Методы исследования гуманистическая психология: основные положения и методы, представители, интересные факты

Автор: | 28.04.1982

Содержание

6. ГУМАНИСТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ПСИХОЛОГИИ. Шпаргалка по общей психологии

6. ГУМАНИСТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ПСИХОЛОГИИ

Гуманистическая психология – направление в психологии, предметом изучения которого является целостный человек в его высших, специфических только для человека проявлениях, в том числе развитие и самоактуализация личности, ее высшие ценности и смыслы, любовь, творчество, свобода, ответственность, автономия, переживания мира, психическое здоровье, «глубинное межличностное общение» и т. д.

Гуманистическая психология сформировалась как психологическое течение в начале 1960-х гг., противопоставляя себя, с одной стороны, бихевиоризму, который критиковался за механистичность подхода к психологии человека по аналогии с психологией животных, за рассмотрение человеческого поведения как полностью зависимого от внешних стимулов, и, с другой стороны, психоанализу, критикуемому за представление о психической жизни человека как полностью определяемой неосознаваемыми влечениями и комплексами.

Представители гуманистического направления стремятся построить совершенно новую, принципиально иную методологию познания человека как уникального объекта исследования.

Основные методологические принципы и положения гуманистического направления сводятся к следующему:

– человек целостен и должен изучаться в его целостности;

– каждый человек уникален, поэтому анализ отдельных случаев не менее оправдан, чем статистические обобщения;

– человек открыт миру, переживания человеком мира и себя в мире – главная психологическая реальность;

– человеческая жизнь должна рассматриваться как единый процесс становления и бытия человека;

– человек обладает потенциалом к непрерывному развитию и самореализации, которые являются частью его природы;

– человек обладает определенной степенью свободы от внешней детерминации благодаря смыслам и ценностям, которыми он руководствуется в своем выборе;

– человек есть активное, интенциональное, творческое существо.

Основными представителями данного направления являются А. Маслоу, В. Франкл, Ш. Бюлер, Р. Мэй, Ф. Бэррон и др.

A. Маслоу известен как один из основателей гуманистического направления в психологии. Наибольшую известность ему принесла его иерархическая модель мотивации. Согласно данной концепции у человека с рождения последовательно появляются и сопровождают его взросление семь классов потребностей:

– физиологические (органические) потребности, такие как голод, жажда, половое влечение и т. д.;

– потребности в безопасности – потребность чувствовать себя защищенным, избавиться от страха и неудач, от агрессивности;

– потребности в принадлежности и любви – потребность принадлежать к общности, находиться рядом с людьми, быть признанным и принятым ими;

– потребности уважения (почитания) – потребность в достижении успеха, одобрение, признание, авторитет;

– познавательные потребности – потребность знать, уметь, понимать, исследовать;

– эстетические потребности – потребность в гармонии, симметрии, порядке, красоте;

– потребности самоактуализации – потребность в реализации своих целей, способностей, развитие собственной личности.

B. Франкл считал, что основная движущая сила развития личности – это стремление к смыслу, отсутствие которого порождает «экзистенциальный вакуум» и может привести к самым печальным последствиям, вплоть до самоубийства.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Гуманистическая психология методы исследования – Telegraph

Гуманистическая психология методы исследования

Скачать файл — Гуманистическая психология методы исследования

Основание гуманистической психологии как самостоятельного направления относится к началу шестидесятых годов. В году был основан ‘Журнал гуманистической психологии’ и создана Ассоциация за гуманистическую психологию. Хотя человеческое бытие имеет предел, человек всегда обладает свободой и необходимой для нее независимостью. Например, обреченный на смерть человек свободен по — разному чувствовать и вести себя при ее приближении. Самым важным источником информации является экзистенциальное состояние человека, его субъективный психический опыт, доступный ему через его сознание ‘здесь — и — теперь’. Поскольку человеческая природа определяется не тем, что делает человек, а тем, как он осознает свое бытие, его природа ни когда не может быть определена полностью, она всегда стремится к беспрерывному развитию, к реализации возможностей человека. Человек един и целостен. Эта цельность и создает уникальный характер переживаний каждого человека. В человеке невозможно разделить органическое и психическое, осознаваемое и неосознаваемое, чувство и мысль. Сознание человека не может быть сведено ни к его основным потребностям или защитам, как во фрейдизме , ни к эпифеноменам бихевиоризма. Центром направления стали США, ведущими учеными К. Непосредственными предпосылками явились исследования по психологии личности конца х годов Г. Мюррей , а также исследования второй половины сороковых годов Г. В качестве предмета исследования основатели гуманистической психологии выделили понимание здоровой творческой личности такая задача прежде не ставилась ни в одной из школ. Цель такой личности — самоосуществление, самоисполнение Ш. Бюлер , самоактуализация К. Основные понятия категориального аппарата: В своей критике гуманистическая школа обнажает действительную слабость главных психологических теорий, прежде всего бихевиоризма который трактует человека либо как ‘большую белую крысу’, либо как ‘маленький компьютер’ и фрейдизма поставившего сознательное человеческое Я в рабскую зависимость от безличного, безымянного Оно. В конструктивном отношении моделям ‘расщепленного’, ‘фрагментарного’ человека гуманистическая психология противопоставляет идею нерасчлененнности личности, ее Я, ее самости. Психологи гуманистического направления исследовали проблемы переживания человеком его конкретного опыта, не сводимого к общим схемам. Провозглашалась необходимость восстановления аутентичности подлинности личности, соответствия экзистенции существования ее истинной природе. Во всех предшествующих психологических теориях описывалась сильнейшая зависимость психики от прошлого и настоящего, гуманистическое же направление устремляло взоры в будущее. Концепция личности строилась согласно таким основополагающим признакам, как свобода выбора и открытость будущему. Маслоу , в русле ценностно — динамической теории мотивации, изложенной в книге ‘Мотивация и личность’ , показано, что в каждом человеке заложена в виде особого инстинкта потребность в самоактуализации, высшим выражением которой служит особое переживание, подобно мистическому откровению, экстазу. Подавление этой витальной потребности ведет к возникновению неврозов. Таким образом, восстановление из ущербной личности в полноценную рассматривает с точки зрения восстановления и развития высших форм мотивации, заложенных в природе человека. Маслоу разработал теорию самоактуализирующейся личности это не обычный человек, которому что-то добавили, а обычный человек, у которого ничего не отняли. В концепции личности Маслоу особое место занимает понимание им потребностей человека. Фундаментальными потребностями, согласно данной теории, являются физиологические пища, вода, сон и др. Сразу же после удовлетворения нижележащих потребностей актуализируется более высокая. Большая заслуга в развитии гуманистической психологии в рамках прикладного характера принадлежит К. Основы своей теории, получившей название ‘терапии, центрированной на клиенте’, Роджерс публикует в году в одноименной книге. В своей теории личности Роджерс описывает систему понятий, в которых люди могут создавать и изменять свои представления о себе и о своих близких. Опыт, возникающий у человека в процессе жизни, Роджерс называет ‘феноменальным полем’ феномен греч. Phainome — non-являющееся, явление, постигаемое в чувственном опыте , считая это поле уникальным и индивидуальным. Этот мир, создаваемый человеком, может совпадать или не совпадать с реальной действительностью, так как не все предметы, входящие в окружающее, осознаются субъектом. Степень тождественности этого поля реальной действительности Роджерс называл конгруэнтностью. Высокой степенью конгруэнтности Роджерс обозначал то, что человек сообщает другим то, что происходит вокруг, и то, что он осознает в происходящем, более или менее совпадают между собой. Нарушение конгруэнтности приводит к тому, что человек либо не осознает реальность, либо не высказывает то, что он реально хочет сделать или о чем думает. Это приводит к росту напряженности, тревожности и в конечном итоге к невротизации личности. К невротизации приводит также уход от своей индивидуальности, отказ от самоактуализации, которую Роджерс, как и Маслоу, считал одной из важнейших потребностей личности. При рассмотрении структуры ‘Я’ Роджерс приходит к выводу о том, что внутренняя сущность человека, его самость выражается в самооценке, которая является отражением истинной сути данной личности, его ‘Я’. В Европе к сторонникам гуманистической психологии близок Франкл, назвавший свою концепцию логотерапией от греч. В отличие от Маслоу, Франкл считает, что человек обладает свободой по отношению к своим потребностям и способен ‘выйти за пределы самого себя’ в поисках смысла. Не принцип удовольствия Фрейд и не воля к власти Адлер , а воля к смыслу — таково, согласно Франклу, истинно человеческое начало поведения. При утрате смысла возникают различные формы неврозов. Действительность такова, что человек вынужден не столько достигать равновесия со средой, сколько постоянно отвечать на вызов жизни, противостоять ее тяготам. Это создает напряженность в безысходных и критических ситуациях. Свобода — это способность изменить смысл ситуации даже тогда, когда ‘дальше некуда’. Быть человеком, считал Франкл, значит быть направленным на нечто иное, чем он сам, быть открытым миру смыслов Логосу. Это не самоактуализация, а самотрансценденция от лат. Защита персональных данных ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ. Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась — это был конец пары: B Вторая форма утопического сознания: Юнг Аналитическая психология К. Юнга, индивидуальная психология А. Адлера Аналитическая психология К. Аналитическая психология Юнга Аналитическая психология Юнга. Учение о коллективном бессознательном архетипы, маска, тень, анима, анимус, самость. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Основные принципы гуманистической психологии сводятся к следующему: Фрейдом в конце XIX в. Коффкой, основу которого составила идея психических образов — гештальтов — как объяснительный принцип двигательного поведения. Уотсона в трудах Б. Первичная группа мыслится как совокупность индивидов, которые принимают одну и ту же личность лидера за свой идеал.

Должностная инструкция заместителя должностная инструкция директора по развитию

Фабрика гросс владимир официальный сайт

Построить график функции y 6x 2x 3

Характеристика кальция по плану

Формула один результаты 2015

Бизнес план центр иностранных языков

Новости кхл турнирная таблица

Результаты итоги формула 1 сегодня

Первая мировая война основное

Как правильно выбрать телевизор видео

2.4. Метод и психология мышления гуманизма

Отличительной особенностью современного светского гуманизма является его открытая и специально подчеркиваемая связь с научным методом исследований, в который входят гипотетико-дедуктивные и экспериментальные методы, а также все те приемы анализа и мышления, которые составляют особенность методологии постнеклассической рациональности. Исключительное внимание, уделяемое светским гуманизмом идее исследования, объясняется тем обстоятельством, что это мировоззрение приняло в качестве аксиомы положение о решающей роли самой личности в осознании мира и принятии ею тех или иных решений. Это положение – часть того принципа радикального антропоцентризма, из которого следует как свобода, так и ответственность человека за своё мировоззрение и поведение. Поэтому акцент здесь ставится на методе, на «как», а не на «что», т.е. на содержании мировоззрения. Эта установка получила своё развернутое выражение уже у Дж. Дьюи, который сделал исключительно много, чтобы доказать решающее значение научного метода в образовании и формировании индивидом своего собственного мировоззрения, т.е. убеждений, за которые он нёс бы полную ответственность перед собой и обществом. Такая установка определила и дух демократизма в педагогике и обществе в целом, поскольку она изначально отметает всякого рода догматизм и авторитаризм в мировоззренческой и социальной жизни. И она же открывает дорогу терпимости и взаимопониманию, так как «самостроительство» личности ведёт её к осознанию многообразия человеческих убеждений, а научный метод и общие человеческие добродетели и ценности обеспечивают успешную коммуникацию на основе универсальности языка науки и ее методов.

В работе «Проблемы человека», изданной вскоре после второй мировой войны, Дж. Дьюи обращал внимание на неэффективность гуманитарных и поведенческих наук, причиной которой оказалась наша «неспособность исследовать вопросы, относящиеся непосредственно к человеческой сфере, с помощью научных методов, которые произвели революцию в познании природы, и позволила современному кризису царить на общественной сцене».[1] С того времени светские гуманисты уделяют первостепенное внимание исследованию человеческих отношений в сфере нравственности, межкультурных коммуникаций, экономики и политики, психологии и мышления, способствуют распространению методов науки на исследование в области гуманитарной культуры и человеческого поведения. В итоге гуманизм стал пониматься как парадигма, в которой методологическая компонента является определяющей, а личность рассматривается как свободная саморегулирующаяся и созидающая себя система, в которую встроены свобода, разум и бесконечное богатство качеств и возможностей.

