Историческая психология: ИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Автор: | 02.08.2018

Содержание

проблемы междисциплинарного взаимодействия на современном этапе

Мохначева Марина Петровна (1952–2014) – доктор исторических наук, профессор Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ). Автор более 310 работ в области русской истории, историографии, методов исторического исследования, истории культуры, истории журналистики, истории науки, источниковедения и интеллектуальной истории. Мы приводим текст доклада, прочитанного автором в 2013 году в Университете Сантьяго де-Компостела (Испания). Впервые опубликовано в International Journal of Developmental and Educational Psychology. INFAD Revista de Psicología, 2013, vol. 2, nо. 1, pp. 645–652.

Публикация В. С. Трипольского.

Сегодня историческая психология – одна из вспомогательных и/или специальных дисциплин (в зависимости от предмета и объекта исследования) в системе межотраслевого гуманитарного знания и прежде всего отраслевой исторической науки. Историческая психология оказывает прямое или опосредованное воздействие на историографический процесс, сущностные субъектно-объектные характеристики историографических практик, включая системообразующие в рамках дисциплинарных и междисциплинарных полей исторического знания; она способствует пониманию специфики зависимости исторической мысли от индивидуального и массового сознания, превращая таким образом «Я» + «Я Другого» или «Эго» в основополагающий фактор «истории-описания» (историографии, истории исторической науки).

Историческое описание в большей мере, чем любое иное, обусловлено уровнем развития самосознания и самооценки ученого (Историка) как Субъекта исторического и историографического процесса, а также его интересом к уровню развития психологических знаний.

Так было и так будет всегда: «Творец всегда изображается в творении, и часто против воли своей». Это слова из статьи «Что нужно автору?», написанной в 1793 году «последним летописцем» и «первым историографом» российским Н. М. Карамзиным. В конце статьи Карамзин дает очень емкий ответ на этот вопрос: «Слог, фигуры, метафоры, образы, выражения – все сие трогает и пленяет тогда, когда одушевляется чувством». В 1794 году он издает одну за другой программные статьи, названия которых говорят сами за себя: «Нечто о науках, искусствах и просвещении» (Аглая, ч. 1), «О бо-гатстве языка» (Московские ведомости, 1795, № 90), «О книжной торговле и любви к чтению в России» (Вестник Европы, 1802, № 9). Они вольно или невольно подводят читателя к вопросу: где кончается ремесленничество и начинается искусство?

Наконец, еще одна отправная точка данного доклада – признание того, что «не существует единственного способа декомпозиции системы на подсистемы, не существует и единственного системного описания изучаемого объекта. Его выбор определяется целями пользователя, особенностями объекта, возможностями автора описания, его индивидуальными склонностями. Единого алгоритма построения системного описания нет. В каждом конкретном случае оно конструируется как своего рода произведение искусства» (Ганзен 1984).

Современный уровень информатизации науки, исторических знаний и исторической мысли обновляется с головокружительной быстротой, превращая коммуникативные процессы в модификации модификаций, изначально заданных индивидуальным и массовым сознанием и опытом в той или иной сфере жизнедеятельности человека и общества. При этом генерация и трансляция информации в разы по сравнению с рубежом XX–XXI веков и в сотни раз по сравнению с более ранними периодами новой и новейшей истории повышают нагрузку на человека и его психику.

С 2008 года в России выходит новый междисциплинарный научный журнал «Историческая психология и социология истории», в котором публикуются материалы по сравнительным исследованиям психологических особенностей культур и исторических эпох, языков, картин мира, ценностных ориентиров и ориентаций и способов жизнедеятельности, а также взаимного влияния различных параметров социального бытия.

Значительное место в журнале отведено работам по глобальной, региональной и универсальной истории. Читателю предлагается широкий спектр проблем методологии междисциплинарных исследований, исторической и политической философии с целью объединить усилия научного сообщества в изучении актуальных проблем психологии и социологии, способствовать интеграции гуманитарных исследований.

Стоит, очевидно, вспомнить, что первый такого рода журнал, подчеркнем, с аналогичным набором целевых установок и задач, появился в России на рубеже XIX–XX веков. Это был «Русский антропологический журнал», основанный в 1900 году, хотя задумывался он гораздо раньше, в 1880-х годах. Одним из его инициаторов был А. П. Богданов (1834–1896), известный русский зоолог, антрополог, чл.-корр. Петербургской академии наук (с 1890 года).

Примечательно, что издателем журнала официально являлся Антропологический отдел Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете (ОЛЕАЭ). (Журнал выходил в 1900–1905, 1907, 1912–1916 годах на русском языке, с фотографиями, рисунками, картами и диаграммами, тиражом в 600 экз. Всего за 10 лет издания вышло 38 книжек.)

В редакцию «Русского антропологического журнала» входили члены ОЛЕАЭ: Д. Н. Анучин, А. А. Ивановский, В. В. Воробьев, А. Д. Элькинд и др. А в списке авторов было более 40 имен. Первый номер журнала открывала статья Анучина «Беглый взгляд на прошлое антропологии и ее задачи в России», в которой была сформулирована программа развития антропологии как научной дисциплины и исторической психологии как одной из сфер ее предметного поля. Анучин затронул очень важный на тот момент вопрос: о положении антропологии в системе научного знания, уточнении ее границ и возможностей саморазвития, а также взаимодействия с этнологией, психологией и историей. Даже краткая справка, приведенная выше, дает представление о первых шагах становления психологии как научно-отраслевого знания в России, а также о численности столичной корпорации тех, кто считал себя антропологом или этнологом, но вплотную занимался проблемами исторической психологии.

Это очень важная особенность, демонстрирующая стадиальность и специфику развития российских национальных традиций в сфере гуманитарного знания – синкретизм мысли в сочетании с четкой дифференциацией предметных полей научно-отраслевого знания.

В России историография (история исторической науки) как специальная историческая дисциплина заявила о себе во второй половине XIX века, а историческая психология как междисциплинарная область гуманитарного знания – в середине XX века. Сегодня обе дисциплины успешно развиваются в межотраслевом пространстве гуманитарных исследований, на стыке с широким кругом гуманитарных наук и прежде всего с антропологией, социологией, политологией и культурологией.

Несмотря на «молодой возраст», историческая психология имеет большую предысторию, связанную со спецификой историко-психологической рефлексии человека и общества в разных природно-географических, социокультурных и общественно-полити-ческих условиях в масштабах местного, регионального и планетарного времени.

Первые специальные исследования в этой сфере принадлежат русским славянофилам и западникам, членам Русского географического общества и другим авторам, интересовавшимся феноменом «русской души», «героикой русского народа», «неподдающегося пониманию русского характера», а также «истории русского следа в жизни, культуре и поведенческих практиках “инородцев” – других народов России».

Имена российских ученых, психологов и историков – Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна, А. Р. Лурии, Б. Ф. Поршнева, Л. И. Анциферовой, В. Г. Иоффе и др. широко известны и признаны европейским научным сообществом, их отмечают среди пионеров историко-эволюционного изучения психики и культурно-исторической детерминации психики человека и различных групп людей, антропогенеза и начальных стадий исторического развития общества.

Но эмпирический фундамент и теоретический каркас российская школа исторической психологии обретает на рубеже 1980–1990-х годов, в работах И. Г. Белявского, Е. Ю. Бобровой, Л. В. Спициной, А. Д. Барской и др. Этот процесс продолжается в плане определения предметных полей и дисциплинарных полномочий исторической психологии в гуманитарном образовании.

25 мая 2011 года Ученым советом Института востоковедения РАН учрежден Евро-азиатский Центр мегаистории и системного прогнозирования, на флагах которого начертан манифест нового тысячелетия, предложенный международным координатором Ассоциации всемирной истории, членом Оргкомитета GF2045 Б. Родригом: «Будущее – это измерение, к которому стремятся все формы жизни».

Понять механизм действия историко-психологической экспоненты – показательной функции с основанием, равным иррациональному числу в измерении цивизизационного процесса, всемирной истории и историографии (истории исторической науки), – одна из ключевых задач современной гуманитаристики, направленной на укрепление ценностных ориентиров и приоритетов общества в условиях глобализации и глокализации.

Модная тема инноваций как панацеи от всех зол и бед в жизни человечества в новом тысячелетии фактически превратилась в бессодержательную метафору, переходящую из работы в работу в качестве некой дефиниции, не имеющей общепринятого определения. «На данный момент инновация – это своего рода лоскутное одеяло. В некоторых случаях она создается отдельными личностями или группами людей, в некоторых – исследовательскими центрами, институтами или агентствами, а иногда национальными или международными программами. Иногда она исходит из военной или теоретической адаптации, иногда из нужд общества, иногда из нужд корпораций. Она действует по вертикали, горизонтали или из стороны в сторону. Интернет, как твиттер, так и электронный адрес, существенно повлияли на мировое сообщество. Но хотя обмен инновациями происходит через журналы, конференции и личную коммуникацию, по большей части он беспорядочен, несогласован и остается незамеченным» (Манифест… 2012).

Инновационный процесс в социальной сфере, по моему глубокому убеждению, необходимо начинать с себя и каждому из нас. Для этого «учителю» и «ученику» следует руководствоваться принципиально новым образовательным «стандартом», в основу которого необходимо заложить устойчивое взаимодействие исторической памяти с исторической психологией в интересах предотвращения ошибок прошлого.

Для определения механизма взаимодействия исторической психологии и истории исторической науки обратимся к «персональной истории», или биографии, как средству исторического и психологического познания. Историческая биография – неотъемлемая часть европейской историографии начиная с эпохи Плутарха. Это самый популярный жанр исторических сочинений в прошлом и настоящем. Привлекательность этого жанра, по мнению психологов, опирается «на наш устойчивый интерес к жизни других людей, в которых мы можем найти отражение нас самих, предостережения об опасностях и просто удовлетворение нашего любопытства относительно опыта других людей…» (Shore 1981: 113; цит. по: Репина 2011: 287).

Если обратиться к «спектральному» анализу жанра исторической биографии (палитре ее красок), то нельзя не признать, что авторы «персональной истории» очень часто сознательно или неосознанно идеализируют своего героя или, если это антигерой, лишают его человеческого естества; так портрет героя превращается в панегирик (парадный образ в «венецианском зеркале»), а портрету «злодея» достается заведомо «кривое зеркало», уродующее его образ настолько, что у «злодея» нет (не может быть) лица (индивидуальности). «Персональная история» по-прежнему ограничена кругом выдающихся личностей, биографии простого человека в ней мало места. Отсюда увлечение теорией героя и толпы, отсюда заведомая схематизация психологического портрета человека эпохи.

Попыткой исправить этот порочный принцип подхода к выбору объекта «персональной истории» явилась «коллективная биография», ставшая модным в последней четверти XX века направлением биографики. Однако вместе с «модой» на коллективный портрет пришло осознание того, что наряду с героями (публичными личностями) историю вершат простые смертные, пришло понимание того, что «портрет в интерьере» имеет несколько перспектив, причем передний план часто остается парадным портретом, а образы людей на заднем плане обладают куда более насыщенными портретными характеристиками, формирующими «историю души», а через нее культурные традиции и обычаи, представления и поведенческую психологию человека и общества в тех или иных исторических условиях.

«Портрет в интерьере» сегодня – это не только анализ повседневного быта личности, это вместе с тем и попытка анализа его индивидуальности на основе выявления общих (схожих) черт со шкалой историко-психологической типологии. Отсюда появление «новой интеллектуальной истории», «новой локальной истории», «новой биографики», «новой науки», стремящихся соединить историко-психологический подход к объекту исследования с историографическим, где субъект исследования (автор) «изображается в творении, и часто против воли своей».

Наиболее четкий абрис взаимодействия историко-психологического и историографического подходов к изучению человека и общества в прошлом, настоящем и будущем, на наш взгляд, дал Б. Кроче (1998: 65): «…индивид и идея, взятые в отдельности, есть две разнозначные абстракции и как таковые не пригодны для того, чтобы составить предмет истории, а подлинная история – это история индивидуального в его всеобщности и всеобщего в его индивидуальности. Вопрос не в том, чтобы забыть о Перикле ради политики, о Платоне – ради философии или о Софокле – ради трагедии, а в том, чтобы осмыслить и представить политику, философию и трагедию через Перикла, Платона и Софокла, а последних, напротив, как воплощение политики, философии и трагедии в определенный исторический момент».

Таким образом, ремесло исследователя становится искусством там и тогда, когда «персональная история» раскрывает историю эпохи, в которой жил герой, и его индивидуальность, которая «неуловимо и неизбежно переходит в историю вообще» (Карсавин 1993: 82–86).

В российской историографии сложились два типа «персональной истории»: «социальный», восходящий к легендам и мифам, и «экзистенциальный», который актуализирует «самоценность исторической личности», объективирует ее психологические и ментальные характеристики как главные, определяющие ее образ и его эволюцию на протяжении жизни. «Если мыслить дихотомически, то предметом, на который направлено основное исследовательское усилие биографа, может быть либо реконструкция психологического мира, его динамики, уникального экзистенционального опыта индивида («экзистенциальный биографизм»), либо социальная и культурная ситуация, по отношению к которой описываемая жизнь приобретает значение истории («новая биографическая история») (подробно об этом: Персональная… 1999; Репина 2011).

Становление и дальнейшее развитие второго типа биографики восходит к информационно-векторной психологии и определяется преимущественно ею. Причем как по отношению к герою, так и по отношению к автору портрета. Вот почему историческая психология должна войти в число обязательных образовательных предметов рабочих учебных планов подготовки студентов – историков, социологов, политологов и других специалистов-гуманитариев. Это крупномасштабная и амбициозная задача, она подразумевает подготовку конкурентоспособного обеспечения такой программы инновационной учебной и методической литературой, интерактивными сетевыми и аудиовизуальными ресурсами с использованием корпуса учебной литературы и наглядных пособий, прошедших проверку временем.

Реализация такой задачи сопряжена с пересмотром действующих подходов к формированию у будущих специалистов-гуманитариев, в том числе у историков-аналитиков, новых исследовательских стратегий, базирующихся на синтезе теории информации и методологических приемах источниковедения историографии и историографии историографии (новое направление источниковедения). Как результат, «специалист-аналитик» должен стать гарантом того, что полученные им историко-психологические знания и умения будут одним из решающих факторов политического и экономического, а не только культурного и научного развития европейского сообщества.

Однако чтобы заявлять об «интервенции» исторической психологии в дисциплинарную структуру отраслевой науки истории и историографии – ее специальной исторической дисциплины, профессиональным историкам и преподавателям истории необходимо освоить информационно-векторную методологию познания био- и социосферы, перейти к осмыслению роли «человеческого измерения» в научных, включая биографику, исследованиях прошлого…

«Будущее – это измерение, к которому стремятся все формы жизни», и первые шаги в направлении применения информационно-векторного измерения жизни человека и общества открыли новый горизонт для теории и методологии истории, для моделирования исторического процесса и прогнозирования цивилизационного будущего.

Историческая психология смело вступает и в поле «интеллектуальной истории», предлагая исследователю новые ракурсы историософских идей и теоретико-методологических оснований исторических идей, концепций и самой концептологии новых историографических практик.

Говоря о биографии как части любой историографической практики, любого научно-исследовательского и издательского проекта, необходимо сознавать (понимать) различия историко-психологических факторов «биографии личности» (историю человека своей эпохи), «профессиональной биографии» (истории жизни и деятельности профессионала своего дела), «ситуационной биографии» (или «портрет в интерьере» общественной, политической, социокультурной среды, в которой живет индивид) и «библиографической биографии» (или истории и лаборатории творчества личности) (Нейман 2002: 11–31; Репина 2011: 303–305).

Репертуар биографического жанра в исследовательских полях чрезвычайно широк и продолжает пополняться новыми практиками. Историческая психология как теоретический и эмпирический базис новой «персональной истории» делает ее привлекательной для гуманитариев, что приближает гуманитарное знание к новому пониманию предмета «эго-истории», способствуя появлению нового вида биографического жанра историописания – «интеллектуальной биографии», которая в большей степени, чем любой из четырех вышеназванных видов биографии, формирует историко-психологический тип личности, ее «портрет в интерьере» или «автопортрет».

Наконец, еще одно наблюдение относительно проблемы поколений в истории, отмеченное К. Мангеймом (2000: 51): «Личность… никоим образом не подвержена влиянию духа времени в целом, ее привлекают только течения и тенденции времени, которые в качестве живой традиции сохраняются в ее специфической социальной среде», эти традиции укореняются лишь тогда, когда «дают наиболее адекватное выражение характерным “возможностям”… жизненным ситуациям» личности.

Информационно-векторный подход к проблеме синтеза биографического, текстуального и интеллектуального всегда опосредован и задан психологическим целым личности исследователя; изучение историко-психологических типов и характеристик научного сообщества принципиально важно для анализа лаборатории интеллектуального творчества его отдельных представителей, научных сообществ и научно-педагогических школ, выбора приоритетных для данного «творца» истории исторической науки (историографии) исследовательских направлений и историографических практик (антикварных, эрудитских, инновационных. ..).

Сегодня в истории и историографии, равно как в любой другой отрасли гуманитарного знания, наблюдается тенденция, которую подметил испанский философ и социолог Х. Ортега-и-Гассет (1997: 108–109) и акцентировал российский историк С. О. Шмидт, назвав «вытеснением в людях науки целостной культуры специализацией». Ортега-и-Гассет назвал эту тенденцию «тягой к совокупному знанию», безусловно, «мозаичному» (ср.: Шмидт 2005: 345–346). Это очевидно всякий раз, когда исследование проводит коллектив авторов; в результате коллективная монография, где концептология, обрастая новыми векторными полями апробации самого концепта, в итоге приводит исследователей к осознанию роли психоанализа, базирующегося на исторической психологии через историографию изучаемого предмета и объекта исследования, в формировании того самого «совокупного знания». Другой вопрос: станет оно (или нет) «целостной культурой» научной мысли. А это и есть проблема междисциплинарного взаимодействия исторической психологии и истории исторической науки (историографии) в развитии отраслевого и гуманитарного знания, культуры наукотворчества.

Литература

Ганзен, В. 1984. Системные описания в психологии. Л.: Изд-во ЛГУ. URL: http://www.moder nlib.ru/books/.

Карсавин, Л. П. 1993. Философия истории. СПб.: Комплект.

Кроче, Б. 1998. Теория и история историографии. М.: Языки русской культуры.

Мангейм, К. 2000. Очерки социологии знания. М.: ИНИОН.

Манифест нового тысячелетия. 2012. GLOBAL FUTURE 2045. URL: http://www.gf2045.ru/read /99/.

Нейман, А. М. 2002. Биография в истории экономической мысли и опыт интеллектуальной биографии Дж. М. Кейнса. Диалог со временем: альманах интеллектуальной истории. Вып. 8.

Ортега-и-Гассет, Х. 1997. Восстание масс. Избранные труды. М.: Весь мир.

Персональная история / сост. Д. Володихин. М. : Мануфактура, 1999.

Репина, Л. П. 2011. Историческая наука на рубеже XX–XXI вв.: социальные теории и историографическая практика. М.: Кругъ.

Шмидт, С. О. 2005. Размышления об «историографии историографии». Исторические записки 8(126).

Shore, M. F. 1981. Biography in the 1980s. A Psichoanalitic Perspective. Jornal of Interdisciplinary History V. XII(1).

предмет и структура (опыт научной рефлексии) – тема научной статьи по прочим социальным наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ: ПРЕДМЕТ И СТРУКТУРА (ОПЫТ НАУЧНОЙ РЕФЛЕКСИИ)

А.А. Королёв

Кафедра истории Московский гуманитарный университет Ул. Юности, 5/1, Москва, Россия, 111395

Методологические и теоретические вопросы, связанные с определением предмета, структуры и методов исторической психологии как интегральной отрасли обществознания, рассматриваются с точки зрения междисциплинарного подхода. Дается историографический обзор проблемы, предпринята попытка раскрыть содержание понятия «историческая психология», изложено авторское понимание проблемного поля, основы методологического подхода к проблеме, дается характеристика категориального аппарата зарождающейся отрасли обществознания.

Историческая психология отражает двуединый процесс, который происходит в гуманитарных и естественных науках, а именно дифференциацию и интеграцию наук. Так, история и психология взаимопроникают, взаимодополняют (срабатывает универсальный закон дополнительности (Нильса Бора)), взаимо-обуславливают друг друга, порождают новые интегральные знания, качественно отличные от знаний, свойственных как истории, так и психологии как отраслям обществознания. Всякая совместная деятельность — это не простая сумма индивидуальных и независимых усилий, а качественно иное явление, о котором К. Маркс писал: «Подобно тому, как сила нападения эскадрона кавалерии или сила сопротивления полка пехоты существенно отличны от суммы тех сил нападения и сопротивления, которые способны развить отдельные кавалеристы и пехотинцы, точно так же и механическая сумма сил отдельных рабочих отлична от той общественной силы, которая развивается, когда много рук участвует одновременно в выполнении одной и той же нераздельной операции, когда, например, требуется поднять тяжесть, вертеть ворот, убрать с дороги препятствие» [1. C. 337].

Весьма примечательно суждение директора Института психологии РАН чле-на-корреспондента РАО А.А. Журавлёва. «Историческая психология, — писал он, — может рассматриваться в широком и узком смыслах. В узком и более конкретном смысле она является отраслью психологической науки, специально изу-

чающей исторические детерминанты психологии человека, психологические закономерности его взаимодействия с социальной средой, погруженной в историю и культуру общества. В широком смысле историческая психология изучает психологию человека исторического, включая и современного человека, и тем самым она становиться специальной отраслью исторической науки, то есть существует общее и специфическое в широком и узком смыслах познания предмета современной исторической психологии» [2. С. 8—9].

Буквально на глазах рождается синтетическая дисциплина «Историческая психология», которая еще никак не конституируется с точки зрения устойчивого понятийного аппарата и определенного места в структуре системного гуманитарного знания. Историческая психология до сих пор связана с такими смежными дисциплинами, как отечественная и всеобщая история, социальная психология, история психологии, социальная, политическая психология, соционика и т.д.

Общеизвестно также, что наиболее выдающиеся открытия совершаются на стыке наук как гуманитарных, так и естественных. Не случайно появление, например, таких наук, как физическая химия, политическая и социальная философия, историческая культурология, социентальная социология и т.д.

Тематика исторической психологии связана с рядом проблем социокультурной и ментальной жизни народов в прошлом, которые носят неявный, латентный (скрытый) характер.

Ученый с мировым именем М. Блок обратился к согражданам: «Нам надо лучше понимать душу человека хотя бы для того, чтобы вести неизбежные битвы, а тем паче чтобы их избежать, пока еще есть время. При условии, что история откажется от замашек карающего ангела, она сумеет нам помочь излечиться от этого изъяна». Далее следовало его резюме: «Ведь история — это обширный и разнообразный опыт человечества, встреча людей в веках. Неоценимы выгоды для жизни и для науки, если встреча эта будет братской» [3. С. 82].

В истории всегда присутствовало сильное психологическое начало. Всегда были, есть и будут мотивы, воля, вера и сомнения действующих лиц, акторов, иными словами, психологический мир человека разумного. Идет как бы диалог истории и психологии, постоянный, непрерывный. Меняется историческая ситуация, меняются обстоятельства, нравы, меняется и психология личности, народов.

Что изучает историческая психология? Тут самое время дать ответ: эта дисциплина изучает психический мир человека исторического. Обратимся к классику экзистенциализма Ж.П. Сартру. Вот что он пишет: «Но в этом живом универсуме человек для нас занимает привилегированное место. Прежде всего потому, что он может быть историческим, т. е. беспрестанно определять себя своей собственной практикой через претерпеваемые или вызываемые изменения и их инте-риоризацию с последующим превосхождением самих интернозированных отношений» [4. С. 205—206]. Таким образом, человек исторический — это деятельный и рефлексирующий человек.

Историческая психология — это интегральная отрасль гуманитарного знания, которая изучает эволюцию умонастроений и поведения людей, нравов, обы-

чаев и традиций людей (человека) в историческом времени и пространстве. Историки и психологи совместными усилиями (и в одиночку) стремятся выявить индивидуальное и типичное в истории, психологическую составляющую в историческом процессе, отразить своеобразие, неповторимость, колорит минувшей эпохи. Желание показать человека в повседневной жизни, вырвать его из толпы, преодолеть стереотипы мышления и поведения «массового человека», вырваться из пут исторического материализма, населить историю «живыми», чувствующими, а то и бунтующими субъектами побудило ряд историков обратиться к уникальному и казусному. Определенное влияние на отечественную науку оказывают идеи постмодернизма. Отсюда — внимание к частному, экзотическому, стремление изучить текущие процессы с точки зрения «здесь и теперь». Историческая психология — ключ к пониманию страстей человеческих, драмы борьбы людей и идей.

Изучая человека исторического, мы, историки, стремимся выявить историческую обусловленность психологических процессов, происходящих с учетом национальных, геополитических факторов, религиозных и культурных традиций. Без исторического контекста мы не можем понять умонастроения, деятельность, психологию людей ушедших эпох, их поступки, которые порой шокируют современного человека. Контекст, по мнению ряда ученых, дает на порядок выше информации, чем сам человек.

Как известно, человек живет одновременно настоящим, прошлым и будущим. Установлено, что он может воспринимать настоящее только на протяжении девяти секунд. Все остальное — прошлое и будущее [5].

Психологи изучают проблемы формирования психологии человека разумного в рамках онтогенеза (период жизни отдельного человека), историогенеза (жизни человеческих общностей) и филогенеза (от происхождения человеческого рода от ископаемых приматов [6. С. 17]. Применительно к человеку историческому они используют свой понятийный аппарат и методологический инструментарий: «восприятие», «память», «воля», «внимание», «темперамент» и т.д., а также общенаучные понятия: «эволюция», «человечество», «общество» и т.д.

Правда, есть и другое мнение, которое исходит от представителя исторической науки Л. Февра. По его мнению, плодом сотрудничества истории и психологии должно стать создание исторической психологии. Только она сможет покончить с психологическим анахронизмом, модернизацией ушедших эпох, т.е. проецированием в прошлое самих себя, со всеми своими чувствами, мыслями, интеллектуальными и моральными предрассудками, открывая в исторических персонажах черты, которыми сами их и наделяли. Психологи, подчеркивал известный французский историк, должны направляться «историками, которые, будучи должниками психологов, должны взять на себя заботу об организации их труда. Совместного труда. Яснее говоря — труда коллективного» [7. С. 97].

Тут мы должны сказать, что психологи по сравнению с историками более широко используют математический аппарат (они применяют и кластеры, и дифференциальные уравнения и т.д.). Вместе с тем мы не можем согласиться с утверждением А.Д. Збарской о том, что «введение психологической модели состав-

ляет специфику психолого-исторической реконструкции, и вместе с операциона-лизированной структурой процедуры исследования принципиально отличает метод от искусства историка, основывающегося на интуиции» [8. С. 16].

Существует мнение, что к сфере методологии относятся философские принципы. Конкретные же методы и процедуры познания выходят за рамки философии. Понятия «методология» и «метод» различаются по следующим основаниям. Методология — это мировидение, т.е. видение реальности или ее фрагментов в качестве предмета или объекта исследования. Метод же определяет конкретный путь познавательной деятельности. И то, и другое есть средства или совокупность средств исследований, но на разных уровнях [9. С. 31].

Тем не менее в последние годы утверждается мнение, что методология — это совокупность исследовательских процедур, общенаучных и специальных методов, причем философские принципы входят в них как важнейший смыслообразующий компонент. Справедливости ради следует сказать о том, что выявилось стремление представителей различных наук выйти из-под «философской опеки». Логика их рассуждений проста: методологический бум закончился, пришло время технологий. По мнению профессора В.М. Межуева, единственная позиция философа — это критика современности, поиск нового согласия, консенсуса между людьми и властью. Думается, критика — это хорошо, но поиск идеала, смысла жизни еще лучше. Философия как мировоззренческий ориентир не умерла, как считают постмодернисты, ее просто вытеснила философия делячества, утилитаризма, оправдания социальной несправедливости.

Постмодерн коснулся не только философии, но и исторической науки. Споры о постмодернизме как вызове гуманитарным наукам стали слабее, отмечает Й. Рюзен, немецкий методолог, но угроза ее исторической науке все еще сильна [10. С. 9—10].

Несколько слов о теоретико-методологических основаниях исторической психологии. Выявить их далеко не просто: можно впасть в методологический монизм, донельзя схематизировать путь познания интегрального знания, каковым является историческая психология.

Видимо, если следовать троичности существующего мира (имеет право на жизнь и двоичность!), то можно выделить три уровня познания. Первый уровень — это выявление общих законов (гносеологических и онтологических), определяющих становление и развитие Универсума.

Второй уровень познания — теория среднего уровня, основывающаяся для исторической науки на философии истории, для психологии — на философии психологии. Правда, раздаются голоса, что для исторической психологии такой теорией среднего уровня может выступить синергетика как модель современной междисциплинарной теории самоорганизации и коэволюции сложных систем [11. С. 4]. Сразу скажем: мы не разделяем эту точку зрения. Синергетика скорее может выполнять роль одного из междисциплинарных подходов при исследовании интегральных областей гуманитарного знания. Более подробно о синергетике мы скажем позже.

Третий — инструментальный — уровень, который оперирует эмпирическими данными. Надо полагать, что историческая психология как синтетическая отрасль обществознания в зависимости от уровня обобщения исторической реальности, рефлексирующего сознания исследователя, иерархичности знаний в этой области опирается на указанные три уровня познания.

Нельзя не отметить трудности становления исторической психологии, ее легитимизации и конструирования в автономную дисциплину. Это обусловлено не только разночтениями места истории и психологии в структуре гуманитарного знания, но и серьезными расхождениями в понимании теоретических построений указанных дисциплин [12].

В зарубежной историко-философской мысли нет единства в вопросах понимания предметного поля исторической психологии. Так, в Германии ощущается сильное влияние традиционной философской школы, связанной прежде всего с Гегелем, на определение нарождающейся интегральной научной дисциплины. Здесь «исторической психологией» называют исследования, продолжающие романтическую традицию «истории духа». Естественно, такой подход резко контрастирует с отечественной психологической наукой, основанной на эксперименте и рациональных процедурах. Во Франции, наоборот, историческая психология, имеющая богатую литературу, строится на рационалистических началах. Обнаруживается сильная материалистическая традиция, представленная А. Валлоном, И. Мейерсоном, Ж.-П. Вернаном. Они развивают принцип социальной детерминированности и тем самым исторической изменчивости всех психологических функций людей [13].

Нельзя не отметить влияние на формирование исторической психологии такой научной школы, как «Анналы» (М. Блок, Л. Февр, Бродель и др.) [14].

В США историко-психологические исследования, получившие название «психоистории» и сосредоточенные вокруг нового междисциплинарного журнала «History Childhood Quarterly» (с 1973 г.), развиваются в основном в русле неофрейдизма [15. C. 21].

Особенно большим влиянием пользуются в США идеи Э. Эриксона, автора одной из наиболее разработанных теорий психологического развития личности, основанной не только на клинических данных, но и на изучении исторических биографий (ему принадлежат работы о молодом Лютере и о Ганди) [16. C. 21].

Эта пестрота теоретических ориентаций, естественно, мешает формированию исторической психологии в самостоятельную дисциплину, хотя, как считает известный методолог и сексолог И. Кон, как предмет исследования она уже сложилась [17. C. 21].

Определенный научный интерес представляет история исканий в сфере исторической психологии. Один из путей синтеза истории и психологии, как было отмечено, — это школа американской психоистории. Как пишет Л.В. Спицина, «сложившись под влиянием работ психоаналитиков, особенно Э. Эриксона, идей французского социолога Ф. Арнеса, психоистория фактически вынуждена была искать нечто среднее „между антиисторичностью психоанализа и релятивизмом описательного историзма… Психоисторические работы посвящались

психологическому описанию и объяснению исторических личностей и социальных групп, психологической интерпретации исторических событий и периодов в истории различных народов“» [18. С. 10].

О наличии психолого-исторических исследований говорится в трудах современных отечественных психологов, причем в качестве синонима они употребляют словосочетание «историческая психология». Получился своеобразный парадокс: психологи говорят о психологической истории, а историки — об исторической психологии, хотя по идее историки должны в качестве объекта своего исследования брать базисное понятие «психология», а психологи — «история». Но в действительности все иначе. Срабатывает, видимо, закон диалектики.

При разработке концепции теоретико-методологических проблем научной дисциплины и учебного курса «Историческая психология» представляется целесообразным опираться на наработки в области новой отрасли исторического знания «Интеллектуальная история», которая изучает исторические аспекты всех видов творческой деятельности человека, включая ее условия, формы и результаты. Особое внимание эта историческая дисциплина уделяет комплексному изучению сложного феномена исторической памяти и анализу исторических концепций и представлений о прошлом как элементов социальной, политической, этнической и конфессиональной идентичности. Этой цели служит Центр интеллектуальной истории РАН, который подготовил 15 выпусков альманаха интеллектуальной истории «Диалог со временем» [19].

Методология изучения социальной памяти в контексте культуры ориентирована на комбинацию микро- и макроподходов, позволяющую рассмотреть изучаемый феномен в трех аспектах: социальном, культурном и индивидульно-пси-хологическом. Ставится проблема «сложения» и взаимопроникновения индивидуального и социально-исторического опыта. Предложен новый подход, в основу которого положен синтез социокультурной и интеллектуальной истории, что предполагает анализ явлений интеллектуальной сферы в широком контексте социального опыта, исторической ментальности и общих процессов духовной жизни общества, включающим и теоретическое, и идеологическое, и обыденное сознание [20. С. 6—7].

Известно, что любая наука, в том числе и историческая психология, оперирует своими категориями и понятиями, которые выражаются в терминах. Для того, чтобы слово могло отражать научное понятие, нужно, чтобы в одно слово вошли различные варианты значений, как говорит Р. Козеллек, «концентраты множества значений и конкретных форм исторического опыта» [21. С. 134].

Прежде чем говорить о тех понятиях, которые используются специалистами по исторической психологии, необходимо сделать одно методологическое замечание. Прислушаемся к суждению А. Про, известного французского историка, о соотношении понятия как логического конструкта и отражаемой им исторической реальности. «Нельзя, следовательно, утверждать, — пишет он, — что понятия предписывают истории строгий логический порядок. Правильнее было бы говорить не об уже сформировавшихся понятиях, а о концептуализации как операции и исследовании или о возведении лексических единиц в ранг понятия. Кон-

цептуализация упорядочивает историческую реальность, но это упорядочение — относительное и всегда лишь частичное, ибо реальное никогда не может быть сведено к рациональному; оно, реальное, всегда содержит элемент случайности, и конкретные особенности неизбежно нарушают красоту и порядок концептов. Исторические реалии никогда не соответствуют полностью понятиям, с помощью которых мы их мыслим; жизнь без конца выходит за рамки логики, и в списке рационально выстроенных существенных черт, составляющих понятие, всегда имеются такие, которые обманывают наши ожидания, либо имеют какую-нибудь непредвиденную конфигурацию. Все это ведет к весьма серьезным последствиям: концептуализация вносит в реальное некоторый порядок, но это несовершенный, неполный и неправомерный порядок» [21. C. 139].

Какой же следует вывод из сказанного? Для того, чтобы адекватно отразить историческую реальность, необходимо категории и понятия науки проявлять, развивать, развертывать, обогащать их содержание.

Мы исходим из совета классика (так называемая «бритва Оккама») не умножать без нужды сущности. Пока историческая психология не вступила в период зрелости, лучше и продуктивнее будет использовать уже имеющиеся понятия, апробированные как исторической, так и психологической наукой, как-то: историческая общность, личность, ментальность, мотивация, образ, представления, историческое сознание (это понятие в обиходе и философской, и социологической, и культурологической наук) и т. д. Вообще-то говоря, история постоянно заимствует понятия у смежных дисциплин. Как правило, обмен понятиями происходит в одном направлении, история импортирует, но не экспортирует [21. C. 140—141].

Известно, что проблема понятийного аппарата — это проблема логичности, точности, последовательности и непротиворечивости знания, образующего целостность и завершенность конструкции любой науки. Вместе с тем не могут не тревожить процессы утраты критериев научности, деформации и дезинтеграции научного знания, размытия грани между наукой и лженаукой. «Провозглашаемые под видом иного („нетрадиционного“, „альтернативного“, „паранаучно-го“, несправедливо ранее отверженного) знания, — отмечает член-корреспондент РАН Ж.Т. Тощенко, — постулаты настойчиво и безапелляционно претендуют на истину в последней инстанции под благовидным предлогом многозначности, что приводит к тому, что астрономию уже не отличают от астрологии, химию от алхимии, историю от фанстасмогорических изысков типа Фоменко и его последователей» [22].

Нельзя не обратить внимание на реально существующий процесс — метафо-ризацию понятий (особенно в общественных науках), о котором говорил известный философ и культуролог В. Налимов. Это связано, видимо, с усложнением общественной жизни, уплотнением исторического времени, с одной стороны, и влиянием постмодернизма и ценностно-нормативного релятивизма.

При рассмотрении человека исторического новейшего времени нельзя не отметить тревожную тенденцию, а именно — размывание научных фактов, слияния fiction с non-fiction, исторической реальности, документалистики с ав-

торским вымыслом, что проявилось в деятельности литераторов, имеющих историко-архивное образование (Э. Радзинский) [23].

Одна из проблем, с которой сталкиваются специалисты по исторической психологии — это парадоксальность исторического (общественного) сознания.

Парадокс, как известно, — это странное, расходящееся с общепринятым мнение или высказывание, на первый взгляд противоречащее здравому смыслу, кажущееся невероятным. Парадоксальность, как считает Ж.Т. Тощенко [24], особенно остро проявляется в переходный период общественного развития, когда появляются новые цели, новые взгляды, оценки. В то же время маховик социума раскручен, воспроизводятся и старые формы бытия. Получается так, что человек переходной (революционной) эпохи, нередко искренне преследует взаимоисключающие цели. В этой связи очень важно «вжиться» в генезис идеи парадокса, мифа, стереотипа, фрустрации.

Думается, для изучения формирования исторического (общественного) сознания различных стереотипов поведения в рамках кросскультурных исследований могут успешно использоваться психосемантические методы, которые, по словам психологов МГУ В. Ф. Петренко и О. В. Митиной, позволят реконструировать представления и установки [25].

Есть «импортные» идеи, привнесенные в науку ради моды, а есть идеи, которые органически постепенно входят в копилку отечественной научной мысли. Среди них — синергетика. Синергетика переводится с греческого как «энергия совместного действия». Синергетику называют наукой о сложном, учением о самоорганизации, об универсальных закономерностях эволюции сложных динамических систем, претерпевающих резкие изменения состояний в периоды нестабильности. Если говорить о заемных теориях, методах познания, то налицо синтез трех главных способов развития фундаментальных и прикладных исследований: импорта концепций, развития прежних подходов и разработки новых авторских теорий. Гармоничное сочетание названных путей рассматривается как модель успешного развития не только для социальной науки, но и для практического использования [26. С. 35].

Основатели синергетики как междисциплинарного метода (а синергетика существует более четверти века) неоднократно заявляли, что она не претендует на роль некоего «философского камня», решающего все научные проблемы.

Возникновение синергетики было неоднозначно воспринято научным сообществом. Одни ученые говорили о новой парадигме в естествознании, социальных и гуманитарных науках на базе кооперации фундаментальных наук и их методов; другие не видели в синергетике ничего нового по сравнению с современной теорией нелинейных колебаний и волн; третьи склонялись к мнению, что синергетика всего лишь объединяющий лозунг и ничего более, и высказывали недоумение по поводу нездорового, по их мнению, ажиотажа, вызванного новым направлением.

Среди ряда историков выявилось неприятие синергетики. Они говорили, что происходит подмена устоявшихся понятий «революция», «случайность», «деста-

билизация» на новые понятия типа «бифуркация», «флуктуация», «энтропия». Определенный смысл здесь имеет место. Дело в том, что описанные историками события (например, революция 1917 года) подтвердили сложные математические модели, созданные синергетиками-математиками. Вместе с тем такой известный исследователь «красной смуты», как В.П. Булдаков с известными оговорками принимает синергетический подход в истории. Он писал: «Очевидно, что механизм развертывания кризиса был заложен в российском психоментальном пространстве задолго до 1917 г. Однако понадобилась мировая война (экстремальное воздействие на систему извне) и связанная с ней обвальная десакрализация царской власти (осуществленная не без помощи западнических элит), чтобы маховик кризиса начал раскручиваться. Это был синергетический, а не революционноэволюционный процесс: деструктивный этап кризиса продолжался до тех пор, пока архаичная социальная энергия не истощилась. Что касается реакреативной стадии кризиса, то, очевидно, она оказалась связанной с большим или меньшим совпадением силовых импульсов „общинного“ государства и традиционалистской массы» [27. С. 43—44].

Синергетики активизировали вопрос об альтернативности истории, хотя проблема поливариантности исторического процесса стоит уже более десятка лет в исторической науке.

Еще недавно тезис о том, что история не имеет сослагательного наклонения, был доминирующим среди отечественных и зарубежных историков. Большинством ученых утверждалась бесполезность познания каких-либо иных, «альтернативных», «возможных» вариантов исторического развития [28. С. 5].

