объекта» не раскрывается и «имманентное познание внутренних связей и структуры» не осуществляется (что, заметим, является важнейшей задачей, в частности, психологической науки). Отсюда становится понятным, что источник активности психики «обнаруживается» в физиологии, социологии, логике и проч. — в зависимости от склонности использовать тот или иной тип редукции. По нашему глубокому убеждению, продуктивен тот подход, который видит источник активности психики в ней самой.

    Библиографический список

    1. Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 1. — М.: Мысль, 1976. — 550 с.

    2. Мазилов В.А. Психология академическая и практическая: Актуальное сосуществование и перспективы // Психологический журнал. -2015. — Т. 36. — № 3. — С. 87-96.

    3. Мазилов В.А. Методологические проблемы психологии в начале XXI века // Психологический журнал. — 2006. — Т. 27. — № 1. — С. 23-34.

    4. Мазилов В.А. Научная психология: проблема предмета // Труды Ярославского методологического семинара. Т. 2: Предмет психологии / под ред. В.В. Новикова, И.Н. Карицкого, В.В. Козлова, В.А. Мазилова. — Ярославль: МАПН, 2004. -С. 207-225.

    5. Мазилов В.А. Методология психологической науки: история и современность. — Ярославль: ЯГПУ, 2017. — 419 с.

    6. Мазилов В.А. Внутренний мир человека как предмет психологической науки // Ярославский педагогический вестник. — 2017 — № 4. — С. 178-185.

    7. Мазилов В.А., Злотникова Т.С. Архетип как код массовой культуры // Психологический журнал. — 2017. — Т. 38. — № 1. — С. 129-135.

    8. Мазилов В.А. Прогресс на фоне кризиса // Психологический журнал. — 2017. — Т. 38. — № 5. -С. 97-102.

    9. Мазилов В.А. Психология: взгляд в будущее // Вопросы психологии. — 2017. — № 6. — С. 107-116.

    10. Никитин Е.П. Объяснение — функция науки. — М.: Наука, 1970. — 286 с.

    11. Райл Г. Понятие сознания. — М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 1999. — 408 с.

    12. Фёдоров А.А. Психология в системе наук: историческая перспектива. — Новосибирск: Ново-сиб. гос. ун-т, 2009. — 104 с.

    13. Франк С.Л. Душа человека: Опыт введения в философскую психологию // Франк С.Л. Предмет знания. Душа человека. — СПб.: Наука, 1995. -С. 417-632.

    14. Шадриков В.Д., Мазилов В.А. Общая психология. — М.: Юрайт, 2015. — 411 с.

    15. Шадриков В.Д. Внутренний мир человека. -М., 2006. — 386 с.

    16. Шадриков В.Д. О предмете психологии (Мир внутренней жизни человека) // Психология. Журнал Высшей школы экономики. — 2004. — Т. 1. -№ 1. — С. 5-19.

    17. JungK.G. Die Bedeutung von Konstitution und Vererbung fur die Psychologie // Ges. Werke. Bd.8. -1967. — S. 418-423.

    References

    1. Aristotel’. Sochineniya: v 4 t. T. 1. — M.: Mysl’, 1976. — 550 s.

    2. Mazilov V.A. Psihologiya akademicheskaya i prakticheskaya: Aktual’noe sosushchestvovanie i

    perspektivy // Psihologicheskij zhurnal. — 2015. -T. 36. — № 3. — S. 87-96.

    3. Mazilov V.A Metodologicheskie problemy psihologii v nachale XXI veka // Psihologicheskij zhurnal. — 2006. — T. 27. — № 1. — S. 23-34.

    4. Mazilov V.A. Nauchnaya psihologiya: problema predmeta // Trudy YAroslavskogo metodologicheskogo seminara. T. 2: Predmet psihologii / pod red. V.V. Novikova, I.N. Karickogo, V.V. Kozlova, VA. Mazilova. — YAroslavl’: MAPN, 2004. — S. 207-225.

    5. Mazilov V.A. Metodologiya psihologicheskoj nauki: istoriya i sovremennost’. — YAroslavl’: YAGPU, 2017. — 419 s.

    6. Mazilov V.A. Vnutrennij mir cheloveka kak predmet psihologicheskoj nauki // YAroslavskij pedagogicheskij vestnik. — 2017 — № 4. — S. 178-185.

    7. Mazilov V.A., Zlotnikova T.S. Arhetip kak kod massovoj kul’tury // Psihologicheskij zhurnal. -2017. — T. 38. — № 1. — S. 129-135.

    8. Mazilov V.A. Progress na fone krizisa // Psihologicheskij zhurnal. — 2017. — T. 38. — № 5. -S. 97-102.

    9. Mazilov VA. Psihologiya: vzglyad v budushchee // Voprosy psihologii. — 2017. — № 6. — S. 107-116.

    10. Nikitin E.P. Ob»yasnenie — funkciya nauki. -M.: Nauka, 1970. — 286 s.

    11. Rajl G. Ponyatie soznaniya. — M.: Ideya-Press, Dom intellektual’noj knigi, 1999. — 408 s.

    12. Fyodorov A.A. Psihologiya v sisteme nauk: istoricheskaya perspektiva. — Novosibirsk: Novosib. gos. un-t, 2009. — 104 s.

    13. Frank S.L. Dusha cheloveka: Opyt vvedeniya v filosofskuyu psihologiyu // Frank S.L. Predmet znaniya. Dusha cheloveka. — SPb.: Nauka, 1995. -S. 417-632.

    14. SHadrikov V.D., Mazilov V.A. Obshchaya psihologiya. — M.: YUrajt, 2015. — 411 s.

    15. SHadrikov V.D. Vnutrennij mir cheloveka. -M., 2006. — 386 s.

    16. SHadrikov V.D. O predmete psihologii (Mir vnutrennej zhizni cheloveka) // Psihologiya. ZHurnal Vysshej shkoly ehkonomiki. — 2004. — T. 1. — № 1. -S. 5-19.

    17. Jung K.G. Die Bedeutung von Konstitution und Vererbung fur die Psychologie // Ges. Werke. Bd.8. -1967. — S. 418-423.

    Педагогика. Психология. Социокинетика J №2

    25

    Интеграция собственного Я — Pro-Psixology.ru

    Как уже упоминалось, интеграция может обозначать как слияние двух внешних восприятий людей в виде разных частей объекта вне себя самого, так и внутреннюю интеграцию отдельных частей самого себя. Так же, как ребенок воспринимает свою мать в виде двух отдельных объектов (добрую и злую), он воспринимает и себя самого как две отдельные личности. Если родитель проявляет любовь, внимание и поощряет ребенка, тот воспринимает себя как «хорошего», то есть любимого, ценного и достойного заботы и ласки. И наоборот, если мать не оправдывает ожидания ребенка, он ощущает себя «плохим», то есть ненужным, ненавистным и неважным для нее. Внутренняя интеграция становится возможной, когда ребенок начинает ощущать себя единой личностью, независимо от реакции родителя. Эта важная веха в развитии называется «константность самости», и она не может быть достигнута, пока не установилась константность объекта. Ребенок, достигший константной самости, будет чувствовать себя спокойно, даже если в данный момент мама злится на него.

    Интеграция собственного Я представляет собой нечто большее, чем простое слияние хорошего и плохого Я в одно целое. Существуют более тонкие нюансы самосознания, которые требуют признания себя частью цельной личности — те части, каких родители, возможно, не одобрят. Приведенный выше пример Александра Портного из романа Филиппа Рота является хорошей иллюстрацией сложности интегрирования собственной сексуальности, когда довлеющая властная мать постоянно отвергает этот аспект своего ребенка как несуществующий. Успешно интегрированное Я способно видеть и принимать все части себя связанными и функционирующими как единое целое. Слишком жесткие родители вынуждают детей скрывать некоторые части своей личности, которые неприятны родителям. Одним из обычно отвергаемых аспектов детской личности является гнев, и родители часто отказываются признавать, что для проявления гнева у ребенка есть причины, в то время как повод сердиться у него на самом деле существует. В некоторых особо запущенных случаях, когда ребенка жестоко наказывают за проявления гнева, он полностью подавляет собственное осознание этого состояния. Вопиющий пример недостаточной интеграции собственного Я встретился мне в истории болезни пациента, страдавшего практически полным распадом структуры Эго. Этот случай, подобно истории Фреды и Греты, недифференцированных сестер-близнецов, особенно убедительно доказывает значение этих Эго-процессов в формировании экстремальных случаев психопатологий. Следующий пример не показателен с точки зрения роли недостаточной интеграции в расстройствах характера, поскольку имеет гораздо более тяжелые последствия, но в качестве иллюстрации переживания такого чрезвычайного состояния представляет определенный интерес: Он больше не мог сказать наверняка, из каких частей своих родителей он состоял, и каждая часть принадлежала к разной национальности: его отец был англичанином, мать — наполовину немкой, наполовину полькой, в настоящее время проживающей в Англии. Каждая «часть» имела особые, свойственные только ей одной, характеристики. Его отец — профессор, кроме того, он был и потомственным военным, но в то же время был пацифистом; он принадлежал к высшему и низшему социальному классу, был консерватором и социалистом и т.п. Он стал считать свою мать еврейкой. Каждой «части» он присвоил национальность: одна «часть» его была прусской, очень суровой, другая «часть» была английской, еще одна -польской и т.д. Одно время он хотел стать евреем, но позже расхотел. Восхищаясь ими поначалу, потом их критиковал (Rey, 1979: 458).

    Этот пример иллюстрирует внутренний опыт личности, неспособной интегрировать все свои части и достичь осознания собственного Я. Недостаточная согласованность внутри Эго-структуры приводит к неспособности связать воедино несопоставимые части личности. Слабо интегрированное Эго оставляет своего несчастного хозяина на пороге хаоса. Это еще одна из «основных» причин (как оказывается, таких «основных» причин, вносящих свой вклад в возникновение расстройств личности во взрослом возрасте, можно насчитать больше десятка), приводящих к тому, что ребенок, воспитанию которого не уделялось должного внимания, превращается в запутавшегося, блуждающего в хаосе собственной психики взрослого, легко поддающегося влиянию других людей. Слабо интегрированная личность имеет до того противоречивые представления о себе самой и о других людях, что теряет уверенность в собственном восприятии, своих чувствах и мнениях. Она легко становится жертвой людей, которые — как ей кажется, очень убедительно — навязывают ей другую версию реальности, потому что она совершенно не уверена в своих собственных переменчивых и хаотических воззрениях. Недостаток интеграции играет большую роль при любом столкновении мнений. Особенно это касается сценария насилия, где доминирующая личность принуждает подчиненного партнера принять его искаженное представление о реальности.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Интеграция — что это такое простыми словами и какие вещи можно интегрировать

    Обновлено 24 июля 2021
    1. Понятие «интеграция»
    2. По каким принципам можно интегрировать
    3. Интеграция в различных сферах
    4. Интеграция экономике
    5. Что и как можно интегрировать в политике
    6. В науке и педагогике

    Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Существует множество терминов, которые мы вставляем к месту и не к месту в свою речь, точно не зная, что они обозначают.