Центральное место в методологии гуманистического мировоззрения занимает критическое мышление, которое представляет собой «синтетическую область знания, в которой учитываются результаты, принадлежащие современному междисциплинарному пространству: логике и методологии науки, истории философии, риторике, теории переговорного процесса, дискурсному анализу, теории массовых коммуникаций, теории принятия решений».[2]

Каков же методологический арсенал критического стиля мышления, приемлемый, с точки зрения последователей гуманизма, для современного человека? Разработкой этого круга вопросов занимаются как отечественные, так и зарубежные учёные.[3] В современной гуманистике проблемам скептико-рационального и научного мышления в широком смысле, т.е. в связи с мировоззренческими и аксиологическими проблемами, посвящают свои работы Энтони Флю[4], Х. Ручлиз, П. Куртц, Р. Докинс, В. Кувакин, Г. В. Гивишвили, Г. И. Абелев, Н. Капалди, О. Петрова и др.
В целом содержание этих работ достаточно прозрачно, однако в случаях обсуждения критериев истинности убеждений, прояснения их предпосылок, особенно глубинных, экзистенциально-психологических, исследователи оказываются перед необходимостью решать специальные логико-методологические проблемы. Так, например, Ричард Докинс в работе «Вирусы разума» ставит вопрос о том, каким образом человека можно убедить или помочь убедиться в обоснованности или реализме его убеждений или даже помочь ему совершить серьезные процедуры рефлексии относительно ложности или истинности содержания его сознания или представлений, теорий, убеждений. В этой связи он предлагает рассмотреть наглядную в рамках процедур критического мышления ситуацию, когда какие-либо идеи подобно компьютерным вирусам успешно проникли во внутренний мир человека и оказались для своих жертв трудно обнаруживаемыми.[5] «Подобно компьютерным вирусам,[6] эффективные вирусы сознания должны быть такими, чтобы жертве было трудно их обнаружить. Если вы заражены таким вирусом, скорее всего, вы об этом не знаете, а может быть даже с жаром отрицаете это. Но если нам трудно обнаружить вирус даже в своем собственном сознании, может быть, можно указать симптомы, которых следует остерегаться? Попробуем представить себе, как медицинский справочник мог бы описывать типичную картину заболевания (произвольно приписывая больному мужской пол [необходимая в последнее время оговорка при неупотреблении так называемого «гендерно-нейтрального» языка – Д.М.]).

1. Пациент обычно проникнут глубоким внутренним убеждением об истинности, справедливости или благотворности чего-либо. Это убеждение не подкреплено явно ни фактически, ни логически, но тем не менее осознается как абсолютно убедительное и неизбежное. Мы, медики, называем такое убеждение «верой».

2. Пациенты обычно полагают добродетелью силу и непоколебимость веры, не подкреплённой доказательствами. Мало того, они часто убеждены, что чем меньше доказательств, тем больше добродетели в вере. Эта парадоксальная идея о том, что в вопросах веры отсутствие доказательств и фактов есть благо, обладает признаками самовоспроизводящейся программы, поскольку она автореферентна. Стоит этому убеждению однажды проникнуть в сознание, оно автоматически лишает любую оппозицию почвы под ногами.

Идея о том, что «безосновательность есть достоинство» может служить надежным подручным самой вере, вместе с которой они образуют тесную клику опирающихся друг на друга вирусных программ.

3. У больных, страдающих синдромом веры, встречается и другой родственный симптом: убеждение, что «тайна» как таковая есть благо, что разгадывать тайны – не добродетель. Наоборот, следует ими наслаждаться, даже упиваться их неразрешимостью. Любое побуждение к разгадыванию тайн может неблагоприятно сказаться на распространении вируса сознания. Неудивительно поэтому, что идея «тайны лучше не разгадывать» оказывается ценным членом банды взаимоподдерживающих вирусов. Рассмотрим, например «Тайну Пресуществления». Не составляет труда поверить, что вино евхаристии в некотором символическом или метафорическом смысле превращается в кровь Христову, и никакой тайны в этом видеть не обязательно. Однако католическая доктрина пресуществления утверждает нечто гораздо большее: «вся сущность» вина якобы превращается в «кровь Христа», а остается только видимость вина, «второстепенная», «несущественная». Обычно говорится, что пресуществление означает «буквальное» превращение крови в вино. Как первую формулировку, аристотелиански темную, так и вторую, наивно прямолинейную, можно принять только если серьезно надругаться над нормальными значениями таких слов, как «сущность» и «буквальный». Переопределять слова – не грех, но если в случае пресуществления мы используем такие слова, как «вся сущность» и «буквально», то что нам останется, когда мы действительно захотим сказать, что что-то на самом деле произошло? Какими словами мы это сможем выразить? Как сказал Энтони Кенни, описывая свою собственную озадаченность в пору учебы в семинарии: «Откуда мне знать, что моя пишущая машинка – не пресуществленный Дизраэли[7]?».[8]

Описанная ситуация созвучна наблюдениям П. Куртца, много лет изучавшего различные религиозные и параномальные практики, и обнаружившего, что даже в случае очевидного противоречия между фактом и верой определённая часть верующих ещё больше укрепляется в своей вере. В книге «Искушение потусторонним» он описывает парадоксы человеческой веры. В главе «Вера как основание убеждений» он называет такое состояние разума верой, основанной на готовности поверить.[9]

В связи с этим парадоксом особенно много внимания П. Куртц уделяет критерию установления и/или оценки суждений притязающих на истину. Эти критерии, по его мнению, не выдуманы философами, а неизбежно вырастают из самой жизни и «представляют собой правила, которыми мы руководствуемся в наших взаимодействиях в природе и которые обнаруживаем в жизненных актах, предшествующих любой мыслительной реакции на тот или иной стимул… Соответственно научные способы исследования – это просто расширение обычных методов критического мышления, включающего в себя правильное восприятие, выводы и поведенческую эффективность. Мы не извлекаем их из каких-то тонких материй. Они связаны с нашими активными действиями в мире».[10]
К области критического или практического мышления относится, с точки зрения П. Куртца, здравый смысл, понимаемый как способность отличать истинное от ошибочного, позитивность и аффирмативность (утвердительность), научность, объективность, рациональность, критичность, установку на свободное исследование, здравый смысл, открытость и вероятностность, фаллибилизм, интегративность и универсальность. Российский философ, В.А. Кувакин в монографии «Твой рай и ад: Человечность и бесчеловечность человека» называет примерно такие же черты стиля гуманистического мышления.

В монографии «Новый скептицизм: Исследование и надежное знание» П. Куртц подробно рассматривает некоторые объективные критерии достоверности знания, используемые людьми при проверке истинности утверждений. Во-первых, он обращает внимание на то, что «убеждения в принципе должны рассматриваться как гипотезы; в этом случае они не должны восприниматься как раз и навсегда данные, недоступные пересмотрам и изменениям».[11] Во-вторых, следует найти адекватные доводы в поддержку гипотезы, прежде чем её принять. В-третьих, свидетельство истинности не должно быть пассивным, а фиксироваться, если это возможно, при непосредственном активном участии наблюдателя. В-четвертых, свидетельство должно быть, насколько это возможно, «интерсубъективным, т.е. таким, чтобы в стандартных условиях воспроизводился одинаковый результат, доступный для повторения достаточно серьезными, объективными и ответственными исследователями».[12] Поэтому к разряду ненадежных свидетельств П. Куртц относит мистические откровения и рассказы об индивидуальных видениях. В-пятых, пишет ученый, следует учитывать, что гипотеза не может изучаться изолированно, а должна рассматриваться в связи с другими утверждениями, особенно с такими, которые уже получили своё подтверждение. В-шестых, убеждения должны оцениваться по их последствиям, хотя следует учитывать, что не все «утверждения, относящиеся к знаниям, имеют эквивалентные прагматические или операционные результаты. Особенно сложно дело обстоит в теоретических областях…».[13] В-седьмых, нужно учитывать принцип ошибочности (фаллибилизма), сформулированный Ч. Пирсом. По П. Куртцу, он является центральным для объективного метода исследования и гласит: «Если даже гипотеза так же убедительна, как и совокупность свидетельств и обоснований, приводимых в её поддержку, то и в этом случае отношение между предполагаемым и его обоснованием является не строго необходимым или очевидным, а всего лишь вероятностным».[14] Принцип фаллибилизма, как уже говорилось выше, напоминает о том, что человек в процессе познания мира и вынесения суждений о нем всегда может заблуждаться. Следовательно, мы всегда должны быть готовы пересмотреть свои гипотезы и убеждения в свете их критики или новых обнаруженных свидетельств или обстоятельств.

Из этого принципа, однако, не следует, предупреждает П. Куртц, что не существует достоверных знаний. «Этот вид отрицательного скептицизма непоследователен. Если я говорю, что мы не можем обладать высокой степенью определённости, не говоря уже об абсолютной уверенности, это не означает, что нам вообще не доступны достоверные и проверяемые знания… В любом случае всё, что утверждает принцип фаллибилизма, заключается в том, что людям свойственно ошибаться и никто не бывает выше всякой критики».[15] И, наконец, последний, но очень существенный принцип скептического исследования, иногда называемый «принципом Галилея», – это принцип необходимости быть открытым новым идеям во избежание любых форм догматизма, заведомо препятствующим альтернативным объяснениям. Раскрывая сущность этого принципа, П. Куртц пишет: «…необходима соответствующая самокритичность по отношению не только к нашим теориям, но и к методу их оценки. Открытый ум терпимо относится к конкурирующим гипотезам и стремится вновь и вновь рассматривать их без всякой предвзятости или догматизма… Ум учёного радикален в том смысле, что он стремится держать дверь приоткрытой для новых мыслей. И при этом он также консервативен, ибо настаивает на том, что если выдвигаемые идеи не могут выдержать жёстких стандартов оценки и проверки, то их следует отбросить либо как маловероятные, ложные или не имеющие надёжного подтверждения, либо воздерживаться от суждения. Самое важное – чтобы новые претендующие на серьёзность утверждения или гипотезы обязательно получали авторитетные оценки исследователей, приверженных объективным методам».[16]

Следует прояснить, каковы научно-рациональные методы проверки убеждений и гипотез. Этот вопрос является фактически центральным в концепции скептического исследования как методологической компоненте гуманизма. Немногочисленные отечественные публикации на эту тему начали появляться с середины 90-х годов, когда стал особенно очевиден не только катастрофический дефицит литературы подобного рода, но и вторжение на книжный рынок публикаций откровенно иррационалистических и антинаучных, совершенно открыто пропагандирующих отказ от доводов разума и реалистического поведения.

Среди изданий, подчеркивающих роль критического мышления, выделяется печатный орган Российского гуманистического общества, ежеквартальник «Здравый смысл». Фактически с первых номеров журнала в нём стали публиковаться материалы, посвящённые критическому мышлению. Самой первой такой публикацией стала статья О. Петровой в рубрике «Азбука критического мышления», в которой автор чётко формулирует правила критического мышления и методы проверки утверждений и гипотез:
— опровержимость (фальсифицируемость) – наиболее фундаментальное правило ясного мышления относительно заявлений о конкретных фактах; оно означает, что должна иметься возможность представить доказательства, основания или условия, данные или признаки, которые доказывали бы несостоятельность или невозможность предлагаемого нам свидетельства или заявления;
— логичность: любой аргумент должен быть логически строгим; правила вывода должны соблюдаться корректно и последовательно, что предполагает хорошее знание предмета, о котором идёт речь;
— всесторонность: свидетельства в качестве основания для заявления должны быть исчерпывающими, т.е. учитывающими все доступные данные, а также противоречивые и отрицательные данные для проверки достаточности суждения;
— честность (искренность) предполагает свободу от самообмана, принятие отрицательных результатов, способность изменить точку зрения или позицию под давлением очевидных данных, противоречащих первоначально высказанному суждению.
— воспроизводимость (повторение, репродукция) результата при соблюдении тех же условий эксперимента предохраняет от ошибок, упущений, обмана, совпадений и случайности;
— достаточность (достаточное основание) предполагает, что аргумент о том, что утверждение не было опровергнуто, не является доказательством его истинности. Отсутствие опровергающих факторов недостаточно, должны быть ещё и подтверждающие свидетельства и допущения о возможности его опровержения.

Из этих логических принципов критического мышления вытекают более простые правила: не принимать что-либо на веру; внимательно относиться к исследованиям и экспериментам, из которых различные учёные получают различные результаты или толкуют их по-разному; относиться с повышенным скепсисом к тем феноменам, которые не соответствуют одному или более фундаментальным законам природы; скептично относиться к мнениям людей, не являющихся экспертами в данной области; не давать скепсису перерасти в самодовлеющее неверие, разочарование, уныние, расслабленность, скуку и цинизм; допускать собственное невежество; относиться к позиции оппонента с уважением, справедливо, объективно и беспристрастно.[17]

Здесь, однако, уместно заметить, что наука обладает так называемым «механизмом самоочищения», суть которого раскрыл в своём докладе «Об истоках псевдонауки» академик Г.И. Абелев на Международном симпозиуме «Наука, антинаука и паранормальные верования». В нём Г.И. Абелев замечает, что «хотя наука не обладает каким-либо аппаратом контроля над достоверностью сообщаемых фактов или правом каких-либо санкций по отношению к авторам ошибочных данных… принцип функционирования науки предполагает, что никакая ложь к ней не прилипает, а если временами и входит в научный оборот, то автоматически отсеивается. Это иногда называют механизмом самоочищения науки…».[18]

Приоритетное место в концепции гуманистического стиля мышления занимает аффирмативность (утвердительность) и позитивность мышления – это первичное проявление самой человечности, её экзистенциальности, которая олицетворяет здесь декларацию о бытии, присутствии человека, оптимистическое и светлое человеческое «да», фундаментальность его «есть», о котором говорят и чувства, и разум человека. Позитивность мышления – это, прежде всего, заведомое признание существования человеком и его мышлением того, что есть, т.е. его самого и самого этого мышления. Чтобы жить, человек должен быть заряжен позитивно, его долг перед всем живым – дать простор своему собственному жизнелюбию, сказать ему «да». Ведь все мы, живущие, прежде всего, братья по жизни, её соучастники. Такая установка и будет интеллектуальным и психологическим способом выражения нашей благожелательности, открытости, готовности помочь и поддержать как самого себя, так и другого человека. Это идущее из глубин человека предпочтение да – нет, бытия – небытию, блага – злу и предстает в гуманном мышлении и психологии как их аффирмативность и позитивность. Психология гуманистического мышления – это образ мышления и жизни действительно зрелого, серьёзного, естественно демократичного и в целом уравновешенного человека, в конечном счете, оптимистичного, уверенного в прогрессе науки и разума, в способности людей справиться с теми конкретными и глобальными вызовами, которые они встречают на своем жизненном пути.

Сторонники гуманистического метода мышления полагают, что социальной апатии, неверию в собственные силы, пессимизму, нигилизму и упадническому состоянию духа может противостоять именно аффирмативное мышление и психология. Состояние нашего сознания, конечно, зависит от множества внешних факторов. Однако – и это было открыто давно, но мало использовано в европейской культуре – свобода человека проявляется именно в том, как он относится к событиям, происходящим в его жизни.

Катастрофическое, смятенное, пугливое, насторожённое (не говоря уже о подозрительном и враждебном) мышление – реальный способ отягощения жизни, превращения её в бремя, это путь приумножения своих проблем и, как правило, неадекватное отношение к миру, искажение его картины и себя в ней. И наоборот, если человек научается извлекать для себя из любой ситуации полезный смысл, он делает первые шаги на пути преодоления внутренних препятствий, депрессивного и репрессивного состояния духа. В конечном итоге, наша жизнь – результат наших стремлений и усилий, она отражает наш образ мысли. Аффирмативное мышление – это конструктивное, рациональное мышление. Оно сосредоточивается на бытийственном аспекте жизни и помогает найти реальные пути разрешения проблем. Утверждающее мышление – это одновременно способность разума справиться со стоящими перед нами проблемами и гарантия обретения личностью свободы и самостоятельности. Такое мышление может быть понято и как технология работы личности со своими примитивными, осознанными и неосознанными страхами и суевериями, чувствами неуверенности и беззащитности, тревоги и беспокойства. Таким образом, жизнеутверждающее мышление – основа основ для становления и развития полноценной личности.
Не менее важными, с точки зрения современного гуманизма, являются правила, относящееся не только к нормам критического мышления, но и к психологии скептико-гуманистического образа мысли и поведения. Эта тема в современной гуманистике лишь обозначена. Она заявлена в вышеназванной публикации О. Петровой и в монографии В. Кувакина «Твой рай и ад: Человечность и бесчеловечность человека». «…Если гуманность не чужда психике, а напротив погружена в неё не менее существенно, чем на неё опирается или от неё отталкивается, по сути, вся позитивная психическая деятельность людей, то и для гуманизма как специфической формы ощущения, сознания (осознания) гуманности, т.е. как мировоззрения характерна особая психология», – утверждает В.А. Кувакин.[19]

По мнению О. Петровой, к психологии гуманистического мышления следует отнести, в первую очередь, принцип ответственного отношения к правилам мышления, суть которого в следующем: ясное понимание причин того, почему человек не следует или не хочет следовать правилам критического мышления; осознание того ущерба, который несёт человек, не следующий правилам критического мышления, и того ущерба, который понесёт человек, отказавшись от привычного стиля мышления в пользу критического стиля мышления. «Если реальный и потенциальный “ущерб Б” [т.е. ущерб от некритичности мышления – А.К.] явно больше реального и потенциального “ущерба В” [т.е. психологический дискомфорт от следования критическому мышлению – А.К.], то подумай о том, как освободиться от того, что мешает тебе принять принципы критического мышления и что необходимо делать, чтобы реально освоить их, сделать эти принципы привычкой, практическим навыком своего мышления?».[20]

Более подробно рассматривает психологию гуманистического стиля мышления В.А. Кувакин. Разговор о стиле гуманистического мышления невольно выводит к понятиям, относящимся «не только к его методам и принципам, но и к психологии. Избежать этого… достаточно сложно, поскольку психология и стиль мышления связаны столь тесно, что их невозможно полностью изолировать друг от друга даже теоретически».[21] Психология гуманности, с точки зрения автора, обладает рядом качеств, среди которых к первой группе он относит субстанциальность, диссипативность и глубинность. Проясняя суть этих качеств психологии гуманности, В.А. Кувакин обращает внимание, прежде всего, на онтологичность гуманности, поскольку она является не только психическим способом существования, но и онтологическим, бытийственным качеством, связанным с «субстанциальностью человека, с его абсолютностью как уникальной реальности. Именно человечность составляет позитив, созидательный, утвердительный и творческий базис человека как субстанции и абсолюта по отношению к самому себе. Человечность – это положительный полюс бытия человека как реального абсолюта и субстанции, актуальной causa sui – причины самой себя, уже-всегда-и-везде имеющегося личностного самосуществования и самоосуществления».[22] Второе качество психологии гуманизма – её диссипативность,[23] которая понимается как рассредоточенность человечности, этого исключительно «неравновесного» и динамичного феномена и его проникновение «как особого рода психической энергии едва ли не во все психологические свойства и состояния личности». Это означает, что все человеческие чувства и состояния от страха и ненависти до любви и восторга способны испытывать благотворное (сдерживающее, балансирующее, контролирующее или фиксирующее) влияние гуманности. Третье качество психологии гуманизма – глубинность – указывает на то, что «человечность объемлет собой то, что называют совестью… Совесть выражает способность Homo humanus осуществлять нравственный самоконтроль или формировать императивы, соответствующие нашей человечности. Всё это говорит о глубинности чувства и самой реальности человечности в человеке».[24]

Ко второй группе качеств психологии гуманности В.А. Кувакин относит антропоцентризм и мужество. Гуманизм, по его мнению, – это, прежде всего, аксиологический, онтологический и психологический антропоцентризм: «Для конституирования и самоподдержания гуманистического сознания необходима обращённость человека к самому себе, своему психическому миру; центр познания и оценки, их начало, отправной пункт переносятся в человека, в глубинную психическую сферу».[25] В поисках опоры для своего существования человек не должен забывать, что он всегда может полагаться на самого себя, использовать свои психо-интеллектуальные ресурсы. «Более того, он должен понимать, что вынесение центра своего ценностного и смыслового существования во вне чревато опасностями, ослаблением внутреннего за счёт укрепления своего внешнего, относительного».[26]

Именно поэтому гуманизм выделяет в качестве первейших добродетелей человека мужество и жизнестойкость и окрашен стоическими тонами, что делает гуманистическое мировоззрение пригодным и для «одиноких, мужественных, трезвых и решительных, свободных, полных самоуважения и доброжелательности людей, не исключающих общения, но, напротив, готовых идти или идущих нам навстречу с дарами своей человечности и пониманием как своей ценности, так и своего одиночества».[27]

В связи с этим, третьей составляющей психологии гуманности является, согласно В.А. Кувакину, «малое» и «великое сиротство»[28], возникающие в связи с потерей человеком властной заботы Бога и государства, выходом из состояния рабского смирения перед Богом и «социо-государственными реальностями». Обретение внутренней свободы порождает процесс распрямления человека, обретения «себя в полноте своего собственного мира, достоинства и свободы».

Чем более будет гуманен каждый из членов общества, тем более гуманным будет оно само, заключает В. А. Кувакин. «Обращённость психологии гуманистического мышления во вне открывает перед нами бесконечное многообразие психологических позитивов общения: любовь, уважение, доверие, сотрудничество, сочувствие, сопереживание, взаимопонимание и многое другое».[29] Наконец, в завершение разговора о психологических аспектах гуманистического мышления, В.А. Кувакин проясняет смысл такого качества или состояния психики, как уважение к человеку. Уважение представляется ему феноменом, находящимся ближе всего к сущности человечности, составной гранью гуманности. Оно позволяет человеку «полнее ощущать глубинную равнокачественность, равноправие и равноценность людей, равенство их уникальных достоинств и потенциального права на уважение».[30] Автор совершенно справедливо указывает на то, что уважение не терпит искусственности или давления, оно самородно, глубинно и серьёзно, но при этом способно на терпимость, демократичность, гибкость и селективность. Поэтому уважение с его готовностью сказать человеку «да», видеть в нём позитивное и достойное, – это компонент позитивной и аффирмативной установки гуманистического мышления. В совокупности с совестливостью и здравым смыслом оно составляет ядро человечности человека.[31]

Некоторые авторы подчеркивают значимость для гуманистического мышления такой его логической и психологической способности, как открытость. Понятие открытости имеет широкий спектр смыслов. Она связана с оптимизмом, позитивностью и утвердительностью мышления, с моральными качествами человека, т.е. с его готовностью к человеческой коммуникации, эмпатии, диалогу и сотрудничеству, наконец, в этом понятии есть определенная отсылка к идее «открытого общества» К. Поппера, т.е. демократического и мирного содружества и партнерства свободных и ответственных граждан правового государства.

Так, в работе Хая Ручлиза «Ясное мышление» уделено специальное внимание значимости открытого разума. Он подчеркивает, что для «закрытого разума» многие даже очевидные факты могут не существовать по причине того, что он не расположен их воспринимать. Чаще всего это происходит ввиду бессознательного избегания тех возможных фактов, которые не вписываются или могут противоречить некоторым нашим устоявшимся взглядам или предпочтениям. Это и есть то, что обычно лежит в нашем безотчетном желании «закрыть глаза» на что-то или на кого-то. Однако если мы хотим судить здраво и адекватно, то нам необходимо набраться решимости и шире взглянуть на вещи, в том числе и на такие, которые могут показаться незначительными или противоречить тем фактам, которые мы знаем. Широта мышления не означает его нерешительности. Она означает, что «наше решение или мнение не должно быть навеки заморожено. Не имея в своем распоряжении всех фактов, мы должны оставаться открытыми для поступления новой информации, которая может изменить наши решения и сделать наши прежние суждения безосновательными».[32]

Таким образом, в арсенале современных светских гуманистов имеется довольно широкий набор методологических и психологических идей, изучение и применение которых является, по их мнению, школой и технологией формирования системы ценностей внутреннего мира личности, её самосозидания, как и лучшей гарантией реалистического и творческого мышления и образа жизни.

———————————————————————————

[1] Дьюи Дж. Реконструкция в философии. – М.: «Республика», 2003, с. 152.
[2] Сорина Г.В. Критическое мышление. – В кн.: Глобалистика: Энциклопедия, с. 492.
[3] Существует огромный массив англоязычной литературы по критическому мышлению и методологии принятия решений, что отчасти объясняется преподаванием соответствующих дисциплин в некоторых американских школах и колледжах. См., напримерХалперн, Д.Психологиякритическогомышления. СПб., 2000; Thinking about Social Thinking, Amherst: Prometheus Books, 1995; Sowell, T. Knowledge and Decisions, New York: Basic Books, 1986; Ruchlis, H. Clear Thinking: A Practical Introduction, Amherst: Prometheus Books, 1990; Welch, D. Decisions, Decisions: The Art of Effective Decision Making, Amherst: Prometheus Books, 2002; Capaldi, N. The Art of Deception: An Introduction to Critical Thinking, Amherst: Prometheus Books, 200; McElroy, W. The Reasonable Women: A Guide to Intellectual Survival, Amherst: Prometheus Books, 1998; Cannavo, S. Think to Win: The Power of Logic in Everyday Life, Amherst: Prometheus Books, 1998.
[4] В своей книге «Как думать напрямую» (“How to Think Straight: An Introduction to Critical Reasoning”. – Amherst: Prometheus Books, 1998), авторнеменееизвестнойработы «Атеистическийгуманизм» (Atheistic Humanism, Amherst: Prometheus Books, 1993) ЭнтониФлю(AntonyFlew) отмечает, что правильно организованное мышление помогает установить «связь между рациональностью в общем смысле и личной порядочностью». (Там же, с. 145.)
[5] Следующий далее фрагмент из работы Р. Докинса переведён по моей просьбе на русский язык Д.Ю. Маниным. Я благодарю за помощь, в том числе и за сделанный к переводу комментарий, поскольку текст оказался достаточно сложным, требующим особой точности перевода.
[6] Слово «вирус» происходит из латинского языка, где оно означало «яд» и «смрад». Название это было дано вирусам, когда ещё не знали, что они собой представляют. Ныне вирус для биолога – не столько возбудитель болезней, сколько особый вид органического объекта, промежуточный между жизнью и не-жизнью. Это крайний случай паразитизма. Обычно паразитические организмы перелагают на своего хозяина заботы о пропитании и защите, но размножаются все-таки сами. Вирус заставляет клетку-хозяина воспроизводить его, поэтому вопрос о питании для него отпадает сам собой: поскольку строить себе подобных не нужно, то не нужно ни материала, ни энергии. Как и все другие генотипы, генотип вируса имеет тем больше шансов сохраниться и распространиться, чем успешнее вирус размножается. Успешность размножения может достигаться разными способами: опасные болезнетворные вирусы размножаются очень быстро, так что успевают достаточно размножиться до того, как зараженный организм погибнет. Другие размножаются медленнее, зато у них есть больше времени, потому что они не убивают хозяина или убивают его постепенно. Важно и то, насколько успешно вирус перебирается от одного хозяина к другому.
Очень соблазнительно уподобить вирусам человеческие идеи. Не в том отношении, что они наносят вред – как и вирусы, идеи бывают безвредные и даже благотворные, – но в том, как они распространяются и захватывают умы. Бывает, что умонастроения распространяются, как эпидемии, случается, что они мутируют и дифференцируются, и так далее.
Для идеи, рассматриваемой как вирус, Докинс придумал в 1976 г. термин «мема» (по аналогии с «фонемой», «семой», «темой» и другими лингвистическими терминами). Нижеследующий отрывок развивает в ироническом ключе именно эту тему. (Прим. переводчика Д. Манина.)
[7] Бенджамин Дизраэли (1804 – 1881) – английский политический деятель, писатель.
[8] Dawkins R. Viruses of the Mind. – Humanist Anthology from Confucius to Attenborough. Ed. by Knight. – Amherst (N.Y.): Prometheus Books, 1995, р. 198.
[9]КуртцП.Искушениепотусторонним, с. 113–118.
[10] Куртц П. Новый скептицизм: Исследование и надежное знание, с. 114.
[11] Там же, с. 118.
[12] Там же, с.120.
[13] Там же, с. 122.
[14] Там же, с. 122–123.
[15] Там же, с. 123.
[16] Там же, с. 125.
[17] Петрова О. Азбука критического мышления // Здравый смысл. 1996, № 1, с. 52–53.
[18] Абелев Г.И. Об истоках псевдонауки // В защиту разума: Против агрессии шарлатанства паранормальных верований в российскую культуру начала ХХI века / Сост. и ред. проф. В.А. Кувакин. – М.: РГО, 2003, с. 14.
[19] Кувакин В. А. Человечность и бесчеловечность человека, с. 140.
[20] Петрова О. Азбука критического мышления, с. 52.
[21] Кувакин В. А. Твой рай и ад, с. 137.
[22] Там же, с. 137–138.
[23] Термин «диссипативные структуры», который одним из первых ввел в оборот Л. Пригожин, обозначает у него существование неравновесных термодинамических систем, которые при определённых условиях, поглощая массу и энергию из окружающего пространства, могут совершать качественный скачок к усложнению. В буквальном смысле диссипация (лат. dissipation) означает рассеивание, утечку и т.п.
[24] Кувакин В. А. Твой рай и ад, с. 139.
[25] Там же, с. 140.
[26] Там же, с. 143.
[27] Там же, с. 141.
[28] Это выражение он заимствует из романа Ф.М. Достоевского «Подросток».
[29] Кувакин В.А. Твой рай и ад, с. 147.
[30] Там же, с. 151.
[31] Там же, с. 151.
[32] Ruchlis, H. Clear Thinking, р. 131. Вместе с тем среди светских гуманистов ходит шутливое выражение: «Мы должны держать свой ум открытым, но не до такой степени, чтобы мозги вываливались наружу».