Но в последнее время ситуация изменилась. Английский ученый А.Д. Тош прямо указывает, что «история — это перечень альтернатив» [29. С. 37].

А.А. Бушков в сослагательном наклонении размышляет в своем труде о России, которой не было, а математик А.К. Гуц выпускает книгу «Многовариантная история России» [30]. Известный российский футуролог И.В. Бестужев-Лада в своих последних трудах производит мысленные операции по удалению реальных лиц и событий из исторического процесса и размышляет о возможных последствиях. Тема альтернативности разрабатывается историками академиком Ю. А. Поляковым, А.А. Даниловым, Б.Г. Могильницким. Проблема альтернативности применительно к Октябрьской революции разрабатывалась в трудах академика П.В. Волобуева.

Традиционная история делала акцент на одном конкретном историческом пути. Теоретическая история может поставить во главу угла не только реальность, но и возможности, ситуации выбора, точки бифуркации исторического процесса. Теоретическая история должна иметь дело не только с критическим анализом прошедшего, но и с «сослагательным наклонением». Анализ альтернативных путей развития позволяет лучше уяснить уже состоявшуюся историю и «спроектировать» будущую. Сейчас многие «нелинейщики», разочаровавшись в достижениях макромира, обращают свои взоры к тайнам микромира. Они пришли к выводу, что в XXI веке поставщиком сверхзадач станут науки о человеке, прежде всего психология и история.

С.П. Капица, С.П. Курдюмов, Г.Г. Малинецкий, известные в России синергетики, представители естественных наук, считают, во-первых, что от глубины понимания в этих двух областях непосредственно зависит, насколько достоверным и разумным будет прогноз развития человечества. Во-вторых, в этих областях мы имеем дело со сложными, необратимо развивающимися, часто уникальными системами. Такие системы бросают вызов традиционной методологии, принятой в естествознании, и требуют глубокого осмысления, использования опыта анализа, которым располагают гуманитарные дисциплины. В-третьих, процессы, исследуемые историей и психологией, обладают обманчивой «прозрачностью», потому что мы сами являемся частью исследуемой системы, и это приводит к необходимости использовать своеобразный подход, позволяющий не доверять «очевидным» вещам [31. С. 74].

Несколько слов об использовании синергетического подхода к психологии. Психологи, по сравнению с историками, более подготовлены к восприятию синергетических проблем прежде всего потому, что лучше освоили математический аппарат: сложные системы, неопределенность, бифуркация (ветвление, взрыв), хотя историки стали использовать количественные методы для изучения широких массивов источников еще в середине 60-х годов ХХ века. Например, Б. Литвак обрабатывал данные уставных грамот сельских обществ. Для объектов психологии характерны все свойства эволюционных сложных систем, изучаемых синергетикой, иерархичность, нелинейность, незамкнутость, неустойчивость. Поэтому психологи опередили историков в использовании синергетических методик к своей науке [32].

В первом выпуске «Синергетика и психология» представлены труды психологов П.К. Анохина, И.Н. Будановой (Россия), В. Сулиса (Канада), К. Прибрама, Ф. Абрахама, С. Гнетелло (США), Г. Ван-Дер-Маасы (Нидерланды) и др. Создано Международное общество теории хаоса в психологии и науках о жизни. Издается журнал «Нелинейная динамика в психологии о науках и жизни».

Что касается историков, то приложением синергетического подхода к историческим исследованиям занимался историк и культуролог Ю.М. Лотман [33].

Наиболее продуктивно в настоящее время занимается внедрением синергетического подхода в исторические исследования лаборатория исторической информатики исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и ее руководитель Л.И. Бородкин [34]. В одной из работ лаборатории с позиций синергетического подхода рассматривается динамика рынка акций на петербургской бирже в первом десятилетии ХХ века [35]. В другой статье изучена динамика стачечного движения в России в конце XIX — начале ХХ века [36].

Синергетика как способ самоорганизации общества еще не раскрыла своих потенций. Постиндустриальную эпоху можно рассмотреть как переходный этап к новому типу цивилизации. Академик В. Степин, автор известных работ по теории познания и философии науки, директор Института философии РАН, размышляет о содержании нового типа человеческого развития: «Если новый тип цивилизации возникнет, то, думаю, это не будет ни возвратом к традиционалистскому, ни продолжением техногенного. Будет третье. Хотя некоторые черты предшест-

вующих типов могут быть синтезированы. Предпосылки уже есть. Современные стратегии деятельности со сложными синергетическими системами, в которые включен человек, во многом перекликаются с тем же самым принципом „у-вэй“ и древнеиндийскими идеями ненасилия» [37].

От себя добавим: чтобы человечеству выжить под напором глобальных вызовов, следует руководствоваться идеями русских космистов (Н. Федорова,

В. Вернадского, К. Циолковского, Н. Рериха и др.) о новой этике глобального выживания ноосферного видения мира, об освоении космического пространства.

Здесь мы исходим из ментальной природы русского мессианского типа личности, отличающегося от фаустовско-прометеевского, т.е. западного. Для указанного типа есть потребность выйти за пределы существующей реальности в иные миры. В постиндустриальной эпохе сработает космологический архетип как древняя основа циклизма, загнанный в подсознание. Вот тут-то и приходит, по мнению известного историки культуры Н. Хренова, время реализации потенциала мессианского типа личности, вдохновляющегося не волей к власти, а стремлением к соединению разобщенного, к примирению и любви [38].

Ю. Лотман на протяжении всей своей жизни отказывался от создания систематического обзора основ семиотического знания, потому что причислял себя к ученым «первого типа» — тем, которые ставят задачи; «второй» же тип исследователей их разрешает, в их задачу и входит подводить итоги, классифицировать и собирать в систему полученные знания. «Найти правильный вопрос, — считал Лотман, — бывает труднее и ответственнее, чем дать на него правильный ответ» [39].

Сегодня исследователи исторической психологии поставили больше вопросов, чем дали ответов. Что делать, мы идем по лотмановскому пути.

ЛИТЕРАТУРА И ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 23.

[2] Журавлев А.Л. Историческая психология в контексте современной психологической науки // Историческая психология: предмет, структура и методы. — М., 2004. — С. 8—9.

[3] Блок М. Апология истории и ремесло историка. — М., 1986. — С. 82.

[4] Сартр Жан Поль. Проблемы метода. — М., 1994. — С. 205—206.

[5] См.: Независимая газета. 2003. 26 февраля.

[6] См.: Шкуратов В.А. Историческая психология. — М., 1997.

[7] Февр Л. Бои за историю. — М., 1990.

[8] Барская А.Д. Психолого-историческая реконструкция особенностей психики гомеровского человека. — М., 1998.

[9] См.: Келле В.Ж. Проблемы многомерности в методологии социально-исторического познания // Проблемы исторического познания. — М., 2002.

[10] См.: Рюзен Й. Утрачивая последовательность истории (некоторые аспекты исторической науки на перекрестке модернизма, постмодернизма и дискуссии о памяти) // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. Вып. 7. — М., 2001. — С. 9—10.

[11] См.: Князева А.И., Курдюмов С.П. Основания синергетики. — СПб, 2002.

[12] См.: Румянцева М.Ф. Теория истории: Уч. пособие. — М., 2002.

[13] См.: Могильницкий Б. История исторической мысли ХХ века: Курс лекций. Вып. II: Становление «новой исторической науки». — Томск, 2003.

[14] См.: Розовская И.И. Проблематика социально-исторической психологии в зарубежной историографии ХХ века // Вопросы философии. — 1972. — № 7.

[15] См.: Mazlish B., ed. Psychoanalysis and History. Prentice-Hall, 1963; Wolman B. B., ed. The Psychoanalytic Interpretation of History. — N.Y., 1971.

[16] См.: Философия и методология истории. — Благовещенск, 2000.

[17] См.: Кон И. История в системе общественных наук // Философия и методология истории. — Благовещенск, 2000.

[18] Спицина Л.В. Историко-психологическая реконструкция становления норм и способов общения в советском обществе в послереволюционный период (10—20-е годы ХХ столетия). Автореф. дисс. … канд. психол. наук. — М., 1994.

[19] См.: Диалог со временем. Вып. 1—17 / Под ред. Л.П. Репиной и В.И. Уколовой. — М., 1999—2007.

[20] См.: Репина Л.П. Социальная память и историческая культура: от античности к новому времени // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. Вып. 7. — М., 2001.

[21] Цит. по: Про Антуан. Двенадцать уроков по истории. — М., 2000.

[22] Тощенко Ж.Т. О понятийном аппарате социологии // Социс. — 2002. — № 9. — С. 3.

[23] Володихин Д., Елисеева О., Олейников Д. История России в мелкий горошек. — М., 1998.

[24] См.: Королёв А.А. Образ России глазами иностранцев: через призму истории (проблемы и суждения) // Обновление России: трудный поиск решений. Вып. 9. — М., 2001; Он же. Россия глазами иностранцев: история и современность // Культура. Политика. Молодежь. Сб. научных статей. Вып. 4. Ч. II. — М., 2001; Он же. Историческое сознание // Российская цивилизация: энциклопедический словарь. — М., 2001; Он же. Историческое сознание: структуры, содержание понятия, проблемы формирования // Историческое сознание: разбегающиеся смыслы. — М., 1997.

[25] См. : Петренко В.Ф., Митина О.В. Россиянки и американки: стереотипы поведения (психосемантический анализ) // Социс. — 2001. — № 8; Петренко В. Основы семантики. — М., 1997; Он же. Психосемантический подход к этнопсихологическим исследованиям // Советская этнография. — 1987. — № 3.

[26] См.: Кирдина С.Г. Импорт концепций, прежние подходы или новые самостоятельные теории? // Социс. — 2001. — № 8. — С. 35.

[27] Булдаков В.П. Российские смуты и кризисы: востребованность социальной и правовой антропологии // Россия и мир. — 2001. — № 2. — С. 43—44.

[28] См.: Нехамкин В.А. Проблема поливариантности исторического процесса: генезис, пути решения. — М., 2002.

[29] Тош А.Д. Стремление к истине. Как овладеть мастерством историка. — М., 2000.

[30] См. : Бушков А.А. Россия, которой не было: загадки, версии, гипотезы. — М., 1999; Гуц А.К. Многовариантная история России. — М., 2000.

[31] См.: Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. Изд. 3. — М., 2003.

[32] См.: Синергетика и психология. Тексты. Вып. 1. Методологические вопросы / Под ред. И.П. Трофимовой и В.Г. Буданова. — М., 1999; Синергетика и психология. Тексты. Вып. 2. Социальные процессы / Под ред. И.Н. Трофимовой. —М., 1999; Chаos theory in psychology // Ed. F.D. Abraham and A.R. Gilden. Westport, Conn, 1995.

[33] См. подробно: Андреев А.Ю. «Клио на распутье». Развитие новых методологических процессов в трудах Ю.М. Лотмана // Информ. бюллетень ассоциации «История и культура». — 1997. — № 20.

[34] См.: Бородкин Л.И. «Надломы цивилизации» в свете исторической синергетики // Россия в ХХ веке. Сб. статей к юбилею проф. Л.И. Семенниковой. — М., 2003; Он же. Ис-

тория и хаос: модели синергетики в дискуссиях историков // Проблемы исторического познания. — М., 2002; Он же. Концепция синергетики и изучение альтернатив исторического процесса // Россия в ХХ веке: Проблемы изучения и преподавания. — М., 1998; Он же. «Порядок из хаоса: концепции синергетики в методологии исторических исследований // Новая и новейшая история. — 2003. — № 2.

[35] См.: Андреев А.Ю., Бородкин Л.И., Коновалова А.В., Левандовский М.И. Методы синергетики в изучении динамики курсов акций на петербургской бирже в 1890-х гг. // Круг идей: историческая информатика в информационном обществе. — М., 2001.

[36] См.: Andreev A., Borodkin L., Levandovski M. Applying Chaos Theory in Analysis of Social and Economic Processes in Tsarist Russia // Data Modelling, Modelling History, Proceeding of the XI International Conference of the Association for History and Computing. — Moscow, 2000.

[37] Степин В. Кто приговорил цивилизацию // Российская газета. 2003. 5 марта. «У-вэй» учит, что необходимо чувствовать ритмы живого мира и способствовать росту, минимально вмешиваясь в сам процесс.

[38] См.: ХреновН. Культура в эпоху социального хаоса. — М., 2002.

[39] Книжное обозрение. — 2003. 20 января.

HISTORICAL PSYCHOLOGY: THE SUBJECT AND STRUCTURE (experience of the scientific reflection)

A.A. Korolyov

The Department of History Moscow Humanitarian University

Yunosty str., 5/1, Moscow, Russia, 111395

Through the prism of the interdisciplinary approach the author examines a number of the methodological and theoretical matters connected with the definition of the subject, structure and methods of historical psychology as integral branch of social science. In the article the detailed historiographic review of the problem is presented, rather a successful attempt to reveal the contents of the concept «historical psychology» is undertaken, an original view of the problem field and the methodological bases is stated, the categorial apparatus of the arising branch of social science is characterized.

Секция культурно-исторической психологии . Секция РПО

Цель создания секции – объединение всех, кто заинтересован в сохранении и развитии культурно-исторической психологии и социальных практик, построенных на ее основе – в рамках единого профессионального сообщества.

Задачи секции – организация площадки для открытой дискуссии по вопросам неклассической психологии, ее методологии, качественных отличий от других направлений психологической науки, обсуждение проектов и подготовка различных методических, учебных, научных материалов в области культурно-исторической психологии.

Организаторы секции осуществляют работу по объединению ученых и практиков, работающих в русле культурно-исторической психологии. Одно из важных направлений международного сотрудничества секции — совместная разработка словаря по культурно-исторической психологии, экспериментально-генетического метода, являющегося по мнению автора культурно-исторического подхода, визитной карточкой неклассической психологии.

Состав секции

Новости секции

Заседание научно-теоретического семинара «Проблема воображения в культуре»

Опубликовано: 24.03.2016

21 марта 2016 г. в Чеховской аудитории Российского государственного университета прошло заседание научно-теоретического семинара «Проблема воображения в культуре», организованного кафедрой теории и истории психологии Института психологии им. Л.С.Выготского РГГУ (рук. — В.Т.Кудрявцев, Г.В.Лобастов). Тема — «Проблема воображения в творчестве Э. В.Ильенкова». 

С докладом на тему «Э.В.Ильенков: воображение — «третий глаз» культуры» выступил В.Т.Кудрявцев.

Первое заседания научно-теоретического семинара «Проблема воображения в культуре»

Опубликовано: 05.03.2016

29 февраля 2016 г. в Чеховской аудитории Российского государственного университета прошло первое заседания научно-теоретического семинара «Проблема воображения в культуре», организованного кафедрой теории и истории психологии Института психологии им. Л.С.Выготского РГГУ (рук. — В.Т.Кудрявцев, Г.В.Лобастов). Тема — «Развитие субъективности в творчестве Ф.Т.Михайлова».


Идеи культурно-исторической психологии Л.С. Выготского: основа для работы, вдохновение для победы

Л.К. Максимов, К.В. Ивлева, О.П. Меркулова, А.Г. Крицкий

На факультете психолого-педагогического и социального образования в этом году впервые состоится выпуск магистров по программе «Культурно-историческая психология и деятельностный подход в образовании».

Свою готовность творчески применять идеи классиков отечественной психологии для исследования и развития образовательной практики магистрантка этой программы Ксения Ивлева блестяще подтвердила еще во время обучения. Одним из наиболее ярких свидетельство этому стала победа Ксении во Всероссийском конкурсе стипендий и грантов им. Л.С. Выготского для педагогов дошкольного образования и студентов-магистрантов.

За время обучения Ксения уже не раз становилась призером в различных номинациях конкурса «Наука-онлайн!», традиционной апрельской научной конференции студентов ВГСПУ и региональной конференции молодых исследователей.

Магистерская программа «Культурно-историческая психология и деятельностный подход в образовании» была открыта кафедрой психологии образования и развития в результате сотрудничества с Московским государственным психолого-педагогическим университетом в рамках проекта «Разработка и апробация новых модулей основных образовательных программ магистратуры по укрупненной группе специальностей «Образование и педагогика» (направление подготовки – Психолого-педагогическое образование), предполагающих увеличение научно-исследовательской работы и практики студентов в сетевом взаимодействии с образовательными организациями различных уровней».

Ключевая идея этой магистерской программы состоит в ее ориентации на подготовку уникальных специалистов – исследователей, способных изучать и проектировать развитие образовательных систем с позиций культурно-исторической психологии и деятельностного подхода.

Блестяще защищенные магистерские диссертации подтверждают, что этот замысел удалось реализовать. Исследование Ксении Ивлевой, работа над которым была отражена и в ее заявке на конкурс стипендий и грантов им. Л.С. Выготского, выполнено в рамках договора о сотрудничества с МДОУ № 5 «Улыбка» г. Волжского. В своей диссертации Ксения экспериментально обосновала возможность развития сотрудничества дошкольников средствами познавательно-исследовательской деятельности, организованной на основе принципов развивающего обучения по системе Д.Б. Эльконина – В.В. Давыдова с учетом возрастных особенностей детей.

В реализации магистерской программы наиболее активное участие принимают: Александр Георгиевич Крицкий – руководитель программы, профессор, заведующий кафедрой психологии образования и развития; Леонид Константинович Максимов – доктор психологических наук, профессор, один из наиболее авторитетных специалистов в области развивающего обучения, ученик В. В. Давыдова; Ольга Петровна Меркулова – доцент, научный руководитель Ксении Ивлевой.

Ссылки по теме

Подразделения: 

(PDF) Историческая психология как история психологического знания

RUSSIAN PSYCHOLOGICAL JOURNAL • 2015 VOL. 12 # 4

39

 (ennoian ekhei)     [],  

  ,   á    …» [1, . 281].

 ,  :  –     -

       ? ,  

   ,    – , -

, ,   ,    

. «…   ,     –   ,

     ,     .  ,

  ,      

,      » [1, . 281].  

   .    ,  -

 .        

  ,     .

   ,   . ,

    ,   , , –

   ,   

  .    

   .      -

 .      . 

   , .    ?  .

     ,   ,

  (  ),   .

«  , ,  ,   ,

        ,   ,  ,   

  , ,    

       ,  -

  ,   ,  ,   []

 .        ,

  ,  ,     

» [1, . 283].

      

     :   -

.        - , 

  -,   ;

      .  

  : « – !».   .

      , 

      

 .      ,     -

 , ,  . 

ХIV заседание научного сетевого этносеминара

Институт образования НИУ ВШЭ, кафедра этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образованию МГППУ, специализация «Социокультурная психология и антропология» Школы №1553 имени В. И. Вернадского проводят XIV  заседание научного семинара по этнопсихологии.
Тема доклада: «Многообразие типичного: культурно-историческая психология народа» 

Докладчик:

Мария Владимировна Тендрякова, к.и.н., старший научный сотрудник Центра Азиатских и тихоокеанских исследований Института этнологии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая РАН
Аннотация
В формате доклада Мария Владимировна Тендрякова представит основные идеи своей новой монографии (Тендрякова М.В. Многообразие типичного. Очерки по культурно-исторической психологии народов / Науч. ред. А. Г. Асмолов. М.: Издательский Дом ЯСК, 2020  400 с., ил.). 
Аннотация книги: «Каждая культура и историческая эпоха предоставляет человеку свой багаж знаний и опыта, вырабатывает свою систему координат добра и зла, свои представления о «герое» и «изгое», равно как и понятия нормы и ее нарушения. Человек вычерчивает свой уникальный жизненный путь и неповторим как индивидуальность. Но в то же время он представитель своего времени и носитель своей культуры: носитель традиционной системы ценностей и миропонимания, норм и стереотипов.

Каждое общество предлагает свой сценарий собственно человеческого поведения от способов удовлетворения витальных потребностей до реализации экзистенциальных сценариев жизни: «Культура — это способ быть человеком».

Где таится неуловимая «типичность» представителей того или иного народа? Она в «головах людей» или в предписаниях культуры? Как социальные структуры влияют на поведение человека? Что означает «быть личностью» в контексте исторического и культурного многообразия человечества? Зачем в непредсказуемо меняющемся мире возвращаться к тому, что требует от человека та или иная традиционная культура с ее этикетными сценариями и ритуальными типами улыбки, вспоминать давно раскритикованный термин «национальный характер» или исследовать закоулки мифологического мышления?..

Весь этот круг вопросов поднимается в очерках по культурно-исторической психологии народов, где человеческое поведение рассматривается в диапазоне от социальных стереотипов до непредсказуемых действий «поверх барьеров» норм и традиций.