    К таковым относится и понятие «интеграция». Разберемся, что определяет этот термин, и в каких сферах применяется.

    Понятие «интеграция»

    В переводе с латыни «интеграция» это «вставка, соединение». Рассуждая логически, делаем вывод, что «интегрировать», значит, вставлять какую-то часть в единое целое.

    А «интегрировать» — это значит объединить, слить (например, компании), переплести, вставить, добавить, соединить и т.п.

    Простой пример: собирая пазл, мы интегрируем его фрагменты в единую картинку. Развитие человеческого общества – это тоже череда интеграций и дифференциаций (разделения целого на составные части).

    Интегрировать что-то можно двумя путями:

    1. Внедряя элемент в уже существующую систему. Пример: СССР образовался в 1922 году в составе 4 республик, а к 1929 году их стало 7. То есть новые советские республики были интегрированы в состав СССР.
    2. Создавая единую систему из разрозненных фрагментов. Пример – уже упомянутое складывание пазла.

    По каким принципам можно интегрировать

    Интеграция может происходить, основываясь на нескольких принципах. Рассмотрим основные из них подробней.

    1. Горизонтальный принцип – в этом случае объединяются объекты (например, страны), которые имеют такие признаки:
      1. находятся на одном уровне развития,
      2. могут осуществлять взаимовыгодное сотрудничество.

      Пример международной экономической интеграции горизонтальной модели – Евросоюз: страны имеют единую валюту, решают общие политические и экономические проблемы.

    2. Вертикальный – объединение объектов (например, производственных компаний), связанных между собой объективной технологической зависимостью. Ярким представителем компании, использующей принцип вертикальной интеграции, является холдинговая структура ОАО «Лукойл». В единой системе «завязаны» множество предприятий, обеспечивающие следующий цикл: добыча нефти, ее транспортировка, переработка, реализация топлива.
    3. Диагональный принцип – объекты структуры находятся на разном уровне развития и не связаны между собой. Каждый из объектов автономен, служит дополнением других объектов.

      Главная цель объединения на основе диагональной модели – это диверсификация, т. е. распределение инвестирования по нескольким направлениям с целью увеличить прибыль и (или) не допустить краха. Иными словами – «раскладывание яиц по разным корзинам».

      Наглядный пример – консорциум (объединение независимых предприятий) «Альфа-Групп». Интегрированные в консорциум предприятия занимаются инвестированием, страхованием (что это такое?), розничной торговлей, водоснабжением, производством и реализацией минеральной воды.

    Интеграция в различных сферах

    Интеграция – это процесс, который актуален для всех сфер жизни человека.

    И примеров тому множество:

    1. государства входят в различные политические, экономические, военные сообщества;
    2. предприятия объединяются в концерны (что это такое?), холдинги (что это?) и т. д.;
    3. обучающий процесс (педагогика) — становится популярным процесс, когда одна дисциплина проникает в другую и наоборот. В голове учащегося начинает складывать целостная картина, а не лоскутное одеяло:
    4. деятельность центральной нервной системы человека осуществляется на основе сенсорной интеграции: сигналы от органов восприятия поступают в головной мозг, там происходит анализ полученной информации, и человек совершает то или иное действие (например, дотронувшись до горячего утюга, сразу отдергивает руку).

    Интеграция в экономике

    Экономическая интеграция (ЭИ) – сближение (или объединение) предприятий, отраслей и регионов. Если ЭИ выходит за рамки одной страны, то тогда речь идет о международной экономической интеграции (МЭИ).

    Это создание взаимовыгодных экономических отношений между государствами. Регулируется соглашениями на международном уровне. Подобное сотрудничество дает участникам ЭИ расширенный доступ к материальным, трудовым и финансовым ресурсам, к новейшим технологиям и рынкам сбыта.

    Формы МЭИ представлены на схеме:

    Что и как можно интегрировать в политике

    Политическая интеграция (ПИ) – сближение деятельности политических единиц (государств, политических партий), целью которого является взаимное сотрудничество для достижения определенных результатов, близких всем членам интеграционного сообщества. ПИ бывает 2 видов:

    1. внутригосударственная: это интеграция на уровне партий, а также политических и общественных движений внутри отдельно взятой страны;
    2. межгосударственная: сотрудничество разных стран в достижении определенных целей, например, для обороны (НАТО).

    Интеграция в науке и педагогике

    Познание человеком сути вещей и явлений – бесконечный процесс. Чем глубже и точнее научные изыскания, тем очевидней, что полноценное изучение какого-либо объекта не может быть проведено в рамках только одной научной дисциплины.

    Биохимия – один из примеров симбиоза двух наук – биологии и химии. Невозможно понять принципы жизнедеятельности биологических организмов без знания химических процессов, происходящих в их клетках и тканях.

    Приведем еще примеры: геофизика, биофизика, кибернетика и т. д. Следовательно, интеграция наук – это объединение знаний, накопленных в рамках нескольких научных дисциплин, в единое целое для возможности всестороннего изучения объектов, явлений, процессов.

    Стремление понять мир, в котором мы живем, диктует необходимость научной интеграции. И это касается не только точных наук. Например, обществознание – это комплекс дисциплин, изучающих все стороны деятельности человеческого общества:

    1. правоведение,
    2. экономика (что это?),
    3. политология,
    4. социология,
    5. психология и т. д.

    Интеграция в обществознании – это рассмотрение изучаемого объекта не в рамках какой-либо из перечисленных наук, а в их совокупности.

    Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

    Теги (метки статьи):

    Интеграция

    нтеграция (лат.Integratio − восстановление, восполнение, от integer − целый) в переводе с латинского означает соединение отдельных частей в целое, единое [Словарь под ред. Кузнецова, 1998].

    Из этого определения следует, что интеграция это процесс, посредством которого из отдельных частей образуется  целое, обладающее  новыми, относительно бывших частей, свойствами.

    Понятие интеграции можно рассматривать в разных аспектах и сейчас этот термин встречается часто, в том числе всвязи с увеличением количества междисциплинарных научных исследований. Как психолога, меня в первую очередь интересует аспект интеграции человека.

    Рассмотрением вопроса интеграции человека занимается интегративная психология, в которой, согласно В.В. Козлову, можно выделить следующие аспекты:

    1)             интеграция, как системообразующий механизм процесса развития и изменения человека, способствующий благополучию на физическом, психическом и духовном уровнях;

    2)             интеграция, как необходимый базовый механизм превозмогания и позитивной трансформации кризисных этапов человеческого развития;

    3)             интеграция, как личностный и трансформационный процесс, направленный на консолидизацию, объединение, снятие напряжения.

     

    Возможность соотнесения понятия «интеграция» с понятием «человек», предполагает на мой взгляд ряд условий:

    1. Понимание, что человек, является уже некой целостностью и под интеграцией человека мы понимаем увеличение уровня его целостности. 

    «Процессы интеграции могут иметь место как в рамках уже сложившейся системы — в этом случае они ведут к повышению уровня ее целостности, организованности, так и при возникновении новой системы из ранее не связанных элементов.  В ходе процессов интеграции в системе увеличивается объем и интенсивность взаимосвязей и взаимодействии между элементами в частности надстраиваются новые уровни управления»(Козлов В.В.).

    ​2. Рассмотрение интеграции человека корректно при осуществлении целостного подхода, т.е. рассмотрение его как  системы. «Принцип целостности постулирует понимание человека как живой, открытой, сложной, многоуровневой самоорганизующейся системы, обладающей способностью поддерживать себя в состоянии динамического равновесия и генерировать новые структуры и новые ситуативные формы организации».

    3. Понимание условности выделения подсистем и частей в системе «человек»: «Интегративная психология утверждает идею о необходимости целостного изучения личности как системы, каждый элемент которой находится во взаимосвязи и взаи­мозависимости друг с другом. По­этому как выделение, так и изуче­ние каких-либо элементов по от­дельности становится возможным лишь в абстракции» (Козлов В.В.)

    Интеграция в концепции холизма,  как способ достижения целостности, являет собой путь эволюции от простого к более сложному, от несовершенного к совершенному, от больного к здоровому. «Интеграция является основой развития любой живой системы, тем более человека, это встроенный в сложную систему механизм, обеспечивающий развитие, эволюцию, адаптацию к новым условиям».

    Термин интеграция в психологии ввел К.Г. Юнг, обозначив им механизм достижения Самости. В психологии под интеграцией имеется ввиду в первую очередь процесс присоединения вытесненных в бессознательное частей психики к сознательной части. В этом заключается основной психотерапевтический механизм.

    В своей книге » Дыхательные психотехники. Методология интеграции» Татьяна Гинзбург, описывая человека как целое, выделяет в нем подсистемы, обозначенные как  

     Тело, Психика, Интеллект. По данным многолетних наблюдений за участниками дыхательных практик, она пишет о нескольких уровнях интеграции, которые могут произойти во время дыхательного процесса:

    1. Три подсистемы обычного человека не функционируют как единое целое (думаю одно, чувствую другое, делаю, или ощущаю третье). Имеются дисфункции, иными словами – проблемы, которые могут проявляться или через болезни, или через проблемы в отношениях с людьми, или через состояния страдания. Иллюстрацией этого уровня является выделение в современной медицине отдельных понятий физического, психического и умственного здоровья.
    2. Две подсистемы связаны между собой. На примере тела и психики:  когда они полностью связаны – каждое движение и ощущение в теле сопровождается психическими переживаниями, а любое эмоциональное переживание – вызывает мгновенный отклик в теле. Хотя в этом описании, уже есть некоторая некорректность, присущая линейному описанию, поскольку последовательности в данном случае нет, есть целостность этих двух систем, ощущение, эмоция и движение уже переживаются человеком как одно. Он уже не двигает своим телом как обычно. Оно само двигается – скажет он, если будет описывать подобное переживание. Чаще всего, подобная целостность переживается как – экстатическое состояние.
    3. Три подсистемы связаны – это такое состояние человека, при котором Тело, Психика, Интеллект объединены и работают полностью согласовано. В этом состоянии Интеллект правильно распознает то, что происходит с телом и психикой, и любая мысль и ассоциация влияют на психическое и телесное состояние. Мгновенное попадание на этот уровень обычно называется инсайтом. «Инсайт – внезапное осознание в ходе сильного внутреннего переживания». 

    Подробнее о том, как  происходит интеграция во время дыхательной сессии и что способствоваует интеграции, можно узнать из книги Т. Гинзбург  » Дыхательные психотехники. Методология интеграции», которую можно заказать, позвонив по одному из наших контактных номеров.

    Мое мнение о связи интеграции человека с его здоровьем и благополучием можно узнать из монографии: «Рефлексия как инструмент интеграции в здоровье и благополучие»

     

    Выборнова С.Г.

    На пути к интеграции: определение психического здоровья

    Река благополучия

    Источник: jacf5244 / fotolia

    Когда дело доходит до психического здоровья, мы стремимся облегчить симптомы, не определяя, что мы хотим переместить с на .

    Мы много знаем о том, что может пойти не так в мозгу, а также о том, как психические расстройства проявляются в симптомах и дисфункции. Но в то время как болезнь связана с тем, как вещи ломаются — как в том, как они функционируют, так и в том, как мы их изучаем, — здоровье — это интеграция.Независимо от состояния, цель состоит в том, чтобы сделать мозг более целым . Мы хотим, чтобы он функционировал как нечто большее, чем просто сумма его частей — какими бы они ни были. Чем более интегрирован мозг, тем более устойчивым и способным он становится.

    Психиатр Дэн Сигел, пионер в области исследования нейробиологии внимательности и здоровой привязанности, использует аналогию, согласно которой психическое здоровье можно представить себе как текущую реку, где один берег представляет собой хаос, а другой — жесткость.Цель состоит в том, чтобы избежать любой крайности и плавно течь по реке, проявляя больше контроля, когда это необходимо, и отпускать, когда застревает. Люди, хорошо плавающие по реке, обычно обладают более интегрированным мозгом, что отражается в определенных функциях, для которых Сигель предлагает аббревиатуру FACES — гибкий, адаптивный, любопытный, энергичный и стабильный. [1] Таким образом, что касается детей, цель состоит в том, чтобы ребенок был более гибким и менее жестким; адаптивный при столкновении со стрессом, изменениями или проблемами; любопытные о себе, других и об окружающем мире; энергичный, не истощенный; и стабильный или саморегулируемый, а не дисрегулируемый.

    Итак, какие условия поддерживают оптимальную интеграцию? Во-первых, мозг не может стать здоровым, если он находится в постоянном стрессе. Несмотря на то, что мы сталкиваемся со стрессом каждый день, а небольшие количества допустимы и даже полезны, хронический стресс вреден. Во-вторых, мозгу требуется адекватное время простоя или отдыха, чтобы оправиться от повседневного стресса и обработать информацию и эмоции.

    В-третьих, мозг требует заботы, включая зрительный контакт, разговор и обмен чувствами, прикосновения, удержание или объятия, удовлетворение основных потребностей и понимание.В-четвертых, мозг нуждается в разнообразных стимуляциях, но в соответствующих количествах в подходящее время; Этого легче всего достичь, взаимодействуя с окружающей средой и извлекая у нее знания, а также в периоды низкой стимуляции.

    Наконец, мозгу нужно, чтобы тело двигалось и чувствовало, чтобы выполнять как мягкие, так и строгие упражнения, двигаться ритмично и в разных направлениях, а также испытывать различные сенсорные ощущения, включая глубокое давление, чтобы интегрировать вся нервная система.

    Многие из вышеперечисленных факторов связаны с функциями правого полушария. Соответственно, правое полушарие — это более целостная часть мозга, а стимуляция правого полушария исцеляет нас как психологически, так и биологически. Связь, движение, творчество, эмоции и абстрактное мышление — все это стимулирует правое полушарие, а также помогает интегрировать весь мозг, включая лобную долю, а также помогает соединить мозг с телом.

    Левое полушарие, с другой стороны, гораздо более буквальное.Ему нравится информация. Когда вы читаете статью вроде «Это мозг вашего ребенка в видеоиграх», ваше правое полушарие связано с историей (о мальчике, который потерял сознание после продолжительной игры) и дает представление о большой картине. Ваше левое полушарие, с другой стороны, запоминает более научные подробности о дофамине, мелатонине и кортизоле.

    В целом, поскольку действия, связанные с экраном, содержат много информации, они, как правило, чрезмерно стимулируют левое полушарие и недостимулируют правое, что делает всю систему более разобщенной и менее связанной.[2] Таким образом, когда нервная система начинает нарушать регуляцию, нам нужно подчеркнуть активность правого полушария, а также сократить (или исключить) активность экрана, чтобы вернуться на правильный путь.

    У всех нас есть интуитивное «знание» того, что значит быть целостным. Наш язык отражает это: когда мы говорим об интеграции чьего-либо эго или психики, мы можем описать его или ее как «вместе», «устойчивый» или «вместе с этим». Но если индивидуальное эго легко фрагментируется, мы можем сказать: «Она так легко разваливается» или «Он не выдерживает никакого стресса».Он просто разваливается по швам ». Когда ум ребенка организован, ему легче выполнять рутинные действия, например, готовиться к школе. Мы можем называть этого ребенка «руководящим делом», в то время как неорганизованный ребенок «не может взять себя в руки».

    Клинически мы тоже знаем целостность: когда психика или эго человека сильны, но гибки, мы знаем, что они могут противостоять стрессу, в то время как слабое «фрагментируется». Когда полушария мозга и сенсорно-моторная система тела хорошо интегрированы, ребенок будет легко учиться, развиваться в новых и стимулирующих условиях и демонстрировать синхронизированные двигательные движения.С другой стороны, ребенок с дисфункцией сенсорной интеграции легко становится чрезмерно возбужденным и дезорганизованным и демонстрирует неэффективные движения и нарушение регуляции настроения.

    Действительно, наши тела обладают интуитивным знанием, поскольку интеграция и синхронизация могут происходить на всех уровнях, от клетки до нервной системы и психики. На клеточном уровне, когда циркадные клетки или биологические часы синхронизированы с природой, все клетки во всем организме более синхронизированы, а гормоны и функции органов следуют этому примеру.Точно так же при низком уровне гормонов стресса сердце производит более согласованные электрические ритмы, а ритмы мозга становятся более связными, что также улучшает когнитивные способности. Фактически, когерентные сердечные паттерны могут иметь положительное влияние на мозговые волны другого человека, стоящего рядом. [3]

    Дело здесь в том, что циклы разрушающего напряжения могут дать непредвиденные выгоды, которые зависят друг от друга. В целом, нет ничего, что происходит изолированно, и интеграция на любом уровне помогает создавать добродетельные, а не порочные циклы.В случае воздействия экранного времени, когда мозг освобождается и возвращается в более естественное состояние с помощью электронного поста, как только у него появляется возможность отдохнуть, омолодиться, повторно синхронизироваться и перезагрузиться, тогда вся система становится более организованной, интегрированной, и целиком. Затем, пока сохраняются адекватные ограничения экрана, наши системы, как правило, продолжают двигаться в том же направлении, чаще обнаруживая середину реки.

    Адаптировано из Перезагрузите мозг вашего ребенка: четырехнедельный план, чтобы положить конец кризисам, поднять оценки и развить социальные навыки, обращая вспять влияние электронного экранного времени

    Общество преподавания психологии

    Отзыв

    Отзывы о редакционном содержании этой книги или любого из ее эссе следует направлять отдельным авторам или редакторам книги.Они (авторы и редакторы) несут полную ответственность за содержание текста. Отзывы по техническим вопросам форматирования или доступности этого текста через онлайн-среду Интернета следует направлять Интернет-редактору. Если у вас есть какие-либо жалобы или трудности с доступом к этим материалам, обязательно предоставьте как можно более подробное описание ваших проблем; вы должны указать информацию об используемом вами браузере и типе используемого вами компьютера.

    Авторские права и другие юридические уведомления
    Отдельные эссе и главы, содержащиеся в этом сборнике, защищены авторскими правами © 2018 их соответствующими авторами.Этот сборник эссе и глав в виде сборника защищен авторским правом © Общество преподавания психологии, 2018. Вы можете распечатать несколько копий этих материалов для личного использования, в том числе для использования на занятиях и / или обмена с отдельными коллегами, указав имя автора и название учреждения, а также уведомление о том, что материалы были получены с веб-сайта Общества для Учение психологии (STP) появляется на скопированном документе. Для исследовательских и архивных целей публичные библиотеки и библиотеки в школах, колледжах, университетах и ​​аналогичных учебных заведениях могут распечатывать и хранить в своих исследовательских или предоставляемых во временное пользование коллекциях несколько копий этого сборника в целом, не запрашивая дальнейшего разрешения STP (редакторы были бы признательны за получение предварительное уведомление о любом таком использовании библиотеки).Вам не предоставляется никаких других разрешений на печать, копирование, воспроизведение или распространение дополнительных копий этих материалов. Любой, кто желает печатать, копировать, воспроизводить или распространять копии для других целей, должен получить разрешение отдельных владельцев авторских прав. Особое внимание следует уделять получению разрешения от соответствующих правообладателей на любое коммерческое или «коммерческое» использование этих материалов.

    Предлагаемый справочный формат

    Мы предлагаем ссылаться на весь текст следующим образом:

    Кутер.Т. Л. (Ред.). (2018). Интеграция письма в учебу в колледже: стратегии развития навыков учащихся. Получено с веб-сайта Общества преподавания психологии: http://teachpsych.org/ebooks/

    На отдельные главы можно ссылаться следующим образом:

    Джи, Б. П. (2018). Письменные упражнения на развитие научной грамотности. В Т. Л. Кутер (ред.)., Интеграция письма в классе колледжа: стратегии развития навыков учащихся .Получено с веб-сайта Общества преподавания психологии: http://teachpsych.org/ebooks/

    Интеграция технологий в практику позитивной психологии (9781466699861): Даниэла Виллани, Даниэла Виллани, Пьетро Чипрессо, Андреа Гаджоли, Джузеппе Рива: Книги

    Интеграция технологий в практику позитивной психологии (ITPPP) — это сборник эссе об использовании технологий для улучшения личного опыта. Он бросает вызов распространенным представлениям о технологиях, рассматривая их потенциал для поддержки человеческого роста и процветания, используя его способность создавать целевые системы, дополнять интерактивный опыт и моделировать физическое присутствие.Поскольку позитивная психология расширила фокус психологии, включив в нее изучение и продвижение благополучия, эссе ITPPP демонстрируют, как технологии могут работать на службе положительных результатов. Разделенные на пять разделов, которые охватывают теорию, проектирование системы, приложения в здравоохранении, игровые вмешательства и технологии, применяемые для управления стрессом, авторы рассматривают весь спектр психологических, логистических и этических соображений, от дизайна и структуры до внедрения и согласие.—Памела Ратледж, PsycCRITIQUES

    Даниэла Виллани , доктор философии, исследователь общей психологии факультета педагогических наук Католического университета Святого Сердца Милана. Она участвовала в качестве младшего исследователя в ATNP-LAB (Итальянский институт Auxologico, Милан) в европейском проекте (EMMA Engaging Media for Mental Health Applications-IST-2001-39192), направленном на изучение эмоционального воздействия в виртуальной среде, и она была обладатель трехлетней стипендии на реализацию итальянского проекта MIUR FIRB NEUROTIV Managed Care, основанного на иммерсивном виртуальном телеприсутствии для оценки и реабилитации в нейропсихологии и клинической психологии (RBNE01W8WH) в том же учреждении.Научные усилия и вклад Вилланиса в эти годы были сосредоточены на трех областях и их пересечениях: психология эмоций и благополучия, психология общения и психология новых медиа.

    Пьетро Чипрессо , доктор философии, старший научный сотрудник и технический директор лаборатории прикладных технологий для нейропсихологии — Лаборатория ATN-P, IRCCS Istituto Auxologico Italiano, Милан, и научный сотрудник по психометрии в Католическом университете Милана. Он окончил Миланский университет Боккони по специальности экономика, статистика и операционные исследования, и получил докторскую степень.Доктор философии в области коммуникации и новых технологий, специализация в области психологии, Миланский университет IULM, защитил диссертацию по вычислительной коммуникации и эмоциям. Пьетро Чипрессо является автором более 100 научных публикаций и книг, таких как Моделирование эмоций на грани хаоса , Компьютерные парадигмы для психического здоровья , Психология социальных сетей и Виртуальная реальность: технологии, медицинские приложения и проблемы , а также редактор Central European Journal of Medicine (Springer).

    Андреа Гаджоли , Ph.D. является профессором-исследователем общей психологии в Католическом университете Милана, Италия; Старший научный сотрудник лаборатории интерактивных коммуникаций и эргономики NEw Technologies (ICE-NET). в Католическом университете Милана, Италия, и заместитель главного научного сотрудника Лаборатории прикладных технологий для нейропсихологии — ATN-P Lab., Istituto Auxologico Italiano. Более десяти лет Gaggioli исследовал потенциальную роль повсеместных технологий в обеспечении психического и физического благополучия.Его участие в этих областях исследований привело к соавторству более пятидесяти статей в реферируемых журналах, включая следующие статьи, опубликованные в журнале Science : (i) Gaggioli A., Riva G., Working the Crowd, Science. 12 сентября 2008 г .; 321 (5895): 1443; (ii) Горини А., Гаджоли А., Рива Г. Виртуальные миры, настоящее исцеление. Наука. 7 декабря 2007 г .; 318 (5856): 1549.

    Проф. Джузеппе Рива , доктор философии, директор лаборатории интерактивных коммуникаций и эргономики NEw Technologies (ICE-NET).в Католическом университете Милана, Италия, и главный научный сотрудник лаборатории прикладных технологий для нейропсихологии — ATN-P Lab., Istituto Auxologico Italiano, Вербания, Италия. Он также является профессором общей психологии и психологии общения и членом руководящего комитета доктора философии. программа по психологии в Католическом университете Милана, Италия. Согласно научным базам данных ISI Web of Science, PubMed / Medline и PsycInfo, Рива является автором самого большого количества рецензируемых научных публикаций в области виртуальной реальности в мире (по состоянию на ноябрь 2012 г.).Джузеппе Рива в настоящее время является президентом Международной ассоциации киберпсихологии, обучения и реабилитации.

    (PDF) Интеграция технологий в практику позитивной психологии

    54

    Позитивные психологические вмешательства и информационные и коммуникационные технологии

    Баньос, Р.М., Ботелла, К., Альканьис, М., Лианьо, В., Герреро, Б., И Рей, Б. (2004). Погружение и эмо-

    — ция: их влияние на ощущение присутствия. Киберпсихология и поведение, 7 (6), 734–741.DOI: 10.1089 /

    cpb.2004.7.734 PMID: 15687809

    Баньос, Р.М., Эчменди, Э., Кастилья, Д., Гарсия-Паласиос, А., Керо, С., и Ботелла, К. (2012) . Posi-

    Процедуры индукции активного настроения для виртуальной среды, предназначенные для пожилых людей. Взаимодействие с

    Computers, 24 (3), 131–138. DOI: 10.1016 / j.intcom.2012.04.002

    Баньос, Р. М., Лианьо, В., Ботелла, К., Альканьис, М., Герреро, Б., и Рей, Б. (2006). Изменение индуцированных

    настроений с помощью виртуальной реальности.В W. Ijsselsteijn, Y. de Kort, C. Midden, B. Eggen & E. van dem Hoven

    (Eds.), Persuasive Technology, LNCS (Vol. 3962, pp. 7-15). Берлин / Гейдерберг: Springer-Verlag.

    Bolier, L., Haverman, M., Kramer, J., Westerhof, G. J., Riper, H., Walburg, J. A., & Bohlmeijer, E.

    etal. (2013). Интернет-вмешательство, направленное на повышение умственной пригодности взрослых с легкой депрессией:

    Рандомизированное контролируемое исследование. Журнал медицинских интернет-исследований, 15 (9), e200.doi: 10.2196 / jmir.2603

    PMID: 24041479

    Больер, Л., Хаверман, М., Вестерхоф, Г. Дж., Райпер, Х., Смит, Ф., и Больмейер, Э. (2013). Позитивные психологические вмешательства

    : метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. BMC Public Health, 13 (1),

    119. doi: 10.1186 / 1471-2458-13-119 PMID: 23390882

    Bolier, L., Majo, C., Smit, F., Westerhof, GJ, Haverman, M., Walburg, JA, & Bohlmeijer, E. etal.

    (2014). Экономическая эффективность онлайн-позитивной психологии: рандомизированное контролируемое исследование.Журнал

    Позитивная психология, 9 (5), 460–471. DOI: 10.1080 / 17439760.2014.910829

    Ботелла, К., Баньос, Р., Эчеменди, Э., Кастилья, Д., Гарсия-Паласиос, А., и Альканьис, М. (2011). Система здравоохранения e-

    для улучшения благополучия пожилых людей: система дворецкого. В. Смедберг (ред.), E-Health

    Сообщества и онлайн-группы самопомощи: приложения и использование (стр. 57–71). Херши, Пенсильвания, США:

    IGI Global. Doi: doi: 10.4018 / 978-1-60960-866-8

    Ботелла, К., Баньос, Р. М., Этчменди, Э., Гарсия-Паласиос, А., и Альканьис, М. (в печати). Психологические

    Меры противодействия в пилотируемых космических полетах: система «ЗЕМЛЯ» для проекта «Марс-500». Компьютеры в

    Human Behavior.

    Ботелла, К., Этчменди, Э., Кастилья, Д., Баньос, Р. М., Гарсия-Паласиос, А., Керо, С.,… Лозано, Дж. А.

    (2009). Система электронного здравоохранения для пожилых людей (проект Батлера): пилотное исследование принятия и удовлетворения.

    Киберпсихология и поведение: влияние Интернета, мультимедиа и виртуальной реальности на поведение

    и общество, 12 (3), 255-262.

    Ботелла, К., Мира, А., Гарсия-Паласиос, А., Куеро, А., Наварро, М. В., Риера Лопес дель Амо, Т., и Ба-

    Нос, Р. М. etal. (2012b). Улыбаться — это весело: программа борьбы со стрессом и регулирования эмоций. Ежегодный

    Обзор кибертерапии и телемедицины 2012. Передовые технологии в поведении. Социальные

    Неврология, 2012, 123–128.

    Ботелла, К., Рива, Г., Гаджоли, А., Видерхольд, Б. К., Альканис, М., и Баньос, Р. М. (2012a). Настоящее

    и будущее позитивных технологий.Киберпсихология, поведение и социальные сети, 15 (2), 78–84.

    doi: 10.1089 / cyber.2011.0140 PMID: 22149078

    Интеграция психологии и теологии

    ПУБЛИКАЦИИ

    Преподаватели и студенты факультета психологии участвуют в текущих исследованиях и написании проектов, связанных с интеграцией психологии и теологии. Чтобы познакомиться с особенностями нашего исследования, просмотрите список интегративных публикаций профессорско-преподавательского состава ниже или перейдите на вкладку «Премия Соренсона и Трэвиса» (вверху), чтобы увидеть отмеченные наградами интегративные статьи наших студентов.

    Последние интегративные публикации факультета Фуллера

    Алексис Д. Абернети

    «Внутренняя религиозность как посредник между фатализмом и страхом, связанным с раком: прояснение роли страха в скрининге рака простаты», в журнале Journal of Religion and Health (соавтор, 2014 г.).

    «Духовно информированный подход к групповой психотерапии», глава «Справочник Вили-Блэквелла по групповой психотерапии (2012)».

    Поклонение, которое меняет жизнь: мультидисциплинарные и конгрегационные взгляды на духовное преобразование (редактор, 2008 г.).

    Джек О. Болсвик (в отставке)

    Семья: христианский взгляд на современный дом, 4 th ed. (соавтор, 2014).

    Ответное Я: человеческое развитие в теологической перспективе (соавтор, 2005).

    Мужчины на перепутье: за пределами традиционных ролей и современных возможностей (1992).

    Джудит К. Болсвик (на пенсии)

    Подлинная сексуальность: интегрированный христианский подход (соавтор, 2008)

    Модель брака: завет, благодать, расширение прав и возможностей и близость (2006).

    Расширение прав и возможностей взаимоотношений Родительство: построение формирующих и плодотворных отношений со своими детьми (соавтор, 2003 г.).

    Джастин Л. Барретт

    «Побочные продукты эволюции и Imago Dei », глава в «Возникновение личности: квантовый скачок»? (соавтор, в печати).

    «Должна ли КСО давать атеистам уверенность? О пивных очках, лучших друзьях и скептицизме в отношении религиозных убеждений », в The Monist (соавтор, 2013 г.).

    «Лонгитюдное исследование религиозной и духовной трансформации у подростков, посещающих летний лагерь Young Life: оценка эпистемической, интрапсихической и моральной общительности функций обращения», в Психология религии и духовности (соавтор, 2014).

    Джеффри П. Бьорк

    «Религиозная поддержка и психологическое функционирование у корейско-американских протестантских христиан», в Психология религии и духовности (соавтор, 2014 г.).

    «Шкала поддержки нескольких вероисповеданий: проверка на выборке мусульманских женщин», в журнале Journal of Muslim Mental Health (соавтор, 2011 г.).

    «Религиозная шкала выживания подростков: разработка, подтверждение и перекрестная проверка», в журнале Journal of Child and Family Studies (соавтор, 2010 г.).

    Уоррен С. Браун

    Физическая природа христианской жизни: неврология, психология и церковь . (соавтор, 2012).

    «Жизнь с евангельскими парадоксами» в Религия, мозг и поведение (соавтор, 2013 г.).

    «Воплощенное познание, формирование характера и добродетель» в Zygon (соавтор, 2013 г.).

    Элвин Дьюк

    «Культура, язык и интеграция», в Журнал психологии и теологии (2012).

    «Сообщество, духовные традиции и бедствия в китайском обществе», в Pastoral Psychology (соавтор, 2012 г.).

    «О психологизации другого: Платон, пробковые шлемы и патология», глава в Психология и другой: диалог на перекрестке зарождающейся области (в печати).

    Ричард Л. Горсуч (в отставке)

    «На границах научного исследования: чудеса и ходатайственная молитва», глава в «Чудеса: Бог, наука и психология в паранормальных явлениях» (2008).

    «Пирамиды наук и гуманитарных наук», в American Behavioral Scientist (2002).

    Объединяя психологию и духовность? (2002).

    Памела Эбстайн Кинг

    «Профилактика и содействие благополучию детей и подростков», глава в Христианство и психопатология развития: теория и применение для работы с молодежью (соавтор, 2014).

    «Подростковые духовные образцы: изучение подростковой духовности среди разнообразной молодежи» в журнале Journal of Adolescent Research (соавтор, 2014 г.).

    «Духовно-ориентированные вмешательства в контексте развития», глава в Духовно-ориентированные вмешательства в детской и подростковой психотерапии (соавтор, 2013 г.).

    Кэмерон Ли

    Почему психологии нужно богословие: перспектива радикальной реформации (соредактор, 2005).

    Х. Ньютон Мэлони (в отставке)

    К христианской клинической психологии: вклад Х. Ньютона Мэлони , под редакцией Л.Хоффман (2011).

    Христианское консультирование: введение (соавтор, 2007).

    Что случилось с душой? Научно-богословские портреты природы человека (соавтор, 1998 г.).

    Сара А. Шниткер

    «Лонгитюдное исследование религиозной и духовной трансформации у подростков, посещающих летний лагерь Young Life: оценка эпистемической, интрапсихической и моральной общительности функций обращения», в Психология религии и духовности (соавтор, 2014).

    «Развитие добродетелей после духовного преобразования у подростков, посещающих евангелизационный летний лагерь», в журнале Journal of Psychology and Christianity (соавтор, 2014 г.).

    «Духовное стремление и поиск священного: религия как осмысленное поведение, направленное на достижение цели», в International Journal for the Psychology of Religion (соавтор, 2013 г.).

    Брэд Д. Строун

    Христианство и психоанализ: новый разговор (соредактор, 2014).

    Физическая природа христианской жизни: неврология, психология и церковь (соавтор, 2012).

    Уэслианская теология и социальные науки: танец практического божества и открытий , (соредактор, 2010).

    Сян-Ян Тан

    Консультирование и психотерапия: христианская перспектива (2011).

    «Обращение к религии и духовности с точки зрения когнитивного поведения», глава в Справочниках APA по психологии: Справочник APA по психологии, религии и духовности, Vol.2 (2013).

    «Христианское консультирование при общих психологических проблемах», глава в Доказательная практика христианского консультирования и психотерапии (2013).

    Интеграция когнитивных и эмоциональных парадигм для решения парадокса старения

    Cogn Emot. Авторская рукопись; доступно в PMC 2019, 22 апреля.

    Опубликован в окончательной редакции как:

    PMCID: PMC6476329

    NIHMSID: NIHMS1023000

    Департамент психологии Стэнфордского университета, Стэнфорд, Калифорния, США

    Это статья в открытом доступе. в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives License (http: // creativecommons.org / licenses / by-nc-nd / 4.0 /), который разрешает некоммерческое повторное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинальная работа должным образом процитирована, и не была изменена, преобразована или дополнена в Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Cogn Emot См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

    Abstract

    Тридцать лет назад подполя эмоций и познания работали относительно независимо, а связанные с ними науки отражали молчаливое представление о том, что они являются отдельными конструкциями.Сегодня вопросы об интеграции познания и эмоций являются одними из самых интересных вопросов в этой области. Я предлагаю личный взгляд на ключевые изменения, которые способствовали этому сдвигу с течением времени, и описываю исследования моей группы, которые проводились параллельно и привели к выявлению эффекта позитивности .

    Ключевые слова: Старение, эффект позитивности, теория социально-эмоциональной избирательности, историческая психология

    Когда я начинал свою карьеру в конце 1980-х, мне никогда не приходило в голову, что аффективная наука станет устоявшимся подполем в психологии или что взаимодействия между познанием а эмоции будут в центре внимания исследований.С тех пор многое изменилось.

    Ниже я предлагаю исторический отчет о причинах относительной независимости эмоций и познания в психологии и возможной интеграции этих двух конструкций. Затем я описываю эффект позитивности — феномен развития, который отражает когнитивную обработку на службе социально-эмоциональных целей — в качестве примера, чтобы проиллюстрировать взаимодействие когнитивной и аффективной обработки.

    Мой исторический отчет

    Тридцать лет назад когнитивная психология становилась доминирующим концептуальным подходом в психологической науке.Психоаналитические парадигмы были отвергнуты как ненаучные, и строился консенсус в отношении того, что бихевиоризм, который утверждал, что психические процессы не подходят для экспериментальной науки, был слишком ограничительным, чтобы дать полное представление о человеческом опыте. Изучение психики становилось центром экспериментальной психологии, и в этом направлении был достигнут значительный прогресс. Когнитивные парадигмы объясняли имплицитную память (Schacter, 1987), ментальные представления (Cooper & Shepard, 1975) и эвристику в процессах принятия решений (Tversky & Kahneman, 1983).Параллельно развивались философские дебаты, подпитываемые достижениями информатики, которые позволили моделировать психические процессы, а искусственный интеллект стал областью, объединяющей когнитивную психологию, лингвистику и математическое моделирование (см. Anderson & Bower, 1974).

    Эмоции, напротив, считались областью клинической психологии, и, хотя предполагаемой целью клинической психологии была (и есть) интеграция науки, теории и практики, интеграция в этой области была слабой.В то время как исследовательская подготовка по клиническим программам соответствовала обучению в других областях психологии, практическая часть имела мало отношения к науке. Концепции, не имевшие эмпирической основы (например, перенос, сила эго и проективное тестирование), были включены в программы клинической подготовки. 1 Хотя было много выдающихся ученых-клиницистов (обратите внимание, что практически все ведущих деятелей аффективной науки прошли клиническую подготовку), профессия оставалась тесно связанной с психодинамическими и гуманистическими подходами к терапии.Это было время, когда мы регулярно говорили о «твердой» и «мягкой» науке — то, что я редко слышу сегодня, — когнитивная психология считалась строгой наукой, а изучение эмоций представляло более мягкую сторону психологии.

    Еще больше усложняет ситуацию то, что в те же годы, когда процветала когнитивная наука, в области клинической психологии все больше стали доминировать практикующие врачи. Появление в 1970-х годах самостоятельных и коммерческих профессиональных школ означало, что сотни практикующих каждый год заканчивали школы, в которых психотерапия ставилась выше науки, в то время как лишь горстка ученых-практиков заканчивала университетские докторские программы по клинической психологии.Действительно, в течение нескольких лет количество практикующих в Американской психологической ассоциации (APA) значительно превысило количество ученых. APA стала действовать больше как гильдия, которая выступала за страховое возмещение и льготы по рецептам на лекарства для практикующих, чем как исследовательская организация. Ученые-фундаментальные ученые начали уходить из этой организации, и была сформирована новая организация, которая должна была стать приютом для научной психологии. Первоначально называвшаяся Американским психологическим обществом, а затем преобразованная в Ассоциацию психологической науки, APS стала основной организацией психологической науки.Хотя поначалу лидеры APS не проявляли особого интереса к клинической психологии как таковой, аффективная наука была другим вопросом, и методологические достижения и существенные открытия в 1990-е годы повысили научное внимание к эмоциям во всех областях психологии.

    Методологические достижения в изучении эмоций

    В 1980-е и 1990-е годы произошли существенные инновации в методологиях, используемых для изучения эмоций и эмоциональных расстройств. Система кодирования лица (FACS) была введена Экманом и Фризеном (1978) и получила международное признание как надежный инструмент для определения выражений лица и связанных выражений лица с субъективными отчетами и физиологическими профилями.Роберт Левенсон, Ричард Дэвидсон и Джон Качиоппо представили исследование эмоций в области психофизиологии (Cacioppo, Martzke, Petty, & Tassinary, 1988; Davidson, Ekman, Saron, Senulis, & Friesen, 1990; Ekman, Levenson, & Friesen , 1983; Левенсон, 1992). Ян Готлиб и Колин Маклауд начали применять традиционные когнитивные парадигмы, такие как тесты Струпа и точечного зонда, для оценки систематических ошибок обработки информации как в клинических, так и в неклинических выборках (Gotlib & McCann, 1984; MacLeod, Mathews, & Tata, 1986).Дженис Киколт-Глейзер и Рональд Глейзер сформулировали влияние эмоционального возбуждения на иммунное функционирование (Kiecolt-Glaser & Glaser, 1992). Исследование шизофрении, которое ранее рассматривалось как расстройство или , показало, что это в равной степени эмоциональное расстройство (Berenbaum & Oltmanns, 1992). Было показано, что «выраженные эмоции» в семье предсказывают рецидив шизофрении у пациента (Butzlaff & Hooley, 1998).

    На мой взгляд, внедрение нейровизуализации в 1990-х разрешило любую неуверенность в том, что эмоции являются подходящим предметом для психологической науки.В сочетании с наблюдениями за активацией центральной нервной системы в психофизиологии, демонстрация нейронной активации в реальном времени значительно расширила наше понимание эмоциональной обработки и эмоциональной регуляции. Идентификация нейронных цепей прояснила, как отдельные участки мозга, ранее изученные изолированно, работают синхронно. Аффективная нейробиология превратилась в чистую научную область. Эмоциональные явления больше не рассматривались как «нечеткие» концепции и стали характеризоваться последовательным набором нервных и физиологических особенностей.

    Важные мыслители, наставники и лидеры в своей области

    Было бы ошибкой думать, что только методы движут наукой. Были гиганты когнитивной психологии, такие как Гордон Бауэр, чье внимание к настроению и памяти наводило мосты между личностными, клиническими и когнитивными науками. И были дебаты, некоторые из которых были жаркими, которые привлекли внимание социальных, когнитивных и клинических психологов, проясняя важные концепции вопросов в этой области. Одна особенно заметная дискуссия произошла между Ричардом Лазарусом и Робертом Зайонцем.В то время как Лазарус (1984) утверждал, что эмоциональные состояния были конечным результатом процесса когнитивных оценок, Зайонц (1984) утверждал, что «аффект не требует выводов», и вместо этого утверждал, что аффект часто стоит на первом месте, а оценки оправдывают аффективные состояния.

    Были также щедрые учителя и наставники, без которых поле не было бы таким, каким оно является сегодня. Джон Качиоппо посвятил много времени и усилий, собирая социальных психологов со всей страны, чтобы обучить их использованию психофизиологии, чтобы уделять больше внимания физиологии эмоций.В 1989 году при финансовой поддержке Национального института здоровья Пол Экман, Ричард Лазарус и Роберт Левенсон учредили программу постдокторской подготовки по «Аффективной науке» в Калифорнийском университете в Беркли и Калифорнийском университете в Сан-Франциско. Экман решил, что на каждом крупном факультете психологии в стране будет работать исследователь эмоций. Программа обучения подготовила таких ученых, как Дахер Келтнер, Барбара Фредриксон, Брайан Кнутсон и многих других лидеров в этой области.Перенесемся на двадцать с лишним лет вперед: в 2012 году Джеймс Гросс и Лиза Фельдман-Барретт основали Общество аффективной науки, чтобы предоставить место для ежегодных собраний исследователей эмоций и создать профессиональный дом для аффективных ученых.

    Без этих ключевых фигур, идей и достижений в исследованиях маловероятно, чтобы аффективная наука возникла так, как она появилась. Все эти исследователи рассматривали эмоции как научную цель. Сегодня я думаю, что будет справедливо сказать, что одни из самых интересных вопросов в психологии касаются того, как взаимодействуют эмоции и познание.

    Влияние на мою исследовательскую программу

    Я прошел обучение как в области клинической психологии, так и психологии на протяжении всей жизни. Когда я начинал свою карьеру, меня интересовала социальная изоляция пожилых людей и предполагаемое отчаяние, которое ее окружало. Социальные сети с возрастом становятся меньше, и в то время было «школьным знанием», что уровень депрессии очень высок у пожилых людей. Я предположил, что эти два явления связаны.

    Со временем я обнаружил, что многие из моих ранних предположений были ошибочными.Хотя социальные сети действительно становятся меньше с возрастом, по мере продвижения исследований старения также стало ясно, что у пожилых людей уровень психических расстройств на ниже и более эмоциональный баланс в повседневной жизни, чем у их сверстников среднего и младшего возраста. Это сопоставление более мелких сетей и лучшего эмоционального благополучия было названо парадоксом возраста . Это наблюдение не только вызвало вопросы о старении; это бросило вызов нашему основному пониманию счастья.Хотя многие из активов, которые предположительно ведут к счастью (например, крепкое здоровье, острота ума, широкие социальные сети, социальный статус), с возрастом снижаются, люди, тем не менее, кажутся счастливее.

    Я сформулировал теорию социально-эмоциональной избирательности (SST), чтобы разрешить этот парадокс. Мои коллеги и я проверяли и уточняли эту теорию на протяжении многих лет, поскольку наши первоначальные гипотезы были отвергнуты и были получены новые результаты. Подробное изложение теории доступно в других источниках (Carstensen, 1992, 2006; Carstensen, Isaacowitz, & Charles, 1999).Кардинальный постулат SST состоит в том, что взгляд на будущее как на долгое, а не ограниченное влияет на иерархию целей, которая направляет действия в повседневной жизни. В серии исследований мы показали, что, когда приближается конец, люди, независимо от возраста, склонны подводить итоги своей жизни и вкладывать средства в то, что для них наиболее важно. Поскольку временные горизонты соотносятся с хронологическим возрастом, иерархия целей имеет тенденцию систематически меняться с возрастом. Согласно SST, когда временные горизонты длинные и туманные, у людей появляется мотивация исследовать, получать знания и расширять свои миры.Напротив, когда временные горизонты ограничены, цели, касающиеся эмоционального значения и удовлетворения, имеют приоритет: люди живут настоящим и сосредотачиваются на вещах в жизни, которые имеют наибольшее значение. Согласно SST, достижение значимых целей приносит пользу психическому здоровью и способствует эмоциональному благополучию и счастью.

    Эта теория широко применялась к вопросам о составе социальных сетей и качестве социальных отношений. Он был применен к предпочтениям, принятию решений и мотивации.Тем не менее, поток исследований, особенно актуальных для данного тома, касается положительного эффекта. Я не сомневаюсь в том, что эта работа развивалась таким образом из-за исторического контекста, противоречий и дебатов, описанных выше. На мое мышление сильно повлияла возможность работать с несколькими ключевыми лидерами в области эмоций, включая Пола Экмана, Уоллеса Фризена, Роберта Левенсона и Джона Готтмана, а также вклад моих коллег из Стэнфорда и интеллектуального сообщества, которое они представляют.В оставшейся части своих комментариев я описываю вклад моей исследовательской группы, который представляет интеграцию эмоций и познания.

    В начале 2000-х годов моя группа начала исследовать потенциальное влияние изменения целей на когнитивную обработку. Цели направляют когнитивные ресурсы, и мы рассудили, что если цели систематически меняются с возрастом — а они меняются, — то могут быть возрастные различия в типах информации, которую люди видят, слышат и запоминают. В одном из ранних исследований мы со Сьюзен Чарльз проверили гипотезу о том, что пожилые люди запоминают эмоциональную информацию лучше, чем другой соответствующий материал (Carstensen & Turk-Charles, 1994).Наши результаты подтвердили гипотезу: когда пожилые и молодые люди рассказывали историю, которая содержала как эмоциональные темы, так и подробные сюжетные линии, пожилые люди могли вспомнить относительно больше информации об эмоциональных темах. В серии исследований мы с Хелен Фанг изучали запоминание продуктов и слоганов, используемых в рекламе (Fung & Carstensen, 2003). Мы разработали пары рекламных объявлений, в которых изображения и товары были идентичны в парах, а слоганы различались.Некоторые слоганы обещали эмоционально значимое вознаграждение; другие указали на способы, которыми продукты помогут им изучить. Люди старшего возраста, но не моложе, относительно больше запоминают продукты и слоганы из эмоционально значимой рекламы. Мы сочли эти результаты информативными для когнитивного старения в целом. Большинство исследований памяти при когнитивном старении исключают эмоциональные стимулы, потому что они считаются слишком неоднозначными или потенциально идиосинкразическими. Хотя это разумные опасения, наши результаты показали, что такая практика может поставить пожилых людей в невыгодное положение при изучении памяти.

    Мара Мазер приехала в мою лабораторию в 2000 году в качестве постдокторанта; в том же году Сьюзен Чарльз вернулась в лабораторию в качестве приглашенного научного сотрудника. Мэзер изучал поддерживающую память выбора у пожилых людей с Марсией Джонсон в Йельском университете. Моя группа начала более глубоко думать о влиянии мотивационных факторов на когнитивные способности. Мы начали думать, будут ли люди старшего возраста привлекать эмоциональный материал всех видов или же они будут отдавать предпочтение положительной информации.С точки зрения SST мы ожидали предпочтения эмоционально положительных стимулов, поскольку такое предпочтение способствовало бы эмоционально удовлетворяющим состояниям. В то время, однако, имелось значительное количество свидетельств, говорящих против этой возможности, и значительная эмпирическая поддержка привлекающих внимание свойств негативных стимулов. Баумейстер, Брацлавский, Финкенауэр и Вохс (2001) утверждали, что предвзятость к негативности у людей настолько очевидна, что ее можно считать фундаментальным принципом человеческого поведения.Тем не менее, большинство предыдущих исследований проводилось с молодыми людьми.

    Чарльз, Мазер и я разработали исследование, в котором мы представили положительные, отрицательные и нейтральные изображения IAPS молодым, людям среднего и старшего возраста (Charles, Mather, & Carstensen, 2003). Используя парадигму случайной памяти, мы попросили участников просто просматривать изображения на экране компьютера. Позже мы попросили их вспомнить все образы, которые они могли вспомнить. Нашей зависимой переменной была относительная пропорция положительных, отрицательных и нейтральных изображений, которые они вспомнили.По сравнению с самыми молодыми участниками, участники среднего возраста демонстрировали умеренное предпочтение в памяти положительных образов по сравнению с отрицательными, а пожилые участники с гораздо большей вероятностью вспоминали положительные образы, чем отрицательные. Наблюдаемая нами закономерность, которая теперь называется эффектом позитивности , относится к переходу от предвзятого отношения к негативу в раннем возрасте к предвзятому отношению к позитивному, которое проявляется в среднем и позднем взрослом возрасте.

    На данный момент эффект позитивности широко задокументирован: он наблюдается в визуальном внимании (Sasse, Gamer, Büchel, & Brassen, 2014), кратковременной памяти (Mammarella, Di Domenico, Palumbo, & Fairfield, 2016). ), автобиографической памяти (Kennedy, Mather, & Carstensen, 2004) и даже рабочей памяти (Mikels, Larkin, Reuter-Lorenz, & Carstensen, 2005).Эффект был задокументирован во внимании к эмоциональным лицам (Fischer et al., 2005; Mather & Carstensen, 2003), памяти для информации о здоровье (English & Carstensen, 2015) и в интерпретации социально неоднозначных ситуаций (Mikels & Shuster, 2016). Метаанализ, основанный на 100 исследованиях, пришел к выводу, что положительный эффект был надежным и устойчивым (Reed, Chan, & Mikels, 2014).

    Несмотря на множество повторений, небольшое количество высококачественных исследований не воспроизвело эффекты (например,г. Grühn, Smith, & Baltes, 2005). В некоторых случаях исследователи использовали те же стимулы, которые мы использовали в наших исследованиях, поэтому эти результаты были для нас особенно интригующими. Мы с Энди Ридом систематически сравнивали методы, использованные при неудачных попытках воспроизвести, с методами исследований, которые выявили эффект. Практически все неудачи в воспроизведении включали в себя четкие инструкции для участников, как действовать на стимулы определенным образом (Reed & Carstensen, 2012). Мы подозреваем, что инструкции по обработке экспериментальных стимулов заменяют хронически активируемые цели об эмоциональном значении и удовлетворении.В последующем Reed et al. (2014), результаты показали, что эффект позитивности наиболее выражен в исследованиях, в которых когнитивная обработка данных не ограничивается, и является самым слабым в исследованиях, включающих экспериментальные цели.

    Разумные альтернативные объяснения механизмов, предложенных SST, также были выдвинуты. Cacioppo, Berntson, Bechara, Tranel и Hawkley (2011) утверждали, что снижение активации негативных стимулов может отражать нервную дегенерацию. Точно так же другие утверждали, что позитивную информацию легче обрабатывать, чем негативную (Labouvie-Vief, Grühn, & Studer, 2010).Изучение этих возможностей помогло прояснить феномен. Мазер руководил большей частью этой работы, используя нейровизуализацию, чтобы получить существенное представление о механизмах, лежащих в основе положительного эффекта: в исследовании, в котором участники просматривали изображения IAPS, находясь в сканере мозга, активация миндалины выборочно снижалась в ответ на отрицательные стимулы, тогда как возрастных различий не было. в ответ на положительные (Mather et al., 2004) или новые стимулы (Wright, Wedig, Williams, Rauch, & Albert, 2006). Классические когнитивные парадигмы также оказались полезными при поиске альтернатив.Мезер и Найт (2005) опубликовали ряд исследований, в которых исключено снижение когнитивных функций как ответственный за эффект позитивности. В первом исследовании они обнаружили, что позитивность наиболее сильна у людей с высоким уровнем управляющей функции и слабее всего у людей с низким уровнем управляющей функции. Во втором исследовании, в котором использовалась задача двойного внимания, они отметили, что эффект уменьшается по мере увеличения когнитивных требований. В совокупности эти результаты предоставляют убедительные доказательства того, что позитивность отражает обработку данных сверху вниз, связанную с когнитивным контролем, в отличие от нейронной или когнитивной деградации.

    Взгляд в будущее

    За последние 30 лет сфера деятельности сильно изменилась. Сейчас между аффективной и когнитивной наукой относительно меньше места, и я считаю, что эта интеграция отражает наш прогресс в понимании разума, мозга и эмоций. Моя собственная исследовательская программа, которая началась с рассмотрения парадокса старения, привела к пониманию способности выборочно распределять когнитивные ресурсы, которые способствуют эмоциональной устойчивости и благополучию. Хотя со старением связано несколько хорошо задокументированных сокращений, предположение о том, что старение является синонимом упадка, явно неверно.

    Одним из преимуществ взросления является то, что вы можете видеть события, которые разворачиваются на протяжении многих лет и десятилетий, которые практически невозможно распознать, когда вы находитесь в самом разгаре перемен. Написание настоящего эссе вызвало множество воспоминаний, и я неоднократно ощущал качание маятника. За последние несколько десятилетий некоторые предметы, лежащие в основе психологии, были отвергнуты как непригодные для научного изучения — будь то изучение психических процессов во времена бихевиоризма или изучение эмоций во время когнитивной революции.Со временем эти исследования и способы мышления стали приниматься в этой области в целом.

    Я считаю, что сегодня есть еще одно качание маятника, связанное с воспроизводимостью. Исторически сложилось так, что в этой области было слишком упущено принимать результаты отдельных лабораторий и действовать так, как если бы они были установленной истиной. Психология не воспринимала себя достаточно серьезно. Тщательное изучение результатов было чем-то «невежливым». Тем не менее, конечно, — любые важных выводов должны быть тщательно изучены.Я считаю, что NIH должен создать новые механизмы — путем создания Института воспроизводимости или механизмов финансирования, нацеленных на те же цели, — где важные результаты воспроизводятся и тиражируются независимыми группами исследователей. Если мы хотим строить науку, необходимо тщательно проверять создаваемую нами литературу.

    В этом сценарии будущего серьезное сомнение в выводах исследовательской группы будет отражать уважение к потенциальной важности открытия, а не неудачный подход, который слишком распространен сегодня.Я знаю слишком много молодых ученых, которые боятся, что сделают ошибку или упустят альтернативное объяснение своих результатов, и что это каким-то образом отразится на их характере как ученых. Вместо того, чтобы стремиться всегда быть правыми, мы должны получать удовольствие от попыток понять, в чем мы ошибаемся (см. Klein et al., 2018). В моем исследовании эффекта позитивности мы извлекли огромную пользу из тщательного изучения исследований, в которых не удалось воспроизвести основной эффект.

    Мой совет младшим исследователям: бросьте вызов своим самым основным предположениям.Постоянно задавайте себе вопросы и ставьте под сомнение наиболее распространенные предположения в этой области. Примите открытую науку. Зарегистрируйте свои гипотезы и сделайте свои данные доступными. Пилот, пилот и еще несколько пилотов. Веселиться. Не откладывайте публикацию, пока не убедитесь, что вы правы. Вместо этого будьте готовы ошибиться. Когда вас спрашивают, уверены ли вы, отвечайте: «Черт возьми, нет». И когда вы снова и снова пытаетесь запечатлеть ожидаемое явление и терпите неудачу, осознайте, что вы, возможно, идете по следу чего-то действительно важного.Соберите больше информации, больше идей и вернитесь в лабораторию. Мой отец, Эдвин Карстенсен, выдающийся биофизик, однажды написал: «Предварительный характер науки не говорит против науки. Это наука ». Выявление того, насколько мы ошибаемся, — самый верный способ приблизиться к истине.

    Будущее психологии светлое. Мы находимся на пороге появления множества новых технологий, которые позволят нам видеть явления на микроскопическом уровне, а также видеть закономерности, которые в настоящее время не поддаются обнаружению, в поведенческих данных на макроуровне.Новые аналитические методы приведут к дополнительным открытиям. Я верю, что по мере нашего продвижения вперед мы продолжим становиться свидетелями растворения границ, разделяющих классические подобласти психологии. Подобно тому, как такая интеграция привела к прорыву в эмоциях и познании, дальнейшая интеграция позволит нам более глубоко понять человеческое поведение. Через тридцать лет мы оглянемся назад и увидим, как ошибались сегодня во многих отношениях.

    Благодарности

    Работа над настоящей рукописью и исследования, описанные в ней, были поддержаны Национальным институтом старения (NIA R37-8816) Лауре Л.Карстенсен. Я благодарен Джессике Барнс за ее тщательный анализ рукописи и ее многочисленные идеи, сделанные на протяжении многих лет в описываемой науке.

    Финансирование

    Эта работа была поддержана Национальным институтом старения: [номер гранта R37-8816].

    Сноски

    Заявление о раскрытии информации

    Автор не сообщил о потенциальном конфликте интересов.

    1 Примечательно, что и Стэнфорд, и Гарвард закрыли свои программы клинической подготовки из-за надзора за профессиональным обучением со стороны APA, которое требовало обучения проективному тестированию и другой неэмпирической поддержке.

    Ссылки

    • Андерсон Дж. Р. и Бауэр Г. Х. (1974). Пропозициональная теория распознающей памяти. Память и познание, 2 (3), 406–412. doi: 10.3758 / BF03196896 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Баумейстер Р.Ф., Брацлавский Е., Финкенауэр С. и Вохс К.Д. (2001). Плохое сильнее хорошего. Обзор общей психологии, 5 (4), 323–370. DOI: 10.1037 / 1089-2680.5.4.323 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Berenbaum H, & Oltmanns TF (1992). Эмоциональный опыт и выражение при шизофрении и депрессии.Журнал аномальной психологии, 101 (1), 37–44. doi: 10.1037 / 0021-843X.101.1.37 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Butzlaff RL, & Hooley JM (1998). Выраженные эмоции и психиатрический рецидив: метаанализ. Архивы общей психиатрии, 55 (6), 547–552. doi: 10.1001 / archpsyc.55.6.547 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Cacioppo JT, Berntson GG, Bechara A, Tranel D, & Hawkley LC (2011). Может ли стареющий мозг способствовать субъективному благополучию? Ценность, добавленная с точки зрения социальной нейробиологии В Todorov A, Fiske ST, & Prentice DA (Eds.), Социальная нейробиология: к пониманию основ социального разума (стр. 249–262). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. doi: 10.1093 / acprof: oso / 9780195316872.003.0017 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Cacioppo JT, Martzke JS, Petty RE & Tassinary LG (1988). Конкретные формы эмоций индекса реакции ЭМГ лица во время интервью: от Дарвина до гипотезы непрерывного потока обработки информации, нагруженной аффектами. Журнал личности и социальной психологии, 54 (4), 592–604.DOI: 10.1037 / 0022-3514.54.4.592 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Carstensen LL (1992). Социальные и эмоциональные модели в зрелом возрасте: поддержка теории социально-эмоциональной избирательности. Психология и старение, 7 (3), 331–338. DOI: 10.1037 / 0882-7974.7.3.331 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Carstensen LL (2006). Влияние чувства времени на развитие человека. Наука, 312 (5782), 1913–1915. doi: 10.1126 / science.1127488 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Carstensen LL, Isaacowitz DM, & Charles ST (1999).Серьезное отношение к времени: теория социально-эмоциональной избирательности. Американский психолог, 54 (3), 165–181. DOI: 10.1037 / 0003-066X.54.3.165 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Carstensen LL, & Turk-Charles S (1994). Выраженность эмоций на протяжении взрослой жизни. Психология и старение, 9 (2), 259–264. DOI: 10.1037 / 0882-7974.9.2.259 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Charles ST, Mather MM, & Carstensen LL (2003). Старение и эмоциональная память: легко забываемая природа негативных образов для пожилых людей.Журнал экспериментальной психологии: Общие, 132 (2>), 310–324. DOI: 10.1037 / 0096-3445.132.2.310 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Купер Л.А. и Шепард Р.Н. (1975). Психическая трансформация при отождествлении левой и правой руки. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность, 1 (1), 48–56. DOI: 10.1037 / 0096-1523.1.1.48 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Дэвидсон Р. Дж., Экман П., Сарон С. Д., Сенулис Дж. А. и Фризен В. В. (1990). Подход-отказ и церебральная асимметрия: эмоциональное выражение и физиология мозга: I.Журнал личности и социальной психологии, 58 (2), 330–341. DOI: 10.1037 / 0022-3514.58.2.330 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ekman P, & Friesen WV (1978). Руководство по системе кодирования лицевых движений. Пало-Альто, Калифорния: Консультации психологов Press. [Google Scholar]
    • Экман П., Левенсон Р. В., Фризен В. В. (1983). Активность вегетативной нервной системы различают эмоции. Наука, 221 (4616), 1208–1210. DOI: 10.1126 / science.6612338 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • English T, & Carstensen LL (2015).Работает ли позитив, когда ставки высоки? Состояние здоровья и принятие решений среди пожилых людей. Психология и старение, 30 (2), 348–355. doi: 10.1037 / a0039121 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Fischer H, Sandblom J, Gavazzeni J, Fransson P, Wright CI, & Backman L (2005). Возрастные особенности активации мозга при восприятии сердитых лиц. Письма о неврологии, 386 (2), 99–104. DOI: 10.1016 / j.neulet.2005.06.002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Fung HH и Carstensen LL (2003).Отправка памятных сообщений старым: возрастные различия в предпочтениях и памяти для рекламы. Журнал личности и социальной психологии, 85 (1), 163–178. DOI: 10.1037 / 0022-3514.85.1.163 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Gotlib IH, & McCann CD (1984). Постройте доступность и депрессию: изучение когнитивных и аффективных факторов. Журнал личности и социальной психологии, 47 (2), 427–439. DOI: 10.1037 / 0022-3514.47.2.427 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Grühn D, Smith J, & Baltes PB (2005).Отсутствие предвзятости в отношении старения в пользу памяти для положительного материала: свидетельства парадигмы списка неоднородности-однородности с использованием эмоционально окрашенных слов. Психология и старение, 20 (4), 579–588. DOI: 10.1037 / 0882-7974.20.4.579 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Kennedy Q, Mather M, & Carstensen LL (2004). Роль мотивации в эффекте возрастной позитивности в автобиографической памяти. Психологическая наука, 15 (3), 208–214. doi: 10.1111 / j.0956-7976.2004.01503011.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Kiecolt-Glaser JK, & Glaser R (1992).Психонейроиммунология: могут ли психологические вмешательства влиять на иммунитет? Журнал консалтинговой и клинической психологии, 60 (4), 569–575. doi: 10.1037 / 0022-006X.60.4.569 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кляйн О., Хардвик Т.Э., Ост Ф., Брейер Дж., Даниэльссон Х., Мор А.Х.,… Франк М.С. (2018). Практическое руководство по прозрачности в психологической науке. Collabra: Psychology, 4 (1), 20. doi: 10.1525 / collabra.158 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Labouvie-Vief G, Grühn D, & Studer J (2010).Динамическая интеграция эмоций и познания: регулирование равновесия в развитии и старении В Lerner RM & Freund AM (Eds.), Справочник по развитию на протяжении всей жизни (том 2, стр. 79–115). Хобокен, Нью-Джерси: John Wiley & Sons, Inc. doi: 10.1002 / 9780470880166.hlsd002004 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Lazarus RS (1984). О первенстве познания. Американский психолог, 39 (2), 124–129. DOI: 10.1037 / 0003-066X.39.2.124 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Levenson RW (1992). Различия вегетативной нервной системы между эмоциями.Психологическая наука, 3 (1), 23–27. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.1992.tb00251.x [CrossRef] [Google Scholar]
    • MacLeod C, Mathews A, & Tata P (1986). Предвзятое внимание при эмоциональных расстройствах. Журнал аномальной психологии, 95 (1), 15–20. doi: 10.1037 / 0021-843X.95.1.15 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Mammarella N, Di Domenico A, Palumbo R, & Fairfield B (2016). Когда зеленый цвет является положительным, а красный — отрицательным: старение и влияние цвета на эмоциональные воспоминания. Психология старения, 31, 914–926.doi: 10.1037 / pag0000122 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Mather M, Canli T., English T., Whitfield S, Wais P, Ochsner K,… Carstensen LL (2004). Миндалевидное тело реагирует на эмоционально валентные стимулы у пожилых и молодых людей. Психологическая наука, 15 (4), 259–263. DOI: 10.1111 / j.0956-7976.2004.00662.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Mather M, & Carstensen LL (2003). Старение и предвзятость внимания для эмоциональных лиц. Психологическая наука, 14 (5), 409–415. DOI: 10.1111 / 1467-9280.01455 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Mather M, & Knight M (2005). Целенаправленная память: роль когнитивного контроля в эмоциональной памяти пожилых людей. Психология и старение, 20 (4), 554–570. doi: 10.1037 / 0882-7974.20.4.554 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Микельс Дж. А., Ларкин Г. Л., Рейтер-Лоренц П. А. и Карстенсен Л. Л. (2005). Дивергентные траектории стареющего разума: изменения в рабочей памяти на аффективную и визуальную информацию с возрастом. Психология и старение, 20 (4), 542–553.doi: 10.1037 / 0882-7974.20.4.542 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Mikels JA, & Shuster MM (2016). Интерпретирующие линзы пожилых людей не розового цвета — просто менее темные: старение и интерпретация неоднозначных сценариев. Эмоция, 16 (1), 94–100. doi: 10.1037 / emo0000104 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Reed AE, & Carstensen LL (2012). Теория эффекта возрастной позитивности. Границы в психологии, 3, 1–9.doi: 10.3389 / fpsyg.2012.00339 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Reed AE, Chan L & Mikels JA (2014). Мета-анализ эффекта возрастной позитивности: возрастные различия в предпочтениях позитивной информации по сравнению с негативной. Психология и старение, 29 (1), 1–15. doi: 10.1037 / a0035194 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Sasse LK, Gamer M, Büchel C, & Brassen S (2014). Избирательный контроль внимания поддерживает положительный эффект при старении. PLoS ONE, 9 (8), e104180.doi: 10.1371 / journal.pone.0104180 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Schacter DL (1987). Неявная память: история и текущее состояние. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 13 (3), 501–518. DOI: 10.1037 / 0278-7393.13.3.501 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Tversky A, & Kahneman D (1983). Экстенсиональные и интуитивные рассуждения: ошибка конъюнкции в вероятностном суждении. Психологический обзор, 90 (4), 293–315. DOI: 10.1037 / 0033-295X.90.4.293 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Райт К.И., Ведиг М.М., Уильямс Д., Раух С.Л. и Альберт М.С. (2006). Новые испуганные лица активируют миндалину у здоровых молодых и пожилых людей. Нейробиология старения, 27 (2), 361–374. DOI: 10.1016 / j.neurobiolaging.2005.01.014 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Zajonc RB (1984). О примате аффекта. Американский психолог, 39 (2), 117–123. doi: 10.1037 / 0003-066X.39.2.117 [CrossRef] [Google Scholar]

    Введение в психологическую науку: интеграция поведенческих методов, Neurosc

    Описание книги

    Введение в психологическую науку предоставляет студентам доступный, всеобъемлющий и увлекательный обзор области научной психологии.Он умело включает в себя множество точек зрения, начиная от нейробиологии и заканчивая культурными перспективами на вводном уровне.

    Ray объединяет передовые исследования, от традиционной психологической литературы до современных развивающихся перспектив, и создает единый подход, фокусируясь на трех основных темах:

    • Поведение и опыт: анализ поведения и опыта, наблюдаемых в различных повседневных жизненных ситуациях.
    • Неврология: изучение психологического опыта через призму нейробиологии, начиная от генетических / эпигенетических до корковых сетей, связанных с психологией.
    • Эволюционное / человеческое происхождение: исследование более широких научных вопросов путем изучения психологических процессов с точки зрения истории человечества и культуры.

    Посредством этих тем книга углубляется в такие темы, как социальные процессы, психопатология, стресс и здоровье, мотивация и эмоции, последовательности развития и когнитивные функции, такие как память, обучение, решение проблем и язык. На протяжении всего курса он помогает студентам понять природу психологической науки, рассматривая распространенные мифы и заблуждения в психологии, показывая, как психологическая наука может быть применена в повседневной жизни и как могут быть созданы новые исследования.Кроме того, эта удобная для студентов книга содержит педагогические функции, в том числе «проверки концепций» для проверки знаний читателя, «дополнительные» функции, показывающие, как применять знания, и исчерпывающий глоссарий.

    Отражая последние рекомендации APA, касающиеся основных элементов вводного курса психологии, этот текст является основным для чтения для всех студентов начального курса психологии.

    Обзоры

    «Введение в психологию Рэя» «представляет серьезный, основанный на исследованиях взгляд на эту область.Он объясняет текущие исследования в контексте истории области — классические исследования, теории и цифры. Это учебник высокого уровня для студентов и преподавателей, серьезно относящихся к психологической науке »- Деннис Миллер, Университет Миссури, США

    «Это хорошо написанная книга, подходящая для специалистов из разных дисциплин. Сильный текст, который следует внимательно рассматривать при поиске материалов для вводного курса психологии». — Гэри Ф. Келли, Университет Кларксона, США

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.