Гуманистический подход в психологии личности

В 1960-х годах в американской психологии возникло новое направление, названное гуманистической психологией или «третьей силой». Это направление, в отличие от неофрейдизма или необихевиоризма, не было попыткой пересмотреть или адаптировать к новым условиям одну из уже существующих школ. Напротив, как отражено в названии «третья сила», гуманистическая психология намеревалась выйти за рамки дилеммы бихевиоризм-психоанализ и открыть новый взгляд на природу человеческой психики.

Каждое новое направление в науке определяет свою программу, противопоставляя ее установкам уже сложившихся школ. При этом гуманистическая психология видела ущербность других психологических школ в том, что они избегали столкновения с реальностью, переживаемой человеком, и игнорировали такие составляющие личности, как ее целостность, единство и уникальность. Гуманистическая психология призывала к пониманию человеческого существования во всей его непосредственности, на уровне ниже разрыва между субъектом и объектом, созданного философией и наукой нового времени.

Цель исследования — рассмотреть основные теории личности гуманистической психологии.

Предметом исследования являются гуманистические теории личности.

Предмет исследования — основные положения каждой из изучаемых теорий личности в гуманистической психологии.

Цели исследования:

  • Выявить особенности гуманистического подхода к пониманию личности;
  • Рассмотреть основные теории личности в гуманистической психологии:
  • теория самоактуализации А. Маслоу;
  • теория личностных черт Г. Олпорта;
  • теория Роджерса.

Вопросам изучения теорий личности в гуманистической психологии посвящено множество работ. Материал, представленный в учебной литературе, носит в основном общий характер, а многочисленные монографии по данной теме посвящены более узким вопросам проблемы.

Оценивая гуманистические теории личности, следует отметить, что их разработчики впервые обратили внимание не только на отклонения, трудности и негативные моменты в поведении человека, но и на положительные аспекты развития личности. В работах ученых этой школы изучались достижения личного опыта, раскрывались механизмы формирования личности и пути ее саморазвития и самосовершенствования. Следует отметить, что это направление было более распространено в Европе, чем в США, где традиции экзистенциализма и феноменологии не так сильны. Появление новых тенденций в развитии психологии в конце 20 века, направленных на сближение лучших достижений различных психологических школ, нашло отражение и в содержании теорий гуманистической психологии, поскольку их трансформация происходит не только в логике того или иного течения, но и в более комплексном подходе к психологии личности. Каждая из вышеперечисленных теорий использует свой понятийный аппарат, создает оригинальные концепции внутреннего мира человека и его развития на протяжении жизни, проверяет и обосновывает данные, которые получает в ходе эмпирических исследований и психотерапевтической работы с клиентами.

В гуманистической психологии люди движимы своей внутренней сущностью в направлении личностного роста, творчества и самодостаточности, если этому не препятствуют экстремальные обстоятельства окружающей среды. Сторонники гуманистической психологии также утверждают, что люди являются высокосознательными и разумными существами без доминирующих бессознательных потребностей или конфликтов.

В целом, гуманистические теории рассматривают человека как активного творца своей собственной жизни, со свободой выбора и развития образа жизни, ограниченной только физическими или социальными влияниями.

Особенности гуманистического подхода к пониманию личности

Гуманистическая психология объединила философов, психологов, социологов и педагогов, которые искали более позитивные и обоснованные методы анализа и изучения целостной природы психической жизни человека. В гуманистической психологии человек как объект исследования не «разбивается» на дискретные элементы — рефлексы, когнитивные процессы, интеллектуальные знания, бессознательные фиксации или проекции невроза.

Психоаналитическое направление, которое впервые поставило вопрос о необходимости изучения мотивации и структуры личности, обогатило психологию многими важными открытиями. Но этот подход игнорировал изучение таких важнейших особенностей, как качественная уникальность личности каждого человека, способность сознательно и целенаправленно развивать определенные аспекты самовосприятия и формировать отношения с другими людьми. Ученые также опровергли идею психоанализа о том, что процесс развития личности заканчивается в детстве, тогда как экспериментальные материалы показали, что формирование личности происходит на протяжении всей жизни.

Бихевиористский подход к изучению личности также нельзя считать удовлетворительным. Ученые, разработавшие этот подход и сосредоточившиеся на изучении ролевого поведения, игнорировали вопросы внутренней мотивации, личностного опыта и изучения тех врожденных характеристик, которые формируют ролевое поведение человека.

Осознание этих недостатков традиционных психологических течений привело к возникновению новой психологической школы — гуманистической психологии.

Гуманистическая психология уходит своими корнями как в гуманитарные, так и в естественные науки, однако особое значение для нее имеют философия и литература. В нем особое внимание уделяется проблемам человеческого опыта, поиску смысла и интеграции бытия, целенаправленному и ценностно-ориентированному поведению, самоактуализации, творчеству, свободе выбора, ответственности, целостности, глобальному мышлению и новым подходам к гуманитарным наукам. В нем способность человека направлять свое собственное развитие считается главной.

Основатели гуманистической психологии стремились исправить искажения бихевиоризма и психоанализа в трактовке человека и выбрать более правильную психологию, то есть более полезную для жизни. Преобладающим стало понимание здоровой творческой личности — цель, которую не преследовала ни одна другая школа. Целью такой личности является не потребность в гомеостазе, как предполагает психоанализ, а самореализация (С. Бюлер) и самоактуализация (К. Гольдштейн, А. Маслоу) (17). Как третья ветвь психологии, гуманистическая психология обращается в первую очередь к тем способностям, которые отсутствовали или отсутствуют как в бихевиористской, так и в классической психоаналитической теории: Любовь, творчество, самость, рост, удовлетворение основных потребностей, самоактуализация, высшие ценности, бытие, становление, спонтанность, игра, юмор, эффективность, смысл, честность, психическое здоровье и связанные с ними понятия. В дальнейшем фокус становится более практическим, а не теоретическим, особенно в контексте психотерапии, а также проблем образования. Именно благодаря такой практической направленности эта психология становится влиятельной и широко используемой.

Теория самоактуализации А. Маслоу

Одно из центральных мест в теории Маслоу занимает проблема мотивации. Отвергая психоаналитическую трактовку потребностей и мотивов, он формулирует позицию, согласно которой социальность заложена в самой природе человека и проявляется как биологически обусловленная характеристика индивида. Наблюдаемые в обществе агрессивные действия и поступки людей, черты жестокости обусловлены не природой, а нечеловеческими условиями воспитания и жизни индивида, некоторыми традициями в обществе.

Мотивация как движущая сила развития личности рассматривалась им как тенденция, нарушающая душевное равновесие индивида. Именно это нарушение гомеостаза приводит к личностному росту, развитию и самоактуализации, то есть желанию, которое Маслоу определяет как стремление человека быть тем, кем он может быть. Концепция самоактуализации занимает видное место в его концепции.

Хотя желание человека быть тем, кем он может быть, является врожденным, оно остается потенциальным, пока не возникнут особые условия для его реализации. Это условие — удовлетворение всех остальных (базовых) потребностей человека: физиологических потребностей, потребностей в безопасности и защите, любви и уважении. Неспособность удовлетворить базальные желания приводит к неврозам и психозам.

В более поздних работах положение о порядке удовлетворения потребностей было пересмотрено и дополнено следующим тезисом: если в прошлом потребности человека в безопасности, любви и уважении были полностью удовлетворены, он приобретает способность стойко переносить лишения в этой области и реализовывать себя, несмотря на неблагоприятные условия. Основными компонентами психического здоровья человека являются: 1) стремление быть всем, чем человек может быть, и 2) стремление к гуманистическим ценностям.

Существуют положительные и отрицательные стороны самоактуализации, причем последняя ведет к крайнему индивидуализму и автономии….. С положительной стороны самоактуализации, определенная относительная независимость от других, присущая здоровой личности, конечно же, не означает отсутствие взаимодействия с ними; это лишь означает, что в такого рода контактах цели индивида и его собственное бытие являются главными детерминантами.

В целом, он описывает здоровую личность как автономную, склонную принимать других, спонтанную, чувствительную к красоте, юмору и склонную к творчеству.

Сравнивая здорового человека с больным, он писал, что самоактуализирующийся человек необычен не потому, что к нему что-то добавилось, а потому, что он ничего не потерял в процессе своей индивидуальной жизни.

Помимо личностных характеристик, он подчеркивает когнитивные и перцептивные особенности самоактуализирующегося человека — ясное и отчетливое восприятие окружающей действительности, его невозмутимость, нечастое использование защитных механизмов и высокие прогностические способности. Такие люди чувствуют себя наиболее комфортно в новой, неизвестной, неструктурированной ситуации, они успешны в научной деятельности. Они адекватно оценивают себя и свои способности.

Также подчеркиваются особые социально-психологические и коммуникативные черты самоактуализирующейся личности — проявление положительных эмоций в общении с другими людьми, демократичность.

Теория личностных черт Олпорта

К диспозиционному направлению часто относят теорию Гордона Олпорта, согласно которой: 1) люди имеют широкий спектр предрасположенностей реагировать на различные ситуации типичным образом; 2) каждый человек уникален и отличается от других людей своим психическим оснащением (системой черт).

В своей персонологической концепции Г. Олпорт рассматривает личность как сложную «открытую» систему, в иерархической организации которой он выделяет следующие интегративные уровни взаимодействия индивида с миром — условные рефлексы, способности, черты личности, системы черт, которые варьируются в разных случаях и образуют несколько Я-личностей.

Особое место в этой сложно организованной системе занимает сфера мотивации и потребностей. В нем выделяются два уровня функционирования: уровень мотивов потребностей и уровень высших мотивов, мотивов развития.

Принцип так называемого гомеостаза — стремление к устранению напряжения — применим только на самом низком уровне мотивационной системы (мотивы потребности). Формы подлинно личностного бытия (стремление к новым целям, постановка творческих задач, реализация чувства инициативы и ответственности и т.д.) не укладываются в формулу гомеостаза. Поиск постоянного напряжения, сопротивление равновесию — характерные черты мотивов развития.

Системы высших мотивов проникают в центральное ядро личности — самость — и преобразуются в системы ценностей индивида. Стремление к самоактуализации и самореализации являются мотивами развития и частью присущих человеку потребностей. Мотивы развития порождают систему целей, ориентированных на будущее, реализация которых обеспечивает формирование новых способностей человека. Человек, по мнению Олпорта, сосредоточен на своем будущем.

Олпорт связывает развитие личности с динамикой мотивационной системы. Для объяснения особенностей формирования и становления личности он формулирует принцип функциональной автономии мотивов, согласно которому в ходе развития человека сохраняются связи между старыми и новыми мотивами, природа которых имеет исторический, но не функциональный характер. Функционально они не идентичны.

Принцип функциональной автономии мотивов позволяет рассматривать новые мотивы как отдельные образования человеческой психики, относительно независимые от более ранних форм (инстинктов и рефлексов).

Согласно Олпорту, развитие мотивационной сферы в единстве с формированием обобщенных поведенческих способностей приводит к формированию основных черт личности, которые он называет чертами. Черта характера — это предрасположенность вести себя одинаково в различных ситуациях. Это психологические черты, которые преобразуют многие стимулы и обуславливают многие эквивалентные реакции. Например, агрессивный человек склонен интерпретировать нейтральные стимулы как угрожающие; застенчивый человек воспринимает всех как потенциальных критиков, моральных авторитетов. Черты рассматриваются Олпортом как единицы анализа личности. В процессе развития одни черты становятся второстепенными, подчиненными, другие приобретают характер кардинальных и центральных. Эти два фактора вместе образуют фокус личности.

Теория личности Роджерса

Одним из важных постулатов теории К. Роджерса является оценка того, что человек существует в постоянно меняющемся мире, центром которого является он сам. Это индивидуальное пространство было названо феноменальным миром. Это не мир предметов и вещей, а включает в себя все, что чувствует человек (организм), независимо от того, является ли это чувство осознанным или неосознанным. Восприятие того или иного чувства он назвал символизацией объекта. В личном мире человека сознательно переживается лишь малая его часть, причем некоторые содержания опыта легко запечатлеваются в образах, а другие остаются неартикулированными основаниями нового опыта. Истинное значение индивидуального опыта известно только самому человеку.

Тело реагирует на окружающую среду так, как она дана ему в опыте и восприятии. Именно эта сфера — восприятие событий — является реальной. Другими словами, человек реагирует не на некую абсолютную реальность, а на свое восприятие этой реальности. Это раскрывается следующими тремя принципами:

1) поведение человека нельзя понять с точки зрения объективного наблюдателя, а с точки зрения самого человека, его субъективного восприятия и познания действительности;

2) люди сами определяют свою судьбу, свободны в выборе и принятии решений

3) Люди по своей природе добры и стремятся к совершенству.

В психологическом смысле реальность — это личный мир восприятия человека. В психотерапии изменение сферы восприятия, психологической реальности приводит к изменению реакций человека. Например, пока родитель воспринимается как доминирующий, реакции ребенка остаются соответствующими.

Тело реагирует на конкретное феноменальное поле как организованное целое. Эта позиция Роджерса контрастирует с функционализмом, который разбивает личность и когнитивные процессы на отдельные компоненты, которые сами по себе не составляют этой целостности.

Личность имеет одну основную тенденцию и стремление — актуализировать, поддерживать и укреплять организм как среду опыта, развиваться к зрелости. Тело движется к большей независимости и ответственности, к самоуправлению, саморегуляции и автономии. Эта потребность в самореализации присуща каждому человеку от рождения, но воспитание и нормы, установленные обществом, заставляют человека забыть о собственных чувствах и потребностях и принять ценности, навязанные другими. В этом отклонении кроется источник аномального поведения. Чем больше проявлений опыта доступно сознанию, тем больше у человека возможностей отразить в поведении общую картину своего феноменального мира; чем меньше защитных, искажающих содержание переживаний, тем адекватнее они выражаются в общении.

Все переживания и события в жизни индивида подвергаются различным оценкам: некоторые из них адекватно символизируются по отношению к Я, некоторые игнорируются, не осознаются, не имеют отношения к удовлетворению потребностей, некоторые искажаются в символизации как несовместимые со структурой Я, остальные отрицаются, имеют прямое отношение к удовлетворению потребностей.

В своей теории личности Роджерс использовал особую систему понятий, в которой люди могут формировать и изменять свое восприятие себя и своих привязанностей. Терапия использует ту же систему, чтобы помочь людям изменить себя и свои отношения с другими. Как и у других сторонников гуманистической психологии, центральным для Роджерса является идея ценности и уникальности человеческой личности. Он считает, что опыт, который человек получает в течение жизни и который он называет «феноменальным полем», является индивидуальным и уникальным.

На странице курсовые работы по психологии вы найдете много готовых тем для курсовых по предмету «Психология».

Читайте дополнительные лекции:

  1. Развивающие игры как средство подготовки детей к обучению в школе
  2. Психолого-педагогическая деятельность в детских и молодежных объединениях
  3. Исследование внимания в когнитивной психологии
  4. Высшие и низшие психические процессы
  5. Естественно-научная и гуманитарная парадигмы в психологии
  6. Методы сознания
  7. Методика диагностики предрасположенности личности к конфликтному поведению
  8. Взаимоотношения ученика и учителя. Конфликты — Педагогический конфликт, его содержание, виды и функции
  9. Практическая психология
  10. Профессиональная деятельность социального педагога в различных сферах жизнедеятельности общества

Гуманистическая психология — презентация онлайн

1. Гуманистическая психология

2. Гуманистическая теория-

Гуманистическая теорияЭто ряд направлений в
современной психологии,
которые ориентированы, прежде
всего, на изучение смысловых
структур человека.

3. В гуманистической психологии в качестве основных предметов анализа выступают:


высшие ценности
свобода
творчество
автономия
любовь
ответственность
психическое здоровье
межличностное общение
Основным исследовательским ориентиром
выступает согласованность,
непротиворечивость всех психических
процессов индивида и его интегрированность в
социум. Все психические феномены
рассматриваются в связи со спецификой
«окружающего поля», к которому относятся
общая ситуация, потребности, установки,
действия и опыт индивида. Считается, что
человек может развиваться, лишь
освободившись от внутренних и внешних
запретов, когда его базовые потребности
удовлетворены и он не вынуждается
обстоятельствами к использованию
механизмов психологической защиты.

5. Пять основополагающих положений гуманистической психологии:

• 1. Человек как целостное существо превосходит сумму
своих составляющих (иначе говоря, человек не может
быть объяснен в результате научного изучения его
частичных функций).
• 2. Человеческое бытие развертывается в контексте
человеческих отношений (иначе говоря, человек не
может быть объяснен своими частичными функциями, в
которых не принимается в расчет межличностный опыт).
• 3. Человек сознает себя (и не может быть понят
психологией, не учитывающей его непрерывное,
многоуровневое самосознание).
• 4. Человек имеет выбор (человек не является
пассивным наблюдателем процесса своего
существования: он творит свой собственный опыт).
• 5. Человек интенциален (человек обращен в будущее; в
его жизни есть цель, ценности и смысл).

6. Абрахам Маслоу (1908 – 1970)

7. Маслоу предположил, что все потребности врожденные и представил свою концепцию иерархии потребностей в мотивации человека в порядке их оч

Маслоу предположил, что все потребности врожденные и
представил свою концепцию иерархии потребностей в
мотивации человека в порядке их очередности:

8. Физиологические потребности

касаются биологического выживания человека и
должны быть удовлетворены на каком-то
минимальном уровне прежде, чем любые
потребности более высокого уровня станут
актуальными

9. Потребности в безопасности и защите

эти потребности отражают
заинтересованность в долговременном
выживании

10. Потребности принадлежности и любви

люди стремятся установить отношения
привязанности с другими в своей семье или в
группе

11. Потребности самоуважения

Удовлетворение потребностей самоуважения
порождает чувство уверенности, достоинство
и осознание того, что вы полезны и
необходимы

12. Потребность в самоактуализации

желание человека стать тем, кем он может
быть. Человек, достигший этого высшего
уровня, добивается полного использования
своих талантов, способностей и потенциала
личности

13. В дополнение к своей иерархической концепции мотивации Маслоу выделил две глобальные категории мотивов человека:

• Дефицитные мотивы (направлены на
удовлетворение дефицитных состояний )
• Мотивы роста (обогащение и расширение
жизненного опыта)

14. Виктор Эмиль Франкл (1905-1997)

Автор концепции логотерапии, согласно
которой движущей силой человеческого
поведения является стремление найти и
реализовать существующий во внешнем
мире смысл жизни. Человек не задает этот
вопрос, а отвечает на него своими
реальными поступками. Роль смысла
выполняют ценности — смысловые
универсалии, обобщающие опыт
человечества

16. 3 класса ценностей:

• Ценности творчества
• Ценности переживания
• Ценности отношений
Осуществляя смысл, человек
осуществляет тем самым себя;
самоактуализация — это лишь
побочный продукт осуществления
смысла. Совесть — орган, который
помогает человеку определить, какой
из потенциальных смыслов,
заложенных в ситуации, является для
него истинным.

18. Три онтологических измерения (уровня существования) человека:

• Биологическое
• Психологическое
• Поэтическое, или духовное
Свобода воли в понимании Франкла
неразрывно связана с ответственностью за
совершаемые выборы, без которой она
вырождается в произвол. Логотерация
строится на осознании пациентом
ответственности за нахождение и
реализацию смысла своей жизни в любых,
даже критических жизненных
обстоятельствах

20. Карл Рэнсон Роджерс (1902 – 1987)

Одной из важных особенностей теории
Роджерса являются
феноменологический и холистический
подходы. Согласно первому, основой
личности выступает психологическая
реальность, т. е. субъективный опыт,
cooтветственно которому
интерпретируется действительность.
Согласно второму, человек
представляет собой интегрированное
целое, несводимое к отд. частям его
личности.
Фундаментальное понятие теории
Роджерса – «Я-концепция», или
«Самость», определяемая как гештальт,
состоящий из восприятия себя и своих
взаимоотношений с другими людьми, а
также из ценностей «Я». Я-концепция
включает не только восприятие себя
реального, но также и представление о
себе таком, каким бы человек хотел
быть (Я-идеальное)
В тенденции самоактуализации очень
важна потребность человека в
позитивном внимании как со стороны
других людей, так и со стороны себя
самого. Потребность в позитивном
внимании других людей делает чел.
подверженным влиянию социального
одобрения и неодобрения. Потребность
в позитивном самоотношении
удовлетворяется, если человек находит
свой опыт и поведение
соответствующими своей Я-концепции.

24. 2 типа личности:

• Полноценно функционирующая личность
• Неприспособленная личность

25. 3 основных течения:

• Экзистенциальная («переживающая»)
терапия
• центрированная на клиенте
(роджерианская) терапия
• гештальт-терапия

26. Экзистенциальная терапия

Главной целью
экзистенциальной
психотерапии является
помощь клиенту в поиске
смысла жизни, осознании
своей личностной свободы
и ответственности и в
раскрытии своих потенций
как личности в
полноценном общении.

27. Терапия центрированная на клиенте

Главная цель — психологической помощи как
обеспечение становления «полностью
действующей личности», помощь
личностному росту, благодаря которому
человек сам решает свои проблемы, а
второстепенная цель — создать
соответствующий «психологический климат»,
терапевтические отношения. Внимание
концентрируется не на проблемах человека, а
на его личности.

28. Гештальт-терапия

Направлена на усиление психологических
позиций личности, расширение личностного
самосознания и имеет ярко выраженную
функциональную направленность. Главная
цель — помощь человеку в полной реализации
своего потенциала.

29. Спасибо за внимание!

(PDF) Гуманистическая психология и качественные исследования: родство, пояснения и приглашения

мы укажем традиции, из которых мы черпаем, а затем укажем конкретные титулы и шаги, которые мы предприняли, чтобы прийти к пониманию наших данные. Мы должны

быть гибкими в разработке или объединении процедур, чтобы соответствовать темам наших исследований. Мы

должны сделать наши данные и любые письменные материалы, иллюстрирующие наши шаги, доступными для заинтересованных ученых.Да, я считаю, что исследователи гуманитарных наук являются учеными.

Существуют давние традиции качественного исследования, развивающиеся за пределами психологии

, такие как этнология, включенное наблюдение и обоснованное исследование

, упомянутое выше. Фред Верц напоминает нам в одной из глав уже процитированного нового Руководства по гуманистической психологии

(2001, стр. 234), что психоанализ

давно использовал свои собственные качественные методы исследования, и что экологическое исследование Гибсона

, Наблюдательные методы Пиаже, исследование религиозного опыта

Уильямом Джеймсом, использование личных документов Гордоном Олпортом и исследование самореализации

Маслоу — все это примеры качественного исследования.Но, как известно, психология

в целом не пошла по этим путям!

Позвольте мне вернуться к современным качественным исследованиям, которые сосредоточены на развитии понимания жизненных ситуаций людей, чтобы проанализировать, с чем согласны большинство

исследователей в этой сфере. Опыт не остается на месте, а скорее течет,

входит и не в фокусе, и так далее. Следовательно, обязательно статические характеристики

абстрактных тем понимаются как попытки намекнуть на еще большее.Исследователь

знает, что четкое указание на данный момент одного аспекта жизни человека из

его / ее мира означает, что другие аспекты лишь намечаются. Исследователь ac-

знает, что, конечно, его или ее собственная жизнь и интересы влияют на

видимого и влияют на него. Мы не пытаемся искать знания, которые не зависят от наших способов познания; действительно, у нас нет доступа ко всему, что существует, кроме как через

человека, выглядящего и осмысляющего.Мы предполагаем, что другие будут предлагать дополнительные сведения, уточнения и улучшенные формулировки после просмотра наших данных и наших фортов ef-

, чтобы выразить то, с чем нас познакомило исследование.

Многие исследователи естествознания — физики, астрономы и т. Д. —

с готовностью говорят, что эти последние предложения справедливы и в отношении их работы. Научный метод

предполагает систематическую работу с общедоступными и общедоступными

данными.Можно манипулировать, измерять и проверять гипотезы и при этом рассматривать результаты

как частично человеческие конструкции. К сожалению, большинство психологических исследований

все еще основано на эпистемологии 19-го века, а именно на философской позиции, согласно которой знания

являются материальными или состояниями, которые можно считать постоянными и известными как

на самом деле. Когда мы говорим об альтернативной гуманитарной психологии, мы относим

к психологии, которая признает жизненные миры как людей, так и

исследователей; мы неизбежно обретаем смысл в терминах этих миров.Гуманитарные науки

исследователей не против традиционного дизайна исследования и статистического тестирования,

, а скорее против все еще преобладающего редуктивного отношения, с которым обычно проводятся исследования. Под «редуктивным» я имею в виду преобразование результатов в лежащие в основе

силы, причины и сущности, которые, как предполагается, не зависят от наших способов познания

и их воплощения.

ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ И КАЧЕСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ 7

Всегда ли качественные методы лучше всего подходят для исследований в области гуманистической психологии? Разговор о эпистемологическом разрыве между гуманистической и позитивной психологией

Американская психологическая ассоциация.(1954). Технические рекомендации по психологическим тестам

и диагностическим методикам. Вашингтон, округ Колумбия: Автор.

Азар Б. (2008). Качественные исследования получают все большее распространение и уважение. GradPSYCH, 6, 26.

Бовенс, Л., и Хартман, С. (2003) Байесовская эпистемология. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Байуотер Б. и Холдрег К. (ред.). (2005). Тонкий эмпиризм Гете [Спецвыпуск].

Янус Хед, 8 (1).

Отделение гуманистической психологии (Отдел 32) Американской психологической ассоциации.

(н.о.). Веб-сайт отдела. Проверено 7 февраля 2008 г., http://www.apa.org/divisions/

div32 / journal.html

Firestone, W. A. ​​(1993). Альтернативные аргументы в пользу обобщения данных применительно к качественному исследованию

. Исследователь в области образования, 22, 16–23.

Фридман, Х. (2002). Трансперсональная психология как научное направление. Международный журнал

Трансперсональные исследования, 21, 175–187.

Фридман, Х. (2005). Проблемы романтизма в трансперсональной психологии: на примере

Айкидо.Психолог-гуманист, 33, 3–24.

Фридман, Х. (2008). Гуманистическая и позитивная психология: методологическое и гносеологическое

логическое разделение. Психолог-гуманист, 36, 113–126.

Фридман, Х., и Макдональд, Д. (2006). Гуманистическое тестирование и оценка. Журнал

Гуманистическая психология, 46, 510–529.

Гаух, Х. Г. (2002). Научный метод на практике. Кембридж, Соединенное Королевство: Cambridge

University Press.

Гринберг, Д.С. (1999). Политика чистой науки. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Хэнсон, Н. Р. (1958). Паттерны открытия: исследование концептуальных основ

науки. Кембридж, Соединенное Королевство: Издательство Кембриджского университета.

Иоаннидис, Дж. П. А. (2005). Почему большинство опубликованных результатов исследований ложны. PLoS Med., 2 (8): e124.

Келли Г. (1991). Психология личностных конструктов. Лондон: Рутледж.

Клайн Р. Б. (2004). Помимо тестирования значимости: реформирование методов анализа данных в поведенческих исследованиях

.Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Кун, Т. С. (1996). Структура научных революций. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Ласки, М. (1961). Экстази. Изучение некоторых светских и религиозных переживаний. Лондон:

The Cresset Press.

Мачадо, А. и Сильва, Ф. Дж. (2007) К более широкому взгляду на научный метод: роль

концептуального анализа. Американский психолог, 62, 671–681.

Маршалл, Б.(Ред.). (2002). Пионеры Helicobacter: свидетельства из первых рук ученых, которые

открыли хеликобактеры 1892–1982. Виктория, Австралия: Wiley-Blackwell.

Мустакас, К. (1990). Эвристическое исследование: дизайн, методология и приложения. Тысяча

Оукс, Калифорния: Sage Publications.

Пирс, К. С. (1992). Существенный Пирс: Избранные философские труды Том 2 (1893–1913).

Блумингтон: издательство Индианского университета.

Пекала Р. Дж.(1991a). Феноменология инвентаризации сознания. Вест Честер, Пенсильвания:

Среднеатлантический образовательный институт.

Пекала Р. Дж. (1991b). Количественная оценка сознания: эмпирический подход

. Нью-Йорк: Пленум.

Рикёр П. (1970). Фрейд и философия: эссе по интерпретации (Д. Сэвидж, пер.)

Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Сэнди, М. Г. (2005). Герменевтические отрывки в академических кругах и обществе. Кандидат наук. диссертация,

Клермонтский аспирантский университет, США.(Публикация № AAT 3192290).

Скерри, Э. Р. (2008). Прошлое и будущее периодической таблицы Менделеева. Американский ученый, 96, 52–58.

Тетлок, П. Э. (2005). Экспертное политическое суждение. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Вейк, К. Э. (1989). Построение теории как дисциплинированное воображение. Академия

Management Review, 14, 516–531.

203

РАЗГОВОР О ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ НАУКАХ И ЕСТЕСТВЕННОЙ НАУКЕ

Об Обществе гуманистической психологии

Общество представляет собой созвездие «гуманистических психологий», которое включает в себя ранние масловские и роджерианские, трансперсональные и экзистенциальные ориентации, а также более ранние. недавно развивающиеся перспективы феноменологической, герменевтической, конструктивистской, феминистской и постмодернистской (социальной конструкционистской) психологии.

Мы стремимся внести свой вклад в теорию, философию и методологии исследований в области психологии; к эпистемологическому и культурному разнообразию; психотерапии и образованию, а также организациям и менеджменту; а также к социальной ответственности и переменам. Стремясь быть верными всему диапазону и богатству человеческого опыта, психологи-гуманисты оказали влияние на внедрение и легитимацию качественных исследовательских методологий, а также изучение творчества, сознания и культуры в психологии.Мы стремимся разработать систематические и строгие методы изучения людей и исцелить фрагментарный характер современной психологии с помощью все более всеобъемлющего и интегративного подхода.

Наше движение началось как альтернатива ограничениям и несоответствиям между экспериментализмом / бихевиоризмом и психоанализом. Психологи-основатели, гуманистические психологи, объединили в себе сильные стороны и превзошли ограничения этих традиций, используя интерсубъективные методы для разработки ориентированной на рост / процесс концептуализации личности в целом, которая была недостаточно доступна в этой области.Он основывался на экзистенциально-феноменологической философии, восточной мудрости, теории систем, гештальт-психологии, организмической теории, радикальном эмпиризме Джеймса, постфрейдистской психодинамической психологии, а также классической и современной литературе и искусстве для разработки преимущественно феноменологического подхода к науке о человеке. -в становлении. После того, как в середине двадцатого века она стала третьей силой в психологии США, гуманистическая психология получила дальнейшее развитие благодаря развитию своих принципов экзистенциальным, трансперсональным и конструктивистским движениями в психологии.Сегодня гуманистическая психология получила дальнейшее развитие на основе интеграции этих онтологий в сочетании с диалогом с параллельными конструкциями в традиционной психологии.

В науке и профессии психолога мы подчеркиваем индивидуализированные качества оптимального благополучия и использование творческого потенциала на благо других, а также условия взаимоотношений, которые способствуют этим качествам как результатам здорового развития. Мы стремимся понимать и ценить людей целостно, феноменологически и системно; как постоянно развивающийся; и как уникально расположенные в их пересекающихся социокультурных и эколого-психо-духовных контекстах.Мы предполагаем, что оптимально функционирующие люди сознательно осведомлены, ответственно свободны делать выбор в соответствии со своими ценностями, взаимозависимы, целеустремленны, осмысленны и творчески подходят к своему опыту.

Гуманистические подходы к терапии предполагают совместные отношения между терапевтом и клиентом, которые призваны способствовать трансформирующим изменениям (по сравнению с уменьшением напряжения) путем преодоления защиты клиентов и помощи им в формировании нового мировоззрения и поведения, которые достоверно выражают их основные ценности.Сегодня спектр гуманистических методов лечения расширился и включает не только личностно-ориентированные, экзистенциальные и гештальт-подходы, но также конструктивистские и нарративные, эмоционально-ориентированные, смыслообразующие, фокусирующие, системные и трансперсональные подходы. Кроме того, гуманистическая терапия повлияла на другие системы психотерапии (например, реляционный психоанализ, прикладной анализ поведения, когнитивно-поведенческую терапию третьей волны, мотивационное интервью, нарративную терапию и т. Д.) В своем подходе к концептуализации случая и ее вкладе в механизмы и принципы. изменений и экспериментальных техник.

Гуманистический подход к исследованию основан на экзистенциально-феноменологической философии в качестве основы для описательных качественных методов, которые дополняют количественные методы, ценимые естественнонаучной моделью психологии, с целью расширения основы психологии как гуманитарной науки, верной своему предмету. . Гуманистические психологи разделяют озабоченность тем, что отстраненное, нерефлективно редукционистское отношение естественнонаучной психологии, намеренно исключающее индивидуальные и реляционные субъективности, поддается сомнительной научной этике, которая служит для контроля и завоевания — вместо того, чтобы понимать и сотрудничать с природой.

Наш давний интерес — благополучие всех людей и важность жизни с целью и смыслом. Постоянно расширяя наше представление о себе, мы приглашаем к участию членов APA, партнеров, студентов и международных членских организаций, которые открыты для решения задачи расширения и углубления границ психологии в 21 веке.

Психология: гуманистические подходы | Encyclopedia.com

История психологии в двадцатом веке — это история дисциплины, изо всех сил пытающейся сбалансировать ценности, которые, как казалось, чаще всего существуют во взаимном напряжении.Некоторые психологи подчеркивали необходимость эмпирической строгости в исследованиях, другие способствовали развитию индивидуального эмоционального здоровья и зрелости, в то время как другие мыслители середины века продвигали более широкие социальные и этические проблемы. Стремление психологии утвердиться как наука в сочетании с ее историческим акцентом на связи между человеческим «я» и человеческим благополучием породило дисциплину широкого применения и интенсивной жизнеспособности, которая уникально подходит для решения проблем и возможностей человечества в технологический век.Нигде это лучше не проиллюстрировано, чем рост того, что стало известно как гуманистическая психология.

Предпосылки

Попытки ограничить психологические исследования наблюдаемыми явлениями или поведением начались с реакций на интроспективную программу психологических исследований Вильгельма Вундта (1832–1920). В форме бихевиоризма эти усилия доминировали в психологической теории и практике между двумя мировыми войнами. По замыслу таких основателей, как Иван Павлов (1849–1936), Джон Б.Уотсона (1878–1958) и Б. Ф. Скиннера (1904–1990) бихевиоризм стремился быть полностью объективным. Уотсон настаивал на том, чтобы оставить сознание и другие метафизические проблемы в стороне для экспериментальной точности, которая не могла быть достигнута с помощью «внутреннего восприятия» или каких-либо других интроспективных методов. Он сформулировал свою фундаментальную жалобу на предыдущую психологическую мысль, когда написал: «Бихевиоризм утверждает, что сознание не является ни определенной, ни пригодной концепцией. Бихевиорист, который всегда обучался как экспериментатор, далее придерживается этой веры в существование сознания. восходит к древним временам суеверий и магии »(Watson 1924, стр.2). Бихевиоризм попытался показать, что феномены, ранее изученные с использованием интроспективных методологий, могут быть изучены гораздо более эффективно с точки зрения стимула и реакции; только те наблюдения, которые можно проверить более чем в одном случае более чем одним наблюдателем, могут считаться научными.

Бихевиоризм оказал долгосрочное влияние на дисциплину и практику психологии, включая развитие объективных экспериментальных стандартов, новых статистических методов и поведенческой терапии.В середине двадцатого века Скиннер довел идеи Ватсона до их конечной объективной крайности, сосредоточившись на более широкой цели — предсказании и управлении широким спектром человеческого поведения. Понятно, что большая часть этой работы была сосредоточена на образовании и педагогике, и Скиннер и его коллеги часто формулировали идеалистический поиск позитивных методов для решения человеческих проблем и улучшения общества.

По мере того, как психология оттачивала свои экспериментальные методы и техники, расширение ее научных возможностей, тем не менее, выдвинуло на передний план этические проблемы.Некоторые из самых известных и влиятельных исследований в области бихевиористской психологии, открывая новые взгляды на человеческое сознание и поведение, также подчеркнули необходимость этических стандартов в исследовательской практике. Например, исследование Уотсона и Розали Рейнер «Маленький Альберт» в 1920 году заставило одиннадцатимесячного ребенка бояться белой крысы, сочетая его выступление с громким и пугающим звуком — страхом, который маленький ребенок распространил на похожих животных и предметов. и от чего он никогда не отказывался от условий.Сложные эксперименты Стэнли Милгрэма с послушанием в 1965 году заставили испытуемых ошибочно полагать, что они выполняли приказы по нанесению чрезвычайно сильных ударов током другому человеку. В Стэнфордском тюремном эксперименте в 1971 году Филип Зимбардо назначил испытуемых на роль заключенного или охранника для двухнедельного моделирования; Однако растущая напряженность ситуации и все большее погружение испытуемых в свои роли вынудили Зимбардо прекратить эксперимент через шесть дней.

Хотя каждое из этих исследований предоставило новые открытия в области обусловливания, послушания, ролей и отношений, их влияние на людей также послужило вескими аргументами в пользу реформ в экспериментальной этике.Со временем психология установила строгие этические принципы для информированного согласия, практики разбора полетов и сопоставления потенциальных обманов или рисков для субъектов (включая риски для животных и людей) с потенциальной пользой исследования.

В отличие от бихевиористской попытки устранить сознание посредством методологического акцента на явном поведении, Зигмунд Фрейд (1856–1939) стремился принизить сознание, исследуя силу бессознательного и его влияние на поведение.Однако психоанализ Фрейда развил в первую очередь в медико-клинических условиях, опираясь на клинический опыт для формулирования теорий эмоциональной ненормальности и иррациональности человека. Таким образом, психоанализ разработал теорию человеческой природы, которая высветила скрытые сложности человеческой психики. Но в традициях таких мыслителей, как Платон, Августин или Жан-Жак Руссо, Фрейд также интересовался человеческими способностями к самопониманию, свободой, которую может дать самосознание, и, более конкретно, способностями справляться с жизнью в мире. более рациональные способы.

В психоаналитической практике на первый план выдвинулись и этические вопросы. Как и бихевиоризм, психоаналитическая теория бросила вызов общепринятым представлениям о моральной ответственности. Тесные отношения между пациентом и психоаналитиком иногда приводили к такому поведению, как сексуальные отношения, которые явно нарушали социальные и традиционные профессиональные нормы.


Гуманистическое движение

Именно в ответ на бихевиоризм и психоанализ в 1950-х годах гуманистическая психология начала развивать свой особый подход к изучению и лечению человеческого поведения — с новой этической приверженностью.Среди предшественников был Альфред Адлер (1870–1937), критиковавший акцент Фрейда на сексуальности. Гуманистическая психология также находилась под влиянием экзистенциалистской философии с ее акцентом на человеческой борьбе за смысл в мире, характеризующемся научной и технологической дегуманизацией в таких вопиющих формах, как лагеря смерти и атомные бомбы, а также в том, что видели философы-экзистенциалисты от Сёрена Кьеркегора до Альбера Камю. как более тонкие формы буржуазной культуры.

Переживший Холокост Виктор Франкл (1905–1997), например, в своей книге « Человек в поисках смысла » (1959), опираясь на свой уникальный опыт, доказывает силу человеческого решения перед лицом самых бесчеловечных обстоятельств.Но именно Карл Роджерс (1902–1987), Абрахам Х. Маслоу (1908–1970) и Ролло Мэй (1909–1994) в наибольшей степени олицетворяли то, что сам Маслоу назвал «третьей силой» в психологии (первой силой является бихевиоризм и психология). второй, психотерапия). Маслоу, в частности, сыграл значительную роль в развитии движения гуманистической психологии, перейдя от своего обучения бихевиоризму к аргументам в пользу более широкой, более целостной версии здоровья человека. Маслоу считал, что ни одна психологическая теория не может быть по-настоящему законченной, если она не принимает во внимание сложные человеческие факторы и мотивации, такие как любовь и связь (рис. 1).Теория «самоактуализации» личности Маслоу и его развитие человеческой «иерархии потребностей» подчеркивают универсальный человеческий потенциал для достижения.

Еще более репрезентативными являются работы Эриха Фромма (1900–1980) в том, что касается гуманистической психологии, имеющей отношение к науке и технологиям. Подобно другим гуманистическим психологам третьей силы, Фромм стремился переориентировать центральные идеи психоаналитической теории Фрейда на преодоление моральных, эмоциональных и духовных кризисов все более жестокого и ориентированного на технологии глобального общества.Его меньше интересовали простая человеческая адаптивность, методы контроля поведения или стратегии совладания с ситуацией, чем воспитание базовой способности человечества противостоять вызовам трудного перехода к современности с ее меняющимися политическими системами и допущениями; различные физические и духовные смещения; поразительные технологические инновации в области здравоохранения, промышленности и войны; и, в конце века, долгое советско-американское ядерное противостояние.

Вынужденный бежать из Германии после избрания Адольфа Гитлера в 1933 году, Фромм был особенно озабочен развитием «технетронного» общества и его бесчеловечными последствиями.Он приберег свою самую резкую критику для бихевиористских стремлений к абсолютной объективности, утверждая, что бихевиористские теории просто служат церебральным и техническим предрассудкам индустриального общества. Понимание, считал Фромм, должно отличаться от «научного» описания. Его критика часто была менее чем тонкой: « 1984 [Джорджа] Оруэлла потребует серьезной помощи со стороны психологов-тестировщиков, психологов-психологов, чтобы стать правдой. Жизненно важно проводить различие между психологией, которая понимает, и целями. на благополучие человека и психологию, изучающую человека как объект с целью сделать его более полезным для технологического общества »(Fromm 1968, p.46).

Писая с позиции, сходной с позицией экзистенциалистских мыслителей, Фромм признал, что человечество утратило свои традиционные религиозно-этические устои, и беспокоился о том, что мощное притяжение технологий и машин свидетельствует о том, что технологическое общество просто изменило свою религиозную веру ( и гуманистические ценности) для материальных и технических ценностей: если что-то возможно (построить атомную бомбу, полететь на Луну), мы должны это сделать; Производство более предпочтительнее производства более качественных.В результате этого обмена ценностями люди утратили свою способность к глубоким эмоциональным переживаниям, а вместе с ними и свою способность участвовать в жизни с любым чувством смысла. «Сегодня», — писал Фромм в 1968 году,

, — существует широко распространенная безнадежность в отношении возможности изменения взятого нами курса. Эта безнадежность в основном бессознательная, тогда как сознательно люди «оптимистичны» и надеются на дальнейший «прогресс». … [Люди] видят, что у нас больше и лучше машин, чем было у человека пятьдесят лет назад…. Они считают, что отсутствие прямого политического притеснения является проявлением достижения личной свободы. (стр. 5)

Помимо аргументов в пользу переоценки технических ценностей, Фромм выступал за возрождение практических гуманистических взглядов, включая измененные формы материального потребления; упор на социальную активность против того, что он воспринимал как новую и злокачественную культурную пассивность; изменилось отношение к месту и возможностям работника в крупных организациях; более личностно-ориентированные, ответственные и творческие бюрократические системы; и духовное обновление, сосредоточенное на верных практиках, включающих сострадание вместо верности идеологии или кодексу.Несмотря на наличие веских причин для пессимизма, Фромм проявил такую ​​же надежду в своем собственном отношении, которое, как он утверждал, было необходимо для обновления людей и общества: «История человека точно показывает, что вы можете сделать с человеком и в то же время то, что вы, , не можете сделать . Если бы человек был бесконечно податливым, не было бы революций; не было бы никаких изменений, потому что культура преуспела бы в том, чтобы заставить человека подчиняться своим образцам без его сопротивления »(Fromm 1968, p.62). Одна из основных целей Фромма заключалась в том, чтобы помочь инициировать сопротивление беспрепятственному развитию технологической культуры, которая, по его мнению, стала угрожать связям человечества с более широкими социальными и экологическими контекстами.


Этика

Несмотря на присущую ей этическую ориентацию, гуманистическая психология редко прямо выражала свои опасения в терминах «этики». Несомненно, одна из причин состоит в том, что и бихевиористская, и психоаналитическая мысли в течение десятилетий стали крайне скептически относиться к этическому и моральному языку, так часто используемому для продвижения деструктивных или манипулятивных идеологий или просто для того, чтобы замаскировать людей от самих себя.Тем не менее гуманистические психологи полагали, что в той мере, в какой внутренняя жизнь людей воспринимается серьезно и человеческая природа рассматривается как способная к свободе, люди будут лучше подготовлены для изучения отношений, которые оказались под угрозой.

Это фундаментальное обязательство четко выражено в Кодексе этических принципов Британской ассоциации практиков гуманистической психологии (UKAHPP). Согласно первому основополагающему принципу, «Члены UKAHPP уважают достоинство, ценность и уникальность всех людей.Они привержены делу поощрения и защиты основных прав человека, неприкосновенности личности и содействия человеческому росту, развитию и благосостоянию. Они подтверждают самоопределение, личную силу и ответственность клиента ». Обратите внимание в последнем предложении на то, как язык« пациент »отвергается в пользу« клиента ». Больше, чем любая другая группа психологов, гуманистов психологи считают себя работающими с другими и для других, а не превосходящими их.В этом отношении гуманистическая психология ставит перед всеми учеными задачу пересмотреть способы, которыми они воспринимают себя как отдельные или отдельные от более широкой ненаучной публики.

ГЛЕНН Р. УИЛЛИС МАРГАРЕТ М. БРЕЙС

СМОТРИ ТАКЖЕ Выборочное поведение; Фрейд, Зигмунд; Юнг, Карл Густав; Скиннер, Б. F .

БИБЛИОГРАФИЯ

Беккер, Эрнест. (1973). Отрицание смерти. Нью-Йорк: Свободная пресса.

Бласс, Томас. (2004). Человек, потрясший мир: жизнь и наследие Стэнли Милгрэма. Нью-Йорк: Базовый.

Фромм, Эрих. (1968). Революция надежды: к гуманной технологии. Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Фромм, Эрих. (1973). Анатомия человеческой деструктивности. Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.

Хоманс, Питер. (1989). Способность оплакивать: разочарование и социальные истоки психоанализа. Чикаго: Чикагский университет Press.

Уотсон, Джон Б. (1998 [1924]). Бихевиоризм. Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Издатели транзакций.

ИНТЕРНЕТ-РЕСУРС

Ассоциация практиков гуманистической психологии Великобритании (UKAHPP). «Кодекс этических принципов UKAHPP». Доступно по адресу http://www.ahpp.org/ethical/code_of_ethics.htm.

Справочник по гуманистической психологии: ведущие достижения в теории, исследованиях и практике — SAGE Publications

Справочник по гуманистической психологии: ведущие достижения в теории, исследованиях и практике

Справочник по гуманистической психологии: ведущие достижения в теории, исследованиях и практике

Редакторы: Шнайдер, Кирк Дж., Bugental, Джеймс Ф. и Пирсон, Дж. Фрейзер
Год публикации: 2001
Издатель: SAGE Publications

ISBN: 978-0-7619-2782-2
Категория: Психология
Количество изображений: 68
Статус книги: Ожидаемый прогнозируемый выпуск
, месяц:
Содержание

«Справочник по гуманистической психологии» представляет собой последние достижения в возрождающейся области гуманистической психологии и психотерапии.Вопреки тенденциям психологической стандартизации и медикализации, справочник представляет собой богатый гобелен размышлений ведущих личностно-ориентированных ученых нашего времени.

Содержание
  • Предисловие — Джон Васконселлос
  • Предисловие — Михай Чиксентмихайи
  • Введение — Кирк Дж. Шнайдер, Джеймс Ф. Т. Бугентал и Дж. Фрейзер Пирсон
  • Благодарности
  • Исторический обзор
  • Введение в часть I корней человека
  • Психология — Дональд Мосс
  • 2.Гуманистическая психология на перепутье — Юджин И. Тейлор, Фредерик Мартин
  • 3. Гуманистическая психология и женщины: критически-историческая перспектива — Илен Серлин, Элеонора Крисвелл
  • 4. Гуманистическая психология и мультикультурализм: обзор и размышления — Адельберт Х. Дженкинс
  • Гуманистическая теория
  • Введение в Часть II
  • Мета-темы
  • 5. Поиск психики: взгляд на науку о человеке — Амедео Джорджи
  • 6. Возрождение романтики означает возрождение психологии — Кирк Дж. .Шнайдер
  • 7. Человек как моральный агент — Томас Сас
  • 8. Самость и гуманистическая психология — Дональд Э. Полкингхорн
  • Современные темы
  • 9. Гуманистическая психология и экология — Марк Пилисук, Мелани Джой
  • 10. Гуманистическая Психология и мир — Марк Пилисук
  • 11. Два благородных мятежа: творчество и гуманистическая психология — Майк Аронс, Рут Ричардс
  • Специальная секция: гуманистическая психология и искусство
  • 12.Становление аутентичным: экзистенциально-гуманистический подход к чтению литературы — Томас Гриннинг
  • 13. Феллини, Фред и Джинджер: Воображение и постмодернистский мир — Эдвард Менделовиц
  • 14. Определение моментов самоактуализации: максимальная производительность и максимальный опыт — Гейл Приветт
  • Новые тенденции
  • 15. Игра в полях разума: личные мифы как поля информации — Дэвид Файнштейн
  • 16. За пределами религии: к гуманистической духовности — Дэвид Н.Элкинс
  • 17. Когнитивная наука и технологическая культура: гуманистический ответ — Кристофер М. Анстус
  • Гуманистическая методология
  • Введение в часть III
  • 18. Гуманистическая психология и традиция качественных исследований — Фредерик Дж. Вертц
  • Современные темы
  • 19. Введение в феноменологические исследования в психологии: исторические, концептуальные и методологические основы — Скотт Д. Черчилль, Фредерик Дж. Вертц
  • 20.Эвристическое исследование: дизайн и методология — Кларк Мустакас
  • 21. Нарративное исследование и гуманизм — Рутеллен Джоссельсон, Амиа Либлих
  • Новые тенденции
  • 22. Методология исследования гуманистической психологии в свете постмодерна — Стэнли Криппнер
  • 23. Множественность Исследование глубины кейса: приближение опыта — Кирк Дж. Шнайдер
  • 24. Герменевтический дизайн эффективности одного случая: обзор — Роберт Эллиотт
  • Гуманистические приложения к практике
  • Введение в часть IV
  • Современные темы
  • 25.Развитие опыта: психотерапия и не только — Джон Велвуд
  • Специальный раздел: Ответственность терапевта
  • 26. Расширяя границы теории — Морис Фридман
  • 27. Расширяя границы практики — Молли Меррил Стерлинг
  • 28. Терапевт как модель гуманных ценностей и гуманистического поведения — Джеффри А. Коттлер, Ричард Дж. Хазлер
  • 29. Экзистенциальное межкультурное консультирование: когда сердца и культуры разделяют — Клеммонт Э.Вонтресс, Лоуренс Р. Эпп
  • 30. Лечение безумия без больниц: Сотерия и ее преемники — Лорен Мошер
  • Специальный раздел: Трепет и террор в гуманистической терапии
  • 31. Трепет исходит из костей — Э. Марк Стерн
  • 32. Если вы готовы пережить эти полные трепета моменты, тогда проведите экспериментальную сессию — Элвин Р. Марер
  • 33. Конструктивистские подходы к терапии — Ларри М. Лейтнер, Франц Р. Эптинг
  • 34. Гуманистическая перспектива о тяжелой утрате — Миртл Хери
  • 35.Экзистенциальный анализ и гуманистическая психотерапия — Джон Роуэн
  • Ответ Джону Роуэну — Эрнесто Спинелли
  • Новые тенденции
  • 36. Освобождающая терапевтическая практика для новой эры: работа по поиску — Морин О’Хара
  • 37. Перформативная терапия: Постмодернизация гуманистической психологии — Уилл Уодлингтон
  • 38. Гуманистико-экспериментальные методы лечения в эпоху управляемого ухода — Жанна К. Уотсон, Артур Бохарт
  • Гуманистические приложения в более широких условиях
  • Введение в часть V
  • Современные темы
  • 39.Совместное исследование как подход к оценке личности — Констанс Т. Фишер
  • 40. Развитие артистизма психотерапевта: модель экзистенциально-гуманистической программы обучения — Дж. Фрейзер Пирсон, Джеффри Г. Шарп
  • 41. Сохранение личности ориентированного на человека образования в академической среде Настройки — Хобарт Ф. Томас
  • 42. Инклинги вечности: о человеческой способности играть — О. Фред Дональдсон
  • 43. Гуманистическая психология и медицина разума / тела — Элеонора Крисвелл
  • 44.Романтическая любовь как путь: противоречие между эротическим желанием и потребностями безопасности — Дж. Кеннет Брэдфорд
  • 45. Подлинность, условность и тревога: экзистенциальные и трансперсональные перспективы — Роджер Уолш
  • Ответ Роджеру Уолшу — Кирк Дж. Шнайдер
  • Emergent Тенденции
  • 46. Гуманистическая психология и социальное действие — Артур Лайонс
  • 47. Гуманистическая психология на рабочем месте — Альфонсо Монтуори, Рональд Персер
  • Эпилог: Гуманистическая психология в новом тысячелетии
  • Введение в часть VI
  • 48.Отчет Old Saybrook 2 и перспективы на будущее — Артур Вармот
  • 49. Жизнь в условиях существенной напряженности: диалектика и будущее развитие — Майкл Дж. Махони, Шон Махони
  • Заключительные заявления — Джеймс Ф. Т. Багенталь, Дж. Фрейзер Пирсон и Кирк J. Schneider
  • Приложение: Регионально аккредитованные высшие школы по гуманистической и трансперсональной психологии
  • О редакторах
  • Об авторах

Гуманистическая психология — Психология уровня AQA Revision — Study Rocket

Гуманистическая психология

Психологи-гуманисты делают акцент на том, что рассматривают людей в целом, рассматривают ряд влияний на них и пытаются объяснить здоровый, «нормальный» рост человека.

Свобода воли: Другие подходы к психологии в большей или меньшей степени детерминированы, полагая, что человеческое поведение формируется или определяется такими влияниями, как биология, обучение, воспитание и так далее. Гуманистическая психология предполагает, что люди на самом деле имеют свободную волю в отношении своих действий — способность делать действительно свободный выбор в отношении своих действий. Поэтому он отвергает попытки других подходов установить общие законы поведения, предполагая, что человеческое поведение непредсказуемо и что каждый человек уникален, поскольку каждый делает свой собственный выбор в жизни.

Самоактуализация: Маслоу считал, что у людей есть «иерархия потребностей», которые необходимо удовлетворить, чтобы быть удовлетворенными и развиваться как личность. Самыми основными потребностями являются физиологические (еда, вода и т. Д.), За которыми следуют безопасность (наличие дома и семьи), любовь и принадлежность (наличие друзей и позитивные отношения с членами семьи), чувство собственного достоинства (уверенность в себе). и уважение других), и, наконец, самореализация (творчество и непосредственность).Самореализация — это способность человека развивать и реализовывать свой потенциал. Если другие, более базовые потребности не удовлетворяются, человек не может самореализоваться, в результате чего он может стать несчастным или подавленным.

Самость и конгруэнтность: Роджерс предположил, что для роста и развития должно быть соответствие (эквивалентность) между представлением человека о себе — человеком, которым они себя воспринимают, и своим идеальным я — человеком, которым они хотели бы быть. Если между ними слишком большой разрыв, человек испытывает несоответствие и не сможет реализовать себя, что может привести к тревоге и депрессии.

Терапия, ориентированная на клиента: Эта терапия, разработанная Роджерсом, направлена ​​на достижение конгруэнтности у клиента, который играет активную роль в терапии. Причиной несоответствия могло быть отсутствие безоговорочного положительного отношения со стороны родителей — это означает, что родители человека придавали им «достойные условия», устанавливая условия их любви. Например, сказать им, что они будут любить их только в том случае, если они чего-то добьются (хорошие результаты экзаменов). Это создает психологические проблемы для человека.В ходе терапии терапевт дает клиенту безусловное позитивное отношение, наряду с сочувствием и искренностью, чтобы попытаться уменьшить несоответствие между представлением клиента о себе и идеальным я.

Оценка:

  • Этот подход является более целостным, чем многие другие, поскольку он учитывает ряд влияний на человека и не пытается объяснить поведение упрощенными терминами. Это сила, поскольку она лучше отражает сложность человеческого поведения.
  • Гуманистическая психология — это более позитивный подход, чем другие, поскольку он оптимистичен и ориентирован на личностный рост и развитие. Люди считаются хорошими людьми, способными стать лучше. Это более оптимистично, чем, например, теория Фрейда.
  • Этот подход не очень строг с научной точки зрения, поскольку такие концепции, как «я» и конгруэнтность, трудно проверить эмпирически. Это ослабляет подход, поскольку ему не хватает научной достоверности.

Просмотры на разработку

  • Психодинамический подход: ясный и последовательный (психосексуальные стадии)
  • Когнитивный подход: объясняет развитие ребенка — прохождение этапов — и развитие схемы
  • Биологический подход: Развитие происходит за счет физического развития, e.грамм. рост и сложность мозга
  • Гуманистический подход: родители играют важную роль в развитии. Я можно развивать на протяжении всей жизни
  • Подходы к обучению (бихевиоризм, SLT): обучение происходит одинаково на любом этапе жизни (без учета развития)

Природа против воспитания

(поведение является врожденным, а поведение обусловлено окружающей средой)

  • Подходы к обучению (бихевиорист, SLT): Поддержка воспитания.Люди — это «чистые доски» и продукты обучения и воспитания
  • Биологический подход: поддерживает природу. Поведение, вызванное физиологическими процессами, на которые влияют гены
  • Психодинамический подход: поддерживает природу (врожденные побуждения и инстинкты) и воспитание (роль воспитания — психосексуальные стадии)
  • Гуманистический подход: поддерживает природу (естественная склонность к самореализации) и воспитание (отношения с родителями и другими людьми)
  • Когнитивный подход: поддерживает природу (способности биологической обработки) и воспитание (развитие схемы через окружающую среду)

Редукционизм против холизма

(Разбивка поведения на части, которые можно изучить, и рассмотрение ряда факторов поведения)

  • Поведенческий подход: очень редукционистское поведение, обусловленное реакцией на стимул
  • Подход к социальному обучению: немного менее редукционистский, как и познание
  • Биологический подход: очень редукционистский — объяснение поведения с точки зрения уровней химических веществ, структуры мозга
  • Психодинамический подход: Довольно редукционистское поведение, обусловленное примитивными побуждениями, но учитывающее воспитание и другие факторы
  • Когнитивный подход: обвиняются в машинном редукционизме — обращение с людьми как с компьютерами.Хотя учитывает, как познания влияют на обучение и взаимодействуют с другими факторами
  • Гуманистический подход: целостный. Учитывает диапазон влияний на отдельного человека

Детерминизм против свободы воли

(Поведение, определяемое факторами, не зависящими от чьего-либо контроля, по сравнению с поведением, обусловленным сознательным свободным выбором)

  • Поведенческий подход: детерминизм («жесткий детерминизм»). Поведение из-за процессов обучения вне нашего контроля
  • Биологический подход: детерминизм («жесткий детерминизм»).Поведение, обусловленное структурой мозга, генами, нейромедиатором, вне нашего контроля
  • Психодинамический подход: психический детерминизм («жесткий детерминизм») — поведение, обусловленное бессознательными влечениями и инстинктами вне нашего контроля
  • Когнитивный подход: детерминизм («мягкий детерминизм») — поведение, определяемое существующей схемой и стадией развития, но есть некоторый выбор перед мыслями
  • Подход к социальному обучению: взаимный детерминизм («мягкий детерминизм») — поведение, управляемое обучением, но некоторый выбор действий, которые мы выбираем для выполнения
  • Гуманистический подход: свобода воли.Поведение сводится к сознательному свободному выбору человека

Объяснение ненормального поведения

Подходы объясняют, что ненормальное поведение происходит из-за:

  • Поведенческий подход: неправильное обучение (негативное поведение каким-то образом усиливалось). Можно вылечить «разучиванием» — противодействием условию.
  • Подход социального обучения: негативных / дисфункциональных ролевых моделей.
  • Психодинамический подход: детская травма, неразрешенные бессознательные конфликты, чрезмерное использование защитных механизмов.Можно вылечить, обнаружив и разрешив подавленные конфликты с помощью психотерапии.
  • Когнитивный подход: ошибочные / иррациональные мыслительные процессы. Можно лечить с помощью КПТ, при котором отрицательные мысли бросают вызов.
  • Гуманистический подход: несоответствие между концепцией «я» и идеальным «я», неспособность к самореализации. Можно лечить путем достижения конгруэнтности с помощью клиентоориентированной терапии.
  • Биологический подход: дисбаланс гормонов / нейромедиаторов, генетическая наследственность, неправильная структура / работа мозга.Можно лечить с помощью медикаментозной терапии.

Идиографическая vs Номотетическая

(Изучение и объяснение индивидуального поведения с помощью тематических исследований по сравнению с изучением больших групп для установления общих законов)

  • Подходы к обучению (бихевиорист, SLT): номотетический
  • Когнитивный подход: номотетический (хотя в качестве доказательства используются тематические исследования)
  • Биологический подход: номотетический (хотя в качестве доказательства используются тематические исследования)
  • Психодинамический подход: идиографический
  • Гуманистический подход: идиографический
Какой метод использовал Вундт в своей первой психологической лаборатории?
Самоанализ
Какой подход появился в конце 20 века?
Ваш ответ должен включать: Когнитивные науки / нейробиология
Кто исследовал классическое кондиционирование с использованием собак?
Павлов
Какую концепцию разработала Бандура?
Ваш ответ должен включать: Социальные / Обучение / Теория / SLT
Как предполагает когнитивный подход, как работает разум?
Компьютер
Каков реальный набор генов у человека?
Генотип
Какой процесс вызывает эволюцию организмов?
Ваш ответ должен включать: Естественный / Выборочный
Какова первая психосексуальная стадия согласно психодинамической теории?
пероральный
Каковы три части личности согласно психодинамической теории?
Ваш ответ должен включать: Id / Ego / Superego
Каков верхний уровень иерархии потребностей Маслоу?
Самоактуализация

9781438436715: Преобразование себя и других посредством исследования: методы и навыки трансперсонального исследования для гуманитарных и гуманитарных наук (серия SUNY по трансперсональной и гуманистической психологии) — AbeBooks

С задней стороны обложки :

Исследовательские подходы в области трансперсональной психологии могут быть трансформирующими для исследователей, участников и аудитории проекта.Эта книга предлагает эти преобразующие подходы тем, кто проводит исследования в области гуманитарных наук. Розмари Андерсон и Уильям Брауд впервые описали такие методы в книге Transpersonal Research Methods for the Social Sciences (1998). С тех пор в сотнях эмпирических исследований эти методы были протестированы и интегрированы с качественными, количественными и смешанными исследовательскими планами. Андерсон и Брауд, пишущие при участии Дженнифер Клементс, приглашают ученых привнести в свою стипендию различные способы познания и личные ресурсы.Подчеркивая устоявшиеся исследовательские условности в отношении строгости, Андерсон и Брауд поощряют исследователей проникать в глубины интуиции, воображения, игры, внимательности, сострадания, творчества и воплощения письма как исследовательских навыков. Предлагаются практические упражнения, которые помогут читателям развить эти навыки.

Об авторе :

Розмари Андерсон — профессор трансперсональной психологии в Институте трансперсональной психологии.Она является автором книги «Кельтские оракулы: новая система духовного роста » и соавтором книги «Пять способов проведения качественного анализа: феноменологическая психология, обоснованная теория, анализ дискурса, повествовательные исследования и интуитивное исследование ».

Уильям Брауд — почетный профессор Института трансперсональной психологии и автор книги «Дистанционное психическое влияние: его вклад в науку, лечение и взаимодействие с людьми» . Андерсон и Брауд являются соавторами книги Transpersonal Research Methods for the Social Sciences: Honoring Human Experience .

«Об этом заголовке» может принадлежать другой редакции этого заголовка.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.