Книга представляет интерес для широкого круга лиц, специалистов в области психологии, социальной антропологии, социологии, а также для всех тех, чья профессиональная деятельность призывает к тому, чтобы так или иначе учитывать этнокультурную составляющую любого проекта или принимаемого решения — для педагогов, политиков, предпринимателей, юристов, журналистов и др.».
С содержанием книги можно познакомиться по ссылке. 


Ведущие семинара:
Алексей Сергеевич Обухов, к.психол.н., ведущий эксперт Центра общего и дополнительного образования имени А.А. Пинского Института образования НИУ ВШЭ, руководитель исследовательской специализации «Социокультурная психология и антропология» Школы №1553 имени В.И. Вернадского;

Олег Евгеньевич Хухлаев,  к.психол.н., заведующий кафедрой этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образования МГППУ.

Научный секретарь семинара: Наталья Владимировна Ткаченко, к.психол.н., доцент кафедры этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образования МГППУ.

Видеозапись семинара.

Группа этносеминара в FB

Контакты: [email protected]

Культурно-историческая психология

Полное название проекта

Международный научный журнал «Культурно-историческая психология»

Актуальность

Существующие научные журналы отражают либо общую ситуацию в психологиче-ской науке, либо концентрируют свое внимание на конкретной отрасли психологии.

Без преувеличения можно сказать, что культурно-историческая психология – одна из самых крупных и имеющих международное признание школ в отечественной психологии. На ее основе создаются новые направления и течения в современной психологии.

Растет и интерес к ней зарубежных ученых, о чем свидетельствует проведение те-матических конференций (см. , например, конференции, проводимые Международным обществом культурно-деятельностных исследований – ISCAR; университетами Гаваны, Сан-Пауло и Санто Андре «International conference: the cultural-historical approach as an issue»; Европейской ассоциацией исследований в области образования детей младшего возраста (EECERA): «Exploring Vygotsky’s Ideas: Crossing Borders» и др.).

При этом в России специализированных изданий, в которых обсуждались бы со-временное состояние и перспективы культурно-исторической психологии, деятельностной психологии, а также других современных культурно-ориентированных дисциплин пока нет.

Социальная, научная и практическая значимость

Журнал способствует проведению и обсуждению теоретических и эмпирических исследо-ваний, осмысляющих, расширяющих и развивающих культурно-исторический подход в психологии.

Авторами журнала являются не только известные психологи, но и аспиранты, студенты, чьи работы соответствуют уровню научного журнала. Такое расширение аудитории авто-ров позволяет поддерживать талантливых молодых ученых.

В журнале регулярно публикуются оригинальные зарубежные исследования, знакомящие с новыми тенденциями в развитии культурно-исторической психологией в других стра-нах.

Журнал доступен широкому кругу читателей за рубежом, что быстро делает известными многие разработки российских психологов для иностранных психологов и поднимает пре-стиж нашей науки.

Значение для развития психологии

Появление специального тематического журнала создает благоприятные возможности для дальнейшего творческого развития культурно-исторического направления в психологии, стимулирует расширение его практических приложений для решения многих социальных проблем. Журнал поддерживает высокие научные стандарты для публикаций, отдавая приоритет глубоким теоретико-эмпирическим и прикладным исследованиям; тем самым способствуя преодолению заметных тенденций к деградации научного уровня психологи-ческих исследований в нашей стране.

Цели

Сохранение, развитие и трансляция традиций научной школы Л.С.Выготского, и научных школ его соратников и последователей: А.Р. Лурия, А.Н. Леонтьева, Л.И. Божович, А.В. Запорожца, Д.Б. Эльконина, П.Я. Гальперина, В.В. Давыдова, Б.В. Зейгарник и др.

Развитие конструктивного диалога представителей культурно-исторической школы в пси-хологии с представителями других школ и направлений.

Аудитория, на которую рассчитан проект

психологи, ведущие исследования в области культурно-исторической и деятельностной психологии, теории и методологии, истории психологии; студенты, аспиранты, широкий круг читателей, интересующихся вопросами истории, методологии психологии, культуры.

Основное содержание работы (или ее этапы)

Учредитель и издатель – Московский городской психолого-педагогический университет (2005 г. ). Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением за-конодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия ПИ№ФС77-21626 от 29 июля 2005 года, ISSN: 1816-5435.

Журнал – периодическое специализированное научное издание по проблемам культурно-исторической психологии (журнал выходит один раз в квартал). На страницах журнала обсуждаются методологические вопросы современной культурно-исторической и дея-тельностной психологии, публикуются статьи как по «классическим» темам культурно-исторической психологии, так и результаты исследований, сделанных на «стыке» теорий и наук, в том числе статьи иностранных авторов.

Тематические номера журнала иллюстрируют результаты и направления современных ис-следований культурно-исторической и деятельностной психологии – специальная психо-логия, психология искусства, кросс-культурные исследования, детская и возрастная пси-хология. За период с июля 2005 г. по март 2007 г. было выпушено шесть номеров журнала и два дайджеста на английском языке за 2005 и 2006 гг. , соответственно. Основными те-мами изданных номеров были следующие: номер 2005/2 был посвящен 75-летию В.В.Давыдова; 2006/1 – 100-летию А.В.Запорожца и 110-летию М.М.Бахтина; 2006/2 – ис-следованиям проблемы мышления в культурно-исторической психологии, проблеме раз-вития научных и житейский понятий; 2006/3 – специальной психологии, проблемам пси-хического развития детей с нарушениями в развитии; 2006/4 – психологии искусства.

Особое внимание уделено поиску и сохранению научного наследия школы Выготского – в журнале публикуются архивные материалы, уникальные рукописи учеников и последова-телей Выготского.

Результаты, выводы

Журнал включен в перечень Высшей аттестационной комиссии Министерства образова-ния и науки Российской Федерации, является аффилированным журналом Международ-ного общества культурно-деятельностных исследований (ISCAR). Журнал включен в базу данных PsyINFO Journals Coverage.

Информация о журнале представлена в глобальной сети Интернет, в специальном разделе сайта www.vygotsky.mgppu.ru. Содержание каждого номера, аннотации и ключевые слова к статьям, сведения об авторах, требования к статьям и другая информация для авторов – развернуты на страницах сайта как на русском, так и на английском языках.

Рубцов Виталий Владимирович — доктор психологических наук, профессор, действительный член Российской академии образования, ректор МГППУ, директор ПИ РАО; Область научных интересов: педагогическая психология, детская психология, социально-генетическая психология, психология развития, учебная деятельность, учебное действие диагностика. Общее число публикаций: 200  

Марголис Аркадий Аронович — кандидат психологических наук, первый проректор МГППУ; Область научных интересов: педагогическая психология, детская психология, социально-генетическая психология, психология развития, учебная деятельность, учебное действие диагностика. Общее число публикаций: 40

Зинченко Владимир Петрович — доктор психологических наук, профессор, действительный член Российской Академии образования; Область научных интересов: вопросы методологии и истории отечественной психологии. Общее число публикаций: 450

Мещеряков Борис Гурьевич — доктор психологических наук, профессор кафедры психологии; Область научных интересов: культурно-историческая психология методология науки история психологии. Общее число публикаций: 85

Историческая психология | Оксфордская исследовательская энциклопедия психологии

Резюме

Историческая психология утверждает, что у разума есть история, то есть наши способы мышления, рассуждения, восприятия, ощущения и действия не обязательно универсальны или неизменны, но вместо этого могут быть изменены. во времени и пространстве. Теоретические и методологические основы этого движения были заложены во Франции психологом Игнасом Мейерсоном в его книге Les fonctions Psyologique et les œuvres , опубликованной в 1948 году. Его программа подчеркивала активный, экспериментальный, конструктивный характер человеческого поведения, охватывая столь разные поведенческие регистры, как лингвистические, религиозные, юридические, научно-технические и художественные. Все эти формы поведения включают аспекты различных психических функций, о которых мы можем сделать вывод путем надлежащего анализа «произведений», рассматриваемых как консолидированные свидетельства человеческой деятельности. Как последовательные достижения человечества, построенные на протяжении всех путей человеческого опыта, они являются материалами, с которыми приходится иметь дело психологии.

Мейерсон отказался предложить перечень функций для изучения. Как нестабильные и несовершенные продукты сложного и ненадежного предприятия, их можно проанализировать, только избегая контрпродуктивных предрассудков метафизического фиксизма. Мейерсон говорил в этих терминах как о глубоких трансформациях чувств, личности или воли, так и о так называемых «базовых функциях», таких как восприятие и функция воображения, включая память, время, пространство и объект.

До Мейерсона термин «историческая психология» уже использовался такими историками, как Анри Берр и Люсьен Февр, один из основателей школы Annales , которые твердо представляли себе своего рода коллективную психологию прошлых времен.Мейерсон и его ученики в конечном итоге соперничали со своими коллегами-историками из школы Annales за звание «исторической психологии» и критиковали их представления о менталитете и исходном ментальном . Историки Annales постепенно отказались от этого ярлыка, хотя они продолжали культивировать идею о том, что ментальные операции и эмоции имеют историю через новые ярлыки «истории менталитетов» и, совсем недавно, на рубеже веков, «истории». эмоций.В то время как Мейерсон и несколько других психологов продолжали использовать ярлык «исторической психологии», однако, господствующая психология не обращала внимания на этот исторический фокус. Наибольшие усилия, предпринимаемые сегодня психологами для размышления о нашей ментальной архитектуре с точки зрения трансформации во времени и пространстве, вероятно, можно найти в работах Курта Данцигера и Роджера Смита.

Истоки психологии: история на протяжении многих лет

В то время как современная психология отражает богатую и разнообразную историю дисциплины, истоки психологии значительно отличаются от современных концепций в этой области.Чтобы получить полное представление о психологии, вам нужно потратить некоторое время на изучение ее истории и происхождения.

Как возникла психология? Когда это началось? Кто был ответственен за создание психологии как отдельной науки?

Зачем изучать историю психологии?

Современная психология интересуется огромным количеством тем, рассматривая человеческое поведение и психические процессы от нервного уровня до культурного уровня. Психологи изучают человеческие проблемы, которые начинаются до рождения и продолжаются до смерти.Понимая историю психологии, вы сможете лучше понять, как изучаются эти темы и что мы узнали на данный момент.

С самого начала психология сталкивалась с рядом вопросов. Первоначальный вопрос о том, как определить психологию, помог утвердить ее как науку, отдельную от физиологии и философии.

Дополнительные вопросы, с которыми психологи сталкивались на протяжении всей истории, включают:

  • Психология — это действительно наука?
  • Должны ли психологи использовать исследования, чтобы влиять на государственную политику, образование и другие аспекты человеческого поведения?
  • Следует ли психологии сосредоточиться на наблюдаемом поведении или на внутренних психических процессах?
  • Какие методы исследования следует использовать для изучения психологии?
  • Какими темами и проблемами должна заниматься психология?

Предпосылки: философия и физиология

Хотя психология как отдельная дисциплина возникла только в конце 1800-х годов, ее самая ранняя история восходит к временам ранних греков.В XVII веке французский философ Рене Декарт представил идею дуализма, который утверждал, что разум и тело — две сущности, которые взаимодействуют друг с другом, чтобы сформировать человеческий опыт.

Многие другие вопросы, которые до сих пор обсуждаются психологами, такие как относительный вклад природы и воспитания, уходят корнями в эти ранние философские традиции.

Так что же отличает психологию от философии? В то время как ранние философы полагались на такие методы, как наблюдение и логика, современные психологи используют научные методологии, чтобы изучать и делать выводы о человеческом мышлении и поведении.

Физиология также способствовала превращению психологии в научную дисциплину. Ранние физиологические исследования мозга и поведения оказали драматическое влияние на психологию, в конечном итоге способствуя применению научных методологий к изучению человеческого мышления и поведения.

Психология возникает как отдельная дисциплина

В середине 1800-х годов немецкий физиолог Вильгельм Вундт использовал методы научных исследований для изучения времени реакции.Его книга «Принципы физиологической психологии», опубликованная в 1873 году, обрисовала в общих чертах многие из основных связей между наукой о физиологии и изучением человеческого мышления и поведения.

Позже он открыл первую в мире психологическую лабораторию в 1879 году в Лейпцигском университете. Это событие обычно считается официальным началом психологии как отдельной и самостоятельной научной дисциплины.

Как Вундт рассматривал психологию? Он воспринимал эту тему как исследование человеческого сознания и стремился применить экспериментальные методы для изучения внутренних психических процессов.Хотя его использование процесса, известного как интроспекция, сегодня считается ненадежным и ненаучным, его ранние работы в области психологии помогли подготовить почву для будущих экспериментальных методов.

Приблизительно 17000 студентов посетили лекции по психологии Вундта, а еще сотни получили ученую степень по психологии и учились в его лаборатории психологии. В то время как его влияние уменьшилось по мере развития области, его влияние на психологию неоспоримо.

Структурализм: первая школа мысли психологии

Эдвард Б.Титченер, один из самых известных учеников Вундта, впоследствии основал первую серьезную школу психологии. Согласно структуралистам, человеческое сознание можно разбить на более мелкие части. Используя процесс, известный как интроспекция, обученные испытуемые будут пытаться разбить свои ответы и реакции на самые основные ощущения и восприятия.

Хотя структурализм примечателен своим упором на научные исследования, его методы были ненадежными, ограниченными и субъективными.Когда Титченер умер в 1927 году, структурализм умер вместе с ним.

Функционализм Уильяма Джеймса

Психология процветала в Америке с середины до конца 1800-х годов. Уильям Джеймс стал одним из крупнейших американских психологов в этот период, и публикация своего классического учебника «Принципы психологии» сделала его отцом американской психологии.

Его книга вскоре стала стандартным текстом в психологии, а его идеи в конечном итоге послужили основой для новой школы мысли, известной как функционализм.В центре внимания функционализма было то, как на самом деле работает поведение, помогающее людям жить в своей среде. Функционалисты использовали такие методы, как прямое наблюдение, для изучения человеческого разума и поведения.

Обе эти ранние философские школы делали упор на человеческое сознание, но их представления о нем существенно различались. В то время как структуралисты стремились разбить психические процессы на их мельчайшие части, функционалисты считали, что сознание существует как более непрерывный и изменчивый процесс.

Хотя функционализм быстро исчез из отдельной школы мысли, он продолжил оказывать влияние на более поздних психологов и теории человеческого мышления и поведения.

Появление психоанализа

До этого момента ранняя психология подчеркивала сознательный человеческий опыт. Австрийский врач Зигмунд Фрейд кардинально изменил облик психологии, предложив теорию личности, в которой подчеркивается важность бессознательного.

Клиническая работа Фрейда с пациентами, страдающими истерией и другими недугами, заставила его поверить в то, что ранние детские переживания и бессознательные импульсы способствуют развитию личности и поведения взрослых.

В своей книге «Психопатология повседневной жизни » Фрейд подробно описал, как выражаются эти бессознательные мысли и импульсы, часто через оговорки (известные как «оговорки по Фрейду») и сны. Согласно Фрейду, психологические расстройства являются результатом того, что эти бессознательные конфликты становятся крайними или неуравновешенными.

Психоаналитическая теория, предложенная Зигмундом Фрейдом, оказала огромное влияние на мышление 20-го века, оказав влияние на область психического здоровья, а также на другие области, включая искусство, литературу и популярную культуру.Хотя сегодня многие его идеи рассматриваются скептически, его влияние на психологию неоспоримо.

Расцвет бихевиоризма

Психология резко изменилась в начале 20 века, когда к господству пришла другая школа мысли, известная как бихевиоризм. Бихевиоризм был серьезным изменением по сравнению с предыдущими теоретическими перспективами, отвергая акцент как на сознательном, так и на бессознательном уме. Вместо этого бихевиоризм стремился сделать психологию более научной дисциплиной, сосредоточившись исключительно на наблюдаемом поведении.

Бихевиоризм зародился в работах русского физиолога Ивана Павлова. Исследования Павлова пищеварительной системы собак привели к открытию им классического процесса обусловливания, который предполагал, что поведению можно научиться через условные ассоциации.

Павлов продемонстрировал, что этот процесс обучения можно использовать для установления связи между стимулом окружающей среды и стимулом естественного происхождения.

Американский психолог по имени Джон Б.Вскоре Уотсон стал одним из самых сильных сторонников бихевиоризма. Изначально изложив основные принципы этой новой школы мысли в своей статье «Психология как бихевиористы» в 1913 году, Уотсон позже предложил определение в своей классической книге «Бихевиоризм » (1924), написав:

«Бихевиоризм … считает, что предметом человеческой психологии является поведение человека. Бихевиоризм утверждает, что сознание не является ни определенной, ни полезной концепцией.Бихевиорист, которого всегда учили как экспериментатор, далее считает, что вера в существование сознания восходит к древним временам суеверий и магии «.

Влияние бихевиоризма было огромным, и эта школа мысли продолжала доминировать в течение следующих 50 лет. Психолог Б.Ф. Скиннер развил бихевиористскую точку зрения своей концепцией оперантного обусловливания, которая продемонстрировала влияние наказания и подкрепления на поведение.

В то время как бихевиоризм в конечном итоге утратил доминирующее влияние на психологию, основные принципы поведенческой психологии широко используются и сегодня.

Терапевтические методы, такие как анализ поведения, модификация поведения и символическая экономика, часто используются, чтобы помочь детям овладеть новыми навыками и преодолеть неадаптивное поведение, в то время как кондиционирование используется во многих ситуациях, от воспитания детей до образования.

Третья сила в психологии

В то время как в первой половине 20-го века доминировали психоанализ и бихевиоризм, во второй половине века возникла новая школа мысли, известная как гуманистическая психология.Эта теоретическая перспектива, которую часто называют «третьей силой» в психологии, делает упор на сознательный опыт.

Американского психолога Карла Роджерса часто считают одним из основателей этой школы мысли. В то время как психоаналитики смотрели на бессознательные импульсы, а бихевиористы сосредоточились на причинах окружающей среды, Роджерс твердо верил в силу свободы воли и самоопределения.

Психолог Абрахам Маслоу также внес свой вклад в гуманистическую психологию своей знаменитой теорией иерархии потребностей человеческой мотивации.Эта теория предполагала, что людьми двигали все более сложные потребности. Как только самые основные потребности удовлетворены, у людей появляется мотивация преследовать потребности более высокого уровня.

Когнитивная психология

В 1950-х и 1960-х годах в психологии начало укрепляться движение, известное как когнитивная революция. В это время когнитивная психология начала заменять психоанализ и бихевиоризм как доминирующий подход к изучению психологии. Психологи по-прежнему интересовались наблюдаемым поведением, но их также интересовало, что происходит в уме.

С тех пор когнитивная психология остается доминирующей областью психологии, поскольку исследователи продолжают изучать такие вещи, как восприятие, память, принятие решений, решение проблем, интеллект и язык. Внедрение инструментов визуализации мозга, таких как МРТ и ПЭТ-сканирование, помогло улучшить способность исследователей более внимательно изучать внутреннюю работу человеческого мозга.

Психология продолжает развиваться

Как вы увидели в этом кратком обзоре истории психологии, эта дисциплина пережила резкий рост и изменилась с момента ее официального зарождения в лаборатории Вундта.На этом история, конечно же, не заканчивается.

Психология продолжала развиваться с 1960 года, и в нее были внесены новые идеи и перспективы. Недавние исследования в области психологии рассматривают многие аспекты человеческого опыта, начиная с биологического влияния на поведение и заканчивая воздействием социальных и культурных факторов.

Сегодня большинство психологов не отождествляют себя с какой-то одной школой мысли. Вместо этого они часто сосредотачиваются на конкретной области специальности или перспективе, часто опираясь на идеи из ряда теоретических знаний.Этот эклектичный подход привнес новые идеи и теории, которые будут формировать психологию еще долгие годы.

Женщины в истории психологии

Читая любую историю психологии, вы можете быть особенно поражены тем фактом, что такие тексты, кажется, почти полностью сосредоточены на теориях и вкладе мужчин. Это происходит не потому, что женщины не интересовались психологией, а в значительной степени из-за того, что женщины были исключены из академической подготовки и практики в первые годы работы в этой области.

Есть ряд женщин, которые внесли важный вклад в раннюю историю психологии, хотя их работы иногда игнорируются.

Вот несколько первых женщин-психологов:

  • Мэри Уитон Калкинс , , законно получившая докторскую степень в Гарварде, хотя школа отказалась предоставить ее степень, потому что она была женщиной. Она училась у крупнейших мыслителей того времени, таких как Уильям Джеймс, Джозия Ройс и Хьюго Мюнстерберг.Несмотря на препятствия, с которыми она столкнулась, она стала первой женщиной-президентом Американской психологической ассоциации.
  • Анна Фрейд, , внесшая важный вклад в область психоанализа. Она описала многие защитные механизмы и известна как основательница детского психоанализа. Она также оказала влияние на других психологов, включая Эрика Эриксона.
  • Мэри Эйнсворт, , психолог развития, внесла важный вклад в наше понимание привязанности.Она разработала методику изучения привязанностей ребенка и опекуна, известную как оценка «странной ситуации».

Слово Verywell

Чтобы понять, как психология стала наукой, какой она является сегодня, важно больше узнать о некоторых исторических событиях, которые повлияли на ее развитие.

Хотя некоторые теории, возникшие на заре психологии, теперь можно рассматривать как упрощенные, устаревшие или неверные, эти влияния сформировали направление исследования и помогли нам лучше понять человеческий разум и поведение.

Культурно-историческая психология | Психология вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношение · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предубеждение · Нормы · Восприятие · Показатель · Контур


Культурно-историческая психология (также называемая школа Выготского , социокультурная психология , социально-историческая психология , теория деятельности , культурная психология , культурно-историческая теория деятельности и социальная теория развития ) — это психологическая теория, сформированная Львом Выготским в конце 1920-х годов и получившая дальнейшее развитие его учениками и последователями в Восточной Европе и во всем мире. Эта теория фокусируется на том, как аспекты культуры, такие как ценности, верования, обычаи и навыки, передаются от одного поколения к другому. [1] Согласно Выготскому, социальное взаимодействие, особенно участие со знающим сообществом или членами семьи, помогает детям овладеть мыслительными процессами и поведением, характерными для их культуры или общества. Изменения или рост, которые дети испытывают в результате этих взаимодействий, сильно различаются между культурами; это различие позволяет детям стать компетентными в задачах, важных или необходимых в их конкретном обществе. [2]

Культурно-историческая психология возникла в ответ на картезианский дуализм как преднамеренная попытка установить новую парадигму в психологических исследованиях, которая преодолела бы узкий объективизм бихевиоризма (Джон Б. Уотсон) и субъективизм интроспективной психологии Вундта, Джеймса и других. . Более того, он возник как раз в период упадка Серебряного века, или Возрождения, русской культуры. Он фокусируется на человеческом развитии, чтобы делать генетические утверждения относительно функции ума во время деятельности.Эти утверждения могут быть частью или основой для возвращения к единству гуманитарных наук.

Другой важной характеристикой культурно-исторической психологии была интеграция различных подходов и методов, используемых для консолидации знаний о человечестве. [3]

Выготский и его соратники постулируют неадаптивный характер и механизмы высшего психического (психического) функционального развития. Представители школы Выготского считали, что основной целью психологического исследования является объективное изучение человеческого сознания, и отводили роль культурного посредника и культурных посредников как слово, знак (Выготский), символ и миф (Лосев В.Зинченко) в развитии высших психологических функций, развитии личности и феноменологии.

Люди, различающиеся по своим культурным убеждениям, также отличаются друг от друга психологически. [4]

Основной отличительной чертой культурно-исторической психологии является то, что

видоспецифической характеристикой человека является его потребность и способность жить в окружающей среде, преобразованной в результате деятельности предшествующих представителей их вида.Такие трансформации и механизм передачи этих трансформаций от одного поколения к другому являются результатом способности / склонности людей создавать и использовать артефакты — аспекты материального мира, которые используются в человеческой деятельности как способы координации. с физической и социальной средой.

—М. Коул , [5]

Таким образом, было проведено исследование влияния грамотности [6] и математики [7] за пределами традиционного школьного обучения, чтобы понять, как развивается познание в заданном месте и времени.

Выготский и его единомышленники постулируют в принципе неадаптивный характер и механизмы высших психических (психических) функций развития. Определяя основную цель психологического исследования как объективное исследование человеческого сознания, представители школы Выготского исследуют роль культурного опосредования и таких культурных посредников, как слово, знак (Выготский), символ, миф (Лосев, В. Зинченко) в мировоззрении. развитие высших психических функций человека, развитие личности и ее «высшая» феноменология.

Среди учеников Выготского, которые подхватили и развили его подход к психологии, были Алексей Леонтьев (иногда также пишется А.Н. Леонтьев) и А. Лурия в Советском Союзе и Клаус Хольцкамп в Германии. Хольцкамп разработал свой собственный подход к культурно-исторической психологии, который он назвал «критической психологией», в основном на основе работ Леонтьева, а также с использованием феноменологии Мерло-Понти [8]

  1. ↑ Berk, L.E. (2012). «Младенцы и дети: от пренатального до среднего детства».Бостон, Массачусетс: Пирсон
  2. ↑ Берк, Л. (2012). «Младенцы и дети: от пренатального до среднего детства». Бостон, Массачусетс: Пирсон
  3. ↑ Вертш, Джеймс, В., Рио, Пабло и Альварес, Амелия. Социокультурные исследования разума (1995)
  4. ↑ Heine, S.J. (2008). Культурная психология стр.2.
  5. Коул, М. (1995). «Социокультурная историческая психология» Джим Верч и др., Социокультурные исследования психики, , Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.
  6. ↑ Коул, М. и Скрибнер, Сильвия. (1981). Психология грамотности . Кембридж: Издательство Гарвардского университета.
  7. ↑ Сакс, Г. (1990) Культура и когнитивное развитие: исследования математического понимания . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Erlbaum Press.
  8. ↑ Holzkamp, ​​Klaus (1983): Grundlegung der Psychologie. Франкфурт / М .: Кампус, ISBN: 3593335727

20 известных психологов из истории — начало исследования

Психология — это исследование разума.Мужчины и женщины веками боролись, чтобы раскрыть тайны внутри самих себя. Этот вызов привлек внимание величайших мыслителей истории.

Многие из того, что мы понимаем о себе, мы обязаны блестящим умам, которые были до нас. История психологии полна гениальности и немалой эксцентричности.

Я имею в виду, мы не делаем всего, что могли сделать эти пионеры. Филипп Зимбардо превратил подвал академического зала Стэнфорда в тюрьму.Стэнли Милгрэм сделал вид, что убивает людей электрическим током. Зигмунд Фрейд … ну, Фрейд действительно пристрастился к кокаину. Мне действительно нравится.

Так что да. Эти люди сделали свои ошибки. И с их времени мы многое узнали о научной этике. Но их идеи, идеи, эксперименты и письма — это путь к пониманию человеческого разума. Конечно, это дорожная карта с множеством странных сокращений, препятствий и катастрофических неверных поворотов. Но обычно мы начинаем именно с этого.

Не только это, но и среди всей этой казни на электрическом стуле и кокаина некоторые из этих известных психологов придумали идеи и разработали концепции, которые мы до сих пор используем. Иерархия потребностей Маслоу, этапы развития Пиаже и теория оперантного обусловливания Скиннера — все они остаются актуальными даже сегодня.

Итак, отдавая дань уважения великим, блестящим и часто радикальным умам, которые основали и выковали дисциплину психологии, мы предлагаем вам краткий обзор книги 20 известных психологов из истории .

Как и все другие выпуски нашей серии Study Starters, это ни в коем случае не исчерпывающий список, и эти краткие описания каждого психолога не предназначены для того, чтобы рассказать всю историю.Для этого вам действительно нужно прочесть литературу, написанную умными мужчинами и женщинами из нашего списка. Но у нас есть хорошие новости. Ниже мы включили ключевые литературные рекомендации по каждому направлению психиатрии. Так что переходите по ссылкам, если хотите получить полную информацию.

Если вы предпочитаете сразу перейти к той части, где вы готовитесь к получению степени в области психологии, ознакомьтесь с этими первоклассными программами.

С другой стороны, если вы хотите вкратце взглянуть на некоторые ключевые фигуры, некоторые из их идей и почему они важны, читайте дальше.Но будьте осторожны. Здесь довольно пьянящее.

Кого мы выбрали и почему

В истинном духе Зигмунда Фрейда в нашем процессе отбора отсутствуют какие-либо научные методы. Но также в духе Фрейда, он наполнен увлекательными идеями, убедительными теориями и мрачными историями.

При составлении этого списка мы использовали два источника: статью The Review of General Psychology 2002 года о 100 самых выдающихся психологах 20-го века и, конечно же, Google.

«Обзор общей психологии» определила выдающееся положение, объединив результаты опроса 1725 членов Американского психологического общества (APS) с данными о частоте цитирования.Основными показателями были частота цитирования в литературе профессиональных психологических журналов; частота цитирования во вводных текстах по психологии; и частота упоминания респондентами. Возьмите эти факторы вместе, и первый бихевиорист Б.Ф. Скиннер возглавит список.

Но мы не занимали верхнюю часть этого списка оптом. Мы также изучили результаты поисковой системы Google, поскольку они дают четкое и актуальное представление о том, что вы, читатель, скорее всего, ищете.Google предлагает снимок психологов из истории, которые волнуют вас больше всего, независимо от того, учитесь ли вы, готовитесь к экзамену или практикуете в этой области.

Мы объединили эти выводы в список из 20 психологов, которые помогли заложить основу для нашего понимания человеческого разума, психического здоровья и психических расстройств, а также тех, кто помог сформировать образование и профессию, связанную с психологией. Далее, без ранжирования или преувеличений, мы приводим 20 известных психологов из истории .Это лишь верхушка айсберга психологии, но это отличное место для начала!

Альберт Бандура

Родился в Мундаре, Альберта, Канада, 4 декабря 1925 г.
Филиалы: Университет Британской Колумбии, Университет Айовы, Стэнфордский университет

Кто такой Альберт Бандура?

Альберт Бандура, один из немногих значков в нашем списке, все еще живущих на момент написания, внес огромный вклад в области психологии и образования.Действительно, в возрасте 93 лет (на момент написания) Бандура является самым цитируемым ныне живущим психологом. Его наибольший вклад был сделан в области социальной психологии и психологии личности. Бандура разработал очень влиятельную теорию социального обучения — идею о том, что мы учимся новому поведению, наблюдая за другими в социальных условиях, и, в более широком смысле, теорию социальной когнитивной деятельности — идею о том, что мы также приобретаем знания в результате наблюдения за другими посредством социального взаимодействия, участия в наше собственное социальное взаимодействие, и даже через СМИ.Бандура сыграл ключевую роль в продвижении психологии от бихевиористской модели Скиннера к когнитивной психологии. Его эксперимент с куклой Бобо, проведенный в 1961 году, считался революционным исследованием теории социального обучения. Здесь Бандура измерил воздействие на детей, которые наблюдали агрессивное поведение взрослых по отношению к качающейся «кукле Бобо». Цель состояла в том, чтобы продемонстрировать, что поведению можно научиться посредством наблюдения, и что наблюдение за наказанием или вознаграждением взрослых за определенные действия может оказать сильное влияние на поведение детей.В основе теории Бандуры лежало то, что дети, которые наблюдали агрессивное поведение, которое либо поощрялось, либо не влекло за собой наказания, сами с большей вероятностью проявили насильственное поведение. Бандура также представил важные концепции, относящиеся к психологии личности, возможно, наиболее важной из которых является самоэффективность. Это относится к собственной вере человека в свою способность овладевать навыками, достигать определенных достижений и восстанавливать силы после неудач. Степень самоэффективности человека может иметь сильное влияние на развитие личности и поведение.

Ключевые идеи
  • Социально-когнитивная теория
  • Теория социального обучения
  • Самоэффективность
Ключевые слова

Мэри Уитон Калкинс

Родился в Хартфорде, Коннектикут (30 марта 1863 г. — 26 февраля 1930 г.)
Аффилированные учреждения: Колледж Уэлсли, Гарвардский университет, Университет Колумбии

Кем была Мэри Уитон Калкинс?

Американский философ и психолог, получивший наибольшую известность как первая женщина, занявшая пост президента Американской психологической ассоциации и Американской философской ассоциации, Калкинс сосредоточила свои исследования на памяти, сновидениях и ассоциациях.Она училась и находилась под сильным влиянием американского психолога и педагога Уильяма Джеймса, когда она была доктором философии. студентка Гарвардского университета. Хотя Калкинс защитила докторскую диссертацию, опубликовала несколько исследований и была высоко оценена наставниками и однокурсниками, Гарвард отказал ей в ученой степени по признаку пола. Среди ее продолжительных концептуальных вкладов Калкинс исследовала концепцию метода правых ассоциаций (теперь известного как метод парных ассоциаций).Здесь Калкинс представил испытуемым серию цветов в сочетании с числами, а позже обнаружил, что пациенты легко вспоминали числа, когда им представлялись ранее парные цвета. Это доказало убедительное понимание того, как люди каждый день создают смысл и ассоциации, например, изучая новые слова и связывая их с объектами или идеями. Калкинс впоследствии получила степень почетного доктора наук в Колумбийском университете и с помощью партнера по исследованиям Эдмунда Сэнфорда создала первую лабораторию женской психологии в колледже Уэллсли.Она также завершила свое наиболее заметное исследование по психологии себя вместе с Сэнфордом, 7-недельный период, в течение которого Калкинс и Сэнфорд записывали свои собственные сны, чтобы лучше понять взаимосвязь между сновидениями и личностью, сознанием и чувством себя. Позже новаторские исследования сновидений Зигмунда Фрейда будут ссылаться на работы Калкинса.

Ключевые идеи
  • Метод правых ассоциаций (теперь известный как метод парных ассоциаций)
  • Самопсихология
  • Социальная справедливость для женщин
Ключевые слова

Эрик Эриксон

Родился во Франкфурте, Гессен, Германия (15 июня 1902 г. — 12 мая 1994 г.)
Филиалы: Йельский университет; Калифорнийский университет в Беркли, Гарвардский университет; Университет Питтсбурга

Кем был Эрик Эриксон?

Немецко-американский психолог и психоаналитик Эрик Эриксон наиболее известен тем, что ввел условие «кризис идентичности» для описания человека, которому не удалось достичь эго-идентичности в подростковом возрасте.Эта концепция проистекает из работы Эриксона о психологическом развитии человека. Как один из главных сторонников эго-психологии, Эриксон придавал огромное значение роли личности в прогрессе индивидуального развития. Хотя Эриксон напрямую не связывал стадии развития с возрастом (как Пиаже), его работа о «длительном подростковом возрасте» уступила место более глубокому осознанию развития стадии, называемой «нарождающейся взрослой жизнью».

Ключевые идеи
  • Теория психологического развития
  • Кризис идентичности
  • Психология эго
Ключевые слова

Леон Фестингер

Родился в г. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк (8 мая 1919 г. — 11 февраля 1989 г.)
Аффилированные учреждения: Городской колледж Нью-Йорка, Университет Айовы, Массачусетский технологический институт, Мичиганский университет, Университет Миннесоты, Стэнфордский университет

Кем был Леон Фестингер?

Работа американского социального психолога Леона Фестингера занимает важное место в современной психологии, особенно из-за той важной роли, которую он сыграл в уведении этой области от доминирующих бихевиористских практик к социальной психологии.Это связано с тем, что, как предположил Фестингер, человеческое поведение слишком сложно, чтобы его можно было полностью объяснить условием реакции на стимул. Он выделил ряд теорий — в частности, теорию социального сравнения — для объяснения способов, которыми социальные условия влияют на поведение человека. Фестингер был известен продвижением лабораторных экспериментов в социальной психологии, хотя в равной степени он оставался сосредоточенным на полевых исследованиях. Эта комбинация лабораторных наблюдений и полевых исследований — особенно его непосредственных наблюдений за апокалиптическим культом в 1950-х годах — помогла пролить свет на идею когнитивного диссонанса, когда люди используют различные дисфункциональные стратегии, чтобы справиться с контрастом между страстными убеждениями и противоречивые доказательства.

Ключевые идеи
  • Когнитивный диссонанс
  • Теория социального сравнения
  • Эффект близости
Ключевые слова

Анна Фрейд

Родился в Вене, Австро-Венгрия (3 декабря 1895 г. — 9 октября 1982 г.)
Аффилированные учреждения: Венский институт психоаналитики

Кем была Анна Фрейд?

Шестой и младший ребенок Зигмунда Фрейда, Анна Фрейд продолжила наследие своего отца в области психоанализа. Она значительно расширила его работу, сосредоточив большую часть своего внимания на детских предметах. Анна Фрейд стоит рядом с Мелани Кляйн — другим влиятельным психоаналитиком австрийского происхождения, с которым Фрейд-младший иногда не соглашался, — как основательницу психоаналитической детской психологии. Она написала о важности эго и подчеркнула, что на нас влияют «линии развития» нашего эго. Она отметила, что функции эго играют непосредственную роль в развитии «защитных механизмов», стратегий, разрабатываемых в бессознательном для защиты нас от стрессоров или стимулов, воспринимаемых как вредные.Клиническая работа Фрейда и ее применение психоаналитических исследований Зигмунда Фрейда к более молодым испытуемым помогли пролить больший свет на детскую психологию, поведение и расстройства.

Ключевые идеи
  • Детский анализ
  • Психология эго
  • Защитные механизмы
Ключевые слова
  • Сочинения Анны Фрейд: 8 томов (1966–1980)

Зигмунд Фрейд

Родился во Фрайберге в Мерене, Моравия, Австрийская империя (ныне Пиркарон; Ибор, Чешская Республика) (6 мая 1856 г. — 23 сентября 1939 г.)
Филиал: Венский университет

Кем был Зигмунд Фрейд?

Немногие мыслители оказали влияние на западную мысль, которое Зигмунд Фрейд оказал как во время, так и после своей жизни, не только в области психологии, но и в нашем непреходящем стремлении лучше понять состояние человека.Хотя многие из его методов, идей и подходов с тех пор широко обсуждались, опровергались, а в некоторых случаях полностью дискредитировались, его вклады остаются актуальными и важными в психологии и философии. Наиболее важным из его вкладов были открытия Фрейда в психоанализе. Он был пионером в методах, используемых для лучшего понимания психических процессов, психического здоровья и особенно психических расстройств с помощью терапевтического разговора. Именно эта основополагающая идея помогла Фрейду раскрыть терапевтические концепции, такие как свободные ассоциации, перенос и человеческое бессознательное.Это был последний из них, который помог Фрейду так много работать, что заставило его приписать человеческие расстройства привязанностям, связанным с развитием; приписывать содержание наших снов неудовлетворенным желаниям; и связать так много нашего поведения с психосексуальными импульсами. Работы Фрейда довольно обширны, и понимание истинного влияния его работ и идей требует более глубокого погружения в литературу, а также ее критического анализа. Но достаточно сказать, что его дискурсивный подход к психоанализу широко рассматривается как главный строительный блок современной психологии, психиатрии и психотерапии.

Ключевые идеи
  • Психоанализ
  • Бессознательное
  • Психосексуальность
Ключевые слова

Уильям Джеймс

Родился в г. Нью-Йорке, штат Нью-Йорк (11 января 1842 г. — 26 августа 1910 г.)
Филиалы: Гарвардский университет

Кем был Уильям Джеймс?

Джеймс, которого иногда называют отцом американской психологии, был первым преподавателем, предложившим курс психологии в США.С. Как один из выдающихся философов и мыслителей XIX века, Джеймс пользуется безупречной репутацией в современной психологии. Он считается одним из основоположников функциональной психологии — контрапунктом структурализма, который приписывает человеческое поведение дарвиновским импульсам выживания и полезности. Он утверждал, что для каждого из нас истинные убеждения — это те, которые оказываются полезными для верующего. То есть мы склонны воспринимать истину, основываясь на прагматических импульсах, которые лучше всего служат нашим потребностям, желаниям и интересам.Эта концепция, наряду с акцентом Джеймса на человеческом прагматизме, помогла открыть новую эру эмпирической психологии в США.

Ключевые идеи
  • Принципы психологии
  • Прагматическая теория истины
  • Очерки радикального эмпиризма
Ключевые слова

Карл Юнг

Родился в Кессвиле, Тургау, Швейцария (26 июля 1875 г. — 6 июня 1961 г.)
Филиалы: Бургхольцли, Швейцарская армия

Кем был Карл Юнг?

Карл Юнг широко известен как пионер в области аналитической психологии.Швейцарский по происхождению Юнг вел длительную и непрекращающуюся переписку с австрийцем Зигмундом Фрейдом, в которой они совместно работали над своими идеями относительно психологии человека. Фрейд даже помог своему младшему коллеге получить должность президента Международной психоаналитической ассоциации. Однако их различные убеждения вскоре поставили бы двух мыслителей в противоречие друг с другом, даже не позволив Юнгу получить должное признание при жизни. Юнг верил в концепцию, называемую индивидуацией, психологический процесс определения себя на протяжении всей жизни на основе комбинации сознательных и бессознательных элементов.Это, по мнению Юнга, было основной задачей человеческого развития. Это послужило основой для некоторых из его наиболее важных вкладов, включая его концептуальную концепцию психологического комплекса, его идентификацию экстраверсии и интроверсии как типов личности и его признание коллективного бессознательного — нашего общего понимания и опыта как человеческих существ.

Ключевые идеи
  • Коллективное бессознательное
  • Аналитическая психология
  • Indivdiuation
Ключевые слова

Лоуренс Колберг

Родился в Бронксвилле, штат Нью-Йорк (25 октября 1927 г. — 19 января 1987 г.)
Филиалы: Чикагский университет

Кем был Лоуренс Кольберг?

Лоуренс Колберг был американским психологом, который начал с того места, где остановился Жан Пиаже, основываясь на исследованиях своего предшественника развития детей, и в частности, моральных суждений.Результатом его работы и написания статей стало появление совершенно новой области психологии, основанной на концепции «нравственного развития». Кольберг предположил, что в рамках нашего социального развития мы смотрим на поведение образцов для подражания, чтобы преодолевать моральные дилеммы. Кольберг считал, что универсальные конструкции социальной жизни, такие как семьи, группы сверстников и формальные институты, будут иметь глубокое влияние на наше моральное развитие, поскольку мы стремимся стать функциональными участниками наших соответствующих обществ.Колберг также акцентировал внимание на важной роли образования и подчеркнул влияние формального школьного образования на нравственное развитие. Таким образом, он считается столь же влиятельным среди теоретиков образования, как и психологи.

Ключевые идеи
  • Этапы нравственного развития
  • Образцы нравственности
  • Обсуждения дилемм
Ключевые слова

Абрахам Маслоу

Родился в Бруклине, Нью-Йорк, Нью-Йорк (1 апреля 1908 г. — 8 июня 1970 г.)
Аффилированные учреждения: Университет Висконсина – Мэдисон, Корнельский университет, Бруклинский колледж, Университет Брандейса

Кем был Авраам Маслоу?

Американский психолог и профессор психологии Абрахам Маслоу наиболее известен своими гуманистическими теориями достижения психологического здоровья.Маслоу обратился к Фрейду за его новаторскую работу по пониманию человеческой дисфункции. Но, напротив, он сосредоточил свою собственную работу на положительных аспектах психологического здоровья человека. Он искал ответы на вопросы об индивидуальной самореализации и стремлении к самореализации. Эти интересы привели его к наиболее значительному вкладу в области психологии: Иерархии потребностей Маслоу. Это означает, что наше психологическое здоровье зависит от удовлетворения определенных врожденных потребностей, и что мы расставляем приоритеты в порядке важности, от базовых потребностей выживания и безопасности до более внутренних потребностей, таких как любовь и принадлежность, уважение и самореализация.Другой убедительной концепцией, которую Маслоу исследовал в тесной связи со своей иерархией, была идея Пикового опыта (глубокие моменты необычайной любви, понимания, возбуждения и т. кто более искренне самореализован.

Ключевые идеи
  • Иерархия потребностей Маслоу
  • Пик и плато
  • Самоактуализация
Ключевые слова

Стэнли Милгрэм

Родился в г. Нью-Йорке, штат Нью-Йорк (15 августа 1933 г. — 20 декабря 1984 г.)
Филиалы: Куинс-колледж, Нью-Йорк, Гарвардский университет

Кем был Стэнли Милгрэм?

Социальный психолог Стэнли Милгрэм родился в еврейской семье в Бронксе в то время, когда миллионы восточноевропейских евреев, включая многих его родственников, столкнулись с ужасами Холокоста.Его историческая близость к этим событиям оказала глубокое влияние на его работу и, в особенности, на его академический интерес к авторитаризму. В частности, Милгрэм сохранит свое наследие и бросит тень на собственную репутацию с тем же самым достижением. В 1963 году, работая профессором в Гарварде, Милгрэм представил свое «Поведенческое исследование послушания» в АПА. В ходе исследования испытуемым сказали, что они были частью теста на память и обучение, и что они должны были применять электрический ток повышенной интенсивности к невидимым испытуемым за каждый предоставленный неправильный ответ.В рамках эксперимента можно было услышать, как невидимый субъект кричал от боли, также с большей интенсивностью, даже когда экспериментатор убеждал субъектов продолжать применять электрошок. Милгрэм был поражен своими собственными открытиями, которые показали, что испытуемые с большей вероятностью будут вести себя вредно для других, если их подстрекает авторитет. 65% участников проводили электрошок на самом высоком уровне. Исследование вызвало бурю негодования, многие осудили методологию Милгрэма как неэтичную — участников не уведомили о том, что они изучаются.Многие другие были шокированы результатами. Такое поведение, возможно, поможет объяснить, предположил Милгрэм, как простые немцы помогли увековечить Холокост. Примечательно, что Милгрэм был одноклассником Филиппа Зимбардо, который стал столь же влиятельным и известным благодаря своим спорным экспериментальным методам, связанным с авторитаризмом. Милгрэм исследовал бы другие убедительные концепции, включая идею о том, что каждый человек в мире связан личным знакомством в среднем на шесть степеней разделения; и теория, согласно которой насильственное использование СМИ может способствовать антиобщественному поведению.По большому счету, Милгрэм был противоречивой фигурой в свое время, но его исследования подчинения авторитету остаются центральными в нашем понимании фашизма и готовности людей, придерживающихся этических норм, вести себя неэтично по указанию предполагаемых авторитетов.

Ключевые идеи
  • Подчинение властям
  • Шесть степеней разделения
  • Антисоциальное поведение
Ключевые слова

Нил Миллер

Родился в Милуоки, штат Висконсин (3 августа 1909 г. — 23 марта 2002 г.)
Филиалы: Вашингтонский университет, Йельский университет, Стэнфордский университет

Кто был Нил Э.Миллер?

Американский психолог-экспериментатор Нил Элгар Миллер был человеком многих интересов, и это сделало его подходящей фигурой для преодоления, казалось бы, непримиримого разрыва между психоанализом и бихевиоризмом. Там, где Скиннер и Юнг казались концептуальными разногласиями, Миллер исследовал поведенческую теорию стимула-реакции через призму психоанализа Фрейда. Это привело Миллера к более глубокому рассмотрению как тревоги, так и страха, а также поведенческих импульсов, побуждающих нас искать облегчение в этих условиях.Среди наиболее заметных вкладов Миллера была его работа в области биологической обратной связи, процесса мониторинга функций организма, таких как активность мозговых волн, частота сердечных сокращений и болевые рецепторы, на основе реакции на физиологические и эмоциональные раздражители.

Ключевые идеи
  • Биологическая обратная связь
  • Теория стимула-реакции
  • Страх
Ключевые слова

Иван Павлов

Родился в Рязани, Российская Империя (26 сентября 1849 г. — 27 февраля 1936 г.)
Филиалы: Санкт-Петербургский университет, Императорская военно-медицинская академия

Кем был Иван Павлов?

Павлов, физиолог и первый российский лауреат Нобелевской премии, внес важнейший вклад в изучение классического кондиционирования.Эта теория утверждает, что у нас могут быть определенные бессознательные реакции на стимулы, основанные на их ассоциации с определенными наградами. Эта концепция, также известная как обуславливание по Павлову, лучше всего иллюстрируется в самом известном исследовании Павлова. Здесь Павлов заставил группу собак ожидать кормления в связи с различными раздражителями, включая камертоны, электрошок и свист. В конце концов, он обнаружил, что у собак выделяется слюна просто при звуке определенных раздражителей, даже без еды.Рефлекторное действие было основано на биологическом процессе, происходящем в пищеварительном тракте собаки, а это означает, что эксперименты Павлова успешно подготовили испытуемых до такой степени, что они повлияли на рефлексивные биологические процессы при появлении, казалось бы, не связанных друг с другом стимулов. Это побудило Павлова заметить, что определенные формы поведения усваиваются бессознательно на основе их связи с ожидаемым вознаграждением.

Ключевые идеи
  • Собаки Павлова
  • Классический кондиционер
  • Рефлекторные действия
Ключевые слова

Жан Пиаже

Родился в Невшателе, Швейцария (9 августа 1896 г. — 16 сентября 1980 г.)
Аффилированные учреждения: Университет Невшателя, Университет Женевы, Университет Парижа

Кем был Жан Пиаже?

Психолог швейцарского происхождения Жан Пиаже сыграл важную роль в нашем понимании развития ребенка.Хотя его идеи приобрели настоящую популярность только к концу его жизни, он в конечном итоге занял второе место после бихевиориста Б.Ф. Скиннера как наиболее цитируемого психолога конца 20-го века. Это во многом связано с его теорией когнитивного развития, которая обеспечивает структурную основу для понимания того, как люди приобретают, конструируют и используют знания. Пиаже был пионером идеи генетической эпистемологии, способа понимания достоверности наших знаний, основанного на силе конструктов, формирующих это знание.Здесь теория стадий развития Пиаже исследует уникальные способы, которыми дети думают, усваивают знания и решают проблемы. Его исследование детских когнитивных способностей продолжает использоваться сегодня для прогрессивных и ориентированных на ребенка стратегий образования.

Ключевые идеи
  • Теория когнитивного развития
  • Генетическая эпистемология
  • Этапы развития Piaget
Ключевые слова

Карл Роджерс

Родился в Оук-Парке, штат Иллинойс (8 января 1902 г. — 4 февраля 1987 г.)
Аффилированные учреждения: Университет штата Огайо, Чикагский университет, Университет Висконсина-Мэдисона, Западный институт поведенческих наук

Кем был Карл Роджерс?

Американский психолог Карл Роджерс признан одним из основоположников гуманистического подхода к психологии.Эта стратегия, также известная как подход, ориентированный на человека или клиент-ориентированный, явилась основой новаторской работы Роджерса в области психотерапевтических исследований. Роджерс считал, что и консультирование, и обучение могут быть более успешными, если они будут сосредоточены на индивидуальных потребностях с акцентом на том, чтобы помочь субъекту двигаться к росту, реализации и самореализации. Это уступило место более чутким способам консультирования субъектов и инструктирования учащихся. Роджерс также руководствовался этими идеями, когда он впервые применил новый подход к риторическому диалогу.Формулируя модель Роджера, Роджерс концептуально пересмотрел аристотелевскую основу риторики. Его метод дискуссии требовал, чтобы каждая сторона четко изложила позицию другой, прежде чем приступить к спору. Это помогло сформировать саму основу для большей части академических убедительных писем, в которых необходимо четко дать понять, что вы понимаете контрапункты своей позиции, прежде чем настаивать на своих собственных аргументах. Метод Роджера продолжает служить ценной основой для конструктивных способов участия в академических дебатах и ​​риторическом диалоге.

Ключевые идеи
  • Гуманизм
  • Человеко-ориентированный подход
  • Риторический подход Роджера
Ключевые слова

Стэнли Шахтер

Родился во Флашинге, Куинс, Нью-Йорк (15 апреля 1922 г. — 7 июня 1997 г.)
Аффилированные учреждения: Йельский университет, Мичиганский университет, Университет Миннесоты, Колумбийский университет

Кем был Стэнли Шахтер?

Американский социальный психолог Стэнли Шахтер исследовал человеческие эмоции и их связь с нашим пониманием событий и переживаний.Он придумал двухфакторную теорию эмоций, чтобы объяснить, каким образом физиологические стимулы и когнитивное распознавание связаны друг с другом, чтобы вызвать эмоциональные реакции на чувство возбуждения. Шактер применил эту теорию к различным аспектам человеческой жизни, включая зависимость, переедание и социально-девиантное поведение — области, в которых неправильное определение возбуждения может склонить людей к ошибочному восприятию нездорового поведения как эмоционально удовлетворяющего. Его исследования в этих областях также позволят лучше понять, как групповая динамика может влиять на наши поведенческие тенденции.

Ключевые идеи
  • Двухфакторная теория эмоций
  • Неправильная атрибуция возбуждения
  • Групповая динамика
Ключевые слова

Б.Ф. Скиннер

Родился в Саскуэханне, штат Пенсильвания (20 марта 1904 г. — 18 августа 1990 г.)
Филиалы: Гамильтонский колледж, Гарвардский университет

Кем был Б.Ф. Скиннер?

Американский психолог Бурхус Фредерик Скиннер был наиболее известен как бихевиорист и социальный философ.Скиннер считал, что человеческое поведение определяется следствием, а не свободой воли. Это привело к тому, что он определил свою школу мысли как радикальный бихевиоризм, философию, которая смотрит только на истории подкрепления окружающей среды для понимания человеческого поведения. Это резко контрастирует с психоаналитическими стратегиями, которые вместо этого исследуют внутреннюю психическую жизнь человека. Эта стратегия подчеркнула работу Скиннера по оперантному обусловливанию, идею о том, что стойкость поведения может быть изменена положительным подкреплением или отрицательным наказанием.Его самые влиятельные эксперименты были с Ящиком оперантного кондиционирования, теперь более известным как ящик Скиннера. Это устройство послужило основой для наблюдения за поведением лабораторных голубей и крыс при воздействии определенных раздражителей, основанных на повторяющихся действиях.

Ключевые идеи
  • Оперативное кондиционирование
  • Радикальное поведение
  • Арматура
Ключевые слова

Эдвард Торндайк

Родился в Вильямсбурге, Массачусетс (31 августа 1874 г. — 9 августа 1949 г.)
Филиалы: Уэслианский университет, Гарвардский университет, Колумбийский университет

Кем был Эдвард Торндайк?

Американский психолог Эдвард Ли Торндайк наиболее известен своими работами в области сравнительной психологии и процесса обучения.Его теория коннекционизма была основана на его новаторских клинических экспериментах с животными. В основном используя кошек в качестве субъектов в «коробках-головоломках», в которых определенное поведение вознаграждается побегом, Торндайк доказал, что животные демонстрируют постепенное обучение как следствие реакции на стимул. Это побудило Торндайка выявить «закон эффекта», который утверждал, что реакции, приводящие к удовлетворительному эффекту — например, награда за свободу — с большей вероятностью произойдут снова, в то время как ответы, приводящие к дискомфортным эффектам, например, продолжающееся пленение в коробке с головоломкой Торндайка — все реже возникали.Выводы Торндайка также помогли обосновать ценность использования процессов обучения животных как способа понимания процессов обучения человека. Хорошо известные эксперименты Торндайка, проведенные методом проб и ошибок, сыграли роль в определении движения функциональной психологии, охватившего Соединенные Штаты в конце XIX века. Его закон эффекта также окажет глубокое влияние на образовательные стратегии и педагогику в США

.
Ключевые идеи
  • Стимул-ответ
  • Коннекционизм
  • Коробка-Головоломка
Ключевые слова

Джон Б.Watson

Родился в Travelers Rest, Южная Каролина (9 января 1878 г. — 25 сентября 1958 г.)
Филиалы: Университет Фурмана, Университет Чикаго, Университет Джона Хопкинса

Кем был Джон Б. Ватсон?

Американский психолог Джон Бродус Уотсон примечателен созданием психологической школы бихевиоризма и внесением научной строгости в эту область посредством экспериментального методологического бихевиоризма. Уотсон исследовал мотивы наблюдаемого человеческого поведения в таких областях, как воспитание детей и восприимчивость к рекламе.Уотсон, пожалуй, наиболее известен и известен своими весьма спорными экспериментами с «Маленьким Альбертом». Здесь Уотсон намеревался продемонстрировать эффект классической обусловленности, связав страх с определенными стимулами. Маленький Альберт, младенец, которого, вероятно, использовали без разрешения родителей, был помещен в лабораторию и подвергался ужасающему громкому шуму во время игры с крысой. Цель состояла в том, чтобы определить, может ли Альберт быть обусловлен реакцией страха, распространенной на все пушистые объекты.Ватсон доказал, что эта общая реакция страха действительно может быть обусловлена. Это помогло сформировать основу для идей Уотсона о классической обусловленности и способах модификации поведения, которые могут происходить в результате определенных внешних стимулов. Эксперименты Маленького Альберта, хотя и информативны, сегодня считаются глубоко неэтичными по своей природе .

Ключевые идеи
  • Методологическое поведение
  • Модификация поведения
  • Классический кондиционер
Ключевые слова

Филипп Зимбардо

Родился в городе Нью-Йорк, штат Нью-Йорк (23 марта 1933 г.)
Филиалы: Бруклинский колледж, Йельский университет, Стэнфордский университет

Кто такой Филипп Зимбардо?

Как отмечалось ранее, американский социальный психолог Филлип Зимбардо на самом деле посещал школу вместе с другим социальным психологом Стэнли Милграмом.Это уместно, и не только потому, что каждый из их экспериментов был столь противоречивым, но также потому, что эти эксперименты стоят бок о бок в нашем историческом понимании авторитарного поведения и морали. Его Стэнфордский тюремный эксперимент — одна из самых известных и тревожных глав психологии ХХ века. Как и Милгрэм, Зимбардо был вынужден лучше понять недавние ужасы Холокоста и их связь с авторитарным поведением. В 1971 году при финансовой поддержке Управления военно-морских исследований США Зимбардо разделил своих студентов на две группы: заключенных и охранников.Создав импровизированную тюрьму в подвале академического зала, Зимбардо наблюдал за поведением обеих групп по мере того, как они переходили к своим ролям. Он был шокирован, увидев, как обычные студенты быстро взяли на себя свои расходящиеся роли с очень реальным чувством эмоциональных последствий. Заключенные становились все более зависимыми, мятежными и несчастными; охранники стали более карательными, жестокими и садистскими. Изначально задуманное как двухнедельное исследование, Зимбардо приостановил свой эксперимент всего через шесть дней, поскольку появились доказательства того, что участники испытали настоящую эмоциональную травму из-за своего участия.В то время как Зимбардо остается спорной фигурой для его этически неприемлемых методов, эксперимент еще один этап в нашем утруждая путешествие, чтобы понять четкую связь между властью и этическим компромиссом. Это помогло Зимбардо позже обрисовать эффект Люцифера, который постулирует, что люди не являются ни добром, ни злом, что мы все способны на то и другое, как может диктовать данная ситуация. Среди всего двух субъектов в нашем списке, которые все еще живут сегодня, Зимбардо прокомментировал отношение своей теории Люцифера к событиям в тюрьме Абу-Грейб во время Второго Университета.С. Война в Ираке.

Ключевые идеи
  • Стэнфордский тюремный эксперимент
  • Эффект Люцифера
Ключевые слова

Конечно, все, что вы только что прочитали, уже история. Некоторые из лучших идей, рассмотренных выше, с тех пор были отменены или даже дискредитированы. Это не делает их плохими идеями. Просто с тех пор мы многому научились.

Чтобы убедиться в том, как далеко мы зашли, ознакомьтесь с обзором «50 самых влиятельных живых психологов в мире».

И теперь, когда вы изучили историю отрасли и взглянули на настоящее, станьте частью будущего со степенью психолога:

Больше от лучших школ

История психологии — APA Publishing

Перед отправкой внимательно прочтите и следуйте инструкциям по отправке, приведенным ниже.Рукописи, не соответствующие правилам подачи документов, могут быть возвращены без рассмотрения.

Представление

Для подачи в редакцию доктора философии Кристофера Д. Грина, пожалуйста, отправляйте рукописи в электронном виде через Портал для подачи рукописей.

Подготовьте рукописи в соответствии с Руководством по публикациям Американской психологической ассоциации , используя 7 -е издание . Рукописи могут быть отредактированы без предвзятости (см. Главу 5 Руководства по публикации).

Отправить рукопись

Общую корреспонденцию можно направлять по адресу:

Кристофер Д. Грин, доктор философии
Кафедра психологии
Йоркский университет
Торонто, ON M3J 1P3
Канада
Электронная почта

Рукописей

Раздел «Источники, исследования и новости» журнала History of Psychology предлагает ваши новости и заметки для включения в будущие выпуски журнала. В этом разделе публикуются краткие исследовательские заметки, объявления, обсуждение методологии и отчеты об архивах, музейных коллекциях, а также других соответствующих источниках, представляющих интерес.Отправляйте материалы редактору новостей History of Psychology News Editor.

Политика замаскированного обзора

рукописей будут подвергнуты замаскированному рецензированию. Пожалуйста, приложите к рукописи титульный лист, на котором указано название рукописи, имена авторов и институциональная принадлежность, а также дата подачи рукописи.

На первой странице рукописи не должны указываться имена авторов и их место работы, но должно быть указано название рукописи и дата подачи.Сноски, содержащие информацию, касающуюся личности или принадлежности авторов, должны быть на отдельных страницах.

Следует приложить все усилия, чтобы в самой рукописи не было указаний на личность авторов.

Пожалуйста, убедитесь, что окончательная версия для производства включает в себя имя автора и полное примечание автора для набора.

Обзоры эссе

История психологии публикует обзоры эссе тематически связанных подборок книг и других средств массовой информации, посвященных вопросам, важным для понимания прошлого психологии.

Примеры включают

  • оценка последствий для понимания экспериментальной работы в психологии недавних исследований лабораторной практики других ученых
  • сравнительный анализ двух или трех новых биографий конкретного психолога
  • обзор последних фильмов и видеозаписей, посвященных выдающимся психологам.

Каждая представленная рецензия на эссе должна быть написана с учетом читательской аудитории журнала и пройти те же процедуры рецензирования, что и все другие статьи, представленные в журнал.

Потенциальным авторам таких обзоров эссе следует обсудить свои идеи с редактором перед тем, как начать их писать.

Журнал будет информировать учреждения авторов обо всех принятых обзорах о равенстве таких обзоров эссе с другими статьями, опубликованными в History of Psychology .

Журнал не будет публиковать обзоры отдельных книг, за исключением крайне необычных обстоятельств.

Для получения дополнительной информации и обсуждения возможных тем для рецензирования эссе, пожалуйста, свяжитесь с редактором History of Psychology Editor.

Преподавание истории психологии

История психологии может предоставить убедительные примеры исследований и теорий, которые с педагогической точки зрения полезны при обучении современным психологическим концепциям и конструкциям. Этот раздел, посвященный преподаванию истории психологии, предоставит преподавателям исторические идеи, которые помогут в преподавании различных курсов в рамках учебной программы по психологии.

Материалы для раздела «Преподавание истории психологии» могут различаться по длине, но должны содержать примерно 1 500–1800 слов.Они должны фокусироваться на одной теме и включать пять основных компонентов:

  • Краткое описание вопроса
  • идентификация современного курса или курсов, относящихся к рукописи
  • полезных педагогических вопросов в помощь преподавателям курса
  • исторические выпуски, относящиеся к теме, и
  • возможных ответов на педагогические вопросы

Подготовка рукописи

Подготовьте рукописи в соответствии с Руководством по публикациям Американской психологической ассоциации , используя 7-е издание.Рукописи могут быть отредактированы без предвзятости (см. Главу 5 Руководства по публикациям ).

Ознакомьтесь с Руководством по подготовке рукописи журнала APA перед отправкой статьи.

Двойной интервал для всей копии. Другие инструкции по форматированию, а также инструкции по подготовке таблиц, рисунков, ссылок, показателей и рефератов содержатся в Руководстве Manual . Дополнительное руководство по стилю APA доступно на веб-сайте стиля APA.

Ниже приведены дополнительные инструкции по составлению отображаемых уравнений, компьютерного кода и таблиц.

Уравнения дисплея

Мы настоятельно рекомендуем вам использовать MathType (стороннее программное обеспечение) или Equation Editor 3.0 (встроенный в версии Word до 2007) для построения ваших уравнений, а не поддержку формул, встроенную в Word 2007 и Word 2010. Формулы составлены со встроенной поддержкой формул Word 2007 / Word 2010 преобразуются в графику с низким разрешением, когда они входят в производственный процесс, и их нужно повторно вводить наборщиком, что может привести к ошибкам.

Для построения уравнений с помощью MathType или Equation Editor 3.0:

  • Перейдите в раздел «Текст» на вкладке «Вставка» и выберите «Объект».
  • В раскрывающемся меню выберите MathType или Equation Editor 3.0.

Если у вас есть уравнение, которое уже было создано с помощью Microsoft Word 2007 или 2010, и у вас есть доступ к полной версии MathType 6.5 или более поздней версии, вы можете преобразовать это уравнение в MathType, нажав MathType Insert Equation. Скопируйте уравнение из Microsoft Word и вставьте его в поле MathType. Убедитесь, что ваше уравнение верное, щелкните Файл, а затем щелкните Обновить.Ваше уравнение теперь вставлено в файл Word как уравнение MathType.

Используйте Equation Editor 3.0 или MathType только для формул или формул, которые не могут быть созданы как текст Word с использованием шрифта Times или Symbol.

Код компьютера

Поскольку любое изменение компьютерного кода (например, отступы, межстрочный интервал, разрывы строк, разрывы страниц) в процессе набора может изменить его значение, мы обрабатываем компьютерный код иначе, чем остальная часть вашей статьи в нашем производственном процессе.С этой целью мы запрашиваем отдельные файлы для компьютерного кода.

Дополнительные онлайн-материалы

Мы просим включить исполняемый исходный код в качестве дополнительного материала к статье. Для получения дополнительной информации посетите раздел Добавление к статье онлайн-материалов.

В тексте статьи

Если вы хотите включить код в текст опубликованной рукописи, отправьте отдельный файл с кодом в том виде, в котором вы хотите, чтобы он отображался, используя шрифт Courier New с размером шрифта 8 пунктов.Мы сделаем изображение каждого сегмента кода в вашей статье, длина которого превышает 40 символов. (Более короткие фрагменты кода, которые появляются в тексте, будут набраны в Courier New и объединены с остальным текстом.) Если приложение содержит сочетание кода и пояснительного текста, отправьте файл, содержащий все приложение, с код введен 8-ми пунктами Courier New.

Таблицы

Используйте функцию Word «Вставить таблицу» при создании таблиц. Использование пробелов или табуляции в вашей таблице создаст проблемы при наборе текста и может привести к ошибкам.

Услуги по академическому письму и редактированию английского языка

Авторам, которые считают, что их рукопись может извлечь выгоду из дополнительной поддержки академического письма или языкового редактирования перед отправкой, рекомендуется искать такие услуги в принимающих учреждениях, взаимодействовать с коллегами и экспертами в данной области и / или рассматривать несколько поставщиков, которые предлагают скидки на Авторы АПА.

Обратите внимание, что APA не поддерживает и не несет ответственности за перечисленных поставщиков услуг.Это строго справочная служба.

Использование такой услуги не обязательно для публикации в журнале APA. Использование одной или нескольких из этих услуг не гарантирует выбора для рецензирования, принятия рукописи или предпочтения для публикации в каком-либо журнале APA.

Подача дополнительных материалов

APA может размещать в Интернете дополнительные материалы, доступные через опубликованную статью в базе данных PsycARTICLES ® . Дополнительные сведения см. В разделе Добавление к статье онлайн-материалов.

Аннотация и ключевые слова

Все рукописи должны включать аннотацию, содержащую не более 250 слов, напечатанных на отдельной странице. После аннотации укажите до пяти ключевых слов или коротких фраз.

Ссылки

Перечислить ссылки в алфавитном порядке. Каждая указанная ссылка должна быть процитирована в тексте, а каждая текстовая цитата должна быть указана в разделе «Ссылки».

Примеры основных справочных форматов:

  • Журнал Статья:
    Хьюз, Г., Desantis, A., & Waszak, F. (2013). Механизмы преднамеренного связывания и сенсорного ослабления: роль временного предсказания, временного контроля, предсказания личности и моторного предсказания. Психологический бюллетень, 139, 133–151. http://dx.doi.org/10.1037/a0028566
  • Автор книги:
    Роджерс Т. Т. и Макклелланд Дж. Л. (2004). Семантическое познание: подход параллельной распределенной обработки. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Глава в отредактированной книге:
    Гилл, М.Дж. И Сайфер Б. Д. (2009). Невежливость на рабочем месте и доверие в организации. В P. Lutgen-Sandvik & B. D. Sypher (Eds.), Деструктивная организационная коммуникация: процессы, последствия и конструктивные способы организации (стр. 53–73). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Тейлор и Фрэнсис.

Фигуры

Графические файлы приветствуются, если они представлены в виде файлов Tiff или EPS. Фигуры, состоящие из нескольких панелей (т. Е. Фигуры, части которых обозначены a, b, c, d и т. Д.), Должны быть собраны в один файл.

Минимальная толщина линии для штриховой графики составляет 0,5 пункта для оптимальной печати.

Дополнительные сведения о допустимых разрешениях, шрифтах, размерах и других проблемах с рисунками см. В общих рекомендациях.

По возможности размещайте условные обозначения символов под рисунком, а не сбоку.

APA предлагает авторам возможность публиковать свои рисунки в Интернете в цвете без затрат, связанных с печатной публикацией цветных рисунков.

Одинаковая подпись будет отображаться как в сетевой (цветной), так и в печатной (черно-белой) версиях.Чтобы гарантировать, что рисунок может быть понят в обоих форматах, авторы должны добавить альтернативную формулировку (например, «красные (темно-серые) полосы представляют») по мере необходимости.

Для авторов, которые предпочитают, чтобы их рисунки публиковались в цвете как в печати, так и в Интернете, оригинальные цветные рисунки могут быть распечатаны в цвете по усмотрению редактора и издателя при условии согласия автора на оплату:

  • 900 $ за одну цифру
  • Дополнительные 600 долларов за вторую цифру
  • Дополнительные 450 долларов за каждую последующую цифру

Разрешения

Авторы принятых работ должны получить и предоставить редактору после окончательного принятия все необходимые разрешения для воспроизведения в печатной и электронной форме любой работы, защищенной авторским правом, включая тестовые материалы (или их части), фотографии и другие графические изображения (в том числе те, которые используются в качестве стимулов). в экспериментах).

По совету юриста APA может отказать в публикации любого изображения, авторское право которого неизвестно.

Политика публикации

Политика

APA запрещает автору представлять одну и ту же рукопись на одновременное рассмотрение в двух или более публикациях.

См. Также Правила размещения сообщений в Интернете для журналов APA ® .

APA требует, чтобы авторы раскрывали любой возможный конфликт интересов при проведении исследования и сообщении о нем (например, финансовые интересы в тесте или процедуре, финансирование фармацевтическими компаниями исследований лекарств).

В свете меняющихся моделей распространения научных знаний, APA требует от авторов предоставления информации о предшествующем распространении данных и повествовательной интерпретации данных / исследований, содержащихся в рукописи (например, если некоторые или все были представлены на конференции или собрании, размещены в рассылке, опубликованы на веб-сайтах, включая академические социальные сети, такие как ResearchGate и т. д.). Эта информация (2–4 предложения) должна быть предоставлена ​​как часть примечания к автору.

Авторы принятых рукописей обязаны передать авторские права APA.

Этические принципы

Публикация «в качестве исходных данных ранее опубликованных данных» является нарушением этических принципов APA (Стандарт 8.13).

Кроме того, в Этических принципах APA указывается, что «после публикации результатов исследования психологи не утаивают данные, на которых основаны их выводы, от других компетентных специалистов, которые стремятся подтвердить существенные утверждения посредством повторного анализа и которые намереваются использовать такие данные только для с этой целью, при условии, что конфиденциальность участников может быть защищена и если законные права в отношении конфиденциальных данных не препятствуют их разглашению «(Стандарт 8.14).

APA ожидает, что авторы будут придерживаться этих стандартов. В частности, APA ожидает, что данные авторов будут доступны на протяжении всего процесса редакционного рецензирования и в течение как минимум 5 лет после даты публикации.

Авторы должны заявить в письменной форме, что они соблюдают этические стандарты APA при обращении с их образцом, человеком или животным, или описать детали лечения.

Бюро по вопросам этики APA предоставляет полный текст Этических принципов психологов и Кодекса поведения в электронном виде на своем веб-сайте в форматах HTML, PDF и Word.Вы также можете запросить копию по электронной почте или позвонив в Управление по вопросам этики APA (202-336-5930). Вы также можете прочитать «Этические принципы», декабрь 1992 г., , Американский психолог , Vol. 47. С. 1597–1611.

Прочая информация

Посетите Центр ресурсов публикации журналов, чтобы получить дополнительные ресурсы для написания, рецензирования и редактирования статей для публикации в журналах APA.

История психологии | Введение в психологию

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Понимать важность Вундта и Джеймса в развитии психологии
  • Оцените влияние Фрейда на психологию
  • Понимать основные принципы гештальт-психологии
  • Оцените важную роль, которую бихевиоризм сыграл в истории психологии.
  • Понимать основные принципы гуманизма
  • Понять, как когнитивная революция снова сместила фокус психологии на разум

Психология — относительно молодая наука, экспериментальная корни которой уходят корнями в XIX век, по сравнению, например, с физиологией человека, которая возникла гораздо раньше.Как уже упоминалось, любой, кто интересовался исследованием проблем, связанных с разумом, обычно делал это в философском контексте до XIX века. Двое мужчин, работавших в 19 веке, обычно считаются основоположниками психологии как науки и академической дисциплины, отличной от философии. Их звали Вильгельм Вундт и Уильям Джеймс. В этом разделе будет представлен обзор сдвигов в парадигмах, которые повлияли на психологию от Вундта и Джеймса до сегодняшнего дня.

ВУНДТ И СТРУКТУРАЛИЗМ

Вильгельм Вундт (1832–1920) был немецким ученым, который был первым человеком, которого назвали психологом.Его знаменитая книга под названием принципов физиологической психологии была опубликована в 1873 году. Вундт рассматривал психологию как научное исследование сознательного опыта, и он считал, что цель психологии состоит в том, чтобы идентифицировать компоненты сознания и то, как эти компоненты объединяются, чтобы привести к нашему сознанию. опыт. Вундт использовал интроспекцию (он называл это «внутренним восприятием»), процесс, с помощью которого кто-то исследует свой собственный сознательный опыт настолько объективно, насколько это возможно, делая человеческий разум похожим на любой другой аспект природы, наблюдаемый ученым.В версии интроспекции Вундта использовались только очень специфические экспериментальные условия, в которых внешний стимул был разработан для получения научно наблюдаемого (повторяемого) опыта разума (Danziger, 1980). Первым строгим требованием было использование «обученных» или опытных наблюдателей, которые могли немедленно наблюдать и сообщать о реакции. Вторым требованием было использование повторяющихся стимулов, которые всегда вызывали у субъекта одни и те же переживания и позволяли субъекту ожидать и, таким образом, быть полностью внимательными к внутренней реакции.Эти экспериментальные требования были введены, чтобы исключить «интерпретацию» в описании внутреннего опыта и противостоять аргументу о том, что нет способа узнать, что человек точно наблюдает за своим умом или сознанием, поскольку это не может быть замечено другим человеком. . Эта попытка понять структуру или характеристики ума была известна как структурализм. Вундт основал свою психологическую лабораторию в Лейпцигском университете в 1879 году. В этой лаборатории Вундт и его студенты проводили эксперименты, например, над временем реакции.Субъект, иногда находящийся в изолированной от ученого комнате, получал такой стимул, как свет, изображение или звук. Реакция испытуемого на стимул заключалась в нажатии кнопки, и устройство фиксировало время реакции. Вундт мог измерить время реакции с точностью до одной тысячной секунды (Nicolas & Ferrand, 1999).

(a) Вильгельм Вундт считается одним из основоположников психологии. Он создал первую лабораторию психологических исследований. (b) На этой фотографии он сидит в своей лаборатории в Германии в окружении коллег-исследователей и оборудования.

Однако, несмотря на его усилия по обучению людей процессу интроспекции, этот процесс оставался в высшей степени субъективным, и между людьми было очень мало согласия. В результате структурализм потерял популярность с кончиной в 1927 году ученика Вундта Эдварда Титченера (Gordon, 1995).

ДЖЕЙМС И ФУНКЦИОНАЛИЗМ

Уильям Джеймс (1842–1910) был первым американским психологом, который придерживался иной точки зрения на то, как должна действовать психология ([ссылка]).Джеймс познакомился с дарвиновской теорией эволюции путем естественного отбора и принял ее как объяснение характеристик организма. Ключом к этой теории является идея о том, что естественный отбор приводит к появлению организмов, которые адаптируются к окружающей среде, включая их поведение. Адаптация означает, что особенность организма имеет функцию выживания и воспроизводства индивида, поскольку она была выбрана естественным образом. По мнению Джеймса, целью психологии было изучение функции поведения в мире, и поэтому его точка зрения была известна как функционализм.Функционализм сосредоточен на том, как умственная деятельность помогает организму вписаться в окружающую его среду. Функционализм имеет второе, более тонкое значение: функционалистов больше интересовало функционирование всего разума, а не его отдельных частей, которые были в центре внимания структурализма. Как и Вундт, Джеймс считал, что интроспекция может служить одним из средств, с помощью которого кто-то может изучать умственную деятельность, но Джеймс также полагался на более объективные измерения, включая использование различных записывающих устройств и исследования конкретных продуктов умственной деятельности, а также анатомии и физиологии. (Гордон, 1995).

Уильям Джеймс, изображенный на автопортрете, был первым американским психологом.

ФРЕЙД И ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ

Пожалуй, одной из самых влиятельных и известных фигур в истории психологии был Зигмунд Фрейд ([ссылка]). Фрейд (1856–1939) был австрийским неврологом, которого восхищали пациенты, страдающие «истерией» и неврозом. Истерия была древним диагнозом расстройств, в первую очередь женщин с широким спектром симптомов, включая физические симптомы и эмоциональные расстройства, ни одно из которых не имело очевидной физической причины.Фрейд предположил, что многие проблемы его пациентов возникают из-за бессознательного. По мнению Фрейда, бессознательное — это вместилище чувств и побуждений, о которых мы не подозреваем. Таким образом, получение доступа к бессознательному имело решающее значение для успешного решения проблем пациента. Согласно Фрейду, доступ к бессознательному разуму можно было получить через анализ сновидений, путем изучения первых слов, приходящих в голову людям, и с помощью, казалось бы, невинных оговорок.Психоаналитическая теория фокусируется на роли бессознательного человека, а также на опыте раннего детства, и именно эта точка зрения доминировала в клинической психологии в течение нескольких десятилетий (Thorne & Henley, 2005).

(a) Зигмунд Фрейд был очень влиятельной фигурой в истории психологии. (б) Одна из его многочисленных книг, «Общее введение в психоанализ», разделяет его идеи о психоаналитической терапии; он был опубликован в 1922 году.

Идеи Фрейда оказали влияние, и вы узнаете о них больше, когда изучите развитие на протяжении всей жизни, личность и терапию.Например, многие терапевты твердо верят в бессознательное и влияние опыта раннего детства на остальную жизнь человека. Метод психоанализа, который предполагает, что пациент рассказывает о своем опыте и о себе, хотя и не был изобретен Фрейдом, безусловно, был популяризирован им и используется до сих пор. Однако многие другие идеи Фрейда противоречивы. Дрю Вестен (1998) утверждает, что многие критические замечания в адрес идей Фрейда неуместны, поскольку они атакуют его старые идеи без учета более поздних работ.Вестен также утверждает, что критики не принимают во внимание успех широких идей, представленных или разработанных Фрейдом, таких как важность детских переживаний в мотивации взрослых, роль бессознательных и сознательных мотиваций в управлении нашим поведением, тот факт, что мотивации могут вызывать конфликты. которые влияют на поведение, влияние мысленных представлений о себе и других при управлении нашими взаимодействиями и развитие личности с течением времени. Вестен определяет последующие исследования, подтверждающие все эти идеи.

Более современные варианты клинического подхода Фрейда эмпирически продемонстрировали свою эффективность (Knekt et al., 2008; Shedler, 2010). Некоторые современные практики психотерапии включают изучение бессознательных аспектов личности и отношений, часто через отношения между терапевтом и клиентом. Историческое значение Фрейда и его вклад в клиническую практику заслуживают его включения в обсуждение исторических движений в психологии.

ПСИХОЛОГИЯ ВЕРТЕЙМЕРА, КОФКИ, КЁЛЕРА И ГЕСТАЛЬТА

Макс Вертхаймер (1880–1943), Курт Коффка (1886–1941) и Вольфганг Кёлер (1887–1967) были тремя немецкими психологами, иммигрировавшими в Соединенные Штаты в начале 20 века, спасаясь от нацистской Германии.Этим мужчинам приписывают ознакомление психологов в Соединенных Штатах с различными принципами гештальт. Слово гештальт примерно переводится как «целое»; Главный акцент в гештальтпсихологии делается на том факте, что, хотя чувственный опыт можно разбить на отдельные части, то, как эти части соотносятся друг с другом в целом, часто является тем, на что индивидуум реагирует в восприятии. Например, песня может состоять из отдельных нот, исполняемых на разных инструментах, но настоящая природа песни воспринимается в комбинациях этих нот, поскольку они образуют мелодию, ритм и гармонию.Во многих отношениях эта конкретная точка зрения прямо противоречила бы идеям структурализма Вундта (Thorne & Henley, 2005).

К сожалению, переехав в Соединенные Штаты, эти люди были вынуждены бросить большую часть своей работы и не смогли продолжить крупномасштабные исследования. Эти факторы вместе с ростом бихевиоризма (описанного далее) в Соединенных Штатах помешали принципам гештальт-психологии иметь такое же влияние в Соединенных Штатах, как они были в их родной Германии (Thorne & Henley, 2005).Несмотря на эти проблемы, некоторые принципы гештальт все еще очень важны. Рассмотрение человеческого индивида в целом, а не суммы отдельных измеряемых частей стало важным основанием гуманистической теории в конце века. Идеи гештальта продолжали влиять на исследования ощущений и восприятия.

Структурализм, Фрейд и гештальт-психологи так или иначе были озабочены описанием и пониманием внутреннего опыта. Но другие исследователи были обеспокоены тем, что внутренний опыт может быть законным предметом научного исследования, и предпочли вместо этого исключительно изучать поведение, объективно наблюдаемый результат психических процессов.

ПАВЛОВ, ВАТСОН, СКИННЕР И ПОВЕДЕНИЕ

Ранние работы в области поведения проводил русский физиолог Иван Павлов (1849–1936). Павлов изучал форму обучающего поведения, называемую условным рефлексом, при которой животное или человек вырабатывали рефлекторную (бессознательную) реакцию на раздражитель и со временем были обусловлены вызывать реакцию на другой раздражитель, который экспериментатор ассоциировал с исходным. стимул. Рефлексом, с которым работал Павлов, было слюноотделение в ответ на присутствие пищи.Рефлекс слюноотделения можно было вызвать с помощью второго стимула, такого как определенный звук, который несколько раз подавался в связи с первоначальным пищевым стимулом. Как только реакция на второй стимул была «усвоена», пищевой стимул можно было пропустить. «Классическая обусловленность» Павлова — это лишь одна из форм обучающего поведения, изучаемая бихевиористами.

Джон Б. Уотсон (1878–1958) был влиятельным американским психологом, чья самая известная работа произошла в начале 20 века в Университете Джонса Хопкинса.Хотя Вундт и Джеймс были озабочены пониманием сознательного опыта, Ватсон считал изучение сознания ошибочным. Поскольку он считал, что объективный анализ разума невозможен, Ватсон предпочитал сосредоточиться непосредственно на наблюдаемом поведении и попытаться взять это поведение под контроль. Уотсон был одним из главных сторонников смещения фокуса психологии с разума на поведение, и этот подход наблюдения и контроля поведения стал известен как бихевиоризм. Основным объектом изучения бихевиористов было изучение поведения и его взаимодействия с врожденными качествами организма.Бихевиоризм обычно использовал животных в экспериментах, исходя из предположения, что то, что было изучено с использованием животных моделей, в некоторой степени можно применить к человеческому поведению. Действительно, Толмен (1938) заявил: «Я считаю, что все, что важно в психологии (кроме… таких вопросов, как общество и слова), можно исследовать по существу посредством непрерывного экспериментального и теоретического анализа факторов, определяющих поведение крысы в ​​точке выбора. в лабиринте ».

Джон Б. Уотсон известен как отец бихевиоризма в психологии.

Бихевиоризм доминировал в экспериментальной психологии в течение нескольких десятилетий, и его влияние все еще чувствуется сегодня (Thorne & Henley, 2005). Бихевиоризм в значительной степени ответственен за превращение психологии в научную дисциплину с помощью ее объективных методов и особенно экспериментирования. Кроме того, он используется в поведенческой и когнитивно-поведенческой терапии. Модификация поведения обычно используется в классе. Бихевиоризм также привел к исследованиям влияния окружающей среды на поведение человека.

Б. Ф. Скиннер (1904–1990) был американским психологом ([ссылка]). Как и Ватсон, Скиннер был бихевиористом, и он сосредоточился на том, как на поведение влияют его последствия. Таким образом, Скиннер говорил о поощрении и наказании как об основных факторах вождения. В рамках своего исследования Скиннер разработал камеру, которая позволила тщательно изучить принципы изменения поведения посредством подкрепления и наказания. Это устройство, известное как камера оперантного кондиционирования (или, более привычно, ящик Скиннера), остается важнейшим ресурсом для исследователей, изучающих поведение (Thorne & Henley, 2005).

(a) Б. Ф. Скиннер известен своими исследованиями оперантной обусловленности. (б) Модифицированные версии оперантной камеры кондиционирования или бокса Скиннера до сих пор широко используются в исследовательских учреждениях. (кредит а: модификация работы «Глупого кролика» / Wikimedia Commons)

Ящик Скиннера — это камера, которая изолирует объект от внешней среды и имеет индикатор поведения, такой как рычаг или кнопка. Когда животное нажимает на кнопку или рычаг, ящик может дать положительное подкрепление поведения (например, еда), или наказание (например, шум), или условный кондиционер (например, свет), который коррелирует с любым из них. положительное подкрепление или наказание.

Скиннер сосредоточился на положительном и отрицательном подкреплении усвоенного поведения, что оказало долгосрочное влияние на психологию, которое несколько ослабло с появлением исследований в области когнитивной психологии. Несмотря на это, условное обучение все еще используется для модификации поведения человека. Две широко читаемые и противоречивые научно-популярные книги Скиннера о ценности оперантной обусловленности для создания более счастливой жизни остаются аргументами, заставляющими задуматься о его подходе (Greengrass, 2004).

Маслоу, Роджерс и гуманизм

В начале 20 века в американской психологии преобладали бихевиоризм и психоанализ.Однако некоторым психологам не нравилось то, что они считали ограниченными перспективами, оказавшими такое влияние на эту область. Они возражали против пессимизма и детерминизма (все действия, движимые бессознательным) Фрейда. Им также не нравился редукционизм или упрощающий характер бихевиоризма. Бихевиоризм также детерминирован по своей сути, поскольку считает, что человеческое поведение полностью определяется сочетанием генетики и окружающей среды. Некоторые психологи начали формировать свои собственные идеи, в которых особое внимание уделялось личному контролю, преднамеренности и истинной предрасположенности к «хорошему», как важным для нашей самооценки и нашего поведения.Так возник гуманизм. Гуманизм — это точка зрения психологии, которая подчеркивает потенциал добра, присущий всем людям. Двумя наиболее известными сторонниками гуманистической психологии являются Абрахам Маслоу и Карл Роджерс (О’Хара, н.э.).

Абрахам Маслоу (1908–1970) был американским психологом, наиболее известным предложением иерархии человеческих потребностей в мотивации поведения ([ссылка]). Хотя эта концепция будет обсуждаться более подробно в следующей главе, здесь будет представлен краткий обзор.Маслоу утверждал, что до тех пор, пока удовлетворяются основные потребности, необходимые для выживания (например, еда, вода, жилье), потребности более высокого уровня (например, социальные потребности) начинают мотивировать поведение. Согласно Маслоу, потребности самого высокого уровня связаны с самоактуализацией, процессом, с помощью которого мы полностью раскрываем свой потенциал. Очевидно, что акцент на положительных аспектах человеческой натуры, характерных для гуманистической точки зрения, очевиден (Thorne & Henley, 2005). Психологи-гуманисты в принципе отвергли исследовательский подход, основанный на редукционистском экспериментировании в традициях физических и биологических наук, потому что он упускал из виду «целостного» человека.Начиная с Маслоу и Роджерса, настаивали на программе гуманистических исследований. Эта программа была в основном качественной (не основанной на измерениях), но в гуманистической психологии существует ряд направлений количественных исследований, включая исследования счастья, самооценки, медитации и результатов гуманистической психотерапии (Friedman, 2008).


Карл Роджерс (1902–1987) также был американским психологом, который, как и Маслоу, подчеркивал потенциал добра, присущий всем людям ([ссылка]).Роджерс использовал терапевтическую технику, известную как клиентоцентрированная терапия, чтобы помочь своим клиентам справиться с проблемными проблемами, которые привели к их поиску психотерапии. В отличие от психоаналитического подхода, при котором терапевт играет важную роль в интерпретации того, что сознательное поведение раскрывает о бессознательном, клиентоцентрированная терапия предполагает, что пациент играет ведущую роль в терапевтическом сеансе. Роджерс считал, что терапевту необходимо продемонстрировать три особенности, чтобы максимизировать эффективность этого конкретного подхода: безусловное позитивное отношение, искренность и сочувствие.Безусловное положительное отношение относится к тому факту, что терапевт принимает своего клиента такими, какие они есть, независимо от того, что он или она могут сказать. При наличии этих факторов Роджерс считал, что люди более чем способны решать свои собственные проблемы и работать над ними (Thorne & Henley, 2005).

Гуманизм оказал влияние на психологию в целом. И Маслоу, и Роджерс — хорошо известные имена среди студентов, изучающих психологию (вы узнаете больше об обоих мужчинах позже в этом тексте), и их идеи оказали влияние на многих ученых.Более того, клиентоориентированный подход Роджерса к терапии до сих пор широко используется в психотерапевтических условиях (O’hara, n.d.)

Ссылка на обучение

Посмотрите короткое видео Карла Роджерса, описывающего свой терапевтический подход.

КОГНИТИВНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Акцент бихевиоризма на объективности и сосредоточении внимания на внешнем поведении отвлекал внимание психологов от ума на длительный период времени. Ранние работы психологов-гуманистов перенаправили внимание к отдельному человеку в целом и как к сознательному и самосознающему существу.К 1950-м годам появились новые дисциплинарные перспективы в лингвистике, нейробиологии и информатике, и эти области возродили интерес к разуму как средоточию научных исследований. Эта конкретная перспектива стала известна как когнитивная революция (Miller, 2003). К 1967 году Ульрик Нейссер опубликовал первый учебник под названием Когнитивная психология , который служил основным учебником в курсах когнитивной психологии по всей стране (Thorne & Henley, 2005).

Хотя никто не несет полной ответственности за начало когнитивной революции, Ноам Хомский был очень влиятельным на заре этого движения ([ссылка]).Хомский (1928–), американский лингвист, был недоволен влиянием, которое бихевиоризм оказал на психологию. Он считал, что внимание психологии к поведению было недальновидным и что эта область должна была вновь включить психическое функционирование в свою сферу, если она должна была внести какой-либо значимый вклад в понимание поведения (Miller, 2003).

Ноам Хомский оказал большое влияние на начало когнитивной революции. В 2010 году эта фреска в его честь была установлена ​​в Филадельфии, штат Пенсильвания.(кредит: Роберт Моран)

Европейская психология никогда не находилась под таким влиянием бихевиоризма, как американская психология; Таким образом, когнитивная революция помогла восстановить линии общения между европейскими психологами и их американскими коллегами. Кроме того, психологи начали сотрудничать с учеными в других областях, таких как антропология, лингвистика, информатика и нейробиология. Этот междисциплинарный подход часто называют когнитивными науками, и влияние и известность этой конкретной точки зрения находят отклик в современной психологии (Miller, 2003).

Копай глубже: феминистская психология

Наука психология оказала как положительное, так и отрицательное влияние на благополучие человека. Доминирующее влияние западных, белых и мужчин-ученых в ранней истории психологии означало, что психология развивалась с предубеждениями, присущими этим людям, что часто имело негативные последствия для членов общества, которые не были белыми или мужчинами. Женщины, представители этнических меньшинств как в США, так и в других странах, а также лица с сексуальной ориентацией, отличной от гетеросексуальной, столкнулись с трудностями при входе в сферу психологии и, следовательно, на ее развитие.Они также страдали от взглядов белых психологов-мужчин, которые не были защищены от ненаучных взглядов, преобладающих в обществе, в котором они развивались и работали. До 1960-х годов наука о психологии была в основном «безженщиной» психологией (Crawford & Marecek, 1989), что означало, что немногие женщины могли практиковать психологию, поэтому они мало влияли на изучаемое. Кроме того, экспериментальными субъектами психологии были в основном мужчины, что явилось следствием основных предположений о том, что пол не влияет на психологию и что женщины не представляют достаточного интереса для изучения.

Статья Наоми Вайсштейн, впервые опубликованная в 1968 году (Weisstein, 1993), стимулировала феминистскую революцию в психологии, представив критику психологии как науки. Она также особым образом критиковала психологов-мужчин за построение психологии женщин полностью на основе их собственных культурных предубеждений и без тщательных экспериментальных тестов для проверки каких-либо характеристик женщин. Вайсштейн использовал в качестве примеров утверждения выдающихся психологов 1960-х годов, такие как цитата Бруно Беттлхейма: «.. . мы должны начать с осознания того, что, хотя женщины хотят быть хорошими учеными или инженерами, они хотят прежде всего быть женскими компаньонами мужчин и быть матерями ». Критика Вайсштейна легла в основу последующего развития феминистской психологии, которая пыталась избавиться от влияния мужских культурных предубеждений на наши знания психологии женщин и, по сути, обоих полов.

Кроуфорд и Маречек (1989) выделяют несколько феминистских подходов к психологии, которые можно охарактеризовать как феминистскую психологию.Они включают в себя переоценку и обнаружение вклада женщин в историю психологии, изучение психологических гендерных различий и сомнение в отношении мужских предубеждений, присутствующих в практике научного подхода к знаниям.

МУЛЬТИКУЛЬТУРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Культура оказывает важное влияние на людей и социальную психологию, однако влияние культуры на психологию недостаточно изучено. Существует риск того, что психологические теории и данные, полученные из белых, американских условий, могут быть применены к отдельным лицам и социальным группам из других культур, и это вряд ли будет правдой (Betancourt & López, 1993).Одним из недостатков кросс-культурной психологии является то, что при поиске различий в психологических атрибутах в разных культурах по-прежнему необходимо выходить за рамки простой описательной статистики (Betancourt & López, 1993). В этом смысле она осталась описательной наукой, а не наукой, стремящейся определить причину и следствие. Например, исследование характеристик лиц, обращающихся за лечением от компульсивного переедания, у латиноамериканцев, афроамериканцев и американцев европеоидной расы обнаружило значительные различия между группами (Franko et al., 2012). Исследование пришло к выводу, что результаты изучения какой-либо одной группы нельзя распространить на другие группы, и тем не менее потенциальные причины различий не были измерены.

Это длинная история мультикультурной психологии в Соединенных Штатах. Роль афроамериканских психологов в исследовании культурных различий между афроамериканской индивидуальной и социальной психологией является лишь одним примером. В 1920 году Сесил Самнер стал первым афроамериканцем, получившим в США докторскую степень по психологии.Самнер учредил программу получения степени по психологии в Университете Говарда, что привело к обучению нового поколения афроамериканских психологов (Black, Spence, and Omari, 2004). Большая часть работы ранних психологов-афроамериканцев (и в целом в первую половину 20-го века в области психологии в Соединенных Штатах) была посвящена тестированию и, в частности, тестированию интеллекта (Black et al., 2004). Этот акцент сохраняется, особенно из-за важности тестирования при определении возможностей для детей, но другие области исследований в афроамериканских психологических исследованиях включают стиль обучения, чувство общности и принадлежности, а также спиритизм (Black et al., 2004).

Американская психологическая ассоциация имеет несколько этнических организаций для профессиональных психологов, которые способствуют взаимодействию между членами. Поскольку психологи, принадлежащие к определенным этническим группам или культурам, больше всего заинтересованы в изучении психологии своих сообществ, эти организации предоставляют возможность для роста исследований влияния культуры на индивидуальную и социальную психологию.

Ссылка на обучение

Прочтите новость о влиянии исследования психологии афроамериканца на историческое дело Brown v.Совет по образованию дело гражданских прав.

Сводка

До времен Вундта и Джеймса вопросы о разуме рассматривались философами. Однако и Вундт, и Джеймс помогли создать психологию как отдельную научную дисциплину. Вундт был структуралистом, а это означало, что он считал, что наш когнитивный опыт лучше всего можно понять, разбив этот опыт на составные части. Он думал, что это лучше всего достигается с помощью самоанализа.

Уильям Джеймс был первым американским психологом и сторонником функционализма.Эта конкретная точка зрения сосредоточена на том, как умственная деятельность служит адаптивным ответом на окружающую среду организма. Как и Вундт, Джеймс также полагался на самоанализ; однако его исследовательский подход также включал и более объективные меры.

Зигмунд Фрейд считал, что понимание бессознательного абсолютно необходимо для понимания сознательного поведения. Это было особенно верно для людей, которых он видел, которые страдали различными истериками и неврозами. Фрейд полагался на анализ сновидений, оговорки и свободные ассоциации как средства доступа к бессознательному.Психоаналитическая теория оставалась доминирующей силой в клинической психологии в течение нескольких десятилетий.

Гештальт-психология имела большое влияние в Европе. Гештальт-психология имеет целостный взгляд на человека и его опыт. Когда нацисты пришли к власти в Германии, Вертхаймер, Коффка и Кёлер иммигрировали в Соединенные Штаты. Хотя они оставили свои лаборатории и свои исследования позади, они все же познакомили Америку с идеями гештальта. Некоторые принципы гештальт-психологии до сих пор очень важны для изучения ощущений и восприятия.

Бихевиоризм был одной из самых влиятельных школ в истории психологии. Бихевиоризм был направлен на превращение психологии в объективную науку путем изучения явного поведения и недооценки важности ненаблюдаемых психических процессов. Джона Ватсона часто считают отцом бихевиоризма, и вклад Б. Ф. Скиннера в наше понимание принципов оперантной обусловленности нельзя недооценивать.

По мере того, как бихевиоризм и психоаналитическая теория охватили многие аспекты психологии, некоторые начали становиться неудовлетворенными психологической картиной человеческой природы.Таким образом, в психологии начало набирать силу гуманистическое движение. Гуманизм фокусируется на потенциале всех людей к добру. И Маслоу, и Роджерс оказали влияние на формирование гуманистической психологии.

В 1950-е гг. Психология начала меняться. Наука о поведении начала возвращаться к своим истокам, сфокусированным на психических процессах. Этому переходу способствовало появление нейробиологии и информатики. В конце концов, произошла когнитивная революция, и люди пришли к пониманию того, что познание имеет решающее значение для истинной оценки и понимания поведения.

Вопросы для самопроверки

Вопросы о критическом мышлении

1. Как изменился объект изучения психологии в истории этой области с XIX века?

2. Отчасти, на какой аспект психологии был реакцией бихевиористский подход к психологии?

Персональный вопрос заявки

3. Фрейд, вероятно, одна из самых известных исторических фигур в психологии.Где вы встречали ссылки на Фрейда или его идеи о роли бессознательного в определении сознательного поведения?

ответы

1. Изначально психологию можно было определить как научное исследование психики или психических процессов. Со временем психология стала больше сдвигаться в сторону научного изучения поведения. Однако по мере того, как наступила когнитивная революция, психология снова стала уделять внимание психическим процессам, необходимым для понимания поведения.

2. Бихевиористы изучали объективно наблюдаемое поведение частично в ответ на психологов разума, которые изучали вещи, которые нельзя было наблюдать напрямую.

Глоссарий

бихевиоризм фокус на наблюдении и контроле за поведением

Функционализм сфокусирован на том, как умственная деятельность помогает организму адаптироваться к окружающей среде

гуманизм точка зрения в психологии, которая подчеркивает потенциал добра, присущий всем людям

интроспекция процесс, с помощью которого кто-то изучает свой собственный сознательный опыт в попытке разбить его на составные части

психоаналитическая теория фокусируется на роли бессознательного в влиянии на сознательное поведение

структурализм понимание сознательного опыта через самоанализ

Культурно-историческая психология | ISCAR | Международное общество исследований культурно-исторической деятельности

Культурно-историческая психология — это ежеквартальный международный научный журнал открытого доступа, который с 2005 года издается Московским государственным психолого-педагогическим университетом.Он посвящен истории, текущим достижениям и перспективам культурно-исторической психологии Л.С. Выготского и обеспечивает площадку для диалога и сотрудничества исследователей теории культурно-исторической деятельности во всем мире.

Журнал предназначен для профессионалов, особенно интересующихся закономерностями человеческого развития: психологов, историков и методистов науки, философов, учителей специального образования и специалистов в различных областях антропологии.

В 2006 году Культурно-историческая психология официально присоединились к Международному обществу исследований культуры и деятельности (ISCAR).

Культурно-историческая психология — рецензируемый академический журнал. Каждая представленная статья, соответствующая нашим общим требованиям, проходит процедуру двойного слепого рецензирования.

Рефераты, ключевые слова, списки литературы и информация об авторах доступны на русском и английском языках для всех опубликованных материалов.

В редколлегию и редакционный совет журнала входят 37 экспертов с различными учеными степенями (кандидат наук, доктор наук или эквивалентная квалификация), занимающихся исследованиями или преподаванием в высших учебных заведениях. Список членов редколлегии и / или редакционного совета публикуется в каждом номере журнала и на его официальном сайте на русском и английском языках с указанием их ученых степеней.

Журнал зарегистрирован в Российском индексе научного цитирования (см. Публикация в РИНЦ) и регулярно предоставляет информацию о статьях, публикуемых в этом индексе.Рекомендован Высшей аттестационной комиссией Минобрнауки России для публикации результатов докторских исследований.

Культурно-историческая психология содержится в различных российских и международных индексных базах данных:

Правила подачи, проверки и публикации:

Культурно-историческая психология в базе данных журналов академической психологии PsyJournals.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *