Интервью в психологии определение: Интервью это

Автор: | 22.11.2020
виды, этапы проведения, особенности применения. — Студопедия

Интервью — это метод получения первичной социологической информации путем непосредственной целенаправленной беседы интервьюера и респондента.

Интервью обычно применяется, во-первых, на ранней стадии исследования для уточнения проблемы и составления программы; во-вторых, при опросе экспертов, специалистов, глубоко разбирающихся в том или ином вопросе; в-третьих, как наиболее гибкий метод, позволяющий учитывать особенности личности опрашиваемого.

Специфика интервью состоит, прежде всего, в том, что при его использовании источником первичной социологической информации является человек (респондент) — непосредственный участник исследуемых социальных процессов и явлений.

В социологии существует множество определений этого метода, причем каждое из них акцентирует внимание на чем-то особенном.

Например, по мнению Ядова В. А., интервью — это проводимая по определенному плану беседа, предполагающая прямой контакт интервьюера с респондентом, причем запись ответов последнего производится либо интервьюером (его ассистентом), либо механически. Но это определение охватывает, пожалуй, лишь формализованные интервью, т. к. предполагается определенный заданный план.

Более общим кажется определение, которое дает Добреньков В. И.: «Интервью — это метод получения необходимой информации путем непосредственной целенаправленной беседы интервьюера с респондентом». Из этого видно, что автор концентрирует внимание в первую очередь на беседе как основе интервью.


Метод интервью и по сей день продолжает оставаться одним из основных способов сбора информации. Предметные области, для изучения которых он использовался и используется, преследуемые при этом цели, контингент опрашиваемых — чрезвычайно многообразны. Наряду с широкой практикой использования этого метода, усилия множества научных коллективов были направлены на разработку эффективной методологии интервью и совершенствования процедур, техники и приемов интервьюирования. О его методологической изощренности свидетельствует хотя бы тот факт, что еще в 1929г. американские социологи различали 17 процедур интервью и 64 разновидности технических приемов и средств, применяемых при его проведении.

Интервью — специфический метод исследования, характерный для социального познания. М. Вебер назвал этот метод сбора информации «королевским». Он недоступен естественным наукам, ибо «скалы не разговаривают».


Его преимущества перед письменным опросом заключаются в следующем:

1. При интервьюировании появляется возможность учесть уровень культуры, образования, степень компетентности респондента;

2. Этот метод дает возможность следить за реакцией интервьюируемого, его отношением к проблеме и поставленным вопросам; в случае необходимости социолог имеет возможность менять формулировки, ставить дополнительные, уточняющие вопросы;

3. Опытный социолог может видеть, искренне или нет, отвечает респондент, в силу чего интервью считается наиболее точным методом сбора социологической информации.

При проведении анкетирования общение полностью опосредовано анкетой: анкетер пассивен, содержание и смысл вопросов интерпретируются самим респондентом в соответствии с теми представлениями и убеждениями, которые сложились у него по существу обсуждаемой проблемы. Респондент самостоятельно формулирует свой ответ и фиксирует его в анкете.

При этом очевидно, что для получения одного и того же объема информации в случае использования метода интервью будет затрачено гораздо больше времени, чем при использовании анкетного метода.

Проблематичным становится обеспечение анонимности беседы.

По степени формализации можно выделить несколько видов интервью:

1. Нестандартизированное интервью. Оно предполагает отсутствие жесткой детализации поведения социолога и респондента во время интервью.

Социологом разрабатывается опросный лист для интервью и его план, предусматривающий определенную последовательность и формулировку вопросов в открытой форме. Здесь преобладает раскованная беседа в русле поставленной проблемы.

Интервьюер задает вопросы строго в соответствии с опорным листом, а респондент дает ответ в свободной форме, который в точности фиксируется интервьюером.

Если не требуется обстановки доверительности, такое интервью удобнее проводить вдвоем: один беседует, другой записывает ответы. Возможен и вариант без записи, с фиксацией основных положений беседы после разговора. Здесь сохраняется полная естественность общения, что предопределяет свободное высказывание респондента по большинству вопросов.

Данный вид интервью сложен и для респондента, и для интервьюера. Сложна и последующая обработка и кодировка материалов. Это обуславливает нечастое использование этого вида интервью на практике.

2. Стандартизированное интервью.

Оно предусматривает беседу по жестко фиксированному опроснику, где так же четко представлены и варианты ответов на поставленный вопрос. В стандартизированном интервью обычно преобладают закрытые вопросы.

В данном случае интервьюер по памяти в строго определенной последовательности задает вопросы респонденту, а полученные от респондента ответы идентифицирует с одним из предложенных вариантов ответов на вопрос в опросном листе. Сложность заключается в невозможности задать респонденту большое количество вопросов.

Эта разновидность интервью очень подробно отражена в отечественных учебниках, у таких авторов как Ядов В. А., Бутенко И. А., Воронкова О. А, Воронов Ю. П. и др. Оно предназначено для получения однотипной информации от каждого респондента. Ответы всех респондентов должны быть сравнимы и должны поддаваться классификации. Это означает, что различия и сходство в ответах должны отражать действительные различия и сходство между респондентами, а не различия, вызванные задаваемыми вопросами или тем, как эти вопросы были поняты.

Стандартизованное интервью может использоваться для многих целей, включая определение общественного мнения по широкому кругу вопросов, выяснение потребительских предпочтений, стереотипов поведения, а также множества других целей, включающих получение количественной информации.

Кроме этого, данный вид интервью очень удобен в случае, когда письменный опрос становится затруднительным вследствие разнородности аудитории, необходимости пояснить многие вопросы с учетом различий в образовании респондентов, особенностей физических условий проведения опроса (например, на улице, где респондент может торопиться, быть занят своими мыслям и т. п.).

Как правило, для проведения такого рода интервью не пользуются услугами профессионалов. В качестве интервьюеров могут выступать совершенно разные по роду занятий люди, не связанные с социологией как таковой. Более того, на должность интервьюра в такого рода опросе не рекомендуется приглашать людей с социологическим образованием. Считается, что в этом случае интервьюер будет «подавлять» респондента обилием социологических терминов, волей-неволей будет давать оценку ответам респондента, что может негативно повлиять на обстановку проведения интервью и, как следствие, — на качество получаемых ответов.

3. Полустандартизированное интервью предполагает сочетание в себе особенностей стандартизированного и нестандартизированного интервью.

В таких интервью предусматривается менее жесткая структура действий интервьюера. Он уже не обязан строго следовать порядку вопросов, а так же может несколько менять их конфигурацию по мере надобности. Часто в таких интервью предусмотрен лишь список основных вопросов, частично их порядок, а получаемая информация служит для формулировки гипотез, выявления социальных проблем, подлежащих далее более систематическому анализу.

В этом случае прямое общение с респондентом и психологические отношения, возникающие в ходе проведения интервью, создают немало преимуществ для получения информации, что представляется малодоступным при использовании строго формализованного интервью.

Правда, надо сказать, что эти же преимущества оборачиваются временами новыми трудностями. Одна из них заключается в том, что интервьюер так или иначе оказывает определенное влияние на респондента, а соответственно и на его ответы или рассуждения. Важный момент здесь играет эффект стереотипности, «по одежке встречают». Интервьюерам не чуждо ничто человеческое: это и не совсем тактично заданный вопрос, и первичная неприязнь к респонденту, и чрезмерная навязчивость.

В силу этих обстоятельств респондент может вообще отказаться от интервью, или «замкнуться» в себе, что приведет к потере нужной информации. Но и самому интервьюеру не стоит «подстраиваться» под опрашиваемого. Руководствуясь своим личным опытом, могу сказать, что попадаются иногда слишком «активные» респонденты, которые сами начинают задавать ход беседы, не дают возможности вернуть разговор в нужное русло. Но есть и, наоборот, очень меланхоличные люди, которых надо уметь расшевелить, мотивировать их к беседе. Поэтому для сбора массовой информации привлекают возможно большее число интервьюеров, которые предварительно проходят специальное обучение и тренировки.

Полуструктурированное интервью предполагает в каждом из тематических блоков перечень тех аспектов, по которым должна быть получена информация. Интервьюер должен уметь в ходе беседы задавать вопросы, которые интересуют его в данном исследовании, но делать это так, чтобы они не нарушали общего хода беседы, а органически, естественно вписывались в рассказ как уточнения. Если это не удается сделать, то прерывать ход беседы не нужно, а лучше вернуться к интересующему вопросу в конце интервью.

4. Фокусированное интервью предполагает сбор мнений и оценок по поводу конкретной проблемы, тех или иных явлений и процессов.

Предполагается, что перед фокусированным интервью респонденты включаются в определенную ситуацию. Например, группа студентов посмотрела фильм, а затем была проинтервьюирована по поводу поднятых в нем вопросов.

5. Групповое и индивидуальное — в зависимости от того, кто выступает респондентом. Можно одновременно беседовать с небольшой группой учащихся, семьей, бригадой, причем интервью способно приобретать в таких ситуациях дискуссионный характер.

Проведение интервью требует организационной подготовки, что предполагает выбор места и времени интервьюирования. Место проведения интервью определяется спецификой предмета исследования. В любом случае обстановка, в которой проводится интервью, должна быть спокойной и конфиденциальной, т. е. без присутствия посторонних лиц в удобное для респондента время.

Работа же самого интервьюера предполагает осуществление следующих задач:

— налаживание контакта с респондентами;

— правильная постановка вопросов интервью;

— правильная фиксация ответов.

2. Рассмотрим процесс интервьюирования.

Интервьюер представляется, говорит о целях и задачах исследования, гарантирует полную анонимность. Затем следует установление контакта с респондентом, создание благоприятной атмосферы для интервью.

Задаются первые вопросы по содержанию изучаемых проблем. Когда интервьюер почувствует, что респондент полностью «вошел» в беседу, он может ее усложнить. Не исключаются и указания на противоречия в суждениях респондента («Вы только что говорили это, а теперь другое»), и просьбы уточнить или пояснить позицию («Не могли бы вы пояснить или подробнее рассказать…»), и встречные вопросы («А как вы думаете об этом…»), и вопросы на понимание («Правильно ли я вас понял?»).

В конце интервью подводятся итоги, респондента благодарят за беседу.

Время интервью у взрослых — до 1-1,5 часа, учащихся — 45 минут. Однако практика ряда западных социологов (в частности, опыт интервьюирования в Институте Макса Планка по проблемам развития образования и человека в Берлине) показывает, что глубокое интервьюирование в сочетании с использованием метода изучения биографий в ряде случаев длится до 4 часов.

После окончания работ на объекте по сбору социологической информации интервьюер должен представить в исследовательский центр следующие документы: заполненные бланки интервью, маршрутные листы, отчеты о работе.

После проверки всех этих документов начинается специальный анализ бланков интервью с целью получения обобщенной информации об изучаемом явлении.

Следует заметить, что наибольшее распространение в социологии получило стандартизированное интервью. Несколько реже используют полустандартизированное интервью. И только опытные социологи (да и то не всегда) применяют свободное и разведывательное интервьюирование. Свободным называют такое интервью, когда перед интервьюером стоит проблема собрать соответствующую исследовательским задачам информацию без наличия предварительно разработанного инструмента. Здесь социолог свободен в выборе вопросов, определении их порядка, количества и способов выражения, а также приемов фиксации информации.

Разведывательное интервью (другое его обозначение — глубинное) используют при определении и (или) уточнении формулировки рабочих гипотез на этапе разработки программы исследования. Его цель не только и не столько в том, чтобы получить информацию об объекте, столько в выяснении того, какую информацию предстоит произвести в предстоящем исследовании. При этом как интервьюер, так и респондент свободны в выборе способов ведения беседы.

Диапазон требований к интервьюерам, работающим в столь разных ситуациях, естественно, весьма широк как в социологическом, так и в психологическом, педагогическом, конфликтологическом, журналистском и иных отношениях. Для проведения разовых стандартизированных интервью межличностного характера можно не привлекать квалифицированных социологов (порой это даже желательно, чтобы повысить непредвзятость данных). Но без них невозможно получить достоверную информацию во всех иных разновидностях интервьюирования.

Интервью широко распространено в современной жизни. Сфера применения этого метода чрезвычайно обширна и разнообразна: интервью используется в социологии, психологии, журналистике, статистике, этнографии, педагогике, управлении и др. науках. В зависимости от цели исследования, от исследуемого объекта применяют различные виды интервью.

Метод интервью — это… Что такое Метод интервью?

Метод интервью — психологический вербально-коммуникативный метод, заключающийся в проведении разговора между психологом или социологом и субъектом по заранее разработанному плану.

Общие сведения

Метод интервью отличается строгой организованностью и неравноценностью функций собеседников: психолог-интервьюер задаёт вопросы субъекту-респонденту, при этом он не ведёт с ним активного диалога, не высказывает своего мнения и открыто не обнаруживает своей личной оценки ответов испытуемого или задаваемых вопросов.

В задачи психолога входит сведение своего влияния на содержание ответов респондента к минимуму и обеспечение благоприятной атмосферы общения. Цель интервью с точки зрения психолога — получить от респондента ответы на вопросы, сформулированные в соответствии с задачами всего исследования.

Виды интервью

По степени формализации

  • Стандартизированное, полустандартизированное. В таком интервью заранее определены формулировки вопросов и последовательность, в которой они задаются.
  • Нестандартизированное, свободное или ненаправленное интервью. При таком интервью психолог следует лишь общему плану, сформулированному соответственно задачам исследования, задавая вопросы по ситуации. Благодаря своей гибкости располагает к более хорошему в сравнении со стандартизированным интервью контакту между психологом и респондентом.
  • Полустандартизированное или фокусированное интервью. При проведении данного вида интервью психолог руководствуется перечнем как строго необходимых, так и возможных вопросов.

По стадии исследования

  • Предварительное интервью. Используется на стадии пилотажного исследования.
  • Основное интервью. Используется на стадии сбора основных сведений.
  • Контрольное интервью. Используется для проверки спорных результатов и для пополнения банка данных.

По количеству участников

  • Индивидуальное интервью — интервью, в котором участвует только корреспондент (психолог) и респондент (испытуемый).
  • Групповое интервью — интервью, в котором участвует более двух человек.
  • Массовое интервью — интервью, в котором участвуют от сотни до тысяч респондентов. В основном используется в социологии.

По материалам: Никандров В. В. Вербально-коммуникативные методы в психологии. СПб.: Речь, 2002.

Рекомендуемая литература

См. также

Интервью — это… Что такое Интервью?

(от англ. interview — встреча, свидание) — это предназначенная для печати, радио или телевидения беседа журналиста (писателя, психолога, социолога и др.) с каким-либо лицом. Человек (обычно журналист), интервьюирующий кого-либо, называется интервьюер. Получать И., сведения, информацию от кого-либо — значит интервьюировать.

Термин И. употребляется в двух значениях:

1) метод получения, сбора сведений путем беседы, общения с другими людьми;

2) относительно устойчивый тип высказываний, который называют речевым жанром (М. Бахтин). Это публицистический информационный жанр, многогранная и подвижная форма журналистики.

Сама семантика слова указывает на то, что И — это обмен мнениями, взглядами, сведениями. Интервьюер с помощью вопросов помогает человеку полнее, логичнее, ярче раскрыть заданную тему.

Жанр справедливо называют памятью культуры. Прообразы современного И. можно встретить в далекой античности, в знаменитых беседах Сократа. «Ты, Сократ, прекрасно спрашиваешь, мне и отвечать приятно» (Платон).

Как метод И. тоже имеет тысячелетнюю историю, ибо еще Геродот утверждал, что его «История» создавалась на основе сведений, «полученных путем расспросов, чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение». «Беседы», «разговоры» — своеобразные жанровые образования, имевшие хождение в XVIII в., тоже являются прообразом современного И. Однако часто они не предполагали обмена мнениями, обмена репликами действительно беседующих соавторов и персонажей. В большей степени они адресовались читателю, подчеркивая стремление автора вступить с ним в контакт, осуществить общение. Эти «беседы» можно считать предтечей будущего И. В 60-е — 80-е годы XIX века слово И. появляется в печати, получает распространение, но пока еще не превращается в терминологическое жанровое обозначение. Такой смысл оно получает в России на рубеже XX в.

В современной действительности И. имеет широкое распространение, ибо вырос общественный интерес к мнению конкретной личности, мнению индивидуума, интерес к самой личности.

Радио раскрыло дополнительные возможности жанра, включив в него третью сторону — аудиторию, которая стала слушателем диалога. Телевидение обогатило И. зрелищностью. Источником информации И. на ТВ становится не только звучащеее слово, но и невербальные средства общения, а также окружающая среда (интерьер, пейзаж, люди в кадре и др.).

Предметом жанра И. является общественное, актуальное событие, сопряженное с высказыванием о нем причастного к этому событию человека. В И. тесно взаимодействуют объективные и субъективные компоненты действительности: объективно произошедшее событие и впечатления, мнение, суждение о нем, которые высказывает по просьбе интервьюера собеседник. Иногда считают, что И. имеет «двойную» субъективность: субъективность источника и субъективность воспринимающего интервьюера. На этом основании объявляют И. «ненадежным» инструментом получаемых сведений.

Особенность жанра И. Это информационный жанр беседы или ее дословное воспроизведение, рассчитанное на то, чтобы не только донести до читателя (слушателя, зрителя) определенные сведения (цифры, факты и др.), но в первую очередь сообщить мнения, суждения, оценки конкретного человека. В И. дается анализ явлений и ситуаций, комментируются факты. Постановка проблемных вопросов и критика недостатков совершаются, как правило, не интервьюером, а другими людьми, взгляды и мнения которых представляют общественный интерес. Интервьюер обычно выступает в роли фиксатора услышанного, информатора. И хотя в основе И. лежит общение «лицом к лицу» в форме беседы, в которой один человек получает информацию от другого, однако речь в данном случае идет именно о форме, так как отождествлять И. с беседой не вполне правомерно. Беседа предполагает обмен мнениями, положение собеседников равноправное. В И. же происходит не столько обмен мнениями, сколько получение информации от опрашиваемого лица. В отличие от беседы роли участников И. не одинаковы: один (опрашиваемый) выступает как объект исследования, другой (интервьюер) — как субъект. И тем не менее интервьюер не пассивен, он занимает активную позицию, своими вопросами и контртезисами может менять направление беседы.

Участники И. Во-первых, это политические и государственные деятели, специалисты, располагающие обширными и новыми знаниями в определенной области. Их интервьюируют, чтобы узнать о чем-то. Во-вторых, это знаменитости, «звезды» театра, кино, эстрады. Их интервьюируют, чтобы сделать достоянием гласности подробности их жизни и деятельности. И, наконец, участниками И. могут быть обыкновенные люди, которые встречались на улице, в толпе, на работе. Их опрашивают, чтобы выяснить общественное мнение о том или ином событии.

Классификация И. В зависимости от основания И. можно классифицировать следующим образом. Если в основу положена форма организации текста, то выделяются И.-беседа (интервью-диалог), построенная по принципу «вопрос-ответ», и И.-рассказ (монолог). Это монолитный текст, не расчлененный на пары: вопрос-ответ. В его начале содержится краткое сообщение: какова тема И., кто беседовал, какие вопросы обсуждались. Затем идет сплошной текст. И. с читательскими письмами в руках предполагает два этапа. Первый — это встреча интервьюера с конкретным лицом, которому заранее передаются письма читателей. Второй этап — встреча через некоторое время, тогда и происходит активный диалог. Теперь это И.-беседа, в которой участвуют также незримо присутствующие читатели (зрители), предложившие свои вопросы. По своей сути это коллективное И. И.-зарисовка — синтезированный вид И. Оно состоит из И.-беседы и образной информации, воспроизводящей портрет собеседника. Если основой для классификации является личность участника И., то выделяют протокольные И., которые проводятся для получения официальной информации у официального лица высокого ранга. Информационные И.: их цель — получение определенных сведений, интересных фактов, знакомство с мнением известных лиц, специалистов, деятелей науки, культуры, бизнеса. Их мнение не является официальным, но оно интересно читателям, зрителям, слушателям. И.-портрет: его цель — раскрыть яркую личность собеседника. Он может говорить не о себе, но в том, что и как он говорит, раскрывается его личность. Здесь важен не столько текст, который может и не давать полного представления о характере человека, сколько его эмоциональное состояние, своеобразие его мышления, невербальные средства общения. Проблемное И. (или дискуссия) ставит задачу выявить различные точки зрения или пути решения проблемы. Здесь своеобразная тональность разговора — открытая публицистичность. В отличие от портретного И., где преобладают разговорные интонации, доверительный тон, здесь интервьюер может заявить о своей позиции. Открыто обсуждаются сложные и важные вопросы. И наконец, И.-анкета проводится для выяснения мнения по определенному вопросу у различных собеседников, которые не вступают в контакт друг с другом. Всем задается один и тот же вопрос, хотя участники и разные: студент, банкир, рабочий, пенсионер, бомж. Монтаж ответов создает панораму общественного мнения.

И. как метод. Это беседа для получения сведений, которые могут быть использованы для создания материалов любых жанров. В этом случае необходимо учитывать следующие аспекты. Проведение И. Начальная стадия: договоренность о встрече и первые моменты общения; развертывание беседы: умение слушать и слышать собеседника, управление ритмом беседы, поддерживание атмосферы сотрудничества; контроль достоверности сведений в ходе И.: нельзя искажать факты, быть неточным, поэтому в ходе беседы допустимы уточнения, переспрос. Наблюдение за собеседником в ходе И. — внешность, манеры, привычки, поведение человека. Фиксация сведений — карандашная запись, запоминание, магнитофон, кинокамера. Проверка сведений после И. — сопоставление высказываний собеседника с достоверными документами, высказываниями других людей и пр.

Структура И. и выбор языковых средств. И. представляет собой законченный текст, объединенный общим замыслом и состоящий, как правило, из своеобразных смонтированных блоков «вопрос-ответ». Жанр И. тесно связан с устной речью. Выбор языковых средств отвечает стилистическим установкам беседы, диктуется ее ситуативно-тематической прикрепленностью; влияет также обстановка, в которой протекает И. Разговорный стиль способствует воспринимаемости текста, уничтожает психологический барьер. Однако разговорная лексика хороша там, где уместна. Диалектизмы, просторечия допустимы, если они функционально обусловлены, несут стилистическую нагрузку; эмоционально-экспрессивная окраска связана с изобразительно-выразительными качествами речи.

Разговорность И. создается не только лексическими средствами, но и синтаксическим построением речи (синтаксически незаконченное построение фразы, переспрос, повтор, инверсия и др.). Особую роль играют в И. паузы (припоминания, напряжения, психологические паузы).

Лит.: Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. — М., 1974; Гай-макова Б. Д. и др. Мастерство эфирного выступления. — М., 1994; Стрельцов Б.В. Основы публицистики: Жанры. — Минск, 1990; Тищенко В.А. Интервью в газете: теория и практика развития жанра: Автореф. — М., 1980.

Л. С. Якушина

Педагогическое речеведение. Словарь-справочник. — М.: Флинта, Наука. Под ред. Т. А. Ладыженской и А. К. Михальской. 1998.

11.2.2. Интервью

11.2.2.1. Интервью как единство беседы и опроса

Интервью является одновременно и беседой, и опросом. С беседой его сближает активное непосредственное устное речевое общение интервьюера с респондентом. Они ведут между собой интенсивный разговор на определенные темы. Э. Ноэль, как всегда с юмором, замечает, что «интервью кажется поразительно похожим на беседу двух людей, отличаясь только частым проявлением нетактичности» [262, с. 50]. Можно сказать даже, что «метод интервью берет свое начало от такой естественной формы человеческого общения, какой является беседа» [289, с. 35].

Однако в отличие от истинной беседы интервью характеризуется значительно большей организованностью, целенаправленностью и асимметричностью функций собеседников. Даже если процесс интервьюирования «жестко не регламентирован, он все разно ведется по заранее разработанному четкому плану. А недостижение цели, что возможно и допустимо при беседе, в интервью расценивается как крах всей акции. Недаром одним из основных качеств интервьюера считается упорство [262]. Цель интервью настолько определяет весь характер контакта исследователя с исследуемым, что, как считает А. Л. Свенцицкий, дает право называть его «нормированным» общением и даже «псевдообщением, мотивированным извне». Ну, а отчетливая неравнозначность позиций собеседников в интервью окончательно отграничивает его от метода беседы. «Интервью – это «урезанное» общение (однонаправленная коммуникация) с закрепленными ролями коммуникатора и реципиента. Здесь нет интенсивного обмена мнениями как при обычном общении двух лиц во время непринужденной беседы» [289, с. 37]. Перечисленные признаки интервью, отличающие его от беседы, позволяют даже называть его «псевдобеседой» [443].

Специфика же интервью как опросного метода, отделяющая его от анкетирования, заключается как раз в тех свойствах, которые сближают его с беседой. В первую очередь, это непосредственный характер взаимоотношений интервьюера и респондента, основанный на личном речевом взаимодействии.

Будучи одновременно беседой и опросом, интервью должно удовлетворять всем общим требованиям, предъявляемым к обоим этим методам как в части процесса проведения, так и в части квалификации и свойств исследователя. Однако у интервью как специального исследовательского метода есть и свои особенности. Рассмотрим их.

11.2.2.2. Процедура интервьюирования

Одним из главных условий успешности применения любого вербально-коммуникативного метода является благожелательная атмосфера общения исследователя с респондентом. Но для интервью это условие становится, пожалуй, ведущим требованием, не уступающим по своему значению грамотному построению вопросника. Правда, вес этого фактора может быть различен в разных видах интервью. Так, при массовых опросах, осуществляемых целой командой интервьюеров, он может быть менее значим, чем система задаваемых вопросов. Здесь в общении доминирует взаимодействие, а взаимоотношения отходят на второй план. Этот вариант интервью приближается к анкетированию. Но при индивидуальной исследовательской и диагностической работе, когда интервью, по сути дела, сближается с психологической беседой, роль межличностных отношений усиливается, и фактор хороших личных контактов с респондентом становится существеннейшим условием эффективности опроса.

Вообще-то интервью само по себе несет потенциально заряд доброжелательности, так как человек, к которому обратились с просьбой о чем-то поведать, которого выделили среди других, с которым позаботились лично поговорить, уже сам факт подобного внимания оценивает, как правило, положительно. Ему лестна роль дающего интервью. Но тем не менее этого, конечно, недостаточно для создания полнокровной дружеской атмосферы интервью. Поэтому вся процедура интервьюирования нацелена на создание и поддержание соответствующих отношений.

В процессе интервьюирования четко различаются три фазы: вводная, основная и завершающая. Первая фаза – установление контакта с респондентом. Она является ключевым моментом создания благожелательной и деловой обстановки. Если с самого начала не добиться расположения опрашиваемого и не настроить его на взаимодействие, то впоследствии это сделать будет очень трудно. Первые фразы должны быть краткими, обоснованными и уверенными. Начинает интервьюер с представления себя и организации, уполномочившей его на опрос. Свою личную заинтересованность демонстрировать не следует. Тут же излагаются цели исследования и пояснения (если в этом возникает необходимость) по поводу того, что выбор на роль респондента пал именно на этого человека. Кстати, выбор опрашиваемого иногда связан с проблемой знакомства с ним интервьюера. Часть исследователей полагает, что лучше опрашивать своих знакомых, чтобы максимально приблизиться к условиям непринужденной беседы. Но большинство придерживается противоположного мнения. Незнакомец предпочтительнее, так как от него можно ожидать большей искренности и естественности, поскольку он не чувствует себя связанным с интервьюером какими-либо узами, не чувствует перед ним повышенной ответственности. К тому же для незнакомых гарантии анонимности опроса гораздо реальнее, чем для знакомых. После «официальной» части следует приглашение к сотрудничеству с акцентированием общественной значимости опроса и важности роли в нем данного человека. По получении согласия респондента к сотрудничеству желательно мягко «привить» ему чувство ответственности за добротность информации, которую он может сообщить.

Нередко люди пытаются уклониться и даже в открытую отказаться от дачи интервью. Вот тут-то от интервьюера и требуются настойчивость и упорство. Корректно и убедительно он должен продолжить «атаку» на опрашиваемого и, используя различные известные приемы [218, 262, 289,428] и импровизируя по ситуации, добиться добровольного согласия партнера.

Для завязывания разговора и снятия налета официальности иногда прибегают к небольшим вступительным беседам на отвлеченные темы: о погоде, о спорте, о перипетиях по дороге к опрашиваемому и т. д.

Итак, первые слова, первые контактные вопросы должны вызвать у опрашиваемого заинтересованность и желание дать интервью. Одновременно интервьюеру следует остерегаться панибратства, необходимо соблюдать определенную деловитость и дистанцию. Недопустима и другая крайность – подчеркивание этой дистанции и менторский тон.

Вводные слова и буферные вопросы помогают перейти к основной фазе интервью, где задаются намеченные вопросы. Достигнутый в первой фазе контакт нуждается в постоянной поддержке. При умелом ведении интервью этот контакт укрепляется, а респондент все более и более «раскрывается».

Важнейшее правило поведения интервьюера на этом этапе – нейтральность его позиции по отношению к предмету исследования. Он не должен высказывать своего мнения по обсуждаемым проблемам, а должен только задавать вопросы. И в этом случае опрашиваемый ставится «в несколько необычные условия, напоминающие условия экзамена или допроса» [261, с. 262]. Возможный в такой ситуации дискомфорт снимается тем, что нейтральность интервьюера вовсе не означает его абсолютной бесстрастности. Он может эмоционально и интеллектуально откликаться на ответы опрашиваемого. Например, посмеяться в ответ на его шутки, вставить реплики и замечания, поддерживающие разговор и стимулирующие активность партнера, использовать невербальные средства его поддержки и одобрения. Интервьюер должен все время стимулировать у респондента желание отвечать на вопросы. Но «одобрение интервьюера должно относиться не к содержанию ответа респондента, его «правильности» или «неправильности», а к самому факту ответа» [289, с. 42].

Темп ведения интервью должен быть оптимальным. В одних случаях его надо ускорить, чтобы вынудить партнера отвечать спонтанно. Особенно целесообразен ускоренный темп для вопросов, чреватых эмоциональным противодействием. В других случаях предпочтительнее медленный темп. Давая больше времени на ответ, интервьюер надеется на снижение доли необдуманных, поверхностных ответов и ответов неопределенных, типа «не знаю». Недопустимы затяжные паузы между вопросами. Они создают неловкость, а то и впечатление неподготовленности и некомпетентности исследователя, если тот долго силится вспомнить очередной вопрос или найти его в своем кондуите. Здесь надо заметить, что задавание вопросов по памяти считается предпочтительнее, чем по списку в руках, так как способствует более непринужденному разговору.

Ход интервью должен удовлетворять приведенным выше общим требованиям ведения опроса. Особое внимание следует обращать на соблюдение «правила воронки». Если в процессе опроса обнаруживаются противоречия в ответах респондента, интервьюер имеет два варианта их контроля. Первый уже нам известен. Это обращение к косвенным вопросам и зондированию. Второй вариант заключается в указании опрашиваемому на эти противоречия и в выяснении их причин. Этот путь требует предельной тактичности, чтобы не разрушить налаженный межличностный контакт. Обычно рекомендуется, прежде чем обратить внимание респондента на несоответствия в его ответах, дать смягчающую фразу, намекающую на вину самого интервьюера в появлении этих противоречий. Например: «Кажется, я вас неверно понял, так как раньше вы по этому поводу сказали…», «Может быть, я раньше ошибся, думая, что вы хотели сказать…».

Применение вопросов разного типа должно быть сбалансированным, оптимально согласованным, поскольку обилие косвенных и контрольных вопросов может насторожить опрашиваемого, а обилие прямых вопросов – раздражить его и вызвать противодействие. Обнаружив признаки подобного беспокойства или раздражения, интервьюер должен смягчить ситуацию и перейти к другим темам. «Продолжение интервью с опрашиваемым, выведенным из равновесия, отрицательным образом скажется на результатах интервью. Можно вернуться к этой теме позднее, когда опрашиваемый окончательно успокоится» [218, с. 83].

По ходу интервью респондент нередко нуждается в подтверждении анонимности опроса. Интервьюер обязан чутко улавливать эти моменты и давать соответствующие заверения.

Исчерпав все необходимые по замыслу интервью темы и вопросы, следует плавно «выйти» из него. В завершающей фазе полезно подытожить разговор. Это, во-первых, дает уверенность в правильности понимания партнерами друг друга и возможность в случае обнаружения каких-либо неясностей еще раз вернуться к ним. Во-вторых, именно по завершении содержательной части интервью уместно получить основные сведения о респонденте, подчеркнув, что это необходимо для описания выборки при дальнейшей обработке и интерпретации результатов опроса. Наконец, обязательными атрибутами завершающей фазы являются выражение благодарности респонденту за содействие и извинения за причиненное беспокойство. Желательно еще раз подчеркнуть значимость исследования в целом и роль в нем данного конкретного интервью.

Иногда интервьюеру есть смысл задержаться с прощанием и уходом. К этому времени уже ослабло или совсем спало напряжение у респондента, неизбежно возникающее при интервьюировании, и он, расслабившись, может сознательно или ненароком сказать дополнительно что-нибудь важное для исследователя.

При интересе опрашиваемого к окончательным результатам исследования и практическим выгодам для него интервьюер не должен раздавать никаких обещаний по итогам работы и строить фантастические прогнозы. Но он может обещать проинформировать респондента о конечных результатах исследования. Для этого он предлагает свои (или своей организации) координаты: адрес, телефон и т. п.

Продолжительность интервью зависит от его задачи и вытекающего из нее числа необходимых вопросов, а также от складывающейся ситуации и особенностей опрашиваемого. Ясно, что нетерпеливый, эмоционально неустойчивый или склонный кагрессии респондент вынуждает сократить время опроса. Человек с противоположными качествами позволяет себя «терзать» значительно дольше. Интервью «на ходу» ведет к минимизации его продолжительности, а стационарные условия располагают к длительному контакту. Кстати, выбор места и времени играют немаловажную роль в обеспечении эффективности интервью. Например, дома или на работе, на улице или в помещении, в транспорте или на стадионе – все эти пространственные характеристики в той или иной мере влияют на ход и длительность интервью. Так же важно правильно определить время встречи с опрашиваемым. Понятно, если тема интервью посвящена каким-нибудь производственным проблемам, то лучше наметить интервью на рабочее время или обеденный перерыв. После работы большинство людей будет стремиться по своим делам и общение с интервьюером будет скомкано. Интервью с сельским жителем в страдную пору будет менее удачным, чем в периоды сельскохозяйственного «затишья». Короче говоря, выбор оптимального места и времени проведения опроса не простая проблема, которую исследователю приходится решать, сообразуясь со всеми привходящими обстоятельствами.

При определении оптимальной продолжительности интервью как психологического метода надо учитывать различия между «чистым» и «общим» временем и между «физическим» и «психологическим» временем. Чистое время – это затраты на вопросы и ответы, необходимые по программе исследования. Общее время включает дополнительно затраты на знакомство, вводную и заключительную части, перерывы в общении. Физическое время – это объективная длительность процессов (в нашем случае – интервьюирования), рассматриваемых в астрономической временной системе отсчета и измеряемых в точных астрономических единицах (секунды, часы, сутки, годы и т. д.). Психологическое время – это психическое отражение объективной длительности процессов в субъективной системе координат. Оценка временных интервалов базируется на субъективных параметрах типа «долго – быстро», «давно – недавно». Общеизвестен «закон заполненного времени», согласно которому отрезки времени, насыщенные значимыми для человека событиями, в настоящем времени воспринимаются им как быстротечные, а при воспоминаниях (в прошлом времени) – как долговременные. Специалист, проводящий интервью, должен учитывать эти нюансы при планировании и ведении опроса. При этом следует помнить, что «интервью должно доставлять удовольствие» [262, с. 109]. Причем интервьюеру процедура опроса обычно представляется более скучной, чем респонденту, поскольку для первого это занятие обыденное, а для второго – неординарное.

Каких-либо точных рекомендаций по поводу оптимальной продолжительности интервью дать невозможно. Каждый исследователь в каждом конкретном случае определяет его самостоятельно с учетом всех факторов. Статистика опросов показывает, что диапазон общих временных затрат составляет от 10-15 минут до полутора – двух часов [428, с. 151], асреднее время интервьюирования, которое обычно и рекомендуется, равно приблизительно 30 минутам [262, с. 108; 389, с. 285].

Важной стороной интервьюирования выступает его фиксация. Для интервью точная и полная регистрация данных важнее, чем для беседы. При выборе формы регистрации необходимо решить три вопроса: где, когда и как фиксировать информацию? Вопрос «где?» подразумевает альтернативу: осуществлять запись непосредственно на списке с вопросами или отдельно от него на других каких-либо документах. Если предпочитается первый вариант, то расположение перечня вопросов должно предусматривать достаточно свободного места на листе для ответов и соответствующих записей о ходе интервью. Такой вариант выгоден для закрытых вопросов, ответы на которые уже имеются на бланке, и остается лишь пометить выбранный вариант. Второй вариант реализуется путем ведения специального протокола. Естественно, в этом случае возможности регистрации предельно полной и насыщенной информации расширяются. Но зато обширная «летопись» может вызвать беспокойство респондента, да и отвлекает самого ведущего от процесса общения. Чтобы снять этот негатив, прибегают к коллективному интервью. Интервьюер ведет беседу, а его ассистент осуществляет регистрацию, располагаясь таким образом, чтобы быть в поле зрения опрашиваемого, но не привлекать к себе его внимания. Тогда ассистент не является «помехой» в контакте интервьюера с респондентом, а сам факт ведения протокола не скрывается от него, и это перестает его волновать. Практика интервьюирования показывает, что обычно вопрос, где вести записи, не носит гамлетовского характера. Обычным делом является совмещение записей на полях вопросника с ведением отдельного протокола. Другое дело, что обязательным считается составление окончательного отчета об интервью, основным элементом которого выступает тщательно оформленный протокол. Но это уже относится больше не к процедуре интервью, а к стадии первичной обработки его данных.

Когда лучше производить запись беседы: в процессе интервьюирования или после, восстанавливая информацию по памяти? Ответ также не может быть однозначным. В первом случае очевиден выигрыш в точности информации, но очевидны и сопутствующие проблемы в установлении и поддержании контакта с интервьюируемым. Особенно сильно это влияние сказывается при обсуждении острых дискуссионных или интимных тем. Понимая эти проблемы, исследователи часто переходят к восстановлению информации по памяти. Однако запись после опроса чревата не только потерей сведений из-за ошибок памяти, но и смещением акцентов в ответах респондента из-за субъективных особенностей интервьюера. Он в силу личных пристрастий и предпочтений в последующем изложении может обратить большее внимание на одни темы и ответы и проигнорировать другие, которые ему покажутся не очень важными. Опытный интервьюер успешно может применять оба вида регистрации. Уловив беспокойство партнера, он прекращает текущую запись и возвращается к ней, когда позволит ситуация.

Наконец, как вести фиксацию интервью? Здесь имеется в виду, во-первых, должна ли запись быть дословной или достаточно отмечать только существо ответов, во-вторых, как регистрировать невербальную информацию и, в-третьих, следует ли применять какие-либо технические средства регистрации. Понятно, что дословная запись исключает потерю вербальной информации, но она предполагает владение регистратором (самим интервьюером или его ассистентом) навыков скорописи. Это может быть стенография или какие-нибудь другие приемы сокращения слов и кодирования письма. Если же таких умений и навыков нет, то дословная запись будет отнимать львиную долю времени интервью и вносить диссонанс во взаимодействия исследователя с исследуемым.

Что касается регистрации невербальной информации, то признано, что она обязательна, так как весьма существенно дополняет речевую. А иногда даже и опровергает ее. Здесь также нет единых рецептов. Информация может представляться в виде подробных описаний или специальных пометок. Возможно использование заранее разработанных шкал для оценки внешних проявлений тех или иных психических состояний, свойств, отношений респондента. Напомним о возможности использования даже специальных бланков для беседы [401]. Наилучшим способом в этом плане будет применение звуко- и видеозаписывающей аппаратуры, которая самым объективным и точным образом отметит не только невербальные аспекты общения, но и содержание вопросов и ответов.

Преимущества применения техники этим не исчерпываются. В актив следует отнести также «развязывание рук» интервьюеру, освобождающее его от непосредственных записей. Он может лучше сосредоточиться на процессе беседы и уделить больше внимания партнеру. Кроме того, материалы технической записи на стадии обработки и интерпретации могут многократно изучаться разными специалистами, что весьма полезно для выработки окончательных выводов по проводимому исследованию. Однако есть и ряд противопоказаний к применению техники в интервью, особенно в психологическом интервью. Главный недостаток, по мнению большинства специалистов, заключается в том, что микрофон, а тем более видеокамера стесняют респондента, а это отрицательно сказывается на качестве его информации и контактах с интервьюером [218, 428]. К тому же технические средства «засвечивают» респондента, что нежелательно при анонимных опросах. Кроме того, возможны и технические огрехи. Например, искажения или потеря информации от неудачного расположения аппаратуры или неполадок в ней.

Виды интервью

Определение 1

Виды интервью – это методы сбора информации, необходимые для выяснения важных сведений, данных; способы получения информации с помощью устного опроса.

Интервью является одним из самых популярных методов опроса, в котором интервьюер стремится получить необходимую информацию от опрашиваемого или целой группы респондентов. В интервью принимают участие два человека – интервьюер (журналист) и интервьюируемый.

Сведения, полученные в ходе интервью, могут быть предназначены как для удовлетворения любопытства, так и ради профессиональных, личных или корпоративных целей, по своей природе интервью представляет собой явление социальной значимости.

Виды интервью по количеству опрашиваемых и целям диагностирования

Виды интервью:

  • Индивидуальное интервью, целью которого является изучение личных особенностей людей, индивидуальные интервью могут быть глубинными (направлены на выявление событий и переживаний из прошлого), фокусированными (сфокусированы на определенных событиях или жизненных ситуаций).
  • Групповое интервью, направленно на исследование целой группы людей.
  • Массовые интервью, направлены на диагностику массовых социальных и психологических явлений.

Готовые работы на аналогичную тему

Виды интервью по степени формализации

Стандартизированное интервью – заранее определенная формулировка и последовательность вопросов, которые для всех респондентов одинаковы, стандартизированное интервью имеет как свои плюсы, так и минусы. Плюсом является сведение к минимуму ошибок во время формулировки вопросов, благодаря этому полученные данные будет легко анализировать. Недостатком стандартизированного интервью является «формальный» характер опроса, который затрудняет контакт между интервьюером респондентом. Применяется при необходимости исследовать большое количество людей, не подходит для изучения малочисленных групп.

Нестандартизированное интервью является более гибким, интервьюер придерживается лишь общего плана и в зависимости от ситуации и настроения респондента формулирует вопросы. Плюсом такого интервью является возможность задать респонденту дополнительные вопросы, которые располагают к беседе и вызывают более правдивые ответы. К недостаткам такого интервью можно отнести трудности при сопоставлении полеченных сведений вследствие вариаций в формулировках вопросов. Нестандартизированное интервью используют на ранних этапах исследования, когда исследователь только знакомится с проблемой изучаемого явления.

Фокусированное или полу-стандартизированное интервью. Такое интервью проводят с использованием специального путеводителя с готовым перечнем вопросов. Основные вопросы задают всем участникам опроса, а дополнительные в зависимости от реакции и ответов опрашиваемого, полученные результаты такого опроса более сопоставимы.

Виды интервью в зависимости от цели

Информационное интервью – очень часто используется для сбора востребованной информации, такое интервью ограничено очень жесткими временными стандартами, вопросы максимально короткие, при этом список вопросов может быть расширен в целях получения важной информации.

Оперативное интервью – это сжатая разновидность информационного интервью, его целью является собрать разные точки зрения по конкретной проблеме, такой вид опроса еще называют «блицопросом», главной отличительной чертой такого опроса является стандартная форма вопросов, которые необходимо задать большому количеству людей, лучше, если в таком опросе будут участвовать представители разных социальных групп. От социологического опроса блицопрос отличается отсутствием репрезентативности.

Замечание 1

Репрезентативность – это соответствие характеристик выборки характеристикам генеральной совокупности в целом.

Расследование-интервью проводится с целью более серьезного изучения проблемной ситуации или какого-то события. Такое интервью обычно готовят заранее, продумывается формулировка вопросов и их последовательность, во время интервью важно следить за его ходом и владеть невербальными формами общения.

Интервью-портрет или персональное интервью, которое направлено на конкретного человека. Участником такого интервью может быть любой человек, который определенным образом проявил себя в общественной жизни.

Флеш-интервью – очень короткое интервью, которое длится не более 90 секунд.

Формы организации интервью

Формы организации интервью:

  1. Интервью по телефону – это очень удобный вид, если время ограниченно такой вид интервью подойдет.
  2. Интервью с помощью Интернет-технологий – интервью сегодня можно провести и с помощью электронной почты, конечно, если нужны официальные комментарии, такой способ не подойдет, в таком случае можно использовать видеосвязь.
  3. Пресс-конференция – коллективное интервью, когда интервьюер приходит на встречу с человеком в назначенное время и в определенном месте, пресс-конференции часто используют в своей работе журналисты.
  4. Круглый стол – сложная форма интервью, чаще используется в журналистике, когда журналист ведет беседу сразу с несколькими участниками. В таком случае у интервьюера появляются функции модератора, ему нужно не только задавать вопросы и выслушивать ответы, но и управлять беседой. Такая форма интервью должна быть тщательно продумана, необходимо продумать четкий сценарий и стратегию встречи до мелочей, чтобы избежать самых непредвиденных ситуаций.

У интервью, как и у любого метода опроса, есть свои достоинства и недостатки, интервью часто сравнивают с анкетированием, главным различием является форма контакта исследователя с участниками опроса. Во время интервью информацию собирает тот, кто общается с респондентом (интервьюер), он же фиксирует полученные ответы. Для получения такого же объема информации, что и в анкетировании, используя метод интервью, социолог потратит гораздо больше времени и средств.

Вместе с тем у интервью есть и положительные стороны, так при интервьюировании расширяются возможности повышения надежности собранных данных за счет уменьшения числа не ответивших и ошибок при заполнении вопросников, как бывает в случае анкетирования.

это, определение слова, понятие. Что такое Интервью, значение, словарь, энциклопедия

— в психологии — способ получения социально-психологической информации с помощью устного опроса. В сравнении с анкетированием предполагает большую свободу опрашиваемого в формулировке ответов, большую развернутость ответов. Часто вопросники для интервью строятся по типу анкет социологических, ставящих целью получение распределения типичных ответов по большому количеству вопросов. Такой подход нужен лишь на первой стадии исследования, для первичной ориентировке в проблеме. Вопросники могут дать ценные результаты для дальнейшего уточнения изучаемых свойств и выдвижения новых гипотез. Современный этап характерен координацией практических, теоретических и методологических проблем интервью а целях использования его как особого метода получения информации на основе вербальной коммуникации. Различаются два вида интервью: 1) интервью свободные — не регламентированные темой и формой беседы; 2) интервью стандартизованные — по форме близкие к анкете с закрытыми вопросами. Границы между этими видами подвижны и зависят от сложности проблемы, цели и этапа исследования. Степень свободы участников определяется наличием и формой вопросов, уровень получаемой информации — богатством и сложностью ответов. В ходе беседы интервьюер может попасть в одну из следующих ситуаций: 1) респондент — (опрашиваемый) знает, почему он поступил или поступит так, а не иначе; 2) респонденту недостает информации о причинах своего действия; 3) интервью ставит целью получить симптоматическую информацию, хотя респонденту она такой не кажется. Конкретная ситуация определяет применение разных методов интервьюирования. В первом случае достаточно использовать упорядоченный, строго направленный вопросник. В двух других ситуациях требуются методы, предполагающие сотрудничество респондента при поиске нужной информации. Примеры таких методов — интервью клиническое и интервью диагностическое.

Психологическая энциклопедия

Интервью, разработанное для исследования того, что лежит под поверхностью, чтобы иметь возможность исследовать неизвестные переменные и (есть надежда) чтобы обеспечить инсайт в природу обсуждаемых факторов.

Психологическая энциклопедия

Направленныйдиалог. В психологии интервью обычно имеют своей целью или собирание информации, или проведение терапевтического воздействия. Иногда добавляются уточняющие слова для того, чтобы обозначить определенный вид рассматриваемого интервью.

Психологическая энциклопедия

Свободное, менее направленное интервью, в котором интервьюируемому человеку предоставлена значительная свобода в том, как отвечать на вопросы и/или вводить новые темы.

Психологическая энциклопедия

— беседа, способ получения социально-психологической информации с помощью устного опроса.


Поделиться:
Приобретение в психологии: определение с примерами
(Последнее обновление: 4 января 2018 г.)

Приобретение относится к раннему этапу процесса обучения, во время которого ответ впервые устанавливается. На этом этапе обучения субъект начинает отображать поведение при предъявлении стимула, поэтому мы можем сказать, что поведение было приобретено.

В классической обусловленности приобретение относится к тому моменту, когда ранее нейтральный стимул становится связанным с безусловным стимулом и начинает вызывать ответ, когда представлен.В этот момент безусловный стимул становится известным как условный стимул.

Как работает приобретение?

Итак, как именно происходит процесс приобретения? Давайте внимательнее посмотрим на саму классическую обусловленность, чтобы увидеть, как приобретаются новые знания и модели поведения.

Классическая обусловленность начинается с получения ранее нейтрального стимула и многократного сопряжения его с безусловным стимулом. Безусловный стимул — это то, что естественно и автоматически вызывает реакцию без какого-либо обучения.

Например, представьте, что вы хотите научить крысу бояться звука кошачьего шипения. Вы можете начать сочетать звук шипящего кота с громким ударом. Громкий взрыв естественно приведет к реакции страха у крысы.

Вы проходите через это многократно, каждый раз произнося шипение, а затем громкий взрыв. В конце концов, будет установлена ​​связь между естественно пугающим звуком и звуком кота.

Когда крыса со страхом отвечает только на звук шипения, теперь вы можете сказать, что приобретение произошло.

Факторы, которые могут повлиять на приобретение

Как вы можете себе представить, сбор данных не всегда является идеально плавным процессом, и существует множество факторов, которые могут влиять на силу и скорость, с которой происходит сбор данных. Несколько вещей, которые могут повлиять на процесс приобретения:

  • То, чему учат, может сыграть свою роль. Легче дрессировать человека или животное, если его поведение является чем-то естественным для приобретения. Например, человек более склонен к боязни змей, чем к тряпкам перьев.
  • Как часто создается ассоциация. Чем чаще выполняется спаривание, тем вероятнее будет ответ.
  • Когда стимул представлен. Если безусловный стимул и нейтральный стимул представлены слишком далеко друг от друга, обучение будет происходить с меньшей вероятностью. Если это произойдет, ответ может быть намного слабее.
  • Актуальность стимула. Если стимул полностью не связан с изучаемым поведением, может потребоваться больше времени для приобретения.
  • Как заметен стимул. Если стимул легко пропустить, приобретение менее вероятно или может произойти только после того, как было сделано много пар.

В нашем предыдущем примере вы хотели бы убедиться, что крыса может слышать звук кошачьего шипения, а затем обязательно выполнять повторные спаривания с громким ударом. После нескольких пар вы можете заметить, что крыса показывает желаемое поведение, то есть ответ получен.После того, как поведение было приобретено, вы можете начать работать над усилением реакции.

,
ПРОФ. ШАПИРО С ИНТЕРВЬЮ в ПРОФ. ИНТЕРВЬЮ ШАПИРО ПО ПСИХОЛОГИИ ПСИХОЛОГИЯ СЕГОДНЯ

Транскрипция

1 ПРОФ. ШАПИРО С ИНТЕРВЬЮ в ПРОФ. ИНТЕРВЬЮ ШАПИРО ПО ПСИХОЛОГИИ ПСИХОЛОГИЯ СЕГОДНЯ Профессор Дэвид А. Шапиро, доктор философии, CCC-SLP, является патологом речевого языка и признанным в Совете специалистом по беглости речи, который лечит людей, которые заикаются во всех возрастах, член Американского речевого языка Ассоциация слушателей и заслуженный профессор наук и расстройств Роберта Ли Мэдисона в Университете Западной Каролины в Каллоуи, Северная Каролина, США.Будучи приглашенным Občanské sdružení LOGO (частной клиникой в ​​Брно, Чешская Республика) в качестве приглашенного докладчика и клинициста на Международный день осведомленности о заикании (ISAD) в 2004, 2006 и 2008 годах, доктор Шапиро вернется в Чешскую Республику, где он снова выступит с основным докладом на конференции, организованной Ассоциацией LOGO для ISAD. Конференция будет проходить в Конгресс-центре справедливой торговли в Брно, логотипе Občanské sdružení и в Моравских пещерах в Бланско 22 и 23 октября. Профессор Шапиро является одним из самых авторитетных авторитетов в области заикания в мире.Заикание — это серьезное расстройство беглости речи, которое потенциально влияет на поведение, мысли и чувства людей всех возрастов во всем мире. Принимая во внимание, что частота заикания (общее количество людей, заикающихся в определенный момент их жизни), длящихся более 6 месяцев, составляет приблизительно 5%, распространенность заикания (общее количество случаев в указанное время) составляет приблизительно 1%. Это означает, что большинство заикающихся выздоравливают; эта цифра увеличивается при специализированном вмешательстве, полученном от квалифицированных логопедов.Мы с удовольствием познакомились с профессором Шапиро с тех пор, как мы впервые пригласили его в Чешскую Республику. Кроме того, с тех пор было привилегией включать его в наше профессиональное сообщество в качестве коллеги и друга. Мы нашли его самым интересным и сострадательным человеком, опытным клиницистом и человеком с вдохновляющей личной историей. Его пожизненная преданность людям, которые заикаются, выходит за рамки профессиональной. Как человек, который сильно заикался без контроля в течение почти первых 20 лет своей жизни, докторОбязательство Шапиро действительно личное. Там, где есть потребность среди людей, которые заикаются, он говорит, что я пойду. Он говорит: «Заикание — это больше, чем работа». Это выражение уверенности в способности человека к сотрудничеству и позитивным изменениям. Это акт любви. Во время его четвертого визита в Чешскую Республику мы попросили его ответить на ряд вопросов в недавнем интервью: Профессор Шапиро, вы являетесь специалистом по заиканию и проходили терапию заикания в течение всей своей профессиональной карьеры.Чем терапия заикания уникальна или отличается от лечения других расстройств? Как ваш собственный метод лечения заикания уникален? Вы задаете отличный вопрос. Общение — это уникальный человеческий опыт. Заикание становится основой того, что значит быть человеком. Трудно представить, что значит быть неспособным общаться, точно знать, что

vid A. Shapiro, Ph.D.

2 хочется сказать, но буквально не в состоянии это сказать.Заикание влияет на каждого человека по-разному. Хотя явное поведение заикания является наиболее очевидным для собеседников, то, как правило, скрыты мысли и чувства человека, который заикается по отношению к себе и миру, в котором он общается. Хотя поведение заикания может быть изменено или устранено относительно быстро, изменение мыслей и чувств, связанных с заиканием, часто занимает гораздо больше времени. Связанные с этим мысли и чувства должны быть направлены на то, чтобы поведенческие изменения были долговременными.Мое собственное лечение однозначно фокусируется на беглых аспектах коммуникативных навыков. Это позволяет клиенту научиться делать больше из того, что он уже делает, что приводит к беглости речи. Только изучая, понимая и увеличивая беглость речи, мы обращаем внимание на дисфлюэнс. Например, клиент может сосредоточиться на создании речи, которая является равномерной, нежной в начале и естественной в перегибах. Результат сосредоточения внимания на беглости в первую очередь заключается в том, что беглость значительно возрастает, а рассеянность значительно уменьшается как в абсолютном, так и в относительном выражении.Человек, который заикается, должен испытывать успех во всех аспектах лечения. Успех мотивирует; Успех порождает успех. Создание возможностей для человека, который заикается, испытать успех — основная работа врача. Как мне это сделать? Это тема моей книги, и она станет темой моего основного выступления в Брно. Рискуя упрощением, я отмечаю вместе с клиентом его беглость речи, как отмечалось ранее. Мы с клиентом создаем иерархию речевых задач, чтобы постепенно повышать уровень сложности, чтобы обеспечить успех клиента на каждом этапе.Мы планируем мероприятия для клиента между нашими запланированными встречами, чтобы расширить влияние лечения. Мы начинаем переводы с нашей первой встречи, а не ждем конца лечения. В процессе лечения мы привлекаем как можно больше участников системы связи клиента. И мы перекладываем ответственность за клинический процесс с клинициста на клиента на протяжении всего процесса лечения. Короче говоря, я индивидуализирую лечение, работаю в контексте беседы, создаю возможности лечения между запланированными клиническими встречами, управляю дисфлюэнтом, определяя, что делать (а не что не делать), собираю данные, относящиеся к когнитивным и аффективным опыт в дополнение к поведенческому опыту, используйте визуальные аналогии и участвуйте в передаче с самого начала лечения, а не в конце.В этой истории есть гораздо больше, чем я могу поделиться здесь. Процесс является полезным, успешным, позитивным и полезным для человека, который заикается, его семьи и его врача. Правда ли, что больше мужчин заикается, чем женщин? Вы нашли это, чтобы быть правдой? Да, я обнаружил, что это правда. Как правило, мы находим, что соотношение мужчин и женщин, которые заикаются, составляет около 3: 1, и что эта закономерность наблюдается повсеместно. Недавние продольные исследования показывают, что число детей мужского и женского пола, которые начинают заикаться, может быть более эквивалентным, чем мы думали.Однако может случиться так, что у мальчиков разовьется более стойкая форма заикания или что девочки просто более приспособлены. Но мы продолжаем обнаруживать, что больше мужчин, чем женщин, продолжают заикаться. Как терапия заикания изменилась за эти годы? Где вы видите, что происходит? Я думаю, что одним из самых больших изменений в терапии заикания является переход от решения проблем заикания только к рассмотрению связанных с заиканием мыслей и чувств в

which he communicates. While stutering behaviors can be changed or eliminated relatively rapidly, changing the thoughts and feelings related to the stuttering experience often takes much longer..

3 дополнение к поведению.Когда мы работаем с людьми, которые заикаются, мы должны понимать, что аффективные (чувства), поведенческие и когнитивные (мысли) элементы взаимосвязаны. То, что мы делаем, влияет на то, что мы думаем и чувствуем; то, что мы думаем и чувствуем, влияет на то, что мы делаем. Следовательно, мы должны иметь возможность испытать мир общения клиента таким, каким он или она видит его. Только тогда мы можем надеяться повлиять на этот мир. Где я вижу терапию? Делаются многочисленные успехи, которые помогают нам понять генетику и нейрофизиологию заикания.Также технологии развиваются и все больше внедряются в лечение. Доказательная практика переместилась с фона на передний план. Я думаю, что эти области будут ключевыми в будущем. Однако, по мере развития лечения, я продолжаю верить, что наиболее важным компонентом успешного вмешательства по-прежнему будет поддерживающий характер отношений клиент-клиницист и степень, в которой и клиент, и клиницист искренне верят в то, что позитивные изменения являются реалистичными и возможными ,У вас есть история значительного заикания, но вы справляетесь с этим очень хорошо и прошли долгий путь в преодолении заикания. Что было самым сложным для вас? Что помогло тебе больше всего? Хотя я все еще заикаюсь, сегодня я редко бываю без контроля беглости. Когда я был моложе, я думаю, что самым сложным было чувство изоляции, неспособности общаться с другим человеком на планете. Я поделюсь с вами основным докладом: одна из лучших вещей, которые мои родители сделали для меня, это подарить мне щенка по имени Бадди.Мы с Бадди долгое время были лучшими друзьями, пока мне не исполнилось 17 лет. В течение многих лет Бадди был единственным живым существом, с которым я мог говорить свободно. Интересно, что люди, которые заикаются, обычно могут свободно разговаривать с домашним животным. Когда мы росли вместе, мы часто гуляли по лесу и засыпали у ручья. Я нашел мир и надежду, когда проснулся, чтобы найти Бадди рядом со мной и солнце в моем лице. Я думаю, что больше всего помогло влияние нескольких особых людей. Размышляя о моем прошлом, я думаю о моем дедушке, Джозефе.Я скучаю по нему, как и Бадди, по сей день. Я помню, как гулял с дедушкой, часто рука об руку у ручья. Я помню, как сильно заикался, только чтобы услышать, как он сказал: «Я люблю тебя такой, какая ты есть». Радость и утешение в любви — это самое обнадеживающее. Я узнал от моего дорогого друга, что всем нужен один настоящий друг. Когда друг искренне верит в тебя, нет ничего невозможного. Я сегодня живу богато, женат на этой лучшей подруге Кей уже более 27 лет. У нас двое замечательных детей, Сара и Аарон, которые сейчас молоды.Я каждый день учусь у Кея, Сары и Аарона, что значит иметь друга, и я всегда буду благодарен за положительное влияние любви. Вы изучали речевые языковые патологии и коммуникационные науки и расстройства. Вы были специалистом по заиканию в течение многих лет. Как ваш опыт человека, который заикается, влияет на вашу работу в качестве врача? Как человек, который заикается, я часто отношусь к опыту общения других людей, которые заикаются. Мне часто говорят заикающиеся люди и их семьи, насколько они ценят то, что я могу связать их опыт с моим и наоборот.Никто не может сказать мне, как заикающемуся человеку, что меня там не было. Тем не менее, опыт всех людей, в том числе заикающихся людей, уникален. Хотя это может быть

Only then can we hope to impact that world. Where do I see therapy going? Numerous inroads are being made that are helping us understand the genetics and neurophysiology of stuttering.

4 Преимущество, как у врача, иметь личный опыт человека, который заикается, также есть потенциальный недостаток. То есть клиницист, который является человеком, который заикается, не должен передавать свой опыт клиенту, который заикается, или предполагать, что его опыт точно такой же, как у клиента, который заикается.Это может повлиять на способность врача оценивать уникальность опыта клиента и семьи. Уникальность всего опыта всех людей должна быть признана и понята. Вы выступаете в качестве основного докладчика в четвертый раз на международной конференции по заиканию, организованной Ассоциацией LOGO и Частной клиникой LOGO. Что вы думаете о терапии заикания в Чешской Республике? Мое мнение о терапии заикания, проводимой в Чешской Республике, является отражением моих наблюдений за три предыдущих визита в Обчанске sdružení LOGO.Короче говоря, «Обчанске сдружени ЛОГО» делает выдающуюся работу и является одним из наиболее инклюзивных клинических средств, которые я видел в своем международном опыте. Под одной крышей врачи из разных дисциплин обслуживают клиентов разного возраста и исключений. Для лечения заикания я видел индивидуальное и групповое лечение, которое направлено на мысли, чувства и поведение, связанные с заиканием. Я видел традиционные поведенческие методы лечения, в дополнение к комплексным методам лечения, таким как танцевальная терапия, музыкальная терапия, арт-терапия, экспериментальная терапия и тому подобное.Я видел консультации, психологические услуги и медицинские услуги. Я даже видел лечебный массаж и ароматерапию. Мне кажется, что Občanské sdružení LOGO является лидером в области клинического вмешательства и в предоставлении специалистам непрерывного образования и возможностей для сотрудничества. Я мог бы добавить, что я был настолько впечатлен LOGO, что впервые привезу с собой пятерых моих лучших аспирантов из Университета Западной Каролины, чтобы они могли испытать LOGO для себя.Их посещение и сотрудничество с профессиональными сотрудниками и клиентами LOGO даст им уникальную точку зрения на то, что можно сделать, когда разные люди и профессионалы работают вместе. Вы приглашенный докладчик на многих международных конференциях, и вы провели международные исследования по терапии заикания. Что это исследование показало о терапии заикания во всем мире? Да, я координировал проект, в соавторстве которого участвовали 17 врачей-исследователей в 15 странах на 6 континентах.Цели заключались в том, чтобы определить допущения, методы и конечные извлеченные уроки и цели, которыми руководствуются клиницисты, которые лечат людей, которые заикаются в разных странах, и провести сравнение внутри стран и культур и между ними. Результаты были представлены на Всемирном конгрессе по беглости речи в Монреале в 2003 году, и впоследствии были опубликованы в «Короче говоря, результаты показали, что наша профессия проводит терапию заикания с использованием различных методов для людей всех возрастов дошкольного возраста (например, ,g) семейное взаимодействие, модификация общения, программа Лидкомба), дети школьного возраста (изменение ориентации, снижение напряженности, взаимодействие с учителями и членами семьи) и подростки, взрослые и пожилые люди (когнитивная реорганизация, нежная речь, самость -помощь, вспомогательные устройства). Мы работаем в различных условиях (больницы, частные клиники, государственные и частные школы). Наши методы оценки и лечения варьируются в зависимости от наших различных определений

Doing so would interfere with the clinician s ability to appreciate the uniqueness of the client s and the family s experience.

5 (поведенческие симптомы, эмоциональные компоненты, потеря контроля), причинные предположения (генетические / наследственные, экологические, неврологические), а также лежащие в их основе конструкции и обоснование.Факторы, которые влияют на структуру лечения, достаточно последовательны (эмпирические данные, опыт клинициста, сильные стороны и потребности отдельных клиентов), а также препятствия, которые мы должны регулярно преодолевать (географическое расстояние, дезинформация, нехватка речевых языковых патологов и группы самопомощи). Наш контекст предоставления услуг и конкретные процедуры варьируются в зависимости от различных клинических и культурных условий. Несмотря на случайные разочарования, мы, врачи всего мира, любим то, что делаем.Мы стремимся дать возможность людям, которые заикаются, реализовать свой уникальный потенциал, тем самым получая доступ, наслаждаясь и создавая возможности в социальном и коммуникативном контексте. Два связанных исследовательских проекта находятся в стадии реализации. Один из них исследует, как изменились клинические методы и возможности в результате политических событий в бывших советских и коммунистических странах. Другой — это изучение предположений и практик нетрадиционных врачей, таких как целители из числа коренных народов.Один очень важный урок из этих исследований заключается в следующем: когда мы фокусируемся вместе на общей цели, различия, которые некоторые люди воспринимают как разногласия, просто исчезают. Дело в том, что нас объединяют наши универсальные общности, наши проблемы и наши убеждения. Мы собрались из разных стран как один народ с общей целью улучшить жизнь людей, которые заикаются. Позднее в этом году выйдет второе издание вашего международного учебника о вмешательстве заикания и заикания.Она называется «Заикание: совместное путешествие к свободе речи» (PRO-ED, Inc., Остин, Техас, США; какова основная миссия и смысл этой книги? Когда первое издание было выпущено в 1999 году, я никогда не могла представить себе положительный прием, который он получил на международном уровне. Целью книги было и остается обзор того, что известно о заикании, о людях, заикающихся и заикании. На этом основании я рассмотрел свои клинические методы оценки и лечения заикание у детей дошкольного возраста, детей школьного возраста, подростков, взрослых и пожилых людей.Суть в том, что есть надежда для людей всех возрастов, которые заикаются. Когда мы работаем вместе и хотим учиться друг у друга, мы не можем достичь ничего, когда у нас общая цель. Книга написана в первую очередь для логопедов и студентов университетов, которые готовятся стать логопедами. Книга также предназначена для людей, которые заикаются, их семей, людей из смежных профессий в сфере образования и здравоохранения, а также для всех, кто заинтересован в заикании или обеспокоен человеком, который заикается.Что бы вы сказали людям, которые заикаются или людям, которые заикаются в семье? Опять же, я бы сказал, есть надежда. Иногда заикание заставляет людей чувствовать себя изолированными, но нет никакой причины подходить к проблеме заикания в одиночку. Сегодня на веб-сайтах доступно так много информации (например, домашняя страница заикания, от организаций (например, Американская ассоциация речевого языка и слуха) Международная организация заикания

on a regular basis (geographic distance, misinformation, shortage of speech-language pathologists and self-help groups).

6 Ассоциация беглого общения и в книгах.Патологи на речевом языке могут помочь людям, которые заикаются, и их семьям рассмотреть варианты, с которыми они сталкиваются, включая услуги по оценке и лечению, если эти услуги указаны. Важное послание отражено в лозунге Национальной ассоциации заикания (в США, если вы заикаетесь, вы не одиноки. Кроме того, тема 13-й ежегодной онлайн-конференции Международного дня защиты от заикания (ISAD) этого года — Люди, которые Заикание, Вдохновение! Это важные сообщения, чтобы забрать домой.Любой желающий получить доступ или принять участие в ежегодной конференции ISAD 1-2 октября без каких-либо затрат может сделать это на домашней странице «Заикание». Уважаемый профессор Шапиро, большое спасибо за интервью и за то время, которое вы провели с нами. Мы желаем вам дальнейших успехов в вашей важной и достойной работе. Спасибо за вашу постоянную приверженность пониманию заикания и помощи людям, которые заикаются. Вы лидеры в области клинического обслуживания и профессионального развития. И наша профессиональная дружба, и личная дружба для меня — особые удовольствия.Я с нетерпением жду еще многих лет непрерывного сотрудничества между Občanské sdružení LOGO и Университетом Западной Каролины. Спасибо, что поделились своими подарками и за все, что вы делаете, чтобы помочь людям с нарушениями общения. Информация о человеке: Дэвид А. Шапиро, доктор философии, CCC-SLP, член ASHA, является заслуженным профессором Роберта Ли Мэдисона по коммуникационным наукам и нарушениям в Университете Западной Каролины в Каллоуи, Северная Каролина, США. В свое четвертое десятилетие, оказывая клинические услуги людям, которые заикаются и их семьям, докторШапиро регулярно выступает на национальных и международных конференциях и проводит семинары в Северной Америке, Европе, Азии, Австралии и Африке. Он является одним из ведущих международных авторитетов по заиканию. Его книга «Вмешательство заикания: совместное путешествие к свободе речи» (PRO-ED, Inc.) находит широкую международную аудиторию и будет выпущена во 2-м издании позднее в книге доктора Шапиро, посвященной исследованию многонациональных подходов к вмешательству заикания, и содержит многочисленные публикации в международных журналах.Он активно участвует в работе Международной ассоциации беглого общения (IFA) и Международной ассоциации заикания (ISA). Он является признанным Советом специалистом по расстройствам беглости речи и получил награду IFA за выдающиеся заслуги в области медицины и награду Совета управляющих Университета Северной Каролины за выдающиеся достижения в области преподавания. Это человек, который заикается, имеет двоих детей школьного возраста и живет со своей женой Кей в Великих Дымных горах Северной Каролины. Ассоциация ЛОГО и Частная клиника ЛОГО с гордостью представляют доктораДавид Шапиро в четвертый раз выступает в качестве основного докладчика на конференции, посвященной Международному дню заикания.

indicated. An important message is reflected in the slogan of the National Stuttering Association (in the USA, http://www.westutter.org): If you stutter, you re not alone. ,
определений в кембриджском словаре английского языка
ПСИХОЛОГИЯ | определение в кембриджском словаре английского языка Тезаурус: синонимы и родственные слова ,
Психология операционного определения — определение, примеры и как написать

Каждое хорошее психологическое исследование содержит операционное определение переменных в исследовании. Оперативное определение позволяет исследователям описывать определенным образом, что они имеют в виду, когда используют определенный термин. Как правило, рабочие определения являются конкретными и измеримыми. Таким образом, определение переменных позволяет другим людям увидеть, насколько достоверно исследование. Под валидностью здесь понимается, измеряют ли исследователи то, что они намеревались измерять.

Определение: Оперативное определение — это формулировка процедур, которые исследователь собирается использовать для измерения конкретной переменной.

Нам нужны оперативные определения в психологии, чтобы мы точно знали, о чем говорят исследователи, когда они ссылаются на что-то. Там могут быть разные определения слов в зависимости от контекста, в котором слово используется. Подумайте о том, как слова означают что-то другое для людей из разных культур. Чтобы избежать путаницы в определениях, в исследованиях мы четко объясняем, что мы имеем в виду, когда используем определенный термин.

Пример первый:

Исследователь хочет измерить, связан ли возраст с зависимостью. Возможно, их гипотеза такова: заболеваемость с возрастом будет увеличиваться. Здесь у нас есть две переменные, возраст и зависимость. Чтобы сделать исследование как можно более четким, исследователь должен определить, как они будут измерять эти переменные. По сути, как мы измеряем чей-то возраст и как мы измеряем зависимость?

Переменная одна: Возраст может показаться простым.Вы можете спросить, зачем нам определять возраст, если мы все знаем, какой это возраст. Однако один исследователь может решить измерить возраст в месяцах, чтобы определить чей-то точный возраст, тогда как другой исследователь может просто выбрать измерение возраста в годах. Чтобы понять результаты исследования, нам нужно знать, как этот исследователь ввел в действие возраст. Для примера рассмотрим, что возраст определяется как возраст человека в годах.

Переменная вторая: Переменная зависимости немного сложнее, чем возраст.Чтобы реализовать его, исследователь должен решить, как именно он хочет измерить зависимость. Они могут сузить свое определение и сказать, что наркомания определяется как переживание абстиненции, когда человек прекращает употребление какого-либо вещества. Или исследователи могут решить, что определение наркомании таково: если кто-то в настоящее время соответствует диагностическим критериям DSM-5 для любого расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ. Для примера рассмотрим, что исследователь выбрал последнее.

Окончательное определение: В данном исследовании возраст определяется как возраст участника, измеренный в годах, а частота возникновения зависимости определяется как то, соответствует ли участник в настоящее время диагностическим критериям DSM-5 для любого расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ.

Пример два

Исследователь хочет измерить, существует ли корреляция между жаркой погодой и насильственными преступлениями. Возможно, их главная гипотеза такова: с ростом температуры будет происходить насильственное преступление. Здесь у нас есть две переменные, погода и насильственные преступления. Чтобы сделать это исследование более точным, исследователь должен будет ввести переменные в действие.

Переменная 1: Первая переменная — погода. Исследователь должен решить, как определить погоду.Исследователи могут определить погоду как температуру наружного воздуха в градусах Фаренгейта. Но нам нужно немного конкретизировать, потому что в течение дня нет стабильной температуры. Таким образом, исследователи могут сказать, что погода определяется как высокая зарегистрированная температура в течение дня, измеренная в градусах Фаренгейта.

Переменная два: Вторая переменная — это насильственное преступление. Опять же, исследователь должен определить, как измеряется насильственное преступление. Допустим, что для этого исследования они используют определение насильственного преступления ФБР.Это определение описывает насильственные преступления как «убийство и непреднамеренное убийство, насильственное изнасилование, грабеж и нападение при отягчающих обстоятельствах».

Однако как мы узнаем, сколько насильственных преступлений было совершено в данный день? Исследователи могли бы включить в определение что-то вроде: количество людей, арестованных в тот день за насильственные преступления, как записано местной полицией.

Окончательное определение: Для этого исследования температура была определена как высокая зарегистрированная температура для дня, измеренного в градусах Фаренгейта.Насильственное преступление было определено как число людей, арестованных в данный день за убийство, насильственное изнасилование, грабеж и нападение при отягчающих обстоятельствах, как записано местной полицией.

Как написать операционное определение

В последнем примере воспользуйтесь возможностью проверить, можете ли вы написать четкое рабочее определение для себя. Представьте, что вы проводите исследование и хотите узнать, полезна ли групповая терапия для лечения социальной тревоги.

Переменная первая: Как вы собираетесь определять групповую терапию? Вот некоторые вещи, которые вы могли бы рассмотреть при создании вашего операционного определения:

  • Какой тип групповой терапии?
  • Кто возглавляет группу терапии?
  • Как долго люди участвуют в терапевтической группе?
  • Как можно «измерить» групповую терапию?

Нет единого способа написать рабочее определение для этой переменной.Можно сказать, что что-то вроде групповой терапии определяли как еженедельную группу когнитивно-поведенческой терапии во главе с лицензированным MFT, проводимым в течение десяти недель. Помните, что есть много способов написать рабочее определение. Вы знаете, что написали эффективный, если другой исследователь мог бы взять его и создать очень похожую переменную на основе вашего определения.

Переменная вторая: Вторая переменная, которую вам нужно определить, это «эффективное лечение социальной тревоги». Опять же, посмотрите, сможете ли вы придумать рабочее определение этой переменной.Это немного сложно, потому что вам нужно будет точно определить, что такое эффективное лечение, а также что такое социальная тревога. Вот несколько моментов, на которые следует обратить внимание при написании определения:

  • Как вы знаете, лечение эффективно?
  • Как вы оцениваете эффективность лечения?
  • Кто дает надежное определение социальной тревоги?
  • Как вы можете измерить социальную тревогу?

Опять же, нет единственно верного способа написать это рабочее определение.Если кто-то еще может воссоздать исследование, используя ваше определение, оно, вероятно, будет эффективным. Вот один из примеров того, как вы могли операционализировать переменную: социальная тревога была определена как отвечающая критериям социальной тревожности DSM-5, а эффективность лечения была определена как уменьшение симптомов социальной тревожности в течение 10-недельного периода лечения.

Окончательное определение: Возьмите свое определение для переменной один и ваше определение для переменной два и запишите их ясно и кратко.Ваше определение может состоять из нескольких предложений.

Почему нам нужны операционные определения

Существует ряд причин, по которым исследователям необходимо иметь операционные определения, в том числе:

  • Срок действия
  • Возможность тиражирования
  • Обобщаемость
  • Распространение

Первая причина была упомянута ранее в посте, когда читая исследование, другие должны иметь возможность оценить достоверность исследования.То есть исследователи измерили то, что они намеревались измерить? Если мы не знаем, как исследователи что-то измерили, очень трудно понять, было ли исследование обоснованным.

Следующая причина, по которой важно иметь рабочее определение, — это возможность тиражирования. Исследования должны быть разработаны таким образом, чтобы, если кто-то хотел повторить это, они могли. Копируя исследования и получая те же результаты, мы проверяем результаты. Невозможно воссоздать исследование, если мы не уверены в том, как они определили или измерили переменные.

Другая причина, по которой нам нужны операционные определения, заключается в том, чтобы мы могли понять, насколько обобщенными являются результаты. В исследовании мы хотим знать, что результаты верны не только для небольшой выборки людей. Мы надеемся получить результаты, которые распространяются на все население. Если у нас нет оперативных определений, трудно обобщить результаты, потому что мы не знаем, к кому они обобщают.

Наконец, рабочие определения важны для распространения информации.Когда исследование закончено, оно обычно публикуется в рецензируемом журнале и может быть прочитано другими психологами, студентами или журналистами. Исследователи хотят, чтобы люди читали их исследования и применяли их результаты. Если человек, читающий статью, не знает, о чем говорит, из-за непонятной переменной, ему будет сложно применить эти новые знания.

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *